Всего новостей: 2103820, выбрано 27068 за 0.095 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
Россия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 мая 2017 > № 2163027

Сирийская вооруженная оппозиция проявила неконструктивный подход, голословно обвинив ВКС РФ в нанесении удара по своим позициям, Генштаб РФ опровергает эти данные; таким образом представители вооруженной оппозиции САР пытаются надавить на страны-гаранты, заявил глава российской делегации на переговорах в Астане Александр Лаврентьев.

"Сирийская вооруженная оппозиция, к сожалению, в очередной раз проявила неконструктивный подход — прибыла в столицу Казахстана и через какое-то время, как мы считаем, голословно, обвинила ВКС РФ в нанесении бомбовых ударов по позициям умеренных группировок. Наши представители Генштаба эту информацию опровергают, приводят данные объективного контроля, которые свидетельствуют о том, что российская авиация не наносила каких-либо ударов по районам", — сказал Лаврентьев на брифинге в среду.

"Вызывает сожаление тот факт, что это уже не первый случай, когда представители сирийской вооруженной оппозиции пытаются таким образом надавить на представителей стран-гарантов и участников астанинского процесса, таким образам надеясь выторговать какие-то дополнительные более благоприятные условия. Мы до сих пор считали и считаем, что все вопросы должны решаться за столом переговоров", — отметил он.

Россия. Сирия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 мая 2017 > № 2163027


Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 мая 2017 > № 2163019

Осужденный условно оппозиционер Алексей Навальный не имеет шансов стать зарегистрированным кандидатом на выборах президента России в 2018 году в связи с вынесенным ему приговором, считают опрошенные РИА Новости эксперты; при этом некоторые отмечают, что возможное обжалование им приговора в Европейском суде по правам человека будет очень сложным.

Кировский областной суд в среду подтвердил пятилетний условный срок Навальному по делу о растрате более 16 миллионов рублей компании "Кировлес". Адвокат Навального Вадим Кобзев сообщил, что защита обжалует в Европейском суде по правам человека повторный приговор по этому делу. Первый приговор, тоже 5 лет условно, был отменен Верховным судом РФ как раз после того, как Страсбургский суд нашел нарушения прав подсудимых на процессе.

Ранее Навальный заявлял о намерении баллотироваться на выборах президента России в 2018 году.

Навальный не сможет выдвинуть свою кандидатуру

Ведущий эксперт Центра развития современного права Дмитрий Морев пояснил, что исходя из существующего законодательства никаких шансов на выдвижение и на регистрацию в качестве кандидата у Навального нет.

"Я лично как юрист никаких шансов на выдвижение, на регистрацию в качестве кандидата не вижу. Потому что у нас действует два закона: закон о выборах президента и закон об основах российской избирательной системы, которые ограничивают людей, привлеченных к ответственности, осужденных за тяжкие преступления, в возможности занимать выборные должности, в том числе должность президента", — сказал собеседник агентства.

Его коллега политолог Андрей Колядин также отмечает, что в нынешней системе "законодательных координат" Навальный не может выдвинуть свою кандидатуру, что, по мнению эксперта, "абсолютно не принижает" Навального в правах как политика. "Я думаю, что он и будет заниматься политикой. Да. Но пока нет иных решений, пока он не опротестовал это в высших инстанциях, и высшие инстанции не приняли соответствующие решения, отменяющие действующее законодательство, естественно, что он не сможет стать кандидатом", — считает политолог.

Законодательство отвечает общественным интересам

При этом, говоря о возможных протестах сторонников Навального в связи с тем, что он не может выдвинуться на грядущих выборах, Морев напомнил, что общество должно понимать, что все ограничения, которые есть в законодательстве на сегодняшний день, направлены на ограничение проникновения криминала во власть.

"Закон на самом деле отвечает всем нашим общественным интересам. Они принимались не против Навального в свое время, они принимались как раз-таки по настоянию общественности, в том числе демократической и либеральной", — подчеркнул эксперт.

Колядин, говоря о возможной агитации, отметил, что Навальный занимает сейчас "прекрасную позицию", так как всегда проще оппонировать власти, "говорить о том, что вот эта власть не умеет решать, а мы сможем решить — это находится в более выгодной позиции".

"Потому что не нужно решать вопросы финансирования, не нужно решать вопросы каких-то экономических проблем, внешнего окружения и так далее, всегда сказать о том, что – да, я справлюсь – легче, чем находиться на этом месте и справляться", — пояснил политолог.

Обжалование в ЕСПЧ

Член президентского Совета по правам человека (СПЧ), сопредседатель ассоциации по защите избирательных прав "Гражданский контроль" Александр Брод полагает, что суд должен более четко аргументировать, почему приговор Навальному был оставлен в силе, и дать возможность общественности познакомиться с документами, касающимися этого дела, чтобы избежать двусмысленного толкования.

"Я сам не являюсь поклонником Навального, но история с этим делом стала резонансной, и не должно быть никаких неясностей, двусмысленностей относительно решения суда. Поэтому считаю, что суд должен более четко аргументировать свою позицию – почему он оставил приговор в силе", — сказал Брод РИА Новости.

Говоря о намерении защиты обжаловать это решение в Европейском суде, он отметил, что уже существует мнение ЕСПЧ, который указывал на ряд процессуальных нарушений в ходе проведения следственных мероприятий. Это, по мнению правозащитника, вновь подтверждает, что действия следственных органов и судебной власти должны быть прозрачными и понятными всем гражданам.

"Уже появилось немало комментариев относительно того, что решение суда имеет политический, конъюнктурный характер, и сделано это якобы для того, чтобы Навальный не смог принять участие в выборах президента. Чтобы избежать всех этих двусмысленностей, считаю, что суд должен более четко аргументировать свои доводы, а также дать возможность и журналистам, и правозащитникам, и экспертам познакомиться с документами, касающимися этого дела", — подчеркнул Брод.

Колядин отметил, что обжалование приговора в ЕСПЧ будет "очень непростым процессом", так как для этого нужны воля, сроки, и необходимо, чтобы решение этой инстанции было воспринято нашим государством. "Что не факт, ибо международное законодательство имеет скорее рекомендательный характер – ну, не то чтобы рекомендательный, но есть некие правила изменения в соответствии с международным законодательством в законодательство страны суверенной, потому что вмешательство в суверенитет любой державы не предусмотрено, и международным законодательством в том числе", — заключил политолог.

Ранее российская сторона, подчеркивая, что в целом выполняет решения ЕСПЧ, неоднократно выражала несогласие с позицией суда по различным делам и обвиняла его в предвзятом отношении к РФ. Так было, в частности, с решением ЕСПЧ, который постановил, что РФ должна выплатить бывшим акционерам ЮКОС около 1,9 миллиарда евро компенсации за нарушение их прав на судебную защиту и справедливое судебное разбирательство. В связи с этим делом Конституционный суд РФ заявил, что Москва будет реализовывать только те постановления, которые соответствуют национальной конституции.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 мая 2017 > № 2163019


Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 мая 2017 > № 2163001

Решение Интерпола о снятии с розыска экс-президента Украины Виктора Януковича не повлияет на начало судебного процесса против него по обвинению в государственной измене, сообщил в среду заместитель генпрокурора Украины Евгений Енин.

Ранее адвокат экс-президента Юрий Кирасир сообщил, что Интерпол документально подтвердил, что снял с розыска Януковича.

"Последние решения Интерпола о снятии с международного розыска представителей режима Януковича связаны прежде всего с несовершенством уголовно-процессуального законодательства Украины в части избрания меры пресечения в виде содержания под стражей… В то же время, указанные решения Интерпола не имеют никакого значения для начала судебного процесса по обвинению Виктора Януковича в государственной измене, который начнется 4 мая этого года", — написал Енин на своей странице в Facebook.

Оболонский районный суд Киева в четверг начнет предварительное заседание по делу Януковича, которого украинское следствие обвиняет в госизмене. Согласно украинскому законодательству, все судебные процессы в стране являются открытыми, за исключением случаев, когда это противоречит требованиям о государственной, коммерческой или банковской тайны, или когда стороны обоснованно требуют конфиденциального рассмотрения дела.

Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 3 мая 2017 > № 2163001


Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 3 мая 2017 > № 2162694

Британский парламент прекратил свою работу до выборов

Парламент Великобритании прекратил свою работу перед досрочными выборами, которые должны пройти в стране 8 июня.

Согласно британскому законодательству, парламент распускается за 25 рабочих дней до выборов.

Парламент был распущен в 00:01 по лондонскому времени (BST) 3 мая.

С этого момента любые виды деятельности законотворческого органа Великобритании приостанавливаются, а депутаты теряют статус членов парламента. Им дается несколько дней, чтобы собрать вещи и покинуть рабочие места.

При этом премьер-министр Тереза Мэй и члены ее правительства продолжат работу до выборов.

В среду Мэй должна посетить королеву Елизавету II, чтобы сообщить ей о роспуске парламента, а также о том, что начинается избирательная кампания.

Партии еще не объявили о своих предвыборных лозунгах и программах. Однако они уже начали спорить о планах по бюджетным расходам и налогам.

Лейбористская партия пообещала заморозить закрытие больничных стационаров, увеличить зарплаты работникам системы здравоохранения, нанять дополнительно 10 тысяч полицейских и увеличить налоги на корпорации.

Консервативная партия, возглавляемая Мэй, назвала этот план "бомбой". Министр по выходу Великобритании из ЕС Дэвид Дэвис назвал обещания лидера лейбористов Джереми Корбина бессмысленными и безответственными.

Тереза Мэй в воскресенье заявила, что у нее нет никаких планов по увеличению налогообложения.

Глава правительства Британии 18 апреля попросила парламент объявить досрочные выборы 8 июня - на три года раньше срока. Она объяснила это необходимостью сохранения стабильности в период, когда страна начала переговоры о выходе из ЕС.

Опросы показывают, что Консервативная партия во главе с Мэй, скорее всего, одержит победу на выборах.

Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 3 мая 2017 > № 2162694


Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 3 мая 2017 > № 2162690

"Брексит": развод по-европейски, или кто и кому сколько должен

Газета Financial Times на основе собственных расчетов сообщила, что счет за "брексит" подскочил с ранее озвученных 50-60 млрд евро до 100 млрд евро из-за ужесточения требований со стороны стран-членов союза.

Это примерно 4% британского ВВП за 2016 год.

Документ, содержащий рекомендации по процессу "брексита" для стран Евросоюза, опубликован главным переговорщиком о выходе Британии из ЕС со стороны объединения Мишелем Барнье.

Десятистраничный документ содержит три главных вопроса, по которым в первую очередь должны быть достигнуты удовлетворяющие обе стороны договоренности:

защита прав граждан ЕС в Великобритании;

финансовые обязательства Великобритании перед остальными странами Союза;

оборот товаров на рынках ЕС до завершения процесса выхода Великобритании из ЕС.

Урегулирование этих вопросов - это первая фаза переговоров, без которого "упорядоченный выход" Великобритании из Евросоюза невозможен, сообщает документ.

По третьему пункту особых разногласий с Брюсселем у Лондона, по всей видимости, не возникнет. Однако присутствие граждан ЕС в Соединенном Королевстве - тема очень болезненная, прекратить неконтролируемую миграцию в страну обещают лидеры всех политических партий, и накануне выборов эти обещания приобретают дополнительную важность и вес.

Что же касается урегулирования финансовых претензий ЕС к Великобритании, британский министр по выходу из Евросоюза Дэвид Дэвис уже заявил, что 100 млрд - сумма фантастическая, и платить ее Лондон не будет.

Риторика обеих сторон в последнее время ужесточается с каждым днем. Президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер, согласно просочившимся в прессу сведениям, заведомо считает переговоры по "брекзиту" почти провальными и полагает, что британский премьер-министр Тереза Мэй живет "в другой галактике". Мэй, в свою очередь, заявила, что Брюсселю будет "дьявольски трудно" вести с ней переговоры.

Представленный сегодня план внешне соответствует господствующим настроениям: по прочтении его складывается впечатление, что Соединенное Королевство - это вечный должник Евросоюза, в то время как Брюссель должен Лондону разве что рождественскую открытку. Для более тщательного прочтения документа обозреватель Би-би-си Михаил Смотряев обратился к доценту кафедры европейского права МГИМО МИД России, кандидату юридических наук Николаю Топорнину.

Николай Топорнин: Помимо положений теоретического характера - задачи, цели, природа соглашения, - в документе есть и директивные целевые ориентировки для делегации, которая будет представлять ЕС на переговорах с Великобританией. И здесь уже четко обозначены те маркеры, которыми будут руководствоваться переговорщики. Это все-таки позиция 27 государств-членов ЕС, и в документе отражен их единый подход к переговорному процессу. Очевидно, что этот документ призван защитить интересы только одной стороны - ЕС.

Да, в нем говорится о необходимости достичь взаимопонимания, а также озаботиться правовым статусом британцев, живущих и работающих на территории континентальной Европы. Говорится о необходимости плодотворного сотрудничества - все эти слова в документе присутствуют. Но в целом он отвечает интересам "ЕС-27" - остальных стран-членов союза, которые нашли свое отражение в главных принципах переговорного процесса, изложенных Дональдом Туском еще в конце марта.

Би-би-си: Когда дело доходит до конкретики, первое крупное положение документа - это права граждан ЕС после "брексита". Второе - финансовые взаиморасчеты между сторонами, грубо говоря, кто кому и сколько должен, а как именно эта сумма будет выплачиваться.

Н.Т.: Даже не как именно она будет выплачиваться, а как она будет рассчитываться. Главное - это же не выплата, главное - это рассчитать сумму финансовых претензий, в данном случае, со стороны Брюсселя. Подход Евросоюза здесь изложен достаточно четко.

В пункте 24 говорится, как будут достигаться параметры финансового соглашения. Первое: будет учитываться бюджет Евросоюза и взносы в него Великобритании - в среднем это 12-13 миллиардов евро ежегодно. С другой стороны, из бюджета ЕС Лондон получал деньги на те или иные программы в Великобритании.

Второе: Великобритания является участником различных финансовых институтов Евросоюза, например, Европейский инвестиционный банк, Европейский центральный банк. Это очень важные органы, хотя они финансируются не только из бюджета ЕС, но и за счет взносов, налоговых отчислений. Европейский инвестиционный банк как раз и был создан для того, чтобы вкладывать деньги в развитие экономик стран-членов. То есть в Брюсселе посмотрят, сколько этот банк выплатил денег Великобритании.

Третий момент - это различные специализированные фонды и финансовые образования, связанные с реализацией политики Европейского союза, например, Европейский фонд развития, Европейское управление по беженцам. Есть определенные цифры, которые фигурируют в бюджетах этих организаций, их тоже можно предъявить Великобритании: мол, вы за время существования Европейского фонда развития получили от него столько-то миллиардов евро, пожалуйста, верните эти денежки обратно.

То есть вполне можно указать конкретные суммы, и когда все они складываются, получается финальная сумма, которую Соединенное Королевство должно выплатить Евросоюзу. По мнению Брюсселя, разумеется. В самом тексте о конкретной сумме, разумеется, не говорится. Интересно, что прошлой зимой говорили о 30 млрд евро, потом, когда позиция Великобритании стала проявляться более выпукло, стали говорить о 60 млрд, теперь это уже порядка 100 млрд. То есть даже в Брюсселе пока нет понимания, сколько же Великобритания должна выплатить.

Би-би-си: 29-й пункт соглашения, кстати, содержит положение о том, что все это должно происходить таким образом, чтобы Евросоюз потерпел минимальные неудобства от того, что Великобритания больше не вносит в него взносы. В следующем пункте, помимо всего прочего, даже предусмотрены компенсационные механизмы за будущие финансовые разногласия. По эту сторону Ла-Манша, однако, популярен тезис, что все это время Великобритания состояла в ЕС не бесплатно, и вообще никому ничего теперь не должна. Министр по делам "брексита" Дэвид Дэвис считает, что платить по счетам надо, но сколько именно, решать будут в Лондоне, а не в Брюсселе. Тут возникает правовая коллизия: кто здесь главный?

Н.Т.: Я тоже обратил на это внимание. Мне, как юристу, тоже было интересно, какое право и какие процедурные аспекты таких юридических соглашений будут здесь применяться. Насколько я понял, Брюссель справедливо полагает, что до тех пор, пока Великобритания не вышла из состава Европейского союза (то есть пока не завершился предусмотренный статьей 50 двухлетний этап переговоров), то применятся право Европейского союза. Согласитесь, это логично.

Иначе говоря, если возникнут какие-то разногласия - а они обязательно будут, - будет применяться право ЕС, и высшим судьей будет Европейский суд в Люксембурге. Мне кажется, это принципиально: здесь Великобритания вряд ли сможет возразить, потому что она ведь формально является членом ЕС, и будет им как минимум до 29 марта 2019 года. Соответственно, она руководствуется действующим европейским законодательством, той его частью, которая закреплена учредительными соглашениями, в первую очередь, Лиссабонским договором.

Так что с юридической точки зрения, на мой взгляд, все просто и понятно: последнее слово будет оставаться за Европейским судом в Люксембурге.

Би-би-си: Тут возникает вопрос, как быстро это слово будет произнесено - ведь разногласия, как мы уже понимаем, безусловно, возникнут, а европейская бюрократия заслуженно пользуется репутацией неповоротливой…

Н.Т.: Есть определенные стандарты так называемого "нормального правосудия". Я думаю, у суда есть дела, которые должны рассматриваться в первоочередном порядке. Я думаю, в связи с тем, что срок выхода Великобритании четко оговорен, значит и суд, если такие дела к нему поступят, должен будет их рассматривать вне очереди. Другой вопрос, как к этому отнесется Великобритания, но с правовой точки зрения здесь все понятно: будучи членом Евросоюза, она должна руководствоваться решениями суда ЕС, иное здесь невозможно.

Если бы, к примеру, Россия спорила с Евросоюзом, то она могла бы не принимать решения суда ЕС, он для нас не имеет юрисдикции. Тогда мы могли бы говорить либо о каком-то международном суде, типа Стокгольмского арбитража, или о третейском разрешении конфликта. Но Великобритания-то является страной Евросоюза, она же не заявила о том, что с момента объявления "брексита" европейское право на них не распространяется. Это даже сложно себе представить.

Би-би-си: Тем не менее, попробуем. С правовой точки зрения, может ли сложиться ситуация, когда Лондон заявляет: "Все, мы с вами договориться не можем, мы выходим из ЕС немедленно и в одностороннем порядке". Может ли это действительно быть сделано быстро, в одностороннем порядке и, понятное дело, не считаясь с последствиями. Возможно ли такое решение, и будет ли оно юридически признано?

Н.Т.: Если Великобритания заявляет, что право и договоренности с ЕС не имеют для нее никакого значения, и она в одностороннем порядке его не применяет и не будет им руководствоваться - это в чистом виде правовой и политический дефолт. Откровенно говоря, я мало в это верю. Великобритания - страна, которая очень уважительно относится к международному праву.

Теоретически, такая возможность есть - в сфере права и политики нет ничего невозможного. Посмотрите, как вольно относится к международному праву Дональд Трамп. Какими международно-правовыми документами он руководствовался? Да никакими!

Так же и здесь: если в результате выборов 8 июня к власти придут не консерваторы, а, скажем, UKIP, они могут сказать: "Да вообще ничего платить не будем! Выходим из ЕС - и до свидания!" Конечно, такое возможно, но вероятность этого крайне мала. Иначе правовые конструкции в Европе просто рухнут.

Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > bbc.com, 3 мая 2017 > № 2162690


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 мая 2017 > № 2162603 Константин Эггерт

После Путина понадобится свобода слова для монархистов и леваков, ЛГБТ и гомофобов

Константин Эггерт, Deutsche Welle, Германия

Пару лет назад я был участником конференции, посвященной Всемирному дню свободы печати, которую ЮНЕСКО организовала в Риге. Глава этой организации, выпускница МГИМО болгарка Ирина Бокова, тогда надеялась занять должность генерального секретаря ООН. В этом ее поддерживал Кремль. Поэтому на конференции тема свободы слова в странах постсоветского пространства, особенно в России, была, мягко говоря, не центральной.

Кто лучше — Путин или Рахмон?

С одной стороны, госпожа Бокова была по-своему права: стоило поговорить с коллегами, например из Таджикистана Эмомали Рахмона, чтобы понять — в России дела совсем не так плохи, как могли бы быть. С другой — достаточно было включить телевизор в гостиничном номере где-нибудь в дальнем зарубежье, чтобы понять — настоящая свобода слова при Путине остается недостижимой мечтой.

Этот вроде бы праздничный день 3 мая, Всемирный день свободы печати, мы, российские журналисты, должны встречать без особой радости. Все опросы общественного мнения в России показывают: свобода слова для россиян большой ценности не представляет. Вместе с выборами она стоит у них на одном из последних по важности мест. Также нашим согражданам близка идея цензуры. Ее поддерживает более половины респондентов.

Впрочем, выскажу догадку: под цензурой русские люди, скорее всего, понимают не политические ограничения, а сокращение показа насилия на ТВ, прежде всего в прайм-тайм. Но в целом российская публика в большинстве своем совершенно не видит связи между тем, что ей важно в жизни, и свободной журналистикой. Наша работа нужна и важна очень маленькому меньшинству.

Защитники Ельцина и наследие «лихих девяностых»

Так было не всегда. В девяностые годы журналистика России была намного более свободной, несмотря на олигархические медиавойны. Мало кто помнит сегодня, что на государственном телеканале РТР (ныне «Россия 1») во время первой чеченской войны критики политики Бориса Ельцина появлялись не менее, если не более часто, чем адвокаты Кремля. Я вообще отказываюсь посыпать голову пеплом по поводу ангажированности большинства журналистов во время противостояния президента и парламента в октябре 1993 года или президентских выборов 1996 года.

Никогда не забуду коммунистические пикеты весной 1996 у здания «Известий» на Пушкинской площади, где я тогда работал. Их участники выстраивались перед главным входом с плакатами типа «Ж..ды из „Известий"! Скоро погоним вас поганой метлой!» Поддерживать в этих обстоятельствах абстрактную идею объективности и беспристрастности казалось нам самоубийственным. Своего (нашего) выбора тогда я не отрицаю и не стесняюсь его.

Разумеется, никто тогда не мог себе представить, что случится в России спустя всего несколько лет. Однако я не думаю, что семнадцать лет подавлений свободы слова при Путине — это только результат потери ориентиров журналистами девяностых. Кремль дал россиянам то, что они хотели услышать, — и в этом главная проблема страны сегодня. Впрочем, ни одно общество не живет в состоянии гипноза вечно.

Цензуру Кремля сменит цензура «либералов»?

Однако есть еще одна, потенциально более важная проблема. Значительная часть оппозиционной интеллигенции, для которой пока и существует независимая журналистика, часто готова ограничивать оппонентов — националистов, сталинистов, монархистов и просто психов. Социальные сети полнятся ссылками на европейский опыт запрета «языка ненависти» каждый раз, когда какие-нибудь «казаки» устраивают очередной пикет у картинной галереи, выставляющей «актуальное искусство».

А ведь свобода слова, с моей точки зрения, неотделима от свободы собраний, художественных акций, националистических и марксистских высказываний, маршей за права ЛГБТ и шествий против них, порнографии и фундаменталистского православия. Всего того, что гарантирует первая поправка к Конституции Соединенных Штатов, хоть при Обаме, хоть при Трампе, и намного меньше — законодательство стран ЕС.

К сожалению, не все, но многие из тех, кто рано или поздно будет непременно определять политику в новой России после Путина, похоже, готовы будут вновь запретить «неправильные мнения» сразу после прихода к власти.

День свободы печати круглый год

Стоит начать в компании образованных и толерантных людей дискуссию о пресловутой 282-й «антиэкстремистской» статье Уголовного кодекса — и вы немедленно обнаружите, что у многих найдется разной длины список оппонентов, ради которых эту статью нужно модифицировать, дополнить, сократить, но очень редко — отменить вовсе. Меня особенно потрясает, когда я встречаю готовность цензурировать «неправильные» мнения у студентов, с которыми я часто встречаюсь в разных российских городах.

Между тем в насквозь индивидуалистической, любящей деньги и масштаб, политически некорректной и одновременно сентиментальной России только абсолютная свобода самовыражения по американскому образцу способна постепенно воспитать в гражданах ответственность за их слова, а значит, рано или поздно, — за их жизнь.

Для общества почти повальной безответственности только настоящая конкуренция в экономике, политике и интеллектуальной сфере, только полная открытость шокирующим, «неправильным» мнениям и действиям может стать эффективным лекарством. Сторонники российского варианта первой поправки должны уже сегодня объединиться и начать агитировать в пользу ее разработки и внесения в обновленную российскую конституцию, которую неизбежно придется принимать.

День свободы печати, свободы слова, свободы шока, а иногда и — о, ужас! — оскорбления, должен стать нашим самым главным праздником. Не только 3 мая, но и все остальные 364 дня в году.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 мая 2017 > № 2162603 Константин Эггерт


Турция. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 мая 2017 > № 2162601

Турция после референдума: что Европе делать с Эрдоганом

Марк Пиерини (Marc Pierini), Carnegie Moscow Center, Россия

В Турции произошла революция: 16 апреля президент Реджеп Эрдоган добился победы на референдуме, после чего в Конституцию будут внесены изменения, радикально расширяющие его полномочия. За него на референдуме проголосовали всего 51% избирателей. Это намного меньше, чем обещанные правящей партией 60%, но достаточно, чтобы дать Эрдогану абсолютную власть над Турцией и одновременно закрыть тему политического альянса страны с Евросоюзом. Возможно, такой исход вполне устраивает обе стороны, но он очень опасен для турецкой демократии.

Агитационную кампанию перед референдумом не назовешь спокойной и сбалансированной. Власть добилась победы, задействовав административный ресурс и мощный аппарат правящей Партии справедливости и развития (ПСР). С другой стороны, прокурдская Демократическая партия народов не могла вести полноценную кампанию против поправок — ее руководство арестовано. Немало противников изменения Конституции стали жертвами нападений. Чрезвычайное положение, введенное после попытки военного переворота в июле 2016 года, обеспечило правительству дополнительный контроль над голосованием. А перед подведением итогов Высший избирательный совет Турции разрешил принимать недействительные бюллетени при подсчете голосов.

Хотя оппозиционные партии оспаривают результаты референдума, президент Турции приступил к стремительному воплощению реформы в жизнь. Вероятно, так Эрдоган пытается избежать вполне оправданных вопросов о легитимности перемен. Ведь на парламентских выборах в июне 2015 года ПСР не смогла получить большинство, а на этом референдуме в трех крупнейших городах Турции — Анкаре, Стамбуле и Измире — большинство проголосовало против изменения Конституции. Однако турецкие власти отмахнулись от замечаний Совета Европы и ОБСЕ, раскритиковавших организацию референдума.

При этом в Турции продлен режим чрезвычайного положения, который дает президенту широкие полномочия на период конституционной реформы. Ждать политической умеренности в такой ситуации не стоит.

Уже вечером в день голосования о конституционных поправках было объявлено, что власти приступают к восстановлению в Турции смертной казни. У этого поспешного шага два мотива. Первый — дать оппозиции понять, что борьба с властями может закончиться смертью. Вторая — избавить Анкару от необходимости самой официально объявлять об остановке евроинтеграции Турции. ПСР утверждает, что восстановление смертной казни — «воля народа», и в такой ситуации Евросоюз может сам объявить о прекращении переговоров. А при необходимости турецкое правительство может провести новые референдумы как насчет смертной казни, так и по поводу отношений с ЕС.

Дальше заявления Анкары будут все более жесткими. Во время кампании турецкие власти уже окрестили лидеров нескольких европейских стран «недобитыми нацистами», желающими «возродить газовые камеры», а ЕС — «прогнившим континентом». Антиевропейская риторика, вероятно, и дальше будет одной из основ внешней политики Эрдогана, удобным оправданием авторитаризма.

Еще одной мишенью станут США — в отношениях с Вашингтоном у Анкары накопилось сразу три болезненных неразрешенных вопроса. Во-первых, маловероятно, что США удовлетворят требование турецких властей выдать им проповедника Фетхуллаха Гюлена. Во-вторых, в Нью-Йорке идет судебный процесс против турецкого бизнесмена Резы Зарраба. Его обвиняют в том, что он помогал Ирану обойти международные санкции, организовав масштабную схему по продаже золота. Это разбирательство очень беспокоит окружение Эрдогана. В-третьих, Анкара и Вашингтон резко расходятся по вопросу о роли курдских отрядов народной самообороны в сирийском конфликте.

Пока в расколотой Турции продолжаются споры о судьбе демократии, Евросоюзу придется осознать, что во внешней политике Турция теперь будет больше напоминать среднеазиатскую республику, чем демократию европейского образца. Политические стандарты ЕС, о стремлении к которым Турция когда-то объявляла, теперь будут отодвинуты в сторону, причем власти будут утверждать, что все это делается ради демократии. Еще одним последствием победы на референдуме будет антикемалистская революция, внедрение в Турции консервативно-религиозных социальных норм.

Изменение Конституции означает конец политического проекта интеграции Турции в ЕС. Это устраивает турецкое руководство, поскольку восстановление стандартов правового государства будет означать ограничение президентской власти. Но, как ни цинично это прозвучит, такой исход устроит и ряд лидеров стран ЕС, которые либо никогда не верили в европейские устремления Турции, либо разочарованы переменами, произошедшими в стране в последние годы.

Теперь отношения между ЕС и Турцией будут гораздо более точечными. В числе приоритетов — модернизация Таможенного союза ЕС и Турции, укрепление антитеррористического сотрудничества и реализация заключительной части прошлогоднего соглашения по проблеме беженцев. Возможно, Анкара и дальше будет повторять, что разделяет европейские ценности и хочет интеграции с ЕС, но после вступления в силу конституционной реформы поверить в это будет сложно. В качестве альтернативы Брюссель может согласиться на индивидуальное соглашение о партнерстве с Анкарой по аналогии с новым форматом отношений между ЕС и Британией. По крайней мере это избавило бы отношения от многих двусмысленностей.

Что касается личных отношений, то маловероятно, что у нас будет шанс увидеть турецкого президента и европейских лидеров вместе за пределами саммитов НАТО и G20. После недавних решений и заявлений турецких властей руководству европейских стран будет весьма неудобно фотографироваться с Эрдоганом. Так что отношения сохранятся, но заметно охладеют.

Теперь для лидеров ЕС важно не терять надежду на возвращение Турции к демократии и не ставить знак равенства между руководством страны и ее гражданами. Вопрос, как ЕС будет сотрудничать с турецкими демократами, приобретает особую значимость.

Турция. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 мая 2017 > № 2162601


Франция. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 мая 2017 > № 2162592

Постдемократическая Европа надеется на победу Ле Пен

Пьер Аски (Pierre Haski), L'OBS, Франция

Польша и Венгрия заинтересованы в победе кандидата от Национального фронта, которая определенно погрузила бы Евросоюз в глубокий кризис, отвлекая внимание от их проблем.

Глубокая поляризация французского общества, которую символизируют кандидаты второго тура президентских выборов, проявляет себя еще нагляднее, если сделать шаг в сторону, в другие европейские страны.

В Польше она тем поразительнее, что находит отражение в самом польском обществе. Поляризация проявляет себя в современной Польше, как ни в какой другой стране: если вчера она была главным примером успешной интеграции бывших коммунистических республик в европейский процесс, сегодня она разобщена и постепенно отдаляется от ценностей Евросоюза.

Представители польского гражданского общества, которое стало целью нападок ультраконсервативного правительства партии «Право и справедливость» Ярослава Качиньского, с тревогой спрашивают проходящего рядом французского журналиста, действительно ли Эммануэль Макрон победит.

«Правительство втайне надеется на победу Марин Ле Пен, потому что это положит конец нарастающей напряженности с Брюсселем», — говорит один из них.

В то же время заигрывание кандидата от ультраправых с Владимиром Путиным вызывает беспокойство в стране в период развертывания натовских сил в ответ на действия России и страхов насчет агрессии бывшего «большого брата».

Те же настроение царят и в Венгрии, где президент Виктор Орбан вновь навлек на себя критику Европейского Союза очередной авторитарной мерой. На этот раз все связано с его попыткой закрыть Центрально-Европейский университет, который финансируется ненавистным ему американским миллиардером венгерского происхождения Джорджем Соросом (George Soros). Находившийся на прошлой неделе в Брюсселе Орбан получил суровую отповедь со стороны евродепутатов, однако она не произвела на него впечатления.

У Ярослава Качиньского, Виктора Орбана и Марин Ле Пен — разные политические пути. Мало что общего и в их нынешнем положении на политической арене. Как бы то ни было, всех их объединяют общие взгляды на «нелиберальную демократию», по выражению американского публициста Фарида Закарии (Fareed Zakarya), а также критика Европейского Союза и его наднациональных структур.

Несмотря на все свои отличия, Варшава и Будапешт крайне заинтересованы в победе Марин Ле Пен, которая, безусловно, погрузила бы ЕС в глубокий кризис, отвлекая внимания от их проблем. В то же время победа Эммануэля Макрона, который выступает за активизацию европейского процесса и многоуровневую Европу, может грозить им изоляцией.

Они видят в проекте Марин Ле Пен возвращение к национальному суверенитету и ограничение европейского строительства минимумом межправительственного взаимодействия. Этот проект развязал бы им руки для осуществления их «нелиберального» плана разрушения необходимых для демократии противовесов во власти. Он, кстати говоря, уже был запущен: подконтрольный конституционный суд в Польше, посягательства на независимость судов в обеих странах, усиление контроля над прессой, жесткий надзор за образованием, попытки переписать польскую историю… Все эти решения стали бы сегодня препятствием для присоединения Польши к ЕС и хартии по правам человека, которая включена в Лиссабонский договор 2007 года.

Макрон практически неизвестен в Польше

Как бы то ни было, в обратном направлении эта связь не идет. Марин Ле Пен практически не упоминает эти страны, которые идут политическим путем, напоминающим ее собственный. Тем более что эти правительства едва ли можно назвать образчиками успеха, и что они оказываются в центре французских проблем (например, это касается перенесенного в Польшу завода Whirlpool).

В любом случае, Варшава и Будапешт идут по пути, который может стать и путем Марин Ле Пен в случае ее победы: постепенный упадок правового государства и формирование новых структур контроля над ведомствами и умами. Проигранная либералами «битва за Гданьск» (речь идет о новом музее Второй мировой войны, директору которого пришлось уйти с должности) свидетельствует о центральной роли истории, как видно и во Франции по окружению Марин Ле Пен.

В Польше и Венгрии гражданское общество очень активно задействует часть населения на борьбу с политическими проектами правительств: против закрытия университета Сороса в Будапеште, против угроз для свободы прессы в Варшаве… У людей возникает чувство возвращения в далекое прошлое.

Эдгар Морен (Edgar Morin) так описывает в Le Monde это явление: «Повсюду, в том числе и в Европе, политический регресс порождает авторитарные постдемократии, которые слово «популизм» описывает не лучшим образом. Все мы оказались под угрозой в этот исторический период. (…) Нам известен путь, по которому ведет нас Нацфронт. Это путь авторитарной постдемократии Путина, Орбана и Эрдогана, которая распространяется по континенту».

Победа Эммануэля Макрона в первом туре выборов стала неожиданным сюрпризом для польского гражданского общества. Французская внутренняя политика не находится в центре интересов поляков, которые знают Марин Ле Пен, но мало что слышали о бывшем министре экономики. Сегодня у них возникают вопросы насчет его истинной силы, проекта, способности дать толчок подъему Европы на фоне политического регресса.

Слабая реакция ЕС

Европа же мало что может сделать с подъемом «постдемократических» режимов. Европейское строительство совершило настоящее чудо, вернув демократию в Грецию «черных полковников», Испанию Франко и Португалию Салазара, которые были диктатурами в течение нескольких десятилетий. В 1990-х годах все считали, что то же самое произойдет и с бывшими коммунистическими странами Центральной и Восточной Европы. На деле же все случилось с точностью до наоборот, о чем свидетельствует подъем популизма и авторитарных доктрин.

Начатые в отношении Польши и Венгрии процедуры представляют собой лишь крайне слабую реакцию на противоречащие ценностям ЕС перемены. Дело в том, что процесс европейского строительства отличается от прочих региональных образований и торговых объединений в первую очередь тем, что у него есть демократический фундамент.

Так что же делать с Польшей и Венгрией, которые постепенно отходят от этих ценностей? В случае победы Марин Ле Пен во Франции этот вопрос даже не будет стоять в силу обострения напряженности в ЕС. Поэтому перед тем, как пойти голосовать или принять решение о неявке, стоило бы взглянуть на страны, которые предшествовали Марин Ле Пен на «постдемократическом» пути…

Франция. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 мая 2017 > № 2162592


Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 мая 2017 > № 2162515

«Мой дорогой друг Путин»: о чем договорились главы России и Турции на встрече в Сочи

Редакция Forbes

Владимир Путин и Реджеп Эрдоган в ходе трехчасовых переговоров обсудили чартеры, томаты, отмену санкций и зоны безопасности в Сирии.

Переговоры президентов России и Турции в Сочи начались с заминки, поскольку турецкая делегация не смогла сразу определиться с местами, на которые сядут ее представители. В зал переговоров зашли лидеры двух стран и члены делегации, однако не всем сразу удалось занять свои места. Президент России предложил подождать и, обращаясь к турецкому коллеге, в шутку сказал: «Не хотят твои работать».

Через несколько секунд переговоры начались и длились более трех часов. Владимир Путин по итогам переговоров поблагодарил Реджепа Тайипа Эрдогана за прямой и конструктивный разговор.

«Некоторое время назад наши двусторонние отношения проходили испытание на прочность. Сейчас можно с уверенностью констатировать, что восстановительный период в российско-турецких связях завершен, мы возвращаемся к нормальному партнерскому взаимодействию», — отметил глава государства. Путин добавил, что Турция является важным и перспективным партнером России.

Инвестиции и отмена экономических ограничений

Россия и Турция договорились об отмене ряда ограничительных мер в экономических отношениях двух стран, сообщил журналистам Владимир Путин.

«Вы спросили, когда можно будет сказать о том, что ограничения, возникшие некоторое время назад, сняты. Об этом можно сказать сегодня. Мы договорились о комплексном решении всех этих проблем, связанных с ограничениями. Исходим из того, что любые ограничения разрушают экономику, вредят в конечном итоге нашим производителям», — сказал Путин.

Россия пока не снимает ограничения по безвизовым поездкам в Москву для граждан Турции, а также сохраняет ограничение на импорт томатов, заявил Путин.

«По этому виду товаров (томатов) ограничения пока будут оставаться, так же как и по безвизовым поездкам. Второе связано с необходимостью усиления взаимодействия между нашими спецслужбами в условиях нарастающей террористической угрозы», — сказал Путин на пресс-конференции.

Отдельные ограничения в отношениях РФ и Турции, например, по поставкам томатов на российский рынок, пока останутся по объективным причинам и будут сняты со временем.

Путин также не исключил либерализации визового режима для поездок в Россию «специалистов, тех, кто часто бывает в нашей стране по делам службы, бизнеса».

Также лидеры двух стран договорились ускорить подготовку соглашения об услугах и инвестициях.

«Договорились ускорить подготовку соглашения об услугах и инвестициях, которое позволит выстраивать в дальнейшем наше взаимодействие на современной договорно-правовой базе, а также завершить в ближайшее время формирование и начать работу совместного инвестиционного фонда объемом до $1 млрд долларов», — рассказал журналистам Путин.

В марте 2017 года Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ) и суверенный фонд Турции подписали меморандум о создании Российско-турецкого инвестиционного фонда объемом до $1 млрд, в рамках которого стороны намерены вести совместный поиск привлекательных инвестиционных проектов. Согласно достигнутым договоренностям, РФПИ и суверенный фонд Турции вкладывают в создание Российско-турецкого инвестфонда до $500 млн с каждой стороны.

Сохранение чартеров в Турцию

Росавиация отзовет свое уведомление о возможном ограничении чартеров в Турцию, сообщил позже журналистам вице-премьер Аркадий Дворкович.

«У нас есть предупреждение Росавиации, оно будет отозвано. Мы видим, что в Турции нормализуется ситуация после проведения референдума, риски постепенно снижаются, поэтому оно будет отозвано», — сказал Дворкович.

«Сегодня прозвучала команда от президентов сделать все это быстро. Рассчитываем, что да, все это будет сделано быстро», — добавил вице-премьер, отвечая на уточняющий вопрос, удастся ли успеть с этим решением до начала летнего сезона.

В начале апреля стало известно, что Росавиация разослала российским авиакомпаниям телеграмму, в которой говорилось о возможной приостановке чартерных рейсов в Турцию в связи со сложной внутриполитической обстановкой в этой стране. Министр транспорта РФ Максим Соколов позднее уточнял, что это уведомление не ограничено сроками.

Зоны безопасности в Сирии

Эрдоган на пресс-конференции в свою очередь заявил, что Анкара не допустит образования формирований, угрожающих нацбезопасности Турции, на южных границах страны.

«Искоренение террористических организаций является нашей общей ответственностью. Мы не допустим образования на наших южных границах вражеских образований, которые будут угрожать нашей территориальной целостности и безопасности нашей страны», — сказал Эрдоган.

По его словам, Турция будет предпринимать любые шаги для обеспечения безопасности своих граждан.

Создание зон безопасности в Сирии должно привести к укреплению режима прекращения огня, но борьба с террористическими организациями будет продолжена, заявил Путин.

«Мы вместе исходим из того, и это наша общая позиция, что создание зон безопасности должно привести к дальнейшему умиротворению и укреплению режима прекращения огня», — сказал Путин.

Он пояснил, что создание зон деэскалации в Сирии предполагает, что в этих районах не будет действовать военная авиация при условии соблюдения режима прекращения огня.

«Что касается полетов авиации — если это зона деэскалации, то авиация там тоже работать не будет, при условии, что из этих зон не будет наблюдаться никакой военной активности», — сказал российский лидер. По его словам, это «тонкие профессиональные вопросы», которые будут разрабатываться в контактах между министерствами обороны и специальным службами.

Ранее сообщалось, что линия обороны создается в приграничном с Сирией районе Акчакале провинции Шанлыурфа на юго-востоке Турции, готовятся площадки для турецкой бронетехники.

В минувший четверг, по сообщению турецкого генштаба, пограничный пост Текче в Акчакале подвергся ракетно-минометному обстрелу из районов Сирии, подконтрольных силам самообороны курдов, после чего ответным ударом огневые точки на сирийской территории были подавлены.

Анкара считает силы самообороны сирийских курдов террористической организацией, связанной с запрещенной в стране Рабочей партии Курдистана (РПК). В связи с этим Турция ранее неоднократно критиковала США за поставки оружия сирийским курдам, которых Вашингтон считает своими союзниками в борьбе с террористической группировкой «Исламское государство» (запрещена в России).

Расследование химической атаки

Россия и Турция выступают за скорейшее наказание виновных в инциденте с химоружием в сирийском Хан- Шейхуне, заявил Эрдоган.

«Благодаря встречам в Астане мы при первой же возможности должны укрепить перемирие. Но некоторые круги тратят свою энергию на саботирование этого процесса... Очевидным примером является химическая атака, совершенная в Хан-Шейхуне. Такое варварское нападение не должно остаться безнаказанным. Сегодня мы с господином Путиным пришли к согласию: крайне важно, чтобы совершившие нападения были наказаны», — сказал он.

Эрдоган подчеркнул, что любое нападение, направленное на нарушение перемирия, не только дестабилизирует ситуацию в регионе, но и подрывает работу стран-гарантов.

«Есть одна русская пословица, которая мне очень нравится, — «У кого что болит, тот о том и говорит». Для обеих наших стран Сирия является глубокой кровоточащей раной в течение последних шести лет. Когда в других странах дети играют, радуются приходу весны, восхищаются солнечными днями, ежедневное столкновение сирийских детей со смертью является для нас общим горем. Как мы можем остаться равнодушными к воплям детей, исходящим из соседней страны? Как можем закрыть глаза на атаки химическим оружием детей, женщин и стариков?» — отметил Эрдоган.

«Мой дорогой друг Путин также искренне выразил свое желание покончить с этой драмой. Он лично приложил много усилий для осуществления прекращения огня», — заключил турецкий лидер

Инцидент в Хан-Шейхуне, расположенном в сирийской провинции Идлиб, где предположительно было применено химическое оружие, произошел 4 апреля. По данным Минобороны РФ, сирийская авиация разбомбила цеха боевиков, где производились отравляющие вещества. В Вашингтоне, однако, обвинили Дамаск в проведении химатаки, после чего в ночь на 7 апреля ВМС США нанесли ракетный удар по сирийскому военному аэродрому в провинции Хомс.

Турция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 мая 2017 > № 2162515


Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 3 мая 2017 > № 2162288

Специальный представитель президента Российской Федерации по Сирии Александр Лаврентьев подвел итоги первого дня четвертого раунда переговоров в Астане.

В первый день прошли рабочие консультации практически на всех уровнях. Российская делегация встретилась с турецкой и иранской сторонами, с главой делегации правительства Сирии Башаром аль-Джафари. А также с делегацией США, которая повысила уровень участия до помощника заместителя госсекретаря.

"Я считаю, что все встречи прошли на хорошем рабочем уровне, продемонстрировали хороший рабочий настрой практически всех участников", — заявил Лаврентьев.

Он также подробно остановился на инициированном Россией документе о создании в Сирии зон безопасности.

"Как вы знает, Россия прилагает интенсивные усилия для продолжения сирийского мирного урегулирования и разрабатывает различные схемы по интенсификации режима прекращения боевых действия и придания тому режиму большей интенсивности", — заметил представитель РФ.

Чтобы усовершенствовать эту работу, российская делегация вышла с предложением о создании зон деэскалации в Сирии. Это поможет решить проблему отделения сирийской умеренной оппозиции от террористических организаций, в первую очередь, от "Исламского государства" (запрещена в Казахстане и ряде других стран) и "Джабхат ан-Нусра", что значительно снизит уровень противостояния между вооруженной оппозицией и правительственными силами.

"Предполагается выделить четыре зоны – это зоны, в которых в настоящее время ведутся наиболее интенсивные боевые действия между сирийскими правительственными войсками, "Джабхат ан-Нусра" и умеренной оппозицией. К сожалению, за 1,5 года нам так и не удалось отделить умеренную оппозицию от "Джабхат ан-Нусра". Эту работу проводили американские представители еще предыдущей администрации Обамы, но у них не получилось. Мы решили создать такие зоны, в которых борьбу непосредственно против отрядов террористических организаций вели бы представители умеренной оппозиции при поддержке стран-гарантов", — уточнил Лаврентьев.

Документ в настоящее время находится на стадии доработки. Идет оттачивание формулировок меморандума, который планируется к подписанию завтра, 4 мая, во время пленарного заседания.

"Самое главное, что настрой представителей стран-гарантов активный, и все готовы работать над тем, чтобы сблизить позиции и решить те разногласия, которые еще продолжают иметь место", — считает представитель России.

Также Лаврентьев рассказал о состоявшейся в рамках переговоров встрече со специальным представителем ООН по Сирии Стаффаном де Мистура.

"Его вклад в политическое урегулирование достаточно высок. По результатам "Астаны-4" он будет, наверное, принимать уже решение о проведении очередного раунда в Женеве, но это его прерогатива, без оглядки на результаты "Астаны". Но, как мы считаем, результаты "Астаны-4" должны помочь и в продолжении дальнейшего политического урегулирования", — заключил Лаврентьев.

Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 3 мая 2017 > № 2162288


Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 3 мая 2017 > № 2162287

Сирийская вооруженная оппозиция в ходе переговоров в Астане обвинила Россию в нанесении бомбовых ударов по позициям умеренной оппозиции в районе Хомсы и Дераа, сообщил специальный представитель президента Российской Федерации по Сирии Александр Лаврентьев на брифинге в Астане.

По словам Лаврентьева, вооруженная оппозиция "в очередной раз проявила неконструктивный подход". Ранее агентство "Аль-Джазира" сообщила, что представители вооруженной сирийской оппозиции покинули переговоры в Астане. Однако МИД Казахстана опроверг эту информацию.

"Вооруженная оппозиция прибыла в зал заседания в отеле Rixos, но через какое-то время получила информацию со ссылкой на информационное агентство "Аль-Джазира", о том, что Россия якобы нанесла удары по позициям умеренной оппозиции в районе Хомсы и Дераа. По нашим данным, это не соответствует действительности. Наши представители эту информацию опровергают, приводят данные объективного контроля, которые свидетельствуют о том, что российская авиация не наносила каких-либо ударов по данным районам", — заявил специальный представитель Российской Федерации.

"Вызывает сожаление тот факт, когда предводители сирийской вооружённой оппозиции пытаются надавить на представителей стран-гарантов участников Астанинского процесса и таким образом, возможно, надеясь выторговать более благоприятные условия", — пояснил Лаврентьев.

Позиция России в этом отношении остается прежней — все вопросы должны решаться за столом переговоров, их необходимо задавать и решать в ходе дальнейших консультаций.

Вместе с тем российская сторона считает, что сирийская оппозиция примет участие во втором дне переговоров и Мухаммад Аллуш, возглавляющий делегацию оппозиции, и другие члены руководства появятся завтра на пленарном заседании.

"Мы проводим работу с сирийской вооруженной оппозицией, с ней работают и наши турецкие партнеры, которые также считают, что сирийская вооруженная оппозиция должна принимать участие в переговорах, и если она действительно считает, что их надо решать. Казахстан они не покидали и находятся в настоящее время в гостинице", — заключил Лаврентьев.

Очередной раунд переговоров начался в полдень, 3 мая. Все делегации участников, стран-гарантов и наблюдателей прибыли в Астану — это представители России, Турции, Ирана, правительства Сирии и вооруженной сирийской оппозиции, а также высокие представители Иордании, США и ООН.

Сирия. Турция. Иран. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 3 мая 2017 > № 2162287


Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 3 мая 2017 > № 2162285

Суд оставил в силе приговор Навальному по "делу Кировлеса"

Кировский областной суд признал законным приговор политику Алексею Навальному и бизнесмену Петру Офицерову, осужденным условно по делу о хищении средств предприятия "Кировлес".

Согласно российскому законодательству, вступление в силу приговора лишает Навального возможности участвовать в президентских выборах. Глава предвыборного штаба политика Леонид Волков заявил, что кампания Навального не зависит от приговора по "делу Кировлеса". По словам адвоката Вадима Кобзева, Навальный обжалует приговор в Европейском суде по правам человека.

Сторона защиты просила отменить приговор, который считает незаконным и необоснованным. Суд проигнорировал политический характер преследования Навального, заявил адвокат Вадим Кобзев. Прокурор попросил оставить приговор в силе.

В начале февраля Ленинский районный суд Кирова приговорил Алексея Навального и Петра Офицерова к пяти и четырем годам условного наказания соответственно по делу "Кировлеса".

В 2013 году Алексей Навальный и Петр Офицеров уже были приговорены к условным срокам по этому делу. Следствие утверждало, что они организовали хищение десяти тысяч кубометров леса, чем нанесли региону ущерб в 16 миллионов рублей. Европейский суд по правам человека признал приговор неправосудным. После его отмены в ноябре 2016 года Верховный суд России направил дело "Кировлеса" на новое рассмотрение.

Алексей Навальный в декабре прошлого года заявил о намерении участвовать в выборах президента России в 2018 году. Несмотря на обвинительный приговор по делу "Кировлеса", политик намерен продолжить избирательную кампанию.

Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 3 мая 2017 > № 2162285


Иран. Сирия. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 3 мая 2017 > № 2161264

В Астане в четвертый раз проходит международная встреча по Сирии, участие подтвердили все участники процесса.

К этому моменту в Астану прибыли в полном составе делегации России, Турции, Ирана, правительства Сирии и вооруженной сирийской оппозиции, а также высокие представители Иордании. Впервые участие во встрече принимает американская сторона на уровне помощника государственного секретаря США по делам Ближнего Востока Стюарта Джонса.

Накануне переговоров представитель госдепартамента США сообщил корреспонденту Sputnik, что Соединенные Штаты обеспокоены отсутствием результатов на Астанинском процессе.

"США поддерживают любые дискуссии, которые могут привести к деэскалации насилия и позволят обеспечить беспрепятственную гуманитарную помощь для всех нуждающихся сирийцев. Однако мы обеспокоены тем, что Астанинский процесс пока не способствует достижению этих целей", — прокомментировал представитель госдепартамента в ответ на вопрос об отношении Вашингтона к участию группировки "Ахрар аш-Шам" в переговорах в Астане.

В свою очередь, руководитель пресс-службы министерства иностранных дел РК Ануар Жайнаков рассказал о том, каких результатов удалось достичь на предыдущих раундах.

"Цель проходящей встречи — закрепление прогресса, достигнутого в предыдущих трех раундах переговоров. Представители вооруженной оппозиции принимают активное участие в переговорах. Надо сказать, что Казахстан продолжит предоставлять площадку для проведения переговоров и оказывать необходимые благоприятные условия для участников. Если говорить о результатах, имеются такие достижения, как укрепление режима прекращения боевых действий, решение вопросов о примирившихся вопросах в Сирии. Также идет активная работа по разминированию", — отметил Жайнаков.

Накануне, 2 мая, в Астане состоялась встреча военных экспертов, в которой, по словам пресс-секретаря МИД РК, принимали участи эксперты от стран-гарантов, а также эксперты ООН, в том числе директор службы, связанной с разминированием.

Ожидается, что новый раунд переговоров начнется в 12:00 по времени Астаны.

Переговоры по Сирии в столице Казахстана ранее прошли в три этапа — 23-25 января, 15-16 февраля и 14-15 марта. Главным вопросом встреч являлось мирное урегулирование сирийского конфликта между правительством Сирийской Арабской Республики и представителями оппозиции.

Иран. Сирия. Турция. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 3 мая 2017 > № 2161264


Германия. Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 2 мая 2017 > № 2164918

Поляки снова взяли Берлин – и снова вместе с русскими!

Обзор польской региональной прессы

Пока одни поляки вспоминали польско-советское боевое братство, другие с ним боролись. Об этом писала польская региональная пресса на неделе с 25 апреля по 1 мая.

«Наши снова взяли Берлин!» — ликуют Nowiny (Жешув). Жители Перемышля приняли участие в крупнейшей исторической реконструкции в Европе — штурме Берлина 1945 года, который был воспроизведен в парке «Патриот», расположенном в Кубинке неподалеку от Москвы. В этот раз участие в операции приняли более тысячи реконструкторов. Было задействовано много военной техники. Шоу посмотрели более 10 тысяч зрителей, присутствовал министр обороны России Сергей Шойгу. И, наверное, впервые в Москве с момента окончания Второй мировой войны появились поляки в исторических мундирах Войска Польского. Они вызвали огромный интерес у русских, гораздо больше, чем другие группы. Реакция русских оказалась приятной, люди часто говорили, что они благодарны полякам, которые сражались с ними вместе во время войны. «Многие фотографировались с нами на память», — рассказал изданию Мирослав Майковский, председатель Пшемысльской ассоциации исторической реконструкции «X D. O. K». Всего из Польши приехали около 40 реконструкторов, 10 человек из них — из Перемышля и Ярослава. «Мероприятие прошло с большим размахом, — говорит Майковский. — Русские построили модель Берлина апреля 1945 года, воссоздано здание Рейхстага. Штурм начался с артиллерийского обстрела, потом начались уличные бои, из подбитых немецких танков вытаскивали обожженных солдат — эффектный трюк Московской киношколы. Мы вступили на третьем этапе операции, когда пошло прямое столкновение с нацистами. Вступили в бой с большим бело-красным флагом. Нашим громко аплодировали зрители, интерес проявили средства массовой информации. Мы гордимся этим. Во время пребывания в России познакомились и с белорусскими коллегами, которые выступали за солдат стрелковой дивизии имени Тадеуша Костюшко, их сегодня хорошо помнят в Белоруссии». Как информирует издание, парк «Патриот» в Кубинке, где проходила реконструкция, является мировой «военной» туристической достопримечательностью. Он занимает 5,5 тыс. га, и это только начало. На создание парка до сих пор было потрачено более чем 300 миллионов евро.

А тем временем с улиц Гдыни исчезнут имена «коммунистических покровителей» — генерала Зыгмунта Берлинга и Винцента Жимовского, а также 1-й армии Войска Польского, сообщает Dziennik Bałtycki (Гданьск и Трехградье). Такое решение единогласно принял городской совет. «Очень хорошо, что переименования проходят в масштабах всей страны, — заявил после голосования президент Гдыни Войцех Щурек. — Сегодняшнее переименование я воспринимаю как окончание процесса переименований». Ликвидация советской символики началась с удаления «Наташи» (памятника польско-советскому боевому братству — ИА REGNUM ) из сквера Костюшко, позже убрали и другие. Жители переименованных улиц в ближайшее время будут уведомлены, каких новых покровителей они получат, им также объяснят, какие документы подлежат замене. Сама замена для горожан будет бесплатной.

Эльблонг без Армии Людовой и Янека Красицкого. Такую судьбу райцентру пророчит Dziennik Elblaski (Эльблонг). Первым городом Эльблонгского района, который столкнулся с требованием декоммунизировать улицы и площади, стал Пасленк. Теперь очередь за самим Эльблонгом. Перемены ждут улицу Армии Людовой и сквер Янека Красицкого, эти имена, по мнению Института национальной памяти, должны быть стерты с карты города. По словам президента Эльблонга Витольда Врублевского, от ИНП ждут заключения также по улицам семьи Налазков, Дьяченко и Леона Кручковского, только после ответа ИНП будут приняты меры. В свою очередь, Институт национальной памяти обратился к жителям с просьбой присылать сведения о все еще существующих в стране названиях и символах, которые восхваляют «тоталитарные идеологии».

Судьба памятника немецким солдатам в опольском районе Гославицы, воевавшим в годы Первой мировой войны, который сейчас пытаются восстановить, с самого начала не была счастливой, рассказывает Wochenblatt (Ополе). Из-за его оригинальной символики — железный крест и фигура павшего солдата — памятник активно критикуют и ищут причины убрать его. В 2014 году Ассоциация социально-культурной жизни польской Силезии сигнализировала районной прокуратуре Ополе о недопустимых элементах оформления. В 2015 году сотрудники прокуратуры подали заявление в Опольский городской совет, опротестовывая решение о восстановлении памятника. Однако советники молча проигнорировали этот демарш. Тогда в 2016 году прокуратура обратилась уже в офис районного инспектора строительного надзора (PINB) с просьбой уточнить, является ли реконструкция законной. Инспектор Мирон Рокуйжо ответил, что хотя окончательного решения местные власти по этому вопросу не вынесли, сами работы нельзя признать незаконными. Инвестор направил запрос о восстановлении мемориала, он находится в стадии рассмотрения, а президент Ополе не выступил с возражениями и не стал требовать обязательного получения разрешения на проведение работ. Поэтому, по мнению офиса PINB в Ополе, нет необходимости говорить о сносе памятника или требовать каких-то дополнительных согласований. Однако прокуратура не успокоилась и нанесла новый удар. 22 марта 2017 года районный прокурор направил в городской совет Ополе письмо, в котором ссылается на законопроект, внесенный в Сенат Польши, что запрещает пропаганду коммунизма, а также немецкого и прусского милитаризма. Однако этот законопроект уже отозван! «Поэтому мы попросили пресс-секретаря районной прокуратуры в Ополе Лидию Серадскую сообщить, в курсе ли прокурор, что законопроект снят с рассмотрения и — что более важно — известно ли ему, что требования должны опираться на уже принятые законы, а не их проекты», — пишет издание. Ответа пока не поступило.

Вопреки протестам Польской православной церкви по решению Национальной прокуратуры были вырыты из могилы останки архиепископа Мирона Ходаковского, православного ординария Войска Польского, передает Gazeta Współczesna (Белосток). Архиепископ был одним из 96 человек, которые 10 апреля 2010 года погибли во время крушения самолета с правительственной делегацией под Смоленском. Владыка был похоронен в крипте церкви Благовещения Пресвятой Богородицы в Супрасле. Похороны прошли 19 апреля 2010 года. Но в минувший понедельник, 24 апреля, поздно вечером останки Ходаковского были оттуда извлечены. По словам Евы Бялик из Национальной прокуратуры, тело покойного переправили в бюро судебной медицины в Люблине. Больше со стороны Бялик не было сказано ничего. Отказались от комментариев и представители Военной полиции, присутствовавшие при извлечении гроба. Решение об эксгумации архиепископа Ходаковского было принято без согласия Польской православной церкви, это действие «нарушает покой умершего», подчеркнул секретарь канцелярии митрополии отец Ежи Дорошкевич, но «у прокуратуры свое право». Как резко говорит Роберт Тышкевич, подляшский депутат оппозиционной партии «Гражданская платформа» (РО), «смоленская религия» побеждает истинную веру, полностью не считается с чувствами людей». По мнению депутата, эксгумацию следует проводить в отношении тех, чьи семьи сами этого хотят.

61-летний Веслав Р. из Згежа обратился с просьбой о реабилитации в Окружной суд Лодзи, информирует Dziennik Łódzki (Лодзь). Во время действия в стране военного положения (1981—1983 годы) этот гражданин был осужден за то, что пустил под откос поезд и хотел взорвать железнодорожный мост, за что его приговорили к 12 годам заключения, из которых он отсидел половину. Однако Окружной суд Лодзи отказался удовлетворить апелляцию. В материалах того дела упоминается, что Веслав Р. вместе со своим подельником, помимо «саботажа», пытался ограбить завод металлоконструкций и промышленного оборудования. Они связали уборщицу и начали взламывать сейф, однако преступникам помешали рабочие. Это криминальное деяние, не имеющее ничего общего с патриотической деятельностью против властей Польской Народной Республики и режима генерала Войцеха Ярузельского. «Иррациональной» также назвал диверсию с поездом судья Павел Урбанек, обосновывая решение об отказе в реабилитации Веслава Р. Речь о том, что преступник не знал расписания движения, отчего пустил под откос не только маневренный локомотив, но и пригородный поезд с несколькими сотнями пассажиров, которые не погибли только по счастливой случайности (хотя 7 человек и получили ранения).

Бурю среди подкарпатских политиков вызвала идея финансировать из местных средств «армию Мачеревича», бригаду Сил территориальной обороны, которые подчиняются лично министру национальной обороны Польши Антонию Мачеревичу, пишут Super Nowości (Жешув). «А может, община еще должна купить новый лимузин министру обороны? На это ли должны идти деньги наших налогоплательщиков? Я не люблю тратить общественные средства, есть более важные цели», — злится Михал Каркут, староста Колбушова-Гурна из Подкарпатского воеводства. С просьбой скинуться на изготовление знамени для Подкарпатской бригады территориальной обороны в колбушовскую общину обратился воеводский маршалек Владислав Ортыл. Речь идет о сумме 200 злотых. По словам казначея гмины Станислава Зубра, вначале совет согласился выделить деньги, но потом отозвал свое постановление, так как сомнения выразил юрисконсульт. «Если другие общины примут такие же решения, то мы вернемся к обсуждению этого вопроса на следующей сессии местного совета. А если нет, то подумаем над другим способом финансирования сего предприятия», — заявил казначей. Однако эти планы вызвали бурю негодования в сети. «Супер! Винтовок у них нет, даже рогаток нет, но знамя должно быть! А то с чем им идти на парад или в церковь? — иронизирует Каркут. — Если глава министерства обороны организовывает какое подразделение, то пусть сам беспокоится о мундирах, танках и знаменах для него. А община пусть займется дорогами, тротуарами и тем, что находится в ее компетенции».

Польские F-16 в первый раз начинают участвовать в миссии Балтийского воздушного патрулирования (Baltic Air Policing), сообщает Głos Wielkopolski (Познань). Этим займутся летчики 31-й тактической авиационной базы в Кшесинах. В состав группы войдут более 100 военнослужащих и сотрудников Минобороны, обслуживающие четыре самолета F-16. В среду, 26 апреля, на базе состоялась церемония проводов Польского воинского контингента Орлик-7. Из четырех F-16 два в течение 24 часов будут нести боевое дежурство, два отдыхать. «Задачей Орлика-7 является обеспечение неприкосновенности воздушного пространства государств — членов НАТО в Прибалтике», — объясняет капитан Кшиштоф Нанусь, пресс-офицер штаба базы в Кшесинах. По его словам, польские самолеты уже шесть раз принимали участие в боевых учениях в рамках Baltic Air Policing. Но раньше задействовались МиГ-29, а сейчас впервые перебрасываются многоцелевые F-16. Польские летчики сменят голландцев, а потом поляков заменят американцы. Часть контингента уже находится в районе миссии, остальные должны были прибыть к концу апреля. Базироваться поляки будут в Литве. Командование Орликом-7 возложено на подполковника Петра Остроуха, выпускника Высшей офицерской школы ВВС в Демблине.

Журналист Марек Новаковский, работающий в странах Ближнего Востока, рассказал в интервью Gazeta Wrocławska (Вроцлав), с чем там приходится иметь дело. «Сегодня половина граждан Сирии оказалась за пределами страны, 11 млн бежали в течение пяти лет, — говорит Новаковский. — В эту пустоту быстро просочилось «Исламское государство» (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Кстати, его именование — это отдельный вопрос. Джихадистов задевает, когда используется уничижительный термин ДАИШ/ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), который означает нечто такое, что можно растоптать ногой, какое-то дерьмецо. Их «команда» работает по принципу спроса, нет спроса — реагируют на все, что мы делаем. Конфликт между Ближним Востоком и западными странами продолжается ведь уже с 1992 года, с начала операции «Буря в пустыне», когда США атаковали Ирак. Американцы превратили эту страну в прах. В 2003 году они снова открыли злодейскую кампанию против иракцев, утверждая, что те хранят оружие массового поражения. А на самом деле хотели отомстить за 11 сентября, за Усаму бен Ладена. Но ведь он был саудовцем и находился в Афганистане, может кто-нибудь сказать. Да, зато Ирак — легкая цель, поэтому ударили по нему. Сегодня война продолжается. В небольшой комнате в США сидят 20-летние прыщавые программисты. Ведут беспилотник и ищут цель. Нажимают «enter» и… бум! Поразили 20 человек. Недавно я разговаривал с такими «дистанционными убийцами», девушками из Калифорнии. Эти молодые люди будут жить потом с глубокой травмой. А мусульмане говорят: «Если у вас все так легко, если солдат не показывается врагу, не встречается с ним лицом к лицу, если так выглядит ваша современная интеллектуальная война, мы покажем вам нашу тупую войну, берем в плен, включаем камеру, отрезаем голову, видео кидаем в сеть». И у них есть свое тактическое оружие: умножение террора в асимметричной войне. Я не осуждаю ни одних, ни других. Но уверен, что нужно с этим покончить. Сегодня. Сейчас. Потому что это затягивающая патология. Лидеры ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ) — это иракские офицеры, те самые, которые потерпели поражение в войне с США, по крайней мере, официально. Они полны решимости, чтобы вести войну до бесконечности. Польша один раз уже дала себя втянуть в это, делая грязную работу для американцев в Ираке. Теперь от всего этого нужно отмежеваться».

Польские рыбоводы возмущены: министр игнорирует нас! Так Echo Dnia (Кельце) комментирует итоги акции протеста под стенами министерства морского и речного судоходства и канцелярии премьера-министра, которая прошла во вторник, 25 апреля, в Варшаве. Владельцы карповых прудов Кельце и всей страны требовали возобновления выплат компенсаций за рыбу, которую вылавливают дикие звери и птицы. Однако никто из чиновников к людям не вышел. «Наш министр нас же проигнорировал! В итоге удалось только передать письмо главе правительства Беате Шидло», — рассказывает председатель Организации польского карпа Павел Вельгош. Напомним, что ранее заводчики речной рыбы получали помощь ежегодно в размере 400 миллионов злотых. Однако в феврале этого года министр морского и речного судоходства Марек Грубарчик принял решение отдать эти средства рыбакам, промышляющим в Балтийском море. Протестующие махали флагами, включали сирену и громко скандировали: «Министр Грубарчик ставит на норвежского лосося, а не на польского карпа». Но все бесполезно. «Конечно, мы разочарованы отношением министра, но не сдаемся. Мы будем бороться и заострим протест», — резюмировал Вельгош.

Gazeta Olsztyńska (Ольштын) разбирается с ситуацией, сложившейся после отмены год назад малого приграничного передвижения с Калининградской областью. Это сделало правительство «Права и Справедливости» (PiS). Несмотря на требования местных жителей и органов местного самоуправления вернуть все, как было, режим МПП так и не был восстановлен. Депутат Яцек Протас направил запрос в министерство экономического развития с просьбой сообщить, какие последствия нанесло это решение годичной давности Варминьско-Мазурскому воеводству. Кроме того, люди рассчитывают на изменение позиции министерства иностранных дел. В четверг, 27 апреля, в Ольштын должен был приехать заместитель главы МИД Польши Ян Джеджичак. «До сих пор власти не представили рациональных причин разрыва сотрудничества в рамках малого приграничного передвижения, а также расчеты, какие экономические последствия это принесет в ближайшие годы для нашего региона, — говорит Протас. — Напомню только, что в июле 2016 года правительство в качестве основания для прекращения договора выдвигало саммит НАТО в Варшаве, потом общие вопросы безопасности и даже российские провокации. Неумелая внешняя политика PiS в отношении России осуществляется за счет приграничных городов и районов Вармии и Мазур, а также Поморья». Достоверных данных от вице-премьера Матеуша Моравецкого ждет не только сам депутат, но и Ассоциация ЭГО земля аиста, объединяющая общины восточных Мазур. В дискуссии о восстановлении МПП важны также социальные аспекты и культурные мероприятия, эффективность использования регионом средств программы Польша — Россия, реализуемой при финансовой поддержке ЕС. Бюджет этой программы составляет более 60 млн евро. Фонды могут быть потрачены на продвижение местной культуры и сохранение исторического наследия, защиту окружающей среды и смягчение последствий изменения климата, улучшение транспортной доступности, обеспечение безопасности границ. Однако выделенные средства все еще «заморожены». По словам Протаса, рассмотрение «программы Польша — Россия снова было исключено из повестки заседания правительства, а ведь каждая неделя задержки может означать потерю нашим регионом миллионов евро и отказ от многих инвестиций».

Станислав Стремидловский

Германия. Польша. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 2 мая 2017 > № 2164918


США > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 мая 2017 > № 2164917

Первые 100 дней Трампа. И что?

100 дней для Трампа — всего лишь цифра, он выступил перед толпой и вернулся к делам. Все его начинания, как внутриполитические, так и внешние, имеют куда большие сроки завершения. Неделя, ставшая для СМИ символической и итоговой, для президента была просто еще одной рабочей неделей — четырнадцатой

100 дней — весьма условный срок, «выдуманный» мировой медиаэлитой для обозначения периода, после которого у нового лидера якобы исчерпывается запас новых идей, закрывается окно возможностей серьезного влияния на ситуацию и по которому можно судить о самом лидере и его роли в истории. Для обоснования большого значения этих первых месяцев находят огромное количество причин: это и давление элит, и общая усталость от работы, и загруженность рутиной, и даже необходимость готовиться к новым выборам. Каждый из этих поводов абсурден по-своему, и все призваны скрыть реальность — пресса не способна удержать внимание общественности на фигуре главы государства больше этого срока.

В течение трех месяцев после пика политической активности — выборов — мы, тщательно «разогретые» мощной предвыборной кампанией, еще помним про избранного нами лидера и интересуемся его действиями. После этого, составив о нем свое мнение, мы будем возвращаться к нему только в случае действительно важных свершений, о которых нам обязательно сообщат верные и заботливые СМИ. А пока мы можем вернуться к нашему любимому сериалу, спорту, котикам или даже работе.

Данная схема часто оказывается верна и выработана не случайно, ведь для многих политиков, особенно выросших из среды истеблишмента, непосредственное общение с прессой — мука, а общение с народом — вообще ужас, и пребывание в должности рассматривается не как возможность изменить мир к лучшему или достигнуть иных высоких целей, а просто как награда за многолетнюю верную службу системе.

Штатам повезло, их лидер совсем другого сорта. Дональд Трамп всколыхнул мировую политику задолго до того, как занял президентский пост, развил бурную деятельность в свои первые сто дней и не собирается останавливаться. Он знает толк в работе с медиапространством, ему не нужны костыли в виде СМИ, которые к тому же скорее готовы стать не костылями, позволяющими ходить, а ремнями, надежно привязывающими к койке дурдома. Трамп не боится быть забытым народом, ведь градус политической активности при нем зашкаливает, а сторонники, выходя с митингов, прямо говорят, что это «даже круче, чем «Супер Боул».

Именно потому, что прокрустово ложе 100 дней совсем не для Трампа, он совсем не позаботился о том, чтобы приурочить к этому сроку большой успех или хотя бы символическое достижение, как это делают другие. Наоборот, 100-й день, который вся американская пресса бурно отмечала в субботу как бессчетными публикациями, так и престижной попойкой вблизи Белого дома, стал для 45-го президента США поводом вспомнить и рассказать (не на той самой попойке, где его все ждали, а на митинге в сотнях километров оттуда) про то, как много дел он успел начать и как мало — закончить.

«Я не думаю, что кто-либо когда-нибудь успевал сделать так много за 100 дней. Но я уже сказал что [у меня] будет восемь лет, а не четыре года» — в этой по-особенному противоречивой фразе Трампа видна одновременно и гордость за сделанное и досада оттого, что приходится отчитываться раньше времени, показывать всем «полработы».

Все, что есть у американской прессы, — цифры. За 100 дней Трамп подписал 30 указов, утвердил 28 законопроектов, провел то ли 8, то ли 10 уик-эндов за партией в гольф, «создал» 300 тысяч рабочих мест, провел столько-то митингов и столько-то встреч на высшем уровне. Сам Трамп тоже любит эти цифры. Ни в его словах, ни в сотнях публикаций по случаю сотого дня не найти глубинного анализа или прогноза на будущее. И это не случайно.

В США свободу слова часто понимают как принуждение к открытости, забывая, что она подразумевает также и свободу молчания. На протяжении многих лет американские президенты разжевывали каждый сделанный или даже предстоящий шаг, и СМИ не было нужды прибегать к научному гаданию по открытым источникам, то есть к анализу: им и так все подавалось на блюде.

Трамп, еще будучи кандидатом в президенты, утверждал, что такая открытость американской верхушки — ошибка как в тактическом, так и в стратегическом плане. Он обещал никого не посвящать в свои планы и, похоже, держит это обещание не только по отношению к СМИ, но и по отношению к ближайшим соратникам. Это не только позволяет ему придавать каждому своему шагу сенсационность, но и держать отвыкших просчитывать наперед противников в неведении.

Последнюю неделю глава Белого дома посвятил исключительно внутренней политике. Результатом встреч, консультаций, разъездов и прочей вполне обычной работы стали пять президентских указов, довольно необычных для США, но совершенно логичных с точки зрения политики президента-бизнесмена.

Два указа посвящены сельскому хозяйству и природопользованию. Одним указом Трамп создает специальную министерскую комиссию, призванную находить проблемы земледельцев, решать их на своем уровне, а если не получается — докладывать президенту. Второй указ изменяет политику создания государственных заповедников и природоохранных зон и инициирует пересмотр присвоения данных статусов землям за последние 10 лет. В обоих указах фигурирует как будто бы вынутая из старого сундука холодной войны фраза «продовольственная безопасность»… По-видимому, как и многие другие реформы, начатые в последние 100 дней, эта имеет двоякую цель. С одной стороны, она призвана ввести в коммерческий оборот новые земли, создать новые рабочие места и облегчить работу на земле, с другой — уменьшить долю импортеров, в том числе Китая.

Другой экономический указ Трампа ослабляет до упора завинченные Обамой гайки в сфере добычи полезных ископаемых на шельфах и запускает подобный вышеописанному пересмотр в сторону понижения статусов природоохранных зон. Он также требует от профильных ведомств ускорения и упрощения процедур согласования для желающих разрабатывать такие месторождения. Данный указ также, как кажется, должен возыметь сильное внутриполитическое действие. Это удар по «зеленым», ведущим достаточно успешную войну с нефтяниками, добиваясь запрета на разработку сланцевых месторождений на уровне отдельных штатов, и еще один знак внимания крупным корпорациям — одному из центров поддержки нынешнего главы Белого дома. Не исключено также, что появление нынешнего указа, открывающего путь к американским шельфам, как-то связано с тем, что администрация не допускает нефтяников к шельфам российским.

Еще одним указом Трамп радикально снижает влияние федеральной власти на образование, запрещая вмешиваться в создание программ, расписаний, утверждение учебников и многие другие вопросы. Все это должны делать штаты по своему усмотрению. Для федерального министерства образования также вводится чрезвычайно жесткая норма, согласно которой любой руководящий или рекомендательный документ (включая письма в стиле «дорогие коллеги»), направляемый из Вашингтона «вниз», должен быть опубликован для неограниченного доступа.

Зачем нужная такая прозрачность и децентрализация и с каким взглядами Трампа они соотносятся, не совсем ясно. Возможно, это удар по ненавидящей Трампа либеральной интеллигенции, составляющей образовательный бомонд США и настолько переполнившей своими взглядами выходящие из-под пера учебные пособия, что даже русские школьники и студенты оказываются под ударом.

Последний указ направлен на защиту бывших военных от произвола чиновников профильного ведомства — министерства по делам ветеранов. Он создает внутри министерства специальную комиссию для очистки собственных рядов и тщательного разбора всех поступающих жалоб.

Таким образом, вновь обратив свой взор на внутренние проблемы, Трамп одновременно пытается обнадежить своих избирателей — простых рабочих и фермеров, подкидывает сочный кусок промышленникам — своим единственным союзникам среди «сильных мира сего», помогает военным, на чью мощь опирается во внешней политике, и ограждает будущих избирателей — нынешних школьников — от «вражеской» пропаганды.

Ситуация в американской политике все еще далека от спокойной. Трамп еще не обжился на новом месте, а его противники еще не расстались с мечтой об импичменте. Но курс нового президента обретает все более ясные черты, а нападки оппонентов все больше походят на формальные и не имеющие конкретной цели. Новый «лидер свободного мира» еще явно не исчерпал запас своих задумок и заготовок. Нам еще многое предстоит увидеть.

Иван Кузнецов

США > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 2 мая 2017 > № 2164917


Франция > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 2 мая 2017 > № 2164408

Франсуа Фийон, бывший кандидат в президенты Франции от правой партии «Республиканцы», заявил во вторник, 2 мая, о намерении временно уйти из политики и рассказал, что подал в суд на сатирическую газету Le Canard enchaîné.

«Я намерен теперь отойти в сторонку и оттуда наблюдать за происходящим», — сказал Фийон после встречи с избирателями в парижском Доме химии.

Он уточнил, что не намерен участвовать в июньских выборах в парламент.

Фийон окончательно подтвердил заявление о наменении «отойти от политической жизни», сделанное сразу после первого тура президентских выборов 23 апреля.

Сейчас Фийон является депутатом Национального собрания Франции от Парижа. Он был кандидатом в президенты от правой партии «Республиканцы», но заняв 23 апреля в первом туре третье место, вылетел из президентской гонки.

Еще к концу января все опросы показывали, что Фийон станет президентом Франции. Но финансовые скандалы, начало которым положил 24 января сатирический еженедельник Le Canard enchaîné, обвалили рейтинг Фийона.

Напомним, еженедельник опубликовал информацию, согласно которой жена кандидата Пенелопа Фийон получила в качестве депутатской помощницы 500 тысяч евро из госбюджета. При этом доказательств ее работы журналисты обнаружить не смогли. Затем информация дополнялась, а кроме того, появлялись другие политико-финансовые скандалы.

Сегодня Фийон также заявил о том, что подал против газеты Le Canard enchaîné жалобу в суд.

По данным газеты, адвокаты Фийона сослались на статью L97 Избирательного кодекса, которая предусматривает наказание за распространение «ложных новостей» и «клеветнических слухов» с целью влияния на ход выборов. Издание сообщает, что в рамках изучения жалобы Фийона в полицию на 11 мая вызван главный редактор и один журналист.

Ранее в апреле Фийон обвинил в организации атаки на него президента Франсуа Олланда.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 2 мая 2017 > № 2164408


Франция > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 2 мая 2017 > № 2164406

Почему во Франции не сложился «республиканский фронт» образца 2002 года?

Наблюдатели сходятся во мнении, что атмосфера между двумя турами президентских выборов в 2017 году совсем не та, что в 2002-м, когда французы — как левые, так и правые — объединились в «республиканский фронт» против прошедшего во второй тур основателя Нацфронта Жан-Мари Ле Пена. Во втором туре ему удалось набрать всего 18% голосов. Опросы общественного мнения прочат его дочери, Марин Ле Пен, около 40% голосов во втором туре: за нее теперь готовы голосовать часть правых и левых избирателей. Русская служба RFI разбиралась, почему раскололся французский «республиканский фронт» против крайне правых.

Ни чума, ни холера

Атмосфера 1 мая 2017-го — совсем не та, что была 1 мая 2002-го. 15 лет назад 1,3 млн французов (только по официальным данным) разных политических взглядов по призыву профсоюзов вышли на улицу, чтобы единодушно сказать «нет» прошедшему во второй тур основателю Нацфронта Жан-Мари Ле Пену. В парижской демонстрации тогда участвовали около 400 тысяч человек. В этом году полиция насчитала на профсоюзном шествии от площади Республики до площади Нации в Париже 30 тысяч человек, организаторы — 80 тысяч.

В 2002 году французы массово отдали свои голоса Жаку Шираку — чтобы преградить дорогу крайне правым, приход которых к власти виделся катастрофой. За правого Ширака голосовали и его политические оппоненты с левого фланга, выходившие на акции с лозунгом «Votez escroc, pas facho!» («Голосуйте за мошенника, но не за фашиста!»).

«Это просто не может быть предметом для дискуссий. Нужно пойти и проголосовать за Эмманюэля Макрона», — призвал на днях действующий президент Франции Франсуа Олланд, напомнив о едином порыве французов в 2002-м.

Однако в 2017-м подобные дискуссии возникли. В этом году даже не удалось договориться об общей гражданской демонстрации против Марин Ле Пен 1 мая. И если на некоторых первомайских акциях призывали голосовать за Эмманюэля Макрона, чтобы преградить дорогу Ле Пен, на других — критиковали обоих и призывали просто не голосовать за Нацфронт, не давая дальнейших указаний.

Были и акции, на которых активисты выходили с лозунгом «ни чума, ни холера» и призывали не отдавать голос ни за крайне правую Ле Пен, ни за центриста и бывшего инвестбанкира Эмманюэля Макрона, которого они считают защитником интересов капитала и финансового сектора. Многие профсоюзные деятели и левые не могут забыть экс-министру Макрону также пакт либеральных мер в области экономики и реформу трудового кодекса, против которой они выходили на массовые акции протеста в прошлом году.

«Для нас 1 мая — повод сказать „нет“ обоим кандидатам. Фашизм, конечно, хуже, чем Макрон, но левые и правые используют Нацфронт уже 30 лет в качестве пугала, чтобы сохранить власть. Мы отказываемся поддаваться на этот шантаж и голосовать за Макрона», — говорит студент Тома, вышедший на первомайскую акцию в Бордо.

Профсоюзы, организовавшие первомайское шествие на востоке Парижа, призвали «преградить дорогу» Марин Ле Пен, но не призвали голосовать за Эмманюэля Макрона. Во главе демонстрации в окружении лидеров профсоюзов шел крайне левый Жан-Люк Меланшон. В первом туре он набрал почти 20% голосов. Политик долго не давал советов относительно голосования во втором туре, но в итоге призвал своих сторонников не голосовать за Нацфронт, но все-таки не дал указаний — как поступить: голосовать за Макрона, опустить в урну пустой бюллетень или вовсе не участвовать в голосовании.

Сам же лидер крайне левых призвал Эмманюэля Макрона сделать «жест» в сторону сторонников «Непокорной Франции». Однако Макрон уже заявил, что не откажется от реформы трудового кодекса, против которой протестовали в прошлом году левые и участники профсоюзного движения. «Я не буду изменять мой проект, чтобы убеждать избирателей, которые не голосовали за меня в первом туре», — отрезал кандидат-центрист.

Тем временем Марин Ле Пен открыто старается перетянуть на свою сторону голосовавших за Меланшона. Последний опрос общественного мнения свидетельствует о том, что она может рассчитывать на поддержку 19% голосовавших за крайне левых, на 25% голосовавших за правого Франсуа Фийона и на 5% отдавших свои голоса социалисту Бенуа Амону.

Смена имиджа

Если в 2002 году результат в 17% Жан-Мари Ле Пена стал для французов настоящим шоком, то результат его дочери в более 21% не стал ни для кого сюрпризом: соцпросы в течение многих месяцев предрекали ее выход во второй тур. В первом туре последних региональных выборов и выборов в советы департаментов Нацфронт уже становился первой партией Франции по числу голосов.

24 апреля 2002 года уже через несколько часов после объявления результатов первого тура тысячи человек вышли на улицы, чтобы сказать «нет» Жан-Мари Ле Пену, вечером 23 апреля несколько сотен человек вышли на акции в Париже, били витрины, бросали разными предметами в полицию и выкрикивали «Ни Ле Пен! Ни Макрон!».

Одной из причин ослабления «республиканского фронта» против крайне правых называют стратегию Марин Ле Пен на смену имиджа Нацфронта, на «сглаживание» ультраправого дискурса, который был присущ основателю Нацфронта Жан-Мари Ле Пену. Два года назад Марин Ле Пен вступила со своим отцом в открытый конфликт после его скандальных заявлениях о газовых камерах, которые, по его словам, являются лишь «деталью» в истории Второй мировой войны. Жан-Мари Ле Пена даже исключили из рядов партии. Впрочем, по решению суда, Жан-Мари Ле Пен все еще остается почетным председателем Нацфронта.

Многие эксперты сходятся во мнении, что французы не готовы протестовать против Марин Ле Пен, как они протестовали против ее отца, Жан-Мари Ле Пена. И стратегия на смену имиджа принесла свои плоды: многие уже не считают Нацфронт маргинальной партией. И ее популярность растет на фоне экономического кризиса и неприятия элит.

Преподаватель истории и политической социологии в университете Sciences Po Марк Лазар замечает в интервью порталу Francetvifo, что лидеру Нацфронта удалось спутать карты по такой важной и объединяющей позиции, как антифашизм. «В 2002 году Жан-Мари Ле Пен ассоциировался напрямую с ультраправыми и с фашизмом исходя из его личного прошлого, из его ориентиров, из его политической культуры. … Стратегия „реабилитации“ Марин Ле Пен ставит в тупик ее оппонентов. Они чувствуют, что она представляет что-то более сложное. Поэтому антифашистский дискурс имеет сейчас меньший вес».

По словам преподавателя, возможно, именно из-за ослабления веса антифашистского дискурса в борьбе против Нацфронта и наблюдается слабая мобилизация между двумя турами выборов и акции как против Ле Пен, так и против Эмманюэля Макрона. За последнего некоторые левые отказываются голосовать из-за его либерализма. На этом фоне Марин Ле Пен постоянно напоминает об банковском прошлом Эмманюэля Макрона и часто называет своего соперника «бесчувственным банкиром», из-за чего ее уже обвинили в использовании «старого антисемитского штампа».

Франция > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 2 мая 2017 > № 2164406


Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > kyrtag.kg, 2 мая 2017 > № 2164044

Депутаты Жогорку Кенеша предлагают поднять избирательный залог для кандидатов в президенты со 100 тысяч до двух миллионов сомов. Предложение озвучено в ходе парламентских слушаний по поправкам в закон «О выборах президента КР и депутатов Жогорку Кенеша КР» во вторник.

«Законопроектом предлагается установить избирательный залог для кандидатов в президенты в размере от одного до двух сомов», - сообщил один из авторов законопроекта Дастан Бекешев.

Однако член ЦИК Гульнара Джурабаева отметила, что предлагаемая сумма избирательного залога непосильна для многих кандидатов.

«Если будет принята данная норма, то многие кандидаты из простого народа попросту не могут участвовать на выборах», - отметила она.

В свою очередь один из инициаторов поправок депутат Мирлан Жээнчороев отметил, что в 2011 году в выборах президента участвовали более 80 кандидатов, расходы на проведение выборов были значительные.

«Мы считаем, что хоть какую-то часть затрат на проведение выборов необходимо восстановить, поэтому кандидаты должны внести свой вклад в проведение выборов», - отметил он.

Глава ЦИК Нуржан Шаилдабекова пояснила, что в 2011 году на проведение президентских выборов было израсходовано 234 млн 830 тыс. сомов из республиканского бюджета.

Напомним, в настоящее время избирательный залог для кандидатов в президенты составляет 100 тыс. сомов.

Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > kyrtag.kg, 2 мая 2017 > № 2164044


Россия > Внешэкономсвязи, политика > akm.ru, 2 мая 2017 > № 2163785

Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко и председатель Госдумы Вячеслав Володин подготовили проект поправок в закон "О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации", а также в закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации". Законопроект внесен в Госдуму 2 мая 2017 года. Об этом говорится в сообщении нижней палаты парламента.

Поправки направлены на повышение статуса члена Совета Федерации и депутата Госдумы при взаимодействии с должностными лицами федеральных органов государственной власти, а также с должностными лицами региональных и муниципальных органов власти.

Речь идет о праве на прием в первоочередном порядке должностными лицами, что необходимо для осуществления парламентариями их полномочий. По мнению авторов законопроекта, необходимость внесения поправок связана с обращениями граждан или отстаиванием интересов регионов, что требует принятия решения на уровне исполнительной власти и органов местного самоуправления.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > akm.ru, 2 мая 2017 > № 2163785


Украина. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 мая 2017 > № 2162557 Илья Пономарев

Есть две причины, по которым Порошенко до сих пор не встретился с Трампом

Светлана Шереметьева, Апостроф, Украина

Российский политик и бизнесмен, бывший депутат Госдумы РФ Илья Пономарев, который сейчас живет на Украине, в интервью «Апострофу» рассказал о выборах во Франции, американской «вендетте» против Дональда Трампа, вероятности того, что химическое оружие в сирийской провинции Идлиб применили вовсе не силы Башара Асада, и том, почему Петр Порошенко до сих пор не встретился с президентом США.

«Апостроф»: Недавно состоялся первый тур выборов во Франции. Как вы оцениваете первые результаты? Чего ждать от второго тура?

Илья Пономарев: Это вариант самый ожидаемый. Главный был вопрос — Макрон будет первым или Ле Пен. Они же подошли ко дню голосования с минимальным разрывом, четверка лидеров в среднем имела по 20%. Вопрос был в «скрытом избирателе», то есть в том эффекте, который сработал на Брексит или в Штатах в пользу Трампа — он мог бы обеспечить первое место Ле Пен. Но этого не произошло в силу достаточно интересного факта — высокого места Жана-Люка Меланшона, лидера Левого фронта Франции, максимально левого кандидата. В вопросе протестных настроений что ультралевые, что ультраправые опираются на примерно одного и того же избирателя. Другое дело, что правые предлагают рабочему классу бить «черных», бить приезжих, утверждая, что вся проблема в «понаехавших». А левые говорят о том, что проблема не в каких-то чужаках, а в наших собственных кровопийцах, которых нужно бить. Но и то, и то — это протест против истеблишмента, против действующей элиты, против тупика, в котором оказалась страна.

Мы видим сейчас, что сложение голосов этих двух кандидатов дает 40% избирателей Франции, что во Франции антиэлитные, протестные настроения очень сильны. Тупик действующей системы очевиден. Тот же самый Меланшон на предыдущих выборах набрал порядка 11% голосов, а сейчас — 20% и имел реальные шансы попасть во второй тур. Если бы не было кандидата от социалистов, оттянувшего часть голосов, то он бы попадал в следующий раунд и там гарантированно обыгрывал бы Ле Пен.

В любом случае, Макрона, которого чаще всего классифицируют как правоцентриста, на мой взгляд, наиболее правильно сравнивать не с правыми политиками, а скорее с новыми левыми, леволиберальными политиками. Это человек такого же типа, как Тони Блэр в Великобритании или как Трюдо в Канаде. Он же был ключевым министром правительства социалиста Олланда, в нем гораздо больше его риторики, он апеллирует к социал-демократическому избирателю, профсоюзам, но тем из них, которые боятся резких движений, которые предлагал Меланшон, но тем не менее выступают за социальное государство, а не за неолиберализм.

— То есть с таким президентом, как Макрон, Франция сможет выйти из затянувшегося кризиса?

— В ситуации серьезного кризиса, а Франция, безусловно, находится на самом деле в сильном экзистенциальном кризисе и не понимает, куда дальше двигаться после метаний от Саркози до Олланда, это неплохой компромиссный вариант. Но из кризиса всегда легче выходить с людьми ярких взглядов, ярких позиций. Может, и не крайних, но с человеком, который в состоянии стучать по столу и настаивать на своей точке зрения. Макрон производит впечатление гораздо более компромиссного в этом смысле человека, более взвешенного. Но такова воля французского народа, посмотрим, что из этого получится.

— Похожий кризис не только во Франции. В Великобритании Тереза Мэй объявила о досрочных выборах. Как вы смотрите на ситуацию там?

— Досрочные выборы — самый правильный шаг для британцев. Я всегда считал, что, если ты не знаешь, как поступить, или знаешь, что ситуация спорная, всегда нужно консультироваться с гражданами, чтобы они сказали, что на эту тему думают. И в этой связи досрочные выборы — это абсолютно правильный и морально оправданный шаг, потому что граждане страны практически разделились 50 на 50 по вопросу о Брексите, преимущество было минимальным. Я вообще считаю, что в любом законодательстве о референдумах нужно оговаривать, чтобы решения принимались квалифицированным большинством.

— Для чего?

— Если общество раскалывается, как сейчас в Турции, то когда происходят фундаментальные изменения конституции страны, а разница всего в 2% между теми, кто «за», и теми, кто «против», это неправильно. Это провоцирует гражданское противостояние, недоверие к власти, отчуждение значительной части населения от своей собственной страны, какие-то взаимные претензии и обиды. Эта разница — статистическая погрешность, колебания, которые могут зависеть от случайных факторов, вплоть до погоды, на самом деле.

— Вы недавно вернулись из Штатов. Дональд Трамп занимает пост президента уже сто дней. Насколько, по вашему мнению, он изменился с момента избирательной кампании? Что можно назвать успехом, а что — провалом? После ситуации в Сирии стало понятно, что Трамп — это далеко не мягкий Обама.

— Ситуация очень тревожная с точки зрения внутренней обстановки в США, потому что продолжается война подавляющего большинства американских СМИ со своим президентом. Это просто вендетта какая-то! И это уже нездоровая ситуация, в ней виноваты обе стороны. Неприятно, что журналисты, вместо того чтобы выполнять профессиональный долг — информирование общества, становятся пропагандистами, продвигателями одной конкретной точки зрения, антитрамповской, и всякая объективность потерялась. Трамп говорит, что «это охота на ведьм». И я, честно говоря, склонен в этом смысле с ним согласиться. Это весьма неприятно и действительно подрывает доверие к демократической системе как таковой. То, что происходит сейчас в Америке, меня сильно огорчает.

— А в самой политике Трампа есть какие-то изменения?

— А политики Трампа во многом из-за этого противостояния никакой и не было, одни метания. Он пытается восстановить управляемость. Одно из основных его обещаний — отмена обамовской реформы здравоохранения — уже провалилось, и слава богу. Даже сами республиканцы в Конгрессе раскололись и не были в состоянии поддержать инициативу Белого дома.

Работа по созданию рабочих мест внутри страны началась, но, поскольку это экономический процесс, он будет долгим. Хотя здесь можно сказать, что есть успехи, это видно по биржевым рынкам, по Уолл-стрит, индексы растут как на дрожжах. Это означает, что инвесторы верят в то, что американская экономика будет расти, и готовы ее кредитовать. Но это все равно больше планы, чем что-то уже сделанное.

То, что происходило в Сирии, является как раз отражением этой внутриполитической борьбы. О Трампе настолько много все говорят, что он чуть ли не «русский агент» и что он ничего не сделает вразрез с путинской линией, что ему нужно было сделать какой-то жест, который бы показал его самостоятельность в принятии внешнеполитических решений. Вся эта операция в Сирии, с моей точки зрения, — чистой воды постановка. Запущено 59 ракет, погибло семеро сирийских военных. Но они что там — «трансформеры» какие-то, «спасители галактики» — что на каждого сирийского военного нужно было по девять ракет, чтобы он погиб? На самом деле, американцы предупредили об этой самой бомбардировке, а операция была, прежде всего, на телевизионную картинку, показать дорогим американцам, что главнокомандующий не спит, реагирует, действует, а все остальное — ложь и клевета.

— Что это решение Трампа значит для России?

— Это не значит ровным счетом ничего, потому что американцы предупредили и повели себя как джентльмены. Это не было односторонним решением, как это случалось ранее. Россия с этим фактически согласилась, выключив свои системы ПВО и дав возможность американцам спокойно бомбить. В этом смысле ситуация похожа на договорной матч.

Тем более что, хотя подавляющее большинство американских экспертов считают, что химическое оружие было применено Асадом, на самом деле, доказательств тому никаких нет. И я, например, не понимаю, с чего бы Асаду было применять это химическое оружие. Я не исключаю, что так оно и было, но не видел пока никаких материалов, которые бы это доказывали. Может быть, они существуют, а может быть, и нет, как когда-то было с химоружием Саддама Хусейна. Но я считаю, когда принимаются какие-то важные международные решения, то неплохо бы, чтобы они были как-то обоснованы. С одной стороны, есть американское утверждение, что это был Асад. С другой стороны, есть сирийское утверждение, что это были повстанцы. У повстанцев точно гораздо больше мотивов, чем у Асада. Зачем ему этим заниматься, ему что — скучно там стало и захотелось, чтобы его побомбили? В чем суть этого самого действия: взорвать бочки с отравляющими веществами, которые на ситуацию никак не влияют, нет ничего критического на фронте, чтобы любой ценой нужно было остановить противника. Если это решение принял Асад, то это могло быть только запугивание. Зачем, не понимаю.

Но Вашингтон сейчас живет уже другими размышлениями: ожиданиями, ударит ли Трамп по Северной Корее. Сейчас по его поведению очевидно, что во время визита китайского лидера во Флориду они за закрытыми дверями проговорили эту тему, и Китай будет как минимум держать нейтралитет, если не помогать в этом деле.

— Это такая последовательная агрессивная политика Трампа на международной арене или вынужденная мера, как считаете?

— Вынужденно с точки зрения внутренней политики. Еще раз скажу, что Трампу сейчас изо всех сил нужно перехватить инициативу. Главная проблема современной Америки — раскол ее общества. Только что вышел очередной опрос общественного мнения, который показывает, что уровень поддержки Трампа — не более 40%, а 55% его не поддерживают. Но в этих 40% почти все — республиканские избиратели, среди них Трампа поддерживает 90% и только 7% не поддерживает, а среди демократов почти такое же соотношение, но в обратную сторону. То есть поддержка Трампа у демократов составляет 12-13%, а 80% с чем-то его не поддерживают. Это ненормальная ситуация, потому что одно дело, когда выборы, кандидаты мобилизуют своего избирателя, а другое дело — послевыборная ситуация, когда эти цифры должны приходить хотя бы к 70 на 30. Более спокойное должно быть соотношение у противостоящих лагерей. А тут максимальная заостренность, которая только может быть. Обаму республиканцы все время критиковали, что он не может работать с оппонентами, но у того гораздо более здоровыми эти цифры были, чем то, что есть сейчас у Трампа.

И все эти внешнеполитические действия позволяют перетащить часть оппозиции на свою сторону. Даже значительная часть демократов поддерживает подобные шаги. Тем, что он их совершает, он раскалывает ряды своих оппонентов.

— Как будут дальше выстраиваться отношения между США и Россией?

— Я думаю, что Россия хочет, естественно, договориться, но у Трампа маневр сейчас весьма ограничен. Эти обвинения в дружбе американского президента с Путиным очень сильно повлияли на него. Любое взаимодействие с Россией для Трампа токсично, и нельзя достигнуть реально никакого публичного соглашения, никакой публичной сделки с Путиным, потому что тут же это будет использовано во внутриполитической борьбе в самих США. Под ковром они все равно могут решать вопросы, и наверняка, когда будет встреча Трампа с Путиным в июле в Гамбурге на саммите «большой двадцатки», они будут обсуждать многие темы, в том числе 100% будут обсуждать вопрос Украины.

Но Трамп ничего не сделает публично на эту тему. И в этом смысле для вас хорошая новость. Но есть и плохая — по-прежнему с украинской стороны никакого системного взаимодействия с США нет. Максимум, чего оказалось возможным достичь, — это разговор президента Украины с госсекретарем Рексом Тиллерсоном. И это очень плохо. Конечно, нужно приложить все усилия, чтобы до саммита G20 президент Порошенко увидел бы президента Трампа и подготовил бы его тем самым к разговору с Путиным, передал какие-то конкретные параметры мирного урегулирования на востоке Украины, что-то, что могло бы прийти на замену Минским соглашениям.

— Почему такая встреча между Трампом и Порошенко не состоялась?

— С американской стороны сохраняется очень большой уровень раздражения, потому что все те же самые люди об этом хлопочут, которые совсем недавно агитировали за Клинтон, а в Белом доме это очень болезненно воспринимают, очень болезненно. Это для Украины серьезная проблема, то есть нужно выставлять других людей для переговоров, которые бы не были засвечены в ходе выборов. Кстати, по той же причине нежелания общаться с политическими оппонентами никак не могут сформировать кадровый состав Госдепартамента, потому что слишком большое количество самих американских дипломатов высказывались против Трампа, и это стало для них черной меткой.

Это субъективная причина, но есть и объективная: пока нет темы для разговора. Такой темой мог бы быть новый мирный план. Но у вас такая ситуация, что, хотя есть большое количество самодеятельных мирных планов, которые разные депутаты Верховной Рады ходят и высказывают, но за ними ничего не стоит, кроме личных амбиций. Поэтому американцам такие идеи совершенно не интересны. Даже с точки зрения повышения уровня информированности. Они уже подустали от этих самодеятельных политиков, которые там тусуются, все время ходят и пытаются с кем-то встречаться, что вызывает раздражение. В Вашингтоне говорят: мы хотим разговаривать, но с теми людьми, которые готовы отвечать за свои слова, которые готовы предлагать то, что они сами могут сделать, а не свежие мысли в стиле «давайте прыгнем на Луну». И, конечно, инициатива должна прийти от президента.

Украина. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 мая 2017 > № 2162557 Илья Пономарев


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 2 мая 2017 > № 2161254

Скандал со многими… известными: крах идеи общественных советов?

Автор: Кенже ТАТИЛЯ

Последние две недели ознаменовались демаршами наших известных соотечественников: Аружан Саин, Досым Сатпаев, Рахим Ошакбаев, Бота Жуманова вышли из составов общественных советов (ОС), созданных при акимате города Алматы и Едином накопительном пенсионном фонде (ЕНПФ).

Когда таким образом известные, публичные люди «делают ручкой» государственным институтам, это может быть свидетельством того, что в обществе накопилась критическая масса неприятия методов работы госорганов. А потому любой подобный случай требует своевременного осмысления и анализа. Тем более если речь идет об общественных советах, которые, по идее, должны стать инструментом, позволяющим сделать работу госструктур более прозрачной и открытой для граждан.

С самого момента создания ОС многие наблюдатели высказывали плохо скрываемый скепсис по поводу их будущего. В качестве одного из аргументов они указывали на незрелость институтов гражданского общества, без которых сама идея общественного мониторинга деятельности госорганов теряла всякий смысл. И с этим трудно было не согласиться. Но, как говорится, надежда умирает последней, и ОС стали создавать чуть ли не повсеместно. Правда, оценить качество их работы представлялось невозможным, поскольку отсутствовали какие-либо четко очерченные критерии. К тому же решения ОС, согласно законодательству. носят лишь рекомендательный характер (они вовсе необязательны к исполнению), а значит, о результативности работы советов судить крайне трудно.

Взять, например, тот же ОС южной столицы. Припоминается, как только что назначенный акимом города Бауыржан Байбек, собрав всех председателей КСК, публично пообещал навести порядок. Общественный совет Алматы взял этот вопрос под свой контроль. Больше года под его эгидой проводились публичные слушания, по их итогам ОС выработал конкретные предложения, которые были направлены акиму города. Тот со всеми ими вроде бы согласился и пообещал, что они будут реализованы. Но как это зачастую бывает, все потихонечку сошло на нет. А ведь речь шла об очень важных и системных вещах, затрагивающих интересы сотен тысяч жителей Алматы.

Вполне уместно было бы задаться вопросом: а какие вообще животрепещущие проблемы города смог разрешить ОС за время своего существования? Увы, похвастать ему особо нечем. Как говорят эксперты, он, по сути, трансформировался в некую группу оперативного реагирования, которая занимается какими-то бытовыми спорами во дворах и микрорайонах и фактически увязла в текучке, тем самым подменяя городских чиновников. Но при этом у него нет ни полномочий, ни реальных рычагов воздействия на структуры, от которых зависит решение тех или иных проблем. Вот недавно, например, затопило значительную часть Алматы, что еще раз наглядно продемонстрировало недееспособность городских служб. ОС как бы присутствует при всех этих эксцессах, но никак не может повлиять на ситуацию. Вот такая грустная картина получается.

Что касается ОС при ЕНПФ, то, согласно инсайдерской информации, раскол в нем случился из-за фигуры Петра Своика. Точнее, из-за создания группы, которая должна была заняться комплексной разработкой всей пенсионной проблематики. Докладчиком по этому вопросу как раз и был Своик (предполагалось, что он и будет возглавлять данную группу). Против создания такой группы решительно выступили член ОС Азамат Джолдасбеков и ранее вышедший из состава ОС (поскольку был назначен советником председателя Нацбанка) Айдархан Кусаинов.

Эти двое, признавая важность выдвигаемых Своиком вопросов, высказали мнение, что на них не стоит отвлекаться, поскольку есть конкретная специфика ЕНПФ и нужно сконцентрироваться именно на этом. Дескать, проблемы всей пенсионной системы не могут являться объектом интересов ОС. Хотя, как утверждают те же инсайдерские источники, все вопросы, которые ставил П. Своик, так или иначе касались накопительной пенсионной системы и не выходили за рамки компетенции ЕНПФ и ОС. То есть спор был вокруг того, действительно ли ОС будет поднимать важные вопросы или же сосредоточится на каких-то второстепенных проблемах внутреннего характера. Раскол случился именно из-за этого разночтения, в результате чего Досым Сатпаев и еще двое покинули ряды ОС.

Если все было именно так, то напрашивается вывод: это рано или поздно должно было случиться. Яркие личности с активной гражданской позицией (а в том, что ушедшие из ОС ЕНПФ являются таковыми, сомнений нет) в силу исповедуемой ими жизненной философии и профессиональной этики должны были войти в противоречие с логикой действий бюрократической машины. А вот скучные и ничего не значащие люди могут там оставаться и как-то действовать. Правда, будет ли от этого прок, сказать трудно.

Комментарий в тему

Мы попросили некоторых прямых и косвенных фигурантов этих историй высказать свое видение роли и задач ОС, адресовав им следующие вопросы:

Нужны ли нам общественные советы вообще? Если да, то какой должна быть их роль?

На ваш взгляд, что необходимо для того, чтобы ОС стали реальным фактором, влияющим на работу государственных органов?

Общественные советы – это суррогат представительных органов

Петр Своик, общественный деятель:

Общественные советы появились как попытка суррогатной замены неработающих представительных органов. И сами по себе они, конечно, не имеют перспективы: если уж маслихаты при акимах и парламент при правительстве неработоспособны, хотя и вписаны в законодательство, в процедуры и имеют финансовую основу для своей деятельности, то чистая самодеятельность в виде ОС тем более нежизнеспособна.

ОС в лучшем случае могут служить местом для формулирования и попыток выработки каких-то системных решений, после чего и должны закончить свое существование. Максимум их возможностей – вскрыть проблему и дать предложение по ее решению. А длительное и полезное пребывание общественных советов при госорганах, при которых они были созданы, нереально.

Мировая практика ХХ века отработала схему, при которой исполнительная власть сопровождается представительной властью. Последняя есть четко конституированная часть общей власти, у нее свои полномочия, своя доля ответственности и свои источники существования. И именно через нее решаются вопросы представительства населения, социальных слоев, отдельных групп во власти.

Общественные советы в их нынешнем самодеятельном виде в принципе не могут играть такую роль и решать такие задачи. Хочу еще раз подчеркнуть: это суррогат.

Гражданское общество может и должно существовать, если оно институировано во власть. Его вершиной являются политические партии. Вся гражданская деятельность так или иначе концентрируется вокруг политических партий, которые как часть гражданского общества в цивилизованных странах входят в систему государственной власти.

Через политические партии как высший концентрат гражданской деятельности осуществляется непосредственное функционирование власти. Причем в такой определяющей функции, как законодательство. Поэтому в цивилизованных обществах представительная власть является одновременно и законодательной. А исполнительная просто исполняет принимаемые представительной властью законы.

У нас же представительная власть играет вспомогательную, не самостоятельную, ведомую роль. Это относится и к маслихатам при акиматах, и к парламенту при правительстве. И поскольку наши представительные органы недееспособны, то возникает иллюзия, что их можно заменить общественными советами. Но они дважды неработоспособны по сравнению с неработоспособными представительными органами. Это суррогатный заменитель неработающих представительных органов.

Власть и общество должны взаимодействовать цивилизованно

Аружан Саин, директор благотворительного фонда:

Мне кажется, что деятельность общественных советов изначально и сильно пересекается с тем, чем должны заниматься мажилис или маслихаты. В то же время следует понимать, что без таких гражданских образований в принципе невозможно нормальное функционирование государства. Люди, сталкиваясь с теми или иными проблемами, объединяются, чтобы решить их. В нашем конкретном случае это объединения родителей детей-инвалидов, детей-аутистов, детей, страдающих ДЦП и т.д. Зачастую эти люди лучше, чем врачи или чиновники от медицины, понимают суть проблем и пути их возможного решения. Потому что они живут внутри этих проблем и вынужденно поставлены в условия, когда им просто нужно стать профессионалами в данных вопросах.

Мне нравится, как работает подобная система в Германии. Там каждая земля (административная единица) самостоятельно решает проблемы своего местного уровня, а федеральные власти обязаны учитывать их мнение. И если, допустим, местные жители выступают против того, чтобы через какой-то участок их территории прокладывался автобан федерального уровня, то центральная власть обязательно изменит маршрут и построит его в обход. В каком-то виде (будь то ОС или маслихат) подобная форма взаимодействия власти и общества должна быть, по идее, и у нас. Это то, без чего современная цивилизованная жизнь невозможна.

Всем нам необходимо научиться жить без указки сверху. Если приняли какой-то закон, то очень важно, чтобы он неукоснительно исполнялся. В том числе и закон об общественных советах. Здесь важно движение навстречу друг другу: и сверху, и снизу. Важно понять, что пока наши граждане будут пассивны, пока большинство из нас будет сидеть и ждать, что кто-то - президент, министр, аким, депутат - придет и решит все наши проблемы, ничего не изменится.

У нас многие законы прописаны правильно, но они попросту не работают. И в этом одинаково виноваты как те, кто не исполняет их, так и те (сами граждане), кто не предпринимает усилий по защите своих прав. Понятно, что один в поле не воин. Поэтому нашим гражданам надо объединяться и спокойно, двигаясь в правовом поле, учиться решать свои насущные проблемы. Будут создаваться некие сообщества и группы людей, из них выделятся отдельные личности, досконально понимающие суть проблем и знающие пути их решения. То есть будет идти процесс кристаллизации лидеров, которые, на мой взгляд, и должны будут войти в общественные советы. Тогда их работа пойдет в правильном направлении, а значит, повысится и ее эффективность. Только при таком сценарии не будет бессмысленного разброса сил и распыления средств, когда все занимаются всем, а в итоге никакого толку.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 2 мая 2017 > № 2161254


Венесуэла > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 2 мая 2017 > № 2161209

Президент Венесуэлы призвал переписать конституцию страны

Оппоненты обвиняют Николаса Мадуро в попытке отсрочить выборы

Стремясь обуздать нарастающий политический кризис, президент Венесуэлы Николас Мадуро призвал принять новую конституцию, что вызвала осуждение со стороны его оппонентов.

В понедельник Мадуро подписал президентский указ о созыве конституционной ассамблеи и дал туманное описание своего плана в телеобращении, заявив, что 500 членов ассамблеи будут избраны «трудящимися», чтобы заменить документ, в последний раз подвергавшийся пересмотру в 1999 году при предшественнике Мадуро Уго Чавесе.

«Час настал, братья. Не подведите меня. Не подведите Чавеса и вашу родину», – цитирует заявление Мадуро агентство Associated Press.

По словам президента, избраны будут меньше половины членов ассамблеи, при этом политические партии в процессе участвовать не смогут.

Оппоненты Мадуро и некоторые аналитики назвали этот шаг предлогом для переноса региональных выборов, назначенных на этот год, и президентских выборов 2018 года.

Лидеры оппозиции призвали граждан Венесуэлы проигнорировать заявление Мадуро и продолжать уличные протесты, которые идут в стране почти ежедневно уже больше месяца.

«Мы должны продолжать борьбу», – сказал в понедельник вечером президент контролируемой силами оппозиции Национальной ассамблеи Хулио Борхес, назвавший решение Мадуро «попыткой обмануть венесуэльский народ с помощью механизма, который представляет собой не что иное, как государственный переворот».

Борхес призвал венесуэльцев блокировать улицы Каракаса на два часа во вторник и активизировать демонстрации в среду.

«Покажите им, что им придется вырезать целый город, посадить нас в тюрьму или уничтожить, но мы народ Венесуэлы не сдастся», – добавил он.

Тысячи сторонников Мадуро вышли на улицы Каракаса в День труда в знак поддержки так называемой «Боливарианской революции», начатой 18 лет назад Чавесом.

Давно копившаяся политическая напряженность достигла пика в конце июля, когда Верховный суд Венесуэлы, где большинство мест занимают назначенцы Чавеса и Мадуро, вынес постановление о прекращении законодательных полномочий Национальной ассамблеи. После возмущенной реакции внутри страны и за ее пределами решение было отменено, однако гнев общественности это не ослабило.

Демонстранты требуют восстановить демократические нормы, в том числе – признать законодательную власть Национальной ассамблеи, освободить политзаключенных и допустить в страну гуманитарную помощь. Из-за многолетней политической и экономической нестабильности в стране ощущается острая нехватка продовольствия, медикаментов и других товаров первой необходимости.

В ходе затяжных протестов против администрации Мадуро погибли 29 человек, сотни пострадали, приблизительно 1300 – были задержаны.

Венесуэла > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 2 мая 2017 > № 2161209


Россия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 2 мая 2017 > № 2161208 Уильям Браудер

Уильям Браудер: Путин и российские чиновники помогли принятию «Законов Магнитского»

Глава Hermitage Foundation прокомментировал вступление в действие «поправок Магнитского» в Британии

МОСКВА — В конце прошлой недели в Великобритании королевой Елизаветой II была подписана и введена в действие «поправка Магнитского» – дополнение к «Закону о преступных финансах», в соответствии с которым находящиеся в Великобритании активы лиц, ответственных за масштабные нарушения прав человека, подлежат замораживанию.

Британские парламентарии, инициировавшие принятие этого законопроекта, назвали его в честь Сергея Магнитского – российского аудитора, раскрывшего крупное мошенничество с российскими налоговыми средствами, и погибшего в заключении в 2009 году, предположительно, по вине тех, кто был причастен к этой налоговой афере. Законопроект отчасти повторяет «Закон Магнитского», принятый ранее в Соединенных Штатах.

Лондон с начала 2000-х годов является местом, куда стремились российские капиталы самого разного происхождения, и где недвижимостью и другими активами владеет большое количество богатых россиян. Теперь у британского правительства появилась законная возможность финансово наказать тех из них, кто причастен к нарушениям прав человека у себя на родине.

Бывший коллега Сергея Магнитского, глава фонда «Hermitage Foundation» Уильям Браудер рассказал в эксклюзивном интервью Русской службе «Голоса Америки» об успехе кампании «Справедливость для Сергея Магнитского», а также о своих выводах по поводу того, почему российских следователей, поместивших Магнитского в заключение, защищали на самом верху.

Данила Гальперович: В конце прошлой недели в Великобритании обрела силу закона поправка в закон «О преступных финансах», которую ее инициаторы назвали «поправкой Магнитского». Вы – инициатор кампании «Справедливость для Сергея Магнитского», которая продолжается уже несколько лет. Довольны ли вы ее результатами?

Уильям Браудер: Когда я только начинал эту кампанию, на меня все смотрели как на сумасшедшего, говоря мне, что невозможно встать на пути у нарушений прав человека, допускаемых режимом Путина, и что Запад не даст этим нарушениям какой-то ответ. А сейчас у нас уже есть несколько случаев успеха — сначала в США был принят специфичный для России «Закон Магнитского», потом там же был принят «Глобальный закон Магнитского», вслед за этим Эстония приняла свой «Закон Магнитского», теперь это сделала Британия, а летом или ближе к концу года такой же закон должен быть принят и в Канаде. Мы также знаем, что свой «Закон Магнитского» уже готовится в Литве, а в нескольких других странах по поводу принятия подобного закона идут дискуссии. Я бы сказал, что основной вклад в то, что эти законы начали приниматься, внесли своим плохим поведением российские официальные лица и Владимир Путин лично. Чем больше они показывали миру свое истинное лицо, тем становилось яснее, что должен существовать какой-то механизм за пределами России, чтобы у этого поведения возникали серьезные последствия.

Д.Г.: Если говорить о последствиях финансовых, о тех деньгах, хищение которых из российского бюджета раскрыл Сергей Магнитский — удается ли найти эти деньги и обнаружить конкретных лиц, ответственных за их вывод из России?

У.Б.: В дополнение к политической кампании мы также проводили кампанию по поиску этих 230 миллионов долларов, пропажу которых Сергей Магнитский обнаружил, за что его и убили. И мы преуспели в том, чтобы отыскать эти деньги по всему миру. Сейчас уже проводится около дюжины уголовных расследований, и примерно 44 миллиона долларов уже заморожены. Я думаю, что когда мы закончим наши поиски, то все эти деньги будут обнаружены. И они будут заморожены, как и некоторые другие средства. Я за это время понял, что на самом деле не существует способа скрыть такое количество денег — у них остается постоянный и обнаруживаемый след.

Д.Г.: В Совете Европы на прошлой неделе вы участвовали в слушаниях, посвященных попыткам использования Интерпола в политических целях. Ваша книга «Красный циркуляр» – о том, как Россия пыталась добиться вашего ареста и транспортировки в Москву, поэтому она названа так же, как и уведомление Интерпола о розыске. Возможно ли, по-вашему, усилиями международного сообщества прекратить случаи, когда государства просят Интерпол доставить им тех, на кого они охотятся из политических соображений?

У.Б.: Я как раз являюсь живой иллюстрацией того, как Россия пыталась злоупотребить использованием Интерпола – чиновники в России завели дело против меня с явной политической составляющей для того, чтобы наказать меня за принятие «Закона Магнитского» в США. В моем случае, поскольку он получил очень большую огласку, для Интерпола было правильным решением не идти на сотрудничество с Россией. К сожалению, я представляю, скорее, исключение, а не правило, потому что многие жертвы политических преследований в России не имеют такой же известности, как у меня. И в их делах Интерпол иногда сотрудничает с Москвой полностью. Поэтому задачей той работы, которая сейчас проводится в Совете Европы и других местах, в том числе и с моим участием, является некое изменение правил Интерпола с тем, чтобы Россия больше не смогла злоупотреблять этой структурой без последствий.

Д.Г.: В ходе вашей кампании «Справедливость для Сергея Магнитского» появился ли у вас ответ на вопрос, возникавший у многих с момента гибели Магнитского – почему тех, кого считают прямыми ответственными за эту гибель, офицеров-следователей нижнего и среднего звена российской правоохранительной системы, защищали на уровне президента России, правительства и руководства спецслужб?

У.Б.: В последние 12 месяцев мы получили гораздо больше информации, чем раньше, о том, кто мог получить выгоду от этого преступления (вывода российских налоговых денег за границу — Д.Г.). С опубликованием «Панамских бумаг» мы узнали, что Сергей Ролдугин, знаменитый виолончелист из России, был получателем средств, которые появились в результате этой аферы. Также из «Панамских бумаг» мы узнали, что господин Ролдугин был получателем двух миллиардов долларов от российского государства и российских олигархов, будучи при этом доверенным человеком Владимира Путина. И если у вас вызывает доверие то, что он был таким доверенным лицом Путина – а я этой информации доверяю – то вполне может быть, что не только «офицеры среднего звена» могли нажиться на этом преступлении, но и сам Путин тоже.

Д.Г.: Я помню, что когда Дмитрию Медведеву в мае 2011 года, бывшему в это время в должности президента России, задали вопрос о «Деле Магнитского», он сказал, что в нем «не все так просто», и что он разговаривал по этому поводу с руководителем Следственного комитета и директором ФСБ. А другие представители российских властей говорили, что дело касается «безопасности страны».

У.Б.: Ну, если Путин действительно был причастен к смерти Сергея Магнитского и сокрытию обстоятельств этого преступления, и люди узнают об этом, то под угрозой окажется безопасность самого главы государства в юридическом смысле. Так что, если они говорили о «безопасности страны», то они, наверное, это имели в виду.

Россия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки. Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 2 мая 2017 > № 2161208 Уильям Браудер


Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 2 мая 2017 > № 2161207

Встреча Меркель и Путина: в повестке дня – Украина и Сирия

Канцлер ФРГ и президент РФ провели переговоры в Сочи

Во вторник в Сочи состоялась встреча канцлера Германии Ангелы Меркель и президента РФ Владимира Путина.

На совместной пресс-конференции по итогам встречи Путин отверг утверждения о вмешательстве России в прошлогодние президентские выборы в США. По словам российского президента, такие предположения – «всего лишь слухи», которые используются для достижения политических целей в Соединенных Штатах.

Заявления Путина противоречат заключению разведслужб США, согласно которому Россия несет ответственность за взлом почтовых серверов Демократической партии США с целью поддержать республиканского кандидата Дональда Трампа и нанести ущерб его сопернице от Демократической партии Хиллари Клинтон.

Отвечая на вопросы журналистов, Меркель заявила, что не боится угрозы вмешательства России в предстоящие в этом году выборы в Германии и на появление недостоверной информации будет отвечать, обращаясь к фактам.

«Я не опасливый человек. Я буду бороться за победу на выборах в соответствии с моими убеждениями», – сказала Меркель, добавив, что будет решительно бороться с любыми кампаниями по дезинформации.

Одной из тем переговоров стала ситуация в восточной Украине, которую российский лидер назвал источником серьезного беспокойства. По словам Путина, в ходе встречи была вновь отмечена необходимость имплементации Минских соглашений всеми сторонами. При этом он добавил, что гибель наблюдателя ОБСЕ не причинила серьезного ущерба миротворческим усилиям.

Меркель и Путин также обсудили конфликт в Сирии, отметив потребность в более активном переговорном процессе. По словам Путина, оба лидера считают необходимым провести полноценное расследование химической атаки в Сирии и решительно осуждают любое применение химического оружия. Путин также заявил, что виновных в совершении атаки необходимо найти и привлечь к ответственности, однако это можно сделать только по результатам беспристрастного расследования.

«Мы решительно осуждаем любое применение химического оружия. Виновных в гибели сирийцев нужно, безусловно, найти и наказать, – заявил Путин на пресс-конференции. – Но сделано это может быть только в результате тщательного и беспристрастного расследования».

«Убеждены, решение сирийского вопроса может быть найдено только мирным путем и под эгидой ООН», – сказал Путин.

ФРГ придерживалась жесткой позиции по Сирии и выступала против российской поддержки режима сирийского президента Башара Асада. По словам Меркель, Россия в определенной степени несет ответственность за гибель людей в результате авиабомбардировок российских ВВС по районам с гражданским населением.

Во вторник Путин призвал к укреплению хрупкого перемирия в Сирии. В среду в Астане запланированы переговоры под эгидой России с участием сирийских повстанцев и представителей властей Сирии.

«Наша задача в том, чтобы создать условия для объединения, для прекращения боевых действий, для прекращения взаимного уничтожения, создание условий для политического взаимодействия всех противоборствующих сил», — сказал Путин.

В ходе встречи Меркель также обсудила с Путиным ситуацию с преследованием геев в Чечне. За день до переговоров в Сочи российкие полицейские задержали активистов ЛГБТ.

Во время первомайской демонстрации в Санкт-Петербурге российские полицейские задержали около 20 активистов, выступающих в защиту прав геев. Среди задержанных был и лидер НКО, которая помогала чеченским геям покинуть страну, где им грозили пытки и другие формы преследования.

В России действует жесткое законодательство, регулирующее проведение массовых мероприятий. После встречи с Меркель Путин высказался в защиту действий полиции во время разгонов недавних протестов.

«Правоохранительные органы России ведут себя гораздо более сдержанно и либерально, чем их коллеги в некоторых европейских странах», – сказал Путин в ходе пресс-конференции.

Визит Меркель в Россию во вторник – первая двусторонняя встреча лидеров Германии и России с тех пор, как в 2014 году Россия аннексировала принадлежащий Украине Крым, что привело к самой интенсивной конфронтации между Москвой и странами Запада со времен «холодной войны».

Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 2 мая 2017 > № 2161207


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 2 мая 2017 > № 2161194

В Сенате США отложено обсуждение новых санкций против России

Вместо этого законодатели сосредоточатся на законопроекте о противодействии влиянию России в Восточной Европе

Лидеры комитета Сената по международным отношениям приняли решение в ближайшее время не заниматься новым законопроектом о санкциях против России в связи с ее попытками повлиять на выборы в США.

Вместо этого председатель комитета Боб Коркер и старший демократ в комитете Бен Кардин согласились продолжать работу над законопроектом о противодействии российскому влиянию в Восточной Европе без введения санкций.

Ожидается, что в основу этого документа будет положен законопроект, предложенный Кардиным в январе, но из него будут изъяты положения о санкциях.

Законопроект Кардина был поддержан десятью республиканскими «ястребами», включая сенаторов Джона Маккейна, Линдси Грэма и Марко Рубио.

«Мы не будем готовить законопроект о санкциях против России, – заявил Коркер изданию Politico в понедельник. – Сенатор Кардин и я договорились о том, как двигаться дальше и вот что мы будем делать. Мы подготовим законопроект о санкциях против Ирана. Он будет готов к концу нынешнего рабочего периода. Мы также подготовим законопроект о противодействии России в Европе. В этих двух направлениях мы будем работать».

Пресс-секретарь Кардина Шон Бартлетт в электронном письме подтвердил достижение соглашения.

«Сенатор Кардин поддерживает серию предложений по России, но надеется работать с председателем Коркером по данному законопроекту в качестве первоначального шага по привлечению России к ответственности за ее дестабилизирующую деятельность», – сказал Бартлетт.

Законопроект о санкциях против России был направлен на то, чтобы наказать Москву за ее вмешательство в президентские выборы в США в ноябре.

В понедельник Коркер заявил, что хочет дождаться завершения расследования деятельности России во время выборов, которое ведет комитет Сената по разведке, прежде чем вводить новые антироссийские санкции.

«Я думаю, что есть общее понимание, что эта администрация не будет предпринимать попыток отменить санкции, как опасались многие, включая меня, – сказал Коркер. – Мы подождем какое-то время. Возможно, в какой-то момент мы займемся санкциями».

Член комитета по международным отношениям Рубио в понедельник дал понять, что он недоволен решением отложить законопроект о санкциях.

«Думаю, что заниматься вопросом о санкциях против России можно в любое время, учитывая то, что они сделали», – сказал Рубио.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 2 мая 2017 > № 2161194


Сирия. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 2 мая 2017 > № 2161177 Леонид Исаев, Николай Кожанов

После химии и ракет. Как меняются позиции России и США по Сирии

Леонид Исаев, Николай Кожанов

Удар по базе Шайрат неизбежно поднимал вопрос, в состоянии ли Россия защитить своих союзников. Тем более что за время своего присутствия в Сирии она создала устойчивый миф о неприкасаемости всех, кого защищает.

Когда в начале апреля в сирийской провинции Идлиб произошла химическая атака, на которую Вашингтон ответил ракетными ударами по авиабазе Шайрат, большинство экспертов заговорили о том, что для российского присутствия в Сирии настал переломный момент. Правда, в вопросе о природе перелома единодушия уже не было.

Одни считали, что России наконец-то указали на место и теперь она должна осознать, что времена «нерешительного» Барака Обамы закончились. Другие говорили, что удар по базе Шайрат в очередной раз напомнит Москве, что решить сирийский кризис в одиночку не под силу никому, а потому надо искать общий язык с другими державами (прежде всего США). Наконец, нашлись и те, кто с фатализмом заговорил о том, что новый виток насилия в Сирии может поставить мир на грань конфликта двух держав: Россия, мол, не пойдет на уступки США по Сирии, нарастит помощь Асаду и начнет открыто противодействовать Вашингтону, перечеркнув наметившиеся перспективы для российско-американского ситуативного взаимодействия.

К счастью, ни один из этих сценариев не реализовался, хотя серьезная опасность усиления конфронтации между Россией и США существовала, а отношения между ними, по словам Путина, деградировали еще сильнее, чем при Обаме.

Кто убийца-дворецкий?

В охлаждении российско-американских отношений заинтересованы многие, как в самой Сирии, так и за ее пределами. Поэтому однозначно утверждать, кто устроил химатаку в Хан-Шейхуне, сложно.

Сирийское руководство, судя по его заявлениям, не склонно искать компромиссов с оппозицией и грезит о невозможном – о полном возвращении контроля над всей страной военным путем. Добиться этого без военной помощи союзников и в первую очередь России она не в состоянии. Однако в Москве прекрасно понимают, что амбиции баасистов ничем не подкреплены, а их выполнение потребует увеличения российского военного присутствия, а это несет в себе неоправданные политические риски.

Более того, участие в очередных военных кампаниях в Сирии чревато для российского руководства тем, что издержки и вовсе перевесят добытые с огромным трудом преимущества. Все это вынуждает Москву не наращивать военный потенциал в Сирии, а пытаться продать те ликвидные активы российской внешней политики, которые она сейчас имеет.

Дамаск это не устраивает, и он с завидной периодичностью срывает миротворческие усилия России, устраивая разного рода провокации. После срывов переговоров Москва, как правило, с новой силой начинает оказывать силовое давление на противников режима, еще больше втягиваясь в военные действия. Если это Асад действительно нанес удар по Хан-Шейхуну, он прежде всего хотел окончательно похоронить политический процесс, начатый в Женеве и Астане, спровоцировав очередной виток конфликта, на этот раз в провинции Идлиб, на которую сирийский режим нацелился еще после взятия города Алеппо.

Получив благодаря российской поддержке возможность наступать, сирийский режим окончательно решил сделать ставку на военное урегулирование конфликта, причем преимущественно руками союзников. Нежелание Дамаска переходить к политическому диалогу понятно – баасисты в этом случае рискуют безвозвратно потерять свою монополию на власть, которую придется делить с давними противниками.

Поэтому режим стремится загнать американо-российские отношения в настолько глубокий кризис, чтобы Россия отказалась от дальнейших переговоров и попыталась решить сирийский вопрос исключительно силовым путем на стороне Дамаска. Эпизодически это получается, как, например, прошлой осенью в Алеппо, где после срыва Лозаннских договоренностей Лаврова – Керри сирийская армия при поддержке российских ВКС начала бомбить город.

Главная угроза для баасистского руководства сегодня не столько ИГИЛ или «Тахрир аш-Шам» (бывшая «Джебхат ан-Нусра», обе запрещены в РФ), а сирийская оппозиция и прежде всего ее вооруженное крыло, имеющее свои позиции «на земле» и участвующее в женевских переговорах. Именно она, а также курды – основные претенденты на места в переходном органе власти, предусмотренном резолюцией Совета Безопасности ООН №2254, и активные сторонники новой Конституции, которая перераспределила бы властные полномочия между центром и регионами и между различными политическими силами.

Заинтересованы в химатаке могли быть и иранцы. По словам некоторых экспертов, их связи с сирийскими ВВС, особенно по линии разведки, очень сильны, и они вполне могли договориться сбросить авиабомбу с химзарядом в расчете внести разлад в российско-американские связи.

Предыдущие два десятилетия весьма нестабильных российско-иранских отношений, когда Москва и Тегеран периодически предавали друг друга ради улучшения связей с третьими государствами, создали у иранцев сильнейшее недоверие к России. В результате, сотрудничая с Москвой в Сирии, иранцы постоянно опасаются, что Россия предаст их ради нормализации отношений с США или Турцией.

То, что именно Россия вопреки желанию Тегерана настояла на участии американцев в качестве наблюдателей в переговорах в Астане, вкупе с успешным взаимодействием Москвы и Вашингтона под Манбижем, где США и Россия совместными усилиями разрушили турецкие планы продвинуться в глубь Сирии, только способствовало усилению иранских опасений. Химатака и последовавшие авиаудары американцев гарантированно вносили разногласия в диалог между Москвой и Вашингтоном, исключая в понимании иранцев возможность «предательства» со стороны Москвы своих союзников – Дамаска и Тегерана.

Никто не отрицает всерьез и возможной причастности и сирийской оппозиции. После поражения в Алеппо она явно находилась в слабом по отношению к Дамаску положении. Приход на президентский пост в США Дональда Трампа давал немного надежд: Трамп открыто заявлял, что внутрисирийские проблемы должны решать сами сирийцы, а Америка должна сконцентрироваться на борьбе с терроризмом, отказавшись от идеи смены режима в Дамаске. Это ставило сирийскую оппозицию перед неутешительным выбором: либо пытаться при содействии Москвы интегрироваться в существующую систему власти, либо быть рано или поздно уничтоженной.

На этом фоне было необходимо любой ценой изменить отношение новой администрации США к сирийскому режиму. Лучшего способа, чем химатака, которую мировое сообщество, с большой долей вероятности, спишет на Дамаск, придумать сложно. Характерно, что буквально накануне инцидента в Хан-Шейхуне в Вашингтоне начал свой визит глава сирийского оппозиционного Высшего комитета по переговорам (эр-риядской группы) Рийад Хиджаб, который соответствующим образом отозвался на атаку, стремясь столкнуть между собой Москву и Вашингтон.

Наконец, еще одна сила, которой химатака была бы на руку, – это группировка «Тахрир аш-Шам». По мере установления режима прекращения огня на территории Сирии она стала терять свою популярность, потому что оказалась не способна выполнять функции гражданской администрации в относительно стабильное время. С учетом того, что из Алеппо в Идлиб бежало и много ее противников, влияние «дочки» «Аль-Каиды» в рядах оппозиции стало постепенно сокращаться. На момент химатаки бывшей «Ан-Нусре» нужно было любой ценой подорвать режим прекращения огня, а инцидент в Хан-Шейхуне не только мог поставить крест на мирном процессе, но и столкнуть между собой основных гарантов перемирия.

Без истерик

Единственной стороной, кроме Запада, которая никак не могла быть заинтересована в химической атаке в Идлибе, стала Россия. Для нее запуск политического процесса в Сирии – это возможность достойно выйти из сирийского конфликта. Все другие варианты чреваты высокими рисками, ростом стоимости присутствия Москвы в Сирии и последующим проигрышем.

Более того, Россия сейчас больше всех заинтересована в политическом урегулировании сирийского конфликта. Для нее срыв Женевы и Астаны чреват серьезными репутационными издержками. После окончательного срыва в сентябре 2016 года мирной инициативы, реализовавшейся в рамках Международной группы поддержки Сирии, где председательствовали РФ и США, Москва воспользовалась переходным периодом в американском руководстве, чтобы перехватить инициативу и обозначить свои правила игры в Сирии. Именно на это была направлена тройственная инициатива России, Ирана и Турции в декабре 2016 года и последовавшие за ней астанинский и женевский процессы.

С трудом возобновив переговоры по Сирии, Москва более, чем кто бы то ни было, заинтересована в их успехе. Ведь в случае провала Россия уже не сможет списать это на деструктивную роль США или других внешних партнеров, как это было раньше. Ставки в Женеве для Кремля слишком высоки, а результаты по-прежнему остаются непредсказуемыми, а значит, Москва заинтересована в деэскалации сирийского конфликта, а также в создании условий для того, чтобы придать грядущей встрече хоть сколько-нибудь конструктивный характер.

Но кто бы ни устроил варварскую химатаку в Хан-Шейхуне, он очень сильно рассчитывал, что Москва не сможет проявить хладнокровие и выдержку, а эмоционально отреагирует на последовавшую американскую акцию возмездия, что неизбежно приведет к новому витку напряженности в Сирии. Расчет в целом был вполне оправдан: Москва часто чрезмерно озабочена формальностями и тем, как она будет выглядеть в глазах мирового сообщества. Удар по базе Шайрат неизбежно поднимал вопрос, в состоянии ли Россия защитить своих союзников. Тем более что за время своего присутствия в Сирии она создала устойчивый миф о неприкасаемости всех, кого защищает.

Осенью 2016 года, когда ВВС США по ошибке нанесли удар по позициям сирийской армии в Дейр-эз-Зоре, российское Минобороны сообщило, что доставило в Сирию комплексы С-300, многозначительно добавив, что «радиус действия зенитных ракетных систем С-300 и С-400 может стать сюрпризом для любых неопознанных летающих объектов», а также о том, что у боевых расчетов российских ПВО «вряд ли будет время на выяснение по прямой линии точной программы полета ракет и принадлежности их носителей». Это создало представление о том, что Москва гарантирует своему союзнику полную защиту от военных нападений со стороны внешних сил и особенно со стороны стран – членов антитеррористической коалиции во главе с США.

К тому же в прошлом Москва не раз демонстрировала излишнюю эмоциональность и готовность к необдуманным и резким шагам в ситуации, когда что-то идет не по ее плану или она считает, что ее неоправданно игнорируют. Постфактум российское руководство все же пытается переосмыслить все произошедшее, но на сегодняшний день ситуация усугубляется еще и тем, что непредсказуемость действий России дополнилась такими же непредсказуемыми действиями Вашингтона, от которого привыкли ожидать более взвешенных и прагматичных решений.

Впрочем, истерики в этот раз не было. В первый день после атаки на Шайрат Россия, судя по всему, действительно стала готовить асимметричный ответ США. Было приостановлено действие механизмов, позволяющих США и России избегать случайных столкновений в небе над Сирией, часть сирийских ВВС была переброшена на базу Хмеймим, в Москве зазвучали голоса о необходимости усилить работу российских и сирийских систем ПВО. Но вскоре резкость заявлений пошла на спад.

Россия сверила позиции с Дамаском и Тегераном, успокоила партнеров, что не собирается их менять на лучшие отношения с США (а возможно, и пожурила за развязывание новой волны насилия в Сирии), связалась с другими региональными державами – Турцией и монархиями Залива, чтобы убедить их сохранить астанинский и женевский форматы. Одновременно Москва постаралась взять под свой контроль международное расследование химатаки в Хан-Шейхуне. В ходе визита Рекса Тиллерсона в Москву Сергей Лавров и Владимир Путин послали Трампу однозначный сигнал: российское руководство открыто к обмену мнениями даже в том случае, если результаты от него не вполне очевидны.

Россия удержалась от резких шагов по двум причинам. С одной стороны, в Москве быстро осознали, что удар по Шайрату американцы нанесли под влиянием момента и с целью показать части собственных избирателей, что новый президент действительно способен на жесткие шаги. Иными словами, Трамп просто не мог не отдать приказ об ударе после того, как американское общественное мнение пришло к выводу, что химатака была устроена баасистами. В противном случае это лишь добавило бы критики в адрес нового президента, особенно со стороны его коллег по Республиканской партии.

Поступок Трампа скорее ситуативный – последующее затишье подтвердило, что четкой стратегии в Сирии у Вашингтона как не было, так и нет. Более того, тратить силы в Сирии на свержение Асада американцы не хотят, предпочитая позиционировать ракетный удар как предупреждающий сигнал баасистскому режиму, а не прелюдию к наземной операции. А значит, Москва по-прежнему остается одним из главных факторов, определяющих ситуацию «на земле».

С другой стороны, помог и скорый визит госсекретаря США. Он был воспринят в России как знак, что новая американская администрация все еще считает Москву серьезной силой и готова к разговору с ней, а ракетная атака на Шайрат не была призвана как-либо унизить Кремль или продемонстрировать неспособность России защитить своих союзников. В конце концов, Трамп, хоть и действовал неожиданно, все же предпринял предусмотренные в таких случаях шаги, чтобы связаться с Россией и предупредить о ракетном ударе. Иными словами, все формальности были соблюдены.

Кроме того, невольную роль в удержании Москвы от поспешных решений сыграл и отказ главы МИД Великобритании Бориса Джонсона посетить Россию. На этом фоне в целом не столь результативный визит Рекса Тиллерсона смотрелся как жест уважения к России. Британцы подобно громоотводу приняли на себя значительную часть раздражения Москвы за Хан-Шейхун и Шайрат. Знаменитая отповедь и.о. постпреда России при ООН с требованием «не отводить глаза» была направлена именно против британцев, а не американцев.

Таким образом, ситуативный инцидент с базой Шайрат не внес особых изменений ни в американскую, ни в российскую стратегию на Ближнем Востоке. Кремль по-прежнему ждет внятной позиции Штатов по сирийскому кризису, но кадровый вакуум в Госдепартаменте никак не позволяет американцам перейти от лозунгов к практическим действиям. А раз так, то и реагировать Москве не на что. Не видя изменений за океаном, Россия сохранит свою стратегическую линию, направленную на то, чтобы запустить процесс политического урегулирования в Сирии под российским контролем и в рамках уже созданных для этой цели переговорных институтов.

Сирия. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 2 мая 2017 > № 2161177 Леонид Исаев, Николай Кожанов


Казахстан. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 2 мая 2017 > № 2161145

Президент России Владимир Путин подписал закон «О ратификации протокола о внесении изменений в соглашение между Российской Федерацией и Республикой Казахстан о статусе города Байконур, порядке формирования и статусе его органов исполнительной власти от 23 декабря 1995 года». Соответствующий документ опубликован на официальном-интернет портале правовой информации, передает МИА «DKNews» со ссылкой на КазТАГ.

«Ратифицировать протокол о внесении изменений в соглашение между РФ и РК о статусе города Байконур, порядке формирования и статусе его органов исполнительной власти от 23 декабря 1995 года, подписанный в Москве 12 апреля 2016 года», - говорится в тексте документа.

Как пишут росСМИ, согласно документу, на ввозимую с Байконура на иную территорию Казахстана продукцию будет применяться нулевая ставка НДС. Также товары освобождаются от акцизов.

При ввозе продукции в Байконур из других казахстанских городов налоги будут взиматься по ставкам Казахстана. Эти товары также будут облагаться косвенными налогами по ставкам, установленным российским Налоговым кодексом. Исключение составят товары, которые в соответствии с законодательством о налогах и сборах, не подлежат налогообложению при ввозе в Россию и на территории, находящиеся под ее юрисдикцией. Если местом реализации товаров является Байконур, то налоги предлагается взимать в соответствии с НК РФ.

Казахстан. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 2 мая 2017 > № 2161145


США. Венесуэла > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 2 мая 2017 > № 2160882

Соединенные Штаты обеспокоены планами властей Венесуэлы созвать учредительное собрание для изменения конституции страны, заявили в госдепартаменте США.

"Мы еще многого не знаем о конституционной ассамблее, но первые сообщения очень тревожат", — заявил на брифинге заместитель помощника госсекретаря США Майкл Фицпатрик.

По его словам, такие инициативы США не считают демократическими. Также представитель госдепа выразил сожаление в связи с выходом Венесуэлы из Организации американских государств.

"Режим решил поменять правила в середине игры", — сказал Фицпатрик.

По его словам, власти страны таким образом пытаются отменить запланированные выборы в представительные органы власти Венесуэлы и вместо этого "вручную назвать людей в конституционное собрание".

Представитель госдепартамента также повторил призыв США к властям и оппозиции Венесуэлы избегать насилия и эскалации насилия.

Ранее на фоне многодневных протестов оппозиции президент Венесуэлы Николас Мадуро заявил о созыве учредительного собрания. Согласно конституции Венесуэлы, источник власти в стране — народ Венесуэлы, и эта власть может осуществляться через национальное учредительное собрание, созываемое для изменения государственного строя, создания нового порядка и составления новой конституции.

Решение Мадуро вызвало резкую критику оппозиции. Глава парламента Хулио Борхес назвал решение Мадуро нарушением конституции и государственным переворотом, а также призвал к сопротивлению. Один из основных лидеров оппозиции Энрике Каприлес также призвал людей выйти на улицы и не подчиняться решению главы государства.

США. Венесуэла > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 2 мая 2017 > № 2160882


Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 2 мая 2017 > № 2160874

Президент России Владимир Путин и канцлер Германии Ангела Меркель не обсуждали тему санкций, Москва традиционно не затрагивает этот вопрос, рассказал пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

"Санкции не обсуждались. Президент Путин традиционно не обсуждает санкции. Упоминались санкции, их наличие и то, что санкции добавляют проблемности двусторонним отношениям. Да, это со стороны Меркель обсуждалось, но санкции как таковые предметом разговора не были", — сказал Песков.

"Традиционно сохраняется позиция Германии, которую разделяют некоторые страны Европы, относительно того, что санкции увязываются с реализацией минских договоренностей. Такая позиция также традиционно встречает наше непонимание, потому что Россия не является стороной этого конфликта. Если даже бегло прочитать текст минских договоренностей, там точно понятно кто что должен делать, Россия в данном случае — выступать страной — гарантом", — сказал Песков.

Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 2 мая 2017 > № 2160874


Великобритания. Польша. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 мая 2017 > № 2160685

Англичане на линии Вислы

Дэниел Кавчински (Daniel Kawczynski), Rzeczpospolita, Польша

Первые годы XXI века поразили мир стремительностью перемен. К сожалению, динамика политических событий не настраивает на оптимистический лад и вызывает тревогу. Наращивающие вооружения Китай и Япония, накалившаяся ситуация в районе Южно-Китайского моря, дестабилизация на Ближнем Востоке и в Северной Африке, миграционный кризис, нестабильное положение евро и доллара на мировых рынках — это лишь часть тех проблем, с которыми нам придется иметь дело в ближайшее время. В Варшаве особенное беспокойство вызывает конфликт на востоке Украины, который может углубиться и обернуться серьезными последствиями для Польши.

Сила и диалог

Роль Российской Федерации на постсоветском пространстве, в прежней сфере влияния СССР, получает очень разные оценки. Влияния Москвы заметны на находящихся за пределами России территориях с русскоязычным населением, и это может привести к дестабилизации этих регионов, что видно на примере Донбасса или Приднестровья. Представители российских властей говорят, что они занимаются лишь защитой русского меньшинства, но правда такова, что истинных намерений Кремля никто не знает.

Россия уже так велика, что ей не нужно ни пяди земли больше, заявлял в середине XIX века царь Николай I, между тем вскоре имперская политика этой страны достигла апогея своей активности. Это проявилось, в частности, в войне с Османской империей, Францией и Англией в Крыму, подавлении венгерского восстания в 1848 году и польского в 1863, а также войнах на Кавказе.

Идею преемственности российской политики очень точно сформулировал в своей книге «От белого до красного царизма» польский историк Ян Кухажевский (Jan Kucharzewski). Находясь в эмиграции в Америке, он доказывал, что политика России остается неизменной вне зависимости от сменяющих друг друга режимов. Конечно, мы не можем возлагать на современных россиян вину за их наследие, однако, взгляд на события с исторической перспективы позволяет понять, что они не любят отказываться от аргументов силы.

В подходе к России необходимы аверс и реверс. Конструктивный диалог с одной стороны и сила — с другой. Во взаимных отношениях нам следует сохранять твердость и способность сопротивляться, но одновременно — готовность в подходящий момент протянуть оливковую ветвь. Это один из самых эффективных, а одновременно сложных методов дипломатии.

Будучи членом Комитета по международным делам британского парламента, в ходе обсуждения темы российско-английских отношений я поднял тему возвращения Польше обломков президентского «Туполева», которые Москва использует для обострения ситуации в Европе.

Британские и американские лидеры неоднократно оказывали Польше дипломатическую поддержку. В 1980-х годах испытывавшая большую симпатию к полякам премьер-министр Маргарет Тэтчер проводила на Даунинг-стрит встречи с генеральным секретарем ЦК КПСС Михаилом Горбачевым. Они проходили в доброжелательной атмосфере, однако, «железная леди» оказывала на Советский Союз давление по нескольким важным вопросам.

Следует также вспомнить, как вел свою политику Рональд Рейган, который не допустил, чтобы США утратили свою доминирующую позицию, но одновременно выстроил личные конструктивные отношения с Горбачевым и привел к окончанию холодной войны.

Новый символ братства по оружию

Выводы из прошлого позволяют с оптимизмом взглянуть на будущее и усилия Варшавы, направленные на укрепление ее оборонного потенциала и налаживание тесных военных связей с Великобританией, а также другими странами НАТО. В Польшу в этом году прибыли 150 бойцов британского драгунского полка с полным оснащением, которые расположились в городе Ожиш Варминско-Мазурского воеводства. Это, конечно, лишь первый шаг к углублению наших двусторонних военных связей, но он стал очень важным символом партнерства в этой сфере.

Летом прошлого года я посетил населенный пункт Пяски, лежащий на Балтийской косе у польско-российской границы. Мне бы не хотелось, чтобы этот регион стал напоминать приграничную зону между Северной и Южной Кореей, представляется, однако, что возможность решать проблемы дипломатическим путем сможет гарантировать лишь баланс сил. Я регулярно встречаюсь с представителями польского руководства и уже не первый год веду кампанию за создание баз НАТО на восточном берегу Вислы. Польско-британские базы, как функционирующие на ротационной основе, так и постоянные, станут очередным символом нашего братства по оружию. Польские и британские военные, размещенные не только в Щецине, но и на линии Вислы, станут гарантами мира в регионе.

Современные войны не похожи на конфликты прошлого с четко обозначенными линиями фронта. Это гибридные конфликты, в которых особенно важную роль может сыграть концепция территориальной обороны. Добровольцы не станут, конечно, заменой нормальной армии, однако, они способны выступать важным элементом, который поддерживает боевой дух населения и помогает регулярным вооруженным силам в тылу.

В последние годы в Великобритании отмечается рост интереса к вступлению в военный резерв и к службе в войсках специального назначения. Я рассчитываю, что сотрудничество нашего подразделения SAS и польской группы GROM станет еще более активным и эффективным. Следующий шаг, о котором следует задуматься, — это упрощение доступа к личному оружию для ответственных поляков без судимостей, прошедших специальную подготовку. Лучшим примером государства, которое обеспечило себе внутреннюю и внешнюю безопасность, выступает Швейцария — невероятно твердый орешек для потенциального агрессора.

Польша — неотъемлемый элемент мировой архитектуры

Проекты некоторых европейских чиновников могут привести к выдавливанию из Европы американо-британских сил, которые с момента окончания Второй мировой войны служили гарантами мира на континенте. В связи с Брекситом Великобритания понимает необходимость налаживания прочных двусторонних отношений с готовыми к этому европейскими странами. Меня радуют, что председателя партии «Право и Справедливость» (PiS) Ярослава Качиньского (Jarosław Kaczyński) отличает вдумчивый подход к польско-британским отношениям, которые я имел удовольствие с ним обсудить. Доказательством укрепления этих отношений служат ставшие более регулярными заседания так называемой квадриги (министров обороны и иностранных дел двух стран), международные встречи и мероприятия, которые проводят неправительственные организации экономического и культурного профиля.

Истинным показателем намерений во внешней политике служат экономические контакты. Чем больше британских, американских и канадских инвестиций придет в Польшу, чем больше появится совместных польско-английских компаний и проектов, тем прочнее станут связи между нашими государствами и народами. Западу, в отличие от идеалистов-поляков, свойственен меркантильный подход, так что активизация торговых отношений укрепит потенциал польского государства и сделает его неотъемлемым элементом мировой архитектуры. Меня огорчают сообщения о том, что некоторые компании отказываются от инвестиций в Польше и выбирают соседние с ней страны, ссылаясь на то, что в них царит большая налоговая и правовая стабильность. Я возлагаю надежды на экономические идеи вице-премьера Матеуша Моравецкого (Mateusza Morawiecki), который старается привлечь серьезных инвесторов к долгосрочным планам по развитию польской промышленности, что может вернуть Польшу в серебряный век, описанный в книгах Павла Ясеницы (Paweł Jasienica).

Мой покойный дед Роман Кавчиньский (Roman Kawczyński), которого в середине прошлого века лишили имущества, нажитого предыдущими поколениями, и обрекли на нищету, говорил мне, что мир — это главная ценность, а его опорой служат экономическая и военная сила. Я верю, что в истории Польши и Великобритании наступает эпоха принятия верных решений.

Дэниел Кавчински — член Международного комитета британского парламента, бывший советник премьера Дэвида Кэмерона.

Великобритания. Польша. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 мая 2017 > № 2160685


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 мая 2017 > № 2160682

Оружие и религия: как американские консерваторы сблизились с Россией Путина

Том Хэмбургер (Tom Hamburger), Розалинд Хелдерман (Rosalind S. Helderman), The Washington Post, США

В 1980-х годах Брайану Брауну (Brian Brown) внушали, что коммунистический Советский Союз — это мрачное и страшное место.

Но Браун, который является ярым противником однополых браков, признается, что в последние несколько лет он все чаще стал встречать россиян на конференциях по вопросам семьи, и что ему удалось найти среди них множество единомышленников.

За последние четыре года Браун, который возглавляет Национальную организацию в защиту брака (National Organization for Marriage), посетил Москву четыре раза, включая поездку 2013 года, в ходе которой он выступил в Государственной Думе в тот момент, когда Россия приняла серию законов, направленных против геев.

«Я понял, что в бывшем Советском Союзе произошли огромные перемены, — сказал он. — В обществе чувствуется настоящее стремление вернуться к христианским ценностям».

В последние несколько лет значительные перемены происходят и в среде правых республиканцев.

В таких вопросах, как право на ношение оружия, терроризм и однополые браки, многие влиятельные консервативные деятели, разочарованные левым уклоном политики президента Барака Обамы, наладили связи с влиятельными россиянами и стали видеть в авторитарном российском лидере Владимире Путине потенциального союзника.

Такие перемены в отношении и взглядах в среде консерваторов помогают объяснить один из самых любопытных аспектов президентской кампании 2016 года, в частности смягчение традиционно жесткой позиции многих консерваторов по отношению к России. К большому беспокойству некоторых представителей истеблишмента Республиканской партии, поддержка кандидата Дональда Трампа со стороны партийной базы не уменьшилась даже после того, как он отверг жесткий тон кандидата на выборах 2012 года Митта Ромни (Mitt Romney), назвавшего Россию врагом Америки номер один, и несколько раз положительно отозвался о Путине.

Зарождавшийся альянс между россиянами и американскими консерваторами наглядно себя проявил в ходе нескольких мероприятий в конце 2015 года, когда внутри Республиканской партии усилилась борьба за право участвовать в выборах президента.

Высокопоставленные чиновники из Национальной стрелковой ассоциации — в пятницу, 28 апреля, на ее ежегодном съезде выступил Трамп, вот уже в третий раз за последние три года, — отправились в Москву, чтобы посетить предприятие по производству оружия и встретиться с членами российского правительства.

Примерно в то же время, в декабре 2015 года, евангелист Франклин Грэм (Franklin Graham) провел с Путиным частную беседу продолжительностью в 45 минут, в ходе которой президент России предложил ему помощь в проведении конференции, посвященной вопросу преследований христиан. Грэм был очень впечатлен, и после той встречи он сказал в интервью Washington Post, что Путин «отвечает на вопросы очень прямолинейно и не уклоняется от ответов так, как это делают многие наши политики».

Налаживание диалога между россиянами и американскими консерваторами, по словам экспертов, происходило как раз в то время, когда Россия начала активно помогать и оказывать влияние на ультраправые группы в Европе — это было накануне беспрецедентного вмешательства России в американскую предвыборную кампания, которая, как считают разведывательные агентства США, была направлена на то, чтобы помочь Трампу одержать победу.

Россияне и американцы, которые занимаются налаживанием новых связей, утверждают, что не являются частью кампании Кремля по усилению влияния на политику США. «Нам об этом ничего не известно», — сказал представитель Кремля Дмитрий Песков. По словам Брауна, активисты двух стран просто «объединяются под эгидой общих ценностей».

Пока остается неясным, какое влияние эти более тесные связи окажут на отношения США и России, которые еще ухудшились с началом расследования предположительного вмешательства России в выборы 2016 года и в результате роста напряженности вокруг гражданской войны в Сирии.

Однако очевидное увеличение числа контактов в последние несколько лет, а также участие в них чиновников российского правительства и влиятельных представителей Русской православной церкви приводит некоторых аналитиков к выводу, что за этим укреплением отношений стоит правительство России, которое стремится расширить влияние Путина.

«Возможно ли, что в данном случае речь идет об исполненных благих намерений людях, которые налаживают связи с американцами, имеющими некие общие интересы? Это возможно, — сказал Стивен Холл (Steven L. Hall), который 30 лет проработал в ЦРУ, прежде чем в 2015 году уйти в отставку. — Какова вероятность этого? Я не думаю, что такая вероятность вообще есть… С моей точки зрения, это, несомненно, является частью чего-то более масштабного».

Взаимодействия между россиянами и американскими консерваторами участились, когда Обама приготовился к переизбранию на второй срок.

В то время многие представители Республиканской партии говорили, что Обама не сумел справиться с той угрозой национальной безопасности, которую представляла собой агрессия Путина.

Однако внутри партийной базы уже начались изменения.

Как минимум одна связь возникла благодаря консервативному юристу из Нэшвиля по имени Клайн Престон IV (G. Kline Preston IV), который много лет занимался бизнесом в России.

По словам Престона, в 2011 году он представил тогдашнего президента Национальной стрелковой ассоциации Дэвида Кина (David Keene) российскому сенатору Александру Торшину, члену путинской партии, позже занявшему пост заместителя главы Центробанка России. Кин был решительным сторонником правых взглядов, бывшим председателем Американского консервативного союза (American Conservative Union) и с 2011 по 2013 год занимал пост президента Национальной стрелковой ассоциации.

Ни Кин, ни Торшин не отреагировали на просьбы дать интервью. Представитель ассоциации тоже отказался ответить на вопросы.

Будучи другом Михаила Калашникова, которого в России все уважают, потому что именно он создал знаменитый АК-47, в 2010 году Торшин написал брошюру в защиту права на хранение оружия, в которой на иллюстрациях были изображены люди, направляющие оружие на грабителей в масках. В этой брошюре приводилась статистика по США, чтобы обосновать снятие запрета на оружие. Кроме того, там был приведен русский вариант лозунга Американской стрелковой ассоциации: «Оружие не стреляет — стреляют люди».

Торшин также был лидером российского движения, выступавшего за сближение правительства и православной церкви.

«Система ценностей южных христиан и система ценностей русских очень похожи, — сказал Престон. — Так называемый конфликт между двумя нашими странами — это трагедия, потому что мы очень похожи в наших ценностях, наших интересах и во многом другом».

По словам Престона, эксперта по российскому законодательству, в офисе которого стоит белый фарфоровый бюст Путина, он много лет убеждал своих друзей из Теннесси не верить телерепортажам о том, что российский лидер убивает журналистов и диссидентов.

Престон был наблюдателем на российских парламентских выборах 2011 года, в результате которых в Москве начались массовые акции протеста. Однако, по мнению Престона, те выборы были честными и справедливыми.

Между тем Престон отметил, что он и Торшин заметили факты нарушения американских законов — постеры в поддержку Обамы были размещены слишком близко к пунктам голосования — когда Торшин приехал в Нэшвиль в качестве наблюдателя на президентских выборах 2012 года.

В России Торшин и одна из его помощниц, фотогеничная активистка из Сибири по имени Мария Бутина, занялись созданием движения в поддержку права на оружие.

Бутина основала группу «Право на оружие», и в 2013 году она вместе с Торшиным пригласила Кина и других сторонников идеи владения оружием из Америки на ежегодную встречу в Москве.

В программе того мероприятия, на котором собрались около 200 человек и которое проводилось в одном из московских конференц-залов, был показ мод, где модели демонстрировали одежду с потайными карманами для оружия.

Один из американцев, принявших участие в том мероприятии — Алан Готтлиб (Alan Gottlieb), основатель Second Amendment Foundation, — рассказал, что Торшин и Бутина пригласили его с супругой на ужин, на котором они вручили гостям подарки, продемонстрировавшие, что россияне заранее выяснили предпочтения и интересы своих гостей: супруга Готтлиба, которая очень любит кружево, получила изысканную экзотическую ткань, а самому Готтлибу вручили юбилейные марки.

«Они хотели поддерживать отношения и налаживать дружбу», — сказал Готтлиб.

Бутина, которая сейчас учится в магистратуре Американского университета в Вашингтоне, сообщила изданию Washington Post в электронном письме, что устремления ее группы не находят широкого отклика в среде российских чиновников и что группа никогда не получала финансирования от правительства или от Национальной стрелковой ассоциации. Она подчеркнула, что никогда не работала на правительство, добавив, что с теми американскими активистами, с которыми ей удалось сдружиться, их объединяет идея права на оружие.

«Ни один правительственный чиновник НИКОГДА не предлагал мне заняться „укреплением связей" с американцами», — написала она.

Бывший офицер ЦРУ Холл отметил, что он не готов верить этим утверждениям. По его словам, он не считает, что Путин потерпит легитимную кампанию в поддержку права граждан на оружие и что, вероятнее всего, это движение «контролируют службы безопасности», чтобы добиться расположения американских консерваторов.

Когда Торшин и Бутина приехали на ежегодную конвенцию Национальной стрелковой ассоциации в 2014 году, за ними еще больше закрепился статус россиян-сторонников права на владение оружием. Бутина была приглашена на женский ланч ассоциации в качестве гостьи одного из бывших президентов этой организации.

В своем интервью консервативному изданию Townhall Бутина назвала Национальную стрелковую ассоциацию «одной из самых известных и самых влиятельных организаций в мире» и добавила, что «мы хотели бы подружиться с ней».

Хотя россияне имеют право владеть огнестрельным оружием, по словам Бутиной, ее группа надеется добиться отмены запрета на ношение оружия.

События того бурного года, когда вторжение России на Украину заставило администрацию Обамы ввести строгие санкции против Москвы, стали иллюстрацией альянса россиян со сторонниками права на оружие в США.

В одном из своих интервью российскому изданию Бутина заявила, что продавцы огнестрельного оружия в России, включая популярные автоматы Калашникова, очень сильно пострадали в результате введения санкций.

В Вашингтоне лоббисты Национальной стрелковой ассоциации раскритиковали этой решение, заявив, что такие ограничения «уже давно используются исполнительной властью для осуществления контроля над оружием в одностороннем порядке».

Отношения между россиянами и американскими консерваторами достигли наивысшей точки в 2015 году, когда предвыборная гонка начала набирать обороты.

Бутина публиковала в социальных сетях фотографии, показывающие, как они с Торшиным знакомились с представителями Национальной стрелковой ассоциации и американскими политиками на различных мероприятиях. В апреле 2015 года Бутина отправилась в офис ассоциации в Вирджинии. Кроме того, вместе с Торшиным она встретилась с губернатором Висконсина Скоттом Уокером (Scott Walker) на ежегодной конвенции ассоциации. В прошлом году Торшин объявил в интервью Bloomberg, что у него состоялся дружеский разговор в с Трампом на конвенции в 2015 году, а в 2016 году на обеде, организованном Национальной стрелковой ассоциацией, он сидел рядом с Дональдом-младшим.

Представитель Уокера сообщил, что та встреча была короткой. По словам одного высокопоставленного чиновника Белого дома, Трамп, может, и беседовал с Торшиным на конвенции в 2015 году, но он этого не помнит. На мероприятии в следующем году, как сообщил этот чиновник, Торшин коротко поприветствовал Дональда-младшего в ресторане.

В июне 2015 года, когда Трамп заявил о своей готовности принять участие в выборах, Бутина написала статью для консервативного американского журнала National Interest, в которой выдвинула предположение, что республиканец в Белом доме, возможно, сумеет улучшить отношения между США и Россией.

Она написала, что республиканцев с россиянами объединяют общие взгляды на добычу нефти и что у консерваторов много общего с представителями путинской партии с ее агрессивной позицией в отношении исламистского терроризма.

Летом того года Бутина погрузилась в американскую политику. В июле он приехала в Лас-Вегас на FreedomFest — встречу либертарианцев, на которой выступили Трамп и сенатор Марко Рубио (Marco Rubio), тоже боровшийся за право участвовать в президентских выборах.

Бутина добралась до микрофона во время выступления Трампа и спросила с заметным акцентом: «Какой будет ваша внешняя политика, в особенности по отношению к моей стране?»

Это было первым вопросом о России, заданным Трампу как кандидату в президенты.

«Я знаю Путина, и я могу вам сказать, что мы поладим с Путиным», — сказал он.

Позже Трамп несколько раз положительно отзывался о российском президенте, называя его «сильным лидером».

Но Трамп, которого в тот момент никто не рассматривал как серьезного претендента на выдвижение от Республиканской партии, лишь озвучил настроения, постепенно распространяющиеся среди консерваторов, — идею о том, что Путин может быть потенциальным другом.

Именно таким был вывод, который сделал евангелист Грэм после своего визита в Кремль в ноябре 2015 года, где он встретился с Путиным.

Когда Грэм отправился в Москву со своим отцом Билли Грэмом (Billy Graham) в 1980-х годах, практиковать религию в СССР было запрещено. В ходе этой своей поездки он отметил, что условия для христиан в России все еще остаются довольно сложными. Но он также добавил, что Путин внимательно выслушал его рассказ о евангелистах и о тех проблемах, с которыми христиане сталкиваются по всему миру. Путин объяснил, что его мать сумела пронести свою христианскую веру даже через самый мрачный период атеистического коммунистического правления.

«Он меня понял», — сказал Грэм о российском президенте.

Путин предложил Грэхэму помощь в организации международной конференции, посвященной вопросам преследований христиан. По словам Грэхэма, взамен американская сторона должна пригласить делегацию из России на конференцию, которая пройдет в мае в Вашингтоне.

В коне 2015 года Бутина встретила в Москве делегацию, в состав которой входили Кин, который тогда был членом правления национальной стрелковой ассоциации, и спонсоры этой ассоциации. Также в состав группы вошел шериф округа Милуоки Дэвид Кларк (David Clarke), восходящая звезда Республиканкой партии, который был доверенным лицом Трампа и, по некоторым слухам, должен был занять высокий пост в Министерстве внутренней безопасности. Кларк не ответил за просьбу дать интервью.

Делегация посетила российское предприятие, выпускающее оружие, и встретилась с вице-премьером Дмитрием Рогозиным, против которого США ввели санкции в связи с событиями на Украине. Кин рассказал изданию Daily Beast, которое первым написало об этой встрече, что содержание беседы с Рогозиным не имело ничего общего с политикой и касалось только экскурсии на предприятии.

После победы Трампа Торшин приехал в США с делегацией влиятельных россиян, чтобы посетить ежегодный Национальный молитвенный завтрак в Вашингтоне, состоявшийся в феврале. Помимо кампании в поддержку права на владение оружием Торшин принял участие в превращении такого же молитвенного завтрака в Москве из незначительного и странного ежемесячного мероприятия в мероприятие, очень напоминающее тот ритуал, который проводится ежегодно в Вашингтоне.

Теперь Путин отправляет ежегодные послания организаторам, что является знаком признания его ценности, поскольку этот завтрак позволяет «российским и американским гостям собираться под одной крышей, чтобы восстановить отношения между двумя странами, которые всерьез ухудшились при президенте Обаме», как написал организатор завтрака Петр Саутов в своем электронном письме.

Как сообщают источники, Торшин в сопровождении 15 правительственных чиновников и представителей церкви попросил о встрече с новым президентом до выступления Трампа на том мероприятии.

Однако, по их словам, встреча так и не состоялась, потому что испанские власти сообщили, что Торшин якобы непосредственным образом связан с организованной преступностью и операциями по отмыванию денег. Торшину не было предъявлено никаких обвинений, а в своем интервью Bloomberg он отрицал эту информацию.

По словам одного чиновника из Белого дома, Трамп и не собирался проводить встречу с Торшиным. Первым о предполагаемой встрече сообщил Yahoo.

В тот вечер Торшин прибыл на торжественный ужин в ресторане на Капитолийском холме, где встретился с лидерами консервативной мысли, поддерживающими идею налаживания отношений с Россией.

«В отношении закоренелых консерваторов к России произошли изменения, — сказала в своем интервью член Палаты представителей Дана Рорабахер (Dana Rohrabacher). — Консервативные республиканцы, такие как я, ненавидели коммунизм в период холодной войны. Но Россия давно перестала быть Советским Союзом».

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 мая 2017 > № 2160682


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 2 мая 2017 > № 2160663

Сенатская комиссия отложила принятие закона о российских санкциях

Карун Демирджян | The Washington Post

"Принятие требующего поддержки обеих партий закона о наложении санкций на Россию за ее предполагаемое вмешательство на Украине, в Сирии и в американские выборы 2016 года отложено на неопределенный срок, по словам главного голоса Сената по вопросам внешней политики. Вероятно, до тех пор, пока комитет Сената по разведке не завершит свое расследование действий Кремля", - сообщает Карун Демирджян в The Washington Post.

"Председатель комитета Сената по внешней политике Боб Коркер (республиканец, Теннесси) сказал в понедельник, что Сенат подождет, когда "получит какие-нибудь факты". Только после этого он примет законопроект, кодифицирующий существующие санкции, наложенные на Россию правительственными постановлениями с 2014 года, и вводящий новые карательные меры против каждого, кто поддерживает проникновение российских хакеров в общественную или частную инфраструктуру, - говорится в статье. - Эту меру поддержали высокопоставленные демократы и республиканцы-ястребы, но не поддержал Коркер, который ранее настаивал на дополнительном обсуждении законопроекта до его рассмотрения".

"Я хочу сказать, что у нас идут процесс подробного слушания и расследование, - сказал Коркер в понедельник. - Разве не имеет смысла получить эти факты, обнародовать их и поступать соответственно? Думаю, это имеет смысл".

"Пока неясно, когда комитет Сената по разведке закончит свое расследование предположительного российского вмешательства в выборы 2016 года и возможного сговора с политическими штабами. Недавно демократы раскритиковали комитет за то, что он продвигается слишком медленно", - говорится в статье.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 2 мая 2017 > № 2160663


Венесуэла. Мексика. Бразилия. ЛатАмерика > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 мая 2017 > № 2165544

Коммуникационная геополитика в Латинской Америке

Хесус Гонсалес Пасос (Jesus González Pazos), Rebelion, Испания

Предыдущий президент США Барак Обама остался в коллективной памяти в значительной степени как «хороший президент». С одной стороны, это связано с его образом в глазах общественности, с другой, с неизбежным сравнением с первыми решениями нынешнего хозяина Белого дома. Тем не менее, действительность все же другая. Приведем всего лишь два факта: он не прекратил ни одной из войн, в которых участвовала его страна, когда он занял президентское кресло, хотя и обещал нечто совершенно другое. Он также не закрыл незаконную тюрьму в Гуантанамо, где содержатся десятки людей, которым не предъявлено никаких обвинений. Их дела не рассматривались ни в одной из судебных инстанций, таким образом, их совершенно незаконно удерживают в заключении в течение нескольких лет.

Это никак не свидетельствует о его уважении к правам человека и различных народов, которые хотят определять свое настоящее и будущее без чьего-либо внешнего вмешательства. Если говорить о внутренней политике, то за время его президентства бросаются в глаза непрекращающиеся факты расизма и дискриминации в отношении темнокожего населения на всей территории страны, в особенности совершенные полицией, что вызывало акции протеста, которых не наблюдалось вот уже долгие годы. И это при том, что у власти находился первый в истории США темнокожий президент. Но, как бы там ни было, Барак Обама покинул Белый дом, в целом оставив после себя хорошие воспоминания. Разумеется, в числе прочих, на это оказали решающее влияние крупные СМИ, которых можно считать информационными и имиджевыми лобби.

Теперь обратим наш взор на Латинскую Америку. Во время своего президентства, вместе с местными неолиберальными силами, Обама постоянно стремился восстановить традиционное господство США на этом континенте и с этой целью активно использовал СМИ.

После разворота влево значительной части стран Латинской Америки в первое десятилетие нынешнего века США попытались вернуть себе свои знаменитые «задворки», которые считались утраченными, продолжить дальнейшее распространение неолиберальных идей на континенте и укрепление преданных Вашингтону правительств.

Ради достижения этой цели США возобновят использование многих инструментов и методов прошлых десятилетий, таких как экономическое удушение, подкуп, распространение коррупции, замалчивание выступлений правозащитников, блокирование внешнего финансирования, подрывная деятельность и, разумеется, раздувание ошибок, допущенных в эти годы в процессе преобразований. Одним словом, приемы все старые, за исключением установления военно-диктаторских режимов в последние десятилетия прошлого века. Теперь создание «представительной управляемой демократии» со стороны традиционных политических и экономических сил будет считаться достаточным для обеспечения прихода к власти вышеупомянутых режимов. Хотя это и не означает отказа от так называемых мягких госпереворотов, когда США сочтут это необходимым.

Но, помимо вышеуказанных методов, есть и другие, которые играли и играют определяющую роль. На них стоит остановиться особо. Это постоянное использование пропаганды, манипулирование информацией, извращение фактов, очернительство лидеров и демократически избранных руководителей. Важным элементом также являются оскорбления и клевета на руководство страны и лидеров общественных движений. Все это делается с целью выхолащивания процессов преобразований, а вовсе не для политического и информационного анализа в интересах населения. Для практического применения этих методов, помимо известных мозговых центров правого толка, разрабатывающих стратегию и сферы действий, будут использованы СМИ в тесной увязке с местной олигархией, которые будут исполнять директивы, спускаемые из США и Европы, в особенности из Испании.

Так, O Globo в Бразилии, Televisa и Tele Azteca в Мексике, группа Clarín в Аргентине, группа Cisneros в Венесуэле, Caracol в Колумбии и другие крупные медиа-группы станут главными инструментами в руках финансово-промышленных кругов на новом этапе, развернувшемся в последние годы.

Это фаза нового штурма власти с целью реставрации (или поддержания) неолиберальной системы, заметно пошатнувшейся в результате процессов преобразований и возмущения народных масс постоянным обнищанием и нарушением их основных прав. Именно эти СМИ формируют в настоящее время коммуникационную геополитику в Латинской Америке и работают в тесном союзе с различными медиа-группами Европы и США, такими как Fox, Prisa и другие. Они определяют и распространяют идеологию, единое мышление, которое в очередной раз стремится к тому, чтобы стать господствующим. Они определяют возможные горизонты благосостояния, к которым должно стремиться население; они разрабатывают «истину», чтобы узаконить свою систему и поддерживать ее.

Если бросить беглый взгляд на эти годы, то мы увидим, как яростно противостоят вышеуказанные СМИ процессам преобразований. Их редакционная политика во многих случаях определяла стратегию противодействия этим преобразованиям или оправдывала действия тех, кто всегда выступал на стороне финансово-промышленных кругов. Даже в некоторых мягких или парламентских госпереворотах, как удавшихся (Гондурас, Парагвай, Бразилия), так и неудавшихся (Эквадор, Венесуэла, Боливия) они сыграли определяющую роль. Например, в сентябре 2008 года в Боливии, когда эти СМИ распространяли указания для групп, участвовавших в попытке государственного переворота. Представители данных СМИ оказывались в местах столкновений еще до того, как эти столкновения там происходили. И это не исключение, а неотъемлемая часть действительности. Или возьмем кампанию постоянного очернительства супругов Киршнер, когда правительство Кристины Киршнер попыталась ограничить монопольное положение медиа-группы Clarín. Действуя в том же ключе, британская The Guardian развернула кампанию в поддержку Пеньи Ньето (Peña Nieto), баллотировавшегося на пост президента Мексики, и одновременно распространяла клевету в отношении его основного соперника, кандидата от левых сил Андреса Мануэля Лопеса Обрадора (Andrés Manuel López Obrador).

В 2002 году в Венесуэле медиамагнат Густаво Сиснерос (Gustavo Cisneros) стал одним из главных вдохновителей попытки государственного переворота с целью свержения Уго Чавеса, а некоторые даже считали его главным инициатором. Но дело еще и в том, что, как писала в то время испанская пресса (El Mundo, 24.11.16), «как в Венесуэле, так и в других странах могущественные СМИ поддержали переворот прямо и косвенно. Четыре из пяти телевизионных каналов, принадлежащие частным компаниям, постоянно призывали к забастовке и демонстрациям под лозунгами свержения президента. Та же картина наблюдается и в прессе, где девять из десяти центральных газет находятся в частных руках. После того, как народ и военные восстановили конституционный порядок, пресса не дала об этом никакой информации».

За очень редкими и достойными уважения исключениями, большинство медиа-групп в Латинской Америке преследуют сейчас следующие цели: узаконить власть правящих кругов; противодействовать процессам преобразований, которые проводят в жизнь народные массы; и продолжать насаждение неолиберальных идей. Таким образом, они занимаются не столько журналистикой, сколько обслуживанием традиционной политической и финансово-промышленной власти.

Таким образом, их кампании постоянной клеветы и очернительства, создание картины окружающего мира, отвечающей интересам властей, антидемократические нападки на демократически избранные правительства, свидетельствуют о необходимости срочной демократизации этих СМИ, хотя сами они такую необходимость отрицают.

Венесуэла. Мексика. Бразилия. ЛатАмерика > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 мая 2017 > № 2165544


Албания. Косово > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 мая 2017 > № 2165533 Максим Свморуков

Кто виноват в новом кризисе на Балканах

Максим Саморуков, Carnegie Moscow Center, Россия

Понятия «Балканы» и «кризис» давно стали почти синонимами, и очередным обострением в этом регионе никого не удивишь. Но то, что происходит на Западных Балканах в последние несколько недель, действительно выбивается из привычного круга проблем и похоже на самый глубокий кризис со времен югославских войн 1990-х. Не в одной-двух, а сразу во всех шести еще не вступивших в ЕС странах ситуация находится на грани того, чтобы окончательно выйти из-под контроля, утянув за собой остальных соседей.

Лидеры Албании и Косова угрожают начать переговоры об объединении, если Евросоюз не предложит им ясной перспективы вступления. В Сербии третью неделю идут протесты против победы на президентских выборах Александра Вучича, установившего в стране, по сути, режим единоличной власти. Боснийские сербы провели тренировочный референдум о дате госпраздника и теперь грозят референдумом об отделении от Боснии, за что их лидер Милорад Додик уже попал под американские санкции.

Санкции угрожают и руководству Македонии, где через четыре месяца после досрочных выборов старая власть по-прежнему отказывается разрешить оппозиции сформировать новое правительство, потому что тогда туда войдут албанские партии, требующие создать албанскую автономию. В самой Албании с выборами тоже не все в порядке — до них осталось чуть больше месяца, а оппозиция отказывается в них участвовать. Наконец, в Черногории лидеры оппозиции вообще находятся под судом — против них выдвинули официальные обвинения в попытке организовать госпереворот при поддержке России.

Все это совершенно не похоже на благополучное и демократическое европейское будущее, которое было обещано региону еще в 2003 году на саммите в Салониках, когда ЕС заявил, что примет в союз все государства Западных Балкан. С тех пор реально принять в Евросоюз успели одну Хорватию, а для остальных нет даже примерной даты вступления, хотя некоторые из них получили официальный статус кандидата больше 10 лет назад. И только нынешний, охвативший весь регион кризис заставил руководителей Евросоюза вспомнить, что за прошедшие полтора десятилетия они так и не смогли урегулировать балканские конфликты, которые теперь могут снова разгореться.

Виноватых в этом провале европейцы искали недолго — это Россия, а также Турция и Китай, которые своими кредитами, инвестициями, мягкой силой и просто дурным примером подталкивают балканских лидеров к тому, чтобы те вели себя деструктивно, не выполняли европейские рекомендации и конфликтовали друг с другом, мешая спокойной интеграции региона в ЕС. Мол, если бы не вмешательство третьих стран, Западные Балканы уже давно бы замирились и стали полноценной частью единой Европы.

Такое объяснение вызывает много вопросов, например о реальных масштабах и целях активности третьих стран на Балканах. Но главный из них — как европейцы представляют себе существование страны и тем более целого региона, чьи внешние контакты во всех сферах были бы замкнуты исключительно на Евросоюз и больше ни на кого? Доминирование ЕС и в экономической, и в политической жизни Западных Балкан беспрецедентное, настолько сильных позиций у Европы нет ни в одном другом регионе мира. И если даже в таких почти идеальных условиях Евросоюз не способен продемонстрировать стабилизирующую роль своей внешней политики, то где вообще он может это сделать?

Тройная конкуренция

Конечно, государства Западных Балкан живут не в вакууме и не на Меркурии: у них есть политические, экономические и исторические связи не только с Евросоюзом. Но связи эти по масштабу в десятки раз уступают связям с ЕС, а по целям не противоречат процессу европейской интеграции.

Российская экспансия в балканскую энергетику остановилась несколько лет назад, добившись очень ограниченных результатов. А в области политики активность России в регионе сводится к символическому недовольству расширением там НАТО, но никак не ЕС.

Балканская политика Турции в еще большей степени состоит из одних ярких жестов, рассчитанных прежде всего на внутреннюю турецкую аудиторию. Османская ностальгия Анкары пользуется успехом разве что у боснийских мусульман, а остальных только отпугивает, включая даже мусульманское население Албании и Косово.

Наконец, несколько десятков миллионов долларов, которые инвестировал в Западные Балканы Китай, говорят скорее о том, что китайское присутствие в регионе пока минимально. В мире сложно найти другую группу стран, где экономическая роль Китая была бы меньше, чем в государствах Западных Балкан.

И в торговле, и в инвестициях в Западные Балканы все три страны отстают от Евросоюза в десять и более раз. А в области международной интеграции они даже не пытаются предлагать балканским государствам какую-то альтернативу вступлению в ЕС. Со своей стороны, все ведущие балканские партии и абсолютное большинство местного населения по-прежнему стремятся вступить только в Евросоюз и никуда больше, несмотря на все проволочки и трудности.

Но такого огромного влияния все равно оказывается для ЕС недостаточно, чтобы просто стабилизировать ситуацию в регионе, не говоря уже об устойчивом развитии экономики и успешной евроинтеграции. Вступление Западных Балкан в Евросоюз сейчас выглядит еще менее реально, чем в 2003 году.

Иллюзия нищеты и ненависти

Главная причина этого ступора в бездействии самой Европы, где политики, СМИ, а вслед за ними и избиратели слепо уверовали в совершенно ложное представление о Западных Балканах как об огромной черной дыре, чью нищету и фанатичную межэтническую ненависть невозможно одолеть никакими ресурсами, тем более такими ограниченными, как сейчас у ЕС. Естественно, когда такой стереотип стал в Европе чем-то само собой разумеющимся, любой европейский политик будет всеми силами уклоняться от темы евроинтеграции Западных Балкан, потому что ни с чем, кроме новых и больших проблем, эти Западные Балканы у европейских избирателей не ассоциируются.

Тем не менее, представление это совершенно ложное во всех своих составляющих. Во-первых, Западные Балканы — это даже по европейским меркам очень маленький регион. Конечно, целых шесть государств — звучит весомо, но их суммарное население всего 18,3 млн человек. Это на полтора миллиона меньше, чем в одной Румынии, и в два с половиной раза меньше, чем на Украине.

То же самое с балканской нищетой. Конечно, по скандинавским меркам Западные Балканы очень бедные. Но по мировым — совсем нет. Если подсчитать средний подушевой ВВП шести стран региона в 2015 году (с поправкой на инфляцию), то он окажется вдвое выше украинского и всего на 16% ниже, чем был у Болгарии в 2006 году. А болгарский уровень тогда считался вполне достаточным, чтобы эта страна вступила в ЕС 1 января 2007 года.

Разговоры о межэтнической ненависти и прочей балканской дикости тоже сильно преувеличены. Западные Балканы — не Турция. Эти страны прожили несколько десятилетий при социализме с его мощным модернизационным потенциалом для общественных нравов. Там давно добились всеобщей грамотности, обязательного школьного образования, доступна минимальная медицина, большинство населения живет в городах, а в головы вбиты базовые представления о гендерном равенстве.

Вооруженных этнических конфликтов Балканам хватило в 1990-е. Это довольно старые общества с медианным возрастом около 40 лет, поэтому большинство прекрасно помнит события 15-20-летней давности и совсем не хочет их повторения. Социологические исследования показывают, что сейчас силовые способы решения этнических конфликтов, скажем, в Сербии готовы поддержать лишь несколько процентов маргиналов.

Межэтническая неприязнь, конечно, никуда не исчезла, но давно перестала быть определяющим фактором в политической жизни. Она постоянно всплывает в СМИ, эксплуатируется местными политиками, но в этих речах куда больше инерции и цинизма, чем реального фанатизма. Все это уже отболело, наборолись; сейчас большинство жителей Балкан готовы на радикальные уступки в этнических вопросах в обмен хотя бы на небольшое повышение благосостояния, а это благосостояние ассоциируется прежде всего с евроинтеграцией.

Наконец, балканские государства — это довольно демократические страны с реальной политической конкуренцией. За последние несколько лет ситуация в этой области там серьезно ухудшилась, но такие вещи, как смена власти на выборах, свободные СМИ и оппозиционные партии, там по-прежнему не являются чем-то невиданным, что выгодно отличает Западные Балканы от других приграничных регионов Евросоюза.

Элитно-брюссельский союз

Однако, несмотря на столь благоприятные условия, за прошедшие 15 лет Евросоюз так и не смог добиться на Западных Балканах устойчивой, долгосрочной стабильности. По сути, такая задача и не ставилась, а вместо нее балканская политика Брюсселя преследовала совсем другую цель — чтобы на Балканах было тихо, чтобы там не стреляли, не давали поводов для слишком громких плохих новостей и не отвлекали руководство ЕС от более приоритетных вопросов. В этом желании не реформировать, а просто заморозить ситуацию на Западных Балканах Евросоюз полностью совпал с местными коррумпированными элитами, и этот симбиоз оказался чрезвычайно успешным: положение дел в регионе сейчас практически не отличается от того, что там было 15 лет назад.

Лидеры Германии или Италии никогда всерьез не занимались проблемами Западных Балкан, хотя эти две страны имеют огромное влияние в регионе, особенно экономическое. Вместо этого балканские вопросы перепоручили еврокомиссарам. Такой удобный способ продемонстрировать, что в европейской внешней политике все-таки есть вопросы, по которым страны ЕС настолько едины, что готовы доверить их брюссельским бюрократам. Правда, в случае Балкан это редкое европейское единство держится в основном на единодушном нежелании стран ЕС влезать в балканские проблемы.

А для брюссельских бюрократов долгосрочные последствия гораздо менее важны, чем возможность отчитаться о прогрессе в краткосрочном периоде. Балканские лидеры хорошо усвоили, что если их не устраивает какое-то предложение ЕС, то нужно подольше упираться, и тогда через некоторое время им сделают другое предложение, гораздо менее радикальное и опасное для их собственных интересов. Потому что брюссельские бюрократы ни сильно давить, ни долго ждать не могут. Им надо записать хоть какие-то успехи в свои отчеты.

Также балканские лидеры понимают, что Евросоюз в своих отношениях с Балканами больше всего боится громких плохих новостей оттуда. И если какой-то лидер способен обеспечить отсутствие таких новостей, то европейцы будут готовы простить ему за это очень многое. Ни коррупционные скандалы, ни авторитарные замашки, ни ксенофобская риторика, ни даже подозрения в причастности к военным преступлениям не мешали Евросоюзу поддерживать Джукановича в Черногории, Груевского в Македонии, Тачи в Косове и Вучича в Сербии. Конечно, репутации у этих лидеров очень сомнительные, но пока они обеспечивают в своих странах тишину, лучше на них слишком сильно не давить, а то на их место может прийти кто-нибудь совсем ужасный.

Свое отстраненное отношение к балканским проблемам в Евросоюзе любят объяснять нежеланием влезать во внутренние дела суверенных государств Западных Балкан. Но это довольно лицемерное объяснение, потому что европейцы уже очень основательно влезли в эти внутренние дела. Босния с ее постом верховного представителя, Советом по выполнению мирного соглашения и иностранными судьями в составе Конституционного суда является не просто фактическим, но и институциональным протекторатом ЕС. Контингент KFOR, отвечающий за безопасность в Косове, состоит в основном из европейцев. Соглашение, регулирующее отношения албанцев и македонских славян в Македонии, удалось достичь только под обещание европейцев принять страну в ЕС — давали его, кстати, еще в 2001 году.

Брюссельские бюрократы постоянно бросаются посредничать во внутриполитических конфликтах на Балканах, но в своем посредничестве они ищут не долгосрочные решения, а только способ заморозить ситуацию. Такой подход воспитал в балканских политиках полную безответственность. Они прекрасно знают, что договариваться друг с другом напрямую совершенно не нужно. Вместо этого лучше поднять достаточно громкий шум, чтобы в страну приехали брюссельские посредники и начали всех успокаивать. А дальше, даже если не получится добиться никаких реальных результатов, переговоры с европейским посредничеством ценны для балканских политиков сами по себе: можно покрасоваться в роли влиятельных международных игроков и отважных народных защитников, а потом снять с себя малейшую ответственность за изначально провальную затею, потому что это целый Брюссель их заставил уступить.

Отъезд без субсидий

Такое точечное подмораживание и латание Западных Балкан может показаться не самым плохим вариантом: нет войны — уже прекрасно. Но чем дольше Евросоюз действует подобным краткосрочным образом, тем меньше остается шансов добиться в регионе долгосрочного урегулирования. И нынешний кризис очередное доказательство. За внешней тишиной ситуация на Западных Балканах ухудшается, а некоторые действия ЕС это ухудшение даже подстегивают.

Особенно губительной политика государств ЕС оказывается для человеческого потенциала Западных Балкан. Молодая, образованная и активная часть населения, которая могла бы работать на модернизацию экономики и обновление политической системы, пользуется разнообразными европейскими льготами, переезжает и вкладывает свои силы в процветание Германии, Австрии, Италии.

Примеры бывают очень красноречивые. Скажем, всего за два года (2014-2015) из боснийского Кантона 10 уехало 7% населения. В основном это были молодые и активные. Почему так много всего за два года? Потому что большинство населения Кантона 10 — этнические хорваты. У них есть хорватские паспорта. Летом 2013 года Хорватия вступила в ЕС, а в 2015 году Германия открыла для хорватских граждан свой рынок труда. После такого решения Германии проблема автономии для боснийских хорватов, очевидно, решится сама собой. Их в стране меньше полумиллиона, кто не умрет от старости — переедет в Германию. Через 15-20 лет требовать создать в Боснии хорватскую автономию будет некому.

Эмиграция в Европу из Македонии, страны с двухмиллионным населением, в 2001-2015 годах составила около 106 тысяч человек. Большинство из них (около 58 тысяч) уехали, получив болгарские паспорта. Болгария охотно выдает их, потому что считает, что македонцы — это на самом деле болгары. А македонцы охотно берут, потому что Болгария — страна ЕС и для ее граждан открыты рынки труда Западной Европы.

Щедрые программы Германии для просителей убежища привели к тому, что в одном только 2015 году туда приехали попросить политического убежища более трех процентов населения Косова. Через несколько месяцев большинство из них получает отказ, но назад в Косово вернулось всего несколько тысяч.

Конечно, свободное движение рабочей силы, так же как товаров, услуг и капиталов, — один из базовых принципов Евросоюза. И если страны Западных Балкан сами так хотят туда вступить, то должны быть готовы к подобным издержкам. Но пока получается так, что активно уезжать в Европу жители Западных Балкан уже могут, а вот получать субсидии из бюджета ЕС, чтобы стимулировать свою экономику и замедлить отток, еще нет.

Например, субсидии ЕС на поддержку евроинтеграции Боснии в 2014-2017 годах должны составить 165,8 млн евро. Туда входит очень многое: повышение качества образования, поддержка инноваций, модернизация социальной сферы, улучшение законодательства, административная реформа. И на все это Евросоюзу не жалко выделить боснийцам около 40 млн евро в год.

Босния — страна небольшая и бедная, но все равно такая помощь составит всего 0,6% от расходов боснийского бюджета. При этом Дания, сопоставимая по численности населения с Боснией, ежегодно получает из бюджета ЕС более 1,5 млрд евро субсидий. Очевидно, что при таких тратах на Данию у Брюсселя не остается никакой возможности выкроить хоть немного денег на то, чтобы не допустить нового вооруженного конфликта в Боснии.

На все это можно возразить, что Евросоюз вообще ничего не должен Западным Балканам. Это их проблемы — вот пусть сами с ними и разбираются. Безусловно, в проблемах Западных Балкан гораздо больше виноваты местные политики, а не европейцы. Но, во-первых, если на Балканах дойдет до серьезной дестабилизации, то балканские проблемы неизбежно станут проблемами Евросоюза и платить за их разрешение придется гораздо дороже, чем за предотвращение.

А во-вторых, ЕС сам не готов предоставить Западным Балканам полную самостоятельность. Соглашения об ассоциации, создание зон свободной торговли, статусы кандидатов, переговоры о вступлении — все это надежно привязывает регион к Евросоюзу и исключает возможность поискать лучшей долей в сотрудничестве с кем-то еще.

Мало того, ЕС реагирует очень быстро и болезненно, если сотрудничество балканских государств с третьими странами становится, по мнению Брюсселя, слишком масштабным, даже если речь идет только об экономике. Тут можно вспомнить европейский отказ от строительства на Балканах российского газопровода «Южный поток» или брюссельские расследования против китайского проекта скоростной железной дороги Белград — Будапешт. Зачем Балканам проект на 3 млрд долларов с опасным китайским участием, когда ЕС уже выдал им по 40 млн евро на евроинтеграцию?

Бесплатная эффективность

Главная проблема балканской политики ЕС не столько в деньгах, сколько в нежелании искать новые подходы, хотя они могут быть гораздо эффективнее традиционных и почти бесплатными.

Например, Евросоюз мог бы поддержать существующее на Балканах движение за признание сербского, хорватского, боснийского и черногорского одним языком с разными диалектами. Лингвистическая аномалия, когда, скажем, в Боснии одну и ту же надпись дублируют трижды на трех государственных языках, может показаться забавной, но она создает огромные политические трудности. Потому что небольшая диалектическая разница дает балканским властям основание делить систему образования по этническому принципу. Дети разных этносов учатся отдельно и таким образом воспроизводят в новых поколениях старую этническую ненависть. Хотя на практике невозможно представить себе ситуацию, чтобы, например, хорватский школьник вдруг не понял, что ему объясняет сербский учитель.

Даже у ЕС вряд ли получится преодолеть националистические сантименты балканских властей и заставить их официально признать эти языки одним. Тем более тогда возникнут проблемы с его названием. Но добиться того, чтобы разница между диалектами не использовалась для образовательного апартеида, вполне реалистичная цель.

Другая возможная новация (тоже бесплатная) — пересмотреть порядок государств в негласной интеграционной очереди, которая существует еще с 1990-х годов. Тогда по итогам югославских войн было решено, что Сербия — это страна-виновник, а, например, Босния — страна-жертва, поэтому было бы аморально награждать Сербию тем, что она вступит в ЕС раньше Боснии.

Но проблема тут в том, что в соседних с Сербией странах есть крупные сербские меньшинства. Сейчас они воспринимают ЕС как антисербскую организацию и поэтому выступают против евроинтеграции. А если бы Сербия, которая и так уже серьезно пострадала за свою политику в 1990-х, оказалась внутри ЕС, то этот вопрос исчез бы сам собой.

Наконец, непонятно, почему европейские лидеры с таким ужасом шарахаются от перспективы перейти от туманных рассуждений к реальным действиям и принять Западные Балканы в Евросоюз. Такое решение не будет популярным у европейских избирателей, но особых проблем для ЕС не создаст. Приняли же 10 лет назад Румынию или Болгарию, и не сказать, чтобы именно эти страны создавали сейчас Евросоюзу больше всего проблем.

Ведь Евросоюз вопреки иллюзиям многих — это не гарантия процветания для всех вступивших. Это просто несколько общих финансовых программ и координация политики в некоторых областях. Плюс возможность ввести внешние механизмы контроля за отстающими странами, как это было довольно успешно сделано в Болгарии и Румынии. Почему бы не повторить то же самое на Западных Балканах? Это не потребует гигантских денег. Та же Румыния, сопоставимая с Западными Балканами по населению и уровню развития, первые пять лет получала чистых субсидий всего 1,2-1,6 млрд евро в год, то есть около 1% от нынешних расходов бюджета ЕС.

Тем более что уровень евроэнтузаизма на Балканах хоть и снизился в последние годы, по-прежнему остается одним из самых высоких в Европе. Евросоюз для этих государств последняя безальтернативная надежда на относительно благополучное будущее. Поэтому если возможность вступить в ЕС станет для них реальной, то они будут готовы на самые радикальные уступки в урегулировании постюгославских конфликтов, вплоть до признания Белградом независимости Косова.

Однако пока даже нынешний кризис не может заставить Евросоюз включить Западные Балканы в число своих приоритетов. Европейским лидерам кажется, что сейчас важнее разобраться с новыми правилами внутри союза и только потом можно будет вернуться к вопросу расширения. Такая позиция может закончиться для ЕС большими потерями, и не только финансовыми в случае нового обострения на Балканах, но и репутационными. Потому что если Евросоюз не смог добиться устойчивой стабильности даже в исключительно благоприятных условиях Западных Балкан, то как он может претендовать на стабилизирующую роль в гораздо более сложных регионах, таких как СНГ, Северная Африка или Ближний Восток?

Албания. Косово > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 мая 2017 > № 2165533 Максим Свморуков


Франция > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 1 мая 2017 > № 2164401

Французские профсоюзы не договорились о совместной манифестации против крайне правых 1 мая, как 15 лет назад, когда по призыву профсоюзов на демонстрацию против Жан-Мари Ле Пена вышли более миллиона человек по всей стране.

Профсоюзы CFDT и Unsa призвали голосовать во втором туре за центриста Эмманюэля Макрона. Несколько сотен человек по призыву этих организаций, а также молодежного движения Fage вышли 1 мая на акцию около станции метро Jaurès на северо-востоке Парижа.

«Мы не собрались сегодня, чтобы сказать, что программа Макрона нас во всем устраивает, а в первую очередь для того, чтобы сказать „нет“ крайне правым. А единственная возможность остановить „Нацфронт“ — это проголосовать за господина Макрона. А затем CFDT будет работать ради защиты прав трудящихся, ради социальной справедливости, ради борьбы с дискриминацией, ради улучшения условий жизни каждого из нас», — отметил глава профсоюза CFDT Лоран Берже в интервью RFI.

Левые профсоюзы CGT, FSU, Solidaires призвали «преградить дорогу» Марин Ле Пен, однако не призвали напрямую голосовать за Эмманюэля Макрона. Представители этих профсоюзов в прошлом году выходили на масштабные акции протеста против реформы трудового кодекса, одним из разработчиков которой был экс-министр экономики Макрон.

Профсоюз FO вовсе отказался давать советы французским избирателям относительно голосования во втором туре. Четыре профсоюзные организации устроят шествие от площади Республики до площади Нации на востоке Парижа. Они призывают положить конец «социальному регрессу, который играет на руку крайне правым».

«Мы уже не в 2002 году. У нас с профсоюзом CFDT разное понимание причин, которые приводят к голосованию за „Нацфронт“», — сказал в интервью Le Parisien лидер профсоюза CGT Филип Мартинез.

Некоторые же призвали «бороться» как с Марин Ле Пен, так и с Эмманюэлем Макроном. Активисты, объединившиеся в движение «Общественный фронт», выйдут на отдельную акцию под лозунгом «Ни чума, ни холера». Активисты «Общественного фронта» уже заявили, что выйдут на акцию протеста 8 мая, на следующий день после второго тура выборов, каким бы ни был результат.

1 мая 2002 года 1,3 миллиона человек вышли на демонстрации по всей Франции после того, как профсоюзы призвали не допустить прихода к власти Жан-Мари Ле Пена. На парижскую демонстрацию, по данным полиции, вышли тогда около 400 тысяч человек. Во втором туре Ле Пен тогда набрал всего 18% голосов.

Нынешние кандидаты в президенты Эмманюэль Макрон и Марин Ле Пен в свою очередь проведут 1 мая митинги в Париже. По данным последних опросов общественного мнения, центрист и проевропейски настроенный Эмманюэль Макрон может выиграть второй тур выборов с результатов в 59% голосов.

Оба кандидата перед вторым туром пытаются «перетянуть» на свою сторону около 20% проголосовавших за крайне левого лидера движения «Непокорная Франция» Жан-Люка Меланшона. Сам Меланшон накануне призвал «не делать ужасную ошибку — не голосовать за „Национальный фронт“», однако не посоветовал своим сторонникам отдать голос за Макрона.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 1 мая 2017 > № 2164401


Киргизия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kg.akipress.org, 1 мая 2017 > № 2162628

Мир накануне грандиозных майских перемен

Исмаил Даиров

«Кто владеет информацией,

тот владеет миром».

поговорка

Май обещает быть весьма насыщенным на события, которые предопределят развитие мира и международной политики, а значит, и экономики, на ближайшую и более отдаленную перспективу. Именно на них должны проявиться те глубинные тренды и процессы, о которых автором писалось в ряде статей на протяжении последних лет и месяцев. Их сокращенный перечень приводится ниже.

Собственно говоря, эти статьи следует рассматривать как пазлы, в которых рассматривались и анализировались отдельные вопросы современной международной жизни – события в Украине и Сирии, итоги выборов в США, новые реалии и тренды мировой геополитики и экономики, а также наши проблемы во внешней политике на региональном и глобальном уровнях. Теперь же из этих пазлов можно попробовать собрать некую картину и попытаться понять - куда же двигается мир, и куда и как двигаться нам вместе с ним.

О каких событиях идет речь?

Безусловно, самым главным из них будет международный форум высокого уровня «Один пояс - один путь», который пройдёт в столице Китая 14-15 мая 2017 года. По сообщению информагентства «РИА Новости» от 19 апреля со ссылкой на главу китайского МИДа Вана И участие в этом форуме подтвердили главы государств и правительств 28 стран, европейских и азиатских, а также первые руководители ООН, МВФ и Всемирного банка.

Следует отметить, что в перечне государств, которые примут участие в данном форуме, приводимом в сообщении информагентства, от стран Центральной Азии есть лишь главы Казахстана и Узбекистана, а вот Кыргызстан не упоминается.

В этой связи возникают вопросы – готовится ли наше внешнеполитическое ведомство к участию в этом высоком форуме или же Китай не счел нужным пригласить нашу страну? Ведь Китай является нашим соседом, и он проявлял интерес к строительству железной дороги через нашу страну в реализацию инициативы председателя КНР Си Цзинпина «Один пояс - один путь». И если наш МИД все-таки готовится к этой встрече, то какие же предложения от Кыргызстана готовятся им в рамках подготовительного процесса к этой эпохальной встрече?...

Будет весьма интересно найти ответы на эти вопросы, тем более, что ждать осталось совсем немного. Также интересно будет проанализировать предложения, которые озвучат на предстоящей встрече главы вышеупомянутых соседних государств и президента России, и каким образом эти предложения впишутся в общую логику инициативы китайского лидера и процессов сотрудничества, идущих как в Центральной Азии, так и в рамках ЕАЭС.

Как известно, инициативу «Пояс и путь», объединяющую проекты «Экономический пояс Шёлкового пути» и «Морской Шёлковый путь XXI века», председатель КНР Си Цзиньпин выдвинул в 2013 году. По замыслу автора инициативы она охватит большую часть Евразии, соединив развивающиеся и развитые страны. Проект «Один пояс – один путь» пройдет через территории, на которых проживает 63% населения планеты; предположительный экономический оборот - $21 трлн.

В рамках «Экономического пояса Шёлкового пути» рассматривалось создание трех трансевразийских экономических коридоров: северного (Китай — Центральная Азия — Россия — Европа), центрального (Китай — Центральная и Западная Азия — Персидский залив и Средиземное море) и южного (Китай — Юго-Восточная Азия — Южная Азия — Индийский океан).

Проект «Морской Шёлковый путь XXI века» включал в себя создание двух морских маршрутов: от побережья Китая через Южно-Китайское море в Южно-Тихоокеанский регион и от Китая в Европу через Южно-Китайское море и Индийский океан.

Таким образом, инициатива «Один пояс – один путь» будет представлять собой транспортную сухопутную и морскую сеть, связывающую Азию с Европой и Африкой и способствующую совместному развитию всех охваченных ею стран.

Становится очевидным, что на предстоящем форуме высокого уровня в Пекине эта инициатива китайского лидера должна получить международное признание и одобрение со стороны глав государств и правительств, которые примут в нем участие, и дать старт глубинным процессам трансформации тех государств, которые примут участие в ее практической реализации в долгосрочной перспективе.

Также очевидно, что данная инициатива, фактически, означает эпохальную смену глобализации по западным или американским меркам, стандартам или лекалам на восточные или китайские со всеми вытекающими отсюда последствиями для всей системы международных отношений – в экономике, экологии, торговле, финансам, культуре и т.д.

Попытки администрации США, бывшей и нынешней, как-то противостоять реализации этой инициативы – при Обаме путем создания транстихоокенского и трансатлантического торговых партнерств, а при Трампе через возрождение американской промышленности, ВПК и ВМФ – представляются несколько запоздалыми.

Гигантский поезд китайской экономики уже построен и запущен, и остановить его уже достаточно сложно, разве что через такую радикальную меру как новая мировая война, но в ней при нынешнем уровне вооружений и технологий не будет победителей. И это, похоже, понимают все современные руководители ведущих стран мира.

В этой связи недавние двухдневные переговоры между лидерами США и КНР, прикрытые дежурной дипломатической риторикой об обсуждении двусторонних вопросов сотрудничества, ситуаций в Сирии и КНДР, представляются гораздо более глубокими и содержательными, чем о них говорилось и комментировалось в мировых СМИ. Еще большую декорацию им придали бутафорские ракетные удары «Томагавками» по пустующей авиабазе в Сирии и направление американских авианосных групп к берегам Корейского полуострова.

Представляется, что эти переговоры явились первым раундом или предваряющим этапом на пути к условным «Ялте-2» и «Бретон-Вудсу-2», о которых говорилось в последней авторской статье «О новых реалиях и векторах мировой экономики и геополитики», опубликованной в феврале с.г.

Весьма интересно, что спустя несколько дней после переговоров между лидерами США и Китая в Москву с визитом прибыл госсекретарь США Тиллерсон, которого принял президент России. Думается, что главным предметом российско-американских переговоров были также вопросы устройства будущего миропорядка в контексте тех договоренностей, которые были достигнуты между лидерами США и Китая. Заявленное же обсуждение вопросов, связанных с развитием ситуаций в Украине, Сирии и КНДР здесь также представляется дипломатической декорацией.

Во всяком случае, к таким выводам подталкивает анализ комментариев по прошедшим американо-китайским и российско-американским переговорам со стороны некоторых ведущих российских аналитиков. Один аналитик даже утверждает, что Трамп с Си Цзинпином о чем-то договорился, а миссия Тиллерсона в Москву состояла лишь в том, чтобы довести эти договоренности до сведения В.Путина или намекнуть на них.

В этом отношении предстоящий пекинский форум «Один пояс – один путь» вызывает чрезвычайный интерес как по составу участников – будут ли в нем принимать участие делегации США и ведущих стран ЕС и на каком уровне они будут представлены, - так и по содержанию выступления участников и итогового документа, который будет принят по итогам обсуждения на форуме.

По-видимому, данный форум также будет подготовительным или промежуточным звеном на пути к условным «Ялте-2» и «Бретон-Вудсу-2», о которых говорилось выше и разрешение ситуаций в Сирии, Украине и КНДР представляются лишь верхушкой айсберга проблем, имеющихся в различных регионах мира.

Следующим по значимости событием в мире, которое нас ожидает в мае, но которое укладывается в общую логику процессов, происходящих в мире в последние годы, и имеет непосредственную связь с последующим процессом после пекинского форума, является второй тур выборов президента во Франции. Как известно, он состоится 7 мая и в нем примут участие кандидаты прошедшие во второй тур - Макрон и Мари Ле Пен.

Чем же интересны президентские выборы в этой стране?

В упоминаемой статье «О новых реалиях и векторах мировой экономики и геополитики» автором уже писалось о том, что после победы Трампа вопрос дезинтеграции ЕС является лишь вопросом времени. Поэтому этот вопрос остается открытым вне зависимости от того, кто победит во втором туре президентских выборов во Франции - в стране ЕС, второй по величине и экономической мощи после Германии.

Однако, если в случае победы Марин Ле Пен все ясно, ее предвыборная платформа строилась на ярко выраженной националистической программе – обещаниями инициировать Фрэкзит и выйти из ЕС, ужесточить миграционное законодательство, стимулировать национальных производителей, отменить антироссийские санкции и т.д., и ее позиционируют как пророссийски настроенного кандидата.

В случае же с Макроном все не так просто и однозначно. Во-первых, он появился вроде как ниоткуда, выскочил, как говорят, «черт из табакерки», создав год назад движение «Вперед» и сумев его раскрутить за такой небольшой период в рамках предвыборной кампании, что говорит о том, что за ним стоят солидные финансовые круги и интеллектуальные ресурсы.

Во-вторых, он выходец из банковских структур, начинал свою карьеру в одном из банков семейства Ротшильдов, принадлежа, таким образом, к этому клану и внешне является типичным представителем финансовой олигархии, т.е. «финансистов», о которых также писалось в последних авторских статьях.

В-третьих, его предвыборная платформа вроде бы строилась на приверженности ценностям европейской демократии и сохранения ЕС, а съезды и митинги его сторонников проходили под флагами Франции и ЕС. И именно это обстоятельство вынудило всех других кандидатов, проигравших в первом туре, призвать своих избирателей отдать свои голоса за Макрона, что, похоже, позволит ему действительно выиграть второй тур выборов.

Вместе с тем, по мнению одного из ведущих российских аналитиков-макроэкономистов М.Хазина Макрон не является «финансистом» по его классификации. Вот что он пишет про этого кандидата в президенты Франции:

«…По своей службе он — типичный карьерист, которого мало волнует, кому он служит, и в этом смысле он вполне встроен в систему «финансистов» (в которой плотно «лежит» нынешняя Франция). Но есть проблема: если моя гипотеза про Ротшильдов (то есть влияние Британии) верна, то он никак сегодня не может быть «финансистом», поскольку Ротшильды «играют» на стороне «изоляционистов», один «Брекзит» чего стоит.

Отметим, что в самой Британии роль «финансистов» очень велика, что хорошо видно по итогам голосования на референдуме, где голоса разделились практически 50/50. Но Ротшильды-то в этой ситуации точно выступают против «финансистов», что хорошо видно по нападкам на их структуры в США в предыдущие годы (истории с ВР и HSBC я в свое время подробно описывал). И это значит, что Макрон, в случае своей победы, должен начать реализовывать «изоляционистский» сценарий, причем не на стороне континентальной Европы (то есть — Германии), а на стороне Британии…».

Таким образом, по М.Хазину во второй тур президентских выборов во Франции вышли представители лагеря «изоляционистов», но если Макрон - пробританский «изоляционист», то Марин Ле Пэн - пророссийский. От того, кто победит во втором туре, можно сделать вывод по какому сценарию пойдет дальнейшая дезинтеграция ЕС – по британскому или российскому.

Между тем, есть еще одна версия-сценарий дальнейшего развития ЕС - германский, которую в этом году выдвинула канцлер ФРГ А.Меркель под названием «концепция двух Европ», но рассмотрение данной концепции не входит в задачи настоящей статьи, требует дальнейшего отслеживания и опять-таки зависит от результатов президентских выборов во Франции.

Однако очевидно, что, по какому бы сценарию не пошло дальнейшее развитие процессов в ЕС, они во многом зависят от американо-китайско-российских переговоров по будущему мироустройству или миропорядку. Другими словами, от результатов переговоров новой «ялтинской тройки».

И, наконец, третьим по значимости событием или событиями, которые нас могут ожидать в наступающем месяце, это события в России, а именно, найдут ли практическое подтверждение те выводы, о которых говорилось в последних авторских статьях. Одним из индикаторов должно быть празднование Дня Победы 9 мая, а также те меры, которые предпримет руководство России по реализации договоренностей на трехстороннем уровне. Как говорится, время покажет, ждать осталось недолго.

В заключение хотелось бы еще раз подчеркнуть мысль, которая неоднократно проводилась в последних авторских статьях – мир стремительно меняется и мы тоже должны адекватно реагировать происходящим изменениям, выстраивая соответствующую гибкую политику, внутреннюю и внешнюю.

Понятно, что сейчас страна погружается в очередную предвыборную кампанию со всеми своими скрытыми и явными перипетиями и разборками в борьбе за власть, но наше внешнеполитическое ведомство, к сожалению, демонстрирует такую степень близорукости на внешние вызовы, граничащую со слепотой, наносящую огромный и пока еще не оцененный ущерб национальным интересам страны. Об этом свидетельствуют наши крупные проколы во внешней политике за последние несколько лет, о которых автор писал в своих статьях.

В этом контексте можно использовать и развить образ, который привел один известный политический и общественный западный деятель, говоря о современных либералах, которые еще танцуют, когда музыка закончилась. Так и в отношении руководства нашего МИДа можно сказать, что они еще танцуют диско, в то время как с одной стороны слышен американский рок, с другой стороны раздаются звуки китайской чайной церемонии.

Киргизия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kg.akipress.org, 1 мая 2017 > № 2162628


Казахстан. Сирия. Турция. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 1 мая 2017 > № 2161217

Вооруженная оппозиция получила приглашение от России участвовать в переговоры по Сирии. Ни одна из группировок сирийской вооруженной оппозиции не стала отказываться от участия в переговорах по Сирии в Астане, пишет Life.ru.

Встреча в столице Казахстана намечена на 3-4 мая.

Как заявил член делегации вооруженных группировок Фатех Хассун, приглашение на мероприятие было получено от российской делегации. По его словам, представители вооруженных группировок смотрят на новое предложение России «как на что-то, что может улучшить обстановку на земле». Хассун выразил надежду, что Россия выступит гарантом процесса, а не стороной.

Напомним, в предыдущих переговорах, которые прошли 14-15 марта, участвовали делегации стран-гарантов режима прекращения боевых действий - России, Турции и Ирана. На встрече также присутствовали представители США, Иордании, правительства Сирии и ООН.

Казахстан. Сирия. Турция. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inform.kz, 1 мая 2017 > № 2161217


Иран. Сирия. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 1 мая 2017 > № 2159759

В МИД Ирана заявили, что переговоры по Сирии в Астане продолжатся, несмотря на некоторые разногласия между Тегераном и Анкарой по некоторым вопросам, связанным с сирийским урегулированием, сообщает агентство Tasnim со ссылкой на официального представителя ведомства.

"Турция играет важную роль в Сирии", — сказал представитель иранского МИД Бахрам Касеми. По его словам, по некоторым вопросам, связанным с сирийским кризисом, позиции Ирана и Турции разнятся, но только из-за этого стороны не будут прекращать переговоры.

"Мы прикладываем усилия для того, чтобы переговоры в Астане стали более значительными, чем ранее, и были более эффективными в решении сирийского кризиса", — добавил Касеми.

Следующая встреча по Сирии, где с марта 2011 года продолжается вооруженный конфликт, запланирована на 3-4 мая в столице Казахстана. Встреча на уровне экспертов планируется 2 мая. МИД Казахстана рассчитывает на участие всех сторон: представителей стран-гарантов (Россия, Иран, Турция), сирийского правительства и оппозиции.

Иран. Сирия. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 1 мая 2017 > № 2159759


США. Сирия. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 1 мая 2017 > № 2159741

Спецпосланник генсека ООН по Сирии Стаффан де Мистура прибудет в столицу Казахстана во вторник вечером для участия в переговорах по сирийскому урегулированию, заявил РИА Новости информированный источник в одной из делегаций.

"Де Мистура прибудет завтра вечером. Он примет участие в переговорах на высоком уровне", — заявил источник.

Встреча по Сирии запланирована на 3-4 мая в столице Казахстана. МИД Казахстана рассчитывает на участие всех сторон: представителей стран-гарантов (Россия, Иран, Турция), сирийского правительства и оппозиции.

Ранее замглавы российского МИД Михаил Богданов заявил, что Москва надеется на участие в переговорах и делегации сирийской вооруженной оппозиции.

В свою очередь источник в делегации сирийской оппозиции накануне заявил РИА Новости, что ее представители, скорее всего, приедут на встречу в Астане, так как пока никто не отказывался от участия.

Также собеседник агентства сообщил о российских предложениях по урегулированию в Сирии — в полученных от него документах Россия предлагает создать в Сирии четыре зоны снижения напряженности: в провинции Идлиб, к северу от города Хомс, в Восточной Гуте и на юге страны. В тексте говорится о предложении создать линии безопасности на границах предложенных зон снижения напряженности, чтобы избежать прямого огневого контакта между сторонами сирийского кризиса. Также Москва, согласно документу, предлагает создать блокпосты на линиях разграничения для прохода мирных граждан и доставки гумопомощи и центры мониторинга для отслеживания соблюдения перемирия.

Кроме того, согласно полученным от источника в сирийской оппозиции документам, российский проект зон безопасности в Сирии допускает отправку военных стран-гарантов для наблюдения за режимом прекращения боевых действий. Также выдвинуто предложение о создании рабочей группы представителей стран-гарантов, которые должны будут "в самые быстрые сроки" представить карты с границами зон снижения напряженности и порядок действий для их организации.

США. Сирия. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 1 мая 2017 > № 2159741


США. Сирия. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 1 мая 2017 > № 2159661

Спецпосланник генсека ООН по Сирии Стаффан де Мистура привезет в Астану команду экспертов ООН, которые уже участвовали в предыдущем раунде переговоров по Сирии в столице Казахстана, и выскажется в поддержку деэскалации конфликта в САР, говорится в заявлении офиса де Мистуры в Женеве.

Ранее де Мистура подтвердил РИА Новости, что 2 мая приедет в Астану для участия во встрече по Сирии.

"В Астане спецпосланник поддержит усилия гарантов прекращения огня и других участников по деэскалации военных действий. Его будет сопровождать техническая делегация, состоящая из экспертов ООН, которые присутствовали на предыдущих переговорах в Астане ", — сообщается в заявлении.

Следующая встреча по Сирии, где с марта 2011 года продолжается вооруженный конфликт, запланирована на 3-4 мая в столице Казахстана. Встреча на уровне экспертов планируется 2 мая. МИД Казахстана рассчитывает на участие всех сторон: представителей стран-гарантов (Россия, Иран, Турция), сирийского правительства и оппозиции.

США. Сирия. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 1 мая 2017 > № 2159661


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 1 мая 2017 > № 2159450

Как правые республиканцы нашли союзников в России

Розалинд С. Хелдерман и Том Хамбургер | The Washington Post

"Брайана Брауна, который рос в 80-е годы, учили, что коммунистический СССР - обитель тьмы и зла", - повествует The Washington Post. "Но Браун, ярый противник однополых браков, говорит, что в последние несколько лет начал встречаться с россиянами на конференциях по проблемам семьи и нашел много единомышленников", - пишут журналисты Розалинд С. Хелдерман и Том Хамбургер.

"Браун, президент National Organization for Marriage, за четыре года четырежды побывал в Москве, в том числе в 2013 году выступал в Госдуме со свидетельством, когда Россия принимала серию антигейских законов", - сообщает издание.

"Я осознал, что в бывшем СССР происходят великие перемены, - сказал Браун. - Было настоящее стремление заново утвердить христианские ценности в публичном пространстве".

В последние годы многие из ведущих американских правых, обескураженные "полевением" США в президентство Обамы, наладили взаимоотношения с россиянами и стали воспринимать Владимира Путина как потенциального союзника, считает газета. Потому-то во время избирательной кампании поддержка Трампа не ослабла даже после того, как он несколько раз похвалил Путина.

Издание считает: "Зарождение альянса между россиянами и американскими консерваторами было заметно на нескольких мероприятиях в конце 2015 года, когда борьба за право выдвигаться от Республиканской партии обострилась".

Несколько руководителей National Rifle Association (NRA) посетили Москву, побывали на российском оружейном предприятии и встретились с чиновниками.

"Примерно в тот же период в декабре 2015 года евангелист-проповедник Франклин Грэм имел закрытую 45-минутную встречу с Путиным. Российский президент вызвался помочь ему с организацией конференции о преследованиях христиан", - говорится в статье.

Авторы подчеркивают: "Россияне и американцы, вовлеченные в налаживание новых связей, говорят, что не причастны к попыткам Кремля повлиять на политическую жизнь США". Пресс-секретарь президента РФ Песков заявил: "Мы об этом ничего не знаем". Браун сказал, что активисты в России и США просто "объединяются вокруг наших общих ценностей".

"Но предполагаемое учащение контактов в последние годы, а также участие российских чиновников и лиц из влиятельной Русской православной церкви подталкивают некоторых аналитиков к выводу, что российское правительство, вероятно, способствовало этим усилиям, пытаясь расширить могущество Путина", - пишут авторы.

"Возможно ли, что эти люди просто из добрых намерений протягивают руку американцам, с которыми у них есть общие интересы? Возможно, - говорит Стивен Л. Холл, который 30 лет занимался в ЦРУ операциями в России, а в 2015 году ушел в отставку. - Вероятно ли это? Нет, мне кажется, что это крайне маловероятно. /.../ Мой вердикт: это определенно часть каких-то более масштабных усилий".

"Как представляется, взаимоотношения российских и американских консерваторов активизировались, когда Обама намеревался баллотироваться на второй срок", - пишет издание.

Дж. Клайн Престон IV, консервативно-настроенный юрист из Нэшвилла, несколько лет занимался в России бизнесом. По словам Престона, в 2011 году он познакомил Дэвида Кина, тогдашнего президента NRA, с российским сенатором Александром Торшиным.

Авторы отмечают, что Торшин в 2010 году написал брошюру в защиту идеи о предоставлении россиянам прав на ношение огнестрельного оружия. "Торшин также был одним из лидеров российского движения за сближение курса правительства с идеями Православной церкви", - пишет издание.

"Система ценностей южан-христиан и система ценностей россиян очень близки, - сказал Престон. - Так называемый конфликт между нашим странами - это трагедия, потому что наши народы очень похожи в том, что касается многих наших ценностей, наших интересов и так далее".

Престон был международным наблюдателем на выборах в Госдуму в 2011 году и заключил, что они были свободными и справедливыми.

"Престон сказал, что он и Торшин наблюдали нарушения американских законов (призывы в поддержку Обамы, размещенные слишком близко к избирательному участку), когда Торшин приезжал в Нэшвилл наблюдать за голосованием на президентских выборах в 2012 году", - пишет издание.

Торшин и его помощница, активистка Мария Бутина начали создавать в России движение за право ношения оружия.

"Бутина основала организацию "Право на оружие", и в 2013 году она и Торшин пригласили на ежегодный съезд в Москву Кина и других американских сторонников ношения оружия", - пишет издание.

Один из американских участников, Алан Готлиб, вспоминает, что Торшин и Бутина повели его и его жену в ресторан и вручили им подарки, изобличавшие, что кто-то заранее выяснил их интересы. "Жене Готлиба, которая увлекается вышивкой, подарили экзотическую ткань, а Готлибу - памятные почтовые марки, которые Торшин получил как российский законодатель", - пишет издание.

"Бутина, ныне аспирантка Американского университета (Вашингтон), сообщила нашей газете по электронной почте, что идеи ее организации "не очень популярны" у российских официальных лиц и что организация никогда не получала финансирования от правительства или от NRA. Она написала, что никогда не работала на правительство, и добавила, что ее и американских активистов, с которыми она подружилась, просто объединяет любовь [так в оригинале. - Прим. ред.] к правам на ношение оружия", - пишет газета.

"Ни один правительственный чиновник НИКОГДА не обращался ко мне насчет "налаживания связей" с какими-либо американцами", - написала Бутина.

Со своей стороны Холл не верит, что Путин потерпел бы легальные попытки ратовать за вооружение граждан. Холл "уверяет, что это движение, вероятно, "контролировалось спецслужбами" с целью добиться расположения американских правых", пишет газета.

В феврале нынешнего года Торшин приезжал в США с российской делегацией на ежегодный Общенациональный молитвенный завтрак в Вашингтоне.

"По словам информированных источников, Торшин, которого сопровождали 15 российских церковников и правительственных чиновников, попросил о встрече с новоиспеченным президентом перед выступлением Трампа на мероприятии. Но источники заявили, что встреча была отменена, когда всплыли сообщения испанских властей с утверждениями, будто Торшин руководил организованной преступностью и схемой по отмыванию денег. Торшину не предъявлялись какие-либо обвинения, в интервью Bloomberg, которое первым написало об этих утверждениях, он отрицал, что нарушал закон. Сотрудник Белого дома сказал, что встреча, о которой поступила просьба, изначально не была подтверждена", - говорится в статье.

В тот же вечер Торшин поужинал в ресторане с консервативными "властителями дум", которые выступают за улучшение американо-российских связей.

"Взгляд жестких консерваторов на Россию переменился, - сказал участник этой встречи, член Палаты представителей США республиканец Дана Рорабахер. - Во время холодной войны консервативные республиканцы вроде меня ненавидели СССР. Но Россия - это больше не СССР".

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 1 мая 2017 > № 2159450


Тайвань > Внешэкономсвязи, политика > russian.rti.org.tw, 1 мая 2017 > № 2159018

1 мая, который отмечается на Тайване как День труда, в центре Тайбэя прошла демонстрация профсоюзных и общественных организаций. Участники митинга собрались у здания Президентского дворца на бульваре Кетагалан.

Образованный этими организациями Альянс по проведению акции 1 мая в ходе демонстрации выдвинул несколько требований к правительству и президенту Цай Ин-вэнь, включая комплексное применение нового трудового законодательства ко всем видам трудовой деятельности, введение запрета на временный наём сотрудников, сокращение рабочего времени и повышение заработной платы, а также сохранение текущего размера и системы трудовой пенсии и обеспечение основных прав на трудовую деятельность.

По словам представителя Альянса Чжуан Цзюэ-аня, требования демонстрантов направлены на улучшение условий труда на Тайване и обеспечение достойной жизни для трудящихся. Кроме того, демонстранты также призвали к более взвешенному подходу при реформировании национальной пенсионной системы, чтобы гарантировать выплаты пенсии пожилым гражданам.

Депутаты от оппозиционных политических партий, представленных в тайваньском парламенте – Законодательном Юане – также пришли на митинг, чтобы ответить на требования профсоюзов. Однако представителей от правящей Демократической прогрессивной партии не было замечено на месте проведения митинга, что вызвало критику со стороны организаторов акции.

Виталий Самойлов

Тайвань > Внешэкономсвязи, политика > russian.rti.org.tw, 1 мая 2017 > № 2159018


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 апреля 2017 > № 2176698 Дмитрий Данилов

Североатлантический альянс: бремя Трампа

Дмитрий Данилов, Профессор МГИМО МИД РФ, заведующий отделом европейской безопасности Института Европы РАН, кандидат экономических наук

Президент США Д.Трамп назвал НАТО устаревшей организацией и требует от европейских союзников большего, «честного» вклада в трансатлантический альянс и евроатлантическую безопасность, в том числе выполнения обязательств по росту военных расходов, по крайней мере до 2% ВВП. В Европе усилились опасения, что это может спровоцировать эрозию американской роли и гарантий, ослабление трансатлантического единства и роли НАТО. Признание Трампом брекзита правильным решением британцев в еще большей степени увеличило сомнения в приверженности новой американской администрации стратегическому альянсу с Европой/ЕС и способности продолжить осуществлять ответственное лидерство в НАТО.

С другой стороны, с уходом Великобритании из ЕС обострился вопрос о европейском лидере, который мог бы обеспечить европейские интересы в отношениях с США, в трансатлантическом альянсе и в рамках сотрудничества НАТО - ЕС. Декларированная Трампом готовность вернуться к сотрудничеству с Россией, несмотря на украинский кризис, поставила под вопрос достигнутые ранее Западом договоренности и принятые решения, ориентированные на сдерживание России. Европа, последовавшая за лидером - США при администрации Б.Обамы в жестком ответе России «за Крым», теперь опасается лишиться этого американского политического стержня в результате обновленной российской повестки администрации Д.Трампа. Несмотря на то, что администрация Трампа подтвердила принципиальную политическую оценку украинского кризиса и «дестабилизирующей» роли России, она одновременно дала понять, что готова на сближение с Россией (и смягчение санкционного давления) в случае двустороннего прогресса в обсуждении вопросов контроля над вооружениями и борьбы с международным терроризмом/ИГИЛ.

Европейцы вынуждены считаться с тем, что «проблема-2%» обозначена как ключевая в трансатлантической повестке Д.Трампа. Именно она является стержневой во всех политико-дипломатических контактах новой американской администрации с европейскими союзниками. Ни один репортаж о европейско-американских контактах, ни одна пресс-конференция не обходят проблему «распределения бремени». Но насколько этот политический ориентир («2%»), о котором европейцы договорились с Вашингтоном задолго до Трампа, достижим? И вообще, будет ли это «трансатлантическим» ориентиром, а тем более приоритетом европейских государств - членов НАТО?

«Распределение бремени»: история вопроса

Тема «распределения бремени» между атлантическими партнерами всегда оставалась в повестке НАТО. Понятно, что эта повестка всегда поддерживалась именно с американской стороны. Во-первых, чтобы добиться от европейцев большей ответственности и вклада в коллективную, но главное - в европейскую оборону и безопасность. Во-вторых, учитывая игру «в одни ворота» (американские гарантии Европе и американский контрольный пакет акций в НАТО), чтобы держать европейцев в тонусе: американское присутствие в Европе имеет свою цену и должно оплачиваться европейскими бонусами в активах США. Первое решение об увеличении военных расходов на 3% ежегодно в реальном исчислении, так и не выполненное европейцами, было принято Североатлантическим советом в 1977 году в качестве «руководящего принципа». Затем ссылка на «3%» время от времени использовалась, чтобы фиксировать европейскую зависимость от США.

«Дефициты текущего платежного баланса и бюджета США в очередной раз вбросили проблему «распределения бремени» в очаг американской политики: многие американцы полагают, что экономические проблемы США вызваны или усилены бременем расходов, взятых на себя Соединенными Штатами для обороны Западной Европы»1. Это цитата одного из аналитических докладов корпорации «РЭНД» (отнюдь не газетной публикации) периода европейской перестройки 1989-1990 годов, когда в июне 1989 года М.Горбачев и Г.Коль подписали Совместное заявление, открывшее путь к объединению Германии и сломавшее биполярную конфронтацию между Западом и Востоком. Но что изменилось с того времени, кроме рейтинга немецкой группы «Скорпионз» с ее песней «Wind of Change»? Если перечитать приведенную цитату с сегодняшних позиций - ничего. Дефициты американского баланса… Экономические проблемы вызваны западноевропейским «бременем» США… Стóит ли «оборона Западной Европы» таких усилий со стороны Америки?..

По существу, трансатлантическая дилемма остается неизменной. Европа опасается ухода Америки - остаться «беззащитной» без американского «зонта». Америка также не может остаться без опоры на союзников и «проиграть» Европу. Россия в этом раскладе для Евро-Атлантики - переменная, которая влияет на глобальные балансы во всех плоскостях и конфигурациях международных отношений.

Но европейские страны и лидеры привыкли к тому, что они могут вполне успешно балансировать на трансатлантическом канате солидарности, опираясь на американские гарантии. Однако обратной ценой стала зависимость от этих гарантий, умноженная на очевидную неспособность европейцев «постоять за себя». В начале 1990-х годов дилемма «бремени» была преобразована в формулу «распределения ответственности», что давало возможность Европе сохранять гарантии американского присутствия после окончания холодной войны, а США - быть главным игроком не только в европейских делах, но и занять место единственной глобальной державы.

До сих пор эта формула работала, хотя выход США и НАТО из Афганистана в 2014 году вновь актуализировал проблему трансатлантического баланса. Бывший генеральный секретарь НАТО А. Фог Расмуссен в преддверии саммита альянса в Уэльсе сосредоточил внимание именно на этой повестке. Он выступил с «двойным» программным посланием к союзникам, убеждая и Европу, и Америку в том, почему им так необходима НАТО. В Вашингтоне, в Брукингском институте, Расмуссен представил тезисы «Почему НАТО имеет значение для Америки», где назвал альянс «великим защитником Америки», но также и «прекрасным вкладом» («NATO is a great deal for America»), когда совместная безопасность не только лучше, но и дешевле. Одновременно Расмуссен настаивал на большем вкладе Европы: «Я первый, кто подчеркивает, что Европа должна делать больше. Я пользуюсь любой возможностью, чтобы указать, что необходимо справедливое распределение затрат и обязанностей»2

«Военная агрессия России в Украине», по формулировке НАТО, дала возможность выстроить новый «постафганский» трансатлантический баланс именно на этой платформе, вновь консолидировать альянс в ответ на «российский вызов». Но «вызов» с течением времени перестает восприниматься как главная угроза не только за океаном, но и в самой Европе, и уж тем более как стратегическая основа атлантического альянса. И вопрос о европейской «невзаимности» в альянсе в условиях дефицита общей повестки в очередной раз обостряется.

«Новое поколение американских политиков и избирателей спрашивает, почему они должны продолжать «субсидировать» безопасность Европы, если сами европейские страны, очевидно, не хотят платить свою долю. Если эта тенденция сохранится, я обеспокоен тем, что она может подорвать поддержку НАТО. И это может поставить под угрозу жизненно важные связи между Европой и Северной Америкой» - еще одна авторитетная оценка на тему «зачем Европа нужна Америке»3. Но только цитата опять-таки принадлежит не Трампу и «новому поколению американских политиков», а тому же генсеку НАТО Расмуссену. Так, еще в 2013 году, до украинского кризиса, он «пророчески» обозначил трансатлантическую повестку нынешнего Президента США Д.Трампа, приход которого в Белый дом теперь считает большим риском для будущего альянса4. Характерно, что Расмуссен обосновывал необходимость больших расходов на оборону относительным отставанием от России, которая, по его свидетельству, повысила оборонный бюджет за пять лет (2009-2013 гг.) на 50%, тогда как страны НАТО снизили их на 20%5. То есть уже тогда Россия рассматривалась как военно-политический соперник, которому необходимо отвечать ростом оборонного потенциала.

Итак, дилемма распределения бремени и ответственности внутри Североатлантического альянса не только не является новой, она изначально определяла его сущностные параметры, постоянно меняющиеся трансатлантические балансы и политику НАТО. Фактически НАТО была создана потому, что Европа не могла самостоятельно обеспечить свою безопасность и оплатить ее соответствующими ресурсами. Именно Америка взяла на себя роль гаранта и, следовательно, лидера евроатлантической безопасности. Политическая роль и самостоятельность Западной Европы всегда ограничивались тем, что она не являлась частью североамериканской обороны - Европа «защищала» США и Канаду у себя дома, но и его главными защитниками оставались американцы. Слом биполярной конфронтации по сути ничего не изменил в этом отношении. Но после террористических атак на США 11 сентября 2001 года их европейские союзники сделали все, чтобы подтвердить свою кредитоспособность, оплатить атлантические счета прямым вкладом в оборону Америки, впервые в истории НАТО инициировав статью 5 о коллективной обороне Вашингтонского договора.

Этот европейский вклад, включая масштабное участие в антитеррористической операции НАТО в Афганистане, стал самым сильным аргументом в поддержании трансатлантического баланса. Однако и уход НАТО из Афганистана неизбежно в очередной раз обострил дилемму (пере)распределения бремени и она была включена в постафганскую политическую повестку альянса и его Уэльского саммита в сентябре 2014 года. Но Вашингтон предпочитал не давить напрямую, а задействовать политико-дипломатические каналы НАТО, чтобы дать европейским союзникам возможность принять «правильное решение» самостоятельно.

Саммит одобрил общие бюджетные ориентиры - все государства в течение десятилетнего периода должны выйти на двухпроцентный уровень военных расходов в ВВП, из которых пятая часть (20%) должна направляться на основные виды оружия и военной техники (ОиВТ). Понятно, что это политическое обязательство, хотя и предполагающее периодическую оценку прогресса, не рассматривалось как программная установка договорившихся глав государств и правительств альянса. Новая повестка безопасности в условиях украинского кризиса требовала от союзников соблюдения этих правил игры, но отнюдь не как отправная точка для определения нового трансатлантического баланса.

Трансатлантические отношения: 
от химии к арифметике

Д.Трамп, победивший в президентских выборах в конце 2016 года, решил выстроить свою внешнеполитическую платформу и отношения с европейскими союзниками, кардинально изменив установленные при прежней администрации правила. Впервые в истории НАТО «распределение ответственности» напрямую поставлено в зависимость от того, сколько европейцы платят за солидарную, а по существу европейскую оборону. Тем самым Д.Трамп, используя это как инструмент консолидации позиций новой американской администрации в рамках выстраивания обновленного партнерства с европейцами, обострил весь комплекс проблем, связанных с характером американо-европейских отношений, ролью НАТО, американским «ответственным лидерством», готовностью и способностью союзников поддерживать Америку в ультимативном режиме. Причем, по сути, речь идет совсем не о том, сколько должна платить Европа за общую евро-атлантическую безопасность, а о том, что она должна Соединенным Штатам, а ее «справедливый вклад» в НАТО рассматривается теперь в Вашингтоне как своего рода долг чести и критерий в выстраивании будущих трансатлантических отношений.

В НАТО часто вспоминают аллегорию бывшего генерального секретаря Дж.Робертсона. Он охарактеризовал преобразование формата «19+1» НАТО - Россия в «двадцатку» СРН (Совет Россия - НАТО) как новую химию отношений, а не простое математическое преобразование. Но такая «химия отношений», само собой, характеризует и сложный внутренний процесс политических согласований внутри Североатлантического альянса, где ни одно из важных решений не принимается без предварительных согласований и кулуарной дипломатии. Д.Трамп, претендующий, и вполне справедливо, на позицию куратора и работодателя «химической лаборатории», решил поменять ее программу и бюджетный план. Но «двухпроцентная арифметика» изменяет саму методологию натовской лаборатории, где даже несоблюдение простых санитарных норм может существенно повлиять на химические процессы и реакции.

Европа попала в «капкан Трампа», на этот раз крайне жесткий и установленный демонстративно неполиткорректно. Ей предстоит убедить главного союзника, в лице нежеланного для многих американского президента, в своей лояльности, и не только в готовности, но и способности идти за вожаком. Самому Трампу придется, очевидно, со временем ослабить хватку, чтобы опереться на своих европейских союзников, возможности которых ограничены, но без которых немыслимы глобальная повестка и лидерство США. Трансатлантический баланс, таким образом, будет определяться не столько соотношением американской жесткости и европейской гибкости, сколько способностью и США, и Европы найти совместную платформу будущей солидарности.

Президент Трамп выбрал в новой американской партии с Европой три сильные карты: «распределение бремени», «американские гарантии» и… «российский джокер». Ставки были обозначены предельно ясно: Европа должна Соединенным Штатам («американскому народу», а не Трампу); долг придется отдавать (Вашингтон будет следить); с Москвой надо договариваться (если это пойдет на пользу Америке). Но к какой Европе он апеллирует, с кем планирует договариваться о «2%», если его «справедливое требование» провоцирует политическую фрагментацию и затрудняет выработку общего европейского ответа?

Великобритания уходит из ЕС, но освобождает ли она место европейского лидера и особого партнера США? Если не Лондон, то Берлин - сможет ли Германия (с долей военных расходов 1,2% в ВВП против британских 2,2%) занять лидирующие позиции? Вашингтон дает Германии понять: хотите нашей поддержки вашего лидерства в Европе - платите. Американский министр обороны Дж.Мэттис во время его первой встречи с У. фон дер Ляйен, главой оборонного ведомства ФРГ, поблагодарил ее за лидерство Германии в НАТО и предложил стратегический диалог между двумя странами. Однако Берлин отвечает: наша калькуляция «2%» другая - мы тратим большие средства в ЕС на борьбу с миграционными и другими «неконвенциональными» вызовами безопасности в Европе, поэтому эти «2%» мы не можем тратить только на НАТО6.

Очевидно, европейские союзники Германии в НАТО будут придерживаться именно такой философии, и Трамп должен будет пересмотреть инструментарий своей европейской политики. Но у Германии в Европе есть и оппоненты, которые, в отличие от «старой» Европы, уже продемонстрировали Вашингтону свою партнероспособность, увеличив оборонный вклад в ответ на американскую поддержку их запроса на сдерживание России. Очередной раскол внутри «европейской опоры в НАТО», спровоцированный Вашингтоном, чреват серьезными негативными эффектами: эскалацией кризиса евроинтеграции, потерей опорных точек для будущего трансатлантического баланса, нарастанием в Европе антиамериканских настроений и размыванием европейских основ американского лидерства и глобальной роли.

Совершенно очевидно, что в таком трансатлантическом раскладе для Европы фактически нет места равного партнера. Нет и самостоятельной партии с Москвой. Преимущество России состоит в том, что ей не нужно, в ответ на «вызов Трампа», менять правила игры ни в отношении с американцами, ни с европейцами: нам выставлены «штрафные санкции» за Крым, которые не могут быть приняты. Поэтому российский интерес читается очень ясно: если администрация Д.Трампа не хочет вкладывать средства в необоснованный «балтийский» проект усиления еврообороны (против России и за американский счет); если конфронтация с Россией осложняет достижение Соединенными Штатами своих приоритетных (глобальных) целей; если Москва предлагает деэскалацию и прагматичное сближение; если, в конце концов, ЕС хочет отказаться от жесткого санкционного наследия Клинтон/Обамы - российская сторона была бы готова поддержать соответствующую программу Вашингтона в сфере международной и европейской безопасности.

Две темы уже обозначены с обеих сторон - борьба с международным терроризмом и ИГИЛ и реанимация переговорного процесса в области контроля над вооружениями. В этой связи Москва по-прежнему рассматривает предвыборные лозунги Трампа об «устаревшей» НАТО не как возможность ослабления трансатлантического союза (или США, или ЕС), а как некое «окно возможностей», перспективу нового разворота к сотрудничеству Россия/США/Европа/НАТО в ответ на действительные и усиливающиеся вызовы международной безопасности. Главное - закрыть опасный для Европы «украинский» крен к сдерживанию России, снизить значительно возросшие и совершенно неоправданные взаимные риски, начать движение к нормализации отношений Россия - Запад, в том числе и в направлении урегулирования украинского кризиса на основе Минских соглашений.

Пока политическая динамика превалирует над политическим анализом и планированием, но уже заметна эмансипация Д.Трампа, его способность меняться, гибко реагировать, не сдавая позиций. Центральная установка американской администрации Д.Трампа на европейские «2%» остается основным ориентиром, в том числе в преддверии подготовки к саммиту НАТО в Брюсселе в конце мая. При этом даже его дату Вашингтон не спешит подтвердить, закрепляя за собой позицию трансатлантического дирижера и сохраняя интригу относительно программы, репертуара и жанровых 
вариаций. Но насколько проблема «2%» будет сохранять свою приоритетность в трансатлантических отношениях, насколько европейцы готовы откликнуться на призыв Трампа начать отдавать накопленные долги, насколько европейские трудности и дефициты могут повлиять на трансатлантические балансы - это вопросы, ответы на которые требуют более детального рассмотрения европейских обязательств по увеличению оборонных расходов в рамках НАТО.

«2%» Трампа: цена вопроса

Разъяснения Трампа и ключевых членов его администрации, подтвердившие неоспоримую приверженность США трансатлантическому альянсу и НАТО, свидетельствуют о том, что потенциал американского ревизионизма довольно ограничен. Реальных возможностей «отойти» от НАТО у Трампа, по существу, нет, а последствия такого разворота отнюдь не укрепили бы ни его собственные позиции, ни «мощь» США, которую он обещает усилить. Попытка шантажировать европейских союзников, надавив на них с позиций лидера в НАТО, уже оказалась контрпродуктивной.

Во-первых, слишком быстро пришлось отыгрывать назад. Мюнхенская конференция 17-20 февраля 2017 года и визиты министра обороны США Джеймса Мэттиса 15 февраля и вице-президента Майка Пенса 20 февраля в Брюссель/ЕС/НАТО были использованы Вашингтоном для ясного подтверждения приверженности общим ценностям и НАТО.

Во-вторых, политический расклад в Европе не дает возможность Германии и Франции, другим их «староевропейским» партнерам, особенно в ситуации нового электорального цикла, уступить необоснованному нажиму Трампа. «Жесткий выбор», который предложил им новый американский президент, вряд ли мог быть сделан в его пользу. В целом мотивы самостоятельности Европы усиливаются и «фактор Трампа» работает в этом же направлении, в том числе и в силу ответных реакций европейского политического класса. Даже усиление популистских и националистических сил в Европе нельзя рассматривать как ресурс Трампа - скорее наоборот, возрастает вектор сопротивления американскому диктату.

В-третьих, по существу, нет и самогó «жесткого выбора», каким он был для Германии и Франции в ситуации американской военной кампании в Ираке в 2003 году или Бухарестского саммита НАТО в 2008-м (по вопросу членства Грузии и Украины), когда они были вынуждены пойти на открытый конфликт с администрацией Дж.Буша-младшего. И «хоровое» подтверждение Трампом, Пенсом, Мэттисом, Тиллерсоном и Келли трансатлантической солидарности и американской ответственности в альянсе еще больше убедили в этом. Йенс Столтенберг, генеральный секретарь НАТО, в комментариях по итогам встречи с М.Пенсом 20 февраля 2017 года четко зафиксировал это «единое и твердое послание» Соединенных Штатов («the same firm message»).

В-четвертых, хотя европейцы не могут напрямую оспаривать послание Трампа о «справедливом перераспределении бремени», многие понимают, что на деле требования Вашингтона довольно несправедливы. Ведь США имеют бóльшую отдачу от военных расходов, прежде всего за счет экспорта. США вкладывают «оборонные» доллары в обеспечение глобальных интересов, усиливают свои глобальные позиции, а Европа не имеет аналогичной возможности и капитализации. Более того, увеличение военных бюджетов может еще более ухудшить ее конкурентные позиции и подорвать «мягкую силу» ЕС. США не адресуют аналогичные требования Канаде, которая не дотягивает до 1% военных расходов (ВР) в ВВП. Причем в 2009-2016 годах военные расходы европейских стран НАТО сократились значительно меньше (на 5,5%), чем в США/США+Канада (на 21%), а в странах восточного фланга, в «южной» Турции и «северной» Норвегии, даже выросли в реальном выражении7.

После февральских «разъяснений» американской политики, европейцам, очевидно, вполне достаточно ответить Трампу политико-дипломатическим согласием на то, что Европа должна взять на себя бóльшую ответственность и согласиться с увеличением вклада в НАТО. Но это и так зафиксировано в качестве общей европейской позиции, в том числе в форме обязательств по военным расходам на саммите в Уэльсе в 2014 году. Для европейцев желательно закрепиться на этой удобной платформе, не отвечать на повышение ставок Трампом, не связывая себя какими-то дополнительными (и обременительными) обязательствами. Генсек альянса Столтенберг, в преддверии встречи Меркель с Трампом 17 марта 2017 года, на вопрос о неспособности ФРГ выйти на двухпроцентный рубеж, дал политкорректный, хотя отнюдь не политконкретный ответ: тема оборонных вкладов будет, конечно, обсуждаться; но «речь идет просто о том, что все мы уже делаем, делаем то, о чем мы все договорились, что должны делать». Но Столтенберг также указывает и на «требование времени», соглашаясь с Вашингтоном: необходимо «обеспечить нашу общую оборону в условиях постоянно изменяющихся угроз и среды, в которой мы живем, и это [увеличение] более важно, чем когда-либо»8.

В то же время Европе есть что возразить на упреки Трампа и отчитаться достигнутыми успехами на Брюссельском саммите в мае. В рамках ранее принятых на себя обязательств европейцы продемонстрировали прогресс в их выполнении в 2016 году. Генсек Столтенберг заявил о переломе тренда к снижению военных бюджетов в 2015 году и о достигнутом реальном росте европейско-канадских расходов на 3,8%, или на 10 млрд. долларов (официальная оценка НАТО в июле 2016 г. равнялась 3%). Ряд стран, и прежде всего с восточного фланга, взяли или почти взяли двухпроцентную планку. В конце концов, европейские обязательства, принятые на саммите в Уэльсе, должны быть выполнены не в десятилетний срок, к 2024 году, то есть срок за пределами нынешних политико-электоральных циклов в Америке и Европе.

Поэтому объективно у Вашингтона и европейцев уже нет повода «ссориться» на майском саммите альянса. Напротив, у них, по существу, уже есть проект общего соглашения: США и администрация Трампа получают «гарантии» и подтверждение увеличения европейского вклада, Европа получает подтверждение американского лидерства и гарантий. К тому же, вполне возможно, ряд европейских стран могут продемонстрировать дополнительные шаги по поддержанию наметившейся позитивной динамики увеличения военных расходов (Румыния в середине февраля уже подтвердила, что возьмет в 2017 г. двухпроцентный рубеж). При этом их новые финансовые ориентиры в дальнейшем вполне могут быть скорректированы с учетом финансово-экономических обстоятельств и политической конъюнктуры.

Поэтому нельзя сказать, что проблема снята полностью. Во время визита в НАТО Майк Пенс уточнил, что те страны, которые выработали план по достижению двухпроцентной планки ВР, должны ускорить его выполнение, а те, у которых такого плана еще нет, должны принять - «сейчас время для действий, а не слов»9. Однако на вопрос о том, что предпримет Вашингтон, если европейцы не «ускорятся», Пенс так и не смог ответить по существу, повторив общие слова, что «терпение американского народа не будет продолжаться вечно». Реакция Столтенберга/НАТО фактически исключает обозначенную коллизию: «Альянс сосредоточен на том, как обеспечить уверенность в том, что нам удается добиться, о чем мы договорились относительно более справедливого распределения бремени и увеличения расходов на оборону, и поэтому я не буду излишне спекулировать на тему «а если нет» - что произойдет, если мы потерпим неудачу»10.

Обозначение Трампом проблемы «невыполнения» Европой обязательств, подтвержденных в рамках НАТО, может стать для него удобным средством давления, чтобы закрепить свое влияние на союзников и лидирующие позиции США в НАТО при установлении новых американо-европейских балансов. М.Пенс подчеркнул 20 февраля 2017 года: «У нас есть президент, который идет вперед, он выражает американское лидерство не только по вопросу финансирования, но и относительно его призыва в прошлом году, что НАТО должна развиваться и... расширить свой тактический арсенал, чтобы включить борьбу с терроризмом в качестве основного фокусного направления». Другим акцентом, подтвердил М.Пенс, будет кибербезопасность: «Мы должны обладать таким же доминированием в цифровом мире, каким обладаем в физическом. И Соединенные Штаты привержены продолжению работы с союзниками по НАТО для достижения этой цели в рамках обеспечения безопасности всех стран нашего альянса»11.

Таким образом, зафиксирована главная американская повестка в НАТО - борьба с международным терроризмом и приоритетность кибербезопасности (а не акцент на сдерживание России), а также то, что США будут отстаивать свое видение будущего НАТО с учетом «лидерства по вопросу финансирования», то есть критерий эффективности НАТО для новой администрации США - способность работать под американским руководством в направлении преодоления террористической угрозы и других стратегических задач, обозначаемых в Вашингтоне. Поэтому финансовая формула Трампа «вы должны платить больше», предложенная европейцам, на деле выглядит несколько иначе - «если вы не согласны с американской повесткой в совместном трансатлантическом предприятии, вам придется самим оплачивать ваши проекты».

В переводе на современный американский это означает: в отношении России мы вместе уже сделали то, что должны были сделать, теперь займемся другим, настоящим делом (и, возможно, опять в сотрудничестве с Москвой). Но эта позиция США в целом не выходит за рамки «варшавского» подхода НАТО к России: сдерживание + диалог (М.Пенс: «Не сомневайтесь, Соединенные Штаты будут и впредь добиваться ответственности России [за ее действия], даже если мы ищем новую общую платформу, которая, как твердо уверен Президент Трамп, может быть найдена»12.

Европейская карта может быть использована инструментально во внутриполитической борьбе в США как Президентом Трампом, так и его противниками и оппонентами. При наихудшем сценарии жесткого противостояния с американским политическим истеблишментом и Конгрессом, при обострении противостояния политических элит, сил и групп интересов в США, у Трампа есть некоторые возможности продемонстрировать Европе американскую жесткость. Например, в зависимости от ситуации - инициация ротации американских контингентов на восточном фланге; торгово-экономические рычаги влияния, включая переговоры по Трансатлантическому торговому и инвестиционному партнерству (ТТИП) и т. д.; или наоборот - усиление американских санкций в отношении России; поставки летальных видов вооружений в Украину. При этом как ни парадоксально, но те же самые инструменты могут использовать в США/Конгрессе и противники Д.Трампа в борьбе с ним.

Европа, если такие рычаги будут задействованы Трампом или его оппонентами, оказывалась бы в проигрыше при любом внутреннем раскладе в США. Однако это дает Европе также шанс на то, чтобы играть роль внешнего стабилизатора в этой игре. Для американских политиков и элит лучше было бы договориться по Европе и евробезопасности, чтобы не расшатывать ситуацию, особенно в условиях, когда приоритеты Соединенных Штатов объективно сосредоточены на другой повестке, где Европа к тому же не имеет стратегической роли, - это прежде всего Китай, а также Сирия/ИГИЛ/Ближний Восток. Но даже осложнение или ухудшение европейских позиций в американском стратегическом раскладе не будет мотивировать Европу существенно увеличивать свой вклад в НАТО, по крайней мере в силу существующих экономических и политических ограничений и напряженностей.

Военные расходы: калькуляция «2/20»

Обязательства по уровням ВР (2/20) были официально утверждены саммитом в Уэльсе в 2014 году. Решено, что те страны, которые уже вышли на двухпроцентный уровень (тогда Британия, Греция и Эстония), будут его поддерживать. Остальные обязуются не снижать военные расходы в реальном выражении и достичь двухпроцентного показателя в течение десятилетия. Латвия, Литва, Польша, Румыния и Турция еще до саммита пообещали соответствующим образом увеличить свои оборонные бюджеты в ближайшей перспективе.

В крайне сложном положении оказалась Великобритания, которая хоть и соответствовала правилу «2%», тем не менее должна была сделать больше в качестве основного союзника США и повести за собой всю европейскую команду НАТО как ее военный лидер. В противном случае Лондон не мог бы рассчитывать на влияние ни в Вашингтоне, ни в Европе. Правительству Д.Кэмерона, которое прежде ориентировалось на сокращение расходов на оборону, пришлось принять крайне сложное решение о дополнительных ассигнованиях, пожертвовав внутриполитическими соображениями ради следования новой стратегической линии США и НАТО. Этот пример показателен для оценки возможностей закрепления в роли европейского «оборонного» лидера Германии, обозначившей это в «Белой книге по обороне и национальной безопасности» (июнь 2016 г.).

На основе решений саммита 2014 года в НАТО проводится ежегодный обзор выполнения принятых политических обязательств относительно военных расходов. Это один из тестов американо-европейских отношений и, что особенно важно, отношений между США и отдельными странами НАТО. Для многих из них выйти на двухпроцентный уровень крайне сложно (если вообще возможно), но и не двигаться в этом направлении весьма проблематично с точки зрения отношений с партнерами.

На сегодняшний день ситуация в сфере уровней военных расходов стран НАТО выглядит следующим образом13:

- решение 2006 года о двухпроцентном уровне ВР в ВВП в следующем, докризисном 2007 году выполняли наряду с США (как и в предыдущие годы): Великобритания (2,3%), Франция (2,4%), Турция и Греция (по 2,8%), Болгария (2,3%), и приближались Польша и Румыния (1,9%);

- с 2009 года (после кризиса 2008 г.) наблюдалась тенденция снижения совокупных ВР стран НАТО в реальном выражении: с 1,072 млрд. долларов до 890 миллионов - на 17%;

- в 2015 году наметилась тенденция роста военных расходов Европы/Канады: 0,6% в 2015 году и 3% (оценка) в 2016-м. Но в США этот показатель продолжал последовательно сокращаться - с 5,3% в 2009 году до 3,61% в 2016-м*; (*Здесь и далее: в реальном исчислении, в ценах 2010 г.)

- наиболее заметное увеличение доли ВР в ВВП в 2014-2016 годах продемонстрировали: Литва, Латвия (с менее 1% до 1,49% и 1,45% соответственно), а также Эстония, преодолевшая в 2015 году двухпроцентный рубеж (2,16% в 2016 г.);

- последовательно повышают долю ВР в ВВП: Греция - до 2,38% в 2016 году, Норвегия (1,54%), Румыния (1,48%), Португалия (1,36%), Венгрия (1,01%), Люксембург (0,44%);

- последовательно снижались соответствующие показатели Франции - до 1,78% в 2016 году, Турции - 1,56%, Хорватии - 1,23%, Словении - 0,94%, остальные страны в целом поддерживали устойчивые ВР в ВВП (Германия - стабильные 1,19%);

- ряд стран, увеличивших долю ВР в ВВП в 2015 году (после решений Уэльского саммита), несколько сократили ее в 2016 году (Великобритания - 2,2%, Польша - до «необходимых» 2%, Чехия - 1,04%).

Как показывают эти цифры, двухпроцентному критерию пока соответствуют четыре европейские страны: Греция (2,38%), Великобритания (2,21%), Эстония (2,16%), Польша (2,0%), Латвия, Литва и Румыния приблизились к отметке 1,5% - средней для европейского сегмента НАТО. Но девять стран НАТО выделяют на оборонные нужды около 1% ВВП или менее: Канада (0,99%), Венгрия (1,01%), Чехия (1,04%), Словения (0,94%), Испания (0,91%), Бельгия (0,85%), Люксембург (0,44%).

20-процентный порог доли закупок ОиВТ в ВР превышают США (25,03%) и девять европейских стран (в порядке убывания показателя) - Люксембург, Литва, Румыния, Польша, Норвегия, Франция, Турция, Великобритания, Италия. Четыре страны, «перешагнувшие» через этот рубеж в последние два года, продемонстрировали существенный скачок - вдвое от уровня 2013-2014 годов: до 27,65% - в Литве, 26,13% - в Румынии, 25,8% - в Польше, 20,24% - в Италии. (Однако следует иметь в виду, что величина этого показателя может существенно колебаться в зависимости от циклов закупок вооружений, и страны, достигшие 20-процентной доли закупок ОиВТ в ВР вполне могут затем откатиться назад.)

Но только две европейские страны соответствуют уэльским «стандартам» (2/20) - Великобритания и Польша. Эстония, соответствовавшая 20-процентному критерию в 2014 году, снизила этот показатель с 14 до 13,5% в 2015-2016 годах; Греция, напротив, почти вдвое увеличила долю расходов на вооружения - до 14, 91%. Также почти вдвое выросли показатели Латвии - до 17,86%. Наряду с ней к 20-процентному рубежу приблизились Словакия и Канада - 19,2 и 18,6%. А наиболее низкие уровни, для сравнения, у Словении и Бельгии - 1,17 и 2,17%.

Таким образом, лидеры ЕС Германия и Франция «не подчиняются» блоковой дисциплине НАТО. Британские показатели уже не слишком влияют на американо-европейский расклад, и, вероятно, Лондон будет снижать военные расходы, пусть даже до «приличного» двухпроцентного уровня. Если говорить об обновленной европейской «четверке», где военно-политического лидера - Британию заменила Испания, но которая пытается формулировать стратегию развития ЕС на разных скоростях, то ее скорость в оборонной интеграции совсем не высока: вместо 2%, по арифметике Трампа, - от приличных, но падающих показателей Франции (1,78%) до 0,91% в Испании. Тренд к выполнению блоковых обязательств наиболее отчетливо представлен восточными странами - Польша + страны Балтии + Румыния. Но достаточно ли это для европейской опоры НАТО? И кто тогда станет этой опорой?

Цель «2/20»: как выполнять

Цель увеличения вкладов в оборону («2/20») изначально обозначена как общеприемлемая политическая договоренность. Но новые акценты Д.Трампа переводят ее в разряд конкретных обязательств, и администрация США требует их исполнения, причем в ускоренном режиме. Вашингтон не устраивает ситуация, когда многие европейские правительства, прежде всего германское и французское, не хотят, да и не могут, связывать планирование национальных бюджетов с политическими ориентирами, принятыми в НАТО. Сам Трамп хочет увеличить ассигнования на оборону и укрепить американские вооруженные силы, и это «выгодно» отличает его от нерешительных союзников. Он вчетверо увеличил бюджетный запрос на Инициативу по обеспечению безопасности Европы (European Reassurance Initiative), предпринятую администрацией Б.Обамы в 2014 году в ответ на «российскую оккупацию Крыма»: с 800 млн. долларов в 2016 году до 3,4 млрд. долларов в 2017-м14.

Конечно, эти затраты на «мир и безопасность в Европе», по определению Госдепартамента, должны быть поддержаны соответствующими усилиями европейских союзников. Трамп настаивает на конкретном бизнес-плане с выходом европейцев на «2%». Канцлер А.Меркель пытается убедить Д.Трампа в том, что Германия и ее европейские партнеры вносят большой вклад в евроатлантическую безопасность, например в рамках усилий по преодолению миграционного кризиса, и поэтому не следует напрямую увязывать союзнические обязательства с военными бюджетами.

Урсула фон дер Ляйен выступила 19 марта с официальным заявлением, в котором отмечается: «В НАТО нет счета задолженности. Ошибочно связывать 2% расходов на оборону, которые мы хотим достичь в следующем десятилетии, исключительно с НАТО. Оборонные расходы направляются также на выполнение задач ООН по обеспечению мира, на европейские миссии и наш вклад в борьбу с терроризмом ИГИЛ»15.

Зачем, с какими целями, куда направлять «мобилизованные» евро? Не это интересует Вашингтон. И, вероятно, поэтому Д.Трамп не настаивает на выполнении второй части уэльских договоренностей о выделении 20% на основные виды вооружения. Главное - Европа должна оплатить «задолженность» перед США и НАТО, чтобы иметь право голоса. Но ведь Европа хотела бы иметь право голоса сейчас, а не когда и если выполнит поставленные Трампом условия. Его ультимативные «2%» конфликтуют с другими (внутренними) социально-политическими и экономическими приоритетами и возможностями европейцев, отчасти даже с национальными ориентирами в сфере оборонного строительства.

Германии, чтобы при ежегодных темпах роста ВВП в 2% выйти на долю ВР в ВВП в 2%, потребуется увеличивать свои оборонные расходы в реальном исчислении на 9% в год к 2024 году (при нынешних 2%), что вряд ли реалистично.

Более того, это неприемлемо и политически. Достижение этой цели Германией означало бы ее превращение в безусловного военного лидера в Европе, а также значительный отрыв, например, от Франции, с которой ФРГ поддерживает примерный паритет по объемам затрат на оборону. Это еще более усиливало бы проблемы «германского веса» в европейской политике и опасения по поводу «возрождения германского милитаризма» - как для партнеров (Франции, Великобритании, Польши), так и для самой Германии.

Другой показательный пример - Словакия, относительно успешная в экономическом плане малая страна, которая показывает устойчивые темпы роста ВВП с 2009 года. Но, несмотря на это, ее реальные военные расходы не растут, не являются ориентиром национальной политики безопасности, и доля ВР в ВВП даже несколько сократилась - до 0,91%. Курс на удвоение доли оборонных расходов в ВВП явно диссонировал бы с другими, приоритетными целями и задачами национального развития и угрожал бы ростом внутренней социальной, экономической и политической нестабильности.

В восточных странах НАТО рост ВР обусловлен их политическими приоритетами и установками на вовлеченность США. Но он также может привести к негативным социально-экономическим эффектам в дальнейшем, не исключая возможного реверса к относительному снижению затрат на оборону. Нынешняя политическая целеустановка этих государств на увеличение ВР была реализована за счет внутренней мобилизации и выделения ресурсов на среднесрочные оборонные программы и перевооружение. Но в среднесрочной перспективе выполнение обязательств в НАТО не будет, вероятно, связано с необходимостью выделения прежних «показательных» объемов финансирования. Более того, уже достигнутая политическая цель американского/натовского «зонтика» позволяет относительно ослабить усилия по выделению столь значительных средств на оборону.

Текущие и перспективные программы НАТО, конечно, требуют их финансово-экономического обеспечения. Но в целом они уже вписаны в плановые ориентиры пере/вооружения и не требуют сверхзатратных усилий стран-участниц, то есть прорыва к рубежам «2/20». Отчасти поэтому Вашингтон и не настаивает на втором показателе - 20-процентном уровне закупок вооружений. Ведь для этого необходимо было бы обосновать конкретными военно-оперативными задачами эти закупки и затребованные экстраассигнования, но они пока не обоснованы, не определены и не согласованы. Ответа на вопрос, на какие именно цели необходимо было бы мобилизовать дополнительные ресурсы, не только нет, но этот вопрос даже не поставлен.

Если вести речь о заявленных приоритетах политики безопасности администрации Трампа - контртерроре и кибербезопасности, то и здесь заявка Вашингтона на больший вклад европейцев в НАТО остается слишком неопределенной. Каким образом, например, европейцы могли бы внести вклад в НАТО, чтобы содействовать антитеррористической коалиции в Ираке и Сирии? Какая тут вообще может быть роль НАТО с большим европейским участием, которая пока сводится к выделению самолетов AWACS для военных операций коалиции под руководством США? Или урегулирование в Афганистане, где Д.Трамп планирует развернуть еще одну американскую операцию, наряду, а не совместно с операцией НАТО «Resolute Support Mission»?

Другими словами, очевиден разрыв между целью «ВР-2/20», с одной стороны, и неопределенностью четких ориентиров и задач оборонного строительства под эти расходы - с другой. Если даже Германия увеличит свой оборонный бюджет в 2017 году на 8% в текущих ценах (по утверждению Столтенберга), то это, очевидно, будет связано с конкретными «короткими» планами - например, с ростом численности Бундесвера на 7 тыс. человек и новыми задачами на восточном фланге. Другие страны (Балтии) за счет дополнительных вложений укрепляют свою территориальную оборону, инфраструктуру и т. д. Но в целом требование Трампа увеличить военные расходы не привязано к реальным военно-политическим и оперативным потребностям и поэтому европейцы имеют весомые основания воспринимать это как ситуационный политический популизм, демонстрацию жесткости в отстаивании американских интересов, но не как практическую политику и реальную жесткость.

Рост военных расходов в европейских странах НАТО не коррелирует напрямую с их вкладом в увеличение военно-экономического и технологического потенциалов Европы, особенно учитывая ограниченность как внутренних, так и экспортных рынков. Он, напротив, несет в себе риски усиления позиций американского ВПК и экспортного потенциала и, как следствие, ослабление европейских позиций. Достаточно сказать, что до сих пор инициативы европейских стран по укреплению европейского рынка военных технологий и промышленности, в том числе через Европейское оборонное агентство (EDA) и деятельность Комиссии по укреплению европейской оборонной промышленно-технологической базы и общего рынка, не дали видимых результатов.

США, лидирующие на мировом рынке вооружений, в свою очередь, предпримут все усилия, чтобы замкнуть потенциальное увеличение военных расходов европейцев («2/20») на себя, в том числе через каналы военно-технического сотрудничества, программы закупок вооружений и кооперационные связи европейских компаний с ведущими американскими технологическими, производственными и финансовыми корпорациями. Другими словами, каждый «новый» евро рассматривается как дополнительные европейские инвестиции в американский доллар и рост американского ВПК, а значит - как фактор большей европейской зависимости в военно-политической и экономической сфере, как инструмент усиления конкурентных позиций США. Соединенные Штаты вполне успешно апробировали такую стратегию, например, в 1980-х годах в рамках программы Стратегической оборонной инициативы (СОИ) Р.Рейгана, задействовав на ее выполнение в рамках американо-европейской кооперации передовой научно-технический и технологический потенциалы европейских компаний.

Очевидно, в Европе это отчетливо понимают. Парадоксально, но в нынешних условиях дополнительное финансирование общей европейской оборонной промышленности повышает риски большей зависимости Европы от США. Для некоторых стран, не обладающих существенным военно-экономическим потенциалом (страны Балтии, Румыния, Польша), вполне вероятно, и открывались бы новые возможности, связанные с развитием связей с США и получением от них многоплановой, в том числе экономической отдачи (spin-off). Однако для ведущих европейских государств (Франции и Германии) и ЕС в целом подобное американское укрепление в Европе еще больше повышало бы риски и потенциальные ущербы - ослабление вектора европейской оборонной автономии, общего европейского и экспортного рынка вооружений и оборонных технологий.

Поэтому возможность получения краткосрочных политических, а в ряде случаев экономических дивидендов от увеличения военных бюджетов объективно ослабляло бы Европу и ее лидеров в долгосрочной перспективе - то есть уже за пределами «периода Трампа». А различающиеся политические и экономические ожидания европейских стран от их оборонных вложений, в том числе в контексте развития их отношений с США и нынешней американской администрацией, объективно провоцируют больший раскол в рамках общей европейской политики безопасности и обороны (ОПБО) и понижают порог европейского политического знаменателя внутри НАТО.

Таким образом, «эффект Трампа», вероятно, не окажет существенного среднесрочного влияния на ситуацию в распределении «трансатлантического бремени». Будут продолжать действовать весомые сдерживающие факторы для роста военных расходов европейских стран: общая экономическая ситуация, брекзит, конкурирующие социально-экономические и политические задачи, внутриполитические факторы, включая смену политических элит в Европе, а также мотивы укрепления конкурентных позиций Европы в отношениях с США и другими внешними игроками. Вместе с тем некоторая поступательная динамика в направлении намеченных и подтвержденных ориентиров станет, очевидно, поддерживаться. Ряд стран будут готовы демонстрировать свое соответствие новым трансатлантическим акцентам администрации Трампа, но это может еще больше обострить дилемму «справедливого» распределения бремени - и трансатлантического, и европейского.

 1Cooper Charles A. and Zycher Benjamin. Perceptions of NATO Burden-Sharing. June 1989. RAND/R-3750-FF-RC. P. v.

 2Why NATO Matters to America. Speech by NATO Secretary General Anders Fogh Rasmussen at the Brookings Institution. 19 Mar. 2014 // URL: http://www.nato.int/cps/en/natohq/opinions_108087.htm

 3Why Europe needs to step up for security. Speech by NATO Secretary General Anders Fogh Rasmussen at the Annual National Conference on Europe. Oslo. Norway. 08 May. 2013 // URL: http://www.nato.int/cps/en/natohq/opinions_100375.htm

 4Vinocur Nicholas. Former NATO chief: Donald Trump is a global risk // Politico. 8/10/16 // URL: http://www.politico.eu/article/former-nato-chief-donald-trump-is-a-global-risk-united-states-america-anders-fogh-rasmussen/

 5Press Conference by NATO Secretary General Anders Fogh Rasmussen following the second meeting of the North Atlantic Council at the level of Heads of State and Government during the NATO Wales Summit. Last updated: 05 Sep. 2014 // URL: http://www.nato.int/cps/en/natohq/opinions_112871.htm

 6McKirdy Euan. Germany's defense minister to Trump: No, we don't owe NATO money. 20 March. 2017 // http://edition.cnn.com/2017/03/20/politics/nato-commitment-germany-reacts-trump/

 7Здесь и далее данные по военным расходам стран НАТО приведены и рассчитаны на основе официальной информации НАТО (Information on Defence Expenditures // http://www.nato.int/cps/en/natohq/topics_49198.htm); Defence Expenditures of NRC Countries (1985-2007), 20 December/décembre/декабря 2007; Defence Expenditures of NATO Countries (2009-2016)/ COMMUNIQUEPR/CP(2016)116. 4 July. 2016.

 8Joint press point with NATO Secretary General Jens Stoltenberg and the Vice President of the United States of America, Michael Pence. 20 Feb. 2017 // URL: http://www.nato.int/cps/en/natohq/opinions_141723.htm

 9Ibid.

10Ibid.

11Ibid.

12Ibid.

13Данные приведены и рассчитаны на основе официальной информации НАТО (Information on defence expenditures (http://www.nato.int/cps/en/natohq/topics_49198.htm); Defence Expenditures of NRC Countries (1985-2007), 20 December/décembre/декабря 2007; Defence Expenditures of NATO Countries (2009-2016)/ COMMUNIQUEPR/CP(2016)116. 4 July. 2016 и др.

14Fact Sheet: The FY2017 European Reassurance Initiative Budget Request // U.S. Embassy Kyiv. 2 February. 2016. Topics: Press Releases // URL: https://ua.usembassy.gov/fact-sheet-fy2017-european-reassurance-initiative-budget-request/

15McKirdy Euan. Germany's defense minister to Trump: No, we don't owe NATO money // CNN Politics. 20 March. 2017 // URL: http://edition.cnn.com/2017/03/20/politics/nato-commitment-germany-reacts-trump/

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 апреля 2017 > № 2176698 Дмитрий Данилов


США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 апреля 2017 > № 2176697 Александр Горелик

Кому нужен сильный Генсекретарь ООН? Антониу Гутерриш и невыполнимая миссия

Александр Горелик, Старший научный сотрудник Центра исследований международных институтов РАНХиГС

Когда 13 октября 2016 года Генассамблея ООН дружно одобрила предложенную Советом Безопасности кандидатуру португальца Антониу Гутерриша на пост Генерального секретаря, этот «вотум доверия» выглядел естественным и логичным. Однако путь к такой развязке вышел весьма зигзагообразным.

Запасной козырь

Начать с того, что, согласно неписанному правилу (а такие есть в глобальной Организации, где в общем-то привыкли досконально, до запятой, выписывать документы и регуляции), девятым Генсекретарем, по логике, должен был стать посланец одного из государств Восточной Европы. Но с такими ожиданиями вышла загвоздка. Уже на старте кампании политиками в столицах и дипломатами в Нью-Йорке когда намеками, а когда прямо говорилось: «Да, весьма вероятно, но не факт, и покажите-ка нам сперва ваших кандидатов».

К этому добавилось еще одно немаловажное обстоятельство: по мнению многих, настал момент в духе гендерного равенства сделать впервые главой ООН женщину. Прежде их, помнится, никогда не было даже в числе официальных кандидатов - времена были иные.

И вот весной - осенью 2016 года от стран Восточной и Центральной Европы в многомесячном «забеге» участвовали девять человек, в том числе, в самом деле, пять женщин. К ним присоединились еще четверо соискателей из других регионов.

Увы, восточноевропейская группа в ООН, существующая ныне в мерцательном ритме лишь для сделок по выборам в тот или иной орган, «пролетела». Страны не смогли или не захотели согласовать общего кандидата, а те, что вышли на старт (за исключением, пожалуй, гендиректора ЮНЕСКО Ирины Боковой из Болгарии), были малоизвестными широкой публике персонажами.

Как следствие, несколько раундов тайных голосований-прикидок в Совете Безопасности вывели в лидеры других претендентов, и Антониу Гутерриш, возглавив гонку, уверенно пришел к финишу первым.

Надо сказать, что процесс отбора и продвижения кандидатов на этот раз был необычно открытым и сопровождался новациями. Прежде у него не было ни четко определенного во времени графика, ни обязательства СБ держать ооновский «мирок» и большой мир в курсе того, как обстоят дела. Большинство членов Генассамблеи (которая как-никак назначает руководителя ООН) считало себя «молчаливым», ибо было обречено на пассивную роль - проштамповать решение Совета.

На сей раз председатели СБ и ГА загодя, в декабре 2015 года, опубликовали совместный призыв выдвигать кандидатов, обрисовали центральные элементы этого процесса, изложили ключевые критерии для заполнения должности Генсекретаря. После этого информация об официально заявленных претендентах размещалась на ооновском сайте, а с апреля 2016 года прошла серия публичных встреч - «слушания» в Генассамблее, на которых выдвиженцы делали программные заявления, вели диалог с делегациями, представителями гражданского общества (причем, как знамение времени, была и прямая трансляция в Интернете).

Все же эти изменения не стоит переоценивать. Пока сдвиги произошли скорее в жанре public relations, нежели в разрезе большой мировой политики. По сути, все нити по-прежнему сходились в руках Совета Безопасности. В будущем, видимо, предстоит документально зафиксировать некоторые неписаные условия (либо попросту четче сформулировать «понимания»). Скажем, возобновляемость полномочий главы Секретариата: сложилось так, что срок - пять лет с возможностью переизбрания, но это скорее традиция, нежели железное правило.

При этом более важный - и сеющий разногласия - вопрос касается повышения реальной роли ГА во всем процессе. В дальнейшем надо ожидать, что еще более настойчивыми станут голоса в пользу того, чтобы самый представительный орган ООН вышел из тени Совбеза и приобрел реальное влияние на исход отбора Генсекретаря (к примеру, делая выбор из двух кандидатов, предложенных Советом, - что потребовало бы изменения резолюции Генассамблеи A/RES/1/11, принятой еще в 1946 г.). С учетом подобной перспективы постоянные члены СБ, в том числе Россия, сдержанно относятся к идеям о кодификации новелл и призывам к большей «открытости» Совета в ходе селекции кандидатов.

Так или иначе, в лице Гутерриша Организация Объединенных Наций приобрела руководителя настоящего международного масштаба (каким, пожалуй, не был бывший министр иностранных дел Республики Корея Пан Ги Мун к моменту его прихода к рулю ООН десять лет назад). За плечами у него работа на посту премьер-министра Португалии в 1995-2002 годах (экс-премьеры еще никогда не «рулили» Секретариатом в Нью-Йорке), десятилетие во главе Верховного секретариата ООН по делам беженцев, а в основании «пиков» карьеры - удачное сочетание опыта участия в католической филантропии, добровольчестве, подъема по партийной стезе в своей стране и Социалистическом интернационале. Эти элементы делают фигуру нового Генсекретаря объемной и незаурядной.

В любом случае после назначения на него со всех сторон сыпались похвалы: он и умный прагматик, и убежденный идеалист, и тонкий политик, и очень общительный человек, руководитель «напористый, но не до агрессивности»1.

При этом очередному главе Секретариата пришлось заступать на вахту в более сложном и противоречивом мире, чем по крайней мере двум его предшественникам - Кофи Аннану и Пан Ги Муну.

Разъединенные нации

Весомым фактором последних лет - вдобавок к постепенному смещению глобальных центров экономической и политической тяжести на Восток - стал вызов, брошенный Россией мировому порядку «конца истории». Глубокое ухудшение отношений между Москвой и коллективным Западом, повышение «профиля» Китая, меньшая самоуверенность Европы и ожидаемый подъем глобального Юга не могут не сказываться на происходящем в Организации Объединенных Наций.

«Business as usual» там если и сохраняется, то лишь на направлениях, далеких от злобы дня. В фокусе же внимания политических кругов, СМИ и общественности - серьезнейшие трения по токсичной сирийской проблеме и по ряду других (Ирак, Украина, Йемен, Южный Судан и т. д.).

Новейшая история отнюдь не сулит ООН расслабленного существования. Признаки неблагополучия налицо. Организации плохо удается быстро реагировать на острые вспышки напряженности, купировать массовые злодеяния в зонах конфликтов. В области нарушения прав человека у нее не получается быть последовательной, в результате - частые обвинения в двойных стандартах. Сфера чрезвычайных гуманитарных операций испытывает большие перегрузки и расшатана.

Короче, происходящее в ООН усиливает ощущение дестабилизации системы глобального управления. Новый Генсекретарь уже высказывался с озабоченностью насчет углубляющегося недоверия к институтам, притом что глобализация оставила многих «неудачников» за бортом2. «Прогрессистская» (то есть построенная на рациональных основах справедливости и равенства) идеология Объединенных Наций явно находится в обороне под напором вышедших на передний край в мире течений популизма и национализма.

Это тем более осложняет стартовые позиции Гутерриша, у которого нет иного выбора, кроме как поощрять поиск развязок в тугой дипломатической игре на Ист-Ривер через следование демократическим началам ООН. В частности, большинство должно учитывать мнение меньшинства (в котором, заметим, подчас оказывается российская делегация), а не подминать его.

Такая «центристская» линия отражает к тому же одну из мудрых идей, заложенных в основание Организации Объединенных Наций. Подразумевалось, что она могла бы служить предохранителем против чрезмерной концентрации силы в чьих-то руках (тогда это мог быть только исторический Запад). Недавно об этом напомнил министр иностранных дел Сергей Лавров, отметивший, что ООН призвана содействовать «объективной тенденции рассредоточения глобальной экономической и политической мощи»3.

При этом достигать в Организации благоприятного для большинства исхода дипломатических акций можно, только если государства будут отказываться от максимизации собственных выгод. А значит, потребуется мало-мальски согласованное поведение с их стороны. Понятно, что иллюзии в этом смысле должны быть минимальны, ибо самоограничение не только держав, но и мелких стран не является их modus operandi. Однако ответственным игрокам (наверняка думает Гутерриш) предстоит настаивать на подобном самоограничении и регулярно подавать в этом пример.

Генерал или секретарь?

Генеральный секретарь, согласно Уставу ООН, является «главным административным должностным лицом» Организации. На самом же деле его функции ощутимо шире. Вопрос только в том - насколько. Реальная ситуация определяется самой жизнью, в том числе конкретной персоной руководителя Секретариата.

В самом титуле поста заложена двойственность. С одной стороны, это секретарь, то есть должностное лицо, отвечающее за работу всей ооновской бюрократической машины. Но с другой - генеральный (в английском, оригинальном языке Устава, это означает someone who has complete responsibility for a particular area of work). Из такой «доброжелательной» трактовки следует взгляд на Генсека как на рупор и олицетворение воли международного сообщества.

Недаром его подчас называют «мирским папой», или «гарантом состоятельности Устава», либо еще «хранителем принципов ООН». Правда, дипломаты крупных держав таких характеристик сторонятся. Да, в своем двойном качестве Генсекретарь не может не иметь собственного мнения и не занимать позиции по крупным мировым проблемам. Однако нельзя сказать, что он по-настоящему свободен в высказываниях и действиях, ибо большей частью должен руководствоваться коллективными решениями главных органов ООН, мнениями больших групп государств.

Отцы-основатели ООН взяли в 1945 году за образец пост главы Лиги Наций и попытались сделать новую фигуру несколько более самостоятельной. Так, в Уставе появилась новаторская статья 99. Она наделяет Генсекретаря правом «доводить до сведения Совета Безопасности о любых вопросах, которые, по его мнению, могут угрожать поддержанию международного мира и безопасности», то есть - потенциально - немалой инициативностью.

К этому часто цитируемому положению примыкает ссылка в статье 98 на то, что глава ООН выполняет и «другие» функции, которые возлагают на него генеральная Ассамблея, Совет Безопасности, ЭКОСОС. Ключевые среди таких функций - посредническая, брокерская («добрые услуги») деятельность, превентивная дипломатия, хотя список этим далеко не исчерпывается. Добавим, что формально Генсекретарь является руководителем не только в Секретариате Организации Объединенных Наций, но и во всей системе ООН, хотя там он «царствует, но не правит».

Начиная с отличавшегося особой амбициозностью Дага Хаммаршёльда, (глава ООН с 1953 по 1961 г.), генсекретари с той или иной настойчивостью старались расширять рамки своих полномочий. В попытке сделать так, чтобы Секретариат мог действовать более самостоятельно, пусть и не подменяя СБ или любой иной из главных органов, каждый осуществлял политические функции.

Скажем, Кофи Аннан привез из Багдада в 1998 году соглашение о «разоруженческих» инспекциях, которое выглядело очень многообещающим и помогло на том этапе избежать катастрофических военных последствий. Пан Ги Мун, получив в 2013 году «зеленый свет» от Совета Безопасности на расследование химического досье Дамаска, опирался на «механизм Генсека» (резолюцию ГА от 1987 г., давшую главе Секретариата особый мандат расследовать сообщения об использовании химического, биологического и токсинного оружия). Вообще, до самого конца своего срока он играл заметную роль в подготовке и проведении многочисленных раундов женевских переговоров по Сирии. 

При этом суть остается неизменной: функция Генерального секретаря сопряжена с огромной ответственностью, но имеет ограниченную реальную власть. Правительства не очень любят, когда UN Chief пытается говорить от имени всего международного сообщества, не согласовав свой черновик с ними. Вообще они, как правило, не прочь напомнить, кто «в доме хозяин». Ну а если Генсеку доводится расходиться во мнениях с кем-то из «пятерки» постоянных членов СБ, ему это может выйти боком. Скажем, в 1996 году американцы без угрызений совести заветировали переизбрание Бутроса Бутроса-Гали на второй срок.

Египтянин был вынужден уйти, но сохранил достоинство. Позже он выпустил книгу воспоминаний под характерным названием «Unvanquished» (которое можно переводить и как «Подавленный ООН», и как «Непобежденный» - понятно, каков был его вариант). Этот и сходные эпизоды иллюстрируют тот тезис, что глава ООН - отнюдь не статист в международных делах. Речь идет о человеке, имеющем возможность весомо высказываться по любой проблеме в мире, способном (при наличии политического мужества) брать на себя инициативу перед лицом Совета Безопасности или великих держав, осуществляющем руководство глобальной Организацией с общими ресурсами в 10 млрд. долларов в год и, как минимум, 40 тыс. сотрудников.

Не заболтать реформы

Каким будут стиль и результативность работы очередного хозяина небоскреба на Ист-Ривер? На церемонии приведения к присяге 12 декабря 2016 года Гутерриш говорил вполне выверенные вещи, чурался патетики. Сделает все возможное для восстановления доверия к глобальной Организации. Будет делать упор на предотвращении кризисов. Займется перестройкой системы развития ООН. Ощущает потребность в ее глубокой реформе, ибо «вызовы превосходят нашу способность реагировать»4.

В публичных заявлениях в первые месяцы службы португалец продолжал избегать слишком громких слов о своих масштабных планах, стратегиях. Он явно хочет действовать наверняка - скажем, обыгрывая беспроигрышный тезис о том, что при кадровых назначениях будет подчеркнуто руководствоваться идеей гендерного равенства. И уже сделал своим первым заместителем опытную (и что важно - с международным послужным списком) Амину Мохаммед из Нигерии.

Судя по словам инсайдеров в Секретариате, Гутерриш не питает иллюзий и понимает: если не принять решительных мер в ближайшей перспективе, основания ООН будут растрескиваться еще быстрее, чем прежде. Но тут он неизбежно столкнется с двумя трудно совместимыми обстоятельствами.

С одной стороны, он не может не понимать, что комплексная реконструкция Организации должна охватывать сразу несколько элементов. Рискну назвать три основных: институты и структуру; внутриорганизационную культуру (в том числе переговорный процесс, менеджмент, кадры); ресурсы. С другой - нынешнее «смешение» в мировых делах делает призрачными шансы на успех любого долгосрочного и политически затратного проекта, подобного перестройке в ООН.

С позиций большой мировой политики узловой элемент реформенной повестки - судьба Совета Безопасности. Дипломатические маневры вокруг него идут уже более двух десятков лет (с 1993 г.). Принимались резолюции Генассамблеи, создавались различные переговорные форматы, вносились, корректировались и отпадали самые разные варианты переустройства Совета, создавались и распадались коалиции государств. В «сухом остатке»: переговоры ходят по кругу.

Новый Генсекретарь наверняка постарается посодействовать тому, чтобы процесс выбрался из колеи, в которой он давно увяз. Надо думать, он хотел бы, чтобы «пятерка» захотела на деле помочь в активизации переговоров, а не разводила руками: мол, мы всей душой «за», но никак не возникает впечатляющее большинство, готовое мобилизоваться и согласовать наконец приемлемый рецепт перемен.

При этом для каждого бывалого ооновца и тертого дипломата ясно как божий день, что любая реформа (а, кстати, самим термином - уже достаточно затасканным - не надо бы злоупотреблять) в многосторонней Организации может быть только результатом компромисса. Не только опыт, но и теория игр говорят о том, что привести сложную систему в новое равновесное состояние невозможно в одностороннем порядке. Добавим, что глубинной реорганизации ООН нельзя себе представить без серьезных перемен во взаимоотношениях ее членов. Даже если вести речь не о «капитальном ремонте», а о текущей реконструкции.

«Фронт работ» для государств-членов включает также поощрение демократических процедур в Генассамблее и реализацию хорошо известных рецептов по оживлению ее деятельности: сокращению разбухшей программы работы, изъятию «затухающих» тем, кластеризации вопросов. Еще один участок - не допустить дальнейшего ослабления Экономического и Социального Совета (ЭКОСОС), его ухода в «тень» бреттон-вудских кузенов. Для этого хорошо бы закрепить его в роли настоящего координатора усилий по преодолению неразвитости и неравенства на Земле. Сможет Совет стать «менеджером» выполнения Повестки дня до 2030 года - принятой полтора года назад программы перевода глобальной экономики на рельсы устойчивого развития, - задача будет в немалой части решена.

Требует срочного внимания ооновское миротворчество. Пора сделать более четким политическое руководство операциями «голубых касок» со стороны СБ и улучшить военное планирование со стороны Секретариата, равно как и взаимодействие двух сторон. Добиться, наконец, сокращения сроков развертывания контингентов в кризисных фазах (пока не получается; но это общая проблема - скажем, НАТО потребовалось три месяца для разворачивания операции в Ливии). Повысить действенность резервных соглашений, по которым государства, в том числе развитые, обязуются поддерживать в полной готовности и выделять по запросу ООН хорошо подготовленные и экипированные части.

Гутерришу предстоит со старта заниматься и системой развития ООН - первой областью по вложению средств и приложению интеллектуальных усилий. Пан Ги Мун оказался одним из основных поборников экологизации мировой экономики. При нем началась «перезагрузка» концепции устойчивого развития, дабы она стала более плотной и менее схематичной. Но Всемирной организации еще предстоит добиться интеграции экономических, социальных и природоохранных факторов, распространить рациональные модели производства и потребления и попытаться осуществить множество прочих модернистских, но далеко не для всех очевидных вещей.

Особая статья - уже обозначенное намерение нового Генсекретаря сделать ООН менее бюрократической, более действенной и ориентированной на нужды «полевых» миссий. Вообще административно-кадровая сторона дела неизбежно будет его большой головной болью. Ей драматически не хватает гибкости. Правила и положения во многом сохраняют печать времен статичного Секретариата, предназначавшегося главным образом для обслуживания переговоров и конференций, в то время как ныне более 70% бюджетных средств тратятся на деятельность вдали от штаб-квартир.

Требуется изжить этот явный перекос. Осовременить административные правила, расширяя свободу рук Генсекретаря и менеджеров в сфере людских ресурсов. Резко сократить процедуру набора сотрудников (сейчас в среднем от объявления вакансии до ее заполнения проходит 174 дня). Выправить «хромой» механизм карьерного роста, ориентируясь преимущественно на достоинства сотрудников.

И наконец - last but not least - деньги. Реальность такова, что ООН все время их не хватает. Жить по средствам, сводя концы с концами, дается разветвленной, многослойной структуре не просто, тем более что государства навешивают на нее все больше и больше мандатов и заданий.

Вроде бы у Организации есть и регулярный бюджет, и миротворческий, и добровольные взносы, но все равно ресурсы - в сравнении с глобальными проблемами - более чем скромны. Достаточно сказать, что даже не сама ООН, а все организации и агентства ее системы вместе тратят в год меньше, чем расходуют на оборону за тот же срок, скажем, Франция или Индия, или США - но за месяц5.

Вдобавок в вопросах заведывания людскими ресурсами и траты денег не только крупные доноры, но и «Группа-77» (основная коалиция государств глобального Юга) предпочитают держать Генсекретаря на коротком поводке и заниматься микроменеджментом. 

Doing more with less?

Короче, дел невпроворот. Однако парадокс заключается в том, что, ожидая от Генсекретаря множества «подвигов с утра», страны-члены все время опасаются, как бы он не вышел из-под контроля. Сильный глава ООН в их глазах - из разряда «и хочется, и колется». В идеале они желали бы, чтобы внутренний лозунг Секретариата «Doing more with less» («Больше результатов при меньших ресурсах») был полностью приложим к деятельности Генсека.

Такого подхода давно придерживаются США - куда как важная держава (и главный, с большим отрывом, плательщик в бюджет ООН, и страна местоположения ее штаб-квартиры, и член «пятерки»). Но сегодня ситуация особая. Избрание Дональда Трампа вызвало значительное замешательство в Нью-Йорке. Там сразу почувствовали, что Организацию, как отмечалось в анализе Университета ООН, «ожидает новый и потенциально напряженный тип отношений» с Америкой6.

Действительность пока подтверждает самые пессимистичные прогнозы. В последние недели новый хозяин Белого дома и большинство фигур в его окружении - представители лагеря «America First» - отметились антиглобалистскими тирадами, скепсисом в отношении международных норм и принципа многосторонности. Правда, еще есть ожидания, что в Совете Безопасности - воспринимая его как инструмент для «сделок» во имя внешнеполитических интересов США - новая администрация добавит прагматизма, отходя от идеологизированного акцента своих предшественниц на «ценностях».

Тем не менее собственно ООН неизбежно ждут немалые проблемы. Во-первых, политические. Трамп и его команда сразу дали понять, что намереваются сделать Организацию «крайней» из-за принятия Советом Безопасности 23 декабря 2016 года резолюции по израильским поселениям на оккупированных территориях (делегация США, заметим, сыграла в тот момент главную роль, воздержавшись).

Поэтому одним из дебютных жестов нынешней администрации стало блокирование предложенной Гутерришем кандидатуры бывшего премьера Палестинской автономии Саляма Файяда на пост спецпредставителя Генсека по Ливии. Глава Секретариата назвал это «серьезной ошибкой», но был вынужден подать назад (понимая, надо полагать, что это лишь начало).

Во-вторых, финансовые -  на горизонте уже собрались тучи. Вообще у республиканцев (а сейчас они контролируют и Белый дом, и обе палаты Конгресса) есть привычка придерживать выплаты в ооновские бюджеты, обусловливая их всякими реформаторскими и прочими шагами либо попросту настаивая на сокращении размера взносов США. По крайней мере один законопроект в этом духе уже находится в Палате представителей с 2015 года.

После серии намеков и утечек намерения администрации стали ясны в середине марта с публикацией национального бюджетного плана на 2018 финансовый год. В рамках предложенного сокращения финансирования Госдепартамента на 28% недвусмысленно очерчено снижение выплат ООН (упоминается и миротворчество), а также организациям ее системы. Детали пока не ясны (хотя, похоже, система ООН рискует получить вдвое меньше средств7) и не станут известны раньше мая. Но с учетом того, что наметки бюджета будут утверждаться Конгрессом, где неизбежен торг, ооновская верхушка восприняла известие стоически. Ну или, по крайней мере, решила попридержать сигналы SOS.

Кроме того, в ходе избирательной кампании Трамп наделал шума, критикуя Парижское соглашение 2015 года по климату. И хотя США не вправе немедленно выйти из этого договора, первые конкретные шаги (в том числе отказ делать взносы в Зеленый климатический фонд ООН), бесспорно, сильно ослабят многосторонний процесс, направленный на защиту мира от климатических изменений.

Скорее всего, Антониу Гутерриш в первые же недели после назначения поработал над «домашним заданием» - как выстроить свою линию, чтобы она не контрастировала резко с подходом Вашингтона. Но вряд ли он ожидал такого трудного старта.

Впрочем, для Генсекретаря задача выработать тактику маневрирования относится ко всем пяти постоянным членам СБ. С одной стороны, они явно готовы выдать ему «кредит доверия», и именно в таком ключе была выстроена встреча Президента Владимира Путина с Гутерришем 24 ноября 2016 года. С другой - ввиду возможных непростых моментов, связанных с чувствительными аспектами политики, расходами, реформаторскими идеями нового главы Секретариата, он будет находиться под постоянным присмотром.

Те же российские представители регулярно подчеркивают, что хотят видеть в действиях любого Генсека «объективность, беспристрастность, равноудаленность»8. Но это отнюдь не исключает мягкого прессинга, а то и прямого разговора, если что-то идет не так.

Вообще, хотя от Генсекретаря государства ждут чудес дипломатического мастерства и сноровки, запутанные политические реалии разбрасывают вокруг него немало капканов. В одном только 
2016 году - своем последнем «на капитанском мостике» - Пан Ги Мун пережил несколько очень неприятных ситуаций.

Скажем, в марте возник серьезный дипломатический кризис, когда он один раз назвал «оккупацией» присутствие Марокко в Западной Сахаре. В ответ Рабат устроил ему обструкцию, выслал почти всех гражданских сотрудников ооновской миротворческой миссии и заявил, что прекращает участвовать в ее финансировании. В результате операция, называемая МИНУРСО, понесла большой ущерб.

А в июне под резким давлением Саудовской Аравии Пан Ги Муну пришлось удалить из одного доклада тезис о том, что на йеменском «фронте» возглавляемая ею воздушная коалиция массово нарушала права детей. Генсекретарь сопротивлялся, но угроза Эр-Рияда сократить финансирование гуманитарных проектов ООН для палестинских беженцев возымела эффект. Кстати, этот эпизод выглядит как игра случая: годом раньше у Генсека были схожие проблемы, когда его обвинил в пристрастности уже Израиль.

И все же не такие неизбежные казусы определяют взаимоотношения основного потока государств с главой ООН. С их стороны преобладает признание за Секретариатом роли ценного политического советника, а не просто исполнителя поручений.

Самая сложная должность на свете?

Представительный международный симпозиум, прошедший в мае 2010 года в городе Дельфы (Греция), принял специальное заявление относительно фигуры главы ООН. В нем подчеркнуто говорится, что сильный и независимый Генсекретарь не только желателен, но и «необходим»9.

Такой лидер, добавим мы, нужен международному сообществу как моральный авторитет, на которого можно полагаться в моменты неопределенности и высоких рисков. Необходим, чтобы давать взвешенную трактовку событий, ибо версии правительств односторонни, а массмедиа все чаще выглядят средством скорее пропаганды, нежели информации. Востребован подавляющим большинством государств как лицо Организации, облеченной от их общего имени масштабной миссией. Надобен десяткам тысяч ооновских сотрудников по всему миру, желающих идентифицировать себя с динамичной и уважаемой Организацией. Потребен, прежде всего с этических позиций, гражданскому обществу, активистам, ориентирующимся на ООН как на силу, работающую на лучшее будущее.

В более широком смысле он необходим для поддержания основ многосторонности, которая на фоне сбоев в международных отношениях грозит оказаться «на мели». Актуальные проблемы поднимаются на различных форумах под эгидой ООН, звучат громкая риторика и правильные призывы. Но переговоры раз за разом топчутся на месте и приводят к наименьшему общему знаменателю; конкретные же действия государства стараются оттягивать, рассчитывая, что все так или иначе образуется.

Другое дело, что многосторонность в ее привычном виде сформировалась во многом под воздействием западноцентристских взглядов на глобализацию, развитие, права человека и гуманитарную деятельность. Найти новое сочетание ценностей, концепций и устремлений, включающее взгляды незападного мира, - наверное, в этом будет состоять призвание ООН как всемирного «кооператива» в ближайшем будущем.

 

1http://www.irinnews.org/analysis/2016/10/19/great-expectations-incoming-un-chief-urged-make-bold-reforms

2http://www.ipsnews.net/2017/02/mistrust-hindering-global-solutions-says-secretary-general/

3Выступление на открытом заседании Совета Безопасности ООН по вопросу «Поддержание международного мира и безопасности: уроки истории, подтверждение приверженности принципам и целям Устава ООН», Нью-Йорк, 23 февраля 2015 года // URL: http://www.mid.ru/press_service/minister_speeches/-/asset_publisher/7OvQR5KJWVmR/content/id/959527.

4https://www.un.org/sg/en/content/sg/secretary-generals-speeches

5http://www.ipsnews.net/2017/03/responding-to-us-budget-cuts-for-united-nations/

6http://cpr.unu.edu/the-un-in-the-era-of-trump.html

7http://www.irinnews.org/maps-and-graphics/2017/03/15/us-funding-un-charts

8http://www.interfax.ru/interview/306476

9https://static1.squarespace.com/static/5399cc0ae4b0705199b37aa3/t/55102627e4b0299913bf15a2/1427121703223/DelphiSymposiumBOOKLET.pdf

США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 апреля 2017 > № 2176697 Александр Горелик


Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 апреля 2017 > № 2176696 Виктор Самойленко

АСЕАН: полвека спустя

Виктор Самойленко, Профессор МГИМО МИД России, Чрезвычайный и Полномочный Посол

В современной системе международных отношений имеется немало региональных организаций, которые доказали свою полезность и эффективность. Но есть среди них одна, которая занимает особое место. Это Ассоциация государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Она была создана в 1967 году и за полвека существования не только успешно доказала свою жизнеспособность, но и сумела стать ядром более широкого международного сотрудничества, в котором принимают участие практически все ведущие государства мира.

За прошедшие годы эта ассоциация постепенно превратилась в действенный механизм политического, экономического, оборонного, полицейского, гуманитарного и иного сотрудничества между странами-членами как в многостороннем, так и двустороннем форматах. Но еще более важно то, что, несмотря на многочисленные проблемы, доставшиеся вошедшим в нее государствам от периода колониальной зависимости, они сумели проявить политическую волю и превратить организацию в эффективный инструмент преодоления своих разногласий и конфликтов. Благодаря этому, АСЕАН стала с годами фактором поддержания мира, стабильности и безопасности в некогда одном из самых беспокойных и взрывоопасных регионов мира.

В 1982 году в монографии «АСЕАН: политика и экономика»1 автор этих строк впервые в нашей стране всесторонне исследовал причины, цели и обстоятельства формирования АСЕАН, проанализировал движущие силы и направления взаимодействия пяти первоначальных государств - членов Ассоциации - Индонезии, Малайзии, Таиланда, Сингапура и Филиппин, а также примкнувшего к ним несколько позже Брунея. В монографии делался вывод: несмотря на серьезные проблемы, по-прежнему отравлявшие отношения между странами АСЕАН, у этой организации имелся значительный потенциал роста и позитивного развития.

Вопреки сохранявшимся территориальным проблемам, серьезным торгово-экономическим трениям, религиозным различиям и национальным распрям, шесть государств-членов в 1960-1970-х годах осознали, что волей судьбы они «находятся в одной лодке» и их выживание в бурных водах мировых событий и острых потрясений зависит только от них самих. Именно это обстоятельство побудило лидеров шести государств, отодвинув в сторону противоречия и забыв о прежних обидах, приступить к совместному строительству своего нового будущего.

Сложилось так, что до публикации упомянутой монографии тема АСЕАН - в силу негативного отношения к этой организации со стороны тогдашних руководителей внешней политики СССР - оставалась за рамками исследований советских ученых. Но и после выхода монографии в свет скепсис в отношении АСЕАН и ее будущего в нашей стране какое-то время еще сохранялся, мешая в полной мере оценить потенциал этой региональной структуры сотрудничества нового типа.

Между тем уже тогда, в 1980-х годах, можно было обратить внимание на то, что АСЕАН, как организация, смогла достичь того уровня развития, когда между ее членами установились реальные и устойчивые политические связи, обусловленные общностью интересов правящих кругов всех шести государств-членов. Проявляя политическую волю, лидеры стран Ассоциации смогли перейти от исторических обид, конфронтации, обоюдных претензий и недоверия к взаимопониманию, координации усилий и даже совместным действиям. Последовательно расширяя спектр взаимного сотрудничества, укрепляя договорно-правовую базу Ассоциации, они сумели коллективными усилиями превратить ее в реальный фактор международных отношений в ЮВА. После присоединения к АСЕАН остальных государств региона - Вьетнама, Лаоса, Камбоджи и Мьянмы - организация приобрела поистине региональный характер, который позволил ей значительно повысить свой вес в делах Азиатско-Тихоокеанского региона в целом.

В наши дни АСЕАН является общепризнанным ядром и движущей силой целой системы многостороннего сотрудничества в регионе, в котором принимают участие практически все ведущие государства мира, включая Россию. Речь идет о таких уже доказавших свою полезность институтах взаимодействия, как Региональный форум АСЕАН по безопасности (АРФ), Восточноазиатский саммит (ВАС), Совещания министров обороны государств - членов АСЕАН с диалоговыми партнерами («СМОА плюс»), ежегодные встречи министров иностранных дел АСЕАН с партнерами по диалогу, периодические встречи с партнерами по диалогу на высшем уровне, контакты по линии органов внутренних дел с АСЕАНАПОЛ. Все эти асеаноцентричные структуры органично связаны между собой, дополняют друг друга и позволяют Ассоциации консолидировать вокруг себя внерегиональные государства, заинтересованные в поддержании стабильности и развитии взаимовыгодного сотрудничества в ЮВА.

Дополнительный вес Ассоциации придают впечатляющие успехи входящих в нее государств в области экономического развития. Сингапур, Малайзия, Таиланд уже давно получили статус новых индустриальных стран (НИС), став так называемыми «азиатскими тиграми», позже к ним приблизились Индонезия, Филиппины и Вьетнам, набирают устойчивые темпы развития Мьянма, Камбоджа и Лаос. Бруней, благодаря запасам нефти, уже давно является одним из лидеров по ВВП на душу населения. В совокупности экономика десяти стран АСЕАН имеет общий ВВП порядка 2,6 трлн. долларов, что ставит ее на третье место в Азии и на седьмое место в мире2.

Провозгласив еще в 2002 году курс на формирование нового института - сообщества АСЕАН, государства Ассоциации 31 декабря 2015 года объявили о том, что они достигли поставленной цели. В основу такого сообщества положены три опоры - экономическое сообщество, сообщество в области политики и безопасности и социально-культурное сообщество. Образование Сообщества АСЕАН стало важнейшим этапом в интеграционном процессе в рамках Ассоциации, оно подняло взаимоотношения между десятью государствами-членами на принципиально новый уровень3.

В нынешних реалиях, складывающихся на евразийском континенте, открываются широкие перспективы строительства партнерских отношений между Сообществом АСЕАН и Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС), в который входят Россия, Белоруссия, Казахстан, Кыргызстан и Армения. Не менее привлекательно выглядит и идея налаживания взаимовыгодного сотрудничества между Шанхайской организацией сотрудничества (ШОС) и Сообществом АСЕАН. Открывается перспектива формирования широкого партнерства на пространстве Евразии, охватывающего все те государства, которые хотят и готовы взаимодействовать на основе равноправия и уважения интересов друг друга в целях прогресса и процветания своих народов.

Конечно, в значительной мере речь идет об идеях и планах, реализация которых потребует продолжительного времени и немалых усилий. На пути неизбежны трудности, препятствия и проблемы, возможно и откаты назад. Но важно определить вектор дальнейшего развития и понять, какими путями его выстраивать. В этой связи представляется полезным посмотреть на то, как и благодаря чему государства АСЕАН, несмотря на наслоения прошлого, на различие интересов и разделявшие их противоречия, все же сумели найти общий язык и совместными усилиями преодолеть разногласия и многочисленные трудности, мешавшие их сближению.

Важно разобраться в том, что представляет собой прочно укоренившееся в политическом лексиконе Ассоциации понятие «ASEAN Way». Очевидно, что оно шире, чем предполагает прямой перевод - «путь АСЕАН», поскольку включает в себя и такие стороны, как «подход», «метод», «способ». Только уяснив, что на деле означает понятие «ASEAN Way», которым руководствуются десять государств, можно выявить причины реальных успехов АСЕАН в самых разных сферах региональных связей. Для этого, как представляется, полезно более обстоятельно разобраться в концептуальных основах, на которых была создана и функционирует эта ассоциация.

Показательно, что многие из обычаев, традиционных подходов, стиля поведения и общения, которые с давних пор были присущи народам Юго-Восточной Азии, получив апробацию и будучи «осовремененными» в недрах АСЕАН, вошли затем в арсенал сегодняшней дипломатии. Другие традиционные подходы, не обязательно родившиеся в самой Ассоциации, но успешно адаптированные участниками этой региональной группировки к современным реалиям и примененные ими во взаимоотношениях между собой, дополнили картину. С учетом этого попытаемся проанализировать те основы, на которых построена АСЕАН, и те принципы и алгоритмы взаимодействия, которые позволили десяти странам ЮВА, входящим в эту организацию, добиться впечатляющих успехов.

Знакомство с этими основами и принципами дает возможность лучше понять логику действий, психологию и взгляды асеановской «десятки», разобраться в подходах ее членов к решению как внешних, так и внутренних проблем, стоящих перед ними в международной, политической, экономической и других сферах. Это представляется полезным для выстраивания правильной и продуманной линии поведения в отношениях с АСЕАН и ее членами, недопущения возможных ошибок и просчетов на данном направлении. С другой стороны, изучение и экстраполяция опыта АСЕАН может послужить источником новых идей и подходов в области международного и регионального общения, развития интеграционных процессов, в том числе на евразийском пространстве.

За полувековую историю своего существования АСЕАН приняла более десятка важнейших концептуальных документов, которые отражают процесс развития как самой региональной структуры, так и степени близости и доверия между ее членами. Эти основополагающие документы регламентируют взаимоотношения между десятью государствами и определяют основные направления их сотрудничества. Дополняя друг друга, они составляют юридический фундамент региональной организации, определяют основные цели, направления и главное - базовые принципы взаимоотношений, на которых строятся коллективные усилия асеановской «десятки».

В АСЕАН нет какого-то одного, всеобъемлющего документа, в котором бы полно и системно были изложены все основополагающие принципы этой организации, некоего «устава» АСЕАН. Принципы ее деятельности, как отмечалось, зафиксированы в ряде совместных документов Ассоциации, которые были подписаны в разное время и на разных уровнях. Нередко эти принципы переходят из одного документа организации в другой, усиливают и уточняют друг друга.

Все концептуальные документы АСЕАН до своего формального одобрения лидерами Ассоциации проходили тщательный процесс подготовки и согласования на всех уровнях регионального взаимодействия. Только после всестороннего согласования, устранения разночтений и получения единодушной поддержки со стороны всех стран-членов эти документы принимались в качестве директив, определявших порядок и направления деятельности всей «десятки».

На первом месте в политике, конкретных действиях и решениях каждой из стран АСЕАН неизменно находятся их собственные национальные интересы. Тем не менее весьма важное, причем с течением времени все возрастающее значение в их политике и практических действиях имеет одновременный учет интересов партнеров по региональному сотрудничеству. В любом случае, принимая то или иное решение, государства Ассоциации стремятся в максимально возможной степени учитывать интересы партнеров по региональной группировке. Это побуждает их тщательно избегать шагов и даже официальных заявлений, которые могли бы затронуть интересы партнеров. В случае возникновения проблем или трений между одной из стран Ассоциации и внерегиональным государством другие члены «десятки» проявляют асеановскую солидарность, оказывают партнеру всяческую поддержку. Если же это почему-то невозможно, то они соблюдают публичное молчание, занимают нейтральную позицию, но ни в коем случае не допускают в его адрес открытой критики.

Все возникающие разногласия в АСЕАН принято решать в ходе сугубо неформальных контактов, носящих, как правило, конфиденциальный характер. Прибегая к «тихой дипломатии», стороны проявляют друг к другу доверие и благожелательность. Только так, будучи уверенными в том, что все участвующие в споре стороны действительно заинтересованы в оптимальном решении, страны АСЕАН ведут весьма откровенный и доверительный разговор. Если же приемлемое для всех решение найти не удается, то асеановцы принимают решение отложить сложный вопрос до тех пор, пока не созреют условия для его разрешения к взаимному удовлетворению всех сторон.

Выработанный государствами АСЕАН алгоритм поведения, конечно, не лишен недостатков, ведет к тому, что региональную группировку упрекают в «аморфности», недостаточной эффективности. В результате этого основополагающие принципы Ассоциации периодически подвергаются испытаниям, давлению со стороны критиков. Время от времени даже в самой региональной организации раздаются голоса в пользу обновления, пересмотра, а возможно, и отказа от некоторых принципов. Однако лидеры АСЕАН уверены в том, что именно приверженность основополагающим принципам Ассоциации, а также следование универсальным нормам, закрепленным в Уставе ООН, являются гарантом сохранения единства организации, ее дальнейшего поступательного развития, а возможно, и самого существования АСЕАН.

Среди принципов, которые лежат в основе регионального и двустороннего взаимодействия государств - членов АСЕАН, многие представляют собой общепринятые принципы международного поведения и взаимоотношений между современными государствами. Но мы рассмотрим их под углом зрения функционирования самой АСЕАН и решения ее участниками своих конкретных задач.

Принцип суверенного равенства

Это один из основополагающих принципов взаимоотношений между суверенными государствами в современном мире, он зафиксирован в Уставе ООН и закреплен в основных документах АСЕАН. В частности, в Бангкокской декларации 1967 года, принятой пятью учредителями Ассоциации и положившей начало их региональному сотрудничеству, подчеркивалось, что подписавшие декларацию государства решили развивать сотрудничество в Юго-Восточной Азии «в духе равенства и партнерства»4.

Наиболее полно принцип суверенного равенства государств АСЕАН был закреплен в Договоре о дружбе и сотрудничестве в Юго-Восточной Азии, который был заключен странами Ассоциации 24 февраля 1976 года и к которому присоединились государства, вступившие в нее в более поздние годы. Так, в соответствии со ст. 2 главы 1 этого договора, государства Ассоциации брали обязательство в отношениях друг с другом руководствоваться принципом «взаимного уважения независимости, суверенитета, равенства, территориальной целостности и национальной самобытности всех стран»5.

Равным образом аналогичные обязательства взяли на себя и те внерегиональные государства, которые позже присоединились к этому договору, включая Россию.

Принцип невмешательства

История существования АСЕАН свидетельствует о том, что принцип невмешательства во внутренние дела друг друга подвергался в Ассоциации наибольшим испытаниям. При этом очевидно, что именно данный принцип является одной из наиболее важных основ деятельности этой региональной организации, представляет собой краеугольный камень как двусторонних, так и многосторонних взаимоотношений и сотрудничества между всеми участниками асеановской «десятки». Страны Ассоциации отдают себе отчет в том, что отказ от принципа невмешательства, его нарушение или ослабление приведут к подрыву единства всей группировки, что может поставить под угрозу само существование организации.

Предпринимавшиеся в разные годы в АСЕАН попытки реформировать Ассоциацию, чтобы усовершенствовать ее деятельность, повысить ее эффективность, придать региональному сотрудничеству большую динамику, всякий раз приводили к напряженности внутри самой организации и даже к возникновению трений между ее членами. При этом, как правило, такого рода попытки «обновить» АСЕАН, внести в ее деятельность «новую струю» неизменно трактовались в Ассоциации как попытки одних участников группировки осуществить вмешательство в дела других ее членов. Опасаясь возможных негативных последствий от каких-либо значительных перемен, лидеры «десятки» проявляют сдержанность, консерватизм и осторожность и из раза в раз подтверждают незыблемость принципа невмешательства во внутренние дела друг друга.

Обращает на себя внимание утверждение, прозвучавшее из уст сингапурского исследователя М.Раджаретнама, который подчеркивал, что концепция невмешательства является по своей природе западной и представляет собой производное от принципа суверенитета. Тем не менее эта концепция уже давно и прочно укоренилась в системе ценностей АСЕАН, поскольку в памяти представителей асеановских элит все еще сохраняются воспоминания о колониальном прошлом своих стран, а также о периоде холодной войны, когда многие из государств Ассоциации были объектами внешнего вмешательства6.

Принцип невмешательства был взят из Устава ООН и других международно-правовых документов, закрепляющих общепринятые нормы международного права. Он был включен в текст самого первого документа, принятого Ассоциацией, - Декларацию о создании АСЕАН (так называемую Бангкокскую декларацию) от 8 августа 1967 года, которая положила начало региональной организации. 
В последующие десятилетия принцип невмешательства неоднократно подтверждался во многих ключевых документах Ассоциации. В этом контексте уместно вспомнить, что в данной декларации содержится прямое указание на то, что государства, решившие создать свою региональную организацию, делают это в интересах «обеспечения своей стабильности и безопасности от внешнего вмешательства в любой форме и проявлении»7.

Таким образом, принцип невмешательства касался не только взаимоотношений асеановцев друг с другом, но и имел отношение к их связям с внерегиональными государствами. Судя по Бангкокской декларации, именно опасность внешнего вмешательства, попыток превращения их в инструмент достижения чуждых им целей вызывала у них наибольшие опасения. В подписанной 27 ноября 1971 года Куала-Лумпурской декларации страны АСЕАН провозгласили Юго-Восточную Азию зоной мира, свободы и нейтралитета и заявили о своем праве на «существование, свободное от внешнего вмешательства в их внутренние дела»8.

Принцип неприменения силы

Не менее важным принципом АСЕАН стал отказ ее членов от применения силы или угрозы силой во взаимоотношениях друг с другом. Этот принцип связан с рассмотренным выше - недопущением вмешательства во внутренние дела. Он повторяет закрепленный в Уставе ООН общепринятый принцип международного права, предусматривающий отказ государств от применения силы или угрозы силой при решении возникающих между ними споров.

В применении к АСЕАН сингапурский ученый-международник и дипломат Мушахид Али сформулировал этот принцип как отказ входящих в Ассоциацию стран от применения силы в целях подрыва или смены законного правительства в других государствах - членах региональной группировки. Он также означает недопустимость использования силы для смены существующего в странах АСЕАН политического порядка, пользующегося международным признанием9.

Собравшись 24 февраля 1976 года на индонезийском острове Бали на свой первый саммит, высшие руководители в то время еще шести государств АСЕАН одобрили историческую Декларацию согласия. В ней отмечалась решимость стран Ассоциации добиваться урегулирования всех споров, противоречий и конфликтов, возникающих в ЮВА, исключительно мирными средствами10.

В дополнение к Декларации согласия, одобренной лидерами, министры иностранных дел шести стран тогда же подписали на Бали еще один базовый документ Ассоциации - Договор о дружбе и сотрудничестве в Юго-Восточной Азии, в котором принцип неприменения силы получил юридическое оформление. В конкретном плане в ст. 10 этого договора было записано, что высокие договаривающиеся стороны «не будут никаким образом участвовать в каких-либо действиях, представляющих угрозу политической и экономической стабильности, суверенитету или территориальной целостности другой Высокой договаривающейся стороны». При этом в ст. 13 договора отмечалось, что подписавшие его государства будут воздерживаться от применения силы или угрозы силой, а все возникающие между ними споры они будут разрешать путем дружественных переговоров11.

Принцип взаимной поддержки

За время существования АСЕАН эта региональная организация не только вдвое увеличила число своих членов, постепенно объединив в своих рядах все государства ЮВА, но и значительно расширила географию связей региона с остальными государствами мира. На смену первоначальным робким попыткам асеановцев сначала взаимно учитывать, согласовать, а затем и координировать свою политическую линию в отношении государств, расположенных вне региона, с годами пришли уверенные совместные действия стран-членов по проведению единой, согласованной, совместно выработанной политической линии.

На практике это привело к тому, что на международной арене государства Ассоциации по любому поводу стремятся выступать с единых позиций, оказывать друг другу возможную дипломатическую, моральную и политическую поддержку. Причем это проявляется и в двусторонних связях стран Ассоциации с внерегиональными государствами, и в рамках международных и региональных организаций и глобальных форумов. Рассматривая себя как «большую асеановскую семью», десять государств ЮВА стремятся не предпринимать никаких шагов, которые могли бы затронуть законные интересы партнеров по группировке. В оборот вошло понятие «асеановская солидарность», предполагающее выступление в отношениях с внерегиональными государствами единым фронтом и снятие всех возможных, в том числе потенциальных, разногласий между собой еще на ранней стадии, часто путем достижения негласных договоренностей.

В ООН и других международных организациях государства АСЕАН стремятся говорить «одним голосом», оказывают друг другу максимально возможную поддержку. Это, конечно, не означает идиллии в отношениях между ними, полного однообразия их подходов к международным делам или «унификации» их взглядов на актуальные проблемы современного мира. Но если затрагиваются интересы хотя бы одной из стран Ассоциации, то ее партнеры по региональной группировке проявляют солидарность и оказывают ей возможную поддержку. Даже в случае несогласия с подходом партнера к той или иной международной или региональной проблеме - а такое тоже бывает - разногласия между асеановцами не выносятся за пределы организации, а все страны АСЕАН занимают по отношению к партнеру по меньшей мере позицию благожелательного нейтралитета. Они строго воздерживаются от какой-либо публичной критики в адрес партнера и стремятся дипломатично устранить возможные разногласия конфиденциально, в своем узком кругу.

Естественно, что у каждого из государств АСЕАН имеются свои национальные интересы, свои взгляды. Более того, между ними все еще сохраняются глубинные противоречия, в основном доставшиеся им в наследство от периода колониального прошлого. И тем не менее эти подвергнутые «глубокой заморозке» проблемы не приводят к возгоранию «тлеющих очагов» конфликта, не становятся поводом для открытых трений или конфликтов между странами Ассоциации. Как правило, все проблемы обсуждаются и утрясаются асеановцами в превентивном плане в духе доброжелательности и взаимного уважения интересов друг друга.

Принцип ведущей роли АСЕАН

С укреплением АСЕАН и приобретением ею реального международного веса заметно возросло внимание к Ассоциации со стороны мирового сообщества. Расширилась география зарубежных связей «десятки», сформировалась разветвленная и многоуровневая сеть контактов АСЕАН с ведущими государствами мира и международными структурами в политической, экономической, культурной, гуманитарной, антитеррористической и других сферах. С 90-х годов прошлого столетия, как уже отмечалось, вокруг Ассоциации постепенно сложилась целая система разнопланового сотрудничества, в котором принимают участие все ведущие страны мира.

Инициатором такого сотрудничества выступала прежде всего сама АСЕАН. Именно Ассоциация предложила идею создания таких уже ставших авторитетными международных структур, как Региональный форум АСЕАН по безопасности (АРФ), система Диалогового партнерства с развитыми государствами, Программа развития Большого Меконга, сотрудничество в формате «АСЕАН плюс Китай, Япония, Республика Корея», «АСЕАН плюс Индия», форумы «Азия - Европа» (АСЕМ). Асеановцы поддержали и приняли активное участие в формировании и последующей деятельности Восточноазиатского сообщества (ВАС), сыграли заметную роль в налаживании деятельности авторитетной дискуссионной структуры - форума «Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество» (АТЭС). Многие из указанных форматов сотрудничества за время их существования подтвердили свою полезность и достигли высокого уровня функционирования, ввели в практику проведение регулярных саммитов.

Характерно, что практически во всех указанных структурах многостороннего взаимодействия государства - члены АСЕАН выступают прежде всего в качестве единой региональной группировки, а не отдельных стран. На практике это означает, что в интересах обеспечения и защиты своих общих интересов государства «десятки» не только регулярно консультируются между собой, но и предпринимают усилия для того, чтобы заблаговременно выработать единую позицию, которую затем коллективно и поодиночке отстаивают в своих взаимоотношениях с внерегиональными партнерами.

В процессе расширения сферы международного и регионального сотрудничества, появления новых направлений связей с находящимися за пределами региона влиятельными международными игроками перед Ассоциацией встал ряд весьма серьезных вопросов. Прежде всего, речь шла о том, каким образом десять относительно слабых и пользующихся ограниченным влиянием в мире государств могли, взаимодействуя с наиболее влиятельными игроками, сохранить тем не менее свою собственную идентичность, национальную самобытность. Что им надо было сделать, чтобы не допустить ослабления и «размыва» своей организации, «растворения» ее интересов в контексте более широкого по масштабам международного взаимодействия. Выступив инициаторами целого ряда новых форм сотрудничества в ЮВА и АТР в целом, сумев привлечь к участию в нем ведущие державы мира, асеановцы были серьезно обеспокоены возможностью утраты ими контроля над ходом и направлениями такого сотрудничества в дальнейшем. В АСЕАН опасались, что актуальные проблемы самой Ассоциации, интересы правящих элит стран-членов могут быть заслонены потребностями более влиятельных партнеров. Такая перспектива, как полагали в АСЕАН, несла организации опасность ограничения ее возможностей для обеспечения как индивидуальных, так и групповых интересов входящих в региональную группировку государств.

Эти опасения привели к тому, что в начале 1990-х годов асеановцы поставили перед внерегиональными партнерами вопрос о необходимости закрепления за АСЕАН «кресла водителя» в интеграционных процессах, которые осуществляются с участием Ассоциации. При этом асеановцы давали понять, что они не будут готовы двигаться дальше по пути расширения взаимодействия, если увидят, что оказались заложниками чужих интересов.

В то же время, выдвигая это заведомо завышенное требование, они проявили значительную гибкость и способность вполне реалистично оценивать ситуацию. Это, в частности, проявилось в вопросах формирования в регионе двух краеугольных структур многостороннего взаимодействия - АРФ в сфере региональной безопасности и форума АТЭС в области экономики, которые к тому времени уже начали приобретать конкретные очертания. Так, в случае с форумом АТЭС страны АСЕАН коллективно поддержали выдвинутую на этот счет идею Австралии, поскольку отдавали себе отчет в том, что их экономики даже в совокупности вряд ли смогут претендовать на лидирующее положение в процессах торгово-экономической и инвестиционной интеграции в АТР. Вместе с тем в инициированном самими государствами Ассоциации сотрудничестве в сфере обеспечения безопасности и стабильности в регионе и формирования АРФ государства АСЕАН приложили максимальные усилия, чтобы закрепить за собой лидирующую роль в этом форуме.

Предлагая идею создания АРФ, государства «десятки» исходили из того, что деятельность этого регионального совещательно-консультативного форума, разветвленные контакты в его рамках между странами Ассоциации и ведущими государствами мира создавали удобную платформу для рассмотрения всего комплекса проблем безопасности и стабильности, непосредственным образом затрагивающих национальные интересы членов региональной группировки. По расчету АСЕАН, сотрудничество в рамках АРФ должно было упредить или сделать невозможными любые попытки более влиятельных держав, находящихся за пределами региона, вовлечь асеановцев в решение своих собственных проблем.

Само зарождение АРФ и последующее развитие этого форума стали возможны в условиях окончания холодной войны, завершения раскола мира на два противоборствующих лагеря, обозначившихся тенденций к более открытому и неконфронтационному миру. Опасаясь того, что в новой ситуации в АТР может возникнуть «вакуум силы», чреватый появлением новых или реанимацией старых опасных конфликтов, асеановцы и занялись в 90-х годах прошлого столетия созданием нового формата многостороннего взаимодействия с участием всех государств, проявлявших заинтересованность в стабильности и безопасности в регионе.

При этом речь ни в коей мере не шла о какой-то жесткой оборонительной структуре или военно-политическом союзе. АРФ - это именно форум, в рамках которого высокопоставленные представители участвующих в нем государств обсуждают любые актуальные проблемы в расчете заблаговременно снять возникающие озабоченности друг друга, повысить степень взаимного доверия. Такой формат взаимодействия в столицах асеановских государств рассматривался как лучший путь не допустить давления и попыток внешнего манипулирования.

Исходя из такого подхода и основываясь на своих концептуальных установках, государства АСЕАН поставили перед партнерами вопрос о признании и закреплении за Ассоциацией руководящей роли в АРФ. На второй сессии этого регионального форума, состоявшейся 
1 августа 1995 года в Брунее, представители АСЕАН впервые озвучили свой подход официально. В итоговом заявлении председателя сессии было подчеркнуто, что «АСЕАН берет на себя обязательство быть главной движущей силой» форума по безопасности12.

Заинтересованные в сотрудничестве с АСЕАН и входящими в ее состав государствами внерегиональные державы не стали возражать против такого подхода асеановцев. Даже США, неизменно претендующие на свою исключительную, лидирующую роль во всех международных структурах, были вынуждены, по крайней мере на словах, принять требование АСЕАН.

В отношениях с великими державами государства Ассоциации с самого начала, насколько это позволяли региональные условия и международная обстановка, пытались отстаивать принцип равноудаленности. Но на практике это получалось у них далеко не всегда. Из-за американской агрессии в Индокитае и раскола стран ЮВА на два враждующих лагеря говорить о «равноудаленности» было невозможно. После поражения США во Вьетнаме и прекращения противостояния в регионе, а затем и расширения АСЕАН за счет вступления в ее ряды всех государств ЮВА у асеановцев появилась возможность продвигать принцип равноудаленности на практике. Суть его в том, чтобы проводить политику национальных интересов, развивать связи со всеми государствами и избегать вовлечения Ассоциации в решение чуждых для нее задач. При этом политика равноудаленности ни в коей мере не ограничивает страны АСЕАН в развитии взаимовыгодного сотрудничества со всеми государствами, прежде всего теми, что установили с АСЕАН отношения диалогового партнерства.

Еще в 1995 году на сессии АРФ, которая состоялась в Брунее, министры иностранных дел стран Ассоциации и их внерегиональных партнеров одобрили концептуальный доклад о направлениях деятельности Регионального форума АСЕАН. В этом документе отмечалась особая роль, которую играет АСЕАН в деле укрепления мира и безопасности в АТР13. Для асеановцев это имело в первую очередь важное психологическое значение, являлось признанием ключевой роли АСЕАН.

Благодаря твердому следованию своим основополагающим принципам, страны ЮВА сумели за прошедшие годы найти пути примирения своих противоречий, устранить опасность повторения конфронтации, снизить риски конфликтов друг с другом. Им удалось повысить устойчивость своей региональной Ассоциации и ее членов к внешним негативным воздействиям. В асеановском лексиконе такая устойчивость получила название «сопротивляемость».

При возникновении трений или локального противостояния между отдельными странами АСЕАН, как это время от времени все же имеет место, например между Таиландом и Камбоджей, вовлеченные в спор государства стремятся проявлять сдержанность, политическую мудрость и не доводить дело до открытого конфликта. При этом остальные государства АСЕАН, не становясь на сторону того или иного участника конфликта, с готовностью берут на себя роль посредников и примирителей, включаются в переговоры и делают все, чтобы не дать эмоциям выйти за приемлемые рамки. Подобный алгоритм поведения является залогом того, что страны АСЕАН, следуя своим основополагающим принципам, сами, без какого-либо внерегионального воздействия, проявляют способность добиваться смягчения напряженности и сглаживания противоречий. При этом все государства АСЕАН признают, что только так они могут рассчитывать на сохранение и дальнейшее укрепление своей уникальной организации.

В значительной мере успех такого подхода стран АСЕАН к взаимоотношениям друг с другом и отношениям к проблемам региона, а также с внерегиональными игроками был достигнут благодаря сложившемуся в рамках Ассоциации, а в последующем и во всей системе многостороннего сотрудничества, образовавшегося вокруг АСЕАН, двухуровневому формату взаимодействия. Речь идет о том, что в дополнение к официальным каналам общения стран-участниц, получившим со временем название «первой дорожки», в Ассоциации и вокруг нее сформировалась и так называемая «вторая дорожка». Под ней понимается принятый в АСЕАН и АРФ формат обсуждения всех важнейших вопросов на различных конференциях, семинарах и форумах с участием официальных лиц в их личном качестве, а также представителей академических кругов и экспертного сообщества. Работа в рамках «второй дорожки» ведется в виде представления кратких докладов и сообщений, по которым затем проводится свободное обсуждение. Дискуссии ведутся в неконфронтационном духе, в атмосфере дружелюбия и откровенности. Резкие высказывания, враждебные выпады, прямые обвинения - редкость и не получают одобрения участников.

Итоги встреч в формате «второй дорожки» затем суммируются, делаются выводы и рекомендации, которые согласуются и одобряются консенсусом. Далее они докладываются на официальный уровень старшим должностным лицам АРФ и других структур. При необходимости они доводятся до сведения министров иностранных дел АСЕАН и их партнеров по диалогу. Такой подход дает странам АСЕАН и их внерегиональным партнерам возможность выявить и в неформальной обстановке обсудить многие потенциально опасные проблемы и, в случае необходимости, прибегнуть к методам превентивной дипломатии.

Подводя итог, можно констатировать, что АСЕАН как организация, несмотря на присущие ей относительную аморфность и отсутствие жесткой блоковой дисциплины, за полвека своего существования достигла положительных результатов. В любом случае, Ассоциация представляет собой вполне работающую модель успешного регионального сотрудничества, многие элементы которой уже прочно вошли в международную дипломатическую практику, удачно прижились в деятельности региональных структур и форумов. Более глубокое и детальное изучение опыта функционирования АСЕАН, основ, на которых она построена и действует уже 50 лет, может дать полезный материал и для других интеграционных структур, в том числе на пространстве Евразии.

 1Самойленко В.В. АСЕАН: политика и экономика. М.: Наука, 1982.

 2Коммасит С. АСЕАН и Россия: продолжающееся партнерство // Международная жизнь. 2016. №5. С. 10.

 3Там же.

 4The ASEAN Declaration (Bangkok Declaration). Bangkok. 8 August 1967 // Handbook on Selected ASEAN Political Documents. ASEAN Secretariat. Jakarta, 1998. P. 11.

 5Treaty of Amity and Cooperation in Southeast Asia. Bali, 24 February 1976 // Handbook on Selected ASEAN Political Documents... P. 22.

 6Rajaretnam M. Principles in Crisis: The Need for New Directions // ASEAN’s Non-Interference Policy: Principles Under Pressure? / Ed. by Kao Kim Hourn. London: ASEAN Academic Press, 2000. P. 43.

 7The ASEAN Declaration (Bangkok Declaration) // Handbook on Selected ASEAN Political Documents... P. 2.

 8Zone of Peace, Freedom and Neutrality Declaration. 27 November 1971 // Handbook on Selected ASEAN Political Documents... P. 8.

 9Mushahid Ali. Reaffirming ASEAN’s Foundations: Singapore’s View // ASEAN’s Non-Interference Policy: Principles Under Pressure? / Ed. by Kao Kim Hourn. London: ASEAN Academic Press, 2000. P. 26.

10Declaration of ASEAN Concord. Bali, 24 February 1976 // Handbook on Selected ASEAN Political Documents... P. 12-13.

11Treaty of Amity and Cooperation in Southeast Asia... P. 25.

12Chairman’s Statement. The Second ASEAN Regional Forum. Bandar Seri Begawan, Brunei Darussalam. 1 August 1995 // ASEAN Regional Forum Series. 1994-2002. ASEAN Secretariat Documents. Jakarta, 2003. P. 10.

13The ASEAN Regional Forum: A Concept Paper. Bandar Seri Begawan. 1 August 1995 // Handbook on Selected ASEAN Political Documents... P. 39-48.

Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 апреля 2017 > № 2176696 Виктор Самойленко


Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 апреля 2017 > № 2176695 Дарья Ковалева, Артур Люкманов

Об обновленных сценариях иностранного вмешательства и новых задачах «антитеррора»

Дарья Ковалева, Атташе ДНВ МИД России. Артур Люкманов, Старший советник ДНВ МИД России

Словом можно убить, словом можно спасти,
Словом можно полки за собой повести…
В.Шефнер

Прошедший 2016 год еще сильнее, убедительнее показал глубину кризиса ценностей западной политической системы во главе с США и их союзниками - европейскими и региональными. Остальное сообщество незападных государств все чаще с недоверием и даже отторжением воспринимает навязываемые Западом «дары» неолиберализма, который, как отмечает известный американский философ и критик Ноам Хомски, со времен Адама Смита изменился лишь в масштабах своей экспансии: раньше этими «дарами» оперировали «торговцы и промышленники, использующие государственную власть, чтобы обслуживать свои интересы, несмотря на «мучительные» последствия для других, включая народ Англии («другие» - это колонии, подмандатные территории и т. п.), теперь замах шире и амбициознее - целые страны и регионы мира, да и весь мир.

Однако, пожалуй, впервые с того времени, как в 2008 году дала столь ужасную трещину финансово-экономическая модель всемирного кредитования «золотого миллиарда», мир вплотную подошел к краеугольному вопросу международных отношений - вопросу о доверии.

Запад не заслуживает доверия

Нечестная политика Запада предельно «обнажилась», показала свое исконное двуличие именно в 2016 году - на фоне сирийского кризиса. Манипулируя лозунгами демократии, прав человека, свободы слова, играя на проблемах и чаяниях простых людей, большая часть правящей элиты США и их европейские и региональные союзники продемонстрировали, что регион Ближнего Востока является для них не более чем ареной и средством обеспечения собственных корыстных, эгоистичных, циничных интересов. Прямо способствуя эскалации конфликтов, их разрастанию, они нагло и беспардонно присвоили себе право выступать с позиций судей, вершащих судьбы народов, вновь обманываемых лживыми обещаниями о светлом будущем под сенью западного мира.

Народы Сирии, как и ряда других стран арабского мира, постигла во многом участь наших соотечественников в бывших республиках Советского Союза, включая Россию. Авторам этих строк хорошо помнится, как еще в школьные и университетские годы, в конце 1980-х и 1990-х годах, нам ежедневно внушали всеобщую применимость «универсальных» западных моделей, стандартов и ценностей, будь то в образовании, искусстве, культуре, экономике или политике, даже в этике и нравственности. Внушали лишь с непременным выводом - их нужно обязательно внедрить и в нашей стране, которая, дескать, развалилась потому, что в ней не уделялось должного внимания человеку. Однако воплощение этих заокеанских рецептур привело практически везде, где они подхватывались, к одинаковым плачевным итогам - падению нравственности, подрыву правопорядка, разгулу преступности, обнищанию, разрушению даже самых эффективных госструктур и упадку хозяйства, а также зачастую к братоубийственным войнам и конфликтам. И еще, конечно, к росту влияния зарубежных, иностранных, почти всегда корыстных, антигосударственных и антинациональных политических сил, компаний, лидеров.

Во втором десятилетии XXI века что-то пошло не так - не «по-накатанному». В марте 2011 года бывший ведущий аналитик «Голдман Сакс» Чарльз Неннер в прямом эфире Эм-эс-эн-би-си говорил о назревающем крупном мировом конфликте. В конце того же года, когда террористические силы «оседлали» «революционное движение» на Ближнем Востоке, Президенту России В.В.Путину сенатор США Джон Маккейн пригрозил «арабской весной», не опасаясь при этом быть обличенным в связях с лидерами террористических группировок в Ливии и Сирии. Кем-то явно делался расчет на то, чтобы расчистить площадку для выдохшегося экономического роста и погрузившегося в долговую яму западного мира, который уже тогда стал готовиться к запуску плана Маршалла-2 и новой «Ялты». Напомним: план Маршалла 70-летней давности подвел экономические итоги Второй мировой войны и заложил основы беспрецедентно успешного проекта непрерывного роста хозяйства западных стран, завершившегося в 1980-х годах.

Срежиссированные госперевороты и «цветные революции» на Ближнем Востоке, Балканах и в Восточной Европе в последние десятилетия дают вполне ясное представление о том, кого взращивают в зарубежных политических и экономических сообществах западные политики при поддержке своих правящих элит и транснациональных корпораций. В Сирии, руководствуясь пресловутой макиавеллианской установкой «цель оправдывает средства», эти геополитические «режиссеры» совсем уж сорвали с себя маски - сегодня никого не удивишь ссылками на оказывавшуюся извне поддержку не только «умеренной оппозиции», которая повелась на призывы из зарубежных столиц выступить против законного правительства. Очевиден факт спонсирования Западом террористических и экстремистских сил для дестабилизации и свержения неугодных ему режимов. В итоге джинн был выпущен из бутылки, и те, кто это сделал, не собираются что-то исправлять.

В своих стратегических установках «просвещенный» Запад неизменно стремился к одной и той же цели - установлению внешнего контроля над политическими и хозяйственными ресурсами того или иного общества, территории. Раз от разу сценарии нелегитимного вмешательства становились жестче, наглее и одновременно изощреннее и циничнее. Под предлогами борьбы с коммунизмом, коррупцией, диктаторами, авторитарными режимами, распространением оружия массового уничтожения, терроризмом и т. п. разрушались основы суверенитета государств - армия, правоохранительные органы, спецслужбы, госаппарат - как главные препятствия на пути западной экспансии демократии и рыночной экономики. С недавнего времени к упомянутым разновидностям политического и геополитического камуфляжа добавилась новая.

Камуфляж

С приходом администрации Б.Обамы зафиксированы настойчивые усилия эмиссаров США по внедрению в международные реалии нового инструментария, который на первый взгляд направлен на благую цель укрепления сотрудничества в борьбе с терроризмом. Достаточно медленно, но верно на многосторонних площадках и в двусторонних контактах американские коллеги и, конечно, их европейские и региональные единомышленники начали последовательно вычленять из комплексной проблематики противодействия терроризму, которая в значительной части заострена на Ближнем Востоке, новый, неопределенный феномен «насильственного экстремизма». При этом не уточнялось, какие именно силы, события, явления скрываются за этим ярлыком.

Декабрь 2016 года в Алеппо показал, кто такие «насильственные экстремисты» в понимании западных апологетов одноименной концепции. Судьба жителей этого города, одного из древнейших в мире, и его окрестностей перестала в одночасье волновать так называемых правозащитников, как только из него были эвакуированы более 4 тыс. боевиков. Это сделали наши военные после многочисленных пустых обещаний администрации Обамы отделить «умеренную оппозицию» от «Джабхат ан-Нусры» - террористической организации, внесенной в санкционные списки СБ ООН. Да что там головорезы, прятавшиеся за спинами мирных жителей в Алеппо, сегодня внешняя политика большинства западных государств, тех же западноевропейских, показывает, что под новую терминологию могут быть подведены практически все члены террористического интернационала.

Принципиальная задумка новой концепции состоит в том, что «насильственных экстремистов» необязательно подвергать уголовному правосудию, в особенности в условиях высоких трансакционных издержек сбора доказательств и свидетелей. Их, как нас пытаются убедить, можно реабилитировать в обществе без необходимости отбывания сроков в исправительных учреждениях за совершенные преступления. Существенно и то, что реабилитацией могут заниматься преимущественно авторы данного «инновационного» подхода и им подобные - то есть западные государства, потому что, мол, другие страны, в особенности авторитарные (читай - неугодные Западу), порождают терроризм своей репрессивной политикой и не способны бороться с ним эффективно и адекватными методами.

В феврале 2015 года на так называемом Вашингтонском саммите США запустили работу по институализации концепции «Противодействие насильственному экстремизму» (ПНЭ). Такую американскую эстафету подхватили Осло, Сидней, Алжир, Рим и даже Астана. И вот уже в январе 2016 года тогдашний Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун представил План действий по предупреждению воинствующего экстремизма - поразительная скорость для администрации международной организации, в которой некоторые подобные решения согласовываются годами.

Очень быстро под генсековский план подыскали экспертную общественность, которая прекрасно знала, что делать в борьбе с новым феноменом. Действующие на западные гранты НКО, научные центры, частный сектор стали раскручивать тематику ПНЭ, аргументировать ее значимость, разрабатывать программы сотрудничества... По мере углубления дискуссий эти «эксперты» на правах менторов принялись объяснять представителям государств, как правильно бороться с новой угрозой.

Оказывается, исправлять «насильственных экстремистов» должно в первую очередь гражданское общество. Государства и их компетентные органы к этой работе не особенно годятся, поскольку склонны-де нарушать права человека. Этих нарушений в «исправительной работе» допускать нельзя, так как «насильственный экстремист» - это якобы жертва терроризма! И, наконец, решающий тезис: поскольку гражданское общество - это достояние западных демократий, то кому как не ему и его агентам трудиться на данном поприще. В том числе взращивать по своему образу и подобию гражданское общество других государств, способное не только исправлять «насильственных экстремистов», но и предотвращать их появление.

После этих заклинаний не иначе как цинизмом выглядят рекомендации адресовать данные «инновационные» подходы для реализации не в США и Западной Европе с их секретными тюрьмами для возвращающихся из «горячих точек» террористов-боевиков и не среди их сателлитов, как, например, псевдогосударственное «новообразование» Косово, числящееся в лидерах по вербовке террористов на душу населения в Европе. Советы потеснить госструктуры в сфере антитеррора и открыть ее для западной общественности предназначены государствам Африки, Ближнего Востока, Южной и Юго-Восточной Азии, а в последнее время и республикам Средней Азии.

Однако двойное дно состоит не только в отказе заниматься преследованием и наказанием преступников, а также в привлечении в эту сферу гражданских экспертов и вытеснении государственных органов. Размывая международно согласованные и во многом эффективные контртеррористические подходы борьбы, США и их единомышленники вольно или невольно открывают возможности для использования «насильственных экстремистов» в нынешних и будущих вооруженных конфликтах. Тогда по мере политической необходимости «насильственные экстремисты» могут становиться новыми «борцами с репрессивными режимами». Многие, включая Россию, это все проходили на нашем Северном Кавказе.

И не нужно быть провидцем, чтобы предсказать, что привлекаться к этим целям они будут против диктаторских, с точки зрения Вашингтона, режимов, которые в одночасье могут быть заклеймены как авторитарные и недемократические. Таковыми в свое время были объявлены Ирак, Ливия, Сирия, где до западного силового вмешательства на их территории вообще не имелось алькаидовских террористических клонов.

Свобода слова и сила слова

Попробуем разобрать некоторые другие интересные и поучительные аспекты происходящего. Допустим, что нашими партнерами движет искреннее желание помочь остальному миру побороть терроризм через его предотвращение - в том числе в виде «насильственного экстремизма» и обязательно через лидерство гражданского общества. Что они нам говорят?

Любая контртеррористическая работа по профилактике или переучиванию должна организовываться с соблюдением всех прав и свобод, поскольку ограничения ведут к генерации экстремистских настроений и, соответственно, росту террористической угрозы. Однако понимания американских коллег в отношении прав и свобод основаны на неолиберальной западной риторике, в основе которой постулат о неограниченной свободе слова. Такой свободы слова, или свободы самовыражения, которая позволяет, например, сжечь прилюдно священную книгу, причем сделать это так, чтобы все увидели и ужаснулись. То, что тем самым оскорбляются чувства миллионов верующих, нагнетается атмосфера вражды и ненависти, экспертов Запада не очень волнует. Нам твердят: «Если радикальные идеи не ведут к насилию, то это нормально».

Непонятно одно, говорят ли нам так из невежества или по наивности. Ведь в западных законах и корпоративных правилах ограничения свободы слова сплошь и рядом. В 1919 году один из судей Верховного суда США по делу «Шенк против США» О.Холмс сказал: «Никакой, даже самый строгий закон, защищающий свободу слова, не сможет защитить человека, который умышленно крикнет «пожар!» в переполненном театре и вызовет панику, давку». Недавно власти США на федеральном уровне поддержали запрет на публичные акции «Ку-клукс-клана» по сжиганию крестов, руководствуясь пониманием того, что они являются «инструментами терроризма». В Европе такие запреты легализованы через профильное законодательство о запрете в публичном пространстве «языка вражды», что признается вполне легитимным для ограничения свободы слова.

В сущности, риторика на тему свободы слова и борьбы с экстремизмом рассчитана сугубо для потребления объектами западной политики, которым в виде контртеррористических даров предлагается «терминологическая ЗАПАДня» в виде феномена «насильственного экстремизма», не только неосвоенного с международно-правовой точки зрения, но и позволяющего жонглировать терминами по мере необходимости. Ведь, например, в отличие от пропаганды или оправдания терроризма, криминализированных в национальном и международном праве, содействие экстремизму и экстремистам оказывается как бы относящимся к теме свободы слова, где якобы недопустимы никакие существенные меры противоборства. При этом западные эксперты сознательно умалчивают то, что и у них свобода не является некой священной коровой и что она ограничивается рамками закона.

Поэтому не иначе как двурушничеством является западная политика на заре «арабской весны», когда официальные лица США и их союзников умышленно нагнетали экстремистские настроения на Ближнем Востоке заявлениями подстрекательского характера. В минувшие годы такое подстрекательство велось и в отношении России в виде предостережений об атаках террористов против наших военнослужащих и граждан. Эти опасные призывы к действию получали радикальные интерпретации, подхватывались лидерами террористических и экстремистских организаций через воззвания к джихаду против русских. Трагическим следствием такого подстрекательства стала гибель посла России в Турции А.Г.Карлова от рук «саморадикализировавшегося» бывшего сотрудника спецслужб, насмотревшегося и начитавшегося лживой антироссийской пропаганды.

Все зависит от контекста и конкретных условий. Это касается любого аспекта в международных отношениях, в особенности такого комплексного явления, как экстремизм, являющийся питательной средой терроризма. На Западе многие это хорошо понимают, потому что пришли на определенном этапе своего развития к этике политической корректности, которая тоже ограничивает свободу самовыражения. Такую политкорректность они соблюдают в отношениях со своими партнерами, а с другими не могут и не хотят по политическим соображениям, а не правочеловеческим ценностям.

Россия - дело тонкое

Расписываясь в бессилии перед миллионами беженцев, спасающихся от конфликтов на Ближнем Востоке и в Африке, спровоцированных западными странами, наши партнеры должны осознавать, что сегодня они теряют и какую-либо нравственную основу для того, чтобы поучать остальных.

Если западные коллеги не справляются с угрозами терроризма и экстремизма у себя дома, где как раз востребовано деятельное участие гражданского общества, то о какой их роли в профилактике терроризма и экстремизма можно говорить в куда более сложных обществах на пространстве к востоку от европейской цивилизации? Пространстве столь далеком от нее не только географически, но и в плане общечеловеческих ценностей, попираемых воинствующим неолиберальным меньшинством? Таким меньшинством, которое столь агрессивно и фанатично в своих амбициях и претензиях на власть над умами и сердцами людей, что готово объединяться и идти рука об руку с террористическими силами - такое мы видим на примере предвыборных кампаний среди наших ближайших соседей.

У России, у многих государств мира, переживших тысячелетнюю историю, имеется собственный, зачастую выстраданный опыт борьбы с терроризмом. Этот опыт заключается в ведущей роли государств и их компетентных органов в обеспечении любой безопасности. Им всячески помогает общество, живущее на многовековом культурно-историческом фундаменте мирного многоконфессионального и многонационального сосуществования. Таким опытом, успешно опробованным, например, на Северном Кавказе в виде продвинутого законодательства и эффективных социально-экономических программ, Россия готова делиться со всеми, включая Запад.

Руководствуясь именно таким искренним желанием помочь, наши дипломаты удаляют все «вредные западные закладки» в виде механизмов контртеррористического действия через голову национальных правительств. На состоявшемся в июне-июле 2016 года обзоре выполнения Глобальной контртеррористической стратегии ООН в Нью-Йорке путем долгих, но плодотворных дискуссий вместе с коллегами из стран Азии и Африки российская делегация добилась признания необходимости учета национального опыта и главной ответственности государств за обеспечение безопасности своих граждан в любой контртеррористической работе.

Нами повторяется, что в новой и, с учетом ее охвата, еще более сложной, чем антитеррор, сфере международного антиэкстремистского сотрудничества «изобретать колесо» не требуется. Пока важно опираться на уже разработанный в международном праве понятийный аппарат. В первую очередь любую международную дискуссию о событиях, задачах и решениях, касающихся противодействия именно терроризму, следует выводить только на терроризм, террористов, террористические группировки, террористическую идеологию и террористическую пропаганду, в особенности когда речь идет о пресечении или предотвращении деятельности «Аль-Каиды», «Джабхат ан-Нусры», ИГИЛ, движения талибов и других группировок, признанных Советом Безопасности ООН, а также российским Верховным судом террористическими.

Что касается собственно антиэкстремизма, то необходимо исходить из предпосылки, согласно которой близкое к терроризму понятие «экстремизм» имеет право на самостоятельное закрепление в международной практике, но не вместо терроризма, а как некая его предтеча. Экстремизм может вести к террористическим проявлениям, однако в широком смысле его следует понимать более многокомпонентным и расплывчатым феноменом, который нельзя автоматически отнести к явлениям, однозначно отвечающим квалификациям терроризма.

Россия осуществляет эту работу в плотной координации с единомышленниками через общепризнанный орган международной законности - Совет Безопасности ООН. На этой площадке мы поддержали инициированную Египтом в мае 2016 года разработку рекомендаций по борьбе с террористической и экстремистской пропагандой. В октябре 2016 года Россия представила проект резолюции СБ ООН, призванной мобилизовать усилия на противодействие террористической идеологии и обеспечить условия для обязательной криминализации подстрекательства к терроризму. Готовятся дальнейшие шаги, направленные на борьбу с апологетикой терроризма.

В предстоящий период на направлении международного контртеррористического сотрудничества предстоит кропотливая работа на его ключевых участках, в том числе по цементированию правового фундамента в целях укрепления взаимного доверия между государствами и сплочения рядов мирового сообщества в отражении глобальных угроз терроризма и экстремизма. Цементирование нашей позиции происходит через энергичное взаимодействие с профильными ведомствами, а также адекватное подключение конструктивно настроенных элементов гражданского общества в рамках свойственных им совещательных и профилактических функций. Такая последовательная, построенная на понятных и равных для всех правилах многосторонняя работа позволит международному сообществу объединиться на единой контртеррористической платформе без двойных стандартов и скрытых геополитических целей.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 апреля 2017 > № 2176695 Дарья Ковалева, Артур Люкманов


Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 апреля 2017 > № 2176694 Марианна Евтодьева

Западное измерение ВТС России: от кризиса к переформатированию

Марианна Евтодьева, Старший научный сотрудник, руководитель группы ИМЭМО РАН, кандидат политических наук

Исследование выполнено за счет гранта РНФ №14-28-00097 в ИМЭМО РАН.

Политический кризис на Украине, начавшийся в марте 2014 года, привел к обострению отношений между Российской Федерацией и ее западными партнерами и в том числе к введению в 2014 году сначала Соединенными Штатами, а затем Европейским союзом режима санкций. Последние главным образом коснулись ряда ведущих российских банков и энергетических компаний, которым было отказано в долгосрочных кредитах. В оборонной сфере санкции означали, по сути, введение эмбарго на продажу, поставку или экспорт в Россию вооружений и связанных с ними материалов, а также товаров двойного назначения, запрет на взаимодействие американских и европейских компаний и граждан с рядом крупнейших росcийских оборонных компаний и холдингов1. Помимо США и стран ЕС, аналогичные по характеру санкции на Россию наложили ряд стран - союзников США, включая Канаду и Японию, входящих в «Большую семерку», а также Австралию, Новую Зеландию и даже самую бедную страну Европы - Молдову. Полный запрет на сотрудничество с Россией в военной сфере ввела также Украина.

Эти меры привели к тому, что практически все заключенные ранее контракты с европейскими и американскими компаниями в оборонной области и сфере технологий двойного назначения были вначале заморожены, а затем отменены. Наиболее резонансным примером отмены контрактов в военно-технической сфере стала отмена сделки по вертолетоносцам «Мистраль» с Францией стоимостью 1,2 млрд. евро2. Были отменены также соглашения с итальянской «Iveco» о закупке большой партии легких бронированных машин, с немецкой «Rheinmetall» по строительству Центра боевой подготовки в Мулино, контракт о совместной разработке компаниями «Renault Trucks Defense» и «Уралвагонзаводом» перспективной боевой машины пехоты «Атом» и многие другие.

От технологической кооперации 
к технологической изоляции

Введение санкций самым серьезным образом повлияло на развитие российского оборонно-промышленного комплекса (ОПК), а также системы военно-технического сотрудничества (ВТС). Дело в том, что с середины 2000-х годов и ранее (если говорить об отдельных отраслях и предприятиях ОПК) Россия предпринимала активные усилия по налаживанию промышленного и технологического сотрудничества с крупнейшими европейскими и американскими компаниями и холдингами в сфере ОПК в целях встраивания российских предприятий по различным секторам в международную систему технологической кооперации. Делалось все это в духе провозглашенной Президентом РФ в 2010 году доктрины «создания технологических альянсов», в том числе в рамках отношений между Россией и странами ЕС3. Российской Федерацией активно велись переговоры, заключались соглашения с ведущими европейскими оборонными компаниями по созданию совместных предприятий по производству и реализации определенных видов техники и комплектующих, производственной кооперации, в основном - на условиях передачи/получения технологий.

Результаты этого сотрудничества были в целом положительные, особенно с Францией. Речь шла не об отдельных контрактах, как, например, в российско-американском или российско-британском сотрудничестве, а уже о системном взаимодействии. Это и участие американской «General Electric» в создании с французской «Snecma», «Safran Group» и НПО «Сатурн» совместного предприятия в городе Рыбинске по изготовлению деталей для двигателя CFM-56, и сотрудничество британской «Rolls-Royce» с компанией «Туполев» и ульяновским заводом «Авиастар-СП» по оснащению вертолетов Ка-226 двигателями М250 и иные проекты.

Кооперация между российскими и французскими предприятиями оборонной сферы приобрела к 2010-2013 годам восходящий характер. Лидировали здесь французские компании «Thales» и «Sagem». Электронные системы наведения производства «Thales» поставлялись для установки на экспортные образцы российской техники - на истребители Су-30МКИ для Индии и на МиГ-29 для Индии и Алжира. Французские тепловизионные камеры устанавливались на танки Т-80У, поставляемые Кипру, танки Т-90С, поставляемые Индии, и БМП-3, поставляемые в ОАЭ4.

С «Safran Group» реализовывались проекты по разработке и производству двигателей SAM146 (предназначенных для установки на «Сухой Суперджет») и по сотрудничеству с Уральским оптико-механическим заводом (УОМЗ) по производству тепловизоров, также группа «Safran» наряду с другими французскими компаниями принимала участие в проекте создания самого регионального самолета «Сухой Суперджет-100». С ее подразделением «Sagem Défense Sécurité» был запланирован к реализации проект по совместной модернизации вертолетов Ми-24 и Ми-35, предназначенных для третьих стран.

Российские компании должны были также тесно сотрудничать с французскими DCNS и «Thales» по проекту вертолетоносцев «Мистраль». В рамках контракта по «Мистралям» была предусмотрена передача России ряда значимых технологий, в том числе двух систем управления натовского стандарта - боевой информационно-управляющей системы «Zenith-9» производства DCNS и командной системы управления соединением (флотом) SIC-215, а корпорация «Thales» должна была поставить на вертолетоносцы свои радары.

Отдельно следует упомянуть о развитии кооперационных связей с Украиной в военно-технологической сфере до 2014 года. До начала украинского кризиса российская сторона тесно сотрудничала с целым рядом крупнейших предприятий украинского оборонно-промышленного комплекса. Так, НПКГ «Зоря» - «Машпроект», ГКБ «Южное» и ПО «Южмаш» осуществляли обслуживание российских стратегических МБР, включая РС-20 «Воевода», с ними также обсуждался проект создания новой тяжелой МБР. С ГП «Антонов» осуществлялось взаимодействие в сфере военно-транспортной авиации: находился на стадии реализации проект создания нового самолета Ан-148, рассматривался вопрос о возобновлении производства тяжелых транспортных самолетов Ан-124 «Руслан» в расчете на их последующую закупку Министерством обороны РФ, а также Пентагоном и/или странами НАТО6.

С украинским заводом «Мотор Сич», у которого Россия много лет закупала газотурбинные двигатели, начали реализовываться соглашения о запуске совместного предприятия в Дубне по обслуживанию ракетных двигателей в интересах МО РФ (оно должно было быть запущено в 2011 г.) и о ремонте российских вертолетов «Ансат» с установкой на них двигателей МС-500В вместо PW208 производства «Pratt & Whitney»7. У предприятия «Зоря» - «Машпроект» (г. Николаев)* (*Николаевский научно-производственный комплекс «Зоря» - «Машпроект» является одним из крупнейших монополистов по производству корабельных газотурбинных двигателей (ГТД), причем под его ГТД были спроектированы и ряд кораблей современного российского ВМФ - сторожевики проекта 11356 и фрегаты проекта 22350. Запорожский концерн «Мотор Сич», в свою очередь, являлся основным производителем двигателей почти для всей линейки российских вертолетов «Миля» и «Камова» (Ми-17, Ми-28, Ми-35, Ка-27, Ка-29, Ка-31, Ка-32 и др.), а также целого ряда самолетов, состоящих на вооружении российских ВВС (Ил-18 и Ил-20, противолодочных Ил-38, военно-транспортных Ан-24, Ан-26, Ан-32, Ан-72, Ан-124, самолетов-амфибий Бе-200 и Бе-12).) российской стороной закупались корабельные силовые установки М90ФР для размещения на фрегатах проектов 11356 типа «Адмирал Григорович» и 22350 типа «Адмирал Горшков» (фрегаты проекта 11356 с указанными двигателями Россией экспортировались, в частности, в Индию).

Многие из указанных реализуемых или планируемых к реализации проектов сами по себе имели стратегическое значение, например обслуживание МБР как одного из ключевых элементов российских стратегических ядерных сил или производство новых Ан-124, открывающих возможности для быстрой переброски на большие расстояния тяжелой боевой техники. Но еще большую роль в российско-украинском сотрудничестве играли закупки у Украины многочисленных комплектующих для различных образцов выпускаемых Россией вооружений. На этот счет вице-премьером России Д.Рогозиным приводились данные, что у Украины до 2014 года закупались комплектующие и детали для 186 образцов вооружения и техники, что составляло около тысячи различных позиций. Особенно важное значение при этом имели поставки газогенераторов и газотурбинных двигателей для ряда российских кораблей, авиационных двигателей для вертолетов и самолетов8.  

В целом в период до конца 2013 года именно российские заказы приносили наибольшую долю прибыли украинским предприятиям ОПК, хотя Киевом предпринимались попытки по «диверсификации» поставок, их переводу на других зарубежных, прежде всего европейских, заказчиков. Учитывая высокую взаимозависимость российского и украинского оборонно-промышленных комплексов, российской стороной были предприняты усилия по еще большему сближению и развитию технологической кооперации. На состоявшейся в мае 2010 года российско-украинской встрече на высшем уровне был дан старт переговорам о создании совместных российско-украинских предприятий в сфере судостроения и авиастроения. Также было заявлено о планах укрепления сотрудничества двух стран в космической сфере.

Формирование такого рода совместных предприятий (объединенных холдингов) означало бы следование вектору транснационализации оборонной промышленности, в том числе в плане объединения ресурсов для реализации различных проектов, дополнения одних технологических цепочек другими, совместного выхода на рынки третьих стран. Если говорить более конкретно, то в авиастроении были выдвинуты предложения по интеграции ОАК с авиастроительными компаниями АНТК им. О.К.Антонова и «Мотор Сич», а также созданию совместного предприятия «ОАК - Антонов» (с распределением долей в уставном капитале 50/50)9. В сфере судостроения украинской стороне также были предложены варианты кооперации, вплоть до интеграции судостроительных отраслей России и Украины, и в первую очередь северодвинских и николаевских верфей10.  

Большая часть результатов, достигнутых в развитии кооперации в оборонной сфере с Украиной и странами НАТО, была аннулирована в связи с введением санкций. Остались действующими только некоторые соглашения, которые были заключены задолго до введения санкционного режима, и в том числе ряд контрактов с Соединенными Штатами, которые остались в силе, так как их отмена стала бы крайне невыгодна с точки зрения национальных интересов США*.  (*В санкционный список США в 2014 г. не попал «Рособоронэкспорт», с которым у Пентагона был заключен контракт на поставку 63 вертолетов Ми-17 для нужд Афганистана. NASA, которая ввела санкции наряду с Министерством энергетики США, тем не менее сохранила взаимодействие с Россией по Международной космической станции, поскольку у США в связи с прекращением запуска «Шаттлов» нет других возможностей отправки астронавтов на орбиту. )

Пути к дальнейшим технологическим обменам и сотрудничеству с западными странами оказались в значительной степени перекрыты, что для развития российской системы ВТС в долгосрочном плане может иметь негативное значение в виде «утерянных возможностей». Прежде всего в деле встраивания российских оборонных компаний в систему международной технологической кооперации, которая могла бы дать мультипликативный эффект. В новых условиях развития системы технологической и военно-технологической кооперации ключевыми будут являться вопросы о продолжительности санкций, способности их минимизации стратегией импортозамещения и смены «региональных акцентов» в военном и военно-техническом сотрудничестве.

Импортозамещение и поиск новых партнеров в Азии

Что касается собственно курса на импортозамещение, то он может лишь в определенной степени (возможно, довольно большой, но явно не в быстрые сроки) способствовать решению проблем, связанных с заменой на отечественные аналоги образцов военной техники, ее частей и комплектующих. Это связано в первую очередь с необходимостью создания новых предприятий, новых производственных линий и т. п. Так, в разработанных Министерством промышленности и торговли в 2014-2015 годах планах импортозамещения речь шла главным образом о сокращении импортозависимости в различных секторах на 50-60% и в ряде случаев ниже11.

Но эти планы не подразумевали сведения до нуля кооперации с зарубежными партнерами, а только ее сокращение с учетом существующих рисков. Один из этих рисков состоит в том, что в Россию из стран Европы импортировалась в основном не конечная военная продукция, а много комплектующих для техники, а также средства производства, то есть станки12. Заместить продукцию военного назначения, импортировавшуюся из стран НАТО, по оценкам первого зампреда Комитета по промышленности Государственной Думы В.Гутенева, Россия сможет не ранее 2020 года, а продукцию, которая импортировалась из Украины, - не ранее 2018-го13.

Некоторые эксперты и этот прогноз считают чрезмерно оптимистичным, поскольку следует учитывать, что только в кооперационных связях с Украиной по поставкам комплектующих, по разным оценкам, участвовали до 2014 года 100-160 предприятий, а общее число замещаемых позиций составляло от 3 до 12 тыс. в год14.  

Задачи замещения продукции ОПК Украины и отдельных европейских стран в целом очень масштабны и многоаспектны, они включают в себя проблему поиска новых источников по поставкам высокотехнологичной продукции, в качестве которых могут быть рассмотрены прежде всего страны - партнеры Москвы в Азии, а также в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Речь идет о таких странах, как Индия, Китай, Южная Корея, Сингапур, в меньшей степени - Япония.

Однако политика переориентации на страны Азии в плане технологического и военно-технологического сотрудничества имеет для России значительные ограничения. Они связаны в первую очередь с тем, что такие страны, как Китай и Индия, сами большей частью ориентируются на получение технологий из России. По сути, эта ориентация являлась одной из главных задач сотрудничества Нью-Дели и Пекина с Москвой в сфере ВТС на протяжении как минимум последних 15 лет. Обе страны закупали у России истребители четвертого поколения и поколения «4+» с французской авионикой, РЛС разных типов для оснащения своих эсминцев, фрегатов, десантных кораблей, танки и бронетехнику с новейшими французскими тепловизорами.

Китай закупал большие партии российских авиадвигателей из-за имеющихся проблем в собственном двигателестроении, Индия включилась в проекты «БраМос» и программу создания истребителя пятого поколения FGFA также ввиду необходимости овладения ракетными технологиями и технологиями проектирования современных военных самолетов. В 2010 году Китай выдвинул запрос на закупку трех новейших российских систем вооружений - зенитно-ракетного комплекса С-400, многоцелевого истребителя поколения «4++» Су-35 и неатомных подводных лодок четвертого поколения проекта 1650 «Амур». С Китаем контракт по поставкам С-400, согласно сообщениям СМИ, был подписан в 2014 году, в 2015-м закупку систем С-400 одобрила и Индия15

Не теряют остроты и другие проблемы в ВТС России с Китаем и Индией. Так, российско-китайские отношения по-прежнему осложняют противоречия, связанные с копированием российских вооружений и военной техники (ВиВТ), нарушениями прав интеллектуальной собственности, ростом конкуренции российских производителей с китайскими на рынках вооружений третьих стран. Сохраняются и опасения, связанные с возможными военно-стратегическими рисками от сделок по продаже Китаю Су-35 и НАПЛ «Амур».

Индийскую сторону не всегда удовлетворяет качество реализации российскими компаниями заключаемых контрактов. Кроме того, негативным моментом в сотрудничестве являются усиливающаяся конкуренция на индийском рынке закупок вооружений вследствие реализуемого страной курса на диверсификацию военных закупок. Результатом стало то, что российская сторона стала раз за разом проигрывать в объявляемых Индией тендерах по закупкам ВиВТ. В частности, в 2011 году - на поставку для индийской армии ударных вертолетов (выиграл американский АН-64D «Apache»), 12 тяжелых военно-транспортных вертолетов, на поставку легких истребителей16. Это указывает еще на одну важную особенность ВТС с Индией и Китаем на нынешнем этапе: оно уже развивается на «максимуме возможного» от того, что можно было бы достичь.

С такими странами, как Япония и Южная Корея, потенциал сотрудничества также ограничен, но в силу других причин - в основном политического характера. Как для Токио, так и для Сеула крайне важную роль в их военной и внешнеполитической стратегии играют отношения стратегического партнерства с США как страной, являющейся для них и ведущим партнером с точки зрения торгового оборота, и ключевым гарантом безопасности. В плане гарантий безопасности имеются в виду, в частности, такие аспекты американо-корейского и американо-японского сотрудничества, как размещение на территории обеих стран американских военных баз и элементов системы ПРО, а также осуществление ими закупок в основном американских систем вооружения.

Так, в 2016 году Япония одобрила закупку у американского «Bell/Boeing» четырех конвертопланов MV-22В «Osprey», необходимых ей для проведения десантных операций и поддержки гуманитарных миссий. Ранее сообщалось о планах закупки истребителей F-35 Японией и Южной Кореей. Соответственно, и в технологическом, и военно-технологическом сотрудничестве Япония и Южная Корея будут ориентированы в первую очередь на США, на что указывают и тенденции в осуществлении оборонных исследований и разработок в Южной Корее и Японии.

Япония, например, за последние несколько лет активно включилась в осуществляемые совместно с США разработки по ракетам SM-3 для перспективной системы ПРО, по технологиям для истребителя пятого поколения F-35, в проекты в сфере гражданской авиации. Таким образом, США осуществляют стратегию замыкания на себе как закупок военной техники, так и технологических обменов своих стран - союзников в Азии. То же самое можно сказать и о ряде европейских стран, являющихся стратегическими партнерами США (Великобритании, ФРГ и др.). В этой связи какие-либо крупные значимые сделки по закупкам ВиВТ или совместным НИОКР этих стран, например с Россией или Китаем, даже в случае возникновения соответствующей заинтересованности, США, видимо, будут стремиться заблокировать.

Следует также отметить, что Россия и с Японией, и с Южной Кореей являются серьезными конкурентами в целом ряде областей производства ВиВТ, включая судостроение, авиастроение и ряд других*, (*Например, в создании новых эсминцев, фрегатов, неатомных подводных лодок, истребителя пятого поколения, космических ракет-носителей и спутниковых систем и др.) а вот взаимодополняющих интересов у них мало. Больше перспектив в этом плане могло бы быть в сотрудничестве между Россией и Сингапуром, учитывая широкие возможности последнего в сфере электроники, создания и эксплуатации самолетов, создания новых БЛА, а также ввиду заинтересованности страны в развитии космической промышленности, проектировании спутниковых систем, импорте ракетного оружия, боевых танков и подводных лодок, которые он сам не производит17

Санкции всерьез и надолго?

По ситуации на середину 2016 года страны ЕС и НАТО продолжали придерживаться консенсусных позиций относительно того, что антироссийские санкции должны продлеваться, несмотря на то, что ряд политических сил, в частности в Германии, Франции и Италии, выступали либо за их снятие, либо по меньшей мере за более детальное рассмотрение этого вопроса18. Вплоть до окончания избирательной кампании в США и прихода новой американской администрации, которая, возможно, начнет по-новому выстраивать отношения с Москвой, в этом общем подходе вряд ли может что-то кардинально измениться.

В целом же общая направленность дискурса на тему санкций в странах Европы и НАТО остается прежде всего политической. Вопрос о санкциях увязывается с проблемой реализации Минских договоренностей и «возвращением» Украине Крыма. Комментируя решение Вашингтона о продлении санкций, госсекретарь США Дж.Керри в марте 2016 года заявлял, что США «снимут санкции с России, если все положения Минских договоренностей будут полностью выполнены, включая отведение оружия и военных и закрытие южной границы Украины». В свою очередь, посол США в Москве Дж.Теффт отмечал, что США могут согласиться снять ряд санкций с России в случае выполнения Минских договоренностей, но часть ограничений будет действовать, пока Крым остается в составе страны19.

Ряд аналитиков настаивает, что Украина продвигает свой сценарий и порядок реализации требований, заложенных в соглашении «Минск-2» (речь идет об установлении сначала контроля Киева за границами и уже потом - о закреплении принципов автономии и проведении выборов). Некоторые эксперты убеждены, что США намеренно подталкивают Украину к затягиванию выполнения Минских договоренностей, в силу чего соблюдение Москвой «Минска-2» будет весьма трудным делом. Требование же возвращения Украине Крыма и вовсе является для Российской Федерации неприемлемым.

Несмотря на это, на Варшавском саммите НАТО в июле 2016 года были вновь озвучены позиции о «неправомерной и незаконной аннексии Крыма» и о том, что «в районах, контролируемых поддерживаемыми Россией боевиками», создаются препоны в работе СММ» (Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ), что является «нарушением Минских соглашений»20. Такого рода жесткая линия западных стран демонстрирует, по сути, что США и западные страны удовлетворены на данный момент режимом санкций и продолжают ждать, какое воздействие они окажут на российскую экономику, а также как повлияют на отношения нашей страны с азиатскими партнерами.

Таким образом, можно предположить, что санкции в краткосрочной и среднесрочной перспективе вряд ли будут сняты, так как в стратегическом плане это было бы невыгодно ни Вашингтону, ни Брюсселю. Подтвердить вывод о том, что санкции - это «всерьез и надолго», могут еще несколько дополнительных доводов.

Известно, что Пентагоном в 2014 году была объявлена новая инновационная инициатива в области обороны (Defense Innovation Initiative, DII), а также так называемая «Третья стратегия компенсации» (Third Offset), в которых поставлены задачи по обеспечению технологического лидерства США - создания «задела» на будущее в сфере оборонных НИОКР и военных технологий. «Третья стратегия компенсации» означает, что в Вашингтоне планируют добиться опережения оппонентов не только в номенклатуре, сроках освоения, в обслуживании новейших высококачественных систем оружия, но также и превосходства на ранних стадиях инновационного цикла по приоритетным технологическим направлениям. Если рассматривать ситуацию в этом контексте, то следует отметить, что активное развитие военно-технического сотрудничества между Россией и Францией, например, равно как и сотрудничество с другими европейскими странами, в том числе в аспектах обмена (передачи) технологий, являлось бы для США негативной тенденцией в деле укрепления их технологического лидерства*. (*Неслучайно еще в 2010 г., когда проект по «Мистралям» только начал обсуждаться военными ведомствами России и Франции, США против него активно возражали, и в первую очередь возражения касались аспекта передачи технологий.)

Решение по санкциям было мотивировано для США и другими значимыми факторами - прежде всего конкуренцией между американскими и европейскими оборонными холдингами. Последним санкции принесли серьезные убытки. А также накладывающимися на эту общую картину переговорами по Трансатлантическому партнерству, которые требовали большей привязки европейской экономики и политики к политическому и экономическому курсу США в противовес «многовекторности» экономической и военно-технологической политики ЕС.

Нужно также учитывать, что США не были заинтересованы ни в дальнейшем укреплении позиций российских оборонных компаний на мировом рынке вооружений, ни в росте «военно-технологических» возможностей России вследствие укрепления ее взаимосвязей с Украиной и странами ЕС, так как от этого в выигрыше оказались бы еще дополнительно Пекин и Нью-Дели, традиционно импортирующие из Москвы перспективные вооружения и технологии.

Чтобы добиться снятия санкций в оборонной сфере, российской стороне можно было бы порекомендовать более тесно увязывать вопрос о снятии санкций с другими направлениями переговорного процесса, который в настоящее время возобновлен с западными странами, в частности с переговорами по вопросам европейской безопасности, по контролю над вооружениями, по мирному урегулированию на Украине и в Сирии. Круг актуальных тем для диалога в заданном контексте в настоящее время достаточно широк, и страны ЕС и НАТО проявляют к нему определенный интерес. Речь идет, помимо сирийского и украинского треков, об обсуждении таких проблем, как снижение опасности военных инцидентов, расширение рамок применения российско-американских соглашений по уменьшению военной опасности, о дискуссии по вопросам дальнейших сокращений стратегических наступательных вооружений, о разрешении взаимных претензий России и США по соблюдению Договора РСМД21. И, конечно же, о возможностях российской стороны в решении некоторых миграционных проблем, охвативших страны ЕС.

В то же время, учитывая имеющийся у западных стран опыт введения и поддержания в течение длительного времени режимов санкций в оборонной сфере, следует отметить, что такие увязки могут и не дать быстрого эффекта. В этой связи можно привести примеры Китая и Ирана, в отношении которых много лет действовали санкции западных стран, касающиеся как сотрудничества с их крупнейшими оборонными компаниями, так и экспорта товаров и технологий военного и двойного назначения.

Пекином много раз предпринимались попытки снять действующее с 1989 года эмбарго ЕС, в 2003-2004 годах за его снятие высказывались, что примечательно, Президент Франции Ж.Ширак и канцлер ФРГ Г.Шрёдер, но, несмотря на это, оно не было отменено из-за несогласия ряда стран ЕС (Финляндии, Нидерландов и Великобритании), а также из-за вмешательства в эту дискуссию - не на стороне Пекина - Соединенных Штатов22. За годы действия эмбарго страны ЕС только в очень узком формате - буквально в рамках нескольких проектов - взаимодействовали с Пекином в военно-технической области*. (*В частности, Франция поставляла Пекину двигатели для десантных кораблей и фрегатов, а также легких вертолетов, а Германия - двигатели для подводных лодок. Информация из базы данных СИПРИ по закупкам вооружений (SIPRI Arms Transfers Database).)

В отношении Тегерана был введен еще более жесткий режим санкций, поскольку к нему, помимо основных инициаторов в лице США и стран ЕС, вследствие принятия в 2006-2010 годах соответствующих резолюций Совета Безопасности ООН в качестве гарантов подключились также Россия и Китай. Несмотря на принятие в 2015 году Совместного всеобъемлющего плана действий Ирана и «шестерки» по иранской ядерной программе, доступ ко многим военным технологиям, технологиям двойного назначения и военным закупкам23 для Ирана по-прежнему закрыт.

Но даже если антироссийские санкции в оборонной отрасли в ближайшие годы не будут сняты, это не отменяет возможностей, связанных с налаживанием ограниченного, или селективного сотрудничества между западными странами и Россией в военно-технической сфере по интересующим их вопросам. Вашингтон и Брюссель не исключают, что такой сценарий может быть жизнеспособным. Даже в 2014 году США и ряд стран ЕС не прекращали работу в рамках некоторых заключенных с российскими компаниями контрактов.

С подтверждающими идею о селективном сотрудничестве заявлениями выступила Верховный представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Ф.Могерини. В марте 2016 года по итогам встречи министров иностранных дел ЕС она сообщила, что ЕС должен занять жесткую позицию в отношении России и не снимать санкции, но при этом взаимодействовать с Москвой в решении некоторых проблем и осуществлять «избирательное сотрудничество с Россией по внешнеполитическим и иным вопросам, в которых явно заинтересован ЕС»24. Ключевые возможности в развитии взаимодействия в сфере ВТС со странами Азии лежат для России, очевидно, также в селективном взаимодействии по взаимовыгодным проектам, поиск которых должен непрерывно осуществляться.

 1США ввели запрет на взаимодействие с восемью российскими оборонными компаниями, ЕС - с девятью компаниями, включая НПО «Базальт», КРЭТ, концерны «Алмаз-Антей», «Калашников», «Уралвагонзавод» и ряд других. См.: Ukraine-related Sanctions: Publication of Executive Order 13662 Sectoral Sanctions Identification List. US Department of Treasury. 16.07.2014 // URL: http://www.treasury.gov/resource-center/sanctions/OFAC-Enforcement/Pages/20140716.aspx (дата обращения: 19.10.2016); Council Decision 2014/512/CFSP 
of 31 July 2014 (L229) concerning restrictive measures in view of Russia's actions destabilising the situation in Ukraine // Official Journal of the European Union. July 31, 2014.

 2Египет приобретет у Франции два «Мистраля» // Военно-техническое сотрудничество (ВТС). 2015. №38 (989). С. 4-5. Почти 950 млн. евро из вложенных Россией средств Париж в 2015 г. согласился компенсировать российской стороне.

 3Военная реформа России: состояние и перспективы / А.Арбатов, В.Дворкин; Моск. Центр Карнеги. М., 2013. С. 17.

 4В 2010 г. Россия получила у компании «Thales» технологии по производству элементов приборов ночного видения для бронетехники. Россия купила у Франции лицензию на производство тепловизоров для танков // Новости ВПК. 2010. 17 июня.

 5РФ получила все технологии в рамках контракта по «Мистралю» - Исайкин // РИА «Новости». 2011. 20 июня.

 6ОАК заинтересована в возобновлении производства тяжелого транспортного самолета Ан-124 «Руслан» // ВТС. 2010. №23 (715). С. 71-72.

 7«Мотор Сич» в 2011 г. запустит предприятие по обслуживанию ракетных двигателей в Дубне // ВТС. 2010. №40 (732).

 8Воронов В. Импортозамещение для Рогозина // Радио «Свобода». 2016. 2 июля // URL: http://www.svoboda.org/content/article/27477140.html (дата обращения: 19.10.2016).

 9Объединение авиапрома России и Украины возможно на рыночных условиях // ВТС. 2010. №26 (718). С. 13-14.

10Не исключается возможность интеграции судостроения России и Украины // ВТС. 2010. №26 (718). С. 15.

11Панкова Л. Динамика процесса модернизации Вооруженных сил России // Ежегодник СИПРИ 2014: вооружения, разоружение и международная безопасность. М.: ИМЭМО РАН, 2015. С. 680.

12Импортозамещение по-военному: Россия найдет себе новые рынки // Экономика сегодня: Федеральное бизнес-агентство. 2015. 8 июля // URL: http://rueconomics.ru/74985-importozameshhenie-po-voennomu-rossiya-naydet-sebe-novyie-ryinki (дата обращения: 19.10.2016).

13Поставки с Украины не влияют на выполнение ГПВ // ВТС. 2015. №36 (987). С. 24-25.

14Панкова Л. Указ. соч. С. 681.

15Minnick W. «China’s checkmate, S-400 looms large over Taiwan» // Defence News. 2014. 6 Dec.; Резчиков А., Мошкин М. Индия поспешила с объявлением о поставках российских С-400 // Взгляд. 2016. 27 апр.

16Джерелейко Р. Индия предпочла «Апач» «Ночному охотнику» // Военное обозрение. 2011. 27 окт. // URL: http://topwar.ru/7967-indiya-predpochla-apach-nochnomu-ohotniku.html (дата обращения: 19.07.2016).

17Денисенцев С. Между центрами силы. Сингапур нашел нишу на мировом рынке вооружений // Военно-промышленный курьер. №8 (623). 2016. 2-8 марта.

18Emmott R., Baczynska G. Italy, Hungary say no automatic renewal of Russia sanctions // Reuters. 2016. March 14; Скородумова А., Топалов А. Против санкций и против США (французский Парламент первым в ЕС проголосовал за отмену санкций против России) // Gazeta.ru: ежедн. интернет-изд. 2016. 28 апр. // URL: http://www.gazeta.ru/business/2016/04/28/8202545.shtml (дата обращения: 19.10.2016); В Венеции признали Крым частью РФ и выступили за отмену санкций // НТВ. 2016. 18 мая.

19Керри: Обама готов снять санкции с России при выполнении «Минска-2» // Взгляд. 2016. 25 марта.

20Заявление по итогам встречи на высшем уровне в Варшаве. 9 июля 2016 г. // URL: http://www.nato.int/cps/en/natohq/official_texts_133169.htm?selectedLocale=ru (дата обращения: 19.07.2016).

21Отказ от конфронтации: Возвращение к сдержанности и диалогу между Россией и Западом. Третий доклад Комиссии по проблемам глубокого сокращения ядерного оружия. Июнь 2016 г. // URL: http://www.imemo.ru/files/File/ru/events/2016/DeepCuts-ThirdReport-June2016-RZ_RUS.pdf (дата обращения: 19.07.2016).

22Ежегодник СИПРИ 2005: вооружения, разоружение и международная безопасность.
М.: ИМЭМО РАН, 2006. С. 445-446.

23Согласно резолюции 2231 Совета Безопасности ООН, в течение пяти лет после даты принятия СВПД каждая сделка по поставкам Ирану вооружений, входящих в Регистр обычных вооружений ООН, должна быть одобрена СБ ООН. А эмбарго на продажу ракетных технологий Ирану продлено на восемь лет // Резолюция Совета Безопасности ООН 2231 (2015). S/RES/2232 (2015). Приложение В. П. 5. С. 129.

24EU pushes for closer Russia cooperation // POLITOCO. 14 March. 2016 // URL: http://www.politico.eu/article/eu-pushes-for-closer-russia-cooperation-federica-mogherini-vladimir-putin-war-syria/ (дата обращения: 19.07.2016).

Россия > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 апреля 2017 > № 2176694 Марианна Евтодьева


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 30 апреля 2017 > № 2173044

«Все, хватит. Надоело»

Наталья Джанполадова, Радио Свобода, США

В десятках городов России 29 апреля движение Михаила Ходорковского «Открытая Россия» провело протестную акцию под названием «Надоел». По задумке организаторов мероприятия, активисты принесли к приемным президента письма с требованиями к Владимиру Путину — не выдвигать свою кандидатуру на выборах 2018 года. Радио Свобода вело прямую трансляцию этой акции в Москве.

Акция под названием «Надоел» была запланирована в 31 городе, в некоторых городах власти акцию согласовали. В Москве активистам договориться с мэрией не удалось. 28 апреля Пресненский суд Москвы признал законным отказ мэрии в согласовании первоначального маршрута акции по Славянской площади, Старой площади и улице Ильинка. Тем не менее, полиция предоставила пришедшим передать обращение к Владимиру Путину узкий коридор у приемной президента, что приблизительно соответствует изначальным планам организаторов акции.

В Петербурге акцию прервали массовыми задержаниями. По данным «Открытой России», задержаны десятки человек. В социальных сетях прошла информация, что полиция применила силу даже по отношению к журналистам.

В Кемерово на акции «Надоел» задержаны около 20 человек. В Ижевске и Горно-Алтайске задержаны организаторы протестов. В Туле полицейские задержали всех участников протестной акции. Всего, как сообщает движение «Открытая Россия», в полицию попали около 30 человек. При этом полицейские забрали у активистов письма к Владимиру Путину.

В регионах на активистов «Открытой России» оказывалось давление и до начала акции. Суд в Казани арестовал на пять суток координатора местного отделения движения «Открытая Россия» Илью Новикова и активиста Эмиля Гараева за призывы к участию в акции 29 апреля. 26 апреля их задержали за раздачу листовок. По месту работы Новикова также прошел обыск. В Казани мероприятие 29 апреля не согласовано.

В Краснодаре, например, здание приемной президента огородили.

Как объясняет председатель движения «Открытая Россия» Александр Соловьев, цель акции — продемонстрировать, что за 17 лет правления Владимира Путина «проблемы только копятся и никогда не решаются».

«17 лет нашей страной руководит один и тот же человек, его зовут Владимир Путин. С тех пор как он пришел к власти в 2000 году, он подмял под себя всю систему: уничтожены независимые суды, независимые СМИ, уничтожена вся система разделения властей, нет никакого контроля над властью. Из последних бесконтрольных действий власти мы можем наблюдать тот самый проект закона о реновации, по которому, нас с вами могут выселить из наших домов в течение 60 дней. Да, конечно, с экранов телевизоров нам говорят, что будет все в порядке, но пока в законопроекте нет никакой конкретики, и многое говорит о том, что мы окажемся у разбитого корыта. Такая система сложилась при том архитекторе, который ее создал, — при Владимире Путине. Именно поэтому мы хотим сказать: "Все, хватит. Надоело". 29 апреля мы несем свои требования президенту не идти на четвертый срок, потому что это будет уже 24 года правления одного и того же человека. У нас Брежнев правил столько, сколько Путин сейчас у власти, 18 лет, и это ассоциируется с полным болотом, а тут еще больше», — заключает Александр Соловьев.

В преддверии акции в московском офисе «Открытой России» прошли обыски. По информации агентства ТАСС, правоохранители пришли в офис организации «для выемки документов». Представители «Открытой России» рассказали, что у сотрудников движения изъяли ноутбуки, в том числе и личные, материалы с символикой, около 100 тысяч листовок к акции 29 апреля. Из восьми присутствующих в здании адвокатов, внутрь на обыск никого из них не пустили, не приняли их ходатайства и замечания, а также не позволили ознакомиться с протоколами. Кроме того, помощнице координатора московского отделения Марии Бароновой, Валентине Дехтяренко, выкрутили руки и силой отобрали телефон. Сотрудники «Открытой России» отмечают, что следователи не имели права требовать личные вещи для осмотра, поскольку в рамках оперативно-розыскных мероприятий такая процедура не предусмотрена.

По информации Радио Свобода, сотрудники правоохранительных органов объясняют свои действия поступившим звонком о том, что в штабе движения якобы находится запрещенная литература.

Координатор «Открытой России» Полина Немировская предположила, что этот обыск — месть со стороны московской власти. Ранее организаторы акции 29 апреля объявили, что главной темой московского мероприятия станет законопроект по реновации жилья.

«Поскольку СК и ФСБ не было, а был только ЦПЭ (Центр по противодействию экстремизму. — РС), логично предположить, что масштаб события — городской. Иными словами, месть Собянина и мэрии. Напоминаю, что Собянин — враг всех людей, выселит вас из квартиры, опутает город пробками, положит на ваши чувства не только болт, но и два слоя низкокачественной плитки, а после отправит к вам эшников, потому что вы посмели возмутиться», — написала Полина Немировская.

27 апреля Министерство юстиции по требованию Генеральной прокуратуры внесло организацию «Открытая Россия», зарегистрированную в Великобритании, в перечень «нежелательных». В Генпрокуратуре уточнили, что решение ведомства не отразится на деятельности одноименного движения в России, в список «нежелательный» попали структуры Ходорковского: OR (Otkrytaya Rossia) («Открытая Россия», Великобритания), Institute of Modern Russia, Inc (Институт современной России, США), Open Russia Civic Movement, Open Russia (Общественное сетевое движение «Открытая Россия», Великобритания). Пресс-секретарь Михаила Ходорковского Ольга Писпанен в эфире Радио Свобода связала решение Генпрокуратуры с акцией 29 апреля.

Предыдущая крупная протестная акция под названием «Он вам не Димон» состоялась в России 26 марта. Жители более 80 городов вышли на улицы, полиция задержала рекордное количество человек — по данным проекта «ОВД-Инфо», около полутора тысяч демонстрантов по всей стране, 1043 — в Москве. Поводом для этой акции стал фильм-расследование ФБК Алексея Навального, в котором утверждалось, что премьер-министр России Дмитрий Медведев через некоммерческие фонды и доверенных лиц владеет недвижимостью в России и за границей, а также яхтами, агрокомплексом и виноградниками. Премьер спустя месяц после публикации назвал расследование «чушью» и «бумажками».

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 30 апреля 2017 > № 2173044


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 30 апреля 2017 > № 2173024

Уроки для Трампа (и для нас)

Фарид Закария (Fareed Zakaria), The Washington Post, США

Существует так много необычных, беспрецедентных аспектов относительно первых 100 дней пребывания у власти президента Трампа, что сложно понять, с чего следует начать. По его собственной оценке, количество невыполненных обещаний оказалось просто поразительным. Во время своей предвыборной кампании Трамп заявил, что «с первого дня пребывания в должности президента» он будет настаивать на отмене закона президента Обамы в области здравоохранения. Он сказал, что он депортирует из страны 11 миллионов не имеющих документов иммигрантов, и добавил, что начнет он это делать с 2 миллионов «криминальных иностранцев» уже в «первый час своей работы в Белом доме». В либеральном блоге ThinkProgress насчитали 36 политических шагов, которые Трамп обещал предпринять «в течение первого дня». Но сделал он всего два таких шага в своей первый день.

Но еще более поразительными, чем невыполненные политические обещания — некоторые из них, возможно, еще будут предлагаться или осуществляться, — являются те, от которых он уже полностью отказался. Еще ни один президент не делал так много резких поворотов и с таким незначительным количеством объяснений. Трамп называл соглашение о свободе торговли НАФТА «возможно, самой плохой из когда-либо заключенных торговых сделок и, несомненно, самой плохой из числа подписанных в этой стране». Он обещал называть Китай «самым большим нарушителем в истории этой страны», а также валютным манипулятором, и все это в первый день своего президентства. Трамп сказал, что НАТО является «устарелой» организацией, а также заявил, что, возможно, он закроет Экспортно-импортный банк и поддержит сирийского президента Башара аль-Асада.

Уже в первые дни работы Трампа в качестве президента начались резкие повороты. По его словам, он пришел к выводу (возможно, благодаря секретным докладам разведки) о том, что Китай, на самом деле, не занимается манипулированием своей валютой, что НАТО участвует во многих критически важных операциях, что Экспортно-импортный банк помогает большому количеству представителей малого бизнеса в Соединенных Штатах и что Асад совершает военные преступления. Он бесцеремонно объявил об этих изменениях, и сделал это так, как будто он, несомненно, не мог знать всех этих фактов в прошлом, когда был кандидатом в президенты. В феврале он сказал: «Никто не предполагал, что здравоохранение может быть такой сложной проблемой».

Я подозреваю, что следующим этапом его обучения будет налоговая политика. Высказанные на этой неделе президентом Трампом предложения являются поразительно безответственными. Они будут способствовать увеличению долга страны на триллионы долларов, но даже не предусматривают максимального стимулирующего эффекта (Отмена налога на полученное по наследству имущество, который ежегодно платят 0,002% американцев, не приведет к столпотворению в магазинах, но обойдется государству в 20 миллиардов долларов в год). Переговоры о налогах будут интересным испытанием для членов республиканцев. Партия, заявляющая о своей глубокой озабоченности по поводу национального долга, собирается принять меры, которые, возможно, приведут к самому значительному увеличению долга в истории Соединенных Штатов (в абсолютном долларовом выражении).

Еще более значительным уроком для Трампа и — будем надеяться — для его сторонников, является вывод о том, что управлять государством, конечно же, не просто. Многим нравилось то, что он является аутсайдером, бизнесменом, который привнесет свои коммерческие навыки и управленческую сообразительность в Белый дом и будет решать проблемы. И тогда вашингтонские коррумпированные политики и нерадивые бюрократы увидят, как успешный человек из «реального мира» будет пробираться сквозь туман.

Вместо этого мы видим полную некомпетентность первых 100 дней пребывания Трампа в должности президента — его указы не проходят через суды, законопроекты отвергаются в Конгрессе, государственные ведомства остаются недоукомплектованными, в Белом доме продолжается бесконечная внутренняя борьба, и постоянно совершаются резкие повороты. Оказывается, что управление семейными бизнесом в области недвижимости и проведение франчайзинговых операций не то же само, что управлять исполнительной ветвью власти американского государства. Оказалось, что управление страной — это тяжелая, «сложная» работа.

Хотя существует много проблем с Вашингтоном, реальные причина незначительного количества сделанного состоит в том, что у американского народа имеются крайне противоречивые желания. Американцы хотят иметь неограниченное количество медицинского обслуживания, они не хотят лишаться этого, потому что они больны (у них уже «раньше» было плохое состояние здоровья), и, тем не менее, они ожидают, что цены должны резко пойти вниз. Они хотят, чтобы правительство не вмешивалось в их жизнь, однако им не нравятся перспектива любых сокращений в его крупнейших программах (реформа здравоохранения, социальное обеспечение) или возможность отмены налоговых льгот в области здравоохранения и ипотечных кредитов.

Эти условия складывались на протяжении многих лет. В вышедшей в 1995 году книге Майкл Кинсли (Michael Kinsley) назвал то, что он считал причиной существовавшего тогда популистского гнева по поводу Вашингтона, а затем Ньют Гингрич (Newt Gingrich) использовал это для своего программного документа «Договор с Америкой». «(Американские избиратели) выдвигают совершенно несовместимые между собой требования, — подчеркнул Кинсли. — Они говорят: сократите мои налоги, сохраните мои льготы, сбалансируйте бюджет — а затем, будучи полностью уверенными в своей правоте, они возмущаются, когда политики не выполняют свои обещания».

Кинсли назвал свою книгу «Большие дети» (Big Babies) в честь американского народа, а эпиграфом к ней служит цитата из Алексиса де Токвиля: «Во времена старой монархии французы были убеждены в том, что король не может ошибаться, но если он ошибался, то виноваты, по их мнению, были его советники… Именно так американцы относятся к большинству». Будем надеяться, что самый большой урок для президентства Трампа будет состоять в следующем — американцы постепенно поймут, что причиной неэффективности Вашингтона является не продажность политиков, а, скорее, аппетиты тех людей, которых они представляют.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 30 апреля 2017 > № 2173024


Вьетнам. Филиппины. Азия > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 30 апреля 2017 > № 2166710

Вечером 29 апреля премьер-министр Нгуен Суан Фук с супругой и члены делегации вьетнамского правительства отбыли из Манилы на Родину, успешно завершив участие в 30-м саммите Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН) и сопутствующих саммитах по приглашению президента Филиппин Родриго Дутерте.

Ранее в тот же день в Маниле премьер-министр Нгуен Суан Фук провёл двустороннюю встречу с президентом Филиппин Родриго Дутерте. На встрече стороны договорились активизировать обмен делегациями различного уровня, условились в скором времени провести заседание комиссии по двустороннему сотрудничеству в целях дальнейшего развития отношений между двумя странами. Президент Родриго Дутерте поблагодарил Вьетнам за стабильные и долгосрочные поставки риса на филиппинский рынок. Что касается вопроса Восточного моря, то Родриго Дутерте пообещал приложить усилия для скорейшего принятия Кодекса о правилах поведения сторон в Восточном море (СОС) в соответствии с международным правом. По этому случаю, премьер-министр Нгуен Суан Фук пригласил президента Филиппин Родриго Дутерте принять участие в 25-м саммите АТЭС, который пройдёт в ноябре текущего года во вьетнамском городе Дананг.

Вьетнам. Филиппины. Азия > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 30 апреля 2017 > № 2166710


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter