Всего новостей: 2524424, выбрано 3 за 0.266 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Ринкевич Эдгар в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Ринкевич Эдгар в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 мая 2017 > № 2162523 Эдгар Ринкевич

Эдгар Ринкевич: незаконное присоединение Крыма заставило нас вспомнить советские танки

Министр иностранных дел Латвии рассказывает, что представляет собой угроза «гибридной войны», которую Россия ведет с европейскими странами.

Жоау Рибейру (João Ruela Ribeiro), Publico, Португалия

Вот уже несколько месяцев, как Латвия принадлежит к числу тех стран, где размещаются силы НАТО в рамках стратегии «сдерживания», являющейся ответом на то, что Европейский союз и особенно страны бывшей советской сферы влияния классифицируют как «провокацию» со стороны России. Министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич говорит об угрозе «гибридной войны», которую Москва ведет против ЕС, но также и о необходимости поддержания диалога с Россией.

Público: Опасения какого рода испытывают сегодня в отношении России жители Латвии?

Эдгар Ринкевич: Можно говорить о том, что люди проявляют большую осторожность, я бы не стал называть это паникой или страхом. Незаконная аннексия Крыма напомнила нам то, что случилось с нашей собственной независимостью в 1940 году, когда в три столицы вошли советские танки, были организованы ложные выборы и внезапно прибалтийские государства стали частью Советского Союза. Здесь наблюдается определенное сходство с Крымом: приход российских солдат — долгое время Россия не признавала, что это были ее военнослужащие — и референдум две недели спустя. Было ощущение дежавю, все почувствовали в этом своего рода предостережение. По некоторым данным, вероятность военных провокаций очень мала. Но возможны гибридная война, кибератаки, пропагандистские кампании — все это осуществляется через телевидение, интернет, социальные сети. Борьба за умы людей продолжается. Но мы не единственные, кто с этим сталкивается. Мы понимаем, что эта гибридная война является атрибутом нашей повседневной жизни, будь то в странах Балтии или во Франции, и я подозреваю, что нам предстоит увидеть, как от нее пострадают и выборы в Германии.

— Каким образом присутствие традиционных сил, подобных НАТО, может препятствовать этому типу гибридной войны?

— Размещение батальона преследует только одну цель: предупреждение военных провокаций. Их вероятность не велика, но это так благодаря тому самому присутствию НАТО в четырех странах. Здесь также содержится отчетливый сигнал России о недопустимости какой бы то ни было военной игры. Необходимо быть подготовленными в военном отношении, но также необходимо разрабатывать и реализовывать стратегию по борьбе с этим типом гибридной угрозы. Центр передового опыта НАТО в области стратегических коммуникаций в Риге занимается не только борьбой с российской пропагандой, но и с пропагандой ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в России), например. Исследуются методы набора, который террористическая группировка осуществляет в Европе, и ее послания, а также способы этому противостоять. Наше сообщество, придерживающееся единых ценностей, находится под ударом двух очень серьезных сил: одна из них носит государственный характер, это Россия, которая пытается изменить баланс на международном уровне, а потом есть экстремистские силы, раньше это была «Аль-Каида» (террористическая организация, запрещена в России), а теперь ИГИЛ.

— Может ли отчуждение, которе ощущают так называемые «неграждане», сделать их более уязвимыми ввиду потенциального российского манипулирования?

— Когда в 1991 году мы вернули себе независимость, у нас проживало много людей из разных регионов Советского Союза, которых направляли в страны Балтии, пытаясь осуществить попытку своего рода «колонизации». Было принято обоюдное решение, в соответствии с которым нельзя автоматически предоставлять гражданство всем без учета того, говорят люди по-латышски и чувствуют эмоциональную привязанности к стране или нет. Тогда был создан механизм, который, я бы сказал, является доступным для всех, кто хочет быть настоящими гражданами Латвии и который включает в себя тест на знание языка и довольно простое испытание по истории страны и Конституции. В 1996 году в стране насчитывалось около 700 тысяч «неграждан», сегодня их 280 тысяч. «Неграждане» пользуются теми же экономическими и социальными правами, что и граждане, единственная разница заключается в том, что они не могут голосовать или выдвигать свою кандидатуру на выборах, а также занимать некоторые дипломатические, военные и полицейские должности. Мы пытались поощрять людей, чтобы они проходили тест на гражданство, но мы не можем просто так предоставить гражданство, а потом считать, что эти люди являются гражданами, верными своей стране. Одна из причин, по которой многие решают не становиться гражданами, довольно прагматична и любопытна. Как гражданин Латвии я могу свободно путешествовать без визы по всей территории ЕС и многих других стран, кроме России. «Неграждане» могут свободно перемещаться по Евросоюзу, а также ездить в Россию, поэтому для многих эта в некотором роде привилегия является решающим фактором, чтобы не проходить тест на гражданство. Не думаю, что эта группа более уязвима для российской пропаганды. Она настолько же уязвима, насколько уязвимо русскоязычное сообщество. Латыши, например, нередко смотрят российское телевидение и соглашаются с позициями России, и наоборот. Есть много русскоязычных, которые с ненавистью относятся к тому, что делает Россия. Это не монолитные группы, как их иногда представляют аналитики или журналисты, но конгломерат.

— У России есть стратегия по привлечению на свою сторону этой части населения?

— Цель гораздо шире: они хотят изменить модель нашего мышления. Они автоматически предполагают, что большинство русскоговорящих испытывают эмоциональную привязанность к России. Предлагаются главным образом три идеи: ЕС переживает упадок, либеральное общество показывает свою несостоятельность; Россия — оплот консервативной мысли; и все, что предпринимают ЕС или США, в частности санкции, наносит ущерб экономикам наших собственных стран. И потом есть очень специфическое сообщение для всех русскоговорящих: что Россия обладает божественным правом защищать не только тех, кто является русским по происхождению, но и тех, кто говорит по-русски. Я говорю по-русски, так что тоже оказываюсь под ее покровительством — и уже решил, что скорее всего от него откажусь.

— Будучи одной из стран ЕС, граничащих с Россией, Латвия может из прагматических соображений полностью разорвать отношения с соседом такой величины?

— У наших стран есть расхождения во взглядах касательно истории: события 1940 года мы считаем оккупацией, Россия же говорит, что это был акт свободной воли латышей, у нас есть трения по вопросу о русскоязычном сообществе, разногласия по поводу того, что случилось на Украине. Но, как и во всех странах, мы поддерживаем нормальные отношения в области сотрудничества между пограничниками, продолжаем наши регулярные консультации на уровне министров иностранных дел. Я был в Москве в 2015 году, наши дипломаты продолжают встречи. Отношения не прекращены, мы рассматриваем ряд вопросов в обычном режиме. И мы также пытаемся отстаивать диалог между НАТО и Россией, чтобы снизить градус напряженности. Не думаю, что было бы разумно сворачивать такого рода политические дискуссии.

Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 мая 2017 > № 2162523 Эдгар Ринкевич


Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 апреля 2017 > № 2153503 Эдгар Ринкевич

МИД Латвии: «Россия стремится создать раскол в ЕС и НАТО»

Латвийский министр иностранных дел Эдгар Ринкевич утверждает, что присутствие войск НАТО в Прибалтике окажет стабилизирующий эффект на весь континент

Джон Карлин (John Carlin), El Pais, Испания

Мир внимательно следит за опасным развитием событий на Корейском полуострове, но при этом всегда остается возможность того, что в результате ошибки, недопонимания или избытка имперского сознания то же самое может произойти в прибалтийских государствах, граничащих с РФ. В соответствии с решением об ответных мерах на присоединение Крыма к России в 2014 году, испанские военнослужащие в этом году отправятся в составе контингента НАТО в Латвию, одну из прибалтийских стран,. Это свидетельствует о крупнейшей эскалации военной активности в этом проблемном регионе за последние 30 лет.

Во вторник в Испанию с официальным визитом прибыл министр иностранных дел Латвии Эдгар Ринкевич (Edgars Rinkevics). В интервью газете El País он объяснил, почему он считает необходимым, чтобы, несмотря на жесткую критику со стороны Москвы, Испания и другие члены НАТО шли на расходы и риск конфронтации с Россией, защищая его небольшую страну.

El País: Что получает Испания от отправки своих военнослужащих в Латвию?

Эдгар Ринкевич: Во-первых, это способствует укреплению НАТО, доказывает единство и решимость альянса. Во-вторых, мы у себя сталкиваемся с самой напряженной обстановкой со времени окончания холодной войны. Если в нашем регионе что-то произойдет, то это распространится на всю Европу. Не реагировать нельзя. НАТО, как и ЕС, был создан в ответ на исторические уроки войн. Мы убеждены в том, что присутствие войск НАТО в прибалтийских государствах окажет стабилизирующий эффект на весь континент. И это четкий сигнал любому потенциальному агрессору: не связывайтесь с НАТО. Мы высоко ценим вклад Испании и других союзных стран в нашем регионе.

— Хотя решение НАТО об отправке в этом году своего контингента в прибалтийские страны носит чисто сдерживающий характер, не существует ли опасности добавить элементы нестабильности в этот и без того неспокойный регион?

— Россия колоссально нарастила свое военное присутствие по другую сторону от наших границ. Присутствие контингентов НАТО не представляет какой-либо угрозы для России. Решение НАТО, принятое в Варшаве в прошлом году об отправке войск в прибалтийские страны, стало адекватной реакцией на то, что происходит на восточных рубежах НАТО [в России]. Дислокация наших войск носит исключительно оборонительный характер. Наша цель заключается в том, чтобы предотвратить конфликт, а не спровоцировать его.

— Помимо значительного наращивания военного присутствия на своих границах, Россия вот уже несколько лет ведет пропагандистскую войну против прибалтийских стран, обвиняя их через свои СМИ в том, что там у власти находятся «фашистские правительства», а сами прибалтийские страны — «несостоявшиеся государства». С какой целью все это делается?

— Россия хочет внести раскол в ЕС и НАТО (Латвия является членом обоих союзов). Для них гораздо проще иметь дело с одной страной, чем с группой стран. Россия рассматривает либеральную демократическую систему как угрозу своей нынешней системе власти, точно так же, как это было и при коммунистическом режиме.

— Мы вернулись к холодной войне?

— Холодная война была столкновением идеологий. Сейчас все по-другому, хотя по-прежнему существует базовый конфликт между тем, что мы называем либеральной демократией, и авторитарными или тоталитарными системами. Это столкновение между двумя принципами, двумя мировоззрениями.

— Во времена холодной войны мир стоял перед угрозой ядерного апокалипсиса. Каков, по Вашему мнению, наихудший сценарий на сегодня?

— Я был бы счастлив уйти от ответа на этот вопрос. У меня есть несколько соображений на этот счет, но я их пока не буду озвучивать. Я страстно надеюсь на то, что здравый смысл возобладает.

Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 апреля 2017 > № 2153503 Эдгар Ринкевич


Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 5 апреля 2017 > № 2129275 Эдгар Ринкевич

«Отношения Риги и Москвы испортились из-за Крыма»

Глава МИД Латвии рассказал, почему ухудшились отношения с Россией

Владимир Ващенко

Латвия — страна, которая разместила у себя контингент НАТО и поддержала введение санкций против России после присоединения к российской территории Крыма. Вместе с тем в Латвию по-прежнему приезжает немало туристов из РФ, а российские бизнесмены инвестируют туда деньги. В кулуарах встречи министров иностранных дел Североатлантического альянса глава латвийского МИДа Эдгар Ринкевич рассказал «Газете.Ru», почему отношения Риги и Москвы испортились и как их можно улучшить.

— Как вы считаете, отношения между нашими странами могли быть лучше?

— Конечно, они могли бы быть намного лучше. К сожалению, эти отношения испортились после того, что произошло с Крымом. А мы считаем, что это противозаконная аннексия, которая нарушает все нормы международного права, начиная от Устава ООН и заканчивая Будапештским меморандумом. Произошедшее подорвало некоторое доверие с нашей стороны, так как у нас в памяти слишком свежо еще то, что случилось в 1940 году. Некоторые аспекты аннексии Крыма в принципе напоминают прецеденты с независимой Латвией, Литвой и Эстонией в то время.

Тогда на их территорию тоже вошли войска, тоже прошел «независимый референдум». В итоге мы как-то очень быстро присоединились к СССР.

Но хочу отметить, что в истории наших отношений были и более светлые периоды. В свое время я работал с бывшим президентом Латвии Валдисом Затлерсом, когда он в 2011 году приезжал с официальным визитом в Москву. Мы заключили порядка десяти договоров о сотрудничестве, которые касались туризма, вопросов образования, культуры и так далее. Казалось, мы идем к диалогу, в том числе и по трудным вопросам общей истории и общего прошлого. Но то, что случилось в 2014 году, повлияло на наши отношения отрицательно.

— Есть ли у вас информация о каких-либо действиях с российской стороны, направленных против Латвии?

— Если говорить о военных провокациях, то их нет. Их нет в том числе и потому, что после варшавского саммита в 2016-м силы Североатлантического альянса в трех прибалтийских республиках, а также в Польше, были очень серьезно укреплены. Думаю, Россия хорошо понимает, что военный вызов НАТО не к добру ни для кого. Но то, что мы называем информационной и пропагандисткой войной, против нас со стороны России все же наблюдается.

— До недавнего времени российские компании и бизнесмены активно инвестировали деньги в Латвию. Как вы думаете, их интересы оказались серьезно затронуты после того, как Рига присоединилась к санкциям против России?

— Давайте будем все же точны. Мы не присоединялись ни к чему, это было решение 28 государств Евросоюза. Но на снижение инвестиций в нашу страну со стороны российских предпринимателей, думаю, повлияли все же не санкции и контрмеры, которые ввела Россия. Тут дело в том, что ухудшилось общее экономическое положение в России. Кроме того, сейчас многие страны, особенно нефтедобывающие, испытывают проблемы в экономике из-за снижения цены на нефть. Вместе с тем я знаю, что и у латвийского, и у российского бизнеса есть общие интересы и желание сотрудничать. Если экономические связи между нами наладятся — это хорошо. Но вместе с тем мы должны понять, что ключ к нормализации отношений как политического, так и экономического характера — это выполнение минских соглашений.

Пока мы прогресса в этом вопросе не видим. В июне будет очередное обсуждение вопросов по санкциям в Евросоюзе. Впрочем, до того времени еще есть два месяца, и что-то может и поменяться. Уверен, что совместный латвийский и российский бизнес почувствует себя более уверенно тогда, когда будут разрешены общие сложные политические вопросы.

— В последнее время в Латвию приезжает довольно много туристов из России, так как она близко к нашей границе и там многие говорят по-русски. Как вы думаете, можно ли ввести какой-то облегченный порядок получения визы Латвии для тех туристов, которые приезжают в страну на небольшой срок?

— С 2013 года действует так называемый упрощенный приграничный визовый режим между Латвией и Россией, а также Латвией и Белоруссией. Это касается приграничной полосы, глубина которой составляет полосы на 30–50 км. Есть четкая формула по поводу того, как эта полоса определяется. Рига, например, удалена от границы с РФ примерно на 300 км. А значит, она не может считаться приграничной зоной по правилам Европейского союза. Кроме того, в последние несколько лет Латвия выдала россиянам довольно много виз сроком на три года и на пять лет, чтобы облегчить им возможность приезда в нашу страну. Хочу отметить, что за последние пару лет количество туристов из России в Латвию упало. Мы это связываем не с вопросами получения разрешения на въезд, а с экономическим кризисом и изменившимся валютным курсом. Не все россияне сейчас могут позволить себе поездку в Ригу даже на день или на два. Впрочем, насколько я слышал, сейчас международные рейтинговые агентства прогнозируют некоторый подъем экономики России. Это может позитивно сказаться на потоке туристов из России в Латвию.

— Некоторые граждане и жители Латвии приняли участие в боевых действиях на юго-востоке Украины. Те, кто вернулся потом на родину, были привлечены к уголовной ответственности. Почему это произошло, ведь они не воевали против интересов латвийского государства?

— Участие граждан Латвии в боевых действиях в Донбассе незаконно. И в нашем уголовном кодексе, и в законе о гражданстве сказано, что если наш гражданин без разрешения правительства находится в составе другой армии — это уже противозаконно. Если же этот человек воюет на стороне какого-либо участника конфликта за пределами Латвии, то это тем более наказуемо. И мы здесь не делаем различий, состоит ли он в ИГ (запрещенная в России террористическая группировка) или он воюет в составе каких-то формирований так называемых ДНР/ЛНР. Люди, которые туда поехали воевать, хорошо знали, что это незаконно.

Наши правоохранительные органы завели где-то 10–12 уголовных дел по людям, воевавшим в Донбассе и в Сирии на стороне ИГ (а есть у нас и такие, к сожалению). И если кто-то из наших граждан или неграждан, неважно, отправился в Донбасс и решил повоевать, то ему придется ответить по закону.

— Великобритания начала процедуру выхода из Европейского союза. Многие граждане Латвии уже давно работают и живут в Соединенном Королевстве. Будет ли латвийское правительство создавать какую-то программу для тех, кто вернется в результате Brexit на родину?

— Мы только сейчас получили официальное уведомление от правительства Великобритании о том, что процесс выхода этой страны из ЕС официально начался. Главная задача для нас сейчас — это добиться того, чтобы статус наших граждан, которые живут и работают в Великобритании, не менялся. То же самое касается и британских граждан, которые живут и работают в Латвии. Мы также хотим, чтобы их интересы не были ущемлены. Как этот вопрос решится юридически — пока неизвестно, так как прошло слишком мало времени с момента начала выхода Лондона из Евросоюза. В феврале 2017 года я встречался с министром иностранных дел Великобритании, министром по Brexit и депутатами парламента этой страны. Мы оказались едины в том, чтобы граждане наших стран в результате этого события не пострадали. У нас в свое время была программа по возвращению в страну тех, кто уехал, возможно, будут и еще схожие проекты. Мы были бы рады, если бы они вернулись к нам. Но вот вернутся ли они или нет — это уже решение их самих.

— С момента выхода Латвии из СССР прошло 26 лет. Уже подросло поколение тех, кто родился после этого события. Тем не менее более 10% населения официально являются негражданами страны. Может, стоит упростить для них процедуру получения паспорта латвийского гражданина?

— Я думаю, что те неграждане, которые хотели стать гражданами Латвии, давно этого сделали. Причин того, почему часть из них не хотят получать паспорт латвийского гражданина, довольно много. В том числе это происходит и потому, что в 2008 году Россия предоставила негражданам Латвии право безвизового путешествия в Россию. То же самое после сделала и Белоруссия. Есть такие люди, которые считают, что им гражданство не нужно. В своем нынешнем статусе они могут работать, но не могут участвовать в выборах и занимать государственные должности. Я не думаю, что надо облегчить процедуру, она и так гибкая. Она прошла экспертизу нескольких профильных, в том числе и международных, организаций. Но если гражданин Латвии не говорит на латышском, не знает основ конституции и истории страны, то у меня большие сомнения в том, что он гражданин нашей страны в широком смысле этого слова.

Я не знаю, почему люди прожили 50 или хотя бы 20 лет в Латвии и не знают ее языка. И, насколько мне известно, в российском обществе есть сейчас тоже дискуссия о том, что люди, претендующие на гражданство вашей станы, должны знать ее язык.

Латвия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 5 апреля 2017 > № 2129275 Эдгар Ринкевич


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter