Всего новостей: 2359041, выбрано 2 за 0.000 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Петридис Константинос в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Петридис Константинос в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Кипр > Внешэкономсвязи, политика > cyprusrussianbusiness.com, 4 августа 2015 > № 1487373 Константинос Петридис

Константинос Петридис: «Наша задача – победить бюрократию»

Темой нашей встречи с министром при президенте Костантиносом Петридисом стала реформа госаппарата Республики Кипр. У Петридиса интересная должность. В каких-то странах её называют госсекретарь, в других – помощник президента. В кипрских реалиях человек, занимающий эту должность, является правой рукой президента и выполняет все его поручения. В основном это глобальные задачи по координации деятельности различных министерств и контролю за выполнением первостепенных задач, стоящих перед администрацией президента. В 2014 году Константиносу Петридису, одному из самых молодых и энергичных министров, поручили реализовать реформу государственного сектора страны.

– Вы приступили к реформам в администрации президента. Чего уже удалось добиться и каковы планы на ближайшее будущее?

– Как вы понимаете, реформы госсектора – очень ёмкое понятие. Оно может означать всё и ничего одновременно. При этом реализация таких реформ – не исключительная компетенция правительства: в этом процессе задействованы все министерства. Наша цель как руководства страны – осуществить реформы в тех сферах, которые не охвачены министерствами, но являются при этом чрезвычайно важными и «горизонтальными» по своей структуре. Например, реформа функционирования госаппарата как организации. Это система продвижения по службе, обеспечение мобильности штата, расчёт заработной платы, система оценки – словом, все те составляющие, которые делают работу госсектора эффективной. Еще один важный момент – бюрократия. Мы поставили задачу побороть этот феномен и создать более благоприятный деловой климат в стране, как для местных, так и для иностранных инвесторов. Следующий шаг – реформы в самих министерствах, разделение крупных министерств на департаменты для повышения эффективности работы. Словом, это очень масштабный проект. У нас есть определенные цели и сроки по их достижению, и я надеюсь, что у меня хватит времени решить многие из вышеупомянутых проблем.

– Давайте рассмотрим каждую из этих проблем подробнее. Почему вы решили провести реструктуризацию в администрации президента?

– На мой взгляд, реформировать госсектор можно, лишь начав сверху, то есть с руководства. Ведь речь идёт о технических изменениях, которые в значительной степени помогут администрации стать современным и эффективным органом власти. Приведу пример. Администрация президента должна иметь определённую структуру, чего в настоящее время нет. В прошлом каждый глава государства привлекал к работе своих людей. Аппарату не хватало технократической целостности, не представлялось возможным координировать и контролировать работу различных министерств. Другими словами, отсутствовал рабочий механизм. Сейчас ситуация меняется. Мы даже создали систему координации европейской политики Кипра, чтобы избегать ситуаций, когда различные департаменты и министерства выражают несогласованные мнения на уровне ЕС. Другой пример – мы укрепили секретариат Кабинета министров. Если раньше это был просто бюрократический аппарат, то сейчас мы ввели ряд стандартов и процедур, которые помогают координировать работу Кабмина.

– Как все эти изменения отражаются на числе сотрудников?

– Реформа госаппарата не повлекла за собой увеличение штата. Речь шла о перестановках и заменах. Ведь проблема здесь не в человеческих ресурсах, а в том, чтобы ввести определённые механизмы работы и назначать подходящих для конкретной должности людей. Я считаю, нам удалось её решить. Отныне у нас есть органограмма с департаментами администрации. Представьте, раньше многие сотрудники не знали в лицо своего руководителя! Теперь потребности экономики и общества значительно выросли. Нужно укреплять администрацию, её контролирующую и координирующую функции, иначе у неё никогда не будет чёткого представления о происходящих переменах и перспективах развития.

– И всё же, будет ли сокращение штата? Перейдут ли «лишние» сотрудники в другие департаменты?

– Перемещения уже происходят внутри министерств. Ведь появляются новые департаменты, имеющие первостепенное значение для экономики страны. Например, новый Налоговый департамент. По сути, две ранее существовавших службы были упразднены, и вместо них появилась организация с абсолютно новыми принципами работы, новой культурой и даже новыми лицами среди руководства.

– Однако эти новые люди должны обладать определёнными квалификациями…

– Несомненно. Мы работаем над тем, чтобы упорядочить систему найма и продвижения послужбе, а также повышения квалификации госслужащих. Необходима и сертификация сотрудников, особенно тех, кто имеет непосредственный контакт с населением. В первую очередь это коснется сотрудников Центров обслуживания населения (КЕП), а также руководителей различных госслужб. Занять более высокую должность без сертификации ISO станет невозможным. Мы хотим создать такие условия, когда быть непродуктивным, пассивным госслужащим станет невыгодно. За последние два года количество госслужащих в стране сократилось на 4000 человек, но это не повлияло на качество работы госаппарата.

– Какие изменения вы намерены внести в систему оплаты труда?

– До настоящего времени действовала система автоматического повышения зарплаты на 5-9% ежегодно. В результате, фонд заработной платы стал самым большим в Европе. Такими темпами через 15 лет 80% бюджета будет уходить на зарплаты госслужащим. Это нелепо, ведь эти бюджетные средства могли бы быть использованы на развитие в социальной сфере, инфраструктуре. Посему мы намерены изменить систему таким образом, чтобы синхронизировать её с темпами роста местной экономики. Кроме того, для нас очень важно сохранить за Кипром статус страны с благоприятным налоговым режимом. Если систему расчёта зарплат госслужащих не менять, через 15 лет государство вынуждено будет поднять налоги. А значит, нужно подойти к анализу этой проблемы в долгосрочной перспективе.

– В заключение, назовите ключевые моменты для реформ госсектора в ближайшие полгода.

– Как я уже сказал, мой приоритет – это «горизонтальная» реструктуризация. То есть системы продвижения по службе, обеспечения «мобильности» штата, оценки госслужащих и расчёта заработной платы в госсекторе. Таковы приоритеты нашего правительства на ближайшие полгода. Мы настроены решительно. Мы хотим превратить Кипр в полноценный инвестиционный центр, сделать деловой климат более благоприятным для инвесторов, помочь всем, кто ценит Кипр и инвестирует в нашу страну.

Кипр > Внешэкономсвязи, политика > cyprusrussianbusiness.com, 4 августа 2015 > № 1487373 Константинос Петридис


Кипр > Внешэкономсвязи, политика > vkcyprus.com, 17 мая 2013 > № 815139 Константинос Петридис

Должность нашего собеседника в разных источниках называется по­разному. По­английски «Under Secretary» — это «заместитель министра», а так как полное название Under Secretary to the President, то примерно получается «заместитель президента». На греческом — Υφυπουργ?ς παρ? τω Προ?δρω — «государственный секретарь». А в большинстве русскоязычных СМИ его должность называется «министр при президенте». Но суть остается: на этой неделе мы встретились с человеком, который воплощает в жизнь все текущие планы и задачи Президента Республики Кипр. Разговор сразу зашел об экономике, ведь Константинос много лет проработал в различных финансовых структурах. Причем большая часть его профессионального опыта касается отношений Кипра и Евросоюза.

— Как случилось, что Вы сделали выбор в пользу экономического образования?

— Я определился с профессией буквально за несколько месяцев до окончания школы. И ни разу об этом не пожалел. Вы знаете, экономика — такая наука, которая позволяет тебе исследовать различные сферы жизни. Это не только цифры и законы. Это наука о философском понимании того, как взаимодействуют люди и как лучше всего организовать общество и рынок. Мне нравится анализировать, сопоставлять. Поэтому я писал дипломную работу по политэкономии, по переходу восточно—европейских стран от плановой экономики к рыночной.

— Что, на Ваш взгляд, лучше — централизованная плановая экономика или рыночная?

— Однозначно, рыночная экономика, поскольку она, по сути, и не является системой. Это естественное положение вещей, благодаря которому обеспечивается более справедливая и эффективная экономическая политика. Это было неоднократно доказано на практике.

— Ну, а Кипр? Вроде экономика рыночная. Тем не менее, экономическая деятельность во многом регулируется государством, как, к примеру, часы работы магазинов.

— Согласен. В попытке регулирования экономической деятельности государство создало ряд проблем. Многие кипрские правила не соответствуют ни реальности, ни потребностям современной экономики. Например, мы постоянно говорим о привлечении инвестиций. Но пока не создали соответствующего климата. Мы должны дать людям стимул в виде дополнительного дохода, минимизации налогов, мы должны избавиться от бюрократической волокиты. Конечно, роль государства — защитить участников рынка, однако она вовсе не в том, чтобы управлять рынком. Иначе возникает несправедливая и неэффективная экономика. И Кипр своим примером показал, что все эти проблемы, которые копились годами, в итоге могут стать катастрофой для целого государства.

— А как насчет евро? Многие считают, что это «мертвая» валюта. Что Вы думаете на этот счет?

— Нет, у евро есть будущее. Действительно, существует ряд конструктивных ошибок, и задача Европы в настоящий момент — исправить эти ошибки, чтобы сделать валюту сильнее. За денежной политикой всегда должна стоять эффективная фискальная политика...

— Не было бы правильнее сначала разработать правила и фискальную политику, а уже затем вводить евро?

— Предполагается, что эти процессы происходят одновременно. В 1992 году был подписан Маастрихтский договор («Договор о Европейском союзе»), который содержал эти правила. Но их не применяли на практике. Теперь же, когда проблемы обострились, ЕС пытается применить правила договора, которые вступили в силу еще 20 лет назад. Как бы то ни было, я считаю правильным то, что европейские государства решили создать единую валюту. Возьмем, к примеру, Грецию, Италию, Испанию... В течение многих лет эти страны следовали политике девальвации и бесконтрольной печати денег — то, что некоторые предлагают сейчас Кипру. Однако ничего не получилось. Ведь печатая валюту, мы не становится богаче, а лишь вызываем инфляцию. Фактически это означает понижение уровня благосостояния населения, сокращение доходов, что ведет к необходимости печатать больше денег и так далее… замкнутый круг. Этот сценарий провалился, и именно его пытаются сейчас навязать Кипру.

— Вы успели поработать и в банковской сфере. Каково Ваше мнение по поводу банковского кризиса в Европе в целом?

— Мы переживаем кризис доверия граждан на фоне экономического кризиса. Нам нужно исправить ряд параметров. Первый из них, как я уже упомянул, — это евро. Второй — экономическая политика в отношении банковского сектора. Ряд положений Маахстрихсткого договора оказались ошибочными и должны быть пересмотрены. Именно поэтому сейчас в Европе пытаются создать единый банковский союз. Европейцам нужно усвоить: банки не должны быть чрезмерно крупными, обязаны брать на себя ответственность за свои собственные инвестиции, а центральной банковской системе следует разработать более строгие правила контроля, которые будут препятствовать созданию «пузырей».

— Вы также занимались вопросами сельского хозяйства. Многие высказывают мнение о том, что Кипру необходимо развивать этот сектор. Вы согласны?

— Да, я действительно был вовлечен в эту сферу, и в частности моя деятельность касалась свободной торговли, вопросов общих внешних тарифов ЕС. Развитые европейские страны (Дания, Германия, Ирландия) теперь серьезно занимаются вопросами фермерского хозяйства. Кипр же забыл об этой сфере. Я не хочу сказать, что наша новая экономическая модель будет основана на сельском хозяйстве, однако нам необходимо добиться устойчивого и сбалансированного роста экономики. Мы должны развивать производственный потенциал всех секторов. Пусть сельское хозяйство и не станет основным из них, однако почему бы не увеличить его долю с 3% ВВП до 6%? Ведь такой потенциал есть!

Я не говорю, что мы должны возродить сельское хозяйство в том формате, в котором оно существовало в 1950—е годы. Мы должны инвестировать в этот сектор.

—Как Кипр может стать конкурентоспособным в этой сфере?

— Европа в настоящее время делает серьезный акцент на таких составляющих, как здоровое питание, качественные товары и традиции. Помимо сыров, на Кипре есть и национальные напитки, которые могут быть конкурентоспособными на европейском рынке. Или картофель. Знаете ли Вы, что по мнению европейцев кипрский картофель обладает наилучшими вкусовыми и качественными характеристиками?

— Что Вы делаете в свободное от работы время?

— Я стараюсь смотреть футбол на выходных и выхожу с друзьями после работы. Раньше я много путешествовал.

— В какой стране Вы чувствуете себя наиболее комфортно?

— Это зависит от того, с какой целью ты находишься в стране. Я комфортно чувствовал себя в Брюсселе, не менее комфортно — в Англии, где проходил обучение. В целом, я легко адаптируюсь к новым местам.

— А в России Вы были?

— Вы знаете, так получилось, что это одна из немногих европейских стран, где я еще не побывал. Однако не исключено, что я буду сопровождать Президента в один из его визитов в Россию.

— Как Вы оказались вовлечены в политику?

— Я не считаю себя политиком. Обстоятельства сыграли свою роль. От Никоса Анастасиадиса, с которым я не был знаком лично, поступило предложение стать директором его политического офиса, и я согласился. На тот момент прежний директор — Харис Георгиадис — был избран членом Парламента. Так, появилась вакансия... После победы на выборах меня пригласили занять этот пост, Президент Анастасиадис доверяет новому поколению. Ведь и Георгиадис занял пост директора офиса в весьма молодом возрасте, а сейчас руководит Министерством финансов.

— А как обстоит дело с семьей?

— Я не женат и не имею детей. На этой работе совмещать личную и профессиональную жизнь просто невозможно.

— То есть Вы готовы пойти на то, чтобы в ближайшие пять лет просыпаться и засыпать с мыслями о работе?

— Мне хочется верить, что первый шок пройдет и ситуация станет спокойнее. Сейчас мы начинаем реализовывать программу, заявленную в предвыборной кампании. Конечно, если ты хочешь профессионально заниматься политикой и формировать политику государства, нужно быть готовым на большие жертвы. Надеюсь, что нам удастся изменить ситуацию к лучшему. Я, по крайней мере, приложу максимальные усилия, чтобы свою часть работы сделать на «отлично».

Кипр > Внешэкономсвязи, политика > vkcyprus.com, 17 мая 2013 > № 815139 Константинос Петридис


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter