Всего новостей: 2527512, выбрано 13 за 0.015 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Порошенко Петр в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыФинансы, банкиАрмия, полициявсе
Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 апреля 2018 > № 2564103 Петр Порошенко

«Северный поток — 2» — это взятка за лояльность»

Матиас Брюггманн (Mathias Brüggmann), Handelsblatt, Германия

На протяжение всей беседы в киевском президентском дворце Петр Порошенко перебирает четки. К визиту в Берлин во вторник у него подготовлены две просьбы к правительству Германии.

«Хандельсблатт»: Господин президент, надеетесь ли вы еще на то, что война на Восточной Украине прекратится?

Петр Порошенко: Я вижу себя президентом мира. И я абсолютно убежден, что мир там срочно необходим Украине, Европе и мировому сообществу. А если вы спросите украинцев, то больше всего мира хотят те из них, кто живет близко к линии фронта. Поэтому мы хотим, чтобы там сейчас начал действовать миротворческий контингент «голубых касок».

— Когда, по вашему мнению, их можно будет там разместить?

— Прогресс есть: когда я в 2015 году впервые потребовал размещения там миссии «голубых касок» ООН, то все были против. Сомневались даже наши американские и европейские друзья. Во время моей встречи с президентом Трампом в 2017 году он заверил меня в том, что поддержит такую миссию ООН, чтобы выдворить из захваченной части Украины российские оккупационные войска. И я очень благодарен Германии и ее канцлеру.

— За что?

— Сейчас — за то, что в коалиционный договор нового правительства Германии специально включена статья по Украине с поддержкой операции миссии «голубых касок» ООН на Восточной Украине. Это важный символ.

— Что вы ожидаете теперь от канцлера и ее нового министра иностранных дел?

— Больше всего нам необходим сильный и единый Европейский союз и его солидарность с Украиной. А теперь прежде всего миссия «голубых касок» ООН на Восточной Украине.

— Но и Кремль тоже хочет этого.

— Здесь есть огромная разница: сначала Россия хотела размещения «голубых касок» вдоль линии соприкосновения конфликтующих сторон, чтобы они не мешали оккупационным силам. Это неприемлемо. Затем Россия согласилась на то, чтобы они были размещены по всей территории, но привлекались лишь для сопровождения наблюдателей ОБСЕ в районах боевых действий. А мы хотим, чтобы «голубые каски» разоружили нелегальные вооруженные группировки, защищали там население и охраняли боевое оружие. И конечно, они должны обезопасить неконтролируемую до сих пор часть российско-украинской границы.

— Почему?

— Если Россия после размещения «голубых касок» сможет и дальше поставлять в Донбасс войска, горючее и оружие, то нет никакого смысла в этой миссии. Это происходит до сегодняшнего дня по приказу российского президента.

— Что должны сделать теперь Берлин и Брюссель?

— Срочно помочь нам получить решение Совета безопасности ООН. И перемирие. Потому что при непрекращающихся боях «голубые каски» не смогут там продвинуться. А наши западные партнеры должны и дальше доказывать, что санкции — это чрезвычайно эффективный инструмент. Только из-за них Путин постоянно возвращается к столу переговоров. Если же российская агрессия будет продолжаться, то санкции должны быть усилены.

— Москва называет конфликт в Донбассе украинским внутренним спором. Так ли это?

— На востоке Украины нет никакой внутриукраинской борьбы за власть или замороженного конфликта — это военная агрессия России против Украины. Это и не замороженный конфликт, хотя одно решение постоянно отодвигалось: сначала до Нового года, затем — до российских выборов. Теперь Путин должен нам объяснить, почему он до сих пор не допускает размещения «голубых касок», которые, наконец, должны принести мир.

— Вы говорите о российской газовой войне против Украины. Почему?

— Газпром с 2015 года больше не поставляет нам газ. Сейчас мы все импортируем из ЕС. И даже когда мы выиграли в Стокгольмском арбитраже, Газпром отказался перевести причитающиеся Украине 4,6 миллиарда долларов. И мы больше не получаем никакого газа, несмотря на предоплату. Для Газпрома это бомба замедленного действия.

— Это почему?

— Поскольку российские договоры с энергетическими фирмами ЕС о поставках газа содержат такие же арбитражные оговорки, как и в нашем соглашении. Сейчас многие спрашивают, почему Газпром не переводит Украине присужденные по суду деньги. Потому что Газпром не хочет этого делать и считает приговор суда неправильным. Однако в связи с этим среди поставщиков газа в ЕС возникает вопрос, не будет ли Газпром в случае конфликта обходиться и с ними точно так же. Это лишь доказывает, что Россия — крайне ненадежный партнер, в том числе и в энергетическом секторе.

— Но почему же тогда европейские фирмы хотят вместе с Газпромом строить второй балтийский трубопровод «Северный поток — 2»?

— Немецким политикам и фирмам следует об этом хорошенько подумать. «Северный поток — 2» — это чисто политический проект, который финансирует Россия. Простите за жесткие слова: но «Северный поток — 2» — это политическая взятка за лояльность России, чтобы объявить Украине экономическую и энергетическую блокаду и сильно навредить нам. У этого проекта нет никакой экономически оправданной основы.

— Почему же нет?

— Существует украинский транзитный трубопровод, который гораздо дешевле. Его можно легко и недорого модернизировать. Сегодня по нему можно поставлять в год до 100 миллиардов кубометров природного газа. В 2017 году это были 95 миллиардов, что говорит о росте газового транзита на 15%. Мы могли бы легко его увеличить.

— Но многим Украина представляется слишком небезопасной страной для транзита.

— Мы охотно готовы предложить нашим европейским партнерам участвовать в руководстве нашими трубопроводами. И мы сделаем все, чтобы продемонстрировать надежность Украины. Когда Россия в начале марта снова перекрыла нам газовый кран, то я как президент призвал мой народ к экономии энергии. С тем, чтобы транзит газа в Европу осуществлялся в полном объеме и чтобы ничего не отбиралось для нас. Мы держим наши обещания, мы — абсолютно надежные партнеры.

— Однако некоторые фирмы говорят, что транзит по «Северному потоку — 2» обойдется дешевле.

— Можно значительно расширить транзитные трубопроводы через Украину и без огромных инвестиций. Просто спросите нас, вместо того чтобы инвестировать десять миллиардов долларов в «Северный поток − 2». Ведь эти деньги в конечном счете кто-то должен будет платить.

— Не только энергетическим фирмам трудно с Украиной. Как вы оцениваете инвестиционный климат?

— Мы решительно взялись за реформы, чтобы значительно улучшить инвестиционный климат. Но Всемирный банк оценил ситуацию гораздо более убедительно, чем я. В его рейтинге комфортности ведения бизнеса (Doing Business Ranking) Украина с 137-го места до моего назначения в 2013 году поднялась в прошлом году до 76 места. Так сильно не поднялась ни одна другая страна. Мы делаем все, чтобы быть среди первых 50 стран.

— И все же ЕС и США сетуют на медленный темп проведения реформ.

— Мы осуществили фундаментальную налоговую реформу. Мы также основательно реформировали такие секторы, как здравоохранение, образование, обеспечение по старости и энергетический сектор, а также правила распределения госзаказов и процедуру приватизации. Кроме того, мы провели революционную банковскую реформу.

Все это очень непопулярные, но необходимые шаги. Мы осуществили децентрализацию, приравняли стандарты наших вооруженных сил к стандартам НАТО и основательно обновили правовую систему. Сейчас важнее всего мнение инвесторов. На Украину уже пришли или вернулись многие известные фирмы.

Украина > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 апреля 2018 > № 2564103 Петр Порошенко


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 сентября 2017 > № 2319149 Петр Порошенко

Мир должен уважать суверенное право свободного выбора наций

Выступление президента Украины Петра Порошенко на Генассамблее ООН.

Петр Порошенко, Президент України, Украина

Президент Украины Петр Порошенко заявляет о решительной поддержке позиции уважения и гарантии суверенитета в мире. Во время выступления на 72-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН Глава государства отметил: «Позвольте четко заявить, что мы, на Украине, не можем не согласиться с призывом уважать и гарантировать суверенитет в глобальном измерении». Президент также поддержал позицию по этому вопросу, провозглашенную накануне президентом США Дональдом Трампом.

Глава украинского государства напомнил, когда учреждалась ООН, она «задумывалась для того, чтобы поддерживать мир и безопасность в мире на основе принципов уважения суверенитета и целостности границ».

«Нации-основательницы, среди которых была и Украина, стремились обезопасить мир, где уважают суверенное право свободного выбора. Это тот принцип, на страже которого должны быть пять постоянных членов Совета Безопасности во имя устойчивого мира и безопасности. Это именно тот принцип, который так бесцеремонно нарушила против моего государства одна страна из этой пятерки. Это именно тот принцип, который мы должны вернуть всеми средствами и инструментами, в наших руках», — сказал президент.

Он подчеркнул, что в этих условиях, «Украина — это именно то место для инвестирования в это благородное дело во имя устойчивого мира и безопасности».

«Это то, за что миллионы украинцев ведут борьбу с начала российской агрессии в 2014 году в Крыму и на Донбассе», — отметил Петр Порошенко.

Президент также напомнил всем о потерях, которые понесла наша страна. «Трехлетняя война с Россией — это 10 тысяч убитых, 7% оккупированной украинской территории, 20% украинской экономики — захваченной, уничтоженной или просто украденной», — сказал он.

Президент также отметил, что Украина полностью верна имплементации Повестки дня устойчивого развития до 2030 года и Целей устойчивого развития.

При этом он отметил, что несмотря на серьезные расходы на оборону, которые достигают более 5% ВВП, Украина продолжает осуществлять фундаментальную трансформацию — бороться с коррупцией, продвигать судебную и правоохранительную реформы, внедрять децентрализацию, улучшать бизнес-возможности.

«Полтора года назад экономическая ситуация на Украине была настолько сложной, что мы могли только мечтать о макроэкономической стабилизации. Теперь у нас есть все основания заявить об экономическом восстановлении», — сказал Петр Порошенко.

Президент назвал среди ключевых приоритетов Повестки дня ООН в области устойчивого развития до 2030 года на Украине — обеспечение устойчивого энергоснабжения, обеспечения продовольственной безопасности, содействие развитию инноваций и стабильной инфраструктуры, а также продвижение эффективной системы здравоохранения, доступного образования и достойного труда.

«Я уверен, что ни одна страна не в состоянии самостоятельно достичь устойчивого развития без устойчивого мира и безопасности. Поэтому, укрепление мира и содействие усилению безопасности должна стать движущей и объединяющей силой наших совместных усилий по достижению Целей устойчивого развития», — подчеркнул Петр Порошенко.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 сентября 2017 > № 2319149 Петр Порошенко


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 марта 2017 > № 2112758 Петр Порошенко

Мы были почти на том свете, но попали в реанимацию

Президент Украины Петр Порошенко прокомментировал сотрудничество Украины с МВФ, тему блокады оккупированного Донбасса и состояние отечественной экономики.

Петр Порошенко, 112.ua, Украина

Президент Украины Петр Порошенко выступил на открытии пятого заседания Совета регионального развития, которое проходило в Международном выставочном центре в Киеве.

«Развитие. Это слово в названии нашей организационной и дискуссионной площадки и является ключевой темой сегодняшней встречи. Оно логически объединяет, оно сводит к общему знаменателю все пункты повестки дня нашей сегодняшней встречи. Вопрос минимальной зарплаты, ее влияния на бизнес и бюджет, восстановление банковского кредитования, децентрализация, дорожная инфраструктура, реформа системы здравоохранения и изменения в общем среднем образовании.

Еще полтора года назад ситуация в стране была такой, что о перспективах развития мы могли только мечтать. Сейчас уже есть основания говорить о том, что началось реальное восстановление экономики, и есть возможность начинать переход от тактики выживания к нашей общей государственной стратегии развития. Вынужден, впрочем, буду по ходу выступления подробно остановиться на рисках, которые этой стратегии грозят. Они в основном, увы, носят политический характер и очень опасны.

Друзья, представьте, еще три года назад дефолт и полный крах казались почти неизбежными. Тогда по экономике синхронно ударили война, закрытие российского рынка и падение мировых цен на основные товары украинского экспорта. Нереформированная экономика и разбалансированная финансовая система, казалось бы, не оставляли шансов выдержать такой шок.

Все украинские правительства — два кабмина Арсения Яценюка и третий Владимира Гройсмана — не имели иного выбора, чем идти на очень жесткие, принципиальные и непопулярные шаги. Мероприятия согласовывались с международными финансовыми организациями, которые поддержали мою команду, поддержали Украину в это сложное время. И хотя эти шаги, к сожалению, были чрезвычайно тяжелыми для людей, но без них, хочу заверить, было бы гораздо труднее. Я неоднократно извинялся за те вынужденные решения, хотя осознаю, что большинство, возможно, простить и не готово — слишком было больно.

Но именно эти трудные решения позволили переломить тренд! ВВП по итогам 2016 года увеличился на 2,2%. В четвертом квартале рост даже ускорился почти до 5% в год. Может это и не так много, как хотелось бы, но в 2015 году, когда эффект российской агрессии уже сказался в полной мере, экономика упала на 10%.

Сейчас оживает промышленность — демонстрирует рост на 2,8% по итогам 2016-го. Уверен в 2017 году мы имеем такие же положительные перспективы. Промышленность больше всего пострадала от войны, ведь потеряно до 20% индустриального потенциала страны. Впрочем, промышленный рост прекратился еще за три года до агрессии в 2011 году, и я пока не знаю, повернули ли мы окончательно на позитив эту многолетнюю негативную тенденцию. Тем более, что последствия так называемой блокады Донбасса — этого настоящего удара под дых Украине — в первую очередь отразятся именно в этой отрасли, в промышленности.

Инфляция, бремя высоких цен — то, что людей волнует больше всего… В этом году она будет измеряться, надеюсь, уже однозначной цифрой, меньше 10%. До 2019 года, это наша общая задача, мы должны выйти на показатель около 5% годовой инфляции. Страшно вспомнить, что в позапрошлом году она составляла 43%. Ее удалось обуздать.

Золотовалютные резервы таяли, словно снег весной, и на февраль 2015 года «усохли» практически до 5 миллиардов долларов. Сегодня они составляют 15,5 миллиарда. Именно туда в первую очередь пошли средства, полученные от международных финансовых организаций, и 100% средств от Международного валютного фонда. Все слышали, как безответственные политиканы утверждают о том, что деньги МВФ проедены, украдены или использованы не по назначению. Это сплошная, тотальная и безответственная ложь. Каждая копейка, которую Украина получила от МВФ, бережно хранится в золотовалютных резервах государства и работает на стабильность национальной денежной единицы, работает на доверие к Украинскому государству, украинской экономике, украинской финансово-банковской системе. Они целыми и сохранными лежат в резервах.

И курс гривны, где тут дерево, чтобы постучать?— третий год держится гибким, но относительно неизменным. Все помнят горе-прогнозы: то у нас курс — 35, то — 40, то на 50 не удержим. Это такие у нас псевдопатриоты. Мы делаем свое дело, и еще раз подчеркиваю, что это тот якорь стабильности для бизнеса, который, в том числе за счет сотрудничества с международными финансовыми организациями, мы должны обеспечить без резких колебаний для бизнеса и населения, хотя «блокадники» и здесь создали дополнительные риски.

Практически завершен серьезный и масштабный процесс оздоровления банковской системы, очистка от больных и опасных для всей системы банков, а таких было более 80. Деньги были разворованы из банковской системы за все 23 года. На сегодняшний день на нас легла ответственность относительно немедленных жестких и решительных шагов по оздоровлению системы. Вместе с тем, в интересах десятков миллионов клиентов мы провели филигранную и безупречную национализации «ПриватБанка», обеспечили и дальше будем обеспечивать его стабильную работу. Хотя это не снимает необходимости и ответственности за четкое информирование общества о том, где деньги «ПриватБанка», где деньги вкладчиков.

Надежду на лучшее внушают и такие показатели, как рост ускоренными темпами в оптовой торговле и в строительстве. Более 17% за прошлый год означает, что эта отрасль, строительство, повлечет за собой смежные, а главное, что инвесторы уже чувствуют будущий спрос на офисные и жилые помещения. Согласно результатам последнего квартального опроса «Деловые ожидания предприятий», топ-менеджеры в течение ближайших двенадцати месяцев прогнозируют увеличение объемов производства товаров и услуг, замедление темпов роста цен, ослабления девальвационных процессов и увеличение спроса на кредиты. Хочу напомнить, учетная ставка НБУ в марте 2015 года достигала 30%, а теперь уже 14%. Это еще многовато для нормального кредитования экономики, но тенденция — обнадеживающая.

Кадровые агентства сообщают, что расширяется количество вакансий, то есть рабочих мест, в то же время увеличивается заработная плата, которая предлагается на эти вакансии. Позитивные ожидания уже сами собой являются материальной силой, которая стимулирует экономический рост.

Если провести аналогию с медицинской сферой, то ситуация в экономике выглядит примерно так, и поверьте мне, хорошо проинформированному человеку, я не сгущаю краски. Мы, будучи уже на грани с потусторонним миром, попали в реанимацию — и выжили. Провели некоторое время в палате интенсивной терапии — и встали на ноги. Нас выписали — и мы пошли. И мы не просто полностью выздоровеем, а, полны сил и энергии, жить будем долго и счастливо.

Так, те тенденции, которые я описал, никакой эйфории они не вызывают. Они пока не ощутимы для подавляющего большинства украинцев. Но, как сказал кто-то из философов, иногда важнее не то, что случилось, а то, чего не случилось, чего удалось избежать.

Достигнутые результаты еще не привели к улучшению уровня жизни людей. В этом плане мы только начинаем использовать первую попавшуюся возможность, делать первые шаги, такие как: повышение минимальной зарплаты до уровня 3200 гривен; увеличение заработных плат врачей, учителей и т. п.; наращивать расходы на дорожное строительство, и это каждый на Украине уже может почувствовать; предоставлять финансовые возможности для развития местных общин и многое другое.

Итак, главное у нас созданы предпосылки для развития экономики, для начала восстановления, а впоследствии и роста уровня жизни людей. И, похоже, такой тренд не всех устраивает ни за пределами Украины, что естественно… Ни внутри, что само собой аномально и патологически… Но факт, что значительная часть политикума продолжает руководствоваться принципом: «чем хуже, тем лучше».

Я так долго говорил о вещах, которые не является прямой, непосредственной конституционной ответственностью президента, чтобы подойти к теме больших рисков, политического характера, которые угрожают экономике и благосостоянию людей. Чтобы мы поняли, что кое-что уже достигнуто, а следовательно и терять есть что.

Слишком уж большая опасность — откатиться назад. И тогда все жертвы, все страдания, которые понесли и претерпели люди, окажутся напрасными. Хотелось бы, чтобы украинской реальностью не стал греческий мифический герой Сизиф. Только он ценой титанических усилий поднимал на гору тяжелый камень, как он скатывался вниз. Он снова поднимал его на вершину, а он волей богов каждый раз скатывался вниз. И так до скончания веков.

Главной является российская военная угроза. И она происходит не только из оккупированных районов Донбасса, она нависает по всей линии границы с Россией. Правильный ответ на этот вызов только один: если на начало 2014 года расходы на оборону составляли 1% ВВП, то в 2016 году нашими совместными усилиями мы довели эти расходы до 3,2%, и не исключено, что эту долю придется увеличить еще. Если же учесть общие расходы на оборону и безопасность, то они уже сейчас превышают 5% валового внутреннего продукта.

Повторное рождение и укрепление наших Вооруженных сил побудило Кремль умножить свои усилия по внутренней дестабилизации на Украине. Информационная война, распространение фейковых новостей, сеяние паники и уныния… Стимуляция и симуляция протестных движений и манипуляция в своих интересах некоторыми праворадикальными группировками… Продвижение лукавой идеи досрочных выборов, чтобы усилить представительство лояльных Кремлю сил, командировки на Украину диверсионных групп, подготовка террористических актов — вот далеко не полный инструментарий Кремля.

К политическим рискам, которые ставят под угрозу экономический рост, безусловно, относятся и досрочные выборы. Я искренне уважаю выборы, в том числе и досрочные, как элемент демократии, ключевую технологию народовластия. Кстати, хочу напомнить, что сам их инициировал, когда в этом была реальная необходимость и когда в украинской Верховной раде после Революции Достоинства господствовали коммунисты и регионалы. Я регулярно изучаю опросы общественного мнения и не вижу никакой перспективы, чтобы в результате внеочередного голосования был бы избран парламент с большим реформаторским потенциалом, чем тот, что сейчас работает. Предвыборная кампания поставила бы на паузу все реформы минимум на год. А дальше состав новой Рады оказался бы настолько пестрый, что невозможно было бы надеяться на создание хоть какой-нибудь коалиции.

Вот почему я категорически против перевыборов, которых громче всего требует так называемая широкая оппозиция. А костяк этой широкой оппозиции — две партии, которые восемь лет назад лишь каким-то чудом не создали широкую коалицию. С 2006 по 2014 год по очереди менялись у государственного руля, и за которыми мы и до сих пор, кстати, убираем.

Они немного поменяли названия, сделали легкий ребрендинг, но от этого не стали новыми. Демократия работает тогда, когда сегодняшних при власти заменяют завтрашние, а не вчерашние или позавчерашние. Как президент только порадуюсь, потому что это хорошо для Украины было бы, если до 2019 года, года плановых выборов, президентских и парламентских, в парламенте по отношению к нынешней власти сформируется современная альтернатива. Альтернатива более либеральная, более демократичная, более проевропейская, чем текущая коалиция. И главное — не популистская, лишенная склонности к демагогии, и в арсенале которой нет простых, а потому нечестных решений.

Прогрессирующий популизм так же является одной из главных политических угроз росту. Это явление не сугубо украинская проблема, это проблема во всей Европе. На прошлой неделе все европейские лидеры, и я также имел честь и удовольствие поздравить Марка Рютте с победой на выборах в Нидерландах, а мы друг друга — с поражением праворадикальных антиевропейских сил.

Впрочем, украинский популизм в основном не правого, а левого толка. Он блокирует целый ряд важных реформ, без которых не может быть здоровой и успешной экономики, как прозрачной приватизации или внедрения рынка земель сельскохозяйственного назначения.

Однако, нужно вернуться к теме рисков. Все четче кристаллизируется угроза анархии и атаманщины. Ярким доказательством тому являются реальные и потенциальные последствия так называемой блокады Донбасса. Ее организаторы показали себя как непревзойденные мастера политического пиара. Они грамотно вычислили болевую точку, поймали волну общественных ожиданий, обнаружили оголенный нерв.

Но они обманывали общество, потому что на самом деле это была не блокада ОРДЛО. Ну какая блокада, когда там дырка на границе с Россией в сотни километров? На деле все это оказалось спецоперацией, направленной на то, чтобы вытолкнуть оккупированные районы украинского Донбасса в Российскую Федерацию.

Нам пришлось решением СНБО временно приостановить транспортное сообщение с оккупированной территорией, и это носило вынужденный характер. Оно прекратило тот хаос, в который блокадники пытались погрузить всю страну. Борясь за возвращение территорий, мы могли и даже должны были осуществлять товарный обмен с нашими заводами, теми, которые смогли остаться в правовом поле Украины. Они платили налоги Украинскому государству, они были зарегистрированы в украинских органах регистрации, они выплачивали заработную плату в гривнах, через банковские счета, что делало невозможным любое поступление средств в сепаратистские группировки. Блокадники добились того, создали для этого основу, чтобы предприятия были захвачены, конфискованы, разграблены. И мы не имеем никакого права принимать продукцию от предприятий, которые теперь захвачены боевиками. И именно об этом — решение СНБО. Ограниченный обмен товарами может восстановиться, как только Россия и ее марионетки вернут украинским собственникам и Украинскому государству украденные заводы.

Вследствие блокады Украина потеряла последнюю сферу влияния на эти территории. Для тех, кто хочет подарить эти земли Путину — это абсолютно приемлемая стратегия. Для тех, кто хочет, чтобы эти предприятия и эта стратегия были якорем, который держит оккупированные территории, в надежде вернуться на Украину — это вопрос жизни и смерти.

Не в последнюю очередь нужно проанализировать и экономические последствия. Удар был нанесен по отечественной энергетике, металлургии, по бюджету, созданы дополнительные риски для национальной валюты.

Мы, конечно же, найдем выход, но для этого нужно потратить и время, и деньги. Не хочу и не буду выглядеть недостаточно оптимистичным, но Минфин прогнозирует не только бюджетные потери, но и замедление роста ВВП вследствие разрыва технологических цепочек в промышленности вследствие блокады. Кто за это сейчас будет отвечать?

Сегодня МВФ на заседании своего правления должен был выделить очередной транш — один миллиард долларов, который необходим для дальнейшего пополнения золотовалютных резервов для удержания стабильности национальной денежной единицы, для очень мощного сигнала инвесторам. Потому что они, инвесторы кредитования со стороны Фонда рассматривают как авторитетную и ответственную рекомендацию, вкладывать ли уже свои, частные деньги, на Украину, развивать ли у нас производство, создавать ли рабочие места.

Нами совместно была проведена большая работа: проведены реформы, мы убедили Фонд в том, что наш вариант пенсионной реформы является таким, который не предусматривает повышения пенсионного возраста, и мы получили положительную оценку проводимых экономических реформ. А в субботу вопрос по Украине исчез из повестки дня сегодняшнего совета директоров. Вот это и есть то влияние политических рисков, об опасности которых я говорю сейчас. И сегодня у нас состоятся интенсивные переговоры: министра финансов, председателя Национального банка, премьер-министра, и я буду принимать в этом участие для того, чтобы исправить те результаты, которые были вызваны абсолютно безответственным поведением украинских политиканов. Еще раз подчеркиваю — причиной отсрочки стали последствия блокады!

Я, конечно, подчеркиваю, что мы совместно должны объединиться для того, чтобы в ближайшее время получить транш.

Сегодняшний мой день начался с совещания по этому вопросу, где принимали участие указанные руководители государства, и один из ее участников, кстати, предложил отправить в Вашингтон в качестве спецпредставителя Украины Андрея Ивановича, вместе с Семенченко, Юлию Владимировну, вместе с Парасюком… Если «Самопомич» организовала и патронировала блокаду, то пусть бы и исправляла последствия этой диверсии. Конечно, предложение было шуткой, и ее автору было сделано замечание, что в этой ситуации нам не до шуток. А я, как президент, должен отвечать не только за свои ошибки, но и за чужие ошибки.

В контексте блокады имею серьезные претензии и к вам, уважаемые председатели областных государственных администраций тех областей, где местные советы превысили свои полномочия и приняли решения, которые выходят далеко за пределы их, областных советов, ответственности, и расшатывают ситуацию в стране. Они сейчас будут наполнять золотовалютные резервы, областные советы? Они будут компенсировать потери государственного бюджета, они будут компенсировать потерю рабочих мест? Они будут нести ответственность за возвращение этих территорий под украинскую юрисдикцию? Нет! Они сейчас спрятались. Так же, как и спрятались тогда некоторые из вас вместо того, чтобы занимать атакующую публичную позицию. У вас множество аргументов для того, чтобы убедить депутатов и общество. Еще раз подчеркиваю, это означает, что вы или не вели разъяснительной работы и где-то отсиделись в окопе, или вообще за печкой. Или объясняли так, что вас никто не понял. Или вам не хватает политического авторитета в своих областях.

Надеюсь, что эта история станет уроком для всех. Власть должна занимать политически наступательную позицию, так же, как и некоторые председатели областных государственных администраций смогли убедительно продемонстрировать государственную позицию областным советам.

В сегодняшней Украине много кто путает демократию с махновщиной. Скажите, пожалуйста, Французская Республика является демократической страной? Об инциденте в аэропорту Орли все слышали? Злоумышленник схватил военного за автомат и немедленно, в ту самую минуту был застрелен. В стране есть высокая террористическая угроза, а мы — в воюющей стране. Вот французская иллюстрация того, что демократия — это не анархия и вседозволенность.

Монополию на применение силы имеет только государство, даже когда оно демократическое. Уважаемые, нам и Путина не нужно, чтобы потерять государственность, если мы этого не усвоим. Если не поймем, что все акции протеста должны носить исключительно мирный характер, а страсть к оружию нужно демонстрировать только на фронте. Благо, возможность для тех, кто желает, сейчас есть, контрактная армия эффективно комплектуется. Поэтому хорошо понимаю позицию руководителя Национальной полиции Сергея Князева, который настаивает на том, чтобы привлечь к ответственности народного депутата, который применял насилие, угрозы и хамство к полицейским. Полиция также нуждается в защите! Политической защите. Человек в погонах нуждается в защите и нашей поддержке, и это не только задача президента, правительства или министра внутренних дел — это задача каждого из вас.

Уважаемые дамы и господа!

Ключевой реформой на текущий год остается антикоррупционная реформа. Коррупцию тоже есть все основания рассматривать как угрозу экономическому росту и национальной безопасности.

Заработала антикоррупционная инфраструктура: Национальное антикоррупционное бюро и Специализированная антикоррупционная прокуратура, Агентство по предотвращению коррупции. Впрочем, я принципиально не хочу делить правоохранительные органы на новые и старые, хорошие и плохие. Все они делают общее дело, и позитивные сдвиги очевидны сейчас и в работе СБУ, и в тяжелом процессе создания и становления Национальной полиции, и в деятельности прокуратуры, НАБУ.

Стартовала система, много кто не верил, что это удастся, система электронного декларирования. Состояниями политиков шокировано все общество, в том числе и я, как человек, который все свои деньги заработал за много лет тяжелого и рискованного труда в сфере бизнеса. Но, с другой стороны, не будем забывать, что раньше у нас это все скрывалось от общества. И сегодня мы убедительно и твердо продемонстрировали открытость и прозрачность. И что в некоторых соседних странах за чрезмерный интерес к деньгам высших должностных лиц можно получить тюремный срок. Конечно же, эти государства не могут быть и не являются нам примером для подражания, только для сравнения. Это уже сейчас пусть они учатся у нас, потому что мы сделали важный стратегический шаг в непосредственной борьбе с коррупцией и в формировании новой, антикоррупционной политической культуры.

«В системе коррупции уже возникают бреши, их надо расширять», — это не я сказал, а руководитель проекта «Антикоррупционная инициатива ЕС на Украине». Как по мне, довольно объективная оценка.

Веерные задержания взяточников, которые чуть ли не ежедневно вызывают мощный резонанс в СМИ, не вызывают, однако, ощущение в обществе, что системная борьба с коррупцией началась. Почему? Потому что по телевизору рассказывают только о преступлениях, но не могут показать наказание из-за отсутствия, пока что, надлежащих судебных решений.

Я каждый день вижу в СМИ и в социальных сетях, что пишут люди о ситуации в судах. И в отличие от сограждан, не имею права публично высказывать свое мнение по конкретным случаям. Но как гарант прав и свобод граждан — инициировал и обеспечил старт реформы судебной системы. Я очень благодарен парламенту, который поддержал конституционные изменения в части правосудия и ряд законов. Подчеркиваю, что сейчас продолжается беспрецедентный конкурс с привлечением общественности, по результатам которого будет создан новый Верховный суд на принципах открытости и конкурентности. В нем принимают участие и действующие судьи, и кандидаты вне судебной системы, адвокаты, ученые. На старте поступило полторы тысячи заявок, сейчас осталось чуть более пятисот кандидатов.

Проверять кандидатов на соответствие критериям профессиональной этики и добропорядочности должна Высшая квалификационная комиссия судей, Общественный совет добропорядочности, Высший совет правосудия. «С нами, слава Богу, никто не договаривался и не договаривается и не пытается это сделать», — такими словами свои впечатления о работе в Общественном совете добропорядочности передал один из ее членов, бывший воин 92-бригады разведчик Леонид Маслов. Вчера вечером увидел его интервью на одном из интернет-ресурсов. И это то, для чего такой совет создавался.

Итак, ожидаю, что новый Верховный суд заработает уже в мае-июне. Должны за эти весенние месяцы проголосовать новое процессуальное законодательство, которое обеспечит переход судебной системы с четырехзвеньевой к трехзвеньевой, чем завершим процесс выполнения рекомендаций Совета Европы по этому вопросу.

После конкурса в Верховный суд начнется, наконец, реорганизация апелляционных судов. Новое законодательство позволяет принимать в конкурсах участие, еще раз подчеркиваю, не только судьям, но и адвокатам и ученым. Поэтому обращаюсь ко всем юристам, имеющим соответствующую квалификацию и стаж работы — присоединяйтесь к строительству новых судов! Президент свое дело сделал. И в судах этих остро нуждаются Украина и украинцы.

А вот нападение псевдоактивистов в балаклавах на главу Высшего совета правосудия на прошлой неделе — это не что иное, как попытка сорвать судебную реформу, законсервировать неприемлемое положение вещей, запугать судей и тех, кто участвует в реформировании суда, и мы пытаемся сейчас эту ситуацию кардинально изменить. Государство должно и будет обеспечивать судьям и должностным лицам органов системы правосудия надлежащую защиту. И я требую от правоохранительных органов быстрого и беспристрастного расследования этого вопиющего инцидента и эффективных действий со стороны этих органов.

Убежден, что самым эффективным способом борьбы с коррупцией являются не только репрессии, а снятие грунта, из которого она прорастает: уменьшение роли государства в экономике, лишение чиновников влияния на бизнес-процессы; внедрение электронных форм управления, управления и общения предпринимателя с государственными органами. Это доказано и внедрением системы ProZorro, и курсом на дерегуляцию, который мы внедряли в прошлом году и продолжим в текущем.

Уже несколько десятков лет продолжается дискуссия о судьбе налоговой полиции. Хочу напомнить, что несколько лет назад говорили о влиянии санэпидстанции на бизнес, о влиянии пожарных на бизнес, говорили о влиянии экологов, других. Было три священных коровы: СБУ, полиция и налоговая милиция или полиция, которую даже никто трогать не мог. Уверен в том, что, к сожалению, сейчас попытки найти компромисс, пока что зашли в тупик. Я уверен в том, что пора принимать решение и ставить точку. Моя прямая политическая воля заключается в том, что эту структуру, налоговую полицию, следует ликвидировать. Ее работу должны выполнять не мускулистые парни в масках, а «ботаны» в белых воротничках через аналитическую работу. Поэтому здесь нужны не силовые, а аналитические способности. Не грубая сила, маски-шоу, а эффективная конкретная работа. Договорились, что к заседанию Национального совета реформ, при активном участии правительства, парламентского комитета, депутатов, экспертов и общественности будет доработан и разработан законопроект, который я готов подать как неотложный, чтобы уже в короткий срок заработала новая Служба финансовых расследований как принципиально новый, интеллектуально-аналитический орган.

Уважаемые дамы и господа!

Будучи в кругу представителей местных общин, конечно же, не могу не остановиться на вопросе децентрализации. Местные бюджеты выросли с шестидесяти девяти миллиардов гривен в 2014 году до ста сорока семи миллиардов прошлого года. В этом году должны выйти на показатель в 170 миллиардов. Это будет означать рост в два с половиной раза.

Доля местных бюджетов в сводном бюджете страны также увеличилась и вплотную приблизилась к 50%, чего никогда не было за всю историю Украины. Следовательно, доходы местных бюджетов росли опережающими темпами относительно роста доходов государственного бюджета. И последнее повышение минимальной заработной платы вдвое, до 3200 гривен, сыграло здесь важную роль, и колоссальную выгоду получили тоже местные бюджеты.

То, что вы на местах получили такой колоссальный ресурс, не означает, что никто не будет интересоваться и контролировать эффективное использование этих денег. Не надо согласовывать это с Киевом, именно в этом был смысл введения децентрализации, но держать их на депозитных счетах, имея не отремонтированные дороги, не построенные школы, не восстановленные детские сады, уличное освещение, не имея реальных шагов для того, чтобы каждая община почувствовала реальные шаги 2,5 кратного увеличения местных бюджетов — это тоже неприемлемо. Подчеркиваю — на что конкретно, решайте сами, но люди должны видеть, что у вас где-то новая дорога, где-то современное освещение, а где-то, извините, и свалка… Деньги для этого есть.

Мы на каждой нашей встрече с Европейским банком реконструкции и развития, Европейским инвестиционным банком, имея уникальную их экспертизу, на встречи с международными представителями, в том числе и по этой свалке, имели конкретные переговоры, и я уверен в том, что сейчас уже приобщили Европейский инвестиционный банк, их экспертизу, наших французских партнеров, о которых я говорил с французской властью… Не можем сами, будем приглашать на помощь, но львовян один на один с этой проблемой не оставим. Общины должны определять, какие проекты в первую очередь они должны финансировать.

Мы в свою очередь на центральном уровне провели большую работу по привлечению ресурсов международных программ финансовой помощи на нужды развития регионов и местных общин. При чем это не изобретение. Некоторые местные советы работали с этим 5 и 10 лет назад, привлекая ресурс. Но сегодня деньги есть, и эта международная помощь — весомый дополнительный ресурс, который требует особенно эффективного применения в интересах общин, в интересах каждого гражданина Украины.

«За последние два года Украина — при достаточно сложных обстоятельствах, сделала большие шаги. Сейчас крайне важно переходить от принятия законодательства и создания институтов к полной реализации этих реформ, чтобы украинские граждане могли пожинать плоды этой работы», — это слова, которыми высокий представитель ЕС по вопросам внешней политики и безопасности Федерика Могерини, большой друг Украины, несколько месяцев назад прокомментировала совместный отчет Европейской службы внешнего воздействия и Европейской комиссии. «Украина, — сказано в этом отчете, — внедряет интенсивные и беспрецедентные реформы в экономической и политической системах; ее демократические институты и в дальнейшем восстанавливаются».

Изменения и преобразования мы начали в 2014 году. В 2015-м первые сдвиги были очевидны только самим реформаторам. В 2016-м их уже заметили и высоко оценили наши зарубежные партнеры. Чрезвычайно важно, чтобы 2017-й вошел в историю как год, когда изменения стали ощутимыми для широкого круга наших соотечественников. Это то задание, которое я ставлю перед вами».

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 марта 2017 > № 2112758 Петр Порошенко


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 ноября 2016 > № 1981117 Петр Порошенко

Выступление Порошенко по случаю Дня Достоинства и Свободы

Пётр Порошенко, 112.ua, Украина

Дорогие сограждане! Дорогой Украинский народ!

Я много раз слышал оду «К радости» — гимн Европейского Союза. Но сейчас, сидя в этом зале, мне пришла мысль, что это лучшее исполнение этого гимна, которое мы слышали. Когда он выполняется студентами, которые 21 ноября после преступного решения тогдашней украинской власти и украинского правительства приняли решение, что именно от них все зависит и они не согласны.

Сегодня исполняется три года, как первая группа непокоренных — подчеркиваю, тогда было принято решение, что там не будет политиков — вышла на холодный гранит в центре украинской столицы. Они имели очень простые требования, они не требовали повышения зарплат или понижение налогов. Их требования были очень лаконичными — подписать Соглашение об ассоциации с Евросоюзом и не блокировать естественное движение нашего государства Украины в Европу. Именно поэтому этот исторический Майдан получил название Европейский. А Революция Достоинства подвела черту и под российско-советским прошлым, и под постсоветским периодом. Она установила четкую демаркационную линию и в пространстве, и во времени. Обозначила отчетливый рубеж, который отделяет и отдаляет наш украинский, европейский мир от их «русского мира».

За три года после Евромайдана мы подверглись болезненным испытаниям. Мы потеряли лучших. Мы пережили немало разочарований. Но из-за того, что знаем, что страна на правильном пути, у нас никогда не опускались и не опускаются руки. Вера и надежда крепнет, мудрость становится более глубокой. А приобретенный опыт закаляет и не оставляет сомнений в нашей с вами победе. Сегодня Украина и Европа значительно ближе друг к другу, чем три года назад. Это означает, что планы и требования Евромайдана воплощаются в жизнь.

В этот четверг я отправляюсь в Брюссель на саммит Украина — ЕС. Подчеркиваю, что наша страна выполнили 144 пункта Плана действий по визовой либерализации, чем доказала всему миру нашу способность внедрять евроориентированные реформы любого уровня сложности. Подчеркиваю, что, в первую очередь, эти реформы нужны нам, украинцам, и не только для получения безвизового режима, а для изменения страны и превращения ее в европейское государство. Именно мы с вами за это время полностью перестроили миграционную и пограничную системы, создали основу антикоррупционной инфраструктуры и тому подобное. Очень хорошо, что происходит то, во что многие уже не верили. На прошлой неделе Совет Евросоюза единогласно принял решение, которым признал полное выполнение Украиной всех обязательств. Совет Евросоюза задекларировал политическую волю Союза и всех его членов предоставить Украине безвизовый режим и включил, наконец-то, «зеленый свет» на этом пути.

В его внедрении, кроме практической ценности для миллионов украинцев, без виз, лишь по украинскому биометрическому паспорту путешествовать по Европе, кроется еще глубокий символизм. Этот символизм знаменует дальнейшее сближение Украины и Европейского Союза. Глядя на эти кадры из Евромайдана, получая социологические опросы сегодня, можем сказать — Украина является наиболее єврооптимистической страной в Европе. Когда в отдельных странах Евросоюза царит евроскептицизм — пусть они у нас учатся, как любить Европу, как бороться за европейские ценности и как реформировать государство. Отмена визового режима является падением еще одного барьера в нашем едином цивилизационном пространстве.

Как я уже вчера докладывал в телевизионном обращении к соотечественникам по случаю Дня Достоинства и Свободы, мои переговоры с лидерами институтов и государств-членов Европейского Союза дают основания прогнозировать, что будет найден и взаимоприемлемый компромисс между Украиной, Евросоюзом и Нидерландами. Это то, чего требовали студенты на Майдане. Мы его подписали летом 2014 года и завершили процесс ратификации, и ни один евроскептицизм не остановит ратификацию нашего Соглашения. Я надеюсь, что в ближайшее время этот процесс ратификации завершится. Остальные 27 стран это сделали давно. И я очень благодарен всем странам за такую решительную поддержку Украины.

Я подчеркиваю, что Соглашение уже начало давать результат. Доля Европейского Союза в нашей внешней торговле составляет уже сейчас 41%. Рынок ЕС понемногу начинает компенсировать тот колоссальный удар по украинской экономике, социальной сфере и уровню жизни, который нанесла нам Россия — тем, что начала войну и в рамках гибридной войны закрыла доступ украинским товарам на свой рынок и блокировала транзит в другие страны.

С самого начала российской агрессии против нас, украинцев, на Востоке нашего государства и в Крыму наше государство испытывает солидарную поддержку демократического мира, в первую очередь стран Большой семерки и Европейского Союза. Я искренне благодарен лидерам Соединенных Штатов, Германии, Франции, Великобритании, Италии и Испании за принятое на днях решение продолжать санкции в отношении России до прекращения агрессии против Украины. Надеюсь, что такой подход будет положен и в основу очередного решения Совета Европейского Союза о продлении действия секторальных и экономических санкций против России.

15 ноября комитетом Генассамблеи Организации Объединенных Наций был поддержан инициированный нами и поддержанный в качестве ко-спонсоров еще многими государствами-партнерами проект резолюции о ситуации с правами человека в Крыму. Впервые в официальных документах ООН Россия названа тем, кем она является на самом деле — государством-оккупантом, а Крым и Севастополь — временно оккупированной территорией. Еще ранее Парламентская Ассамблея Совета Европы приняла документ, в котором ситуация на Востоке прямо характеризуется как российская агрессия против суверенного независимого государства.

Проявления подобной солидарности уже наконец-то случаются автоматически. Так, они требуют немалых усилий со стороны украинской дипломатии. Российский авторитарный режим, который «замочил в сортире» демократию в собственной стране, охотно пользуется ее инструментами для достижения собственных целей за пределами России. И, подчеркиваю, не только в Украине, но и во всей Европе. «Троянские кони Кремля» — так красноречиво называется познавательная и интересная книжка, которая на днях вышла под эгидой Атлантического Совета. Исследование анализирует влияние Москвы на политическую ситуацию в целом ряде европейских стран. И там описана, наверное, лишь верхушка айсберга.

Кроме того, реализации нашей европейской стратегии препятствует и мощный континентальный тренд к усилению лево- и право-радикальных движений, которые совместными их усилиями подрывают единство Европы как таковой. А если бы было принято решение создать интернационал популистских движений, Украина смогла бы делегировать в него сразу несколько парламентских и не менее чертовой дюжины внепарламентских сил. Здесь мы точно в их тренде.

Я должен, уважаемые дамы и господа, обратить внимание и на эти тенденции, потому что они, согласитесь, являются достаточно важными для того, чтобы мы их учитывали в нашей европейской стратегии.

Эта стратегия имеет не только внешний вектор, но и измерение внутренней европеизации. Евромайдан, Революция Достоинства вернули нас к парламентско-президентской модели власти, демократизировали и европеизировали нашу политическую систему. За три года проведены три честных, прозрачных избирательных кампании. В среднем — по одной в год, хотя кое-кто у нас считает, что надо еще чаще, еще выборов не хватает.

В условиях внешней агрессии я не уступил давлению и не пошел на введение военного положения. Такой шаг существенно бы усилил полномочия президента как Верховного главнокомандующего, но я думал не о себе, а о стране, о необходимости сохранить и укрепить все то, что является признаком европейской культуры — систему сдержек и противовесов, политической конкуренции, права и свободы украинских граждан, прежде всего свободу слова.

Впечатляющим является прогресс в развитии гражданского общества. Волонтеры и активисты своими действиями не только укрепляют украинцев как политическую нацию. Они выполняют и важную функцию стражей демократии. Власть на всех уровнях испытывает мощный общественный контроль за собой и адекватно реагирует на ключевые замечания.

Но есть одна очень существенная, главная, я бы сказал, преграда, которая не дала пока что большинству украинцев возможности почувствовать наше очевидное сближение с Европой. Европеизация, к сожалению, пока не коснулась уровня жизни. Это единственная сфера, где мы за три года не приблизились к европейским стандартам. Произошло это в силу объективных факторов. Три года назад мы оказались без армии и без Вооруженных сил. Огромные деньги, впервые более 5% внутреннего валового продукта мы вынуждены были направлять на сектор обороны и безопасности, на создание новой армии. Сегодня, кто бы не приезжал к нам, из каких бы стран не приходили партнеры, они четко все отмечают — вы сделали невозможное, создав новые, качественные, мощные Вооруженные силы, которые продемонстрировали способность остановить агрессора.

Итак, каждая копейка, которая была потрачена на Вооруженные силы Украины в течение этих трех лет — это было правильно. Это правильные приоритеты для правильного европейского государства.

Конечно, что нам помешало, агрессивное закрытие российского рынка, конечно, внешняя конъюнктура была очень тяжелая, и ряд субъективных факторов, как опоздание с экономическими реформами как минимум на два десятка лет, потому что большинство этих реформ наши европейские партнеры сделали еще в начале 90-х. Но я уверен, что вскоре эффективность украинских экономических реформ будет чувствовать большее и большее количество людей и повышение уровня жизни уже стоит на повестке дня сейчас.

Еще раз и еще раз подчеркиваю: все будет хорошо, если мы с вами не позволим отдельным политиканам обнулить результат, достигнутый такой дорогой ценой.

Насколько поразительное единство демонстрирует сейчас общество, настолько разобщен и эгоистичен наш политический класс. Я абсолютно не чувствую потребности, учитывая внешние обстоятельства, регулировать и держать градус политической конкуренции в пределах разумного. Свойственное любой демократической системе власти соревнование, соревнование с оппозицией не должно выливаться во внутреннюю войну — войну без правил, которая ослабляла бы страну перед внешней угрозой. И чем более мутная вода, тем больше шансов, что враг будет ловить в ней свою рыбу.

Весной мы будем отмечать сто лет с начала Украинской национальной революции прошлого века. Еще раз и еще раз подчеркиваю — представьте себе, если бы четыре ключевые фигуры тогдашней эпохи, а именно Грушевский, Винниченко, Петлюра, Скоропадский смогли бы тогда вынести за скобки свои внутренние разногласия и объединиться перед внешними вызовами… Вывод — очевиден.

Итак, я рассчитываю на поддержку и с вашей стороны моих усилий в борьбе за стратегическое единство всех без исключения проевропейских политических сил. Как справедливо было замечено на днях на Всеукраинском совете церквей, «критика лиц и их действий не должна превращаться в разрушение и уничтожение самих основ украинской государственности. Критикуя действия президента, Кабинета министров, Верховной Рады и других институций, нужно сохранять уважение и поддерживать сами эти институты — только так может работать демократическая страна». Это слова Патриарха Филарета.

Следовательно, быть ответственными, не искать простых ответов на сложные вопросы, осознавать, что будущее Украины исключительно в наших руках, и никто кроме нас не сделает нашу страну успешной, сильной — это наш долг перед теми, кто почти три года назад погиб на улице Институтской, пал от вражеской пули на Донбасе или Луганщине, кто умер от ран в военных госпиталях.

Когда Россия напала на Украину, многие из героев Майдана добровольцами, сразу с нашей самообороны тогда ушли на фронт. Сегодня я особо хотел бы отметить двух ребят, которые навсегда остались восемнадцатилетними, которые были на Майдане по зову души. Это восемнадцатилетний Сергей Табала, киборг «Север», родом из Сумщины. Своей жизнью ради Украины, которую он отдал в Донецком аэропорту, он навсегда вошел в украинскую историю. Восемнадцатилетний волынянин Андрей Снитко под Иловайском накрыл собственным телом российскую гранату, спасая побратимов-украинцев. Я принял решение в день годовщины Майдана самым выдающимся майдановцам, обоим — Сергею Табале и Андрею Снитко присвоить звание Героев Украины посмертно.

Прошу присутствующих почтить минутой молчания память Андрея и Сергея, всех наших героев, павших на полях российско-украинской войны, а также героев Небесной Сотни минутой молчания.

Уважаемые дамы и господа!

Хотел бы отдельно остановиться на вопросе создания Мемориального комплекса Героев Небесной сотни.

Комплекс не только фактом своего существования, но и расположением, и видом должен напоминать о той высокой цене, которую украинский народ заплатил за независимость, свободу и демократию.

Я разделяю и поддерживаю позицию общественных организаций, в частности организации «Семья Героев Небесной Сотни», что этот музей должен быть современным, смотреть в будущее, должен быть сформирован лучшими мировыми и украинскими художниками, и он должен быть расположен на земельном участке по адресу «Аллея Героев Небесной Сотни».

И если надо взять на себя политическую ответственность и отдать распоряжение, чтобы именно там, на территории, которая непосредственно прилегает к месту гибели активистов во время Революции Достоинства, я эту политическую ответственность беру на себя и отдаю распоряжение, чтобы вопрос выделения семейного участка, который до сих пор не решился, поскольку якобы есть несколько судебных решений о передаче его в разные годы разным владельцам, в том числе и частным… Я подчеркиваю, что нужно политическое решение, я его принимаю. Мемориал и музей Революции будет именно на Аллее Героев Небесной Сотни, на бывшей улице Институтской.

Я выступаю инициатором и первым спонсором создания благотворительного фонда по сбору средств для строительства музея и мемориала и проведения международного конкурса на его лучший проект.

Искренне надеюсь, что строительство этого важного для нашего общего дела объекта станет по-настоящему всенародным. Такой же, как был наш Европейский Майдан. Майдан, который объединил граждан разных слоев, взглядов, вероисповеданий, достатка на борьбу за общее будущее. Строительство, наполнение и поддержка в дальнейшей деятельности музея Революции будет логическим продолжением этой объединительной миссии Майдана.

Преодолевая огромное политическое, военное, экономическое сопротивление со стороны российского агрессора, новое украинское общество упорно и неустанно строит собственный европейский дом.

От всего сердца поздравляю вас с Днем Достоинства и Свободы.

Слава участникам Майдана!

Слава Вооруженным силам Украины и слава Украине!

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 ноября 2016 > № 1981117 Петр Порошенко


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 апреля 2016 > № 1724407 Петр Порошенко

Хватит нянчиться с Порошенко — это чревато серьезными последствиями

Сегодня только серьезная критика со стороны Запада сможет спасти Украину от самой себя. И плохо, если этого не произойдет

Лев Голинкин (Lev Golinkin), Foreign Policy, США

Для тех немногих, кто считает, что отставка премьер-министра Украины Арсения Яценюка остановит процесс сползания Украины в политический кризис, вношу ясность: нет, не остановит. В действительности наиболее вероятным результатом станет то, что страна продолжит погружаться в хаос. Человек, стоящий в центре всех украинских проблем — Петр Порошенко — по-прежнему отказывается вести борьбу с повальной коррупцией, которая приводит в ярость украинцев и душит украинскую экономику. И благодаря Западу, который продолжает поддерживать Порошенко, тот еще больше укрепляет свои позиции во власти.

Нельзя сказать, что проблема была не в Яценюке: этот политик, прекрасно говорящий на английском языке, которому благоволили Вашингтон и МВФ, оказался в центре множества скандалов, и много раз его обвиняли в связях со старой когортой украинских олигархов. Его попытки провести реформы, предписанные Международным валютным фондом, к особым результатам не привели — разве что отрицательно сказались на его рейтингах.

Но этот кризис был спровоцирован не тем, что Яценюк оказался плохим премьер-министром. Кризис начался еще в феврале, когда в отставку подали два авторитетных высокопоставленных реформатора — министр экономического развития Айварас Абромавичус и заместитель генерального прокурора Виталий Касько, которые заявили, что больше не могут наблюдать за тем, как попытки проводить реформы постоянно блокируются людьми из ближнего окружения Порошенко. «Чем более радикальные шаги мы делали, чем глубже были наши реформы, чем больше был наш прогресс, тем больше на нас давили в ответ», — написал в своем заявлении Абромавичус. «Здесь работает не право и закон, а произвол и беззаконие, — добавил Касько.

Эти отставки произвели эффект разорвавшейся бомбы, и после этого события начали развиваться стремительно. 16 марта уважаемый борец с коррупцией и член парламента Сергей Лещенко в своем интервью заявил, что Порошенко несколько раз оказывал на него давление, чтобы он не высказывался против ставшего объектом резкой критики генерального прокурора Виктора Шокина, объясняя это тем, что Шокин является «частью его семьи». Затем в конце марта «Блок Петра Порошенко» с помощью нового закона лишил депутатских мандатов двух членов Верховной Рады, которые публично обвиняли союзников президента в коррупции. И хотя президент все-таки уволил Шокина, дискредитировавший себя генеральный прокурор перед своим увольнением напоследок приказал уволить Давида Сакварелидзе — еще одного своего заместителя, который заявил, что Шокин лично препятствовал ему в борьбе с коррупцией.

На основании этих и других примеров разоблачения коррупции и запугивания вырисовывается весьма отрезвляющая картина: что касается неспособности Киева бороться с повальной коррупцией, охватившей всю страну, то частью этой проблемы является Порошенко и его ближнее окружение.

«Желание сменить одного человека ослепило политиков», — сказал Яценюк в своем заявлении, уходя в отставку. Он, конечно же, обманщик — но, по крайней мере, в этом он прав.

Порошенко (миллиардер, на протяжении нескольких десятилетий известный тем, что не имел твердой позиции и был ни за запад, ни за Россию, и что его интересуют только собственные деньги) утратил всяческий авторитет реформатора, который у него, возможно, когда то и был. Наверное, если бы Яценюка поменяли на какого-нибудь независимого политика со стороны, то новый премьер-министр мог бы оживить затухающий процесс реформирования. В какой-то момент появились слухи, что основным претендентом на этот пост является Наталия Яресько — министр финансов родом из США, которую высоко ценят в США и международных организациях за ее работу по реструктуризации украинского долга и за ряд других мер. Однако теперь, судя по всему, новым премьером станет спикер парламента Владимир Гройсман. В отличие от Яценюка, чья партия «Народный фронт» не зависит от блока Порошенко, Гройсмана многие считают просто президентским протеже и не более. В конечном результате произойдет не реструктуризация власти, а ее консолидация, поскольку Порошенко назначает на место премьера своего сторонника.

В наследство от правительства Порошенко-Яценюка осталась череда грязных и подлых попыток тем или иными способом помешать проведению реформ. Как заявила в своем докладе 15 марта помощник госсекретаря США Виктория Нуланд, Вашингтон не учитывает вполне реальную опасность того, что Украина «скатится обратно к коррупции, беззаконию и снова станет зависимым государством». Трудно представить, что правительство Порошенко-Гройсмана (читай Порошенко-Порошенко) окажется лучше. Сегодня единственный шанс на серьезные перемены должен появиться у Украины со стороны.

До сих пор Запад не хотел оказывать давления на Украину. Наглядным примером этого является визит Порошенко в Вашингтон 31 марта. Тогда у украинского президента была ужасная неделя. Она началась со скандала в связи с увольнением Сакварелидзе по приказу Шохина. Закончилась та неделя тем, что протестующие начали жечь покрышки на улицах Киева после того, как из просочившихся в прессу «Панамских документов» стало известно, что в тот день, когда украинские солдаты погибали в жестоких боях с пророссийскими сепаратистами, Порошенко занимался открытием офшорных счетов.

А между этими ужасными событиями Порошенко обедал в Белом доме, где ему дали 335 миллионов долларов и пообещали в ближайшее время дать еще миллион.

Обед Порошенко в кругу власть имущих стал очередной иллюстрацией того, что на сегодняшний день уже является предсказуемым сценарием. Каждые несколько месяцев правительство сотрясают очередные обвинения коррупции. Слетаются западные дипломаты, чтобы высказать замечания и попросить украинских лидеров подумать о своем народе. Киев обещает исправиться. Запад меняет гнев на милость. А тем временем реформы стоят на месте, контроль олигархов усиливается, а украинский народ начинает испытывать еще большее разочарование.

Причина кажущегося бесконечным терпения Запада вполне очевидна, и название у этой причины — Москва. Трудно себе представить, чтобы беззастенчивой киевской клептократии множество раз давали очередной «последний» шанс, если бы у Украины был конфликт, скажем, с Буркина-Фасо. Но Киев находится в состоянии конфронтации с Россией — страной, которую многие в НАТО считают основной угрозой, что придает Украине символическое и стратегическое значение.

Никто не понимает этого (и не пользуется этим) лучше, чем украинские олигархи. Именно поэтому все попытки заставить Киев взять на себя ответственность за отсутствие реформ вызывают в ответ взрыв возмущения, призванного напомнить Западу о том, что олигархи дают отпор России, борются за демократию и защищают западные ценности. (См. ответ Порошенко на редакторскую статью «Непобедимая коррупция на Украине», опубликованную 31 марта в New York Times, авторы которой предупреждают, что США «не могут вкачивать деньги в коррумпированное болото», пока Киев не проведет серьезные реформы. В своем комментарии к статье Порошенко обвинил New York Times — редакция которой относилась к его пост-майдановскому правительству с исключительной симпатией — в участии в «гибридной войне», проводимой Кремлем против Украины).

С точки зрения реальной политики не факт, что вкачивать деньги в коррумпированное болото — это провальная стратегия. В годы холодной войны США и Советский Союз пользовались этим, чтобы добиться лояльности режимов, хунт и диктаторов, чья финансовая политика — не говоря уже о соблюдении прав человека — оставляли желать лучшего. Проблема (помимо последствий нравственного характера) состоит в том, что принцип «Наш Человек в Киеве» на Украине не сработает. Вашингтон может терпеть Порошенко до бесконечности, но украинский народ терпеть не будет.

Осенью 2013 года сдерживаемая ярость по отношению к Виктору Януковичу, попиравшему закон коррумпированному пророссийскому олигарху, выплеснулась на улицы Киева. Вытеснение коррупции и замена ее правовыми нормами было одной из целей, ради которых началась революция Майдана, ради которых люди терпели лютый холод под ударами дубинок и под пулями отрядов милицейского спецназа. Три года спустя, в новостях и соцсетях вновь ощущается эта же ярость — только на этот раз она направлена против прозападного олигарха Порошенко.

Пока Запад отвлечен выборами президента США и миграционным кризисом Украина превращается в паровой котел в самом центре Европы — в очаг напряженности размером с Техас и населением 45 миллионов человек. И давление там нарастает — с каждым новым скандалом, с каждой редакционной статьей, сравнивающей Порошенко с его свергнутым предшественником, с каждым разочаровавшимся и подавшим в отставку реформатором. Рано или поздно Порошенко или кто-то из его окружения совершат что-то настолько непростительное и безобразное, что это спровоцирует новую волну протестов.

Правда, разница между Украиной 2013-го и 2016 годов измеряется двумя годами войны, почти десятью тысячами убитых и двумя с лишним миллионами беженцев и вынужденных переселенцев. Украина наводнена оружием, население в ее юго-восточных областях настроено враждебно, украинские военные разочарованы, экономика страны еще недавно балансировала на грани полного краха, и, что самое главное, ультраправые боевики вооружены до зубов. По-видимому, следующее восстание приведет к распаду страны.

Благодаря «Панамским документам» стал известен один новый и о многом говорящий факт. Оказалось, что в украинской конституции не прописан процесс импичмента президента. И действительно, в стране с крайне низким уровнем доверия к властям такой процесс и не нужен. Все импичменты будут проходить на улицах — как в 2004-м и в 2014-м годах — среди горящих покрышек и под крики «ганьба!» («позор!»). Но допустить этого сегодня не может себе позволить ни Украина, ни Европа.

Запад должен признать эту опасность, прекратить весь этот цирк, изображающий Порошенко рыцарем демократии, и заставить его ввести в действие реальные и ощутимые реформы. Вялыми рекомендациями вроде высказанного госдепартаментом невнятного пожелания сформировать «новый кабинет, решительно настроенный на проведение необходимых реформ» здесь не поможешь. Сейчас Сирия и Ливия испытывают Европу на прочность, доведя ее до грани разрыва. Представьте, что то же самое начнет делать государство-неудачник с 45-миллионным населением, расположенное в самом центре Европы.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 апреля 2016 > № 1724407 Петр Порошенко


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 февраля 2016 > № 1659947 Петр Порошенко

Ошибка президента Порошенко

Борьба за кресло премьер-министра в конечном итоге может завершиться не только досрочными парламентскими, но и президентскими выборами.

Сергей Руденко, Deutsche Welle, Германия

После выхода из правящей коалиции в Украине фракций «Батькивщина» и «Самопомощь» их теперь уже бывшим партнерам — «Народному фронту» и «Блоку Петра Порошенко» — нужно срочно искать в Верховной раде новых союзников. Если в течение 30 дней им это не удастся, президент может воспользоваться своим правом и объявить досрочные парламентские выборы. Однако игра в отставку Яценюка, начатая Петром Порошенко, может плохо завершиться не только для депутатов, но и для самого главы государства.

А был ли олигархический переворот?

Отчет правительства Яценюка 16 февраля, несмотря на пессимистические прогнозы, не увенчался отставкой Кабинета министров. Для этого Верховной Раде не хватило 32 депутатских голоса. Часть пропрезидентского «Блока Петра Порошенко» (БПП) в последний момент отказалась поддержать вотум недоверия премьеру. При этом всего лишь несколькими часами ранее глава государства четко озвучил свою позицию: правительство должно уйти. Правда, до этого говорили о каких-то кулуарных договоренностях между Порошенко и Яценюком.

Такая двойственная позиция БПП, а также поддержка в ответственный момент Яценюка депутатскими группами и фракциями, близкими к олигархам Ринату Ахметову, Игорю Коломойскому и Дмитрию Фирташу, дали повод инициаторам отставки заявить об олигархическом перевороте. Такое утверждение, учитывая украинские реалии, звучит, как минимум, странно. Олигархия была и остается полноправным хозяином в украинской экономике и политике последние 20 лет. Более того, один из представителей олигархии — Петр Порошенко — управляет сегодня государством.

В случае с отставкой Арсения Яценюка надо говорить скорее о попытке «рядовых» олигархов не дать олигарху №1 замкнуть на себе всю власть в стране. То есть речь идет скорее о бунте олигархов. Посудите сами: Петр Порошенко имеет сегодня в парламенте одну из самых крупных фракций (136 депутатов). Его ставленник — Владимир Гройсман — возглавляет Верховную Раду. У БПП в правительстве — 10 из 18 министров. Казалось бы, чего не хватает Петру Алексеевичу? Правильно. Полного контроля над Кабинетом министров.

Победа Арсения Ясенюка

После неудавшейся попытки Рады отправить правительство в отставку Яценюк и его команда получили неприкосновенность еще на полгода — до начала следующей парламентской сессии. До 2 сентября депутаты не имеют права вносить вопрос об ответственности правительства на рассмотрение парламента. Надо признать: Арсений Яценюк эту игру выиграл. Не сам, с помощью представителей разных фракций — от БПП до «Оппозиционного блока», но выиграл.

Правда, инициаторы отставки правительства не намерены отступать. «Блок Петра Порошенко» публично уже заявляет о том, что максимум через три месяца Кабинет министров будет смещен. Почему и как — соратники нынешнего главы государства не уточняют. «Батькивщина» и «Самопомощь», протестуя против Яценюка, уже покинули коалицию. На смену им может прийти фракция Радикальной партии Олега Ляшко, которая ушла из парламентского большинства в сентябре 2015 года.

Но парадокс ситуации состоит сейчас в том, что, если этого не произойдет, это не будет означать автоматическую отставку правительства. Даже досрочный роспуск Верховной Рады не лишит Яценюка его кресла. Он и его соратники будут исполнять свои обязанности до формирования новой коалиции и правительства. Как бы то ни было, очевидно, что премьер продержится в своем кресле еще, как минимум, полгода. Если, конечно, он сам не решит уйти раньше.

Есть ли жизнь без коалиции

Конечно, нынешнему премьеру нужна поддержка в Верховной Раде. Не ситуативная, а постоянная. Но если Яценюку не удастся ее получить, сможет ли он без нее просуществовать? Безусловно. Ведь и до сих пор в отношениях между Кабинетом министров и членами правящей коалиции в парламенте было не все так гладко.

А вот кому действительно нужна коалиция, так это — Петру Порошенко. Президент уже заявил, что он — не сторонник проведения досрочных парламентских выборов. А при отсутствии коалиции, рано или поздно, глава государства вынужден будет объявить об их проведении.

Таким образом, инициировав процесс по смене премьер-министра, Петр Порошенко может нарушить сложившийся в стране баланс сил во власти. Борьба за кресло премьер-министра в конечном итоге может завершиться не только досрочными парламентскими, но и президентскими выборами.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 февраля 2016 > № 1659947 Петр Порошенко


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 февраля 2016 > № 1659977 Петр Порошенко

Пиррова победа президента Порошенко

Андерс Аслунд (ANDERS ÅSLUND), Atlantic Council, США

16 февраля украинский парламент 247 голосами посчитал работу правительства неудовлетворительной, но за вотум недоверия проголосовали только 194 депутата. Правительство не пало, как ожидали многие. На первый взгляд, это странное голосование может показаться победой президента Петра Порошенко, но это скорее всего Пиррова победа, которая может расколоть правящую коалицию в парламенте и приблизить Украину к досрочным выборам.

В тот день Порошенко потребовал отправить в отставку генерального прокурора и своего близкого союзника Виктора Шохина, а также премьер-министра Арсения Яценюка. Шохин заявление об уходе не подал, но похоже, он ушел в отпуск, как водится на Украине. (Устаревшее трудовое законодательство страны запрещает увольнять государственных служащих, находящихся на больничном.)

Яценюк произнес в парламенте великолепную речь о достижениях своего правительства. Возможно, это было лучшее его выступление. Наблюдая за ним в интернете, я не увидел в премьере обреченного человека. Он как будто заключил сделку, хотя депутаты один за другим критиковали правительство, и в основном главных реформаторов из числа министров.

Когда Порошенко потребовал отправить в отставку премьера, вначале показалось, что он усилил свою власть над правительством. Порошенко понял, что нужно что-то дать западным донорам, и поэтому в итоге уволил Шохина, а также принял отличный закон о приватизации, которого давно ждали западные доноры. Но он наверняка сохранит своего давнего партнера по бизнесу и серого кардинала Игоря Кононенко, который, как считается, контролирует немало ценных государственных корпораций. Но цену за Кононенко президент может заплатить немалую.

Если оглянуться назад, возникает впечатление, что этот день был сплошным театром. 53 решающих голоса между двумя голосованиями о правительстве дали в основном две партийные фракции, «Оппозиционный блок» и «Блок Петра Порошенко», и это были преимущественно крупные бизнесмены.

Реформаторы из «Блока Порошенко», голосовавшие за отставку Яценюка, а также их партнеры по коалиции из мелких фракций чувствуют, что их одурачили. Одесский губернатор Михаил Саакашвили назвал это «олигархическим переворотом» и призвал честных министров уйти в отставку. Депутат Сергей Лещенко из «Блока Порошенко» заявил, что это «олигархическая революция» и «заговор». Он возлагает всю вину на трех крупных бизнесменов Игоря Коломойского, Рината Ахметова и Сергея Левочкина, у которых в парламенте есть значительное представительство.

Этот парламентский заговор вряд ли окажет существенный эффект. Первым следствием стало то, что правящая коалиция разваливается. «Радикальная партия» Сергея Ляшко уже вышла из состава пятипартийной коалиции. 17 февраля ее покинула партия Юлии Тимошенко «Батькивщина», а за ней может последовать «Самопомощь». В результате этого бегства в коалиции останется всего 136 депутатов из «Блока Порошенко» и 81 из «Народного фронта» Яценюка. В итоге получается 217 депутатов, в то время как парламентское большинство это 226 человек. Более того, 16 февраля эти две фракции голосовали друг против друга. Наиболее громкоголосые реформаторы из «Блока Порошенко» уже сформировали подгруппу в составе партии и тоже могут выйти.

Возможно, Порошенко и Яценюку удастся заманить «Радикальную партию» обратно и получить поддержку со стороны трех небольших олигархических партий, которые не входят в коалицию. Но такие действия станут подтверждением того, что это они спровоцировали переворот, и их репутация среди избирателей будет подорвана. Естественным следствием станет то, что правительство распадется, и будут назначены досрочные парламентские выборы, за что выступают «Батькивщина» и «Самопомощь».

Если говорить об экономике, то эти политические игры Украине не по карману. Хотя экономика стабилизировалась, и за два прошедших квартала демонстрировала рост, ее состояние по-прежнему весьма шаткое. Украинская гривна испытывает мощную нагрузку, и за последние две недели в условиях политической нестабильности она упала на 12 процентов.

Возможно, помощь близко. Международный валютный фонд готов перевести новый транш на 1,7 миллиарда долларов, как только убедится в том, что у Украины ответственное правительство. Миссия МВФ в конце ноября провела второй обзор и пришла к выводу, что бюджетные показатели великолепные. Но прежде чем выделить новый транш, она ждала, когда парламент внесет поправки в налоговый кодекс и примет новый бюджет. Рада сделала это накануне Рождества, но потом «Блок Порошенко» потребовал серьезных изменений в правительстве, а Кононенко уволил четырех министров-реформаторов.

3 февраля в отставку ушел министр экономики Айварас Абромавичус, сделав это в знак протеста против попыток Кононенко осуществлять контроль над его министерством. Абромавичус обвинил Кононенко в попытке назначить двух заместителей министра экономики для контроля над денежными потоками, идущими от государственных корпораций из сферы энергетики и вооружений.

Со стороны МВФ было бы безответственно переводить средства, если бы Украина решила сформировать новое правительство, которое могло и не поддержать программу фонда. Когда будет распределяться следующий транш МВФ, Соединенные Штаты предоставят третью гарантию кредита на один миллиард долларов, а Евросоюз очередной транш на 650 миллионов долларов. В совокупности Украина единовременно получит кредитов на четыре миллиарда долларов.

Страна остро нуждается в этих деньгах. По состоянию на 1 февраля ее валютные резервы составляли 13,4 миллиарда долларов, что существенно больше пяти миллиардов, которые были у Украины годом ранее. Но МВФ настаивает, что резервы должны составлять как минимум 17 миллиардов долларов, и эта сумма у Украины появится с получением нового транша. Между тем, курс гривны остается неустойчивым. После всех этих драматических событий украинским руководителям будет трудно убедить своих зарубежных сторонников, что они серьезно настроены на борьбу с коррупцией.

Главное следствие этой политической драмы — снижение авторитета Порошенко, допустившего кризис во власти. Трудно понять, как он сможет исправить ситуацию. В этих условиях нельзя исключать правительственный кризис, за которым последуют досрочные парламентские выборы.

Андерс Аслунд — старший научный сотрудник Атлантического совета и автор книги Ukraine: What Went Wrong and How to Fix It (Украина: что пошло не так, и как это исправить).

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 февраля 2016 > № 1659977 Петр Порошенко


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 30 января 2016 > № 1639928 Петр Порошенко

Тайм-аут для Петра Порошенко

Сергей Руденко, Deutsche Welle, Германия

Отсрочка голосования в Верховной раде по изменениям в конституцию, предполагающим децентрализацию власти, дает Петру Порошенко возможность политического маневра. С одной стороны, провал этого законопроекта в украинском парламенте загнал бы в окончательный тупик минский переговорный процесс по Донбассу. С другой — сам факт вынесения документа на голосование в сессионный зал может нарушить и так зыбкое политическое равновесие внутри страны. Пауза, которую взял Порошенко, сейчас работает на него. Но при этом она затягивает решение основного вопроса — будущего Донбасса.

Конституция преткновения

В августе 2015 года голосование в первом чтении за изменения в конституцию Украины спровоцировало серьезное противостояние как внутри Верховной рады, так и у ее стен. Сегодня, накануне первоначально предполагавшегося срока принятия поправок, оппоненты президента по-прежнему убеждены, что предложенный Порошенко вариант децентрализации — путь к предоставлению отдельным регионам Донбасса особого статуса. А посему — за него голосовать нельзя.

Сам же Петр Порошенко уверяет: изменения в конституцию не предусматривают преференций для Донбасса. По его словам, речь идет всего лишь о делегировании полномочий из центра в регионы по всей стране, в том числе в Луганской и Донецкой областях.

Однако эти слова звучат не слишком убедительно на фоне того, как Москва настойчиво и методично подталкивает Киев к принятию этих поправок. О них говорят и Владимир Путин, и Сергей Лавров. России они необходимы, чтобы доказать, что никакой войны нет, что вопрос конституционных изменений — исключительно внутреннее дело Украины и что ДНР и ЛНР имеют право на автономию.

В соответствии с существующим украинским законодательством, изменения в конституцию должны были быть приняты Радой еще до 31 января 300 голосами. Вместо этого парламент решил поменять порядок принятия поправок, чтобы дать депутатам возможность вернуться к этому вопросу позже. В связи с этим оппоненты Порошенко уже заявляют о том, что президент и его соратники нарушили конституционные нормы.

Как бы там ни было, но таким образом президент Украины, во-первых, получил дополнительное время для торгов с Москвой. А во-вторых, Порошенко удалось избежать очередного политического противостояния внутри страны.

Как Яценюк едва не поссорился с Порошенко

Все упомянутые конституционные перипетии происходили под аккомпанемент очередного противостояния между Арсением Яценюком и Петром Порошенко. Надо сказать, что окружение президента, в которое входит одесский губернатор Михаил Саакашвили и народные депутаты, не единожды позволяло себе публично обвинять главу кабинета министров и его соратников в коррупции. Все это время Порошенко лишь молчаливо созерцал происходящее.

Накануне рассмотрения изменений в конституцию Яценюк внезапно заявил: он за то, чтобы вносить изменения в Основной закон государства исключительно на референдуме. А союзник украинского премьера — министр внутренних дел Арсен Аваков — и вовсе заявил, что Украина должна двигаться в сторону парламентской республики.

Порошенко воспринял это как демарш. В результате единомышленники главы государства начали намекать о возможной отставке Авакова, возможном переформатировании большинства, а значит — и смене премьер-министра.

Тем не менее, пока что Порошенко и Яценюк решили не торпедировать события. Глава государства не выносит конституционные изменения на голосование в парламент и предлагает правительству 16 февраля отчитаться перед Верховной радой.

Казалось бы, политический компромисс достигнут. Правда, надолго ли — неизвестно. Поговаривают, что в администрации президента уже рассматривают вопрос возможного проведения досрочных парламентских выборов осенью этого года. Порошенко, конечно же, все отрицает.

Отложенное обострение

То, что Рада отложила рассмотрение вопроса о внесении изменений в конституцию относительно децентрализации, конечно же, не понравится Москве. Хотя не факт, что в случае позитивного решения по этому вопросу Россия успокоится. Ведь лидеры ДНР и ЛНР уже успели заявить, что у них есть свой вариант конституционных изменений. Он предполагает широкую автономию для самопровозглашенных республик, представительство в Верховной раде, право вето на решения во внешней политике etc. Это означает, что компромиссный вариант по конституции Украины достигнут все равно не будет. Война в Донбассе продолжится.

С учетом этого дальнейшего противостояния между президентской и премьерской командами, похоже, не избежать. Сегодня Порошенко просто вынужден считаться с Яценюком, который имеет в Верховной раде 80 депутатских «штыков». Но это вовсе не значит, что глава государства будет мириться со сложившейся ситуацией. Выходом из этих партнерских объятий могут стать досрочные парламентские выборы, на которых президент, судя по всему, рассчитывает получить контроль над парламентом.

Тайм-аут, который сейчас взял для себя Петр Порошенко, скоро закончится. Перед президентом стоит непростая задача — сохранить политическое равновесие во внешней и внутренней политике. От того, удастся ли ему это, зависит не только будущее нынешней Верховной рады, но и, без преувеличения, всей Украины.

Сергей Руденко — украинский журналист и политический обозреватель. Издал несколько книг об украинских политиках. Автор еженедельной колонки на DW.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 30 января 2016 > № 1639928 Петр Порошенко


Украина. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 24 декабря 2015 > № 1592101 Петр Порошенко,Реувен Ривлин

Порошенко призывает земляков ехать в Израиль.

Петр Порошенко с официальным визитом находится в Израиле. Президент сажал дерево, побывал в музее и встречался с израильским премьером Нетаньяху, с которым обсуждал важные вопросы сотрудничества двух государств.

Первый пункт назначения для украинского президента — Роща наций. Здесь сажали деревья лидеры самых разных государств. Теперь есть и олива Петра Порошенко. Оттуда в Яд-Вашем — музей катастрофы. Для любого иностранного лидера — это обязательный пункт программы, передает Подробности.ua.

Здесь Порошенко рассказывают историю самого чудовищного геноцида в истории. На котором чуть не закончилась история еврейского народа, но с которого, по сути, началась история государства Израиль.

Президент Ривлин принимает коллегу в своей резиденции. Рота почетного караула, красная дорожка, государственные гимны. И много хороших слов в адрес друга- друга. Отношения двух стран, по словам глав государства, сейчас на подъеме.

Ривлин поблагодарил украинского лидера за решение вернуть Израилю похищенные древние свитки Торы и другие исторические ценности.

«Это является признаком наших хороших отношений и должно стать еще одним шагом на пути к их укреплению. Сегодня Украина и Израиль достигли удивительного прогресса и сотрудничества в образовательной, медицинской, культурной и экономической сферах», говорит президент Израиля Реувен Ривлин.

«Позвольте мне прямо заявить: Украина всегда будет плечом к плечу стоять с Израилем в его борьбе за демократию в непростых условиях сегодняшнего дня. Мы надеемся, что Израиль поддержит нас в нашей борьбе за территориальную целостность и не признает аннексию Крыма», — говорит президент Украины Петр Порошенко.

Но это — протокол. А вот с премьер-министром Беньямином Нетаньяху встреча была уже по текущим делам. Лидеры обсуждали ситуацию на Ближнем Востоке, президент рассказал премьеру об обстановке на востоке Украины, говорили об экономическом сотрудничестве.

«Мы приняли решение отменить визы, это было совместное решение и это породило настоящий туристический бум между странами. Но туризм — только один аспект. Мы активно сотрудничаем в культуре и в сельском хозяйстве. В науке и инвестициях», — говорит премьер-министр Израиля Беньямин Нетаньяху.

Сразу после общения с журналистами, подписывают четыре межгосударственных соглашения. Потом разговор идет за закрытыми дверями. Темы серьезные. И прежде всего — о дальнейшем сотрудничестве.

«Мы договорились о том, что в ближайшее время будет заключено соглашение, которое предоставит украинским работникам, в первую очередь, в строительной отрасли право работать в Израиле и это будут рабочие места для тысяч украинцев», — говорит Петр Порошенко.

Во время встреч, и Реувена Ривлина и Беньямина Нетаньяху президент официально пригласил посетить Украину.

Экономика и безопасность — вещи безусловно важные, но есть и другое, что здесь ценят не меньше. Не так уж много в мире стран, которые, безусловно и последовательно поддерживают еврейское государство. И этим обстоятельством в Израиле особенно дорожат.

Украина. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > agronews.ru, 24 декабря 2015 > № 1592101 Петр Порошенко,Реувен Ривлин


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 марта 2015 > № 1316397 Петр Порошенко

Россия больше не признает никаких красных линий ("Bild", Германия)

Эксклюзивное интервью с президентом Украины

Кай Дикман (Kai Dikmann), Юлиан Райхельт (Julian Reichelt), Пауль Ронцхаймер (Paul Ronzheimer), Даниэль Бискуп (Daniel Biskup)

Он занимает одну из самых непростых должностей в мире: Петр Порошенко (49 лет) является президентом Украины. Его страна находится в состоянии продолжительного конфликта с Россией, почти каждый день там погибают люди. В понедельник в Берлине Порошенко с военными почестями будет принимать федеральный президент Гаук (75 лет), а после этого украинский президент встретится с федеральным канцлером Меркель (60 лет, партия ХДС).

Bild: Г-н президент, прошло пять недель с того момента, как было достигнуто соглашение с Москвой относительно прекращения огня. Что Вы в понедельник сообщите федеральному канцлеру Меркель относительно ситуации на Украине?

Петр Порошенко: Прежде всего позвольте мне сказать следующее: роль федерального канцлера является особой в том, что касается поддержки Украины — она демонстрирует свое активное участие в процессе достижения мира. Ангела Меркель и президент Франции Франсуа Олланд, проявив настоящий дипломатический талант, обеспечили в конечном итоге достижение соглашения в Минске, и они с самого начала нас активно поддерживали. Но сегодня мы вновь сталкиваемся с исключительно опасной ситуацией — и Украина срочно нуждается в помощи со стороны Германии...

— Поскольку, несмотря на минские договоренности, на востоке Украины продолжаются активные боевые действия...

— Украина выполнила каждый пункт минских договоренностей, а прекращение огня соблюдалось нами с самого начала. Однако российские боевики сделали как раз обратное! Вскоре после начала действия соглашения о прекращении огня они напали на Дебальцево, и в результате после подписания минских соглашений мы потеряли 68 солдат убитыми, а 380 получили ранения. И каждый день с российской стороны продолжаются обстрелы, иногда более 60 раз в день, а в целом договоренность о прекращение огня нарушалась 1100 раз.

— То есть, минские соглашения не выполняются?

— Хорошая новость состоит в том, что поддерживаемые Россией боевики сейчас, по крайней мере, ведут огонь не из ракетных систем и других тяжелых вооружений, как они это делали прежде. Но правда состоит в том, что это соглашение не работает. Минск для нас — надежда, а не реальность. Они говорят, что отводят свои вооружения, однако они не дают возможности сотрудникам ОБСЕ контролировать этот процесс. Они открыто и в унижающей достоинство людей форме проводят пленных солдат по улицам Донецка. И мы вынуждены опасаться того, что новое нападение — например, на Мариуполь — может начаться в любое момент.

— Все это звучит не очень оптимистично.

— Весь мир должен понять, что Россия ведет войну против Украины. Ее начали российские сепаратисты, которые весной 2014 года были поддержаны с помощью российского оружия. А с лета на Украине присутствуют регулярные российские войска — десятки тысяч солдат. Единственный путь, с помощью которого можно остановить войну, состоит в полном выводе российских солдат.

— Все больше украинцев перед лицом российской угрозы требуют членства в НАТО...

— Я не считаю разумным обсуждать в настоящее время этот вопрос. Пока в повестке дня он не стоит. Мы должны сконцентрироваться здесь на реформах и здесь выполнять наши домашние задания. После этого автоматически состоится референдум по поводу членства в НАТО, и украинцы сами решат этот вопрос. Совершенно очевидно одно: мы не позволим, чтобы Россия указывала нам, в каких союзах мы можем состоять, а в каких - нет. Очевидно также следующее: с 2008 года действует обещание относительно того, что двери в НАТО для нас открыты.

— Менее чем через три года в России будет проходить чемпионат мира по футболу. Вы вообще, исходя из нынешней перспективы, можете себе это представить?

— Постоянно говорится о том, что футбол не имеет отношения к политике, и что следует разделять эти две вещи. Но разве это возможно? Наш самый успешный клуб «Шахтер» из Донецка вот уже несколько месяцев вынужден проводить свои матчи во Львове, в 1200 километрах от своего города, поскольку российские солдаты заняли Донецк. Мне кажется, что нужно говорить о бойкоте этого чемпионата мира. Пока российские войска находятся на Украине, я считаю невозможным проведение в России чемпионата мира.

— Меньше чем через шесть недель федеральный канцлер посетит Москву и будет вместе с российским президентом отмечать 70-ю годовщину окончания войны.

— Диалог федерального канцлера с Россией для нас исключительно важен. Однако я сомневаюсь в том, что посещение Москвы 9 мая представляет собой правильный знак. То, что сегодня творит Россия, не имеет ничего общего с теми идеалами, которые привели к победе над нацизмом во Второй мировой войне.

— В Соединенных Штатах в отношении Путина используется значительно более резкий тон, чем в Европе. Вы больше полагаетесь на американцев, чем на Европу?

— Единство между Соединенными Штатами и Европой являются крайне важным для разрешения конфликта. Если вы намекаете на дебаты относительно поставок оружия, то я скажу так: не только Соединенные Штаты нам помогают — 11 европейских партнерских государств поддерживают нас, поставляя нам военное и техническое оборудование. Речь идет об оборонительных вооружениях, а также о военно-технической поддержке.

— Что Вы хотели бы при этом получить от Германии?

— Уже в настоящее время мы, например, получаем бронежилеты из Германии. Но нам нужно их больше для того, чтобы мы могли лучше обороняться и лучше защищать наших солдат. Нам нужны комплексы радиолокационной разведки, беспилотники, устройства связи и приборы ночного видения. Об этом я также буду говорить с федеральным канцлером. Речь не идет о наступательных вооружениях. Мы ни на кого не собираемся нападать.

— Достаточны ли сегодняшние санкции против России?

— В ответ на нарушение соглашения о прекращении огня должна быть реакция. Это могут быть новые санкции — в любом случае уже принятые санкции следовало бы продлить до конца года.

— Многие люди в Германии опасаются того, что конфликт на Украине может привести к большой войне.

— Я являюсь президентом мира, а не войны. И мне очень неприятно говорить о третьей мировой войне. Но, независимо от этого ужасного сценария, мы должны снять свои розовые очки и понять, что та структура безопасности, которая гарантировала нам мир в течение 70 лет, больше не работает. Один пример: Совет Безопасности ООН бессилен, поскольку Россия как постоянный член и одновременно агрессор блокирует решения. Ирак, Чечня, Приднестровье, Афганистан — все это были региональные конфликты, которые продолжались недолго. На Украине мы наблюдаем новую войну, в которой с каждой стороны участвуют по 50 тысяч солдат. Это война, в которой Россия выступает как крупнейшая действующая военная машина Европы. Это глобальная война, в которой Россия больше не признает никаких красных линий.

— Вы верите в то, что Путин в экстремальном случае может применить даже ядерное оружие?

— Если вы меня сегодня спрашиваете, то я скажу так: нет, я считаю это невозможным. Но если бы вы спросили меня 18 месяцев назад, считаю ли я возможным аннексию Россией Крыма, то я тоже сказал бы "нет". А если бы вы меня спросили тогда, направит ли Путин регулярные войска на восток Украины для убийства украинских граждан, то я вновь сказал бы "нет". Дело обстоит именно так: Россия больше не признает никаких красных линий.

— Когда Вы лично разговариваете с Путиным, какое он производит на вас впечатление?

— Позвольте мне привести один пример. В Минске я поднял вопрос о судьбе нашей молодой женщины-пилота, которую русские взяли в плен. Я спросил Путина: когда вы, наконец, ее отпустите? Она ведь только защищала свою страну — на украинской земле. Вы уже девять месяцев незаконно ее удерживаете. Она героиня. Путин ответил холодно: я ничего не могу сделать, у нас независимая судебная система.

— А чего, собственно, хочет Путин?

— Он думает, что он действует в интересах России. Но я полагаю, что он действует против интересов России. Путин хочет контролировать Украину, но он не сможет это сделать, даже если нападет на Киев. Украина никогда не была такой единой, как сегодня, в своем желании быть свободной и демократической страной. Путин с помощью российской агрессии сделал нашу страну до такой степени проевропейской, что раньше вряд ли кто-либо мог себе представить.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 марта 2015 > № 1316397 Петр Порошенко


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 августа 2014 > № 1158764 Петр Порошенко

ПРЕЗИДЕНТ РАСПУСТИЛ РАДУ И ОБРАТИЛСЯ К УКРАИНЦАМ. (" УНИАН ", УКРАИНА )

Петр Порошенко

Дорогие соотечественники! Я решил досрочно прекратить полномочия Верховной рады седьмого созыва. Выборы нового парламента назначены на 26 октября 2014 года. Это решение я принял в строгом соответствии со статьей 90 Конституции Украины. С учетом ожиданий подавляющего большинства граждан Украины и собственного слова, которое давал, баллотируясь на пост президента.

Напомню, коалиция распалась 24 июля. Новая в течение месяца, который на это отведен Основным законом, - не создана. В таком случае Конституция дает президенту право распускать Верховную раду. Этим правом я и воспользовался. Потому что это единственно правильное и ответственное решение. Опросы общественного мнения показывают, что 80 процентов граждан поддерживают необходимость проведения внеочередных выборов. В конце концов, таково было и одно из главных требований Революции достоинства.

Мощный общественный запрос на перезагрузку власти является более чем очевидным. Выборы - лучший способ люстрации. И начинать очистку следует с высшего законодательного органа. Нынешний состав Верховной рады в течение полутора лет был опорой Януковича. И большинство именно этих депутатов принимали диктаторские законы, которые унесли жизни Небесной Сотни. За это надо нести ответственность - и уголовную, и политическую.

Немало депутатов, которые заседают или числятся в Раде - если не прямые спонсоры и пособники, то сторонники боевиков-сепаратистов. Даже на объявление мобилизации и на требование признать ДНР и ЛНР террористическими организациями едва-едва наскребли 232 голоса. А где остальные? Не секрет: пятая колонна состоит из десятков якобы народных депутатов. Только они представляют интересы явно не того народа, который их выбирал. Разве такое можно терпеть?! Разве так можно выиграть войну? В целом состав Верховной рады не соответствует политическим настроениям украинского общества.

Общество настолько быстро изменилось, что депутаты не успевают за его историческим прогрессом. От предыдущих выборов прошло всего два года. Но кажется, будто прошли десятилетия - настолько другой стала страна. Голосование 2012 года, когда избирали эту Раду, не было ни честным, ни демократическим, ни прозрачным. Оно просто не соответствовало европейским стандартам. Поэтому критически низким оказался потенциал действующей Верховной рады. Это еще один аргумент в пользу перевыборов.

Ведь наши враги не только диверсанты, террористы и наемники, которые пришли с той стороны украинско-российской границы. Не меньший вред, чем "Грады" или "Буки", наносят коррупция, безработица, бедность. И мы должны одержать победу на всех этих фронтах сразу.

Я рассматриваю победу на Донбассе и победу демократических реформаторских сил в Верховной раде как взаимосвязанный процесс. Так, внеочередные парламентские выборы - часть моего мирного плана. Ключевой его элемент - политический диалог с Донбассом.

С кем, простите, говорить? С незаконными вооруженными формированиями общаться можно лишь с помощью силы, пока они не сложили оружия. А большинство тех, кого избиратели избрали на парламентских выборах двенадцатого года потеряли авторитет и влияние на людей. Многие из них не приезжают на свои округа. Не бывают в больницах, не занимаются переселенцами. Не помогают отстраивать города, разрушенные террористами. Люди их не видят, а некоторых даже и видеть не хотят! Поэтому те, кого Донбасс изберет своими депутатами через два месяца получат мандат доверия и право представлять регион в его контактах с центральной властью.

Внеочередные выборы не означают, что с действующей Верховной рады снимается ответственность за судьбу страны. Депутаты будут работать до избрания нового парламента. Главное, что им еще надо сделать - это уже в сентябре ратифицировать соглашение об ассоциации с Европейским союзом. Как президент гарантирую, что выборы пройдут честно, демократично и прозрачно. В электоральной истории страны они станут такими же образцовыми, как и нынешние выборы президента.

Избирательный бюллетень - это мощнейшее оружие в руках граждан, чтобы защитить страну. Ни одного шанса пятой колонне и силам реванша! Призываю избирателей к высокой явке, а демократические политические силы - к походу на выборы единой, мощной проукраинской и проевропейской командой. Только при таких политических условиях мы сможем изменить страну к лучшему. Призываю всех прийти на выборы и завершить начатый в июне процесс формирования новой власти. Слава Украине!

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 августа 2014 > № 1158764 Петр Порошенко


Украина > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 23 мая 2014 > № 1083002 Петр Порошенко

Путь «шоколадного короля»: пять главных ролей Петра Порошенко

Андрей Яницкий, внештатный автор Forbes

Петр Порошенко – самый рейтинговый кандидат в президенты Украины. Соцопросы сулят ему первое место на выборах 25 мая с большим отрывом от конкурентов с уровнем поддержки не ниже 33% . Среди тех украинцев, кто уже определился с выбором и точно собирается прийти на выборы, его рейтинг еще выше – 53%. Порошенко — опытный бизнесмен по прозвищу «шоколадный король» (7 место в списке украинских миллиардеров Forbes с состоянием $1,3 млрд), медиамагнат и политик, известный к тому же своей крепкой семьей и приверженностью православию. Пять ипостасей украинского политика – в нашей галерее. 

Бизнесмен

Первый миллион рублей Петр Порошенко заработал еще в студенческие годы. Учился в Киевском институте на факультете международных отношений и одновременно помогал предприятиям заключать контракты за рубежом. За посредничество, писал украинский Forbes, будущий олигарх брал 0,5-1,5%. На пятом курсе в 1989 году предприниматель сдал экзамены, купил «Волгу» и с головой окунулся в бизнес.

Сперва Порошенко поставлял какао-бобы советским кондитерам, затем спекулировал специями – в 1991 году, уже будучи миллионером, скупил 4% мирового урожая черного перца и, сыграв на росте цен, перепродал его на западных рынках. Тогда же он начал торговать и автомобилями.

В 1993 году с друзьями по учебе и армейскими товарищами Порошенко основал компанию «Укрпроминвест», вокруг которой выстроилась бизнес-империя из десятков предприятий в пяти странах. Самый известный бренд Порошенко – Roshen, крупнейший производитель кондитерских изделий на Украине и один из крупнейших в мире. Под этой маркой выпускают разные сладости, в том числе знаменитый с советских времен «Киевский торт». Кондитерский бизнес принес олигарху прозвище «шоколадный король».

Около половины экспорта Roshen до недавнего времени приходилось на Россию, но в июле 2013 года Роспотребнадзор запретил ввоз продукции концерна в страну. В марте 2014 года у Roshen снова возникли проблемы в России – московский суд возбудил уголовное дело против предприятий корпорации и наложив арест на 2,8 млрд рублей на ее счетах. Но уже в апреле концерн возобновил работу в России.

В декларации о доходах за прошлый год Порошенко указал, что заработал около $5 млн. Почти вся сумма — результат продажи ценных бумаг и корпоративных прав, а также процентные доходы. На депозитах у Порошенко лежат около $10 млн. 

Политик

Порошенко давно занимается политикой, но до сих пор ему хронически не везло. Он хотел руководить «Партией регионов», но проиграл в гонке за лидерство Николаю Азарову. Хотел возглавить правительство после «оранжевой революции», но его обошла Юлия Тимошенко. Почти всегда он оставался в тени более ярких политиков.

Порошенко стал депутатом еще в 1998 году в возрасте 34 лет. Состоявшийся бизнесмен прошел в Верховную раду как беспартийный по округу в Винницкой области и в парламенте присоединился к объединенным социал-демократам, близким к президенту Леониду Кучме.

В 2000 году, за два года до очередных парламентских выборов, Порошенко создал фракцию «Солидарность» и зарегистрировал одноименную партию. Та вошла в новую «Партию регионов», где Порошенко хотел взять лидерство, но его оттеснил Николай Азаров.

Тогда «Солидарность» перешла в оппозиционный блок Виктора Ющенко «Наша Украина», где Порошенко возглавил избирательный штаб будущего президента. На выборах 2002 года «Наша Украина» заняла первое место с 23,57% голосов и получила 70 мест в Раде из 450 возможных. Петру Порошенко достался влиятельный бюджетный комитет в парламенте.

На президентских выборах 2004 года Порошенко был вторым человеком в штабе Ющенко. После «оранжевой революции» его прочили в премьер-министры, но в итоге назначили секретарем Совета нацбезопасности, а премьером стала Юлия Тимошенко.

В 2005 году близкий к Тимошенко чиновник публично обвинил Порошенко в коррупции. Рассерженный публичным скандалом Ющенко уволил и обвинителя, и обвиняемого.

В последние годы Петр Порошенко руководил советом Нацбанка Украины, дважды был министром. В 2009 году около полугода возглавлял МИД в правительстве Юлии Тимошенко, а в 2012 году руководил Министерством экономразвития и торговли в правительстве Николая Азарова. Покинул кресло через девять месяцев в связи с четвертым избранием в депутаты Верховной рады.

В конце прошлого года Петр Порошенко поддержал «евромайдан», но выступал против насилия. 1 декабря он пытался удержать от драки радикалов с железными цепями у администрации президента в Киеве, за что чуть сам не был избит. После бегства Януковича Порошенко не пошел в правительство, а бросил все силы на победу в президентских выборах 25 мая.

Секрет высокого рейтинга Порошенко прост – у него репутация умеренного, вовсе не радикального проукраинского политика. К тому же у Порошенко не успел по-настоящему побывать у власти и не ассоциируется с политиками, успевшими «порулить» страной. Плюс он миллиардер. Как говорят в таких случаях на Украине – деньги у него уже есть, красть не будет.

У Петра Порошенко нет своей команды, но он умеет договариваться. Так он смог заручиться поддержкой одного из лидеров «евромайдана» Виталия Кличко, пообещав тому содействие на выборах в мэры Киева. 

Медиамагнат

Информационный «5 канал» был создан Петром Порошенко в 2003 году накануне «оранжевой революции» и стал ее главным рупором. Тогда же в сети появилась запись телефонного разговора, где Порошенко в грубой форме отчитывает топ-менеджера телеканала за неправильную информационную политику. Позже политик лишь частично признавал подлинность этой записи. Но даже этого достаточно, чтобы понять: медиа для Порошенко – не бизнес, а инструмент влияния.

«Евромайдан» освещался «5-м каналом» также широко. В апреле канал занимал 9-е место в рейтинге украинских телеканалов с долей аудитории 2,69% и рейтингом 0,48%.

Петр Порошенко также имел доли в компании KP Media (журнал «Корреспондент», сайты korrespondent.net, bigmir.net), в радиостанциях «Ретро FM», «Наше радио» и Next. Однако в 2013 году Порошенко продал эти активы своему давнему партнеру Борису Ложкину. 

Семьянин

Несколько глянцевых журналов в апреле и мае опубликовали хвалебные очерки о семье главного кандидата, тем более есть о чем писать: у Порошенко и его жены Марии четверо детей. К тому же он никогда не разводился, как многие другие кандидаты, и не попадал ни в какие скандалы. Старший сын Алексей окончил престижную London School of Economics, а у себя на родине – тот же вуз, что и отец, – Киевский институт международных отношений. Осенью прошло года Алексей Порошенко женился на киевлянке Юлии Алихановой, менеджере McKinsey. Какое-то время он работал в корпорации отца, а потом делал карьеру в дипломатической службе. Там ему тоже вполне могли пригодиться связи отца, который успел побывать и министром иностранных дел. Недавно стал депутатом Винницкого облсовета. Младшие дети — Евгения и Александра (обеим по 14 лет) и Михаил (13 лет). 

Верующий

Петр Порошенко всегда открыто декларировал свою религиозность, поддерживая Украинскую православную церковь Московского патриархата. Правда, в отличие от представителей «Партии регионов», его симпатии к крупнейшей конфессии страны никак не связаны со словом «московский». Еще со времен Леонида Кучмы часть украинских политиков поддерживают УПЦ МП потому, что считают ее «канонической», то есть единственной законной православной церковью, в отличии от УПЦ Киевского патриархата или украинской автокефальной церкви, которые не признаны мировым православием. Порошенко постоянно ходит с четками в руках и посещает Свято-Троицкий Ионинский монастырь в Киеве, известный миссионерством среди молодежи. Во время одного из праздников Порошенко был в монастыре пономарем, его фотографии в церковном стихаре облетели весь интернет. На Пасху 2014 года Порошенко посетил не только Ионинский монастырь, но и храмы Украинской православной церкви Киевского патриархата и Украинской греко-католической церкви. Политику, претендующему на роль лидера Украины, необходимо блюсти и церковную дипломатию в стране, где подавляющее большинство жителей называет себя верующими. 

Украина > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 23 мая 2014 > № 1083002 Петр Порошенко


Украина. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 апреля 2012 > № 535552 Петр Порошенко

ПЕТР ПОРОШЕНКО: СОТРУДНИЧЕСТВО С ЕС ПОДСТЕГНЕТ РЕФОРМЫ НА УКРАИНЕ ( LA TRIBUNE , ФРАНЦИЯ )

Автор: Эмманюэль Гринспан (Emmanuel Grynzspan)

Новый министр экономики Украины Петр Порошенко - предприниматель, депутат, сторонник экономического учения Кейнса и один из богатейших людей страны (по оценкам журнала Forbes, его состояние составляет миллиард долларов). В эксклюзивном интервью La Tribune он объясняет принципы экономической политики нового правительства и в частности его планы по отношению к Европе.

Получивший прозвище "шоколадный король" Петр Порошенко - владелец не только крупнейшей в стране кондитерской компании Roshen, но и различных активов в автомобилестроении, судостроении и СМИ. Он стал одним из главных спонсоров "оранжевой революции" 2004 года, которая заставила Украину сойти с орбиты Москвы и привела к власти политиков, выступающих за интеграцию в Европейский Союз. С 2009 по 2010 год он был министром иностранных дел премьера Юлии Тимошенко. 23 марта этого года он получил кресло в правительстве ее противника Виктора Януковича, возглавив Министерство экономики страны.

Петр Порошенко: Мои мотивы предельно просты: сейчас наша страна переживает трудный период. Спрос на основную продукцию нашего экспорта, например, на металл, ощутимо снизился. У недавней приостановки переговоров по соглашению об ассоциации тоже будет целый ряд отрицательных последствий, так как вхождение в зону свободной торговли позволило бы нам увеличить рост ВВП на 2-3,5 пункта уже через восемь месяцев. А этот дополнительный рост нам сейчас нужен как никогда, потому что в 2012 и 2013 годах нам придется выплатить немалую сумму по краткосрочным кредитам от МВФ (15 миллиардов долларов). Хотя наш государственный долг и не превышает 40% ВВП, что еще очень неплохо по сравнению со многими европейскими странами, международные рынки для нас все еще закрыты. Выйти из сложившейся ситуации нам может позволить лишь значительное увеличение прямых иностранных инвестиций и повышение производительности труда. Однако инвесторы отнюдь не выстраиваются к нам в очередь. Моя задача в том, чтобы улучшить инвестиционный климат и привлечь их в страну.

- Разве Чемпионат Европы по футболу, который ваша страна проводит совместно с Польшей, не может усугубить ее финансовое положение?

- Наш долг не достиг критического уровня. Пока что я не готов сказать, насколько эффективным и оправданным было использование бюджетных средств. По случаю чемпионата мы построили и реконструировали дороги и аэропорты, в которых так нуждается наша страна. Теперь наша задача в том, чтобы заставить их работать с полной отдачей. Я не согласен с тем, чтобы вся нагрузка ложилась на бюджет. Нам нужно расширять партнерство с частным сектором для строительства платных парковок и дорог, которые являются долгосрочными и надежными инвестициями.

- Какие сектора, по вашему мнению, наиболее привлекательны для иностранцев?

- Модернизация газотранспортной сети и строительство терминалов СПГ с высокой окупаемостью инвестиций, которая обеспечивается ростом цен на нефть и газ. Сектора с большим потенциалом - это логистика, в которой вот уже 20 лет наблюдается застой, и порты из-за их географического положения. Сельское хозяйство, где производительность труда все еще остается очень низкой, машиностроение, потому что у нас есть высококвалифицированный кадры, и качественная электросеть (50% всей электроэнергии дают АЭС). Кроме того, нужно отметить туризм и торговлю, так как в стране насчитывается 45 миллионов потребителей, покупательная способность которых растет быстрыми темпами.

Также по теме: Украина, футбол и секс

- Деловые круги в один голос жалуются на давление со стороны налоговых служб, которое становится все сильнее. Можете ли вы повлиять на ситуацию?

- Мы собираемся как можно быстрее сформировать систему, которая позволит налогоплательщикам лучше защитить себя. За злоупотребление должностными полномочиями инспекторов будут увольнять. Проблема Украины не в том, что законы плохо написаны, а в том, что их не применяют на практике. Соглашение об ассоциации с Европейским Союзом укрепит политическую решимость реформировать налоговую систему для улучшения инвестиционного климата, уменьшения роли государства и упрощения налоговых процедур.

- В недавнем прошлом украинская валюта сильно потеряла в цене. Сегодня финансовый сектор стабилизировался?

- Банковская система работает должным образом, а наши золотовалютные резервы постепенно растут. Мы собираемся упростить процедуры взыскания долгов, чтобы защитить наши банки от недобросовестных заемщиков. Мы хотим, чтобы банкиры чувствовали себя уверенно. Почему? Потому что рентабельность банковских операций на Украине в несколько раз выше, чем во Франции или Швейцарии.

- У вас нет ощущения, что Кремль оказывает неоправданное давление на украинское правительство?

- Россия ведет эффективную политику для защиты своих национальных интересов. Украине следует сделать то же самое. Нужно сделать так, чтобы эти отношения были выгодны каждой из сторон. Нужно отделить экономические связи от политических интересов. Существуют проблемы с доступом к товарам и услугам, соглашениями по техническому регламенту, ценами на газ, промышленным сотрудничеством. 17 апреля я отправляюсь в Москву, чтобы обсудить все это с российскими коллегами.

- Европейский Союз ставит освобождение бывшего премьер-министра Юлии Тимошенко в число условий подписания соглашения об ассоциации. Нынешний премьер Азаров был возмущен этим предложением и назвал его "шантажом". Какова ваша позиция?

- Это не шантаж. Европа не говорит, виновна она или нет (решать это должен суд), но требует, и я с этим полностью согласен, чтобы Юлию Тимошенко не лишали права на защиту. Процесс был окружен завесой тайны. А судебное решение нельзя принимать украдкой, потому что суд должен доказать обществу, что оно правомерно.

Украина. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 апреля 2012 > № 535552 Петр Порошенко


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter