Всего новостей: 2524029, выбрано 34063 за 0.170 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Таможня. Транспорт > agronews.ru, 20 апреля 2018 > № 2577911

Предварительная информация о ввозимых в ЕАЭС товарах будет подаваться по единым правилам.

Вопросы таможенного сотрудничества и промышленной политики в странах Евразийского экономического союза (ЕАЭС) обсуждались на заседании Коллегии Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) 17 апреля. Определены единые порядки представления в таможню предварительной информации о товарах, ввозимых в Союз автомобильным и железнодорожным транспортом. Утверждена форма предварительного решения о классификации товара в соответствии с Единой товарной номенклатурной внешнеэкономической деятельности ЕАЭС (ТН ВЭД ЕАЭС), порядок ее заполнения и внесения изменений.

Утверждены единые порядки представления в таможенные органы предварительной информации о товарах, предполагаемых к ввозу на таможенную территорию Евразийского экономического союза автомобильным и железнодорожным транспортом.

Обязанность перевозчиков подавать такие сведения о товарах, доставляемых автотранспортом, существует с 2012 года, железнодорожным транспортом – с 2014 года. До вступления в силу Таможенного кодекса ЕАЭС порядок представления предварительной информации частично определялся национальным законодательством, что создавало неравные условия для участников рынка из разных государств Союза.

Решения Коллегии ЕЭК определяют единые для всех союзных стран требования к срокам подачи предварительной информации, устанавливают возможные случаи ее непредставления. Кроме того, определен круг лиц, которые обязаны направлять таможенному органу данные о ввозимых товарах, а также состав таких данных в зависимости от целей их дальнейшего использования.

Напомним, что новый Таможенный кодекс позволяет участнику ВЭД наряду с представлением обязательного блока сведений, необходимых таможенным органам для исполнения своих функций, заранее подавать данные для формирования транзитной декларации, заявления о помещении товаров на склад временного хранения и других целей. Таким образом, к моменту доставки товара в пункт пропуска в отношении него уже будет вынесено решение о возможности выпуска товара или о форме дополнительного контроля при необходимости. Заранее поданная дополнительная информация позволит существенно сэкономить время перевозчиков при совершении таможенных операций непосредственно в пункте пропуска.

Решения Комиссии заработают одновременно и в комплексе с другими решениями Коллегии ЕЭК, разработка и принятие которых предусмотрена статьей 11 ТК ЕАЭС. Ожидается, что полный пакет решений в развитие института предварительного информирования будет принят до конца 2018 года.

Коллегия ЕЭК приняла к сведению информацию промышленного блока о корректировке некоторых положений национальных нормативных актов, регулирующих сферу промышленных субсидий.

Вопрос рассмотрен по итогам мониторинга и сравнительно-правового анализа законодательства государств Союза на соответствие Договору о ЕАЭС и Протоколу о единых правилах предоставления промышленных субсидий.

Коллегия ЕЭК утвердила форму предварительного решения о классификации товара в соответствии с Единой товарной номенклатурной внешнеэкономической деятельности ЕАЭС (ТН ВЭД ЕАЭС), порядок ее заполнения и внесения изменений.

Форма включает в себя десять граф, где указываются, в частности, регистрационный номер предварительного решения, дата окончания его действия, наименование и описание товара и т.д.

Такая унификация позволит упростить поиск и идентификацию в единой базе ЕАЭС предварительных решений, вынесенных таможенными органами одной страны Союза, таможенными органами другой.

Предварительное решение является вспомогательной услугой таможенных органов участникам ВЭД в целях избегания недостоверного таможенного декларирования и связанной с ним ответственностью за нарушения. Участник ВЭД вправе обращаться за вынесением предварительного решения о классификации товаров в таможенный орган той страны Союза, в которой будет производиться выпуск товара при его помещении под таможенную процедуру.

Россия. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Таможня. Транспорт > agronews.ru, 20 апреля 2018 > № 2577911


Турция. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 20 апреля 2018 > № 2576531

Анкара уходит от ЕС семимильными шагами

Европейцы представили доклад по Турции

На пресс-конференции 17 апреля еврокомиссар по вопросам расширения и политики добрососедства Йоханнес Хан представил доклад по Турции. Хан следующим образом резюмировал взаимоотношения ЕС и Турции: «Боюсь, что Турция продолжает отдаляться от ЕС, в особенности в части верховенства права и основных прав и свобод. Комиссия ЕС неоднократно призывала Турцию остановить эту отрицательную тенденцию. Необходимо также отметить, что Турция сохраняет свое стратегическое значение для ЕС». А верховный представитель ЕС по иностранным делам Федерика Могерини высказалась следующим образом: «Мы не предусматриваем открытие новых глав в отношении Турции. Очень интересно будет услышать ответы Анкары на наши вопросы в предстоящие дни. Процесс партнерства и членства всегда является двусторонним».

Евросоюз вновь заявил о полной поддержке демократических институтов страны и согласился с законной потребностью Турции предпринимать пропорциональные действия перед лицом серьезной угрозы. Тем не менее в повестку дня до сих пор вносятся вопросы, связанные с непропорциональностью принятых мер в рамках чрезвычайного положения с момента попытки переворота июля 2016 года до настоящего времени, а также с непропорциональностью масштабных увольнений, задержаний и заключений под арест. Анкара должна незамедлительно отменить режим чрезвычайного положения. Анкара уходит от Брюсселя семимильными шагами.

31 Законодательный декрет (KHK), принятый в рамках чрезвычайного положения до настоящего времени, имеет серьезные недоработки. Парламентом не была проведена тщательная и эффективная проверка. В результате чего декреты на протяжении длительного времени закрыты для судебного рассмотрения, и ни по одному из них конституционным судом до сих пор не было вынесено никакого решения. В рамках этих декретов были значительно сокращены некоторые гражданские и политические права, в том числе право на свободу выражения, свободу собраний и процессуальные права. Кроме того, изменениям подверглись ключевые законы, которые продолжат действовать после отмены чрезвычайного положения.

С момента введения чрезвычайного положения и по настоящее время было задержано более 150 тыс. человек, 78 тыс. человек были заключены под арест, уволено более 110 тыс. государственных служащих. Введенное сразу после июльской попытки переворота чрезвычайное положение действует и по сей день. Правительство развалило движение Гюлена — неправительственную организацию, объявив его в рамках чрезвычайного положения террористической организацией и обвинив в организации попытки переворота. В целом Турция переживает травматический период. По сообщению Reuters, увольнение тысяч гражданских служащих после попытки переворота серьезно снизило вероятность членства Турции в Евросоюзе.

После публикации доклада Европейский союз опроверг утверждения турецкой прессы о том, что «движение Гюлена было впервые названо ЕС террористической организацией». Согласно информации, предоставленной AhvalNews, позиция ЕС в докладе по Турции относительно движения не отличается от прошлогодней, а аббревиатура «fetö» имеет место только в цитировании заявлений турецкого правительства. В докладе также отмечается, что приложение для обмена сообщениями Bylock используется очень произвольно, неизвестно, по каким критериям задерживаются люди. Критерии, по которым помещают под стражу сторонников Гюлена, очень расплывчаты, давление оказывается не только на последователей движения, но и на членов их семей. И это вызывает серьезную обеспокоенность.

В докладе ЕС говорится о том, что «не рассматривается открытие новых глав по переговорам в отношении Турции». В 2004 году при принятии решения об открытии глав для Турции, рассматривались комментарии. В случае ухудшения ситуации переговоры могли быть приостановлены.

Некоторые важные положения доклада:

При чрезвычайном положении посредством законодательных декретов была отменена законодательная власть парламента. В еще большей степени уменьшился диалог между возросшим политическим разделением и политическими партиями. Для обеспечения свободы выражения его членов необходимо вернуть парламентскую неприкосновенность. Сокращение депутатов свидетельствует об интерпретации конституционных гарантий в ограниченном виде, и недостатки в борьбе с терроризмом напрямую создают риск для свободы выражения мнений членов парламента.

Влияние президента на исполнительную власть было увеличено посредством полномочий, полученных благодаря законодательным декретам. Президенту были даны полномочия по назначению главы национальной разведывательной организации (MİT) и ректоров. В то время как в значительной степени было утрачено доверие ввиду назначений внешних управляющих, примером эрозии борьбы за права послужило требование ПСР об отставке 6 глав муниципалитетов после референдума.

После возросшего давления в гражданском обществе наблюдается серьезный регресс. Кардинально изменилась очевидным образом предоставленная проправительственным организациям роль и карта неправительственных организаций. Следует уделять приоритетное внимание систематическим и всеобъемлющим соглашениям о солидарности с гражданским обществом. Необходимо восстановить правовой статус закрытых НПО посредством влияния комиссии по чрезвычайному положению.

После переворота 15 июля правительство изменило исполнительно-правовую инфраструктуру в военно-гражданских отношениях, чрезмерно увеличив исполнительную власть над армией. Армия и MİT до сих пор далеки от отчетов перед парламентом. Посредством законодательных декретов было изменено правовое положение MİT, и она была передана под управление президента.

До сих пор имеются многочисленные заявления относительно пропавших без вести, которые, согласно заявлениям, были убиты сотрудниками служб безопасности и правоохранительных органов, а также факты массовых захоронений и убийств без суда и следствия. Большое количество судебных расследований с 1990-х годов в ближайшее время будут прекращены в связи с 20-летним сроком давности. До сих пор применяется система охраны. Наряду с нарушением прав охранников, их либо похищает РПК, либо убивают.

В Турции до сих пор нет масштабной общественно-административной реформы и нет политических ресурсов для этого. По-прежнему вызывает серьезную озабоченность политизация администрации и отсутствие женщин на высших бюрократических позициях. Занятость женщин на государственной службе снизилась в 2017 году до 8% по сравнению с 10% в 2016 году.

Комиссия по расследованию чрезвычайного положения должна предоставить эффективное решение для людей, подчиняющееся справедливой административной практике. Комиссия по расследованию чрезвычайного положения предоставила право для возвращения только для 3 тысяч обращений из 113 тысяч. Даже при наличии правовой инфраструктуры невозможно доказать факты по уволенным во время чрезвычайного положения людям.

Самым критическим пунктом, связанным с Турцией, стал пункт о судебных и основных правах. В главе, начинающейся со слов: «Основные ценности ЕС включают верховенство права и уважение прав человека. На законодательном и правоприменительном уровне наряду с уважением основных прав уделяется очень большое значение правильному функционированию судебной системы и эффективной борьбе с коррупцией», перед Турцией были поставлены 3 основные задачи:

Независимость судопроизводства, необходимоcть подотчетности, возвращение условий, обеспечивающих качество, эффективность и профессионализм

Эффективное внедрение законодательства ООН и Еврокомиссии по борьбе с коррупцией

Провести расследование по вопросам серьезных нарушений прав человека, включая жестокое обращение и пытки, соблюдая международные обязательства в части основных прав и свобод

Изменение структуры совета судей и прокуроров нанесло еще больший вред независимости судопроизводства. Для обеспечения возможности независимого и беспристрастного функционирования судебной системы, проявляя уважение к разделению исполнительной и законодательной властей, необходимо обеспечить политическую и правовую среду, соблюдение нижестоящими судами решений конституционного суда, которые должны подчиняться решениям ЕСПЧ.

Необходимо сократить исполнительную власть и влияние совета судей и прокуроров. Следует принять превентивные меры для предотвращения любых вмешательств в совет судей и прокуроров. Понимание того, что для возможности членства в совете судей и прокуроров некоторые кандидаты были в тесной связи с правительственной партией, усилило полемику в антиправительственных кругах о еще большей политизации судебной системы.

Суды по уголовным и гражданским делам до сих пор вызывают беспокойство. С каждым днем становится всё меньше множественности в судебной системе. Обвинения обычно основываются на утверждениях; проверенные доказательства не предоставляются. Турция до сих пор находится на начальном этапе относительно свободы выражения мнений. Около 160 журналистов до сих пор находятся в тюрьмах. Не были учтены рекомендации, предложенные в 2016 году, по этой причине Турции необходимо сделать следующее: незамедлительно освободить журналистов, правозащитников, писателей и ученых; отказаться от ограничений в части свободы выражения мнений, в том числе связанных с вопросом борьбы с терроризмом; обеспечить соответствие законодательства европейским стандартам, пересмотрев турецкий гражданский кодекс, уголовный кодекс и законодательство, связанное с интернетом.

 Ариф Асалыоглу

Турция. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 20 апреля 2018 > № 2576531


Украина > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 апреля 2018 > № 2576499

Петр Порошенко выступил с инициативой лишать жителей Крыма украинского гражданства. Законопроект был размещен на сайте Верховной рады.

Согласно ему, получение российских паспортов приравнивается к "противоправным действиям". Гражданами Украины считаются все, кто на момент провозглашения независимости страны постоянно проживал на ее территории и чье гражданство "установлено до 1 мая 2018 года".

Кроме того, Порошенко предложил дополнить закон о гражданстве статьей, ужесточающей основания для получения украинского паспорта. Поправки коснутся лиц, принимавших участие в геноциде и преступлениях против человечества, а также осужденных за тяжкое или особо тяжкое преступление до погашения или снятия судимости.

Желание раскачать ситуацию

Глава Крыма Сергей Аксенов предположил, что инициатива украинского президента направлена на то, чтобы дестабилизировать ситуацию на полуострове.

"У них других желаний нет, навредить хотят — больше ничего", — заявил он РИА Новости.

Аксенов отметил, что инициативы Порошенко могут ударить по тем крымчанам, у которых на Украине есть родственники или недвижимость.

"Пока не знаю, как будут развиваться события, мы понимаем неадекватность украинских властей. Моя позиция одна — чтобы у крымчан не усложнилась ситуация", — подчеркнул он.

Крымчане выбор сделали

По словам депутата Госсовета Крыма Владислава Ганжары, подобными действиями Украина фактически признает, что жители полуострова — россияне.

"Если все-таки данный законопроект будет принят Радой, то это, наверное, единственная новость из Украины, которая порадует крымчан", — заявил он телеканалу RT.

Парламентарий отметил, что жители полуострова еще в 2014 году выбрали страну, гражданами которой они хотели быть. По мнению ганжары, крымчане в целом не считают себя украинскими гражданами.

Схожую мысль выразил и вице-спикер крымского парламента Ефим Фикс. По его словам, в свете того, что жители Крыма приняли гражданство России еще в 2014 году, сегодня подобные инициативы украинских властей выглядят "просто смешно".

"Это все запоздалая реакция, об этом нужно было говорить еще четыре года назад, с момента воссоединения Крыма с Россией. Но осознание действительности доходит до них с запозданием, как до жирафа", — сказал Фикс.

Крым стал российским регионом после проведенного там в марте 2014 года референдума, на котором 96,77% избирателей республики Крым и 95,6% жителей Севастополя высказались за вхождение в состав России. Крымские власти провели референдум после госпереворота на Украине в феврале 2014 года.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 апреля 2018 > № 2576499


Италия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 апреля 2018 > № 2576489

 Известный сицилийский следователь Нино Ди Маттео обвинил лидера партии "Вперед, Италия" экс-премьера Сильвио Берлускони в причастности к скандальному делу о секретных переговорах между высокопоставленными представителями государства и главарями "Коза ностра" в начале 1990-х годов. Сам Берлусони и его сторонники резко отвергли эти обвинения.

Ранее в пятницу суд присяжных Палермо завершил многолетнее рассмотрение этого беспрецедентного дела и вынес приговор, признав виновными семь обвиняемых из девяти, в том числе одного из старейших друзей Берлускони, бывшего сенатора Марчелло Делл'Утри. Этот политик и предприниматель, вместе с которым Берлускони в 1994 году основал партию "Вперед, Италия", получил 12 лет лишения свободы по статье об угрозе деятельности госорганов. В настоящее время Делл'Утри уже отбывает семилетний тюремный срок за причастность к мафиозной деятельности.

"Приговор суда говорит о том, что Делл'Утри играл роль приводного ремня между требованиями "Коза ностра" и тогдашним правительством Берлускони, которое незадолго до этого приступило к исполнению своих обязанностей. Суд считает это доказанным", — заявил Ди Маттео после оглашения вердикта суда присяжных. По его словам, приговор демонстрирует, что мафиози выходили на Берлускони не только как на крупного предпринимателя, но и как на видного политика.

Будучи следователем прокуратуры сицилийского Палермо, Ди Маттео принимал участие в расследовании наиболее громких преступлений мафии 1990-х годов, в том числе дела о тайных договоренностях между представителями государства и "Коза ностра". С 1993 года он живет под постоянной охраной, предоставленной государством.

В пятницу вечером руководство "Вперед, Италия" выпустило специальное заявление, в котором категорически отвергло все обвинения Ди Маттео. "Мы с негодованием отвергаем любые попытки против логики и очевидности соединить имя Берлускони с делом о переговорах государство-мафия. Тот факт, что один из следователей, вовлеченных в процесс, несмотря на это, позволяет себе комментировать приговор суда, бросая тень на Берлускони, имеет беспрецедентную тяжесть", — говорится в документе. Руководство партии пообещало принять юридические меры в связи с заявлением Ди Маттео.

Сам Берлускони также прокомментировал высказывания известного следователя в ходе своей пресс-конференции в городе Кампобассо. "Абсурдно и смехотворно связывать мое имя с переговорами государство-мафия. Мы не никогда не получали никаких угроз со стороны мафии", — заявил экс-премьер.

Некоторые местные наблюдатели указывают, что заявление Ди Маттео, как и обвинительный приговор суда Палермо в отношении Делл'Утри, могут оказать влияние на идущий сейчас процесс переговоров о формировании нового правительства Италии по итогам мартовских выборов. Лучший результат в ходе голосования показала коалиция правоцентристских сил, образованная партиями "Вперед, Италия", "Лига" и "Братья Италии", которая заручилась поддержкой 37%. В настоящее время обсуждается возможность создания правительства с участием партий этого блока и "Движения 5 звезд", которое по итогам выборов стало первой партией Италии, получив почти 33%. Руководство движения все это время отказывалось идти на союз с партией Берлускони, но после решения суда Палермо такой альянс представляется абсолютно нереальным.

Сергей Старцев.

Италия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 апреля 2018 > № 2576489


Украина > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 апреля 2018 > № 2576479

На Украине необходимо принять закон, вводящий уголовную ответственность за негативные высказывания о "евромайдане" от политиков в эфире телеканалов, заявил изданию "Обозреватель" депутат Рады Сергей Высоцкий.

Таким образом он прокомментировал слова другого парламентария Евгения Балицкого, который в эфире телеканала NewsOne сравнил действия нынешних украинских властей с фашистской оккупацией.

"Каждое государство, если оно не оберегает свои национальные святыни и свою историю, она в итоге теряет государственность. Я думаю, что нам этот законопроект стоит принимать", — сказал Высоцкий.

Депутат также выразил недоумение тем, что многие инициативы подобного рода не находят поддержки в Раде. По его словам, на Украине "никто не борется" с "врагами государства".

Главная киевская площадь — майдан Незалежности (площадь Независимости) — была занята сторонниками евроинтеграции 21 ноября 2013 года, сразу после заявления правительства о приостановке подписания соглашения об ассоциации с ЕС. Позже майдан стал эпицентром противостояния силовиков и радикалов. Результатом столкновений, в ходе которых оппозиция неоднократно применяла огнестрельное оружие и "коктейли Молотова", стали десятки человеческих жертв с обеих сторон.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 апреля 2018 > № 2576479


Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 апреля 2018 > № 2576473

Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан объявил в пятницу, что министр экономики страны Михай Варга сохранит пост в правительстве, а Янош Лазар, возглавлявший офис премьер-министра последние четыре года, вернется к локальной политике, сообщает издание Budapesht Business Journal со ссылкой на еженедельное радиоинтервью Орбана.

"Я по-прежнему рассчитываю на то, что Михай Варга возглавит министерство экономики", — сказал премьер-министр, описав Варгу как "невероятно талантливого" и "чрезвычайно опытного" специалиста.

Орбан добавил, что уже обсудил с министром составление бюджета на 2019 год. "Я хочу, чтобы новый парламент утвердил бюджет на 2019 год еще до летних каникул, как мы это делали в последние восемь лет, потому что это залог спокойствия, стабильности и прогнозируемости", — сказал глава кабмина.

Премьер-министр добавил, что образованное в будущем правительство будет состоять преимущественно из новых лиц и будет совершенно новой структурой, но "с прежними целями".

"Нам не нужно менять то, что было испытано и доказано", — сказал Орбан. Премьер пояснил, что вместо этого необходимо реструктурировать "мозговой центр" правительства, где он хотел бы видеть "другой тип лидерства", имея в виду, как предполагает издание, главу собственного офиса Яноша Лазара.

Издание со ссылкой на новостной портал index.hu отмечает, что Янош Лазар встретится с премьер-министром 23 апреля. Однако Лазар уже заявил, что его "работа во главе канцелярии премьер-министра закончена" и что он больше не желает принимать участие в управлении страной, и вернется в свой избирательный округ в Ходмезевашархее.

В Венгрии 8 апреля прошли парламентские выборы. По их итогам правящая коалиция во главе с Виктором Орбаном победила с 49,6% голосов, получая конституционное большинство в парламенте – 133 депутатских портфеля из 199.

Ранее издание Daily News Hungary сообщало, что объявление состава нового кабинета министров под руководством премьер-министра Виктора Орбана ожидается через несколько недель после первого заседания национального собрания, которое пройдет 7-8 мая.

Венгрия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 апреля 2018 > № 2576473


Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 апреля 2018 > № 2576432

Спикер Госдумы Вячеслав Володин на встрече с представителями деловых и экспертных кругов выступил за введение запрета на исполнение санкций США на территории России, сообщили в пресс-службе парламентария.

Депутат не исключил, что за такие действия будет предусмотрена уголовная ответственность.

По его словам, это коснется тех, кто будет "руководствоваться антироссийскими решениями иностранных государств" при работе на территории страны.

"В России мы должны жить по российским законам", — приводит пресс-служба его слова.

Санкции США

В начале апреля Соединенные Штаты ввели новые ограничительные меры против России.

Перечень пополнили несколько российских бизнесменов и связанные с ними компании. Среди них — Олег Дерипаска и контролируемые им En+ Group, "Группа ГАЗ", "Базовый элемент" и "РусАл", Виктор Вексельберг и его группа "Ренова", а также Кирилл Шамалов, Сулейман Керимов, глава "Газпрома" Алексей Миллер и глава ВТБ Андрей Костин.

В ответ на это группа депутатов внесла на рассмотрение Госдумы законопроект, предусматривающий санкции против США. В частности, документ содержит запрет на ввоз американской сельскохозяйственной, алкогольной и табачной продукции, а также лекарственных препаратов. Помимо этого, проект предлагает приостановить сотрудничество России и Штатов по атому, авиастроению и ракетным двигателям.

Госдума рассмотрит документ 15 мая.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 20 апреля 2018 > № 2576432


Германия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 20 апреля 2018 > № 2576403

Фонд "Открытое общество", финансируемый известным магнатом и филантропом Джорджем Соросом закрывает свой региональный центр в Будапеште и открывает новый центр в Берлине. Переезд запланирован на ближайшее лето, сообщила вечером, 19 апреля, австрийская газета Die Presse.

По данным венгерского портала 444.hu, филиал в Будапеште будет закрыт 31 августа. Прежде чем региональный центр окончательно переедет в Берлин, будет создан временный офис в Вене, пишет далее венгерское издание. По его данным, в будапештском центре фонда Сороса работают около 100 человек, 60 процентов из них - местные сотрудники.

В свою очередь премьер-министр Венгрии Виктор Орбан заявил, что не расстроен уходом закрытием регионального центра в Будапеште. "Вы можете понять, что я не буду плакать, если фонд "Открытое общество" покинет Венгрию", - заявил он 20 апреля в интервью венгерскому радио.

В Европе у фонда Сороса есть также филиалы в Вене, Брюсселе, Париже и Лондоне. В Венгрии фонд "Открытое общество" работал с 1984 года. Стипендии, выдаваемые фондом для учебы за границей, ранее получали несколько основателей правящей в Венгрии партии "ФИДЕС - Венгерский гражданский союз", в том числе нынешний премьер-министр страны Виктор Орбан, пишет 444.hu.

Кампания против Сороса в Венгрии

Американский миллиардер венгерско-еврейского происхождения, 87-летний Джордж Сорос считается жестким критиком Орбана. В свою очередь партия ФИДЕС ведет кампанию против Сороса. В июле 2017 года парламент принял спорный закон, усиливающий контроль государства над неправительственными организациями (НПО), финансируемыми из-за рубежа. Закон направлен в первую очередь против организаций, финансово поддерживаемых Соросом и обязывает их ежегодно представлять список своих важнейших иностранных спонсоров и регистрироваться в качестве "организаций, получающих выгоду от иностранного финансирования".

20 февраля парламент Венгрии начал рассматривать законопроект, который его инициаторы именуют пакетом законов "Остановить Сороса". Инициатива нацелена на НПО, которые считаются едва ли не последними независимыми структурами, следящими за деятельностью властей в стране. В частности, Будапешт хочет обязать все НПО, "способствующие в какой-либо форме нелегальной миграции", проходить специальную регистрацию и регулярно сдавать подробную отчетность о своей деятельности.

Германия > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 20 апреля 2018 > № 2576403


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 20 апреля 2018 > № 2576017

Каким станет наше общество, если ислам возьмет верх над светскостью?

Если верить данным Министерства по делам религий и гражданского общества, то религиозных взглядов сегодня придерживаются 79,6 процента казахстанской молодежи, причем 10 процентов исповедует их достаточно активно. Для светского государства это уже много. А что будет дальше? Каким станет наше общество лет так через 20-30, когда эти люди будут играть решающую роль в жизни страны?

Мы неоднократно поднимали вопрос, каким будет Казахстан в будущем – светским или религиозным, и пытались найти на него ответы. И хотя почти все наши эксперты, люди взрослые, больше склонялись к тому, что светский характер государства сохранится, мало кто из них отрицал возможность второго сценария, учитывая массовое увлечение современной молодежи исламом, причем не только классическим.

Пока тенденция к исламизации страны, конечно, не столь очевидна, но ее ростки уже пробиваются в виде призывов казахстанских мусульман сделать пятницу выходным днем или дискуссий о необходимости открытия частных школ с религиозным уклоном. А ведь и то, и другое еще вчера казалось абсурдным и неприемлемым. Самое интересное, что рано или поздно власть будет вынуждена искать какой-то компромисс, несмотря на свою нынешнюю вроде бы принципиальную позицию в этих вопросах. Учитывая все названные риски, мы решили попробовать заглянуть в наше будущее, предложив экспертам гипотетически представить, что Казахстан станет мусульманским государством (либо ислам будет играть в нем определяющую роль). Как в таком случае изменится наше общество, какими будут система морально-этических ценностей, семейные и гендерные отношения, содержание и уровень образования, культуры?

Сержан Аманов, блогер, кандидат биологических наук: «Единственная сила прогресса – в знании»

– Хиджабы, бороды, короткие штанишки… Не столь важно, как человек одет. Я сам люблю шорты, и у меня есть бородка. Это только атрибуты. К сожалению, в нашей стране они стали символами ортодоксального ислама. На фоне деградации идеологии в Казахстане, которая ведет к падению моральных устоев в обществе, религиозные установки кажутся спасением. Общество нуждается в наркотике идеологии, и вопрос О. Бендера «Почем опиум для народа?» уже не представляется таким смешным. Ключевым, с моей точки зрения, является вопрос образования. «79 процентов» – это на самом деле показатель резкого снижения уровня среднего и высшего образования. Кроме того, это первые симптомы религиозного государства, в нашем случае мусульманского государства. Дойдет до того, что образованная часть населения будет вынуждена принимать мнение необразованного большинства. От политики никуда не деться. Ведь очень удобно иметь покладистый народ с верой в безгрешность правителя. Тем более что все каноны поведения истинного мусульманина четко прописаны в Коране. Как при таком сценарии будет выглядеть наше общество в обозримой перспективе? Даже гадать не надо, достаточно просто посмотреть на наших соседей – Иран, Афганистан. При этом возможен весьма мирный и мягкий вариант исламского Казахстана, где женщинам разрешат водить машины и самолеты, в том числе без разрешения родителей или мужа, и даже учиться чему-нибудь и какнибудь… Поймите, единственная сила прогресса – в знании, в науке. Только знание может повлиять на ситуацию, открыть людям глаза, прочистить мозги и сделать нашу страну цветущим садом. Но всегда найдутся те, кто захочет отлучить народ от этого источника силы…

Мадина Нургалиева, политолог: «Произошла банализация религии»

– Сentral Asia Monitor cтавит достаточно интересный эксперимент, пытаясь смоделировать вероятное будущее Казахстана в качестве мусульманского государства через 20-30 лет. Это предполагает ориентацию, прежде всего, на молодежь от 15 до 29 лет. Именно ровесникам независимости в этом контексте отводится ключевая роль. Предлагаю обратиться к результатам близкого к заданной теме социологического исследования «Этнорелигиозные идентификации казахстанской молодежи», которое было проведено Ассоциацией социологов и политологов в 2016 году. В фокусе анализа были ценностные установки и суждения именно региональной молодежи (не городской). В опросе приняли участие 1404 молодых казахстанца (жители 15 малых городов и 14 сельских поселений) из всех областей Казахстана, а также 15 неформальных лидеров молодежи. Результаты исследования показали, что их религиозность носит поверхностный характер и практически ничего не значит, кроме конформизма по отношению к традиционной религии своей этнической группы. Жесткая связь между религиозностью и верой отсутствует. То есть за высоким уровнем религиозности молодежи не стоит осознанное обращение к религии. Скорее, в ее религиозном поведении преобладает внешняя, обрядово-культовая сторона. Большинство молодых людей, причисляющих себя к верующим, не выполняют религиозные обряды, не читают первоисточники (Коран, Библию и др.) и в целом религиозную литературу. Исходя из этого, можно четко зафиксировать, что религиозная принадлежность молодых людей не тождественна вере. По сути, произошла банализация религии, пропало ее сакральное содержание. Приход к вере преобладающей части региональной молодежи чаще связан с семейным воспитанием. Абсолютное большинство «верующих» – выходцы из религиозных семей, где оба родителя либо один из них (чаще всего мать) – верующие. В то же время есть определенная часть молодых людей, которые категорически не приемлют для себя учебу/ работу под руководством людей другого вероисповедания, не желают иметь никаких отношений с инаковерующими и даже хотели бы видеть Казахстан страной, где религия участвует в государственном управлении. В то же время опрос неформальных молодежных лидеров показал высокий уровень религиозности (из 15 человек 14 считают себя верующими, из которых 86 процентов исповедуют ислам), широкую распространенность религиозных практик, лояльное отношение к тенденции усиления этнорелигиозных идентификаций в молодежной среде. Также он указывает на риски безопасности, связанные с радикализацией религиозной молодежи. Ключевые из них – изменение конституционного строя (постепенный отход от светского государства к религиозному); сокращение гражданских установок при одновременном усилении религиозных; распространение повседневных религиозных практик. При всем при этом сложно предположить развитие ситуации по предложенному сценарию, учитывая сегодняшнее внимание государства в религиозной сфере, с одной стороны, и процессы, происходящие внутри верующего сообщества, с другой. Скорее, речь идет о выборе наиболее приемлемой модели светского государства.

Канат Нуров, президент научно-образовательного фонда «Аспандау»: «От нашего народа может остаться лишь имя»

– Согласен: налицо проявление тренда на дальнейшую исламизацию казахстанского общества в смысле наступления исламизма на светскость нашего государства. Причем следует учесть, что религиозная принадлежность является важным фактором социальной организованности и что как раз молодежь полна пассионарной энергии (активного протестного потенциала) в духовном поиске «смысла жизни». Однако и в исламском мире идет свой процесс секуляризации, чему подтверждением служат недавние волнения в Иране, когда женщины публично срывали с себя хиджабы. На сегодняшний день романтическая мода по отношению к религии немного снизилась, наступает период более зрелого, осознанного подхода к выбору собственной веры. Поэтому не стоит считать наблюдаемый тренд незыблемым и неизменным. Все может еще и развернуться. Тем не менее, если не развернется, то каким станет наше общество через 20-30 лет? В лучшем случае, оно станет похожим на турецкое или узбекское. Обсуждать худший вариант я пока не готов. Но что касается в целом государства, то, думаю, оно будет оставаться светским, прежде всего, в силу велико-степных традиций. Хотя то, что мы за 25 лет независимости проигрываем борьбу за их модернизацию, уступив исламистам идею справедливого мироустройства, – тоже скорее факт, чем предположение. К сожалению. Вряд ли Казахстан станет теократическим государством, но то, что ислам будет играть в нем определяющую роль, представить вполне можно. В этом случае изменится этнический облик казахов, то есть их культурно-бытовая идентичность. Будет неизбежно деформирована та велико-степная самобытность (с ее личностной открытостью и культурной толерантностью), которой мы сегодня гордимся как наиболее чистые тюрки. Синкретический ислам казахов, смешанный в том числе с тенгрианской верой в дух предков «Аруак» и вечное небо «Кудай», а также суфизмом Кожа Ахмета Яссауи, окончательно превратится в классический или ваххабито-салафитский ислам, несущий в себе больше арабские, нежели тюркские, корни духовности. Останется лишь аллах – и никаких собственных святых предков. Лично я этого не хочу, так как горжусь тем, что я казах. Это имя свободного человека, вольного батыра, благородного «рыцаря степей», поэта и певца («героя-любовника», если хотите, коим был почти каждый сал и серi)… Наша гениальная музыка может удариться в чисто восточные переливчатые мотивы, степная раскатистость в ней начнет затихать, пока не умрет. А вместе с ней умрет и дух казаков Алаша. Если Россия и Китай не смогли заткнуть голос степи, то это сделаем мы сами, став истыми мусульманами. С морально-этической точки зрения мы окажемся намного дальше от объективной системы ценностей (всеединства мира), чем сегодняшний казахский ислам, христианство или даже атеизм. Конечно, в стране будет меньше алкоголизма, наркомании и иных пороков. Не будет проблем с ростом численности населения. Но станет меньше индивидуальной (личной) свободы во всем. Необходимо будет подчиняться обрядам, регламентирующим все бытовые сферы жизни. Общество начнёт полностью доминировать над личностью. Мы станем более закрытыми, а закрытые системы обязательно погибают. Что уж говорить о падении уровня образования, если, потеряв свою историческую культуру, мы так и не сможем модернизировать казахский язык. Классический ислам – это очень мощная, тотальная система духовности. Внутри него все равны, т.е. однородны. Доходя до крайности в борьбе с русификацией и иной ассимиляцией казахов, мы можем сами при помощи ислама стереть свою национальную идентичность, потерять былую самоидентификацию. Мустафа Кемаль Ататюрк был вынужден дать туркам, по сути, новое, довольно абстрактное имя «тюрки», потому что сельджуки (огузы) стали называть себя просто мусульманами. Так и от нашего народа может остаться лишь имя, и то как симулякр. Чтобы этого не случилось, нашей нации надо на философском уровне логично и доступно для людей сформулировать объективную систему ценностей как духовную и при этом светскую мораль (и идеологию) нового, информационного общества. Тогда возможно казахская модель ислама сохранится и интегрирует мусульман мира в глобальное информационное сообщество.

Автор: Сауле Исабаева

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 20 апреля 2018 > № 2576017


Казахстан. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 20 апреля 2018 > № 2576016

«Пикник на обочине». Брюссельские гастроли казахстанской оппозиции

Побитые молью фигуры, которые все последние годы обретались исключительно на политических задворках, решили тряхнуть стариной. И не где-нибудь, а в самом центре Европы. Но в итоге только растрясли последние извилины, окончательно потеряв связь с реальностью и впав в бессознательное.

Осколки старой оппозиционной гвардии во главе со сбежавшим от казахстанского правосудия на европейские просторы бывшим премьер-министром Акежаном Кажегельдиным и дружно влившиеся в их ряды представители национал-патриотического движения зачем-то решили выставить себя на посмешище, добровольно приняв участие в клоунаде (именуемой ими самими форумом) под названием «Новый Казахстан». И если мотивы ее зачинщика – самого Кажегельдина – более или менее очевидны, то понять, что двигало нашими согражданами, решившими стать частью этого действа, довольно сложно. Звездных ролей им в этом спектакле изначально никто не предлагал, а массовка из них вышла так себе. По крайней мере, заново огранить замутненное скандалами политическое эго беглого премьера у них явно не получилось. Подпортили торжество момента и их заявления о том, что в Брюссель они наведались как представители гражданского общества, переживающие за будущее страны. Они-де вовсе не оппозиционеры, становиться противовесом действующей власти не собираются, и то, что происходит в ней сегодня, их особенно не волнует. Неужели рассчитывают, что их время придет завтра?

Но как бы то ни было, в течение нескольких дней они корчили многозначительные рожи и, морща лбы, имитируя напряженную работу мысли, напускали на себя налет значимости – какникак руки им пожимали тамошние депутаты. Однако жонглирование такими понятиями, как «демократия», «свобода слова», «судьба народа», результата не дало и не могло дать, потому что априори в их устах они были словами-пустышками. Акежан Кажегельдин может сколько угодно убеждать политолога Аркадия Дубнова, бравшего у него интервью для сайта «Фергана», в том, что он сотоварищи является «интеллектуальной элитой страны», причислять себя и свое окружение к числу людей, «которые влияют на общественное сознание». Но провести на мякине ему уже никого не удастся – времена не те. За время отсутствия бывшего премьер-министра в Казахстане выросло целое поколение, ориентирующееся в политике так же хорошо, как в майнинге криптовалют. И то, что он и многие его вчерашние коллеги по оппозиционному движению давно уже играют роль второго лебедя у пятого пруда, а пропагандируемые ими идеи в принципе неспособны вызвать ажиотаж, ни для кого не секрет. Следовательно, мало кому интересен и предлагаемый ими вариант «перекраивания мира» – по причине его банальности и неактуальности.

Если вдаваться в детали, то наша «делегация» под четко отбиваемый такт дирижерской палочки Кажегельдина вознамерилась поразить европейцев своим глубоким видением того, куда и как должен в ближайшей перспективе двигаться Казахстан. Но обнаружившиеся проблемы и с перспективой, и с глубиной не позволили им продвинуться дальше упражнений в словесной схоластике. Собственно, так было всегда – посплетничали и разошлись. То же самое произошло и в этот раз. На руках у Кажегельдина и К не оказа-лось ни одного документа, который бы подтвердил хотя бы серьезность их намерений. Все аргументы – исключительно на языке.

Замахиваются же «форумчане» ни много ни мало на Конституцию РК, которую намереваются переписать, исходя из своих убеждений.

«... гражданскому обществу... нужен инструмент. Этот инструмент – Конституция. И мы собрали форум для ее обсуждения», – цитирует «Немецкая волна» Серика Медетбекова, руководителя «Загранбюро казахстанской оппозиции», базирующегося в Дрездене.

С другого ресурса – сайта радио «Азаттык» – ему вторит участник многих партийных движений, в том числе и кажегельдинской РНПК, Амиржан Косанов: «Будет обсуждено около десяти принципов, касающихся того, каким будет будущее Казахстана после транзитного периода, каким будет его политический облик, какие политические институты будут решать судьбу народа, каким образом будет решаться проблема преемника, какими будут полномочия парламента, какой будет свобода слова, в каком геополитическом направлении мы будем развиваться. Все это должно быть расписано в новой Конституции».

Соблюдая стилистику жанра, Акежан Кажегельдин тут же вызывается написать новый вариант Основного закона. «Я беру на себя обязательство подготовить один из проектов Конституции. Это я беру на себя. Скоро появится новая версия Конституции. В ней будет указано, что новый президент может избираться лишь на два срока», – охотно раздает направо и налево комментарии бывший премьер, отчего-то забывая, что ранее сам же настаивал на исключении президентской должности из иерархии системы власти.

Впрочем, куда более странным выглядит другое – то, что, по сути, судьбоносные для страны перспективы обсуждаются за рубежом и без участия самих казахстанцев. Видимо, это и есть венец той самой демократии, к которой намеревается привести «заблудшее стадо» команда Кажегельдина.

Эти люди не забыли наградить себя правом вопить на каждом углу, что прошедшая в Казахстане конституционная реформа незаконна, поскольку не была подвергнута процедуре голосования на референдуме. Но при этом запамятовали, что нужно отталкиваться от мнения большинства, прежде чем от имени всего народа страны презентовать какие-либо изменения, касающиеся его настоящего и будущего.

Хотя, скорее всего, они понимают, что, если вдруг решат заручиться такой поддержкой, то пролетят как фанера над Парижем. Об этом красноречиво свидетельствует попытка проведения общенационального референдума, в организации которого принимали участие некоторые из брюссельских «форумчан». Он, напомним, так и не состоялся.

Как европейцы восприняли потуги казахстанской «делегации» вернуться в большую политику – это, увы, осталось за кадром. Поживем – увидим, тем более что они вроде бы собираются с «ответным» визитом в наши пенаты. Возможно, тогда и расставят точки над i в этом вопросе. Хотя, надо полагать, впечатление после себя наши гастролеры в Брюсселе оставили двоякое – недаром европейские парламентарии пообещали апологетам «Нового Казахстана» всемерную поддержку, но только после проведения масштабных реформ. Зато на родине сразу и по достоинству оценили турне казахстанской группы под управлением Акежана Кажегельдина. Правда, при этом частенько вспоминая присказку про то, что старый конь борозды не испортит, а воздух – легко.

Некоторые аналитики на полном серьезе рассматривают брюссельский «пикник» в качестве некой новой диалоговой площадки. Площадки, которая будет интересна не только так называемой несистемной оппозиции, якобы способной перевооружиться и вновь продемонстрировать свою боеготовность, но и казахстанской власти. Последняя, мол, готова воспринимать ее как мостик для налаживания нового формата отношений с Европой на фоне сгущающихся туч мирового политического кризиса. Слышать такие оценки и выводы, как минимум, смешно. Покорявшие бельгийскую столицу фигуры явно не того масштаба, да и весьма разношерстны. Для ясности можно назвать лишь несколько имен Амиржан Косанов, Ермурат Бапи, Серик Медетбеков, Расул Жумалы, Серикжан Мамбеталин (до сих пор гордо входит в «Перечень организаций и лиц, связанных с финансированием терроризма и экстремизма»)... Способна ли эта «могучая кучка» на что-то серьезное? Очевидно, что нет, а значит, и природа ее объединения, пусть и на срок «гастролей», имеет совсем иную природу – искусственную, упирающуюся в политические амбиции Акежана Кажегельдина, который десять лет назад уже пытался оседлать практически такого же «скакуна». Тогда он тоже делал ставку на форум (правда, демократической оппозиции) и на те же самые, что и сегодня, «обмылки» политического поля. А построить новое на том, что давно пора выкинуть на помойку, вряд ли получится.

Возможно, если бы к устроенной Кажегельдиным тусовке на чужбине примкнул другой скрывающийся от казахстанского правосудия «оппозиционер» – Мухтар Аблязов (переговоры с ним, как уточняет бывший премьер, велись), то он мог бы на что-то рассчитывать. Хотя бы на резонанс, который «старшему товарищу» обеспечили бы креативные агитки с мультяшными персонажами – их успешно клепает его команда. Впрочем, Кажегельдин, судя по комментариям его соратников по гиблому делу, планирует новые гастроли – в США...

Айгуль Омарова, политолог: «В одну и ту же реку нельзя войти дважды»

– Встреча в Брюсселе лично у меня вызвала, прежде всего, чувство сожаления. Всегда жаль, когда умные люди топчутся на месте, пытаясь заново войти в одну и ту же реку. Но даже древние греки понимали, что такое невозможно.

К сожалению, искренне уважаемый мной Акежан Кажегельдин предпринимает очередную попытку возвращения в страну (а именно так я рассматриваю его активное участие в брюссельской встрече) и, увы, вновь заходит не с того конца.

В самом конце двадцатого века бывший премьер-министр создал РНПК. Не скрою, многие лозунги той партии тогда казались привлекательными и приемлемыми. И я на тот момент поддерживала как деятельность самой партии, так и ее лидера. Но шло время, и очарование лозунгов исчезло, а сам экс-премьер уже не стал казаться решительным, энергичным человеком, каким он был во главе правительства. Сказалось отсутствие навыков, необходимых большому политику, и потому партия почила в бозе.

Конечно, могут сказать, что власти закрыли партию, преследовали активистов и тому подобное. Все так и одновременно не так. Но вдаваться в историю сейчас не имеет смысла. Главное – от партии отошел сам ее лидер. И вот теперь Акежан Кажегельдин вновь появляется на политической арене, вновь призывает сомкнуть ряды. На сей раз под лозунгом того, что необходимо единство для будущего страны в период, когда действующий глава государства отойдет от власти.

Что сказать? Так и напрашивается мысль: а не слишком ли рано зашевелились разного рода клановые группы, о которых в одном из интервью Акежан Кажегельдин говорил следующее: «И как бы ни были лояльны люди из окружения президента Назарбаева, они нет-нет да и демонстрируют свои амбиции. Среди них есть люди, которые уже намекают на то, что будет, если эстафета будет передана им. И это тоже в обществе обсуждается».

Лично у меня сразу возникает вопрос: где и кем обсуждается? Возможно, кулуарные разговоры экс-премьер принял за бурление в обществе? Но это несерьезно для политика, коим считает себя Акежан Магжанович.

Другой вопрос тоже лежит на поверхности. А с кем собрался строить «Новый Казахстан» Кажегельдин? С национал-патриотами, которых в стране-то толком не знают, несмотря на якобы тысячи их подписчиков в социальных сетях? С кучкой около-оппозиционных журналистов? Ладно бы, если бы они были светочами ума, «интеллектуалами», как пышно представляют их организаторы встречи. Но ведь состав участников форума «Новый Казахстан», по большому счету, не выдерживает никакой критики.

Вместе с тем любопытно то, что среди них было несколько человек, ранее публично выступавших против Кажегельдина и известных своей близостью к отдельным персонам из власти. Очевидно, что их появление не случайно. И возможно, что Акорда собирается таким образом выстроить своего рода системную оппозицию. Но сомнения в эффективности такого шага все же остаются, ибо слишком незначительны эти фигуры для организации чего-либо.

По словам Акежана Кажегельдина, «политик – это тот, кто предлагает повестку дня». Какую же повестку он нам предлагает? Для начала, оказывается, необходимо изменить Конституцию, с тем, чтобы ограничить полномочия президента. Позвольте, но такие шаги уже предпринимаются, подтверждением чему является недавние поправки в Основной закон. Ах да, Акежан Магжанович предлагает вообще убрать пост президента страны и перейти к парламентской республике...

Увы, грустно читать подобное, ведь когда принималась действующая Конституция РК, именно Акежан Кажегельдин был самым яростным сторонником президентской формы правления и концентрации власти в одних руках. Так что выдвигаемые им сегодня инициативы говорят лишь о том, что повестку дня бывший премьер формулирует без учета реалий и вызовов времени. Кажегельдин отстал, как минимум, лет на пятнадцать с таким предложением. Сегодня во всем мире происходит брожение, и ясно просматривается один тренд – стремление к стабильности. Свидетельство тому продление полномочий председателя КНР Си Цзиньпина, с тем, чтобы он завершил начатые реформы. Такую же тягу к сохранению стабильности демонстрируют в Европе, где в Германии четвертый раз подряд канцлером избрана Ангела Меркель.

В общем, что называется, пальцем в небо попал Акежан Магжанович со своими предложениями о новой Конституции. То же самое касается национал-патриотических настроений. В Европе, где проживает Кажегельдин, всеми силами противятся активизации националистических сил. Яркий пример – Франция, где президентом был избран Эмманюэль Макрон в противовес рвущейся к власти Мари Ле Пен. А уж в многонациональном

Казахстане уповать на будущее страны во главе с националистами – утопия.

В одном из интервью, которые так щедро раздает в последнее время Акежан Кажегельдин, он вспомнил о Ленине. «Кремлевским мечтателем» назвал основателя советского государства Герберт Уэллс. Но у Ленина получилось создать страну, которая просуществовала 74 года. А у прожектеров, собравшихся в Брюсселе, повторить такое не получится. Масштабы не те.

Автор: Юлия Кисткина

Казахстан. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 20 апреля 2018 > № 2576016


Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > kyrtag.kg, 20 апреля 2018 > № 2575800

Комитет по конституционному законодательству, государственному устройству, судебно-правовым вопросам и регламенту Жогорку Кенеша одобрил программу, структуру и состав нового правительства Кыргызстана. Такое решение депутаты приняли на внеочередном заседании комитета в пятницу.

Состав правительства Кыргызстана:

- премьер-министр - Мухаммедкалый Абылгазиев;

- первый вице-премьер-министр - Кубатбек Боронов;

- вице-премьер-министр - Жениш Разаков;

- вице-премьер-министр - Замирбек Аскаров;

- вице-премьер-министр - Алтынай Омурбекова;

- руководитель аппарата правительства - Мурат Мукамбетов;

- министр финансов - Адылбек Касымалиев;

- министр иностранных дел - Эрлан Абдылдаев;

- министр транспорта и дорог - Жамшитбек Калилов;

- министр экономики - Олег Панкратов;

- министр сельского хозяйства, пищевой промышленности и мелиорации - Нурбек Мурашев;

- министр образования и науки - Гульмира Кудайбердиева;

- министр культуры, информации и туризма - Султан Жумагулов;

- министр юстиции - Айнур Абдылдаева;

- министр труда и социального развития - Таалайкуль Исакунова;

- министр внутренних дел - Кашкар Джунушалиев;

- министр здравоохранения - Космосбек Чолпонбаев;

- министр чрезвычайных ситуаций - Нурболот Мирзахмедов;

- председатель Госкомитета национальной безопасности - Идрис Кадыркулов;

- председатель Госкомитета промышленности, энергетики и недропользования - Уланбек Рыскулов;

- председатель Госкомитета по информационным технологиям и связи - Бакыт Шаршембиев;

- председатель Госкомитета по делам обороны - Эрлис Тердикбаев;

Состав, структура, программа правительства вынесена на палату для рассмотрения.

Напомним, накануне парламент выразил вотум недоверия правительству Сапара Исакова. Президент Сооронбай Жээнбеков подписал указ об отставке правительства. Парламентская коалиция большинства выдвинула на пост премьер-министра Мухаммедкалыя Абылгазиева.

Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > kyrtag.kg, 20 апреля 2018 > № 2575800


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > inform.kz, 20 апреля 2018 > № 2575771

В Казахстане установят порог для снижения цен при госзакупках

Министерство финансов РК предлагает меры для сокращения госзакупок из одного источника, а также установить порог для снижения цен при госзакупках.

Об этом сообщил вице-министр Берик Шолпанкулов в ходе обсуждения проекта Закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам государственных закупок и закупок субъектов квазигосударственного сектора» в Мажилисе Парламента РК, передает корреспондент МИА «Казинформ».

«Законопроект состоит из двух частей. Это совершенствование законодательства о госзакупках, в том числе, внедрение единой системы госзакупок и законодательное регулирование правил госзакупок нацкомпаниями. Про законопроекту проведено 9 заседаний рабочих групп с участием всех заинтересованных сторон. На сегодняшний день от депутатского корпуса поступило свыше 240 поправок, которые были рассмотрены на заседании рабочей группы. По ряду поправок имеются вопросы, которые требуют всестороннего обсуждения», - сказал Б.Шолпанкулов.

Вице-министр перечислил эти вопросы. Первое - это вопросы антидемпинговых мер. Так, согласно законопроекту, устанавливается порог, ниже которого снижение цены не допускается. При этом, в целях гибкости регулирования данного вопроса размеры порогов предлагается определить на уровне правил. Второе - поправки, связанные с установлением квалификационных требований, особенно, в части обладания материальными и трудовыми ресурсами. Законопроект предлагает упростить требования к участникам закупок и сделать упор не на количественные, а на качественные критерии выбора поставщика, такие, как коэффициент налоговой нагрузки, финансовая состоятельность и положительный опыт, то есть, репутация. Третье - вопросы, связанные с привлечением субподрядчиков и их предельные объемы. Четвертое - поправки, касающиеся закупок способом из одного источника по несостоявшимся конкурсам.

Б.Шолпанкулов отметил, что указанные вопросы, в основном, связаны со сферой строительства, поскольку больше половины госзакупок - это ремонт и строительство школ, больниц, автодорог, инженерных сетей. При этом, 80 процентов от всего объема закупок из одного источника приходится, как раз, на эти виды работ. Несмотря на конкурентную среду - в указанных закупках участвуют, в среднем, 7-8 компаний, - закупки признаются несостоявшимися ввиду того, что к закупке допускается только один поставщик, остальные заявки отклоняются. После чего заказчики заключают договор с допущенным участником, который, как правило, представляет заявку с максимальной ценой.

Как сообщил вице-министр, ранее причины массового отклонения заявок по закупкам строительных работ были связаны с проектно-сметной документацией, которая требовала предоставления неоправданно большого количества подтверждающих документов. Вместе с тем, учитывая, что сфера строительства относится к лицензионным видам деятельности, и в закупках участвуют только компании, имеющие соответствующую лицензию, нет необходимости предоставления документа о наличии материально-трудовых ресурсов. Эта мера позволит значительно сократить необоснованное отклонение заявок участников конкурса. Соответственно, снизится доля закупок из одного источника. При этом, в целях создания здоровой конкуренции в этой сфере, предлагается широкое применение закупок с использованием предварительного квалификационного отбора.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > inform.kz, 20 апреля 2018 > № 2575771


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 20 апреля 2018 > № 2575767

Попали в цель: США оценили эффект от санкций

Минфин США оценил эффект от антироссийских санкций

Глава Минфина США полагает, что санкции в отношении РФ достигли своей цели и последние рестрикции, запущенные 6 апреля, были самыми эффективными. Российский рынок действительно болезненно отреагировал на апрельские меры, курс рубля упал,а парламентарии начали готовить встречные ограничения. Эксперты полагают, что ситуация вряд ли будет меняться в лучшую сторону, а ожидание новых санкций негативно влияет на настроения инвесторов.

Минфин США доволен эффектом, который произвели санкции в отношении 24 российских чиновников и бизнесменов и 16 компаний, запущенные 6 апреля. Принятые меры достигли своей цели, уверены в Белом доме.

«Введенные санкции были самыми эффективными. Используем ли мы военные меры или экономические, мы всегда будем регулировать нашу стратегию в соответствии с тем, что, возможно, происходит за кулисами», — заявил министр финансов Стивен Мнучин в интервью Fox Business.

По словам главы Минфина, «эти санкции являются чрезвычайно важными мерами, очевидно, что это очень мощные инструменты».

В конце прошлой недели постпред США при ООН Никки Хейли анонсировала новые санкции в отношении Москвы в ответ на предполагаемую химическую атаку в Сирии, за которую, по версии Вашингтона, РФ несет ответственность, так как поддерживает режим президента САР Башара Асада. Пакет ограничений ждали в понедельник, однако в Вашингтоне заявили, что пока не собираются форсировать события и ужесточать санкционный режим. В посольство РФ в Вашингтоне было направлено уведомление от администрации американского президента, что новые санкции против Москвы в ближайшее время вводить не будут.

Мнучин прояснил также этот момент. По его словам, на прошлой неделе в Совете национальной безопасности Соединенных Штатов проходили встречи, на которых обсуждалась общая стратегия по ситуации в Сирии. А во время переговоров, состоявшихся уже после заявления Хейли по санкциям, Вашингтон «усовершенствовал» ее, отметил министр.

«Мы не боимся применять их. Мы будем использовать эти рычаги, но не станем транслировать на весь мир конкретные задумки по этому вопросу», — сказал глава Минфина США.

Президент США Дональд Трамп в среду заявил, что Вашингтон введет новые санкции в отношении России, «как только они (Россия) действительно этого заслужат».

В СМИ с обеих сторон периодически просачиваются данные о том, что новые рестрикции в отношении Москвы в связи с событиями в Сирии все же готовятся, однако окончательного решения об их запуске пока не принято.

Эксперты, чиновники и представители бизнеса в России неоднократно давали понять, что санкционная история — это надолго и что страна готовится к новым мерам и прорабатывает ответные шаги.

Накануне в кулуарах весенней встречи Международного валютного фонда (МВФ) в Вашингтоне министр финансов РФ Антон Силуанов сказал CNBC, что российская сторона не сторонница политики санкций. «Тем не менее наши депутаты разработали законопроект (об ответных мерах), который позволит ввести определенные ограничения как на экспортируемые товары, так и на товары, ввозимые в страну», — добавил он.

«Любые санкции негативно влияют на состояние экономик ... я очень надеюсь, что эти санкционные процессы дальше не развиваются.

Нам нужно поговорить, нужно найти договоренности, нужно искать пути выхода, чтобы решать проблемы не путем введения санкций, а через политические договоренности», — подчеркнул Силуанов.

Речь о законопроекте, в котором предусмотрена возможность введения запрета на ввоз некоторых товаров сельхозпродукции, табака, алкоголя и лекарств, из США и стран, поддержавших санкционную политику в отношении Москвы, ограничения на сотрудничество в ряде отраслей, включая авиастроение и атомную энергетику. Рассмотреть и принять законопроект в Госдуме рассчитывают в весеннюю сессию.

Последние ограничительные меры со стороны американской администрации были введены против России 6 апреля. Тогда в санкционный список внесли 24 фамилии российских бизнесменов и политиков и 15 компаний. Больше всего от этих мер пострадал российский бизнесмен Олег Дерипаска и подконтрольные ему компании, включая «Русал» и En+, акции которых упали на десятки процентов.

Точечные санкции отразились не только на стоимости акций попавших в список компаний, но и на всей российской экономике — курс рубля стал стремительно снижаться до уровня декабря 2016 года. Центробанк не вмешивался в процесс, однако предупредил, что на фоне данных событий может взять паузу в процессе снижения ключевой ставки. Позднее рубль немного отыграл свои позиции.

Эксперты и аналитики не верят, что в отношениях двух стран может наступить ощутимое потепление. Они считают, что очередной пакет ограничительных мер может прийти из Вашингтона в любой момент.

«Инвесторы все еще напряжены, в неопределенности ожидая анонсированных и отложенных дальнейших санкций. Отношения России и Запада обострены до крайности, невиданной со времен холодной войны и почти вооруженного ядерного противостояния в Карибском кризисе», — говорит Марк Гойхман, ведущий аналитик ГК TeleTrade.

Пока не будут отменены уже принятые решения, «потепление отношений Москвы и США» можно считать фактором, сдерживающим падение рубля, но не изменившим динамику национальной валюты, добавляет Мария Сальникова, ведущий аналитик ООО «Эксперт плюс»

По информации агентства Bloomberg, в Кремле решили снизить градус напряженности в высказываниях официальных лиц в адрес США. По мнению источников издания, президент Владимир Путин все еще заинтересован в налаживании отношений с американцами и решил дать Дональду Трампу «еще один шанс». Информагентства продолжают утверждать, что по-прежнему обсуждается возможность встречи двух президентов в текущем году. Официально эта информация не подтверждается.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 20 апреля 2018 > № 2575767


Казахстан. Турция. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > inform.kz, 20 апреля 2018 > № 2575759

Кайрат Абдрахманов обсудил вопросы инвестиций с представителями турецких компаний

 Глава МИД Казахстана Кайрат Абдрахманов провел беседу за круглым столом с представителями крупных турецких компаний и почетными консулами Казахстана в Турции, передает МИА «Казинформ» со ссылкой на пресс-службу МИД РК. 

Министр рассказал об экономических инициативах Главы государства Н.Назарбаева, изложенных в Послании народу «Новые возможности развития в условиях четвертой промышленной революции» и обращении «Пять социальных инициатив». По словам министра, Правительство Казахстана работает над укреплением стабильности законодательства, защиты иностранных инвесторов и улучшением условий ведения бизнеса в стране.

К.Абдрахманов призвал обратить внимание на возможности, связанные с функционированием ЕАЭС, реализацией инициативы «Пояс и Путь», а также стартом Международного финансового центра «Астана», Международного центра «зеленых технологий» и инвестиционных проектов и технопарка IT-стартапов.

К настоящему времени турецкие деловые круги инвестировали в экономику Казахстана более 2 млрд.долл., а объем казахстанских инвестиций в Турцию составляет порядка 1 млрд.долл. Почетные консульства Казахстана действуют в турецких провинциях Адана, Бурса, Невшехир, Мерсин и городе Алания.

В рамках визита глава МИД Казахстана также провел встречу с руководителями ведущих политологических центров и обозревателями турецких средств массовой информации, на которой состоялся обмен мнениями о геополитической ситуации в Центральной Азии и на Ближнем Востоке.

Ранее глава МИД Казахстана встретился с Президентом страны Реджепом Тайипом Эрдоганом и с председателем Парламента Турции Исмаилом Кахраманом.

Казахстан. Турция. ЕАЭС > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > inform.kz, 20 апреля 2018 > № 2575759


Сирия. США. Турция. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 20 апреля 2018 > № 2575745

Ударные переговоры: Москва защитит Асада через ООН

Лавров встретится со спецпосланником ООН по Сирии

Александр Братерский

Глава МИД России Сергей Лавров 20 апреля проведет встречу со спецпосланником ООН по Сирии Стаффаном де Мистурой. Это будут первые переговоры дипломатов после удара США по сирийским территориям 14 апреля. Стороны обсудят ситуацию в регионе после действий Вашингтона, а вот переговорный процесс, считают эксперты, в данной ситуации обсуждать вряд или представляется возможным.

В МИД России дают понять, что обсуждение ситуации, сложившейся после ракетных ударов США по Дамаску, станет одной из ключевых тем встречи российского министра иностранных дел Сергея Лаврова и спецпосланника ООН по Сирии Стаффана де Мистуры. «Будет комплексно рассмотрено положение дел в сирийском урегулировании и его перспективы, в том числе в контексте последствий агрессивной акции США и тех стран, которые поддержали их в этом незаконном мероприятии против Дамаска», — говорится в сообщении МИДа России.

Москва, без сомнения, будет ожидать от де Мистуры какого-либо заявления по итогам переговоров с осуждением атаки США.

Но сам де Мистура находится в сложной ситуации, так как должен продолжить дипломатические усилия по поиску мира в Сирии, несмотря на то что удары лишь усилили противоборство сторон конфликта.

Перед переговорами в Москве де Мистура побывал в Турции, где также обсуждал сирийскую ситуацию с президентом страны Реджепом Тайипом Эрдоганом. Известно, что Анкара, которая вместе с Тегераном и Москвой выступает гарантом мирного процесса в Сирии, поддержала удары США, Великобритании и Франции. Это осложняет переговоры между союзниками по урегулированию в Сирии.

Кроме того, спецпредставитель ООН посетит и Тегеран. У этого государства в последнее время усилился конфликт с Израилем — Тель-Авив опасается усиления иранского влияния в Сирии и периодически совершает атаки на иранские объекты в этой стране. Это ухудшает переговорные позиции Ирана как одного из участников тройки.

Несмотря на то что удары не ставили цель уничтожить режим президента Сирии Башара Асада, они усилили давление на сирийского лидера со стороны Вашингтона, Лондона и Парижа. При этом эти государства заявили, что по-прежнему привержены мирному процессу. После ударов по Сирии страны G7 сделали заявление, в котором говорилось, что все эти страны «остаются полностью приверженными дипломатическому решению конфликта в Сирии» и поддерживают деятельность спецпредставителя генсека ООН по Сирии де Мистуры.

Главный дипломатический процесс по урегулированию в Сирии идет в Женеве, где при посредничестве ООН проходят переговоры между представителями Дамаска и оппозиции, однако в последнее время процесс застопорился. На последних встречах в декабре 2017 года сторонам так и не удалось начать прямые переговоры. Сам спецпосланник ООН назвал тот момент «упущенной возможностью».

Параллельно женевскому процессу идет процесс в Астане, где Россия, Турция и Иран при посредничестве Казахстана также ведут межсерийские переговоры. Кроме того, в начале текущего года прошли переговоры и в Сочи с участием различных сил оппозиции — де Мистура присутствовал и на них.

Начать политический процесс в Сирии сегодня является главной задачей Москвы, однако удары США и их союзников внесли в него определенный диссонанс. Если часть наблюдателей за ситуацией считает, что Москва проявила мудрость, не вмешиваясь в конфликт с США, другие полагают, что Кремль показал свою слабость, поскольку атака была совершена против его союзника. Как считает ведущий эксперт Gulf State Analytics Теодор Карасик, встреча со спецпосланником ООН важна для российской стороны, которой необходимо задействовать эту организацию для недопущения новых атак по Сирии.

При этом ситуация сегодня обостряется. «Запад говорит, что могут быть новые химатаки. Россия будет давить на Асада не допустить их. Отец должен как следует наподдать своему сыну», — говорит Карасик.

В таких условиях довольно сложно говорить о продолжении переговорного процесса, так как стороны к ним просто не готовы. Общественное мнение в Сирии не воспримет каких-либо уступок со стороны Дамаска оппозиции. Что касается противников Асада внутри страны, то они могут, почувствовав слабость режима, начать выдвигать все новые требования.

«Сейчас, когда крупнейшие державы демонстрируют свое отношение к Асаду и свое стремление ослабить его режим, оппозиция несомненно будет подходить с еще большими запросами к перспективам переговоров. Мы будем видеть большую неуступчивость, большее желание получить то, что она бы не получила при другом раскладе», — отметила ранее в комментарии для «Газеты.Ru» эксперт клуба «Валдай», главный научный сотрудник Института востоковедения РАН Ирина Звегельская.

В этой связи от встречи де Мистуры с главой российского МИД Лавровым пока ждать нечегою «Женевских переговоров пока не планируется, Астаны тоже, так что повестка исключительно такая, чтобы затронуть те события, которые уже произошли», — говорит эксперт РСМД Юрий Бармин.

Как отмечает эксперт, сейчас — после взятия Гуты — «происходит перекалибровка позиций», а сирийские власти активно интересуется происходящим на юге страны — там, как ранее сообщил военно-дипломатический источник РИА «Новости», бойцы «Сирийской свободной армии» и «Джабхат ан-Нуcры» (запрещена в России) хотят создать автономию под патронажем США. Боевики, как рассказал российский представитель, могут начать атаку на силы Асада, используя подготовленную провокацию.

В свою очередь, американское издание The Washington Post излагает эту историю иначе. Как пишет издание, боевики, которые находятся на юге, опасаются удара со стороны правительственных сил и «большой войны». На юге Сирии проходит граница и с другим союзником США — Иорданией.

Сирия. США. Турция. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 20 апреля 2018 > № 2575745


Казахстан. Турция. Сирия. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Армия, полиция > kapital.kz, 20 апреля 2018 > № 2575742

Казахстан и Турция готовятся к встрече президентов двух стран

Визит Нурсултана Назарбаева в Анкару состоится летом

Министр иностранных дел Казахстана Кайрат Абдрахманов находится с официальным визитом в Турции. В центре переговоров в Анкаре — проработка содержательных вопросов предстоящего официального визита Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в Турцию летом этого года. Стороны также готовятся к заседанию Совета стратегического сотрудничества высокого уровня под председательством глав двух государств. Об этом сообщает пресс-служба министерства иностранных дел РК.

Кайрат Абдрахманова и глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу договорились в скором времени завершить согласование повестки дня и проектов документов, выносимых на подписание в рамках визита Президента Казахстана в Анкару. Также прорабатывается заключение ряда экономических контрактов. Наиболее перспективными сферами сотрудничества являются транспорт, сельское хозяйство, малый и средний бизнес, туризм. Казахстан заинтересован в развитии транспортно-транзитного потенциала двух стран.

Турция остается приоритетным инвестиционным партнером Казахстана. Правительства двух стран работают над реализацией договоренностей, достигнутых в ходе визита Президента Реджепа Эрдогана в Астану в сентябре прошлого года. Страны приняли экономическую программу «Новая синергия». В целом с участием турецких инвесторов реализовано 32 проекта в несырьевых секторах экономики на сумму 1,4 млрд долларов. Еще ряд компаний намерены выйти на рынок Казахстана.

В 2017 году товарооборот между Казахстаном и Турцией в сравнении с предыдущим годом вырос на 28% и составил 1,9 млрд долларов. Глава МИД рассказал об инициативах по модернизации казахстанской экономики, а также программе «Рухани жаңғыру». Интерес вызвало осуществление перехода казахского языка на латиницу.

Министры также обсудили подготовку саммита Совета сотрудничества тюркоязычных государств, а также деятельность Тюркской академии, базирующейся в Астане.

В ходе переговоров собеседники также выступили за дальнейшее укрепление Астанинского процесса по Сирии.

«В условиях продолжающегося конфликта в Сирии Астана остается единственной эффективной площадкой для достижения прекращения кровопролития в Сирии. Странами-гарантами — Турцией, Россией и Ираном — созданы трехсторонний механизм по мониторингу режима прекращения боевых действий, рабочая группа по обмену задержанными, передаче тел погибших и поиску пропавших без вести, подписан Меморандум о создании зон деэскалации. Сегодня Астанинский процесс нуждается не только в продолжении, но и большей международной поддержке во благо улучшения ситуации на местах. При этом мы все должны полностью поддерживать Женевскую площадку под эгидой ООН как платформу для политического урегулирования», — подчеркнул Кайрат Абдрахманов.

Казахстан. Турция. Сирия. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Армия, полиция > kapital.kz, 20 апреля 2018 > № 2575742


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 20 апреля 2018 > № 2575740

Отменить госзакупки из одного источника предлагают депутаты

По мнению мажилисменов, для предпринимателей должна создаваться конкурентная среда

Депутаты мажилиса предлагают законодательно отменить госзакупки из одного источника. Об этом сообщил руководитель рабочей группы по проекту Закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам государственных закупок и закупок субъектов квазигосударственного сектора» Валихан Кайназаров, передает корреспондент МИА «Казинформ».

«Первый вопрос связан с демпингом. Второй — касается того, что выигравшие конкурс компании могут не иметь никакой материально-технической базы и ресурсов. Третий — это закупки из одного источника. Вице-министр финансов Берик Шолпанкулов сказал, что приходят 7−8 компаний на конкурс, но их заявки отклоняются, и остается одна компания. Поэтому, эту норму мы предлагаем исключить, чтобы конкурс проходил, как конкурс, аукцион — как аукцион. Должна быть конкурентная среда. Четвертая — это вопрос о субподряде. В правительственном варианте говорится, что можно две трети объема работ передавать на субподряд. Зачем нам тогда конкурсы? Если передается две трети, то какую ответственность будет нести выигравшая компания. Вот четыре принципиальных вопроса, по которым у нас пока нет согласованной позиции», — сказал Валихан Кайназаров.

Депутат для иллюстрации неэффективности действующих антидемпинговых мер привел пример, когда одна компания выиграла конкурс на организацию питания военнослужащих, в два раза занизив цену. При этом качество питания военнослужащих прямо связано с вопросами национальной безопасности.

Как сообщил в своем докладе вице-министр финансов Берик Шолпанкулов, законопроектом предлагается установить порог снижения цен на конкурсе на уровне правил. Депутат Серик Кусаинов предложил прописать этот порог в Законе о госзакупках в размере 15 процентов. Депутат Валихан Кайназаров внес поправку об исключении из Закона подпункта 3) пункта 2 и пункт 3 статьи 29, которые предоставляют возможность заказчику, после признания конкурса несостоявшимся, осуществить закупку из одного источника.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > kapital.kz, 20 апреля 2018 > № 2575740


Япония > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 20 апреля 2018 > № 2574887

Японские оппозиционные партии бойкотируют парламент и требуют отставки Таро Асо

Японские оппозиционные партии бойкотируют заседания парламента после того, как правительство отвергло их требование об отставке министра финансов Таро Асо.

Правящая коалиция Либерально-демократической партии и партии Комэй заявляет, что все равно продолжит проведение заседаний.

Крупнейшая оппозиционная Конституционная демократическая партия и пять других партий требуют отставки Таро Асо.

Они желают, чтобы министр финансов ответил за сексуальные домогательства, совершенные высокопоставленным бюрократом, и за подделку официальных документов представителями министерства.

В пятницу оппозиционные партии встретились и подтвердили свое намерение добиваться отставки Таро Асо.

Они также потребовали призвать к присяге в качестве свидетелей ключевых фигур, связанных со скандалом о покровительстве, для того, чтобы установить правду и нормализовать деятельность парламента.

Большинство посетивших собрание женщин-парламентариев были одеты в черную одежду, в знак протеста против сексуальных домогательств высокопоставленного чиновника, который объявил о своей отставке на этой неделе.

Япония > Внешэкономсвязи, политика > nhk.or.jp, 20 апреля 2018 > № 2574887


Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > neftegaz.ru, 19 апреля 2018 > № 2587366

Европарламент готов начать переговоры с Советом ЕС о поправках к газовой директиве.

Европарламент готов начать переговоры с Советом ЕС по поправкам к газовой директиве ЕС.

Об этом пресс-служба Европарламента сообщила 19 апреля 2018 г.

Вести переговоры с Советом ЕС Европарламент будет на основе текста, одобренного комитетом парламента по энергетике, промышленности и исследованиям.

Возглавлять переговоры будет руководитель комитета Е. Бузек.

Напомним, что Еврокомиссии в ноябре 2017 г в ускоренном режиме подготовила поправки к газовой директиве ЕС.

Целью этих поправок заявлено распространение норм энергетического законодательства ЕС на все газопроводы на территории ЕС, которые идут из/в третьи страны.

В результате, требования 3го энергопакета ЕС должны быть распространены на морские участки газопроводов.

Т.е для этих газопроводов, по мнению ЕК, должны быть установлены недискриминационные тарифы на прокачку газа, обеспечен доступ третьих сторон к прокачке газа, разделение деятельности по продаже и транспортировке газа.

Более того, ЕК предложила, чтобы новые правила, в случае вступления в силу, коснулись бы не только будущих газопроводов, но и существующих.

Т.е под действие поправок попадет действующий магистральный газопровод (МГП) Северный поток и новый Северный поток-2.

Комитет Европарламента выработал свою позицию по данному тексту в конце марта 2018 г, предложив, в частности, ряд поправок.

Теперь представители стран ЕС в Совете должны согласовать свою единую позицию по предложенному ЕК законопроекту.

Когда это будет сделано, Совет ЕС и Европарламент начнут переговоры для поиска компромиссного варианта законопроекта.

Если к компромиссу удастся придти, то законопроект подлежит отдельному одобрению Европарламента и Совета.

А между тем, Nord Stream 2, оператор проекта Северный поток-2, ведет работу по получению разрешений на строительство газопровода.

Германия и Финляндия уже дали все необходимые разрешения на строительство, согласование идет в Швеции, Дании и России.

Приступить к строительству МГП Северный поток-2 Nord Stream 2 планирует летом 2018 г, так что вряд ли поправки к газовой директиве будут приняты до начала работ.

Впрочем, если поправки будут распространены на МГП Северный поток-2 задним числом, то Россия намерена защищать свои интересы в суде.

Это логично, поскольку решение о реализации этого дорогостоящего инвестпроекта принималась в условиях другого регулирования.

Но есть способ проще - изначально поправки к газовой директиве ЕС предусматривают механизм предоставления исключений.

В частности, такое право имеют страны, на территорию которых входит газопровод.

В случае с Северным потоком и Северным потоком-2 это Германия и за предоставлением исключения в случае чего дело не станет.

Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > neftegaz.ru, 19 апреля 2018 > № 2587366


Украина. Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilru.com, 19 апреля 2018 > № 2587202

Суд на Украине отказал Минюсту во взыскании с "дочки" "Роснефти" $26,8 млн.

Хозяйственный суд Луганской области отказал Министерству юстиции Украины во взыскании с компании "Линик", входящей в структуру "Роснефти", 26,8 миллиона долларов.

"В удовлетворении иска Министерства юстиции к частному акционерному обществу "Лисичанская нефтяная инвестиционная компания" о взыскании 705 миллионов 633 тысяч гривен отказать полностью", — заявила председательствующая судья Татьяна Косенко.

Мотивировочную часть вердикта она не огласила.

Судебный процесс против "Линик" (Лисичанского нефтеперерабатывающего завода) инициировал Минюст Украины после того, как компания "Агрокомплекс" добилась от государства возмещения 27 миллионов евро за неисполнение обязательств со стороны НПЗ.

В 90-е "Агрокомплекс" заключил несколько договоров с "Линик", однако предприятие нарушило условия контракта. Ликвидировать убытки за счет государства постановил Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

Киев исполнил это решение, а затем подал иск о взыскании с "Линика" 26,8 миллиона долларов в порядке регресса, чтобы компенсировать выплаты.

"Роснефть" получила Лисичанский НПЗ вместе с другими украинскими активами ТНК-ВР. Британская компания остановила предприятие еще весной 2012 года из-за убыточности.

Украина. Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilru.com, 19 апреля 2018 > № 2587202


Украина. Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > oilru.com, 19 апреля 2018 > № 2587199

Судебная энергетика. Киев решил добывать газ в европейских хранилищах.

Украина намерена добиваться исполнения вынесенного в конце февраля вердикта Стокгольмского арбитража о взыскании почти 2,6 миллиарда долларов с "Газпрома" и попытается конфисковать зарубежную собственность российской компании. Почему миссия может оказаться для Киева невыполнимой — в материале РИА Новости.

Недоходное дело

Глава Минюста Украины Павел Петренко в эфире телеканала ICTV сообщил, что все активы "Газпрома" на территории страны уже конфискованы.

Полтора года назад украинский суд в рамках так называемого антимонопольного дела принял решение о взыскании с российской компании за недопоставки топлива "Нафтогазу" компенсации на шесть миллиардов долларов. Пока Киеву удалось получить в общей сложности около 100 миллионов долларов.

Главной добычей стала компания "Газтранзит", 40% акций которой принадлежали российской корпорации. Киев присвоил дивиденды за 2016 год — 20 миллионов долларов.

Следующий этап — выявление должников российской компании на территории Украины. Министр считает необходимым обратить собственность этих предприятий и фирм в доход государства.

Комментируя ситуацию РИА Новости, сопредседатель киевского Фонда энергетических стратегий Дмитрий Марунич затруднился сказать, есть ли сегодня у "Газпрома" на Украине должники в принципе. "Допустим, что есть, но едва ли их долги сколько-нибудь значимы, иначе эти суммы уже были бы взысканы по антимонопольному делу", — предположил эксперт.

Поклон Европе

Теперь в Киеве делают ставку на конфискацию зарубежного имущества российской компании. "В иностранных юрисдикциях, в Европе у "Газпрома" очень много таких активов, которые легко конвертируются. Это газ в хранилищах, ценные бумаги, денежные средства на счетах", — утверждает глава Минюста.

Слово за европейскими партнерами, которые должны поддержать усилия Украины по исполнению вердикта Стокгольмского арбитража. Петренко ждет от них помощи в поиске и аресте активов "Газпрома".

Постановление Стокгольмского арбитража не служит основанием для действий судебных приставов в отношении имущества должника. Соответствующие санкции — компетенция судов тех стран, в которых находятся активы, пояснил РИА Новости представитель юридической фирмы "Хренов и партнеры".

Судьи должны проверить арбитражное решение по ряду оснований в соответствии с Нью-Йоркской конвенцией 1958 года. На это требуется от нескольких недель до нескольких месяцев. Однако выводы международного арбитража не подлежат пересмотру по существу.

"В данном случае риски для "Газпрома" достаточно высоки. Нужно учитывать, что решение Стокгольмского арбитража обязательно с момента вынесения. Обращение компании с заявлением о его отмене, а также новый иск никак не влияют на исполнение вердикта", — подчеркнул Костин.

Пожалуй, самый уязвимый зарубежный актив "Газпрома"— запасы голубого топлива в подземных газовых хранилищах Европы. Именно они, по мнению экспертов, могут быть арестованы в первую очередь.

Как этот механизм работает, Украина знает по своему опыту. В конце декабря 2017 года словацкий суд по иску итальянской компании Italia Ukraina Gas на основании вердикта Стокгольмского арбитража, вынесенного в декабре 2012 года, арестовал топливо, закупленное в Евросоюзе "Нафтогазом". Речь шла о долге в 21 миллион долларов.

По словам генерального директора Института национальной энергетики Сергея Правосудова, каждое лето в европейские ПГХ "Газпром" закачивает до пяти миллиардов кубометров газа. Резервы создаются на осенне-зимний период, когда из-за морозов резко возрастает потребление топлива.

Чтобы исключить риск потери этого актива, российская компания может отказаться от привычной схемы. Открытым остается вопрос, что будет с Европой, если зима выдастся морозной и газа физически не хватит потребителям.

Правосудов не исключает, что "Газпром" перенесет точку продажи газа на российскую границу. Арестовать топливо, принадлежащее немецкой или австрийской компании, у Киева уже не получится.

"Теоретически это возможно, но придется договариваться с покупателями и подписывать дополнительное соглашение", — подчеркнул собеседник РИА Новости.

Игорь Наумов.

Украина. Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > oilru.com, 19 апреля 2018 > № 2587199


Франция > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 19 апреля 2018 > № 2586600

Французский Сенат одобрил спорный закон о коммерческой тайне

Французские сенаторы проголосовали в первом чтении за закон о защите коммерческой тайны, призванный защитить предприятия от незаконного разглашения «чувствительной» для конкурентов информации. Об этом в четверг, 19 апреля, сообщает AFP. Закон вызвал резкую критику журналистов, правозащитников и антикоррупционных организаций.

Закон призван привести французское законодательство в соответствие с европейскими нормами, в нем дается определение информации, которая должна быть защищена от конкурентов, и предусматривается гражданская ответственность и размеры компенсаций в случае незаконного раскрытия коммерческой тайны компании. Вопреки мнению правительства, Сенат расширил определение охраняемой тайны, определив ее как информацию, имеющую «экономическую ценность».

Против принятия закона выступали французские журналисты, профсоюзы СМИ, а также многочисленные ассоциации по защите свободы слова и борьбе с коррупцией (Transparency International, Лига прав человека, Greenpeace и другие). В открытом письме журналистов и правозащитников на имя президента Макрона утверждается, что новый закон устанавливает принцип, по которому «секрет становится правилом, а свобода — исключением».

По мнению критиков закона, с его принятием станут невозможными публикации наподобие «Панамских архивов», LuxLeaks или «Медиатор» из-за того, что «информаторы» больше не рискнут передавать данные в СМИ под угрозой многомиллионных исков от компаний. Министр юстиции Франции Николь Беллубе называет закон «сбалансированным» и не видит в нем угрозы для общественных свобод.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > rfi.fr, 19 апреля 2018 > № 2586600


Вьетнам > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 19 апреля 2018 > № 2578787

18 апреля во второй половине дня в здании вьетнамского Правительства в Ханое премьер-министр страны Нгуен Суан Фук провёл рабочую встречу с руководством Верховного народного суда. На встрече были подведены итоги выполнения постановления о взаимодействии между Правительством Вьетнама, Верховным народным судом и Верховной народной прокуратурой в выполнении функций, задач и полномочий каждого органа в соответствии с законодательством страны.

Глава кабмина подчеркнул, что суды разных уровней играют центральную роль в правовой реформе, и фактически, их работа меняется к лучшему, что способствует повышению авторитета всей отрасли. Судебная отрасль Вьетнама вносит важный вклад в общие достижения страны.

Что касается конкретных направлений развития сотрудничества между Правительством Вьетнама и Верховным народным судом в ближайшее время, то премьер-министр Нгуен Суан Фук предложил двум органам более эффективно выполнять программу взаимодействия, в частности, активизировать примирение при рассмотрении гражданских дел.

В тот же день премьер-министр Вьетнама Нгуен Суан Фук провёл аналогичную рабочую встречу с Верховной народной прокуратурой.

Вьетнам > Внешэкономсвязи, политика > vietnam.vnanet.vn, 19 апреля 2018 > № 2578787


Куба > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 апреля 2018 > № 2578346

Куба не должна ассоциироваться только с братьями Кастро

Альфред Дэвис (Alfred Davies), El Espectador, Колумбия

Бывший консультант кубинского правительства, профессор Техасского университета Артуро Лопес-Леви (Arturo López-Levy), рассуждает о том, что будет происходить на Кубе после 19 апреля — начала новой эры с назначением на пост председателя Госсовета Кубы (главы государства) Мигеля Диаса-Канеля (Miguel Díaz-Canel). «Кубинский народ готов к переменам», — считает эксперт.

Куба готовится к исторической передаче власти в этот четверг. Начавшаяся вчера сессия Национальной ассамблеи народной власти Кубы (парламента) должна завершиться назначением главой государства Мигеля Диаса-Канеля. Профессор Техасского университета, специалист в области политики Латинской Америки и США, политический консультант кубинского правительства в период с 1992 по 1994 годы Артуро Лопес-Леви рассказывает о будущем Гаваны.

El Espectador: Какое наследие оставили братья Кастро?

Артуро Лопес-Леви: Братья Кастро возглавляли группу революционеров, которые пришли к власти в 1959 году. С уходом Рауля на смену этому поколению приходит другое. Кроме того, на международном уровне и, в частности, в США политика в отношении Кубы законодательно определялась как направленная не конкретно на эту страну, а только на двух человек: Фиделя и Рауля Кастро. Сейчас есть возможность пересмотреть эту стратегию. Это уже пытался сделать Барак Обама в 2015 году, но администрация Дональда Трампа восстановила статус-кво.

- Изменится ли политика США в отношении Кубы?

— Для этого есть предпосылки. Законодательство США, а именно некоторые статьи Закона Хелмса-Бертона (Helms-Burton Act), так называемого «Закона о свободе» определяют политику в отношении Кубы как обусловленную режимом Фиделя и Рауля Кастро. Теперь США может проводить политику непосредственно в отношении страны. Куба, ее экономика, общество, политика не должны ассоциироваться только с братьями Кастро.

- Какую роль будет играть Рауль Кастро после передачи полномочий?

— Думаю, что Рауль попытается вести себя так же, как и Фидель, после перехода власти к Раулю. Он хочет быть советником или посредником при передаче полномочий. Новый глава государства не будет иметь влияния на людей, которые делали революцию с братьями Кастро, и пока не получит контроля над Коммунистической партией и вооруженными силами Кубы. Думаю, что Рауль Кастро не намеревается осуществлять чрезмерный контроль над своим преемником ни играть роль наставника, который будет вмешиваться во все начинания нового лидера страны. Надо посмотреть, как будет способствовать Рауль Кастро передаче власти в рамках Коммунистической партии (от поколения революционеров новому поколению). Говорят, что Мигель Диас-Канель должен стать председателем Госсовета и Совета министров, но лидером Коммунистической партии он автоматически не становится. И неизвестно, назначат ли его первым секретарем этой партии в 2021 году или ранее.

- Что можно ожидать от Мигеля Диаса-Канеля в качестве лидера Кубы?

— Думаю, что он будет играть роль транснационального лидера, попытается скоординировать взаимоотношения и сохранять единство внутри кубинского правящего класса. Не думаю, что он окажется реформатором, запустит множество реформ или начнет проводить новую политику, которая приведет к смене режима. Это может произойти только в случае кризиса, но не думаю, что такая вероятность высока, если не произойдет экономического коллапса.

— Какие первоочередные задачи встанут перед новым лидером?

— Думаю, что он продолжит курс на реализацию реформ, уже согласованных кубинской политической элитой. Эти реформы пока не были осуществлены по причине отсутствия консенсуса в отношении их последовательности и способа воплощения в жизнь. Речь идет о создании нового имиджа страны, децентрализации в экономике, развитии оптового рынка, легализации среднего и мелкого бизнеса.

- Куба готова к назначению нового лидера?

— Мне кажется, что кубинский народ готов к назначению нового главы государства и к изменениям, озвученным на шестом съезде Коммунистической партии. Многие считают, что реформы осуществляются слишком медленно, и высказывают беспокойство по поводу промедления в передаче власти поколением революционеров новому поколению. Неправильно, что у власти до сих пор остается такая большая группа пожилых людей. Одна из пользующихся наибольшей популярностью политических реформ предполагает ограничение времени пребывания лица на посту главы государства: будущий лидер и его последователи смогут избираться максимально на два срока. Многие думают, что революция и Куба дорого заплатили за долгое управление страной своими лидерами с 1959 года.

- Что изменится во внешней политике Кубы?

— К сожалению, Мигель Диас-Канель, будучи вице-президентом Госсовета, был очень мало представлен на международной арене. Нужно было думать об этом раньше. Что касается внешней политики, я бы сказал, что кубинские дипломаты являются профессионалами своего дела, Куба имеет дипломатические представительства практически в каждой стране Западного полушария, включая малые страны Карибского бассейна. Думаю, что Куба продолжит играть важную роль в Латинской Америке. Несмотря на это, Куба периодически будет вступать в разногласия с правительствами правого толка некоторых государств, испытывающими идеологические проблемы, например, с правыми и правоцентристами Чили, представленными Христианско-демократической партией (Partido Demócrata Cristiano), члены которой не могут прийти к единой концепции в интерпретации прав человека, протестуя против кубинского режима. С назначением нового главы государства не должны ухудшиться взаимоотношения Кубы с Бразилией, Мексикой и Колумбией, где Гавана успешно выступила в качестве гаранта мирного урегулирования. В том, что касается взаимоотношений со странами Африки, ситуация еще лучше, позиции Кубы в этом регионе достаточно сильны. Не думаю, что что-то изменится в сотрудничестве Кубы с южноафриканскими государствами, например, с ЮАР, где находится очень компетентный кубинский посол, с Анголой и другими странами Африки к югу от Сахары. Взаимоотношения Кубы с Китаем и Россией могут улучшиться, они уже нормализовались. Китай заинтересован в проведении реформ, ориентированных на развитие рынка, не отказываясь пока от модели однопартийного государства.

- А как будет развиваться ситуация с урегулированием кризиса в Венесуэле, которая является важным союзником Кубы?

— Здесь могут возникнуть проблемы, но не по причине смены главы кубинского государства, а из-за самой ситуации в Венесуэле. Это очень важный фактор, который может отрицательно сказаться на экономике Кубы. Многие говорят об энергетической зависимости Кубы от Венесуэлы, так как Гавана получает 100 тысяч баррелей венесуэльской нефти ежедневно. Но в глобальном плане это не очень много, есть и другие страны, способные обеспечить Кубу такими объемами нефти.

Куба > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 апреля 2018 > № 2578346


США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 19 апреля 2018 > № 2578331 Джеймс Коми

Интервью Джеймса Коми главному ведущему «Эй-Би-Си Ньюс» Джорджу Стефанопулосу

ABC News, США

Главный ведущий «Эй-Би-Си Ньюс» Джордж Стефанопулос взял интервью у бывшего директора ФБР Джеймса Коми, которое покажут в эфире в воскресенье 15 апреля 2018 года в специальном выпуске программы «20/20», перед выходом книги Коми «A Higher Loyalty» (Преданность высшего свойства). Ниже приводится запись этого интервью.

Джордж Стефанопулос: Спасибо за то, что сделали это.

Джеймс Коми: О, я с удовольствием. Спасибо, что пришли.

— Начнем с простого. Зачем вы написали эту книгу?

— Я — я не собирался писать книги. Но я решил, что эту написать должен, чтобы попытаться принести пользу. Такова была моя цель после отставки — принести пользу. И я подумал, что могу оказаться полезным, если предложу людям, особенно молодежи, свою точку зрения на то, каким должно быть руководство, и как оно должно рассматривать ценности, ставя их во главу угла. И поэтому…

— Вы излагаете качества нравственного лидера. Каковы они?

— Прежде всего, этот человек осознает, что в центре его руководства должны находиться непреходящие ценности. Работает ли он в правительстве, в частном секторе, возглавляет ли он университет — этот человек должен быть сосредоточен на таких понятиях, как честность, справедливость и, прежде всего, правда. Он должен понимать, что правда важна.

— Складывается такое ощущение, что в основе этой книги лежит тревога. Вы считаете, что мы живем в опасное для нашей страны время?

— Да, думаю, это так. А я весьма осторожен в выборе слов. Сначала, когда я употребил слово «опасный», у меня это вызвало обеспокоенность. Я подумал: «Может, это преувеличение?» Это вызвано не тем, что…

— Почему нет?

— Меня беспокоит, что нормы, лежащие в основе нашей страны… Мы как американцы можем спорить и драться в вопросах продажи оружия, налогов, иммиграции, и мы всегда это делали и делаем. Но нас объединяет набор норм. И самое важное — это правда. «Мы считаем правду самоочевидной», — ведь так гласят наши основополагающие документы, верно? Правда — третье слово в этом предложении. Таковы наши основы. И если мы их утратим, если мы прекратим требовать от наших лидеров верности правде, то в кого мы превратимся? И в этот момент я начал волноваться. По сути дела, в опасности оказываются сами основы нашей страны, когда мы прекращаем давать оценку своим лидерам по главному мерилу — по главной ценности, какой является правда.

— А мы утрачиваем эти основы?

— Да, отчасти. Но как мне кажется, сила нашей страны в том, что мы это превозможем. Да, этой норме будет нанесен вред. Но я в книге сравниваю президента Трампа с лесным пожаром. Ущерб он нанесет величайший. Нанесет ущерб всем этим важным нормам. Но лесной пожар дает возможность прорасти полезным растениям, у которых до пожара не было никакого шанса.

— И как это получится?

— Получится двояко. Во-первых, мы перестанем бесчувственно относиться к тому, что правду каждый день попирают. Мы придем к выводу, что на это нужно обращать внимание, потому что наш сегодняшний курс — это прямая дорога к утрате правды как главной ценности нашей страны. Поэтому каждый из нас должен постоянно в этом участвовать и бить тревогу, когда видит, что правда в опасности, когда видит ложь. И далее, как я уже сказал, мы должны быть вовлечены, мы не должны проявлять равнодушие. Американский народ должен выступить на улицах, на участках для голосования и сказать: «Да, мы во многом не согласны друг с другом. Но у всех у нас есть нечто общее, что исключительно важно для нашей страны. И наши лидеры обязаны соответствовать этим ценностям.

— А откуда такое название — «Преданность высшего свойства»?

— Что ж, отчасти заголовок взялся из моей странной беседы с президентом во время ужина в Белом доме в январе прошлого года, когда он попросил меня как директора ФБР проявить личную преданность к нему. Но я должен быть предан американскому народу и институтам власти. Более того, я всю свою жизнь старался быть лучше как руководитель, старался понять, что важно в руководителе, в лидере. Изучая тех лидеров, которые намного лучше меня, я осознал, что руководитель должен хранить верность и преданность чему-то более высокому, нежели вещи срочного политического порядка, более высокому, чем популярность. Мы должны думать: «Каковы ценности того института, в котором я работаю, каковы ценности страны, о которой я забочусь?»

— Вы смотрите на свою 40-летнюю карьеру, вы как Зелиг современных правоохранительных органов (герой одноименного фильма, способный перевоплощаться в разные личности, принимать облик любого, с кем он окажется рядом — прим. перев.).

— Я человек выдающийся, потому что длинный. Меня видно на любой фотографии…

— Ну, это далеко не все. Вы боролись с мафией, с Мартой Стюарт (предприниматель и телеведущая, оказавшаяся в тюрьме из-за мошеннических действий — прим. перев.), вы оказались в центре громкого скандала из-за слежки властей, из-за пыток. Какие важные уроки вы извлекли из всего этого?

— Важный урок из всего этого? У меня была странная и замечательная карьера. Не знаю, где я оказался в итоге всех этих случаев. Но один урок я извлек. Когда ты оказываешься в трудной ситуации, и у тебя в голове кричат громкие голоса, ты должен подняться над всем этим и задать вопрос: «Что же самое важное в конечном итоге? За что выступает этот орган власти? За что выступает моя страна?»

Это помогает более четко и ясно видеть и понимать, что правда важна, что честность важна. Это нравственные ценности, и они непреходящи. Когда-нибудь тебе придется объяснять своим внукам, что ты сделал и почему, и это будет очень важно. Мои внуки не поймут, как люди злились на меня, как вице-президент США говорил мне, что из-за меня умрут люди.

Они захотят узнать следующее: «Какая у тебя была путеводная звезда? Почему ты принимал такие решения?» И я надеюсь, что смогу ответить: «Потому что я не спешил и думал о том, что имеет значение. За что выступает мое ведомство, и за что выступает моя страна».

— В самом начале карьеры вы участвовали в судебном преследовании крупных мафиозных фигур. Это как-то повлияло на ваше формирование?

— Ну, это был колоссальный опыт, настоящее образование — взгляд изнутри на Коза-Ностру, мафию — как в США, так и на Сицилии. С этим пришло осознание того, что мафия — это такая же организация, как и все прочие. Что у нее есть руководитель, есть мелкие сошки, есть ценности и принципы. Это абсолютно безнравственная организация. Это прямая противоположность нравственному руководству.

Но в то время я этого не знал. Однако эта работа сформировала у меня убежденность в том, что правда должна занимать центральное место в нашей жизни. И что руководство должно сосредоточить свое внимание на важных нравственных ценностях, а не на том, что хорошо для главного начальника, или как добиться того, что хорошо для главного начальника, дать ему то, что он хочет.

— Правда должна занимать центральное место в нашей жизни. И в деле Марты Стюарт тоже?

— Да. Поначалу я ненавидел это дело Марты Стюарт.

— Почему?

— Я не хотел иметь к нему никакого отношения. В то время у нас было много других громких дел. Дело телекоммуникационной компании «УорлдКом», дело «Аделфии», дело «Энрона». Мы старались расследовать случаи корпоративного мошенничества и обмана, масштабного обмана, и подать американскому народу сигнал, что система не прогнила, что богатым это мошенничество не сойдет с рук. Это очень трудная и очень важная работа.

Посреди всего этого, в этих делах были люди, скажем, один знаменитый человек, который во время следствия по инсайдерской торговле по всей видимости солгал. Вначале я отреагировал на это так: «Ну, это пустяки, мелочи. Это отвлечет внимание. Люди начнут бросать в меня камни. Более того, это отвлечет нас от другой работы, которой мы занимаемся».

Люди этого не понимают, но я очень сильно сомневался и едва не отказался от дела против Марты Стюарт, потому что она была богатая и знаменитая. Но я тогда решил, что если бы это был другой человек, любой простой человек, то его все равно следовало бы привлечь к ответственности. Сделать такой вывод мне помогло дело, которое я вел в Ричмонде против одного проповедника-афроамериканца, будучи там федеральным прокурором.

Этот человек лгал нам во время следствия. Я умолял его: «Пожалуйста, не лгите нам, потому что если вы будете лгать, мы привлечем вас к уголовной ответственности». А он все равно солгал. В итоге нам пришлось вынести ему приговор, и он на год с лишним отправился в тюрьму. А я стоял в своем кабинете на Манхэттене — я помню этот момент — смотрел на Бруклинский мост и думал: «А ведь никто в Нью-Йорке, кроме меня, не знает этого человека по имени».

«И почему к Марте Стюарт должно быть иное отношение, нежели к тому человеку?» Причина одна: потому что она богатая и знаменитая, и потому что меня за это будут критиковать. Правда имеет значение в системе уголовной юстиции. А раз она имеет значение, то мы должны привлекать к ответственности людей, которые лгут в процессе следствия.

— Вы не лжете следователям, вы не лжете под присягой?

— Это невозможно, так как в этом случае будет нарушено верховенство права. Было время, когда люди боялись попасть в ад, если принесут присягу именем Бога, а потом нарушат ее. Сегодня мы отошли от этого. Но вместо такого страха должен быть страх перед тем, что если ты солжешь, а власти убедительно докажут твою ложь, они привлекут тебя к ответственности, дабы подать пример всем остальным, кого могут привлечь в качестве свидетелей. Надо говорить правду. Это чрезвычайно важно.

— Вы упомянули, что вице-президент Чейни один раз сказал: «Из-за того, что вы сейчас делаете, умрут люди». Разъясните, в чем тут дело?

— Дело было в западном крыле Белого дома, в комнате для сотрудников. Я тогда работал в Министерстве юстиции, был человеком номер два, заместителем генерального прокурора. Мы в то время вели с Белым домом спор о том, имеются ли законные основания для прослушивания и слежки, которые президент поручил организовать в Соединенных Штатах АНБ.

И мы пришли к выводу — точнее, очень умные юристы, работавшие у меня, пришли к выводу, и я с ними согласился, что у нас нет законных оснований активно участвовать в такой деятельности. Поэтому мы решили отказаться от такого участия. Состоялась встреча, на которой меня пытались убедить передумать. Там председательствовал вице-президент. Он сидел во главе стола.

Я сидел от него по левую руку. Он посмотрел мне в глаза и сказал: «Из-за того, что вы делаете, умрут тысячи людей». Что он имел в виду? А вот что. Поскольку вы заставляете нас прекратить эту программу слежки из-за отсутствия для нее законных оснований, умрут люди.

Моя реакция была такой, и я сказал ему: «Это не на пользу. Да, это вызывает у меня горькие чувства. Я не хочу, чтобы люди умирали. Я всю свою жизнь посвятил защите невинных людей. Но я должен сказать то, что может подтвердить Министерство юстиции, что мы считаем законным. И то, что вы хотите другого, или что это важно, не меняет суть закона. И я — я не могу поменять свою точку зрения. В комнате сгустилась напряженность, и я почувствовал, откровенно говоря, что меня могут раздавить как виноградину. Но я не мог поступить иначе. Не было другого пути. Закон совершенно ясен. И как я, будучи одним из руководителей Министерства юстиции, могу подписаться под чем-то, что не имеет под собой законных оснований? Поэтому мы настаивали на своем.

— Тот же самый вопрос привел к ставшему знаменитым столкновению в больничной палате тогдашнего генерального прокурора Джона Эшкрофта (John Ashcroft). Вы поспешили к нему в палату. Зачем?

— Да, это так. Думаю, это было на следующий день после встречи с вице-президентом Чейни, когда я направлялся домой и ехал по Конститьюшн-авеню. Слева от меня стоял памятник Вашингтону. Справа находился изгиб дороги, откуда можно было увидеть Белый дом. И тут зазвонил телефон.

Звонили от генерального прокурора, моего начальника Джона Эшкрофта. Он был в реанимации. Очень, очень серьезно болел, лежал в госпитале Джорджа Вашингтона. Номер набрал руководитель его аппарата, и он сказал, что хотя мы заявили Белому дому, будто не можем заверить данное решение, на самом деле я исполняю обязанности генерального прокурора и имею такое право, но мы не можем одобрить это беззаконие. Поэтому это дело надо прекратить.

Он звонил, чтобы предупредить, что президент направил в реанимационное отделение госпиталя Джорджа Вашингтона двоих своих главных помощников, юридического советника Белого дома и руководителя аппарата, чтобы те поговорили с генеральным прокурором. Поэтому я повесил трубку и сказал водителю: «Эд, я должен немедленно попасть в госпиталь Джорджа Вашингтона».

Ему достаточно было услышать тон моего заявления. Он тут же включил сирену, маячки и погнал машину в госпиталь так, будто это было состязание Национальной ассоциации гонок. Мы остановились перед входом. Я выскочил из машины вместе с телохранителями, забежал в госпиталь и поспешил вверх по лестнице. Лифт ждать не стал, потому что времени не было. Мне надо было как можно скорее добраться туда, чтобы ужасно больного человека не заставили подписать что-то такое, что он был неправомочен подписывать — ведь я исполнял обязанности генерального прокурора.

— И что в итоге, он не подписал?

— В итоге он повел себя исключительно. Я попал в госпитальную палату до них. Я постарался сориентировать генерального прокурора о месте и времени. Он как будто не понимал меня. В конце концов, этот человек был смертельно болен, он посерел и лежал в кровати в полубессознательном состоянии. Тогда я сел рядом с ним и подвинулся к нему как можно ближе.

Все это время с другой стороны постели стояла жена Эшкрофта, и она не отпускала его руку. А я ждал. За мной стояли два человека из моего аппарата. Я не знал, что один из них все это время делал записи. И тут входят руководитель аппарата Белого дома и советник. Они принесли с собой конверт. Они попытались убедить Джона Эшкрофта утвердить данную программу, которую, по его словам, нельзя было продолжать, так как она не имела под собой законных оснований.

Они начали с ним говорить. И тут он меня поразил. Эшкрофт приподнялся на локтях и обругал их. Она сказал, что его ввели в заблуждение, что он не понимал, что они делают. Они лишили его в момент острой необходимости юридического совета. Тут он в изнеможении опустился на подушку. А потом сказал: «Но все это не имеет никакого значения, потому что я не генеральный прокурор». Он указал пальцем на меня и заявил: «Вот генеральный прокурор». Эти люди даже не посмотрели на меня. Они просто развернулись. Один сказал: «Поправляйтесь», и они вышли из палаты.

— В книге вы описываете один произошедший после этого эпизод, эмоциональный момент между Робертом Мюллером и Эшкрофтом.

— Да. Когда мы мчались на машине как на гонках к госпиталю, я позвонил Бобу Мюллеру, который в то время был директором ФБР. Он был на ужине в ресторане вместе с семьей. Я рассказал ему о случившемся. Он следил за этим конфликтом с Белым домом. ФБР было ключевым участником этой программы.

Мнение Боба Мюллера было таково: «Если (нецензурное выражение) Министерство юстиции не может найти для этого законных оснований, то ФБР в этом никак не участвует». Как вы, наверное, знаете, ФБР это отдельная организация, но она находится в структуре Министерства юстиции. Так что я позвонил Бобу и рассказал о происходящем. Я хотел, чтобы он знал об этом, из-за его положения, авторитета и возможностей. Мы не были близки, мы не были друзьями в плане какого-то там общения. Но я знал, что он смотрит на это дело так же, как и я. И еще я знал, что его положение, его опыт, его вес будут очень важны. И он заявил: «Я сейчас приеду».

Он тоже поспешил в госпиталь. Добрался он туда уже после того, как люди из Белого дома покинули реанимацию. Он появился спустя несколько мгновений. Он стоял там, потом наклонился к этому тяжело больному человеку и сказал ему, что в жизни каждого наступает момент, когда Всевышний подвергает его испытанию. А потом он заявил: «Вы сегодня прошли это испытание».

А я… это был по-настоящему тяжелый момент. Меня захлестнули эмоции, когда я это услышал. И я почувствовал, что закон восторжествовал. Закон удержался. Для меня это было как сон. Мы стоим в госпитальной палате, высокопоставленные чиновники добиваются от смертельно больного генпрокурора, чтобы он что-то подписал. Но это был не сон. А закон не был нарушен.

— В той же самой администрации — у вас был скандал из-за пыток, из-за того, являются они обоснованными и законными или нет. И там был весьма примечательный момент с вашей женой Пэтрис. Она не знала всех подробностей того, что вам пришлось пережить, но она сказала что-то такое…

— Да, сказала, и на самом деле, это вызвало у меня небольшое раздражение. Я очень ее люблю. И она делает замечательные комментарии. Она не знала, над чем я работаю, но видела в новостях весь этот скандал, как обращаются с заключенными в американской тюрьме Абу-Грейб в Ираке.

А еще было очень много новостей и дебатов о том, занимается или нет американское правительство пытками. Она это знала, а еще она знала о том, что на меня оказывается колоссальное давление. Это было уже после той баталии со слежкой. И как-то раз Пэтрис мне сказала: «Не будь сторонником пыток». А я ей: «Ну, ты ведь знаешь, я не могу с тобой разговаривать на такие темы».

А она ответила: «А я и не хочу разговаривать. Просто не будь сторонником пыток». А потом она время от времени это повторяла. А я с тех пор говорил ей: «Слушай, это не очень-то полезно, твой голос как эхо звучит все время у меня в голове». Она хотела сказать вот что: «Будь выше этого и помни, что когда-нибудь тебе придется объяснять внукам, как ты себя вел».

— Вы до сих пор думаете, что это не очень-то полезно?

— О, нет, это пошло на пользу. Да и в тот момент это было на пользу. Но в тот момент это вызвало у меня раздражение, потому что я хотел сказать: «Ты понятия не имеешь, насколько сложны все эти юридические вопросы. Ты понятия не имеешь, что конгресс в американском уголовном кодексе дает иное толкование пыткам, не такое, как их понимаешь ты и я. Поэтому не надо говорить: «Не будь сторонником пыток». Я не хочу им быть. Но как юрист я должен говорить: «Вот что означает правовая норма». И есть очень многое, что может оказаться приемлемым по этим нормам права. Есть много вещей, которые могут оказаться пыткой, хотя ни один нормальный человек их таковыми не считает.

— Объясните это всем, кто нас смотрит в стране, так как мне кажется, что людям это сложно понять. Вы действительно не можете говорить со своей женой о работе?

— Не могу. И это создает дополнительный стресс. Так действуют правила. А правила таковы, что если ты имеешь дело с засекреченными материалами, то обсуждать их ты можешь только с людьми, обязанными о них знать по работе и имеющими соответствующий допуск. А у моей супруги нет ни того, ни другого. Ну, раз она не работает вместе со мной в правительстве и над этим конкретным вопросом.

Но поскольку мы любим друг друга, и она всю жизнь является моей советчицей, ей и не надо было ничего знать о тех секретных вопросах, над которыми я работал. И у нее не было соответствующего допуска. Она исключительно надежный человек, но соответствующего допуска не имеет.

Но во время всех этих слежек и пыток она знала, что меня что-то беспокоит во сне. Что-то заставляет меня приезжать вечером домой очень поздно, что-то заставляет уезжать рано утром. Она могла только догадываться, в чем причина. Что касается борьбы по вопросу слежки, она не могла даже догадываться, так как все было совершенно секретно. Что касается борьбы по вопросу о пытках, то она могла иметь некое представление, так как видела это в новостях.

— В самом начале книги вы… вы пишете о том, что знаете — книгу могли расценить как проявление тщеславия.

— Да.

— И что вас в этом беспокоит?

— Ну, именно поэтому я никогда не собирался писать книги. Мне всегда казалось, что это некая попытка потешить собственное эго. А я всю жизнь боролся со своим самомнением, ощущая, что не должен влюбляться в собственную точку зрения. Так что борьба с самомнением и ощущение того, что мемуары есть попытка удовлетворить свой апломб, убедили меня, что книг я писать не буду.

И я уверен, что мои друзья по колледжу и по юридическому факультету сейчас смеются и говорят: «Ага, а вот он и написал книгу». Я никогда не хотел писать мемуары. И я надеюсь, что люди будут читать мою книгу из-за того, что я хотел принести пользу. Это не мемуары. Я не включил в книгу огромное множество моментов из своей жизни, важных моментов. Но я постарался отобрать то, что относится к руководству, дабы попытаться объяснить, в том числе, через допущенные мною ошибки, что я думаю о нравственном руководстве, и каким оно должно быть.

Я не идеальный руководитель. И вообще — я считаю, что идеальных руководителей не бывает. Но из работы с великолепными людьми, из своих собственных допущенных в жизни ошибок, из совместной работы с людьми, которые не являются эффективными руководителями, я вынес собственные суждения о том, какими должны быть лидеры. И именно об этом я постарался написать в книге.

— Как вы говорите, никто не идеален. А что Джеймс Коми может рассказать по душам о Джеймсе Коми, в чем он может его упрекнуть?

— Сколько у нас времени? Ага. По душам о себе самом? Эго у меня в центре внимания. С самого детства у меня было такое чувство уверенности в себе, переходящее в самоуверенность. Я знал, что кое в чем достаточно хорош. И есть опасность, что уверенность в себе превратится в спесь, высокомерие, и тогда я уже не смогу признавать свои ошибки и то, что другие люди соображают в том или ином вопросе лучше меня.

Думаю, это основное мое беспокойство о себе самом. Это чрезмерная самоуверенность, могущая привести к завышенной самооценке, к узости мышления. Я всю свою жизнь пытаюсь оградиться от этого. Прежде всего, я женился на человеке, который в любой момент может мне сказать что угодно. Я окружил себя людьми, которые режут правду-матку и говорят: «Нет, нет, притормози. А об этом ты подумал? А о том?»

— Так что вы не будете против неудобных вопросов, ведь вы сами написали об этом.

— Я должен их выслушивать, должен на них отвечать, если меня больше всего тревожит то, что… что я могу убедить себя в собственной правоте и непогрешимости, если у меня в окружении нет людей, которые будут пробивать насквозь мою самоуверенность, показывая, что я могу принять неправильное решение, могу допустить большую ошибку.

С возрастом начинаешь понимать, что сомнение — это не недостаток, не слабость. Сомнение это достоинство, сила. Важно всегда, вплоть до принятия решения, помнить о том, что ты можешь ошибаться. И очень важно уметь сказать это себе самому. Но не менее важно, чтобы люди вокруг тебя постоянно тыкали тебя, подталкивали, указывали тебе пальцем.

— Еще одна короткая глава в вашей карьере, когда вы участвовали в сенатском расследовании компании «Уайтуотер» по делу Клинтонов. Что именно вы делали?

— Я пять месяцев работал штатным юристом в специальной комиссии банковского комитета, которая вела расследование «Уайтуотер». Моя задача была в том, чтобы расследовать самоубийство чиновника из Белого дома, который был заместителем юридического советника в Белом доме.

— Винс Фостер?

— Да, его имя Винс Фостер. Я должен был выяснить, не взял ли кто-то документы из его кабинета, чтобы использовать их ненадлежащим образом. Я проработал там всего пять месяцев. У нас с Пэтрис была личная трагедия. У нас родился вполне здоровый мальчик, Коллин Коми. Я к тому времени проработал в следственной группе пять месяцев. К несчастью, он умер от инфекции, которую можно было предотвратить. Поэтому я ушел оттуда и не вернулся.

— А позже вы участвовали в предъявлении обвинения, или по крайней мере, в расследовании того, не сделал ли Билл Клинтон что-то неподобающее, когда помиловал Марка Рича.

— Верно. Когда после 11 сентября я стал прокурором на Манхэттене, мне от моей предшественницы Мэри Джо Уайт досталось следствие по делу о том, не было ли каких-то элементов коррупции в помиловании, которое президент Клинтон предоставил беглецу Марку Ричу и его защитнику Пинкусу Грину.

Этих парней обвинили в налоговом мошенничестве и в торговле с врагом. Они бежали в Швейцарию и прожили там много лет. А президент Клинтон, когда уходил со своего поста, помиловал их, и это был из ряда вон выходящий случай.

На самом деле, я не знаю ни единого случая, когда беглеца от правосудия помиловали бы. И ФБР вместе с прокуратурой начали расследовать, не было ли каких-нибудь обещаний о пожертвованиях для Библиотеки Клинтона или чего-то еще, чтобы эти люди были помилованы. И я, как новый босс на Манхэттене, курировал это расследование.

— И что вы выяснили?

— Мы пришли к заключению, что для предъявления обвинений по этому делу улик недостаточно. Поэтому мы его закрыли.

— Сделали ли вы из этого расследования какие-то выводы о Клинтонах, о Хиллари Клинтон?

— Нет.

— Вообще никаких?

— Нет. Прежде всего, я ни разу с ней не встречался. И у меня были очень ограниченные задачи. За пять месяцев работу по делу «Уайтуотер» я занимался в основном Винсом Фостером и его аппаратом. Один из главных вопросов следствия заключался в том, не просила ли кого-нибудь тогдашняя первая леди Хиллари Клинтон забрать документы из его кабинета. Я не помню, каким было заключение, но я лично никакого вывода о ней не сделал.

То же самое и с помилованием. Я был изумлен, узнав о том, что президент Клинтон помиловал Марка Рича. Что получается? Президент США помиловал беглеца от правосудия, даже не спросив мнение прокуратуры и следствия? Это меня шокировало. Но ни к какому мнению о Хиллари Клинтон я не пришел.

— Но что вы думали о Хиллари Клинтон до начала следствия по делу об электронной переписке?

— Она мне казалась умным человеком, очень трудолюбивым. Была сенатором, имела репутацию очень трудолюбивого человека — опять же, я сужу об этом по средствам массовой информации. Упорно трудилась на посту госсекретаря. Вот, собственно, и все.

— И вдруг 6 июля 2015 года начинается рассмотрение дела о ее электронной почте. Что сделали вы?

— В начале июля генеральный инспектор разведывательного сообщества (этот человек ищет и расследует случаи мошенничества, растрат, злоупотреблений служебным положением и нарушений стандартов в разведывательном сообществе) направил несекретное представление в Министерство юстиции и в ФБР, в котором выразил обеспокоенность тем, что Хиллари Клинтон, пользуясь персональным сервером, который находился у нее дома в подвале, могла нарушить правила обращения с засекреченной информацией. Это было в начале июля. Я этим не занимался. Вскоре после этого ФБР начало уголовное расследование. Не знаю, когда оно было начато. Я был…

— Это было ниже вашего уровня?

— Да. ФБР — это огромная организация. Дело было возбуждено в обычном порядке нашим контрразведывательным управлением. Со временем о нем мне начал докладывать заместитель директора, который является старшим агентом в этой организации. И он рассказал мне, что мы начали уголовное расследование против Хиллари Клинтон.

— Но ведь о таких вещах докладывают довольно быстро, не правда ли?

— Да, да. Я просто говорю, что не знал — я не знал до… Насколько мне помнится, я не знал до того, как они завели дело, что они его завели, но ничего предосудительного в этом…

— И это не вы отдавали распоряжение о начале расследования…

— Верно. Верно.

— Расскажите, о чем именно там шла речь, что вы искали?

— Вопрос стоял так: не было ли ненадлежащего обращения с засекреченной информацией. То есть, не говорил ли кто-то о засекреченной информации за пределами той системы, где положено вести такие разговоры? Не передавал ли кто-то документы с грифом секретности людям, которые не должны их получать?

Предстояло выяснить, не использовала ли госсекретарь Клинтон этот персональный домен электронной почты для ведения служебной переписки как госсекретарь. Она не пользовалась государственной электронной почтой. А еще генеральный инспектор поднял вопрос о том, не общалась ли она и ее окружение в процессе работы на секретные темы с использованием незасекреченной системы электронной почты?

Засекреченная информация может быть разного уровня: низшего — для служебного пользования, следующего уровня — секретная, и совершенно секретная — это самый высокий уровень. И существуют правила относительно электронной переписки о такой информации, а также относительно того, где можно говорить о ней. Вопрос стоял так: общались ли они посредством незасекреченной системы на те темы, о которых нельзя переписываться через такую систему?

— И это произошло почти сразу после знаменитого дела с участием генерала Дэвида Петреуса, который нарушил правила обращения с секретной информацией. Тогда завели дело, начали расследование. Со временем он стал давать показания. Как вы знаете, многие из ваших критиков-консерваторов говорят, что дело Дэвида Петреуса было намного менее серьезным, чем дело Хиллари Клинтон. Тем не менее, вы решили не предъявлять ей обвинение. Ответьте, почему?

— Как мне кажется, дело Дэвида Петреуса было весьма серьезным. Он был директором ЦРУ. У него был роман с женщиной, с писательницей, которая собиралась написать о нем книгу. Он брал домой и хранил в рюкзаке тетради с записями о неких государственных секретах деликатного содержания. На них стоял гриф высшей степени секретности, потому что среди прочего там были записи разговоров с президентом Обамой о программах особого доступа. А это самые охраняемые у нас секреты.

А он передал эти тетради той женщине, которой не нужно было знать об этих материалах, и которая не имела соответствующего допуска. И еще он разрешил ей сфотографировать страницы, содержащие совершенно секретную информацию. А когда ФБР допрашивало его об этом, он солгал. Так что это явный случай умышленных неправомерных действий со стороны человека, отвечающего за секреты страны на посту директора ЦРУ, в том числе, по отношению к огромному объему совершенно секретной информации. А еще там было препятствование следствию.

Так что все было вполне серьезно. Я думаю, что генералу Петреусу следовало предъявить обвинение не только в нарушении правил обращения с секретной информацией, но и во лжи ФБР. Это был удар в самое сердце нашего правосудия. В итоге тогдашний генеральный прокурор Эрик Холдер решил, что Петреусу следует предъявить обвинение только в неправильном обращении с секретной информацией.

— А еще — еще вы пишете, что с самого начала знали о том, что дело против Клинтон вряд ли передадут в суд. Некоторые ваши критики, и в том числе, президент Трамп, считают, что вы предвзято отнеслись к этому делу.

— Да. Есть какое-то непонимание того, как ФБР рассматривало это дело. Люди забывают, что на самом деле я не вел это расследование. Я руководил организацией, которая вела это расследование. Люди не знают, как ведутся такие дела в мире контрразведки. А в этом мире неправильное обращение с засекреченной информацией расследуется. И мы уже 50 лет знаем, какие дела Министерство юстиции будет рассматривать и принимать в производство.

Оно будет рассматривать такие дела как дело Дэвида Петреуса. Но оно вряд ли будет поддерживать обвинение, если вы не сможете доказать, что человек типа Петреуса точно знал, что он действует в нарушение правил. Если нет свидетельств препятствования правосудию и предательства США, указаний на шпионаж.

Без этого мы имеем просто небрежность, случай крайней небрежности в обращении с секретной информацией. А такие нарушения влекут за собой административное наказание. По таким случаям обвинения не предъявляют, и дела в суд не передают. Я полвека занимаюсь такими делами. Я не знаю ни единого дела, где бы человека привлекли к суду за небрежность, причем даже за крайнюю небрежность. Когда заводится такое дело, вся эта история нам уже известна.

Поэтому следователи знали, что если они не найдут нечто неопровержимое, типа бесспорного доказательства, если они не смогут сказать госсекретарю Клинтон, что ей не следовало так поступать, или если она признается в этом, или если появятся признаки препятствования следствию, то тогда дело вряд ли будет передано в суд.

<…>

— Итак, Министерство юстиции скомпрометировало себя. Какова причина?

— А причина такая. Я должен говорить об этом крайне осторожно. В начале 2016 года американское разведывательное сообщество получило секретную информацию о том, что есть материал, вызывающий вопросы относительно того, не контролирует ли меня и ФБР Лоретта Линч (бывший генеральный прокурор США — прим. перев.), и не информирует ли она штаб Клинтон о ходе нашего расследования.

Скажу, что я в это не верю. Я не верю, что это правда. Но был материал, с которого, как мне известно, через несколько десятков лет снимут гриф секретности, и тогда у историков возникнет вопрос: «Гм, нет ли в этом чего-то странного? Не могла ли Лоретта Линч оказывать содействие штабу Клинтон и следить за тем, что делало ФБР?»

Опять же, это была неправда. Но был и материал, который после снятия с него грифа секретности в будущем мог указать на это. Все изменилось, на мой взгляд, когда это будущее превратилось в завтра. Дело было в середине июня. Тогда российские власти, действуя через подставных лиц и организации, начали сливать украденные материалы, украденные у организаций, связанных с Демократической партией США. Внезапно меня осенило, что это будущее, в котором с материалов снимут гриф секретности, вполне может наступить уже завтра. Опять же, хотя я в это не верил, материал был вполне реальный. Я не знаю, было ли правдой то, что в нем содержалось. Но он мог позволить людям, партийным активистам и их сторонникам, аргументированно заявлять, что следствие велось неправильно…

— А вы это расследовали?

— Да.

— И что вы нашли?

— Мы не нашли доказательств, что это соответствует действительности.

— Боже. Итак, вы не нашли доказательств, что это соответствует действительности. И тем не менее, вы называете это причиной, по которой вы решили самостоятельно…

— Одной из причин.

— Одной из причин. Не бросает ли это тень на генерального прокурора, необоснованную тень на генерального прокурора?

— В определенном смысле, да. Ну, то есть, мне нравится Лоретта. Я уважаю ее даже сегодня. В определенном смысле это было несправедливо по отношению к ней. Но когда ты руководишь таким институтом как Министерство юстиции, важно то, что думают люди. Вера и доверие людей — это для Министерства юстиции все.

Так что правда это была или нет, но сам факт того, что все выйдет наружу, и люди смогут говорить, что с этим расследованием происходит нечто ужасное, потребовал большей прозрачности. Я не говорю, что это правда. Но поскольку это подрывает доверие к нашей работе, надо было реагировать, надо было показать людям нашу работу. Опять же, политика Министерства юстиции позволяет это. Разница заключалась в разделении между ФБР и Министерством юстиции. Этот материал — конечно, я говорю о нем осторожно, потому что с него еще не снят гриф секретности — он стал еще одной гирей на чаше весов. И произошло это прямо перед…

— К-каким образом?

— Электронная почта Клинтон…

— Да, я хотел бы поговорить об этом…

— Показала…

— Через пару секунд. Но я понимаю, что вы не можете об этом говорить, хотя я читал об этом. Я думаю, об этом читали очень многие в нашей стране. Речь идет об электронных сообщениях и о служебных записках, которые обнародовали русские. ФБР известно, что это мусор. Почему же тогда вы позволили этому мусору повлиять на данное решение?

— Да, здесь есть для меня подвох, потому что… потому что ФБР сказало мне, что я обязан говорить об этом очень осторожно, так как материал до сих пор засекречен. Но я могу сказать, что это вполне реальный и основательный материал. Содержание вполне реальное. Другой вопрос — соответствует ли оно действительности. Опять же, насколько мне казалось, оно не соответствовало действительности.

Я… я не вижу никаких свидетельств того, что Лоретта Линч пыталась влиять на ход расследования в интересах штаба Клинтон или как-то направлять меня. Насколько я могу судить об этом, она держалась от него на расстоянии. Однако суть в том, что я знал о наличии материала, который мог в любой момент стать достоянием гласности, и тогда люди смогли бы весьма убедительно сказать, что здесь дело нечисто.

— Но ваша обязанность… в этом случае вы должны были встать и сказать: «Нет, ничего подозрительного здесь нет. Я это знаю. Я это расследовал. Я это изучал. Это неправда».

— Ну, конечно, если бы я мог это сделать. Но я не мог, с учетом правил обращения с секретной информацией. Вместо этого я мог предложить американскому народу необычайную прозрачность процесса расследования. Я мог сказать: «Вот что мы сделали, вот что мы выяснили, вот что мы думаем об этом. Вы можете нам доверять, поскольку мы показываем вам свою работу». Опять же, политика Министерства юстиции разрешает это в необычных случаях.

Да, это было досадно, это обескураживало. Я уверен, Лоретта Линч была недовольна появлением этого материала. Но на мой взгляд, мы должны были сделать нечто необычное, чтобы показать американскому народу нашу прозрачность и открытость. А потом в конце июня наступила кульминация.

— Да, через минуту мы дойдем до этого. Еще один, последний вопрос. «Нью-Йорк Таймс» привела слова бывших сотрудников Министерства юстиции, которые заявили: «ФБР не нашло доказательств, связывающих Линч и автора документа. Оно убеждено, что Коми был нужен предлог, дабы оказаться в центре внимания».

— Смотрите, я… я понимаю, почему люди так говорят. Но это просто неправда. Я рассказываю вам, как мы оценивали эту информацию. У нас не было оснований верить в правдивость сказанного в том документе. Ну, что Лоретта Линч связывалась со штабом Клинтон и контролировала нас. Но нет никаких сомнений, что это дало бы людям возможность утверждать, что именно так оно и есть.

<…>

— Пока все это происходило, ФБР начало расследование в отношении штаба Трампа. Почему?

© AP Photo, Alex Brandon

Бывший директор ФБР Джеймс Коми в сенате

— Ну, ради ясности постараюсь объяснить. Мы начали расследование в попытке узнать, есть ли какие-то американцы, связанные тем или иным образом со штабом Трампа и сотрудничающие с Россией в рамках ее усилий по оказанию влияния на наши выборы. И в конце июля ФБР получило информацию о том, что такие люди есть, а именно, что это советник по внешней политике по имени Пападопулос, работающий в штабе Трампа.

— Джордж Пападопулос.

— Да. Это человек, который говорил с кем-то в Лондоне о том, чтобы получить от русских компромат на Хиллари Клинтон. Они делали это в рамках своих попыток повлиять на нашу кампанию… э-э… на наши выборы. Это было важно, потому что задолго до этого появилась открытая информация о наличии у русских материала, который они собираются обнародовать. И они начали сливать его в середине июня.

Поэтому мы, наше контрразведывательное подразделение в конце июля начало расследование в попытке выяснить… мы знали, что русские пытаются вмешиваться в наши выборы. И мы хотели узнать, кто из американцев сотрудничает с ними, кто пытается им помочь.

— Вы также обратили внимание на Картера Пейджа, который работал со штабом Трампа.

— Верно.

— И что вас в нем беспокоило?

— То же самое. Мы хотели выяснить, не сотрудничает ли он так или иначе с русскими в рамках их кампании по оказанию влияния на наши… наши выборы. Мы постоянно слышим слово «сговор». По работе мне это слово незнакомо. Вопрос был в другом. Не замышляет ли кто-то, не помогает ли, не содействует ли русским в достижении их цели, которая заключается во вмешательстве в американские выборы? Вот на чем сосредоточилось контрразведывательное расследование.

— Какое воздействие Стил… так называемое досье Стила… оказало на расследование ФБР? Оно как-то повлияло на начало этого расследования?

— Нет. Как я уже говорил, информация, вызвавшая начало расследования, была о Пападопулосе, и появилась она в конце июля. ФБР до этого не получало никакой информации из так называемого досье Стила, насколько мне известно. Поэтому расследование было начато независимо от досье Стила.

— Итак, ФБР расследует факты российского вмешательства в нашу кампанию, пытаясь выяснить, не сотрудничали ли с русскими в рамках такого вмешательства те или иные люди, связанные с президентом Трампом. Что вы об этом думаете? Вы видели, как президент Трамп призывал русских обнародовать переписку Хиллари Клинтон; вы видели, как он отказывается критиковать Владимира Путина.

— Это те самые вопросы, которые мы сами задавали. Не сотрудничает ли кто-то из штаба Трампа тем или иным образом напрямую с русскими? Здесь все было неоднозначно, и могло иметь двоякий эффект, так как президент призывал опубликовать переписку.

Можно утверждать, что это указывает на наличие у них тайного канала связи с русскими. Либо же можно утверждать, что они близки с русскими, и что есть связи, которые мы в состоянии обнаружить. Это совершенно очевидно представляло для нас интерес, но мы к тому времени уже начали расследование.

— А как насчет нежелания критиковать Владимира Путина?

— Я не знаю, что за этим стоит. Ну, то есть… это озадачивает даже после того, как Трамп стал президентом, так как я обнаружил, что он не хочет критиковать его даже в неофициальной обстановке, в частном порядке. Я могу понять президента, который принимает геополитическое решение и говорит: «Я не должен публично критиковать лидера враждебной нам страны по такой-то и такой-то причине». Но я обнаружил, что президент Трамп отказывается делать это даже неофициально, без свидетелей. Я не знаю, почему он так поступает.

— Впервые вас проинформировали о досье Стила в августе 2015 года. Какое вы составили мнение о нем?

— В своей основе это совпадало с другой информацией, которую мы собрали в ходе расследования. То, что русские предпринимают массированные попытки вмешательства в наши выборы, преследуя при этом три цели: запятнать американскую демократию, чтобы она перестала быть светочем для других стран во всем мире; навредить Хиллари Клинтон, к которой Владимир Путин испытывает личную ненависть; и помочь Дональду Трампу стать президентом.

Эти утверждения составляют основу досье Стила, и из других источников мы уже знали, что это правда. Так что содержание этого досье в своей основе соответствовало нашим представлениям. Информация была от надежного источника, обладавшего солидной репутацией и опытом, который заслуживал доверия и пользовался уважением в спецслужбах союзников на всем протяжении своей карьеры. Нам было важно понять, что мы можем исключить, а что должны включить, и в чем мы можем удостовериться.

— То есть, вы считаете, что этот документ заслуживает доверия?

— Ну, источник определенно вполне надежный. Нет сомнений, что у него была целая сеть источников и их источников, которые имели возможность узнавать и сообщать такую информацию. Но мы обычно подходим к таким делам как бы с чистого листа, пытаясь выяснить, что мы можем подтвердить. Этот человек, заслуживающий доверия, говорит, что информация достоверная. Хорошо. Значит, мы можем продублировать эту работу, дабы убедиться, что и мы в состоянии разработать эти источники.

— Знали ли вы тогда, что в самом начале эту работу финансировали политические оппоненты президента Трампа?

— Да, мне как-то сказали, что эту работу первоначально финансировал некий республиканец, попросивший найти компромат на Дональда Трампа. А когда процесс выдвижения в Республиканской партии закончился, данную работу стала финансировать некая группа, связанная с демократами, которые тоже пытались найти компромат на Трампа. Я так и не узнал, что это были за группы, но мне известно, что когда работа начиналась, ее оплачивали республиканцы, а потом ее стали оплачивать демократы.

— Итак, в августе и сентябре в администрации Обамы шли активные дебаты: что можно раскрыть о действиях России, что можно раскрыть о вашем расследовании. Расскажите об этом подробнее.

— Да, но не про вторую часть. На самом деле, это было не так уж и сложно — сообщать или нет о том, что мы начали контрразведывательное расследование против небольшого количества американцев. Все дело в том, что тогда еще было слишком рано. Мы не знали, что у нас есть, и мы не хотели показывать, что изучаем этих людей.

Так что мы действовали в соответствии со своей политикой. Опять же, это дело очень сильно отличалось от дела Хиллари Клинтон, которое началось с публичного представления в суд. Все знали, что мы изучаем ее электронную почту. А когда мы спустя три месяца подтвердили это, никакой опасности для расследования не было.

На сей раз все было иначе. Нам не хотелось, чтобы эти американцы знали о наличии у нас подозрений в том, что они сотрудничают с русскими. Дело в том, что мы должны были добраться до сути и расследовать эту историю. Поэтому обсуждался несколько иной вопрос, вопрос довольно трудный: что мы должны рассказать американскому народу о вмешательстве русских в наши выборы?

Попытки навредить нашей демократии, навредить Хиллари Клинтон и помочь Дональду Трампу. Что с этим делать? Один из обсуждавшихся в то время вариантов состоял в следующем. Мы должны в некоторой степени обезопасить американский народ, сказав ему: «Русские пытаются влиять на вас. Вы должны знать об этом и учитывать это, когда будете смотреть новости и видеть разные подходы к тем или иным вопросам».

— Мы… мы знаем, что республиканцы в сенате очень активно возражали против открытости. Но в какой-то момент вы добровольно решили изложить все на бумаге?

— Да. Мне кажется, это было в августе. Я добровольно вызвался сделать это. Помню, я тогда сказал, что немного устал от своего независимого мнения по разным вопросам из-за той выволочки, которую я получил после 5 июля. Но на встрече с президентом я заявил: «Я готов высказаться на эту тему, чтобы помочь обезопасить американский народ, чтобы сделать ему профилактическую прививку».

Но я также понимаю, почему это такой трудный вопрос. Потому что когда ты объявляешь, что русские пытаются вмешиваться в наши выборы, ты можешь им помочь в осуществлении задуманного, в достижении их целей. Не будет ли подорвано доверие к нашим выборам, если президент Соединенных Штатов или кто-то из его высокопоставленных руководителей заявит об этом открыто?

«Понравится ли русским то, что вы это сделали?» Тогда я написал статью в колонке мнений одной ведущей газеты, которая изложила все, что происходит. Не про расследование, потому что это была слишком деликатная тема, и разглашать ее было нельзя, а про то, что русские уже здесь, и что они мешают нам. И что они и в прошлом этим занимались. И они не стали ловить меня на слове. А администрация Обамы продолжала обсуждение до начала октября.

— Вы пишете, что на президента и его администрацию повлияло их предположение о том, что Клинтон победит.

© AP Photo, Chase Stevens

Артисты переодетые в образы Хиллари Клинтон и Дональда Трампа развлекают толпу во время выборов в Лас-Вегасе

— Думаю, что так. На самом деле, я слышал, как президент говорит, и я написал об этом в книге, что «Путин поставил не на ту лошадь». То есть, мы работали в такой обстановке, где все опросы общественного мнения показывали, что у Дональда Трампа нет шансов. Поэтому, как мне кажется, президент хотел сказать: усилия русских напрасны, а поэтому зачем нам им помогать, рассказывая о их деятельности, раз их работа не достигнет цели?

— И тогда у людей появились бы основания усомниться в результатах голосования.

— Верно. Дональд Трамп уже тогда говорил: «Если я проиграю, это будет означать, что система нечестная». А если бы администрация Обамы открыто заявила, что русские пытаются помочь избранию Дональда Трампа, то это полностью соответствовало бы его заявлениям типа «Видите, я же вам говорил! Говорил, что вся система сфальсифицирована, что нельзя доверять американскому демократическому процессу». И тогда русские достигли бы своих целей.

— Но через какое-то время администрация все-таки заявила, что выявила факты российского вмешательства. И это вызывает у меня недоумение. Я… я озадачен. И еще. Когда они решили выступить с совместным заявлением комитетов по разведке, вы как директор ФБР отказались его подписывать. Почему?

— Из-за нашего подхода к этой ситуации в преддверии выборов. Может, вы слышали об этом — есть важная норма, с которой я жил всю свою карьеру на государственной службе. Это неписаная норма — подчиняться. Но если у тебя есть возможность избежать этого, ты не должен в преддверии выборов предпринимать никаких действий, могущих повлиять на них.

Я имею в виду ФБР и Министерство юстиции. Итак, нас в октябре попросили подписать заявление, в котором говорилось: «Русские вмешиваются в наши выборы». На мой взгляд, и на взгляд ФБР, было уже слишком поздно. И мы могли избежать вредных действий.

Потому что цель уже была достигнута. Американский народ уже знал об этом, потому что многие руководители из правительства говорили об этом с прессой, и кандидаты тоже об этом говорили, члены конгресса об этом говорили. Так что прививка уже была сделана, а на дворе стоял октябрь. И мы решили поступить в соответствии со своей политикой, которая гласит, что по мере возможности нам надо избегать действий. И мы это не подписали.

<…>

— Вы решили скрыть то обстоятельство, что ведете расследование на предмет возможных связей штаба Трампа с Россией. Вы скрыли это, дабы не дать ему повод сказать: «Ага, здесь все подтасовано».

— Ну нет. Это не относится к расследованию контрразведки по небольшому числу американцев. На самом деле, выбор был несложный, поскольку следствие было засекречено и продолжалось. Мы не хотели разглашать секретную информацию и делать намеки. Но вы правы — в том плане, какое решение принял президент Обама о том, как говорить о российском вмешательстве в американские дела.

Он сказал мне об этом на той встрече, о которой я рассказывал. Он сказал: «Путин поставил не на ту лошадь». Он явно думал: «Я не хочу это разглашать с учетом того, что Трамп все равно проиграет. А так возникнет впечатление, что я положил свой палец на весы и повлиял на результат».

— Вы уже не один раз об этом сказали. Вы считаете, что в этом нет ничего зазорного. Но ваши критики говорят, что это явный, явный двойной стандарт. Вы раскрыли информацию о Хиллари Клинтон; вы скрыли информацию о Дональде Трампе. Это помогло Трампу победить на выборах.

— Да, я понимаю. Я понимаю, почему они так говорят. Но я бы хотел попросить их сделать шаг назад и взглянуть на два дела в ретроспективе. Дело об электронной почте Хиллари Клинтон, которое началось с публичного представления. Все было публично, они вели следствие против самого кандидата. А контрразведка в ходе своего расследования пыталась выяснить, действовала ли маленькая группа в интересах Трампа. Мы не вели следствие против Дональда Трампа.

Контрразведка пыталась выяснить, не взаимодействовала ли небольшая группа американцев с русскими. Мы только начали это расследование. Мы не знали, есть ли у нас хоть что-то. Поэтому было бы жестоко и несправедливо по отношению к этим людям открыто говорить на эту тему. И это поставило бы под угрозу все расследование.

И как я уже говорил, Министерство не соглашалось рассказывать об этом вплоть до марта, ограничиваясь лишь высказываниями самого общего содержания. Поэтому я надеюсь, что критики — я понимаю их первоначальную реакцию. Это кажется непоследовательным. Но если не спешить и внимательно посмотреть на два этих дела, то станет ясно, что они очень сильно отличаются друг от друга. И они иллюстрируют то правило, которому мы следуем.

<…>

— Итак, вы не захотели менять важные решения. О чем вы сожалеете?

— Ну, я сожалею о многом. Я сожалею о том, что создал всю эту путаницу и причинил боль тем, как описывал поведение Клинтон; что заставил людей идти всевозможными окольными путями. Я глубоко сожалею о том, что участвовал во всем этом, но это было неизбежно.

А еще я сожалею, что у меня не было возможности подробно все объяснить. Сказать: «Мы делаем то-то и то-то». У меня был такой шанс, единственный шанс, когда я выступал за закрытыми дверями перед всем сенатом, где сенатор Франкен… мы… я пришел туда, чтобы поговорить о России.

Но сенатор Франкен поднял руку и сказал: «А нельзя ли поговорить о слоне в комнате? Что вы сделали с Хиллари Клинтон?» Тогда я повернулся в сторону лидера сенатского большинства Макконнела, который вел заседание, и сказал: «Я могу отвечать на этот вопрос?» А он ответил: «Да, можете не спешить и подробно все рассказать».

Поэтому я ответил и изложил все, что мы сделали. «Смотрите, вот где я был 5 июля и почему. А вот 28 октября». А сенатор Франкен прервал меня и буквально заорал: «Но вы ничего не нашли!» А я ему ответил: «Сенатор, у вас склонность воспринимать события как более предсказуемые, чем они есть на самом деле».

Теперь я знаю, что ничего не нашел. Но надо вернуться вместе со мной в 28 октября. Сесть там рядом со мной. Что бы вы сделали? Я вижу две двери. Я не могу найти дверь, где написано: «Никаких действий не предпринимать». Рассказать? Это было бы ужасно. Скрыть? Это была бы катастрофа«.

<…>

— Вспомним январь 2017 года. Разведывательное сообщество и ФБР сделали заключение о том, чем занималась Россия во время выборов. И вам надо было пойти и рассказать обо всем избранному президенту. Но для начала, за день до…

— Да.

— За день до этого вы проинформировали президента Обаму. Расскажите нам об этом.

— Конечно. Это было 5 января в Овальном кабинете. Директор Клэппер, директор национальной разведки, руководитель ЦРУ, руководитель АНБ и я встретились с президентом Обамой, с вице-президентом Байденом и с их командой национальной безопасности. Мы расселись в Овальном кабинете возле камина.

Президент и вице-президент сидели в креслах спиной к камину, а я сидел немного справа, так что президенту надо было поворачиваться немного влево, чтобы видеть меня. Директор Клэппер сидел посередине и докладывал о выводах из совместной оценки разведывательного сообщества и о заключениях по действиям России.

Было много вопросов, особенно о том, что надо делать, чтобы не допустить такого в будущем, вопросов об источниках и о многом другом. Он сообщил, что это совместная оценка, что спецслужбы говорят об этом с высокой степенью уверенности. Это очень необычно. Услышать от аналитиков из… из разных ведомств, что русские это сделали, что их цель состояла в том, чтобы очернить американскую демократию, навредить Хиллари Клинтон и помочь с избранием Дональда Трампа.

Мы намеревались пойти дальше. На следующее утро он рассказал об этом «банде восьми», в состав которой входят лидеры палаты представителей и сената, руководители комитетов по разведке, спикер, лидеры большинства и меньшинства с обеих сторон. А затем мы направились в Нью-Йорк, где проинформировали избранного президента и его команду.

<…>

— На том совещании вы также обсуждали с президентом информацию из досье Стила об избранном президенте?

— Да, директор Клэппер рассказал президенту и вице-президенту, что есть дополнительный материал, что он от надежного источника, и что мы включили его в приложение к докладу. Этот материал мы выделили особо, не включив его в сам доклад, но он был достаточно достоверен, и мы подумали, что он должен составить часть доклада.

Там были скабрезные детали, относящиеся к утверждениям о сексуальных похождениях Трампа до того, как он стал кандидатом. И президент спросил… президент Обама спросил: «Что вы планируете делать с этим материалом?»

Клэппер рассказал о нашем решении — что директор Коми встретится с избранным президентом с глазу на глаз после того, как мы проинформируем его и его команду об общих выводах. Встретится и поговорит конфиденциально, потому что это весьма деликатный вопрос.

— Так сказал Клэппер. А что на это ответил президент Обама?

— Он не сказал ни слова. У президента Обамы бесстрастное выражение лица. Он просто повернулся вот так, немного влево, посмотрел на меня, а потом снова перевел взгляд на директора Клэппера. Не сказал ни слова, но подал мне этакий молчаливый сигнал. Я могу ошибаться, так как не очень хорошо знаю, когда и по какой причине президент Обама поднимает брови. Но это был сигнал сочувствия и обеспокоенности. Типа «Удачи вам». И… и все.

— А выбор какой-то был? Зачем это делать — если это было непристойно, и если эта часть досье не нашла подтверждения, на тот момент не нашла подтверждения?

— Да, когда меня отправили в отставку, она не была подтверждена.

— Зачем тогда говорить ему?

— Потому что мы, разведывательное сообщество, в том числе, ФБР, знали эту информацию о проститутках в России. СМИ сообщили нам о том, что намерены это опубликовать. А еще были две особые причины. У нас в контрразведке, если у противника есть компрометирующая информация на кого-то, и он может ею воспользоваться, то мы должны сказать человеку, который может подвергнуться шантажу, что мы в правительстве уже знаем об этом, и что он не сможет это скрыть, когда на него станут оказывать давление.

И второе. Он станет президентом США и главой всей исполнительной власти. Как можем мы, руководители разведывательных ведомств, зная что-то лично о нем, о чем также знают русские, не рассказать ему об этом, особенно если это может стать достоянием гласности? Поэтому нам показалось вполне логичным, что мы должны рассказать ему. И откровенно говоря, логичнее всего было рассказать ему об этом один на один, хотя мне такая идея не понравилась. Вот так мы и решили это сделать.

— Итак, вы все на следующий день отправились в Нью-Йорк, это было 6 января, на встречу в Башню Трампа. Вы получили еще одно предупреждение — от министра внутренней безопасности.

— Да, я написал об этом в книге. Джей Джонсон, с которым мы дружим с конца 80-х, когда работали федеральными прокурорами на Манхэттене, он позвонил мне после встречи с президентом Обамой в Овальном кабинете. Джей присутствовал на встрече, и он просто хотел сказать, что его беспокоит этот план — чтобы я один на один рассказал избранному президенту об этом материале.

Я ответил ему: «Меня он тоже беспокоит». А он спросил: «Ты когда-нибудь встречался с Дональдом Трампом?» Я ответил, что нет. Джей тогда сказал: «Будь осторожен, Джим, будь крайне осторожен». Это как раз то, что мы ценим в своих друзьях. Они говорят такое, что на самом деле не помогает, а лишь заставляет еще больше нервничать, и тяжесть в желудке ощущается еще сильнее. Но Джим позвонил — не знаю, звонил ли он по просьбе президента Обамы — и озвучил это президентское поднятие бровей.

— Что в данном контексте означали слова «Будь осторожен»?

— Ну, я не знаю. Я поблагодарил своего друга, но мне его предупреждение не помогло. Я воспринял это так, что мне следует тщательно подбирать слова. Не говорить больше, чем необходимо, постараться изложить суть дела, добиться своей цели и затем убраться оттуда. Вот как я это расценил.

— И когда вы в тот день направились в Башню Трампа, вы нервничали?

— Да.

— Чего еще вы боялись?

— Ну, я собираюсь встретиться с человеком, который меня не знает, которого только что избрали президентом США. Судя по всему, по тому, что я увидел во время кампании, Трамп может быть неуравновешенным. А я собираюсь поведать ему о слухах, будто бы он занимался сексом с проститутками в Москве, а русские все записали, и теперь могут оказывать на него давление.

А еще меня тревожило то, что избранный президент может подумать: ага, это ФБР решило меня достать. По моему личному опыту, люди обычно переносят собственное мировоззрение на других. И хотя я не намеревался загонять Дональда Трампа в угол, у меня возникла такая мысль, что с учетом его отношения к миру он может подумать, будто я играю в Гувера и пытаюсь прижать его, оказать на него давление. Поэтому я был встревожен — ведь я мог не только испортить отношения с президентом, но и, что гораздо важнее, создать ситуацию, когда президент и ФБР окажутся в состоянии войны еще до его инаугурации.

— Итак, вы поехали на лифте на самый верх Башни Трампа. Опишите эту сцену.

— Мы прошли через задний вход, вход в жилую зону. Мы постарались пройти незаметно, чтобы нас не увидела пресса. Мы поднялись наверх и встретились в конференц-зале, где-то в штаб-квартире «Организации Трампа». Это был конференц-зал со стеклянной стеной, и там повесили большой и плотный занавес, чтобы закрыть это окно-стену.

© РИА Новости, Алексей Филиппов | Перейти в фотобанк

Вид на Трамп-тауэр в Нью-Йорке

Я вошел туда вместе с директором ЦРУ, с директором АНБ и с директором национальной разведки. Мы стали дожидаться избранного президента. Маленький конференц-зал, он показался мне каким-то обыкновенным и заурядным. Спустя несколько минут вошел он, избранный президент Трамп, вошел вместе с новым вице-президентом и со своей командой национальной безопасности.

Они группой уселись за стол. Часть из них села рядом с нами, а другая часть напротив. У меня за спиной был занавес. Директор Клэппер вел встречу, делая это точно так же, как и за день до этого на Капитолийском холме с участием президента Обамы.

— Вы впервые встретились с Дональдом Трампом. Какое у вас сложилось впечатление?

— Мне показалось, что он выглядит точно так же, как и на телеэкране, разве что он показался мне менее рослым, чем в телевизоре. А в остальном он был точно такой же. Почему я это говорю? Потому что большинство людей на экране выглядят иначе, чем в жизни. Не знаю, хорошо это или плохо, но он выглядел точно так же, как и на экране.

— То есть?

— У него — большое впечатление производили его тщательно зачесанные волосы, казалось, что они все его. Признаюсь, я смотрел на них довольно пристально и подумал: «У него по утрам уходит уйма времени на прическу, но она впечатляет». Галстук у него был слишком длинный, как всегда. Вблизи он казался немного оранжевым, и у него под глазами были такие маленькие белые полумесяцы — думаю, от очков для солярия. А в остальном он выглядел точно так же, как и на экране телевизора, так мне показалось.

— Вы даже заметили, какого размера у него ладони?

— Да. Я пишу об этом в своей книге, потому что стараюсь быть честным, и потому что кое-кто высмеивает его за размер рук. Подробности я не помню, помню лишь, как пожал ему руку, и мне показалось, что ладони у него обычного среднего размера.

— А потом был брифинг. Что вы им рассказали, какова была их реакция?

— Директор Клэппер все изложил, как я уже говорил, сделав это точно так же, как и на встрече «банды восьми». «Вот что попытались сделать русские. Они попытались навредить нашей демократии, навредить Хиллари Клинтон, они попытались добиться вашего избрания». Мы… он говорил об этом вполне конкретно. «Мы не проводили анализ американской политики, потому что разведывательное сообщество этим не занимается», — сказал Клэппер.

«Мы не обнаружили никаких последствий для подсчета голосов, и мы не можем представить свое мнение о том, повлияли ли как-то усилия русских на результаты голосования». Он все это изложил, и президент Трамп задал свой первый вопрос — избранный президент Трамп задал свой первый вопрос. Он попросил подтвердить, что никакого воздействия на выборы это не оказало.

Директор Клэппер объяснил еще раз. «Нет, мы не проводили такой анализ. Мы не выявили российских манипуляций с подсчетом голосов. Мы не проводили анализ эффективности их усилий по воздействию на голосование, по изменению настроений электората».

А потом, к моему удивлению, беседа пошла о пиаре, о том, как команде Трампа позиционировать то, что она может сказать об этом. Они прямо в нашем присутствии заговорили о черновике пресс-релиза. Меня это просто поразило, ведь разговор еще не был закончен.

Разведывательное сообщество занимается разведкой, Белый дом занимается пиаром и политтехнологиями. И как я объяснил в своей книге, болезненный урок иракской войны состоит в том, что смешивать эти две вещи нельзя. Мы даем факты, а потом уходим, и вы сами решаете, что рассказать о них людям, и надо ли вообще что-то рассказывать. Но они сразу перешли к этому, начали обсуждать, что об этом рассказать.

— Вас также удивило то, о чем они не спрашивали.

— Очень. Никто, насколько я помню, не задал вопрос: «Чего дальше ждать от русских?» Вы руководите страной, которую атаковал противник, и вы не задаете ни единого вопроса типа «Что они сделают еще, и как мы можем это остановить? Что нас ждет в будущем? Ведь мы отвечаем за безопасность в нашей стране». Ничего этого не было. Ничего. Только одно: «Что мы можем сказать о их действиях, и как это отразилось на только что прошедших выборах?»

<…>

— Вы не думали, что вам следует что-то сказать?

— Наверное. Я… я думаю, это разумный вопрос. Я должен был сказать: «Эй, господин избранный президент. Мы, руководители разведывательного сообщества, пришли сюда не за этим». Да, это логичный вопрос. Почему я ничего не сказал? Надеюсь, это очевидно, я… мы только что заявили ему: «Русские пытались помочь вам победить на выборах».

А еще я собирался остаться и поговорить с президентом на тему утверждений о его похождениях с проститутками в Москве. Я тогда подумал, что мне следует сосредоточиться на этом. Поэтому я не стал… Не знаю, осознанно ли я промолчал. Я не особо задумывался об этом, о том, надо ли преподнести им урок, как взаимодействовать с разведывательным сообществом.

— Как вам кажется, тот брифинг убедил президента, что русские вмешивались в выборы?

— Я не… я не знаю. Не думаю, что это так, с учетом того, что он сказал позже, с учетом того, что он говорил о разведывательном сообществе впоследствии. Мне кажется, это убедило сотрудников его аппарата, а что касается его самого — я так не думаю.

<…>

— Когда мы остались вдвоем, я рассказал ему о подозрениях, что он в 2013 году во время поездки на конкурс «Мисс Вселенная» был с проститутками в московском отеле, и что русские сняли этот эпизод. Когда я начал говорить об этом, он довольно резко оборвал меня и заявил: «Я похож на человека, которому нужны шлюхи?»

Я полагал, что это вопрос риторический, и поэтому не стал на него отвечать. Я просто продолжил свой рассказ и объяснил: «Сэр, я не говорю, что мы это вам приписываем, я не говорю, что мы этому верим. Мы просто подумали, что вам важно об этом знать». Затем я сказал: «Одна из задач ФБР — защищать президента от принуждения. Если есть такие попытки, мы проводим защитный брифинг и даем знать человеку, который может стать объектом такого принуждения, что все это значит, и как надо действовать, как защититься от противника».

— А вы сказали ему, каково ваше мнение на сей счет: правда это или нет?

— Я сказал: «Мы это не утверждаем, я не говорю, что верю в эти заявления, я не приписываю вам эти действия». Я никогда не говорил, что не верю в это, потому что я не мог сказать ни да, ни нет. Однако я сказал: «Я не говорю, что мы этому верим». Или я мог использовать фразу «Мы не относим эти утверждения на ваш счет».

— Насколько подробно вы все рассказали?

— Думаю, настолько подробно, насколько это было необходимо. Я не стал вдаваться в такие подробности, как… как люди мочатся друг на друга. Я просто подумал, что с моей стороны достаточно странно рассказывать новому президенту США о проститутках в московском отеле. Поэтому некоторые детали я пропустил. Мне показалось, что я рассказал ему вполне достаточно, чтобы он понял суть материала и взял это себе на заметку.

— И какое у него было выражение лица?

— Он сразу перешел в оборону, пустился в… по непонятным мне причинам начал перечислять имена женщин, которые обвиняли его в том, что он их неподобающе трогал, что он к ним приставал. Трамп доказывал, что не делал ни того, ни этого.

Меня беспокоило то, что разговор закончится ничем, потому что он вел себя так, будто бы мы начали против него расследование и пытаемся выяснить, что у него там было с проститутками в Москве. Тогда я начал разговор по существу, сказав, что мы не ведем против него расследование. Я добавил: «Нам это небезразлично, и мы хотим, чтобы вы знали, что такие утверждения существуют».

— Вы поверили его опровержениям?

— Я не… я не знаю. Работа следователя состоит не в том, чтобы верить или не верить. Ты задаешь вопрос: «Какие у меня есть доказательства и улики? Какие доказательства указывают на то, что человек говорит правду или лжет?». Честно говоря, я даже не думал, что произнесу эти слова. Я не знаю, был ли нынешний президент США в 2013 году в Москве с проститутками, которые мочились друг на друга. Это возможно, но я не знаю.

— Насколько странным был тот брифинг?

— Он был очень странный. Не знаю, показался ли он странным избранному президенту Трампу, но я — у меня было очень странное ощущение. Я как будто поднялся вверх, посмотрел оттуда на происходящее и сказал: «Ты сидишь здесь и информируешь нового президента США о московских проститутках». И конечно же, в моей голове непрестанно звучал голос Джея Джонсона. Я вспоминал, как поднял брови президент Обама. Я просто хотел сделать дело и поскорее убраться оттуда.

— Вы сказали ему, что досье Стила финансировали его политические оппоненты?

— Нет. Я, как мне кажется, вообще не говорил про досье Стила. Я сказал ему просто о дополнительном материале.

— А он — он имел право знать об этом?

— Что исследование финансировали его политические оппоненты? Ответ на этот вопрос мне неизвестен. Вообще-то моя цель заключалась в другом, предупредить его о имеющейся у нас информации. Опять же, я довольно ясно выразился насчет того, правда это или нет. Важно, чтобы он знал об этом, как по контрразведывательным причинам, так и из-за того, что все это могло попасть в СМИ.

— И как все закончилось?

— Потом все закончилось довольно быстро. Когда я сказал ему, что мы не ведем против него следствие, он уже через несколько минут спросил: «Что-нибудь еще?» А я сказал: «Нет, сэр». Мы обменялись рукопожатием, и я вышел.

— Вас предупреждали, по крайней мере, некоторые люди из вашего аппарата, чтобы вы не говорили «Мы не ведем против вас следствие». А вы сказали. Это была ошибка?

— Это могло быть ошибкой. Главный юридический советник ФБР говорил: «Смотрите, по факту это правда, что мы не завели дело на избранного президента Трампа. Мы изучаем других людей» Но вместе с тем, он выдвигал следующие аргументы: «Вы не должны об этом говорить по двум причинам. Во-первых, когда расследование будет продвигаться, когда нам станет ясно, работал ли кто-то с русскими, предвыборный штаб неизбежно окажется в центре внимания. А кандидат всегда возглавляет предвыборный штаб, и поэтому нам неизбежно придется изучать и его тоже. И во-вторых, вы создадите необходимость вносить поправки. Но если вы скажете ему, что он под следствием, а ситуация изменится, вам не придется возвращаться и сообщать ему об этом».

— Прошло несколько дней, и все выплыло наружу.

— Да.

— «Баззфид» целиком публикует досье Стила — как вы и боялись. И тогда вам впервые позвонил президент Трамп.

— Да, верно. На следующей неделе СМИ, как вы сказали, опубликовали… все целиком, и президент Трамп позвонил мне в ФБР. Он был очень расстроен из-за этой утечки информации, и решил выразить свою обеспокоенность.

Я объяснил ему, что это… это не государственный материал. Что он подготовлен частными лицами, что ФБР за него не платило, что ФБР его не заказывало. «Как вы помните, сэр, мы говорили, что у СМИ есть эта информация, и что они собираются ее обнародовать. Поэтому это нельзя считать утечкой секретной информации. Она не была засекречена, и это не была государственная информация».

Тогда он пустился — я ничего не спрашивал его о проститутках — но он начал объяснять, что я-то должен знать, что все это неправда, что он поговорил с друзьями, которые были с ним, и вспомнил, что даже не ночевал в отеле, а просто переоделся там и отправился на конкурс «Мисс Вселенная».

Не знаю, правда ли это, но он так сказал. Сказал, что не ночевал в отеле, а сразу вернулся назад. И потом он добавил: «Есть еще одна причина, почему это неправда. Я гермафоб, у меня боязнь микробов. Я ни в коем случае не позволил бы людям мочиться друг на друга в моем присутствии». Меня это настолько удивило, что я даже чуть слышно засмеялся. Меня это просто поразило.

<…>

Помню, я тогда подумал, что весь мир сошел с ума. Закончив свои объяснения, о которых я не просил, он повесил трубку. А я пошел искать руководителя своего аппарата, чтобы сказать ему, что мир сошел с ума.

— На самом деле, он ночевал в Москве.

— Не знаю. Мне эти факты неизвестны. Но он сказал мне, что не ночевал.

— Итак, на тот момент у вас было два содержательных разговора с президентом. И в основном речь шла о его предполагаемой связи с проститутками в Москве.

— Да.

<…>

— Понимаю, это лишь предположения, но как вы думаете, что творилось у него в голове, о чем он думал? Вы дважды его информировали, вы дважды с ним беседовали. Мы знаем тему разговора. Вы говорили с ним о Москве. Он это забыл?

<…>

— Был прием в Белом доме, куда меня пригласили, и там он подошел ко мне, приблизился и сказал на ухо: «Я с нетерпением жду совместной с вами работы». Работали камеры, и весь мир, включая мою любимую семью, вообразил, будто президент США поцеловал человека, который помог ему победить на выборах.

Я имею кое-какое представление о складе ума Дональда Трампа. Поэтому могу высказать свою догадку. Мне кажется, он хотел утвердить свое превосходство и подгрести всех под себя.

Получается, что на приеме он обнял и поцеловал меня, сделав меня своим собственным директором ФБР. Он и директора секретной службы заставил стоять рядом с собой, как на выставке. И после этого мнимого поцелуя, который не был поцелуем, он попытался и меня поставить рядом с собой, как бы показывая: «Это мои люди».

А я отпрянул от него, как бы показывая: «Не стоит этого делать, не стоит». Про себя я думал: «Я же не самоубийца». Потом я начал отходить от него все дальше и дальше. Не знаю, может быть, я неправ, но мне кажется, он хотел сказать: «Это мои люди».

— Потом было приглашение на ужин <…> и он снова заговорил об этом золотом душе.

— Верно. Он поднимает этот вопрос и говорит, что хочет, чтобы я провел расследование и доказал, что этого не было. А потом он сказал нечто такое, что сбило меня с толку. Он заявил: «Знаете, даже если есть хотя бы один процент вероятности того, что моя жена считает это правдой, это ужасно».

А я… я тогда подумал: «Ну как такое возможно? Как твоя жена может подумать, что существует однопроцентная вероятность того, что ты был с московскими проститутками, которые мочились друг на друга? Я человек со множеством недостатков, но нет никаких шансов на то, что моя жена поверила бы в такое. Что же это за брак такой, что же это за муж, если его жена верит ему на 99%?»

Помню, я даже не слушал его, потому что у меня в голове вертелась одна мысль: как такое возможно? Когда Трамп начал говорить об этом, он заявил: «Я могу приказать вам провести это расследование». Я ответил: «Сэр, вам решать. Но надо быть осторожнее, потому что могут пойти разговоры, будто мы ведем расследование лично против вас. И второе: очень трудно доказать, что чего-то не было».

— Он с этим согласился?

— Он сказал, что подумает. А потом добавил: «Надеюсь, что и вы об этом подумаете».

<…>

— Знаете, поскольку речь зашла о досье Стила — вы говорили, что та информация о проститутках, она не подтверждена. Вы не знаете, правда это или нет. А как насчет остальной информации из досье? Она подтверждается? Этот документ заслуживает доверия?

— Ответ таков: я не знаю. Когда я ушел из ФБР в мае прошлого года, когда меня отправили в отставку, там шла работа по проверке этой информации — что исключить, а что включить. Эта работа продолжалась и дальше. Поэтому ответ мне неизвестен. Но источник заслуживает доверия.

Как я уже говорил, главная посылка досье нашла свое подтверждение. Русские пытались повлиять на выборы, и были некие связи между людьми из штаба Трампа и русскими. В частности, была информация о Пападопулосе, положившая начало расследованию ФБР.

— Таким образом, к моменту вашего ухода из ФБР связи между штабом Трампа и Россией подтвердились?

— Могу сказать лишь одно — работа шла, работа продолжалась, началось расследование, так как появилась инф… надежная информация о том, что Джордж Пападопулос вел разговоры о получении информации от русских. Наверное, это все, что я могу сказать в данный момент.

— Теперь о том известном интервью Трампа…

— Да. Это было перед игрой Суперкубка. Я не задавал никаких вопросов, но президент говорил об этом, он дал ответ Биллу О'Рейли, за что подвергся острой критике со всех сторон политического спектра. Отвечая на вопрос, он сказал, что уважает Владимира Путина, а потом добавил: «Это не значит, что я с ним полажу».

© РИА Новости, Михаил Климентьев | Перейти в фотобанк

Президент РФ Владимир Путин и президент США Дональд Трамп в перерыве рабочего заседания на саммите АТЭС

А Билл О'Рейли сказал: «Но он убийца». А президент ответил, и его ответ по сути дела свелся к следующему: «Мы тоже убийцы. Вы думаете, наша страна невинна?» Я забыл точные слова, но суть именно в этом. И этот знак морального равенства между нашим государством и путинскими бандитами, это вызвало большой скандал.

Президент во время своего монолога на том ужине сказал, что это был хороший ответ, что иначе он поступить не мог, что вопрос был трудный, и он дал лучший ответ. И так далее. Что мы втайне все с этим согласны.

Услышав это во время ужина, я подумал: этого нельзя допустить. Потому что этот был не трудный, а простой вопрос. А вторая часть ответа была ужасной. Он в один из моментов дал мне возможность вставить слово, когда сказал: «Вы согласитесь, это был хороший ответ».

— Президент хотел от вас услышать, что это был хороший ответ.

— Да. Фактически он утверждал, что это был хороший ответ, и добивался от меня подтверждения. Потом он хотел продолжить. Но я перебил его и заявил: «Господин президент, первая часть ответа была замечательной, но не вторая. Мы не такие убийцы, как Путин».

Когда я это сказал, атмосфера в комнате переменилась. Как будто тень легла на его лицо, и у него появилось такое странное, жесткое выражение в глазах. Я в тот момент подумал, что сделал нечто необычное. Затем все прошло, и встреча закончилась. Он поблагодарил меня, а Прибус проводил.

<…>

— Вы это видели воочию, и мы говорили об этом раньше. Почему президент Трамп так не хочет бросать вызов Путину?

— Я не знаю. Меня это удивляет и поражает. Я могу понять аргументы, почему президент США не хочет критиковать лидера другой страны. Потому что всегда есть веские причины для налаживания и улучшения отношений, даже когда лидер другой страны убивает собственных граждан и занимается нападками на вашу страну. Но так можно думать про себя. А в разговоре с директором ФБР, задача которого — отражать российские атаки, президент мог бы и признать, что это наш враг. Но я этого не увидел, не видел ни разу. Поэтому причины мне неизвестны. Я действительно не знаю.

— Как вы думаете, у русских есть что-то на Дональда Трампа?

— Мне кажется, это возможно. Я не знаю. Я никогда не думал, что скажу такое о президенте Соединенных Штатов, но такое возможно.

— Поразительно. Вы не можете сказать наверняка, что русские не в состоянии дискредитировать президента Соединенных Штатов?

— Это поражает, и об этом очень не хочется говорить, но это правда. Я не могу этого сказать. Я всегда думал, и по-прежнему думаю, что такое маловероятно, и я с большой долей уверенности могу сказать, что такое было невозможно с другими президентами, с которыми мне приходилось иметь дело. Но здесь я не могу этого сказать. Это возможно.

<…>

— По поводу генерального прокурора…

— Мы думали, и думали правильно, что он возьмет самоотвод, и не будет заниматься ничем, что связано с Россией. Другой вопрос — надо ли говорить человеку, выступающему в качестве заместителя генерального прокурора, который занимается этим делом временно? Мы решили, что это нецелесообразно, что надо дождаться нового человека. А уже потом министерство решит, что делать со всем этим материалом о России.

— А если бы президент вас не уволил?

— Ну, тогда мы получили бы какие-то указания, как нам вести расследование российского вмешательства, а потом решили, что можно сделать, чтобы подтвердить это. Что с этим делать. Но моя отставка определенно все ускорила.

— Что вы думали в тот день, покидая Овальный кабинет?

— Что произошло нечто очень важное, и что у меня в очередной раз возникло это странное чувство. Ведь президент только что вышвырнул генерального прокурора и попросил меня прекратить уголовное расследование. Мир продолжал сходить с ума.

— Потом он опять позвонил — пару недель спустя. Следующий звонок был — своего рода проверочным. Правильно?

— Да. Я же говорил, что мир сошел с ума. Я собирался сесть в вертолет, и в этот момент позвонил президент, чтобы… Он этого не сказал, но я услышал это в его голосе: «Эй, в чем дело?» Он хотел выяснить. Он сказал: «Как ваши дела?» А я ответил: «Прекрасно, сэр. А как вы?» Это была проверка.

— И было это 1 марта. Вы когда-нибудь задумывались, чем был вызван тот телефонный звонок?

— Нет, не задумывался.

— Потом он позвонил вам еще раз — это было 30 марта. Он был в большей степени взволнован…

— Да.

— Почему?

— Две причины. Главное — были слушания, где я по указанию Министерства юстиции впервые подтвердил, что мы начали контрразведывательное расследование, дабы понять, сотрудничали ли с русскими американцы из предвыборного штаба Трампа. Совершенно очевидно, что это привлекло его внимание.

А еще — еще было множество новостей о расследовании российского вмешательства. Так что он звонил, чтобы выразить своей недовольство всем этим и сказать, что это мешает ему заключать сделки для своей страны. Трамп хотел снять завесу, он сказал — «убрать тучу». Президент хотел, чтобы я рассказал, что он не под следствием.

— Если он не был под следствием, о чем вы ему сказали, то почему бы не сказать об этом всей стране?

— Ну, потому что юридический советник ФБР беспокоился обо мне. Если я скажу, что избранный президент Трамп не под следствием, это может ввести в заблуждение, если потом что-то изменится и придется вносить поправки. И еще, где ограничивающий принцип? Если тебя спрашивают, не под следствием ли вице-президент, ты должен давать ответ?

А если тебя спросят, не под следствием ли генеральный прокурор, ты должен давать ответ? Где — где предел? Поэтому Министерство юстиции подумало и решило, что в связи с моими показаниями оно разрешает мне сказать лишь то, что идет следствие, не говоря, кто находится под следствием. Но они сделали кое-что еще. Они поручили мне рассказать руководству разведывательного сообщества, кто именно находится под следствием, что весьма необычно, назвать имена американцев, среди которых президента не было.

— Вы не думали о том, чтобы собрать улики против президента?

— Из-за противодействия… из-за возможного противодействия правосудию я думал об этом. И продолжал считать убедительными аргументы главного юридического советника ФБР, который говорил, что нам придется расследовать действия президента. Даже моя беседа с ним о Флинне, в ней было потенциальное препятствование правосудию. Ну, можно сказать, что это совсем не то, что это не расследование российского влияния. Но была убедительная сила в аргументах о том, что нам неизбежно придется взглянуть на его поведение и действия, поскольку он глава этого штаба.

— Какое-то время они предпринимали попытки построить башню в Москве.

— Да.

— 11 апреля. Последний телефонный звонок.

— Да. Это было продолжение, и как мне кажется, это был единственный разговоры без преамбулы о том, какой я замечательный и как это великолепно. Он сразу начал выражать свое неудовольствие, спросив: «Итак, что вы сделали по поводу моей просьбы снять завесу и рассказать, что я не под следствием?»

Я объяснил, что передал его просьбу исполняющему обязанности генерального прокурора, и что он пока ничего не ответил. Это — это вызвало у него большое недовольство. Потом я объяснил, как это должно быть. Его юридический советник из Белого дома должен связаться с Министерством юстиции, если он хочет выяснить. Ему следует обратиться с просьбой. Больше он со мной не разговаривал.

— Получается, он думал, что между вами есть уговор. Он сделал вас директором ФБР, сохранил вам эту должность, и поэтому вы в долгу перед ним. Потом была пятница, 9 мая, когда ваш срок пребывания в должности директора ФБР — прошу прощения — закончился.

— Да. Я был в Лос-Анджелесе, в отделении ФБР в Лос-Анджелесе. Мы тогда устраивали мероприятие по набору.

— И что там произошло?

— Я занимался тем, что делал много-много раз во время таких посещений. Ходил, всех лично благодарил. Там была группа сотрудников, у которых не было своих столов, они были из службы режима и безопасности и из службы связи. Все они собрались в большом центральном зале, а я говорил с ними.

В задней части зала там висят телевизоры. А я стоял в центре, благодарил их за службу в ФБР, объяснял, что у каждого есть своя миссия, что они не какие-то второстепенные люди. И тут я увидел на одном из экранов надпись: «Коми уходит в отставку».

— Уходит в отставку?

— Именно так, уходит в отставку. В ФБР есть много чего замечательного, и одна из таких замечательных вещей — это любители розыгрышей, пранкеры. Вот я и подумал, что это шутка кого-то из моих сотрудников. Я поворачиваюсь к ним и говорю: «Кто-то неплохо над этим потрудился». А потом продолжил разговор.

А потом надпись на экранах поменялась, и другие каналы выдали другую информацию: «Коми отправлен в отставку». Я смотрю на экраны, и аудитория видит, как меняется мое выражение лица. Люди следят за моим взглядом и начинают смотреть на экраны. Я тогда сказал: «Не знаю, правда это или нет. Но я выясню».

«Но от этого ни капли не изменится то, что я хочу вам сказать». И я закончил свое выступление о задачах ФБР, о том, что каждый должен вносить свою лепту. Я поблагодарил людей за работу, пожал всем руки и пошел выяснять, уволили меня или нет, потому что я не ожидал никакой отставки.

— А кто вам сказал?

— Моя помощница Алтия Джеймс (Althea James). На Пенсильвания-авеню действительно пришел посыльный с письмом от президента. Она послала кого-то вниз, взяла письмо, отсканировала его и направила мне по почте. На это ушло примерно полчаса. В письме говорилось, что я отправлен в отставку «с настоящего момента».

— Вы тогда понимали, могли понять последствия своего увольнения?

— Нет, я на какое-то время просто остолбенел. И подумал: «В отставку? Меня? Это какое-то безумие». Я веду следствие о российском влиянии, пытаясь выяснить, не вступал ли кто-то из окружения Трампа в сговор с русскими, не было ли между ними какой-то координации действий. Это же бессмыслица. И причины, которые они выдвинули, они тоже нелепы, это чистой воды притворство.

Но я тогда как будто оцепенел, думая про себя: «Что ж, президент вправе меня уволить, и мне теперь надо думать о том, чему посвятить остаток жизни». Я пытался выбросить это из головы, думал, что надо будет отоспаться, больше общаться с женой и детьми. К реальности я начал возвращаться только в пятницу утром, когда президент после моей отставки написал в твиттере: «Джеймс Коми, лучше надейся на то, что записей наших бесед нет».

<…>

— Президент также… несколько раз назвал вас в Твиттере лжецом.

— Да.

— И что?

— А что я должен был сделать? Люди сами должны составлять мнение о других людях. Когда ты оцениваешь свидетелей, ты всегда задаешь вопросы. Каковы основные факты? Какие они? Какая у них манера поведения, привычки, характер? Нет ли противоречий в их показаниях? Задокументировал ли ты их? Но о себе я такие вопросы задать не мог.

— На следующий день после вашей отставки президент встретился в Овальном кабинете с российским министром иностранных дел. Назвал вас чокнутым. Сказал, что теперь давление сброшено, давление на него. Что вы подумали, когда услышали это?

— Я был удивлен. Прежде всего, что русские делают в Овальном кабинете? Как контрразведчик я подумал, что это безумие, он беседует с ними один, нет ни одного американца. И второе. Притворство постепенно исчезает, тает. Ну, это насчет того, что меня уволили из-за неправильного ведения расследования против Хиллари Клинтон, по делу об электронной почте. Вот суть того, что я подумал.

— Вы говорите, что заместитель генерального прокурора, который сегодня ведет следствие по делу о российском вмешательстве, вы говорите, что его доводы в пользу вашей отставки это только предлог, и что притворство исчезло, растаяло. Так может ли американский народ с доверием относиться к человеку, который руководит расследованием российского вмешательства?

— Да, в этом смысле да. Прежде всего, американский народ может полностью доверять Роберту Мюллеру. Я знаю его, я наблюдал за его работой… Он не станет становиться ни на чью сторону. Для него главное — это правда.

— Если президент Трамп попытается уволить Роберта Мюллера, что это будет означать?

— Надеюсь, это станет сигналом тревоги, указанием на то, что нанесен самый серьезный удар по власти закона. Это будет намного важнее всего того, чем занимается наша страна, демократы, республиканцы. Это будет важнее обычной политической борьбы. Речь идет о ценностях нашей страны и о верховенстве права. И если приверженцы наших партий не смогут должным образом оценить уровень опасности, не смогут дать отпор, это будет вечный позор.

— Как вы думаете, заместитель генерального прокурора выполнит этот приказ?

— Нет, вряд ли. Учитывая его обращение со мной… Следя за расследованием Мюллера… он имеет возможность хотя бы частично восстановить свою профессиональную репутацию. Я… я в высшей степени убежден, что он откажется подчиниться такому приказу.

— А если Роберт Мюллер решит возбудить судебное дело, вы выступите свидетелем обвинения?

— Конечно, если он меня попросит. Я свидетель, который может дать показания об обстоятельствах дела. Это относится — я уверен в этом — к препятствованию следствию. Не знаю, к чему это приведет, но — да, я выступлю в качестве свидетеля. Такое возможно.

— Вы читаете газеты. Вы следите за ходом расследования. Считаете ли вы, что связанные с президентом Трампом люди вступили в сговор с русскими?

— Если честно, то я не знаю ответ на этот вопрос. Мы пытались выяснить это в свое время. Помогал ли кто-нибудь русским, сговаривался ли с ними? Дыма было много, это несомненно. А есть ли огонь? Я занимался этим недостаточно долго, так что не знаю.

— Вы пишете, что президент Трамп аморален, не привержен правде. Дональд Трамп непригоден быть президентом?

— Да. Но не в том смысле… я часто слышу, как люди говорят об этом. Я не верю, что он умственно отсталый, или что у него слабоумие в ранней стадии. Мне он кажется человеком со средним уровнем интеллекта, следящим за ходом разговора и понимающим, что происходит. Я не думаю, что он по состоянию здоровья не годится в президенты. Я думаю, он морально непригоден быть президентом.

Я думаю, что лесной пожар пройдет, а мы станем лучше и сильнее, как это было после предыдущего лесного пожара — Уотергейта. Он привел к перебалансировке власти между ее ветвями. Мне кажется, мы еще увидим это. И я думаю, что благодаря этому мы станем лучше.

США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 19 апреля 2018 > № 2578331 Джеймс Коми


Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 19 апреля 2018 > № 2577759

Принят Закон Пермского края «О Пермской торгово-промышленной палате».

19 апреля 2018 года, на заседании Законодательного собрания Пермского края во втором чтении единогласно был принят Закон Пермского края «О Пермской торгово-промышленной палате», который был представлен на рассмотрение комитетом по промышленности, экономической политике и налогам.

В заседании ЗС принял участие президент Пермской ТПП Олег Жданов.

Согласно принятому закону установлены правовые и экономические основы деятельности торгово-промышленной палаты на территории Пермского края, основные принципы и формы ее взаимодействия с органами государственной власти Пермского края и местного самоуправления. В частности, Закон определяет круг вопросов, по которым Пермская ТПП участвует в разработке и реализации государственных и муниципальных программ и проектов и т.д.

Необходимость принятия Закона связана с изменением федерального законодательства, в соответствии с которым расширены права и функции торгово-промышленных палат страны по вопросам развития предпринимательства, защиты и представления интересов предпринимателей в органах государственной власти, участия в развитии внешнеэкономического сотрудничества, модернизации региональной экономики.

Отдел по связям с общественностью Пермской ТПП, И. Рязанова

Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > tpprf.ru, 19 апреля 2018 > № 2577759


Россия. УФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 19 апреля 2018 > № 2577749

Бизнес-объединения региона готовят свод предложений по совершенствованию законодательства о контрактной системе.

Представители Уральской ТПП Андрей Беседин и Светлана Окулова приняли участие в заседании комиссии Свердловского областного союза промышленников и предпринимателей. Тема - проблемные вопросы государственных и муниципальных закупок.

18 апреля состоялось заседание Комиссии по развитию малого и среднего бизнеса Свердловского областного союза промышленников и предпринимателей (СОСПП), посвященное теме государственных и муниципальных закупок. В центре внимания - проблемные вопросы государственных и муниципальных закупок, новеллы и типичные нарушения законодательства о контрактной системе, правовая грамотность предпринимателей участвующих в закупочных процедурах.

Модераторы встречи - исполнительный вице-президент СОСПП Марина Вшивцева и председатель комиссии Татьяна Колотова. Отправной точкой для обсуждения стал доклад вице-президента Уральской ТПП Светлана Окулова. "Нельзя говорить о том, что проблемы, которые мы сегодня обсуждаем - это исключительно беда бизнеса. Это большая задача государства, требующая корректного решения. Встает вопрос и об эффективности расходования бюджетных средств, и о возможности исполнения государственных программ, и об обязательствах государства перед гражданами. Нормы и требования, декларируемые государственными органами, в ряде случаев явно противоречат друг другу", - отметила Светлана Окулова, начиная свое выступление.

Речь в докладе шла об искажении экономического смысла, заложенного в законодательство о контрактной системе, о необоснованном формировании начальной минимальной цены контракта и демпинге при формировании цены, который не позволяет добросовестным участникам закупок получить заказ, а государству производить качественную закупку товаров и услуг. Отдельно были затронуты вопросы грамотности технических заданий, составляемых заказчиками, требуемых банковских гарантий и формальности причин, по которым предприниматели зачастую "отсекаются" от рынка госзакупок.

Тезисы, обозначенные представителями Уральской ТПП, нашли поддержку у участников заседания. В обмене информацией и мнениями по теме эффективности государственных и муниципальных закупок участвовали эксперты СОСПП, Аппарата уполномоченного по защите прав предпринимателей в Свердловской области, Аппарата Полномочного представителя Президента РФ в Уральском федеральном округе, Свердловского УФАС, Минфина Свердловской области, регионального отделения "Деловой России", Агентства стратегических инициатив, СРО "Российский союз аудиторов", СРО "Союз "Уральское объединение строителей" и др.

Все инициативы по совершенствованию законодательства о контрактной системе, прозвучавшие в ходе заседания комиссии, зафиксированы и будут сведены СОСП в единый документ, обозначающий консолидированную позицию бизнес-объединений и экспертного сообщества.

Отдел по связям с общественностью Уральской ТПП

Россия. УФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > tpprf.ru, 19 апреля 2018 > № 2577749


США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 апреля 2018 > № 2577576

Турции будет сложно провести свободные, честные и прозрачные выборы в условиях режима чрезвычайного положения, заявила в четверг журналистам официальный представитель госдепартамента США Хезер Науэрт.

"В условиях режима чрезвычайного положения (Турции) будет сложно провести полностью свободные, честные и прозрачные выборы так, чтобы это соответствовало турецкому законодательству и международным обязательствам Турции", — сказала Науэрт.

По ее словам, США следят за развитием ситуации и обеспокоены тем, что выборы в Турции пройдут в условиях режима ЧП.

Совет национальной безопасности Турции 17 апреля рекомендовал продлить режим чрезвычайного положения в стране еще на три месяца.

Режим ЧП был введен в Турции после попытки переворота в июле 2016 года сроком на три месяца. Он шесть раз продлевался на трехмесячный срок решением правительства, одобренным парламентом.

Турецкая оппозиция, а также ряд лидеров ЕС критиковали продление режима ЧП, так как это, по их мнению, угрожает правам и свободам граждан страны.

США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 апреля 2018 > № 2577576


Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 апреля 2018 > № 2577483

Президент Киргизии Сооронбай Жээнбеков подписал указ об отставке правительства в связи с вотумом недоверия парламента, сообщила его пресс-служба.

Парламент Киргизии по предложению коалиции оппозиционного меньшинства вынес в четверг недоверие действующему правительству по итогам его отчета за 2017 год. В прошлом году правительством в течение восьми месяцев руководил нынешний президент страны Сооронбай Жээнбеков, который сложил полномочия в связи с участием в президентских выборах. Самый молодой по составу кабинет министров под руководством сорокалетнего Сапара Исакова принес присягу в сентябре прошлого года. За недоверие кабмину Исакова проголосовал 101 парламентарий, против — пять.

"Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков сегодня, 19 апреля, подписал указ "Об отставке правительства Кыргызской Республики"", — говорится в сообщении.

Это первая в истории Киргизии отставка правительства в связи с вотумом недоверия.

Согласно законодательству страны, правительство формирует парламент по представлению премьер-министра, назначенного коалицией парламентского большинства. В случае, если парламент выражает недоверие правительству, президент вправе либо принять решение об отставке кабмина, либо не согласиться. Однако если парламент повторно в течение трех месяцев примет решение о недоверии правительству, президент обязан отправить кабмин в отставку.

Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 апреля 2018 > № 2577483


Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 апреля 2018 > № 2577456

Коалиция большинства в парламенте Киргизии выдвинула в четверг главу аппарата президента Мухаммедкалыя Абылгазиева кандидатом на пост премьера республики, сообщил РИА Новости представитель пресс-службы парламента.

Ранее в четверг парламент Киргизии поддержал вотум недоверия коалиционному правительству, предложенный оппозиционным меньшинством. Через несколько часов президент республики Сооронбай Жээнбеков отправил кабмин Исакова в отставку. Самый молодой по составу кабинет министров Исакова принес присягу в сентябре прошлого года и проработал всего около семи месяцев. В этот же день стало известно, что к коалиции правящего большинства в парламенте присоединилась еще одна фракция — "Республика-Ата-Журт", ранее входившая в оппозиционное меньшинство.

"Коалиция выдвинула на пост премьер-министра руководителя администрации президента Мухаммедкалыя Абылгазиева", — сообщили в пресс-службе парламента.

В 1994 году он окончил агрономический факультет сельскохозяйственного института, а позднее — факультет экономики и бизнеса международного университета Кыргызстана. Госслужбу начал с должности эксперта отдела госфонда поддержки малого и среднего бизнес, возглавлял департамент столичного муниципалитета. После апрельской революции 2010 года и свержения режима Курманбека Бакиева стал председателем Социального фонда республики. В кабинете, возглавляемом нынешним президентом Сооронбаем Жээнбековым, занимал пост первого вице-премьера. После победы Жээнбекова на президентских выборах осенью 2017 года был назначен советником, а затем — руководителем аппарата президента Киргизии.

Согласно законодательству Киргизии, правительство формирует парламент по представлению премьер-министра, назначенного коалицией парламентского большинства. В 120-местный Жогорку Кенеш Киргизии входят фракции шести политических партий. На сегодняшний день четыре из них — СДПК, "Республика – Ата-Журт", "Бир Бол" и "Киргизстан" составляют коалицию большинства, еще две "Ата-Мекен", и "Онугуу-Прогресс" остаются в оппозиции.

Киргизия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 19 апреля 2018 > № 2577456


Турция > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 19 апреля 2018 > № 2577377

Президент Турции Реджеп Эрдоган решил устроить в стране новые выборы — он намерен совместить избрание президента и парламента. Голосование пройдет 24 июня. Таким образом, Эрдоган перехватил инициативу у умеренной оппозиции (другой в Турции практически не осталось).

Дело в том, что ранее о необходимости проведения досрочных выборов говорил председатель Партии националистического движения Турции (MHP) Девлет Бахчели. Он предложил провести голосование в конце лета, 26 августа, когда страна отмечает патриотический праздник — день битвы при Манцикерте (победоносного для турок-сельджуков сражения с византийцами в 1071 году). По словам Бахчели, проведение выборов в условиях усиления давления на официальную Анкару со стороны зарубежных держав, позволит гражданам страны выбрать правильного лидера и депутатов, «преподав тем самым заслуженный урок врагам Турции».

Речь идет, во-первых, о резком ухудшении отношений Турции с Европейским Союзом, прежде всего, с Германией. Эрдоган и ранее демонстрировал презрительное отношение к требованиям Брюсселя и сомневался в необходимости присоединения страны к Евросоюзу. Однако резкое изменение произошло после провалившегося военного переворота 2016 года. Тогда турецкие власти обвинили в его организации проповедника и мецената Фетуллаха Гюллена, проживающего в эмиграции в США. Соответственно, в помощи ему обвинили американцев, а заодно и европейцев.

Сирию сообразили на троих

Противостояние усугубилось тем, что после провала переворота, который многие вообще считают провокацией, организованной режимом Эрдогана, европейские страны, особенно Германия, получили тысячи запросов о политическом убежище со стороны турецких дипломатов, военных, чиновников и преподавателей. Это стало следствием массовых репрессий развернутых властями в самой Турции. Там по обвинению в сотрудничестве с Гюлленом сотни тысяч человек лишились работы, а десятки тысяч, часто без предъявления формального обвинения, оказались за решеткой. Позднее к ним в тюрьмах присоединились и представители политической оппозиции, в том числе некоторые законно избранные депутаты, в основном представлявшие интересы курдского меньшинства.

Пиком борьбы с оппозицией стала конституционная реформа, проведенная при помощи референдума ровно год назад, в апреле 2017 года. По ее итогам президент Эрдоган стал не только формальным главой государства, но и полновластным правителем Турции, которая перестала быть парламентской республикой.

Однако даже после всех этих изменений и фактического лишения большей части потенциальных оппозиционеров гражданских прав, турецкие власти опасаются за устойчивость своей власти. В конце концов, введенный после попытки переворота режим чрезвычайного положения, который как раз на днях был продлен в седьмой раз, рано или поздно придется отменить. Тогда на свободу выйдут сотни тысяч «политически неблагонадежных» граждан. И даже если разжалованным судьям, полицейским, чиновникам и профессорам не вернут их работу, они все равно смогут оказывать влияние на общественные настроения.

Никто не знает, где остановится Эрдоган

С этим, вероятно, и связано решение поскорее провести досрочные выборы президента и парламента. Причем одновременно — чтобы задавить оппонентов авторитетом Эрдогана. Тогда не возникнет даже малейшей вероятности того, чтобы в законодательное собрание страны опять просочилась оппозиция.

Кроме того, как верно отметил лидер MHP Девлет Бахчели, Эрдоган наверняка хочет укрепить свою легитимность и в связи с недружественными действиями Запада. Во-первых, как уже говорилось, на Анкару давит Европейский Союз, от вступления в который Турция при нынешнем президенте отказалась. Во-вторых, США грозят ввести против режима Эрдогана санкции, если он все же решится закупить российские зенитно-ракетные системы С-300. Наконец, с Россией у Турции тоже возник конфликт, после того, как глава МИД РФ Сергей Лавров предложил ей передать под контроль Башара Асада регион Африн на сирийской границе. Турецкая армия вытеснила оттуда курдов, но передавать никому ничего не собирается, да и исторически эта территория является спорной — турки считают Африн своей землей, а не сирийской.

Совокупность всех этих факторов, очевидно, и привела к тому, что правительство во главе с Эрдоганом, которое ранее отвергало возможность проведения досрочных выборов, теперь поддержало это идею. «Султан», как сейчас многие называют турецкого президента, пока явно не готов отказаться от элементов электоральной демократии. Опыт той же России или, например, Венгрии, показывает, что самые устойчивые режимы сегодня исповедуют именно электоральный авторитаризм, так что возможно именно поэтому Турция решила остаться в их рядах.

Иван Преображенский

Турция > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 19 апреля 2018 > № 2577377


Казахстан. Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 19 апреля 2018 > № 2576032

Батька – в пекло? О том, чему Нурсултан Назарбаев научил Александра Лукашенко

В Беларуси по примеру Казахстана заговорили о перераспределении властных полномочий и ослаблении вертикали власти. Ровно год назад на аналогичные меры пошла Акорда, чей пример, вероятно, и вдохновил белорусского лидера на готовность внести необходимые изменения в Конституцию страны.

«Считаю, что некоторые функции от президента должны перейти к другим ветвям власти. Важно не перечеркнуть все то, что уже сделано. Мы должны это передать нашим детям и внукам», - сказал Александр Лукашенко во время встречи с руководителями государственных СМИ 10 апреля.

Председатель ЦИК республики Лидия Ермошина заявила, что подготовка конституционного референдума по внесению соответствующих изменений в Основной закон может занять 70 дней и что провести его можно «на внебюджетные средства».

Стоит отметить, что после референдума 1996 года президентская власть в Беларуси оказалась фактически неограниченной: один и тот же человек получил право избираться на главный в стране пост неограниченное количество раз.

Отвечая на вопросы журналистов 10 апреля, белорусский лидер признал, что в республике сильная президентская власть, что, по его словам, и спасло страну от разорения. При этом он скромно заметил, что роль Лукашенко в Беларуси как руководителя объективно, наверное, значима. Но не надо думать, что только Лукашенко работает, а все остальные спят и ничего не делают, не управляют и не производят. Выстроены система управления и определенная система власти в суверенном независимом государстве, подчеркнул он.

«Я недавно говорил о том, что придет время, когда мы должны будем и Конституцию подкорректировать. Может быть, какие-то нормы поменять. Естественно, какие-то функции от президента передать исполнительным органам власти, правительству, парламенту и тому подобное. К этому мы и идем. Да, сегодня нет этого времени. Но оно завтра может прийти. И мы должны быть готовы. Поэтому мы будем работать над Основным законом, чтобы это не было какой-то уличной акцией, после которой власти начинают шевелиться. Я это прекрасно понимаю. И вы знаете: у нас, кроме Лукашенко, достаточно умных, крепких политиков, которые, пусть не единолично, но в команде могут решать вопросы», - заявил президент.

Эксперты предполагают, что 24 апреля в ходе обращения к народу и парламенту Лукашенко озвучит дату конституционного референдума и вопросы, которые на него могут быть вынесены.

Судя по всему, Беларусь полностью последует примеру первопроходца в этом вопросе на евразийском, да и, по сути, на постсоветском пространстве – Казахстана. Как известно, 10 марта 2017 года президент Нурсултан Назарбаев подписал закон «О внесении изменений и дополнений в Конституцию Республики Казахстан», предусматривающий перераспределение полномочий между ветвями власти.

Согласно официальной трактовке, теперь роль правительства и парламента в РК существенно возросла: подписанный закон расширил роль мажилиса при формировании правительства и полномочия парламента в плане контроля за деятельностью кабинета министров. Кроме того, от президента правительству были переданы функции по утверждению государственных программ. Кабинет министров будет слагать свои полномочия не перед вновь избранным президентом, а перед вновь избранным мажилисом.

Что значат новые формы политического консенсуса на постсоветском пространстве? Можно ли говорить о трансформация суперпрезидентских систем в сторону парламентских или же парламентско-президентских? Об этом Central Asia Monitor поговорил с экспертами.

Дмитрий Михайличенко, координатор аналитических проектов евразийского центра «Самрау»:

«Инициатива с прицелом на последующий безболезненный транзит власти»

Известно, что во многих странах постсоветского пространства действует сверхпрезидентская власть. Это рабочая конструкция с точки зрения управляемости, формирования вертикали власти, но с точки зрения экономического развития и создания конкурентной среды в общественно-политической жизни такая конфигурация власти является, скорее, ограничителем. В ее рамках многое зависит от уровня гибкости и компетентности первого лица.

Александр Лукашенко – это политик с устоявшимся взглядом на мир и сформированным (еще в период работы в парткоме колхоза имени Ленина в середине 1980-х годов) набором практик и технологий власти. Вряд ли он сейчас способен на кардинальную смену модели управления. Скорее, его нынешний маневр, как и действия казахстанских властей, - это попытка решить комплекс вопросов. Прежде всего, попытка в условиях конфликта Запада и России сохранить отношения с обеими сторонами. И Минск, и Астана пытаются сформировать более демократический имидж, чем есть на самом деле. Конечным получателем такой конструкции, безусловно, является Вашингтон и Брюссель, причем последний даже в большей степени.

Безусловно, инициатива Лукашенко ориентирована в среднесрочной перспективе на безболезненный транзит власти. Причем нужно оговориться, что в ближайшие годы речь о таком транзите не идет. Эта инициатива, кстати, перекрывает высказанные ранее идеи об увеличении президентского срока с 5 до 7 лет. И президент Беларуси, таким образом, рассчитывает укрепить свою независимость от России. Переход, даже номинальный, к парламентской республике приведет к усилению роли подконтрольных руководству страны партий. Но здесь для элит суверенных государств опасен условный сценарий под названием «молдавизация». Он предполагает появление новых политических сил, которые поначалу будут иметь номинальный статус и будут полностью подконтрольны. Однако в дальнейшем под влиянием геополитических акторов и под эгидой процессов демократизации они будут работать на демонтаж власти. В случае реализации такого сценария страна, не исключено, ввергнется в период турбулентности.

Нужно быть реалистами: Беларусь в нынешних условиях не рассматривается Западом как самостоятельное государство. Там видят ее назначение в качестве буфера или моста между Россией и самим Западом. «Буферизация» предполагает очаг нестабильности, а сценарий «мост» (более оптимальный) невозможно реализовать без участия России. Которая, в отличие от Запада, четко показала, что готова к сотрудничеству с разными политическими режимами, и ключевым критерием здесь является геополитический и прагматический аспект, а не идеологический фактор.

Я бы не стал говорить, что на постсоветском пространстве начался этап трансформации президентских систем правления в парламентские. Скорее, нужно говорить о том, что многие руководители постсоветских стран испытывают проблемы с обеспечением транзита власти и постоянно пытаются найти приемлемые его варианты.

Юрий Царик, председатель наблюдательного совета Центра стратегических и внешнеполитических исследований Беларуси, политолог:

«Создание атрибутов партийно-парламентской жизни, уже давно осуществленное в Казахстане, для Беларуси еще впереди»

Действительно, в Беларуси сейчас идет активная, хотя в основном и закрытая, дискуссия о внесении изменений в Конституцию. Уже несколько раз в течение последних месяцев информация об этом целенаправленно «вбрасывалась» официальными лицами в масс-медиа, вероятнее всего, в целях мониторинга общественного мнения как внутри страны, так и за рубежом. При этом никакой конкретики относительно содержания изменений пока нет. Вполне возможно, это связано с тем, что и само руководство страны еще не приняло решения о характере реформ.

В ходе общения с руководителями крупнейших государственных СМИ 10 апреля Александр Лукашенко вновь поднял данную тему. По его словам, необходимо передать некоторые функции другим ветвям власти. При этом, по мнению главы государства, особенно необходимо усилить исполнительную власть. Ранее схожие идеи были озвучены президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым, а еще раньше - реализованы в рамках конституционной реформы в Армении. Безусловно, усиление исполнительной власти за счет верховной президентской предполагает и расширение политической роли парламента. Скажем, в Беларуси он утверждает кандидатуру премьер-министра, который также отчитывается перед парламентом. То есть даже без дополнительных изменений в избирательной системе усиление роли правительства предполагает и усиление роли законодательного органа власти. Однако вполне возможно, что будущая реформа будет включать в себя и более глубокую трансформацию, связанную с усилением зависимости правительства от парламента, переходом на голосование по партийным спискам и так далее.

В настоящее время в Беларуси условий для такой трансформации нет, прежде всего, в силу отсутствия сильных партий и, самое главное, отсутствия сильной партии власти, возникновение которой противоречило бы авторитарному характеру политического режима в стране. И не вполне понятно, как можно решить эту структурную проблему, поскольку создание атрибутов партийно-парламентской жизни, уже давно осуществленное в России, Казахстане, Армении, для Беларуси в значительной степени еще впереди. И здесь, конечно, есть проблема непропорционального влияния России на белорусское политическое пространство. В условиях открытой границы и комплексной зависимости Беларуси от России возможности Москвы для скрытого и открытого участия во внутренней политике Беларуси просто огромны. Поэтому при создании менее авторитарного политического режима возникнет вопрос о том, как получить гарантии лояльности политических субъектов белорусской государственности, а не Москве или отдельным акторам в России. Сейчас эту роль гаранта выполняет сам Лукашенко. Но в случае перехода к большему плюрализму и одновременного транзита власти этот ограничитель перестанет работать. Причем даже создание действительно сложной системы сдержек и противовесов не даст необходимых гарантий.

Это связано как с огромными ресурсными возможностями России в Беларуси, так и с наличием у Кремля возможности активно воздействовать одновременно на несколько важнейших политических (или политически значимых) институтов, таких, как отдельные силовые структуры (КГБ, МВД), парламент, политические партии, СМИ. Именно поэтому ожидаемы и логичны слова Лукашенко о том, что страна пока не готова к выборам. Именно поэтому ожидаемы и логичны перестановки в менеджменте государственных СМИ и требование Лукашенко перейти на национальную платформу, ликвидировать зависимость от российских поставщиков контента. Даже если воспринимать это как подготовку к созданию сугубо виртуальных, декоративных демократических институтов, то все равно такой шаг требует опоры в большей степени на внутренние резервы, снижения возможностей внешних игроков в плане вмешательства во внутреннюю политику.

При этом следует отметить, что, несмотря на многочисленные экономические трудности, препятствующие оформлению среднего класса, в целом внутренние предпосылки для демократизации складываются, прежде всего, под влиянием распространения информационно-коммуникационных технологий. Власти тоже пытаются найти ответ на данный вызов – правда, полагаясь в основном на запретительные и контрольные меры. Однако полностью нивелировать их влияние они не в силах.

В целом, думаю, Лукашенко не решил окончательно, какой сценарий транзита власти он будет реализовывать: выдвигать ли «преемника», проводить ли глубокую конституционную реформу. А самое главное – не решил, какую позицию занимать ему самому в условиях этого транзита – нынешнюю верховную или какую-то менее обременительную и более символическую. Предпочтительным в плане стабильности, на мой взгляд, является сценарий постепенной трансформации, связанный с сохранением на время транзита нынешнего верховного положения президента в системе власти, наращиванием полномочий правительства как центра принятия экономических решений и формированием в течение нескольких лет основ полноценной партийно-парламентской жизни.

Проблема, однако, в том, что в условиях усиления внешнего давления, наличия экономических проблем и сомнительного качества государственного управления ресурс прочности у политической системы может оказаться недостаточным. Это, в частности, наглядно демонстрируют нам события в Армении, где руководство страны настолько оторвалось от реальности, что пытается использовать конституционную реформу для продления собственных полномочий, а не для развития политической системы и демократии.

Максим Крамаренко, председатель общественного объединения «Республиканское движение «Лад», политолог:

«В ближайшее время мы увидим появление такой формы государственного правления, как постсоветская квазимонархия»

Известно, что Александр Лукашенко сделал пока несколько туманное заявление о перераспределении властных полномочий в Беларуси. Политологи и комментаторы предполагают, что более детально о своей инициативе лидер одной из постсоветских республик заявит 24 апреля, когда будет выступать с очередным обращением к своему народу.

Следует отметить, что Александр Григорьевич - не первый реформатор на пространстве бывшего СССР, который стремится добровольно отказаться от части своих полномочий. И то, что такое заявление сделано практически через год после того, как об этом же заявили в Казахстане, подводит к мысли, что источник этих инициатив один – Запад, оказывающий влияние на постсоветское пространство с помощью различных рейтингов демократизации политических систем. Поэтому, чтобы избавится от звания «последний диктатор Европы», президент Беларуси сообщил о желании провести в своей стране конституционную реформу, которая де-юре должна продемонстрировать Западу прогресс в демократизации республики. Александр Григорьевич наверняка хотел бы, чтобы его радушно принимали в Белом доме. Но это не значит, что Лукашенко отказался от идеи передачи верховной власти по наследству, как это удалось сделать в Азербайджане. В ближайшее время вслед за конституционной реформой следует ожидать, что в Беларуси, вероятнее всего, начнут создавать такую политическую конструкцию, при которой станет легче контролировать переход верховной власти к «своему» человеку. Примерно так же, как это сделал в X веке Гуго Капет, который после избрания его королем назначил себе соправителем своего сына, отказавшись тем самым от процедуры выборов короля франков и основав династию Капетингов. Скорее всего, этот принцип в измененном под демократию виде будет воплощен в Беларуси и в ряде других республик бывшего СССР. Поэтому не исключено, что в ближайшее время мы увидим появление такой формы государственного правления, как постсоветская квазимонархия, при которой пост главы государства будет передаваться по наследству, но внешне демократическим путем.

Григорий Трофимчук, эксперт в области внешней политики, обороны и безопасности:

«Другого такого, как Лукашенко, в небольшой стране просто нет»

Надо смотреть на вещи просто и видеть их так, как они выглядят на самом деле. Никакого чрезмерного парламентского «разгула» в ряде стран СНГ, в том числе в евразийских, естественно, не предполагается. А предполагается продление властного ресурса действующих руководителей в каком-то ином формате, чтобы никого особо не раздражать, в том числе в США. Для Беларуси это не ослабление властной вертикали, а, скорее, ее усиление, видоизменение. Так как при всех этих движениях происходит изменение конституционных норм согласно заблаговременно принятым законам и в силу соответствующим образом проведенных референдумов. При этом страны СНГ, вставшие на путь такого рода реформ, должны отдавать себе отчет в том, что стремительное усиление негативного внешнеполитического фона может помешать размеренным планам транзита суверенной власти. Проблема в том, что такие видоизменения не усилят страны – они останутся такими же, как есть.

Что касается президента Лукашенко, то он не собирается «уходить на покой», поскольку находится в достаточно работоспособном возрасте. Также надо понимать, что любое ослабление его власти автоматически создаст предпосылки для усиления внешних угроз в сторону Беларуси. Другого такого, как Лукашенко, в небольшой стране просто нет.

Таким образом, действительно можно говорить о начале периода формальной трансформации власти, которая, к сожалению, не повлияет на общую ситуацию. Надо также брать в расчет и во многом схожий менталитет наших стран и народов. Нам вряд ли нужно распыление полномочий и ответственности по каким-то партиям и парламентариям. Мы всегда хотим только одного: чтобы ответственность за результаты своей работы нес конкретно взятый чиновник. Думаю, что надо стремиться именно в эту сторону, а не идти по пути размывания полномочий. Парламентская система в чистом виде у нас работать не будет, это ясно уже сейчас, и все это чётко видели в конце «перестройки».

Автор: Аскар Муминов

Казахстан. Белоруссия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 19 апреля 2018 > № 2576032


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Транспорт > kt.kz, 19 апреля 2018 > № 2575988

В Казахстане разработаны очередные поправки в Кодекс об адмнарушениях, в рамках которых предлагается дать полномочия полицейским лишать водителей прав на вождение без решения судов, передает Kazakhstan Today.

Концепцию проекта закона Республики Казахстан "О внесении изменений и дополнений в КоАП" Минюст выложил на публичное обсуждение на сайте egov.kz, пишет портал kolesa.kz.

Законопроектом предусмотрено "исключение компетенции суда по рассмотрению дел о правонарушениях, санкции которых предусматривают лишение специального права (статья 46 КоАП), с передачей их в подведомственности государственных органов. При этом право граждан на выбор подведомственности сохранится. Лицо, привлекаемое к ответственности, всегда сможет обжаловать постановление уполномоченного органа в судебном порядке или ходатайствовать о рассмотрении любого дела в суде (часть 5 статьи 683 КоАП)". Иными словами, право суда лишать граждан водительского удостоверения предлагается передать полицейским, но если вы с этим не согласны, то можно будет потребовать, чтобы дело о лишении рассматривал судья. В настоящий момент лишают прав только в суде.

В Минюсте считают, что рассматривать многие административные дела уполномоченные органы, в данном случае полицейские, могут самостоятельно. По их мнению, это укрепит исполнительскую дисциплину и повысит ответственность должностных лиц. Пересмотр компетенции такого рода не только уменьшит нагрузку суда, повысит качество отправления правосудия (это поднимет авторитет судебной системы), но и избавит лиц от необходимости идти в судебные органы по бесспорным делам.

Особого внимания, по мнению сотрудников Минюста, заслуживают административные правонарушения, размеры штрафов за которые в последние годы изрядно подросли. Например, за нарушения в области автомобильных перевозок по статьям 573 и 575 КоАП РК штрафы увеличились более чем в восемь раз - с 25 до 200 МРП.

На основе проведённого мониторинга и с учётом статистики законопроектом предусмотрен ряд поправок по снижению размера наказаний. Кроме того, в кодексе выявлены "дыры в законе", которые также с поправками устранят.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция. Транспорт > kt.kz, 19 апреля 2018 > № 2575988


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 19 апреля 2018 > № 2575972 Татьяна Становая

Олигархи и санкции. Как давление Запада изменит отношения крупного бизнеса и власти

Татьяна Становая

Как бы дальше ни менялся санкционный список лиц и компаний, российское государство будет вынуждено разделить появляющиеся риски, минимизируя социально-экономические последствия для соответствующих отраслей и регионов. А это приведет к новому витку перераспределения собственности от тех, кто токсичен, в пользу тех, кто имеет больше инструментов для решения текущих задач, то есть в пользу близких к государству игроков, но вовсе не обязательно путинских друзей

Новые санкции США, затронувшие не только чиновников, но и крупных российских бизнесменов, включая Олега Дерипаску и Виктора Вексельберга, стали одним из самых болезненных ударов для России с самого начала санкционного противостояния. Их последствия затронут многие сферы российской действительности: бюджетную и налоговую политику, процессы распределения собственности, отношения власти и бизнеса, макроэкономические параметры, а также окажут влияние на социальное самочувствие населения. Однако помимо этих прямых последствий, введенные санкции, как, впрочем, и вся санкционная политика США, будут иметь косвенные политические последствия, которые окажут сильнейшее влияние на перегруппировку сил внутри российской элиты.

Новый олигархат

Показательно, что именно сейчас, когда российский бизнес столкнулся с санкционными рисками, в обиход и российских, и зарубежных наблюдателей вернулся термин «олигарх». Как известно, Владимир Путин начал войну с олигархами еще в первые годы своего правления: в 2000–2003 годах были установлены негласные правила игры, по которым крупный бизнес должен был стать не просто политически лояльным, но и добровольно отказаться от влияния на политически значимые для Кремля темы.

Обсуждать с властью можно было вопросы налоговой и бюджетной политики, преференции и прочие «рабочие вопросы», но категорически запрещалось поднимать такие сюжеты, как конституционная реформа, отношения России и Запада, права человека, свобода слова и прочее. Все, что имело отношение к перераспределению власти, а не собственности.

Дело ЮКОСа должно было продемонстрировать всю серьезность намерений Кремля добиваться так называемой социальной ответственности бизнеса – еще один известный термин из первого срока Путина, означающий готовность предпринимателей признать примат политических (государственных) интересов над своими собственными.

С тех пор с олигархами, то есть фигурами, которые имели возможность и волю к использованию своего финансово-экономического ресурса для влияния на политические процессы, в России было покончено. Все выходцы из 90-х годов, сформировавшие свое состояние при Борисе Ельцине, превратились в обычных предпринимателей, вынужденных сохранять дистанцию от власти.

Но процесс оказался сложнее: адаптация бизнеса 90-х к новой реальности привела к заметной дифференциации внутри предпринимательского сообщества и параллельной кристаллизации нового типа уже путинского олигархата. Сегодня в России можно с уверенностью говорить о принципиально ином качестве и составе олигархии, чем в 90-е, а американские санкции вместе с внутриполитическими трендами могут дать импульс новым процессам перераспределения собственности, в основе которых окажутся уже приоритеты государства, а не экономики.

Только бизнес

Значительная часть российского бизнеса, сформированного в 90-е годы, с наступлением эры Путина предпочла выполнить требования новой власти дословно: политикой не заниматься, вести себя тихо, но при этом не проявлять излишней «патриотичности». Когда вставал вопрос о выделении финансовых ресурсов на политически значимые проекты (например, на молодежную организацию «Наши»), деньги выдавались без дополнительных вопросов. Воспринималось это как своеобразная форма политического оброка, платы за стабильное положение и минимизацию рисков конфликта с государством. Такую стратегию избрала большая часть бизнеса, включая и весьма крупных предпринимателей, таких как Владимир Потанин, Михаил Фридман, Владимир Лисин, Вагит Алекперов и так далее.

Для путинской власти эта категория предпринимателей остается своего рода балластом 90-х годов, избавиться от которого невозможно, но и доверять им Кремль не торопился. Тут стоит подчеркнуть одну важную особенность восприятия Путиным и его, прежде всего силовым, окружением проблемы «первоначального накопления капиталов» олигархами из 90-х: приватизация считалась процессом несправедливым, а получение госсобственности горсткой бизнесменов – непоправимым следствием исключительной слабости российского государства ельцинского периода. Сам президент неоднократно выступал против пересмотра итогов приватизации, что, однако, вовсе не означает в его понимании автоматическую легитимность владения полученными активами.

Между этой категорией бизнеса и условным «коллективным Путиным» сложилось устойчивое взаимное недоверие: первые всегда опасались отъема собственности, а «коллективный Путин» – нелояльности. Бизнесмены из 90-х, генетически не связанные с текущими стратегическими интересами государства, видятся консервативному окружению Путина потенциальным союзником Запада.

Во время нарастающего санкционного давления именно эта категория оказывается самой уязвимой внутри страны. Во-первых, у этих бизнесменов нет прочных опор внутри путинского режима. Во-вторых, они располагают ресурсами и возможностями для активной коммуникации с западной аудиторией, пытаясь минимизировать для себя риски (достаточно вспомнить громкое предновогоднее интервью Михаила Фридмана). В-третьих, эта группа бизнесменов ведет себя как классический прагматичный «капиталист», цель которого – максимизация прибыли, а не подстраивание под политические нужды.

В результате получается опасное сочетание: когда есть много ресурсов, но мало политического влияния. В мирное время это было бы чревато разве что локальными последствиями, однако в военное время (а с точки зрения путинской элиты, страна находится в состоянии геополитической войны) у власти неизбежно возникает соблазн «восстановить справедливость» и мобилизовать ресурсы, которые, как ей кажется, пару десятков лет назад были распределены без учета государственных приоритетов. Это не значит, что начнется процесс пересмотра итогов приватизации, но условный режим осажденной крепости снижает барьеры на пути тех, кто «в интересах государства» может инициировать более эффективное, с их точки зрения, использование активов, оказавшихся под санкциями.

Союз капитала и власти

За последние 18 лет среди олигархов 90-х выделился особый слой предпринимателей, которые в качестве стратегии выживания избрали не только дословное следование правилам игры, но и формирование коалиций с близкими соратниками президента Путина. Тут можно назвать два ярких примера. Первый – Алексей Мордашов, который вместе с Юрием Ковальчуком и «Сургутнефтегазом» стал участником крупнейшей в России медиаимперии Национальная медиа группа. НМГ появилась в 2008 году и стала не просто влиятельным игроком во внутрироссийской информационной политике, но и примером эффективного союза капитала 90-х с путинским политическим ресурсом.

Еще один пример – Леонид Михельсон – единственный частный крупный предприниматель, уцелевший на газовом рынке России, где с приходом Путина к власти начался процесс поглощения и выдавливания «Газпромом» всех независимых производителей. «Новатэк», чья сделка по продаже блокпакета акций французской Total сорвалась в 2005 году, попытался приспособиться ко все более агрессивной среде с помощью частичной сдачи «Газпрому», получившему в 2006 году 19,9% акций независимого газового производителя. Однако гарантий сохранности не дало и это. Следующий шаг был сделан в 2009 году, когда партнером Михельсона стал товарищ Путина по кооперативу «Озеро» Геннадий Тимченко. С тех пор и отношения с иностранцами выстроились, и бизнес был выведен из-под политических рисков.

Такие бизнесмены сейчас тоже оказываются уязвимыми, но уже не из-за давления околовластных игроков, а из-за токсичности их политических партнеров. Тот же Тимченко был вынужден выйти из «Новатэка» (сохранив, правда, свою долю через Volga Group), минимизируя возможное влияние санкционного режима на работу компании.

Положение Мордашова в этом смысле, с одной стороны, лучше – Ковальчук не участвует в его металлургическом бизнесе. Но с другой стороны, сложнее – администрация Трампа выбирает мишени с учетом не только политических факторов. Главная жертва последних санкций – Олег Дерипаска – не имел крупных бизнес-партнеров из путинского окружения, но попал под удар из-за роли «Русала» на рынке алюминия в США.

Наличие политически влиятельного, приближенного к президенту партнера снижает интерес со стороны силовиков и помогает расширяться внутри страны (последний пример – покупка «Новатэком» госкомпании «Алроса»: сделку удалось провести, несмотря на сопротивление самого Игоря Сечина). Но чем сильнее будет санкционное давление, тем жестче будет проверяться на прочность союз друзей Путина с олигархами 90-х и тем уязвимее будет их бизнес-модель в глазах конкурентов и иностранных инвесторов.

Бизнес на службе

Еще одна наиболее интригующая группа российских крупных собственников – это ельцинские олигархи, ставшие путинскими бизнесменами: Олег Дерипаска, Роман Абрамович, Алишер Усманов и некоторые другие, кто сумел не только остаться частью бизнес-элиты, но и отличиться какими-то заслугами перед Кремлем. Всех их объединяет опыт совместного с Путиным урегулирования того или иного кризиса, решения каких-то общих задач.

Олег Дерипаска еще много лет назад, оказавшись в остром конфликте с США, досрочно встроился в антиамериканский тренд, гармонично совпав с настроениями в Кремле. Попытки достучаться до американской элиты (например, в вопросах получения визы) создавали проблемное поле, пересекающееся с президентским, и содействовали сближению политических и корпоративных интересов.

Свои заслуги перед Путиным имеет и Роман Абрамович. В свое время он сыграл политическую роль в деле ЮКОСа, в качестве особой политической повинности брал на себя развитие Чукотки, проявлял особый уровень патриотизма, финансируя российский футбол.

Привилегированное положение занимает и Алишер Усманов. Под его контролем находятся важные коммуникационные ресурсы внутри России (прежде всего «ВКонтакте»), отобранные когда-то у несговорчивых предпринимателей.

Эти бизнесмены имеют определенную политическую значимость персонально для президента, а значит, внутри страны они, вероятно, застрахованы от худших сценариев типа насильственного отъема собственности и тем более посадки. Однако определенная политическая значимость не равнозначна устойчивым благоприятным условиям. В психологии путинской элиты готовность предпринимателей оказывать услуги или участвовать в разрешении сложных политических проблем – разновидность государевой службы, а тут могут как помиловать, так и разжаловать.

Как Кремль будет спасать эту категорию бизнесменов, попавших под санкции, мы узнаем очень скоро на примере Олега Дерипаски. В любом случае потенциальный масштаб такой помощи весьма ограничен: чем больше будет компаний, попавших под санкции, тем сложнее будет применять его универсально, в отношении всех.

Обсуждаемые сегодня механизмы создания внутренних офшоров, освобождения от налогов, предоставления кредитов не могут применяться в масштабах всей экономики. Поэтому и появляется альтернатива – перераспределение собственности в пользу государства или хозяйствующего субъекта – условного агента государства. Политическая значимость таких бизнесменов, как Дерипаска, может гарантировать учет их базовых интересов, но вовсе не сохранность и тем более успешность бизнеса после санкций.

Олигархи по-путински

Все упомянутые бизнесмены в той или иной степени – выходцы из 90-х. Тот самый ельцинский олигархат, который при Путине превратился просто в крупных собственников, пытающихся приспособиться к новой политической реальности, сохранить и приумножить свои активы, выведя их из-под внутриполитических рисков. В этом плане пресс-секретарь президента Дмитрий Песков прав, когда говорит, что в России больше нет олигархов, ведь под олигархами, как правило, понимают именно бизнесменов ельцинской эпохи.

Однако за последние 18 лет в России сформировался и новый олигархат, представленный близкими соратниками президента, которые получили в управление крупные активы, фиксирующие их особое положение внутри российской элиты. Этот тип олигархов функционирует в весьма ограниченных условиях. Как правило, они не владеют активами, а лишь управляют ими (Игорь Сечин в «Роснефти», Сергей Чемезов в «Ростехе»). А если и владеют, то их доходы все равно полностью зависят от близости к государству и госкомпаниям, от обслуживания их интересов, выполнения госзаказов (Ротенберги, Тимченко, Ковальчуки).

Смена власти означает для них угрозу потерять активы и экономические возможности. Такая зависимость также подразумевает и ограниченность политического влияния. В отличие от олигархата 90-х годов, когда крупный бизнес прямо участвовал в принятии политических решений и даже определял их (например, при переизбрании Бориса Ельцина в 1996 году), нынешний окологосударственный олигархат имеет влияние лишь по ограниченному кругу вопросов и находится по отношению к власти в подчиненном положении.

Для путинских олигархов санкции могут стать даже не угрозой, а возможностью теснее прижаться к государству. Ключевой актив для этой категории не сами компании, которыми они управляют, а подключение к системе распределения благ со стороны власти. А там логика работает иначе: чем сильнее давление Запада, тем глубже может быть их интеграция в политические и государственные процессы. При этом для государства приоритетом будет оставаться не самочувствие путинских олигархов, а состояние крупных предприятий, неблагоприятное положение которых может привести к тяжелым социально-экономическим последствиям регионального или даже федерального масштаба.

Как бы дальше ни менялся санкционный список лиц и компаний, российское государство будет вынуждено разделить появляющиеся риски, минимизируя социально-экономические последствия для соответствующих отраслей и регионов. А это приведет к новому витку перераспределения собственности от тех, кто токсичен, в пользу тех, кто имеет больше инструментов для решения текущих задач, то есть в пользу близких к государству игроков, но вовсе не обязательно путинских друзей.

Не менее важным процессом, чем спасение отдельных компаний, станет для государства купирование макроэкономических рисков: нестабильность на валютных рынках, инфляция, падение уровня доходов населения и прочие системные вызовы санкционного периода.

Главная дилемма будет заключаться в том, нужно ли либерализовать экономику и дать больше свободы хозяйствующим субъектам или передать все в руки государства. Логике экономического развития будет противопоставлена логика геополитического противостояния, запросу на реформы – приоритеты безопасности и контроля. Все это создает сильный соблазн поставить президента перед отчасти искусственным выбором между экономикой и государством. И если такой выбор в итоге будет обозначен, значит, по сути, он уже сделан и логика войны победила логику развития.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > carnegie.ru, 19 апреля 2018 > № 2575972 Татьяна Становая


Казахстан. Турция. Сирия. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Армия, полиция > inform.kz, 19 апреля 2018 > № 2575968

Президент Казахстана с официальным визитом посетит Турцию

Министр иностранных дел Кайрат Абдрахманов находится с официальным визитом в Турецкой Республике. В центре переговоров в Анкаре - проработка содержательных вопросов предстоящего официального визита Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в Турцию летом этого года. Стороны также готовятся к заседанию Совета стратегического сотрудничества высокого уровня под председательством глав двух государств, сообщила пресс-служба МИД РК.

В ходе переговоров К.Абдрахманова с главой МИД Турции Мевлютом Чавушоглу стороны договорились в скором времени завершить согласование повестки дня и проектов документов, выносимых на подписание в рамках визита Президента Казахстана в Анкару. Также прорабатывается заключение ряда экономических контрактов. Наиболее перспективными сферами сотрудничества являются транспорт, сельское хозяйство, малый и средний бизнес, туризм. Казахстан заинтересован в развитии транспортно-транзитного потенциала двух стран.

Турция остается приоритетным инвестиционным партнером Казахстана. Правительства двух стран работают над реализацией договоренностей, достигнутых в ходе визита Президента Р.Эрдогана в Астану в сентябре прошлого года. Сторонами осуществляется совместная экономическая программа «Новая синергия». В целом с участием турецких инвесторов реализовано 32 проекта в несырьевых секторах экономики на сумму 1,4 млрд.долларов. Наиболее активными инвесторами являются «Yildiz Holding», «Eczacibasi Holding», «Abdi Ibrahim», «Anadolu Holding», «Aselsan Elektorinik», «YDA Holding». В настоящее время ведется работа по вхождению в Казахстан новых турецких компаний.

В 2017 году товарооборот между Казахстаном и Турцией в сравнении с предыдущим годом вырос на 28% и составил 1,9 млрд.долларов. Глава МИД рассказал об инициативах по модернизации казахстанской экономики, а также программе «Рухани жаңғыру». Интерес вызвало осуществление перехода казахского языка на латиницу.

Министры также обсудили подготовку саммита Совета сотрудничества тюркоязычных государств, а также деятельность Тюркской академии, базирующейся в Астане.

В ходе переговоров собеседники также выступили за дальнейшее укрепление Астанинского процесса по Сирии. «В условиях продолжающегося конфликта в Сирии Астана остается единственной эффективной площадкой для достижения прекращения кровопролития в Сирии. Странами-гарантами - Турцией, Россией и Ираном - созданы трехсторонний механизм по мониторингу режима прекращения боевых действий, рабочая группа по обмену задержанными, передаче тел погибших и поиску пропавших без вести, подписан Меморандум о создании зон деэскалации. Сегодня Астанинский процесс нуждается не только в продолжении, но и большей международной поддержке во благо улучшения ситуации на местах. При этом мы все должны полностью поддерживать Женевскую площадку под эгидой ООН как платформу для политического урегулирования», - подчеркнул К.Абдрахманов.

Визит казахстанской делегации продолжится встречами с политическим руководством Турции, представителями деловых кругов, экспертного сообщества и средств массовой информации.

Казахстан. Турция. Сирия. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Армия, полиция > inform.kz, 19 апреля 2018 > № 2575968


Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > uzdaily.uz, 19 апреля 2018 > № 2575918

В Трудовой кодекс Узбекистана внесена норма, которая запрещает отказывать в приеме на работу лицам с судимостью.

Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев 18 апреля подписал закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Узбекистан».

Закон принят Законодательной палатой 26 марта 2018 года и одобрен Сенатом 29 марта 2018 года.

Согласно документу, в Трудовой кодекс внесена поправка, запрещающая отказ в приеме на работу ранее осужденным лицам (за исключением случаев, предусмотренных законодательством).

Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > uzdaily.uz, 19 апреля 2018 > № 2575918


Узбекистан. ООН > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.uz, 19 апреля 2018 > № 2575813

Административные суды рассмотрели почти 90 тысяч дел в первом квартале

В первом квартале административные суды Узбекистана рассмотрели 4783 дела, вытекающих из публично-правовых отношений, сообщил «Газете.uz» официальный представитель Верховного суда Азиз Абидов.

Дела касались, в частности, оспаривания:

ведомственных нормативно-правовых актов;

решений, действий (бездействия) органов государственного управления и иных организаций, уполномоченных на осуществление административно-правовой деятельности, органов самоуправления граждан и их должностных лиц, не соответствующих законодательству и нарушающих права и охраняемые законом интересы граждан или юридических лиц,

действий (решений) избирательных комиссий,

отказа в совершении нотариального действия, регистрации записей актов гражданского состояния либо действий (бездействия) нотариуса или должностного лица органа записи актов гражданского состояния и обжалования отказа в государственной регистрации либо уклонения от государственной регистрации в установленный срок.

Таким образом, были восстановлены права 3416 граждан.

Также за отчетный период административными судами в отношении 102481 лица рассмотрено 84141 дело о правонарушениях, предусмотренных Кодексом об административной ответственности.

Анализ показал, что за истекший период административными судами больше всего рассмотрено дел, касающихся:

превышения водителями транспортных средств установленной скорости движения;

управления транспортными средствами в состоянии опьянения;

нарушения водителями транспортных средств правил дорожного движения, повлекших причинение потерпевшему легкого телесного повреждения либо существенного материального ущерба;

управления транспортными средствами лицами, не имеющими документов, предусмотренных правилами дорожного движения;

незаконной предпринимательской деятельности;

деятельностьи по перевозке пассажиров автомобильным транспортом без лицензии;

мелкого хулиганства;

невыполнения законных требований работника милиции;

нарушения правил паспортной системы;

нарушения правил пребывания в Республике Узбекистан.

При этом в отношении 73394 лиц назначены административные взыскания в виде штрафа, лишения специального права, административного ареста и выдворения за пределы Узбекистана.

Административные суды были образованы указом президента Узбекистана от 21 февраля 2017 года и начали деятельность с 1 июня 2017 года.

Узбекистан. ООН > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.uz, 19 апреля 2018 > № 2575813


Россия. США > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 19 апреля 2018 > № 2575695 Александр Шохин

«После кризисов Россия стала терять свое место в мире»

Глава РСПП: бизнес ждет новое правительство и не торопится с инвестициями

Петр Нетреба

Предприниматели ждут поддержки от государства на фоне ужесточения санкций США. Соответствующие переговоры с премьер-министром Дмитрием Медведевым начались 30 марта и продолжились 12 и 17 апреля. Бизнес настаивает на предсказуемой экономической политике и очередном моратории на изменение налоговой системы до 2024 года, рассказал в интервью «Газете.Ru» основной участник этих переговоров, глава РСПП Александр Шохин.

— Насколько сильный «запас прочности» у российского бизнеса перед внешними вызовами? Почему последние санкции США, объявленные 6 апреля, и эскалация российско-американских отношений по сирийской проблеме не нанесли глубокую травму экономике?

— Внешние вызовы сказываются на российских компаниях по-разному. Разумеется, вся российская экономика страдает из-за чрезвычайно высокой неопределенности и волатильности рынков, связанных с действиями ряда иностранных государств и, в частности, США. Так, курс рубля за последние несколько дней сначала испытал десятипроцентную девальвацию по отношению к евро и доллару США, а затем частично отыграл падение. Существенно снизились индексы ключевых российских фондовых площадок. Так, с 6 по 12 апреля 2018 года индекс РТС снизился с 1236,5 до 1125,1 пункта, максимально опустившись за указанный период до 1083,5 пункта. За аналогичный период индекс Московской биржи опустился с 2281,2 до 2210 пунктов при минимальном уровне в 2090,9 пункта.

В результате в «водоворот» попали даже те компании, в отношении которых новые ограничения не были введены, но которые были в той или иной форме связаны с соответствующими секторами экономики.

Кроме того, из-за новых санкций существенно осложнился трансферт технологий из-за рубежа. Так что я бы не стал говорить о том, что последние санкции остались не замеченными российской экономикой, по крайней мере, в краткосрочном периоде.

Впрочем, на сегодняшний день в условиях высокой зависимости бюджетных поступлений от углеводородов подпадание под санкции металлургов сказывается на пополнении российского бюджета не настолько сильно, как было бы в случае распространения аналогичных ограничений на нефтегазовый сектор. Так, министр финансов Антон Силуанов в конце 2017 года прогнозировал долю нефтегазовых доходов в бюджете России в 2018 году в 37%.

Что касается отдельных компаний, то их устойчивость перед внешними вызовами и точечными санкциями связана со значимостью в их бизнесе внешних рынков в целом и рынков государств, введших санкции, в частности. Немаловажна и зависимость бизнеса от доллара США. Для попавших под санкции компаний исполнение контрактов в долларах будет крайне затруднено, если вообще возможно. Соответственно, особенно актуальной становятся задачи выхода на новые рынки и заключение контрактов в иных иностранных валютах или в рублях.

Кроме того, последние санкции привели к дополнительному росту неопределенности ввиду разрыва между реальной стоимостью акций попавших под санкции компаний в соответствии с рыночными условиями и показателями их деятельности, с одной стороны, и фактической оценкой компаний на основе спекулятивных действий и опасений рынка, с другой. При этом последние события не слишком сильно сказались на волатильности рынков сырья и продукции, производимой бизнесом, пострадавшим от санкций.

Это говорит о том, что после некоторого успокоения рынков цена акций компаний может постепенно вырасти. Соответственно, в выигрыше могут оказаться те инвесторы, которые не поддадутся панике и приобретут ценные бумаги российских компаний.

— Стоит ли сейчас относиться к задаче, повторно поставленной президентом, по увеличению экономического роста до среднемировых 3—4% как к реалистичной? Тем более, что эта задача ставилась неоднократно и ни разу не была выполнена. А к 2018-му году мы подошли с ростом всего 1,5%, что, скорее, похоже на стагнацию …

— Действительно, президент уже не первый и даже не второй раз ставит задачу о темпах роста. Еще в 2007 году, перед кризисом 2008 - 2009 годов, стояла задача догнать и перегнать по душевому ВВП Португалию и стать пятой экономической державой в мире. Многим из этих задач уже второй десяток лет. А после двух кризисов, 2008 — 2009 годов и 2015 — 2016 годов, Россия стала терять свое место в мировой экономике и торговле.

Но дело не только в цифрах. Мне кажется, более важно то, что президент в последнем послании Федеральному собранию акцентировал внимание, прежде всего, на необходимости технологического развития.

Хроническое отставание России в технологиях, какие бы темпы роста ни были, все равно не позволяет сохранить свое место и влияние в глобальной экономике, в глобальном разделении труда, в глобальных цепочках добавленной стоимости.

Отсюда одновременно и такие добавки, если можно так выразиться, к этим макроэкономическим сюжетам: мы обязаны не только в экономике, но и в цифровизации управления, в подготовке кадров выходить на рубежи передовых стран. А для этого нужен рывок.

— Как его обеспечить?

— Еще десять лет назад можно было полагаться на углеводороды. И за счет этих ресурсов какие-то задачи можно было решать, потихонечку трансформируя экономику, снижая зависимость от экспорта нефти и сырья. Сейчас таких возможностей все меньше и меньше. Сырьевые экспортные товары, прежде всего, нефть, подешевели, и перспектив выйти на цифры, которые еще недавно казались незыблемыми, нет.

Ситуация нас подталкивает к тому, чтобы двигаться как можно быстрее. Прежде всего, это надо делать в высокотехнологичных производствах. Двигаться надо, основываясь на притоке инвестиций в основной капитал. Не случайно появилась еще одна задача — выйти на уровень инвестиций в основной капитал не ниже 25% ВВП. И здесь мы наталкиваемся на нашу традиционную проблему — уровень инвестиций у нас намного ниже уровня сбережений. То есть деньги в экономике, у населения есть, но инвестиций мало.

Поэтому необходимо создать условия для трансформации сбережений в инвестиции и на основе этого сделать рывок в экономическом росте. Эту задачу надо немного по-другому, может быть, переформулировать, чтобы было понятно, что речь не идет об установке роста в 1,5% ВВП или 3,8%. Это только внешний индикатор. По существу нужно, действительно, сделать рывок на основе более активного инвестиционного процесса.

Он, в свою очередь, возможен только на основе расширения пространства экономической предпринимательской свободы, на основе частной собственности и частной инициативы.

Если мы выстроим эту цепочку правильно, то выйдем на ту траекторию, которая нам позволит развиваться именно темпами между Германией и Китаем.

— Где можно взять деньги на инвестиционный рост: в федеральном бюджете, у корпораций или населения?

— Бюджет не должен быть основным инвестором, он должен быть соучастником процесса. Государство должно создавать нормальные условия для того, чтобы и население, и корпорации, и малый бизнес, а не только крупные компании и корпорации, инвестировали в развитие производства.

Наши исследования показывают, что бизнесу и населению не хватает уверенности в завтрашнем дне. Неясно, какая будет экономическая политика, будут ли повышаться налоги, будут ли страховые платежи оставаться страховыми или через бюджет будут приходить в виде неких пособий. Даже в чисто экономическом поле есть много развилок и вопросов, на которые пока нет ответов. Эти ответы нам обещают дать «как только — так сразу».

Вот, прошли выборы, пройдет инаугурация, будет сформировано новое правительство — и оно ответит на все эти вопросы. Коль скоро это так — можно подождать. Подождать и не торопиться с теми или иными проектами, планами развития компаний и так далее.

Многим корпорациям до сих пор непонятна не только конкретная конструкция тех или иных видов налогов, таких как, например, НДС или налог на прибыль. Разговоры о налоговом маневре подзатихли, но я думаю, что точка не поставлена. В мае эта дискуссия начнется, может быть, с новой силой. Но бизнесу до конца не понятны окончательные решения по донастройке налоговой системы, даже безотносительно к налоговым маневрам.

Возьмем неналоговые платежи. Мораторий некоторый на их повышение был объявлен. Тем не менее, креатив и федеральных, и региональных, и муниципальных органов власти, и бюджетных учреждений различного уровня таков, что можно обложить этими неналоговыми платежами бизнес так, что мало не покажется. Даже стабильность налоговой системы здесь не поможет. Не случайно, что бизнес последнее время сконцентрировал свой диалог с правительством именно на теме неналоговых обязательных платежей.

Например, те же экологические и утилизационные сборы. Мы понимаем, что экология важна. Но очень плохо, когда нет определенности в том, как соотносится экологическая компонента с фискальной. Если эти платежи будут переданы в Налоговый кодекс и будут администрировать ФНС, то это будет еще с большей очевидностью фискальным компонентом системы, нежели экологическим.

Далее, страховые взносы. Ликвидируют ли все страховые фонды, по сути дела, и будет эта система частью бюджетной? Или сохранится страховое начало в деятельности того же Фонда социального страхования? Что будет с накопительной пенсионной системой? Таких вопросов, к сожалению, очень много.

Последнее время мы часто упражняемся в разработке стратегических документов. Но окончательных ответов на многие, на первый взгляд, частные вопросы нет.

А таких частных вопросов так много, что это, вообще-то, превращается в системную проблему отсутствия предсказуемости экономической политики.

— До выборов президента многие ждали тот или иной вариант социально-экономической программы, а получили краткое поручение администрации президента разработать «национальные цели развития РФ на период до 2024 года». Как вы будете определять приоритеты?

— Это вы ждали. На самом деле, раньше середины мая 2018 года ждать этой программы не стоит. Экономическая программа действующего президента и одновременно кандидата в президенты не может быть чересчур конкретной. Слава богу, что в ней не было популистских обещаний решить те или иные вопросы, как предлагали другие его соперники по выборам.

Возьмем пример другого рода. Есть такой непредсказуемый президент Дональд Трамп. Он, действительно, импульсивный и непредсказуемый. Тем не менее, он одно из своих ключевых предвыборных обещаний реализовал, принял налоговую реформу, даже несмотря на то, что ее не так просто было провести через Конгресс. То есть даже наиболее чувствительные реформы можно быстро не только объявить, но и реализовать.

Честно говоря, мы хотели бы жить не в сослагательном наклонении. Мы не имеем права тратить время понапрасну. И так его много потеряли.

Кроме того, у нас пакет тех или иных реформ уже есть. Даже если взять наработки Центра стратегических разработок, то многие из них можно реализовывать с колес. Например, предложения по судебной реформе. Некоторые изменения в процессуальных нормах, в УПК, в КОАПе, в процессуальном кодексе Верховный Суд сейчас вносит в Госдуму. Безусловно, ничто не мешает еще дальше продвинуться на пути снижения правоохранительного давления на бизнес.

РСПП еще пару лет назад выдвинул такие предложения. Так, мы давно ставили вопрос о том, чтобы члены органов управления хозяйственных обществ применительно к уголовному преследованию рассматривались как предприниматели. Есть такая гуманная норма в законодательстве, что нельзя предпринимателей арестовывать до суда. Но в реальности предпринимателями оказывались индивидуальные предприниматели, предприниматели без регистрации юридического лица и так далее. Сейчас в Государственной Думе уже в первом чтении рассмотрен вопрос о поправках, согласно которым, председатели советов директоров и члены советов директоров, наблюдательных советов, члены правления будут приравнены к предпринимателям. Тогда их нельзя будет закрывать до суда, а придется использовать другие формы — домашний арест, залог или поручительство. Хотя понятно, что от новой формулировки до имплементации этой нормы дистанция огромного размера.

Мы также считаем, что надо больше использовать механизмы чисто фискального наказания. Если возмещается ущерб, платится штраф в бюджет, то по определенным составам преступлений надо освобождать от уголовной ответственности. Такая финансовая ответственность уже достаточно сильное наказание. Есть целый ряд других предложений, которые мы обсуждаем, в рамках созданной два года назад рабочей группы по мониторингу правоприменительной практики в отношениях бизнеса и правоохранительных органов. Если этот набор обсуждаемых и лежащих на поверхности предложений будет не только обсужден, но и доведен до поправок в законодательство, а эти поправки может внести президент, то их можно принять уже в рамках весенней сессии Думы. Это будет серьезный шаг в направлении создания большей определенности и предсказуемости деловой среды.

Безусловно, какие-то вещи нужно делать, если угодно, показательно. Я имею в виду не показательные процессы и возбуждение дел против членов списка российского Forbes. Я имею в виду показательные действия, например, по снижению доли государства в экономике. Но пока что мы видим, что доля государства в экономике все время растет. Так расчистка банковского сектора тоже привела к увеличению доли государства.

Конечно, мы видим заявления ЦБ, что все, по сути, национализированные через Фонд консолидации банковского системы банки будут продаваться. Но вопрос в том, кто их будет покупать. Иностранных инвесторов особо нет, и в ближайшее время, наверное, не будет. Стало быть, деньги нужно искать внутри. Но для этого должна быть определенность в том, что банковский бизнес будет доходным, перспективным и маржинальным. Выставить на продажу легко, а продать не так просто.

Поэтому очень важно государству определиться, что важнее, фискальная компонента от сокращения доли государства, от приватизации либо структурно-институциональная.

Мы считаем, что ожидания продать подороже привели к тому, что доля государства в экономике вдвое увеличилась. Кроме того, мы видим, что фискальный интерес реализовать очень сложно. Поэтому нужно идти через структурный интерес. Расширять поле частной инициативы и частного капитала. И за счет этого рассчитывать, что в будущем мы получим дополнительный эффект от сокращения расходов государства и бюджета на поддержку госкомпаний и в расчете на расширение налоговой базы. Такие демонстрации очень нужны как показатель того, что государство начинает двигаться в этом направлении.

— А нужна ли бизнесу реформа надзорных и карательных органов власти, например, создание аналога ФБР — структуры, совмещающей в себе функции СК, ФСБ и МВД?

— В конце 1991 года, когда развалился СССР и полномочия перешли к российскому правительству, возникла идея создать министерство государственной безопасности, слив МВД и остатки КГБ. Просуществовала эта объединенная конструкция очень недолго. Потому что сразу возникло ощущение, что это будет структура-монстр с концентрацией всей власти в одних руках.

И сейчас объединять в одном месте силовые функции достаточно опасно.

Но нужно ли держать в каждом правоохранительном органе свои следственные подразделения — это тоже вопрос. Можно говорить о необходимости большего прокурорского надзора за следствием. И, в этом смысле, считаю, что можно поддержать генерального прокурора Юрия Чайку, который недавно как раз говорил о том, что часть полномочий прокуратуре неплохо было бы вернуть, которые при реформе, связанной с созданием СКР, прокуратура потеряла.

Речь идет, прежде всего, о том, чтобы прокуратура представляла интересы государства, в том числе в судебном процессе. Когда я говорил о том, что в ряде случаев по экономическим преступлениям надо расширить перечень составов, при которых возмещение ущерба и штраф являются достаточным наказанием, здесь мы должны больше ориентироваться на оценку интересов государства. А так у нас обвинительный уклон: следователь начал, прокурор поддержал. Судье деваться некуда, лучше поддержать и тех, и других, а то, глядишь, следователь придет выяснять, почему судья такой добренький. В результате у нас нет в этой системе защиты интересов именно государства, а не конкретных ведомственных интересов. Может быть, какая-то реформа здесь в ближайшее время и имеет право на существование, но не в виде концентрации всех следственных действий в одних руках.

— Так ли остра, по-вашему, в бизнес-среде проблема наследования, как об этом говорят эксперты?

— Мы считаем, что многие элементы англосаксонского наследственного права не мешало бы инкорпорировать в российскую правовую систему. В частности, условное наследство. Когда наследство передается наследникам при условии, что они выполнят какие-то обязательства. Например, не распылять тот или иной пакет акций. Наше законодательство не позволяет это делать. В итоге богатые и не очень богатые, средние предприниматели обращаются к англосаксонскому праву, к их наследственным фондам, трастам и так далее. Не потому, что они бегут из России, а потому, что наше законодательство несовершенно. И мы поддерживали инициативы депутатов, в частности, председателя комитета по госстроительству Госдумы Павла Крашенинникова, что законодательство нужно усовершенствовать и повысить привлекательность российской юрисдикции для наследственных дел. Вот недавно один из ведущих предпринимателей заявил, что он уже готовится к тому, что придется передавать бизнес наследникам. Но он выставил условие, что распыления акций не будет. Но это условие по российскому законодательству не проходит. Значит, придется регистрировать все эти наследственные фонды или соответствующие условия «на той стороне».

Мы уже много сделали для повышения привлекательности российской юрисдикции. И решение еще и наследственного вопроса, может, не главный, но очень важный, на мой взгляд, шаг. Это не значит, что мы должны переходить с континентальной системы права на англосаксонскую. Но многие элементы англосаксонской системы вполне можем инкорпорировать в российско-континентальную, по сути дела, правовую систему.

— Как долго еще стоит продолжать обсуждать варианты изменений налоговой системы? Вы говорите о том, что до сих пор толком не известно, в каком объеме бизнес несет налоговую нагрузку: «Надо сначала все посчитать и, когда правительство предложит налоговый маневр, придерживаться этого объема, не допуская роста налогов». Почему Вы опасаетесь, что базовое предложение Минфина налогового маневра по формуле 22% на 22% все же приведет к росту налоговой нагрузки?

— Общая конструкция такова, об этом министр финансов неоднократно говорил, что любой такого рода маневр обладает фискальной нейтральностью. То есть повышения ставок не будет. Нам нужно, оценивать последствия не только макроэкономические, что доля налогов в ВВП не увеличится, а если будет увеличиваться, то только с точки зрения улучшения собираемости, как это произошло в 2017 году.

Нас сейчас больше интересует роль налогов, стимулирующая инвестиционный процесс. В этой связи надо дать ответ на многие вопросы. Например, должна ли в современной цифровизирующейся экономике снижаться цена труда? Труд у нас дефицитный ресурс. Главный ли фактор то, что экономика находится в тени и у нас высокие затраты на труд, в связи с чем многие работодатели, как считается, платят в конверте? Поэтому суммарный платеж страховых платежей в 30% — это тормоз для того, чтобы обелить экономику? А снижение до 22% — это уже стимул выходить из тени или нет? У нас же ведь сейчас суммарная ставка страховых платежей 34%. А 30% – это, вообще-то, льготная временная ставка.

Я считаю, что если мы зафиксируем 30% как постоянную ставку страховых взносов, это уже бы повысило предсказуемость этой системы.

Если же мы повысим НДС или введем налог с продаж, то это приведет к сужению спроса. У нас только-только начали расти реальные доходы населения. До этого они несколько лет только снижались. Теоретически можно перераспределить нагрузку в сторону косвенных налогов, но сейчас для этого не самое подходящее время.

Поэтому идет спор о том, можем ли мы в ближайшие годы сделать рывок на основе этого налогового маневра, либо нам что-то другое нужно. Улучшение предпринимательского климата и деловой среды может сыграть более существенную роль, чем такое перераспределение налоговой нагрузки.

Я не считаю, что наша налоговая система совсем уж неэффективная. Она по многим параметрам лучше налоговых систем, существующих в ряде других стран. Донастраивать ее, безусловно, нужно. Мы как раз и предлагаем правительству думать на эту тему. Могут быть использованы механизмы селективной, выборочной поддержки, не отраслей и регионов, а инвестиционных процессов. Например, есть специнвестконтракт. Сейчас готовится закон о развитии этого механизма. Главная идея в том, что инвестор, принесший свой миллиард рублей, получит гарантию от всех регуляторов в том, что условия реализации проекта не будут меняться весь период его окупаемости. Мы должны открыть всем, кто готов инвестировать, возможность это сделать и получить предсказуемость на разумный период. Это же ответ и на вопрос о том, как использовать инвестиционный ресурс компании.

Сейчас ликвидность есть, а предсказуемости нет.

— То есть решение по налоговой модели может быть отложено…

— Нет, я считаю, что его не надо откладывать, надо принимать решение.

— И это решение не должно нарушить действующую модель?

— Принципиально не трогая нынешнюю модель.

А решение, на самом деле, состоит в том, что какое бы решение или отсутствие решения ни имело место, нам лучше его заморозить не на год-два, а до 2024 года как минимум.

— Вам удалось добиться от правительства исчерпывающего перечня неналоговых платежей?

— Такой перечень мы в принципе, имеем. У нас есть версия бизнеса из 70 с лишним платежей обязательных платежей. И есть версия Минэкономразвития и Минфина, в которых около 50 платежей. Даже если считать, что эти 50 позиций предмет для обсуждения, то уже сейчас мы договорились о том, что мы их рассортируем. Некоторые из этих платежей носят характер государственной пошлины. Их можно смело убрать в тот раздел Налогового кодекса, который так и называется «Государственные пошлины». А некоторые платежи носят характер коммерческих услуг. В этом случае проблема, оказывается, связана не только с неналоговыми платежами, а со всей бюджетной системой.

Многие функции федеральные региональные и муниципальные органы исполнительной власти перекладывают на бюджетные учреждения, которые они создают. Чтобы получить то или иное решение федерального органа, предприниматели вынуждены идти по указанному им адресу и за деньги получать ту или иную экспертизу. Например, в одном из регионов требуется такая спецоценка условий труда, когда вы должны оценить к какой категории относятся условия труда, там высокие риски, низкие, по заболеваемости, профессиональные и т.п. Компании делают этот аудит за деньги и, казалось, получают результат. Но в регионе вводится платеж за экспертизу качества выполненных экспертиз условий труда. И опять бизнес платит.

То есть, можно придумывать многочисленные пирамидальные системы неналоговых платежей, которые никто не контролирует. И если мы переводим неналоговые платежи в закон, что-то надо делать с этими бюджетными учреждениями, которые работают на своеобразном хозрасчете. Если мы им устраняем возможность зарабатывания денег на бизнесе, то их нужно финансировать из бюджета. Но если мы их в свободный полет пускаем, они будут резвиться сколь угодно долго.

Сейчас мы договорились с правительством, что часть неналоговых платежей будут отражены в Налоговом кодексе, а часть — в отдельном законе. В этом законе самый важный пункт будет о том, что реестр платежей будет устанавливаться на федеральном уровне. Лезть в этот перечень можно только через закон. Это такой минимум, о котором мы договорились. Но многое зависит от того, что мы включим в Налоговый кодекс. Для бизнеса включение неналоговых платежей в Налоговый кодекс дает плюс в том, что это высокий уровень законодательства. А минус в том, что сейчас за неуплату этих неналоговых платежей грозить только административное наказание. Но если они попадут в Налоговый кодекс, наказание станет уголовное. Поэтому нам важно посмотреть, а являются ли эти платежи налогами, как нас убеждают некоторые наши оппоненты. Например, экологический сбор, утилизационный, «Платон», и так далее, когда их вводили, говорили о сугубо целевом характере этих взносов.

Поэтому лучше сделать первый шаг, понимая, что потребуется и второй: принять универсальный закон о неналоговых платежах и механизме их введения, пересмотра ставок, который бы поднял бы уровень принятия решений. Спор с правительством еще идет, но теперь по деталям. Сейчас мы смотрим по каждому виду платежей куда лучше их перевести: в Налоговый кодекс или в отдельный закон, или вовсе отменить. Мы считаем, что начинать надо с того, чтобы часть их отменить. Потому что они явно являются результатом креатива органов власти и тех бюджетных учреждений, которых расплодилось чересчур много.

-Какой реформы институтов социальной поддержки вы ждете? Надо ли объединять ПФР, ФОМС и ФСС «физически» или достаточно оцифровать их данные в единую базу?

— Мы 15 с лишним лет выстраивали систему страховых платежей, и не случайно все эти фонды называются страховыми. Если их сейчас все погрузить в бюджет и сделать просто «мешками», через которые проходят платежи, с администрированием через ФНС, наверное, можно что-то сэкономить. На численности, на зданиях и сооружениях. Но я бы не торопился их объединять в одно ведомство. Системы по-разному функционируют. Например, ФОМС страховым принципам особо не следует. В ряде случаев мы видим, что регионы, уплачивая взносы за неработающее население, несут нагрузку в меньшем объеме, чем работодатели, платящие за своих работников. А стандарты обязательного медицинского страхования равнозначны — что для работающих, что для неработающих.

Но что касается Фонда социального страхования, то он на 95%, если не больше, страховой фонд. Там не страховых платежей всего два: единовременное пособие при рождении ребенка и пособие женщинам, ставшим на ранний учет при небольших сроках беременности. Если эти два платежа отдать в бюджет, все остальное — страховое.

Конечно, многие вещи можно реформировать.

Но лучше, если принципы совершенствования страховой системы будут обсуждаться с социальными партнерами — работодателями и профсоюзами, как это делается, например, в Германии. Государство не вмешивается в эту систему, оно создает только базовые условия, и даже тарифы не обсуждаются.

Мы считаем, что вполне можем выйти на такой же механизм. Изъять Фонд социального страхования из государственной системы и сделать его публично-правовой компанией, с особым регулированием, со своим фондом и самостоятельным определением тарифов. Это все могут делать социальные партнеры. Это и предмет коллективных договоров, и отраслевых тарифных соглашений, генерального соглашения социальных партнеров. Государству туда лезть, в принципе, незачем.

Россия. США > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 19 апреля 2018 > № 2575695 Александр Шохин


Казахстан. СНГ > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inform.kz, 19 апреля 2018 > № 2575689

Соглашение СНГ об информбезопасности ратифицировал Парламент РК

Сенат Парламента РК принял Закон «О ратификации Соглашения о сотрудничестве государств-участников СНГ в области обеспечения информационной безопасности», передает корреспондент МИА «Казинформ».

«Принятие законопроекта позволит проводить совместные скоординированные мероприятия, направленные на обеспечение информационной безопасности государств-участников СНГ. Ратификация соглашения позволит осуществить взаимодействие и сотрудничество по следующим направлениям. Это организация трансграничной передачи информации, совершенствование технологий защиты информационных систем и потенциальных и реальных угроз, установление согласованного порядка сертификации и взаимного признания результатов сертификации средств защиты и информации», - сказал на пленарном заседании Сената министр оборонной и аэрокосмической деятельности РК Бейбут Атамкулов.

По его словам, данное соглашение регулирует взаимодействие между странами-участниками СНГ в части совместного обеспечения информационной безопасности посредством разработки межгосударственных стандартов, анализа и оценки угроз безопасности информационных систем.

«Принятие законопроекта не повлечет негативных социально-экономических, экологических и правовых последствий. И не потребует дополнительных затрат из республиканского бюджета», - заверил министр.

Решение о принятии закона было принято единогласно. Также Б. Атамкулов объяснил, с чем связан долгий процесс принятия закона.

«Действительно, ратификация соглашения идет с 2012 года, достаточно долго. Скорее всего, это было связано с тем, что были административные реформы и данные компетенции и функции переходили из одного органа в другой, а с созданием нашего министерства мы стали уполномоченным органом», - отметил глава ведомства, отвечая на вопросы сенаторов.

Казахстан. СНГ > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inform.kz, 19 апреля 2018 > № 2575689


Таджикистан. Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > news.tj, 19 апреля 2018 > № 2575661

Таджикистан ратифицировал Договор о госгранице с Узбекистаном

Аваз Юлдашев

Маджлиси намояндагон Маджлиси Оли Таджикистана сегодня без обсуждения и единогласно ратифицировал подписанный в марте текущего года Договор об отдельных участках таджикско-узбекской государственной границы.

Выступая по данному вопросу перед народными избранниками, первый заместитель главы МИД республики Низомиддин Зохиди отметил, что вышеназванный Договор охватывает демаркацию и делимитацию свыше 192 километров на границе двух государств.

По его словам, на сегодняшний день неопределенным остается всего один участок на таджикско-узбекской госгранице.

«Договор вступает в законную силу после того, как Таджикистан и Узбекистан обменяются ратификационными грамотами по данному вопросу», - отметил Зохиди.

Спикер Шукурджон Зухуров назвал Договор очень важным и нужным документом для развития отношений Душанбе с Ташкентом.

Депутаты сегодня также приняли предложенные правительством страны поправки в закон республики «О правовом статусе иностранных граждан и лиц без гражданства в Республике Таджикистан».

Поправки существенно смягчают условия пребывания иностранных граждан на территории страны.

Поправки в вышеназванный закон исходят из поручений президента Таджикистана Эмомали Рахмона, высказанных в послании парламенту страны 22 декабря прошлого года.

Тогда президент заявил, что опыт и анализ показывают, что трехдневный срок нахождения иностранных граждан на территории Таджикистана без обязательной регистрации в органах внутренних является недостаточным.

Он тогда поручил правительству страны принять соответствующее постановление о продлении срока регистрации в органах внутренних дел до 10 рабочих дней.

Депутаты сегодня также приняли поправки в закон «О правовом статусе иностранных граждан и лиц без гражданства в Республике Таджикистан»: иностранные граждане на территории республики могут находиться до 10 рабочих дней, не считая выходные и праздничные дни.

На сегодняшний день, иностранцы по прибытию представляют заграничные паспорта для регистрации в пункт назначения в течение 3-х суток, исключая праздничные и выходные дни.

Сегодня парламентарии также приняли поправки в Кодекс об административных правонарушениях Республики Таджикистан.

Согласно одобренным поправкам лица, присвоившие гриф «секретно» несекретным сведениям, будут оштрафованы на сумму от 400 до 500 сомони.

Таджикистан. Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > news.tj, 19 апреля 2018 > № 2575661


Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 19 апреля 2018 > № 2575296

Перегибы и невыносимая жестокость — Оренбуржье, 18 апреля

Обзор событий и происшествий за день 18 апреля

В Оренбуржье прошедший день, 18 апреля, выдался информационно насыщенным. Все ведущие СМИ региона осветили заседание заксобрания области, где было рассмотрено более 45 вопросов. В центре внимания также оказались резонансные уголовные дела и решение о закрытие очередного торгового центра.

Отчёты омбудсменов

19 апреля уполномоченные по правам ребенка и правам человека предоставили депутатскому корпусу законодательного собрания свои отчёты. Омбудсмен по правам человека Анатолий Чадов сразу начал отвечать на вопросы фракций. Его доклад опубликован на официальном сайте регионального парламента. «Единую Россию» интересовала ситуация, связанная с реализацией программы по переселению из аварийного жилья. Чадов отметил наличие перегибов на местах и подчеркнул, что диалог с переселенцами ведётся с позиции силы. После доклада депутаты обратили особе внимание на то, что в домах престарелых плохие условия. Добавим, что официального вопроса по этому поводу к Чадову от фракций не ранее не поступало, хотя проблеме в докладе отведено много места.

Омбудсмен по правам ребенка Ольга Ковыльская отметила на фоне снижения числа детей-сирот, положительной динамики в решении вопроса по доступности дошкольного образования, сокращения числа подростковых суицидов появление новых вызовов безопасному детству и задач, которые необходимо решать. Она отметила, что на 10% увеличилось количество конфликтов в школах и детских садах. И призвала усилить психологическую службу в таких учреждениях. Фракцию «Единая Россия» интересовал вопрос отобрания детей из семей. Омбудсмен констатировала, что в 2017 году число отобранных детей снизилось на 29,7%. Фактов неправомерного отобрания из семей не выявлено. Она подчеркнула, что контролирующие и надзорные органы принимали все меры по сохранения кровной семьи для детей. Отобрание детей — это крайняя вынужденная мера.

Вопросы «Единой России» и «Справедливой России» оказались схожи по сути, и ответ на них Ковыльская объединила в один блок. Депутатов интересовал уровень конфликтности в школах, попытки суицида и пути решения этих проблем. Омбудсмен отметила рост на 10% обращений, связанных с реализацией права на получение образования. Не сокращается число жалоб, связанных с конфликтными ситуациями в школах и детских садах, нарушением педагогической этики, психологическим давлением учителей на учеников. По каждому такому обращению проводится проверка и принимаются меры.

Анализируя результаты проверки, аппарат уполномоченного по правам ребенка пришел к выводу, что роль служб школьной медиации крайне неэффективна, и складывается впечатление, что эти службы существуют только на бумаге. Под прицелом оказался и низкий уровень работы школьных психологов и социальных педагогов. В ряде школе их вовсе нет. Также Ковыльская подчеркнула, что суицид подростков не всегда является попыткой решить школьную конфликтную проблему. Омбудсмен призвала усилить психологическую службу в образовательных учреждениях.

Примечательно, что омбудсмен не только назвала проблемы, но и дала рекомендации и предложения по выходу из проблемных ситуаций. Что вызвало положительный отклик у депутатов.

Закон о тишине

18 апреля депутаты во втором чтении приняли так называемый закон о тишине. По словам заместителя председателя областного парламента Александра Трубникова, «самый, пожалуй, мирный закон вызвал самые бурные за последние полгода обсуждения в оренбургском сообществе».

«Обсуждались поправки и в Совете женщин, консультативном совете при Законодательном собрании, Общественной палате. Не все поправки, с которыми вышли губернатор и областной прокурор, были приняты в полном объеме по ряду причин. В итоге в законе из самых значительных появилась норма, устанавливающая так называемый «тихий час» — с 13 до 15 часов ежедневно», — сказал он.

В течение двух обеденных часов запрещены все шумные работы, громкая музыка. Обеспечение исполнения закона лежит в первую очередь на полицейских и участковых. Стоит отметить, что Оренбуржье не является пионером в принятии закона о тишине. Около 20 регионов России ввели нормы и правила по соблюдению тишины.

«Несколько слов о том, что не приняли и тоже очень бурно обсуждали. Это поправка в отношении владельцев животных. О том, что непринятие мер владельцами животных, которые допускают шум, влечет административное наказание. Было проведено множество консультаций. В силу того, что там была некоторая размытость в определении, решили вернуться к этой теме в последующем», — признался Трубников.

Компенсацию отклонили

Ещё одним вопросом, который был в депутатской повестке, но оказался не одобренным, стал вопрос о ежемесячном пособии в размере 5000 рублей на ребенка, не посещающего детский сад. Инициатором выступила фракция ЛДПР. Законопроект подержали парламентарии КПРФ, «Справедливой России». Однако категорически против высказался министр образования области Вячеслав Лабузов.

Заместитель руководителя фракции ЛДПР Татьяна Казармщикова отметила, что получателями пособия станут семьи, дети которых не могут посещать детский сад в силу отсутствия свободных мест. Если государство не может обеспечить всех дошкольников местами в детсадах, то, значит, оно должно платить компенсацию родителям, которые вынуждены сидеть дома.

Лабузов призвал депутатов подумать в первую очередь о самом ребенке, а не о родителе. Реалии диктуют свои требования, согласно которым ребенок должен пойти в школу подготовленным. Полноценную подготовку он может получить только в дошкольном образовательном учреждении. Регион решает проблему с дефицитом мест в детских садах.

В итоге законопроект большинством голосов парламентарии отклонили.

Закрытие базара

В Оренбурге прокуратура обнародовала результаты проверок, которые выполняются по поручению Генпрокуратуры после кемеровского пожара. Проверено 78 объектов с массовым пребыванием людей, на очереди еще 100. Выявлено более 1 тыс. нарушений. Среди типичных в ГУ МЧС по Оренбургской области назвали отсутствие автоматических установок пожаротушения, автоматических установок пожарной сигнализации. Системы пожарной сигнализации не обеспечивают дублирование сигнала (при возникновении пожара) на пульт подразделения пожарной охраны без участия работников объекта. Не обеспечена работоспособность автоматических установок водяного пожаротушения.

19 апреля в мэрии заявили о закрытии «Мебельного базара». Ранее наряду с ТЦ «Три кита» мебельный рынок характеризовали как злостного нарушителя противопожарных правил. Стоит отметить, что «Три кита» закрыли 14 апреля. Деятельность объектов приостановлена до устранения недостатков.

Городские чиновники заявили, что предприниматели не должны пострадать из-за закрытия торговых комплексов, где велся бизнес. Так, на мебельном рынке с большинством бизнесменов достигнута договоренность о переезде в другой специализированный торговый центр.

В соцсетях активно обсуждается закрытие объектов. Мнения разные. Кто-то считает, что закрывать в одночасье большой объект, где люди ведут свой малый бизнес, недопустимо. Другие в ответ напоминают, что одночасья не было. О том, что эти два торговых центрах под угрозой закрытия, предупреждали еще в марте.

Открытая дверь

В Оренбурге в центре внимания оказалась работа общественного транспорта. Из маршрутного автобуса на проезжую часть выпала женщина и получила разрыв печени и внутренних органов. По факту травмирования горожанки организована доследственная проверка.

По словам руководителя Ассоциации перевозчиков Оренбурга Максима Фазуллина, свидетели утверждали, что пассажирка намеревалась войти в автобус через заднюю дверь. Водитель отъезжал от отсановки с открытой дверью. За это нарушение он понесёт наказание. В других обстоятельствах разбирается следствие.

В Гортрансе сообщили, что за рулём маршрутки в момент ДТП находился опытный водитель, у которого 20-летний водительский стаж. Мужчина пребывает в шоковом состоянии. До этого подобных происшествий с ним не случалось.

Материнская жестокость

Действия 21-летней жительницы Оренбурга вызвали волну негодования и большой резонанс. Она, по данным следствия, бросила семимесячного сына головой об пол, после чего ушла заниматься домашними делами. Причиной для таких действия стало раздражение от того, что малыш плакал. На состояние внука обратила внимание бабушка. Она и настояла на госпитализации. Состояние ребенка оценивается как средней тяжести.

Родственники мальчика сообщили, что, возможно, травмы ребенку причинила его родная мать. В отношении нее возбуждено уголовное дело по статье УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью в отношении малолетнего».

Стоит отметить, что тема жестокого обращения с детьми названа в числе проблем в докладе уполномоченного по правам ребенка в Оренбургской области Ольги Ковыльской. По данным минобра региона, в 2017 году выявлено 109 детей, которые подверглись жестокому обращению со стороны законных представителей. За год проведено 49 экспертиз для определения тяжести причиненного детям вреда. Омбудсмен констатировала рост (на 2%) числа решений о лишении родительских прав. Вместе с тем она подчеркнула, что необходимо делать все, чтобы сохранить для ребенка кровную семью. Отобрание ребенка — это крайний и вынужденный шаг ради спасения ребенка.

 Наталья Хомутова

Россия. ПФО > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 19 апреля 2018 > № 2575296


Украина. ЮФО > Рыба. Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > fishnews.ru, 19 апреля 2018 > № 2575244

К возвращению экипажа «Норда» подключится Совфед.

Возможность правового ответа на задержание сейнера «Норд» и законодательного обеспечения безопасности российского рыболовства в Азовском море обсудили на заседании Совета Федерации.

Вопрос о «Норде» в Софведе поднял сенатор от Крыма Сергей Цеков. «Государственное пиратство Украины не должно оставаться без ответа, - отметил он. - Это понимают на Украине, в связи с чем с 25 марта - с момента захвата российского судна - украинские суда не выходят на лов рыбы, боясь ответных действий. Они правильно боятся, но наши действия будут осуществляться в рамках международного права».

Сенатор предложил поручить профильным комитетам СФ - по законодательству, по обороне и безопасности, по международным делам - изучить вопрос о возможных законодательных мерах по обеспечению безопасности российских граждан на Украине, безопасности судоходства и рыболовства в регионе, сообщает корреспондент Fishnews.

Сергея Цекова поддержала председатель Совфеда Валентина Матвиенко. «Мы должны сделать все, незамедлительно и не откладывая, чтобы освободить наших граждан от незаконных действий украинских властей, - сказала она. - Я прошу [международный – прим. ред.] комитет довести эту историю до логического завершения. Не просто заслушать, но добиться того, чтобы были приняты все необходимые меры и наши граждане были возвращены на Родину».

Тем временем адвокат капитана «Норда» Владимира Горбенко Дмитрий Щербина прокомментировал РИА «Новости» перспективы возможной конфискации сейнера Украиной. «Если судно будет конфисковано, то международные суды, уверен, постановят выплатить компенсацию, - отметил Дмитрий Щербина. - Ведь у этого судна есть частный владелец, оно не принадлежит государству. Но и статьи, которые вменяются капитану, сейчас не предусматривают конфискацию судна. Хотя в нашей стране возможно все. Даже придумать какую-то тяжкую статью».

По мнению адвоката, украинские власти задержали «Норд» и готовят суд над капитаном для блокады российского рыбного промысла в Азовском море.

Украина. ЮФО > Рыба. Внешэкономсвязи, политика. Транспорт > fishnews.ru, 19 апреля 2018 > № 2575244


Украина > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 19 апреля 2018 > № 2574078

Оболонский районный суд Киева в четверг, 19 апреля, перешел к стадии судебных прений по делу бывшего президента Украины Виктора Януковича. "Учитывая отсутствие ходатайств, а также решение всех предыдущих ходатайств, суд определил завершить выяснение обстоятельств дела и проверку их доказательствами, и перейти к стадии судебных дебатов", - приводит слова председательствующего судьи Владислава Девятко агентство "Интерфакс".

На вопрос о готовности к дебатам прокуроры Главной военной прокуратуры ответили утвердительно. Между тем сторона защиты выразила протест, назвав решение судьи незаконным и "принятым под политическим давлением". "У нас не допрошены больше десяти свидетелей защиты. До момента завершения допроса свидетелей по поручению клиента защита не может принимать участие в дебатах", - заявил адвокат Януковича Виталий Сердюк.

В числе тех, кто не был допрошен, он назвал экс-премьера Украины Николая Назарова, экс-главу МВД Виталия Захарченко, экс-секретаря СНБО и экс-главу администрации президента Андрея Клюева и экс-главу СБУ Александра Якименко. В знак протеста адвокаты покинули зал. Суд объявил перерыв до 3 мая.

Прокуратура обвиняет бывшего президента Украины сразу по нескольким статьям Уголовного кодекса: "Государственная измена", "Пособничество в ведении агрессивной войны" и "Пособничество в посягательстве на территориальную целостность и неприкосновенность Украины, повлекшее гибель людей или иные тяжкие последствия".

Украина > Внешэкономсвязи, политика > dw.de, 19 апреля 2018 > № 2574078


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > nalog.ru, 19 апреля 2018 > № 2573995

Конституционный Суд РФ признал не нарушающим Конституцию запрет на создание новых юрлиц недобросовестными гражданами

Конституционный Суд РФ определением от 13.03.2018 № 580-О отказал в рассмотрении жалобы гражданина, который оспаривал конституционность подпункта «ф» пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей». Речь шла о временном запрете на создание новых юрлиц и на участие в управлении уже существующими для граждан, которые проявили недобросовестность при ликвидации или банкротстве организаций.

Гражданина назначили ликвидатором ООО. Еще до подачи документов в регистрирующий орган он был участником и ликвидатором других недействующих компаний с долгами, в чем и проявилась его недобросовестность. Так как к дате подачи документов в инспекцию о ликвидации ООО трехлетний срок с момента исключения из ЕГРЮЛ тех организаций еще не истек, ему отказали в участии в ликвидации ООО. Инспекция обосновала свое решение подпунктом «ф» пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

Гражданин, не согласившись с инспекцией, обратился в суд. Суды оставили решение налогового органа в силе.

Налогоплательщик обратился с жалобой в Конституционный Суд РФ. Он посчитал, что новая норма распространяется на отношения, возникшие с 1 января 2016 года, и обратной силы не имеет. Исключение из ЕГРЮЛ юридических лиц произошло до вступления в силу изменений 129-ФЗ. Гражданин посчитал решение об отказе в государственной регистрации из-за временного запрета противоречащим Конституции РФ.

Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что дополнительная гарантия обеспечения достоверности сведений в ЕГРЮЛ не является чрезмерной, так как затрагивает только недобросовестных лиц и устанавливается на определенный срок. Ссылку гражданина на статью 54 Конституции РФ, по которой закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет, суд отклонил. По статье 55 права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом для защиты прав и законных интересов других лиц. Временный запрет обеспечивает актуальность сведений в ЕГРЮЛ и защиту прав третьих лиц, поэтому оспариваемая норма соответствует Конституции РФ, так как ограничивает лиц, которые проявили недобросовестность как до 1 января 2016 года, так и после.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > nalog.ru, 19 апреля 2018 > № 2573995


США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > oilru.com, 18 апреля 2018 > № 2587191

Матвиенко: РФ ответит на санкции точечно, болезненно.

Россия ответит на примененные странами Запада санкции точечными и болезненными мерами, заявила глава Совета Федерации Валентина Матвиенко.

"Я хочу, чтобы ни у кого не было иллюзий: ответ России на санкции, так называемые контрсанкции, будет точечным, болезненным и чувствительным обязательно для тех стран, которые их ввели против России. Санкции - это обоюдоострое оружие. И те, кто их вводит, должны понимать, что санкции против стран, особенно таких как Россия, будут чреваты серьезными последствиями для тех, кто их вводит", - заявила Матвиенко.

Закон о контрсанкциях могут принять в весеннюю сессию. "То, что мы должны принять это в весеннюю сессию, это точно. Но главное качество сейчас, никакой спешки. Самое главное - содержание закона, к которому должен быть очень аккуратный подход", - подчеркнула Матвиенко.

Законопроект "О мерах воздействия (противодействия) на недружественные действия США и (или) иных иностранных государств" внесли 13 апреля председатель Госдумы Вячеслав Володин, лидеры всех четырех парламентских фракций, а также первый вице-спикер от КПРФ Иван Мельников.

США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > oilru.com, 18 апреля 2018 > № 2587191


США. Россия. Весь мир > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > oilru.com, 18 апреля 2018 > № 2587188

Ссудный день. Как Россия избавляется от гособлигаций США.

 За последние месяцы объем российских активов, размещенных в американские ценные бумаги, сократился почти на 12 миллиардов долларов. Почему Минфин распродает гособлигации США и больше не рассматривает их как надежный финансовый инструмент — в материале РИА Новости.

Вернуть должное

В феврале Россия избавилась от гособлигаций США на сумму в 3,1 миллиарда долларов. Всего с начала года размер международных резервов России в американских ценных бумагах снизился со 105,7 миллиарда до 93,8 миллиарда долларов.

Госдолг США превышает 20 триллионов долларов. Около трети этой суммы приходится на государства-инвесторы. По сравнению с другими пакет России достаточно скромный.

"Лидируют Китай и Япония, чьи вложения превышают триллион на каждого. Доля России в госдолге США — около одного процента и примерно три процента от того, чем владеют иностранные государства", — говорит эксперт-аналитик "Финама" Алексей Калачев.

Эксперты объясняют начавшийся выход России из ценных бумаг США тем, что Вашингтон не всегда выполняет обязательства перед кредиторами. Наглядный пример — Иран.

В 1979 году, после победы в этой стране Исламской революции, США встали на тропу санкционной войны. Вашингтон запретил своим гражданам и компаниям вести бизнес в Иране, а также заморозил хранящиеся в банках США золотые запасы Тегерана. История получила продолжение в апреле 2016 года. Американский суд принял решение направить 2,7 миллиарда долларов, принадлежащих Ирану и ранее замороженных на счетах банков США, на выплаты компенсаций морским пехотинцам, пострадавшим от теракта в 1983 году в Бейруте.

Прямых доказательств причастности Ирана к той террористической атаке нет. В Тегеране вердикт суда назвали воровством.

Санкционные риски

Есть все основания полагать, что американская администрация способна повторить нечто подобное. Поэтому в марте 2014 года Банк России перевел 115 миллиардов долларов со счетов ФРС в коммерческий депозитарий.

Это было сделано на фоне введения антироссийских санкций в связи с событиями вокруг Крыма. В Москве хотели подстраховаться на случай возможной заморозки активов.

Опасения не оправдались, и российские миллиарды вскоре вернулись под контроль ФРС. Теперь же Москва, похоже, намерена окончательно избавиться от ценных бумаг США. И это тщательно продуманное решение.

"Мы давно вывели бы средства из госдолга США, если бы была такая возможность", — признался РИА Новости председатель комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий Аксаков.

С ним согласен директор Института стратегического анализа компании "Финансовые и бухгалтерские консультанты" Игорь Николаев. По его словам, лучше было бы вообще не вкладывать миллиарды долларов в американскую экономику, а инвестировать в свою собственную.

Возвращать деньги сложнее, это растянется надолго, поясняет Николаев. Торопиться нельзя: широкая распродажа гособлигаций США обрушит их стоимость, и Россия вместо прибыли получит убытки.

Восточный вектор

Международные валютные резервы России размещены не только в государственных облигациях США. Большая часть — примерно 125 миллиардов долларов — инвестирована в ценные бумаги других стран, в частности Франции, Германии и Великобритании.

Однако в условиях санкционного противостояния Россия едва ли станет вкладывать миллиарды в экономику союзников Вашингтона. Альтернативных финансовых инструментов в мире достаточно. Например, ценные бумаги Японии и Китая.

Доходность гособлигаций КНР выше американских. В зависимости от сроков погашения — 3,2–4,14%, тогда как бумаги США торгуются не выше 3%.

Китайские облигации вполне надежны — учитывая объемы экономики и размеры золотовалютных резервов, которые в прошлом году превысили 3,3 триллиона долларов.

Японский госдолг с точки зрения доходности менее привлекателен, но столь же надежен. Неслучайно именно в ценные бумаги Японии активно инвестирует Пекин, ставший за последние два года крупнейшим держателем долговых обязательств Страны восходящего солнца.

Золотое сечение

Другой надежный инструмент — золото. В настоящее время примерно 30% золотовалютных резервов развитые страны хранят именно в этом активе. У России данный показатель — около 20%.

Самый большой золотой запас у США — восемь тысяч тонн, у Германии три тысячи тонн, у Италии и Франции — по 2,5 тысячи тонн. Россия на пятом месте — 1860 тонн драгоценного металла рыночной стоимостью около 80 миллиардов долларов.

Ставка делается на дальнейшее наращивание золотого запаса. Практически все золото, добываемое в России, сегодня скупает Центральный банк. В 2017 году регулятор приобрел 223 тонны при уровне добычи в 253,9 тонны и общем объеме производства, включая вторичную переработку, в 306,9 тонны.

"Государство каждый год покупает все больше золота. Учитывая внешнеполитические риски, долю драгметалла в резервах необходимо увеличивать", — убежден Аксаков.

Игорь Наумов.

США. Россия. Весь мир > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > oilru.com, 18 апреля 2018 > № 2587188


Сирия. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 18 апреля 2018 > № 2580218

Резервы решают всё

санкции, контрсанкции и вызов западному неоколониализму

16 апреля президент США Дональд Трамп заявил, что введения нового пакета антироссийских санкций пока не планируется. В тот же день Государственная дума РФ приняла решение перенести первое чтение законопроекта о контрсанкциях против США и стран, поддерживающих антироссийскую политику, на 15 мая.

Понятно, что ракетная атака по Сирии 14 апреля носила не военный, а политический характер, наглядно иллюстрируя известный тезис Клаузевица о том, что война есть продолжение политики иными средствами. А заодно и тезис Ленина о том, что "политика есть самое концентрированное выражение экономики".

Отсюда, чтобы понять смысл нанесённого США и их союзниками удара, не достаточно выяснить, какую политику они продолжают, но и концентрированным выражением каких финансово-экономических интересов являются.

Лично меня по-настоящему задели слова, высказанные в заявлении президента России Владимира Путина от 14 апреля: "Без санкции Совета Безопасности Организации Объединённых Наций, в нарушение Устава ООН, норм и принципов международного права совершён акт агрессии против суверенного государства, которое находится на переднем крае борьбы с терроризмом… История расставит всё по своим местам, и она уже возложила на Вашингтон тяжёлую ответственность за кровавую расправу над Югославией, Ираком, Ливией".

По большому счёту, это открытое объявление войны "коллективному Западу", который недалеко ушёл от своей колониальной практики XVI-XIX столетий. И куда более существенное обвинение в адрес США и их союзников, чем подготовленная ведомством британского министра иностранных дел Бориса Джонсона памятная шестистраничная презентация о "злонамеренной активности России на мировой арене".

Ни для кого не секрет, что современный "международный терроризм" всех его мастей и расцветок создавался западными спецслужбами и действует под их контролем. Это, перефразируя известные слова Эрнеста Хемингуэя, "война, которая всегда с тобой". И пресловутая "борьба против терроризма" на протяжении многих лет использовалась США и их союзниками для фактического попрания принципа государственного суверенитета третьих стран и вмешательства в их внутренние дела, вплоть до прямой военной интервенции. Такая вот "борьба нанайских мальчиков", жертвами которой становились и Югославия, и Афганистан, и Ирак, и Ливия, и Сирия, и Украина…

Но в Сирии этот безотказный ранее приём не сработал — поскольку наконец-то нарвался на контрприём известного мастера восточных единоборств из московского Кремля. Введя по официальной просьбе правительства Башара Асада свои ВКС на территорию Сирии и начав там "антитеррористическую операцию", Россия наглядно продемонстрировала, как "направить силу нападающего против него самого", выводя действия агрессора за пределы контролируемого им пространства.

Урок на пользу не пошёл. И теперь то же самое может произойти с антироссийскими санкциями, дальнейшее усиление которых со стороны "коллективного Запада" может — даже при условии незначительного "ухода России с линии атаки" — привести к потере устойчивости международной финансово-экономической системы, поскольку объём "горячих долларов" в ней сейчас уже более чем в 20 раз превосходит годовой объём мирового ВВП, то есть уходит за доступный "горизонт событий" и чрезвычайно близок к глобальному коллапсу.

При этом США фактически не располагают ликвидными резервами (в первую очередь — золотом), способными быстро остановить тот или иной "прорыв", в то время как аналогичные резервы в Китае и России нарастают рекордными темпами. Отсюда и возникает ситуация "разрыва", когда военные "танковые клинья", типа атаки 14 апреля, не могут быть своевременно поддержаны финансово-экономической "пехотой", а потому не приводят к желаемому и запланированному их инициаторами политическому результату.

Трудно сказать, в какой степени реальное развитие событий сейчас может контролироваться из Москвы, но практически очевидно, что эта степень практически паритетна с Вашингтоном. А это — принципиально новая (или, скорее, хорошо забытая старая, ещё сталинских времён) ситуация. И если то, что могло произойти ещё в начале 50-х годов прошлого века, произойдёт теперь, спустя почти семьдесят лет, это вряд ли кого-то по-настоящему удивит.

Хорошо, что Трамп если не понимает, то хотя бы чувствует подобную перспективу. Плохо то, что не он принимает окончательные решения. Поэтому стратегия "поднимать ставки в надежде сорвать банк", а затем "перевернуть стол" и "громко хлопнуть дверью" продолжает оставаться в глазах наших западных "партнёров" вполне актуальной и чуть ли не самой адекватной, хотя это уже давно и далеко не так.

Олег Щукин

Сирия. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 18 апреля 2018 > № 2580218


Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 18 апреля 2018 > № 2580215 Давид Вартанов

Как сделать друзей из врагов

Во всех странах мира будут учить русский язык

Председатель совета директоров компании "Зарубеж-Экспо" Давид Вартанов о том, что нужно делать, если выслали дипломатов.

"ЗАВТРА". Пожалуй, впервые со времён холодной войны Россия оказалась в такой дипломатической и политической изоляции. Но мы прекрасно помним, что даже в годы острого противостояния между странами шло сотрудничество в области науки, культуры и экономики. И сегодня у нас в гостях человек, при посредничестве которого экономики стран могут сближаться и увеличивать товарооборот в несколько раз.

Давид Робертович, до того, как ваша компания "Зарубеж-Экспо" начала сотрудничество с Иорданией, товарооборот между Россией и этой страной был 40 миллионов долларов, а после того, как вы начали "сдруживать" наши экономики, товарооборот достиг 800 миллионов долларов. В 20 раз — за какой период?

Давид ВАРТАНОВ. В 2002 году в Иордании была проведена первая выставка "EXPO-RUSSIA JORDAN", и к 2015 году товарооборот достиг 800 миллионов.

"ЗАВТРА". А есть ли инструменты для взаимодействия с теми странами, которые выслали наших дипломатов?

Давид ВАРТАНОВ. Конечно, надо подключать "народную дипломатию". В каждой стране есть выпускники наших вузов, пророссийски настроенные люди, которые достигли каких-то значимых результатов. Мы находим с ними общий язык, договариваемся о том, что они могут сделать для развития двусторонних отношений. Это даётся непросто: обычно подготовительный период занимает год-два. Начинаем с малого, а заканчиваем крупным мероприятием в этой стране.

В результате наши мероприятия становятся постоянной, ежегодной площадкой для развития двусторонних отношений. Межправительственные комиссии в разных странах часто пользуются нашими площадками и проводят у нас свои очередные заседания.

Организационно и информационно нас поддерживают российские министерства иностранных дел, промышленности и торговли, экономического развития. Сейчас ещё создан Российский экспортный центр, который поддерживает отечественные компании. Но та работа, которую мы делаем, она очень непростая. Мы вообще единственная компания в России, которая этим занимается.

"ЗАВТРА". А какова последовательность ваших действий в какой-либо стране?

Давид ВАРТАНОВ. К примеру, мы начали готовить выставку в Сербии. Сначала никто в этот проект не верил, никто не думал, что можно в самом лучшем месте Белграда организовать самое крупное российское мероприятие и сделать его ежегодным.

"ЗАВТРА". Это Сербия после свержения Милошевича? Тогда как раз антироссийские настроения там были…

Давид ВАРТАНОВ. Это мы начали делать тогда, когда они пытались сидеть (да и сейчас ещё некоторые пытаются) на двух стульях. Но мы сделали так, что сегодня нашу выставку приветствуют первые лица Сербии. Только что, в марте этого года, на открытии очередной, пятой нашей выставки, участников приветствовали и премьер-министр, и министр иностранных дел, и министр промышленности Сербии, и первый заместитель министра экономики Российской Федерации Алексей Груздев. Но главное, присутствовал министр обороны Сербии Александр Вулин, который лично приветствовал всех гостей и участников и говорил о стратегическом партнёрстве с Россией. Я думаю, что такое заявление он сделал не просто так.

"ЗАВТРА". Ваши выставки многоотраслевые?

Давид ВАРТАНОВ. Да, это и транспорт, и связь, и образование, и медицина, и сельское хозяйство, и машины, и оборудование — мы подчеркиваем возможное многообразие наших отношений с любой страной. Россия большая, Россия может всё, Россия интересна. И мы знаем, что многие из тех стран, которые высылают наших дипломатов, в очереди стоят, чтобы войти на российский рынок или получить российских туристов. Но всё это скрывают, делают как-то завуалированно, хотя у них и между собой полно проблем. Например, та же Меркель сегодня объявляет о высылке дипломатов, а завтра выдаёт разрешение на строительство "Северного потока-2", и тут же на неё обижаются те страны, которые её вчера поддержали и тоже выслали дипломатов. Поэтому при любых обстоятельствах мы действуем по своей программе, зная, что огромное количество бизнесменов хотят восстановить старые контакты, наладить новые контакты, хотят работать с Россией. Скоро многие будут учить русский язык для того, чтобы начать сотрудничество с нашими компаниями, с Россией.

"ЗАВТРА". Давайте возьмём для примера одну страну, которая сейчас объявила России дипломатический бойкот. Не будем брать крупных игроков, вроде Великобритании и Германии, а что-нибудь поближе к нам, например, Польшу или Финляндию.

Давид ВАРТАНОВ. В первую очередь надо представить Россию — самое лучшее в разных отраслях. Для этого нужно организовать современную презентацию и целевые встречи предпринимателей. На каждой нашей выставке мы организовываем как минимум 500 таких встреч business to business. Подготовка занимает огромное количество времени, но люди приходят и начинают развивать отношения.

При подготовке необходим серьёзный конъюнктурный обзор рынка — что та же Польша или Финляндия импортирует, что экспортирует.

Недавно мы делали обзор по Вьетнаму. Мотоциклы туда поставлять из России абсолютно нереально, потому что их поставляет Китай и Япония, а сельскохозяйственную технику — реально, потому что она и по цене, и по качеству интересна вьетнамцам.

Нужно, конечно, изучить пошлины, таможенное законодательство, понять, как облегчить визовые дела. И своё конкурентное преимущество нужно показывать. Если мы будем здесь сидеть и ничего не делать, то к нам никто не придёт, потому что антироссийская пропаганда в тех странах не способствует тому, чтобы люди сюда приезжали.

И надо находить целевую аудиторию в стране. Бывает, в какой-то стране мэр города или министр — выпускник нашего вуза. И если мы находим у него поддержку, мы выходим на самый высокий уровень, и уже президенты открывают наши мероприятия, видя их масштабность и востребованность.

"ЗАВТРА". Давид Робертович, насколько я знаю, сейчас "Зарубеж-Экспо" начинает работать с Узбекистаном. До недавнего времени, при Каримове, там был довольно жёсткий антироссийский и антисоветский курс. Там были снесены памятники советским воинам, демонтирован памятник генералу Рахимову — этническому узбеку, боевому генералу Великой Отечественной. Перенесён на окраину Ташкента памятник семье Шамахмудовых, которая усыновила много детей-сирот, оставшихся после войны. Но сейчас, при новом президенте Мирзиёеве, Узбекистан готов повернуться к России лицом?

Давид ВАРТАНОВ. Да, в этом месяце у нас будет первая выставка и форум в Ташкенте. Мирзиёев год назад был с государственным визитом в Москве. И тогда на очередном заседании нашего оргкомитета мы приняли решение о проведении мероприятий в Узбекистане. Нам предоставили в самом центре Ташкента дворец молодежи, много конференц-залов, большую площадку для выставочной экспозиции. Соорганизатором у нас выступает Торгово-промышленная палата, информированы все экономические ведомства, министерства.

Мы надеемся, что выставка "EXPO-RUSSIA UZBEKISTAN" станет очень актуальной для обеих сторон. Узбеки хотят продавать нам не только фрукты-овощи, но ещё и хлопок. И мы заинтересованы в покупке узбекского хлопка, мы знаем — это качество. На сегодняшний день мы покупаем хлопок в Афганистане и ещё где-то. Поэтому есть взаимный интерес. Зарегистрировано около 150 компаний, 24 российских региона представят свою продукцию, приглашены министры, губернаторы.

В нашем оргкомитете 30 человек, представители "Зарубеж-Экспо" уже там, идёт ежедневная работа с утра до поздней ночи.

Мы надеемся, что благодаря этой выставке будет восстановлено огромное количество контактов между российскими и узбекскими предпринимателями. У нас уже очень много заявок на то, чтобы было предоставлено место для торжественного подписания, то есть люди уже в переговорных процессах.

Мероприятие будет проходить в Ташкенте три дня, мы надеемся, что на открытии будут присутствовать высшие руководители Узбекистана. Тем самым они подчеркнут, что двери Узбекистана действительно открыты для России. И, соответственно, наши и узбекские бизнесмены будут довольны.

"ЗАВТРА". А чем ещё, кроме хлопка и фруктов, могут быть интересны друг другу Узбекистан и Россия?

Давид ВАРТАНОВ. Мы можем предложить Узбекистану сельскохозяйственное и медицинское оборудование. Очень актуальна для Узбекистана российская фармацевтическая продукция, строительная техника, кабельная продукция и многое другое.

"ЗАВТРА". В Узбекистане достаточно много сырья. Там горно-добывающая промышленность, созданная в советское время, добывает прекрасно и уран, и вольфрам, и мрамор, и редкоземельные металлы, не говоря уже о золоте, которое под Зарафшаном добывают.

Давид ВАРТАНОВ. Да, и Мирзиёев на встрече с Путиным говорил о том, что было бы неплохо, если бы наши геологи присутствовали там. То есть кооперация может быть во многом. Я думаю, что рост товарооборота с Узбекистаном будет в геометрической прогрессии, если, конечно, не поставят искусственных барьеров на этом пути.

"ЗАВТРА". А в каких ещё странах вы проводите свои мероприятия?

Давид ВАРТАНОВ. В Казахстане в Алма-Ате в июне будет уже восьмая выставка. В октябре откроется выставка "EXPO-RUSSIA ARMENIA". Выставки в Армении пять раз открывал президент Серж Саргсян. В них принимает участие практически вся Армения, люди приезжают со всех уголков страны, все отели заняты, все билеты проданы. Не на выставку, у нас вход свободный, а на самолёты на даты проведения этой выставки.

В декабре у нас прошла выставка во Вьетнаме. В Ханое было представлено около 300 российских предприятий. Это было очень крупное мероприятие, тоже проходило 3 дня, 460 баннеров было развешено по всему городу. Наш торгпред написал, что гордится тем, что мы делаем, что Россия возвращается в Азию.

Раньше мы проводили выставки на Украине. Сейчас, к сожалению, не можем этого делать. В Беларуси проводили, в Чехии, в Италии, в ЮАР, во многих других странах. Не везде выставка стала ежегодной, но она дала положительный имидж России.

"ЗАВТРА". Спасибо, Давид Робертович, за беседу! Желаем вам успехов!

Беседовал Сергей Харцызов

Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 18 апреля 2018 > № 2580215 Давид Вартанов


Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 18 апреля 2018 > № 2580211 Владимир Бушин

Тезей придёт!

расчеловечивание - главная причина всех наших аварий, катастроф, пожаров и наводнений

Март – роковой месяц в истории России: 1 марта был убит Александр Второй, 5 марта умер Сталин, 5 марта Черчилль объявил холодную войну против нас, 17 марта проходил референдум, который был растоптан…

Но как бесподобно, блистательно, фейерически начался март в этом году! 1 марта страна слушает Послание президента и ликует, узнав о грандиозных планах скорого - вот, вот! - экономического, культурного, всеобъемлющего прорыва в нашей жизни и о новом невиданном оружия, которое обеспечивает нашу безопасность. 8 марта – Женский день, наше ликование обретает трогательные черты ещё и вечной женской прелести. 18 марта – 56 миллионов сознательных граждан решительно заявили: «Не нужен нам другой президент! Нет никого и не может быть лучше нынешнего! Путин, вот тебе, как Рузвельту, спасителю Америки, четвертый срок! Шесть годочков. Всего, значит, будет 24. Почти как Петр Великий. Правь! Владей! Вразумляй!»

Правда, на некоторых избирательных участках в самых разных краях страны от Московской области до Камчатки, от Мурманской области до Чечни, включая Ленинградскую область, Новосибирскую, Алтайский край, Дагестан, Якутию, Приморье и другие края – всего в 87 участках – П. Грудинин получил больше голосов, чем действующий Гарант, мало того, на 49 участках Грудинин получил больше 50% голосов – 60, 70 и даже 80% против 10% в 5924-м участке Приморья.

21 и 22 марта по телевидению идет грандиозный двухсерийный фильм «Путин» неведомого доселе, а теперь знаменитого режиссера Андрея Кондрашова. На экране, правда, время от времени появляются такие вызывающие у зрителя оторопь личности, как Игорь Сечин и Дмитрий Медведев, порой раздаются уверения в том, что Собчак был вовсе не зеркалом либеральной коррупции и вором, о котором скучала Матросская Тишина, как в один голос уверяли тогда самые разные газеты; нет, Собчак был честным, скромным ангелом, не жалевшим себя в трудах на благо народа, но его затравили. Он заслужил памятник, как Столыпин, Колчак и Жириновский…

Да, все это было в фильме. Было и еще кое-что в таком роде: умильные речи двух Сергеев – всем за двадцать лет известного Иванова и мало кому памятного Ралдугина, долгий рассказ о подъеме затонувшего крейсера «Курск», как о чем-то героическом, показали нам даже «Путинский уголок» в дрезденской пивной и т.п. Да, да, это несколько озадачивает и ошарашивает зрителя, но каков общий пафос! Он в дерзком призыве героя фильма – «Вперед и вверх!». И это сказано в дни большого юбилея Максима Горького, который тоже в свое время воскликнул: «Вперед и выше!»

А в воскресенье 25 марта еще один масштабный фильм, на этот раз в виде беседы Владимира Путина с журналистом Владимиром Соловьевом. Опять мы слышим о великом прорыве, о неколебимой уверенности в светлом будущем, которое ждет нас за углом. Еще разок нам показали, как могут летать и поражать цель наши «Сарматы» и «Кинжалы» - хоть в космосе, хоть под водой, хоть через северный полюс, хоть через южный.

И вдруг в этот же день, в воскресенье – Кемерово, чудовищный пожар в торговом центре, гибель 64 человек, оказавшихся в огромной огненной ловушке вспыхнувшего торгового центра, среди них 41 ребенок... Как они, мальчики и девочки, первоклашки-второклашки бежали от огня, как в последней надежде на спасение стучали кулачками в тяжелые железные двери. И это на русской земле, в родном городе, как в фашистском концлагере…

Ужасная весть всколыхнула всю страну, телевидение не смолкает, бушует интернет, литургия в Успенском соборе Кремля… Да еще многократные заявления о «компенсации за погибших». Об этом мы услышали, в частности, от Бориса Титова, вчерашнего кандидата в президенты. Понимал ли он, что говорил? Компенсация - это возмещение за утрату. И вот за одного погибшего – 1 миллион рублей, за двух – два, за три – три миллиона… Разумеется, необходимо помощь, она имеется в виду сама собой, но как не понять, что то и дело твердить о ней с указанием сумм, просто неприлично. И такие люди лезут в президенты!.. Тут же нагрянули психологи и попы, - в этом недостатка никогда нет …

Я неожиданно вспомнил, что почти за семьдесят лет своей советской жизни, если не считать войну, мне довелось видеть своими глазами только один пожар. Это было в Измайлове, где я тогда жил, мне было лет тринадцать. Это, конечно, не статистика, но в какой-то мере характерно. Сейчас юрист Михаил Барщевский в телепередаче Владимира Соловьева сказал, что у нас в стране в год происходит 200 тысяч пожаров и гибнет 20 тысяч человек, а в США – 1,5 миллиона пожаров и гибнет только 3 тысячи. В этот же день в воскресном обзоре Первого канала ведущий Валерий Фадеев уверял, что на пожарах у нас гибнет людей в пять раз больше, чем в США, и в десять, чем в Германии. Не знаю, откуда они взял эти цифры, но тем из них, что говорят о соотношении чисел погибших, я склонен поверить.

Президент явился в Кемерово на другой день. В полном одиночестве возложил цветы, потом встретился с местными и московскими сановниками. И вот что мы услышали:

- Что же это происходит? Ведь нет боевых действий, нет неожиданного выброса метана… Люди пришли отдохнуть… Там дети… Говорим о демографии, а сколько людей теряем…

Потом в разговоре с другими людьми там он опять будет рассуждать о демографии. Как же! Ведь не так давно Медведев объявил о росте населения аж на 30 тысяч, а тут… А чего ж раньше-то молчали и о ней, и о вообще о нашествии бедствий? Страна вот уже 25 лет занимает в мире первое или близкое к нему место по авиационным катастрофам, крупным техногенным авариям, по гибели кораблей, по пожарам – лесным, городским и сельским, по наводнениям, по самоубийствам, в том числе, детским и подростковым… Вот лишь несколько запомнившихся страшных имен и цифр:

крейсер «Курск в Баренцевом море (2000 г. – 118 молодых жизни), Саяно-Шушенская ГЭС (лето 2009 – 75 погибших), кафе «Хромая лошадь» (декабрь 2009 – 156 человек), теплоход «Булгария» (2011,Волга -122 человека, в том числе 28 детей), Аirbus A-321 (2015, Египет, Красное море – 224 человека, в т.ч. 25 детей), автобус «Неоплан» ( 2017, Татарстан -14 погибших), пассажирский автобус (2017, Забайкальский край – 14 погибших,35 калек), автобус с юными спортсменами (2017 , Нефтеюганск – 12 юношей), Ан-148 (12 февраля 2018 – 71 погибший)…

Страшное чудище Минотавр, обитавшее на острове Крит, обязало провинившихся перед ним афинян каждые 9 лет поставлять ему 7 юношей и 7 девушек на съедение. И афиняне два раза поставили ужасную дань. Но в третий раз одним из юношей добровольно оказался бесстрашный царевич Тезей. Он проник в лабиринт, подобный Ельцин-центру, где обитал Минотавр и убил его. В перечисленных выше авариях и пожарах погибло 806 человек. Надолго это хватило бы Минотавру. Перед нынешними жертвоприношениями России меркнут жертвы страшных мифов древности. А как его звать, потомка Минотавра, который среди нас?

Это же поразительное дело, в своих 13 Посланиях и бесчисленных явлениях народу президент за 18 лет ни разу ни словом даже не упомянул о нашествии на родную страну несчастий и горя, о всевластии Минотавра-ХХI. Он только выражает соболезнование родственникам. Так ведь и родственникам почившей в Бозе Валерии Новодворской, которая говорила о готовности встретить цветами войска НАТО на нашей земле, он тоже выразил соболезнование, чем перечеркнул все остальные; и гражданке США Алексеевой отвалил премию за неусыпные труды по дискредитации России, чем тоже перечеркнул – ведь те же руки вручали! - нравственный смысл других правительственных премий; а в декабре собирается отпраздновать юбилей гражданина США Солженицына, пытаясь затмить юбилеи Горького, Тургенева, Маяковского…

Повторю: ведь совсем недавно 12 февраля в Подмосковье в районе Раменского разбился самолет Ан-148, и погибло еще больше, чем в Кемерово, наших родных людей – 71 человек. Почему же тогда все было совсем не так – ни многочисленных речей, ни молебствий? Сейчас в бесчисленных рассуждениях о Кемерово никто не вспоминает о совсем недавнем Раменском, не говоря уж о других трагедиях. Почти все ораторы рассуждают только о нынешней. Причем, как об отдельном случае, вдруг свалившимся с неба. Почему так? Да потому, что опасно. Если вспомнить и другое, то будет видно, что такова тенденция.

Да, за три с лишним пятилетки ни словечка об авариях, катастрофах, пожарах. Но ведь сам же давным-давно заявил: «Против нас ведется полномасштабная война». Если так, то надо не в хоккей играть, не рыбным уловом на всю страну хвастаться, а думать и действовать по-военному. Конечно, такие трагедии, как в кафе «Хромая лошадь» в декабре 2009 года, когда хозяин кафе ради барыша запустили народа в три раза больше, чем позволяло помещение, и погибло 156 человек молодежи, такие трагедии порождены соитием вскормленной режимом алчности и деморализации населения, которому вбили в башку, что в таких злачных заведениях весь смак жизни. Но гибель самолетов, аварии электростанций, пожары в огромных торговых центрах - тут в первую очередь надо думать о диверсии. Очень похоже на то, что именно такую форму войны против нас избрал враг. И тут все «Сарматы» бесполезны. Но вот, явившись в Кемерово, собрав ответственных чиновников, Путин, как сказано, начал речь словами о том, что ж, мол, происходит, ведь боевые действия не ведутся. Нет, сударь, очень похоже, что это именно боевые действия против нас.

А что мы видим и слышим всегда? Обученные вами за конфетку ходить на задних лапах и говорить человеческим голосом чиновники всех рангов прежде всего отметают именно мысль и диверсии и, как правило, говорят или о коротком замыкании, или о взрыве баллона бытового газа. Такое впечатление, что им строго запрещено говорить о чем-то другом. Так было и на сей раз. О коротком замыкании объявили сразу до всякого расследования. И только на пятый день кто-то обмолвился о поджоге. Но в конце концов объявили: короткое замыкание в проводе высокого напряжения.

Разумеется, это вызывает недоверие: ну, не может быть везде одно и то же! Вполне естественно, что многие не поверили сразу и объявленному числу погибших, что вызвало особое негодование всех этих политологов в штатском. Некоторые в припадке верноподданности даже заявляют, что не верующие хотят, чтобы погибших было больше. Можно поверить, что этого хотел, допустим, Петр Порошенко, который – помните? - злорадно упивался мыслью о том, что вот дети Украины пойдут в школы, а дети Донбасса будут прятаться от обстрелов в подвалах. Но все неверующие - заодно с Порошенко?..

Ведь было очень много причин не поверить. Во-первых, в самом начале объявили - пять погибших. Во-вторых, естественно желание всех, особенно ответственных лиц, чтобы погибших было меньше, и не всегда не всем удается побороть это желание. Но главное, в-третьих, что, мы живем в стране, правители которой всегда говорят народу святую беспримесную правду? Да ведь эта власть и нагрянула к нам и началась с пеной лжи и небывалого обмана на губах – с вопля «Больше социализма!», с ликвидации итогов референдума 17 марта 1991 года о сохранении СССР, с раздачи пустопорожних ваучеров под видом большой ценности… Вы все это уже забыли? Или что-то изменилось позже, после лихих 90-х? Разве не были ложью, обманом народа такие дела власти, как назначение министром обороны Сердюкова и защита его вместе с возлюбленной воровкой после их непредвиденного разоблачения? А сооружение грандиозного памятника-музея американскому холую Ельцину и пафосные речи о нем, как о человеке, величие которого смогут оценить только потомки – тут все хрустальная правда? А Указ о принудительном праздновании в конце года юбилея небывалого в мировой истории лжеца и клеветника на свой народ?..

Все эти дни со всех лобных мест раздавались голоса: - Сделать все, чтобы это никогда не повторилось! Не пожалеем сил, чтобы это было в последний раз!» и т.п. Очень прекрасно. Но ведь в эти же самые дни не где-то, а в Москве и Подмосковье случились несколько пожаров, один из них – на площади в 900 кв. метров. 2 апреля, когда отмечали Девять дней по погибшим, в роскошном Сочи – пожар в Олимпийском парке, и там же был ранее пожар в кафе «Восток»…

Власть стремится к полному расчеловечиванию народа. Это можно было воочию видеть даже и на многих ток-шоу, где обсуждалась трагедия Кемерово. Частность, деталь нашей повседневной жизни, но может быть, самая характерна ныне. Вот, допустим, телепрограмма «60 минут». Взволнованные речи, скорбные восклицания, тут же – ужасающие кадры хроники: пожар… люди бегут, падают, огонь наступает… Вдруг ведущая передачи объявляет: «Перерыв. Реклама». И мы видим, слышим, как и чем лучше кормить собак, нам дают совет, как избежать «вздутия живота», нам рекомендуют «куриные грудки»… Время кончилось, продолжается обсуждение трагедии, снова идут чудовищные кадры хроники… А вот «Время покажет». То же самое, только в рекламном перерыве нам дают эротические сцены из какого-то нового фильма, мы слышим страстный шепот, видим полуобморочные лица, он опрокидывает её на спину: «Ты будешь принадлежать только мне!», и тотчас – кровавая хроника. И никто из участников этого лицедейства не протестует, не возражает – все они уже обработаны, у них изъяли, ампутировали важную часть их человечности и свободы, а они и не заметили этого. Они не понимают, что их сделали жертвами совершенно наглого глумления над правами человека. Ну, в самом деле, они же не хотят, а им навязывают, их принуждают смотреть пошлятину рекламы: вот полоумная баба в магазине хватает с витрины какие-то пакеты и истошно вопит: «Беру! Беру!» И это насилие над миллионами, над всем народом, расчеловечивание творится ежедневно и ежечасно уже четверть века. То же самое происходит при показе самых драматических фильмов, умных спектаклей, добрались даже до последних известий с их часто неизбежным драматизмом. Всё это – обдуманная и целенаправленная диверсия против русского характера, против русского духа. И это лишь одно из множества других не менее эффективных средств.

Наши ученые, инженеры и рабочие создали новое мощное оружие. Молодцы. Но это не повысило нашу обороноспособность, потому что режимом, властью совместными стараниями рушится, вытаптывается, выбрасывается главная сила страны – русская душа, русский характер, русский человек. Материалист Ленин говорил: «Во всякой войне победа в конечном счете обусловливается состоянием духа тех масс, которые на поле брани проливают свою кровь».

Расчеловечивание - это и есть главная причина всех наших аварий, катастроф, пожаров и наводнений. И никто не смеет бросить в лицо власти, как сто с лишним лет тому назад бросил Максим Горький: «Человек! Это звучит гордо!»

Владимир Бушин

Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 18 апреля 2018 > № 2580211 Владимир Бушин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > minjust.ru, 18 апреля 2018 > № 2579033

Минюстом России разрабатывается проект федерального закона «О внесении изменений в статью 69 Федерального закона «Об исполнительном производстве».

В настоящее время судебным приставом-исполнителем в целях установления имущественного положения должника у налоговых органов, банков и иных кредитных организаций могут быть запрошены сведения о наименовании и местонахождении банков и иных кредитных организаций, в которых открыты счета должника, о номерах расчетных счетов, количестве и движении денежных средств в рублях и иностранной валюте, о других ценностях должника, находящихся на хранении в банках и иных кредитных организациях.

Перечень вышеуказанных сведений трактуется банками и иными кредитными организациями как закрытый и не подлежащий расширенному толкованию.

Законопроект разрабатывается в целях получения судебными приставами-исполнителями более полной информации об имеющихся в банке счетах, их видах и иных ценностях должников для правильного и своевременного исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе.

Так, у налоговых органов могут быть запрошены сведения о наименовании и местонахождении банков и иных кредитных организаций, в которых открыты счета, вклады (депозиты) должнику; о реквизитах счетов, вкладов (депозитов); о реквизитах корпоративного электронного средства платежа, используемого должником-организацией и должником-индивидуальным предпринимателем.

У банков и иных кредитных организаций могут быть запрошены сведения о реквизитах счетов, вкладов (депозитов), остатке денежных средств на них, о движении денежных средств (совершенных операциях) на счетах, по вкладам (депозитам), а в отношении счетов эскроу также о сторонах и обязательствах по договору счета эскроу; о платежных документах по конкретным банковским операциям; о реквизитах электронного средства платежа, используемого должником, остатке электронных денежных средств и движении электронных денежных средств; о договорах, предусматривающих хранение ценностей должника в индивидуальном банковском сейфе (ячейке сейфа, изолированном помещении в банке), и условиях этих договоров, а также виде ценностей и их объеме в случаях, если банк осуществляет контроль за помещением данных ценностей в индивидуальный банковский сейф.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > minjust.ru, 18 апреля 2018 > № 2579033


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter