Всего новостей: 2527512, выбрано 6 за 0.169 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Рахман Гидеон в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Рахман Гидеон в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Россия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 марта 2018 > № 2536589 Гидеон Рахман

Владимир Путин не так страшен, как может показаться

Опасность возникает тогда, когда российский лидер совершает ошибку в своих расчетах при планировании интервенций, что приводит к неожиданным и нежелательным последствиям.

Гидеон Рахман (Gideon Rachman), Financial Times, Великобритания

Насколько опасна Россия Владимира Путина? Это был тот вопрос, ответ на который пытался найти Рекс Тиллерсон — как раз за несколько часов до своего увольнения. Бывший госсекретарь США сказал в беседе с журналистами: «Мы видим определенные признаки того, что их политика становится более агрессивной. И меня это очень, очень беспокоит… Мы не понимаем полностью того, что за этим скрывается».

Вопрос об истинных намерениях России становится еще более актуальным, потому что г-н Путин, как и ожидалось, только что был объявлен победителем по итогам президентских выборов, и таким образом он еще в течение шести лет будет находиться в Кремле. Обычно президент перед началом своего четвертого президентского срока — уже известная величина. Однако российский лидер, похоже, становится со временем все более безрассудным и склонным к конфронтации.

Применение Россией смертельного нервно-паралитического вещества на территории Соединенного Королевства — это новое и опасное отклонение от общепризнанных норм. Правительство Соединенных Штатов только что обвинило Россию том, что она, возможно, планировала провести нападения на критически важные элементы американской инфраструктуры.

В своей недавней речи г-н Путин похвастался созданием в России «непобедимых» образцов ядерного оружия, способных уничтожить Америку, а также использовал визуальные материалы для иллюстрации своих угроз. А закончил он свою предвыборную кампанию на митинге с большим количеством развевавшихся флагов в Крыму, то есть на той территории, которую Россия захватила у Украины в 2014 году. Хотя г-н Путин безрассуден, его нельзя назвать иррациональным. События прошлого свидетельствуют о том, что его можно сдержать.

Как раз три года назад были широко распространены опасения на Западе по поводу того, что после Крыма Россия осуществит захват и других территорий Украины. Создавалось впечатление, что российское государственное телевидение готовило почву для подобных действий, заявляя о том, что значительные части территории Украины исторически являются российской территорией. Некоторых аналитиков беспокоило то, что танки г-на Путина могут дойти до Киева, столицы Украины.

Хотя поддерживаемое Россией насилие на востоке Украины продолжается, никакого дальнейшего захвата территории не последовало. Наиболее вероятное объяснение этого состоит в том, что Кремль удалось сдержать с помощью неожиданных по силе санкций, введенных против России Соединенными Штатами и Евросоюзом. Кроме того, существовала вероятность того, что Запад может усилить военную помощь Украине.

Недавно поступали многочисленные сообщения о том, что большое количество россиян могли быть убиты в Сирии в результате поддержанного Соединенными Штатами удара с воздуха. Однако сильного ответа не последовало, и российское руководство отказалось обсуждать предполагаемый инцидент. Есть такие конфликты, в которые Россия не имеет желания ввязываться. Г-н Путин, похоже, готов пойти на большой риск в том случае, если, по его мнению, Запад не обращает на это внимание. Но когда российский лидер сталкивается с явным сопротивлением, он сдает назад.

Поэтому реальная опасность как для России, так и для Запада кроется не в том, что г-н Путин ищет прямого конфликта с Западом, а в том, что он ошибается в своих расчетах и создает конфликтные ситуации, которые он не способен контролировать.

Сторонники г-на Путина внутри страны и за ее пределами поверили в то, что он — блестящий стратег, который аннексировал Крым, вмешался в сирийский конфликт и в американские выборы, не заплатив при этом соответствующую цену. Однако более трезвый взгляд на его действия показывает, что проводимые российским лидером интервенции часто вызывают непредвиденные и неприятные последствия.

В ходе конфликта на Украине поддерживаемые Россией сепаратисты в 2014 году сбили гражданский авиалайнер рейса MH17, и в результате погибли 298 человек. Это событие привело к ужесточению американских санкций в отношении России. Вмешательство Москвы в президентские выборы в Соединенных Штатах, возможно, способствовало победе президента Дональда Трампа, и это может показаться значительным достижением для г-на Путина. Однако ответная реакция привела к расследованию г-на Мюллера, что, в свою очередь, может привести к введению дополнительных санкций против России.

Когда Митт Ромни (Mitt Romney) в 2012 году назвал Россию главной угрозой для Америки, многие издевательски отнеслись к его точке зрения. Однако сегодня появляется совершенно новое поколение людей, формирующих общественное мнение в Соединенных Штатах, и его представители с большим подозрением и возмущением относятся к России, а всего несколько лет назад еще казалось, что подобная позиция становится достоянием прошлого.

Тем временем российские потери в сирийской войне, похоже, увеличиваются, а обещание г-н Путина относительно быстрого завершения этого конфликта не выполняется. Даже относительно незначительные нарушения Кремлем международных правил вызывают ответную реакцию. Поддержанная государством программа употребления допинга российскими спортсменами была раскрыта, что привело к запрету официального участия России в Зимних Олимпийских играх. А теперь попытка убийства бывшего двойного агента Сергея Скрипаля и его дочери в Соединенном Королевстве стала поводом для неожиданной демонстрации западного единства — и происходит это именно в тот момент, когда расширялись трещины в отношениях между Британией, Евросоюзом и Соединенными Штатами.

Кумулятивный эффект всех этих неудачных шагов состоит в том, что Россия стала значительно более бедной и более изолированной страной, чем ей следовало быть. Ее экономика находится под санкциями, а период быстрого роста, отмечавшийся до 2008 года, теперь существует лишь в воспоминаниях. Проведение Чемпионата мира по футболу летом этого года вряд ли сможет возродить имидж России, как не смогли это сделать и Зимние Олимпийские игры в Сочи в 2014 году.

Несмотря на все это, г-н Путин все еще имеет на Западе своих сторонников — как среди крайне левых, так и среди крайне правых. Эти маргинальные партии набирают силу в Европе, и они, возможно, будут пытаться продвигать более дружественную по отношению к Путину политику. Однако слабость российской экономики означает, что в конечном итоге даже те политики, которые с симпатией относятся к национализму г-на Путина в стиле крутого парня, вряд ли будут разрывать связи с Евросоюзом и западными альянсами. Российское руководство, специализирующееся на убийствах и ядерных угрозах, мало что может предложить своим иностранным почитателям.

Россия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 марта 2018 > № 2536589 Гидеон Рахман


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 ноября 2016 > № 1965318 Гидеон Рахман

Дональд Трамп разрушает послевоенный либеральный порядок

Гидеон Рахман (Gideon Rachman), The Financial Times, Великобритания

Если говорить о союзниках Америки, то для них избрание Дональда Трампа стало настоящим апокалипсисом. Что бы ни говорили публично руководители таких стран как Канада, Япония, Германия, Британия и прибалтийских государств Эстонии, Литвы и Латвии, для них стало настоящим кошмаром то, что Трамп отныне будет «лидером свободного мира».

Страх перед Трампом объясняется особенностями его характера и его политикой. Люди во всем мире, видевшие в США ведущую демократию, пришли в изумление от того, что эта страна избрала президентом человека, не проявляющего особого уважения к основным демократическим норам, таким как легитимность политической оппозиции, права меньшинств и независимость судебной власти. Кое-кто даже опасается, что американцы избрали своим лидером квази-фашиста. Многих американских союзников также тревожит мысль о том, что Трамп скоро будет командовать самым большим в мире ядерным арсеналом.

Предлагаемый Трампом политический курс грозит разрушить тот либеральный мировой порядок, который Соединенные Штаты поддерживают и укрепляют с 1945 года. В частности, он оспаривает два важнейших двухпартийных принципа, которые лежат в основе отношений США с внешним миром. Первый принцип это поддержка открытой международной торговой системы. Второй — приверженность альянсам под руководством США, создающим фуундамент глобальной безопасности.

Трамп стал первым избранным американским президентом со времен Второй мировой войны, который открыто поддерживает протекционизм. Он пообещал изменить условия «ужасных» торговых договоров Америки, таких как Североамериканское соглашение о свободной торговле, и пригрозил вывести Соединенные Штаты из состава Всемирной торговой организации. Он также пригрозил повысить пошлины на китайские товары до 45 процентов. Если Трамп осуществит свои угрозы, он спровоцирует глобальную торговую войну, и вполне может окунуть мир в пучину рецессии, похожей на Великую депрессию 1930-х годов, которая существенно усилилась из-за протекционистской политики США.

Воздействие Трампа на глобальную систему безопасности может оказаться не менее драматичным. Избранный президент сомневается в необходимости выполнения Америкой своих обязательств в сфере безопасности перед членами НАТО, а также перед Японией и Южной Кореей, если эти страны не станут тратить больше денег на собственную оборону. Стремлением союзников обеспечивать себе безопасность за счет Америки недовольны обе партии. Но в подходах Трампа есть один новый элемент. Он открыто сомневается в том, что Соединенные Штаты должны защищать своих союзников в случае военного нападения на них. Такая неоднозначность в сочетании с открытым восхищением Трампа российским президентом Владимиром Путиным усилит страхи по поводу того, что США не будут противостоять России в случае возобновления ее агрессии на Украине или в Восточной Европе. Азиатские союзники, такие как Япония и Южная Корея, опасаются, что политика Трампа «Америка прежде всего» может привести к признанию китайской сферы влияния в Восточной Азии.

Тем не менее, несмотря на несомненный ужас, который испытывают европейские и азиатские союзники Америки от избрания Трампа, они не должны просто так отворачиваться от США. И уж тем более так не могут поступить американские соседи Мексика и Канада. Американское лидерство настолько прочно укоренилось в западных институтах, что альтернатив ему просто нет. Соединенные Штаты играют центральную роль в НАТО, и на их долю приходится 75% военных расходов Североатлантического альянса. В США размещаются важнейшие международные организации, такие как ООН, Всемирный банк и Международный валютный фонд. Доллар это крупнейшая в мире резервная валюта, а у США самая мощная в мире экономика, если измерять ее по реальному валютному курсу. По этой причине союзники стиснут зубы и постараются приноровиться к Трампу. Как сказал один высокопоставленный британский дипломат, «Мы поладим с президентом США — потому что выхода у нас нет».

Но если сторонники либерального мирового порядка дрожат от ужаса, то его оппоненты рукоплещут. Националисты и ультраправые на Западе будут рады, узнав о том, что противник глобализма займет теперь Белый дом. Марин Ле Пен из «Национального фронта» начнет теперь просчитывать свои шансы на победу на майских президентских выборах во Франции, которая может привести к разрушению ЕС, так пока и не оправившегося от Брексита.

Но есть одно государство, которое будет несомненно счастливо от победы Трампа. Это путинская Россия. Трамп и Путин уже сформировали нечто вроде общества взаимного восхваления. По данным американских разведывательных служб, Россия в своей поддержке Трампа и республиканцев дошла до того, что взломала электронную почту Демократической партии и руководителя штаба Клинтон Джона Подесты, а потом в самые важные моменты предвыборной кампании начала делать информационные вбросы через сайт WikiLeaks. Если эта российская интервенция как-то повлияла на результат голосования, то Путин может произнести тост во славу самой успешной операции своих спецслужб.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 ноября 2016 > № 1965318 Гидеон Рахман


Великобритания. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 марта 2015 > № 1307217 Гидеон Рахман

Стратегия выживания Владимира Путина — ложь и насилие ("The Financial Times", Великобритания)

Гидеон Рахман (Gideon Rachman)

Когда государство начинает прямо на улицах убивать своих критиков, оно переступает черту и сползает в варварство. Президент Владимир Путин любит обвинять в фашизме власти Украины. Но на самом деле, нагнетаемый Путиным агрессивный и раздражительный национализм, сопровождаемый преследованиями, а теперь и убийством его внутренних оппонентов, очень сильно напоминает политику России и Германии в 1930-е годы.

Ни один непосвященный человек не может знать, приказывал Путин убить оппозиционного лидера Бориса Немцова, которого застрелили неподалеку от Кремля, или нет. Но российский президент и его приспешники несомненно создали ту атмосферу националистической паранойи, в которой его убийство стало возможным. Государственное телевидение неоднократно навешивало ярлык «предателя» на Немцова, который критиковал войну России на Украине.

Всего за несколько недель до своей смерти Немцов сказал корреспонденту одной российской газеты: «Я боюсь, что Путин убьет меня». Его страх был вполне понятен, потому что самые активные критики президента имеют привычку погибать. Среди них была автор журналистских расследований Анна Политковская, убитая в Москве в 2006 году, и бывший российский агент Александр Литвиненко, отравленный в том же году в Лондоне.

В данный момент в Лондоне идет расследование по делу о смерти Литвиненко. Выступая на его открытии, королевский адвокат Бен Эммерсон (Ben Emmerson) заявил, что «след полония», которым был отравлен Литвиненко, «ведет... прямо к двери кабинета Владимира Путина». Обвиненный в совершении убийства Андрей Луговой не был экстрадирован в Британию. Вместо этого его избрали депутатом российского парламента.

С учетом этих отвратительных обстоятельств невозможно воспринимать всерьез ход расследования убийства Немцова, проводимого путинскими властями. Применить насилие, а потом лгать о нем — это стало привычной практикой для путинского Кремля, от восточной Украины до улиц Москвы.

Обеспечивая прикрытие и создавая альтернативную реальность, путинская ложь гордо демонстрирует его безнаказанность. Те, кто верит в лживые заявления Путина, либо признают его власть, либо демонстрируют собственную глупость. Оба варианта приемлемы для Кремля.

Убийство Немцова вполне встраивается в схему последних противозаконных действий России. В прошлом году она силой присоединила к себе Крым, являвшийся частью соседней страны. Она обеспечивает оружием повстанцев на востоке Украины, которые сбили гражданский авиалайнер с 298 людьми на борту. Она нарушает дипломатические договоренности и соглашения о прекращении огня. Она хвастливо выставляет напоказ свой ядерный арсенал и направляет ядерные бомбардировщики в зону Ла-Манша. Тех россиян, которые отваживаются протестовать, обливают грязью — а теперь и убивают.

Путин убедил значительную часть российского общества и некоторых иностранных апологетов в том, что в своих действиях он руководствуется вполне законными национальными интересами и выступает в их защиту. На самом деле, о чем неоднократно говорили его критики, такие, как Немцов, мотивация у Путина носит намного более узкий характер — он просто стремится выжить и сохранить власть.

Чуть больше двух лет назад тысячи демонстрантов прошли по улицам Москвы, протестуя против фальсификаций на избирательных участках, которые организовала путинская партия «Единая Россия». На одном из транспарантов, который несли участники марша, я увидел лозунг «Путин = Каддафи». Это было провокационное сравнение, если вспомнить печальную участь ливийского диктатора.

Страх Путина потерять власть еще больше усилился, когда в прошлом году на Украине произошла революция. Его решимость предотвратить похожую «цветную революцию» в Москве и спасти собственную шкуру красной нитью проходит по всем его действиям. Конфронтация с Западом из-за Украины подняла его рейтинги популярности и дала ему предлог для подавления оппозиции. Наверное, неслучайно то, что Немцов был убит всего за несколько дней до того, как он должен был возглавить марш протеста в Москве. Убийство Немцова еще больше снижает вероятность весьма рискованного для Путина добровольного ухода из Кремля.

Ложь и насилие путинского государства должно привести к новой переоценке. Путин показал, что он представляет угрозу для собственного народа и для соседних стран. Будет разумно предположить, что он также представляет угрозу для Запада.

Попытки наладить диалог с российским лидером оказались в основном тщетными. Вместо этого Западу надо сосредоточиться на сдерживании России, как он раньше сдерживал Советский Союз. Это должно означать увеличение экономической помощи Украине. Это должно означать наращивание военных расходов и расширение присутствия НАТО в Польше и прибалтийских государствах. Это также должно означать ужесточение экономических санкций против России, которые должны быть конкретно направлены против правящей элиты.

Кремль называет все это «русофобией». Но на мой взгляд, это очень далеко от истины. За последнее десятилетие я встречался со многими производящими глубокое впечатление и запоминающимися людьми. Самыми яркими из них были россияне, включая Немцова. Чтобы россиянин решился занять видное место в оппозиции Путину, от него требуется личная смелость и интеллектуальное упорство, которые внушают благоговейный трепет — особенно если ты живешь в такой безопасной и законопослушной стране, как Британия.

Борис Немцов заплатил за такую смелость собственной жизнью. Но в своем интервью, которое он дал Financial Times незадолго до смерти, Немцов прочертил путь вперед: «Путин лжет. Но он не сможет скрывать свою ложь вечно... Нам нужно здравое терпение».

Великобритания. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 марта 2015 > № 1307217 Гидеон Рахман


Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 октября 2014 > № 1210024 Гидеон Рахман

УКРАИНА, РОССИЯ И КРОВАВЫЕ ГРАНИЦЫ ЕВРОПЫ (" THE FINANCIAL TIMES ", ВЕЛИКОБРИТАНИЯ )

Гидеон Рахман (Gideon Rachman)

Человек, родившийся во Львове в 1914 году, всю жизнь безвыездно проживший в этом городе и умерший в 1992 году, был жителем пяти разных стран. В 1914 году Львов, который тогда называли Лемберг, входил в состав Австро-Венгрии. К 1919 году он стал частью Польши и получил название Львов. В 1941 году его оккупировали немцы. После 1945 года город вошел в состав Советского Союза. А в 1991 году он стал частью обретшей независимость Украины.

Большая часть этих перемен сопровождалась войнами и кровопролитием. Поэтому, когда на прошлой неделе прозвучало предположение о том, что несколько лет назад российский президент Владимир Путин предложил польскому премьер-министру Дональду Туску снова расчленить Украину, чтобы к России отошли ее восточные территории, а к Польше - Львов и несколько областей на западе, это вызвало огромную шумиху.

Подробности беседы между Путиным и Туском, а также вопрос о том, имела ли она место вообще, быстро наполнили туманом опровержений и разъяснений со всех сторон. Однако фурор, возникший из-за одной только мысли о расчленении Украины, стал весьма показательным, ибо он продемонстрировал мощный и оправданный страх Европы перед тем, что ее национальные границы снова могут передвинуться со всеми вытекающими из этого последствиями и опасностями.

Расчленение Украины в определенном смысле уже началось, когда Россия силой, хотя в основном бескровно, присоединила в этом году Крым. С тех пор в боях на востоке Украины погибли тысячи человек, и сейчас отдельные ее районы находятся под контролем пользующихся поддержкой России сепаратистов. Хотя в эти выходные Украина проводила выборы, оккупированные части страны не смогли проголосовать.

В ЕС звучат влиятельные голоса, призывающие украинцев "смириться с реальностью". Они слышат советы следующего содержания: вместо того, чтобы вести изнурительную и проигрышную войну с целью отвоевать весь восток, а затем восстанавливать разрушенные города, надо сосредоточиться на обеспечении успеха для основной части страны, которую украинцы до сих пор контролируют. Они могут отрицать законность контроля со стороны России. Но они должны признать, что такой контроль реален.

Таковы доводы "реалистов" в пользу расчленения. Но есть и другие влиятельные голоса, которые полагают, что даже подразумеваемое признание возможности новой перекройки европейских границ станет катастрофической ошибкой. Карл Бильдт (Carl Bildt), только что покинувший пост министра иностранных дел Швеции, говорит об этом довольно резко: "Все границы Европы более или менее начертаны кровью на протяжении столетий жестоких конфликтов". Если разрешить перекройку этих границ, полагает Бильдт, то "снова начнет литься кровь".

Самый очевидный риск состоит в том, что российское государство будет снова и снова применять те доводы, которые оно использовало в оправдание аннексии Крыма - что с точки зрения истории и культуры это исконно российские земли. Есть опасность, что пользуясь этим оправданием, Россия захватит примерно четверть территории Украины, которую Кремль сегодня чаще всего называет Новороссией. А это все морское побережье страны, и его потеря будет означать крах Украины как нации.

Если расчленение Украины начнется всерьез, у других стран также может появиться искушение присоединиться к дележу. Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан, которого кое-кто в европейских столицах называет "балканским мини-Путиным", ясно дал понять, что считает трагедией утрату двух третей венгерских территорий после Первой мировой войны. Сегодня бывшие районы Венгрии принадлежат Украине, а также Словакии, Сербии и Румынии. Если Украина начнет разваливаться по-настоящему, даже у поляков может появиться соблазн вернуть Львов.

Немецкое правительство, которое часто обвиняют в излишней мягкости по отношению к России, с особой непреклонностью говорит о том, что все разговоры о перекройке границ в Европе необходимо прекратить. Германия сама лишь в 1970 году отказалась от всех претензий на территории, которые были отняты у нее и переданы Польше и России после Второй мировой войны. Некоторые из этих регионов столь же важны для культуры Германии, как Крым для России. Российский город Калининград, например, когда-то был Кенигсбергом и столицей Пруссии. Там родился великий немецкий философ Иммануил Кант.

Именно Кант утверждал, что о нравственности действия можно судить по тому, что произойдет, если оно станет "универсальным законом". Иными словами, что, если так будут поступать все? Этим правилом объясняется то, почему в явно прагматичном признании аннексии Россией отдельных частей Украины содержится так много опасностей. Если Европа снова позволит странам отрывать куски территории у соседей на исторических или этнических основаниях, это может вызвать потрясения на всем континенте.

Русские заявляют, что на самом деле сам Запад запустил этот опасный процесс, когда НАТО в 1999 году вмешалась в косовскую войну, а впоследствии, в 2008 году, край Косово получил признание в качестве независимого государства. Данный процесс до сих пор вызывает неоднозначную реакцию даже внутри ЕС. Однако Косово, в отличие от Крыма, не было присоединено к соседней стране. Это была провинция бывшей Югославии, добивавшаяся независимости. В рамках данного процесса граница между Сербией и Косово осталась без изменений. Косовская война также проходила в контексте длительных боевых действий, начавшихся с распадом Югославии.

Однако балканские войны 1990-х годов в одном смысле все равно актуальны для Украины. Они показали, сколько крови может пролиться, когда границы Европы начинают рушиться.

Россия. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 октября 2014 > № 1210024 Гидеон Рахман


Украина. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 апреля 2014 > № 1054749 Гидеон Рахман

ДОГОВОРЕННОСТЬ ПО УКРАИНЕ - ДЕЛО СКВЕРНОЕ, НО НЕИЗБЕЖНОЕ (" THE FINANCIAL TIMES ", ВЕЛИКОБРИТАНИЯ )

Гидеон Рахман (Gideon Rachman)

Любой западный лидер, обеспокоенный судьбой малых государств Центральной или Восточной Европы, вынужден вспоминать два горьких исторических урока: Мюнхенское соглашение 1938 года и Ялтинское соглашение 1945 года. В Мюнхене, англичане и французы согласились с требованием Адольфа Гитлера о расчленении Чехословакии, причем без участия чешского [ так в тексте - прим.перев. ] правительства, которое не было представлено на переговорах. В Ялте, англичане и американцы заключили сделку с Иосифом Сталиным, фактически соглашаясь с установлением советского господства в послевоенной Польше и других государствах, оккупированных Россией, - и опять же, без участия самих этих государств.

Эти исторические параллели - особенно Мюнхен - оказывают сильное воздействие на западных лидеров, когда они пытаются урегулировать украинский вопрос. "Мы не сможем продвигаться вперед, если легитимное правительство Украины не будет участвовать на переговорах", - заявил госсекретарь США Джон Керри по завершении переговоров с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым, которые состоялись в выходные дни в Париже.

В минувший понедельник министр финансов Германии Вольфганг Шойбле сравнил претензии президента Владимира Путина, заявившего, что он, мол, действует ради защиты прав этнических русских на Украине, с притязаниями Гитлера, который в свое время говорил, что защищает права этнических немцев в Чехословакии. То же самое сходство заметила и предшественница господина Керри - Хиллари Клинтон.

Тем не менее, обязавшись не заключать никаких сделок за спиной украинцев, Керри стал вести прямые переговоры с русскими - без украинского представителя. Если же соглашение Керри-Лаврова все-таки будет заключено и в нем будут учтены требования России о федеральном устройстве Украины и гарантии для русскоязычного населения, тогда на правительство в Киеве будет оказано огромное давление, чтобы оно это соглашение подписало.

Итак, не нарушают ли американцы важные, ключевые принципы, обсуждая судьбу Украины на двусторонних переговорах с Россией? Действительно ли проведение российско-американских переговоров в той или иной форме неизбежно и необходимо?

Мрачная реальность заключается в том, что, судя по всему, проведение переговоров с участием русских - оно в интересах как Запада, так и Украины. Чтобы понять правильность данного вывода, надо представить себе альтернативный сценарий. В настоящее время на восточной границе Украины сконцентрировано большое количество российских войск. США и ЕС дали ясно понять, что не собираются воевать за Украину. Учитывая этот факт, отказ от переговоров с Москвой будет, вероятно, интерпретироваться как проявление равнодушия, а не силы. И это может фактически подтолкнуть к российской военной интервенции, которая будет иметь трагические последствия для всех заинтересованных сторон.

Однако, если дальнейшие раунды переговоров с русскими все же будут вестись, то очень важно, чтобы они не были похожи на капитулянтский фиговый листок в духе Мюнхена. К счастью, несмотря на то, что Запад дал понять, что не станет бороться за Украину, он все еще имеет реальные рычаги воздействия на Россию. Но если уж задействовать эти рычаги, то их нужно применить для защиты принципов, которые по-настоящему важны, как с точки зрения морали, так и других методов воздействия, которые Запад может использовать.

Итак, какими же должны быть эти принципы? Во-первых, ясно, что русские хотели бы, чтобы Запад просто принял аннексию Крыма как факт - и перевел дискуссию относительно остальной части Украины. Но Запад должен отвергнуть эту идею и тем самым отмежеваться от Мюнхенского соглашения, когда Великобритания и Франция согласились с аннексией Судетской области. Из-за того, что включение Крыма в состав России не будет признано законным, Россия неизбежно будет нести большие издержки. Крым станет черной дырой, ослабляющей внешнюю торговлю и инвестиции; он будет истощать российские ресурсы.

Второй принцип заключается в том, что любое военное вторжение русских в Восточную Украину приведет к полному разрыву экономических отношений Запада с Россией. ЕС уже изучает возможность дальнейшего санкций. Сущность и степень воздействия любых подобных мер нужно озвучить как можно скорее - они должны более мощными, чем ожидает Москва.

Наконец, нужно заявить еще об одном принципе: правительство России не имеет права требовать изменений конституции соседнего государства. В противном случае появляется очень опасный прецедент.

Именно в рамках такого набора принципов нужно обсуждать все прочие российские предложения, такие как идеи федерализации Украины, гарантии для русскоязычных жителей, а также заверения в том, что независимая Украина не будет вступать в НАТО или иметь отношения с ЕС, которые способны нанести удар по экономическим интересам России.

Договоренности американцев с русскими не могут быть обязательными для украинского правительства в Киеве - данное утверждение является делом принципа, поскольку украинские политики остаются независимыми участниками переговоров. Подозрительность киевского правительства вполне оправданна, поскольку неофициальные российско-американские договоренности по Украине не будут подкреплены военными гарантиями Запада, к тому же нет уверенности в том, что эти договоренности Россия будет уважать. Но, к сожалению, швейцарские стандарты благополучия и безопасности испарились.

В данный момент для Украины, находящейся в тяжелом положении, российско-американская договоренность, подкрепленная угрозой экономической изоляции России со стороны Запада при ее нарушении, является, пожалуй, наилучшим вариантом. Если данная договоренность будет исполняться, то это позволит Украине выиграть время, чтобы построить независимое государство.

Украина. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 апреля 2014 > № 1054749 Гидеон Рахман


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 июня 2013 > № 837997 Гидеон Рахман

ДОМИНИРОВАНИЕ ЗАПАДА НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ ЗАКАНЧИВАЕТСЯ (" THE FINANCIAL TIMES ", ВЕЛИКОБРИТАНИЯ )

Гидеон Рахман

Должен ли Запад вооружать сирийских повстанцев? Вот главный вопрос, звучавший в Вашингтоне, Лондоне и на саммите Группы восьми. Но за этой дискуссией скрывается более фундаментальный вопрос: способны ли западные державы формировать будущее Ближнего Востока как они это делали на протяжении всего прошлого века?

Современные границы на нынешнем Ближнем Востоке, эти хрупкие прямые линии, в значительной степени явились результатом соглашения Сайкса-Пико, подписанного между Англией и Францией в 1916 году. Эпоха доминирования Англии и Франции во внешней политике окончательно закончилась вместе с Суэцким кризисом 1956 года - в тот самый момент, когда США не позволили этим двум странам вмешиваться в дела Египта. Во время холодной войны главными игроками были США и СССР. После распада Советского Союза в 1991 году, Америка осталась единственной великой державой, доминировавшей на Ближнем Востоке: стремясь обезопасить нефтяные потоки, идущие из Персидского залива, в 1991 году США создали коалицию против Саддама Хусейна; Соединенные Штаты ведут политику сдерживания Ирана и стремятся прийти к мирному урегулированию отношений между Израилем и арабскими государствами.

Те, кто призывают США к широкомасштабному участию в сирийском конфликте, живут в прошлом. Они считают, что Америка может и должна продолжать доминировать в политической жизни Ближнего Востока. Однако, произошли четыре важных события, из-за которых прежние методы осуществления политики господства США в этом регионе следует признать не только нереалистичными, но и нежелательными. Вот они: неудачи в афганской и иракской военных кампаниях, Великая рецессия, Арабская весна, а также перспектива энергетической независимости США.

За последние десять лет США осознали, что вполне способны при помощи своей военной силы очень быстро демонтировать режимы во всем ближневосточном регионе, однако Америке и ее союзникам очень плохо дается государственное строительство в этом регионе. В результате десятилетнего пребывания США в Афганистане и Ираке положение в этих странах характеризуется крайней нестабильностью, в результате военного конфликта обе страны оказались разрушенными. Ни одна из этих стран так и не оказалась в "Западном лагере".

В результате, даже сторонники западной интервенции в Сирию, например сенатор Джон Маккейн, заявляют, что они выступают против прямого военного участия; вместо него, они считают, что поставки оружия сирийским повстанцам приведут к более желательному политическому результату.

Президент США Барак Обама частично пошел на уступки тем, кто выступает за оказание военной помощи повстанцам, однако сделал он это с явным нежеланием, выказав свой оправданный скептицизм. Если уж полномасштабная оккупация Ирака и Афганистана западными странами не привела к желаемому результату, то почему вдруг поставки легкого оружия сирийским повстанцам окажутся более эффективными?

Сам факт Великой экономической рецессии также означает, что способность Запада выдерживать любые потрясения отныне стоит под вопросом. В Европе объемы военных расходов быстро снижаются, а бюджет Пентагона тоже начали сокращать. Поскольку прямые и косвенные издержки, связанные с войной в Ираке, оцениваются в размере трех триллионов долларов, а государственные займы правительства США равны 40 центам с каждого потраченного доллара, то совсем не удивительно, что г-н Обама опасается брать на себя новые обязательства на Ближнем Востоке.

Третий фактор - Арабская весна. Президент Египта Хосни Мубарак был давним союзником США и сателлитом. Тем не менее, Вашингтон не стал мешать его падению в начале 2011 года - кстати, к великому неудовольствию остальных давних союзников США в регионе, в частности, Саудовской Аравии и Израиля, вызвав у них, тем самым, смятение. И все же, администрация Обамы правильно сделала, что позволила Мубараку уйти. Если бы она его поддержала, то в результате вероятнее всего получилась бы такая же кровавая бойня, какая сейчас происходит в Сирии.

Более существенный факт состоит в следующем: США признали, что, в конечном счете, народам Ближнего Востока придется самим формировать свое будущее. Многие силы, действующие в регионе, - например, исламисты, а также отдельные течения суннитов и шиитов - вызывают тревогу на Западе, однако даже их нельзя игнорировать и подавлять.

В конце концов, политика невмешательства со стороны США в значительной мере подкреплена сланцевой революцией в Соединенных Штатах, благодаря которой снижается зависимость страны от ближневосточной нефти.

Западное господство на Ближнем Востоке подходит к концу, однако из этого нельзя делать вывод, что западные страны теперь отказываются защищать свои интересы.

У США имеются крупные военные базы в Персидском заливе. Вместе со своими союзниками, Соединенные Штаты сделают все, чтобы помешать какой-либо враждебной силе установить господство на Ближнем Востоке. Несмотря на свою авторитетную роль в Сирии, Россия все равно не сможет установить свое господство в данном регионе. Однако у США вызывает обеспокоенность Иран, и поэтому, несмотря на обнадеживающие результаты президентских выборов в Иране, удар по его ядерной программе остается одной из целей Соединенных Штатов. Джихадистские силы, связанные с Аль-Каидой, также сталкиваются с сопротивлением Запада - это является одной из причин, по которым к сирийской оппозиции продолжают относиться крайне осторожно. И Соединенным Штатам вместе с их европейскими союзниками останется все больше прибегать к дипломатическим мерам для решения сирийского вопроса.

Свою роль здесь также играют и западные гуманитарные ценности, на основе которых была оказана поддержка ливийскому восстанию. Но, как показывает пример Сирии, здесь есть предел, до которого готов идти Запад. Даже бывший министр иностранных дел Австралии Гарет Эванс, идейный отец доктрины принятия "ответственности по защите" гражданского населения, высказался против военного вмешательства в Сирии.

Несмотря на решение США об оказании военной помощи повстанцам, Барак Обама, очевидно, по-прежнему настороженно относится к широкомасштабному участию страны в сирийском конфликте. Судя по всему, Обама как никто другой понимает, что у внешних сил, стремящихся контролировать новый порядок, зарождающийся в данном регионе, силы ограничены. Эпоха колониализма на Ближнем Востоке завершилась уже несколько десятилетий назад. Точно также в настоящее время эпоха неформальной империи подходит к концу.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 19 июня 2013 > № 837997 Гидеон Рахман


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter