Всего новостей: 2359043, выбрано 1 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Оберг Мартин в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Оберг Мартин в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Швеция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 12 марта 2013 > № 776506 Мартин Оберг

ШВЕДСКИЕ КОМПАНИИ НАМЕРЕНЫ РАСШИРЯТЬ БИЗНЕС В РФ, НЕСМОТРЯ НА КОРРУПЦИЮ

В 2012 году 65% шведских компаний сталкивались с коррупцией в России, 70% - с бюрократией. Несмотря на это, 4 из 5 компаний намерены расширять свой бизнес в России, говорит BFM.ru Мартин Оберг, полномочный министр посольства Швеции в Москве

В 2012 году 65% шведских компаний, работающих в России, сталкивались с проявлениями коррупции 70% - с проявлениями бюрократии. Это результаты исследования Business Climate Survey, проведенного Шведским торгово-инвестиционным советом. Кроме того, шведские компании не согласны с рядом решений российского правительства, которые могут, на их взгляд, ограничить конкуренцию. Однако компании готовы идти на эти риски: четыре из пяти компаний намерены расширять свой бизнес в России. Об этом BFM.ru рассказал Мартин Оберг, полномочный министр, глава отдела экономики посольства Швеции в Москве

- Швеция входит в десятку крупнейших иностранных инвесторов в российскую экономику. В России сейчас фиксируют отток инвестиций - в январе по сравнению с январем 2012 года они снизились почти на 78%, замедлился рост инвестиций в основной капитал в 2012 году. Это данные Росстата. Отток иностранных инвестиций с российского рынка фиксирует и Emerging Portfolio Fund Research. Швеция тоже в тренде? 

- Да, по предварительным итогам 2012 года снизились и объемы прямых инвестиций, и объемы торговли между Швецией и Россией (примерно на 10-15% год к году). Я думаю, что это общая тенденция. Но краткосрочная она или нет, пока сложно сказать. Так или иначе, Швеция, если не брать во внимание офшоры, по-прежнему входит в тройку крупнейших инвесторов в России, вместе с Нидерландами и Германией.

Шведские компании - стабильные инвесторы в России. И наши инвестиции в российскую экономику довольно хорошо отражают структуру шведской промышленности.

- Сейчас в Москве осваиваются новые территории в рамках расширения столицы. Шведские компании не намерены поучаствовать в этом деле с проектами умных городских технологий, которые развиты в Швеции?

- Мы сейчас довольно интенсивно работаем с концепцией SymbioСity, которая включает решение вопросов энергоэффективности, "умных" домов, в общем, зеленых технологий. В Швеции есть компании, которые эту концепцию реализуют. Им немного трудно на российском рынке. Мы уже встречались с московскими властями, показывали, что мы можем предложить для Новой Москвы и для ремонта старых домов, чтобы они стали энергоэффективными. Контакт есть, интерес есть. Но надо поговорить и с Мосводоканалом, и с тепловыми компаниями. С некоторыми встречались уже.

Швеция прекрасный пример для России - у нас похожий климат, и у нас эти решения работают. Но как вы знаете, от принятия решения до реализации проекта может уйти очень много времени.

- Вы сказали, что шведским компаниям сложно в России, а как им удается вообще выходить на российский рынок?

- В работе в России есть, конечно, и бюрократические проблемы, и налоговые, и прочие. Но я не считаю, что главная проблема здесь - зайти на рынок. По моему опыту, шведские компании либо говорят прямо с властями в регионах, либо доверяют этот диалог местным партнерам. Мой опыт подсказывает, что российские регионы часто сами пытаются выяснить, что нужно шведской компании, чтобы эффективно работать.

- Некоторые иностранцы считают, что решение вопросов получения допуска к проекту необходимо доверить российским партнерам, иначе шансы решить вопрос стремятся к нулю.

- Это, может быть, правильно, потому что здесь рынок работает по-другому. Здесь гораздо больше бюрократии и с властями, и между компаниями. Больше бумаг. Пробки. Здесь горизонт планирования относительно короткий. В России имеет место непредсказуемость жизни. В Швеции, к примеру, если мы договоримся о встрече через неделю, то встреча состоится. И не надо в день встречи перезванивать утром и уточнять, будет ли она.

- Компания IKEA в России несколько раз сталкивалась с проявлениями коррупции и бюрократией и даже планировала уйти с российского рынка, но отказалась от этого после общения с федеральными властями. Такие проблемы - это прецедент крупных иностранных компаний, работающих в России, или же они распространены повсеместно?

- Раз в два года Шведский торгово-инвестиционный совет проводит исследование среди шведских компаний, которые называются Business Climate Survey. В нем принимают участие около 100 компаний. Результаты 2012 года показывают, что 65% шведских компаний сталкивались с коррупцией в своей работе, а 70% пожаловались на бюрократию. По сравнению с предыдущим исследованием цифры практически не изменились. Но, несмотря на это, четыре из пяти хотели расширять свое дело в России. Так что, даже если трудности есть, по отзывам крупных шведских компаний, Россия остается интересным рынком. Хотя он не простой. Российский бизнес и экономическая жизнь так быстро развиваются. Здесь есть огромные возможности, но и большие риски. Не каждый это понимает, иногда шведы хотят контролировать свой бизнес из Швеции. И это не всегда получается.

- Каким образом шведские компании пытаются работать в российской среде? Находят российского партнера? Насколько распространена практика найма российских менеджеров в дочерние компании в России?

- Есть шведские компании, где большинство менеджеров является иностранцами. И есть такие, где директор и все остальные россияне. Я порекомендовал бы иметь шведов в управлении. Должен быть человек, который в России работает и сможет объяснить совету директоров, как правильно функционировать со шведской точки зрения. И объяснить главному офису, что происходит, почему надо поступать так, почему нельзя так быстро построить здание, почему нужно 400 документов подписать в день, почему нужно иметь трех-четырех водителей здесь, когда в Швеции только одного.

- Принимались ли российскими властями какие-то решения на государственном уровне, с которыми шведские бизнесмены не вполне согласны?

- Между странами сейчас хорошие отношения. Но, конечно, есть вопросы, с которыми мы не согласны. Например, утилизационный сбор на импортные автомобили. После снижения таможенных тарифов на машины, когда Россия вступила в ВТО, она одновременно ввела специальные платежи, чтобы защитить свое автомобильное производство, есть такие подозрения. Мы не уверены, что эти сборы позволены согласно правилам ВТО. Но это мы будем решать. Сначала через переговоры. Если они не дадут результата, то есть система решения спора в ВТО. Сигнал вступления в ВТО очень позитивный для России. Все-таки Россия входит сейчас в мировую систему, это должно привести к повышению предсказуемости российских торговых правил и тарифов и придать уверенности, что в России можно вкладывать деньги и вести бизнес.

Мы, шведы, считаем, что самое долговечное в международных отношениях - искренность. Мы не стесняемся поднимать наши трудные вопросы и входить в диалог, если российская сторона видит проблему, которую хочет решить.

- Складывается такое впечатление, что шведским бизнесменам в принципе удается находиться вдали от политики.

- В принципе, это так. У нас не так связаны бизнес и политическая сфера. Конечно, политические решения очень важны для шведской промышленности, но есть диалог. Были примеры, когда бизнесмены поддерживали политические кампании или партии, но это не главное финансирование. Большинство шведских партий финансируется через госфонды и членские взносы.

- Вы сами давно в России живете?

- До этого я работал в Стокгольме, а здесь я с 2008 года. Приехал в тот же день, когда рубль начал снижаться. Это я во всем виноват! А если серьезно, очень интересно было. Я сразу начал работать в кризис, очень интересно было предугадывать, как будут развиваться события, и работать в этих условиях. Иногда это удавалось, иногда - нет.

В Москве такая энергетика, которую я видел только в Нью-Йорке! Здесь есть желание развиваться, есть чувство, что все возможно. К сожалению, большая доля этой энергии уходит на преодолении бюрократии, пробок и прочего. Иногда шведские предприниматели, которые думают о начале бизнеса в России, спрашивают меня о местных рисках. Я спрашиваю, были ли они в Нью-Йорке 25 лет назад и недавно, и увидели ли они разницу? - "Ну, разница не очень большая", - отвечают. И тогда я спрашиваю: "А вы были в Москве 25 лет назад?" Я был, и я вижу огромную разницу. И изменения происходят вопреки всем этим рискам и проблемам. Потому что здесь есть эта энергия. И в каждом россиянине, я думаю, есть предприниматель. Это впечатляет.

Швеция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 12 марта 2013 > № 776506 Мартин Оберг


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter