Всего новостей: 2524029, выбрано 34063 за 0.305 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579559 Василий Лихачев

Электоральный выбор России: международный ракурс

Василий Лихачев, Член Центральной избирательной комиссии РФ, Чрезвычайный и Полномочный Посол, доктор юридических наук, профессор

По официальной информации Организации Объединенных Наций, Мировая повестка 2018 года включает проведение более 80 национальных избирательных кампаний (выборов и референдумов). Для каждого без исключения государства подобное мероприятие носит суверенно реализующий характер, определяет прежде всего содержание и функции внутренних институтов власти. Одновременно оно затрагивает и сферу внешней субъектности страны, его международную политику. Поэтому совершенно закономерна рефлексия интернационального сообщества на происходящее в международной и внутренней электоральной среде. Примером такого концентрированного внимания, причем разноформатного (от системного до эпизодического), с коллизионными мотивами (от дружеского, партнерского до агрессивного, русофобского), стали выборы Президента Российской Федерации 18 марта 2018 года.

В процессе всей избирательной кампании, включая ее финальную стадию, международный фактор (в единстве всех его составляющих элементов - политических, юридических, географических, культурных и т. д.) не просто присутствовал в избирательных основах и технологиях России, а был в них эффективно интегрирован. Его позитивное обозначение способствовало, наряду с другими моментами (высокий организационный уровень выборов, создание условий для реализации активного и пассивного избирательного права, предусмотренного в Конституции РФ, современные технологические новеллы, интенсивное и точечное информирование и, конечно, адекватное законодательство), политической и функциональной легитимизации выборов, объявлению В.В.Путина избранным Президентом Российской Федерации. Наличие этого фактора оттенило (совершенно объективно) достижения страны на пути идентификации перед вызовами XXI века, развития как международно-авторитетной личности и, наконец, формирования современной электоральной дипломатии.

Международное измерение российских выборов состоит из нескольких сюжетов. Их знание необходимо в целях совершенствования национальной и международной практики избирательных процессов и действий, подготовки будущих федеральных выборов в Государственную Думу VIII созыва (2021 г.) и, естественно, разработки новых юридических инициатив, включая международно-правовой спектр. Первый сюжет касается нормативной базы президентских выборов 2018 года. Логично, что ее главные составляющие части - внутригосударственные акты. Среди них - Конституция Российской Федерации 1993 года, Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации (№67-ФЗ), Федеральный закон «О выборах Президента Российской Федерации» (№19-ФЗ).

Значение имеют и другие документы, например Постановление Центральной избирательной комиссии РФ (№120/996-7) от 28 декабря 2017 года «О рекомендациях по организации голосования на избирательных участках, образованных за пределами территории Российской Федерации, при проведении выборов Президента Российской Федерации». Наряду с ними в ходе состоявшейся кампании учитывались и применялись (в том числе как международно-правовые обязательства России) основные и общие принципы международного права и Устава ООН (суверенное равенство, уважение прав, присущих суверенитету; неприменение силы или угрозы силой; невмешательство во внутренние дела; уважение прав человека и основных свобод; равноправие и право народов распоряжаться своей судьбой; сотрудничество; добросовестное выполнение международных обязательств и т. д.).

На такой подход, подчеркнем особо, организаторов выборов императивно нацеливали конкретные положения Конституции РФ. Так, соответственно п. 4 ст. 15, «общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы». А в п. 1 ст. 17 зафиксировано: «В Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией».

Российские выборы явили пример системного уважения таких источников международного правопорядка, как Всеобщая декларация прав человека 1948 года, пакты о правах человека, принятые ООН в 1966 году, Конвенция о защите прав человека и основных свобод Совета Европы 1950 года, Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН 1970 года, Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 1 августа 1975 года и др. Такой подход, помимо его прикладного значения в электоральном процессе, имел звучание и в ином смысле. Без всякого сомнения. Вытекая из Концепции внешней политики РФ 2016 года, он показал авторитетное восприятие страной современного международного права, необходимость его соблюдения и борьбы с распространением ныне в международных отношениях актов юридического нигилизма.

Политически и практически важным в ходе выборов Президента Российской Федерации следует считать и другой тренд, связанный с эффективным применением специализированного нормативного материала, электоральной ориентации, накопленных международным сообществом. Прежде всего речь идет об общепризнанных стандартах в области демократии и голосования на выборах и референдумах. В основе этой группы - принципы всеобщности, равенства, конкурентности, открытости, периодичности, общественного наблюдения, иные. Самый критический взгляд на процедуру и итоги мартовских выборов Президента России не может отрицать приверженность РФ международным электоральным императивам.

Достаточно провести мониторинг применения таких документов, как Конвенция о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах - участниках Содружества независимых государств 2002 года, Декларация о критериях свободных и справедливых выборов, принятая Советом Межпарламентского союза в 1994 году, Документ Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ 1990 года, Руководство по наблюдению за финансированием избирательных кампаний БДИПЧ ОБСЕ 2015 года, Декларация глобальных принципов непартийного наблюдения и мониторинга выборов общественными организациями и Кодекса поведения непартийных общественных наблюдателей за выборами, провозглашенными ООН в 2012 году, и иных источников, в частности разработок Венецианской комиссии Совета Европы. Результаты будут положительными. Подтверждение тому - итоговые заключения, которые сделали миссии наблюдателей на выборах из таких организаций, как Содружество независимых государств, ШОС, МПА СНГ, Союзное государство России и Белоруссии, Лиги арабских государств.

Так, в заявлении Миссии наблюдателей от Шанхайской организации сотрудничества сказано (среди основных выводов), что «выборы Президента Российской Федерации соответствовали требованиям избирательного законодательства Российской Федерации и принятым страной международным обязательствам». По мнению наблюдателей от Межпарламентской ассамблеи СНГ, состоявшиеся 18 марта 2018 года выборы Президента Российской Федерации были проведены в соответствии «с требованиями национального законодательства и международными избирательными стандартами». Еще один пример - заявление группы наблюдателей от Республики Абхазия. В нем делается принципиальный вывод: «Выборы Президента Российской Федерации полностью соответствовали общепризнанным мировым избирательным стандартам подготовки, проведения свободных и справедливых выборов, международным обязательствам Российской Федерации по обеспечению прав и свобод всех участников избирательного процесса, а также национальному законодательству».

Второй сюжет касается практики организации голосования на выборах Президента Российской Федерации за пределами территории России. Он является стабильно-традиционным и присутствует во всех прошлых федеральных кампаниях. В нынешней, 2018 года кампании, также связанной с выполнением Российским государством его обязательств по имплементации конституционных правоположений человека и гражданина (2-я глава), сложившаяся картина имеет свои краски и спецификации.

Начнем со статистики. По данным МИД РФ на 1 января 2018 года, на консульском учете в РЗУ (посольства и консульства) состояло 1 866 888 человек. Для ЦИК России эта цифра - главный ориентир при организации выборов за рубежом. Конечно, учитывались и другие информации. Так, по данным Ростуризма, 18 марта за границей могло быть 300-500 тыс. российских туристов. Более 20 тыс. человек - по линии Росатома. Город Байконур официально ориентировал численность в 14 575 человек. Исходя из этого Центризбирком по представлению МИД Российской Федерации создал в 145 иностранных государствах 401 избирательный участок. Наибольшее число было открыто в Абхазии (20), Белоруссии (13), Германии (15), Израиле (15), Казахстане (18), Молдавии (27), Южной Осетии (13), Франции (13).

В выборах Президента Российской Федерации за рубежом участвовало 474 616 человек, в голосовании - 474 366 человек. Это самые высокие уровни в истории президентских кампаний в современной России. Процент принявших участие в выборах-2018 - 25,42 (для сравнения: 2012 г. - 24,75; 2008 г. - 20,31; 2004 г. - 20,80). Значимость достигнутого определяется особой, сложной по многим векторам, геополитической линией, наличием сегодня в международных отношениях вызовов и угроз в адрес суверенной России, ее партнеров и союзников. Однако эта «критическая масса» вызвала одновременно дух патриотизма в «русском мире», появились дополнительные стимулы к позитивному поведению в формате участия в голосовании 18 марта 2018 года. И этот социально-политический и психологический дуализм, его формы выражения следует учитывать в дипломатической деятельности РФ как в двустороннем, так и многостороннем вариантах.

На этом фоне понятны и приоритеты в пользу В.В.Путина. За него отдали голоса 403 306 человек (85,02%). Впечатляют и результаты голосования в разрезе отдельных стран. Среди стран бывшего СССР: Молдавия - 95,48%, Таджикистан - 95,32%, Туркменистан - 94,83%, Киргизия - 92,78%, Узбекистан - 92,53%, Абхазия - 90,65%, Казахстан - 88,81%, Армения - 86,55%, Азербайджан - 82,53%, Южная Осетия - 82,79% и т. д.

Страны Евросоюза (за исключением Латвии, Литвы и Эстонии): Австрия - 62,82%, Бельгия - 72,51%, Болгария - 89,08%, Венгрия - 72,77%, Германия - 81,30%, Греция - 91,59%, Италия - 77,86%, Кипр - 76,83%, Словакия - 74,75%, Хорватия - 83,21%, Франция - 63,03% и т. д.

Интересны показатели в трех прибалтийских странах. Все они существенно выше выборов 4 марта 2012 года. Латвия - 94,44%, Литва - 85,50%, Эстония - 93,69%.

Лидерствующие позиции В.В.Путина подтверждены и в других регионах Земли. Перу - 87,07%, Куба - 83,28%, Парагвай - 83,72%, Уругвай - 82,22%, Бразилия - 70,65%, Пакистан - 90,17%, Индия - 70,42%, Афганистан - 87,00% и т. д.

Приведенные примеры коррелируют с результатами высокой явки в целом граждан России, оказавшихся в день выборов за рубежом. Их беспрецедентность очевидна. Приведем несколько примеров. Процент от численности избирателей, по данным МИД России на 1 января 2018 года, составил: Австрия - 58,54, Ангола - 59,66, Бангладеш - 434,23, Армения - 51,78, Афганистан - 83,68, Боливия - 88,53, Венесуэла - 83,13, Вьетнам - 170,68, Дания - 85,10, Индия - 166,98, Индонезия - 122,05, Иран - 100,45, Италия - 63,34, Кипр - 325,40, Китай - 55,02, Киргизия - 58,19, Латвия - 108,29, Люксембург - 110,28, Монголия - 68,32, Нидерланды - 82,44, Республика Корея - 265,83, Сербия - 76,62, Сирия - 87,57, Таиланд - 671,59, Турция - 131,94, Швейцария - 54,48 и др.

Эти цифры надо анализировать с разных позиций дипломатии, социологии, политологии, видеть в них разные подходы, в том числе и искренние позитивы ожидания от России как одного из мировых лидеров, в том числе в правозащитной сфере. Также принципиально следует отнестись и к другим фактам в процессе голосования. Например, ответить на вопрос по ситуации в Украине. Почему при цифре 74 459 человек консульского учета только 375 российских граждан приняли участие в выборах, что составило 0,5%? Это самый низкий показатель кампании 2018 года. Он - следствие многочисленных нарушений со стороны киевских институтов власти общепризнанных прав человека (граждан РФ, обладающих конституционной свободой), общих норм международного дипломатического и консульского права, наконец, основных принципов Устава ООН, членом которой Украина является. Антигуманное воспрепятствование нашим соотечественникам проголосовать 18 марта 2018 года в Киеве, Одессе, Харькове и Львове - акт злоупотребления властью, символ кризиса украинской государственности и правовой системы.

На этот факт обратили внимание структуры ООН, ОБСЕ, СНГ, ШОС и других международных организаций. О неправомерности такого поведения неоднократно говорили в ходе президентской кампании Центральная избирательная комиссия и МИД РФ, постпредства России при ОБСЕ, Евросоюзе и Совете Европы. Назрела необходимость в международно-правовом оформлении обязанности стран - членов ОБСЕ содействовать реализации избирательных прав и свобод физических лиц. Такая оферта вытекает из требований основных принципов современного международного права.

Критически следует оценить и полученные итоги в США, где было образовано четыре избирательных участка. При всей позитивности самого факта состоявшегося голосования, которое проходило в атмосфере русофобии, системных и не подкрепленных доказательствами обвинений РФ во вмешательстве во внутренние дела Соединенных Штатов, нелегитимных шагов Вашингтона в сфере санкций, незаконного изъятия российской собственности в Нью-Йорке, Сан-Франциско, сколачивания, другого слова не подберешь, вопреки Уставу ООН антироссийского концерта из союзников США по НАТО, Евросоюзу, из числа геополитических марионеток, типа Украины, Грузии и других стран, результаты могли быть иными. Тем более заметно падение процентного участия. Если в 2012 году он составлял 12,24, то в 2018 году - 8,03. Даже этот пример электорального свойства говорит в пользу требования реального восстановления и прагматичного развития российско-американских отношений. Сотрудничество в области электоральной дипломатии может и должно работать на миропорядок, на их двусторонний диалог.

Возвращаясь к тренду высокоактивного и ответственного голосования за рубежом, следует назвать еще ряд важных факторов и обстоятельств. Среди них - своевременные поправки в избирательное законодательство, которые, например, юридически оформили концепцию «мобильного избирателя», расширили компетенцию общественных палат в сфере наблюдения за голосованием. Много полезного дала практика современного правоприменения. Один только пример: основанное на законе проведение досрочного голосования всех избирателей (Австралия, Алжир, Египет, Иордания, Кувейт, Сирия и др.) или отдельных групп избирателей (Абхазия, Ангола, Аргентина, Болгария, Великобритания, США, Германия, Дания и др.). В целом оно охватило 97 стран и позволило реализовать досрочно (в силу разных причин) право голоса 53 482 российским гражданам.

Исключительно позитивную роль сыграла во всей кампании согласованная работа, взаимодействие Администрации Президента России, Центральной избирательной комиссии, МИД, Минобороны, Россотрудничества, МВД, Ростуризма, ФСБ, СВР, Генеральной прокуратуры, Верховного и Конституционного судов, Пограничной службы ФСБ России, других заинтересованных министерств и ведомств друг с другом. Этот опыт целесообразно обобщить на площадке Совета безопасности России, имея в виду задачу повышения эффективности властных институтов Российской Федерации.

Особо позитивный вклад в успешное проведение выборов - 2018 внесли организации и структуры российских соотечественников (ВКСРС, региональные (страновые) отделения), фонд «Русский мир», Всемирная ассоциация русской прессы и другие формирования.

Конструктивно выполнили свои задачи многие российские и иностранные СМИ. Вместе с ЦИК РФ, МИД РФ, другими официальными структурами они содействовали программам информирования электората о всех стадиях и деталях выборной кампании.

Но главную содержательную функцию, конечно, сыграли те, кто образует креативный массив электоральных акторов Российской Федерации. Не затрагивая тему их избирательной правосубъектности (она реальна и самодостаточна), хочется обратить внимание на исключительно обостренное отношение граждан в условиях зарубежья к исполнению своих конституционных прав и обязанностей. Возросшая политическая и правовая культура российских граждан была продемонстрирована глубоко и публично. Подтверждение тому - официальная переписка Центральной избирательной комиссии РФ с гражданами РФ, лицами, имеющими ее гражданство и желающими получить информацию о порядке и логистике голосования накануне и в день выборов в условиях заграницы.

Мы сохранили эту переписку, которая включает тысячи адресатов. Со временем надо сделать серьезный анализ этих документов, олицетворяющих признание электоратом РФ принципов демократии, законности, ответственности за свою страну. Во многих из них, об этом тоже надо сказать, содержатся интересные и перспективные предложения по совершенствованию российского законодательства. Одно из самых фиксируемых - внедрение интернет-голосования с учетом масштаба территории России, мобильности ее избирателей, сложностей логистики голосования за рубежом.

Третий сюжет, связанный с внешними факторами и трендами выборов Президента Российской Федерации, представлен практикой международного наблюдения. Этот институт в современных международных отношениях, в рамках межгосударственного сотрудничества играет, при соблюдении требований невмешательства во внутренние дела, уважения суверенитета страны пребывания, политической нейтральности, беспристрастности, иных положений, вытекающих из общепризнанных норм международного права, весьма позитивную роль. При отходе от этих критериев, как подсказывает электоральная история, негативные последствия - необъективность оценок, атмосфера неуважения и политическое разочарование - в конце концов неизбежны. Примером такой двусмысленности, противоречивости служат, к сожалению, отдельные аспекты наблюдения миссий БДИПЧ ОБСЕ в РФ, Азербайджане, Казахстане, других странах СНГ в процессе практически всех президентских и парламентских кампаний. Предвзятость к государствам к «востоку от Вены» уже нельзя скрывать.

Заметим, что много вопросов вызвал и предварительный отчет миссий БДИПЧ/ОБСЕ и Парламентской ассамблеи ОБСЕ по наблюдению за выборами Президента России 18 марта 2018 года. Он резко контрастирует по вектору объективности, непредвзятости, ясности анализа с соответствующими декларациями миссий СНГ, ШОС, групп национальных наблюдателей из многих других стран. Проблемы перестройки работы Варшавской структуры, формирование новой методологии мониторинга должны стать задачей высших органов ОБСЕ. Иначе кризис международного наблюдения в исполнении Бюро по демократическим институтам и правам человека будет принимать разрушительные последствия, отражаясь на европейской безопасности.

Сказанное оттеняется в целом высоким уровнем организации международного наблюдения в ходе выборов - 2018. Отметим, прежде всего, соблюдение Российской Федерацией в этой сфере своих международных обязательств. Ведущее положение - п. 8 Документа Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ 1990 года. Согласно ему, «государства-участники считают, что присутствие наблюдателей, как иностранных, так и национальных, может повысить авторитетность избирательного процесса для государств, в которых проводятся выборы. Поэтому они приглашают наблюдателей от любых других государств - участников СБСЕ и любых соответствующих частных учреждений и организаций, которые пожелают этого, наблюдать за ходом их национальных выборов в объеме, допускаемом законом».

Россия выполняет и другую позицию, изложенную в ст. 15 Конвенции о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах - участниках Содружества независимых государств 2002 года. В этом единственном на сегодня международно-правовом документе сказано: «Стороны подтверждают, что присутствие международных наблюдателей способствует открытости и гласности выборов, соблюдению международных обязательств государств. Они будут стремиться содействовать доступу международных наблюдателей к избирательным процессам, проводимым на более низком, чем общенациональный, уровне, вплоть до муниципального (местного) уровня».

Эффективный пример имплементации этих принципов и норм показали последние российские выборы. В соответствии с действующим законодательством и Постановлением Центральной избирательной комиссии Российской Федерации «О разъяснениях порядка деятельности иностранных (международных) наблюдателей при проведении выборов Президента Российской Федерации» от 9 января 2018 года приглашения могут быть направлены Президентом Российской Федерации, палатами Федерального Собрания, Правительством России, Центральной избирательной комиссией РФ после официального опубликования (публикации) решения о назначении выборов Президента Российской Федерации.

Заметим, что после 18 декабря 2017 года все компетентные структуры начали работу по организации международного наблюдения. Она продолжалась вплоть до дня голосования. Как проведенное смотрится в цифрах? Скажем сразу: итоги впечатляют. Не каждая современная электоральная кампания притягивает осознанное внимание такого числа различных государств и неправительственных организаций. О какой-либо пассивности мирового общественного мнения в отношении России, политических процессов и событий, происходящих в ней, говорить не приходится.

Итак, статистика. Общее число иностранных (международных) наблюдателей - 1513. Число стран, граждане которых вошли в корпус наблюдения, - 115. Это серьезное достижение, если сравнить его, например, с членами ООН (193 государства). Отсюда и авторитетность, и универсализм участия.

Географическая всеобщность налицо. Активным представительством отмечены такие страны, как Армения (46), Азербайджан (26), Белоруссия (93), Болгария (28), Великобритания (22), Германия (92), Дания (22), Казахстан (226), Киргизия (64), Польша (50), Сербия (27), США (56), Узбекистан (22), Франция (88), Чехия (26), Швеция (24). Не остались в стороне от работы в коллективных миссиях и проблемные для нас по многим международным аспектам страны, как Эстония (13), Литва (7), Латвия (11) и Украина (2). С этой точки зрения, остракизма, публичного игнорирования и тем более подрыва избирательной кампании в России не произошло. Хотя кое-кому на Западе такого поворота событий хотелось. А активный мониторинг - сигнал к здравомыслию в международных отношениях с участием России. Еще несколько интересных фактов. 14 международных организаций направили в РФ 977 наблюдателей. В том числе:

• БДИПЧ ОБСЕ - 481

• Парламентская ассамблея ОБСЕ - 117

• Исполком СНГ - 256

• Межпарламентская ассамблея СНГ - 40

• Шанхайская организация сотрудничества - 26

• Парламентское собрание Союза Беларуси и России - 26

• Парламентская ассамблея Организации Договора о коллективной безопасности - 9

• Парламентская ассамблея Черноморского экономического сотрудничества - 5

• Межпарламентская ассамблея православия - 2

• Всемирная ассоциация избирательных комиссий - 2

• Ассоциация организаторов выборов стран Европы - 2

• Арабская ассоциация избирательных органов - 4

• Организация американских государств - 2

• Лига арабских государств - 5

Нельзя не обратить внимание на число дипломатических работников иностранных посольств и представительств в Москве, аккредитованных ЦИК России в качестве иностранных наблюдателей - 104 из 51 страны (без учета дипломатов - краткосрочных наблюдателей в составе миссии БДИПЧ ОБСЕ).

Следует отметить многогранную работу в этом направлении Государственной Думы и Совета Федерации. По приглашению Федерального Собрания 232 человека получили статус международного наблюдателя или эксперта. Последняя группа, проявившая себя особо позитивно в единый день голосования 10 сентября 2017 года, требует внимания со стороны законодателя и юридической регламентации. Ее прикладной потенциал в избирательных процессах будет только возрастать.

Авторитетно проявила себя и сама Центральная избирательная комиссия РФ, которая направила 49 приглашений партнерским зарубежным органам и международным организациям об участии в наблюдении за выборами 18 марта 2018 года. В процедуре приняли участие многие авторитетные структуры из Белоруссии, Монголии, Боснии и Герцеговины, Доминиканской Республики, Боливии, Южной Осетии, Киргизии, Азербайджана, Абхазии, Камбоджи, Эквадора, Туркменистана, Филиппин, Таджикистана, Республики Корея, Парагвая, Мексики, Молдовы, Армении, Венгрии, Иордании, а также Ассоциация арабских избирательных органов, Ассоциация организаторов выборов стран Европы и другие институции. Полученный нами опыт становится серьезным вкладом в динамичное развитие электоральной дипломатии в мире.

Миссии наблюдения (долгосрочные и краткосрочные, по оценке потребностей, анализу) действовали в 53 российских регионах. По традиции концентрированное внимание было уделено Москве. В ней присутствовали, в частности, наблюдатели от ОБСЕ, СНГ, МПА СНГ, ШОС, Национального Собрания Армении, Сената Парламента Таджикистана, Сената Парламента Республики Казахстан, многих диппредставительств.

В Санкт-Петербурге наблюдение осуществляли миссионеры из ОБСЕ, МПА СНГ, ШОС, Национального Собрания Армении, иностранные дипломаты. Акценты были сделаны и на другие субъекты, например Республику Татарстан, Владимирскую, Тульскую, Ростовскую области и другие регионы. Все необходимые условия для участников миссий в регионах были созданы. Об этом говорится, например, в письме на имя председателя ЦИК РФ Э.Памфиловой председателя Государственной избирательной комиссии Польши В.Хермелиньского, полученном Посольством России в Польше 27 марта 2018 года.

В обращении нашего коллеги подчеркивается, что «во время нашего пребывания в Москве и подмосковном округе Истра мы посещали избирательные участки и имели возможность ознакомиться с ходом голосования избирателей, техническим оснащением помещений, в том числе электронной системой онлайн трансляции с избирательных участков - задачей, которая стоит перед нами в связи с новым польским избирательным законодательством. В ходе всех контактов и переговоров мы отметили исключительную доброжелательность, а также профессионализм людей, которые предоставляли нам информацию о принципах функционирования отдельных избирательных учреждений Российской Федерации».

Подобные письма приходят в адрес ЦИК РФ сегодня из разных стран Европы, Азии, Латинской Америки, арабского мира. Сотрудничество продолжается. Особо следует обратить внимание на ориентации международных наблюдателей и экспертов по избирательным технологиям на российские субъекты - Крым и Севастополь. Эта тенденция позитивная, и она расширяется. Несмотря даже на официальный отказ миссии БДИПЧ мониторить эту территорию. В завершившуюся кампанию в двух новых субъектах РФ работали 43 иностранных наблюдателя из 20 стран (в том числе из США, Франции, Швеции, Норвегии, Израиля).

Среди особенностей голосования за рубежом следует назвать достаточно заметный тренд подключения, более активного, чем раньше, разных групп наблюдателей (от кандидатов в президенты Российской Федерации, общественных палат, НПО). Так, в Казахстане, на избирательных участках в Караганде и Петропавловске, работали наблюдатели от П.Грудинина. Представители Г.Явлинского осуществляли мониторинг за голосованием в США (Вашингтон, Сан-Франциско и Сан-Хосе), Болгарии (София), Литве (Вильнюс). Наблюдатели от К.Собчак действовали в США (Вашингтон, Майями), Болгарии (София, Варна, Пловдив), Литве (Вильнюс). Не стояли в стороне и международные наблюдатели от международных организаций. Так, МПА СНГ направило четыре человека в Баку (Посольство РФ в Азербайджане), три человека - в Ереван (Посольство РФ в Армении), одного человека - в Минск (Посольство РФ в Беларуси), три человека - в Бишкек (Посольство РФ в Киргизии), четыре человека - в Кишинев (Посольство РФ в Молдавии).

Приведенный обзор международного наблюдения в ходе выборов Президента Российской Федерации 2018 года говорит о его демократичности, открытости, уважении российским государством общих и основных принципов международного права и общепризнанных избирательных стандартов. Накопленная практика значима не только для политико-правовых процессов внутри России, но и для внешней сферы, в международном пространстве. Эта практика закономерно может служить информационным источником для будущих электоральных кампаний в течение 2018 года. Среди них - промежуточные в Конгресс США, президентские в Бразилии, Азербайджане, Венесуэле, Камеруне, парламентские в Австрии, Швеции, Камбодже, Люксембурге и других странах.

Есть еще один позитивный аспект достижений России по итогам президентских выборов - 2018. Его суть - формирование потребности в разработке международно-правовых императивов международного наблюдения в национальных государствах. Массив политических регуляторов этой проблемы солиден (включая резолюции Генеральной Ассамблеи ООН). Нужен юридически обязательный инструмент в лице солидной платформы суверенных акторов (государства и межправительственные организации). Политические импульсы согласования воли государств на этом треке уже нельзя не замечать. Важнейший вклад в заявленную проблематику прагматично внесла и президентская кампания 18 марта 2018 года. Она в целом системно и аргументированно показала статус и потенциал Российской Федерации как международной личности, гаранта фундаментальных прав человека, гражданина и государства.

Вот почему Постановление Центральной избирательной комиссии Российской Федерации от 23 марта 2018 года (№152/1255-7) «О результатах выборов Президента Российской Федерации, назначенных на 18 марта 2018 года» носит внутрироссийский и международный характер.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579559 Василий Лихачев


Россия. Великобритания. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579558 Антон Уткин

«Дело Скрипалей»: международно-правовой аспект

Антон Уткин, Независимый эксперт по химическому оружию, кандидат химических наук

«Дело Скрипалей», безусловно, войдет в историю как яркий пример решения целого ряда проблем одного государства за счет использования покушения на жизнь гражданских людей в политических целях. Называется целый ряд вопросов, на решение которых был направлен политический запал Великобритании - отвлечение внимания от прекращения программы бесплатных обедов в школах для малоимущих семей, условий брекзита, торпедирования строительства «Северного потока - 2» и восстановления падающих рейтингов кабинета Терезы Мэй и т. д.

Однако с точки зрения вопросов химического оружия целью, скорее всего, являлась Сирия. На протяжении длительного времени усилия Запада взять под контроль события в этой стране наталкиваются на весьма успешную политику России в регионе. Одним из методов борьбы с режимом Ассада было обвинение его в применении одного из самых варварских видов оружия массового уничтожения - химического. В качестве инструмента был задействован Совместный механизм по рас-следованию фактов применения химического оружия в Сирии, созданный в соответствии с резолюцией Совета Безопасности 22351. Он имел мандат ООН определять виновных в применении химического оружия, мандат которого не имела Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО). В результате своей работы Совместный механизм рассмотрел шесть случаев применения химического оружия, ответственность за четыре из которых была возложена на Сирию, а за два - на «Исламское государство». Технический уровень отчетов, которые выпустил Совместный механизм, и обоснованность выводов были настолько низкими, в особенности там, где ответственность возлагалась на Сирию, что Россия вынуждена была наложить вето на предложения по продлению работы Совместного механизма.

При этом именно авторитет России, обоснованно не верящей в использование химического оружия руководством Сирии, не позволял западным государствам получить поддержку значительной части международного сообщества и применить к Сирии жесткие санкции. Россия никогда не занималась распространением химического оружия и не создавала арсеналы химического оружия для других стран.
У западных стран репутация в этом смысле очень плохая. Согласно отчету UNMOVIC, «более 200 иностранных поставщиков имели крупные контракты на поставку важнейших технологий, оборудования, предметов и материалов, которые непосредственно использовались Ираком в его программах создания химического оружия, биологического оружия и ракет»2. Большая часть этих поставщиков представляла западные страны. Более того, ведущие западные страны, включая США и Великобританию, следуя своим геополитическим интересам, не только активно поддерживали Ирак в войне против Ирана, но и напрямую помогали развивать мощности по созданию химического оружия3. Великобритания осуществляла масштабные поставки в Сирию прекурсоров для производства зарина4, того самого, который впоследствии был уничтожен благодаря усилиям России.

Многие страны знают и помнят тот факт, что Россия всегда была последовательна в вопросах распространения и использования химического оружия и потому прислушиваются к ее мнению, когда речь идет об обвинениях Запада в адрес Сирии в связи с применением химического оружия. Однако ситуация может принципиально поменяться, если обвинить саму Россию в том, что она использует химическое оружие для убийства гражданских лиц на территории Великобритании. Если бы эти обвинения были достаточно убедительными для других стран, то мог бы быть рассмотрен сценарий наказания Сирии через механизм Конвенции о запрещении химического оружия. Каким образом он работает?

Механизм соблюдения обязательств в рамках конвенции

Как известно, в соответствии со статьей VIII конвенции5, ОЗХО состоит из трех органов:

- Конференция государств-участников;

- Исполнительный совет;

- Технический секретариат.

Конференция государств-участников включает всех членов конвенции (более 190) и является ключевым органом Организации. Конференция осуществляет надзор за исполнением конвенции, оценивает ее соблюдение, утверждает процедурные правила и принимает все необходимые меры по обеспечению соблюдения конвенции. Конференция также контролирует деятельность других органов.

Исполнительный совет управляет текущей деятельностью Организации. Он состоит из 41 члена, которые избираются сроком на два года в соответствии со справедливым географическим распределением.

Технический секретариат помогает конференции и Исполнительному совету в выполнении ими своих функций, а также осуществляет проверки в соответствии с конвенцией и выполняет другие функции, порученные конференцией и советом. Технический секретариат состоит из генерального директора, выбираемого на четырехлетний срок, инспекторов, а также научного, технического и другого персонала. Секретариат получает декларации от государств-участников и осуществляет мониторинг объектов, которые могут относиться к производству химического оружия. Инспекторы осуществляют инспекции на местах, обеспечивая особую интрузивность конвенции6.

Если Технический секретариат в своей деятельности или государство-участник обнаруживает свидетельства несоблюдения конвенции, Исполнительный совет обращается к соответствующему члену конвенции с просьбой устранить проблему в соответствии со статьей XII конвенции7. Если проблема не устраняется в назначенный период, то Исполнительный совет проводит консультации с проблемным государством-участником. При отсутствии прогресса  конференция может ограничить или лишить государство-участника прав и привилегий, гарантируемых конвенцией, пока оно не подтвердит выполнение своих обязательств. Конвенция не определяет четко объем возможных санкций за нарушение конкретных обязательств. В то же время лишить государство его членства в Организации невозможно. Когда же действия государства-участника угрожают предмету и целям конвенции, конференция может рекомендовать принять коллективные меры в соответствии с международным правом. Это может включать экспортные ограничения химикатов, технического оборудования и технологий. В особых случаях конференция может довести проблему до сведения Генеральной Ассамблеи ООН и Совета Безопасности. Кстати, в особо серьезных случаях Исполнительный совет также обладает полномочиями доводить проблему до сведения ООН.

Таким образом, сценарий применения санкций через механизм конвенции предполагает, что соответствующие решения должны быть вынесены конференцией либо Исполнительным советом. Решения в обоих органах принимаются двумя третями голосов. Это означает, что для принятия решения против Сирии необходимы весьма убедительные факты. В принципе тот факт, что Совместный механизм определил Сирию виновной в четырех инцидентах с применением химического оружия, дает противникам Ассада существенное преимущество, позволяя заявлять, что ООН определила вину Сирийской армии. Однако позиция России, которая активно выявляет необоснованность таких обвинений, а также отказалась признавать легитимность Совместного механизма, наложив вето на решение о продлении его полномочий, существенно ослабляет возможности западных стран по использованию санкционного механизма конвенции.

Если же авторитет России будет подорван в связи с обвинениями уже в ее адрес, то это потенциально открывает дорогу западным странам для использования ОЗХО в политических целях. Если теоретически удастся проголосовать на сессии Исполнительного совета за решение, обвиняющее Сирию в нарушении конвенции, и довести этот вопрос до органов ООН для принятия соответствующих решений, то Россия может оказаться в сложном положении, поскольку накладывать вето придется не на проект резолюции, предложенный одним из членов Совета Безопасности, а на решение, поддержанное организацией, представляющей практически все государства мира. Репетицией такого сюжета может служить решение 83-й сессии Исполнительного совета от 11 ноября 2016 года, основанное на выводах Совместного механизма, обвиняющего Сирию в применении химического оружия8. Результатом этого решения было проведение дополнительных инспекций в Сирии.

Конечно, это далеко от приведенного выше сценария, однако показывает направление движения.

В то же время «дело Скрипалей» вряд ли приведет к серьезным последствиям в рамках ОЗХО, так как Организация носит выраженный технический характер по реализации режима запрещения химического оружия. Поэтому чисто политические демарши Лондона не находят отклика у членов Организации. Кроме отсутствия технической обоснованности обвинений Великобритании в адрес России, Лондон демонстративно нарушает международное законодательство, нарушая порядок разрешения спорных вопросов, прописанный в конвенции. Возможно, для британской политики важно не следовать этому порядку, чтобы никто не разобрался в обоснованности обвинений, однако это не остается незамеченным для большинства стран. Каким же образом должна была действовать Великобритания, если она искренне хотела разобраться в обстоятельствах «дела Скрипалей»?

Порядок взаимодействия государств при выяснении фактов в связи с предметом и целью конвенции

Порядок консультаций и сотрудничества государств - участников конвенции прописан в статье IX9. В соответствии с пунктом 2 этой статьи, «государства-участники всякий раз, когда это возможно, прежде всего предпринимают всяческие усилия к тому, чтобы выяснить и урегулировать путем обмена информацией и консультаций между собой любой вопрос, который может вызывать сомнение относительно соблюдения настоящей конвенции». Как видно из текста конвенции, у Великобритании не было выбора - осуществлять обмен информацией с Россией и проводить консультации или нет. В данном случае это императив. Великобритания обязана была это сделать, прежде чем делать политические заявления на площадке ОЗХО. Далее, «государство-участник, получающий от другого государства-участника просьбу о разъяснении… представляет запрашивающему государству-участнику как можно скорее, но, в любом случае, не позднее чем через десять дней после поступления просьбы, информацию, достаточную для ответа на высказанное сомнение или озабоченность». То есть после предоставления Лондоном информации России и просьбы разъяснить эту информацию у России должно было быть десять дней для того, чтобы проанализировать полученные данные и дать соответствующий ответ. Однако Великобритания дала России для ответа 24 часа, не предоставив никакой информации. Это является явным нарушением конвенции.

Кроме того, Великобритания могла обвинять Россию через средства массовой информации и по дипломатическим каналам, не прибегая к площадке ОЗХО, тем самым показывая, что не собирается обращаться к юридическим нормам конвенции. Однако посол Великобритании Питер Вилсон 13 марта 2018 года на 87-й сессии Исполнительного совета сделал соответствующее политическое заявление10. Этим шагом Лондон ввел данный вопрос под юрисдикцию конвенции, однако сделал все, чтобы нарушить требования конвенции по разрешению спорных вопросов между государствами-участниками.

Вместо следования порядку, прописанному конвенцией, Лондон пригласил представителей ОЗХО в страну для отбора проб. Приглашение было осуществлено в рамках технической поддержки, а не в качестве инспекции. Это означало, что представители ОЗХО не имели особых прав инспекторов, в связи с чем не могли отбирать все пробы, которые они сочли бы необходимым отобрать, и не могли проинтервьюировать всех вовлеченных в инцидент физических лиц. Известно, что Лондон отказал представителям ОЗХО в отборе некоторых проб, а также в беседах с некоторыми людьми. Данный факт свидетельствует о неискренности Великобритании в расследовании «дела Скрипалей».

Безусловно, ОЗХО не станет делать никаких заявлений о виновности или невиновности отдельных государств. В результате анализа отобранных проб будут получены данные о присутствии в этих пробах образцов конкретных химических соединений. Результаты анализа передадут Великобритании и - по соответствующему запросу - России.

Несмотря на отсутствие заключений о виновности какой-либо страны, Великобритания, скорее всего, будет использовать любые результаты ОЗХО в качестве подтверждения своей правоты.

Возникает справедливый вопрос: как в этой ситуации должна действовать Россия?

Что должна делать Россия

Если ответить на этот вопрос кратко, то Россия должна делать ровно то, чего не сделала Великобритания.

Во-первых, Россия должна предложить Великобритании провести консультации и обмен информацией по «делу Скрипалей». Формально Россия уже сделала это через российского представителя в ОЗХО Александра Шульгина, который в своем заявлении на 87-й сессии Исполнительного совета предложил британской стороне провести консультации на двусторонней основе и потребовал представить вещественные доказательства11

Поскольку в течение десяти дней после этого запроса от Великобритании не поступило удовлетворительного ответа, то Россия имеет право в соответствии с пунктом 3 статьи IX «просить Исполнительный совет оказать содействие в прояснении любой ситуации, которая может быть сочтена неясной или которая вызывает озабоченность относительно возможного несоблюдения настоящей конвенции другим государством-участником». Совет обязан предоставить всю информацию, которая имеет отношение к такой озабоченности. Список вопросов Российской стороны к Техсекретариату ОЗХО, опубликованный на сайте МИД России 1 апреля 2018 года, является той самой просьбой о разъяснении12.

Далее в соответствии с пунктом 4 той же статьи Россия имеет право просить Исполнительный совет получить у Великобритании разъяснение относительно «дела Скрипалей». В этом случае совет направляет соответствующий запрос Великобритании и она обязана представить разъяснения в течение десяти дней. Если Россия не будет удовлетворена ответом, то она может просить совет получить дополнительные разъяснения. В этом случае Исполнительный совет может создать группу экспертов для изучения ситуации, которая представит совету отчет о своих выводах. Если же и это не удовлетворит Россию, то она имеет право просить о созыве специальной сессии Исполнительного совета. На такой специальной сессии Исполнительный совет рассматривает этот вопрос и может рекомендовать любую меру, какую он считает целесообразной для урегулирования ситуации.

Кроме того, в соответствии с пунктом 5 статьи IX Россия также имеет право просить Исполнительный совет прояснить любую ситуацию, которая сочтена неясной или вызывает озабоченность. То есть Россия может просить о созыве внеочередной сессии Исполнительного совета независимо от последовательности выполнения запросов по пункту 4.

Затем в соответствии с пунктом 7 статьи IX, если сомнения или озабоченность России не будут рассеяны в течение 60 дней после представления Исполнительному совету запроса о разъяснении или если Россия сочтет, что ее сомнения заслуживают безотлагательного рассмотрения, то она может просить о созыве специальной сессии конференции в соответствии с пунктом 12 с) статьи VIII. На такой специальной сессии конференция рассматривает соответствующий вопрос и может рекомендовать любую меру, какую она считает целесообразной для урегулирования ситуации.

Во всех случаях России следует добиваться от Великобритании предоставления исчерпывающей информации о ходе расследования по «делу Скрипалей», а также информации, на основании которой Лондон принял решение о виновности России. Россия также может просить предоставить всю информацию о производстве веществ типа «Новичок» все страны, включая Великобританию. Необходимо так организовать работу «на полях» ОЗХО, чтобы каждое заседание Исполнительного совета завершалось требованием к Великобритании представить всю необходимую информацию так, чтобы Лондон оказался в положении защищающейся стороны.

Представляется также, что Россия может запросить у ОЗХО экспертное заключение о возможности определить страну или лабораторию, где было произведено отравляющее вещество, на основании результатов анализа проб из Великобритании. Это важно, поскольку в СМИ распространяются мифы о том, что такая возможность существует.

В любом случае, последовательные действия России в рамках международного законодательства, направленные на выявление и демонстрацию отсутствия каких-либо реальных доказательств вины России на всех уровнях Организации по запрещению химического оружия, могут оказаться весьма действенным инструментом при отстаивании своих интересов в «деле Скрипалей».

 1UN Press release // https://www.un.org/press/en/2015/sc12001.doc.htm

 2Резюме компендиума иракских программ, связанных с запрещенными вооружениями в химической, биологической и ракетных областях. S/2006/420. Июнь 2006. С. 35 // http://www.un.org/Depts/unmovic/new/documents/compendium_summary/s-2006-420-Russian.pdf

 3Phythian M. Arming Iraq: How the U.S. and Britain Secretly Built Saddam's War Machine // Northeastern University Press, 1997. С. 73-74.

 4Written statement to Parliament. Statement on the Historical Role of UK Companies in Supplying Deal Use Chemicals to Syria // The National Archives. July 9, 2014 // http://webarchive.nationalarchives.gov.uk/20160619015950/https://www.gov.uk/ government/speeches/statement-on-the-historical-role-of-uk-companies-in-supplying-dual-use-chemicals-to-syria

 5Конвенция о запрещении химического оружия, ст. VIII // https://www.opcw.org/ru/konvencija-o-khimicheskom-oruzhii/stati/statja-viii-organizacija/

 6Barry Kellman. The Advent of International Chemical Regulation: The Chemical Weapons Convention Implementation Act // Journal of Legislation. Vol. 25. Issue 2. Article 2. Р. 117-139.

 7Конвенция о запрещении химического оружия, ст. XII // https://www.opcw.org/ru/konvencija-o-khimicheskom-oruzhii/stati/statja-khii-mery-po-ispravleniju-polozhenija-i-obespecheniju-sobljudenija-vkljuchaja-sankcii/

 8Decision OPCW-United Nations Joint Investigative Mechanism reports on chemical weapons use in the Syrian Arab Republic. November 11, 2016 // https://www.opcw.org/fileadmin/OPCW/EC/83/en/ec83dec05_e_.pdf

 9Конвенция о запрещении химического оружия, ст. IX // https://www.opcw.org/ru/konvencija-o-khimicheskom-oruzhii/stati/statja-ikh-konsultacii-sotrudnichestvo-i-vyjasnenie-faktov/

10Statement by H.E. Ambassador Peter Wilson permanent representative of the United Kingdom of Great Britain and Northern Ireland to the OPCW at the eighty-seventh session of the Executive Council. March 13, 2018 // https://www.opcw.org/fileadmin/OPCW/EC/87/en/ec87nat05_e_.pdf

11Statement by H.E. Ambassador A.V.Shulgin permanent representative of the Russian Federation to the OPCW at the eighty-seventh session of the Executive Council (on the chemical incident in Salisbury). March 13, 2018 // https://www.opcw.org/fileadmin/OPCW/EC/87/en/ec87nat09_e_.pdf

12Список вопросов Российской стороны к Техсекретариату ОЗХО по сфабрикованному Великобританией против России «делу Скрипалей». 1 апреля 2018 г. // http://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/3150201

Россия. Великобритания. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579558 Антон Уткин


Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579556 Игорь Демьяненко

К вопросу о внутрирегиональных аспектах формирования и реализации внешней политики России на уровне субъектов Федерации на примере Северо-Западного федерального округа

Игорь Демьяненко, Заместитель представителя МИД России в городе Санкт-Петербурге, кандидат юридических наук

В соответствии с Концепцией внешней политики Российской Федерации (далее - Концепция), утвержденной Указом Президента России №640 от 30 ноября 2016 года, формирование и реализация внешней политики государства осуществляется на уровнях высших органов государственной власти (Президента, Совета Федерации, Правительства), федеральных министерств и ведомств, а также органов власти субъектов Российской Федерации, которые действуют «в соответствии с Конституцией Российской Федерации, Федеральным законом от 4 января 1999 г. №4-ФЗ «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации» и иными законодательными актами» (ст. 106 Концепции).

В настоящее время в России существуют 85 субъектов Федерации, которые наряду с едиными подходами в развитии регионов имеют и свои приоритеты, определяемые некоторыми отличиями между собой. Прежде всего, это зависит от географического положения (приграничные и неприграничные субъекты), от степени экономического развития (дотационные и доходообеспеченные), от историко-государственных традиций (древние города, прежние столицы и регионы, незначительно ориентированные на внешние связи в силу исторического развития) и др. В тех субъектах РФ, где развитие межрегионального и внешнеэкономического сотрудничества является одним из первоочередных условий для своего развития, МИД России для оказания помощи и координации открыл свои территориальные органы - представительства.

В соответствии со ст. 106 Концепции внешней политики «Министерство иностранных дел Российской Федерации и другие федеральные органы исполнительной власти оказывают органам государственной власти субъектов Российской Федерации необходимую правовую и экспертно-консультативную помощь в практике развития международных и внешнеэкономических связей, в организации и ведении переговоров, в выработке текстов соглашений об осуществлении международных и внешнеэкономических связей, заключаемых органами государственной власти субъектов Российской Федерации, в выполнении указанных соглашений, а также обеспечивают защиту прав и законных интересов субъектов Российской Федерации в иностранных государствах, используя в этих целях возможности Совета глав субъектов Российской Федерации при Министерстве иностранных дел Российской Федерации».

При этом акцентируется, что развитие межрегионального и приграничного сотрудничества является важнейшим резервом двусторонних связей регионов с иностранными государствами и их административными единицами в торгово-экономической, гуманитарной и иных областях. В качестве примеров актуальными и показательными могут быть решения Координационного совета по приграничному и межрегиональному сотрудничеству СЗФО, в котором участвуют представители федеральных органов исполнительной власти, руководители подразделений по внешним связям исполнительных органов власти субъектов Федерации и участники международных программ по приграничному сотрудничеству.

В этой связи закономерной представляется постановка вопроса - какова же степень участия субъектов Российской Федерации в процессе формирования внешней политики или их роль ограничивается только некоторыми формами ее реализации в отдельных областях межгосударственной деятельности.

Внешняя политика, как хрестоматийно известно, - это общий курс государства в международных делах. Она регулирует отношения субъектов в соответствии с их целями и принципами, осуществляемыми путем использования различных средств и методов. Формируется внешняя политика исходя из приоритетов государства в интересах населения, и в первую очередь граждан страны.

Участвуют ли региональные органы власти в реализации государственной внешней политики на территориях субъектов Федерации? В какой степени направлена их деятельность на выполнение задач, определенных и закрепленных в ст. 3 Концепции внешней политики РФ? Наиболее показательной для анализа может быть практика международной деятельности Северо-Западного федерального округа России, поскольку по своей статусности 11 субъектов различаются: семь - это областные образования, два - республики, один - автономный округ и один - город федерального значения, а их рейтинги и формы деятельности в сфере реализации внешней политики имеют свои особенности.

Для понимания этого необходимо обратиться к нормативным позициям субъектов Федерации и проанализировать практику их международных связей. Например, ч. 1 ст. 7 Устава Ленинградской области «Участие Ленинградской области в международных и внешнеэкономических связях» гласит, что субъект «в пределах полномочий, предоставленных Конституцией Российской Федерации, федеральным законодательством и договорами между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации о разграничении предметов ведения и полномочий, обладает правом на осуществление международных и внешнеэкономических связей с субъектами иностранных государств, а также на участие в деятельности международных организаций в рамках органов, созданных специально для этой цели».

Сходные нормативные формулировки содержатся также в ст. 6 Устава Новгородской области. В пункте «г» ст. 3 Устава Вологодской области закрепляется, что Вологодская область самостоятельно в пределах полномочий по предметам ее ведения решает следующие вопросы: «международные и внешнеэкономические связи области…»

В Уставе Ненецкого автономного округа признается, что «общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской Федерации также являются частью правовой системы округа. Если международным договором установлены иные правила, чем предусмотренные законодательными актами округа, то применяются правила международного договора».

Вопросы координации международных и внешнеэкономических связей Республики Коми находятся в совместном ведении Российской Федерации и автономии (п. «о» ст. 64 Конституции Республики Коми). В соответствии же с Уставом Санкт-Петербурга (п. 14 ст. 11) эти вопросы также отнесены к предметам совместного ведения Федерального центра и субъекта Федерации. Губернатор при осуществлении внешнеэкономических связей «представляет Санкт-Петербург в отношениях с федеральными органами государственной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления и при осуществлении внешнеэкономических связей, при этом вправе подписывать договоры и соглашения от имени Санкт-Петербурга» (п. 1, ч. 2, ст. 42 Устава Санкт-Петербурга).

Очевидно, что, разрабатывая и подписывая соглашения с иностранными партнерами, субъекты РФ на своем уровне нормативным образом закрепляют не только свои региональные приоритеты и цели, но и обязательства, которые в контексте стратегических национальных интересов России, предусмотренных ст. 3 Концепции, содействуют формированию предложений по актуализации политико-экономических подходов внешнеполитического курса государства.

Практическое воплощение заявленных перспектив может выражаться в различных формах деятельности субъектов Федерации. Исходя из существующей в СЗФО практики тех из них, с которыми напрямую взаимодействует Представительство МИД России в городе Санкт-Петербурге, это могут быть:

• встречи руководителей российских регионов с главами иностранных государств, правительств, послами;

• обмен делегациями с административными образованиями иностранных государств;

• организация и проведение рабочих групп по выполнению подписанных документов о партнерском сотрудничестве;

• организация и проведение международных конференций, конгрессов, форумов, фестивалей и «круглых столов»;

• организация приемов, встреч и балов с участием иностранного консульского корпуса;

• мероприятия для соотечественников, проживающих за рубежом;

• проведение дней субъектов Федерации в зарубежных странах и дней городов-партнеров в российских регионах;

• организация и проведение культурно-деловых миссий с иностранными партнерами;

• презентация экспозиционно-информационных стендов в рамках универсальных международных форумов (экономического, юридического, инвестиционного, культурного и др.);

• проведение партнериатов как деловых площадок по налаживанию и развитию отраслевого сотрудничества с зарубежными странами;

• проведение заседаний советов делового сотрудничества на двусторонних основах;

• участие в иностранных или международных ярмарках и оказание помощи зарубежным партнерам в их проведении в российских регионах;

• организация научно-практических стажировок для ученых, студентов и отраслевиков-практиков;

• участие в международных туристических выставках;

• создание специальных программ по истории России и истории субъекта для различных категорий субъекта;

• организация и проведение мастер-классов по искусству для зарубежных участников;

• проведение культурных юбилейных церемоний;

• участие в реализации программ по поддержке русского языка и проведение языковых семинаров в рамках международных мероприятий;

• участие в международных спортивных турнирах и праздниках;

• организация мероприятий и формирование программ для мигрантов.

Из вышеприведенных форм следует, что субъекты Федерации не только развивают внешнеэкономические связи в региональных интересах, но и участвуют в реализации ряда государственных программ в иных областях на международных уровнях.

Наряду с традиционными формами в практике регионов Северо-Запада предусматривается участие субъектов в многостороннем сотрудничестве, например в рамках международных организаций и др. Так, в соответствии с Распоряжением Президента Российской Федерации В.В.Путина от 21 июля 2016 года №217-рп губернатор Ленинградской области А.Ю.Дрозденко включен в состав делегации Российской Федерации в Палате регионов Конгресса местных и региональных властей Совета Европы (КМРВСЕ) на период 2016-2020 годов. Конгресс является площадкой взаимодействия по актуальным вопросам для более чем 200 тыс. европейских муниципалитетов и регионов 47 стран. В частности, 27-30 марта 2017 года губернатор принял участие в 32-й пленарной сессии КМРВСЕ в Страсбурге и выступил в дебатах с информацией о мерах поддержки и развития в Ленинградской области одного из старейших российских институтов местного самоуправления - института сельских старост.

Похожий пример касается Республики Коми, когда распоряжением главы Республики Коми от 13 июня 2017 года №124-р утвержден состав представителей от Республики Коми в представительных и рабочих органах Совета Баренцева/Евроарктического региона (СБЕР). Заместитель председателя Правительства Республики Коми - постоянный представитель Республики Коми при Президенте Российской Федерации Г.Н.Саришвили является членом рабочей группы по развитию международного сотрудничества Государственной комиссии по вопросам развития Арктики, а также ряда ассоциаций по развитию международного сотрудничества. Кроме того, 17-19 октября 2017 года представители республиканского правительства приняли участие в заседаниях Баренцева регионального комитета и Баренцева регионального совета, а также в 16-й министерской сессии Совета Баренцева/Евроарктического региона в Архангельске, в ходе которой Россия передала председательство в СБЕР Швеции.

Существует и опыт политического взаимодействия. Так, например, представители Ленинградской области в составе Миссии наблюдателей от СНГ на регулярной основе принимают участие в выборах в государствах - участниках СНГ. В 2017 году делегации Ленинградской области в качестве наблюдателей посетили:

- Республику Армения для наблюдения о ходе выборов депутатов Национального собрания (апрель);

- Республику Казахстан для наблюдения о ходе выборов депутатов Сената Парламента (июнь);

- Кыргызскую Республику для наблюдения о ходе выборов президента государства (октябрь).

В рамках деятельности межправительственных двусторонних комиссий допускается создание рабочих групп по отраслевым или иным предметным вопросам, где субъекты Федерации берут на себя организацию содержательного наполнения. Так, например, с 1996 года действует подгруппа по сотрудничеству Министерства занятости и экономики Финляндии с Рабочей группой по межрегиональному сотрудничеству Республики Коми в рамках Межправительственной российско-финляндской комиссии по экономическому сотрудничеству (ранее - Рабочая группа по сотрудничеству между Республикой Коми и Финляндией). Основные направления деятельности: экология, развитие сельского хозяйства и оленеводства, туризм, взаимодействие в лесной отрасли, предпринимательстве, в подготовке кадров.

Интересен начатый с 2010 года опыт Вологодской области, выступившей инициатором создания российской Ассоциации «Здоровые города, районы и поселки». Данная ассоциация, председателем которой является губернатор О.А.Кувшинников, вошла на членском основании в проект «Здоровые города» Всемирной организации здравоохранения - специализированного учреждения ООН.

Еще больший формат подобного участия присущ Санкт-Петербургу. В последние годы регион продлил членство в четырех международных организациях: Союз балтийских городов, Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) по проекту «Здоровые города», Европейские города против наркотиков (ECAD), Организация городов Всемирного наследия. Город принят в состав Исполнительного совета Союза балтийских городов (в марте 2019 г. планируется проведение заседания Совета в Санкт-Петербурге).

Международное сотрудничество осуществляется и в форматах неправительственного участия. Так, например, в рамках деятельности международной организации северных регионов «Северный форум» Ненецкий автономный округ участвует в многостороннем сотрудничестве по вопросам социально-экономического развития и повышения качества жизни населения северных территорий. В настоящее время регионами ведется диалог по актуализации стратегии «Северного форума», а также выработке новых механизмов взаимодействия. В числе прочего планируется проведение конкурсов проектов «Северного форума» для оказания финансовой поддержки совместным инициативам северных регионов.

Похожий опыт, основанный на исторической платформе, есть у Новгородской области. Великий Новгород первым в России в 1993 году вступил в Ганзейский союз Нового времени - международную неправительственную организацию - с целью развития традиций торговли и туризма Северо-Западной Европы. В 2009 году по решению Ганзейской комиссии Новгород был столицей торжеств Союза.

Еще одной формой, позволяющей вовлекать в сотрудничество новые региональные субъекты, являются межмуниципальные и побратимские контакты. Как известно, такое взаимодействие осуществляется в рамках соглашений, заключенных местными органами власти. В Санкт-Петербурге существуют и более масштабные способы организации данных форм контактов. Например, в 2017 году были проведены межмуниципальный конгресс «Санкт-Петербург - Греция: объединяя усилия», международная конференция «Евразийский вызов» и конгресс «Славянский мир». В течение 2017 года структурно оформлено актуальное направление работы по линии международных объединений и организаций.

Партнерские связи Северной столицы из всех субъектов СЗФО - самые масштабные. По состоянию на 1 января 2017 года у Санкт-Петербурга установлены партнерские связи с 96 городами и 30 регионами зарубежных стран. В 2017 году при участии сотрудников Представительства МИД России в Санкт-Петербурге проведены заседания совместных рабочих групп и межправкомиссий по сотрудничеству Правительства Санкт-Петербурга с представителями Нидерландов, Чехии, Словакии, Азербайджана и Киргизии.

В Республике Коми сотрудничество на межмуниципальном уровне осуществляется в рамках соглашений, заключенных органами местного самоуправления. В настоящее время развиваются побратимские связи с городом Могилевом (Республика Беларусь), городами Тайюань (Китайская Народная Республика), Вахтендонк и Оффенбург (Германия), Зренянин (Сербия), Пудасъярви (Финляндия) и Гродно (Гродненская область Белоруссии). Сейчас ведется работа по проектам соглашений об установлении дружественных связей между городами: Воркутой (Республика Коми) и Варной (Болгария), Усинском (Республика Коми) и Дуньин (провинция Шаньдун Китайской Народной Республики).

Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга выступает и новатором тематического сотрудничества, например по взаимодействию в пределах собственной компетенции с различными религиозными объедениями на международных площадках. Уникальным является и опыт работы группы финляндских советников при Правительстве Санкт-Петербурга, которая с конца 1990-х годов работает на привлечение финляндского крупного бизнеса на территорию города и области.

Свои организационные формы предлагают и другие субъекты Федерации. В частности, в Вологодской области создан Совет по международному, межрегиональному сотрудничеству и связям с соотечественниками за рубежом, который стремится аккумулировать все предложения по уставным направлениям деятельности.

Вполне допускается, что и в других субъектах СЗФО, помимо перечисленных, наработаны свои форматы, которые находятся в практике применения территориальными органами МИД России в Архангельске, Калининграде, Пскове, Петрозаводске, Мурманске. К сожалению, обмен опытом происходит не всегда оперативно и эффективно из-за недостаточной координации между представительствами и отсутствия в системе МИД России межрегиональных территориальных органов в центрах федеральных округов. Практически же к структурам, выполняющим функции межрегионального органа, можно отнести Представительство МИД России в Санкт-Петербурге, так как по факту и ведомственным установкам оно курирует вопросы внешних связей шести из 11 субъектов СЗФО.

В этой связи представляется, что большую организационную помощь в координации могли бы оказывать полномочные представители Президента России в федеральных округах во взаимодействии с ответственными департаментами Министерства иностранных дел, курирующими региональные направления.

В соответствии с поручением Президента Российской Федерации В.В.Путина, в целях оказания содействия российским регионам в развитии международных и внешнеэкономических связей, при МИД России с 2003 года действует Совет глав субъектов Российской Федерации - целеполагающий стратегический орган. В Совет, который возглавляет министр иностранных дел Российской Федерации С.В.Лавров, помимо руководителей ряда регионов входят представители Федеральной таможенной службы, Министерства культуры, Министерства промышленности и торговли, Федерального агентства по туризму, Министерства экономического развития и других общефедеральных структур.

В субъектах СЗФО в качестве связующего звена между представительствами федеральных министерств и ведомств, которых в округе насчитывается 37, и региональными органами власти могла бы быть постоянно действующая комиссия, созданная на базе Полпредства Президента России в СЗФО и территориального органа МИД России. Первый опыт такого взаимодействия в формате совещания и видеоконференции уже приобретен в 2017 году. При этом практическое взаимодействие между ними и органами региональной власти законодательно предусмотрено, например, п. 12 ст. 42 Устава Санкт-Петербурга и ч. 1 ст. 5 Положения о полномочном представителе Президента Российской Федерации в федеральном округе, утвержденного Указом Президента РФ от 13 мая 2000 года №849. Необходимо учитывать и тот факт, что в большинстве представительств федеральных министерств имеются подразделения, в компетенцию которых входит решение вопросов международного сотрудничества.

Поскольку в полномочия представителя президента государства входит «организация в соответствующем федеральном округе работы по реализации органами государственной власти основных направлений внутренней и внешней политики (выделено автором. - И.Д.) государства, определяемых Президентом Российской Федерации», то представляется, что новые формы взаимодействия в регионе органов власти всех уровней будут способствовать большей эффективности реализации Указа Президента России от 8 ноября 2011 года №1478 «О координирующей роли Министерства иностранных дел Российской Федерации в проведении единой внешнеполитической линии Российской Федерации».

Почти все перечисленные формы сотрудничества регионов, не говоря уже об их торгово-экономических связях, базируются на договорной основе. В соответствии же со ст. 4 Федерального закона России от 15 июля 1995 года №101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» участие «представителей органов государственной власти субъекта Российской Федерации в подготовке проекта международного договора, затрагивающего вопросы, относящиеся к ведению субъекта Российской Федерации, или его полномочия по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, а также в переговорах и процедуре его подписания, решаются федеральными органами исполнительной власти или уполномоченными организациями по согласованию с органами государственной власти заинтересованного субъекта Российской Федерации, на которые возложена соответствующая функция».

Эксклюзивным в этом плане является опыт Санкт-Петербурга и Ленинградской области по подписанию и реализации пакетных соглашений российских субъектов с Республикой Беларусь. Кроме того, Комитет по внешним связям (КВС) Санкт-Петербурга выступил инициатором системы «диагонального взаимодействия» с Туркменистаном и Киргизией, при котором сотрудничество осуществляется не только на уровне высших исполнительных структур, но и между отдельными органами власти (министерствами и ведомствами).

Договорная база формируется при непосредственном участии профильных департаментов МИД России и его территориальных органов. Порядок взаимодействия между представителями Министерства иностранных дел и органами власти регионов определяется внутриведомственными инструктивными документами. Департаментом по связям с субъектами Федерации, парламентом и общественными объединениями МИД разработана схема информационно-аналитических обменов о межрегиональных связях на основе внутриведомственных приказов. Однако вопрос обратной связи, анализа, признания и декретирования опыта субъектов продолжает оставаться актуальным.

Наработки субъектами на местах предложений по развитию международных связей в различных форматах, будь то их соглашения с иностранными государствами в целом, зарубежными министерствами или региональными и местными административными единицами других стран или проведение конкретных мероприятий с иностранными партнерами, позволяет сделать вывод, что внешняя политика государства формируется в едином алгоритме на основании положений гл. 5 Концепции внешней политики, где субъекты Российской Федерации не только реализуют нормативные предписания, но и содействуют федеральным органам государственной власти в разработке общей стратегии внешней политики страны.

Изложенное выше свидетельствует, что органы власти субъектов Федерации непосредственно вовлечены во внешнеполитический процесс и это позволяет учитывать интересы и опыт российских регионов при подготовке внешнеполитических решений федеральными органами государственной власти.

Россия. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579556 Игорь Демьяненко


Россия. Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579555 Александр Крамаренко

Переговоры по брекзиту: первые итоги

Александр Крамаренко, Директор по развитию РСМД, Чрезвычайный и Полномочный Посол

29 марта исполнился ровно год, как начался переговорный процесс по выходу Великобритании из Евросоюза в соответствии с волей британского электората по итогам состоявшегося 23 июня 2016 года общенационального референдума. В этот день год назад британская сторона подала официальное уведомление о своем намерении покинуть ЕС согласно ст. 50 Лиссабонского договора.

Беспрецедентное решение британцев имело множество причин, прежде всего внутреннего характера. Тут и островной менталитет, и длительный исторический опыт самодостаточного существования, включая имперское строительство, и реакция на опрометчивое единоличное решение канцлера ФРГ А.Меркель о неограниченном приеме в ЕС нахлынувшей с турецкой территории волны беженцев из Сирии и других стран Ближнего и Среднего Востока, которая воспринималась как двуединая миграционно-террористическая угроза. Последнее обстоятельство пришлось как нельзя не кстати, и не будет преувеличением сказать, что именно оно определило исход референдума. Антииммиграционные настроения в Британии назревали давно и были связаны со свободой передвижения в рамках Евросоюза, когда наплыв трудовых мигрантов из новых стран-членов, а это государства Центральной и Восточной Европы, совпал с кризисными явлениями в экономике всех западных стран, ставшими оборотной стороной глобализации1

В британском обществе и политэлите, особенно в ее консервативном сегменте, никогда не было единства в вопросе участия в европейском интеграционном проекте. Более того, в свое время Великобритания вступала в Европейское экономическое сообщество, воспринимавшееся прежде всего как общий рынок. Его последующая интеграционная эволюция никогда не апробировалась электоратом, что стало общей проблемой ЕС - так называемым дефицитом демократии.

Неизбежно сказались кризисные явления еврозоны, хотя Лондон в ней не участвует, но еще одна демонстрация диктата Берлина (по отношению к Греции и другим странам средиземноморской периферии) не могла не пройти незамеченной британцами, исторически с недоверием относящимися к немцам. В конце концов, в двух мировых войнах Германия ставила задачу доминирования на континенте. Теперь угроза установления германского порядка в Европе исходит от Германии, сильной не в военном, а экономическом отношении. Как отмечали британские экономисты, развитие европейской интеграции вместо заявленной цели ослабления Германии привело к ее усилению, к тому, что ее торгово-экономические интересы обрели глобальный характер2, то есть ЕС фактически служит для Берлина неформальной, непризнанной империей, где есть место только для одной сверхсильной и не подвергшейся деиндустриализации экономики.

В таком сложном контексте не должно удивлять то, что именно Британия оказалась на острие напугавшего западные элиты подъема протестного электората. С точки зрения взаимоотношений с партнерами по Евросоюзу важно и то, что - как это воспринимается в их столицах - без апробации крамольной идеи «независимости» на британском референдуме не было бы и победы Д.Трампа на выборах в США с его философией «Америка прежде всего» (лозунг «глобальной Британии» консервативного кабинета Т.Мэй по существу идет в том же русле). Его видение мира - «сильные, суверенные, независимые государства», находящиеся в состоянии соперничества/конкуренции друг с другом3, - звучит как приговор Евросоюзу (в дополнение к его публичной поддержке англичан с их брекзитом). А поведение англосаксов дает основания подозревать их в намерении единолично «закрыть» западный «либеральный проект» и вернуть мировую политику в XIX век. И это притом, что никто не мыслил себе жизни вне «американского лидерства», понимаемого как обязательство США обеспечивать поддержание сложившегося международного порядка, который трактуется как западноцентричный. Отсюда понятное стремление европейских столиц примерно наказать англичан, дабы другим неповадно было разрушать интеграционный проект, который обрел экзистенциальное значение. Альтернативы ему они не видят.

Сейчас, в свете «дела Скрипаля», можно с большей уверенностью судить о другом элементе контекста переговоров по брекзиту, причем как следствие осмысления их опыта и императив переговорной стратегии Лондона. Запредельная и откровенно враждебная антироссийская риторика консервативного кабинета Т.Мэй (на всех уровнях, включая премьер-министра), положение которого к тому же осложнилось из-за неосторожного маневра с проведением в июне 2017 года досрочных выборов*, (*Тори лишились большинства в Парламенте и теперь зависят от поддержки десяти депутатов основной политической силы ольстерских юнионистов - Демократической юнионистской партии (ДЮП).) и до этого была направлена на нагнетание напряженности в Европе с целью доказать незаменимость Великобритании в противостоянии «агрессивной России». Подтекст очевиден: в общих интересах Запада полюбовное урегулирование вопросов выхода англичан из ЕС, то есть Брюссель и партнеры по ЕС должны пойти навстречу Лондону, чтобы в Москве «не радовались» разладу в западном альянсе и его ослаблению. Таким образом, вопрос о «предательстве общезападного дела» англичанами как бы выводился за скобки союзнических отношений.

Ввиду очевидной аналогии с «делом А.Литвиненко» (Т.Мэй, надо полагать, неслучайно заявила, что такое может произойти в любой другой стране: но почему-то подобные инциденты происходят именно на Британских островах, а не где-то еще) следует отметить и различие. Тогда британские спецслужбы отрабатывали свою нишу в общей политике Запада, заинтересованного в «смене режима» в «несговорчивой России». Сейчас же «дело Скрипаля» имеет целью подкрепить призыв Лондона к союзнической солидарности (в отсутствие доказательств и фактов) явно в контексте переговоров по брекзиту, то есть англичане преследуют прежде всего своекорыстные интересы.

В этом уже содержится британская оценка положения дел на переговорах, которые шли трудно и требовали от Лондона болезненных уступок и компромиссов, что служило источником обострения разногласий в самом кабинете и парламентской фракции тори. Так называемые «брекзитеры» и там и там постоянно заявляли о себе, подозревая премьера в стремлении закамуфлировать принципиальные уступки, а то и просто сдать позиции, перелицевав уже существующий формат отношений Лондона с партнерами по ЕС и выдав это за брекзит. Что действительно отражает существенную эволюцию в публичной позиции Т.Мэй, так это отказ от жесткой риторики в духе «лучше никакой сделки, чем плохая» (напоминает высказывания Д.Трампа), и более внятное признание безальтернативности поиска компромиссных развязок. Сохраняется банальный тезис «брекзит - это брекзит».

По требованию Евросоюза переговоры изначально были разбиты на две последовательные стадии: сначала договоренности по условиям выхода, и там три главных вопроса - финансовые обязательства Лондона, правовой статус граждан других стран ЕС (порядка 4 млн. человек) в Великобритании (англичане ставят вопрос о правах своих граждан - 1,2 млн. человек) и режим сухопутной границы между Ольстером и Ирландией, являющейся открытой по Белфастским соглашениям 1998 года о североирландском урегулировании; затем уже разговор о формате будущих взаимоотношений Великобритания - Евросоюз. Лондон изначально пытался вести переговоры «в пакете», то есть обо всем сразу, но главное - о параметрах будущих отношений. Такой подход не прошел, и англичанам пришлось в том числе испить горькую чашу всех тех, включая Москву, кто имеет опыт ведения дел с ЕС: общие позиции 27 (28) стран согласовываются долго и практически не подлежат изменению, другими словами, речь зачастую идет об ультиматуме со стороны Брюсселя.

Только 8 декабря 2017 года удалось договориться по вопросам первой фазы переговорного процесса. Еще три месяца ушло на то, чтобы облечь их в юридически обязывающую форму Соглашения о переходном периоде и подписать на саммите ЕС 23 марта этого года. О том, что это было непросто, говорит и тот факт, что британская сторона еще в декабре обусловила достигнутые договоренности (притом что они носят неполный характер - об этом позже) пресловутым пакетным подходом - ни о чем не договорились, пока не договорились обо всем. Об этом заявил 11 декабря министр по вопросу выхода Великобритании из ЕС Дэвид Дэвис4. И надо сказать, что этот подход был в итоге принят стороной ЕС.

Параллельно другой «брекзитер» в составе кабинета, министр окружающей среды Майкл Гоув, 9 декабря выступил - благо в отличие от Д.Дэвиса он не ведет переговоры с Брюсселем - с заявлением о том, что британские избиратели будут в конечном счете главными судьями в вопросе соответствия достигнутой с Брюсселем сделки национальным интересам. То есть ее условия могут быть пересмотрены Лондоном в одностороннем порядке, раз все суверенные полномочия к моменту проведения следующих парламентских выборов будут репатриированы5, словом, дали понять, что суверенитет неделим - или он есть, или его нет. Это заявление партнерам Лондона пришлось «проглотить», так как реакции на него не требуется, а спорить в принципе о суверенитете будет накладно самим, поскольку вопрос болезненный для многих в Евросоюзе.

Слова М.Гоува можно трактовать и как произвольное развитие темы введения в национальное законодательство одним актом Парламента всего свода действующих норм ЕС. Этот подход был сочтен практичным ввиду огромного объема накопленного за время пребывания Великобритании в ЕС есовского законодательства: на его просеивание через «сито» национальных интересов уйдут годы и десятилетия, причем этим займется правительство в обход полномочий Парламента, что пытаются оспаривать депутаты, выступающие против брекзита. Такой законопроект «О выходе из Европейского союза» внесен в Парламент и вступит в силу в день выхода Великобритании из ЕС. Другое дело, что заявленный М.Гоувом подход распространяется на обязательства Лондона по тем соглашениям, которые будут достигнуты с Брюсселем. Нельзя исключать, что это является частью общей стратегии правительства «замутить воду» вокруг переговорного процесса, особенно тех уступок, на которые ему неизбежно приходится идти, и тем самым выглядеть «на коне» в глазах собственного общественного мнения.

Но надо иметь в виду, что заявление М.Гоува было сделано в контексте ранее принятого вопреки позиции правительства решения о том, что окончательные договоренности с ЕС будут представлены на утверждение Парламента. Это вносит дополнительный элемент неопределенности в ситуацию, уже не говоря о том, что косвенно ставится под вопрос сам мандат на брекзит, полученный правительством по итогам вынужденного референдума. В любом случае понятно, что будущее достигнутых между Лондоном и Брюсселем договоренностей станет определяться своего рода балансом сил - положением «глобальной» Великобритании, то есть тем, насколько успешно она будет обустраиваться вне ЕС, в том числе при предполагаемой поддержке Вашингтона, и ситуацией в Евросоюзе/Еврозоне как вследствие развития внутренних противоречий, так и в результате возможных торговых войн с США, главной целью которых является Германия (администрация Д.Трампа широко оперирует термином «экономическая агрессия»).

Можно предположить, что свои расчеты, не лишенные оснований, англичане могут строить на перспективе демонтажа европроекта до общего рынка с крахом еврозоны и воспроизводства в европейской политике геополитических раскладов, нашедших отражение в двух мировых войнах. Исключать этого, наверное, не следует и России, благо смена правительства в Великобритании может подвести черту под нашими нынешними осложнениями, а противоречия по линии англосаксы - немцы не нам разрешать, хотя мы и могли бы косвенно посредничать, развивая отношения с обеими сторонами, прежде всего торгово-экономические и инвестиционные.

Другим свидетельством извилистости пути к уже достигнутому на переговорах служит уклончивая до смешного позиция Лондона, сводившаяся к тому, чтобы ЕС делал ему предложения о параметрах будущих отношений, а не наоборот. Так, согласно «утечке» в германские СМИ, А.Меркель на закрытом брифинге в Давосе в конце января высмеяла Т.Мэй, которая на все ее вопросы: «Чего же вы хотите?» - заученно отвечала: «Сделайте мне предложение»6. Надо полагать, этой переговорной «тактики» британская сторона будет придерживаться до последнего. Т.Мэй не раз выступала с речами, которые анонсировались Даунинг-стрит как излагающие «стратегию» ее правительства в вопросе выхода из ЕС, однако этому требованию никогда не отвечали, так как все, как правило, сводилось к расплывчатым и необязывающим формулировкам пожеланий Лондона и фразам о взаимовыгодности прочных и нормальных отношений между сторонами.

Наиболее близко к изложению конкретного видения будущих отношений с ЕС премьер-министр подошла в своей речи 2 марта в Лондоне7, когда уже стало ясно, как далеко готов пойти Брюссель навстречу Лондону в готовившемся им (под руководством комиссара ЕС Мишеля Барнье) Соглашении о переходном периоде. По словам премьера, Лондон в конечном итоге хотел бы выйти на «прочное решение», которое бы уважало результаты британского референдума, сохраняло рабочие места и «укрепляло наш союз наций». Оно должно отвечать пяти тестам/требованиям: уважать итоги референдума, быть устойчивым, способствовать сохранению рабочих мест и обеспечению безопасности, «соответствовать характеру страны, какой мы хотим ее видеть», то есть современной, обращенной вовне и толерантной, способствовать сплочению страны. Итоги референдума трактуются как голосование за «возвращение контроля над нашими границами, законами и деньгами», но не за «отдаление от наших соседей».

Т.Мэй также заявила, что пришло время изложить «суровые факты», а именно что ни одна из сторон не получит «в точности» того, на что хотела бы выйти по итогам переговоров. Так, Великобритания не может рассчитывать на тот же доступ к рынку ЕС в некоторых сферах, который ей обеспечивает членство в Союзе. Четко сказано, что Лондон выходит из единого рынка (с его четырьмя свободами - передвижения товаров, услуг, капиталов и людей) и таможенного союза ЕС, но остается членом ряда его агентств (в сфере лекарственных препаратов, авиации и регулирования химической промышленности).

Главное, как она затем сказала в интервью Би-би-си8, «жизнь будет другой вне Евросоюза». В ряде областей имеет смысл придерживаться тех же правил и стандартов, которые действуют в ЕС, в других сферах - добиваться того же результата другими средствами. Что касается наиболее чувствительного для англичан вопроса финансового сектора, то придется отказаться от его «прописки» на континенте, поскольку это означало бы принятие правил без участия в их выработке. Финансовые услуги должны стать «ключевой частью наиболее всеобъемлющего соглашения о свободной торговле из когда-либо заключавшихся Великобританией». В Конфедерации британской промышленности дали понять, что с альтернативными правилами деятельности Сити на континенте надо поспешить, так как фирмы и компании уже перебазируются через Ла-Манш. На то, чтобы признать очевидное, у Лондона ушел целый год.

Пока главным результатом переговоров является договоренность о переходном периоде9, который начнется с выходом Великобритании из ЕС 29 марта 2019 года и завершится 31 декабря 2020 года. На таком «мягком» варианте перехода к новым параметрам отношений с ЕС настаивал британский бизнес. В течение этого времени граждане Великобритании и стран Евросоюза, перемещающиеся через границу, то есть не только те, кто на 29 марта 2019 года уже обосновался по ту сторону границы, пользуются тем же статусом, что и сейчас. Великобритания, оставаясь на этот период участницей торговых соглашений ЕС, сможет вести переговоры о своих торговых соглашениях, но они вступят в силу не раньше 1 января 2021 года. Лондон будет оставаться частью общей рыболовной политики с гарантированной квотой улова, что вызвало критику соответствующих кругов и конъюнктурное осуждение со стороны Эдинбурга. В качестве своих достижений правительство указало на то, что в соглашении четко прописано, что оно распространяется на Гибралтар и предусматривает создание совместного комитета по надзору за имплементацией соглашения. Вопреки прежним «красным линиям» англичан на переходный период сохраняется юрисдикция Европейского суда в отношении вопросов, относящихся к законодательству ЕС и гражданам стран-членов.

Вопрос счета за выход из Евросоюза был, пожалуй, наиболее простым, поскольку очевидно, что финансовые обязательства Лондона перед ЕС остаются, будь то пенсионные фонды чиновникам Еврокомиссии, включая англичан, сохраняющееся участие англичан в совместных проектах и структурах и многое другое. Точной цифры никто назвать не может, но, по британским оценкам, это где-то в районе 40 млрд. фунтов. Все будет зависеть уже от конкретных расчетов, включая валютные курсы. Альтернативой полюбовному урегулированию было бы решение этой проблемы через суд, что, понятно, не в интересах прежде всего британской стороны.

Это наиболее чувствительный для Лондона вопрос, поскольку затрагивает территориальную целостность страны - будущее сухопутной границы между Ольстером и Республикой Ирландия. Пока Лондон не нашел приемлемых для себя путей разрешения этой «квадратуры круга». Поэтому пришлось согласиться с позицией ЕС, поддержанной Дублином, о том, что Северная Ирландия остается в едином рынке и таможенном союзе ЕС, дабы избежать установления «жесткой границы», а это является согласованной целью обеих сторон. Этот вариант решения проблемы будет «опорным» (backstop option), пока не будет найдено другое решение. Бремя доказательств ложится на Лондон, который сразу оговорил неприемлемость для себя такого варианта как окончательного решения, поскольку, заявила Т.Мэй, «подрывает суверенитет Соединенного Королевства». Об этом же заявила Демократическая юнионистская партия (ДЮП), указав на то, что в таком случае граница переместится в Ирландское море.

Согласно высказываниям Т.Мэй, в принципе возможны некие технические решения, учитывающие то обстоятельство, что порядка 80% товаров, перемещаемых через границу, не требуют никакого контроля. Возможны элементы виртуального контроля между торговыми контрагентами, хотя все это должно быть конкретизировано и быть приемлемым не только для североирландцев, но также Дублина, который, таким образом, фактически обладает правом вето на урегулирование этого вопроса между Лондоном и Брюсселем по той простой причине, что Ирландия остается в составе ЕС. О том, что все будет далеко не просто, свидетельствует «утечка» 27 февраля письма министра иностранных дел Б.Джонсона премьер-министру, в котором содержится «токсичная» фраза о том, что «95% перемещаемых через границу товаров все равно не будут подлежать контролю, даже если граница станет жесткой»10.

Проблема Северной Ирландии, где на референдуме большинство проголосовало за то, чтобы остаться в составе ЕС, - не единственная угроза территориальной целостности страны. Аналогичным образом проголосовали и шотландцы, но на выборах в июне 2017 года всем трем общенациональным партиям, которые в 2015 году практически были сметены с политической арены северного края Шотландской национальной партией (ШНП), удалось укрепить свои позиции, что вынудило правительство ШНП отказаться от идеи проведения повторного референдума о независимости в ближайшие годы. Как полагают, он состоится после фактического выхода Великобритании из Евросоюза, то есть не раньше 2021 года, разумеется, в зависимости от той ситуации, которая сложится к тому времени в самой Великобритании и ЕС. От будущего Северной Ирландии и Шотландии зависит международный статус страны: оба региона входят в ее официальное название - Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии (Великобритания - продукт унии Англии и Шотландии 1707 г.).

Соглашение о переходном периоде, несомненно, является важным шагом в переговорном процессе, но его значение никто не преувеличивает. Многие трудные вопросы, включая режим сухопутной границы с Ирландией, еще предстоит урегулировать. Главное, впереди переговоры по формату будущих торгово-экономических отношений с ЕС. 23 марта на саммите в Брюсселе были одобрены и директивы Мишеля Барнье для переговоров по окончательному соглашению. В них также предусмотрен пакетный подход. Лондону предлагаются Соглашение о свободной торговле и «тесное партнерство в области безопасности и обороны». В случае если британская сторона отойдет от своих «красных линий» и согласится остаться в таможенном союзе, ЕС сможет улучшить свое предложение Лондону. От англичан потребуют честной конкуренции, имея в виду их отказ от снижения налогов на бизнес, стандартов в природоохранной сфере и в области трудовых отношений. Брюссель будет стоять на страже своей финансовой стабильности (без прямого упоминания сферы финансовых услуг Великобритании). Не обошлось без неприятных неожиданностей: в последний момент по настоянию Мадрида в директивы был включен пункт по Гибралтару - по нему сторонам предлагается достичь отдельное двустороннее соглашение11.

 Никто не ожидает простых, быстрых и безболезненных решений и развязок, в том числе в контексте политической борьбы внутри самой Великобритании. В лагере консерваторов достаточно политиков, выступающих против каких бы то ни было уступок, за полный и решительный разрыв с Евросоюзом, то есть «жесткий» брекзит. Хотя только будущее покажет, насколько эти взгляды могут быть оправданы в реальной жизни, евроскептики-тори делают ставку на то, что все решения - по разводу и будущему сотрудничеству - должны быть увязаны в один пакет. Вопрос только в том, насколько британская сторона в состоянии шантажировать таким образом своих партнеров по ЕС.

Годичный опыт переговоров и содержание Соглашения о переходном периоде скорее говорят в пользу слабости позиций Лондона. Предстоят не только переговоры по окончательному соглашению (ожидается завершить их осенью этого года, с тем чтобы к весне 2019 г. оно могло быть ратифицировано Европарламентом), но и переходный период почти в два года. За это время многое может измениться в региональном и глобальном контекстах. Поэтому вопрос отнюдь не сводится только к окончательному соглашению и, соответственно, оба варианта брекзита, «жесткий» или «мягкий», все это время остануться в повестке дня. Наверное, будет эволюционировать и понимание того, что значит «мягкий» брекзит: Лондон уже встал на этот путь, который может привести к воспроизводству его особого статуса в Евросоюзе, только уже не на условиях членства. Нет сомнений и в том, что европейская интеграция выиграет от ухода британцев.

Пока не оправдались предсказания тех, кто предрекал серьезные негативные последствия референдума и самого брекзита для британской экономики. Изначально фунт упал по отношению к доллару на 20%, но со временем выровнялся из-за ослабления доллара. Падение по отношению к евро сохраняется на уровне 15%. В принципе это укрепляет конкурентные позиции британских экспортеров. Экономический рост в 2016 году составил 1,8% (у ФРГ - 1,9%). Примерно те же темпы роста сохранялись в 2017 году, хотя до 3% выросла инфляция. Но продолжала сокращаться безработица, достигшая рекордно низкого за последние 40 лет уровня в 4,4%12. Разумеется, все это данные официальной статистики, но фактом остается то, что пока британская экономика неплохо держит удар, хотя в дальнейшем многое будет зависеть от конкретных параметров торгово-экономических отношений между Лондоном и ЕС.

Что касается интересов России, то «дело Скрипаля» уже говорит о том, что Лондон продолжит разыгрывать антироссийскую карту в своих отношениях с Евросоюзом, как минимум до достижения окончательных договоренностей по брекзиту, а в более широком плане - до прояснения ситуации со своим «глобальным» позиционированием. Способность британской стороны отравлять наши отношения с ЕС в целом и его отдельными членами в частности будет зависеть от реагирования европейских столиц на эту линию англичан, которую трудно расценить иначе, как заговор против Европы, нуждающейся в разрядке, позитивных и прагматичных отношениях с Москвой. Видимо, не стоит преувеличивать умение Лондона задавать тон в европейской политике: в конечном счете все наши европейские партнеры будут руководствоваться собственным видением национальных интересов.

 Уже сейчас, судя по реакции на запросные требования Лондона о безоговорочной союзнической солидарности с голословными обвинениями по адресу Москвы, можно говорить о том, что терпение партнеров будет быстро иссякать, внося разлад в ряды Евросоюза. Так, несмотря на все усилия Т.Мэй на саммите ЕС 22-23 марта, партнеры смогли согласовать лишь весьма скромный по своему содержанию текст, который не снимает с Лондона ответственности в части представления доказательств своих обвинений, прежде всего по линии процедур, предусмотренных Организацией по запрещению химического оружия (ОЗХО). Можно предположить, какого труда и скольких унижений это стоило британской стороне за закрытыми дверями. Как всегда бывает в Евросоюзе, за коллективной позицией, включая в данном случае отзыв посла ЕС М.Эдерера в Москве для консультаций, стоит нежелание большинства стран-членов рисковать своими двусторонними отношениями с Россией.

Однако, как показало дальнейшее развитие событий, решение США подключиться к выдворениям российских дипломатов, а значит, и давлению на партнеров Лондона по ЕС в корне изменило ситуацию, возможно, привело к необратимой эскалации в отношениях Запада с Россией на ближайшие месяцы, а то и годы13. Можно ожидать, что контекст общей антироссийской политики Запада и напряжение в этой связи по линии США - Европа будут отныне существенными факторами в переговорном процессе по брекзиту.

 1Подробно см.: Ананьева Е. Брекзит: предыстория и причины // Международная жизнь. 2018. №2.

 2Marsh D. Europe’s Deadlock. New Haven and London: Yale University Press, 2016. С. 73-75.

 3https://www.whitehouse.gov/wp-content/uploads/2017/12/NSS-Final-12-18-2017-0905.pdf

 4https://www.youtube.com/watch?v=4NiJZNH8jrY

 5https://www.theguardian.com/politics/2017/dec/09/michael-gove-voters-can-change-eu-deal-if-they-dont-like-it

 6http://thebusinesscourier.co.uk/angela-merkel-vysmeyala-peregovory-terezy-mej-po-breksitu-na-zakrytom-brifinge-v-davose/

 7http://www.bbc.com/news/uk-politics-43256183

 8https://www.bbc.co.uk/programmes/p0601fdv

 9http://www.bbc.com/news/uk-politics-43456502

 10http://www.bbc.com/news/uk-politics-43215286

11http://www.bbc.com/news/uk-politics-43509309

12http://www.bbc.com/news/uk-politics-32810887

13http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/columns/united-states/delo-skripalya-anglo-amerikanskiy-zagovor-protiv-evropy/ и http://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/columns/military-and-security/rossiya-i-zapad-po-pushkinu-i-turgenevu-il-nam-s-evropoy-sporit-novo-/

Россия. Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579555 Александр Крамаренко


США > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579553 Роберт Енгибарян

Президенты США: личностное измерение

Роберт Енгибарян, Научный руководитель факультета управления и политики МГИМО МИД РФ, профессор, доктор юридических наук, заслуженный деятель науки России

Личность любого президента США в силу его огромных конституционных полномочий и занимаемого места в государственной структуре страны всегда считалась исключительно значимой, даже если в реальности он и не совсем соответствовал тем высоким морально-политическим критериям, которые ему предъявляли избиратели, тем более международная общественность. Президент США, он же и глава Федерального правительства, главнокомандующий армией и флотом США, - не только первое государственное лицо страны, но и представитель одной из двух ведущих политических партий, с огромными возможностями политического и морального воздействия на всю страну, да и на все мировое сообщество.

В течение его конституционных полномочий на посту президента США вся Америка и весь мир видят его по телевидению, читают и слышат о нем почти каждодневно. Он - своеобразный законодатель мужской официальной моды и человеческого поведения в обществе и семье, носитель добродетели и справедливости. Насколько это ему удается, это другой вопрос, но то, что мировое сообщество обсуждает его действия, слова и поведение, хочет быть похожим на него или, наоборот, критикует его и не соглашается с ним, это несомненный факт. С приближением даты очередных президентских выборов, и особенно в разгар президентской кампании, в США и во всем мире издается огромное количество научно-популярных и прочих публикаций, посвященных институту президента США, его удивительной стабильности, широкому и разнообразному объему компетенций, возможностям эффективно вести самую динамичную ветвь разделенных Конституцией США властей - исполнительную1

И действительно, прошло почти два с половиной века с момента образования ранее неизвестного мировой практике института выборного единоличного главы государства. И все это время высшая триада американской власти - Конгресс, Президент, Верховный суд - действовали согласованно и слаженно, балансируя и сдерживая друг друга. В мире бушевали войны и революции, крушились великие империи, появились новые государственные идеологии. Громко заявили о себе освободившиеся от колониальной зависимости государства. Остались на руинах в прошлом великие империи России, Австро-Венгрии, Великобритании и Османской Турции. Сменили во Франции друг друга пять республик. Радикально обновлялись мировые державы: Германия, Испания, Италия. Возродились столетиями дремавшие синская, исламская, индуистская, буддийская цивилизации.

Благодаря своему геополитическому положению, разумной и рациональной внешней политике все это время США оставались маяком спокойствия, стабильности и благополучия. Великая депрессия 1929-1933 годов радикально обновляла экономическую основу страны, но не затрагивала властные структуры, как и две мировые войны, непосредственным участником которых были и США.

Надо особо отметить и тот факт, что политическая система страны в сложные периоды своей истории сумела найти и выдвинуть на высокий пост президента страны соответствующие громадным историческим задачам персоны. В период Первой мировой войны это был демократ Томас Вудро Вильсон, в тяжелейшие годы Великой депрессии и Второй мировой войны - Франклин Делано Рузвельт, в сложные послевоенные годы США возглавлял Гарри Трумэн (1945-1953 гг.), в разгар холодной войны - Дуайт Эйзенхауэр, которого сменил Джон Кеннеди, сумевший вместе с импульсивным Никитой Хрущевым урегулировать Карибский кризис. К чести президентов США, в первую очередь Вудро Вильсона, Франклина Рузвельта, в двух мировых войнах США победили с минимальными потерями, но с максимальной для себя выгодой. Сражаясь от Гавайских островов до Японии по всему периметру огромного фронта, включая Африку, США во главе с Президентом Рузвельтом не только смогли победить, но и сумели сохранить свой генофонд - жизнь молодых американцев, потеряв всего 417 тыс. солдат и офицеров (население США тогда составляло 131 млн. человек).

В годы холодной войны США возглавляли блок западных держав в противостоянии с социалистическим лагерем. После фактической самоликвидации СССР США за небольшой исторический срок стали главным полюсом мировой политики, но удержать эту позицию долго не смогли.

Все это время президенты США несли на своих плечах огромную ношу исполнительной власти. Как эстафету, они передавали друг другу роль политического дирижера мировой политики. Неслучайно американский опыт организации высшей власти и государственного механизма во многом явился предметом подражания других государств, которые с учетом своих особенностей старались внедрить этот опыт у себя.

История США - это история не только самой страны, но и отдельно взятых президентов, многие из которых оставили глубокий след в мировой истории, как Джордж Вашингтон, Авраам Линкольн, Вудро Вильсон, Франклин Рузвельт и другие. Президенты США действовали в разные эпохи, при разных внутренних и внешнеполитических условиях, согласно тогда существовавшим политико-моральным правилам, и поэтому для оценки их деятельности этот фактор непременно следует учитывать. Все президенты США, независимо от партийной или конфессиональной принадлежности, национальных корней (многие из них как потомки выходцев из различных стран Европы), были протестантами, за исключением католика Джона Кеннеди, убежденными америкоцентристами, глубоко уверенными, что страна Америка особо любима Богом и именно ей судьбой предназначено быть мировым лидером. Все президенты США в своих речах и посланиях, порой высокопарных, пафосно-патриотических с немалой дозой либеральной демагогии, не забывали говорить об этом, а в своих реальных действиях руководствовались соображениями жесткого агрессивного прагматизма.

Конституция США 1787 года и особенно принятые через четыре года, в 1791 году, десять поправок к Конституции под названием «Билль о правах» внесли новую прогрессивную струю в организацию отношений власти и человека, имели колоссальное влияние на политико-правовое развитие мирового сообщества (тогда оно охватывало страны Западной Европы, Канаду с Австралией и Новой Зеландией). Провозгласив либеральную демократию главным ориентиром своей внутренней и внешней политики, США одновременно использовали любую возможность расшириться за счет своих соседей, а для прикрытия факта экспансии оформляли такой акт как обычную гражданско-правовую сделку, покупку по обоюдному согласию.

В 1803 году США предложили нуждавшемуся в деньгах Наполеону, намеревавшемуся строить флот и вторгнуться в Англию, продать принадлежащую Франции Луизиану. Президентом США в тот период был один из отцов-основателей Конституции США и Билля о правах, глубоко почитаемый в истории США Томас Джефферсон (1801-1809 гг.). Огромная территория площадью 2,1 млн. кв. км., почти в пять раз превосходящей сегодняшнюю Францию, была приобретена всего за 15 млн. долларов. Сегодня на этой территории разместились собственно штаты Луизиана, Миссури, Небраска, Айова, Арканзас, Северная и Южная Дакоты, Монтана, Вайоминг, Колорадо, Миннесота и Оклахома.

В 1819 году США при президентстве Джеймса Монро фактически вынудили раздираемую внутренними противоречиями Мексику «продать» за ничтожные 5,5 млн. долларов огромную, геополитически исключительно выгодно расположенную Флориду. Всего через несколько лет была оглашена доктрина Монро, которая предупреждала европейские державы, что «американский континент не может быть объектом колонизации».

Президент Джеймс Полк (1845-1849 гг.), использовав ничтожную причину, спор об аренде бухты Сан-Франциско для китобойной флотилии США, вступил в 1846 году в войну с Мексикой, и 1 млн. 300 тыс. кв. км богатейшей земли перешли в состав США. Сегодня там расположены штаты Калифорния, Техас, Нью-Мексико, Аризона. Федеральное правительство США не преминуло неприкрытый захват именовать «покупкой», выплатив за эту территорию всего 5,5 млн. долларов, а идеологически эта агрессия была перекрыта доктриной Монро, запрещающей другим странам вмешиваться во внутриамериканские конфликты.

В 1867 году при президентстве Эндрю Джонсоне (1865-1869 гг.) США выкупили у России за 7,2 млн. долларов богатейшую нефтью и ископаемыми Аляску.

Ни Джеймс Монро, ни Джеймс Полк или Эндрю Джонсон не были великими гуманистами или демократами. Но именно в период правления этих людей США приобрели почти добрую половину лучшей части своей территории, на основе которой они стали грандом мировой политики и экономики. Сегодня США стремятся из-за соображений ложной политкорректности реже упоминать фамилии этих президентов.

В истории США свое достойное место среди вышеупомянутых президентов занимает и вписавший новую страницу в отношениях США и социалистического лагеря республиканец Ричард Никсон. С его именем связана политика разрядки, установление дипломатических отношений с Китаем, окончание войны во Вьетнаме. Одновременно это единственный из 45 президентов США, который покинул свой пост раньше конституционного срока из-за «Уотергейтского» скандала.

С расширением границ либеральных ценностей, сильной активизацией и участием в политике разнородных национальных, конфессиональных, расовых, феминистических, гендерных и прочих организаций, с применением в президентской избирательной кампании голливудских шоу в стиле резких обличительных дискуссий между кандидатами в президенты престиж этого института начал неуклонно меркнуть в глазах избирателей. Востребованными фигурами становились только кандидаты, удовлетворяющие либерально-популистские запросы.

В этих условиях серьезные политические программы и умеренные политики, представляющие национально-традиционное белое большинство населения страны, с клеймом «расистов» и консерваторов быстро выпадали из президентского марафона. Побеждали динамичные, артистичные, ловко работающие с телевидением и прессой, сумевшие привлечь больше пожертвований в кассу избирательной кампании кандидаты в президенты, отвергающие традиционные и цивилизационные ценности. Здесь либералам, таким как Хиллари Клинтон, не было равных*. (*В 1996 г. Билл Клинтон, первый среди американских президентов, объявил, что пора отказаться от европейских традиционных ценностей и объявить США мультикультурной страной. Эта теза особо часто использовалась его женой Хиллари Клинтон, поэтому неслучайно, что большинство проголосовавших за нее были афроамериканцы, национальные меньшинства, вчерашние иммигранты, феминистки и члены ЛГБТ-сообщества. ) Новый тренд президентской кампании начал Билл Клинтон, продолжил сравнительно умеренный Джордж Буш-младший, за ним последовал превосходный шоумен, первый чернокожий Президент США Барак Обама.

Последнюю президентскую кампанию выиграл уже несистемный политик Дональд Трамп, правда к президентскому креслу он уже дошел со значительно подпорченной репутацией, не только благодаря «играющей» против него без правил Хиллари Клинтон, но и потому что предшествующая тройка президентов - Клинтон, Буш, Обама - нанесли серьезный удар по авторитету института президентства США. В этом «благородном деле» особенную «лепту» внес Билл Клинтон, любимец либералов всех мастей, позже изобличенный в прелюбодеянии в сакральном для американцев Овальном кабинете Белого дома. Весь мир, особенно подростково-женская аудитория, взволнованно следил за развитием этой «печальной» комедии-мелодрамы, где главную роль играл плачущий жалкий президент могучей страны. Ему не хватало мужества, как Ричарду Никсону, гордо и не дожидаясь унизительной процедуры импичмента, подать в отставку. Это был человек с размытыми понятиями мужской чести и достоинства.

Надо еще учитывать, что политика перестала быть занятием национальной элиты, со своими строгими поведенческими правилами. Чтобы отвлечь внимание американского общества от рассматриваемого в Сенате дела об объявлении импичмента, Клинтон инициировал бомбардировку Югославии и ее столицы Белграда, не представляющих для мирового сообщества и Европы никакой угрозы. Люди часто склонны в деяниях высокопоставленных политиков видеть некие высшие, неизвестные общественности государственные интересы. Но, как потом выясняется, причиной происходящего часто являются более чем прозаические личные эгоистические цели. Вряд ли Билл Клинтон и его окружение настолько переживали за микроскопический исламский анклав в Европе - Косово, что пошли на такое серьезное преступление, нарушающее базовые ценности международного права.

По каким критериям эти вполне ординарные, ничем не проявившие себя люди типа Клинтона, Обамы оказались в президентском кресле США и первыми политическими лицами мирового сообщества? Существует множество реальных доказательств их недальновидных, неблаговидных деяний, которые могли бы быть рассмотренными даже в Гаагском военном трибунале. Из этой тройки президентов сравнительно мало критики в адрес Барака Обамы по единственной причине, что, в отличие от Клинтона и Буша, он не белый. Таким «неоспоримым» преимуществом в Европе обладают мусульмане. Такой тренд благодаря лживой идеологии политкорректности, к сожалению, сегодня стал нормой, что именно люди не христианской цивилизации и не европеоидной расы остаются, как правило, вне критики и достойны всяческих преференций. Во всяком случае, в массовых голливудских фильмах добрый полицейский - всегда черный, судья, олицетворяющий справедливость, - чернокожая женщина, а злодеяния совершают жестокие белые христиане. Такие пассажи сперва вызывали легкое недоумение, потом люди привыкли и поверили. Эта «положительная дискриминация» постепенно подогрела новый антагонизм внутри американского общества и привела к краху мультикультурализма.

Если мы все привержены демократии, а значит, равны перед законом, так почему же есть более равные, такие как цветное население и мусульмане, со своими субсидиями, квотами, привилегиями, бесплатной медициной, с поблажками в области права, даже в случаях серьезного нарушения закона. Такое положение не только вносит дисгармонию в общественные отношения, но и может когда-нибудь возмутить белое большинство и побудить их выступить за свои права более радикально. Ведь такие настроения, безусловно, существуют и в США, и в Европе. Не об этом ли свидетельствуют последние выборы в США (Трампа поддержали всего 8% афроамериканцев), а в Германии впервые в ее новой истории в Бундестаг страны вошли представители правой партии - «Альтернатива для Германии». Та же картина во Франции, Голландии, Австрии и ряде других стран. «Гостеприимно» распахнувшие двери Европы Меркель, Олланд и другие не предполагали, какие проблемы они создают для своего населения, особенно для подрастающего поколения.

Не повторятся ли национально-расовые чистки, произошедшие в разное время в Европе, не только в фашистской Германии, но и в «благополучной» Франции во время Второй мировой войны, о чем они стыдливо молчат, или в странах Восточной Европы, в Прибалтике и Западной Украине. Кстати, по своей жестокости и массовости они мало чем уступили фашистам. Уверен, что со временем не только пока неизвестные широкой публике действия Б.Клинтона и Б.Обамы, но и другие преступления против человека и человечества станут достоянием мирового сообщества. И тогда мы будем свидетелями больших и нелицеприятных разоблачений. Общественное порицание и наказание виновных необходимо, чтобы предостеречь от вседозволенности и преступлений тех, кто на волне всеобщих выборов во всеобщей суматохе вдруг оказывается на высоких государственных должностях.

В контексте нашей темы следует хотя бы вкратце сказать, в каком состоянии оставил после себя страну либерал-демократ Б.Обама. Прежняя страна жесткой демократии и закона, исполнительной и судебной власти, со слаженным механизмом деятельности трех ветвей власти, страна консервативных семейных традиций и протестантской культуры деградировала до неузнаваемости. Причина: перешагнув океан, захлестнула Америку европейская либеральная волна, размывая вековые, традиционные устои семьи, образа жизни, религии, гендерных отношений, почитания власти, гордости за великую страну и свою цивилизацию.

Сегодня ее раздирает расовая нетерпимость, идеология политкорректности, жесткого враждебного отношения друг к другу национальных и конфессиональных меньшинств, агрессивный индивидуализм, отчужденность и враждебность различных социальных групп. В свое время широко использованная США и ее европейскими союзниками по НАТО против СССР и социалистического лагеря либеральная идеология, с гипертрофированной защитой прав любых диссидентов и меньшинств, сыграла тогда немалую роль в деградации и последующем сокрушении коммунистических режимов, сегодня уже со всей очевидностью разъедает базисные основы американского общества. Либеральные миграционные законы, давшие возможность миллионам людей незаконно оседать в США, криминализировали общество, тяжелейшим грузом легли на американского налогоплательщика и до предела обострили социальную, расовую и конфессиональную напряженность.

США за годы правления Б.Обамы превратились в центр идеологии не только либерализма, но и глобализма, что, по сути, - две стороны одной медали. За счет бюджета США покрывалась большая часть расходов международных организаций, НАТО, медийных структур типа CNN. Когда-то носитель прогрессивных идей - Демократическая партия США сегодня стала прибежищем всех людей, недовольных европейской протестантской культурой, ее якобы жесткой правовой системой и напряженным трудовым ритмом, благодаря которым и США, и другие страны этой культуры - Великобритания, Германия, Голландия, государства Скандинавии - стали лидерами мирового сообщества в научно-техническом развитии.

Традиционно за Демократическую партию голосует подавляющее большинство получающих государственные субсидии американцев, в основном цветное население, большинство женских и феминистических организаций, транснациональные международные экономические компании, как правило представляющие оффшорный спекулятивный бизнес. Неслучайно известный либерал-космополит, создатель международной организации «Открытое общество» Джордж Сорос, виновник многих «цветных революций», закончившихся кровавой войной в ряде стран, был главным спонсором Хиллари Клинтон, продвигающей именно демократическую либеральную линию и идеологию.

Главным оппонентом и объектом критики этих людей от Демократической партии является белый мужчина христианской цивилизации, традиционной сексуальной ориентации - военный или чиновник, предприниматель, технический специалист, труженик, фермер и т. д., составляющие основу среднего класса США, на плечах которых зиждется великая страна.

q

Итак, после избрания 45-го президента США - Дональда Трампа сложилась новая политическая ситуация, неизвестная ранее в истории этого государства. В первую очередь отметим противостояние представительной и исполнительной власти. Конгресс США, а более конкретно - Палата представителей, будучи избранной путем всеобщих прямых равных выборов, непосредственно отражает те общественные тенденции, которые сегодня существуют в этой стране. Давно обанкротившиеся идеи уравнять людей во всем сегодня очень популярны в Скандинавских странах, во Франции, в Бельгии, Дании, Германии и распространяются в США. Самый примитивный способ: отнять у успешных и созидательных и раздать малоимущим. Однако налоги невозможно поднимать бесконечно. Одновременно увеличивается число неработающих, в том числе так называемых людей свободных профессий, и они - главный электорат либералов - обеспечивают им политическую карьеру.

Для Меркель, Хиллари Клинтон и им подобных тревожная перспектива их стран не важна: важно быть избранными здесь и сейчас. США на субсидиях держит почти 45 млн. человек - по численности сопоставимо с населением Испании, Франции. А дальше что? Ведь эти люди не только привыкают к иждивенчеству, но и все громче и жестче требуют новых социальных благ. Решение столь острой, сложной проблемы каждое новое правительство или президент откладывают, а скорее, перекладывают на следующую власть.

Правительство США находит выход из создавшегося положения во внешней экспансии и эксплуатации народов менее развитых стран, в заключении больших союзов, торговых соглашений, консервирующих их передовое положение и отсталость других стран. Для обеспечения этого процесса взята на вооружение идеология глобализма. Во внутренней политике Конгресс, расширительно толкуя свои права, ограничивает и сужает поле деятельности исполнительной власти. Демократические конституции, к которым, безусловно, относится и Конституция США, такой разлад власти, разъединенной на три ветви, не предусмотрели. Надо учесть, что, в отличие от порядка, установленного конституциями других стран, Президент США не имеет права досрочно распустить законодательный орган. Сложилась уникальная в истории США ситуация: президентская власть не в состоянии выполнить свои конституционные функции в полном объеме. Они прописаны таким образом, что могут быть реализованы или в партнерстве с Конгрессом, или под его контролем, что, безусловно, разумно.

Однако сложившаяся ситуация ослабляет исполнительную власть и в целом государство. Дело доходит до того, что напрямую подчиненные президенту государственные секретари и министры не выполняют поручения президента без согласия Конгресса. Суды отменяют его акты об ужесточении иммиграционного режима, уравнении социальных расходов для всех социальных групп населения. Первые же призывы новоизбранного президента действовать согласованно Конгресс игнорировал. Тогда Трамп с помощью имеющих законодательную силу исполнительных указов начал действовать самостоятельно.

Следует отметить, что исполнительный указ в отличие от закона может быть отменен последующей администрацией. Поскольку Обама злоупотреблял этим своим правом (в среднем в год он издавал до 40 исполнительных указов), то и Трамп выбрал этот же путь и менее чем за год своего президентства издал более 50 исполнительных указов, больше чем кто-либо из его предшественников. Разлад президента и Конгресса США - очевидный факт, он ослабляет контроль высшей власти над страной и особенно над Вооруженными силами США, другими силовыми структурами, что не может не тревожить мировое сообщество. Такое нерегулируемое, турбулентное состояние американской исполнительной власти становится фактором политической нестабильности, имеющей глобальное измерение.

1См.: Yengibaryan R. The institution of Presidency in the USA // Journal of Constitutional History. Università di Macerata. 1 semestre 2017.

США > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 24 апреля 2018 > № 2579553 Роберт Енгибарян


Россия > Внешэкономсвязи, политика > gosnadzor.ru, 23 апреля 2018 > № 2628288

23 апреля 2018 года статс-секретарь - заместитель руководителя Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор) Александр Рыбас выступил на видео-конференции «О целях, задачах и порядке проведения внеплановых проверок экспертных организаций», прошедшей в Торгово-промышленной палате Российской Федерации.

Он напомнил, что согласно поручению Правительства Российской Федерации от 13 февраля 2018 года Ростехнадзор организовал проведение внеплановых проверок экспертных организаций. «Это поручение родилось не на «пустом месте». Массовые нарушения обязательных требований в деятельности экспертных организаций давно стали «притчей во языцех», - отметил Рыбас. - Ростехнадзор «завален» обращениями о фактах фальсификации подписей экспертов на заключениях экспертизы промышленной безопасности».

Проведенный Ростехнадзором анализ зарегистрированных в 2017 году заключений экспертизы промышленной безопасности на обоснования безопасности опасных производственных объектов показал, что почти 55% прошедших экспертизу документов вообще не являются обоснованиями безопасности в соответствии с требованиями действующего законодательства о промышленной безопасности.

«Наконец, даже такое простое требование, как наличие в штате трех экспертов, массово нарушается. По состоянию на 20 апреля 2018 года в 4 180 организациях трудились 3 632 эксперта. Следовательно, около 72% организаций, имеющих лицензию на проведение экспертизы промышленной безопасности, осуществляли свою деятельность с нарушением обязательных требований», - отметил Рыбас.

Он подчеркнул, что в 2018 году проверку должны пройти все организации, имеющие лицензии на проведение экспертизы промышленной безопасности. «Никаких исключений здесь не будет», - пообещал статс-секретарь – заместитель руководителя.

Затем он подробно рассказал о критериях очередности проведения проверок: территориальные управления Ростехнадзора будут смотреть на наличие лицензии на осуществление деятельности по проведению экспертизы промышленной безопасности, и наличие в территориальном органе Ростехнадзора информации об авариях и инцидентах, произошедших на опасных производственных объектах при положительных заключениях экспертизы промышленной безопасности, внесенных в реестр. Наличие в территориальном органе Ростехнадзора информации о нарушении лицензиатом требований законодательства при проведении экспертизы промышленной безопасности, а также сведений о возможной подделке подписи эксперта в заключении экспертизы промышленной безопасности. Также внимание будет обращаться на отсутствие проверочных мероприятий в течение более 2-х лет.

При наличии у экспертной организации предписания об устранении выявленных нарушений обязательных требований, проверка будет проводиться по истечении срока исполнения данного предписания.

Рыбас отметил, что воспрепятствование проведению внеплановых выездных проверок влечет за собой ответственность, предусмотренную частью 2 статьи 19.4.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

«Единственный законный способ действий, если ваша организация не соответствует лицензионным требованиям, – представить заявление о прекращении лицензируемого вида деятельности в соответствии с пунктом 1 части 13 статьи 20 Федерального закона от 04.05.2011 № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности». Кстати, многие организации после начала наших проверок «проснулись» и стали такие заявления предоставлять. За период с конца февраля по таким заявлениям уже прекращено действие 110 лицензий», - подчеркнул статс-секретарь - заместитель руководителя Ростехнадзора.

«Если Ваши права при проведении проверки нарушены, законодательством установлены досудебный и судебный способы обжалования результатов проверок и применяемых санкций. Кроме того, понимая возможность возникновения сложных ситуаций, связанных, например, с неоднозначностью толкования отдельных норм права, Ростехнадзор совместно с Общероссийским профессиональным союзом экспертов в области промышленной безопасности создал специальную рабочую группу по мониторингу правоприменительной практики в сфере экспертизы промышленной безопасности. Этой группе поручено организовать рассмотрение обращений и спорных вопросов, связанных с проведением проверок экспертных организаций», - заявил Рыбас.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > gosnadzor.ru, 23 апреля 2018 > № 2628288


Франция > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 23 апреля 2018 > № 2586583

Пять лет назад во Франции легализовали однополые браки

Ровно пять лет назад, 23 апреля 2013 года, французское Национальное собрание одобрило законопроект, легализовавший гей-браки. Закон вступил в силу 17 мая. С тех пор около 40 тысяч однополых пар заключили брачные союзы. Однополые браки легализованы сегодня почти в 30 странах, 16 из них — в Европе.

Ежегодно во Франции заключают около семи тысяч однополых браков. Это 3% от всех брачных союзов. Пик пришелся на 2015 год, когда гей-пары заключили более десяти с половиной тысяч браков.

Легализация гей-браков была одним из предвыборных обещаний Франсуа Олланда. Инициатором законопроекта выступила бывшая министр юстиции Кристиан Тобира.

Его обсуждение в парламенте сопровождалось многотысячными акциями протеста, организованными консерваторами и католиками. Одним из инициаторов протестных манифестаций было движение «Манифестация для всех».

Сегодня почти никто из политиков первого плана не призывает упразднить этот закон, кроме главы «Нацфронта» Марин Ле Пен, отмечает AFP. Даже глава правых «Республиканцев» Лорен Вокье, участвовавший в акциях против этого законопроекта, этой осенью заявил, что не желал бы отмены этого закона.

Соцопрос, проведенный Институтом изучения общественного мнения (Ifop) в сентябре 2016 года, показал, что 62% французов не хотели бы, чтобы закон о гей-браках упразднили. «Часть граждан, выступавших против (легализации гей-браков), в конце концов это приняли или смирившись, или из-за уважения к закону», — объясняет один из руководителей Ifop Жером Фурке.

Глава движения «Манифестация для всех» Людовин де ля Рошер признает, что гей-браки сегодня уже не предмет споров. Хотя она все же считает, что закон нужно упразднить.

«Манифестация для всех» сегодня борется не против гей-браков, а против доступа к вспомогательным репродуктивным технологиями для всех женщин. Пока во Франции на это имеют право только гетеросексуальные пары в случае бесплодия или в случае риска передачи опасной болезни ребенку. В 2015 году Высший совет по равенству между женщинами и мужчинами рекомендовал открыть доступ к этим технологиям для одиноких женщин и для лесбийских пар. Сейчас во Франции этот вопрос обсуждают специалисты по биоэтике.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 23 апреля 2018 > № 2586583


Франция > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > rfi.fr, 23 апреля 2018 > № 2586582

Французский парламент принял новый закон об убежище и иммиграции

Национальное собрание Франции проголосовало за законопроект об иммиграции и убежище. Предложенный главой МВД законопроект сокращает срок рассмотрения запросов на убежище и облегчает процедуру высылки из страны. Раскритикованный парламентской оппозицией законопроект был принят поздно вечером в воскресенье, 22 апреля.

Согласно законопроекту, срок рассмотрения запросов на убежище сократится с 11 месяцев до полугода, упрощается процедура принудительного выдворения из страны тех, кому было отказано в статусе беженца, увеличивается с 45 до 90 дней максимальный срок помещения в центры административного задержания, смягчается ответственность для помогающим нелегальным мигрантам.

По мнению министра внутренних дел Франции Жерара Коллона, новый закон должен ограничить «массовую миграцию», но в тоже время гарантировать право на убежище, «священное» во Франции. «Мы не можем принять всю бедноту мира», — заявил ранее президент Эмманюэль Макрон, комментируя проект закона об эмиграции.

За закон проголосовало 228 депутатов, против — 139, еще 24 парламентария воздержались.

Закон раскритиковала как правая, так и левая парламентская оппозиция. Если правые «Республиканцы» и крайне правый Нацфронт посчитали проект закона слишком мягким, то левые фракции в парламенте, наоборот, назвали его «античеловечным». Французское отделение Amnesty International охарактеризовало принимаемый закон как «опасный».

По итогам 2017 года Французское бюро по защите беженцев и апатридов получило более ста тысяч новых прошений о предоставлении статуса беженца. Однако, по словам директора ведомства Паскаля Бриса, особенно массового наплыва просителей убежища в 2017 году во Франции не зафиксировано.

Франция > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > rfi.fr, 23 апреля 2018 > № 2586582


Россия. ЛатАмерика. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 23 апреля 2018 > № 2584812

При поддержке СПб ТПП прошло мероприятие, посвященное экспорту в страны Латинской Америки и Карибского бассейна.

В Едином центре предпринимательства прошел «День Экспорта: как экспортировать и вести бизнес со странами Латинской Америки и Карибского бассейна (ЛАКБ)».

Модераторами мероприятия выступили Екатерина Лебедева, вице-президент СПб ТПП, и Максим Баланев, исполнительный директор Регионального Интегрированного Центра – Санкт-Петербург.

С приветственными словами к участникам обратились представители профильных Комитетов Правительства Санкт-Петербурга. В начале апреля делегация Санкт-Петербурга приняла участие в FIDAE - Аэрокосмическом салоне стран Латинской Америки.

Елена Федорова, заместитель председателя Комитета по промышленной политике и инновациям Санкт-Петербурга, отметила большой интерес участников выставки к стенду Санкт-Петербурга. «Потенциал сотрудничества со странами Латинской Америки большой. В рамках участия делегации в Аэрокосмическом салоне в Сантьяго были проведены встречи и переговоры, которые показали, что мы можем взаимодействовать по многим отраслям промышленности»,- отметила она.

В ходе последующих практических сессий участникам, большую часть которых составили представители малого и среднего бизнеса, рассказали об особенностях ведения бизнеса с коллегами из латиноамериканских стран, перспективных секторах, юридических тонкостях и различиях в законодательстве между Россией и странами Латинской Америки, процедуре разрешения коммерческих споров и правильном позиционировании товаров на рынке.

Юрий Горский, заместитель Генерального директора Национального Комитета содействия экономическому сотрудничеству со странами Латинской Америки (НК СЭСЛА) подчеркнул: «Экономики России и стран ЛАКБ взаимодополняют друг друга, а не конкурируют между собой». Однако, на данный момент, основными торговыми партнерами стран ЛАКБ остаются США, Китай и ЕС. Товарооборот с Россией составляет 14, 5 млрд. долларов США.

В качестве перспективных направлений сотрудничества были названы биофармацевтика, лазерные технологии, телекоммуникации, энергетика, судостроение и портовое хозяйство, робототехника и др.

Важный момент, на который стоит обратить внимание при выходе на рынок той или иной латиноамериканской страны, - в какие торговые союзы входит государство. На территории ЛАКБ действует ряд соглашений, которые могут облегчить доступ на рынки третьих стран.

Представители компаний, которые уже работают в странах Латинской Америки, поделились своим опытом и полезными советами по развитию бизнеса в этом регионе. В частности, предприятиям, которые планируют выходить на латиноамериканский рынок, стоит учитывать следующие особенности:

для латиноамериканских партнеров важен личный контакт;

деловая переписка и документооборот, в большинстве случаев, будут вестись на испанском или португальском языке;

тщательно подходите к выбору своего представителя: лучше нанять соотечественника или европейца, который работал на международную компанию;

разница в законодательстве - Ваш партнер может рассматривать Вашу деловую переписку как оферту, а в России сделка может быть заключена только в письменном виде;

Ваши латиноамериканские партнеры будут часто говорить Вам “mañana” (завтра). В Бразилии, например, люди не любят говорить «нет». Если они затягивают процесс, скорее всего, это означает отказ.

В завершение мероприятия состоялась видеоконференция с Петром Панкратовым, Торговым представителем РФ в Никарагуа. Он сделал краткий обзор экономики страны, отметив, что рынок небольшой, но очень конкурентный. «Сейчас в стране наблюдается строительный бум, поэтому строительные материалы могут быть востребованы, например, легкие бетоны». Также он обратил внимание участников на то, что в Никарагуа было открыто производство петербургского НИИ вакцин и сывороток имени И.И. Мечникова (НИИВС).

Санкт-Петербургская торгово-промышленная палата благодарит представителей НК СЭСЛА, ООО «НТФФ «Полисан», ООО «Варшавский и партнеры», «Power Machines Fezer» S.A. (Представительство ПАО «Силовые машины» в Бразилии), ООО «НТЦ Протей», Почетных консулов Гватемалы, Эль Сальвадора, Перу, а также ProChile (Торговое представительство Чили), Торговое представительство РФ в Бразилии, Делового центра «Россия-Латинской Америки» и других спикеров за выступления и интересные презентации.

*Мероприятие прошло при организационной и информационной поддержке Санкт-Петербургской торгово-промышленной палаты и Национального Комитета содействия экономическому сотрудничеству со странами Латинской Америки (НК СЭСЛА) в рамках реализации специальной программы Комитета по развитию предпринимательства и потребительского рынка Санкт-Петербурга «Региональный Интегрированный Центр – Санкт-Петербург».

СПб ТПП

Россия. ЛатАмерика. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика > tpprf.ru, 23 апреля 2018 > № 2584812


Армения > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 23 апреля 2018 > № 2584010

Сообщение об отставке премьер-министра Армении Сержа Саргсяна появилось в середине дня в понедельник. «Обращаюсь к вам в последний раз как глава государства. Никол Пашинян (лидер армянской оппозиции) был прав. Я ошибся. В сложившейся ситуации, есть несколько решений, но ни на одно из них я не пойду. Это не мое. Я оставляю должность руководителя нашей страны», — заявил он.

В Армении уже десять дней продолжались массовые протесты против назначения экс-президента Сержа Саргсяна на пост председателя правительства. Таким путем бывший глава государства решил продлить свою власть. Он уже дважды был избран президентом (в 2008 году и в 2013-м), а конституция Армении запрещает занимать этот пост более двух сроков подряд. Поэтому Саргсян провел конституционную реформу. Он не стал отменять ограничение по срокам для президента, а добился в 2015 году на референдуме перехода к парламентской форме правления.

После этого формальный глава государства потерял почти все полномочия, они перешли к премьеру. Кроме того, президента перестали выбирать на всеобщих выборах — это стало прерогативной парламента, который в начале марта 2018 года утвердил на этом посту Армена Саркисяна. Сам же Серж Саргсян, вопреки туманным обещаниям не бороться больше за власть, которые он давал накануне референдума в 2015 году, был утвержден на посту премьер-министра. То есть, сменив должность, сохранил власть в государстве.

Россия помогла Саргсяну сменить «себя на себя»

Эта рокировка вызвала массовое недовольство граждан Армении. Неформальным лидером протеста стал оппозиционный депутат, бывший журналист Никол Пашинян. Именно он пришел на дебаты с премьером Сержом Саргсяном, когда оппозиции, отчасти при посредничестве нового президента, удалось добиться встречи с реальным руководителем государства. Однако разговор продолжался всего несколько минут. Саргсян покинул студию, назвав жесткое давление со стороны Пашиняна шантажом и намекнув на возможность применения силы против оппозиции, как это уже было в марте 2008 года.

На следующий день Никол Пашинян и другие лидеры протеста были задержаны. Против троих начато расследование. Речь, разумеется, шла об организации массовых беспорядков. В реальности, как считает сама оппозиция, задача властей заключалась в том, чтобы «изъять» лидеров протестного движения до среды, 24 апреля, когда Армения вспоминает массовые убийства армян в Османской империи (официальное название — День памяти жертв геноцида армян). Национальный день скорби, по мнению комментаторов, оказался «в опасной близости» от даты избрания премьера и власти недооценили уровень накала страстей.

С точки зрения законодательства все было рассчитано вполне точно. Как депутат национального заксобрания, Пашинян должен быть отпущен в течение 72 часов после задержания, то есть он должен выйти на свободу только к вечеру среды. Однако реакцию протестующих власти, видимо, просчитали недостаточно. После задержания лидеров оппозиции митинги на спад не пошли. Вечером в воскресенье, 22 апреля, на центральной площади Еревана собралось, по данным противников Сержа Саргсяна, более 150 тысяч человек. Митинги поддержки проходили и у диппредставительств Армении по всему миру. В Москве протестовать против Саргсяна пробовали у кафедрального собора Армянской церкви, однако некоторые участники митинга были задержаны российской полицией.

Зачем Россия «поджигает» Кавказ?

Вмешательство диаспоры — это очень важный фактор для Армении, которая в значительной мере живет за счет прямой или косвенной помощи соотечественников за рубежом. При этом между диаспоральными организациями и властями страны еще со времени войны в Нагорном Карабахе действовало соглашение о том, что проживающие за рубежом не должны вмешиваться во внутреннюю политику Армении. Однако митинги у посольств показали, что позиции Саргсяна существенно ослабевают.

Не все гладко для власти было и с армией. Традиционно она в Армении в политике не участвует. Страна живет в состоянии замороженного конфликта с Азербайджаном, который в любой момент может перерасти в открытую войну. Так что военные всегда стараются остаться над внутриполитической схваткой, чтоб не отвлекаться от главной проблемы — защиты страны. Однако в понедельник, 23 апреля, в рядах протестующих неожиданно появились люди в военной форме. Как оказалось, в их числе были не только ветераны войны за Карабах, но и действующие военнослужащие, по поводу чего Минобороны Армении выступило в их адрес фактически с угрозами. Правда, министр обороны Виген Саркисян при этом напомнил, что армия может вмешаться в происходящее только в случае введения в стране чрезвычайного положения и недвусмысленно дал понять, что его ведомство не хочет в нынешнем конфликте занимать какую-либо сторону.

Международное сообщество в дни протестов практически не реагировало на происходящее в Армении, ожидая, как будут развиваться события. Зато в Москве все громче звучали голоса тех, кто утверждал, что в Армении происходит «антироссийский переворот». Как водится, за протестами оппозиции попытались разглядеть «руку Запада» и обозначить происходящее как очередную «цветную революцию».

Москва «вдохновила» Ереван ослушаться Европу

В реальности же армянская оппозиция — это многоликое коалиционное объединение против Саргсяна, и многие из ее представителей не менее, а может и более пророссийски настроены, чем действующее правительство.

Проблема не в армянских протестующих, а скорее в том, что в своей политике в отношении ближнего зарубежья Россия руководствуется не государственными интересами, а деловыми связями конкретных бизнесменов и чиновников. Эти люди сразу же начали стенать о «русофобской истерии», забывая о том, что для Армении, с учетом постоянного риска войны с Азербайджаном, Москва всегда остается гарантом мира в регионе и практически единственным союзником.

Скорее уж можно сказать, что армян против России настраивали панические комментарии, а также попытки агитировать в пользу Саргсяна со стороны российских номенклатурных деятелей.

Что касается возможно реакции Москвы на смену власти в Ереване, то здесь Кремль, похоже выбрал другую стратегию — не лезть в армянские дела, делая ставку на проигравшего, чтобы не испортить отношения с одним из немногих союзников России.

Впрочем, это еще вопрос, насколько серьезным будет обновление власти в Армении и превратится ли отставка Сержа Саркисяна в реальную победу оппозиции. Ведь о досрочных выборах речи пока нет, и в целом страной остаются править те же люди. А оппозиции предстоит еще побороться за власть.

Иван Преображенский

Армения > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 23 апреля 2018 > № 2584010


Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 23 апреля 2018 > № 2584008

На заседании Политклуба «Росбалта» на тему «Российское левое движение — путь в никуда?» эксперты обсудили состояние и перспективы современного левого движения как в России, так и в мире в целом. Впрочем, некоторым из них не понравилась сама постановка вопроса. Так, экс-депутат Государственной думы, член ЦК КПРФ, академик РАН Борис Кашин счел такое название круглого стола «ликвидаторским лозунгом». По его словам, «мы 25 лет топчемся на месте, но все еще поливаем грязью советский период». Академик уверен, что «если левое движение — путь в никуда, то и России, очевидно, дорога в никуда». Он считает, что левый выбор — «единственно реальный, он проверен историей и понятен людям».

Между тем историк, доцент МГУ Алексей Гусев напомнил, что впервые разделение на «правых» и «левых» произошло во времена Великой французской революции, когда те, кто был за короля и церковь сели от спикера Национального собрания справа, а те, кто выступал за республику и против церкви — слева. То есть, «авторитаризм против демократии, клерикализм против секуляризма».

За два с лишним столетия, прошедших с тех пор, многое изменилось, но, как было отмечено в ходе дискуссии на «круглом столе», к нынешней России это деление вновь более чем применимо. Те, кто за «короля и церковь» — справа, как бы они себя ни называли…

Впрочем, Кашин и с этим утверждением не согласился. Он убежден, что члены его партии никакого «короля» не поддерживают. Возможно, так и есть, если судить по голосованию депутатов от фракции КПРФ по сугубо социальным вопросам. Однако даже если взять здесь за критерий исключительно парламентскую деятельность депутатов-коммунистов, то можно увидеть, что многие репрессивные законопроекты, выдвигаемые властью, все более ограничивающие свободу слова, в частности, в интернете, не только поддерживаются, но подчас и инициируются членами нижней палаты от КПРФ.

Куба все еще отрицает слово «реформы»

Про поддержку со стороны коммунистов и большинства других левых того, что сегодня важней всего для Кремля, потому что является залогом выживания выстроенной им системы — его внешней экспансии, и говорить не приходится. Между тем, эта экспансия имеет лишь две основные цели — с одной стороны, отвлечь народ от ухудшения его экономического положения и сокращения его политических прав, а с другой, — укрепить международные позиции современной России. В последнем, как видим, нынешняя крайне правая российская власть всегда может рассчитывать на поддержку большинства современных левых. Как российских, так и зарубежных.

Вопрос о том, почему такое возможно, также прозвучал на Политклубе. Как и ответ на него: если правые за последние сто лет не изменились, и, как прежде, это националисты и консерваторы, то те, кто их поддерживают, такие же правые — националисты, традиционалисты и консерваторы. Как бы при этом они себя не называли — коммунистами, социалистами, левыми и так далее…

В связи с этим эксперты Политклуба вспомнили не только российских, но и европейских «левых». Например, «радикальных социалистов» из греческой партии СИРИЗА, которые уже второй раз подряд образуют правящую коалицию с крайне правой националистической партией «Независимые греки», или немецкую Die Linke («Левая»), которую не устают нахваливать лидеры крайне правой «Альтернативы для Германии» за ее позицию по вопросу о миграции.

На заседании вспомнили и российских коммунистов, не раз перехватывавших антимигрантскую повестку у различных крайне правых движений и даже проводивших соответствующие пикеты и митинги, а также о членах разных коммунистических организаций, не скрывающих, что они регулярно участвовали в различных «русских маршах»…

Есть такая партия! Но только по имени

В то же время, по словам руководителя Центра экономических и политических реформ Николая Миронова, в отстаивании социально-трудовых прав граждан члены КПРФ в регионах, мягко говоря, не очень активны. Впрочем, этому, считает он, есть объяснение: чтобы защищать трудовые права в сегодняшней России «надо быть героем».

Борис Кашин по этому поводу сказал, что «согласен с тем, что нужны герои, но если народ спокойно, равнодушно смотрит на то, что происходит, хотя и понимает нутром, что справедливость нарушена, то ни один герой ничего не сдвинет». По его словам, «мы сейчас опустились в XIX век», а положение таково, что «массы не могут контролировать верхи, как на уровне партий, так и на уровне государства».

Между тем Миронов считает, что «КПРФ при определенных условиях, в том числе, при эволюции государственного строя (в РФ), внутренней революции, обновлении идеологии и кадров — это вполне способная социал-демократическая и коммунистическая сила, которая в будущем, при изменении государства, может влиять на его состояние и его социально-экономическую политику». На что прозвучала реплика, что в политике обычно так: если для реализации каких-то изменений необходимо слишком много условий, то эти изменения маловероятны.

По словам социолога Павла Кудюкина, «не крах СССР породил кризис левого движения — он лишь обострил его». Кроме того, по его мнению, «чрезвычайно опасно путать патернализм и левизну, поскольку тогда и Германию после 1933 года тоже надо признать „левым“ проектом, поскольку там была мощная социальная политика и сильное социальное, хоть и тоталитарное государство». Здесь было также отмечено, что если из социализма убрать интернационализм, демократию и классовый подход, то остается национал-социализм.

Кудюкин раскритиковал подход, согласно которому ситуацию в левом движении можно изменить лишь при общих переменах в стране. Он напомнил, что подобную позицию Ленин называл «хвостизмом». «Задача любой политической силы — влиять на изменение ситуации, а не пассивно ждать, когда она сама собой изменится», — подчеркнул эксперт.

Александр Желенин

Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 23 апреля 2018 > № 2584008


Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 апреля 2018 > № 2583342

Как Украина хочет сама добровольно отказаться от Крыма

Константин Бондаренко, Главред, Украина

Президент Петр Порошенко внес на рассмотрение Верховной Рады законопроект № 8297 «О внесении изменений в Закон Украины „О гражданстве Украины" относительно совершенствования отдельных положений». И одно из новшеств, которое предлагает ввести Порошенко, состоит в том, чтобы лишать украинского гражданства тех, кто участвовал в «выборах» в оккупированном Россией Крыму.

Если это произойдет, и эта норма будет закреплена законодательно, это будет означать полный отказ Украины от Крыма. Ведь, если учесть явку на недавних президентских «выборах» в Крыму, то есть количество тех людей, которые пришли на избирательные участки (а она была одной из самых высоких, по сравнению с регионами России), то, значит, нужно будет 90% населения Крыма лишить украинского гражданства. И, таким образом, Украина просто-напросто засвидетельствует свой добровольный отказ от Крыма.

Крым — это не только территория. Крым — это, в первую очередь, люди, которые живут на полуострове, граждане Украины, которые остались на аннексированной территории. Если Киев лишит их украинского гражданства, он, таким образом, распишется в том, что у Украины больше нет никакого интереса по отношению к Крыму.

С чем связана такая инициатива Порошенко? Полагаю, это результат работы его советников, которые дали соответствующие рекомендации. Возможно, это и заигрывание с крымскими татарами… А, вообще, это попытка власти продемонстрировать хоть какую-то деятельность в условиях фактического бессилия что-то изменить в ситуации с Крымом. В любом случае, это далеко не лучшая из инициатив президента, далеко не самая умная…

К тому же, президент сделал заявление, но, думаю, дальше слов дело вряд ли пойдет. Потому что, если такие законодательные новшества будут закреплены, это будет одной из самых больших ошибок Украины.

Украина должна с пониманием относиться к тому, что жители Крыма оказались на оккупированной территории не по своей воле. Даже если они принимали участие в референдуме в 2014 году… С этими людьми просто нужно работать и всячески им показывать, что двери Украины для них открыты. Они должны понимать, что в будущем могут произойти перемены.

А так, приняв соответствующий законопроект, Украина с жителями Крыма поступит по принципу «сгорела хата, гори и сарай». А это не совсем государственнический подход.

Константин Бондаренко, директор Института украинской политики

Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 апреля 2018 > № 2583342


Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 апреля 2018 > № 2583333

От руського племени до претензий Москвы. Как рыцари в казаков превратились

Долгое время украинцам было неважно, в каком государстве они живут

Деловая столица, Украина

Кирилл Галушко, историк, кандидат исторических наук, публицист

Один из самых грустных плачей украинских патриотов о том, что в XIV веке Украина перешла «под Литву», а с середины XVI века — под Польшу. Правда, тогдашним украинцам было все равно, в какой державе они находятся. Народ был боевой, сидел под крепостями и отбивался мушкетом даже на крестьянских полях — это называлось «на стороже» или «в ордынке». Так продолжалось лет двести, по современному европейскому подходу — восемь поколений.

Руськое племя польской нации

Заметным процессом в Галиции и Западной Подолии в XIV-XV веках стала западная колонизация, вызванная запустением земель после татарских набегов и крайне медленным восстановлением городской жизни. Начался он еще при Даниле Галицком, которому приходилось реанимировать слои общества, выбитые монголами, но крайне необходимые для местной экономики. На галицкие земли прибывали польские шляхтичи, часто со своими крестьянами, а города по этническому составу становились польскими, немецкими, еврейскими. Немцы постепенно растворялись в городской католической среде и полонизировались. Украинцы-русины продолжали оставаться в основном сельскими жителями и бывшими княжими боярами или боярскими слугами (военное сословие), которые с развитием законодательства становились шляхтичами.

Как пришельцев, так и местных бояр беспокоил их социальный статус, зависевший от статуса самой Галиции. В 1434-м Едлинской привилегией статус Галицкой Руси был приравнен к статусу других воеводств Польши. Возникло Руськое воеводство. Это был переломный момент для формирования местного шляхетского сословия, которое объединило в своей среде и католическое, и православное рыцарство, пользующееся значительными правами и свободами. Этот процесс происходил параллельно с формированием в Польше строя шляхетской демократии, закрепленного уже в начале XVI века. Многие русины начали делать карьеру, в частности — при королевском дворе. Но эта социальная мобильность и переориентация на польские стандарты несли с собой полонизацию и переход в католичество. Лишь шляхта, выросшая из «панцирных слуг борских», сохраняла православную веру своих предков.

Принадлежность шляхты к «польской политической нации» из Руси сформировала стереотип шляхтича «руського племени польской нации».

Прижилось представление о благородном рыцарстве, по статусу (не по средствам) равному в своей среде — в отличие от Западной Европы с ее разделением на титулованную аристократию и обычных дворян. Этот «народ-шляхта» возводил свое происхождение к древним сарматам, от одной из части которых (роксолан) по тогдашним представлениям произошла и шляхта руськая.

Важным для политической культуры Галицкой Руси было развитие шляхетского самоуправления, которое работало через систему локальных собраний-сеймиков, и распространение городского самоуправления на основе Магдебургского права (с 1356 г.). Приход латинского образования открыл для русинов ворота европейских университетов. Один из ярких примеров — астроном и медик Юрий Дрогобыч, бывший в 1481-1482 годах ректором Болонского университета. Пришли с Запада и веяния Ренессанса, отразившиеся на бурном развитии литературы и искусства Галицкой Руси в XVI веке.

Литовский конгломерат

Что касается территорий на востоке, то литовские князья в середине XIV века завершили свое «собирание руських земель». Оно прошло без особых военных усилий: литовцы достигали компромиссов с местными элитами, были веротерпимы (ибо еще оставались язычниками) и часто выступали в роли освободителей славянского населения от ордынского контроля. Численное и культурное доминирование русинского населения делало княжество «литовским» только по привычному нам названию. В действительности государство официально называлось Великое княжество Литовское, Жемаитское и Русское. В середине XIV века, после Синеводской битвы 1362-го, литовцы объединили под своей властью ключевые земли Древней Руси — за исключением Новгорода, Пскова и княжеств будущей Центральной России.

До конца XIV века Литва представляла собой конгломерат княжеств, во главе которых стояли многочисленные Гедиминовичи — потомки великого князя Гедимина (1316-1341). На Волыни, в Киеве и Чернигове тоже продолжили свою историю местные княжества, крепко сидящие на традициях древнерусской преемственности. Другая «фамилия» правящей династии мало что меняла в обыденном течении жизни.

Развитие этого федеративного «римейка» Руси было остановлено усилением агрессии немецких рыцарей в Прибалтике и прерыванием королевской династии в Польше. По Кревской личной унии 1385-го польский король и великий князь литовский Ягайло Ольгердович объединил Литву и Польшу под своей властью — начался процесс политической и религиозной интеграции. Руськое культурное наследие через некоторое время перестало отвечать многим требованиям времени: консервативное восточное христианство по своему образовательному и общекультурному уровню все более отставало от западного.

Самым известным достижением Унии стала победа над тевтонскими рыцарями под Грюнвальдом в 1410-м. Но процесс срастания двух государств не был непрерывным, встречая время от времени жесткую оппозицию в Литве и на Руси. Сначала Великое княжество отвоевал в 1392-м у короля Ягайла его двоюродный брат Витовт Великий (1392-1430). Он проводил централизаторскую политику и упразднил полунезависимые княжества, направляя в руськие города своих наместников. Такие действия привели к формированию двух партий знати — условно «литовской» и «руськой». Во главе партий стояли все те же Гедиминовичи, но одни выступали за усиление контроля Вильно, а другие, «обрусевшие», отстаивали свободы местных элит. Наиболее ярким персонажем династической войны 1430-х годов был князь Свидригайло Ольгердович — лидер «руськой партии», развернувший бурную деятельность с привлечением Мазовецкого княжества, татар и Москвы. Смерть его виленского конкурента Зигмунта в 1430-м привела к достижению компромисса: Волынь была отдана Свидригайлу, а Киев — Владимиру Ольгердовичу. В Киеве эта династия правила на протяжении трех поколений до 1470-го. Компромисс успокоил знать руських земель, и политическая активность здесь поутихла. Да и социальных конфликтов особо не было.

На подлитовских руських землях в XIV-XV вв. изменилось значение слова «боярин»: «боярская служба» начала означать вообще военную службу, а при ее потомственном характере определять благородный статус. Появились термины «шляхетный [благородный] боярин» и «шляхетный рыцарь». А еще «слуги боярские», и «слуги панцирные», от которых пойдут основатели казачества.

Москва как защитница православных

Москва занималась своим «собиранием руських земель». Во времена Витовта между Вильно и восточным соседом установился определенный паритет: литовско-руському государству принадлежал Смоленск, а Рязанское и Тверское княжества были своеобразным буфером. В верховьях Оки находились так называемые «Верховские княжества», принадлежавшие потомкам черниговских Ольговичей. Они признавали себя литовскими вассалами, но в принципе были вольны в своих симпатиях.

Нарушилось это равновесие в правление Ивана ІІІ (1462-1505). Московское государство модернизировало свою провинциальную идеологию и начало ориентироваться на продолжение имперских византийских традиций (Константинополь пал от ударов турок-османов в 1453-м), выдвигая претензии на объединение «всея Руси», то есть обширного киевского наследства.

Новой была мысль о «защите православных» в соседних государствах. Брак Ивана с Софией Палеолог, дочерью последнего византийского императора, во многом сгодился Московскому государству: с Софией приехало много квалифицированных и образованных людей. «Идеологическая работа» сопровождалась и вполне материальными изменениями. Масштабное строительство в Кремле должно было повысить до «представительского класса» столицу Москву. Нужна была солидная крепость, большие каменные храмы (шла борьба за отдельный патриарший статус Москвы). Внедрялась также византийская легенда «шапки Мономаха», изготовленной на самом деле среднеазиатскими мастерами XIV века и попавшей в Москву через Орду.

В 1478-м был покорен Новгород. Репрессии и депортация местного населения стали началом ассимиляции псково-новгородского восточнославянского этноса. В 1480-м, после «стояния на реке Угре» формальный вассалитет Москвы от Орды закончился (хотя откупались от татар еще двести лет). Вскоре после этого под власть князя Ивана перешли Тверское и Рязанское княжества.

Вступив в союз с Крымским ханством, Иван ІІІ склонил хана Менгли-Гирея к разрушительным походам против литовской Руси — территории современной Украины и Беларуси. В 1482-м, после татарского погрома из сожженного дотла Киева Иван ІІІ получил в подарок от хана золотую чашу и блюдо-дискос из Софийского собора. С этого периода регулярные походы за «ясырем» — православными рабами — стали существенной составляющей бюджета Крымского ханства.

Литовско-московское равновесие нарушилось, на рубеже XV-XVI веков. Литва начала шаг за шагом отступать. Невозможность для Вильно гарантировать целостность владений своих вассалов — верховских князей (в районе верхней Оки и Десны) — означала их постепенный переход под власть Москвы. В результате Литва утратила Черниговскую землю.

Следствием ослабления центральной литовской власти было и восстание Михаила Глинского, которое иногда считается последним проявлением «руського» аристократического сепаратизма в Литве. Татарин по происхождению, европеец по образованию, католик по вере и русский по связям, он пытался сделать в Вильно придворную карьеру, но при князе Зигмунте утратил влияние, вступил в личную вендетту и вынужден был поднять в 1508-м восстание.

Он призвал на помощь Москву, Молдавское княжество и Крым, к нему присоединились многочисленный клан Глинских, бояре Киевщины и Туровщины. Великий князь московский Василий ІІІ обещал передать Глинскому все земли, добытые в ходе восстания и войны с Литвой. Потерпев поражение, Глинский с частью родственников эмигрировал в Москву. Но с Василием он тоже в итоге поссорился, поскольку тот так и не передал ему отбитый Смоленск. Улучшил его положение брак племянницы с великим московским князем (от этого брака родился Иван Грозный), но в итоге политические противники обвинили его в узурпации власти и бросили в тюрьму, где тот и умер.

После Глинского миссия защиты «высоких» интересов и традиций Руси реализовывалась частью влиятельных и просвещенных княжеских родов (Острожские, Заславские, Сангушки, Вишневецкие), но в основном в политкорректной относительно Вильно форме. Владения, экономические ресурсы и традиционный объем полномочий делали этих князей почти независимыми правителями на украинских землях.

Параллельно на южной окраине Руси, в Диком Поле, незаметно вызревал новый социальный институт — казачество, которому судилось впоследствии сменить княжескую аристократию и сформировать новую элиту.

Это было сообщество людей различного этнического происхождения и религиозной принадлежности (русины, татары, молдаване, черкесы, венгры), в котором с конца XV века («официально» — с 1492 г., когда «кыяне и черкасцы» напали на турецкий корабль в устье Днепра) стали доминировать православные. Киевское княжество, упраздненное в 1470-м, породило прослойку военного люда, который после этого упразднения утратил работу.

Панцирные слуги, для которых в английской передаче существует простое понятие «сквайры» («оруженосцы рыцаря»), выпали из местной правовой системы. Киевское княжество ушло в прошлое, но люди, которые решали его судьбу, остались. Они-то и стали «казаками».

Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 апреля 2018 > № 2583333


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 23 апреля 2018 > № 2583330

Америка по-прежнему не готова к «атаке русских» на свои выборы

Хиллари Клинтон о выборах 2016: «Что случилось»

редакционная статья, The Washington Post, США

При проведении выборов в Конгресс США в 2018 году страна все еще не будет готова к очередному нападению России на выборы. В свою очередь президент Трамп продолжает делать противоречивые намеки — в лучшем случае на то, что он предпримет, если Кремль начнет еще более агрессивную кампанию вмешательства, чем та, что сотрясла президентскую гонку 2016 года.

В законопроекте о массовых расходах в прошлом месяце Конгресс выделил более 300 миллионов долларов на то, чтобы штаты вкладывали средства в укрепление своей избирательной инфраструктуры. Им предстоит многое сделать. Бреннанский центр правосудия университета Нью-Йорка (New York University's Brennan Center for Justice), который отслеживает технологии и процедуры выборов в масштабах всей страны, сообщает, что большинство штатов используют электронные машины для голосования, которым уже по меньшей мере десять лет. У этих машин — устаревшее программное обеспечение, и они не способны регулярно обновляться для предотвращения новых угроз безопасности. Хотя большинство штатов и признают, что устаревшие машины следует заменить, с 2016 года мало что изменилось.

На последних президентских выборах 14 штатов использовали худшие — безбумажные — электронные машины, которые не оставляют никаких физических данных об отданных голосах. Хоть эти машины обычно не подключены к интернету, Лоуренс Норден из Университета Нью-Йорка предупреждает, что есть способы проникнуть в них, в том числе с помощью компьютеров, используемых для программирования машин. С 2016 года только один штат, Вирджиния, прекратил использование всех своих безбумажных машин. В прошлом месяце конгрессменам штата Джорджия не удалось принять законопроект, который предусматривал модернизацию машин для голосования на государственном уровне. И даже несмотря на то, что Пенсильвания продвигает идею модернизации, переход не завершится до голосования в ноябре.

Но наличия машин с бумагой для печати едва ли достаточно. Документация позволяет государственным чиновникам проводить статистически обоснованные проверки голосов после выборов. Тем не менее лишь небольшое количество штатов требуют тщательной проверки отчетности, и для этого есть совсем немного людей.

Помимо машин для голосования, есть и более уязвимые цели для удаленного хакерства, включая электронные бюллетени для голосования, серверы и сайты государственных выборов. Это те электронные ресурсы, которые, по-видимому, были взломаны российскими хакерами в 2016 году. Нет никаких доказательств, что хакеры ничего не изменили, но также нет гарантии, что они не будут пытаться сделать это в будущем.

Самый верный способ обеспечить безопасность национальных выборов — в первую очередь предотвращение атак. В этом плане страна, пожалуй, больше всего отстает. Ряд официальных лиц США, а также Г. Р. Макмастер, недавно смещенный с поста советника по национальной безопасности, в своей финальной речи перед тем, как покинуть Белый Дом, предупредил, что Кремль недостаточно прочувствовал последствия своих действий, чтобы можно было исключить вмешательство в выборы в будущем. Два последних раунда санкций от министерства финансов США несли в себе обещание наказать и некоторых людей, находящихся в близком кругу российского президента Владимира Путина. На прошлой неделе г-н Трамп, однако, подорвал основную мысль этого сообщения, когда потребовал отката определенного количества обещанных санкций, которые были запланированы в ответ на предполагаемую химическую атаку поддерживаемого Россией сирийского режима. Последующие сообщения о непрекращающейся фиксации Трампа на том, чтобы всячески потакать г-ну Путину, могут заставить российское правительство поверить, что при повторном вмешательстве в выборы в США оно не столкнется с серьезными последствиями.

Из всех изменений, что должны произойти в стране, более всего необходимо изменение в поведении президента, что может быть самым быстрым и эффективным способом реагирования на угрозы выборов.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 23 апреля 2018 > № 2583330


Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 апреля 2018 > № 2583310

Отношения ЕС и России: между амбициями и беспомощными стремлениями

Массимилиано Неспола (Massimiliano Nespola), L'Indro, Италия

Интервью с Франческо Рандаццо (Francesco Randazzo), преподавателем истории международных отношений в университете города Перуджи, и Марко Бальдассари (Marco Baldassari), преподавателем истории политических институтов Европы в университете города Пармы.

Развитие отношений между Европейским союзом и Россией заставляет обратить внимание на повседневные вопросы. Дело Скрипаля, экономические санкции и связанное с ними обострение отношений — это те элементы, возможные последствия которых для Европы и для основных государств-членов ЕС следует рассматривать буквально под микроскопом из-за связанных с ними экономических и политических потрясений. Если когда-то мы мечтали о Европе, протянувшейся от Гибралтара до Урала и вмещающей таким образом Россию, то развитие событий привело к совершенно другому результату. Об этом мы говорим с преподавателем истории международных отношений университета Перуджи Франческо Рандаццо и преподавателем истории политических институтов Европы университета Пармы Марко Бальдассари.

L'indro: Евросоюз — и началось это не сегодня — находится в противоречивых отношениях с Россией из-за дела Скрипаля, экономических санкций и неоднозначных соглашений, которые раз от разу заключаются в связи с продажей газа. Но в то же время мы сталкиваемся с расширением именно на Восток, которое продолжится после следующих переговоров по вступлению в ЕС стран Балканского полуострова. Что в связи с этим более вероятно — будущее сближение или обострение отношений с Россией?

Франческо Рандаццо: Уинстону Черчиллю приписывают фразу, которая полвека обращала на себя внимание и в значительной мере оказала влияние на мнение международного сообщества о России: «Это всегда загадка, больше того — головоломка, нет, тайна за семью печатями». Восприятие России как страны, враждебно относящейся к европейским институтам и едва ли не противостоящей им, заявляющей о себе как о великой евразийской державе, которая, пусть и являясь основным экономическим партнером Европы, усложняет отношения между двумя мирами, все с большим трудом находящими равновесие, особенно после краха советского коммунистического режима. Это поведение — если смотреть на него с позиций Запада — приводит к «русофобии», которой Ги Меттан (Guy Mettan) посвятил в 2015 году интересное эссе, в котором подчеркнул различия в понимании свободы в России и на Западе и их влияние на взаимоотношения. Свобода для россиянина (как и для любого жителя Востока) — значит оградить себя от диктата со стороны любого иностранного государства. Он не любит, когда его унижают, особенно, если речь идет о властях другого государства, и Запад, стремящийся навязать свое культурное превосходство, свои ценности всему остальному миру, апеллируя к здравому смыслу, не может, по всей видимости, понять этого языка (Меттан, 2015). За это русские и европейцы расплачиваются веками недоверия, достигшего в настоящее время почти критического уровня. что приводит отношения до грани краха.

Дело бывшего российского шпиона Сергея Скрипаля, приговоренного в 2006 году в России за измену родине и ставшего предметом обмена между правительствами ее величества королевы Елизаветы и России, представляется весьма показательным. Однако и дело Скрипаля, и дело Литвиненко в прошлом, на мой взгляд, остаются крайней формой выражения международного напряжения, начинающегося со страданий Европы в связи с украинским и крымским вопросом и заканчивающегося сирийским конфликтом, в котором Россия открыто противостоит США и Евросоюзу. Были и другие дела шпионов, укрывшихся в Великобритании, например, Олега Калугина, самого известного дезертира из КГБ, известного также и американцам, и Олега Гордиевского — оба спокойно пережили свой статус бывших шпионов. В таком случае, если не брать в расчет результатов, полученных британскими властями, и выводов, к которым они придут, необходимо признать провал английских спецслужб и утраченную способность к диалогу между ЕС и Россией, что произошло, правда, не сегодня, а уже давно.

Позиция президента США Трампа и осуществляемая им политика протекционизма восстанавливает англо-американскую ось еще больше, чем разрыв диалога с Москвой, и ускоряет процессы демонизации российской политики при Путине. Одним словом, отношения между Евросоюзом и Россией могут развиваться лишь через посредничество Германии, которое в данный момент находится в неясном состоянии, Германии. Речь о посредничестве Ангелы Меркель, единственной, кто способен усадить за стол переговоров хозяина Кремля, несмотря на то, что ужесточение войны в Сирии может привести к эскалации, способной иметь поистине катастрофические последствия.

— Какие смыслы обретет Европа, утратившая Великобританию и расширяющаяся на Восток? Какие произойдут перемены по сравнению с нынешней ситуацией?

— Когда после падения Берлинской стены двери Западной Европы распахнулись для тех стран, которые более 50 лет просуществовали в тени советского коммунизма, Россия не смогла остановить кровотечение и наблюдала этот процесс со стороны, осознавая его необратимость. С 1991 года по 1999 год, в период правления Бориса Ельцина, Европа запустила процессы расширения на Восток, сознавая, что она в любом случае идет вразрез с геополитическими интересами страны, страдающей от экономического кризиса, высочайшего уровня инфляции и утраченного «достоинства» сверхдержавы. Холодная война, казалось, окончательно проиграна, и образ страны, катящейся под откос, нашел выражение в кадрах, где президент России появился на международных встречах в состоянии постыдного опьянения. Далее последовала реакция в виде вспышки сильного национализма, которым смог воспользоваться преемник Ельцина, бывший сотрудник КГБ, Владимир Путин — тот же, кто и сегодня, спустя целых 17 лет со времен своего первого мандата, находится у руля государства.

В этот временной промежуток в Европе произошли политические и экономические процессы, изменившие прежнее соотношение сил на довольно однородной географической территории, изнутри нацеленной на расширение, которое должно было способствовать преодолению преград между Востоком и Западом. Кризис в Греции, постоянное политическое напряжение на территории Балкан, взрыв опасного национализма в Венгрии и в Австрии, а также в других странах Центральной Европы, негативное отношение к Европе многих народов, способствовавших созданию ЕС, Брексит Великобритании и кандидатуры новых государств — все это является очевидным свидетельством препятствий к объединению, целью которого было достижение стабильности на огромной территории европейского континента. Но единства и благополучия создать не удалось.

В европейском парламенте обсуждается предложение возможного расширения с включением еще шести балканских стран к 2025 году. Речь идет в первую очередь о Сербии и Черногории, далее — об Албании, Македонии, Боснии и Герцеговины и Косово. Переговоры о вступлении в ЕС Турции, кажущиеся издевательством для Эрдогана, уже давно прерваны из-за многочисленных неразрешимых вопросов, связанных с пренебрежением турецкого правительства в отношении прав человека. Однако «открытие» ЕС на данный момент представляется, скорее, рискованным, чем выгодным, в свете некоторых факторов, которые европейские делегаты недооценивают. Они связаны с хрупким равновесием, на котором держатся отношения между столь разными государствами — как в области культуры, так и в области религии и политического устройства. Не следует забывать так и не утихшую злобу, порожденную войнами после распада бывшей Югославии, сербско-косовский конфликт и, не в последнюю очередь, интересы, которые Россия имеет в отношении «южных славян», особенно в отношении Сербии, самого близкого «родственника» Москвы, как в связи с ее географическим положением на Балканах, так и со славянской природой ее народа.

Страны, которые не полностью вышли из стадии посткоммунистической модернизации и никак не могущие обрести внутреннее равновесие по причине глубочайшей коррупции в институтах власти и, скажем так, недостаточно быстрой демократизации властного аппарата. К сожалению, во многих из этих стран старая номенклатура почти полностью перекочевала в новые правительства, сбросив костюмы, которые она носила при коммунистическом режиме, и представляясь чем-то «новым» и прогрессивным. Любой политолог, таким образом, затруднится определить, вдоль какой оси выстроится стратегический план Европы, учитывая, что будет практически невозможно поместить на чашу весов утраченный экономический вес Великобритании и хрупкую, нестабильную экономику Балкан; политическую надежность конституционной монархии Елизаветы и ненадежные элитарные правительства, сформировавшиеся после падения Берлинской стены. Ожидающий нас сценарий представляется, в самом деле, замечательной неизвестной!

— Можно ли представить более активную и позитивную роль ЕС в вопросах международного значения, как, например, урегулирование ситуации в Сирии, в отношении которой в глаза бросается прежде всего участие России, а также Турции и Ирана?

— Быть евроскептиками в наше время гораздо легче, чем верить в вероятность того, что нынешняя Европа может довести до конца действенные и решающие переговоры. Большей проблемой, и, по крайней мере, более ощутимой является то, что со времен войн в бывшей Югославии Европа ни разу не вела согласованной внешней политики, у нее ни разу не было общей армии, но она всегда координировала вмешательства со своим самым надежным — по крайней мере, до наступления эры Трампа — партнером, то есть с Соединенными Штатами. Эта невозможность представлять единую и разделяемую многими сторонами позицию по части окончательных решений привела каждое государство к необходимости искать выход из международных кризисов в соответствии со своими военными и дипломатическими позициями. Это еще раз продемонстрировало, что Европа не способна действовать слаженно.

В случае с Сирией такое поведение позволило Путину вмешаться без обсуждения с европейцами его решения поддержать Башара Асада. Россия помогла ему в одностороннем порядке. Случай с Сирией показателен в отношении веса, который приобрел в последние несколько лет лидер Кремля, он также определяет важную позицию России на евразийском геополитическом поле. Ось Москва-Стамбул, пошатнувшаяся было из-за многочисленных эпизодов, поставивших под угрозу отношения между двумя государствами, до сих пор остается фундаментальной для определения исхода сирийского кризиса.

Но это происходит за счет народа, существующего на грани истощения своих ресурсов и раздираемого страшной гражданской войной, которой не видно ни конца, ни края. В долгосрочной перспективе, однако, российское вмешательство в пользу Асада было во многом переоценено всеми теми, кто поначалу расценивал путинское решение как вредоносное и ненужное в сирийском вопросе. Евросоюз, таким образом, рискует снова остаться бездействующим и пассивным наблюдателем в Сирии, особенно в свете вовлеченности Путина — того Путина, который, несмотря ни на что, остается экономически «жизненно необходим» для правительств ЕС.

Последние события и обвинения США в адрес Москвы в поддержке химической атаки в Сирии представляются последней главой англо-американского противостояния с Россией. Слишком рано говорить о том, какое участие принимала Россия, какую роль сыграл Израиль, какую ответственность несут стороны, спонтанно выступающие в раздираемой войной Сирии. Но с уверенностью можно сказать, что все это, помимо переноса ответственности на Кремль, еще раз подтверждает, что у международного сообщества есть серьезная проблема, и ее необходимо решать — это его устаревшая и уже устоявшаяся нерешительность в отношении ООН, ставшего пленником его вето.

— Если Европа будет по-настоящему едина в своих решениях, особенно, во внешнеполитических вопросах, как, например, тех, что касаются отношений с Россией, она сможет оказывать большее влияние на свои общественные инстанции. Насколько сплочен Евросоюз в этом отношении?

— Европа — это крупный геополитический организм, и она останется таковым еще очень долго. Это стратегический партнер для России, совмещающий в себе экономические и политические интересы, куда можно попасть, если принимать логичные, а не продиктованные сторонними требованиями решения. Внешняя политика не должна подчиняться экономическому шантажу, не должна идти на поводу у банков и зависеть от различных популистов, формирующих климат недоверия в отношении действий всего ЕС. Европейский союз, на мой взгляд, сегодня достиг низшей точки привлекательности с 1993 года, года его основания, и на то имеется множество причин, которые трудно пересказать в рамках краткой беседы.

Но одна из причин, оправдывающих это утверждение — это, безусловно, ошибочность самой идеи союза, простирающегося от Гибралтара до Урала, то есть вмещающего, таким образом, и Россию. Это стало основой исторической ошибки, в рамках которой развивались надуманные представления о «братском альянсе». А потом произошло столкновение с враждебной Россией, которой едва ли не досаждало бесполезное ухаживание западных лидеров. Россия отстаивает свою принадлежность к европейскому континенту, но не намерена при этом отказываться от своих культурных и политических особенностей. Мирная и стабильная Россия, на мой взгляд, гораздо полезнее для ЕС, где не обходится без сильных политических разногласий, циклических кризисов в странах-членах, а также порой и без нарастания антиевропейских настроений, которые поддерживают популистские партии, пользуясь длительной волной экономического кризиса, накрывающей Европу уже почти десять лет.

Европа может заботиться о своих гражданах, только если не будет подвергать их рискам расширения любой ценой, без четко определенных правил и не предъявляя к претендентам никаких требований при их вступлении. Более обширная в географическом отношении Европа необязательно будет более надежной и внимательной по отношению к нуждам своих граждан. Сегодня — возможно, как никогда ранее — Старый Свет столкнулся с гораздо более важными проблемами, чем расширение ЕС. Главным образом, это иммиграция и постоянный приток людей, прибывающих с территорий, разоренных гражданскими войнами и, что еще хуже, изнуренных голодом. Им необходимо дать ответ и, отталкиваясь от этих новых гуманитарных катастроф, нужно строить разговор с балканскими кандидатами на вступление в ЕС, чтобы они отказались от политики возведения стен и уступили пространство для политики гостеприимства и интеграции. Возможно, в будущем объединенной Европы проблема интеграции стоит наиболее остро.

Далее представлены ответы Марко Бальдассари.

L'indro: Евросоюз — и началось это не сегодня — находится в противоречивых отношениях с Россией из-за дела Скрипаля, экономических санкций и неоднозначных соглашений, которые раз от разу заключаются в связи с продажей газа. Но в то же время мы сталкиваемся с расширением именно на Восток, которое продолжится после следующих переговоров по вступлению в ЕС стран Балканского полуострова. Что в связи с этим более вероятно — будущее сближение или обострение отношений с Россией?

Марко Бальдассари: Евросоюз с самого начала своего существования занимал четко выраженную проатлантическую позицию. Вступление стран Европы в НАТО (в 1949 году) стало военно-политической предпосылкой для появления Европейского объединения угля и стали (в 1951 году) и впоследствии Европейского экономического сообщества (в 1957 году). Создание рынка без границ подчинялось, на самом деле, логике противопоставления западного и советского блока. Наиболее меткое выражение формулы холодной войны: «американцы внутри, немцы — снизу, а русские — снаружи». При своей простоте эта фраза лучше любого анализа емко характеризует геополитическую ситуацию с 1949 по 1989 год. После этих 40 лет и после падения Берлинской стены способность Европы отвоевывать собственную автономию постепенно сходила на нет. Первые трудности проявились во время войны в Персидском заливе, однако самым значительным эпизодом стала война в Косово (в 1999 году), определившая также смену парадигмы, позволяя перейти от «международного права» к «праву на интервенцию», одновременно с дальнейшим продвижением Атлантического альянса на восток. В те годы было подготовлено пятое расширение ЕС, и в 2004 году десять новых государств, прежде принадлежавших к советскому блоку, официально вступили в ЕС, будучи до этого взяты под крыло НАТО.

Стратегия расширения или, как верно утверждает Махди Дариус Наземройя (Mahdi Darius Nazemroaya), «глобализации» НАТО — очевидна. Конфликт на Украине стал очередным подтверждением применения этой стратегии, вызвав новые трения с Россией, которая, столкнувшись с агрессивным расширением Атлантического альянса и вторжением в свою зону влияния, отвечает применением силы. Политика расширения ЕС, однако, не исключает возможности активировать партнерство с теми странами, которые не желают вступать в этот «клуб», но с которыми ЕС должен поддерживать стабильные отношения.

Это относится к тем странам, которые имеют выход к южному побережью Средиземного моря и, главным образом, к такому государству стратегического значения на востоке, как Россия, особенно с точки зрения энергетики. Не будем забывать, что 40% газа, потребляемого европейцами, происходит из России. Далее следует учитывать, что атлантическая Европа — не единственная «Европа», присутствующая на евразийском континенте, являющемся весьма обширным геополитическим комплексом с разнообразными разломами.

Конфликт на Украине и последующие жесткие решения подвергнуть Россию санкциям являются палкой в колесах отношений ЕС и России. В связи с этим я считаю, что единственную надежду на снижение напряжения на этой территории может дать Германия, исторически весьма своеобразно относившаяся к политике Альянса. Заботясь о своих собственных интересах, она вынуждена относиться к России с определенной осторожностью и с меньшим предубеждением относительно того, что происходило до настоящего времени, а также, на мой взгляд, с некоторой стратегической проницательностью. Европа может гораздо больше заработать с Россией, за пределами катастрофических торговых соглашений, вроде ТТИП.

— Какие смыслы обретет Европа, утратившая Великобританию и расширяющаяся на восток? Какие произойдут перемены по сравнению с нынешней ситуацией?

— Брексит стал дестабилизирующим фактором внутри Европы, открыв возможность того, что ортодоксальный европеизм всегда избегал — обратимости процесса интеграции. Я не очень уверен, что это событие привело к сдвигу на восток. Мы наблюдаем, скорее, приумножение геополитических расколов, происходящих параллельно с феноменом многочисленных европейских кризисов (финансово-экономического, миграционного и демократического). Если, с одной стороны, это может привести в геополитическом отношении к более решающей роли Германии, ослабляя атлантическое крыло Европы, то, с другой, «отвратительная гегемония» (как называют ту же Германию) не очень хорошо справляется с решением внутренних проблем своих европейских партнеров.

Я говорю, в частности, о зоне евро, которая до сих пор находится в зоне риска не из-за проблем, связанных с долгами таких государств, как Португалия, Италия, Греция и Испания — как о том неутомимо пишет мэйнстримовая пресса — а из-за очевидной торговой асимметрии и неравенства на территории, назвать которую «субоптимальной» было бы эвфемизмом. Великобритания, как бы то ни было, всегда добивалась своего права на отказ, отвоевывая де факто собственную автономию и отдавая предпочтение Европе а-ля карт (достаточно вспомнить об ее отказе от принятия единой европейской валюты, от вступления в Шенгенское соглашение, от применения некоторых положений, касающихся социальных прав и свободного передвижения людей). Великобритания стремится — до сих пор, находясь на стадии выхода из ЕС — вести переговоры об участии в договоренностях, касающихся торговли в Европе, в которых она заинтересована и из которых может извлечь множество преимуществ (свободное товарообращение и финансовых услуг), так как роскошь Содружества наций является не более, чем требованием риторики.

Все европейские государства, в том числе и Англия, не только не являются более региональными державами с «ограниченным суверенитетом», «лишившимися власти» из-за нового мирового (бес)порядка, но, разумеется, не могут даже стремиться к привилегированному положению на континенте. Это неподвластно даже так называемому немецкому локомотиву, который, пусть и оставаясь еще экономическим «гигантом» (стоящим на плечах других членов ЕС), до сих пор в политическом отношении является карликом. Неужели Германия рубит сук дерева, на котором удобно расположилась? Я считаю, что через десять лет кризиса все труднее думать о реформировании ЕС в направлении совместного финансирования кредитов. Разделение рисков Германия должна бы принять в первую очередь, но она будет всячески стараться этого не делать. Однако проект, активизирующий элементы солидарности или вдруг, словно по мановению волшебной палочки, развивающийся в федеральном направлении, представляется все менее вероятным.

Если взглянуть на все более реалистично, то раскол между так называемыми странами-должниками и странами-кредиторами лишь усугубится, проблема состоит в том, чтобы знать, что произойдет, когда мы достигнем точки раскола. Если этот раскол не произойдет в краткосрочный период, то наиболее вероятный сценарий развития в ближайшее время — это «ускоренная Европа» с «дифференцированной интеграцией» или «варьирующейся геометрией», где ставка делается скорее на способность «отпора» институтов при адаптации к различным шокам, испытываемым Европой, а не на перезапуск ЕС. Одним словом, «новый европейский застой», отражающий гамлетову природу Европейского союза или его медленное превращение в полиархию регулирующих режимов — вот другие возможные сценарии. Когда-то европеизм утверждал, что кризисы — это повод сделать шаги вперед в направлении к европеизации. Сегодня сторонники Европы и самовосхваляющей риторики уступили место более прозаической оценке разнообразных сценариев, которые объективно могут развиваться.

— Можно ли представить более активную и позитивную роль ЕС в вопросах международного значения, как, например, урегулирование ситуации в Сирии, в отношении которой в глаза бросается, прежде всего, участие России, а также Турции и Ирана?

— Стратегия, принятая Евросоветом 3 апреля 2017 года — которая, вероятно, будет подтверждена на следующей конференции «Поддержим будущее Сирии и региона», запланированной в Брюсселе на 24-25 апреля 2018 года — строится в основном на прямом обвинении сирийского режима Башара Асада, против которого введены ограничительные меры и санкции сроком до 1 июня 2018 года. Стратегия Совета состоит в оказании прямой поддержке сирийской оппозиции в соответствии с резолюцией 2254 Совета безопасности ООН. Осуждается нарушение прав человека и применение химического оружия сирийским режимом (и то, и другое еще предстоит доказать. Многие независимые наблюдатели сомневаются в этой упрощающей версии фактов, указывая на более сложную реальность). Россия, Турция и Иран продолжают выполнять свои обязательства, но ни в одной части стратегического документа не упоминаются США, что, по меньшей мере, является угрозой объективности заявления… Американское присутствие сохраняется, несмотря на пантомиму Дональда Трампа и объявление о выводе войск (нужное, на самом деле, лишь для того, чтобы потребовать большей поддержки и больше денег у Саудовской Аравии). Сирия — это проигравшее государство, разобщенное и раздираемое разными сторонами. Единственно возможное решение — федерального типа.

Но объективно ЕС способен на совсем немногое: несмотря на совместные (проатлантические) заявления, государства, действительно управляющие внешней политикой, занимают разные позиции и действуют автономно. Как мы видели на примере Германии в 2015 году, склонявшейся к вмешательству, и Франции на других воюющих территориях (Ливия, Мали и др.) — они оказались задавлены более активными странами, такими как Иран, Турция и Россия. Протагонизм России, учитывая также присутствие важной военно-морской базы в Тартусе, вероятно, вновь подтвердится, как и в случае с Ираном, которому Сирия нужна как выход к Средиземному морю и способ выстраивания оси. Кроме того, Путин является единственным элементом равновесия на этой территории и единственным реальным противником ИГИЛ (организация признана террористической и запрещена в России, — прим. ред.), теперь когда «Средиземноморская Ялта» с Эрдоганом и Рухани, казалось, гарантирует Асаду сохранение власти. Это не может не вызывать беспокойство Израиля, который, как демонстрируют события последнего времени, 9 апреля 2018 года устроил бомбардировку сирийской базы Т4.

— Если Европа будет по-настоящему едина в своих решениях, особенно, во внешнеполитических вопросах, как, например, тех, что касаются отношений с Россией, она сможет оказывать большее влияние на свои общественные инстанции. Насколько сплочен Евросоюз в этом отношении?

— Европа при ЕС во многом является порождением холодной войны и американского влияния на континент, масштабного, безусловно, до 1989 года. Однако представить себе Евросоюз вне атлантического договора — это сущая иллюзия. Не случайно все шаги вперед в рамках внешней политики и общей безопасности всегда осуществлялись в пределах НАТО, включая и последнее достижение, касающееся европейской обороны (PESCO). Ошибочно встреченное с энтузиазмом как начало Оборонного союза, оно, безусловно, будет способствовать поставкам и улучшит координацию между государствами в военных вопросах, но все так же под эгидой НАТО. Таким образом, по существу, автономии не хватает. Тем более, что именно Атлантический альянс, после того как цель, ради которой он был создан, была выполнена, был переосмыслен в экспансивном ключе, выполняя роль всемирного полицейского, распространяясь «глобально» и двигаясь все дальше на восток (как мы видим на примере украинских событий), намного дальше Северной Атлантики. Европа, пассивно подчиняясь этой динамике, не была способна, начиная с 90-х годов (с войны в Персидском заливе, потом войны в Косово и до войны в Ливии), ни создать собственную евросферу («доктрину Монро» на европейский лад), ни выстроить продуктивный диалог с Россией (даже наложив на нее санкции в результате конфликта на Украине).

Все это потому, что фактически настоящей внешней политики здесь не существует, и государства-члены ЕС, вне зависимости от того, сильные они или слабые, имеют зачастую совершенно противоположные цели и интересы. Противоположные точки зрения, которые, однако, по крайней мере, привели к отказу от ТТИП — соглашения, которое создало бы своеобразный общий евроатлантический рынок и способствовало бы торговому подчинению по отношению к США, представляющему, на мой взгляд, опасность для Европы.

Безусловно, отсутствие большого макрорегионального пространства, обладающего собственной политической ориентацией, превращает наш континент в классическую глиняную вазу среди металлических ваз, отражающих, напротив, жесткую государственную политику (США, Китай и Россия). Но, чтобы создать новый порядок, вряд ли нам поможет постсуверенная риторика глобализма, напротив, она — бессознательно или нет — влечет к распаду Европы и государств. Скорее необходимо подумать о европейской политике, способной представить конфигурацию континента, удерживая вместе в новых формах взаимодействия в должной мере переосмысленный и реорганизованный суверенитет (ностальгического воскрешения прошлого недостаточно). Это означает — во внутренней политике — прекращение процесса демократического опустошения, а во внешней политике — переосмысление этих новых форм суверенитета в более обширном геополитическом контексте. Это может восстановить автономию Европы.

Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 апреля 2018 > № 2583310


Евросоюз. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > oilcapital.ru, 23 апреля 2018 > № 2580409

АЕБ: Жертвами антироссийских акций могут стать европейские компании.

Ассоциация призывает все стороны прекратить дальнейшую эскалацию напряженности и существенно снизить негативное влияние политики на международную деловую среду.

Ассоциация европейского бизнеса (АЕБ), основной представитель иностранных инвесторов в России, выступила с заявлением, в котором высказала крайнюю обеспокоенность возможными негативными последствиями введения новых санкций США в отношении ряда российских физических и юридических лиц. АЕБ, сообщается в документе, «проинформировала руководство ЕС о своей обеспокоенности, вызванной санкционной политикой США, жертвами которой могут стать европейские компании, ведущие бизнес в России и с Россией».

«АЕБ приветствует действия ЕС, а также его отдельных государств-членов, направленные на минимизацию последствий принятых США мер. Ассоциация призывает все стороны прекратить дальнейшую эскалацию напряженности и существенно снизить негативное влияние политики на международную деловую среду», – говорится в заявлении.

Выступления на тему американских санкций за последний год для европейского делового лобби стали, можно сказать, традиционным жанром. Летом 2017 года АЕБ неоднократно критиковала сначала законопроект, а затем и закон о санкциях CAATSA, а в январе – выразила обеспокоенность публикацией в США «кремлевского доклада». Новое заявление последовало за включением в американский «черный список» ряда крупнейших российских бизнесменов и подконтрольных им компаний.

В состав АЕБ входят Alstom, BP, Cargill, DHL, E.ON, Enel, Eni, ING, Mercedes-Benz, Metro, Procter & Gamble, Shell, Statoil, Telenor, Total, Volkswagen, Volvo, Valio, Auchan.

Евросоюз. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > oilcapital.ru, 23 апреля 2018 > № 2580409


Армения > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 23 апреля 2018 > № 2580383

Добились своего: Саргсян уходит в отставку

Саргсян ушел в отставку с поста премьера Армении‍

Массовые акции протеста, продолжающиеся в Ереване уже неделю, дали плоды — премьер-министр республики Серж Саргсян объявил о своем уходе с поста главы кабмина. В своем обращении он признал правоту оппозиционного лидера Никола Пашиняна, с которым встречался накануне. Ранее Пашиняна выпустили из СИЗО, куда лидер протестов был доставлен после неудавшейся встречи с премьером. 23 апреля к акции протеста также присоединились люди в военной форме.

Премьер-министр Армении Серж Саргсян заявил об уходе в отставку. Соответствующее сообщение было обнародовано в понедельник, 23 апреля. Уход главы кабмина последовал после массовых акций протеста, продолжающихся в столице Армении уже неделю.

«Обращаюсь к вам в последний раз как глава государства. Никол Пашинян был прав, я ошибся. В сложившейся ситуации есть несколько решений, но ни на одно из них я не пойду. Это не моё. Я оставляю должность руководителя нашей страны», — обратился Саргсян к гражданам Армении.

Cегодня к протестующим в Ереване присоединилась группа лиц в военной форме. Как сообщало РИА «Новости», это десятки людей в камуфляжной одежде, они не вооружены и отказываются давать комментарии представителям СМИ.

23 апреля пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков назвал протесты в Армении «внутренним делом страны», пояснив, что все разговоры о возможном вмешательстве России в них являются неуместными. «Это исключительно внутреннее дело Армении, это все что я могу сказать», — отрезал Песков.

Официальный представитель Кремля подчеркнул, что Армения — ближайший союзник России, с которым у нас развиваются самые тесные отношения.

«Для нас важна эта страна, поэтому мы внимательно наблюдаем за тем, что там происходит», — заверил представитель Кремля.

Министр обороны Армении Виген Саркисян уже прокомментировал присоединение к протесту лиц в камуфляжной форме, которые, по данным Sputnik Армения, называют себя военнослужащими республики. Саркисян пообещал принять жесткие меры и заявил, что подобные протестные акции угрожают безопасности республики. Глава военного ведомства также допустил возможность привлечения армии и объявления в стране чрезвычайного положения.

Напомним, что в 2015 году в Армении состоялся конституционный референдум, по итогам которого страна стала парламентской республикой — в соответствии с принятыми поправками в основной закон реальная власть отныне сосредоточена в руках премьера. В этом и состоит главная претензия протестующих — по их мнению, назначение Саргсяна премьером фактически является его попыткой сохранить за собой полномочия главы государства на третий срок.

До этого экс-президент Cаргсян правил страной десять лет — с 2008 года. Протестующие также обвиняют экс-президента в неэффективном руководстве, которое в том числе привело к ухудшению экономической ситуации в стране.

В понедельник, 23 апреля, из СИЗО был отпущен лидер протестов, депутат Никол Пашиняна, которого накануне задержали вместе с другими оппозиционерами: Сасуном Микаеляном и Араратом Мирзояном. 22 апреля он провел встречу с премьер-министром Сержем Саргсяном, однако переговоры прошли неудачно - - глава кабмина назвал требования протестующих «шантажом» и ушел с переговоров.

За время своего пребывания в следственном изоляторе Пашинян успел встретиться с первым вице-премьером Армении Кареном Карапетяном. Кстати, Карапетян — один из немногих армянских чиновников, публично вступившихся за лидера протеста. «Я думаю, что у нас хватит логики и трезвости, чтобы всему миру показать, что мы, армяне, способны сесть и найти логические решения, несмотря на сложные проблемы и нерешенные вопросы», — подчеркнул первый вице-премьер республики.

22 апреля президент Армении Армен Саркисян прокомментировал сложившуюся ситуацию. Глава республики подчеркнул, что нынешнее положение крайне опасно, и призвал все стороны к диалогу.

«Процессы в нашей стране достигли опасной черты, что может привести к необратимым последствиям. К сожалению, вопреки достигнутой накануне договоренности, переговоры были прерваны, хотя они могли бы привести к разрядке ситуации и снижению напряженности», — приводит РИА Новости слова Саркисяна.

Стоит отметить, что обострение ситуации в столице Армении происходит накануне Дня памяти жертв геноцида — одного из важнейших памятных дней в стране. Только за 23 апреля, по данным правоохранительных органов, полицеские подвергли приводам 41 человека. По данным СК Армении, с 16 апреля было задержано в общей сложности уже 280 человек, а еще семь были госпитализированы.

Армения > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 23 апреля 2018 > № 2580383


Армения. Россия. ЕАЭС > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 23 апреля 2018 > № 2580379

Цена отставки: Армения может уйти от России

Чем грозит российско-армянским отношениям отставка Сержа Саргсяна

Петр Орехин, Екатерина Каткова

Уход Сержа Саргсяна с поста премьер-министра Армении вряд ли что-то поменяет в экономических взаимоотношениях республики с Россией, считают эксперты. У страны есть соглашения о сотрудничестве и с Европейским и с Евразийским союзом, при этом последний является значимым кредитором и торговым партнером для Армении. Но, если оппозиция возьмет власть и захочет набрать политических бонусов, то Ереван может отказаться от союза с Россией.

Серж Саргсян ушел в отставку с поста премьер-министра Армении на фоне массовых акций протеста.

«Дорогие соотечественники, я обращаюсь ко всем гражданам Республики Армения ... Обращаюсь к вам в последний раз как глава государства. (Лидер акции протеста. — «Газета.Ru») Никол Пашинян был прав. Я ошибся. В сложившейся ситуации есть несколько решений, но ни на одно из них я не пойду. Это не мое. Я покидаю пост премьер-министра страны», — говорится в обращении Саргсяна.

Должность главы правительства он занял несколько дней назад, а до этого с 2008 года был президентом страны. Оппозиция считает, что он нарушил свое обещание не занимать премьерское кресло после изменения формы правления с президентской на парламентскую республику.

Российские официальные лица крайне осторожно комментируют события, происходящие в Ереване. Спикер Государственной думы Вячеслав Володин сказал, что все происходящее - это внутреннее дело суверенного государства.

Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков также назвал последние события «исключительно внутренним делом Армении».

«Армения — это наш ближайший союзник, страна, с которой у нас развиваются самые тесные отношения, Армения — это участник ЕврАзЭс. Поэтому, конечно, для нас чрезвычайно важна эта страна, поэтому мы очень внимательно наблюдаем за тем, что там происходит», — цитирует его РИА «Новости».

Армения вступила в Евразийский экономический союз в январе 2015 года. На данный момент доля Армении, по данным Евразийской экономической комиссии в торговом обороте ЕАЭС по итогам 2017 года составила 1% (столько же у Кыргызстана, у Казахстана – 9,5%, у Белоруссии – 25,1%, у России - 63,4%).

Армения экспортировала в другие страны Союза товаров на $555,2 млн. Главная статья экспорта – крепкие спиртные напитки, на них пришлась треть от указанной суммы. Почти весь армянский коньяк ушел в Россию, которая закупила его на $177,1 млн.

При этом, ЕАЭС занимает в общем армянском экспорте ($2,242 млрд) всего около четверти. Остальное приходится на ЕС и других торговых партнеров.

В структуре экспорта Армении за пределы ЕАЭС наибольший удельный вес занимают минеральные продукты, в первую очередь металлические руды, а также металлы и изделия из них.

Основной импорт также идет не из России и других союзников. На них приходится $1,3 млрд из $4,182 млрд. Причем почти все это ($1,262 млрд) поставки российских энергоносителей и других товаров. Импорт в целом вырос в 2017 году на 27,8%, экспорт увеличился на 25,2%.

Во многом именно поэтому Армения имеет не только союзные отношения с Россией, Белоруссией, Казахстаном и Киргизией, но и подписала с Евросоюзом «Соглашение о всеобъемлющем и расширенном партнерстве». Серж Саргсян последовательно и довольно успешно реализовывал стратегию дружбы и с Москвой, и с Брюсселем.

Экономическая ситуация в Армении неплохая. По итогам 2017 года ВВП страны увеличился на 6,7%, а прирост показателя экономической активности, рассчитываемого Национальной статистической службой республики, составил 7,7%. Но, как и у многих бывших соцстран, у Армении есть большая проблема – безработица.

Уровень безработицы, по данным статслужбы, в среднем за прошлый год составила 17,8%. И это даже при том. Что значительная часть трудоспособного населения работает за границей. В России только за первый квартал этого года на миграционный учет было поставлено 125,9 тысяч граждан Армении. По итогам прошлого года таковых набралось 657,6 тысяч, причем около трети из них (232,2 тыс.) официально приехало в РФ на работу.

Председатель Совета по внешней и оборонной политике Федор Лукьянов не считает, что что-то может кардинально измениться в российско-армянских отношениях с уходом Сержа Саргсяна. Дело не в экономике, а в том, что Россия выступает гарантом безопасности республики.

«Армении просто некуда деваться. Дело не в ЕАЭС, самое главное здесь - это гарантия безопасности, которую Россия дает Армении. с одной стороны – Турция, с другой – Азербайджан, ситуация в Нагорном Карабахе сейчас очень напряженная.

Любые политики, которые придут на смену Саргсяну, в первую очередь реалисты, а на первое место в стране ставят гарантии безопасности, которые сейчас напрямую зависят от России», - объясняет он.

До какой-то степени может измениться направление экономической риторики, но не в ущерб России. В Армении прекрасно понимают, что Евросоюз, НАТО вмешиваться в их ситуацию не будут, полагает эксперт.

При этом он отметил, что Россия в последнее время серьезно смягчила подход: в 2013 году, когда Ереван собирался подписать соглашение об ассоциации с ЕС, РФ явно выражала свое недовольство и Армения все усвоила. Соглашение было серьезно переработано и теперь не противоречит членству в ЕАЭС. У России стал более гибкий подход, и в прошлом году документ был подписан.

В свою очередь аналитик «Алор Брокер» Алексей Антонов говорит, что опросы общественного мнения показывают, что число сторонников членства Армении в ЕАЭС сократились с примерно 67% в 2013 году до нынешних 40-46%.

«Если оппозиция возьмет власть, то решение выйти из ЕАЭС могло бы помочь им набрать политические очки в глазах избирателей», - считает аналитик.

Для экономики Армении это принесет скорее негативные последствия. В целом Армения в рамках ЕАЭС выступала как нетто-импортер, у нее не было возможности предложить достаточный объем товаров на экспорт, но само объединение в этом не виновато, виноват слабый экономический рост, низкая производительность труда и уровень жизни, которые сейчас и приводят к тому, что набирает популярность оппозиция, подчеркивает Антонов.

«Впрочем, надежды на то, что оппозиция наладит работу экономики и ускорит экономический рост, мало», - резюмирует он, добавляя, что если Армения покажет экономический рост и расширение экспортного потенциала, то членство в ЕАЭС тоже могло бы пригодиться, поэтому торопиться с выходом из союза не стоит.

Армения. Россия. ЕАЭС > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 23 апреля 2018 > № 2580379


Франция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 23 апреля 2018 > № 2580028

Национальное собрание Франции одобрило в первом чтении законопроект о предоставлении политического убежища и миграционной политике, сообщается на официальном сайте нижней палаты парламента.

Всего "за" проголосовали 228 человек, "против" — 139, еще 24 воздержались.

Глава правой французской партии "Национальный фронт" Марин Ле Пен представила документ, альтернативный правительственному. В частности, среди предлагаемых партией действий — выдворение всех лиц, нелегально въехавших на территорию Франции.

Европа переживает самый серьезный со времен Второй мировой войны миграционный кризис, вызванный в первую очередь рядом вооруженных конфликтов и острыми экономическими проблемами в странах Африки и Ближнего Востока.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 23 апреля 2018 > № 2580028


Армения > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 23 апреля 2018 > № 2580024

Президент Армении Армен Саркисян принял отставку правительства, сообщили в пресс-службе главы страны.

В указе на сайте первого лица государства говорится, что такой шаг продиктован 130-й статьей Конституции. Согласно законодательству, правительство подает прошение об отставке вслед за премьер-министром.

Глава кабмина Серж Саргсян покинул свой пост незадолго до этого. Таким образом, он выполнил требование уличного движения протеста.

Временно исполняющим обязанности главы правительства назначен первый вице-премьер Карен Карапетян.

Лидер оппозиции Никол Пашинян на митинге в центре Еревана заявил, что нового премьера должны назначить в ближайшую неделю. "После этого будет сформировано временное правительство, а затем назначены внеочередные парламентские выборы", — добавил он.

По словам Пашиняна, первый этап "бархатной революции" завершен.

Депутат рассказал, что с Карапетяном уже удалось договориться об освобождении всех задержанных на акциях протеста. В среду оппозиция намерена провести с ним переговоры о передаче власти без потрясений.

Акции против избрания премьером Армении Сержа Саргсяна начались 13 апреля. Противники обвинили его в неэффективном управлении страной, узурпации власти и ухудшении экономической ситуации.

На выходных беспорядки вспыхнули с новой силой. Рост протестных настроений произошел на фоне провала переговоров с оппозицией и задержания лидеров движения за отставку премьера — Пашиняна и двух других депутатов — Сасуна Микаеляна и Арарата Мирзояна. Позднее к демонстрантам присоединились несколько десятков военных.

В понедельник парламентариев отпустили, в Ереване начался "победный митинг" оппозиции. По всей площади Республики слышны аплодисменты, жители столицы обнимаются и размахивают национальным флагом. После митинга пройдет рок-концерт, а во вторник демонстранты направятся к мемориалу жертв геноцида.

Армения > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 23 апреля 2018 > № 2580024


Армения > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 23 апреля 2018 > № 2580021

Премьер-министр Армении Серж Саргсян в понедельник подал в отставку на фоне продолжающихся уже десять дней акций протеста по всей стране. В специальном обращении Саргсян признал, что у сложившейся ситуации есть несколько решений, но для себя он видит единственный выход — оставить пост.

Временно исполняющим обязанности главы правительства стал первый вице-премьер Карен Карапетян. Именно он, по мнению российских экспертов, может претендовать на место премьера. Тем временем, в центре Еревана уже собрались несколько десятков тысяч митингующих, они приветствуют отставку Саргсяна.

Саргсян дважды избирался на пост президента в 2008 и 2013 годах. Акции против избрания его премьером Армении начались 13 апреля. Оппозиция обвиняет Саргсяна в неэффективном управлении и ухудшении экономической ситуации в стране. 17 апреля оппозиция объявила о начале "бархатной революции".

Несмотря на протесты, парламент Армении в тот же день избрал Саргсяна главой кабмина. При этом ранее вступили в силу изменения в конституцию, согласно которым самыми широкими полномочиями будет обладать премьер.

"Был не прав"

Несмотря на акции протеста, которые охватили Ереван и его окрестности, Саргсян был избран премьером 17 апреля. Однако на новом посту он продержался всего семь дней. В понедельник пресс-служба Саргсяна распространила его заявление, в котором премьер в последний раз обратился к жителям республики как глава государства.

"(Лидер акции протеста — ред.) Никол Пашинян был прав. Я ошибся. В сложившейся ситуации, у ситуации есть несколько решений, но ни на одно из них я не пойду. Это не мое. Я оставляю должность руководителя нашей страны… "Уличное" движение выступает против моего пребывания на этой должности, я выполняю ваше требование. Мира, гармонии и логики нашей стране", — говорится в заявлении Саргсяна.

Позднее в пресс-службе кабмина сообщили, что "согласно принятому правительством порядку, в случае невозможности выполнения премьером своих обязанностей премьер-министра заменяет первый вице-премьер".

"Победный" митинг оппозиции

За несколько часов до анонсированного Саргсяном решения, на свободу был отпущен задержанный ранее лидер протестного движения, оппозиционный депутат Никол Пашинян. Он и еще двое депутатов были взяты под стражу в воскресенье, после того как закончились безрезультатные переговоры между ним и Саргсяном, а полиция разогнала митинг.

Новый, как его называют оппозиционеры, "победный" митинг запланирован на 17.30 мск. Уже сейчас на площади Республики в центре Еревана собрались несколько десятков тысяч человек. Лозунг "Сделай шаг — скажи нет Сержу!" сменили выкрики "Поздравляю!". По всей площади слышны одобрительные аплодисменты, жители Еревана обнимаются и размахивают национальным флагом.

Отставка Саргсяна не отразится на отношениях с Россией

В Москве считают, что потенциал отношений между РФ и Арменией после отставки Саргсяна не будет исчерпан, потому что армянские политики хотели бы укрепления отношений с Россией. Как заявил РИА Новости зампред комитета Госдумы по международным делам Дмитрий Новиков, большинство армянских политиков понимают, что народ Армении хочет развивать отношения с Россией.

"В Армении, конечно, есть разные политические силы, но потенциал сотрудничества между Россией и Арменией далеко не исчерпан, и большинство армянских политиков это понимают. Они хотели бы укрепления взаимосвязей с нашей страной, и таково общее настроение в республике", — сказал РИА Новости Новиков.

Глава комитета Госдумы по делам СНГ Леонид Калашников назвал мудрым решение Саргсяна оставить пост премьера.

"Он не стал цепляться за власть, не стал поднимать какие-то специализированные структуры. Это делает ему честь. Поэтому, во всяком случае теперь, надо лишь спокойно решать эту проблему в легитимном поле", — считает депутат.

По его мнению, сейчас Саргсян вряд ли вернется в политику, так как это будет воспринято неправильно. Калашников предположил, что Саргсян может заняться бизнесом или начать работу в рамках структур ОДКБ или в Евразийском экономическом союзе. Пост же премьера, вероятнее всего, займет бывший премьер Карапетян, считает парламентарий.

Ранее в Кремле заявили, что считают протесты в Армении внутренним делом страны, но внимательно наблюдают за происходящим. Заявление пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова было сделано до того, как стало известно, что Саргсян покинет свой пост.

По мнению российских политологов решение Саргсяна уйти в отставку является компромиссом, направленным на стабилизацию ситуации в стране. При этом Республиканская партия, которую возглавляет Саргсян, скорее всего, будет выдвигать новую кандидатуру на пост премьера, потому что сохраняет большинство в парламенте.

"Возможно, Серж Саргсян посчитал, что отставка будет компромиссом, поскольку его Республиканская партия Армении сохраняет большинство в парламенте. Соответственно будущий премьер-министр, скорее всего, будет выдвигаться ей. И, очевидно, это будет кандидатура, которая будет как-то согласовываться или консультироваться с Сержем Саргсяном", — сказал РИА Новости эксперт Российского института стратегических исследований (РИСИ) Константин Тасиц.

По его словам, Саргсян мог посчитать необходимым снять свою кандидатуру для умиротворения ситуации. Эксперт РИСИ полагает, что решение Саргсяна уйти в отставку может привести к тому, что протесты пойдут на убыль.

Новые парламентские выборы?

По мнению директора Международного института новейших государств Алексея Мартынова, уже во вторник в Армении могут быть объявлены досрочные парламентские выборы.

"Соответственно, Армения будет готовиться к новым парламентским выборам. Но это если мы говорим о соблюдении буквы конституции Армении и сохранении законного конституционного поля", — сказал эксперт РИА Новости.

По его мнению, протесты в Армении "имеют в себе определенные элементы так называемых цветных революций". Однако, в общем, нынешние выступления базируются на определенной общественной усталости от Саргсяна.

При этом Мартынов подчеркнул, что отставка Саргсяна никак не отразится на отношениях Еревана и Москвы, это сугубо внутренние дела армянского государства.

"Это никак не отразится на отношениях с Москвой. Это сугубо внутренние дела армянского государства — я имею в виду выступления оппозиции, требование отставки премьер-министра", — заключил он.

Армения > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 23 апреля 2018 > № 2580021


Россия. Армения > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 23 апреля 2018 > № 2580012

Премьер-министр России Дмитрий Медведев обсудил в понедельник с и.о. премьера Армении Кареном Карапетяном вопросы двусторонних отношений и события в Армении, выразил поддержку армянскому народу и подчеркнул важность сохранения ситуации в правовом поле, сообщила пресс-служба российского кабмина.

Премьер Армении Серж Саргсян в понедельник подал в отставку на фоне продолжающихся 10 дней акций протеста.

"Состоялся телефонный разговор председателя правительства РФ Медведева с исполняющим обязанности премьер-министра республики Армения Карапетяном. Главы правительств обсудили текущие вопросы российско-армянских отношений и события в Армении. Медведев выразил поддержку дружественному армянскому народу и подчеркнул важность сохранения ситуации в правовом конституционном поле", — говорится в сообщении.

Кроме того, как отметили в пресс-службе, в ходе разговора затрагивалась тематика интеграционного взаимодействия в Евразийском экономическом союзе.

Россия. Армения > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 23 апреля 2018 > № 2580012


Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 23 апреля 2018 > № 2579870

Минниханов требует преференций, а в Татарии «подрывают авторитет» Путина

Главные события недели в Татарии (16—22 апреля 2018 года)

Вопрос наполняемости бюджета Татарии стал едва ли не самой главной темой недели: в республике прогнозируют дальнейший спад налога на прибыль — на 3 млрд рублей во втором квартале 2018 года относительно 2017 года. На фоне снижения этих показателей Рустам Минниханов на профильном совещании раскритиковал готовящиеся механизмы Минфина РФ по федеральным льготам, которые приводят к большим выпадающим региональным доходам, заявив, что ведомство подставляет регион «под локомотив» и «нельзя все время в одну калитку: у кого отобрать и разделить», добавив, что «регионы-доноры тоже должны получить какие-то преференции». В это же время Минниханов назвал самообложение граждан «хорошим подспорьем и успешной практикой в решении актуальных вопросов сельских поселений». Похоже, власти так и не вынут руку из кошелька не самой богатой части населения республики. Подаётся всё это под соусом того, что «созданная за счёт собственных средств граждан инфраструктура вызывает более бережное отношение».

Министр сельского хозяйства и продовольствия РТ Марат Ахметов сообщил, что в республике «напряжённая ситуация с закупочными ценами на молоко сохранится до осени».

В Казанской городской думе пересмотрят оклады для муниципальных служащих, а в районах всё ещё борются с последствиями паводка, в частности, на конец недели оставались подтопленными два низководных моста.

В Казани протестуют против строительства мусоросжигательного завода и настаивают на том, что «не может мусоросжигательный завод быть экологически чистым». Также стало известно, что участок площадью 113 064 кв. м в Осиново под объект был куплен у ООО «Птицеводческий комплекс «Ак Барс» за чуть более 101 тыс. рублей и изначально предназначался для сельскохозяйственного производства.

Одновременно с «мусорным» митингом на улицы Казани вышли и вкладчики «лопнувших» в Татарии банков.

Жители казанского посёлка Отары жалуются, что «форточки открыть не можем — вонь», и выступают против «вонючего полигона», и задают многочисленные вопросы про строительство цеха термомеханической сушки илового осадка.

Новая волна языкового конфликта накрывает Татарию после инициативы депутатов Госдумы РФ об отмене обязательности изучения родных и государственных языков республик. Всемирный конгресс татар выступил с открытым обращением, где настаивает на том, что законопроект принимать нельзя, так как он может «фактически ликвидировать государственный статус татарского языка» в регионе. Одновременно с этим родительское сообщество региона, выступающее за добровольность изучения татарского языка в школах, обратило внимание премьер-министра РФ Дмитрия Медведева на то, что спикер Госсовета РТ Фарид Мухаметшин «делал заявления, которые можно однозначно толковать как разжигающие межнациональную рознь» и подрывающие авторитет президента РФ.

Скандал в оборонном комплексе региона — гендиректора ОКБ им. Симонова, которое реализует контракт Минобороны РФ на создание тяжёлых беспилотников «Альтаир», Александра Гомзина арестовали по уголовному делу, возбуждённому по факту махинаций с правительственными субсидиями.

А дочери экс-министра транспорта РТ Владимира Швецова написали открытое письмо, где заявили, что «отца и семью хотят уничтожить».

"Напряжение» в бюджете

Центральным событием в экономической жизни республики стало правительственное совещание, в рамках которого подвели итоги исполнения консолидированного бюджета за январь — март 2018 года и поставили задачи ведомствам.

Глава региона Рустам Минниханов отметил, что хоть рост валового регионального продукта составил 1,5%, но «на бюджете отражаются такие факторы, как ограничения по нефтедобыче».

По его сведениям, с территории региона за период «мобилизовано 230,5 млрд рублей доходов». Собственные доходы бюджета Татарии составили 57,7 млрд рублей.

«Это несколько ниже, чем за тот же период прошлого года, на 485 млн рублей, и я считаю, что ситуация достаточно напряжённая», — отметил Минниханов, добавив, что на 126 млн рублей произошло снижение по платежам по налогу на прибыль и на 432 млн рублей по имущественным налогам.

Он поручил премьер-министру Алексею Песошину проконтролировать работу профильных ведомств, а последним, в числе которых налоговые органы, муниципалитеты и минфин РТ, — «провести анализ по каждому из доходных источников, чтобы выработать комплекс мер по увеличению роста доходов в бюджет». Среди резервных источников наполнения бюджета — налоговая задолженность, которая на начало апреля составила 8,3 млрд рублей.

«В расходной части нужно обеспечить жёсткую финансовую дисциплину, а также абсолютное исполнение первоочередных и социальных обязательств с учётом задач, поставленных в майских указах президента России. Особого внимания требует вопрос изменений в бюджетом законодательстве — до 1 сентября текущего года Минфин России планирует внести обновлённую редакцию бюджетного кодекса в правительство РФ», — добавил Минниханов.

Нововведения в бюджетное законодательство на совещании анонсировал директор департамента бюджетной политики и стратегического планирования Минфина России Владимир Цибанов.

«По льготам, которые установлены на федеральном уровне, но приводят к достаточно большим выпадающим доходам в регионах. Здесь мы начали внедрять механизм «двух ключей», — цитирует его слова издание «Бизнес-онлайн».

На вопрос Минниханова о том, у кого будут эти «два ключа», Цибанов отметил, что федеральный центр определит, по каким налогам регионы смогут давать льготы своим налогоплательщикам, а власти на местах решат, стоит ли давать и кому.

«Не надо «два ключа», надо чётко написать, что все должны платить налоги! Это же федеральные компании, никто с ними ругаться не хочет. Вы подставляете нас под локомотив!» — заявил глава Татарии, добавив, что изменения Бюджетного кодекса важны, но «нужно, чтобы в нем учли интересы регионов».

«Нельзя все время в одну калитку: у кого отобрать и разделить, это тоже неправильно. Регионы-доноры тоже должны получить какие-то преференции, — эмоционально отметил он. — Мы формируем федеральный бюджет, стимулы должны быть!»

Министр финансов РТ Радик Гайзатуллин, выступая на совещании, отметил, что республика «по-прежнему сохраняет пятую позицию среди субъектов Российской Федерации по объёму мобилизованных доходов», но «вместе с тем по темпам роста в первом квартале текущего года республика отстаёт от среднероссийских показателей».

Говоря о нововведениях, министр добавил, что «до 1 сентября текущего года Минфин России планирует внести новую редакцию Бюджетного кодекса в правительство РФ».

"Серьёзное внимание будет уделено так называемым «модельным бюджетам». Для оказания государственных, муниципальных услуг будут использоваться конкурентные процедуры отбора исполнителей услуг — юридических лиц, вне зависимости от организационно-правовой формы. Будут введены правила классификации регионов Российской Федерации по группам долговой устойчивости. Кроме того, одно из серьёзных мероприятий — это реформа налоговых льгот», — добавил Гайзатуллин.

Рука власти в кошельке народа

21 апреля, поздравляя представителей муниципальных властей с Днём местного самоуправления, Рустам Минниханов отметил, что «хорошим подспорьем и успешной практикой в решении актуальных вопросов сельских поселений зарекомендовали себя мероприятия самообложения граждан».

"Участие жителей в решении местных вопросов своими средствами при поддержке государства, в виде софинансирования расходов (четыре к одному) стимулирует общественную активность, обеспечивает вовлечённость граждан в управление территориями. Созданная за счёт собственных средств граждан инфраструктура вызывает более бережное отношение», — заявил он, добавив, что за 2013−2017 годы сумма собранных средств граждан составила 593,2 млн рублей, а бюджет региона добавил свыше 2 млрд рублей.

Напомним, в Татарии вопрос самообложения вызывает не только «бережное отношение», но и конфликты с населением. Низкая собираемость сбора говорит о том, что на эту форму софинансирования насущных нужд сельских бюджетов граждане идут неохотно. Настолько, что весной 2016 года кабинет министров РТ предлагал ввести санкции — штрафы в 1,5−2 тыс. рублей для тех, кто, проживая на территории, проголосовавшей за самообложение, не делает взноса. Инициатива получила негативный отклик и на время была убрана под сукно.

Осенью 2017 года в сельских и городских поселениях Татарии в единый день выборов прошли референдумы по самообложению. В ряде территорий оказалось, что взнос станет обязательным для пенсионеров с их скромной пенсией, для ветеранов Великой Отечественной войны, многодетных семей и одиноких родителей. Под самообложение попали и они.

А между тем в апреле 2018 года во время проверки Тетюшского муниципального района по использованию средств бюджета за 2015−2017 годы выяснилось, что деньги с граждан собрали, но никуда не потратили. В целом аудиторы обнаружили порядка 9 млн рублей таких излишков. Наблюдались и проблемы с подрядчиками, работавшими на деньги граждан и межбюджетные трансферты. В ряде случаев аванс они получили, но работы не выполнили в срок. Сейчас делом занимаются компетентные органы.

Тревоги молочного рынка

Кризис в молочной отрасли Татарии закончится не раньше осени, то есть только через четыре с лишним месяца производители молока могут рассчитывать на рост «провисших» закупочных цен. Об этом на выездном заседании объединения женщин — депутатов Государственного Совета РТ «Мәрхәмәт-Милосердие» 20 апреля сообщил министр сельского хозяйства и продовольствия РТ Марат Ахметов.

«Проблемы на рынке молока, скорее всего, сохранятся до осени. Пока не съедим до конца 1,5 млн тонн пальмового масла и 1 млн тонн сухого молока, натуральное татарстанское молоко не будет востребовано», — цитирует слова главы ведомства «Татар-информ».

Напомним, бесконтрольный ввоз сухого молока из Белоруссии привёл к резкому снижению закупочных цен на сырое молоко. Производители сырья забили тревогу, а на полях Российского экономического форума в Сочи в феврале 2018 года глава региона Рустам Минниханов обратился к премьер-министру Дмитрию Медведеву с просьбой об ограничении ввоза сухого молока. Позднее о защите отечественного производителя попросили и депутаты Госсовета РТ, отправившие на имя Медведева обращение, в котором отметили, что из-за спада спроса на молоко закупочные цены у производителей упали на 6−8 рублей — до 22 рублей за кг.

Глава Минсельхоза Александр Ткачев в начале апреля 2018 года заявил, что «белорусские производители сухого молока откровенно демпингуют на российском рынке, что создаёт негативные условия для российских производителей молока».

Как ранее сообщало ИА REGNUM, также в апреле 2018 года Минсельхоз РФ выступил с инициативой запретить производство и продажу сыроподобной продукции в России. Под запрет попадут те продукты, где молока в составе нет, а растительные жиры составляют от 50% до 100%. Эксперты считают, что это приведёт к уходу с полок магазинов недорогих сыров.

Чиновникам Казани увеличили оклады

Следом за министерскими зарплатами выросли доходы и у чиновников Казани. 17 апреля депутаты городской думы на сессии увеличили оклады чиновникам, рост в среднем составил более 40%, хотя в октябре 2017 года повышение оплаты труда муниципальных служащим уже производилось (на 4%).

Расходы бюджета за счёт принятия поправок в два документа — решения думы «О размерах и условиях оплаты труда лиц, замещающих на постоянной основе муниципальные должности органов местного самоуправления и муниципального органа Казани» и «Об установлении размеров должностных окладов муниципальных служащих города Казани, размера ежемесячных и иных дополнительных выплат и порядка их осуществления» привело к увеличению фонда оплаты труда на более чем полмиллиона рублей ежемесячно.

«Увеличены оклады первых лиц города. Ежемесячное денежное вознаграждение мэра Ильсура Метшина составило 40,7 тыс. рублей. Вознаграждение его заместителей Евгении Лодвиговой и Людмилы Андреевой, а также главы контрольно-счетной палаты Ильнура Нургалиева и председателя городского избиркома Фарита Гараева выросло до 36,6 тыс. рублей», — отмечает газета «Коммерсантъ», уточняя, что при этом денежное поощрение муниципальных служащих уменьшено с 50−195% до 22−180%, но корректировка «не приведёт к уменьшению общей суммы ежемесячной заработной платы».

Татарский язык в школах: недоумение и жалоба премьеру

Снова изучение татарского языка в школах Татарии прочно закрепилось в информационной повестке региона. Особо бурные дебаты вызвал законопроект, внесённый в начале апреля 2018 года группой депутатов Госдумы РФ, который предлагает «уточнить, что преподавание и изучение государственных языков республик Российской Федерации осуществляется на добровольной основе не в ущерб преподаванию и изучению государственного языка», а «право на изучение родного языка из числа языков народов Российской Федерации реализуется в пределах возможностей, предоставляемых системой образования, с учётом потребностей обучающихся и их родителей (законных представителей)». Никто не отменяет и не запрещает родные языки, как пытаются убедить сторонники обязательности, а предоставляет право выбора, чтобы изучение шло не по принуждению. Именно об этом уже много лет говорит русскоязычное сообщество Татарии, хотя некоторые общественные организации и пытаются выдать инициативу за фактический запрет родных языков.

Так, 20 апреля 2018 года Всемирный конгресс татар выступил с открытым обращением к депутатам Госдумы РФ, заявив в нём, что законопроект может «фактически ликвидировать государственный статус татарского языка в Татарстане».

"Народы страны вправе применять родной язык в различных сферах общественной жизни. А значит и гарантированно изучать его», — заявили авторы обращения, игнорируя тот факт, что законопроект вовсе не запрещает изучать желающим родной язык.

Тем временем родительское сообщество республики усмотрело в словах спикера Госсовета РТ Фарида Мухаметшина высказывания, которые можно «толковать как разжигающие межнациональную рознь», а также подрывающие авторитет президента Российской Федерации. Открытое обращение с просьбой разобраться в ситуации они направили на имя премьер-министра Дмитрия Медведева.

«Хотят татарский учить — пусть учат, никто же не запрещает. Почему люди против ДОБРОВОЛЬНОСТИ? Что они так хотят все по принуждению-то», «Как можно внести раскол ДОБРОЙ ВОЛЕЙ!!! Если, по мнению, наших властей, весь многонациональный Татарстан хочет учить татарский, то будут написаны соответствующие заявления на изучение родного татарского языка. И все в едином порыве начнут его изучать. В чем проблема и раскол?», — возмущаются родители (орфография и пунктуация сохранены — прим. ИА REGNUM ).

Напомним, татарский язык после почти 20 лет обязательности перешёл в статус добровольного после прокурорских проверок, проведённых по поручению президента РФ осенью 2017 года. Более 115 тыс. русскоговорящих родителей выбрали родным языком для своих детей русский вместо ранее обязательного татарского языка.

Протестные выходные

Прошедшие выходные в столице Татарии была бурными — прошло сразу два митинга. 21 апреля в парке Петрова собрались вкладчики сразу двух обанкроченных банков республики — «Татфондбанка» и «ИнтехБанка». На мероприятии выступил председатель Совета Республиканского фонда поддержки, созданного властями региона, Айрат Нурутдинов.

Он рассказал о том, что участок в Аракчино, выделенный фонду для решения проблем вкладчиков, начнут распродавать осенью 2018 года.

«Мы полагаем, что в конце мая — июне у нас будет объявлен конкурс на проект планировки территории бывших артскладов. Чтобы к концу августа были готовы документы градостроительного характера, проект межевания, и мы могли, условно, в сентябре — октябре начать реализовывать земельные участки в массовом характере и наполнять Фонд в гораздо большем объёме», — уточнил он.

Напомним, участок площадью свыше 759 га был передан республиканскими властями ещё в июле 2017 года. Унитарную некоммерческую организацию «Республиканский фонд поддержки» создали в конце июня 2017 года. Участок стал имущественным взносом от учредителя.

Митинг вкладчиков прошёл без происшествий.

Гораздо ярче выражали своё мнение противники строительства мусоросжигательного завода. 22 апреля они собрались на митинге. Всего на нём, по разным оценкам, присутствовало 500−700 человек. Они держали в руках плакаты «Министр экологии, не трави наших детей! Нет мусоросжигательному Чернобылю в Татарстане!», «Мы за раздельный сбор и переработку мусора», «Если просто мусор жечь — то как топить деньгами печь» и другие.

«Радужный, Осиново, Салават Купере по геодезическим данным находятся намного выше Казани, и ветром с открытых полей будет разносить именно туда. Одно слово, казан, т. е котёл», «Почему власти не думают о судьбе Майского и птицефабрики? Кто будет потом покупать их продукцию?» — отмечают горожане в соцсетях.

На прошлой же неделе инвестор рассказал о том, что приобрёл участок земли под завод у ООО «Птицеводческий комплекс «Ак Барс» по его кадастровой стоимости. Цена договора составила 101 757 рублей 60 копеек. Под проект определён участок в Осиновском сельском поселении Зеленодольского района общей площадью 113 064 кв. м, относящийся к земля сельскохозяйственного назначения для сельскохозяйственного производства.

Напомним, изначально строительство завода, вызвавшего бурный протест горожан, переживающих за своё здоровье и экологию города, планировалось в Казани. Проект является составной частью федеральной программы «Чистая страна», проектная стоимость завода — около 30 млрд рублей. Инвестор был выбран летом 2017 года, им стало ООО «Альтернативная генерирующая компания — 2», чей учредитель — ООО «РТ-Инвест Финанс» принадлежит к структурам «Ростеха».

Жители ближайших населённых пунктов и активисты общественного движения продолжают свой протест.

19 апреля официальный представитель Казанского кремля Лилия Галимова на встрече с журналистами отметила, что «инвестор продолжит общение с населением», «в том числе будут проводиться персональные встречи с жителями, а также видеоконференции».

"Вонючий полигон»: головная боль посёлка Отары

Пока в Казани митингуют вкладчики обанкроченных банков, протестуют против мусоросжигательного завода горожане, а чиновникам повышают зарплаты, жители посёлка Отары воюют с иловыми полями, запах с которых не даёт им «форточки открыть», и выражают недоверие проекту сушки илового осадка.

20 апреля 2018 года исполком Казани провёл публичные слушания по проекту строительства цеха термомеханической сушки илового осадка, стоимость которого составит 1,4 млрд рублей. Разработало проект АО «Институт «Ростовский Водоканалпроект».

«Сейчас иловые карты состоят из 60 га на естественном основании и где-то на 34 га на искусственном. Степень заполнения приближается к максимуму. В соответствии с заданием институт разработал проект сооружения термомеханической обработки осадка в закрытых помещениях. Для расчёта было принято образование 2,5 тыс. тонн илового осадка с влажностью 96% и объем осадка по сухому веществу 100 тонн в сутки», — цитирует представителя института Любовь Бурдастых издание «Реальное время».

Бурдастых также уточнила, что технологию выбрали, так как она единственная по карману из тех, что не запрещены в стране.

Строить предлагается на площадке очистных сооружений. Пообещали власти то, что сточные воды, сбрасываемые в Куйбышевское водохранилище, не ухудшат среду, а запах не будет ощущаться жителями ближайших территорий.

Жители поставили под сомнение опыт ростовского предприятия, нераспространённость задумки в России, и возмущались тем, что из-за «загрузки» иловых полей, куда «каждый день гоните 40-тонные КамАЗы», форточки открыть не могут — вонь.

«Мы не против строительства. Но мы хотим, чтобы проект был качественным. Ведь нам с ним жить», — заявила одна из активисток, добавив, что они настаивают на повторных слушаниях, например, 28 апреля.

Замдиректора МУП «Водоканал» Казани Марат Салахов во время слушаний заявил, что «вонючий полигон», который не устраивает жителей, официально закроют только после того, как запустят цех по сушке отходов, то есть не раньше середины 2019 года. По рекультивации иловых полей регион пытается попасть в программу по сохранению Волги, но без цеха это невозможно.

Паводок: пик пройден, но вода не ушла

Тем временем в районах Татарии всё ещё идёт борьба с последствиями паводка. По данным Управления МЧС по РТ, на утро 22 апреля 2018 года подтопленными остаются два низководных моста и один участок грунтовой автомобильной дороги. Полностью ушла вода с шести приусадебных участков деревни Астраханка Лаишевского муниципального района, опустился уровень ниже дорожного полотна на двух низководных мостах в Буинском муниципальном районе и одном в Новошешминском муниципальном районе.

Между тем всё ещё на контроле остаются участок грунтовой дороги в населённом пункте Качелино Арского района, где на протяжении 30 метров высота перелива над дорогой составляет 201 см, а за сутки уровень воды повысился на 51 см.

«Угрозы населённому пункту нет, жизнедеятельность не нарушена, имеются другие подъездные пути», — отметили в МЧС.

Схожая ситуация на мосту в районе населённого пункта Тумутук Азнакаевского района, где высота перелива над мостом 50 см, подтоплен низководный мост в населённом пункте Урняк Нурлатского района.

В трёх последних районах пожарно-спасательные гарнизоны работают в режиме повышенной готовности.

«На большинстве водотоков республики наблюдается повышение высоты уровней воды», — отметили в ведомстве.

На пресс-конференции 16 апреля начальник Центра управления в кризисных ситуациях МЧС России по РТ Радик Гисмятов отметил, что пик паводка пройден.

Махинации с субсидиями

В оборонном секторе Татарии скандал. Александр Гомзин — генеральный директор ОКБ им. Симонова, которое с 2011 года разрабатывает для Минобороны РФ тяжёлый беспилотник «Альтаир», арестован по уголовному делу. Его подозревают в нецелевом использовании субсидий Министерства промышленности и торговли РФ, предоставленных в 2014 году.

Правоохранительные органы официально это дело не комментируют, из казанских СМИ известно, что в СИЗО Гомзин пробудет до 10 июня.

Напомним, в октябре 2017 года стало известно о возбуждении двух уголовных дел — по ст. 159 УК РФ («Мошенничество») и ст. 204 УК РФ («Коммерческий подкуп») и визите на предприятие следователей, но после этого больше сведений о делах не обнародовалось. Предприятие работало в прежнем режиме, выполняло контракт на 1 млрд рублей, который выиграло на конкурсе в октябре 2011 года. По нему по заказу Минобороны РФ бюро проводит научно-исследовательскую работу по созданию беспилотного летательного аппарата весом до 5 т. Испытания аппарата, получившего название «Альтаир», начались в Казани весной 2017 года.

Эксперты считают, что задержание гендиректора на исполнение контракта не повлияет.

Дело экс-министра

История с махинациями в отношении жилых домов, построенных на деньги бюджета, но оказавшихся в собственности коммерческой компании, обрастает новыми деталями. Следствие пытается поместить под арест главного фигуранта — бывшего министра транспорта РТ Владимира Швецова, но суд отклоняет ходатайства. Ещё одно уголовное дело было возбуждено в отношении сына бывшего чиновника, того подозревают в мошенничестве, связанном с имуществом ряда коммерческих предприятий. Дело по Швецову-младшему было возбуждено осенью 2017 года, по нему был задержан и отец подозреваемого, но отпущен.

В новом деле фигурирует уже и дочь экс-министра, которую следствие подозревает в том, что она помогла подобрать фиктивных получателей бюджетного жилья. Во время рассмотрения ходатайства следователя сам подозреваемый Владимир Швецов заявил, что обвинения по всем делам, которые «заведены на моих детей и на меня, не соответствуют действительности».

А пока история обрастает подробностям, дочери Швецова выступили в казанских СМИ с открытым письмом, в котором заявили, что «складывается впечатление, что нашу семью и в первую очередь нашего отца хотят уничтожить», и добавили, что «уголовные дела, на основании которых наш отец мог попасть под стражу, возбуждены незаконно, оснований для возбуждения уголовных дел не было». В своём письме авторы ссылаются на то, что после первого задержания Швецову потребовалась госпитализация.

«Мы уверены, что ситуация с нашей семьёй в скором времени найдёт своё законное разрешение. Будет дана оценка действиям и решениям всех участников этого процесса. Мы надеемся только, чтобы наш отец смог бы пережить это, ведь его силы не безграничны», — цитирует слова дочерей Швецова издание «Бизнес-онлайн».

Анастасия Степанова

Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 23 апреля 2018 > № 2579870


Гернси > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > offshore.su, 23 апреля 2018 > № 2578673

Guernsey Regulator обнародовал кодекс целостности фондового рынка

Регулятор финансовых услуг Гернси - Комиссия по финансовым услугам Гернси, опубликовала проект кодекса стандартов рыночного поведения, в котором основное внимание уделяется поведению компаний, которое, по его мнению, является злоупотреблением рынком свободного перемещения товаров и услуг.

Кодекс охватывает поведение в отношении инвестиций, обращающихся на регулируемых рынках на острове, и рынков, доступных в электронном виде от Гернси, включая Лондонскую фондовую биржу, Нью-Йоркскую фондовую биржу и Токийскую фондовую биржу.

Кодекс не влияет на изменение каких-либо обязательств по раскрытию информации регулируемого рынка или Кодекса поглощения острова.

Кодекс является предметом консультаций до 12 июня 2018 года.

Гернси > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > offshore.su, 23 апреля 2018 > № 2578673


Армения > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 23 апреля 2018 > № 2578451 Сергей Маркедонов

Протесты в Армении. Что они могут изменить

Сергей Маркедонов

Даже в случае гипотетического прихода к власти оппозиция не сможет быстро и радикально изменить сложные внешние условия, в которых находится Армения, если только не пойдет на солидные уступки. Но оппозиционеры, наоборот, активно ругают власть именно за «соглашательство». Расхождение с Россией тоже чревато для страны огромными рисками, поэтому, в случае успеха, сторонникам «евразийского скептика» Пашиняна, скорее всего, придется развернуть свою позицию на 180 градусов

В Армении очередной всплеск массовых протестов. Поводом для них стало утверждение в должности премьер-министра Сержа Саргсяна, который до этого в течение десяти лет был президентом республики, а его переход на другой пост стал возможен благодаря конституционной реформе, перераспределившей полномочия в пользу правительства. Глава государства превратился в символическую фигуру (согласно Конституции, он может находиться у власти в течение семи лет, но только один срок), а ключевые управленческие прерогативы оказались в руках премьера.

Срок премьерских полномочий Саргсяна – пять лет, но, в отличие от президента, он может выдвигаться на пост главы правительства неограниченное количество раз, лишь бы партия, которая его выдвигает, побеждала на выборах. Или успешно формировала правящую коалицию.

Обвинения и разоблачения

Над Арменией, которая со времен распада СССР не знала ни референдумов о продлении полномочий (как в Центральной Азии, Азербайджане или Белоруссии), ни рокировок (как в России в 2008–2012 годах), навис призрак несменяемости власти. Это ощущение вечности Саргсяна и возмущение президентско-премьерским круговоротом, несомненно, подстегнуло протесты. Но начались они еще до того, как депутаты проголосовали за нового главу правительства; недовольство зрело в Армении не один год и рано или поздно должно перейти в новое качество.

Сегодня протестующие и армянская оппозиция демонизируют старого нового лидера страны. О нем говорят как о диктаторе, душителе свободы, коррупционере, предателе национальных интересов. Но каждая из этих характеристик кажется не вполне корректной.

Будь Саргсян диктатором, то не позволил бы и десятой доли тех массовых протестов, что сотрясали Армению в 2013, 2015 или в 2016 годах. Не допустил бы он и тех митингов, которые бросили вызов ему и его предшественнику Роберту Кочаряну в марте 2008 года (тогда первый фактически получал власть от второго). Невозможной была бы и бурная кампания по избранию Совета старейшин Еревана (по своему значению она почти общенациональная – в столице Армении проживает треть граждан страны).

Все десять лет правления Саргсяна практически весь политический спектр Армении так или иначе был представлен в законодательных органах страны и столицы, включая самых закоренелых оппонентов власти, таких как нынешний лидер протестов Никол Пашинян или Заруи Постанджян. Эти политики активно пользовались предоставляемой им трибуной, а также время от времени становились героями уличных акций.

В Армении никогда не прекращалась широкая дискуссия по вопросам внешней и внутренней политики, а власти открыто обвинялись в недостатке патриотизма и соглашательстве по вопросам карабахского урегулирования.

Если же говорить о коррупции, то эта проблема носит системный характер, и в периоды правления Роберта Кочаряна и Левона Тер-Петросяна поводов для критики властей было ничуть не меньше. Уйди на покой нынешний глава армянского правительства, поводы для подобных обвинений, скорее всего, не исчезнут.

Сержу Саргсяну ставят в вину то, что он не признал независимости Нагорно-Карабахской республики после «четырехдневной войны» 2016 года. Что он боится испортить отношения с Россией, Западом, партнерами Еревана по евразийским проектам и отказывается настаивать на озабоченности Армении развитием ситуации в зоне конфликта. Эти тезисы постоянно звучат в армянских СМИ, блогосфере, на круглых столах в ведущих академических и экспертных центрах страны.

Но разве Саргсян был первым, кто начал строить внешнюю политику Армении на этих принципах? Еще в 1997 году первый президент страны Левон Тер-Петросян предлагал компромиссное решение карабахского конфликта «здесь и сейчас», чтобы не пришлось принимать его в худших условиях в будущем. Тогда эти призывы закончились для него отставкой.

Следующий президент Армении Роберт Кочарян пришел в кресло премьер-министра, а затем и президента непосредственно из Карабаха, но он также не добился его признания. Почему? Потому что по договоренностям «большой тройки» (сопредседателей Минской группы ОБСЕ по урегулированию конфликта: Россия, США и Франция) статус спорного региона определяется юридически обязывающим референдумом и никак иначе. И любой шаг в сторону тут рассматривается как ревизия мирных принципов.

Какой лидер Армении пойдет против согласованного подхода Москвы, Парижа и Вашингтона? Скорее всего, даже если вдруг Армению возглавит лидер нынешних протестов Никол Пашинян, этот вариант не будет реализован.

Саргсян как политик, во всем следующий в фарватере Москвы? Но разве не он стал первым среди партнеров России по Евразийскому союзу, кто подписал с ЕС Соглашение о всеобъемлющем и расширенном партнерстве? В похожем соглашении между ЕС и Казахстаном, заключенном в 2015 году, не было понятия «всеобъемлющий».

Если же говорить о якобы «спонтанном решении» Саргсяна присоединиться к Таможенному союзу в сентябре 2013 года, то оно было принято не в последнюю очередь из-за нежелания Евросоюза следовать принципу «и-и» и допустить параллельное участие Армении и в европейском, и в евразийском интеграционном проекте. Как только этот жесткий подход был пересмотрен, Ереван вернулся к многовекторной внешней политике и продолжил сближение с ЕС.

Армянский формат

Почему же сегодня неприятие «вечного Сержа» так сплотило многих людей в Армении? Лидер протеста Никол Пашинян, которого оппоненты клеймят как экстремиста и радикала, еще в начале апрельского протеста выдвинул лозунг: «Единство минус Саргсян». Тем самым он недвусмысленно давал понять прагматикам во власти, что готов к компромиссам, но без старого нового национального лидера.

Многие ответы на обозначенные вопросы можно почерпнуть в биографии главного героя нынешней истории. Серж Саргсян прожил несколько политических жизней. Первая – обычная советская, похожая на тысячи других в Армении и в тогдашнем Советском Союзе. Армия, освоение «рабочей специальности», вечернее отделение в университете, карьера комсомольского вожака. Пределом мечтаний для армянина, шедшего по карьерной лестнице в Нагорно-Карабахской автономной области Азербайджанской ССР, была позиция первого секретаря обкома.

Но перестройка круто изменила карьеру начинающего партийного активиста Саргсяна. Историки Бабкен Арутюнян и Александр Искандарян справедливо описывают ситуацию в позднесоветской и постсоветской Армении как «карабахизацию». Благодаря стремительному развитию событий в Карабахе и вокруг него Саргсян становится известен.

С 1995 года, после окончания активных военных действий в Карабахе, он начинает строить политическую карьеру уже в Армении, работает в силовых структурах (министр внутренних дел, национальной безопасности, министр обороны). В 2006 году Саргсян получает пост председателя совета правящей Республиканской партии, а после смерти тогдашнего премьер-министра Андраника Маргаряна занимает пост главы правительства Армении при президенте Роберте Кочаряне. И наконец, 19 февраля 2008 года выигрывает президентские выборы.

Президентская кампания 2008 года сыграла в карьере Саргсяна важнейшую роль. Фактически многие проблемы с его нынешней легитимностью возникли именно тогда. Во-первых, он получил трудное наследство от Роберта Кочаряна и, особенно поначалу, воспринимался как его преемник и продолжатель. У самого Кочаряна тоже за плечами были выборы 2003 года, которые оспаривались оппозицией, и конституционная реформа 2005 года – многие воспринимали ее как попытку пересесть в премьерское кресло без потери полномочий.

Во-вторых, силовой разгон акций протеста 1 марта 2008 года («кровавая суббота») сказался не только на репутации уходившего президента Кочаряна, но и на новом президенте Саргсяне. Уже первое вступление Саргсяна в президентскую должность было зарифмовано с внутригражданским противостоянием. Тогда, в 2008 году, лидер нынешних протестов Никол Пашинян сначала был объявлен в розыск, а затем, в 2009–2011 годах, находился под стражей.

Через пять лет, на президентских выборах 2013 года Саргсян снова столкнулся с массовыми протестами и отказом оппозиции признавать итоги голосования. И будь его оппоненты менее амбициозными и более консолидированными, то второй президентский срок Саргсяна мог бы пройти для него куда сложнее.

Дважды легитимность Саргсяна была поставлена под сомнение значительной частью армянского общества, но он сумел сохранить власть, не доводя до силового разгрома оппозиции. Уличная активность в Армении не прекращалась ни в 2008-м, ни в 2013-м, ни в последующие годы вплоть до недавних апрельских событий. Тот же Пашинян после своего освобождения из-под стражи стал депутатом парламента.

Особое место в политической биографии Саргсяна занимает «четырехдневная война» 2016 года, самая масштабная эскалация в Карабахе после вступления в силу Соглашения о бессрочном прекращении огня в мае 1994 года. По итогам того противостояния переговорный формат не изменился, инфраструктура непризнанной Нагорно-Карабахской республики сохранилась, а Азербайджан не добился впечатляющей победы. Но символически армянская власть все равно понесла существенные потери.

Прежде всего, сам Саргсян признал потерю «незначительных территорий». Но главное – кратковременная эскалация выявила существенные проблемы в подготовке армянской армии, масштабную коррупцию и прочие недостатки, которые ранее прикрывались победными реляциями военного начальства. Захват радикальными армянскими националистами поста ППС в Ереване летом 2016 года был прямым следствием апрельских событий в Карабахе и отражал массовые опасения того, что армянские власти готовы начать «сдачу территорий».

Наконец, последнюю крупную проблему Саргсян создал себе сам, дав публичное обещание покинуть политику после завершения конституционных реформ и перехода к парламентской республике к 2018 году. Сегодня нарушенное обещание бьет в общественном сознании десятки других резонов. В том числе и откровенную слабость армянской оппозиции, которая не смогла представить никакой серьезной критики конституционных реформ и по факту пропустила референдум 2015 года.

Сейчас протестующие не столько поддерживают оппозицию, сколько недовольны переходом Саргсяна на пост премьера. А это делает армянскую политическую систему очень неустойчивой.

Недовольство политикой властей может вынести на поверхность случайных персонажей, не обладающих достаточным уровнем компетентности и подготовки для управления страной. Такому сценарию способствует и то, что протест расширяется прежде всего за счет молодежи. Плохо организованное, без четких политических лидеров движение становится удобным объектом для манипуляций. Со временем это может привести к тому, что внутриполитический протест станет активнее взаимодействовать с внешними игроками, чтобы получить поддержку для борьбы с реальными или вымышленными угрозами.

В итоге Армения оказывается в непростой ситуации. С одной стороны власть, имеющая изрядный дефицит легитимности, а с другой – оппозиция без четкой конструктивной программы (не считать же такой создание ревкомов «бархатной революции»).

Даже в случае гипотетического прихода к власти оппозиция не сможет быстро и радикально изменить сложные внешние условия, в которых находится Армения, если только не пойдет на солидные уступки. Но оппозиционеры, наоборот, активно ругают власть именно за «соглашательство». Расхождение с Россией тоже чревато для страны огромными рисками, поэтому, в случае успеха, сторонникам «евразийского скептика» Пашиняна, скорее всего, придется развернуть свою позицию на 180 градусов.

Ситуация в Армении развивается стремительно, и сегодня сложно что-либо прогнозировать. Пока очевидно, что хотя политическая система в Армении и далека от демократических стандартов, но армянское общество не принимает среднеазиатских и азербайджанских форматов. Армянская оппозиция остается влиятельной силой, а ее праймериз с солидным отрывом выиграл Никол Пашинян. Других лидеров, сопоставимых с ним, у оппозиции нет. Власть при этом демонстрирует жесткость и не готова идти на уступки протестующим.

Тем временем 21 апреля снова обострилась ситуация на линии соприкосновения в Нагорном Карабахе. Не в первый раз нестабильность в Армении пытаются использовать для того, чтобы протестировать Ереван на предмет возможных уступок. Так было в марте 2008 года, когда через неделю после трагических событий 1 марта на линии соприкосновения произошли самые крупные на тот момент столкновения с перемирия 1994 года. Однако такой расчет вряд ли оправдается – любое внешнее давление лишь консолидирует армянское общество. Односторонние уступки Еревана как основу для карабахского урегулирования в Армении не готовы принять ни те, кто настроен провластно, ни те, кто в оппозиции.

Армения > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 23 апреля 2018 > № 2578451 Сергей Маркедонов


Украина. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 22 апреля 2018 > № 2579080

Порошенко — «агент ФСБ» и блок ада: Украина в приднестровском конфликте

Жовто-блакитный слон в посудной лавке

Начался очередной этап давления на Приднестровье: власти Молдавии и Украины приступили к осуществлению совместного таможенного контроля в пункте пропуска Кучурган на украинской территории. Вернее, если быть точным, то запущенные процедуры практически ничего общего не имеют с реальным совместным контролем, который является нормальной практикой для граничащих друг с другом государств, когда на паритетной основе на территории смежных пунктов пропуска размещаются силовики двух государств. В случае с пунктом пропуска Кучурган никакого паритета нет: украинская сторона в одностороннем порядке пошла на уступки, дав доступ молдавским силовикам и возможность экстерриториального применения законодательства Молдовы на своей территории.

Такую позицию украинских властей объяснить сложно. Казалось бы, «выстрел себе в ногу» и «отмораживание ушей назло» кому бы то ни было не должно быть столь значимым для Киева в условиях непростой экономической ситуации. Положительное сальдо Украины в торговле с маленьким Приднестровьем измеряется десятками миллионов долларов; на Приднестровье «завязана» приграничная торговля в сопредельных районах Одесской и Винницкой областей и т.п. Естественно, что запуск полноценного таможенного контроля серьезно ухудшит показатели украинского экспорта, а также негативно отразится на социальной ситуации в приграничных районах, поскольку приднестровские покупатели, против которых будут приниматься нормы молдавского законодательства на украинской территории, будут искать новые, более оптимальные места для закупок.

Интерес Молдавии понятен. Во-первых, Кишинев стремится поставить под контроль приднестровские товаропотоки, причем не просто получать информацию, но и иметь возможность блокировать поставки в / из Приднестровья. В условиях неурегулированного конфликта, противоречия между законодательными актами Молдавии и Приднестровья такой вариант действий может быть весьма эффективным: Кишиневу не надо договариваться с Тирасполем и искать совместные компромиссные решения, достаточно договориться с Киевом и принудительно навязывать выполнение своих собственных односторонних актов, а затем ссылаться на то, что навязанные решения действуют по факту.

Во-вторых, молдавские власти заинтересованы в пополнении бюджета. Взимание платежей на приднестровский импорт (чего раньше никогда не делалось) может оказаться существенным подспорьем для молдавского бюджета.

В-третьих, официальный Кишинев рассчитывает на провоцирование напряженности внутри Приднестровья, нарастание противоречий между властью и бизнесом, в особенности индивидуальными предпринимателями, которые утратят возможность торговли через контролируемые Молдавией пункты пропуска, а также на общую деградацию социальной сферы Приднестровья. В-четвертых, Молдавия устраняет конкурента в сфере торговли его же собственными руками: лишившись возможности торговли через украинский сегмент границы, приднестровские хозяйствующие субъекты будут вынуждены переориентироваться на молдавский рынок, где будут закупать те же самые товары, но уже через спекулянтов из Молдавия с их спекулятивными наценками. Но поскольку торговлю с Приднестровьем власти в Кишиневе рассматривают как «внутреннюю», препятствовать «торговле» своих спекулянтов с приднестровцами молдавские власти не будут.

Приднестровье окажется в тяжелейшем положении. Если ранее импорт в Приднестровье поступал беспрепятственно, без требования о регистрации импортеров в Молдавии и без взимания платежей в бюджет Молдавии (таможенному оформлению в Молдавии подлежали только сырье, запчасти и другой импорт, необходимый для использования в процессе производства готовой продукции, отправляемой в последующем на экспорт), то теперь Кишинев, при содействии Киева, получает рычаг для прямого давления на Приднестровье путем ограничений импортируемых товаров и взимания платежей. Приднестровье уже столкнулось с ограничениями на ввоз медикаментов, которые допустимы к применению в ПМР, но не прошли регистрацию в Молдавии (при этом фармацевтика составляет одну из наиболее доходных позиций в торговле Украины с Приднестровьем). Кишинев и Киев полностью ломают сложившийся в 2006 году механизм внешнеэкономической деятельности Приднестровья, подтверждая уязвимость Тирасполя перед скоординированными блокадными действиями. Ожидаются огромные убытки бюджета и экономических агентов, связанные с изменением логистики, дополнительными платежами, удорожанием товаров и т.п.

Иными словами, молдавские власти стремятся к удушению Приднестровья, Приднестровье стремится избежать потерь и беспрецедентного политико-экономического давления. Интересы обеих сторон молдавско-приднестровского конфликта понятны и предсказуемы.

Иная ситуация с Украиной. Официально Украина считается гарантом и посредником в молдавско-приднестровском урегулировании. Этот статус предполагает как минимум объективность и содействие урегулированию, но никак не трансформацию в сторону конфликта.

У Украины на протяжении длительного времени был интерес именно в таком участии в урегулировании, однако уже на протяжении ряда лет наблюдается деградация украинской переговорной роли.

Этот процесс начался еще в период президентства В. Ющенко, пришедшего к власти после «оранжевой революции». С 2006 г. совместные действия Украины и Молдавии, воспринятые в Приднестровье как экономическая блокада, привели к тому, что приднестровский экспорт стал невозможен без получения товаросопроводительных документов и таможенного оформления в Молдавии. Дополнительным бонусом для Молдавии стала оплата приднестровцами таможенного оформления в молдавский бюджет.

Для Киева новый таможенный режим обернулся многомиллионными убытками (ущерб только украинских железных дорог исчислялся миллионами долларов). Имиджевые, политические и иные убытки Украины также были значительными, но в Киеве предпочли ими пожертвовать во имя «европейской интеграции». Западные «партнеры» украинских властей представили ситуацию с введением нового таможенного режима в 2006 году в качестве «теста на европейскость», и режим Ющенко, вопреки здравому смыслу и экономическим интересам Украины, пошел на введение блокадных мер против Приднестровья.

Негативный тренд в ситуации с приходом к власти В. Януковича не особенно изменился. Режим 2006 г. был сохранен, накопленные вопросы, связанные с торговлей, транспортом, иными формами трансграничного сотрудничества, также не были решены.

Украинский кризис 2013—2014 гг. лишь усугубил ситуацию, привел к ухудшению не только российско-украинских отношений, но и восприятия Приднестровья украинской властью и экспертным сообществом.

Нынешняя ситуация несколько отличается от 2006 г. Принципиальное отличие в том, что Киеву не надо никому ничего доказывать, тесты на «европейскость» заменены образцово-показательными успехами в русофобии. Никаких требований по запуску молдавских силовиков на украинскую территорию и уж тем более по возможности применения ими блокадных мер с украинских пунктов пропуска не выдвигалось. Относительно недавно на разных уровнях в Киеве говорилось, что Украина больше не будет «таскать каштаны из огня» для других субъектов. Несмотря на это, с 18 апреля ситуация изменилась, и Киев «дал добро» Кишиневу на очередной виток эскалации конфликта.

Представляется, что есть совпадение ряда факторов.

Прежде всего, надо учитывать субъективный фактор. Президент Украины П. Порошенко, проведший юность в приднестровских Бендерах и затем трудившийся на приднестровском направлении в администрации Ющенко (на посту Секретаря Совета национальной безопасности и обороны, позднее — главы МИД Украины), прекрасно знает региональную ситуацию. У Порошенко были достаточно сложные отношения с экс-президентом РМ В. Ворониным, что объяснялось личностным фактором и бизнес-интересами семьи Порошенко. Кроме того, приднестровские власти в свое время имели неосторожность проявить недопонимание в отношении бизнес-интересов людей, близких к Петру Алексеевичу, что тоже не осталось без внимания. Это налагает дополнительный отпечаток на восприятие Порошенко региональной ситуации.

Кроме того, к субъективным факторам следует отнести роль посла Украины в Молдавии И. Гнатишина. Посол, уроженец Буковины, имеющий этнические румынские корни, гораздо охотнее воспринимает всё, что связано с интересами Молдавии и Румынии, нежели с интересами Украины. Этим объясняются его регулярные контакты с наиболее известными представителями унионизма в Молдавии, его повышенное внимание ко всем сигналам, направляемым от молдавских властей, в ущерб украинским интересам. По указанию посла к минимуму сведено присутствие украинских консульских работников в Приднестровье, а с 2017 г. консульский отдел посольства прекратил принимать в работу любые приднестровские документы (хотя приднестровская сторона регулярно отвечает на запросы украинских властей, охотно принимающих в работу приднестровские документы на территории Украины). Кроме того, посол заявил о «военной опасности» для Украины из региона, поставив тем самым под вопрос роль украинских военных наблюдателей, которые участвуют в миротворческой операции на Днестре. Надо полагать, что и Киев получает от посла сильно искаженную версию реальности, на которую влияют личные интересы, пристрастия и фобии Гнатишина.

К объективным факторам следует отнести общую ситуацию на Украине. Населению настойчиво «вбивается» тезис о «войне с Россией», о «приднестровской угрозе» и о необходимости противодействовать этим факторам. Официальный Киев стремится найти любые «болевые точки», через которые смог бы нанести ущерб российским интересам и заставить Москву отвлечься от ключевого проблемного вопроса в российско-украинских отношениях.

В этом контексте решение Киева по постам — откровенно антироссийское, как и другие действия, включая захват корабля в Азовском море, выдворения российских журналистов и пр. С 2014 г. Приднестровье не первый раз выступает «точкой приложения» антироссийских усилий Украины — достаточно напомнить, что запрет на въезд граждан России призывного возраста с территории Приднестровья был введен украинскими властями на несколько недель раньше, чем в отношении «материковой» России.

Новые решения могли бы являться продолжением этих действий, но в данном случае они несут прямой ущерб украинским интересам. Во-первых, как отмечено выше, Украина понесет значительные материальные убытки. Приднестровцы будут переключаться на закупки молдавской продукции взамен украинской. Во-вторых, украинская власть берет на себя ответственность за действия молдавских силовиков на своей территории. Любые действия молдавских таможенников и других правоохранителей будут восприниматься как санкционированные Киевом, что неминуемо скажется на двусторонних контактах Тирасполя и Киева, а также вряд ли позитивно отразится на отношении многотысячной украинской общины к действиям украинских властей. Кроме того, украинской стороне придется нести ответственность за конфликтные ситуации, которые могут провоцироваться молдавскими силовиками как в пунктах пропуска, так и во время патрулирования территории. При этом неясно, что делать с товарами, которые будут запрещены к ввозу на территорию Приднестровья молдавскими таможенниками, ведь с точки зрения украинского законодательства все требования выполнены, но груз будет заблокирован именно на украинской территории. В-третьих, украинскую сторону ждет деградация сопредельных с Приднестровьем районов, выживавших в основном за счет трансграничной торговли. В-четвертых, украинские власти берут на себя ответственность за возможный кризис в политических переговорах, становясь, по сути, такой же стороной конфликта, как и Молдова. Украина вновь демонстрирует короткую память в отношении 2006 г., когда аналогичные действия Кишинева и Киева привели к 5-летней паузе в политических переговорах, и прагматикам в украинской власти пришлось «разгребать» последствия действий еврооптимистов.

Вопрос о «короткой памяти» представителей украинской власти действительно актуален. Было бы полезным, если бы посол Украины в Молдавии больше внимания уделял своим профессиональным обязанностям и сигнализировал бы в Киев о том, что экспертно-аналитическое обеспечение нынешней власти в Молдавии осуществляют люди, которые в 2005—2007 годах обвиняли Порошенко во всех смертных грехах, от работы на ФСБ России до лоббирования «криминальных приднестровских интересов» в Киеве, призывали поддержать Ю. Тимошенко во внутриукраинских «разборках» и называли усиление позиций Порошенко «катастрофой для Украины и Молдовы». Об этом писали такие известные молдавские политики и эксперты, как О. Нантой, И. Мунтян и др., которые и сейчас близки к власти, активно обозначают (по согласованию с властью) свою «экспертную» позицию и исключают любые компромиссы в приднестровском урегулировании. При этом они же составляют круг общения украинского посла — видимо, на почве русофобии, — что не позволяет Гнатишину проинформировать центр о том, с кем он на самом деле общается, выставляя П. Порошенко на посмешище.

Исходя из этого, вполне можно считать предпринятые украинскими властями совместно с Молдавией шаги по ограничению приднестровских грузопотоков не только антироссийскими, но и антиукраинскими.

В принятии антироссийских мер на приднестровском направлении есть определенная логика места и времени. Россия пока находится в послевыборной фазе, когда внимание политического класса отвлечено на ожидание кадровых решений избранного на новый срок президента РФ В. Путина. Кадровый вопрос, ожидаемые изменения конфигурации власти заботят чиновников больше, чем проблемы за рубежом. Кроме того, ужесточение санкционного режима против России ограничивает российские ресурсы, включая возможность продолжать масштабное содействие Приднестровью (при этом мы не забываем о том, сколько времени уже было упущено российской бюрократией, когда можно и нужно было усиливать своё присутствие в Приднестровье). Глобальный уровень противостояния с Западом, отношения с США, сирийский кризис, украинский вопрос — всё это проблемы, которые для российского политикума находятся на порядок выше, чем приднестровская проблематика. Этим и пользуется Запад, стремясь наращивать давление на Москву по разным направлениям, даже по малозначительным на первый взгляд. И тут роль Украины и Молдавии нельзя недооценивать: Киев, не задумываясь о собственных интересах, сразу пытается поддержать антироссийский тренд любыми средствами.

На происходящее не может оперативно отреагировать и итальянское председательство в ОБСЕ. В Италии состоялись парламентские выборы, но до сих пор не удается сформировать правительственную коалицию, распределение портфелей и сохранение свои постов теми, кто сейчас представляет Италию в приднестровском урегулировании остается под вопросом.

Впрочем, было бы неверным полагать, что Киев всего лишь слепо действует в чужих интересах. Действительно, украинские власти в своем антироссийском угаре забывают о собственных интересах, о собственных гражданах в Приднестровье — но это происходит не в первый раз. Кишинев прекрасно научился пользоваться готовностью Киева «таскать каштаны из огня» и делать черновую работу, плодами которой пользуется кто угодно, кроме Украины. Всё это так, но для целостного понимания происходящего этого недостаточно.

Киевское политическое сумасшествие имеет рациональное зерно — по крайней мере, в логике нынешних власть предержащих на Украине. В Киеве не могут не понимать, что своими действиями наносят мощнейший удар по существующим переговорным форматам, включая «5+2». Разрушая переговорный формат «5+2», украинские власти, вероятно, оценивают и последствия этого: региональный кризис будет лишь усугубляться, существующие механизмы преодоления противоречий практически не будут работать.

Как представляется, идя на такие шаги, украинские власти исходят из возможности экстраполяции молдавско-приднестровского конфликта на ситуацию в Донбассе, и наоборот. Порошенко, знающий приднестровскую ситуацию, опасается того, что модель переговоров по Приднестровью окажется востребованной при переговорах по ЛДНР и по возможной миротворческой операции в Донбассе. Поэтому Порошенко стремится сыграть на опережение и нанести удар по переговорному и миротворческому форматам на Днестре, чтобы показать их неэффективность и тем самым снять существующий (как ему представляется) риск задействования этих форматов.

Для этого Порошенко даже готов на масштабное втягивание Украины в конфликт, для этого Кишинев и Киев так настойчиво продвигают тезис о том, что вопрос совместного контроля — это исключительно двусторонний вопрос молдавско-украинских отношений, не предполагающий дискуссий в международных переговорных форматах. Порошенко, не желающий напрямую говорить с властями ЛДНР, пытается исключить Приднестровье как самостоятельную и равноправную сторону конфликта из переговоров.

Кроме того, украинские власти пытаются осуществить масштабную спецоперацию — захватить несколько сотен тысяч заложников в Приднестровье и пытаться использовать их для торга с Россией. В Киеве полагают, что ресурс границы позволит украинским властям избежать острого противостояния с Приднестровьем — дескать, если захотим, еще хуже будет.

Так что нынешние действия Киева — не только и не столько продолжение антироссийской истерии. Это, во-первых, часть скоординированной Западом политики давления на Россию на разных уровнях и по разным направлениям. Во-вторых, это следование украинской власти своей цели — разрушить любые механизмы, которые могли бы стать мирной альтернативой решения спора с ЛДНР, могли бы стать примером цивилизованного диалога. Нынешние украинские власти будут идти путем разрушения, не считаясь ни с экономическими потерями, ни со своим международным статусом, ни с правами своих собственных граждан. Киев будет разрушать любые мирные форматы по периметру своих границ, провоцировать напряженность в других регионах, рассчитывая на возможность силового решения конфликта в Донбассе.

Российская власть должна понимать разрушительный характер нынешнего киевского режима, а также то, какое разрушительное воздействие имеет внутриукраинская пропаганда на сознание украинского населения. Поэтому пора избавляться от иллюзий насчет «братского украинского народа» и «антинародного режима». Представители этого «братского народа» участвуют в геноциде в Донбассе, а потом, когда заканчиваются «боевые», едут на заработки в Россию, посмеиваясь над простодушными «москалями», которые им платят. В это самое время власти захватывают российские корабли, выносят приговоры инакомыслящим, требуют бойкота российского чемпионата мира по футболу — 2018 г., блокируют выборы президента РФ в диппредставительствах, но российская власть благородно не замечает этого. В итоге происходит то, что происходит. Украина экспортирует разрушения, пользуясь безнаказанностью. Стоит обратить внимание на это, пока еще есть время и ресурсы, пока украинские «атошники» всё еще ездят в Россию. Тогда и меньше было бы желания брать заложников в Азовском море или делать заложников из жителей Приднестровья.

Сергей Артёменко

Украина. Молдавия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 22 апреля 2018 > № 2579080


Турция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 22 апреля 2018 > № 2579076

Макрон похвастался: «Мы разделили турок и русских»

Главное о Турции за 16–22 апреля 2018 года

В то время, как все еще появляются отголоски операции, проводимой США, Францией и Великобританией в Сирии, передает CNN Türk, Турция приняла у себя важного гостя. Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг посетил Анкару. В первую очередь он встретился с министром обороны Турции Нуреттином Джаникли. Генсек, комментируя операцию в Сирии, заявил следующее: «Она являлась прямым сообщением для режима Асада и его сторонников, России и Ирана. Операция показала, что международная общественность не сидит тихо в сторонке. Поддержка операции Турцией также нас обрадовала». Столтенберг высказался о покупке Анкарой у Москвы систем ПВО С-400: «То, какой системой противовоздушной обороны будет владеть та или иная страна является национальным решением для стран-членов НАТО. Главным вопросом с точки зрения НАТО является интеграция этих систем». В рамках визита генеральный секретарь встретился с министром иностранных дел Турции Мевлютом Чавушоглу. Чавушоглу подчеркнул, что Турция выступает за расширение НАТО. И добавил: «Мы ожидаем еще большую поддержку со стороны альянса в борьбе с терроризмом».

Известна дата открытия проекта TANAP

Согласно информации TR724, глава консорциума Трансанатолийского газопровода (TANAP) Салтук Дюзйол заявил, что работы по нему в скором времени будут завершены. «Мы планируем начать торговый поток газа, открыв клапан 30 июня», — сказал он. Дюзйол напомнил, что они начали нагнетать первую газопроводную линию на трубопроводе 23 января, и добавил, что весь участок до Эскишехира заполнен газом, а тестовые испытания продолжаются. «Проект в настоящее время был спроектирован для поставок газа только из Азербайджана и источников к востоку от него. Однако если правительство принимающей страны внесет соответствующие изменения в соглашение, природный газ из Восточного Средиземноморья и Ирака может также войти в трубопроводную систему в будущем. На данный момент в проекте не предусмотрено никаких связей с подземными хранилищами. Сейчас мы будем обеспечивать полную транспортировку газа между точками входа и выхода. Необходимо будет оценить и обдумать возможности для хранилища», — заявил он. Дюзйол отметил, что Турция импортирует по газопроводу Баку — Тбилиси — Эрзурум 6,6 млрд кубометров газа в год. Благодаря TANAP эта цифра вырастет еще на 6 млрд кубометров, в результате чего уменьшится общая доля потребления российского газа в стране.

Жесткий доклад ЕС о Турции

Как сообщает газета BirGün, Евросоюз опубликовал доклад Европейской комиссии, в котором указывается, что Турция переживает «серьезный регресс». Отчет признан самым жестким за все время. В докладе говорится, что «Турция отдаляется от ЕС семимильными шагами». В то же время усилия Анкары по борьбе с кризисом беженцев были встречены с одобрением. ЕК хочет, чтобы всех арестованных в Турции журналистов освободили до конца этого года и просит обеспечить разделение полномочий ветвей власти. Турецкий министр по делам ЕС и главный переговорщик по вступлению в Евросоюз Омер Челик назвал критические заявления, сделанные в конце заседания Совета ЕС по иностранным делам, «безответственными», добавив, что они «не несут за собой никакой политической и человеческой чувствительности и ответственности». В докладе Евросоюза звучит призыв к отмене режима чрезвычайного положения, который длится в Турции в течение долгого времени. В рамках режима ЧП ухудшилась законодательная власть парламента, все регулируется указами. Сокращается диалог между политическими партиями. Необходимо снова ввести иммунитет для депутатов, чтобы обеспечить им свободу слова. Недостатки в борьбе с терроризмом представляют прямой риск для свободы выражения мнения членов парламента. Идет рост давления на гражданское общество вкупе с повышением значимости проправительственных организаций. Однако следует систематически и всеобъемлюще уделять приоритетное внимание гражданским общественным институтам. Позднее станет понятно, будет ли Комиссия по чрезвычайному положению помогать закрытым гражданским общественным движениям восстановиться или нет. После 15 июля 2016 года, попытки государственного переворота, правительство изменило правовое регулирование военно-гражданских отношений и заметно укрепило свою власть над армией. Хотя военные и Национальная разведывательная организация все еще далеки от того, чтобы отчитываться перед парламентом. Разведка передана в управление президенту. Наиболее важные заявления, касающиеся Турции, были сделаны в области судебной системы и основных прав человека. «Основные ценности ЕС включают в себя уважение верховенства закона и уважение прав человека. С юридической и практической точки зрения, обеспечение надлежащего функционирования судебной системы и борьба с коррупцией так же важны, как и соблюдение основных прав человека», — говорится в отчете.

Асад благодарен за ПРО

Согласно сообщению NTV, президент Сирии Башар Асад встретился с группой членов российского парламента. Где и как состоялась встреча, не сообщаются. Депутаты рассказали, что Асад пребывает в хорошем расположении духа. Сирийский президент, в свою очередь, заявил депутатам, что он благодарен российской стороне за системы противовоздушной обороны, которые использовались сирийской армией во время налета западной коалиции в субботу, 14 апреля. Стало известно, что Асад планирует посетить Россию, хотя дата пока не была озвучена.

Напряжение в Эгейском море

Как передает газета Hürriyet, премьер-министр Турции Бинали Йылдырым сделал заявление по поводу событий в Эгейском море: «Очевидно, что наш сосед Греция время от времени совершает некоторые провокационные действия, направленные на увеличение напряженности в Эгейском море. Мы наблюдаем действия, похожие на спорные вопросы с Кардакскими островами. Снова в водах рядом с Дидимом была предпринята попытка установить греческий флаг на одном из необитаемых скалистых островов. После этого в дело вмешалась наша береговая охрана. Они сняли этот флаг оттуда. Мы, как добрые соседи Греции, настоятельно советуем ей держаться подальше от подобных провокаций, сеющих напряженность. Ей следует действовать в соответствии с соседским законодательством».

Евросоюз предупреждает о киберугрозе

Как сообщает новостной портал Samanyolu Haber, Европейский союз объявил, что он предпринимает шаги для обеспечения безопасности киберпространства ввиду того, что угрозы кибератаки неуклонно растут. На заседании Совета иностранных дел ЕС в Люксембурге было принято решение о необходимости дополнительных шагов по борьбе с киберугрозой. В письменном заявлении по итогам заседания говорится, что в киберпространстве стала разворачиваться все более активная деятельность с целью связи с членами «третьего государства» и «антигосударственными» лицами, что не может не вызывать беспокойства. В заявлении подчеркивается, что Евросоюз готов внести свой вклад в работу по выстраиванию международного права в этой области, а вся деятельность в этом направлении должна соответствовать правовым нормам.

Критическое решение США по Сирии

Согласно CNN Türk, постоянный представитель США при ООН Ники Хейли заявила, что американцы не выйдут из Сирии, пока не достигнут своих целей. Хейли прокомментировала слова президента США Дональда Трампа, сказанные им после операции — «задача была успешно выполнена». Она отметила, что этот термин имеет как политический, так и военный эквивалент. Трамп использовал его в военном смысле, говоря о том, что «определенная конкретная задача» была выполнена, так, как это применяется в военной литературе. «Мы еще не сделали все, что от нас требуется в Сирии», — заявила Хейли, добавив, что в случае, если Асад снова использует химическое оружие, США готовы принять надлежащие меры. Поведение Вашингтона, по ее словам, будет полностью зависеть от действий Дамаска.

«Мы разделили турок и русских»

Портал SonDakika.com цитирует президента Франции Эммануэля Макрона, который заявил о том, что Париж, напав на Сирию совместно с США и Великобританией, смог отдалить Турцию от России. Макрон отметил, что нападение было осуществлено безупречным образом: «С помощью этих ударов мы разделили турков и русских. Турки осудили использование химического оружия». Вице-премьер Турции и пресс-секретарь правительства Бекир Боздаг жестко отреагировал на заявление президента Франции о том, что «им удалось разделить турков и русских», сказав, что «Турция не преследует общие цели ни с Россией и Ираном, ни с США».

Увольнения в МИД

Как сообщает TR724, Чавушоглу сделал следующее заявление: «В рамках борьбы с террористическими организациями после отвратительной попытки государственного переворота 15 июля 2016 года из нашего министерства иностранных дел за связь с террористическими организациями было уволено около 20% офицеров (461 человек). Общее число увольнений по всем категориям составило 568 человек. 4 сотрудника государственной службы были восстановлены в должностях».

Жесткие ответные меры

Заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков заявил, что отныне Москва будет сопротивляться любым будущим нападениям на Сирию, пишет газета BirGün. Российский дипломат отметил, что ответные меры будут более жесткими. Рябков ответил на утверждения о том, что наблюдателям ОЗХО (Организации по запрещению химического оружия) не разрешили посетить сирийский город Дума в связи с предполагаемым химическим нападением войск Асада. Он заявил, что это атаки США задержали расследование.

«Россия посылает Сирии военное подкрепление»

Согласно NTV, российский большой десантный корабль «Орск» пересек Босфор в Стамбуле и направился в Средиземное море. В прессе сообщалось, что российское военно-морское судно «Орск» под бортовым номером 148, принадлежащее Черноморскому флоту, прошло через Дарданеллы. Предположительно корабль направляется в гавань Тартус на побережье Средиземного моря, которая является подкрепляющей базой российского флота. На палубе корабля находятся бронетранспортеры БТР-80, бронеавтомобили «Тигр», грузовики «Камаз» и «Урал». Министерство обороны России не давало никаких комментариев по этому вопросу.

Досрочные выборы в Турции

Как сообщает CNN Turk, после заседания партийной группы главы Партии националистического движения (ПНД) Девлета Бахчели, на котором обсуждалась идея проведения досрочных выборов в Турции, состоялась встреча Эрдогана и Бахчели. Переговоры длились полчаса. Сразу после нее Эрдоган заявил: «Мы позитивно подходим к вопросу досрочных выборов». Он назначил дату выборов на 24 июня 2018 года. И далее: «Хотя, на первый взгляд, благодаря слаженной работе правительства и президента мы не сталкиваемся с серьезными проблемами, старые системные заболевания дают о себе знать. Несмотря на это, мы всегда стремились выполнять наши обязательства перед народом, сжимая зубы до момента выборов в ноябре 2019 года. Однако проводимые нами операции в Сирии и исторические события в Сирии и Ираке заставили Турцию сделать все, чтобы как можно раньше разрешить все неопределенности. Переход к новой системе управления стал приобретать все более актуальный характер, с тем, чтобы обеспечить более четкое принятие и реализацию решений во благо будущего нашей страны. Насыщенность внутренней и внешней повестки дня в Турции заставляет ее как можно быстрее справиться с неопределенностью, которая возникнет после объявления решения о досрочных выборах. Для этого мы приняли решение о проведении выборов в воскресенье, 24 июня 2018 года, после консультаций с господином Бахчели, на союз с которым во время предстоящих выборов мы согласились». Оппозиция поддерживает досрочные выборы. Республиканская народная партия и Демократическая партия народов заявили: «Попробуйте». Председатель «Хорошей партии» Мераль Акшенер, в свою очередь, сказала: «Мы не против». Эрол Биледжик, глава Союза турецких промышленников (TÜSİAD), в состав которого входят самые сильные турецкие компании и руководители, отметил, что мир бизнеса недоволен решением о досрочных выборах. «Мы ожидали, что 2018 год станет годом структурных реформ и инфляционной борьбы. Досрочные выборы полностью уничтожат процесс реформирования и борьбы с инфляцией. Выборы во время режима чрезвычайного положения ставят Турцию в трудное положение во внешнем мире. До сих пор мы полностью поддерживали все заявления президента, премьер-министра и других политических лидеров о том, что выборы будут проведены в срок», — отметил Биледжик.

Коротко, но важно

Предложение о продлении режима чрезвычайного положения еще на 3 месяца было принято в Великом национальном собрании Турции. Таким образом, режим чрезвычайного положения с 15 июля 2016 года был продлен в седьмой раз.

Турция занимает второе место в мире по производству леонардита, используемого во многих отраслях, начиная со скотоводства и заканчивая дерматологией. Леонардит, получаемый в результате преобразования отходов растений и животных в течение миллионов лет, добывается во многих частях Турции и называется «веществом столетия».

Депутаты Демократической партии народов Осман Байдемир и Сельма Ырмак были отстранены от занимаемых должностей. После объявления о досрочных выборах увольнение членов парламента вызвало бурную реакцию.

Министерство финансов объявило о том, что долг бюджета в марте составил 20,2 млрд турецких лир. В период с января по март долг составил 20,4 млрд лир. Доходы бюджета за период с января по март по сравнению с тем же периодом в прошлом году выросли на 15,7% и составили 167,4 млрд лир, расходы в свою очередь возросли на 17,7% и достигли суммы в 187,9 млрд лир.

Ариф Асалыоглу

Турция > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 22 апреля 2018 > № 2579076


Украина. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 22 апреля 2018 > № 2579063

Киев угрожает Будапешту взять украинских венгров в заложники

И хамит премьеру Орбану

Решение президента Украины Петра Порошенко внести в Верховную раду законопроект, ужесточающий правила получения украинского гражданства и вводящий новые основания для лишения его, создает новый серьезный конфликт на линии Киев — Будапешт. Ряд изданий сделали акцент на то, что инициатива президента бьет по крымчанам. Как говорится в тексте законопроекта, «основаниями для потери гражданства Украины является… приобретение гражданства РФ в результате совершения противоправных и недобросовестных действий на временно оккупированной территории автономной республики Крым и города Севастополя», если эти граждане голосовали на выборах, организованных российскими властями. Однако поправки не относятся исключительно к российским гражданам, проживающим в Крыму, речь идет об «иностранном государстве» в принципе.

Помимо того, лишение гражданства допускается в случае «использования совершеннолетним лицом, которое приобрело гражданство Украины» паспорта иностранного государства на территории Украины, во время выезда из Украины или въезда на Украину. Как говорится в пояснительной записке за подписью руководителя администрации президента Украины Алексея Днепрова, «на сегодня является чрезвычайно актуальной проблема относительно двойного гражданства на Украине… действенный механизм предотвращения возникновения случаев двойного гражданства на законодательном уровне отсутствует». И это уже затрагивает не одних лишь крымчан. Так, на днях буковинские пограничники сообщили о «существенном росте» попыток пересечения границы гражданами Украины с паспортами Румынии и Молдавии. Пока что за это пограничники привлекают таких граждан к административной ответственности. После одобрения поправок в закон о гражданстве Украины последствия могут быть куда суровее.

Другой вопрос, что Киев может дать команду силовым ведомствам судить обладателей румынских и молдавских паспортов со снисхождением, ведь с Бухарестом и Кишиневом особых проблем нет. Зато они есть в отношениях с Венгрией, которая системно атакует украинские власти, обвиняя их в притеснениях венгерского меньшинства в Закарпатской области, и препятствует интеграции Украины с Европейским союзом и НАТО. Серьезное предупреждение Будапешту сделал в интервью Радио Свобода заместитель министра иностранных дел Украины Василий Боднар. Заметим, что беседа транслировалась уже после того, как Порошенко сообщил о запланированных нововведениях. Соответственно, реплики украинского дипломата можно расценивать как «сигналы». А они по своему тону и смыслу балансировали на грани дипломатического хамства и агрессии.

Во-первых, Боднар поставил под сомнение суверенитет Венгрии, «объяснив» ее действия в отношении Украины, Европы и НАТО давлением России: «Газ, атомная электростанция, ВПК, много других вещей, о которых можно говорить… Я могу допустить, что влияние Москвы на Будапешт, к сожалению, растет». Во-вторых, связал венгерско-украинские отношения исключительно с предвыборной кампанией премьера Виктора Орбана и его партии Fidesz: «Орбан получил высокую поддержку общественности (на выборах — Радио Свобода). Это говорит о том, что он умело проводит свою политику внутри страны, в том числе используя политически тематику национальных меньшинств». Наконец, в-третьих, от заместителя главы МИД Украины прозвучали открытые угрозы. Он заявил, что для Венгрии безопасность украинских венгров «должна была быть ключевым интересом», а затем добавил: «Я не думаю, что Будапешт заинтересован в ухудшении отношений с Украиной, имея здесь такую большую общину».

По сути, это прямой намек на то, что украинские венгры в Закарпатье рассматриваются Киевом как своего рода заложники, которым может быть плохо, если венгерские власти будут и дальше ставить палки в колеса отношений Украины с Евросоюзом и НАТО. Учитывая, как безжалостно украинские власти относятся к своим же гражданам в Донецке и Луганске, нет оснований полагать, что с закарпатскими венграми будут церемониться. Помимо того, в данном случае просматривается удар и лично по самому Орбану. Напомним, что 16 апреля в Европейском парламенте выступила евродепутат Андрея Бочкор, сама родом из Закарпатья, обладатель гражданства Украины и Венгрии. Она поздравила с победой на парламентских выборах партию Fidesz, назвав ее победой и закарпатских венгров.

По словам Бочкор, правительство Орбана «стремится сохранить венгерскую идентичность, язык и культуру в Венгрии и на зарубежных венгерских территориях». Она подчеркнула, что с 2014 года на территории Закарпатья произошло более 180 актов, направленных против 150-тысячной венгерской общины. Вспомнила об украинском законе об образовании и о полувоенных организациях, которые регулярно маршируют по улицам городов, запугивая венгров. «Только Венгрия услышала голос закарпатских венгров и выступила в их поддержку, — подчеркнула депутат. — В то время, как правозащитные организации и Евросоюз молчали… Поэтому для венгров Закарпатья было важно, чтобы в Венгрии осталось правительство, которое встает и защищает небольшую венгерскую общину!».

Если Киев начнет предпринимать действия против венгров в Закарпатье, пойдет на громкие шаги, например, лишит Бочкор гражданства Украины, а Будапешт не сможет остановить украинские власти, это подорвет репутацию и имидж премьера Орбана. Чем он ответит? Венгрия и ранее выступала с инициативой ввести в районы компактного проживания украинских венгров наблюдателей ОБСЕ, чтобы предотвратить потенциальный конфликт. Киев выступает против этого, равно как категорически отказывается даже обсуждать предложение о создании венгерской автономии на Украине. В такой ситуации Будапешту нужно создавать международную коалицию по оказанию давления на украинские власти, привлекая всех возможных союзников.

Станислав Стремидловский

Украина. Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 22 апреля 2018 > № 2579063


Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 22 апреля 2018 > № 2579061

Прецедент по делу санитарок и опальный журналист

Обзор событий и происшествий в Пермском крае за 16−21 апреля

В Пермском крае рабочая неделя (16−21 апреля) оказалась насыщенной событиями. В начале недели активно обсуждались доходы пермских сенаторов и депутатов Госдумы. Федеральные СМИ своим вниманием удостоили приговор бывшему главе УФСИН Прикамья. Региональные информресурсы в свою повестку включили такие события, как закрытие объектов с массовым пребыванием граждан из-за их потенциальной опасности, пленарное заседание заксобрания, где интерес вызвала скандальная ситуация вокруг парламентского корреспондента. Не обошли стороной СМИ и очередную ротацию кадров в Чайковском. На неделе (19 апреля) в Соликамске принято прецедентное решение по делу пермских санитарок.

Частая смена главы

В Чайковском 18 апреля гордума выбрала тайным голосованием нового градоначальника. Им стал Александр Пойлов — заместитель мэра по социальным вопросам, сообщают СМИ. По данным информресуросов, на фоне реформы органов местного самоуправления, когда создаются городские округа, идёт подковёрная политическая борьба за власть в новом образовании.

Примечательно, что в Чайковском за месяц дважды менялись градоначальники. В середине марта Алексей Третьяков подал заявление о сложении с себя полномочий главы городского поселения. Однако, по данным из открытых источников в интернете, перед началом заседания гордумы 23 марта подал новое заявление об отзыве старого, но депутаты его не приняли во внимание и проголосовали за отставку. Третьяков обратился в суд, где просил признать решение гордумы от 23 марта незаконным. Но судебная инстанция не удовлетворила эти требования.

После отставки Алексея Третьякова 23 марта на должность и.о. главы Чайковского назначили Михаила Новосёлова — первого заместителя мэра. 9 апреля бывший заместитель главы Чайковского района Александр Пойлов перешёл на работу в городскую администрацию, став заместителем главы по соцвопросам. Спустя еще два дня — 11 апреля — Новосёлов написал заявление об освобождении от должности, а 18 апреля Пойлов стал главой Чайковского, сообщает портал chaikovskie.ru.

Доходы сенаторов и депутатов

В начале недели практически все СМИ проявили интерес к обнародованным доходам сенаторов и депутатов Госдумы. Традиционно их заработок не идёт ни в какое сравнение со среднестатистическим заработком рядовых пермяков, интересы которых они представляют в Москве на федеральном уровне.

Представитель губернатора Пермского края в Совете Федерации Андрей Климов, согласно декларационным данным, за 2017 год заработал 5,1 млн рублей. Представитель Законодательного собрания Пермского края в Совете Федерации Алексей Пушков заработал за 2017 год 17,1 млн рублей.

Среди депутатов, представляющих в Госдуме интересы Пермского края, самый высокий годовой доход отмечен у Александра Василенко («Единая Россия») — 27,1 млн рублей. Замыкает рейтинг доходности Дмитрий Скриванов («Единая Россия») — 3,9 млн рублей.

Во владении и пользовании сенаторов и депутатов, а также членов их семей, внушительная недвижимость и дорогие авто. На фоне их официальных годовых доходов, которые варьируются от 4 до 27 млн рублей, очень скромно смотрится средняя заработная плата пермяков, чьи интересы они должны лоббировать. По данным Пермьстата, среднемесячная номинальная начисленная заработная плата за январь 2018 года составила 32 009 рублей.

Громкий приговор

17 апреля федеральные и краевые СМИ сообщили о судебном исходе резонансного уголовного дела, где фигурировали экс-глава УФСИН Пермского края и экс-начальник исправительной колонии — 29. Первый признан судом виновным в крупном взяточничестве, а второй фигурант — в выполнении роли посредника в этом коррупционном процессе. Общая сумма взяток составила более 1,8 млн рублей.

В качестве взяток значатся земельный участок площадью 0,5 га и рыночной стоимостью 1,2 млн рублей, коллекционные серебряные монеты, а также сертификаты на туристические поездки.

Экс-глава ИК-29 оштрафован на 2,8 млн рублей, а экс-глава УФСИН — на 3,3 млн рублей, а также приговорён к 12 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Оба лишены званий и возможности занимать госдолжности в течение трёх лет.

Опальный корреспондент

В Перми журналист газеты «Звезда» лишился аккредитации в заксобрании края. Управление по связям с общественностью и СМИ краевого парламента в качестве причины для такой меры указали то, что 13 апреля в профиле корреспондента Евгения Плотникова распространены слухи, порочащие честь и достоинство Законодательного собрания Пермского края. Информация об опальном парламентском корреспонденте затмила саму повестку заксобрания на 19 апреля. Пермяки (и сочувствующие, и просто любопытные) с интересом следили за развитием ситуации — пустят ли корреспондента 19 апреля на пленарное заседание.

По словам Евгения Плотникова, он беспрепятственно попал в заксобрание. Его попросили сдать аккредитационное удостоверение. И впредь писать заявление на имя руководителя аппарата парламента края за пять дней до пленарного заседания с просьбой допустить на очередное заседание. В противном случае не пустят.

А оказался Плотников в центре скандала из-за репоста ссылки на публикацию одного из мессенджеров по поводу премий краевым депутатам и комментария к нему. Якобы ряд парламентариев по итогам 2017 года получили по 1 млн рублей.

«…Хоть кому-то повезло с работодателем))) Если в краевом парламенте премии по миллиону, то сколько же в федеральном?! Даже интересоваться страшно», — оставил запись Плотников.

Это и стало поворотным моментом. Заговорили о том, что журналистское сообщество должно сплотиться в защиту интересов своего коллеги. В противном случае никто не застрахован от подобной ситуации. Действия управления по связям с общественностью и СМИ подвергли активному обсуждению и замечаниям, поскольку только суд может вынести вердикт — опорочены или нет честь и достоинство краевого парламента. Между тем отдел заксобрания, получается, сам себя наделил правом решать этот вопрос.

Евгения Плотникова в соцсетях пользователи, оставляя комментарии, характеризуют как грамотного парламентского корреспондента, имеющего свою точку зрения.

Политконсультант Людмила Ознобишина считает, что профессиональному сообществу надо бороться за восстановление аккредитации в заксобрании парламентского журналиста «Звезды». Вместе с тем она подчеркнула, что корреспондент бывает резок в своих суждениях, в комментариях по поводу премиальных депутатов он явно переборщил, пустив в ход нецензурную лексику. Однако наказание, которое последовало, оно несоизмеримо с действиями журналиста, грамотно освещающего много лет законотворческую деятельность края.

Вопрос — насколько журналистское сообщество готово к такой борьбе. Свобода ряда информресурсов связана госконтрактами.

Свалка документов

На неделе СМИ активно подхватили информацию, которую сообщил уполномоченный по правам человека в Пермском крае Павел Миков. По его словам, в центре Перми, неподалёку от отдела судебных приставов, обнаружена свалка документов. Всё бы ничего, да на листах указаны персональные данные граждан. Среди документов есть и исполнительные листы.

«Во дворе дома по улице Петропавловской, 81, лежит огромная стопка бумаг с официальными и даже персональными данными. В Москве горят свалки, в Перми выбрасывают на помойки официальные документы!» — подписал Павел Миков свой пост в Instagram.

Миков считает, что необходимо разработать регламент, который установит порядок обработки и утилизации документов с персональными данными. Он обратил особое внимание на то, что свалка в Перми — это уже четвёртый случая халатного отношения к документам. До этого вопиющие случаи отмечены в Березниках, Большесосновскай и Кочевской больницах.

Прецедент

19 апреля в Соликамске суд по делу пермских санитарок завершилось прецедентным решением. Руководство краевого детского санатория для больных туберкулёзом «Росинка» обязано восстановить в должности первую из уволенных санитарок, а также выплатить ей заработок за период вынужденного прогула и компенсацию морального вреда.

Стоит отметить, что в санатории прошла волна сокращений. Сначала санитарок перевели в уборщицы. Затем приказы отменялись, выпускались новые. Но итог этих движений остался прежний — 23 человека лишились статуса санитарки. Пять несогласных женщин были уволены. Они обратились в суд, где потребовали признать увольнение незаконным.

Эксперты Общероссийского народного фронта и общественного движения «Здоровье нации», а также сами санитарки считают, что сокращение носило фиктивный характер и направлено на псевдоисполнение майских указов относительно целевых показателей заработной платы медиков.

 Наталья Хомутова

Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 22 апреля 2018 > № 2579061


Евросоюз. Армения > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 22 апреля 2018 > № 2579053

Евросоюз призывает власти Армении соблюдать право граждан на свободу мирных собраний. Это право является универсальным и фундаментальным, напоминает Европейская служба внешнеполитической деятельности (EEAS) в своем заявлении, обнародованном в воскресенье, 22 апреля. Армянским властям следует применять предусмотренные законом меры справедливо и соразмерно, а также соблюдать взятые на себя международные обязательства, в том числе Европейскую конвенцию по защите прав человека и основных свобод, отмечает EEAS.

Те, кто был задержан при осуществлении своего права на свободу собраний, должны быть немедленно отпущены на свободу, подчеркнули в Брюсселе. ЕС также выразил разочарование в связи с тем, что встреча лидера оппозиции Николы Пашиняна и премьер-министра Сержа Саргсяна не принесла результата, и призвал стороны конфликта проявить сдержанность и найти дипломатическое решение.

Ранее делегация Евросоюза в Армении и диппредставительства государств ЕС в этой стране в совместном заявлении выразили обеспокоенность провалом переговоров между Пашиняном и Саргсяном, отметив, что они могли бы "предотвратить дальнейшую эскалацию напряженной ситуации".

Массовые протесты в Ереване и некоторых других городах Армении продолжаются с 13 апреля. Армяне вышли на улицы, протестуя против избрания экс-президента Саргсяна премьер-министром, которое, несмотря на демонстрации, произошло 17 апреля. В соответствии с принятой ранее конституционной реформой, предполагающей переход от президентской республики к парламентской, пост премьера позволит Саргсяну снова сосредоточить власть в своих руках.

Евросоюз. Армения > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 22 апреля 2018 > № 2579053


Франция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 апреля 2018 > № 2578921

Группа по расследованию коррупции в ПАСЕ представила доклад, в котором подтвердила подозрения в отношении лоббистской деятельности Азербайджана в ассамблее и привела список депутатов, нарушивших кодекс поведения парламентария — среди них экс-глава ПАСЕ Педро Аграмунт.

Летом 2016 года итальянская Corriere della Sera написала, что прокуратура Милана обвинила известного итальянского политика Луку Волонте, бывшего руководителя фракции Европейской народной партии в ПАСЕ, в получении крупных взяток от представителей Азербайджана. Спустя некоторое время в разных СМИ стали появляться сообщения о причастности депутатов к лоббистской деятельности в поддержку Азербайджана в ПАСЕ. Была создана группа для расследования ситуации.

"Группа установила, что существуют серьезные подозрения в адрес некоторых нынешних и бывших членов ПАСЕ в том, что они вели деятельность коррупционного характера в пользу Азербайджана", — говорится в пресс-релизе.

"Группа установила, что была группа лиц, действовавших в интересах Азербайджана в рамках ПАСЕ… В это связи группа констатировала что их деятельность идёт вразрез с применением этических норм ПАСЕ", — значится в документе.

В докладе названы парламентарии, которые нарушили этические нормы, среди них экс-глава ПАСЕ Педро Аграмунт, Самад Сеидов, Тадеуш Ивински, Аугустин Конде, Сезар Флорин Преда, Стефан Шеннах, Алан Дексте и Роберт Уолтер. Часть из этих людей все еще члены ассамблеи.

Глава ПАСЕ Микеле Николетти уже высоко оценил документ.

На пресс-конференции в воскресенье он напомнил об ответственности парламентариев и сообщил, что доклад будут передан главам делегаций. Что касается мер, которые могут быть приняты в отношении названных в докладе парламентариев, то этим вопросом будет заниматься комитет по процедурам, заявил председатель ассамблеи.

Испанский политический деятель, бывший председатель ПАСЕ Педро Аграмунт на торжественной церемонии присвоения ему звания Почетного доктора Российской академии народного хозяйства и государственной службы.

Corriere della Sera писала, что итальянская прокуратура предъявила Волонте обвинения в коррупции и отмывании средств, полученных преступным путем. Волонте инкриминируется получение 2,39 миллиона евро в период с 2012 по 2014 годы со счетов телекоммуникационной компании "Бактелеком". Представители следственных органов Италии предполагают, что политик получил эти средства за то, что осуществлял политическую деятельность, так называемую "икорную дипломатию" в интересах властей Азербайджана (государство-член Совета Европы с 2001 года).

В группу для расследования в ПАСЕ вошли Николас Братца (Британия, бывший судья и экс-президент ЕСПЧ), Жан Луи Брагьер (Франция, бывший судья и эксперт международных организаций в борьбе с терроризмом) Элизабет Фера (Швеция, бывший судья ЕСПЧ и бывший главный парламентский омбудсмен в Швеции, а ныне юрисконсульт).

Франция > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 22 апреля 2018 > № 2578921


Армения > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 22 апреля 2018 > № 2578515

«Это шантаж»: премьер Армении отказал протестующим

Серж Саргсян внезапно прервал встречу с лидером оппозиции

Рафаэль Фахрутдинов

Переговоры премьер-министра Армении Сержа Саргсяна с лидером оппозиции Николом Пашиняном не увенчались успехом — глава правительства назвал предложения протестующих шантажом, призвал бунтовщиков к соблюдению законности и покинул встречу. Накануне президент Армении Армен Саркисян провел встречу с Пашиняном и выразил надежду на диалог с протестующими.

Новый премьер-министр Армении Серж Саргсян утром в воскресенье, 22 апреля, покинул переговоры с главой оппозиции Николом Пашиняном, которые проходили в гостинице Marriott Armenia на площади Республики в Ереване.

«Политическая сила, получившая на выборах 7-8%, не имеет права говорить от имени народа. То, что вы предлагаете — шантаж. Вы не можете шантажировать государство», — указала глава правительства.

Он призвал к законности лидера оппозиции и покинул зал переговоров, передает RT. Несколькими часами ранее Саргсян опубликовал ответ на открытое письмо группы выпускников фонда «Луйс», в котором заявил, что «другие деятели» могут принять участие в управлении страной после того, как будет решена проблема непризнанной Нагорно-Карабахской республики.

«Принятие мною должности премьер-министра было обусловлено одним ясным обстоятельством: в этом геополитически сложном регионе и в полный вновь возникающих вызовов период мы обязаны обеспечить безопасное развитие страны и продолжить направленные на достойное разрешение Арцахской (самоназвание Карабаха — «Газета.Ru») проблемы усилия. В моем представлении, отмеченные проблемы решаемы, после чего управление страной могут принять другие деятели. Демократию в Армении не удастся «повернуть вспять», — отметил политик.

Накануне президент Армении Армен Саркисян провел встречу с лидером оппозиции Николом Пашиняном и выразил надежду на диалог с протестующими.

Встреча состоялась на площади Республики в Ереване во время протестной акции оппозиции. В ответ на вопрос, возможны ли переговоры с протестующими, глава государства сказал: «Надеюсь».

«Нужно ослабить напряженность, нельзя позволить, чтобы преграда между сторонами стала непреодолимой. Следовательно, я готов встретиться с депутатом Национального собрания Николом Пашиняном, чтобы снизить существующую напряженность путем диалога между политическими силами», — сказал Саркисян.

В тот же день Служба национальной безопасности Армении задержала двух человек, которые планировали совершить теракты. Двое граждан Армении, по данным СНБ, намеревались устроить серию взрывов в местах массового скопления людей.

В частности, теракты планировались в одном из торговых центров Еревана, на площади Свободы, вблизи мостов и жилых домов. СНБ подозревает этих людей в связи с задержанным оппозиционером Жирайром Сефиляном и группой «Сасна Црер», передает НСН.

В Армении уже восьмой день продолжаются массовые протесты против назначения экс-президента Сержа Саргсяна на пост премьер-министра. Напомним, что в результате референдума 2015 года страна перешла к парламентской форме правления. Саргсян был избран президентом в 2008 году и переизбран на второй срок в 2013-м.

Конституционные изменения фактически позволили ему, как лидеру партийного большинства, удержать власть в премьерском формате на неопределенный срок.

При изменении Конституции, президент Саргсян публично обещал не выдвигать свою кандидатуру на пост премьер-министра, что было с воодушевлением встречено в широких массах. Нарушение этого обещания вызвало среди общественности нервную реакцию.

Митингующие блокировали движение на центральных улицах столицы Армении, а утром 17 апреля оцепили здание парламента на проспекте Баграмяна.

В ночь на вторник участники акции разбили палаточный городок на примыкающей к этой улице площади Франции, некоторые ночевали прямо на скамейках. Утром в день голосования в парламенте — 17 апреля — Пашинян объявил о начале в стране «ненасильственной бархатной революции».

Формально возглавляемый Пашиняном протест начался еще две недели назад с акции «Мой шаг» — в ее рамках он и его сторонники за 14 дней прошли пешком 215 километров от города Гюмри на границе с Турцией до армянской столицы. Добравшись до Еревана, активисты пробрались в здание Общественного радио. Оттуда они начали транслировать в национальные интернет-порталы призывы не допустить «дальнейшей узурпации власти насквозь коррумпированными людьми».

Лидер всемирно известной американской рок-группы System of a Down Серж Танкян призвал участников акций протеста в Армении избегать термина «цветная революция», передает ФАН.

«У меня есть несколько советов: первое, держаться подальше от терминологии «цветной революции», так как она ассоциируется с противостоянием между Востоком и Западом», — прокомментировал происходящее звезда мировой рок-музыки.

Армения > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 22 апреля 2018 > № 2578515


Сирия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 22 апреля 2018 > № 2578513

Война и мир: что не так в Сирии

Что еще может сделать Россия для мира в Сирии

Михаил Ходаренок

Власть в Сирии на переходный период должна быть передана некоему временному правительству. По крайней мере, такой подход зафиксирован в резолюции Совета Безопасности ООН № 2254, принятой 18 декабря 2015 года. Однако, как это сделать на практике — никто четко ответить не может. Военный обозреватель «Газеты.Ru» Михаил Ходаренок разобрался в возможных вариантах развития событий.

По сути, резолюция № 2254 означает передачу власти непонятно куда и непонятно кому. Даже непонятно, кто вообще возглавит переходные органы власти, и как этим персоналиям будут подчиняться силовые структуры Сирии — органы государственной безопасности, министерство обороны, генеральный штаб, командующие видами вооруженных сил и крупными объединениями войск (сил). И самая главная проблема, будут ли они подчиняться переходным органам власти в Сирии в принципе.

Наши западные партнеры или не могут связно ответить на эти вопросы, или отвечают с большим трудом, путаясь в каждом слове и каждой детали. Обычно они говорят в этом случае примерно так — кого назовете, тот и будет, но только не нынешний президент Сирии Башар Асад.

Вопросы, каким Асад видит будущее своей страны, свое личное будущее, готов ли он к новой конституции, готов ли согласно резолюции 2254 через 18 месяцев сложить полномочия и не участвовать в выборах, сирийскому лидеру задавались неоднократно. Оказалось, что ко многому он готов, но не ко всему. В частности, идея сложить полномочия и не участвовать в выборах сирийскому лидеру как-то не очень по душе. Он больше склоняется к выборам после освобождения страны от террористов и под контролем экспертов ООН.

Президент считает, что если он не пользуется популярностью в самых широких народных массах Сирии, то его и не изберут. После высказывания такой позиции, на Западе, по отношению к Башару Асаду, произошло некоторое успокоение.

Как выполнить резолюцию 2254?

Первый этап на этом непростом пути, разумеется, — Астана. В Женеву невозможно было привезти тех полевых командиров, с которыми надо разговаривать и которые имеют влияние на происходящие в Сирии процессы. Вместо столицы Казахстана на этапе подготовки к первому подобному форуму назывались и другие города — Баку, Каир. Но остановились в конечном итоге все же на Астане.

Начали работать с полевыми командирами. Надо было остановить две идущие в Сирии войны — с «Исламским государством» (ИГ, запрещена в России) и собственно гражданскую войну. Шла большая предварительная работа — встречи, переговоры, консультации. Они происходили в Эр-Рияде, Каире, Катаре, в ОАЭ.

В результате Астана «состоялась». Представители вооруженной оппозиции приехали в столицу Казахстана. Причем их и командиров вооруженных формирований свозили в Астану отовсюду — из Парижа, собственно Сирии, стран Западной Европы, государств Персидского залива.

Именно в Астане было принято решение провести Конгресс народов Сирии в Сочи, впоследствии получившего название Конгресс национального диалога Сирии.

Одна из главных задач его тогда формулировалась так — сформировать конституционную комиссию и в конечном итоге принять новую конституцию страны.

Президент Египта Абдул-Фаттах Ас-Сиси предлагал провести Конгресс в Каире. Но тогда и половины участников форума собрать бы не удалось.

Другого варианта принятия новой конституции, за исключением Конгресса, нет, кто бы и что не говорил.

К примеру, афганский вариант, при котором голосование производилось с помощью отпечатков пальцев, а результаты затем в течение трех месяцев свозились на ослах в Кабул, явно не подходит.

Иракский вариант, когда три раза меняли текст конституции, но так и не создали работоспособного основного закона, тоже не очень подходит для Сирии.

То есть дальнейшая схема работы может выглядеть только следующим образом: конституционная комиссия, избранная Конгрессом национального диалога Сирии, разрабатывает конституцию страны. Потом проходит второй Конгресс национального диалога, который утверждает текст основного закона страны. Затем выборы, в которых участвует (или не участвует — это уже по обстановке) Башар Асад.

Конституционная комиссия в настоящее время по численности составляет около 150 человек. В ней приблизительно такой расклад: примерно 50 человек — от официального Дамаска со всеми племенами, 50 — по предложению спецпосланника ООН Стаффана Де Мистуры, 50 — от разного рода оппозиционеров.

Остается только убедить сирийского лидера, что это единственный для него и страны возможный путь.

А в некоторых случаях это не так просто. Асад осенью 2015 года представлял собой по сути дела мокрую курицу — государство его стремительно разрушалось, никакого света в конце тоннеля видно не было, перспективы Сирии были более чем мрачные. Но после того как Вооруженные силы России отвели сирийского лидера от края пропасти, он расправил плечи.

Асаду начинает казаться, что это именно под его руководством и именно ВС Сирии разгромили всех врагов нынешнего режима.

Что касается чисто женевского регулирования, на котором по-прежнему настаивает Запад, то представители так называемой оппозиции никого в Женеве не представляют, за ними не стоит абсолютно никаких реальных сил, а связи с родиной — Сирией — у большинства из них давно потеряны.

Однако оппозиционеры именно этой окраски в столице Швейцарии прочно окопались, укрепились, прижились, и чем больше будет продолжаться процесс якобы мирного урегулирования с их участием, тем для них лучше. 10-15 лет их устроит значительно больше, чем несколько месяцев напряженной и результативной работы. Однако никакого практического результата женевский процесс пока не дал и не даст по определению.

Что происходит с сирийской армией

В том состоянии, в котором представители Вооруженных сил России нашли армию Сирии осенью 2015 года, успешно воевать с международным терроризмом она практически никак не могла.

И боевая мощь ее союзников и попутчиков находится на примерно сопоставимом уровне.

В частности, слухи о боеспособности отрядов военизированной ливанской шиитской организации «Хезболла» и страхи, связанные с мощью этой организации, очень сильно преувеличены.

Отряды «Хезболлы» в ходе вооруженного конфликта в Сирии, взаимодействуя с проправительственными силами, практически ни разу не выполнили поставленных им боевых задач.

Примерно такой же боеспособностью обладают и многие иранские формирования. Они могут внезапно оставить боевые позиции и подставить под удар соседей. Могут просто не пойти вперед, когда все уже решено и согласовано и затеять при этом разновидность митинга. Командиры этих формирований в ходе боевых действий лгут вышестоящим и взаимодействующим начальникам без всякого зазрения совести.

Особый ужас на первых этапах конфликта на сирийскую армию наводили смертники на так называемых джихад-мобилях. Их подрывы в боевых порядках приводили к полному параличу даже крупные войсковые соединения — до бригад включительно.

В качестве джихад-мобилей террористы ИГ обычно использовали многоцелевые легкие бронированные транспортеры типа МТ-ЛБ и колесные БТР. Бронирование этих машин обеспечивало защиту механика-водителя — смертника от огня стрелкового оружия обороняющихся сирийских войск и заряда взрывчатого вещества. Иногда в качестве джихад-мобилей использовались мотоциклы, на заднем сидении которого в качестве пассажира крепился заряд взрывчатки весом не менее 50 кг.

Применение этой техники ввергало в панику и хаос целые сирийские подразделения и части. Иногда требовалось три-четыре дня, чтобы привести личный состав и командиров в чувство, восстановить порядок, организованность и дисциплину.

С помощью российских специалистов и советников была выстроена целая система борьбы с джихад-мобилями. В результате иногда за день уничтожалось до 9 джихад-мобилей и до 12 мотоциклистов-смертников.

Несмотря на весьма значительные трудности, представителям Вооруженных сил Российской Федерации удалось сформировать из состава ВС Сирии два более или менее боеспособных корпуса. Укрепили и руководство вооруженных сил. В январе этого года было сменено практически все руководство военного ведомства Сирии.

И это дает некоторые надежды на то, что конституционный процесс в Сирии будет протекать более или менее в плановом порядке.

Сирия > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 22 апреля 2018 > № 2578513


Вьетнам. Мьянма > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 21 апреля 2018 > № 2578782

Премьер-министр Вьетнама провел переговоры с Государственным советником Мьянмы

Во второй половине дня 19 апреля сразу после церемония встречи Премьер-министр Вьетнама Нгуен Суан Фук и Государственный советник, Министр иностранных дел, Глава администрации Президента Мьянмы Аун Сан Су Чжи провели переговоры.

В ходе переговоров Премьер-министр Вьетнама Нгуен Суан Фук и Государственный советник, Министр иностранных дел, Глава администрации Президента Мьянмы Аун Сан Су Чжи договорились активизировать обмен делегациями высокого и всех уровней, содействовать сотрудничеству по каналам Партий, Государств, Правительств, Парламентов, местностей и по каналу народного обмена.

Стороны также договорились содействовать организации 9-го заседания Вьетнамско-мьянманского совместного комитета, в ближайшее время принять план действий по осуществлению всеобъемлющего партнерства и сотрудничества между Вьетнамом и Мьянмой на период 2018-2023 гг.

Глава вьетнамского Правительства и Государственный советник, Министр иностранных дел, Глава администрации Президента Мьянмы высоко оценили эффективное и плодотворное сотрудничество между двумя странами в областях обороны, безопасности, образования, экономики и др. Премьер-министр Вьетнама и Государственный советник Мьянмы предложили обеим сторонам продолжать более активно укреплять сотрудничество в предстоящее время.

Стороны обменялись мнениями по международным и региональным вопросам, договорились тесно сотрудничать и эффективно координировать действия друг с другом на региональных и международных форумах, таких как АСЕАН, Движение неприсоединения, Организация Объединенных Наций. Вьетнам и Мьянма обязуются тесно сотрудничать с целью успешного создания Сообщества АСЕАН, устойчивого и эффективного использования водных ресурсов реки Меконг.

Страны поддерживают принцип урегулирования споров, касающихся Восточного моря, мирными средствами на основе уважения международного права, в том числе Конвенции ООН по морскому праву 1982 года, выполнения в полной мере Декларации о правилах поведения сторон в Восточном море (DOC) и ускорения процесса разработки Кодекса поведения в Восточном море (COC).

После переговоров в присутствии Премьер-министра Вьетнама и Государственного советника, Министра иностранных дел, Главы администрации Президента Мьянмы состоялась церемония подписания документов о сотрудничестве между двумя странами.

В связи с этим, вечером того же дня Премьер-министр Вьетнама Нгуен Суан Фук устроил торжественный прием в честь официального визита Государственного советника, Министра иностранных дел, Главы администрации Президента Мьянмы Аун Сан Су Чжи и членов делегации.

Вьетнам. Мьянма > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 21 апреля 2018 > № 2578782


Сирия. США. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 21 апреля 2018 > № 2577716

Рассорить с Россией: как НАТО давит на Турцию

Зачем западные страны ставят под сомнение российско-турецкие отношения

Ольга Шерункова

Страны НАТО твердят о «разделении» Москвы и Анкары после того, как Турция поддержала ракетный удар США, Великобритании и Франции по Сирии из-за предполагаемого применения химоружия в городе Дума. Между тем Россия и Турция вместе с Ираном являются странами-гарантами мирного урегулирования сирийского конфликта. Зачем Запад спекулирует на тему российско-турецких отношений и оказывает давление на Анкару — разбиралась «Газета.Ru».

После того, как Турция поддержала США, Францию и Великобританию, которые нанесли ракетный удар по территории Сирии за предполагаемую химатаку, страны Запада поспешили воспользоваться случаем и начали спекулировать на тему прочности российско-турецких отношений.

14 апреля генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг поддержал действия трех стран-участниц альянса — по его словам, этот шаг «уменьшит возможности режима по дальнейшим химатакам на население Сирии». Стоит отметить, что «удар возмездия» был осуществлен в отсутствие веских доказательств, подтверждающих, что в сирийской Думе действительно было применено химическое оружие.

Москва решительно осудила методы Соединенных Штатов и их союзников, а президент России Владимир Путин назвал ракетный удар по Сирии «актом агрессии против суверенного государства».

Между тем действия Вашингтона, Лондона и Парижа поддержали многие страны НАТО, в том числе Турция, которая является ярым противником режима действующего президента САР Башара Асада. В турецком МИДе ракетный удар по Сирии назвали «проявлением совести человечества».

Французский президент Эммануэль Макрон заявил, что атака США и союзников по Сирии «разделила» Россию и Турцию, которые вместе с Ираном являются странами-гарантами мирного урегулирования сирийского конфликта. «В результате этих ударов были разделены Россия и Турция. Турция осудила химическую атаку и поддержала операцию, которую мы провели», — сказал глава Франции в эфире телеканала BFM TV.

Дружить со всеми, особенно с НАТО

В отношениях Турции и России действительно есть разногласия. В то же время Турция не собирается отказываться от взаимодействия с Россией и Ираном из-за последней атаки западной коалиции на Дамаск, подчеркнул турецкий министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу. В ответ на высказывания Макрона о «разделенных» России и Турции Чавушоглу призвал Макрона «делать заявления, подходящие уровню президента».

«У нас крепкие отношения с Россией. Однако наши крепкие отношения с ней не являются альтернативой нашим отношениям с НАТО, Францией или США, и они не должны наносить ущерба этим отношениям», — подчеркнул глава МИД Турции во время совместного брифинга с генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом 16 апреля.

Турция — важный стратегический участник Североатлантического альянса, к тому же это одна из старейших участниц, обладающая второй по численности армией в НАТО.

По данным рейтинга Global Power на текущий год, вооруженные силы Турции оцениваются в 710 565 человек, в НАТО эта страна уступает лишь Соединенным Штатам (2 083 100 человек).

О большой значимости Турции для альянса говорил и сам Столтенберг во время своего недавнего визита в Анкару. «Отчасти Турция важна из-за своего географического положения — страна близко расположена ко всем очагам беспорядка и насилия, Ираку и Сирии. Поэтому Турция особенно важна в борьбе с терроризмом. Ни один союзник НАТО не пострадал столь сильно от терроризма, как Турция», — пояснил генсек НАТО.

Теперь же турецкая сторона рассчитывает, что, поддержав США касательно ударов по Сирии, она может претендовать на большую поддержку со стороны Североатлантического альянса.

«Разумеется, мы ожидаем от НАТО большей поддержки наших усилий в борьбе с терроризмом. Угроза должна исходить не только от одного блока или одной страны. НАТО была создана для того, чтобы защитить своих союзников от угроз безопасности. И независимо от того, откуда исходит опасность, мы должны работать с НАТО, чтобы поддерживать и защищать союзников», — обозначил позицию Анкары Мевлют Чавушоглу.

Рассорить Москву с Анкарой

При этом отношения Турции и США довольно давно переживают серьезный кризис. Бывший посол РФ в Йемене, Ливии и Тунисе Вениамин Попов связывает это тем, что США привыкли заставлять другие страны подчиняться их интересам, и отказаться от этого доминирования Вашингтону сложно.

По словам дипломата, Соединенные Штаты и дальше будут пытаться давить на Турцию. «Это всегда происходит, когда независимая политика одного государства сталкивает эту страну с другой, желающей господствовать в определенном регионе», — констатирует Попов.

Он добавил, что американцы «специально создают в Сирии проблемы и конфликты», следуя логике «разделяй и властвуй». «И тогда, когда будет конфликт, им будет легче управлять», — заключил собеседник «Газеты.Ru».

Сейчас Соединенные Штаты пытаются нивелировать договоренности между Анкарой и Москвой. Так, Вашингтон уже предупредил турецкие власти, что в случае покупки у России зенитно-ракетных систем С-400 Турция рискует попасть под санкции. Поставки российских ЗРК были утверждены президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом и президентом РФ Владимиром Путиным во время двухдневного визита российского лидера в Анкару в начале апреля.

Пентагон же, в свою очередь, уверяет Турцию в готовности предоставить своему союзнику по НАТО ракетное оборудование, соответствующее всем стандартам Североатлантического альянса.

Как поступит Турция?

Эксперт московского центра Карнеги Алексей Малашенко отмечает, что Анкара постарается максимально эффективно использовать свое нынешнее положение, по возможности не портя отношения с США.

«Турки играют свою игру, у них действительно приличные отношения с Россией, и экономически, и политически, но в конечном счете они руководствуются своими интересами. Вряд ли Турция будет нагнетать напряженность в своих отношениях с США», — утверждает Малашенко.

В свою очередь, руководитель политического направления Центра изучения современной Турции Юрий Мавашев отмечает, что Анкара озабочена и тем, чтобы продемонстрировать свою независимость от Вашингтона.

«Сейчас для Турции важно сохранить лицо и показать, что она не получает каких-либо указаний из Вашингтона. Задача достаточно сложная — ведь нужно не ударить в грязь лицом и перед западными союзниками, и перед народом Турции», — говорит эксперт.

Впрочем, у руководителей Турции есть шансы сохранить политическое влияние на Ближнем Востоке, а при успешно проведенных военных операциях против сирийских курдов — и добавить себе политических очков в глазах турецкого народа, которые понадобятся президенту Реджепу Тайипу Эрдогану в предстоящей предвыборной гонке.

«Нужно смотреть в будущее. Народы все-таки хотят более независимой политики, сейчас это все будет четче и четче проявляться в любых районах, в том числе на Ближнем и Среднем Востоке», — подытожил бывший посол РФ в Йемене, Ливии и Тунисе Вениамин Попов.

Сирия. США. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 21 апреля 2018 > № 2577716


Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 21 апреля 2018 > № 2577574

Украина отказалась от Крыма

Который ей уже не принадлежит

Ну что ж, прилетел нежданчик. От Петра Алексеевича Порошенко — Крыму. Украинский президент внёс законопроект № 8297, согласно которому крымчан могут лишить украинского гражданства. Касается это в первую очередь тех, кто участвовал в российских выборах. Впрочем, в законопроекте немало загадок, и ещё больше вопросов относительно того, как он будет реализовываться на практике.

Главная причина, по которой могут лишить украинского гражданства — это использование избирательного или другого права, предоставляемого иностранным государством (Россией). Само получение гражданства не может считаться добровольным. Ещё один важный пункт: зафиксированное использование российского паспорта на границе Украины.

Со вторым — проще. Крымчане, как правило, ездят на Украину по украинским паспортам. Сдали их на полуострове тысячи, а вот остались они у миллиона и сотен тысяч. И граница, на самом деле, никогда не закрывалась. У крымчан на Украине недвижимость, бизнес, родственники. Этого не отменить никакой геополитической пертурбацией.

А вот с первым — всё доказать можно, хоть и сложно. И доказывать будут. Собирать информацию, вычислять, смотреть соцсети. Это не сиюминутный процесс, да, однако вестись он будет. И понятно, что лишить в одночасье паспортов двух миллионов людей не смогут. Но стремиться к тому будут.

Данный законопроект Порошенко фактически означает окончательный отказ Украины от Крыма. Тем самым Пётр Алексеевич говорит: делайте итоговый выбор. И, говоря, понимает, что в нынешних условиях большинство крымчан сделают выбор в пользу России. Собственно, президентские выборы это подтвердили. А те, кто не сделали это с радостью, тем пришлось. Не судить же, например, севастопольца за то, что его призвали в армию РФ? Ранее в данном вопросе Украина руководствовалась конвенцией 1949 года, возлагая ответственность за воинский призыв на Россию. Законопроект №8297 — это во многом официальное признание крымчан гражданами России.

Но лично меня в данной истории волнует другое: то, что после принятия законопроекта случится с крымчанами. Хрущёв отдал Крым УССР в 1954 году. С 1991 года полуостров входил в состав Украины. Когда СССР резали по-живому, Ельцин не стал задумываться о полуострове. Мы потеряли Крым за 24 часа, как сказал Солженицын. Люди стали заложниками решений тех, у кого была власть, но не было совести. И понятно, что за это долгое время у крымчан сложились не просто тесные, а родственные связи с Украиной: близкие, работа, собственность. Теперь им что — от всего отказаться?

Конечно! Такие слышны голоса. После новости о новом законопроекте Порошенко из всех щелей повылазили казённые патриоты и крикуны, заявляющие о хитрости и двуличности крымчан, о том, что им, мол, пора определиться, с кем они. Эта диванная демагогия традиционна, но оттого она утомляет не меньше. Потому что за ней теряются лица простых людей, тех, кто оказывается — и уже оказался — заложниками великой шахматной игры в геополитику.

Диванной демагогией не объяснишь, отчего 56-летний водитель грузовика из Джанкоя теперь не сможет ездить к своей 90-летней матери в Херсонскую область. Не объяснишь, отчего севастопольский моряк, ходящий в рейсы по украинским документам, так как российские не котируются, должен пойти в такси, чтобы прокормить своих детей. И так далее.

Кричать о патриотизме сладко. У нас любят это делать. Но патриотизм — улица с двухсторонним движением. Не только человек думает о Родине, но и Родина — о человеке. Без этого симфония не складывается.

И фокус в том, что Крым сегодня — не Россия в полной мере. И когда крикнут о двуличности крымчан, то пусть прокричат и о том, почему, приезжая на полуостров, люди, пользующиеся «Билайн», попадают в роуминг и тратят кучу денег. Почему в Крыму нет отделений «Сбербанка», да и вообще нормальных банков. Почему бензин самый дорогой в России, а заправок «Роснефти» вы тут никогда не увидите. Почему нет торговых сетей, покрывших, как пятна далматинца, Россию. Почему нет нормальной возможности взять ипотеку и кредиты. И ещё — очень много вопросов.

Тот, кто думает, что Крым — в шоколаде, пусть делают поправку: в шоколаде те, кто контролирует денежные потоки с «материка» — чиновнички в переодетых манишках. А потоки действительно велики. И Россия сделала в Крыму за 4 года столько, сколько Украина не сделала и за 20 лет. Но только людям жить надо в реальных условиях и в реальной жизни. А не только перспективой.

Потому требовать с крымчан в полной мере нужно тогда, когда сложатся правила игры. А иначе — как с моряками судна «Норд». Украина выловила их в международных водах и заключила в тюрьму. За то, что под российским флагом. Только причём здесь простые люди? Так же моряки ходят в рейсы по украинским паспортам не от большой любви к Порошенко, а от необходимости выживать. И ездят к родственникам на Украину не от желания насладиться той жизнью, а дабы свидеться с близкими.

Думать о человеке — это не лишнее. Ни для Украины, ни для России. Лозунгами ведь можно перекидываться вечно, но в итоге побеждает тот, кто реально заботится о человеке. Хотя бы минимально. Иначе человек этот — в данном случае, крымчанин — попадает в состояние бардо, между жизнью и смерть. И там чужой, и здесь. Предсказать его невозможно. И Крым — не повод для очередного ток-шоу и не выгодная территория, а два миллиона людей, сделавших свой выбор и ждущих, чтобы, наконец, выбрали их.

Платон Беседин

Украина. ЮФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 21 апреля 2018 > № 2577574


Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 21 апреля 2018 > № 2577572

Кто за чертой бедности и кому отказались дать пособие: главное в Оренбурге

Обзор событий и происшествий за 16—21 апреля

В Оренбургской области прошедшая неделя (16—21 апреля) выдалась информационно насыщенной на события. СМИ активно освещали пленарное заседание заксобрания региона, ситуацию вокруг пожароопасных торговых центров. Средства массовой информации продолжают пристально следить за последствиями авиакатастрофы, которая произошла в Подмосковье. В центре внимания также оказались доходы оренбургских сенаторов и депутатов.

Доходы

В начале недели информресурсы активно обсуждали обнародованные сенаторами и депутатами доходы. Представитель губернатор Оренбургской области в Совете Федерации Елена Афанасьева за 2017 год заработала чуть более 6,2 млн рублей, а представитель Законодательного собрания Оренбуржья в Совете Федерации Андрей Шевченко — 4,6 млн рублей. В сравнении с прошлогодними доходами Афанасьева (2016 год — 6,6 млн рублей) несколько потеряла в заработке, а вот Шевченко существенно приобрел (2016 год — 2,6 млн рублей).

В Госдуме интересы Оренбуржья представляют пять депутатов. Самым богатым, судя по заявленной декларации, является либерал-демократ Сергей Катасонов. Его годовой доход за 2017 год составил 16,7 млн рублей. Самый низкий доход из пяти депутатов у Игоря Сухарева («Единая Россия») — 4,6 млн рублей. Стоит отметить, что если сам Сухарев замыкает рейтинг депутатов и их жён Оренбуржья, то его супруга возглавляет его. Её доход за 2017 год составил 38 млн рублей.

В Законодательном собрании Оренбургской области из 47 депутатов самый большой доход задекларировал Иван Дикман («Единая Россия») — 50,4 млн рублей, в 2016 году его доход составлял 13,6 млн рублей. Самый низкий доход среди оренбургских депутатов у Алексея Панкратова (ЛДПР) — 50 тыс. рублей.

На фоне деклараций депутатов и сенаторов уместно добавить о размере среднего размера заработной платы граждан в регионе, чьи интересы они представляют на федеральном уровне. По данным Оренбургстата, средняя номинальная заработная плата работников организаций, начисленная в январе 2018 года, составила 27 499,2 рубля.

Эхо катастрофы

16 апреля в Орск спецборт доставил останки трёх пассажиров (одного орчанина и двух новотройчан), погибших в результате авиакатастрофы в Подмосковье. На следующий день, 17 апреля, на Радоницу родственники погибших пассажиров вылетели в Москву, затем им организовали выезд на место крушения воздушного судна в Раменский район.

23 родственника жертв авиакатастрофы из Оренбуржья посетили место крушения Ан-148. Вместе с близкими погибших из других городов они приняли участие в поминальной службе, которую провел епископ Орский и Гайский Ириней. Панихида проходила на поле, на месте крушения самолета. Также в Раменский район прибыли вице-губернатор Оренбургской области Вера Баширова, сотрудники МЧС, представители социальных служб, медработники, сопровождающие лица.

Около 60 человек посетили место авиакатастрофы в день поминовения усопших, чтобы почтить память погибших и возложить цветы к мемориалу. После службы состоялся поминальный обед в Покровском храме в селе Борщево.

Напомним, что 11 февраля в Подмосковье упал самолёт, выполнявший рейс Москва — Орск, погиб 71 человек.

Отчёты и отказ

В Оренбурге 18 апреля прошло заседание заксобрания региона. На нём с отчётами выступили уполномоченный по правам человека Анатолий Чадов и уполномоченный по правам ребёнка Ольга Ковыльская.

Депутат Владимир Фролов («Справедливая Россия»), сравнивая оба доклада, подверг критике отчёт омбудсмена Анатолия Чадова, отметив, что в нём констатация фактов, тогда как в отчёте омбудсмена по правам ребёнка Ольги Ковыльской содержатся предложения и рекомендации по исправлению ситуаций. Между тем фракция ЛДПР положительно оценила доклад Чадова за работу на общественных началах представителей аппарата омбудсмена в районах Оренбургской области.

В 2017 году к уполномоченному по правам человека поступило 2 тыс. 266 обращений. Среди обратившихся граждан по-прежнему в большинстве наименее защищенные категории населения: пенсионеры, ветераны, инвалиды. Основные темы жалоб: жилищные проблемы — 20,7% и реализация социальных прав — 8,5%. Омбудсмен решил не озвучивать доклад, видимо, посчитав достаточным, что отчёт предоставлен заксобранию и опубликован. Анатолий Чадов сразу приступил к ответам на вопросы фракций.

Отвечая на вопрос фракции «Единая Россия» о реализации программы по ликвидации аварийного жилья, Чадов отметил перегибы на местах и то, что диалог с гражданами-участниками программы чиновники ведут с позиции силы.

Также он обратил внимание на неразбериху с кадрами как на уровне руководства, так и на уровне рядовых сотрудников в управлении жилполитики мэрии. Практиковалась частая передача дела переселенца от одного исполнителя к другому, причем новый исполнитель был не в курсе прежних договорённостей, переселяемые граждане отмечали грубое к ним отношении со стороны чиновников.

«Претензии граждан на протяжении ряда лет остаются неизменными: предоставление жилья без учёта интересов переселяемых граждан, низкое качество предоставляемого жилья, признание аварийными достаточно крепких домов», — констатировал в обнародованном докладе Чадов.

После выступления омбудсмена депутаты обратили особе внимание на то, что в домах престарелых плохие условия. Добавим, что официального вопроса по этому поводу к Чадову от фракций ранее не поступало, хотя проблеме в докладе отведено много места. Например, в ходе визита омбудсмена в геронтологический центр «Долголетие» пенсионеры жаловались на плохое качество питания и обеспечение лекарствами. В реабилитационном центре «Бодрость» в Медногорске кровля здания нуждается в капитальном ремонте. Нужна замена сантехники, старых деревянных оконных и дверных блоков. В Соль-Илецком психоневрологическом интернате Чадов обратил внимание на то, что в части жилых комнат ютились до девяти человек.

Ольга Ковыльская заострила внимание на увеличении конфликтных случаев в школах. Она призвала усилить психологическую службу в образовательных учреждениях, указав на такую проблему, как низкий уровень работы школьных психологов и социальных педагогов, а то и вовсе их отсутствие.

Фракцию «Единая Россия» интересовал вопрос отобрания детей из семей. Омбудсмен констатировала, что в 2017 году число отобранных детей снизилось на 29,7%. Фактов неправомерного отобрания из семей не выявлено. Ковыльская подчеркнула, что контролирующие и надзорные органы принимали все меры по сохранения кровной семьи для детей. Отобрание детей — это крайняя вынужденная мера.

Резонансной темой стал ещё один детский вопрос, который касался дошкольников. Фракция ЛДПР выступила с инициативой принять законопроект, предусматривающий ежемесячное пособие в 5 тыс. рублей на ребёнка, не посещающего детский сад. Многие родители не могут устроить своих детей в дошкольное госучреждение из-за отсутствия там мест. Предложение поддержали депутаты «Справедливой России», КПРФ. Заключительное слово дали министру образования области Вячеславу Лабузову, который подверг критике законопроект. Он подчеркнул, что не надо путать понятия, и призвал депутатов подумать не о родителе, а о ребенке. В современной жизни дошкольника должны профессионально готовить к школе. Такая подготовка возможна только в детских садах. Регион постепенно решает проблему с дефицитом мест. В результате законопроект был отклонён большинством депутатских голосов.

Примечательно, что депутаты не первый раз проявляют инициативу по поводу ежемесячного пособия за детей, которые не могут посещать детсады из-за отсутствия свободных мест. В 2011 году в таким предложением безуспешно выступала фракция КПРФ.

Закрытие торговых центров

На неделе много обсуждали злободневную тему состояния торговых комплексов. По решению суда в Оренбурге 19 апреля закрыли ТК «Мебельный базар». Все входные двери опечатаны. Эксплуатация приостановлена до устранения нарушений, выявленных в ходе проверок по соблюдения пожарных требований.

Напомним, ранее, 14 апреля, опечатали здание ТЦ «Три кита». На тех же условиях и по тем же причинам, как злостного неисполнителя предписаний. Горожане по-разному отнеслись к закрытия объекта. Кто-то посчитал, что нельзя так в одночасье закрывать торговый комплекс, там ведь работают люди. Другой пользователь отметил, что потенциально опасные объекты надо закрывать. Кроме того, еще в марте городские чиновник предупредили, что подготовили документы в суд и комплекс закроют, если его владелец не проведёт работу над ошибками.

По данным прокуратуры Оренбурга, в ходе проверки, которая проводится по поручению Генпрокуратуры после кемеровского пожара, уже проверено 78 объектов. На очереди еще сотня. Проверяются не только крупные торгово-развлекательные и торговые комплексы, но и все места массового скопления людей, включая спортивные и культурные объекты.

Наталья Хомутова

Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 21 апреля 2018 > № 2577572


Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 апреля 2018 > № 2577452

Милли Меджлис (парламент) Азербайджана утвердил премьер-министром республики помощника президента страны по внешнеполитическим вопросам Новруза Мамедова, передает корреспондент РИА Новости.

Предложенная президентом кандидатура на пост премьер-министра единогласно была утверждена на заседании парламента в субботу.

Внеочередные президентские выборы состоялись в стране 11 апреля. По итогам обработки данных со всех избирательных пунктов действующий президент Алиев победил на выборах с 86,02% голосов избирателей. ЦИК Азербайджана подвел 15 апреля итоги выборов и представил протокол для утверждения в Конституционный суд. КС на заседании во вторник утвердил итоги выборов. Согласно конституции, кабмин подал в отставку после инаугурации переизбранного президента.

Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 апреля 2018 > № 2577452


Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 апреля 2018 > № 2577441

Президент Азербайджана Ильхам Алиев сформировал в субботу новый состав правительства страны, ключевые министры сохранили свои должности.

Соответствующее распоряжение в субботу размещено на сайте главы государства. Согласно распоряжению, членами кабинета министров назначены следующие лица: первый заместитель премьер-министра — Ягуб Абдулла оглу Эюбов, заместитель премьер-министра — Али Джавад оглу Ахмедов, заместитель премьер-министра — Али Шамиль оглу Гасанов, заместитель премьер-министра — Гаджибала Ибрагим оглу Абуталыбов, министр внутренних дел — Рамиль Идрис оглу Усубов, министр энергетики — Парвиз Огтай оглу Шахбазов, министр юстиции — Фикрет Фаррух оглу Мамедов, министр труда и социальной защиты населения — Сахиль Рафиг оглу Бабаев, министр по чрезвычайным ситуациям — Кямаледдин Фаттах оглу Гейдаров, министр иностранных дел — Эльмар Магеррам оглу Мамедъяров.

Министр экономики — Шахин Абдулла оглу Мустафаев, министр сельского хозяйства — Инам Имдад оглу Керимов, министр финансов — Самир Рауф оглу Шарифов, министр обороны — Закир Аскер оглу Гасанов, министр транспорта, связи и высоких технологий — Рамин Намиг оглу Гулузаде, министр по налогам — Микаил Чингиз оглу Джаббаров, председатель Государственного комитета по градостроительству и архитектуре — Самир Рафиг оглу Нуриев, председатель Государственного комитета по делам беженцев и вынужденных переселенцев — Ровшан Шукюр оглу Рзаев, глава Государственной пограничной службы — Эльчин Исага оглу Гулиев, глава Службы государственной безопасности — Мадат Газанфар оглу Гулиев, глава Службы внешней разведки — Орхан Седйар оглу Султанов.

Внеочередные президентские выборы состоялись в стране 11 апреля. По итогам обработки данных со всех избирательных пунктов, действующий президент Алиев победил на выборах с 86,02% голосов избирателей. ЦИК Азербайджана подвел 15 апреля итоги выборов и представил протокол для утверждения в конституционный суд. КС на заседании во вторник утвердил итоги выборов. Согласно конституции, кабмин подал в отставку после инаугурации переизбранного президента.

Азербайджан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 апреля 2018 > № 2577441


Армения > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 апреля 2018 > № 2577437

Президент Армении Армен Саркисян после встречи с лидером оппозиции Николом Пашиняном заявил, что рассчитывает на диалог с протестующими.

На вопрос, возможны ли переговоры с митингующими, он ответил: "Надеюсь".

Встреча состоялась в субботу на площади Республики в Ереване во время многотысячного митинга оппозиции. После нее Пашинян попросил своих сторонников уполномочить его на переговоры с властями.

Лидер оппозиции подтвердил, что темой переговоров будет только отставка премьера, экс-президента Сержа Саргсяна, назначенного на этой неделе вопреки протестам. "Мы готовы обсудить условия мирной передачи власти и вести переговоры вокруг предложенной нами повестки", — сказал Пашинян. Он добавил, что, в отличие от президента, он не может пригласить на площадь премьера, так как не уверен, что ситуацию в этом случае удастся контролировать.

Пашинян напомнил условия оппозиции: отставка премьера, избрание парламентом премьером кандидата от народа, формирование временного правительства, неодобрение на основе достигнутой договоренности программы правительства, что автоматически приведет к внеочередным парламентским выборам. Он добавил, что оппозиция будет добиваться изменений в избирательный кодекс и закон "О партиях".

В то же время Саргсян заявил, что руководство Арменией может перейти к другим после решения самых актуальным проблем, стоящих перед государством, таких как карабахское урегулирование.

Позже Пашинян заявил, что встретится с Саргсяном в воскресенье утром, чтобы обсудить условия передачи власти.

Протесты в Ереване

Акции против избрания премьером Саргсяна начались 13 апреля. Оппозиция обвиняет его в неэффективном управлении страной и ухудшении экономической ситуации. В понедельник митингующие пытались прорваться к зданию парламента, полицейские их оттеснили, в результате столкновений пострадали десятки человек.

На следующий день парламент избрал Саргсяна на пост премьера. Протестующие заявили о начале "бархатной революции" в стране.

Ранее вступили в силу изменения в конституции, по которым Армения переходит к парламентской форме правления, а самыми широкими полномочиями будет обладать глава правительства.

В субботу правоохранители задержали в столице 116 участников акции протеста, 92 из них уже освобождены.

Армения > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 21 апреля 2018 > № 2577437


Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 апреля 2018 > № 2576700 Петер Сийярто

Более тесное сотрудничество Востока и Запада — в интересах Венгрии

Истван Леко (István Léko), Česká Pozice, Чехия

Восемь лет правления Виктора Орбана, труд как традиционная христианско-демократическая ценность и миграция — эти и другие темы министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто прокомментировал в интервью, которое он дал Česká pozice во время визита в Прагу в марте этого года.

После выборов в Италии Европейский Союз с большой надеждой ожидал, что парламентские выборы, которые прошли в Венгрии восьмого апреля, положат конец восьмилетнему правлению консерваторов во главе с Виктором Орбаном, и к власти придут устраивающие Брюссель леволиберальные политические силы. Поэтому в Венгрии и правительство, и оппозиция считала эти выборы решающими.

Последний опрос общественного мнения, проведенный независимым агентством Medián, предрекал очередную убедительную победу партии премьера Виктора Орбана. Партия «Фидес», которая в коалиции с христианскими демократами правит с 2010 года, по опросам, могла получить в парламенте 142 из 199 мандатов, то есть более двух третей (около 70%) депутатских кресел.

Парадоксально, но намного более осторожным был прогноз проправительственного аналитического центра Nézöpont Intézet, согласно которому, правительственные партии получат 112 — 123 мандата. В итоге партия «Фидес» получила 48,89% голосов, 134 депутатских кресла и вновь конституционное большинство. Таким образом, Орбан возглавит правительство уже третий раз подряд и как премьер он занимает в Европе второе место (после немецкого канцлера Ангелы Меркель) по продолжительности правления.

В Венгрии смешанная избирательная система: 93 депутата проходят в парламент по партийным спискам, согласно партийным преференциям, а остальные — по мажоритарной системе из 106 избирательных округов. Что самое главное в венгерских выборах? Некоторые проправительственные журналисты описали это вкратце так: правительство составит или Орбан, или Сорос.

Центральной темой выборов было не образование, здравоохранение, социальные проблемы или коррупция, а нелегальная миграция, которую консервативное правительство считает угрозой. Кроме того, оно негативно оценивает не только продолжительную политическую деятельность миллиардера Джорджа Сороса, ЕС и ООН, но и ситуацию в западных странах, где проблема незаконной миграции, прежде всего из мусульманских стран, превращается в серьезную социальную проблему.

Под руководством 54-летнего Виктора Орбана Венгрия уже продолжительное время показывает очень хорошие экономические результаты. Также в его пользу и то, что венгерская оппозиция уже давно разобщена. Ее образует несколько небольших либеральных и левых партий и популистское объединение «Йоббик», которое еще недавно проповедовало крайние антицыганские и антисемистские взгляды.

Большая часть левой и либеральной оппозиции в своей ненависти к Орбану явно забыла о прежде провозглашаемых ценностях и сделала ставку на отчаянный шаг, решив объединиться с экстремистами только для того, чтобы получить шанс на максимум депутатских кресел и на самостоятельное формирование правительства. Этот странный союз проправительственные СМИ назвали «кошмарной коалицией», и возникла угроза, что избиратели либеральных левых откажутся поддерживать крайне националистического кандидата и наоборот.

Кроме того, оппозиция, о которой правительственные пропагандисты отзываются только как о кандидатах Сороса, вела кампанию в стиле, который не сработал ни в США (антиТрамп), ни в Чешской Республике (антиБабиш и антиЗеман). В Венгрии антиОрбан тоже не добился успеха.

Орбана критиковали за авторитарное правление, якобы близкие отношения с российским президентом Владимиром Путиным и некоторые (вскрытые оппозиционными журналистами) коррупционные махинации его зятя, друзей из мира бизнеса и коллег по партии. Венгрия, как и Чешская Республика, разделена на леволиберальный Будапешт и на остальную страну с преимущественными консервативными настроениями.

Министр иностранных дел Петер Сийярто заявил в интервью, которое дал во время своего визита в Прагу в марте этого года: «Нам удалось улучшить нашу экономику, которая когда-то была в очень плохом состоянии, настолько, что сегодня мы принимаем участие в решении проблем Европы, а не создаем их. Мы прошли длинный путь, и для этого нам потребовалась смелость и смелые решения председателя правительства Венгрии. На международной арене нас всецело поддерживали страны Вышеградской четверки, то есть на этот альянс мы всегда могли положиться».

Česká pozice: Как Вы оцениваете прошедшие восемь лет правления премьера Виктора Орбана?

Петер Сийярто: В 2010 году Венгрия балансировала на грани экономического коллапса. Сегодня об этом уже мало кто помнит, но тогда наше положение было хуже, чем у греков. Нашу страну поддерживал на плаву только кредит от Международного валютного фонда, и было понятно, что если мы пойдем по пути традиционной экономической политики, то максимум, чего мы достигнем, это переживем кризис, но набраться новых сил нам не удастся. Поэтому мы решили встать на путь новаторской экономической политики и сделать акцент на обществе, в основе которого лежит труд.

Это повлияло на нашу налоговую систему, экономическую стратегию и социальную систему. Сначала мы подвергались сильнейшему международному давлению, но в итоге жизнь подтвердила нашу правоту. Сегодня уровень безработицы в Венгрии очень низкий (3,8% — прим. авт.), и теперь год от года мы бьем собственные рекорды в области внешней торговли.

Таким образом, оторвавшись от дна, от экономики в очень плохом состоянии, мы достигли того, что сегодня мы принимаем участие в решении проблем Европы, а не создаем их. Мы прошли длинный путь, и для этого нам потребовалась смелость и смелые текущие решения председателя правительства Венгрии. На международной арене нас всецело поддерживали страны Вышеградской четверки, то есть на этот альянс мы всегда могли положиться.

— То есть главное — практические шаги. А на каких ценностях, идеологии и философии основывались эти изменения?

— Мы основываемся на традиционных христианско-демократических принципах. Я учился в гимназии бенедиктинцев, а их девиз: «Ora et labora!» («Молись и работай!»).

Труд — это традиционная христианско-демократическая ценность: прогресса можно достигнуть только трудом и усердием. И с этим связана наша философия: все, кто способен, должны работать и взять на себя часть нашего общего бремени. Наша политика основана на принципе, согласно которому вместо поддержки нужно обеспечить людей работой. Государство вознаграждает за труд и усердие.

В 2010 году дефицит государственного бюджета и государственный долг были огромными, поэтому политики начали экономию с самих себя. Так, в парламенте мы сократили количество депутатских мест на половину: с 386 до 199. Все усилия мы направили на государственные обязательства, но не только на словах, а и на деле.

— Нам в Европе кажется, что с тех пор, как во главе правительства стоит Виктор Орбан, Венгрия подвергается множеству нападок. Это сказывается на всей стране в целом. Сформировались два лагеря. И так произошло не только в Венгрии, но и в США и в Великобритании в связи с Брекситом. Схожая ситуация сложилась в Чешской Республике. В чем Вы видите причины этого?

— Объяснить эту ситуацию можно двумя явлениями. Во-первых, мир во всех смыслах ускоряется, и, если присмотреться, полностью изменилась роль и характер современной внешней политики. Раньше она была намного более неспешной. В солидных залах, выпуская дым из трубок и попивая утонченные напитки, политики могли вести философские разговоры часами и вдумчиво обсуждали проблемы мира. Времени было достаточно, и никто никуда не спешил.

Сегодня все иначе, и обстановка меняется за минуты или даже секунды. Интернет-СМИ распространяют новости или фальшивые сообщения мгновенно, что само по себе может быть важным фактором, создающим напряжение. С другой стороны, в европейских политических дебатах еще никогда не было столько лицемерия и политической корректности, как сегодня.

По-моему, наше общество крайне разочаровано тем, что некоторые политические элиты явно заняты чем угодно, только не народом. Эти политические элиты увлечены сами собой, и им совершенно неинтересно, чего хотят люди, которые их выбрали. И именно здесь, как мне кажется, проходит линия раздела: существуют политические силы, которые по-настоящему представляют интересы людей, а есть такие, которые совершенно оторваны от своих избирателей.

— Любого, чьи представления о политике хоть немного отличаются, противоположная сторона, которая сама себя считает либеральной, тут же клеймит популистом, расистом, ксенофобом или «путинофилом», а потом в СМИ и социальных сетях начитается кампания по дискредитации…

— Факт в том, что, к сожалению, сегодня стигматизация остальных в европейской политике наиболее выражена, чем когда-либо прежде. Хороший пример: если либералы проигрывают выборы, то, по их мнению, система вдруг уже не демократическая. Но это не так, просто они не победили в ней. И по этому поводу порой ведутся просто оскорбительные однобокие дискуссии, полные эмоций.

Например, в ноябре 2016 года я, как министр иностранных дел, сформулировал точку зрения, которая не соответствовала европейскому мейнстриму. Меня тут же назвали сторонником Путина. С тех пор ситуация изменилась только в том, что теперь у меня есть выбор: считаться сторонником Путина или поклонником Трампа.

А ведь венгерская внешняя политика всегда представляет национальные интересы, и нам совершенно неважно, кем нас считают. Вместо того чтобы обсуждать вопросы рационально и исходя из здравого смысла в поисках окончательного решения, уже на второй минуте разговора мы сталкиваемся с тем, что нас начинают клеймить и втаптывать в грязь. Это ни к чему хорошему не приведет.

— Либералы часто называют Виктора Орбана диктатором, который ловит каждое слово Путина и хочет вывести Венгрию из ЕС. По-Вашему, у этих обвинений есть реальные основания?

— Это ерунда, и мы решительно отвергаем подобные мнения. Кстати, лучше посмотреть, кто из европейских государств сотрудничает с русскими теснее всех. Это не Венгрия. Некоторые западные страны значительно обогнали нас в этом. А что касается сотрудничества в области энергетики, то и там есть несколько европейских стран, которые поддерживают с Россией на зависть тесные отношения, и я уже не говорю об экономических и торговых связях. Ситуация такова, эти государства обвиняют других, а собственные контакты умело маскируют.

Мы маленькая страна в Центральной Европе с совершенно определенным историческим опытом, который подсказывает нам, что в случае конфликта между Востоком и Западом страдает как раз Центральная Европа. Мы отстаиваем более тесное сотрудничество Востока и Запада не потому, что служим чьим-то чужим интересам, а потому, что это соответствует интересам Венгрии. А мы всегда действуем сообразно им. Исторический опыт свидетельствует о том, что Венгрии нужно, чтобы восточная и западная часть континента могли тесно сотрудничать и с уважением относиться друг к другу.

— Огромной политической проблемой является попустительство в области незаконной миграции и система квот, которую продвигает Брюссель. Это камень преткновения не только на уровне единой Европы, но и в отдельных странах ЕС. Вот уже более двух лет венгерское правительство в связи с этой проблемой предупреждает, что на кону — будущее Европы. Неужели нелегальная миграция действительно столь опасна?

— Помимо уже упомянутой политической корректности и лицемерия, одной из серьезнейших проблем современных европейских политических дискуссий являются двойные стандарты. Иногда мне кажется, что право на то или иное действие обусловлено площадью или размером ВВП государства. Это неправильно.

Если говорить о миграции, то Венгрия вместе с остальными странами Вышеградской четверки уже давно и последовательно отстаивает мнение о том, что нелегальная миграция опасна, поэтому ей надо препятствовать. Надо защитить свои границы. Сегодня уже однозначно доказано, что представители Центральной Европы были правы: за последние два с половиной года террористы из рядов мигрантов совершили в Европе 27 террористических акта, во время которых погибло 330 и было ранено 1300 человек.

Мы четко сказали, что миграцию можно остановить. Мы доказали это тем, что на южной границе Венгрии (с помощью Польши, Чехии и Словакии) сумели остановить миграционные процессы. Мы утверждали, что система квот не работает. Потом выяснилось, что так и есть, ведь нам известно, что даже те страны, которые приняли эти квоты, сумели заполнить их всего на 25%. Западные европейцы нас критикуют, а сами заполнили квоты всего на 25%. К сожалению, двойные стандарты продолжают существовать.

Думаю, что мы в Центральной Европе успешно доказали, что нужно упорно настаивать на том, чтобы Европа осталась европейской. Мы должны настаивать на том, что мы — христианский континент. Нужно настаивать на том, чтобы здесь не могли возникать смешанные общества. Наконец, нужно сказать, что утверждения, которые прежде считались неприкосновенными догмами (вроде того, что Европе удалось интегрировать всех пришлых), — это ложь.

Стоить посмотреть, что происходит там, где рапортовали об успехах интеграции мигрантов в общество. Там возникли параллельные общества, зоны «ноу-гоу». И там постоянно растет напряженность, совершается физическое насилие. Мы не хотим быть такой страной, и все должны с уважением относиться к нашей позиции.

— Западноевропейские политики, прежде всего немецкие правящие круги, говорят странам, которые отказываются от квот, что если им нужны европейские дотации, то в вопросе миграции нужно проявить солидарность. То есть эти страны должны принять часть мигрантов, прибывших в Европейский Союз. Вы согласны с этим мнением?

— Это не по-европейски, поскольку, по сути, мы имеем дело с шантажом стран Центральной Европы. Мы должны четко понимать, что европейские дотации не гуманитарная помощь. У членов ЕС есть право на эти средства, согласно договору. Когда мы, страны Центральной Европы, вступили в Европейский Союз, мы все открыли свои рынки для стран Западной Европы, благодаря чему их компании стали зарабатывать огромные суммы.

Как минимум 70% финансовых средств, поступающих к нам из ЕС, в итоге перетекают в западноевропейские компании. То есть на практике это означает, что около 70% средств, отправляемых нам Евросоюзом, возвращаются в Западную Европу. Теперь к вопросу о том, кто солидарен, а кто нет. Если бы мы с помощью Вышеградской четверки не закрыли южную границу Венгрии, то сегодня в западной части Европы было бы не полтора миллиона нелегальных переселенцев, а намного больше.

Венгрия потратила миллиард евро на защиту шенгенских границ, а от Брюсселя не получила на это ни одного евро. Я уже не говорю о том, что мы, страны Вышеградской четверки, вместе выделили 35 миллионов евро на защиту южной границы Ливии, чтобы мигранты не использовали ее в качестве зеленого коридора в Европу.

— Вот уже почти год венгерское правительство ведет жесткую кампанию против американского миллиардера венгерского происхождения Джорджа Сороса. Мы в Чешской Республике не очень понимаем, в чем суть спора с Соросом. Не могли бы Вы объяснить?

— Действительно, между Венгрией и Джорджем Соросом существуют огромные противоречия. И этот спор нужно довести до конца. Сорос представляет позицию, которая для Венгрии крайне опасна.

Я читал основные публикации Сороса и поддерживаемых им организаций о том, каким они видят будущее Европы. По их представлениям, к нам нужно пустить массы мигрантов, нужно демонтировать национальные государства и открыть границы для переселенцев. Все это совершенно противоречит интересам Венгрии и венгров.

Реализация плана Джорджа Сороса представляет для Венгрии (и для вашей страны тоже) огромный риск. Поэтому мы вступили в борьбу, и мы доведем ее до конца.

— Неужели влияние Сороса на Европейский Союз действительно столь сильно?

— Все помнят фотографии, на которых председатель Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер радушно приветствует Сороса. Он не занимает никакого государственного поста, но тем не менее его принимают с почестями, подобающими премьеру или главе государства.

Кроме того, появился список депутатов Европейского парламента, которых сеть Сороса считает благонадежными. Совершенно очевидны невероятные масштабы сети, на которую Сорос тратит миллионы долларов. Таким образом, к сожалению, я должен сказать, что Сорос оказывает очень большое влияние на механизмы принятия решений на уровне ЕС.

— В связи с кампанией против Сороса руководство Венгрии также критикуют за то, что в кампании есть антисемитский подтекст, поскольку у американского миллиардера еврейские корни…

— Нам неинтересно, какое у Сороса вероисповедание. Мы боремся с ним не из-за его веры или происхождения, а делаем это потому, что он хочет превратить Европу в континент переселенцев, а Венгрию — в страну переселенцев.

— Кстати, Сорос не пользуется симпатией и израильского правительства…

— Я думаю, что некорректно всякий раз поднимать тему антисемитизма только потому, что мы спорим с Соросом.

— Что Вы думаете о так называемой двухскоростной Европе, о которой в последнее время говорит президент Франции Эммануэль Макрон?

— Сейчас есть страны, которые являются членами еврозоны или шенгенской зоны, а есть те, которые туда не входят. Но существует и другой аспект. Мне очень нравится подход вашего председателя правительства Андрея Бабиша. Во время визита в Будапешт он сказал, что Европа действительно двухскоростная: есть Центральная Европа, которая динамично развивается, и есть остальные, кто так не развивается. Сегодня Центральная Европа превратилась в двигатель европейского роста.

Также ясно, что кое-кто вынашивает радикальные планы по созданию Соединенных Штатов Европы. Это федералистский подход. Ему противостоим мы — рационально мыслящие жители Центральной Европы, не лишенные здравого смысла. И мы говорим, что хотим сильный Европейский Союз, основанный на суверенных и сильных странах-членах. Между этими двумя подходами и ведется борьба.

Некоторые предложения президента Франции игнорируют реальность некоторых стран-членов ЕС. В некоторых западноевропейских странах полагают, что конкурентоспособности можно достигнуть при меньших объемах труда и больших налогах. Именно поэтому им так не нравится, что в Центральной Европе налоги снижаются. Но в Западной Европе забывают, что низкие налоги не шанс, который сваливается с неба.

Страны Центральной Европы могут позволить себе низкие налоги потому, что граждане этих стран много и хорошо работали, а правительства проводили дисциплинированную фискальную политику. Если бы французы раньше были более дисциплинированными и требовательными к себе в области финансов, то сегодня они тоже могли бы снизить налоги. Давайте не будем лишать других возможности использовать экономические преимущества, которых они добились самостоятельно.

— Неужели Западной Европе действительно не нравится, что правительства нашего региона снижают налоги?

— Западная Европа говорит о налоговой гармонизации и налоговом демпинге, а также о том, что мы снижаем налоги благодаря средствам из Фонда сплочения ЕС. Это ложь. Все не так. Мы снижаем налоги благодаря собственной экономической дисциплинированности и труду людей.

— Тогда почему их это не устраивает?

— Потому что западные компании инвестируют свои средства в Центральной Европе.

— Вы расширили бы Вышеградскую четверку? Говорят о возможном участии в ней Словении и Австрии.

— Вышеградская группа является самым крепким и самым эффективным альянсом Европейского Союза, который хорош в нынешнем своем виде. Мой словацкий коллега Мирослав Лайчак как-то сказал мне, что не стоит ремонтировать то, что исправно. Я думаю, что он совершенно прав, поэтому расширение Вышеградской группы сегодня неактуально.

Напротив, актуально тесное сотрудничество Вышеградской группы с другими странами. Как правило, мы называем это V4+. Так что, Австрия и Словения — потенциальные партнеры, потому что мы активно поддерживаем расширение Европейского Союза за счет Западных Балкан.

— Как Вы оцениваете положение чешского премьер-министра и споры вокруг его правительства?

— Мы предполагаем, что премьер Андрей Бабиш воплощает собой политику, основанную на здравом смысле, которая крайне важна не только для сотрудничества в Центральной Европе, но и для будущего всего Европейского Союза. Ничто не ново под луной: совершенно ясно, что против такого типа политиков применяют все возможные средства.

Посмотрите, к примеру, каким нападкам подвергаются политики, которые отказались примкнуть к европейскому мейнстриму. Поэтому со своей стороны мы надеемся, что положение премьера Бабиша стабилизируется, и в итоге он сможет сформировать правительство, и мы сможем как можно теснее сотрудничать с ним в будущем.

Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 апреля 2018 > № 2576700 Петер Сийярто


Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 20 апреля 2018 > № 2584843

В ТПП НО состоялась конференция «Потребительский рынок - 2018. На что готовы тратить деньги россияне».

В Торгово-промышленной палате Нижегородской области состоялась конференция «Потребительский рынок - 2018. На что готовы тратить деньги россияне», в рамках которой были представлены основные выводы ежегодного доклада Комитета ТПП РФ по развитию потребительского рынка.

Участие в мероприятии приняли представители органов государственной власти, владельцы и руководители компаний малого и среднего бизнеса: сферы розничной и оптовой торговли, услуги для населения, финансовые организации и др. Благодаря выступлениям председателя Комитета ТПП РФ по развитию потребительского рынка, генерального директора Московской международной бизнес ассоциации Александра Борисова, заместителя министра промышленности, торговли и предпринимательства Нижегородской области Альбины Разиной, директора департамента экономического развития, предпринимательства и закупок администрации Нижнего Новгорода Ирины Егоровой собравшиеся получили возможность ознакомиться с состоянием потребительского рынка на федеральном, региональном и муниципальных уровнях.

В своем выступлении Альбина Разина отметила, что оборот розничной торговли является основным показателем, характеризующим сферу торговли и услуг. По данным регионального минпрома, этот показатель составил 696 909,3 млн. рублей при темпе роста в сопоставимых ценах 103% к соответствующему периоду прошлого года. «По итогам 2017 года Нижегородская область среди регионов в ПФО заняла 3 место и по обороту розничной торговли и по индексу физического объема оборота розничной торговли, среди регионов РФ – 9 и 14 места соответственно» – подчеркнула Альбина Разина. Также она констатировала, что, несмотря на снижение розничной торговли и вытеснение местных сетей федеральными, в Нижегородской области наметилась тенденция формирования региональных узкоспециализированных сетей (например: фирменные магазины мясокомбинатов). Кроме того, поддержка на региональном уровне оказывается, в частности по линии, программы «Покупайте Нижегородское», особое внимании уделяется развитию народно-художественных промыслов. «Торговля и потребительский рынок – это основа экономики», – заключила Альбина Разина.

Говоря о потребительском рынке Нижнего Новгорода, Ирина Егорова выделила три основные составляющие: розничная торговля, общественное питание и бытовые услуги. В городе коэффициент обеспеченности жителей объектами стационарной торговли составляет 184%, а общественного питания – 139%. В тоже время сфера бытового обслуживания нуждается в развитии и дополнительной поддержке, здесь данный показатель составляет только 64%. «Вместе с тем, на 1 тысячу жителей сфера бытовых услуг дает 6 рабочих мест», – подчеркнула Ирина Егорова. В качестве основных направлений работы городской администрации она отметила создание инфраструктуры для предпринимателей, условий для конкуренции и прозрачность условий деятельности.

Именно поэтому важной частью деятельности муниципальных властей остается разработка соответствующего нормативно-правового регулирования, в том числе, в области регламентации размещения нестационарных торговых объектов в зданиях и сооружениях, мобильной торговли (фуд-траки), выставочно-ярмарочной деятельности на территории города.

Напомним, что со своей стороны Торгово-промышленная палата Нижегородской области активно взаимодействует с администрацией Нижнего Новгорода и городской Думой по таким вопросам как создание в городе оборудованных мест торговли единого образца, а также борьба с незаконной торговлей. По мнению генерального директора ТПП НО Дмитрия Краснова «создание четких и ясных правил для малого бизнеса – это серьезный удар по незаконному предпринимательству».

Особый интерес участников конференции вызвало выступление Александра Борисова, который представил основные выводы ежегодного доклада Комитета ТПП РФ по развитию потребительского рынка. В качестве одной из основных проблем торговой отрасли в условиях современного кризиса он выделил снижение реальных доходов населения и, как следствие, падение его покупательной способности. В свою очередь именно покупательная способность является одним из двигателей роста экономики страны. Таким образом, падение спроса индивидуальных потребителей повлекло замедления выхода страны из кризиса.

Вместе с тем, Александр Борисов особенно отметил, что рынок в России ещё находится в стадии формирования и сфера торговли, наряду со связью, является одной из немногих, отстроенных после распада СССР «с нуля». Именно поэтому, оборот розничной торговли России сейчас составляет менее 1% от мирового. Вместе с тем, в отличие от многих бывших стран социалистического блока, России удалось сформировать собственные национальные торговые сети. Так, «доля иностранных сетей на продовольственном рынке составляет 5%», – подчеркнул он.

Говоря о важных событиях 2017 года Александр Борисов обратил внимание на следующие:

уровень инфляции 2,5%;

изменения в структуре демографии и уход с рынка труда 1 млн. человек;

снижение доли импорта до 30%, а в продовольственной сфере – до 25%;

рост несырьевого экспорта до 19%.

Также в своем выступлении он рассказал о существующих проблемах, мешающих выходу из кризиса, в первую очередь, отметив ведомственную разобщенность, из-за которой согласование ряда важных для потребительского рынка законопроектов (о нестационарной и мобильной торговле, о рынках и ярмарках) затянулось на три года, а согласованный всеми (кроме Минфина) проект адресной продовольственной помощи так и не стал реальностью. Если бы все они были реализованы на начальной стадии кризиса, последствия его были бы не столь острыми.

Завершая доклад, Александр Борисов рассказал о необходимости дальнейшей консолидации потребительского рынка через межотраслевое саморегулирование, также а подчеркнул, что «ограничение торговой наценки – антирыночная мера, и единственное решение – конкуренция» и призвал всех участников активнее работать.

Справка:

Партнером конференции выступил ПАО «БАНК УРАЛСИБ» - входит в число ведущих российских универсальных банков. Интегрированная региональная сеть банка представлена в 7 федеральных округах и 46 регионах. УРАЛСИБ занял 9 место в рейтинге самых прибыльных российских банков по итогам февраля, согласно данным финансового рейтинга портала Банки.ру.

Пресс-служба ТПП Нижегородской области

Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 20 апреля 2018 > № 2584843


Россия > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 20 апреля 2018 > № 2579573 Владислав Сурков

Одиночество полукровки (14+)

Владислав Сурков

Резюме Наша культурная и геополитическая принадлежность напоминает блуждающую идентичность человека, рожденного в смешанном браке. Он везде родственник и нигде не родной. Свой среди чужих, чужой среди своих. Всех понимающий, никем не понятый.

Разные бывают работы. За иную можно браться только в состоянии, несколько отличном от нормального. Так, пролетарий информационной индустрии, рядовой поставщик новостей это, как правило, человек со всклокоченным мозгом, пребывающий как бы в лихорадке. Неудивительно, ведь новостной бизнес требует спешки: узнать быстрее всех, скорее всех сообщить, раньше всех интерпретировать.

Возбуждение информирующих передается информируемым. Возбужденным их собственная возбужденность часто кажется мыслительным процессом и заменяет его. Отсюда – вытеснение из обихода предметов длительного пользования вроде «убеждений» и «принципов» одноразовыми «мнениями». Отсюда же сплошная несостоятельность прогнозов, никого, впрочем, не смущающая. Такова плата за быстроту и свежесть новостей.

Мало кому слышно заглушаемое фоновым медийным шумом насмешливое молчание судьбы. Мало кому интересно, что есть еще и медленные, массивные новости, приходящие не с поверхности жизни, а из ее глубины. Оттуда, где движутся и сталкиваются геополитические структуры и исторические эпохи. Запоздало доходят до нас их смыслы. Но никогда не поздно их узнать.

14-й год нашего века памятен важными и очень важными свершениями, о которых всем известно и все сказано. Но важнейшее из тогдашних событий только теперь открывается нам, и медленная, глубинная новость о нем теперь только достигает наших ушей. Событие это – завершение эпического путешествия России на Запад, прекращение многократных и бесплодных попыток стать частью Западной цивилизации, породниться с «хорошей семьей» европейских народов.

С 14-го года и далее простирается неопределенно долгое новое время, эпоха 14+, в которую нам предстоит сто ( двести? триста?) лет геополитического одиночества.

Вестернизация, легкомысленно начатая Лжедмитрием и решительно продолженная Петром Первым, за четыреста лет была испробована всякая. Чего только ни делала Россия, чтобы стать то Голландией, то Францией, то Америкой, то Португалией. Каким только боком ни старалась втиснуться в Запад. Все оттуда поступавшие идеи и случавшиеся там трясения наша элита воспринимала с огромным энтузиазмом, отчасти, может быть, и излишним.

Самодержцы усердно женились на немках, имперские дворянство и бюрократия активно пополнялись «бродяжными иноземцами». Но европейцы в России быстро и повально русели, а русские все никак не европеизировались.

Русская армия победоносно и жертвенно сражалась во всех крупнейших войнах Европы, которая по накопленному опыту может считаться наиболее склонным к массовому насилию и самым кровожадным из всех континентов. Великие победы и великие жертвы приносили стране много западных территорий, но не друзей.

Ради европейских ценностей ( в то время религиозно-монархических ) Санкт-Петербург выступил инициатором и гарантом Священного Союза трех монархий. И добросовестно выполнил союзнический долг, когда нужно было спасать Габсбургов от венгерского восстания. Когда же сама Россия оказалась в сложном положении, спасенная Австрия не только не помогла, но и обратилась против нее.

Потом евроценности сменились на противоположные, в Париже и Берлине в моду вошел Маркс. Некоторым жителям Симбирска и Яновки захотелось, чтобы было, как в Париже. Они так боялись отстать от Запада, помешавшегося в ту пору на социализме. Так боялись, что мировая революция, будто бы возглавляемая европейскими и американскими рабочими, обойдет стороной их «захолустье». Они старались. Когда же улеглись бури классовой борьбы, созданный неимоверно тяжкими трудами СССР обнаружил, что мировой революции не случилось, западный мир стал отнюдь не рабочекрестьянским, а ровно наоборот, капиталистическим. И что придется тщательно скрывать нарастающие симптомы аутического социализма за железным занавесом.

В конце прошлого века стране наскучило быть «отдельно взятой», она вновь запросилась на Запад. При этом, видимо, кому-то показалось, что размер имеет значение: в Европу мы не помещаемся, потому что слишком большие, пугающе размашистые. Значит, надо уменьшить территорию, население, экономику, армию, амбицию до параметров какой-нибудь среднеевропейской страны, и уж тогда нас точно примут за своих. Уменьшили. Уверовали в Хайека так же свирепо, как когда-то в Маркса. Вдвое сократили демографический, промышленный, военный потенциалы. Расстались с союзными республиками, начали было расставаться с автономными... Но и такая, умаленная и приниженная Россия не вписалась в поворот на Запад.

Наконец, решено было умаление и принижение прекратить и, более того, заявить о правах. Случившееся в 14-м году сделалось неизбежным.

При внешнем подобии русской и европейской культурных моделей, у них несхожие софты и неодинаковые разъемы. Составиться в общую систему им не дано. Сегодня, когда это старинное подозрение превратилось в очевидный факт, зазвучали предложения, а не шарахнуться ли нам в другую сторону, в Азию, на Восток.

Не нужно. И вот почему: потому что Россия там уже была.

Московская протоимперия создавалась в сложном военно-политическом коворкинге с азиатской Ордой, который одни склонны называть игом, другие союзом. Иго ли, союз ли, вольно или невольно, но восточный вектор развития был выбран и опробован.

Даже после стояния на Угре Русское Царство продолжало по сути быть частью Азии. Охотно присоединяло восточные земли. Претендовало на наследие Византии, этого азиатского Рима. Находилось под огромным влиянием знатных семей ордынского происхождения.

Вершиной московского азиатства явилось назначение государем всея Руси касимовского хана Симеона Бекбулатовича. Историки, привыкшие считать Ивана Грозного кем-то вроде обериута в шапке Мономаха, приписывают эту «выходку» исключительно его природной шутливости. Реальность была серьезнее. После Грозного сложилась солидная придворная партия, продвигавшая Симеона Бекбулатовича уже на вполне настоящее царство. Борису Годунову пришлось требовать, чтобы присягая ему, бояре обещали «царя Симеона Бекбулатовича и его детей на царство не хотеть.» То есть, государство оказалось в полушаге от перехода под власть династии крещеных Чингизидов и закрепления «восточной» парадигмы развития.

Однако ни у Бекбулатовича, ни у потомков ордынского мурзы Годуновых не было будущего. Началось польско-казацкое вторжение, принесшее Москве новых царей с Запада. При всей мимолетности правлений Лжедмитрия, задолго до Петра огорчившего бояр европейскими замашками, и польского королевича Владислава, они весьма символичны. Смута в их свете представляется не столько династическим, сколько цивилизационным кризисом –

Русь отломилась от Азии и начала движение к Европе.

Итак, Россия четыре века шла на Восток и еще четыре века на Запад. Ни там, ни там не укоренилась. Обе дороги пройдены. Теперь будут востребованы идеологии третьего пути, третьего типа цивилизации, третьего мира, третьего Рима...

И все-таки вряд ли мы третья цивилизация. Скорее, сдвоенная и двойственная. Вместившая и Восток, и Запад. И европейская, и азиатская одновременно, а оттого не азиатская и не европейская вполне.

Наша культурная и геополитическая принадлежность напоминает блуждающую идентичность человека, рожденного в смешанном браке. Он везде родственник и нигде не родной. Свой среди чужих, чужой среди своих. Всех понимающий, никем не понятый. Полукровка, метис, странный какой-то.

Россия это западно-восточная страна-полукровка. С ее двуглавой государственностью, гибридной ментальностью, межконтинентальной территорией, биполярной историей она, как положено полукровке, харизматична, талантлива, красива и одинока.

Замечательные слова, никогда не сказанные Александром Третьим, «у России только два союзника, армия и флот» – самая, пожалуй, доходчивая метафора геополитического одиночества, которое давно пора принять как судьбу. Список союзников можно, конечно, расширить по вкусу: рабочие и учителя, нефть и газ, креативное сословие и патриотически настроенные боты, генерал Мороз и архистратиг Михаил... Смысл от этого не изменится: мы сами себе союзники.

Каким будет предстоящее нам одиночество? Прозябанием бобыля на отшибе? Или счастливым одиночеством лидера, ушедшей в отрыв альфа-нации, перед которой «постораниваются и дают ей дорогу другие народы и государства»? От нас зависит.

Одиночество не означает полную изоляцию. Безграничная открытость также невозможна. И то, и другое было бы повторением ошибок прошлого. А у будущего свои ошибки, ему ошибки прошлого ни к чему.

Россия, без сомнения, будет торговать, привлекать инвестиции, обмениваться знаниями, воевать (война ведь тоже способ общения), участвовать в коллаборациях, состоять в организациях, конкурировать и сотрудничать, вызывать страх и ненависть, любопытство, симпатию, восхищение. Только уже без ложных целей и самоотрицания.

Будет трудно, не раз вспомнится классика отечественной поэзии: «Вокруг только тернии, тернии, тернии... б***ь, когда уже звезды?!»

Будет интересно. И звезды будут.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 20 апреля 2018 > № 2579573 Владислав Сурков


Украина > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 20 апреля 2018 > № 2579568 Елена Бабкина

Самоидентификация пограничья

Самопровозглашенная Донецкая Народная Республика: формирование сообщества

Елена Бабкина – антрополог, научный сотрудник НИУ «Высшая школа экономики» в Санкт-Петербурге.

Резюме Самоидентификация жителей ДНР постепенно закрепляется в публичном поле вместе с государственной символикой, при этом само представление о республике как о военной власти трансформируется в представление о государстве и территории. Жители в ряде контекстов – повседневных и ритуальных – становятся жителями и гражданами ДНР.

Политическое развитие в Донбассе диктует перемены в сознании. В данном эссе рассмотрим, как ситуация, сложившаяся за годы вооруженного конфликта, стала причиной возникновения новой само- и идентификации, при помощи которой обыватель «осваивает» возникшие социальные контексты. Внутри них человек выучивает некоторую социальную роль, способ говорить о реальности и своем опыте, использовать его как сигнал включения в сообщество или исключения из него, либо как социальный ресурс. Каждый из таких социальных контекстов имеет свою коммуникативную структуру (или структуры), все вместе они образуют особую коммуникативную культуру или коммуникативное пространство, в которое так или иначе включены жители данной территории. В нем проявляется изменение представлений сообщества о себе.

Отметим, что само- и идентификацию жителя ДНР я понимаю шире, чем публичное выражение лояльности к самопровозглашенному государству или идеологическим доктринам, которые оно поддерживает. В ряде случаев дело не сводится к воспроизведению устоявшихся текстов, приписываемых «донбасской идентичности». Важно, что эта само- и идентификация функционирует как категория социальной практики, апеллируя к личному опыту и опыту сообщества в последние несколько лет. Безусловно, она неоднородна и динамична, в ней присутствуют «швы» и противоречия, часть которых осознается в самом сообществе (например, отсутствие опыта «близкой» войны у ряда обывателей, к чему мы еще вернемся), часть заметна лишь при аналитическом рассмотрении.

Однако оформившиеся за время жизни в новой политической и экономической системе практики, тексты, узнаваемые символы новой власти и политической культуры так или иначе работают в двух функциях. Как схемы само- и репрезентации перед условным внешним наблюдателем (его роль зачастую играет обобщенное «государство» как гарант и источник реализации социальной справедливости), а также как возможности горизонтальной солидарности сообщества в новых границах и условиях. И в том и в другом случае речь, безусловно, идет и о спонтанно возникающих контекстах новой самоидентификации, и о появлении ритуалов и ритуализированных практик, к ней апеллирующих.

И повседневные контексты, и контексты ритуала связаны (1) со знанием/усвоением символов новой власти, (2) с опытом существования в условиях границ, появившихся на карте бывшей Донецкой области, (3) с наличием локальных сюжетов о войне и способов говорить о военной повседневности, которые не совпадают с дискурсом российской или украинской пропаганды. В повседневной жизни житель ДНР нуждается во всем этом, чтобы хотя бы узнавать на страницах газет полезную информацию и понимать соседей, и таков результат социальной трансформации, которая привела к оформлению сообщества внутри самопровозглашенной республики. Оно связано символической системой, языком, социальным порядком, высокой степенью зависимости от неформальной экономики. Говоря в терминах современной этнографии, ряд практик и социальных категорий внутри ДНР приобрели за 2014–2015 гг. «эмные», т. е. понятные местным обывателям, объяснения, – а также подбор «этных» («граница», «война», «военные», «государство») – аналитических, внеконтекстуальных, сопряженных с риском обобщений или чрезмерной политизации. Точно так же новые явления социальной жизни или, как в случае с украинским языком в школах, сохранение прежнего порядка получают «эмные» объяснения, часто опирающиеся на узнаваемые тексты из местных органов массовой информации, слухов, циркулирующих в повседневных разговорах или в интернет-фольклоре.

Рассмотрим наиболее важные идеи, понятия и социальные явления, вокруг которых строится само- и идентификации жителя ДНР, их контексты в медийном пространстве и в обыденных разговорах. К ним относятся дебаты в широком смысле вокруг государства и государственной власти («новой», «старой», «советской»), реалии режима пересечения линии, где соприкасаются самопровозглашенная ДНР и Украина, а также бытовой и ритуальный символизм текущего военного противостояния.

Государство

Государство и государственная власть – общее место постсоветских общественных дискуссий, в какой бы плоскости они ни строились – советской ностальгии, публичных интерпретаций истории или обсуждений социальной жизни. Однако в условиях смены политического режима и дезинтеграции государственной монополии на насилие и, далее, военных действий тема государства особенно важна для саморепрезентации сообщества. Это касается, во-первых, темы «ухода» государства (украинского), во-вторых, появления новых символов государственного порядка – то, что касается самопровозглашенного государства.

В первом случае для саморепрезентации и выражения индивидуальной и коллективной памяти жители прибегают к описанию бездействия/безразличия или «вакуума» власти разного уровня в 2014–2015 гг., когда символическим и административным ресурсом государства обладала практически исключительно украинская власть. Тема «как государство от нас отказалось» занимает значительное место в прессе того времени и в повседневных воспоминаниях вплоть до сегодняшнего дня. Важными топосами таких историй служат отсутствие коммуникации власти и жителей конфликтных территорий во время военных действий (например, когда не было распоряжений о переходе города на военный режим, предполагающий прекращение работы ряда учреждений и пр.), замалчивание текущей ситуации в информационном пространстве, а также ряд ограничений (свободы передвижения, блокирование банковских карт), вынуждавших искать способы выживания. Кроме того, описываются ситуации, когда власть – старая либо новая – заявляет о себе только при помощи насилия, имеющего символическую функцию или направленного на преодоление внесистемного насилия («беспредела»).

Со временем дискурс «вакуума власти» становится актуальным и для обывательского описания социальной жизни внутри непризнанного государства, причем как у сторонников Донецкой республики, так и у людей с невыраженной политической позицией. Слишком велик разрыв между ожиданиями от сменившейся власти, претендующей на новую государственность, и личными усилиями по нормализации и обеспечению социальных гарантий. Ожидания же, как правило, связываются с воображаемыми советскими практиками договора «начальников» (политиков) и «бригадиров» (производственников) об обмене труда и ресурсов, в числе которых не только материальные ценности, но и толерантность к неформальной экономике и отсутствию полной политической лояльности.

Во втором случае мы отмечаем ряд способов (тексты, ритуалы, практики, артефакты), с помощью которых власть ДНР, претендующая на статус государственной, артикулирует идентичность сообщества. Среди них цитирование узнаваемых советских символов и прямая отсылка к советскому прошлому (и практикам взаимодействия с ним) для обозначения «дээнэровского» как «не-украинского», а также оформление способов символического обмена между государством и обывателем (оплата коммунальных услуг – выплата социальных пособий, перерегистрация предприятий в ДНР – размещение в витринах рекламы военкоматов). В результате появляется набор релевантных форм взаимодействия обывателей с новой властью, отражающих ожидания от нее (например, борьбы со «спекуляциями» на рынке) и рецепцию новой политической реальности (флаг, расчет по «республиканскому» курсу в 2014–2015 гг.), а также события с высоким семиотическим статусом (диалоги с Захарченко в прямом эфире, например, или возложение цветов к памятнику Ленину) и государственные ритуалы, апеллирующие к представлениям о коллективном прошлом, советском и ближайшем, среди которых главное место занимают военные или милитаризованные парады. Ввиду экономической слабости ДНР символическая политика становится единственным доступным способом возобновления присутствия государства в разных контекстах социальной жизни после периода, когда представление о том, чья власть, относилось к военному присутствию той или иной стороны.

Параллельно и власти самопровозглашенной республики, и местная пресса, и обыватели в достаточно близкой манере конструируют дискурс долга государства (Украина) перед рядовыми гражданами. Так, обращение к материальным (социальные выплаты, кредиты) и символическим (документы, обучение в вузе) ресурсам украинского государства рассматриваются как реализация долговых отношений. Символическим капиталом сообщества ДНР в таком случае становится представление о том, что они «свой долг государству отдали сполна» – в исторической перспективе (т.е. во времена индустриального расцвета Советской Украины, о котором пишут местные авторы и говорят на лавочках и в очередях на границе) или современной, испытав тяжести военных действий и «безвластия». Экономические ограничения, которые с 2014 г. по настоящее время вводит украинское правительство в отношении неподконтрольных территорий, пресса и местные жители называют «блокадой» (апеллируя к узнаваемой символике блокады Ленинграда). До настоящего момента они являются предметом споров на пунктах пересечения линии соприкосновения (так называемые КПВВ) и жалоб внешней стороне (представителям ОБСЕ, журналистам или случайным попутчикам из других стран).

Границы

Современная антропологическая теория уделяет особое внимание границам и трансграничному обмену – миграционным потокам, экономическим и культурным связям. Именно границы и связанные с их пересечением практики служат контекстом формирования и бытования новых типов самоидентификации и идентификации других. Более того, как и в случае с саморепрезентацией жителей ДНР, сама по себе граница, точнее ее появление в повседневной жизни, становится ресурсом самоидентификации. В повседневном восприятии, ретранслируемом местной прессой, граница используется для описания асимметричных, то есть несправедливых, отношений между государством (Украиной) и частью его жителей (одновременно являющихся жителями ДНР). Эти отношения становятся краеугольным камнем для самоопределения сообщества.

Есть и иные аспекты символического и практического восприятия границы. Сама повседневная жизнь представляется как «пограничье» между «той» и «этой» территорией. Оно имеет не столько культурный смысл, хотя люди склонны отмечать для «иностранца» смену содержания рекламных щитов и прочих надписей, указывающих на культурный и политический контекст. Важнее существование режима пересечения границы, сопряженного с усвоением кодов поведения и общения с попутчиками, пограничной инфраструктурой двух сторон конфликта, и наконец с людьми «на той территории». Поездки «туда и обратно» чаще всего связаны с получением социальных выплат, приобретением дефицитных, более дешевых или привычных по качеству, внешнему виду и пр. товаров (иногда «украинским» товарам придается более высокий символический статус и/или они маркируются особым качеством по сравнению с товарами на спорной территории, которым соответственно приписывается «спорное» качество). Но среди целей перемещения – поездки на работу, учебу или в медицинские учреждения. Все это создает гиперсемиотичные пространства самоидентификации и солидаризации внутри сообщества, а это проявляется в формировании сетей доверия и взаимопомощи с разной степенью устойчивости – от спонтанных до условно постоянных.

В этом смысле самоидентификация жителей ДНР служит «культурным ресурсом». С помощью данного термина американский антрополог Ольга Шевченко определяет характер повседневных отношений в постсоветской культуре тотального кризиса. Они включают систему личных связей и технологий для выживания, перманентное ощущение разрушения порядка (социального, государственного – и здесь мы возвращаемся к разговору о государстве), которые позволяют широко прибегать к практикам неформальной экономики, соблюдая коды внешней лояльности по отношению к политическим режимам. Например, до перехода ДНР на официальный курс обмена валют (рубль к гривне как 3:1) и свободного хождения обеих валют на территориях самопровозглашенных республик (т. е. до сентября 2016 г.) официальным был т. н. «республиканский курс» (2:1). Соответственно, повсеместной была практика неформального обмена по «нормальному» или договорному курсу (3:1 или выше), что сочеталось с проявлением лояльности к властям ДНР. Государственные кампании ДНР по повышению социального обеспечения и контроля над неформальной экономикой получают определенный резонанс (и даже типичные для постсоветского пространства оценки «борьбы со спекуляциями»). Но более важной структурной особенностью сообщества жителей непризнанной республики является понимание того, что государственный и социальный (или социально-экономический) порядки не совпадают.

Самопровозглашенное государство важно постольку, поскольку обеспечивает образование, здравоохранение, сохранение городской культуры (общим местом рассказов о жизни в ДНР является удивление чистотой улиц, скверов, работой коммунальных служб в ситуации обострения военных действий, а также политикой в области образования, молодежного спорта и досуга) и привычные мемориальные практики (в частности сохранение поздне- и постсоветской городской среды с присущей ей топонимикой и праздничными мероприятиями, в отличие от современной Украины). Однако социальный порядок и нормализация жизни в условиях военных действий намного шире, чем сфера деятельности этого государства, и предполагает – и здесь ДНР находится в одном ряду со многими постсоветскими странами – большую значимость сетей миграции и неформальной экономики. Вообще, жители придают большое значение своим (негосударственным) инициативам по возвращению в «нормальную» жизнь, к которым относятся организация бизнеса, деятельность творческих коллективов, проведение спортивных соревнований, благотворительная помощь, монетизация личных увлечений.

Рутинизация «мирной повседневности» проявляется в символических акциях, направленных на то, чтобы указать агентам государственной власти на «довоенный порядок». Так появляются надписи «С оружием не входить» или имплицитные правила поведения военных в публичном пространстве, такие же, как и для гражданских лиц. Таким образом, несмотря на многочисленные проявления в ДНР государственного патернализма, пользующиеся широким одобрением, и просоветскую риторику, возвращения к советским представлениям о взаимодействии человека и государства не происходит. С приходом новой власти, которая действительно пользуется таким символическим ресурсом, как ностальгия по 1970-м гг., жители ДНР не становятся «большими детьми», по выражению Ильи Калинина, которыми «...либеральная критика увидела советских людей эпохи перестройки. И была не очень далека от истины». Напротив, жители ДНР активно создают социальные сети, завязанные на экономических интересах, вырастающие из практик солидаризации во время кризиса. Нельзя не отметить, что в эти сети часто активно включены люди, живущие на территории Украины, – разрыва повседневных взаимодействий во многих случаях не происходит, люди просто стараются избегать неудобных тем и вопросов.

Война

И, наконец, важнейшим ресурсом групповой солидаризации и самоидентификации жителей ДНР выступают представления об общем опыте «этой войны», определяющем текущую жизнь – ее экономическую и политическую неустойчивость, перманентный вопрос о миграции всех членов семьи или тех или иных ее поколений, сохранение индивидуальной и коллективной памяти о событиях. Последнее включает и типичные сюжеты из военной повседневности, которые фигурируют в бытовых разговорах, и оформление мест памяти и коммеморативных практик в реальном и виртуальном пространствах.

Внутри сообщества понятие «война» обладает, как было указано выше, «эмной», т. е. опирающейся на местные контексты, интерпретацией. Так, под войной местные жители могут понимать текущий конфликт полностью, отсчитывая его от весны 2014 г., от первых столкновений сторонников Донецкой республики с Вооруженными силами Украины в Славянске и Краматорске или от 26 мая (условный день начала боев за аэропорт Донецка). Последняя дата фигурирует в прессе и в социальных сетях жителей ДНР как день, с которого война началась. И ее годовщина является триггером для своеобразных флешмобов по описанию в соцсетях собственных воспоминаний (политическая составляющая риторики, как правило, заключается в применении ВСУ вооружения с большой поражающей способностью без предупреждений и контроля над ситуацией) и иных текстов коммеморативного характера. В обыденной речи «войной» могут называть также период или периоды (и тогда в некоторых местах, как например в Горловке, можно услышать «первая война», «вторая война») обострения боевых действий, включающие масштабные обстрелы городов – лето 2014 г. и январь-февраль 2015 года. Так появляются странные для внешнего наблюдателя ситуации несовпадения хронологии и «разрывы» в коллективной памяти, когда события, важные для одних людей как ключевые эпизоды войны, могут быть малоизвестны в других городах и даже в других районах одного города.

Похожее противоречие коллективного восприятия войны фиксируется самими местными жителями. Так, при описании повседневной жизни типичны указания на то, что если для одних людей «война» – это уже скорее событие в прошлом («я всегда говорю: в моем дворе все спокойно»), то для других – это скорее «настоящее», постоянно переживаемый опыт в силу близости к зонам непосредственных боевых действий или невосполнимости человеческих или материальных потерь. В ряде ситуаций подобная разница в восприятии может приобретать моральную сторону: в одном из интервью студентка осуждает преподавателя, который отказывается смягчать условия сессии для студента, живущего близко к зоне соприкосновения, говоря, что «войны сейчас нет», с другой стороны, другая информантка осуждает коллегу за негативное (по ее мнению) отношение к тем, кто «войну забыл и не хочет вспоминать», поскольку живут в условно более спокойных районах.

В целом повседневные разговоры часто фокусируются на противопоставлении «центра» (центральных районов Донецка) и «периферии» («пограничных» районов), причем связано оно не только с отдаленностью линии фронта, но и с сохранением довоенной экономической и культурной жизни. Впрочем, сохранение это достаточно условное, при оценке экономических реалий жители проявляют единодушие, говоря о довоенных ценах, товарах, работе, перспективах. Если довоенные цены всегда ниже, а товары и услуги – доступнее, качественнее, разнообразнее, то в отношении рынка труда и дальнейших перспектив существует – пусть и в небольшом количестве случаев – указание на позитивную динамику в личном опыте, связанную, как правило, с переориентацией на российский рынок или на собственную инициативу в бизнесе.

В большей степени, чем повседневные контексты обращения к личному опыту, война формирует сообщество жителей ДНР в поле символическом. Здесь очень важно появление еще в 2014 г. и в повседневном общении, и в местных публикациях самого термина «война» – в противовес официальной номинации (до недавнего официального признания в Украине войны с внешним агрессором) Антитеррористической операции (АТО). И если идеологический дискурс (который может присутствовать и в повседневных разговорах), говоря о «войне в Донбассе», имеет в виду войну оборонительную, гражданскую, гибридную, «современную», то обыватели обращаются к символизму «необъявленной войны», подразумевая неблагоприятную информационную и социальную политику государства и трагедию случайных жертв среди мирного населения. Отметим, что похожим образом описываются события 1992 г. в Приднестровье, а словосочетание «невинные жертвы необъявленной войны» присутствует и в подписях к фотографиям из Бендер в местных изданиях, и на памятных знаках в городах ДНР, устанавливаемых районными администрациями.

Вообще ритуалы вокруг так называемых мест памяти и практики совместной коммеморации – признанные способы говорить о единстве воображаемых сообществ. Вполне закономерно, что мемориализация войны становится частью инициированной властями ДНР политики памяти. Государственные ритуалы как бы реконструируют память, пытаются собрать единый нарратив о войне и погибших из локальных эпизодов для упрочнения легитимации политического режима. Этот процесс начинается еще до возникновения конкретных государственных структур самопровозглашенной республики, а именно с появления мемориальных знаков «первым жертвам» (ими были назначены бойцы спецподразделения «Беркут», пострадавшие во время событий февраля 2014 г. в Киеве, житель Славянска Рубен Аванесян и медсестра из Краматорска Юлия, далее – жители Одессы, погибшие в столкновениях 2 мая 2014 г.) возле здания облгосадминистрации в Донецке (оно захвачено 7 апреля 2014 г. сторонниками Донецкой республики). А кульминация выражается в символических актах открытия памятника погибшим гражданам ДНР, и отдельно – «Аллеи ангелов», посвященной погибшим детям ДНР (середина 2015 г.). Включение всех жертв среди гражданского населения в рамки истории одного события, одной войны, происходит и на местах: так усилиями местной администрации на месте памятного знака жертвам обстрела 27 июля 2014 г. в Горловке в 2017 г. появляется мемориал всем погибшим горловчанам (с перечислением имен и фамилий). Вмешательство государства меняет не только хронологию, но и нарратив – вместо «необъявленной войны» на стеле появляется «агрессия киевской хунты».

Государственные ритуалы и их риторика задают новые уровни восприятия войны как события. С самого начала противостояния местная пресса пользуется соположением текущих событий и Великой Отечественной войны, имея целью легитимацию комбатантов ДНР. С 2015 г. они принимают активное участие в привычных коммеморативных практиках касательно ВОВ, параллельно изобретаются новые, призванные объединить историческую память и близкие воспоминания в один текст. «Та» и «эта» война рассматриваются как события одного порядка и в поэтических произведениях местных авторов, и в ритуалах, инициированных республиканской властью. Основываясь на идеологии по крайней мере части комбатантов, в нарратив о войне как о едином событии, которое «не закончилось в сорок пятом», вписываются не только противостояние Советской Армии и подполья в Западной Украине примерно до 1953 г., но и боевые действия в Афганистане, Таджикистане, Нагорном Карабахе, Абхазии, Приднестровье, бывшей Югославии. Ветераны этих войн, вошедшие в армию ДНР, выступают на официальных мероприятиях вместе с ветеранами ВОВ, местными жителями, присоединившимися к ополчению, а после к армии ДНР, жителями, пострадавшими от текущего конфликта, подчеркивают неразрывность конструируемой ими цепи противостояний, частью которой становится сообщество жителей ДНР. Кроме того, ветераны афганской войны и другие «воины-интернационалисты» проводят дни памяти, привлекая прессу, общественные организации, школы.

Неоднозначность «патриотизма локальных войн» на постсоветском пространстве частично встраивается в коммеморативные тексты. Так, одновременно говорится и о гражданском долге, и о волюнтаристском распоряжении политических деятелей человеческими жизнями («[погибли]... по прихоти ЦК», поется в песне местного барда-афганца), и о забвении в 1990-е годы. И тот и другой месседж перекликаются с отношением к войне местных жителей, в котором могут одновременно присутствовать и патриотический пафос, и ощущение несправедливости происходящего в социальном плане.

Помимо ритуалов, коммеморация военных событий встраивается и в обычную жизнь как ритуализированная практика. К примеру, один из моих информантов ведет фотодневник событий с 1 июля 2014 г. (начало военных действий в его местности), запечатлевая присутствие войны в повседневной жизни. Здесь и окопы посреди улиц, и тела погибших, и оглохшая от попадания снаряда кошка, и работа на предприятии во время обстрелов. Связь между публичным и приватным пространством воспоминаний фиксируют, во-первых, посты в соцсетях, во-вторых, публикуемые дневники и рассказы очевидцев. Все они так или иначе представляют саморепрезентации отдельных индивидов и всего сообщества на территории, разграниченной блокпостами и переживающей военные действия. Через призму военной повседневности человека авторы показывают ту сторону самоидентификации жителей ДНР, которая заключается в узнавании сюжетов, действующих лиц, эмоционального опыта. И обыденные рассказы, и опубликованные произведения описывают повышенную чувствительность к звукам, напускное безразличие и сохранение обыденного поведения из мирной жизни во время обстрелов, знание требуемых при разной степени опасности действий, ресурсы оперативной информации о безопасности в городе (такие как группы «Самооборона» внутри социальной сети «ВКонтакте»), топографию мест памяти, принципиальную нерефлексируемость кризисного события («мне все равно, кто стреляет»).

* * *

Итак, с внешней точки зрения есть два полюса. Мирные жители с украинскими паспортами, оказавшиеся на территории военного конфликта и вынужденные мириться с новыми условиями, и «граждане ДНР», принявшие сторону местных лидеров и новые паспорта. Но если изучать практики и тексты, которые я рассматриваю как максимально близкие повседневному дискурсу обывателя, получается, что ни та ни другая формулировка не отражают всех возможных контекстов, в которых у обывателей в ДНР появляется общее «Мы». Наблюдения позволяют говорить о том, что начиная с 2015 г. самоидентификация жителей ДНР постепенно закрепляется в публичном поле («Ты надолго к нам в ДНР» – из личной переписки летом 2015 г.) вместе с государственной символикой. При этом само представление о ДНР как о военной власти трансформируется в представление о государстве и территории. Местные жители в ряде контекстов – повседневных и ритуальных – становятся жителями и гражданами ДНР.

Определенные ожидания от «молодой республики», возникшие весной-летом 2015 г. частичным возвращением к «довоенному» порядку (регулярная выплата зарплат и социальных пособий, определенные гарантии малому бизнесу, восстановление довоенной культуры досуга и сферы потребления), завершились на нынешнем этапе представлением о неопределенности статуса и необходимости существования в нескольких правовых и экономических полях (местном, украинском, российском и др.). Таким образом, самоидентификация жителей ДНР, как и повседневный опыт, чаще всего определяется в терминах мобильности/иммобильности, проявляющих существование особых правовых статусов, экономическую структуру рынка труда и способов малого бизнеса, постоянную или «плавающую» миграцию одного из нескольких членов семьи. Она определяется не столько лояльностью к ДНР, сколько разнообразным, но уникальным в своей совокупности опытом – во-первых, военной повседневности, во-вторых, усвоения правил и практик нарушения правил пересечения границ, взаимодействия с государственными структурами и социальными сетями. И в конечном счете – опытом нормализации жизни, в котором большую роль играет представление о государстве как должнике, от которого ожидается погашение долга, и с другой стороны – как о власти, которая не меняется по своей сути и вынуждает к игре на границе правового поля и «справедливости».

Украина > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 20 апреля 2018 > № 2579568 Елена Бабкина


Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 20 апреля 2018 > № 2579563 Алексей Попов

Что случилось с Украиной

Краткий экскурс из прошлого в будущее

Алексей Попов – эксперт Киевского центра политических исследований и конфликтологии.

Резюме Краткая история Украины развивалась, с одной стороны, как хроника неуклонной интеграции в европейские и мировые (но контролируемые Западом) структуры, а с другой – время кризисов, все более взрывоопасных и завершавшихся все менее совершенными компромиссами. Западу необходимо было положить конец украинской многовекторности.

Вопрос «что же случилось с Украиной?» звучит в России почти три десятилетия. Но особенно остро – последние четыре года. Корни его уходят во впечатления россиян, посещавших Украину как в советское время, так и в начале ее независимости – отсутствие заметных различий между русскими и украинцами на бытовом уровне бросалось в глаза. После событий последних лет кажется, что наблюдатели не увидели за внешней близостью чего-то очень важного. Но значит ли это, что надо принять тезис украинских националистов об изначальной пропасти между двумя народами?

Сходства и различия в рамках империи

Различия между русскими и украинцами, например, в народной культуре очевидны. Но насколько велика роль этих различий в конкретных обстоятельствах, какова их динамика? Доказательством различий считается зафиксированная многими исследователями и мемуаристами отчужденность между украинскими и русскими селами в местах совместного проживания, редкость смешанных браков и отрицательное к ним отношение. Но, например, сходная проблема, возникающая даже в наше время у казахов из разных жузов, трактуется как следствие межплеменных различий в рамках одного народа.

С другой стороны, и в Российской империи проблема смешанных браков была ограничена селами, не существовало отдельных русских и украинских кварталов в городах, выходцы с Украины не создавали своих землячеств в высших учебных заведениях (в отличие, например, от поляков и грузин). Украинский язык в версии, существовавшей в России, в ХIХ – начале ХХ века был понятен русским, что подтверждалось выступлениями украинских театральных трупп почти на всей территории империи.

Лучше всего масштаб различий на тот момент отметил выдающийся деятель украинского движения Михаил Драгоманов. «Пускай я стану своего рода “проклятою Мазепою” для определенного сорта украинских национальников, – но я вынужден сказать, что приравнивание обрусения, например, Польши к “обрусению” Украины неубедительно и неудобно. Даже если бы украинская наука признала, что украинская национальность также отдельна от московской, не только как польская, но даже как немецкая или финская, то из этого все-таки не выйдет, что “обрусение” Украины все равно что “обрусение” Польши. В Польше национальная отдельность и право на автономию воспринимается не только в ученых кабинетах, но повсюду в жизни и провозглашается любыми способами среди польских мужиков так же, как и среди панов и литераторов. На Украине не так».

Именно следствием близости русских и украинцев стала ассимиляция украинцев в Российской Федерации. Согласно переписи населения Российской империи 1897 г., украинский язык был родным для 22% жителей Курской губернии, 36% – Воронежской губернии, 37% – Ставропольской губернии, 28% – области Войска Донского, 47% – Кубанской области (а в 12 уездах этих территорий украинцы по языку составляли абсолютное большинство). Немало украинцев проживало и в Сибири, и особенно на Дальнем Востоке, где они также обычно селились компактными группами. К примеру, во Владивостокском округе Дальневосточного края по переписи населения 1926 г. почти треть населения составляли украинцы уже не по языку, а по идентификации. Готов допустить, что на личностном уровне ассимиляция создавала проблемы, но если б они были существенны, несомненно, проявились бы на политическом уровне и были бы заметны и сейчас. Но у России нет проблем с автохтонным украинским населением.

Однако нельзя считать, что следствием близости русских и украинцев была «игра в одни ворота», то есть превращение украинцев в русских. Так, в период Смутного времени Польша захватывает часть нынешней Черниговщины и Сумщины. Были ли в начале ХVII века жители этой территории русскими или украинцами? Во всяком случае, многотомная история Михаила Грушевского никак не намекает, что в результате этой войны произошло воссоединение украинского народа в рамках Речи Посполитой. Однако не проходит и трех десятилетий, как Россия возвращает эти территории. Но административно они уже являются Черниговским полком и органично чувствуют себя в автономной Гетьманщине, дав немало украинских деятелей, например, гетмана Демьяна Многогрешного.

По итогам той же войны 1654–1667 гг. Россия возвращает себе и Смоленск, героическая оборона которого хорошо известна по Смутному времени. Тем не менее за несколько десятилетий на Смоленщине уже сформировалась особая идентичность, не польская, не украинская или белорусская, но и не русская. И еще в середине ХVIII столетия представители смоленской шляхты избегают браков с русскими, а Екатерина II в 1764 г. в письме генерал-прокурору Вяземскому именует Смоленщину вместе с Малороссией, Лифляндией и Финляндией в числе провинций, которые «надлежит легчайшими способами привести к тому, чтоб они обрусели и перестали бы глядеть как волки к лесу». Но русскость Смоленска сейчас несомненна, а для ее достижения не потребовалось мер, хоть как-то сопоставимых не только с покорением Кавказа, но и с уничтожением Запорожской сечи.

Еще один пример. В середине ХVII столетия масса украинцев, в основном с Правобережья, гонимые постоянной войной, переселяются на российскую территорию Дикого поля. Так образуется Слободская Украина (Слобожанщина). Но, оставаясь в этническом смысле украинцами, слобожане не проявляют никакого желания стать украинцами в административном смысле, присоединившись к Гетманщине, и практически не участвуют в бурных политических процессах, которые проходят там до начала ХVIII века. Фактически до административных реформ Екатерины в составе империи спокойно сосуществуют две автономных Украины – Гетманщина и Слобожанщина.

2018-2-1-1

УССР – предтеча украинской независимости

Таким образом, оказывается, что идентичность и русских, и украинцев во многом формируется государственной принадлежностью территории их жительства и статусом этой территории. Поэтому создание украинской квазигосударственности в виде УССР сыграло ключевую роль в обособлении двух народов. Благодаря ему Украина из абстрактного понятия превращается в официально выделенную территорию с рядом государственных атрибутов. Да, УНР и Украинская держава Скоропадского в 1918–1919 гг. были вообще формально независимыми государствами, но, в отличие от УССР, существовали слишком кратко, чтобы общество к ним привыкло. А длительность существования УССР приучила ее жителей, независимо от этнической принадлежности, к тому, что они живут на Украине.

Наверное, все могло быть иначе, если бы Советский Союз строился как федерация территорий с учетом национальных особенностей, то есть на месте УССР существовало бы несколько субъектов федерации, где статус украинского языка был бы аналогичен его статусу в УССР. Нельзя утверждать, что такая модель ликвидировала бы украинскую идентичность, но ей пришлось бы конкурировать с региональными идентичностями, на утверждение которых работала бы структура государства. Так, в Испании существует проблема Каталонии, она затрагивает исключительно одноименное автономное сообщество, но не Балеарские острова, где каталонский язык также господствует.

Однако Советский Союз формально строился как национальная федерация. А такая модель позволяла соединять местнические мотивы с национальными. Наличие украинской государственной структуры (наркоматов и т.д.) становилась основой, объединявшей и националистов, и не националистов. То есть речь шла о зарождении гражданского национализма, который был шире национализма этнического, но включал его.

Среди первых руководителей УССР этнические украинцы составляли меньшинство, однако это не мешало многим из них отстаивать идею максимальной самостоятельности республики. Если в 1922 г. сын волынского православного священника, первый секретарь КП(б)У Дмитрий Мануильский отстаивает сталинский план автономизации, то глава Совнаркома Украины, болгарин и бывший румынский подданный Христиан Раковский, который до Гражданской войны в СССР и на Украине не был, выступает тогда же за максимальную самостоятельность республики, включая внешнюю политику и внешнюю торговлю. Идеологом экономической самостоятельности УССР оказывается этнический русский из Николаева Михаил Волобуев, идеолог культурного отрыва от России, автор лозунга «прочь от Москвы» – этнический русский Николай Хвылевой (настоящая фамилия Фитилёв).

В целом в УССР наблюдаются тенденции, работающие как на обособление украинцев от русских, так и против него. Впервые в истории украинское государственное образование существует бок о бок с собственно российским государственным образованием (РСФСР), и хотя и в мире, и многими жителями советской страны СССР по-прежнему именуется Россией, официально территория под названием Россия ужимается до размеров РСФСР.

Идея общерусской идентификации на основе триединства русской нации вытесняется идеей братских социалистических наций, объединенных в советский народ. В СССР общесоветская идентификация пропагандируется несравненно активней, чем общерусская. Однако такая идентификация работает только при принятии жестких общих рамок официальной идеологии. Да, в дополнение к ней относительно русских и украинцев активно культивируется тезис о народах-братьях. Но и этот тезис объективно предполагает меньшую степень единства, чем в рамках одного народа.

Сам факт государственности УССР объективно располагал к украинской идентификации лиц, не имевших четкой идентификации. А фиксация национальности в паспортах приучала людей к мысли, что вопрос национальности – вопрос крови, а не самоощущения. Объективно это работало против того, чтобы русскокультурные люди Украины считали себя русскими.

Работало на обособление и образование на украинском языке. Так, отсутствие обязательного среднего образования в России Алексей Миллер считает одной из главных причин того, что украинцев не удалось ассимилировать до революции. С другой стороны, профессор Гарварда Сергей Плохий связывает победу украинской идентичности над русской в Галичине начала ХХ века с введением среднего образования на украинском языке. В советской Украине ликвидация неграмотности в 1920-е гг. проходила в основном как обучение украинскому языку, число обучающихся на украинском языке в средней школе превосходило количество обучающихся на русском и лишь в 1980-е гг. незначительно уступило ему, республиканская и местная пресса были преимущественно украиноязычными. Но в УССР роль такого фактора, как украиноязычное образование, во многом нивелировалась широким распространением русского языка, особенно в городах, и ощущением русской культуры как своей. И этот фактор работал на сближение.

Отказ от украинизации в 1930-е гг. на практике означал лишь ликвидацию административных препятствий для русского языка и обязательность его изучения в школе. В такой ситуации украинский язык уступал место русскому как языку города и связанного с ним расширения жизненных перспектив, а соотношение между украинскими и русскими школами менялось прежде всего в результате урбанизации.

О том, что такой процесс происходил в основном снизу, а не под давлением власти, свидетельствует сопротивление живых классиков советской украинской литературы – Тычины, Бажана, Рыльского – образовательной реформе 1958 г., закреплявшей одно из немногих прав выбора, существовавших в СССР, – право родителей выбирать язык обучения детей (с точки зрения литераторов, этнические украинцы должны были учиться в украинских школах).

Естественный характер урбанизационной русификации фактически признавал выдающийся деятель украинского национального движения Иван Дзюба: «Я учился в Сталинском пединституте (сегодня это Донецкий национальный университет. – Авт.) на русской филологии. Все мы общались на русском языке, хотя пренебрежения к украинскому у нас не было, мы его прекрасно знали. Потом мне начало открываться, что, в конце концов, исчезает целый народ, целая культура, целый язык, и если каждый из нас не будет чувствовать причастности к проблеме, то так один за другим мы исчезнем и не останется никого, кто жил бы Украиной».

2018-2-1-2

То есть украинский язык в СССР не презирался, он ценился как язык богатого фольклора, а многими и как язык информации (в условиях книжного дефицита произведения многих зарубежных авторов были доступнее на украинском). Но общение на русском было психологически естественным. Это означало, что для многих украинцев переход к русскоязычию был органичен. Реакцией же на органичность этой массовой русификации стало желание активного меньшинства интеллигенции, прежде всего художественной, приписывать России и русским все реальные и мнимые грехи в надежде, что, быть может, накал нетерпимости предотвратит расширение русскоязычия. В украинской высокой культуре (и так сложилось еще до 1990-х гг.) русофобия гораздо заметней, чем в культурах Польши или балтийских стран. Но если у западных соседей русофобия элитная более или менее соответствует русофобии массовой, то на Украине, по крайней мере за пределами Галичины, антирусские настроения в массах до 2014 г. вообще отсутствовали.

Объектом особой нетерпимости для украиноязычной интеллигенции являются не столько русские из России, сколько русскоязычные соотечественники с Востока, которых считают манкуртами и янычарами. Олесь Гончар в личных дневниках не раз восторгается достижениями русской культуры и вместе с тем пишет в июне 1990 г.: «Нужно, чтобы тысячи и тысячи миссионеров двинулись с Запада на Восток… дать миллионам оболваненных в эпоху тоталитаризма людей урок национального достоинства… и они прозреют, станут людьми». А ведь фактически эти слова даже радикальнее, чем деление украинцев на сорта из антирекламного ролика о Викторе Ющенко на выборах 2004 г., который тогда называли провокацией кремлевских политтехнологов.

Для деятелей украинского национального движения городское население Юго-Востока было ассимилированным. Но ассимиляция в изначальном значении этого слова означает «уподобление». Поэтому абсолютно правомерно говорить об ассимиляции украинцев в России как автохтонных, так и приехавших, – по крайней мере относительно людей, которые стали считать себя русскими, а также почти всегда воспринимались местным русским населением именно как русские (в отличие, например, от субъективно считавших себя русскими русскокультурных евреев, армян и многих других народов). Русскоязычные жители Украины, с одной стороны, были своими для подавляющего большинства украиноязычных соотечественников, с другой стороны, не испытывая никакого антагонизма к русским России (этот антагонизм и среди украиноязычных за пределами Галичины был незаметен), они не отождествляли себя с русскими. Просто понятие «Украина» ассоциировалось у них прежде всего не с украинским языком, а с другими вещами, например, с киевским «Динамо», за которое и на Юго-Востоке болели гораздо больше, чем за московские клубы, или с куда лучшим, по сравнению с Россией (исключая Москву), наполнением магазинных прилавков. И разрушение советской идентификации не превращало их в русских.

Деятели же русскоязычной части диссидентского движения Украины обычно не ставили под сомнение право республики на самостоятельность в границах УССР. А некоторые из них готовы были принять не только такую независимость, но и идеологию украинского национализма. Так, украинским националистом, успевшим выступить и на съезде дивизии СС «Галичина», кончил свою жизнь советский генерал Петр Григоренко, а автор «В окопах Сталинграда» Виктор Некрасов называл себя «оуновцем русского происхождения».

Независимая Украина: культура политического компромисса и языковой вопрос

Суверенизация Украины и провозглашение независимости в 1991 г., произошедшие без заметных внутренних конфликтов, стали результатом достаточно органичного объединения националистов и не националистов на основе государственной структуры, о которой говорилось выше. Такое объединение имело место и в Прибалтике, и в Грузии, но соотношение этих элементов на Украине было иным. Здесь националисты при всей своей активности и колоритности остались на вторых ролях, а номенклатура находилась на первых. И, вероятно, во многом следствием этого стало отсутствие на Украине политически влиятельных интерфронтов и сепаратистских движений.

Украина стала единственной советской республикой, которая во время перестройки создала на своей территории автономию в виде Крыма. Версия же об украинской независимости как случайном явлении, порожденном страхом номенклатуры перед Ельциным, не имеет оснований. Напротив, эта номенклатура консолидированно выступила против «новоогаревского проекта» союзного договора, и именно понимание того, что Украина этот договор не подпишет, было одной из причин ГКЧП.

Общеизвестно, что к независимости Украина пришла, не имея традиций государственности. Вряд ли можно было говорить и о традициях украинской политической культуры. Практика же УССР (за исключением последних лет перестройки) – это куда большие идеологические зажимы в сравнении с прочими республиками европейской части Союза (например, многие пьесы, которые шли в РСФСР, в УССР запрещали ставить даже гастролирующим коллективам). Также это практика мимикрии части элиты (прежде всего литературной интеллигенции), имевшей по сути те же националистические взгляды, что и диссиденты, но успешно делавшей карьеру в рамках системы.

Такой бэкграунд казался не слишком благоприятным для государственного старта. Однако Украина начала 1990-х гг. – государство красных директоров, председателей колхозов и прочей советской номенклатуры – имеет преимущество перед Россией как страна, мирно решающая конфликты. Ибо когда в России было кровавое противостояние президента и парламента, Верховная рада и президент Леонид Кравчук в ответ на шахтерские забастовки и общее недовольство населения договорились о проведении досрочных выборов в начале 1994 г., которые привели к демократической смене власти. И все дальнейшие внутренние споры долгое время удавалось улаживать мирным путем (конфликты президента и парламента в 1995 и 1996 гг. из-за полномочий ветвей власти, «кассетный скандал» 2000–2001 гг., первый Майдан 2004 г., конфликты по поводу роспуска президентом Рады 2007 и 2008 гг.). Нередко это был «худой мир», но несомненно мир.

Создавалось впечатление, что украинская политическая культура формируется как культура компромисса, отражением чего стало и конституционное устройство. При всех спорах об основном законе никогда всерьез не стоял вопрос о превращении Украины в чисто президентскую или чисто парламентскую республику, речь шла лишь об увеличении полномочий президента или Рады в рамках гибридной модели.

Но в гуманитарной политике компромисса было меньше. Являясь двуязычным государством де-факто, Украина осталась одноязычным де-юре. Декларативное упоминание русского языка в Конституции не давало ему никаких гарантий. Этим украинский основной закон отличается от конституций большинства стран Восточной Европы, где, несмотря на их несравненно большую моноязычность, больше говорится и о гарантиях для негосударственных языков.

С начала 1990-х гг. преобладало мнение, что государственное двуязычие в существующей ситуации означало бы закрепление господства русского языка и для исправления ситуации, сложившейся в годы Российской империи и СССР, украинскому языку нужны преференции, по сути, аналог affirmative action для афроамериканцев США. По версии носителей такого мнения, украинцы были порабощены русскими, хотя абсолютное большинство украинцев такой порабощенности не чувствовали, тем более не ощущали между собой и русскими такого же барьера, как между белыми и чернокожими американцами.

Эффективным способом решения языковой проблемы была бы модель двуязычия по канадскому образцу, когда законодательство требует от чиновников знания двух языков, гарантируя гражданам получение социальных услуг на желательном для них языке. Даже если бы модель двуязычия была разработана не столь радикально, распространенность украинского языка, вероятно, все равно бы увеличилась, ибо сам статус Украины как независимого государства делал бы этот язык престижным. Об этом говорит, например, опыт возрождения баскского языка в Стране Басков, хотя его положение к моменту установления автономии в Испании было похуже, чем у украинского в УССР.

Однако для националистической части украинской элиты такой компромисс был неприемлем, так как ее целью являлось перекодирование украинского общества и установление господства украинского языка в общественной жизни.

Сложилась парадоксальная ситуация. В течение многих лет соцопросы фиксировали, что суммарное число сторонников общегосударственного статуса русского языка и сторонников такого его статуса для регионов, где население этого пожелает, составляет свыше 70%. Но такое солидное арифметическое большинство не смогло превратиться в большинство политическое. Принятый при Януковиче закон Колесниченко-Кивалова объективно отражал позицию большинства в обществе, но был отвергнут оппозиционным спектром Верховной рады. То есть на новом уровне и в новых условиях проявилось явление, известное с советских времен: настрой на компромисс в народной среде был куда большим, чем у элиты.

Пассивность русскоязычной части общества имеет много причин. Близость языков смазывала проблему. Поэтому в рамках украинского государства многие русские органично становились украинцами, так же как украинцы становились русскими в РСФСР и РФ. К тому же именно жители Юго-Востока больше привыкли полагаться на государство и приспосабливаться к нему. А для взрослых людей поначалу особого приспособления и не требовалось – ведь не обязывали их ходить на украинизационные курсы, как было в 1920-х – начале 1930-х годов. Отправить же ребенка в украинскую школу не казалось проблемой из-за близости языков. А административные действия власти проводились постепенно и совпадали с явлениями, их нивелировавшими. На фоне украинизации электронных СМИ, начавшейся при Кучме, распространилось кабельное телевидение, позволявшее смотреть российские каналы. Печатные СМИ и книгоиздание перестали быть объектом государственного регулирования, что привело даже к большему распространению русского языка в этих сферах, чем было в УССР. Ввоз книг из России, выступления гастрольных коллективов никак не ограничивались государством, а развитие Интернета создало массу новых возможностей для потребления русской культуры. Однако нельзя ставить знак равенства между этим потреблением и русской идентификацией.

Фактор глобализма

У русскоязычной интеллигенции, а впоследствии и у появившегося русскоязычного «креативного класса», не было ни многолетней мечты о независимом государстве, ни признания абсолютной самоценности этого государства. Независимость виделась лишь как самый практичный способ разрушить железный занавес, войти в «цивилизованный мир», «мировое сообщество». Этот слой был убежден в разумности и полезности мироустройства, возникшего после распада СССР.

«Обозначился единственный полюс мира – США… Надежда на однополюсный мир – проще принимать решения, когда есть авторитетный арбитр. К тому же владеющий “большой дубинкой” Совет Безопасности (и НАТО) останавливают военные конфликты». Так писал в 1999 г. выдающийся хирург, киевлянин и русский по национальности Николай Амосов в работе «Мое мировоззрение». Принятие идеологии глобализма сложилось у него без каких-либо грантов, а вследствие гегемонии в мире западной цивилизации. Имею в виду гегемонию в том смысле, в котором понимал это слово Грамши. Не просто как превосходство в экономическом развитии, позволяющее странам этой цивилизации реализовывать свои интересы, а прежде всего как дополнительная власть, возникающая благодаря тому, что интересы этих государств воспринимаются как общечеловеческие, воплощающие идею «прогресса».

Такая гегемония Запада сложилась не один век назад, но в эпоху глобализма она усугубилась. Западничество как идейное течение в России хорошо известно. Но, например, война с Турцией в 1877–78 гг. создала общественный консенсус – идея освобождения славянских народов выглядела однозначно прогрессивной и для революционера, и для украинского националиста Драгоманова, который лишь добавлял, что бороться надо не только с «внешними турками», но и с «внутренними». Никто не думал стать на сторону Османской империи как прогрессивной страны, где, в отличие от России, и конституция появилась, и парламентские выборы прошли. А вот действия Киева в Донбассе поддерживает заметная часть российской интеллигенции, что уж говорить о русскоязычной интеллигенции Украины. Ибо принятие глобализма привело к появлению у части граждан дополнительной самоидентификации – представителей не только своего этноса или государства, но и цивилизованного мира.

2018-2-1-3

Принятие глобализма означало, что любая интеграция с Россией считалась препятствием к интеграции с этим миром. И отношение данной части интеллектуального класса к России ухудшалось по мере того, как «цивилизованный мир» все больше критиковал Москву за самостоятельную политику. Вследствие этого нельзя считать, что активное применение Россией «мягкой силы» типа раздачи грантов по американскому образцу переломило бы ситуацию.

Последствия принятия глобализма не исчерпывались отказом русскокультурных жителей Украины от российского вектора. Другая сторона явления – принятие многими и русскокультурными, и украинокультурными людьми идеи внешнего управления Украиной, немыслимой для националистов первой половины ХХ века. Петлюра, Бандера и их соратники часто шли на невыгодные компромиссы с внешними игроками, но делали это вследствие объективной слабости их политических сил. Однако лидеры этих сил не сомневались, что при создании украинского государства внутренние проблемы решатся сами собою, поскольку власть достанется украинцам. А Евромайдан стал следствием веры в то, что только европейский надзор над украинской властью заставит ее работать в интересах народа. Да и не только надзор, а прямое появление иностранцев на управленческих постах – что было реализовано и в первом правительстве Яценюка, и привлечением грузинской команды во главе с Саакашвили. Таким образом Евромайдан объективно стал не только отрицанием российского вектора и конкретного политического режима, воплощенного Януковичем, но и свидетельством разочарования в возможностях демократии в украинских условиях. Ведь вера в необходимость внешнего контроля для развития государства означает неверие во внутренние механизмы, благодаря которым общество может контролировать его изнутри.

Разумеется, политическое влияние интеллектуального класса оставалось несравненно меньше влияния олигархов. Но у крупного бизнеса как раз были практические мотивы поддерживать евроинтеграцию, с одной стороны, он уже стал основным выгодоприобретателем глобализации, а с другой – видел в этой интеграции дополнительную легитимацию своих активов, в том числе и хранящихся за рубежом.

Для многих простых людей евроинтеграция была привлекательной независимо от их отношения к России. Любой интеграционный проект на постсоветском пространстве не мог выглядеть залогом чуда. А вот интеграция с ЕС – выглядела, поскольку, в отличие от жизни россиян, жизнь немцев или англичан казалась украинцам именно чудом.

Почему раскол не оформился

Тем не менее число сторонников российского вектора оказывалось очень значительным, что и показали протесты после Евромайдана в юго-восточных регионах. Есть несколько причин, почему они закончились большей частью неудачно.

Значительной части украинского общества и элиты присущ конформизм, готовность стать на сторону победителей или по крайней мере дать им кредит доверия. Так, соцопросы показывали: хотя во время выборов 2004, 2010 гг. и во время Евромайдана политические предпочтения граждан делились примерно поровну, сразу после выборов победитель и его политсила имели несравненно большую симпатию общества, чем по их итогам. В октябре 2004 г. Виктор Ющенко получил в первом туре 39,9% голосов, но в марте 2005 г., согласно опросу Киевского международного института социологии, за его именной блок на парламентских выборах были готовы проголосовать 49,2% избирателей (от числа намеренных участвовать в выборах и определившихся). А поддержка деятельности как Ющенко, так и премьера Тимошенко в то время составляла около 55%, тогда как отказ в поддержке был почти вчетверо меньше. Даже на востоке Украины тогдашнего президента негативно оценили меньше трети граждан, а половина относилась к нему нейтрально. В январе 2010 г. Янукович получил в первом туре 35,3%, но, согласно опросу той же соцслужбы, в марте за Партию регионов были готовы голосовать 46,3% респондентов. В ноябре 2014 г. накануне начала протестов политсилы, которые стали партиями Майдана, поддержали бы на выборах 53,5%, а ставшие партиями Антимайдана – 40%. Опрос же, проведенный за одну-две недели до победы Евромайдана, показал, что лишь 40% (от общего числа опрошенных) симпатизировали протестующим. Но в марте 2014 г. партии Майдана были готовы поддержать 74,4%, а Антимайдана – 20,5%.

Феномен перехода к новой власти части электората старой власти не является украинским. На этом феномене основана с 2002 г. французская политическая система, где проведение парламентских выборов сразу после президентских неизменно гарантировало президентской партии солидное большинство в Национальном собрании, даже если речь шла о едва созданной под лидера партии, как было с Макроном.

Однако на Украине подобное свойство дополняется неизменным переходом на сторону победителя весомой части его недавних оппонентов в парламенте. Так, в избранной в 2002 г. Раде президент Кучма и премьер Янукович имели надежное большинство, которое дало сбои только в последние месяцы перед выборами-2004. Но после победы Ющенко не имел никаких проблем с парламентом того созыва. Избранный же в 2007 г. украинский парламент обеспечивал поддержку премьер-министра Тимошенко, но после победы Януковича в феврале 2010 г. в нем образовалось прочное большинство под нового президента, работавшее до новых выборов. Это большинство Янукович имел до последних дней Майдана и в парламенте, избранном в 2012 году. Но после победы Евромайдана в Раде сразу создается коалиция под новую власть. Она объединяла фракции и группы из 235 депутатов (из общего состава в 450), из которых 69 не принадлежали к партиям Майдана. При этом кандидатуру Яценюка в премьеры поддержал 371 депутат, в том числе почти все регионалы.

Можно ли на фоне этих цифр определять Майдан как государственный переворот и обвинять новый режим в отсутствии правительства национального согласия, предусмотренного соглашением между Януковичем и оппозицией? Государственный переворот предполагает приостановку деятельности и перезагрузку властных институтов. Параметры же правительства национального согласия не были в этом соглашении прописаны. С другой стороны, смысл таких кабинетов именно в объединении людей разных политических взглядов, а не в отказе его участников от прежних убеждений.

Однако по меньшей мере для половины населения всех восьми регионов материкового Юго-Востока Майдан был переворотом, ибо, согласно прошедшему в начале апреля 2014 г. опросу КМИС, лишь треть респондентов в этих регионах (в Крыму и Севастополе он не проводился) считали Яценюка и Турчинова законными главами правительства и государства, а половина – незаконными. Но элита Юго-Востока не подвергла сомнению легитимность новой власти. Максимум, на что могли пойти ее представители – считать эту власть нежелательной, подлежащей замене в назначенные сроки выборов.

Конформизм элиты Юго-Востока, совсем недавно возглавлявшей Антимайдан, многократно превосходил конформизм общества, поскольку ей было что терять. Но в такой ситуации протестные массы, считавшие события переворотом, оказывались без привычных лидеров, новые лидеры выдвигались стихийно из митинговой среды и выглядели неавторитетными для тех, кто на митинги не ходил. О глубине разрыва между массами и элитами говорит следующий факт. В Москве действует эмигрантский комитет спасения Украины во главе с экс-премьером Николаем Азаровым, который позиционирует себя почти что как правительство в изгнании. Комитет считает войну в Донбассе гражданской и, следовательно, не видит в самопровозглашенных республиках оккупационной администрации. И тем не менее он не имеет никаких контактов с руководством ДНР и ЛНР, которые также считают себя альтернативной Украиной.

А конформизм масс, пусть и меньший, чем у элиты, делал протесты на Юго-Востоке менее массовыми, чем они могли бы быть в ситуации претензий на двоевластие. Например, если бы Янукович и не признающая новый режим элита, включая парламентариев, пытались бы создать альтернативные властные институты. Этот же конформизм подталкивал многих принимать на веру заверения новой власти о широкой децентрализации, включая гуманитарную сферу.

Объективно усилила позиции Киева на Юго-Востоке и ситуация с Крымом. Так, с марта Крым и Севастополь, которые могли стать авангардом протестов за переформатирование Украины, вышли из политического поля страны, будучи присоединены к России. Это не могло увеличить пророссийских настроений на остальной части украинской территории. Соцопросы неизменно показывали хорошее отношение подавляющего большинства украинцев к России, однако во время конфликтов вокруг Тузлы в 2003 г. и газового спора в 2009 г. оно заметно менялось в худшую сторону. Так вышло и на этот раз, когда конфликт был куда серьезнее. Тактически неграмотно пытаться одновременно выступать как арбитр, который борется за переформатирование Украины в федеративную страну, где голос Юго-Востока должен быть услышан, и как государство, присоединяющее часть украинской территории. У потенциальных сторонников России возникают подозрения в справедливости арбитража, позиция антироссийских же сил ужесточается, побуждая считать все разговоры о федерализации сепаратизмом.

Да, твердо пророссийские украинцы не стали из-за Крыма хуже относиться к России, а для победителей Майдана Крым был не причиной, а одним из поводов, чтобы при удобном случае начать политику дерусификации. Однако на граждан, не имеющих четкой позиции, эти события повлияли, укрепив базу нынешнего режима, что заметно и по соцопросам, и по выборам.

Евроинтеграция против компромисса

С другой стороны, правомерно ставить вопрос, должна ли была победа Майдана непременно привести к войне. Возможен ли был компромисс с массой недовольных Юго-Востока на раннем этапе. На мой взгляд – нет.

Краткая история современной Украины развивалась, с одной стороны, как хроника неуклонной интеграции в европейские и мировые (но контролируемые Западом) структуры, а с другой – как время кризисов, которые становились все более взрывоопасными и завершались все более несовершенными компромиссами. До поры до времени можно было не замечать взаимосвязи между этими процессами, но куда сложнее делать это теперь. Ведь в феврале 2014 г. соглашение об урегулировании кризиса, впервые достигнутое при участии европейских гарантов, стало и первым в истории Украины мировым соглашением, которое не было выполнено. Именно вслед за подписанием экономической части договора об ассоциации началась антитеррористическая операция на Востоке, а сразу после подписания и политической части этого соглашения (27 июня 2014 г.) данная операция перешла в самую масштабную и кровавую фазу.

Западу, безусловно, необходимо было положить конец украинской многовекторности и добиться однозначной определенности политики Киева. Этим определялась его позиция и в языковом вопросе, и относительно территориального устройства страны, что ярче всего воплотилось в принятой в апреле 2014 г. резолюции ПАСЕ, где говорилось о недопустимости даже упоминаний о федерализации Украины. Очевидно, что реальная проблема не в слове, а в оптимальном распределении полномочий, но европейцы подыграли Киеву в криминализации понятия «федерация». Поскольку для Запада украинская проблема – это часть российской проблемы, он принципиально иначе относился к протестам на Юго-Востоке, а затем и к войне в Донбассе, чем к подавляющему большинству внутренних конфликтов на всем земном шаре. В случаях с Кипром, Нагорным Карабахом, сербами в Хорватии и Косово, Ачехом в Индонезии, ФАРК в Колумбии и т.д. лидеры сепаратистов или повстанцев считались Западом законными представителями определенной этнической или общественной группы, взявшими на себя полномочия, не предусмотренные законами соответствующей страны. Их субъектность как стороны переговоров не вызывала сомнений. А вот ДНР и ЛНР для Запада никоим образом не самопровозглашенные республики, отражающие мнение жителей этой территории, пускай нелегитимным с точки зрения украинского законодательства способом. Это военизированные организации, установившие власть с внешней помощью, навязав себя населению.

Такая позиция Запада укрепляла отношение прозападной либеральной общественности Украины к жителям Юго-Востока как к «совкам» и «ватникам», с чьим мнением можно не считаться. Недавно опубликованное исследование убедительно показывает, как «дискурсивное насилие украинских СМИ» в конце февраля – начале апреля 2014 г. готовило почву для «брутальности антитеррористической операции», создавая соответствующий имидж жителей Юго-Востока. При этом речь идет не о государственных, олигархических или партийных националистических СМИ, хотя они и работали в том же направлении. Работа выполнена на материалах популярных веб-сайтов, которые принято считать выразителями мнений либерального гражданского общества («Украинская правда», «Левый берег» и «Гордон»).

То есть конфликт стал логичным следствием не столько подъема национализма, сколько вестернизации. И Европарламент, приветствуя в июле 2014 г. успехи украинской армии, дал понять, что на цивилизационных границах Европы эта вестернизация не может походить на практику ведущих европейских стран. При этом радикальный национализм объективно был инструментом, который использовали украинские либералы для достижения победы. Да, он не согласен с такой ролью, пытается быть чем-то большим, чем инструмент. Но все же за разговорами о бандеризации Украины стоит смешение понятий заказчика и исполнителя.

Война в приемлемом формате

Конечно, немало участников Майдана стояли там совсем не за то, чтобы в Киеве проспект Ватутина переименовывался в Шухевича, чтобы на Украину запрещали ввоз записок княгини Дашковой и других российских книг и не хотят выбрасывать из своей жизни Высоцкого и Цоя, как присосавшиеся к ним «щупальца русского мира» (определение главы Института национальной памяти Владимира Вятровича). И голоса таких людей (например, поэта и культуролога Евгении Бильченко) прорываются в информационное пространство. Однако проблема в том, могут ли и эти голоса, вкупе с голосами тех, кто с самого начала был против Майдана, стать политическим фактором?

Думаю, это почти исключено при наиболее вероятном – в настоящий момент – инерционном сценарии, который предполагает развитие тенденций, проявившихся после победы Майдана.

При оценке этого сценария прежде всего надо иметь в виду, что вооруженное противостояние в Донбассе в последние три года перешел в наиболее выгодный для Киева формат – постоянно тлеющего конфликта малой интенсивности.

Такая ситуация объективно предрасполагает видеть в начавшемся в 2014 г. конфликте позитивную для Киева динамику. Сначала Украина без боя проиграла России и пророссийским силам в Крыму. Но на следующем этапе ей удалось локализовать наступление «Русского мира» одним Донбассом, который, правда, не удалось полностью взять под контроль. Итог этой фазы борьбы расценивается как ничья, или проигрыш Украины по очкам. Но Крым-то был проигран нокаутом. После него поражение по очкам – это все равно позитив.

Следующая самая продолжительная фаза противостояния происходит без фактического изменения линии фронта. Однако позитивная динамика для любой из сторон измеряется отнюдь не только переходом под ее контроль новых территорий. Она прежде всего в том, что невозможные ранее для нее действия оказываются возможны и не несут очевидных негативных последствий.

Выполнение политической части Минских соглашений (которые и Киев, и Запад считают навязанными Украине извне) сейчас несравненно призрачнее, нежели казалось в конце 2014–2015 годов. В частности, проект конституционных поправок по децентрализации аннулирован; введена экономическая блокада Донбасса; принят ряд нормативных актов и практических мер по борьбе с «Русским миром» – прекращение авиасообщения и денежных переводов, регламентация ввоза российских книг, запрет на гастроли ряда артистов, фактическая ликвидация закона «Об основах языковой политики», ограничения русского языка на радио, телевидении и в образовании (за исключением начального), дерусификация топонимики, разрушение памятников.

Все эти меры Киев рассматривает как удар по противнику невоенными средствами, и масштаб подобных действий с каждым годом растет. Их логическим развитием стал закон о реинтеграции Донбасса, принятый Верховной радой в нынешнем январе. Его смысл не столько в признании неподконтрольных Киеву территорий оккупированными Россией. Главное в том, что без признания войны с Россией де-юре, закон де-факто это состояние признает.

Подобная позитивная динамика создает настрой, при котором критическая масса общества думает, что Украина как минимум не окажется в столь же тяжелой ситуации, как весной 2014 г., а как максимум – восстановит полный контроль над Донбассом на своих условиях. Политика Запада таким ожиданиям не противоречит: антироссийские санкции сохраняются, публичная критика действий Киева в Донбассе на государственном уровне почти отсутствует, проявляясь лишь в мелких частностях, американское решение о поставках «Джавелинов» – во многом символический жест, который идеально ложится в описанную схему позитивной динамики.

По причинам, о которых уже говорилось выше, Запад не только не высказывается за прямой диалог Киева с Донецком и Луганском, но и считает существующий уровень конфликта с постоянными жертвами явно меньшим злом, чем возможность упрочения самопровозглашенных республик. Это ясно вытекает из заявления главы МИДа Германии Зигмара Габриэля о неприемлемости российского варианта миротворческой миссии ООН, предполагающего разделение сторон на линии фронта и охрану миссии ОБСЕ, ибо для него это означало лишь замораживание конфликта.

Конечно, очень многие из упомянутых выше элементов позитивной для Киева динамики имеют и негативный эффект. Так, существующий формат противостояния предполагает и большие военные расходы, и ограничение связей с Россией, а это существенное бремя для украинской экономики. Однако здесь важно понять баланс позитива и негатива с точки зрения Киева.

Безусловно, мобилизация была напрягающим общество фактором, поскольку могла коснуться почти каждой семьи. Но с конца 2016 г., когда вернулись домой все мобилизованные годом ранее, в конфликте с украинской стороны участвуют исключительно контрактники и профессиональные офицеры. Это ключевая причина, по которой формат боевых действий можно считать приемлемым или по крайней мере не слишком обременительным для украинского общества.

Нынешний масштаб потерь украинской армии не располагает к массовому антивоенному движению, похожему на аналогичное движение в США конца 1960-х годов. Ибо в отношении к численности населения страны масштаб на порядок меньше, чем у американцев во Вьетнаме. Разумеется, экономическое положение Украины куда менее прочное, чем у Соединенных Штатов времен вьетнамской войны. Однако в общественном сознании война – лишь одна из причин экономических проблем (наряду с коррупцией, некомпетентностью власти и т.п.). И нераспространенность идеи мира любой ценой говорит не только о специфике украинского режима, но прежде всего о том, что кризис не воспринимается обществом как катастрофа, а значит, конфликт переведен в удобный для Киева формат.

Этот формат, в частности, означает, что Украина, перефразируя известные слова Троцкого, находится в состоянии и мира, и войны с Россией, пользуясь преимуществами каждого из этих состояний. Так, за одиннадцать месяцев 2017 г. экспорт в Россию вырос на 12%, значит, принес Украине на 360 млн долларов больше, чем год назад. Из России Украина получает 2/3 импортируемого угля, в том числе 80% антрацита, ставшего дефицитным из-за блокады Донбасса.

Разумеется, преимущества войны испарились бы в случае полномасштабного конфликта, но Киев уверен, что до него дело не дойдет. А в таком состоянии, как сейчас, проще мобилизовать общество, уговорить его потерпеть трудности, а главное – форматировать в нужном ключе политическое и информационное поле. Выгодоприобретателями этого переформатирования является не только власть, но и широкий круг партий и политиков, поддержавших Майдан. Так, в электорате «Батькивщины» Юлии Тимошенко и Радикальной партии Олега Ляшко, судя по опросам, заметен сегмент, не поддерживающий ни конфронтацию с Россией, ни нынешнюю политику исторической памяти. Очевидно, что это бывший электорат регионалов и коммунистов, который понял, что наследникам этих партий все равно победить не дадут, а власть может быть разыграна лишь между партиями Майдана. Поэтому они выбирают близкие для себя силы из-за их социальных лозунгов и не обращают внимания на их большую геополитическую и гуманитарную радикальность по сравнению с нынешней властью. Но такой выбор можно делать, лишь не веря, что радикализм приведет к большой войне и катастрофе.

Таким образом, нынешний формат конфликта укрепляет сложившийся на Украине политический режим, который на самом деле ближе всего к режимам ограниченной политической конкуренции, какие, например, имели место в некоторых странах Центральной и Восточной Европы в межвоенное двадцатилетие, а в ряде государств Латинской Америки (Бразилия, Гватемала) – после Второй мировой войны. Существует формальный плюрализм и реальная возможность сменяемости, но претендовать на реальную власть могут лишь силы одного политического спектра; те, кто находится за его пределами, сдерживаются и могут рассчитывать лишь на присутствие в парламенте.

Практика показывает, что подобные режимы могут существовать весьма долго, особенно имея внешнюю поддержку. А ею Киев, безусловно, располагает – если иметь в виду геополитический курс, а не конкретных персоналий у власти. Другое дело, что такая поддержка ограничена – воевать за Украину Запад не будет и помощь масштаба плана Маршалла не даст.

Грузинский сценарий изменения этого режима – вещь теоретически возможная, но маловероятная, ибо ряд обстоятельств препятствует успеху потенциального украинского Иванишвили. Так, на Украине конфликт ощущается острее, ибо она в 2014 г. потеряла территории, которые контролировала все годы независимости, тогда как Грузия утратила контроль над Абхазией в 1993 г., а над Южной Осетией еще раньше и война 08.08.08 лишь показала невозможность их возвращения. Главное же – если Грузия явно проиграла эту войну, то Украина может говорить о позитивной динамике. Кроме того, различия между грузинами и русскими всегда были очевидны, тогда как для Киева нынешний конфликт – это способ перекодирования значительной части населения, формирования нации на основе тезиса «Украина – не Россия». Наконец, эволюцию Грузии не надо преувеличивать. Между Тбилиси и Москвой дипломатические отношения не восстановлены, тогда как между Киевом и Москвой они не разрывались, и, сбавив накал антироссийской риторики, Грузия все равно движется в евроатлантические структуры.

Туда же движется и Украина. Проблемы страны в недалеком будущем очевидно будут нарастать. Уже сейчас из-за миграции на контролируемой Киевом территории осталось менее 30 млн населения (если судить по статистике потребления хлеба), то есть по сравнению с 1991 г. оно сократилось более чем на 40%. К тому же именно сейчас вступает в возраст смертности самое многочисленное поколение, послевоенное, а в возраст рождения детей – самое малочисленное, рожденное в годы независимости. Однако территория страны при этом сохраняет геополитическую ценность, и независимо от формального членства в НАТО Украина в ходе нынешней холодной войны вполне может получить у себя постоянное американское военное присутствие. Точнее – расширить его, ибо еще с весны 2015 г. на Яворовском полигоне длятся постоянно действующие маневры, в которых участвуют несколько тысяч военнослужащих НАТО, из них половина – американцы.

Что же касается самого приема в Альянс, то действительно многие западноевропейские государства выступают против этого, но и не выдвигают и внятной концепции внеблоковости Украины. Объективно такая внеблоковость была бы лучше всего гарантирована спецификой внутреннего устройства государства, когда вступление в военный союз требовало бы консенсуса регионов. Об этом говорил Генри Киссинджер в интервью журналу «Атлантик» в ноябре 2016 г.: «Я предпочитаю независимую Украину вне военных блоков. Если от Украины отделить две области Донбасса, она гарантированно станет постоянно враждебной по отношению к России. Украина тогда останется под властью своей западной части. Решение в том, чтобы дать этим областям Донбасса автономию и право голоса в военных вопросах. Но в остальном оставить их под управлением Украины». Но раз этот голос остается одиноким, значит и в западноевропейских странах отрицательное отношение к вступлению Украины в НАТО – лишь тактический выбор, который может измениться.

Не стоит думать, что само по себе исполнение Минских соглашений создаст такую модель, о которой говорит Киссинджер, ибо на самом деле «право голоса в военных вопросах» – это черта конфедерализации, а статус отдельных районов Донбасса по этим договоренностям и от федерализации далековат.

Поэтому даже при выполнении Минских договоренностей – хотя оно и маловероятно – политический режим вряд ли изменится.

Что же касается русских и русскоязычных жителей Украины, то в условиях невозможности изменения режима электоральным путем они будут стараться адаптироваться к существующей реальности, по крайней мере внешне.

Описанный инерционный сценарий, как я уже сказал, является базовым и наиболее вероятным. Однако он не единственно возможный из-за слабости украинского государства (в частности из-за роста влияния правых радикалов, которые могут стать параллельной властью), нестабильной ситуации в мире и непредсказуемости политики России, которая может счесть, что Киев нарушил некие установленные ею красные линии. В случае же обвала этого государства из-за внешних факторов идентификация большой части его нынешнего населения может достаточно быстро измениться, о чем говорит опыт как ХVII столетия, так и недавних десятилетий.

Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 20 апреля 2018 > № 2579563 Алексей Попов


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 20 апреля 2018 > № 2579562 Глеб Павловский

Прогулки с мечтателями

Перечитывая заново: недооцененные мысли Леонида Кучмы

Глеб Павловский – президент Фонда эффективной политики.

Резюме Отличие украинских угроз от того, что именуют «угрозами» в России, – их прямая, остро пережитая актуальность. Военная и экономическая нестабильность, деиндустриализация и риск столкновения с «щирыми патриотами», безудержный криминал и «политикум», дружно забалтывающий проблемы. В отличие от России, будущего Украина не боится – и движения к нему не боится. Ее настоящее опасней любого будущего.

В середине 1990-х наивных годов художники Комар и Меламид осуществили проект на грани страноведения и искусства. Он назывался «Выбор народа». Для этого заказали основательные исследования того, как жители разных стран представляют себе идеальную картину, картину-мечту. Опрос был весьма детальным и касался всего – жанра, тематики, колорита и даже размера картины. (Исследование проводилось фирмой «УЛТЕКС» по критериям международной организации маркетинговых фирм ESOMAR.) По его результатам художники брались за кисть – и писали картину, материализуя мечты народов.

Полотна выходили весьма различные. Так, например, русской мечтой оказалось «Явление Христа медведю» – что сегодня, 20 лет спустя, может показаться пророческим. Но самым необычным оказался пейзаж мечты украинца: леса, холмы и воды, белая хатка – истинно райский мир… без единого человека. Украинская мечта, единственная из всех народов, оказалась безлюдна.

Пустынный жизненный мир украинца мог означать что угодно, например – бегство от несносной украинской сложности в места, удаленные от всего, что болит и мешает быть нацией. Мечта о краях без предательства и измены – «зрады». Вековечное стремление Украины в Европу – это еще и жажда жизни в расчищенном безопасном ландшафте, к примеру таком: «Леса на горизонте, веселые пойменные луга, двадцать оттенков зеленого, простор, облака, влага, стрекозы, птицы, ветерок, восторг Божьего мира». Еще одно описание полотна Комара и Меламида? Нет, это украинский президент вспоминает свои родные места. (Здесь и далее курсивом выделены цитаты из книги Л. Кучмы «Украина – не Россия», М., 2003.)

2018-2-1-4

Забытая книга

Ровно 15 лет назад президент Леонид Кучма сообщил Украине, что написал объемный историко-философский труд. Через полгода книга вышла на русском языке, на котором и была написана; автор лично представил ее в Москве. «Украина – не Россия» –

дерзкое название тогда вызвало сенсацию, но ненадолго. Шли бурные времена. «Оранжевая революция» с последующими годами нестабильности, а затем новый Евромайдан и войны на востоке Украины стерли память о книге. Ее не прочли отчасти из-за раздражающего названия – глянув на обложку, решали, что содержание ясно и без того. Поучительный том миновал политический класс обеих стран накануне того, как они вошли в полосу конфликтов. И зря: Леонид Кучма надиктовал незаурядный политический трактат. Книга с более масштабной амбицией, чем то, к чему готовились мелочные элиты «нулевых».

Мое эссе – своего рода рецензия на политические мечты Украины о ее будущем. Я не затрагивал кейсов текущей политики, а лишь ряд нюансов, сегодня кажущихся вне мейнстрима. Старая книга Кучмы подвернулась мне под руку, как удобный гид по переулкам украинской мечты, ведь «украинский характер – сплошь и рядом мечтательный, склонный к перепадам настроения».

Мечта о двуедином народе

Украина в России считалась незаграницей. «Русский и украинский народы – это практически один народ». Часто повторяемый тезис оказался опасной гипотезой, если вспомнить о глубокой разнице поведения украинцев и русских в политике за последние 30 лет. Предположение, будто со всем этим Россия смогла бы справиться, ни на чем не основано, что показал 2004 и 2014 годы. А ведь еще до того, как распространилась мантра о «двуедином народе», Кучма предупреждал: «Нужно и полезно констатировать, напоминать и разъяснять, что Украина – не продолжение и не филиал России и вообще не Россия». Предупреждение осталось втуне. Все годы независимого существования ни в России, ни на Украине не велись политически значимые исследования друг друга. «Страны-сестры» ничего друг о друге не знали. Объяснить ли это революционными потрясениями, нехваткой финансирования или интереса, но 15 лет взаимное незнание укреплялось, пока не оборвалось «нежданной» революцией 2004 г. и первым Майданом. Как холодно отметил писатель Евгений Гришковец,

«Феномен заключается в том, что эмигрировала целая страна. Эмигрировала, разумеется, оставаясь в своих исторических и географических пределах. Но эмигрировала, то есть оторвалась, ушла, уехала, улетела… Разговоры и заклинания о том, что мы – братские народы, что нет никого нас ближе и неизбежно сближение и возвращение запутавшейся и обманутой Украины – все это глупости. Эмигранты не возвращаются».

В отличие от стран Восточного блока, Россия и Украина никогда не считали себя «похищенной Европой», и, отколовшись от СССР, в нее не вернулись. Европа не стала нам заново обретенной родиной, напротив – обе страны потеряли вход в большой мир. Сложилось два бездомных сознания, ревниво и огорченно всматривавшиеся друг в друга. Миры, затерянные один для другого. «Истина, что украинцы и русские – разные народы, для многих все еще не очевидна».

Мечта независимости

Подобно Австро-Венгрии, Советский Союз на склоне лет был дуалистической русско-украинской сверхдержавой. Скрытый дуализм последнего 30-летия, связанный с именами Хрущёва и Брежнева, отмечен доминированием украинских элит в Кремле. Леонид Кучма справедливо говорит, что «советский большевизм был нашим совместным творчеством, совместным наивным и злосчастным порывом к светлому будущему». Украинцы мечтали о независимости давно, а получили случайно. Независимая Украина вошла в 1990-е гг. с чувством приобретения, ведь независимость всегда – приток символического социального капитала и перераспределение административной ренты. Но это не захватывает всех поровну и создает новые противоречия – с теми, кто не получил ничего или лишился прежнего. Новообретенный суверенитет не компенсировал бытовых неурядиц.

Приезжавшему в Киев советских лет трудно было не отметить большую, чем в городах России, роль устроенного приватного быта. Конец Союза обратил частный статус в единственный. Сытная приватность, выглядевшая самодостаточной и позволявшая украинцу мечтать о чем-то большем, рухнула в нищую повседневность, не компенсированную ничем. Символика сбывшейся мечты о независимой Украине выглядела слабо на фоне мощных российских компенсаций. Казалось, что русские бежали от СССР с большей прибылью. Суверенная Украина утратила профессиональную медиаэлиту центральных СМИ, потеряла профессиональную дипломатическую службу и профессиональное ядро силовиков. Страна выпала и из мирового имиджевого шлейфа русской культуры. «Украина была частью имперской метрополии, а украинцы – частью имперской нации». Но капитал сверхдержавности отошел к России вместе с символическими авуарами и кадрами общеимперской элиты. А ведь еще у Москвы была сырьевая рента, по отношению к которой украинская «транзитная» смотрелась нищенски.

Все девяностые годы Россия огорчала (и соблазняла) Украину запасами своих имперско-советских ресурсов, внутренних и внешних. Но более всего Украине недоставало собственных позитивных историй успеха. И в новых свойствах раннего путинского режима украинец распознал то, чего недоставало его стране. Владимир Путин выглядел эталоном sucсess storу для Украины. Возникала украинская путинская мечта.

Мечта об украинском Путине

Аналитики неизменно отмечают отсутствие на Украине русского комплекса сильной державной власти. По достижении независимости здесь возникла развилка: в чем основание украинского единства – в нации, то есть в языке, или в государстве, то есть во власти?

В девяностые городская среда независимой Украины и ее публичность выглядели значительно отставшими от российской столичной среды. Украинский тип ресентимента диктовал постколониальный стиль политики. В лаге «отставания» поселилась заместительная утопия, где Россия стала эталоном успеха. Одна из предпосылок катастрофы кучмовской Украины – «ксерокс-модель»: упрямое копирование московских технологий. Даже создание никчемной партии власти под именем «За единую Украину!» несомненно вдохновлялось образом «Единой России». Еще сильней сказалось влияние образа Путина на украинские элиты. В нем увидели мага и волшебника власти, который решит любую проблему, возместив украинцу мучительный дефицит силы.

С начала нулевых в Киеве утверждается мем «Украине нужен собственный Путин». Характерно свидетельство об этом украинского оппозиционного политика, некогда руководителя штаба Ющенко Романа Бессмертных.

«Летом 2002 г. социологи из Киева показали: основным содержанием будущей президентской кампании должна быть ставка на “украинского Путина”... Образ нравился 72% избирателей… Даже политики-либералы повелись на определение “сильная рука”. Самообман украинского истеблишмента сейчас понятен. А летом 2002-го по штабам как марево разлилось: “Нужен свой Путин!”»

2018-2-1-5

Мечта о «Европе вдвоем»

«…Любят спрашивать: “Идем ли мы в Европу вместе с Россией или нет?”. Из-за размытости вопроса на него можно ответить и “да”, и “нет”… Что значит “идем в Европу вместе”? Это не лозунг и не заклинание, это констатация факта в самом его общем виде. Того факта, что и Украина, и Россия ясно обозначили совпадающий европейский выбор. Для Украины он полностью органичен, это ее цивилизационный выбор, сделанный в глубокой древности и, как говорится, никогда никем не отмененный. Мотивы России не столь очевидны»

Консенсус в политикуме «Однажды Украина войдет в Европу» почти не подвергался сомнению на Украине, но никогда не был популярен в российских элитах. Из России Европа не выглядела решением чего бы то ни было. Из Украины Европа казалась решением всего. Украинский проевропейский политик – тот, кто заявляет, что берется «привести Украину в Европу». В спектре политикума все, так или иначе, предлагают «пути в Европу». Политический бестиарий Украины – проводники в Европу, выдающиеся украинские европейцы в культуре и в бизнесе, и, разумеется, враги Европы, заполняют весь украинский ландшафт.

В 2004 г. Россия действительно попыталась использовать украинский транзит власти для стратегического перехвата – «Вдвоем в Европу!». Предполагалось сделать Россию контролером исполнения украинских еврообязательств. Но какие инструменты могли быть для этого? Развивая проект «Вдвоем в Европу!», Россия не стремилась к инкорпорации в порядок жизни западных сообществ. «Вдвоем» – означало со спутавшимися русско-украинскими сговорами, с их темноватыми подвалами. Войти в Европу так, чтоб Европа превратилась в вип-разновидность СНГ. В 2004 г. политический проект «Вдвоем в Европу» рухнул окончательно. Евгений Головаха: «Украинская элита, кроме маргинальной части, очень бы поприветствовала совместный с Россией поход в Европу. Однако о совместном марше сейчас уже трудно говорить» (2007).

Мечта о границе, или «две Украины»

«Мысль о границе никогда не переставала будоражить меня вплоть до окончания школы, и долгое время я был твердо убежден, что для взрослых это тоже игра… Пусть это была игра, но ведь была же какая-то причина, почему у такого сознательного комсомольца возникали подобные видения? Я никогда не задумывался об этой причине всерьез, но странный образ границы был отчего-то всегда рядом».

Колоссальную популярность приобрел выдвинутый в первые годы независимости философом Мыколой Рябчуком тезис о «двух Украинах» – подлинной и советизированной, галицийской и «восточной». Граждане делились на креолов и автохтонов. Но каким образом за четверть века избирательных и политических кампаний различия украинских земель и областей не изгладились, а напротив, стали непреодолимыми, пока не привели к мятежу на Востоке?

Представление об Украине как стране-мечте влекло за собой поиск виновников провала этой украинской мечты и криминализацию своих внутренних меньшинств. Все украинские национализмы были унитарными, внедрялись силой власти аппаратно, встречая при этом сопротивление. Тезис о двух Украинах – проекция административного унитаризма на воображаемое единство страны. Территориальные линии внутриукраинского раскола прошли по меже согласия или несогласия, признания либо непризнания внедряемого сверху «национального идентитета» Украины.

Закапсулированность украинской общественности выражена в феномене политикума – единого наименования для всех, кто занимается политикой либо рассуждает о ней. Стиль рассуждения политикума о будущем Украины – бегство от сложности своей страны, с выпадами в адрес целых классов и регионов, с намерением страну упростить, унитарно выровнять.

Украина – страна, внутри которой ее «политикум» определяет на местности границы внутренней идентичности «украинства». Отсюда тяга к территориальной сепарации «внутренних европейцев» от «внутренних азиатов». По мнению некоторых, внутренняя Европа Украины кончается на реке Збруч. Обвиняемыми оказывались донецкие, крымчане и Россия – люди за внутренней чертой. Характерная считалка львовского журналиста Остапа Дроздова:

«Украина плюс Галиция равно Европа. Украина минус Галиция равно Донбасс. Украина плюс Донбасс равно Донбасс…».

Внутри Украины «восточные» и «донецкие» жители описывались как второстепенные и худшие. И здесь опять возникает уравнение: где русскоговорящие, там «зрада». Политизация страны форсировала внутреннюю непримиримость. В России аналогичную фазу отдаленно можно искать разве что в 1991–1993 годы.

Мечта о деньгах и украинская вертикаль власти

С 1991 г. все киевские власти искали мотив для гражданина быть украинцем. Леонид Кучма таким мотивом выбрал выгоду и на этом выстроил вертикаль власти. В своей книге президент отметил склонность украинского характера к «ориентации на накопление». Это и был его принцип строительства власти – диктатура накоплений стала основанием украинской вертикали. Президент реорганизовал власть в вертикально интегрированную систему доступа к собственности сверху донизу. Преодолевая раскол двух Украин, Кучма строил общую пирамиду собственников, таким образом приучая их к национальной соборности. С нескрываемой симпатией автор «Украина – не Россия» вспоминает «Мой земляк, всегда добивавшийся своего, любил повторять, глубоко пряча улыбку: “Ми люди бiднi, ми люди темнi, нам аби грошi та харчи хорошi”». Государство Кучмы было проектом nation building через материальную выгоду. Но отсюда происходит и национальная модель коррупции, более озабоченная моментальной ликвидностью, чем властью в государстве.

Украинская и российская коррупция воспроизводят очень разные системы власти. Здесь отсутствует псевдогосударственная стыдливость русских и лицемерный ритуал непрямого согласия (то есть вербовки). Предложение делают прямо и немедленно его принимают. О феномене мгновенной продажности едва назначенного министра говорит Порошенко в интервью Колесникову. В отличие от русской модели сделки, «окэшивание» полностью закрывает вопрос, не задевая властных балансов.

Известный кейс перекупки голосов в апреле 2004 года. Голосование, уже почти выигранное Кучмой, было сорвано перекупкой десяти депутатских карточек за открыто названную сумму наличными, которая была собрана и выплачена немедленно (свидетельство Порошенко Колесникову). Не менее знаменит кейс с премьером Украины, у которого откупили выгодную для него политическую схему за миллиард долларов. В книге Михаила Зыгаря приведена ссылка на сильнейшие подозрения Кремля в 2004 г., что Виктор Янукович стал преемником, поскольку

«выиграл “тендер”, то есть предложил Кучме самую крупную сумму».

И все же несколько раз казалось, что государство Кучмы вот-вот заработает. Даже накануне Евромайдана конфликт Партии регионов («голубых») и оппозиции («оранжевых») еще мог перейти в устойчивую парламентскую фазу, чему помешала мстительность и жадность преемника.

2018-2-1-6

«Он что, сделал это из корысти? Он, один из самых богатых людей Европы? Или, может быть, из легкомыслия? Такой многоопытный... и уже сделав максимально возможную для себя карьеру? Но, может быть, он просто решил примкнуть к явно побеждающей стороне?» Кучма пишет такое вовсе не о Януковиче, которого сам и двинул в преемники. В 2003 г. он пишет это о другом своем герое – защищает Мазепу. Став лидером востока Украины, а затем ее президентом, Виктор Янукович подобно гетману Мазепе стал необычайно и подозрительно богат. Столь же коварный, но куда менее храбрый, чем гетман, он кажется примером «настоящего украинца», согласно автору книги отмеченного «ориентацией на накопление». Но этот-то украинский накопитель и взорвал государство Кучмы.

Мечта о немыслимом

«Наш человек постоянно опасается подвоха и обмана… даже несколько бравирует своей недоверчивостью. Но на что направлена его недоверчивость? На предметы и обстоятельства более или менее обычные и приземленные. А вот в вещи немыслимые он способен поверить с легкостью и даже с радостью». Украина трижды побывала в точке, когда ее мечты становились былью. Пустой ландшафт заселялся надеждами, и казалось, что будущее начинается сегодня. Впервые – в августе 1991 г., когда старинная мечта о независимости вдруг была востребована киевской партноменклатурой как модуль спасительного отрыва от ельцинской Москвы. Второй раз – осенью 2004 г., когда на улицах Киева разыгрывались драматичные сцены единения сановников Кучмы с народом в оранжевых шарфах. И третий раз, когда бегство президента Януковича в феврале 2014 г. вызвало умопомрачительный геополитический шквал в Европе.

Что же происходит с этой удивительной страной, которая будто сама себя не признает и все пытается обновиться, стать другой? Ее мечты осуществляются, но в необычном виде. Вот и мечта о внутренней границе «двух Украин» осуществилась, да настолько, что на внутренних границах вот-вот окажутся силы ООН. Пацифистская демобилизованная Украина ушла в прошлое, а еще лет пять назад это сочли бы невозможным. Мечта о сильном национальном большинстве, тоже, казалось, невозможная никогда, реализуется в новых границах «малой Украины».

Мечта о подавляющем большинстве

Революции, независимо от первоначального пафоса, всегда ведут к унификации своих стран. Украина не стала исключением. Мягкая вертикаль Леонида Кучмы, копившего государственный капитал, приучая земли Украины друг к другу, надломилась в «оранжевой революции» и окончательно рухнула с бегством Януковича. В дни «революции достоинства» Питер Померанцев говорил, что постмодернизм, развитый в путинской России, закончился в Украине на Евромайдане. Пока не видно, что это так, хотя постмодерновая «верткость» Системы РФ подверглась жестокому испытанию Украиной. А Украину «гибридная война» толкнула на русский путь.

После оборванной революции 2013–2014 гг. и потери территорий Украина оказалась в ситуации экзистенциального вызова. Состояние, сходное с тем, что Российская Федерация испытала после 1991–1993 годов. Удивительно ли, что киевская власть прибегла к сходным методикам выживания? Провоцирование западной помощи через симулируемую нестабильность. Внешне непокорный, но скрыто манипулируемый парламент. Удержание регионов в лояльности через предоставление им доступа к бюджету. Полувоенные структуры, лоббирующие интересы сильных домов – всё это мы повидали в России. Параллелизм в развитии наших обществ удивляет, ведь при такой остроте противостояния заимствований быть не должно. Конвергенция политик России и Украины выявляет глубинную связь наших стран.

Фактор симметрии правящих элит России и Украины – стремление сегрегировать население на граждан значимых и излишних. Раньше или поздней, в России и на Украине это привело к идее создания «подавляющего большинства». Если в России к этому вел отказ от политики «путинского консенсуса» 2000-х гг., то на Украине – отказ от территориальной соборности.

«“Украинским украинцам” пора привыкнуть к тому, что они – подавляющее большинство в государстве и поэтому несут за него особую ответственность. Должны вести себя не как столетиями униженное меньшинство, а как большинство, осознающее свои права, и прежде всего – обязанности»

(Игорь Грымов и Мирослав Чех, «Национальный вопрос: Украина как Европа»). Бюрократическая вертикаль Кучмы из места консенсуса превратилась в рычаг военно-административной и языковой унификации Украины. Порошенко движется «от Кучмы к Путину», используя внутреннюю войну для разглаживания той прежней, сложной Украины.

Экстраординарность «малой Украины» превращается в не произносимую вслух, но общепринятую аксиому, подводя к идее «подавляющего большинства» по-украински. Харьковский поэт Сергей Жадан пишет: «Оказывается, наше достоинство распространяется лишь на тех, кто в большинстве. На тех же, кто оказался в меньшинстве, оно не распространяется. Им достаются скорее наше высокомерие и невнимание, наша злость и наши страхи».

Вчера казалось, что это немыслимо. Сегодня Порошенко применяет военный коридор возможностей, как некогда использовал его Путин, но в другой технике игры. Шаг за шагом он освобождает себя от обременений старых олигархических схем и договоренностей. Поддерживает восхождение силовых элит «военного времени», дополняя прикормом региональных властей (не за счет сырьевых доходов, как в России, а частично децентрализуя бюджет). Когда порошенкова политика вертикали сомкнется с ресентиментом «подавляющего большинства», украинская власть приобретет иное основание, в чем-то аналогичное российской Системе.

Мечта о новой национальной элите

Книга Кучмы, необычная для правителей Евровостока рефлексия проблематичности своего государственного проекта, была написана, когда президент имел основания считать проект состоявшимся. Представляя ее в Москве в сентябре 2003 г., он верил, что украинское государство построено, и осталось лишь создать для него украинцев. Но выстроенная Кучмой вертикаль зашаталась еще до конца его президентского срока. Работа по созданию украинца перешла в чужие руки.

«Майдан был своего рода машинкой по переработке этнических русских, этнических евреев, этнических украинцев, наконец, в украинцев политических»

(Андрий Мокроусов, «ОЗ», 2007). Проблема лишь в том, что рабочий режим «машинки» не совпадает с украинской государственностью.

Циничному мему «революция – это сто тысяч новых вакансий» более двухсот лет. Украинская ситуация позволяет заглянуть в микрополитику революции. Разрушение старых систем – карьерный лифт новой. Умножение внутренних фронтов и парамилитарных группировок, с ними связанных, запустило карьерный эскалатор. По аналогии с «путинским консенсусом» 2000-х, на Украине сложился невольный консенсус, обосновываемый войной. Вынужденный военный консенсус почти невозможно оспорить. А это открывает ход его носителям, представляющим себя как новую национальную элиту. Те, кого Кучма 15 лет назад припечатал – «профессиональные украинцы», сегодня составляют актив Системы Украина.

Мечта о национальном триумфе: Система Украина

Перед тройным вызовом – революции в столице, России в Крыму и мятежа на Востоке нет ни возможности увильнуть, ни нужды доказывать, что ситуация чрезвычайна. Столкнувшись с буквальной необходимостью выживать, власть на Евровостоке становится экстраординарной. Она чрезвычайна уже четыре года, и на будущее сохранит ту же чрезвычайность. Это главный пароль, месседж и мотив Системы Украина.

«Мы видим в мирное время сосуществование конституционного правления с практиками чрезвычайных ситуаций, уподобляющих в духе прежних милитаризаций мирное время военному, но при этом действие конституционных норм не приостанавливается, а их нарушения, включая законодательные, стали фактической нормой»

(Игорь Клямкин, «Россия и Украина (2014–2017)», предисловие к книге «Какая дорога ведет к праву?», публикация на сайте Гефтер.ру).

2018-2-1-7

Европеизм больше не делит Украину надвое. Он превратился в государственную доктрину, удобную уже тем, что «Европа» – самый краткий и неопределенный пароль. Впрочем, никакой европеизации, кроме той, что присутствовала на Украине раньше, не происходит. Зато есть новое основание для власти. Государство Кучмы медленно и трудно собирало Украину вокруг целей выгоды в обстановке инертного миролюбия. То было государство национальной демобилизации. Только такое могло отступать перед бойцами Майдана или «вежливыми людьми» в Крыму. Но теперь его больше нет.

Проект соборной демобилизации рухнул, а на его месте возникли большие возможности. Появилось место для центральной власти, не обязанной больше вступать в сделку с другими силами на каждом шагу. И эта власть, что очень важно, не обязана быть излишне европейской, ведь она и так защищает Европу. Она стоит у ее границ как страж. Она распоряжается оставшейся территорией Украины как единым целым потому, что территория – все, что у нее осталось. Нет больше нужды вступать в диалог, нет нужды мириться с противниками. А вокруг много организованных людей с боевым опытом, которых при необходимости всегда легко привлечь. В руках властей они удобный полуавтономный объект управления.

Эксклюзивным объектом власти – ее опеки над страной и ее предприимчивости на мировых рынках – становится «деловое» распоряжение Украиной как уникальным интегрированным ресурсом. Такую страну легко перемещать из статуса суверенного национального тела в модус распоряжаемой собственности и даже товара. Или в ресурс военной импровизации группы лиц, также монетизируемый. Становится возможным возникновение у Системы РФ патологического двойника в виде Системы Украина.

Украина теперь другая страна. Она кое-чему научилась у «старшей сестры». Прежде всего тому, что на «землях зрады» надо стать глобальной вещью, чтоб уцелеть рядом с другой глобальной. До вызова России Украина была лишь малой страной – теперь она важное евроатлантическое достояние. Идея нового сдерживания России – подарок для постройки неопутинской вертикали власти на Украине, и этот подарок будет использован. Система Украина – уже не нация в Европе, а бастион в Трансатлантике. Стратегически важный плацдарм вправе рассчитывать на разнообразную помощь, от финансовой до военной. Низкую эффективность экономической помощи легко оправдать стратегической ее важностью. (Впрочем, так же поступала и ельцинская Россия в 1990-х.) Повышать свою стратегическую капитализацию легче всего, создавая кризисы и управляя ими. А с таким кризисным мультипликатором, как Россия с «мировым Путиным», топлива украинской Системе хватит надолго.

Мечта о творении из ничего, или Нация start up

Кучма цитирует Винниченко, писавшего о временах первой независимости УНР: «Мы были подобны богам, пытавшимся создать из ничего новый мир», и комментирует их: «Мало кто поймет его слова о “новом мире” из “ничего” так же хорошо, как я». Отличие украинских угроз от того, что именуют «угрозами» в России, – их прямая, остро пережитая актуальность. Военная и экономическая нестабильность, деиндустриализация и риск столкновения с «щирыми патриотами», безудержный криминал и «политикум», дружно забалтывающий проблемы. В отличие от России, будущего Украина не боится – и движения к нему не боятся. Настоящее опасней любого будущего.

То, что в России именуют «гаражной экономикой», на Украине зовется «стартап». Чрезмерная неэффективность государственного управления в экономике открывает эффективным амбициозным группам коридоры роста. Куда не двинешься – всюду найдешь ресурсы, и все для них выглядит как ресурс. Среда стартапов уже не станет ни «внутренней Европой», ни «внутренней Малороссией»: молодые вне олдскульной игры в «две Украины». Они люди из ниоткуда, то есть, собственно говоря, европейцы.

Киев торопит построение нового мобилизованного мира «из ничего». Строит его, кстати, то же кучмовское чиновничество. Здесь формируется завязь «Системы Украина». Отсюда доносятся пафосные сентименты о национальном триумфе, беззаветной борьбе с Путиным и рапорты о «неуклонной европеизации Украины». Здесь ведут неустанную борьбу со следами присутствия России: именами, топонимами, монументами и русским языком. Одержимая мечтой о границе, старая элита возводит новые фильтры и стены, чтоб не просочился «москаль». Ничего необычного – пароксизм военного состояния. Но одновременно в стране происходит нечто иное.

Пока пограничники гонялись за Кобзоном и Лолитой Милявской, хитом российской школоты-2017 стала украинская группа «Грибы» с песней «Между нами тает лед» (165 млн просмотров). Аудитории концертов модной киевлянки Луны (адовый дизайн-гибрид нормкора и Gosha Rubchinskiy) демобилизуют любые фронты. Молодые украинцы побеждают в номинациях российских премий. Летом 2017 г. Фонд Фридриха Эберта совместно с Центром Новая Европа провел обширное социологическое исследование молодежи 14–29 лет – 8 млн, примерно 20% населения Украины – «Украинское поколение Z: ценности и ориентиры». Эксперты заметят в этом некое микширование. Обычно принято различать т.н. «поколение Y» (начала 1980-х–1990-х гг. рождения) и «поколение Z» , рожденных между серединой 1990-х и «нулевых». Но авторы исследования полагают, что украинская поколенческая коалиция собирается именно вокруг поколения Z, которое «будет принимать ключевые решения в государстве в 2030 году».

Различимо раздвоение путей поколенческих коалиций. Власть – у союза советских старцев-бэбибумеров (к ней относится и Леонид Кучма) с поколением X, или рожденных в 1963–1982 годах. Здесь твердыня государственников old school. Заняв выгодные позиции и говоря о nation building, они имеют в виду финансирование своих должностей. Им противостоит новый альянс, поколения Y с поколением Z. Два поколения, возможно, строят разные Украины. Но в конце концов Украиной станет что-то одно.

В исследовании немало интересного. Так, меняется казалось бы вечная двойственность архитектуры страны. Место галицийского Запада, прежде эталона украинства, занял украинский Север. А что с мечтой о Европе?

«Молодежь Украины восхищается Европейским союзом, но не доверяет ему. Это недоверие является результатом убежденности в том, что Украину в ЕС не ждут, а членство является скорее мечтой, чем достижимой целью»

(«Украинское поколение Z: ценности и ориентиры». Киев. 2017). Старые мечты утратили власть над новыми украинцами, у них свои позитивные виды на будущее.

Киевские офисы стартаперов поколения Z поражают чистотой, тишиной и немосковским уютом. Они регистрируют свои предприятия в Польше или Сингапуре, работают на Украине и обходят фронты с помощью современных коммуникаторов. Для тех, кто отрицает невозможность работать удаленно, конфликт «внутренней Европы» с «внутренней Евразией» – абстракция. Герой для них не гетман Мазепа, а родившийся в Киеве Ян Кум, основатель WhatsApp.

Новое поколение Украины видит родину как баланс работы и личной жизни. Уверенность в себе – их главный критерий. Они обожают менять свои рабочие позиции внутри корпорации. Z более требовательны к жизни, лояльней френдам в сетях, чем политическому руководству, и требуют лояльности к себе от страны. Как и старцы-создатели независимой Украины, они не чужды ревности. Но ревнуют не к России (сама мысль о таком их насмешит), а к френдам на вечеринке, которую вдруг прощелкал. «Две Украины» Востока и Запада для них перестали существовать. Былую славу политтехнологов перехватили парни, умеющие связывать менеджеров, ученых и украинских плутократов. Творцы региональных инвестиционных экосистем. Тысячи украинских стартапов, некоторые из которых оцениваются в десятки и сотни миллионов долларов, вырастают, сказал бы Винниченко, «из ничего».

Возникает более интересная Украина. Здесь не ждут принятия европейских acquis communautaire и оптимальных условий. То, что одним кризис, другим – упоительная широта возможностей. Украина двух революций и четырех президентов доказала тщету следования стандартам «с точностью до двух вареников», как шутил у себя в книге инженер-конструктор Кучма.

Книга «Украина – не Россия» честно резюмирует: «мы до сих пор не до конца поняли, кто мы такие». Пустота полотна Комара и Меламида – целина отложенного будущего. Украина еще не вышла из роли европейского маргинала, мечтающего о невозможном. Но что такое невозможное? «Читая разного рода прогнозы, я не перестаю удивляться тому, как легко оракулы обращаются со словами “всегда” и “никогда”. У них на глазах целый мир к востоку от Одера полностью переменился за какие-то 10–12 лет, жизнь сотен миллионов людей стала совершенно другой, но оракулов это ничему не научило, они по-прежнему лишены воображения…».

Лаку-Лабарт отмечал, что неспособность Германии стать нацией и создать национальное государство сделала ее в ХХ веке средоточием мысли о Европе. Это можно сказать и об Украине, где европеизм проявляется в пробелах, паузах и мучительных недостройках идентичности. Неполнота национального государства как мотив тяги к Европе. Картина народной мечты о пустом пространстве – возможно, предвкушение европейской нации startup.

Поколение украинцев, которое сегодня вступает во взрослую жизнь, к 2030 г. будет уже в силе и славе. К тому времени полувоенная Система Украина, выполнив все что может, сама будет выглядеть архаично. Ревизия этого сундука недостижимых мечтаний едва ли отнимет у поколения Z много сил.

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 20 апреля 2018 > № 2579562 Глеб Павловский


Россия > Внешэкономсвязи, политика > minjust.ru, 20 апреля 2018 > № 2579028

19 апреля 2018 г. Правительство Российской Федерации одобрило разработанный Минюстом России проект федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (в части уточнения порядка отмены постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования)» в целях реализации Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 14 ноября 2017 г. № 28-П.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации следует внести изменения, гарантирующие эффективную государственную, в том числе судебную, защиту от незаконного и необоснованного возобновления уголовного преследования и от ограничения права на возмещение вреда лицу, в отношении которого уголовное дело либо уголовное преследование прекращено на досудебной стадии уголовного процесса. При этом необходимо не допускать ситуацию, при которой исключалась бы возможность отмены принятого на досудебной стадии постановления о прекращении уголовного дела или преследования, если выявились новые сведения о виновности лица и такая отмена нужна для восстановления справедливости и предупреждения совершения новых преступлений.

Законопроектом предлагается установить годичный срок, в течение которого прокурор или руководитель следственного органа вправе отменить постановление о прекращении уголовного дела или уголовного преследования. По истечении указанного срока такая отмена допускается только на основании судебного решения. Законопроект также регламентирует судебный порядок получения прокурором или руководителем следственного органа разрешения на отмену названного постановления.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > minjust.ru, 20 апреля 2018 > № 2579028


Россия > Внешэкономсвязи, политика > minjust.ru, 20 апреля 2018 > № 2579027

19 апреля 2018 г. Правительством Российской Федерации одобрен разработанный Минюстом России проект федерального закона «О внесении изменений в Федеральный закон «О судебных приставах» и Федеральный закон «Об исполнительном производстве» (в части перераспределения полномочий по распоряжению денежными средствами, поступающими во временное распоряжение Федеральной службы судебных приставов).

Законопроект разработан в целях снижения нагрузки на судебных приставов-исполнителей, повышения эффективности их деятельности, а также исключения случаев злоупотреблений, в том числе коррупционной направленности.

Предлагается исключить из полномочий старшего судебного пристава субъекта Российской Федерации право распоряжаться денежными средствами, находящимися на счете по учету средств, поступающих во временное распоряжение подразделения судебных приставов, и закрепить указанное право за главным судебным приставом субъекта Российской Федерации и старшим судебным приставом структурного подразделения Федеральной службы судебных приставов.

Также изменения коснутся терминологии Федерального закона «Об исполнительном производстве» в части уточнения наименования депозитного счета. В ряде статей закона слова «депозитный счет подразделения судебных приставов» будут заменены словами «депозитный счет структурного подразделения ФССП России или депозитный счет территориального органа ФССП России».

Россия > Внешэкономсвязи, политика > minjust.ru, 20 апреля 2018 > № 2579027


Россия > Внешэкономсвязи, политика > minjust.ru, 20 апреля 2018 > № 2579026

19 апреля 2018 г. Правительством Российской Федерации одобрен разработанный Минюстом России проект федерального закона «О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации и Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации в части уточнения оснований пересмотра и последствий отмены судебных постановлений по новым обстоятельствам».

Проект подготовлен в целях реализации Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 17 октября 2017 г. № 24-П, которым федеральному законодателю поручено предусмотреть возможность пересмотра вступившего в силу судебного постановления по новым обстоятельствам в связи с определением практики применения правовой нормы Президиумом или Пленумом Верховного Суда Российской Федерации только при условии прямого указания на придание сформулированной позиции обратной силы применительно к делам со схожими фактическими обстоятельствами. Конституционный Суд Российской Федерации также предписал законодательно закрепить недопустимость придания обратной силы толкованию правовых норм, ухудшающему положение граждан в их правоотношениях с органами государственной власти, органами местного самоуправления или организациями, наделенными публичными полномочиями, и установить срок, в течение которого допускается пересмотр дела по вышеуказанному основанию.

Проектом предусмотрено введение указанных ограничений в гражданском и административном судопроизводстве, а также шестимесячного срока для пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений по названному основанию.

Предлагаемые законопроектом изменения будут способствовать единообразию судебной практики и обеспечению баланса прав и законных интересов субъектов правоотношений.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > minjust.ru, 20 апреля 2018 > № 2579026


США. Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 апреля 2018 > № 2578366

Макрон — ближайший советчик Трампа?

Ашиш Кумар Сен (Ashish Kumar Sen), Atlantic Council, США

После совместного удара США и союзников по Сирии, французского президента Эммануэля Макрона стали считать ближайшим советчиком Трампа. Станет ли такой союз спасительным для Европы и мира? 15 апреля Эммануэль Макрон сказал, что уговорил президента США Дональда Трампа не выводить войска из Сирии. «10 дней назад Трамп заявил, что «США должны вывести войска из Сирии». Мы убедили его оставить их на более длительный срок», — сообщил Макрон во время телеинтервью.

Французский президент также отметил, что после того, как Трампа «немножко занесло с твитами», он убедил его «ограничить удары по объектам хранения химического оружия». С тех пор Макрон пытается откреститься от этих комментариев. На прошлой неделе, обращаясь к России через Твиттер, Трамп написал, что ракеты, которые прилетят в Сирию, будут «красивыми, новыми и умными». Через день президент твитнул уже следующее: «Я никогда не говорил, когда состоится атака на Сирию. Может очень скоро, либо вообще не так скоро».

Трамп и Макрон сформировали уникальный союз. Они оба выступали от имени объединенной операции США, Великобритании и Франции за нанесение удара по предполагаемым объектам хранения химического оружия в Сирии. В июле 2017 года американский президент посетил Францию, чтобы присоединиться к чествованию Дня взятия Бастилии. Он был настолько поражен этим празднованием, что предложил организовать еще больший и лучший военный парад в Вашингтоне.

Государственный обед станет моментом истины

24 апреля Макрон приедет к Трампу на государственный обед — первый в истории нынешней администрации. Трамп и Макрон сформировали нехарактерную парочку. У них — немного общего: оба вступили в популистскую горячку и оба получили неожиданную победу на выборах. А также оба разрушают устоявшиеся представления о политике. «Для президента Франции, какими бы ни были его политические убеждения, важно иметь хорошие отношения с президентом США, который, несмотря на все, является наиболее влиятельным человеком мира», — говорит Жерар Аро, посол Франции в Соединенных Штатах. Сейчас Макрон довольно успешно идет к своей цели.

Аро, как и СМИ, называет нынешние отношения двух лидеров «бромансом». «Это просто взаимный интерес двух сторон», — говорит посол. Трамп и Макрон имеют некоторые различия во взглядах. Например, по ядерной сделке с Ираном (от которой американский президент хочет избавиться) и Парижского климатического соглашения (от которого Трамп и вовсе отказался). Макрон выступает в поддержку обоих договоренностей. «Очень важно, что наши президенты могут провести взрослый разговор как о том, что их объединяет, так и о том, что разделяет, — говорит Аро. — У них как джентльменские соглашения, так и джентльменские разногласия».

С начала своего президентства Макрон позиционирует себя надежным партнером для Трампа. Это стало возможным благодаря серьезным политическим движениям в Европе. Великобритания продолжает бороться с последствиями своего решения выйти из ЕС, немецкого канцлера Ангелу Меркель длительное время отвлекало многомесячное формирование коалиции. Более того, в отличие от Макрона, чей президентский срок не совпал с годами правления Барака Обамы, тесные отношения Меркель с экс-президентом США могут даже стать своеобразной преградой для формирования подобного союза с Трампом. А потому «мы переживаем наши 15 минут славы», как говорит Аро о Франции. С какими вызовами столкнется Макрон, став публичным европейским партнером Трампа, который крайне непопулярен во Франции?

Джефф Лайтфут, эксперт «Атлантик консула», напомнил о недавнем опросе Le Figaro, согласно которому 9 из 10 опрошенных очень негативно относятся к американскому президенту. «Для большинства французов он является воплощением всех худших черт американцев… в некоторой степени прообразом отвратительного американца», — добавил эксперт.

Лайтфут считает, что государственный обед станет моментом истины. По словам эксперта, самым большим вызовом для Франции, а также для большей части Европы, является желание Трампа иметь антистатус-кво и перевернуть международный порядок, основанный на конкретных правилах.

«И это то самое место, где ставки слишком высоки для Макрона», — говорит Лайтфут. Если, несмотря на встречу с французским президентом, Трамп все-таки решит разорвать ядерную сделку с Ираном, а ЕС не получит долгосрочную отсрочку действия американских тарифов по стали и алюминию, то, по мнению Лайтфута, французы должны спросить Макрона: «Что тебе дают отношения с Трампом?»

По словам посла Аро, в фокусе предстоящей встречи двух президентов будет тема трансатлантического единства. «Европа и США вместе — таким будет главный месседж Макрона».

«Американское общество имеет соблазн идти в будущее самостоятельно, — говорит Аро. — Мы хотим повторить наш месседж о том, что лучше оставаться вместе и объяснить, как мы можем это сделать».

Трамп скептически относится к такому многостороннему подходу. Аро признает, что существующая модель кооперации нации не всегда была эффективной. И именно ООН, по словам посла, служит наиболее ярким доказательством. «Мы нуждаемся в новом и эффективном многостороннем подходе. Мировой порядок, где доминирует Запад, распадается. Как решить эту проблему?» — спрашивает Аро.

После того, как Трамп раскритиковал союзников НАТО за то, что те не смогли прийти к согласию в вопросе расходов на оборону, американский президент попытался более тесно сотрудничать со своими европейскими партнерами. И уже год спустя США самостоятельно ударили ракетами в ответ на химическую атаку в Сирии. Поэтому 13 апреля, столкнувшись с аналогичным вызовом, Трамп объединился с Макроном и премьер-министром Великобритании Терезой Мэй. Поэтому Трамп достучался и до европейских лидеров. А 27 апреля, через три дня после встречи с Макроном, он будет приветствовать в Белом доме Ангелу Меркель.

Вызовы Макрона во Франции

Чтобы стать надежным партнером Трампа в трансатлантическом пространстве и Меркель в Европе, Макрон должен заручиться поддержкой собственного народа.

«Французский президент должен сделать две вещи, которые позволят ему стать на европейской арене тем реальным игроком, которым в течение последних лет была Меркель, хотя сейчас ее роль и слабеет, — говорит Фрэнсис Беруел, представитель инициативы Atlantic Council's Future Europe. — Одно дело экономическая политика, другое — дипломатическая. Он должен показать, что его союз с Трампом не только в интересах США и Франции, но и в интересах Европы тоже».

Французский президент несколько забуксовал во внедрении своих ранних экономических реформ. И он продолжил над ними работать, продвигая в том числе изменения в трудовое законодательство. Это должно повысить уровень конкурентности Франции на международной арене. Политическое движение Макрона En Marche! (Вперед!) имеет большинство во французской национальной ассамблее. Здесь он имеет законодательное преимущество. Однако на улицах все же случаются протесты.

Макрон хочет осуществить «комплексную экономическую реформу, которая позволит Франции двигаться вперед». И, по словам Беруел, от этих начинаний зависит немало.

Если французский президент пойдет на уступки местным рабочим, или его реформы провалятся, это значительно ослабит его позиции, предостерегает Беруел. «Если Франция действительно хочет стать немецким партнером на ближайшие несколько лет и осуществить совместную реформу еврозоны, надо начинать с формирования прочного внутреннего тыла», — добавляет эксперт.

США. Франция > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 апреля 2018 > № 2578366


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter