Всего новостей: 2497163, выбрано 1 за 0.022 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Прокофьев Дмитрий в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценывсе
Прокофьев Дмитрий в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценывсе
Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 26 января 2016 > № 1628964 Дмитрий Прокофьев

Как сохранить свои сбережения в кризис и есть ли надежда на развитие собственного производства в нынешних условиях в России, "Росбалту" рассказал вице-президент Ленинградской областной торгово-промышленной палаты Дмитрий Прокофьев.

- На фоне падения цен на нефть рубль продолжает ставить антирекорды. Спасет ли российскую экономику значительное удорожание нефти?

- Во-первых, стоит признать, что роста цен на нефть не будет. Во-вторых, даже если бы он был, это не спасло бы российскую экономику в краткосрочном периоде. Российская экономика начала замедляться еще два года назад, когда цены на нефть были высоки. А полноценного роста мы не наблюдаем уже с 2011 года.

Курс доллара мог быть и выше, чем сейчас. Рубль удерживает то, что в России снизился спрос на доллары, снизился отток капитала. Но это не потому, что кто-то собирается инвестировать в нашу страну. А потому, что снизились доходы, которые раньше «выводились». Ведь стоимость валюты определяется не только ценой на нефть, которая определяет размер притока валюты в страну, но и спросом на саму валюту. А спрос снижается, поскольку нет тех доходов, которые раньше можно было перевести в доллары, причем как у населения, так и у бизнеса. Поэтому и курс держится на уровне 80 рублей. Но таким образом компенсировать дальнейшее падение курса будет не из чего, поскольку доходы у россиян расти не будут.

«Задача поддержать рубль не ставится»

- Есть ли смысл россиянам в нынешней ситуации бежать в обменники?

- Доллар как средство сбережения во всякий час покупать можно. И те люди, которые в прошлом году купили доллары, уж точно не прогадали. Это та валюта, которая будет стабильной в любом случае.

- Как раз в прошлом году ходили слухи о том, что продажа валюты в России может быть в принципе запрещена. Насколько вероятен такой сценарий?

- Формально это возможно, но я не верю в такой запрет, потому что он больше породит проблем, чем решит. Если это произойдет, мы получим моментальный рост курса. И тот, кто обретет возможность покупать валюту по «фиксированному курсу» и продавать ее по курсу рынка, станет мультимиллионером. Я думаю, эти люди и лоббируют подобные идеи.

- Бытует мнение, что сейчас выгодно вкладывать деньги в жилье, поскольку квадратные метры якобы дешевеют.

- Жилье подешевело в долларах, но для тех, кто получает зарплату в рублях, оно не стало более доступным, потому что важна не только формальная «цена метра», но и способность покупателя заработать на этот «метр». Тем более, что тот, кто сейчас покупает жилье, как говорят, «на котловане», рискует остаться без него в принципе, поскольку стройка может быть и не закончена.

- Возвращаясь к российской экономике, нельзя не вспомнить об объявленном властями курсе на импортозамещение. Официальные ведомства рапортуют, что доля импорта постепенно снижается, некоторые предприятия и вовсе отказались от зарубежного сырья. Но увеличилось ли производство российских товаров, а самое главное — выросло ли качество?

- Когда вы говорите о падении рубля, вы, наверное, апеллируете к опыту 1998 года. Тогда после трехкратной девальвации рубля наша промышленность показала рост. Но дело в том, что российская экономика образца 1988 года и российская экономика образца этого года — это два совершенно разных примера. И сближает их только то, что за последние 15 лет доля нефти и в доходах бюджетов всех уровней, и в ВВП увеличилась.

Россия-98 — это страна, где нет потребительского кредитования. Это страна, где нет, условно говоря, массовой сетевой торговли. Где низкие зарплаты. Но зато есть убежденность в том, что в эту страну имеет смысл вкладывать деньги, удовлетворяя потенциальный потребительский спрос. И на самом деле рост был связан не столько с девальвацией, сколько с тем, что у нас были пустые промплощадки, которые можно было заполнить и на которые могли пройти инвесторы. И, кроме того, в начале нулевых начался рост нефтяных цен, ставший настоящим драйвером российской экономики.

Сейчас, по формальным показателям, средняя зарплата в РФ сопоставима, либо ниже китайской. И теоретически инвесторы могли бы прийти со своими деньгами и проектами. Но дело в том, что инвестор обращает внимание не только на такую вещь, как курс рубля. Инвестиционный климат складывается из множества факторов, и стоимость национальной валюты — это фактор важный, но далеко не определяющий.

«Политика властей ведет Россию в тупик»

- В связи с падением курса рубля и нынешним состоянием российской экономики надежда на импортозамещение осталась?

- Когда у нас употребляют термин «импортозамещение», то имеют в виду не просто тот факт, что мы будем вместо условно плохих импортных товаров производить условно хорошие. Речь идет о том, что будет проводиться политика, благодаря которой наша промышленность получит некий толчок к росту. Мы будем что-то производить, наша обрабатывающая промышленность будет развиваться, и этот рост «потянет» российскую экономику вверх.

Проблема заключается в том, что доля обрабатывающей промышленности в российском ВВП составляет вполне приличные 15,6%. В то время как общемировой показатель — 16,2%. Нельзя сказать, что у нас промышленность не развита. В Иордании, например, доля обрабатывающей промышленности в ВВП составляет 19%. Больше, чем у Японии. Но это не значит, что Иордания — промышленная держава, вовсе нет. У нее доля услуг в ВВП довольно мала, потому что на эти услуги не предъявляется спрос. Поэтому и обрабатывающая промышленность формально дает «большие проценты» вклада в ВВП.

А само по себе развитие обрабатывающей промышленности еще не тождественно росту экономики. Если из-за падения доходов населения у вас сократится спрос на услуги, в том числе на такие, в которых велика интеллектуальная составляющая; на медицину и образование, обеспечивающие рост человеческого капитала, то экономического роста вы не увидите.

- Есть ведь еще фактор западных санкций. О каких-либо инвестициях в этом случае вообще может идти речь?

- Действительно, инвестиции у нас сократились. И даже не в разы — сейчас речь идет уже о десятках раз. Очевидно, единственным вариантом остается дерегулирование бизнеса. Свобода торговли, свобода производства, которая позволила бы тем, кто потерял надежду, получить деньги от государства, начать зарабатывать самостоятельно. И также исключительно важна защита прав собственности. Если у вас ее нет, то трудно ждать каких-либо инвестиций.

Беседовал Илья Давлятчин

Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 26 января 2016 > № 1628964 Дмитрий Прокофьев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter