Всего новостей: 2527512, выбрано 5 за 0.006 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Новопрудский Семен в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаМиграция, виза, туризмвсе
Новопрудский Семен в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаМиграция, виза, туризмвсе
Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 31 января 2018 > № 2482544 Семен Новопрудский

Белый «Дом-2»

Семен Новопрудский о главных адресатах «кремлевского доклада»

Поскольку я не олигарх, а также никогда не был и — надеюсь — не буду (тьфу-тьфу) связан лично ни с какой властью никакого государства планеты Земля, то и про новый «санкционный» список США, так называемый «кремлевский доклад», могу рассуждать исключительно как сторонний наблюдатель. Хотя при определенных обстоятельствах от этого документа могут зависеть буквальные судьбы России и нас, здесь живущих.

Парадокс в том, что этот список из 210 фамилий (в открытой части), представляющий собой, говоря по-умному, контаминацию, а по-простому — наложение списочного состава администрации президента России и правительства на списочный состав первой сотни наиболее богатых россиян по ежегодному рейтингу Forbes, направлен по сути всего против двух людей.

Одного зовут Владимир Путин, а другого — Дональд Трамп. Причем пока даже непонятно, против кого сильнее.

Реакция на этот доклад в России, в том числе вроде бы вполне продвинутых экономических журналистов (они в данном случае должны быть более информированы и менее ангажированы, чем политические журналисты и тем более чем сами российские политики), меня несколько удивила.

Многие комментаторы почему-то сочли документ нелогичным. Хотя нет ничего более логичного, чем перечислить в качестве имеющих отношение к российской власти непосредственно ключевые фигуры этой власти и самых богатых бизнесменов, которые не стали бы миллиардерами без таких политических связей. И которые к тому же являются владельцами всех главных российских бизнесов и ключевыми инвесторами крупнейших государственных проектов.

Да, в списке есть давно не существующие в актуальной российской политике и не живущие в России персоны вроде Елены Батуриной или водочного магната Юрия Шефлера, но это мелкие бюрократические издержки. Конечно, можно спорить, почему в перечне нет, например, главы Центризбиркома Эллы Памфиловой или Анатолия Чубайса (хотя они точно не являются сколько-нибудь влиятельными персонами именно в политическом смысле). Но вот, например, отсутствие там губернаторов (помимо Собянина и Полтавченко) вполне логично. Среди всех российских региональных лидеров только один — Рамзан Кадыров — действительно является политиком, если не определяющим, то олицетворяющим политический курс страны. Остальные главы регионов в большой политике не участвуют. Как и лидеры думских партий — тут Минфин США все правильно понял.

Сильно преувеличенными мне кажутся разговоры о том, что этот список — прямое объявление холодной войны России. Эта холодная война идет давно (началась она еще до Крыма и Донбасса, с дела ЮКОСа, «Акта Магнитского» и нашей на него реакции). Ее активно подогревают обе стороны и активно используют в корыстных внутриполитических целях.

С другой стороны, сильно преуменьшенными кажутся оценки некоторых вроде бы не сильно политизированных российских комментаторов (в частности, экономиста и публициста Андрея Мовчана), что этот список вообще ничего не означает и ни на что не влияет.

По сути, это классическое ружье, повешенное по ходу пьесы над сценой. Может и выстрелить — в зависимости от воли драматурга и режиссера. Жест в политике часто важнее прямого действия, угроза — важнее конкретного решения.

Администрация США получила легальный (по американским меркам) бессрочный рычаг давления на российскую элиту. А поскольку наша политическая и бизнес-элита пока не только космополитична, но ориентирована еще и конкретноо на Запад (а не на Азию) в плане устройства личной жизни, то этот инструмент в любой момент можно привести в действие. И стратегия «зарабатывать в России — жить на Западе» для многих представителей нашей элиты будет закрыта: придется выбирать не столько лояльность или нелояльность российской власти, сколько постоянное место жительства.

А вот считать «кремлевский доклад» способом давления на российские президентские выборы, на мой взгляд, просто нелепо. Влиять на выборы можно только там, где есть хотя бы два относительно равных конкурента и возможен непредсказуемый результат, как было США во время борьбы Дональда Трампа с Хиллари Клинтон. Россия-2018 – явно не тот случай.

Неужели, прочитав или послушав новости про «кремлевский доклад», путинский электорат массово ринется голосовать за Ксению Собчак или Павла Грудинина? Как говорил Станиславский, «не верю».

А вот на послевыборную российскую жизнь этот перечень влияние оказать способен. Во-первых, он будет серьезным сдерживающим фактором для новых резких телодвижений России во внешней политике в «крымском» духе. Во-вторых, есть опасность начала охоты на ведьм внутри России. Логика «не попал в список Минфина США — значит, агент Госдепа» может, увы, оказаться в отдельных случаях руководством к действию.

Но главное, что пока, на мой взгляд, недооценивается в этом документе — его потенциальное влияние на американскую внутреннюю политику. Да, пока никаких новых санкций не вводится, а сам доклад выглядит как реферат-отписка не слишком усердного студента строгому и нелюбимому преподу. Но с учетом пламенного желания Трампа баллотироваться на второй (и в США — точно последний) президентский срок, а также роли России в его президентстве (американскому президенту приходится каждый день доказывать, что он не «агент Кремля) этот список «подвешивает» американский Белый дом едва ли не сильнее, чем российский.

Человек, который хочет «снова сделать Америку великой», но при этом искренне великим, похоже, считает только себя, едва ли сможет игнорировать давление обеих палат американского парламента, если части республиканцев и почти всем демократам покажется, что Трамп «слишком мягок к России». Иначе второго срока Трампу не видать, как собственных ушей.

В любом случае мы имеем дело с тупиком в российско-американских отношениях, но «подвижным», динамическим. Ситуация не стоит на месте, она опасно развивается. России надо менять свою внешнюю политику вовсе не ради отмены или смягчения американских санкций — а потому, что мы часть западной цивилизации, как бы нам ни хотелось прикинуться отдельной цивилизацией или частью азиатско-исламского мира. Америке необходимо снижать градус конфронтации с Россией хотя бы потому, что это две главные военные державы мира с самым большим ядерным потенциалом. А общая ситуация в мире такова, что Третья мировая война уже не кажется метафорой.

Ну и конечно, обеим сторонам важно осознать, что в тупик свои отношения заивели они обе, а не только «тот, другой, недоговороспособный партнер». Пока мы будем валить вину друг на другая, считая себя во всем правыми, а также «белыми и пушистыми», конфронтация не прекратится. Тем более что горячей войны друг с другом Россия и США не могут себе позволить по определению — она терминальна для всего мира. А победителей в холодных войнах не бывает. Примерно 30 лет назад Западу казалось, что он победил в такой холодной войне, но это явно была иллюзия. Пока проигрываем мы все.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 31 января 2018 > № 2482544 Семен Новопрудский


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 января 2018 > № 2455294 Семен Новопрудский

Фейковая диктатура Путина

В 2018 году в России ускорится процесс смены власти без смены президента. Самопожирание путинской системы проявляется все отчетливее и будет нарастать.

Семен Новопрудский, Новое время страны, Украина

Главный парадокс президентских выборов в России состоит в том, что все знают победителя, но никто не знает, какой будет его политика. Впрочем, скорее всего — не вполне «его». Путин перестал быть эффективным президентом элиты, а народ защищать его явно не станет, поскольку давно лишен политической субъектности.

Из персоналистской диктатуры Путина, вроде бы прочно закрепленной аннексией Крыма, политическая система РФ неизбежно будет дрейфовать в сторону диктатуры фейковой. Системы, где за спиной мало что решающего президента, существующего в качестве декоративного диктатора, группировки силовиков будут доедать последние куски крупного бизнеса нищающей страны.

Самопожирание путинской системы проявляется все отчетливее и будет нарастать после президентских выборов до тех пор, пока тем или иным путем не произойдет буквальная смена власти.

Силовое окружение Путина уже открыто разговаривает на языке немыслимых даже по недавним путинским меркам уголовных дел, в которых самому президенту отведена роль статиста. Одна часть ФСБ сажает в тюрьму на 8 лет якобы за вымогательство взятки в 2 миллиона долларов у самого могущественного бизнесмена страны Игоря Сечина бывшего министра экономического развития Алексея Улюкаева. После этого приговора в России не осталось ни одного чиновника, включая членов правительства, который не примерял бы на себя возможность ареста в любой момент по самому немыслимому обвинению.

Другая часть ФСБ (конкурирующая и прямо конфликтующая с «сечинской») сажает под домашний арест самого известного сейчас за рубежом российского режиссера Кирилла Серебренникова и его коллег по проекту Седьмая студия — причем обвинение меняется несколько раз уже в ходе следствия. После этого дела (тут есть еще одно важное обстоятельство — Серебренников имел личные приятельские отношения с важными фигурами путинского режима, в том числе с одним из организаторов войны против Украины Владиславом Сурковым) ни один представитель российской интеллектуальной элиты не может чувствовать себя в безопасности.

При этом сам президент — вроде бы такой всемогущий — не в состоянии обеспечить привод в суд по делу Улюкаева главного свидетеля Игоря Сечина: суд безуспешно вызывал его повестками четырежды. Путин не может прекратить очевидно абсурдное дело против Серебренникова. Между тем никакими независимыми судами в России и не пахнет: по всем громким делам принимаются ровно те судебные решения, которые диктуются реальной властью. Значит, этой властью обладает кто–то другой.

Но главное — Путин не может отменить санкции против России, не поменяв кардинально внешнюю политику. Только в 2017 году без особых внешних потрясений, при рекордно низкой инфляции (следствие обвального падения доходов россиян с весны 2014 года), при двукратном росте мировых цен на нефть рухнули два банка из первой десятки и еще один из топ-15. Российские олигархи и просто очень крупные бизнесмены пачками начали не просто переходить в статус иностранных резидентов, но и покупать мальтийское гражданство — в том числе для того, чтобы избежать новых персональных санкций США.

Путин больше не может решать важнейший для элиты внутренний вопрос — личной безопасности при ее привычном существовании «над законом». Он не способен решить и важнейший для элиты внешний вопрос: гарантировать ей право жить как на Западе или прямо на Западе, конвертируя богатство в собственность и запасной плацдарм для семей в странах, с которыми Путин развязал холодную войну.

Эти два обстоятельства во многом будут определять содержание политики РФ после президентских выборов-2018 и чемпионата мира по футболу. Есть и третье. Главным внутриполитическим конкурентом Путина становится… Трамп. Он твердо намерен баллотироваться в 2020 году на второй срок. Но это станет возможно, только если Трамп реальными делами сможет смыть с себя клеймо «агента Кремля». РФ впервые с момента распада СССР оказалась частью внутренней политики США. А внутренняя политика для американцев всегда была важнее внешней. Россия хотела стать «настоящим врагом Америки! — и она им стала.

Без либеральных реформ, без окончания конфронтации с Западом России не выбраться из глубокой экономической ямы. Тактика «маленьких победоносных гибридных войн» практически исчерпана: санкции и так уже отбросили экономику на 10 лет назад.

Поэтому Путину предстоит стать могильщиком нынешнего варианта путинизма в новом президентском цикле. Или это сделают другие — в том числе те, кто сам является частью власти. Такое в российской истории бывало не раз и не два. Это не значит, что Россия станет похожа на западную демократию. Она запросто может стать похожей и на Северную Корею, если выберет путь самоизоляции и ядерного шантажа.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 января 2018 > № 2455294 Семен Новопрудский


Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 8 декабря 2016 > № 1997459 Семен Новопрудский

Зомбиленд

Семен Новопрудский о том, почему Россия до сих пор не признала распад СССР

Возвращаюсь домой из магазина. Краешком уха слушаю, как няня занимается с ребенком. Дочка путает название какого-то предмета столовой утвари на карточке. Желая деликатно сообщить об ошибке, няня говорит: «Все смешалось в доме Обломовых!» Да, думаю, литературе точно буду учить ребенка сам. На прощание няня неожиданно задает мне политический вопрос: «А вот может быть так, что две какие-нибудь страны объединятся и опять будет Советский Союз?»

Поздним вечером того же дня читаю где-то в сети, что Первый канал (у меня алиби, я не смотрю его уже лет пятнадцать и при нынешней власти смотреть не собираюсь) запускает сериал «Обратная сторона Луны – 2», где действие происходит в «нераспавшемся» Советском Союзе в 2011 году. При этом няня очень любит смотреть Первый. И он это чувствует.

Вся российская пропаганда, в сущности, работает именно для тех, кто живет в «нераспавшемся Советском Союзе».

Более того, есть опасения, что примерно там же обитают руководители нашего государства и уж точно депутаты с сенаторами. Так что метафора российского телевидения как «зомбоящика» даже точнее, чем кажется: мы буквально пытаемся воскресить труп несуществующей страны. А с 2014 года, после Крыма, — даже двух, еще и Российской империи. И сами таким образом делаем себя зомби в Зомбиленде. Все смешалось в доме Обломовых…

Но почему так происходит? Президент страны говорит, что распад СССР был величайшей геополитической катастрофой ХХI века. При этом нация спустя четверть века так и не поняла (понимать должна, разумеется, прежде всего интеллектуальная и политическая элита, а не целевая аудитория Первого), почему и даже когда это случилось. Нам же, наверно, не хочется каждые 70 лет переживать крах собственной страны?

Итак, 8 декабря исполняется 25 лет той дате гибели СССР, которая считается у нас официальной. 8 декабря 1991 года в государственной резиденции Вискули в Беловежской пуще президенты России и Украины Борис Ельцин и Леонид Кравчук, а также председатель Верховного Совета Белоруссии Станислав Шушкевич подписали Соглашение о прекращении существования СССР и создании Содружества Независимых Государств (СНГ).

Этот акт вошел в историю как Беловежское соглашение. А в бытовое сознание россиян была внедрена простая, но ложная мысль: «Ельцин и Горбачев развалили СССР». При Путине в этот апокриф была внесена одна существенная поправка: теперь, когда речь заходит о причинах распада (наша пропаганда говорит «развала», намекая на внешние силы) СССР, непременно возникает образ «проклятых пиндосов», которые якобы развалили нашу великую и могучую державу.

Версия гибели СССР от происков внешних врагов не просто ложная, она еще и русофобская. Что это за великая империя, которая распадается, по историческим меркам моментально, относительно бескровно и без малейших признаков внешней агрессии?

СССР распался не 8 декабря 1991 года в Беловежской пуще. Там просто зафиксировали факт смерти больного, которая случилась существенно раньше.

Уже в 1990 году все союзные республики, а не только прибалтийские, которые первыми приняли декларации о суверенитете, практически перестали платить Москве налоги.

11 марта 1990 года первой из советских республик официально объявила о независимости Литва. 11–13 января 1991 года на фоне демонстраций русскоязычного населения в поддержку СССР армия фактически попыталась устроить в Литве силовой переворот, заняв ряд ключевых зданий в Вильнюсе и устроив штурм телебашни, но не решившись штурмовать здание Верховного совета республики. В ходе вильнюсских событий погибли 15 человек и около 900 были ранены. При этом никто из высших партийных и государственных руководителей СССР не взял на себя ответственность за эти действия.

В 1990 году, в чем легко убедиться, посмотрев ролики на YouTube, команды КВН в эфире центрального телевидения спокойно шутили на тему распада СССР. Потому что эта тема была реальной политической повесткой страны.

Карабахский конфликт (фактическая война между двумя тогда союзными республиками — Армянской и Азербайджанской ССР) начал разгораться еще в феврале 1988 года.

9 апреля 1989 года Советская армия и внутренние войска силой — были убитые и раненые — разогнали «антисоветский» митинг оппозиции в Тбилиси.

Из Союза начала выходить главная и самая большая его республика — РСФСР.

Она приняла свою декларацию о суверенитете еще 12 июня 1990 года. А 6 августа 1990-го Борис Ельцин произнес знаменитую фразу: «Берите столько суверенитета, сколько сможете проглотить».

12 июня 1991 года — тоже до официального распада СССР — состоялись первые выборы президента России. Мы до сих пор отмечаем 12 июня — День России — как дату начала новой российской государственности. И ей 26 лет. Так что 8 декабря 1991 года уж точно не может считаться днем распада СССР.

Чтобы остановить распад страны, 17 марта 1991 года был проведен первый и последний в истории СССР референдум: о сохранении Союза Советских Социалистических Республик. Вопросов на референдуме было пять, но ключевым являлся первый, звучавший предельно запутанно, что само по себе отражало степень неуверенности верховной власти в будущем страны: «Считаете ли вы необходимым сохранение СССР как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере обеспечиваться права и свободы человека любой национальности?» Как может существовать «федерация суверенных республик», непонятно до сих пор.

Формально за сохранение Союза высказались 76,4% принявших участие в голосовании. Но шесть союзных республик из 15 — три балтийские, а также Грузия, Молдавия и Армения — вообще бойкотировали референдум. Там голосование проходило только в воинских частях и на предприятиях союзного подчинения. Также против сохранения СССР даже в таком непонятном виде проголосовало большинство населения в Москве и Киеве.

Последний гвоздь в гроб советской империи вбил антигорбачевский путч 19 августа 1991 года. Хотя нынешняя российская власть сделала все возможное, чтобы россияне воспринимали события 19–21 августа просто как «эпизод борьбы за власть», именно попытка свержения Горбачева и ее провал убедили руководство даже тех республик, которые не собирались форсировать выход из СССР, в том, что страна окончательно потеряла управление. Это хорошо можно было видеть в Узбекистане, где я тогда жил.

Еще одной фундаментальной причиной гибели Союза стала предельная экономическая неэффективность и неадекватная внешняя политика, не отвечающая объективным возможностям страны. Апогеем этой неадекватности стала война в Афганистане.

Михаилу Горбачеву, на которого в России до сих принято вешать всех собак за распад СССР, уже досталась совершенно нежизнеспособная страна.

Но радикально менять экономический курс, отказываться от социализма, пусть и «с человеческим лицом», как говорили тогда, ради спасения Союза последнее советское Политбюро не решилось.

Собственно, примерно то же мы видим и сейчас: неадекватная внешняя политика на фоне все более очевидного экономического тупика. Россия пытается проводить внешнюю политику позднего СССР в духе анекдота брежневской поры «Советский Союз с кем хочет, с тем и граничит», не располагая для этого советскими экономическими ресурсами.

При этом православие смешивается с антиклерикальным советским проектом в непонятное идеологическое варево. Страна виртуально живет даже не в двойном, а в тройном мифе: в Киевской Руси, Российской империи и СССР. Причем ни одно из этих государств не было прямым преемником прошлого и давно не существует в реальности.

И еще одна принципиально важная деталь: распад Союза был абсолютно законным. Статья 72 последней советской Конституции 1977 года гласила: «За каждой союзной республикой сохраняется право свободного выхода из СССР».

России пора наконец уничтожить СССР в головах. Осознать, что ту, прежнюю страну погубили мы сами — народ и власть.

Не повторять прошлых ошибок. В частности, не пытаться корчить из себя главную мировую державу, принося жизнь поколений людей в жертву глобальным политическим фантазиям и мании величия. Признать не только юридически, но и ментально независимость всех бывших советских республик — в первую очередь Украины. Понять, что никакого нового союза из «народных республик Донбасса», Абхазии, Приднестровья и Южной Осетии не получится. Потому что прочных союзов квазигосударств в природе не существует.

Чтобы рождать новые нерушимые союзы республик свободных, Россия сначала должна родить себя.

Вместо того чтобы думать о мире во всем мире, беспокоиться за Алеппо и Луганск, нам пора начать думать о себе. 25 лет после распада СССР, конечно, не такой уж большой срок. Но за это время можно было позаботиться о прочности собственных государственных основ. О том, чтобы вся политика в стране перестала зависеть от воли и настроения одного человека.

Постколониальный имперский синдром в России неприлично затянулся. Его преодоление — необходимое, пусть и недостаточное условие создания новой успешной и сильной России. Причем за ее успех и величие отвечает точно не Дональд Трамп, на которого чуть ли не молится теперь наша элита.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 8 декабря 2016 > № 1997459 Семен Новопрудский


Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 19 февраля 2016 > № 1655120 Семен Новопрудский

Ближний восторг

Семен Новопрудский о том, почему любая национальная идея вредна

Этих русских не поймешь. Что у нас, ребята, в головах? Если вдруг кто не помнит, уже без малого пять месяцев Россия официально находится в состоянии войны. И, судя по двум свежим социологическим опросам, это сильно влияет на состояние здоровья нации.

«Левада-центр» во второй раз после ноября прошлого года выяснял отношение народа к войне в Сирии. Оказалось, война с тех пор стала нравиться народу еще больше. Сейчас 59% считают, что России следует продолжить нанесение авиационных и ракетных ударов по наземным целям террористов в Сирии. В ноябре так полагали 55%. При этом собственно за войной, которую ведет наша страна, внимательно наблюдают (то есть, видимо, слушают про это российские новости по телевизору) все меньше россиян: в ноябре таких было 25%, в феврале — только 18%. Более двух третей — 69% — «немного знают» (то есть, видимо, не слушают по телевизору российских новостей) о ситуации в Сирии, но не следят за ней пристально. 13% вообще не в курсе.

Практически в те же самые дни ВЦИОМ замерял свой традиционный индекс страхов россиян.

Чего же мы больше всего боимся? Правильно, войны.

Так ответили 67% респондентов. Болезнь становится еще нагляднее, если узнать формулировку вопроса, который задавал ВЦИОМ: «Как вы оцениваете вероятность появления следующих проблем в вашей жизни?»

Две трети россиян боятся войны и почти две трети хотят ее продолжения.

Вообще когда война уже идет, бояться поздно. И нам только кажется, что это такая «хорошая» война, с которой не приходят похоронки.

Причем идет она вроде бы так далеко и с таким непонятным массам противником, что обыватель едва ли отличит наше поражение от победы. Мы восторгаемся плохо различимыми на экранах телевизоров картинками бомбежек непонятно чего — не разглядеть — за тридевять земель. Летят наши самолеты, из них падают бомбы, потом поднимается эффектный черный столб дыма. Красота. Мощь. Величие державы. Ближний Восток. Ближний восторг…

На втором месте среди наших страхов — экономические проблемы. «Вероятности их появления», как формулирует ВЦИОМ, бояться тоже уже как-то странно: сама экономика превратилась в одну сплошную проблему. Кризис, если верить социологам, ощущают на себе 82% россиян.

Причем интересно понять, кто же эти оставшиеся 18%. Возможно, они и есть настоящая пятая колонна. Наживаются, так сказать, на народной беде.

Почему же мы такие странные? Почему нам нравится война, хотя она разрушает нашу экономику? Почему мы боимся экономических проблем, но поддерживаем политику, которая усугубляет их конфронтацией с миром и здравым смыслом?

Один из вариантов ответа состоит в том, что народ и власть в России опять дружно ринулись на поиски национальной идеи. Некоего высшего смысла существования нашей страны. Именно поэтому публике так понравилась история с Крымом. Типа не зря мы страдали от свинцовых мерзостей жизни в относительно свободной, но нищей России после распада СССР.

Просто жить в России, как в своем доме, обустраивать его, растить детей, заботиться о стариках нам, видимо, кажется, занятием бессмысленным. Недостойным Человека с большой буквы Ч и страны с большой буквы С. Мы не понимаем, ради чего «вот это все».

Начальство — зачем ему эти роскошные дома с шубохранилищами, эти нефтяные компании, ставшие его личными вотчинами целые российские регионы, превращение бюджета страны в бюджет своих домохозяйств, банки под руководством детей, фирмы, записанные на внуков. Все вроде бы уже есть, но чего-то не хватает. Уважения, что ли. Народ — зачем ему эта коррупция, эта беспросветная нищета, такие дороги, такая медицина, бытовая агрессия. Должен же быть какой-то высший смысл во всем этом. Какое-то устраивающее всех объяснение. Какая-то национальная идея.

Без духовных скреп бесконечный материальный морок воспринимается гораздо хуже. И вот уже главный, он же единственный политик страны провозглашает: «В России не может быть никакой другой объединяющей идеи, кроме патриотизма. Это и есть национальная идея».

Хотя патриотизм не может быть идеей в принципе. Просто потому, что он — чувство. А национальная идея — это мысль.

Такая, которая заявлена как высший смысл и цель существования нации. Сейчас Россия ближе всего к национальной идее великой империи. Правда, мы еще не решили какой. Вряд ли коммунистической и едва ли христианской, по крайней мере у 30 млн российских мусульман реализация второго варианта точно не вызовет бурной радости, что бы там ни постил в своем Instagram Рамзан Кадыров.

Россия начиная с ХVI века последовательно провалила две свои великие национальные идеи. Сначала она собиралась стать последней истинно христианской империей — Третьим Римом. Причем при обязательном условии, что четвертому не бывать. Кончилось большевистским погромом церквей и священников. А теперь патриарх встречается с папой Римским, и не сказать что папе эта встреча нужнее. Потом Россия намеревалась стать единственным царством высшей земной справедливости — коммунизма, который мыслился как счастливый конец мировой истории. Та страна просто исчезла с карты мира. Сейчас эта точка зрения представлена в российском парламенте КПРФ во главе с товарищем Зюгановым. Вдохновляет?

Все наши беды последних двух лет, которые нация поначалу по недомыслию приняла за победы, как раз и проистекают из попыток придумать новую «большую идею». Найти смысл существования России.

При этом всякая национальная идея (кстати, многие страны вообще не думают в эту сторону: какая национальная идея у Японии, у Швейцарии, даже у США, кроме совсем уж абстрактной идеи быть чемпионом мира по всему?) обычно просто форма мандата, который народ дает власти на любые преступления во внешней и внутренней политике. По крайней мере в России всегда было именно так.

Более того, постановка вопроса о национальной идее совершенно непатриотична. Получается, нас не устраивает наша страна сама по себе.

Мы, таким образом, пытаемся найти какое-то объяснение, для чего она вообще существует.

Если без идеологического кнута люди не понимают, зачем они здесь живут, если так нуждаются в этом политическом допинге, то и относиться к своей стране они будут не как своему дому, с заботой и любовью. А как к абстрактному орудию, инструменту реализации завиральных политических идей. О мировом господстве. О нашей особости и богоизбранности. Видеть в других врагов, вечно не дающих нам нормально жить и процветать.

Конечно, есть еще один аргумент в пользу национальной идеи: как же без нее мобилизовать нацию на великие дела?

Но так ли нужны эти великие дела?

Если без идеологических шор посмотреть на российскую историю, выяснится, что все ее лучшие страницы связаны с естественной мобилизацией (когда на нас реально нападал реальный враг, чего сейчас нет и в помине) либо с моментами, когда не было никакой мобилизации. Когда государство ненадолго оставляло людей в покое. По нашей привычной логике было «слабым». В космос мы первыми полетели при Хрущеве, самом «вегетарианском» советском правителе. Лучшие экономические результаты Российская империя показывала при «слабых» царях. Например, еще в 40-е годы ХХ века удалось подсчитать, что при царе Алексее Михайловиче по кличке Тишайший ВВП России на душу населения был выше, чем при буйном его сыне Петре I.

Так что во избежание дополнительного кровопролития и новых жестоких исторических поражений России лучше не иметь никакой национальной идеи. Лучше заниматься своей жизнью. Совместными усилиями сделать такую страну, чтобы не пришлось объяснять друг другу, зачем мы все еще в ней живем.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 19 февраля 2016 > № 1655120 Семен Новопрудский


Россия > Внешэкономсвязи, политика > banki.ru, 31 декабря 2014 > № 1265964 Семен Новопрудский

2014 год заканчивается рекордным в постсоветской истории обострением отношений России с Западом, обвалом рубля, войной санкций и началом полноценного экономического кризиса в нашей стране. Банки.ру вспоминает десять главных для России событий этого действительно исторического года.

1. Олимпиада в Сочи: победа спорта над экономикой

Поначалу казалось, что именно первая в истории человечества зимняя Олимпиада в субтропиках станет главным событием для России в 2014 году. Причем не только спортивным, но и экономическим. Олимпиада, на которую было потрачено порядка 50 млрд долларов, должна была внести свой вклад в рост российского ВВП. Некоторые экономисты полагали, что Игры в Сочи могут дать нашей экономике прибавку до 1%. Этим надеждам не суждено было сбыться. Общий рост ВВП по итогам года не превысит 0,8%.

Зато в спортивном отношении Олимпийские игры откровенно удались. Они были организованы на высоком уровне. К тому же наша сборная, вопреки прогнозам, выиграла первое место в неофициальном командном зачете, завоевав 33 медали: 13 золотых, 11 серебряных и девять бронзовых.

2. Присоединение Крыма и Севастополя: новая история

Сочинская Олимпиада закончилась 23 февраля. И уже через несколько дней перестала быть главным событием года для России. Новая историческая эпоха начиналась стремительно.

В ночь с 22 на 23 февраля в Россию бежал законный на тот момент президент Украины Виктор Янукович. 27 февраля произошел вооруженный захват Верховного совета и Совета министров Крыма. 1 марта Совет Федерации дал разрешение на ввод российских войск на территорию Украины. 6 марта в Крыму назначили референдум о присоединении к России, 16 марта провели референдум. А уже 18-го президент РФ Владимир Путин подписал договор о вхождении Крыма и Севастополя в состав России.

Российским властям пришлось практически с нуля создавать в Крыму и Севастополе финансовую и банковскую систему, поскольку украинские банки покинули территорию, которую не контролировала украинская власть. В кратчайшие сроки удалось осуществить переход с гривны на рубль и наладить базовое банковское обслуживание жителей Крыма. При этом инфраструктурные проблемы развития территорий — прежде всего, транспортная, а также бесперебойное снабжение электроэнергией и топливом — не могут быть решены без взаимодействия с Украиной.

Крым российская власть намерена сделать особой экономической зоной. Соответствующий закон принят. Однако пока из-за международных санкций туда не идут не только зарубежные, но также большинство российских банков и компаний. В любом случае интеграция Крыма в российскую экономику станет одной из важнейших задач развития страны на ближайшие годы.

3. Украинский кризис. Санкции: война на истощение

Первые санкции против России США ввели практически сразу после присоединения Крыма — в марте 2014 года. 21 марта международные платежные системы Visa и MasterCard без предупреждения блокировали карты нескольких российских банков. Хотя блокировка части карт была снята примерно через сутки, это стало началом полномасштабной санкционной войны. К США присоединились Евросоюз, Швейцария, Норвегия, Япония, Канада и Австралия.

В результате войны в Донбассе санкционный пакет против России был расширен. Теперь санкции действуют почти против всех главных российских банков и компаний. При этом Россия практически отрезана от западных финансовых рынков, где крупнейшие российские компании привыкли брать кредиты. Заморожены важные проекты в нефтегазовом секторе. В свою очередь, российские власти ввели ответные санкции, запретив импорт продовольствия из стран ЕС, США, Канады и Норвегии. От войны санкций теряют и Россия, и ЕС, в меньшей степени — США.

В США и ЕС признают, что цель санкций — экономическое истощение России и ее политическое сдерживание. При этом отмену санкционных мер страны Запада увязывают с нормализацией ситуации на Украине и прекращением российского участия в поддержке самопровозглашенных народных республик в Донбассе.

4. Спасение крупных банков: казнить нельзя, санировать

Если в 2013 году одним из главных финансовых и экономических событий была волна отзывов банковских лицензий, в 2014-м тренд изменился. Хотя лицензий у банков в этом году отозвано даже больше, чем в прошлом, крупные кредитные организации, имеющие финансовые проблемы, государству приходится не ликвидировать, а спасать.

Банк России и Агентство по страхованию вкладов в уходящем году начали активно использовать инструмент санации кредитных организаций, передавая их стратегическим инвесторам. Тренд был задан «политической» санацией Москомприватбанка, «дочки» украинского ПриватБанка, одним из владельцев которого является губернатор Днепропетровской области Игорь Коломойский. После обострения украинского кризиса и принудительной национализации активов Коломойского в Крыму Банку России пришлось экстренно решать судьбу Москомприватбанка, входящего в топ-100 российских кредитных организаций. В итоге он был выкуплен Бинбанком.

Затем по чисто экономическим причинам (слишком высокая цена отзыва лицензии) принимались решения о санации еще нескольких крупных российских банков — Мособлбанка, банка «Балтийский», группы «Рост». А 22 декабря впервые с 2012 года было решено санировать банк из топ-30. Банк «Финансовая Корпорация Открытие» стал санатором Национального Банка «Траст», занимающего 28-е место по активам. Банк России принял решение санировать банк «Траст» с участием инвестора, исходя из оценки Агентства по страхованию вкладов по недостаче капитала на сумму 67,8 млрд рублей. Всю процедуру санации ЦБ оценил в 127 млрд рублей, из которых 99 млрд регулятор предоставит в виде кредита АСВ для финансовой помощи «Трасту», а дополнительный кредит на 28 млрд получит банк-санатор на покрытие дисбаланса между справедливой стоимостью активов и обязательствами банка. Согласно плану финансового оздоровления, «ФК Открытие» завершит присоединение «Траста» до конца 2020 года.

Еще одним важнейшим элементом помощи банковской системе стал принятый в конце 2014 года закон о докапитализации российских банков на 1 трлн рублей за счет ОФЗ. Впрочем, это уже совсем другая история.

5. Падение рубля: свободен, наконец свободен

1 января 2014 года доллар стоил 32,66 рубля, евро — 45,06. Уже в начале января рубль начал стремительно дешеветь из-за слабых экономических показателей России. Второй пик ослабления рубля пришелся на начало марта и был вызван обострением украинского кризиса. Третий пик оказался достаточно долгим: в октябре — ноябре рубль слабел под влиянием международных санкций и начавшегося затяжного падения мировых цен на нефть.

10 ноября Банк России досрочно отпустил рубль в свободное плавание, отменив границы бивалютного коридора и объявленные валютные интервенции как инструмент регулирования курса.

15—16 декабря произошло самое большое падение за 16 лет. На пике падения доллар достигал отметки 80 рублей, а евро – 100,74 рубля. В последние две недели года рубль несколько укрепил позиции благодаря негласному контролю монетарных властей за продажей валютной выручки крупнейших компаний и очередному налоговому периоду, когда компаниям понадобились рубли. Но по итогам года девальвация рубля к доллару все равно достигла почти 70%, а к евро – 50%.

6. Ключевая ставка: все выше и выше

Ключевую ставку Банк России ввел в 2013 году как инструмент перехода к инфляционному таргетированию. Она стала главным индикатором стоимости денег в российской финансовой системе — банковских вкладов и кредитов, а также стоимости фондирования для самих банков. О том, что происходило с нашей экономикой за год, вполне адекватно можно судить по динамике изменения ключевой ставки. Динамика была такой: с 13 сентября 2013 года — 5,5% годовых; с 3 марта 2014 года (сразу после разрешения Совета Федерации на ввод российских войск на Украину) — 7%; с 25 апреля — 7,5%; с 25 июля — 8%; с 5 ноября — 9,5%; с 12 декабря — 10,5%; с 16 декабря 2014 года (после рекордного за 16 лет обвала рубля на бирже за один торговый день) — 17%.

Каждое повышение ключевой ставки Банк России неизменно объяснял желанием хоть как-то замедлить инфляцию и ослабить давление на рубль. Естественно, каждое такое повышение вызывает рост ставок по кредитам и депозитам.

7. Инфляция: попасть в «десятку»

Еще в начале года монетарные власти рассчитывали удержать годовую инфляцию в пределах 5,5% по сравнению с 6,5% в 2013-м. Но уже в конце I квартала стало ясно, что политические и экономические риски делают эту задачу невыполнимой. Свой вклад в инфляцию внес и запрет России на импорт продовольствия из стран ЕС, США, Австралии, Норвегии и Канады. В итоге инфляция за 2014 год впервые с 2008-го оказалась двузначной и превысила 11%. В будущем году инфляция может быть еще выше. Банк России и правительство не исключают инфляцию в 15% «квартал к кварталу» уже в I квартале 2015 года. При этом ЦБ последовательно заявляет, что считает борьбу с ростом цен своей основной задачей.

8. Экономический кризис: неизбежное случилось

В конце года начался полномасштабный экономический кризис, который уверенно прогнозировали российские экономисты. В ноябре впервые с 2009 года было зафиксировано падение ВВП к прошлому месяцу на 0,6%. Правительство, ЦБ и международные финансовые организации считают неизбежной рецессию и в 2015 году — спад ВВП прогнозируется в диапазоне 1—5%, в зависимости от стоимости нефти, отмены или сохранения санкций и политических рисков.

Россияне также начали оценивать ситуацию в экономике как кризисную. По данным свежего опроса «Левада-Центра», большинство жителей России согласны с мнением, что страна втягивается в экономический кризис. По мнению участников опроса, кризис продлится как минимум год. Ответ «год или полтора» выбрали 19% респондентов, «не менее двух лет» — 21%, «кризис будет очень продолжительным, его последствия будут проявляться на протяжении многих лет» — 16%. 70% россиян беспокоит нынешний рост курса доллара. В связи с экономическими затруднениями большинство россиян столкнулись с необходимостью на чем-то экономить. 38% россиян отказываются покупать или стараются купить дешевле товары длительного пользования, 37% — экономят на питании и повседневных расходах, 22% — сокращают затраты на развлечения и отдых или вообще отказываются от них.

9. Национальная система платежных карт: несчастье помогло

Санкции, наложенные Казначейством США на российскую банковскую систему весной этого года, стали судьбоносными для проекта создания Национальной системы платежных карт (НСПК). В марте в Госдуму были внесены поправки к закону 161-ФЗ «О национальной платежной системе». В мае законопроект, направленный на усиление контроля российского государства над международными платежными системами, был принят. В соответствии с ним Visa и MasterCard обязывались локализовать обработку внутрироссийских трансакций, что ставило их перед выбором: обустроить свои операционные центры на территории РФ и передать ЦБ солидный обеспечительный депозит либо отдать обработку локальных трансакций отечественному оператору.

В июне Банк России объявил о создании компании – оператора НСПК, которую возглавил Владимир Комлев, последние 19 лет проработавший в Компании объединенных кредитных карточек (United Card Service, UCS), крупнейшей в России процессинговой компании. В августе Центральный банк Российской Федерации внес в уставный капитал АО «НСПК» 500 млн рублей. В сентябре оператор НСПК начал работу. 8 декабря АО «Национальная система платежных карт» объявило о начале тестирования обработки трансакций международных платежных систем Visa и MasterCard.

10. «Поворот на Восток»: в поисках рынков сбыта и капитала

Экономические санкции Запада практически отрезали российские компании от традиционных финансовых рынков. При этом Евросоюз активно работает и над уменьшением энергетической зависимости от России. В этих условиях российские власти провозгласили «поворот на Восток», пытаясь переориентировать часть торговых и финансовых потоков на азиатские рынки. Главным партнером «поворота на Восток» был объявлен Китай. Пока в этом направлении произошло два важных события.

«Газпром» и китайская CNPC 21 мая подписали контракт на поставки в КНР 38 млрд кубометров газа ежегодно в течение 30 лет начиная с 2018 года. Общая стоимость поставок газа в Китай составит 400 млрд долларов, и это крупнейший контракт в истории «Газпрома». Правда, в ноябре стало известно, что Китай пока не предоставит обещанный аванс в 25 млрд долларов на строительство газопровода «Сила Сибири», который рассматривался как основной маршрут транспортировки российского газа в Поднебесную. Газовый контракт с Китаем номинирован в долларах.

29 декабря Китай запустил торги форвардными контрактами и свопы на российский рубль. Об этом же сообщила торговая система China Foreign Exchange Trade System, которой управляет Народный банк Китая.

При этом в 2014 году никаких серьезных заимствований на китайском и других азиатских рынках российским компаниям и банкам осуществить не удалось.

Семен НОВОПРУДСКИЙ

Россия > Внешэкономсвязи, политика > banki.ru, 31 декабря 2014 > № 1265964 Семен Новопрудский


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter