Всего новостей: 2527512, выбрано 1 за 0.448 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Небензя Василий в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмАрмия, полициявсе
Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 1 января 2015 > № 1336498 Василий Небензя

Интервью заместителя Министра иностранных дел России В.А.Небензи информагентству ТАСС

Вопрос: Василий Алексеевич, каковы основные итоги года для СНГ с точки зрения развития экономического взаимодействия между странами Содружества? Как сказались на этих процессах украинский кризис, введение санкций в отношении России? Как в целом украинский кризис повлиял на товарооборот России со странами СНГ? Каковы дальнейшие перспективы развития интеграционных процессов в экономической сфере на постсоветском пространстве?

Ответ: Уходящий год отмечен рядом знаковых с точки зрения развития экономической интеграции событий. 29 мая 2014 года в Астане президентами России, Белоруссии и Казахстана был подписан Договор о Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС), который вступит в силу с 1 января 2015 года. В следующем году его членами помимо государств Таможенного союза – России, Белоруссии и Казахстана – станут Армения и Киргизия.

Начало работы нового интеграционного объединения – событие исторического значения для всего евразийского пространства, важный элемент его стабильного и устойчивого развития. Создаются условия для экономического роста и модернизации экономик входящих в Союз государств, повышения их конкурентоспособности на глобальных рынках. Наша общая с партнерами задача – эффективно реализовать потенциал и перспективы, которые открывает перед нами этот интеграционный проект.

Экономическое направление, как и прежде, оставалось одной из ключевых сфер взаимодействия и в Содружестве Независимых Государств. В прошлом году к зоне свободной торговли в рамках СНГ присоединился Узбекистан, став таким образом ее девятым участником. Удалось существенно продвинуться в согласовании проектов других важных документов, в частности, соглашения о свободной торговле услугами и протокола о правилах и процедурах регулирования государственных закупок.

Что касается Украины то, объем ее экспортно-импортных операций с партнерами по Содружеству, по данным Статкомитета СНГ, сократился почти на треть по сравнению с прошлым годом. На мой взгляд, это не только следствие глубочайшего кризиса в этой стране, но и во многом результат непродуманных и недальновидных действий киевских властей.

Украина, выступавшая в свое время одним из самых активных проводников режима свободной торговли на постсоветском пространстве, фактически самоустранилась от участия в работе по дальнейшей либерализации экономического сотрудничества между странами СНГ. Киев без оглядки на свои обязательства в рамках СНГ с подписанием Соглашения об ассоциации с Европейским союзом (кстати, выходящим далеко за рамки стандартной зоны свободной торговли) фактически приступил к демонтажу существовавшего между Украиной и другими государствами СНГ режима ЗСТ. Это так же и в отношении Молдавии.

Отвечая на Ваш вопрос о перспективах, скажу лишь, что с запуском Евразийского союза перед нашими странами действительно открываются большие возможности. Как мы ими воспользуемся зависит от нас всех – и от партнеров, и от самой России. Интеграция – это живой процесс. Надо посмотреть, как Союз начнет функционировать на практике, постараться избежать ошибок других схожих интеграционных объединений.

Вопрос: 23 декабря в Москве состоялось заседание Высшего евразийского экономического совета. Каковы основные итоги этого заседания, приняты ли какие-то решения, способные положительно повлиять на экономику России?

Ответ: Основной темой встречи глав России, Белоруссии, Казахстана, а также Армении и Киргизии стала подготовка к началу полноформатного функционирования с 1 января 2015 года Евразийского экономического союза.

В ходе саммита был подписан Договор о присоединении Киргизской Республики к ЕАЭС. Зафиксирована схема, по которой он вступит в силу не позднее 8 мая 2015 года. Соответственно, с этого момента Киргизия станет полноправным членом Союза.

Члены ВЕЭС приняли решение о том, что в 2015 году председательствовать в органах Союза – Высшем Евразийском экономическом совете, Евразийском межправительственном совете и Совете Евразийской экономической комиссии – будет Республика Беларусь.

Утверждены перечни секторов, в которых единый рынок услуг ЕАЭС начнет функционировать с 1 января 2015 года или будет гармонизирован поэтапно, а также национальные перечни соответствующих ограничений и изъятий. В соответствии с данными перечнями будет проводиться работа по осуществлению взаимного признания лицензий, разрешений на осуществление предпринимательства, предоставления национального режима и режима наибольшего благоприятствования без изъятий. Это даст импульс для экономического роста государств-участников Союза, в том числе и России.

К числу пока остающихся изъятий относится рынок медицинских изделий. 23 декабря были подписаны два решения в этой сфере, которые обеспечивают условия для формирования к 2016 году общего рынка лекарственных средств и медицинских изделий. Его функционирование должно привести к понижению цен на лекарства и медицинские изделия в связи с усилением конкуренции на рынке. Кроме того, за счет более высоких требований, обновления производства и технологий и наращивания промышленного потенциала должно произойти повышение качества лекарственных средств.

С созданием общего рынка лекарственных средств и медицинских изделий новые перспективы откроются также и перед представителями бизнеса. На практике белорусский или казахстанский производитель сможет возить свою продукцию в Россию и продавать её здесь, не получая дополнительно российской регистрации на препарат.

Вопрос: Взаимодействие в рамках ЕАЭС (Евразийского экономического союза), ЗСТ (зоны свободной торговли) СНГ в условиях обострения ситуации на Украине и действия экономических санкций в отношении России (но не других стран СНГ и ЕАЭС) вызывает целый ряд вопросов. Насколько соответствуют существующим договоренностям действия Белоруссии, объявившей о намерении перевести расчеты с Россией в доллары и евро? Возможно ли расширение расчетов с ними с использованием национальных валют, а не долларов? Как Россия расценивает подобные действия? Как осуществляется обеспечение продовольственного эмбарго, введенного Россией, в условиях существования соглашений о ЗСТ и ЕАЭС с Белоруссией, не позволяет ли это белорусам ввозить запрещенные продукты?

Ответ: Хотел бы подчеркнуть, что мы полностью удовлетворены взаимодействием с партнерами в рамках ЕАЭС. Они, кстати, солидарны с нами в том, что введенные в отношении России ограничительные меры противоречат нормам и принципам международного права и не являются эффективным методом достижения целей в современном мире.

Думаю, что не стоит драматизировать ситуацию вокруг идеи о переводе расчетов между Россией и Белоруссией в доллары и евро. Очевидно, что она возникла спонтанно в свете того, что мировая финансовая система переживает сейчас непростой период. Естественно, это отражается, в том числе, и на функционировании экономик стран-членов Таможенного союза.

Кстати, по данным ЕЭК, сейчас расчеты между государствами – участниками Таможенного союза и Единого экономического пространства осуществляются в следующих ориентировочных пропорциях: 50 процентов – в рублях, 40 – в долларах, 8-9 – в евро, около одного – в других национальных валютах.

Развитие общей валютно-финансовой системы – один из важных элементов формируемого Союза, а одной из задач формирования и развития ЕАЭС является расширение использования национальных валют во взаимных расчетах государств-членов. Для этого в Договоре о Союзе уже заложена соответствующая база – это формирование (к 2025 году) единого рынка финансовых услуг и создание в Алма-Ате наднационального органа по регулированию финансового рынка.

Но для расширения использования национальных валют необходима системная работа по снижению валютных рисков, повышению ликвидности. Также важно и увеличение востребованности расчетов в национальных валютах со стороны государства и бизнеса. ЕЭК уже прорабатывает вопросы о расширении использования национальных валют во взаимных расчетах и создании единой платежной системы в рамках ЕАЭС.

Что же касается соблюдения Белоруссией и Казахстаном обязательств по недопущению поставок в Россию запрещенной продукции из стран ЕС, то в условиях единого рынка достаточно сложно полностью исключать возможные недобросовестные действия отдельных западных экономоператоров, которые могут решить подзаработать на контрабандном ввозе в Россию запрещенной продукции. Вместе с тем руководители Белоруссии и Казахстана заверяют нас в том, что такие действия будут пресекаться, и мы признательны им за оказываемое содействие.

Вопрос: Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в ходе визита в Киев обещал поставлять Украине уголь из Экибастуза. Правильно ли можно понять, что технически такие поставки возможны только через территорию России? Как Россия расценивает подобные действия Казахстана, ведь это позволит Киеву отказаться от экономического диалога с Донбассом, который неоднократно заявлял о готовности поставлять свой уголь? Не скажутся ли последние заявления Белоруссии и Казахстана на интеграционных процессах с Россией в рамках ЕАЭС?

Ответ: Россия никогда не отказывалась от последовательной линии на поддержку народа Украины, об этом неоднократно говорил наш Президент. С учетом катастрофической ситуации, в которой сегодня находится экономика этой страны, как вы знаете, Россия по просьбе киевских властей согласилась начать поставки угля и электроэнергии на Украину по внутренним российским ценам, которые, кстати, ниже украинских. И мы естественно, не собираемся препятствовать реализации упомянутых вами договоренностей с Президентом Казахстана Н.А.Назарбаевым по поставкам угля.

Что касается работы с партнерами в рамках ЕАЭС, то она строится на равноправной, взаимовыгодной и максимально прозрачной основе. Минск и Астана самостоятельно формируют свою внешнюю политику, в том числе и в отношении украинского кризиса. И мы не собираемся навязывать им свои подходы. Другое дело – разъяснять, как мы видим ситуацию и пути выхода из нее. Диалог между Киевом и Донбассом не зависит ни от Казахстана, ни от Белоруссии. Пока киевские власти не согласятся на прямые переговоры с руководством юго-востока страны, результата не будет.

Возвращаясь к ЕАЭС, хотел бы отметить, что концепция формирования Союза предполагает долговременный характер осуществляемых в его рамках целей и задач. Отдельные несостыковки, которые неизбежны в такой масштабной работе, вряд ли способны существенным образом повлиять на общий ход евразийских интеграционных процессов. У нас позитивная повестка дня, и любые проблемы мы готовы решать сообща, что было еще раз продемонстрировано в ходе заседания ВЕЭС 23 декабря 2014 года в Москве.

Вопрос: Насколько реальны перспективы в такой обстановке выхода Украины из ЗСТ СНГ и из СНГ вообще?

Ответ: Исходим из того, что выходить из состава СНГ или нет – это выбор самой Украины, поэтому данный вопрос, наверное, следовало бы адресовать непосредственно украинской стороне.

Со своей стороны, полагаем, что подобный шаг ударил бы, прежде всего, по самой Украине и ее гражданам. По подсчетам специалистов, выход Украины из Содружества, включая действующий в его рамках Договор о зоне свободной торговли, обернется для нее существенными экономическими потерями.

Самые серьезные последствия может иметь пересмотр участия Киева в многосторонних договорах в области пенсионного обеспечения, охраны здоровья. Что станет с гарантиями и правами выезжающих на работу в Россию и другие страны-участницы СНГ миллионов украинцев, которые регулируются договорно-правовой базой Содружества? На сегодняшний день это около 450 соглашений, в половине из которых участвует Украина.

С учетом тяжелого социально-экономического положения, в котором сегодня находится страна, надеемся, что здравый смысл возобладает, и этого не произойдет.

Вопрос: В непростой экономической ситуации, в которой оказалась Россия, Китай уже выразил готовность поддержать Москву. Можно ли ожидать подобных действий от партнеров по СНГ и ЕАЭС?

Ответ: Наши отношения с партнерами по СНГ и ЕАЭС исторически носят стратегический характер, базируются на уважении взаимных интересов и не подвержены влиянию текущей конъюнктуры международных отношений.

При этом, естественно, более глубокое экономическое взаимодействие мы осуществляем с участниками евразийской экономической интеграции. Сам факт нахождения в одном интеграционном объединении уже свидетельствует о взаимной поддержке государств-членов ЕАЭС. Поскольку наши экономики тесно связаны, в интересах каждого из членов оказывать необходимую посильную помощь другим участникам Союза.

Вопрос: Как обстоит дело с переходом к расчетам в национальных валютах с внешнеторговыми партнерами сегодня? Не утрачено ли доверие к рублю в результате колебаний его курса в последнее время?

Ответ: Вопросы перевода экспортно-импортных операций на рубли, а также осуществления сделок в рамках двустороннего торгово-экономического сотрудничества в национальных валютах с настроенными на конструктивное взаимодействие партнерами рассматриваются нами в качестве важной задачи на перспективу.

Но вы сами понимаете, что в период высокой волатильности курса рубля это делать не только затруднительно, но и нецелесообразно.

Вопрос: Насколько реален в ближайшей перспективе переход на расчеты в национальных валютах за поставки энергоносителей?

Ответ: Что касается перспектив перехода на расчеты в национальных валютах за поставки энергоносителей, то хотелось бы отметить, что работа на данном направлении ведется, однако это долгоиграющий вопрос. Изменение валюты расчетов по твердым нефтегазовым контрактам потребует полного обновления контрактной базы путем получения согласия каждого потребителя российского сырья. Данная процедура является не только предметом долгих переговоров, но и может потребовать серьезных усилий договаривающихся сторон. Мы готовы к такой работе и, надеюсь, будем постепенно выходить на торговлю энергоносителями за рубли, пусть сначала с отдельными странами.

Вопрос: Есть ли какое-то продвижение в деле согласования интересов России и Евросоюза в экономических отношениях с Украиной? Как Россия видит судьбу соглашения о ЗСТ при имплементации соглашения о ЗСТ между Украиной и ЕС в конце 2015 года? Каково видение Москвой ситуации в этой сфере в 2016 году?

Ответ: С июля по сентябрь 2014 года в формате Россия-ЕС-Украина состоялось несколько раундов консультаций по реализации экономических положений Соглашения об ассоциации (СА), в том числе два – на министерском уровне. Напомню, что с января 2014 года такие консультации велись в двустороннем – Россия-ЕС – формате. Предлагали мы такое обсуждение еще осенью 2013 года, с аналогичными предложениями выступало и украинское руководство, однако это не находило поддержки в Брюсселе. Партнеры из ЕС говорили нам о неприемлемости обсуждения с третьей стороной – Россией, их двустороннего соглашения с Украиной.

Главным результатом министерской встречи 12 сентября 2014 года стало решение Европейской комиссии отложить временное применение правил «глубокой и всеобъемлющей» зоны свободной торговли (ГВЗСТ) в рамках СА ЕС-Украина до 31 декабря 2015 года и, соответственно, готовность Российской Федерации сохранить преференциальный режим торговли с Украиной в рамках Договора о зоне свободной торговли СНГ на время указанной отсрочки и на условиях неизменности действующего торгового режима.

Это решение Еврокомиссии мы со своей стороны рассматриваем как признание наличия рисков для наших торгово-экономических отношений от реализации данного документа, прежде всего в части создания между Украиной и ЕС «глубокой и всеобъемлющей» зоны свободной торговли.

Решение Януковича отложить подписание привело к Майдану, госперевороту и гражданской войне. В конце концов уже новое украиское правительство отложило применение экономических разделов Соглашения на один год, то есть сделало то же самое, о чем просил Янукович. Риторический вопрос: разве это стоило рек пролитой крови на Украине и угрозы раскола страны?

Как воспользоваться предстоящим периодом – вопрос не только к нам. Прежде всего, необходимо проявить готовность к поиску решений по указанным озабоченностям, а не повторять раз за разом, что СА ЕС-Украина выгодна и России тоже. Понимаем, что в ЕС и на Украине до конца года продолжался процесс формирования новых управляющих и рабочих структур. Еще в сентябре мы передали партнерам предложения по внесению изменений в соглашение для снятия наших озабоченностей в пяти областях (тарифная либерализация, техрегулирование, санитарные и фитосанитарные меры, таможенное администрирование, энергетика). Пока ответов на них дано не было.

Не дожидаясь результатов переговоров, украинская и есовская стороны в ускоренном порядке приступили к ратификации СА. Уже 17 сентября 2014 года кабинетом министров Украины было принято распоряжение об имплементации СА ЕС-Украина и утвержден подробный План мероприятий по имплементации СА. 11 декабря 2014 года Верховная Рада утвердила предложенную кабмином Программу деятельности на 2015-2016 годы, одним из основных ориентиров которой является имплементация СА. Кроме того, в декабре кабмином одобрены отраслевые планы ведомств по реализации СА. В непрозрачном для нас режиме действует «Группа по поддержке» ЕС Украины, одна из задач которой – трансформация Украины по есовским стандартам и помощь с внедрением СА. На нас оказывается санкционное давление и одновременно звучат призывы обеспечить Киеву дополнительные экономические и торговые преференции, чтобы вывести Украину из экономического и политического тупика, куда его завело следование советам «консультантов» из ЕС.

Мы были вынуждены наладить мониторинг действий партнеров по практическому применению или имплементации экономической части СА с ЕС, чтобы в случае необходимости своевременно защитить российские экономические интересы.

В 2015 году рассчитываем продолжить контакты, будем пытаться убедить партнеров, возможно, выйдем и на какие-то результаты. В любом случае с определенностью еще раз могу подтвердить, что Россия будет твердо отстаивать в диалоге как с Киевом, так и с Брюсселем свои торгово-экономические интересы и готова предпринять решительные действия по их защите. Готовы к проведению новой встречи в трехстороннем формате на министерском уровне, которая должна была бы дать экспертам-переговорщикам новые установки в духе сентябрьских договоренностей. Это представляется более логичным, чем начинать новый переговорный этап с экспертных дискуссий.

Вопрос: Как обстоит дело с проведением консультаций в формате Россия-Украина-ЕС, а также между ЕАЭС и ЕС? Может ли планируемый визит Федерики Могерини ускорить этот процесс?

Ответ: На первую часть вопроса, полагаю, я только что ответил. Что касается второй части, то в качестве долгосрочной цели взаимодействия между ЕАЭС и ЕС мы видим создание зоны свободной торговли (ЗСТ), которая должна стать основой единого экономического пространства от Атлантического до Тихого океана. Эта стратегическая инициатива призвана обеспечить гармоничное развитие всех государств региона, как входящих, так и не входящих в различные интеграционные объединения. Должны признать, что существующие реалии пока нам не позволяют приступить к ее реализации.

Вместе с тем отрадно, что идея налаживания контактов между ЕС и ЕАЭС находит все больший отклик и в ЕС. Приветствуем прозвучавшие в последнее время заявления ряда европейских политиков о поддержке идеи прямого диалога ЕС с ЕАЭС.

Для начала целесообразно было бы наладить рабочие контакты на уровне экспертов Евразийской экономической комиссии и Европейской комиссии. Это облегчило бы урегулирование текущих торгово-экономических проблем, способствовало бы пониманию озабоченностей, связанных с соглашениями об ассоциации в рамках «Восточного партнерства» ЕС, в том числе и с Украиной. Сотрудничество между ЕЭК и Еврокомиссией, включая сферу сближения систем технического регулирования и снижения нетарифных барьеров, позволило бы создать благоприятные предпосылки для возможного запуска в будущем переговоров о зоне свободной торговле ЕАЭС-ЕС.

Позитивным сигналом можно считать состоявшуюся в начале декабря 2014 года в Москве по инициативе Представительства ЕС в России встречу представителей ЕЭК с делегацией ЕС, в ходе которой наши есовские партнеры обозначили заинтересованность в поиске формата и средств взаимодействия на данном этапе.

Нужен предметный разговор о перспективах налаживания сотрудничества между ЕАЭС и ЕС. В любом случае игнорирование Евросоюзом новой евразийской реальности политически недальновидно.

Вопрос: Россия и Белоруссия подготовили соглашение о признании национальных виз на территории друг друга при въезде граждан третьих стран. Готовятся ли подобные соглашения со странами СНГ, в первую очередь с Казахстаном?

Ответ: Россия и Белоруссия действительно обсуждают вопросы формирования единого визового пространства. В условиях отсутствия пограничного контроля между нашими странами это было бы логичной мерой. И взаимное признание виз может стать хорошим первым шагом. Однако говорить, что такое соглашение будет заключено «вот-вот», было бы преждевременным.

Что касается проработки подобных соглашений с другими государствами Содружества, данный вопрос на повестке дня пока не стоит. Вместе с тем, по мере становления Евразийского экономического союза, предусматривающего, помимо прочего, свободу передвижения рабочей силы, он может стать в перспективе актуальным.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 1 января 2015 > № 1336498 Василий Небензя


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter