Всего новостей: 2527512, выбрано 4 за 0.033 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Саркисян Тигран в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыТаможнявсе
Белоруссия. Армения. Казахстан. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > belta.by, 22 декабря 2017 > № 2437038 Тигран Саркисян

Председатель Коллегии Евразийской экономической комиссии Тигран Саркисян в интервью корреспонденту БЕЛТА рассказал об основных трендах евразийской интеграции, цифровой повестке, рынках энергоресурсов и о готовящихся изменениях в Договор о Евразийском экономическом союзе.

- Тигран Суренович, как бы вы кратко охарактеризовали уходящий год для евразийской интеграции. Это был успешный год или какие-то ожидания не сбылись? -

В этом году мы вышли на траекторию роста. Во всех странах Евразийского экономического союза по итогам года зафиксирован прирост ВВП, промышленного производства, увеличение объемов торговли - как внутри союза, так и с внешними торговыми партнерами. К примеру, рост взаимной торговли составил 27% за десять месяцев этого года. Такие темпы мы давно не наблюдали.

Положительная динамика стала результатом действия трех составляющих: восстановления мировой экономики, национальных реформ и действия интеграционного потенциала нашего объединения. По оценке экспертов, интеграционные процессы в формате ЕАЭС в последние годы обеспечили как минимум до 1 процентного пункта прироста ВВП для ряда наших стран.

Важно, чтобы этот позитивный тренд стал устойчивым, и мы максимально реализовали свои возможности. Поэтому задача, которая стоит перед нами, - обеспечить углубление интеграционных процессов и создать условия для ускоренной модернизации и развития экономик ЕАЭС.

Очевидно, что дальнейшее снятие барьеров, ограничений, изъятий, которые еще существуют в нашем союзе, будет стимулировать экономическую активность.

- В уходящем году были и громкие дискуссии между странами ЕАЭС. К примеру, Беларусь и Россия вели полемику насчет поставок белорусской молочной и мясной продукции, Казахстан и Кыргызстан - по поводу перемещения грузов через свою границу. Такие разногласия - недостатки Договора о ЕАЭС или это, скорее, частности?

- Подобные дискуссии были не только в прошлом году, они были и раньше, будут и в будущем. Когда реализуется такая масштабная задача, как формирование общего рынка и единого экономического пространства, постепенно должно происходить сближение по нескольким фундаментальным направлениям. Во-первых, это гармонизация законодательства. Второе - это осуществление согласованных политик в различных сферах экономической деятельности. В-третьих - создание реально функционирующих рынков без изъятий и ограничений. Четвертое - это равные конкурентные условия без демпинга и так далее. И самое главное - это сближение уровней социально-экономического развития наших стран, потому что очевидно: если эти уровни существенно отличаются, то и задачи, и приоритеты у стран разные, а это тоже одна из причин таких дисбалансов и конфликтов интересов. Все это означает, что мы должны пройти большой путь развития нашего союза и углубления интеграции, чтобы сблизиться по всем этим параметрам.

Но в тоже время благодаря таким дискуссиям и спорам мы выявляем первоочередные задачи, разрабатываем планы сближения позиций стран, решаем, как будем преодолевать существующие противоречия. В этом и есть логика нашего движения вперед.

- На ваш взгляд, назрели ли уже какие-то изменения в Договор о ЕАЭС или пока рано об этом говорить?

- Я считаю, что назрели. Опыт трех лет существования ЕАЭС уже выявил узкие места, показал плюсы и минусы применения норм документов, которые составляют правовую базу ЕАЭС. Кроме того, на мой взгляд, мы должны все время совершенствовать союзный договор. Мы с вами живем в быстро меняющемся мире, и те изменения, которые происходят вокруг нас, которые меняют экономическую доктрину, парадигму современной экономики, не должны оставаться незамеченными. Мы обязаны отвечать на эти вызовы, глобальные в том числе. Это значит, что мы должны все время возвращаться к нашему союзному договору и совершенствовать его.

В ЕЭК работает специальная группа, которая совместно со странами уже подготовила и согласовала со всеми участниками ряд предложений по изменению договора. Думаю, в следующем году мы предложим первый перечень изменений, которые необходимы союзу.

В качестве примера я могу напомнить, что в союзном договоре ничего не говорится о цифровой экономике, цифровой трансформации, в то время как это - самый важный глобальный тренд, который меняет нашу жизнь, экономику, социальную сферу - буквально все. И очевидно, что нам необходимо вместе реализовывать общую цифровую повестку. Иначе на общем рынке могут появиться новые препятствия и барьеры. Тем более, что современные рынки быстро проходят процедуру оцифровки, они все работают в логике цифры, в логике межотраслевых цифровых платформ. Нам также необходимо быстро меняться и развиваться, чтобы наш союз соответствовал тем темпам трансформации, которые мы видим в других странах, был бы конкурентоспособным на глобальных рынках. Иначе наши партнеры, бизнес и граждане уйдут на другие цифровые платформы.

- ЕЭК нуждается в каких-то дополнительных полномочиях?

- Да, и чем раньше мы это сделаем, тем эффективнее будет функционировать наш союз. Очевидно, что необходимо расширить полномочия Коллегии ЕЭК, что, конечно же, означает и повышение ее ответственности.Кроме того, Совету ЕЭК необходимо рассматривать концептуальные вопросы, потому что это очень дорогой ресурс. Когда мы ежемесячно собираем наших вице-премьеров, они должны обсуждать стратегические вопросы, а не технические. Сейчас порядка 50% из них Совет ЕЭК принимает без обсуждения, потому что это те пункты повестки, которые урегулированы со странами на уровне Коллегии. И мне кажется, загружать ими Совет нет необходимости. Такая перезагрузка и перераспределение полномочий - созревший вопрос.

Второй аргумент за расширение полномочий - чрезмерная забюрократизированность нашего союза. Иногда, чтобы принять простые решения, мы тратим шесть месяцев, потому что должны проходить очень сложные процедуры согласования позиций.

Кроме того, необходимо создать рычаги, в том числе финансовые, которые бы стимулировали интеграцию. Это и формирование финансовых фондов, и более активная работа с Евразийским банком развития. Важно, чтобы мы были подключены к реализации проектов, которые мотивируют интеграцию хозяйствующих субъектов, создание совместных предприятий, совместных брендов, совместных инфраструктурных и цифровых платформ. Сейчас таких инструментов, с помощью которых мы бы могли стимулировать хозяйствующие субъекты, у нас, к сожалению, нет.

- Я могу заблуждаться, но мне кажется, что граждане наших пяти стран - Беларуси, Армении, Казахстана, Кыргызстана и России - не чувствуют, что живут в едином союзе. Что нужно сделать, чтобы они на себе ощутили преимущества ЕАЭС?

- Я бы сформулировал несколько по-другому: наши граждане, наоборот, ощущают, что они живут в общем пространстве, но их огорчает, что в нем пока существует множество препятствий. На мой взгляд, нас объединяет общее прошлое, культурологический аспект, мы ко многим событиям и явлениям относимся одинаково, у нас схожая шкала ценностей, нас сближает русский язык. То есть оснований для того, чтобы чувствовать себя в общем пространстве, - на самом деле много. Но вот когда существуют проблемы, это огорчает, и их нужно решать как можно быстрее.

Серьезным шагом вперед стало решение проблемы трудовой миграции для жителей пяти стран: теперь можно устраиваться на работу без дополнительных разрешительных процедур. С 1 января 2017 года в России начало работать обязательное медицинское страхование для граждан союза, и все трудовые мигранты могут пользоваться этой страховкой, получать необходимую медицинскую помощь. Еще один важный аспект - признание дипломов, что также способствует тому, что люди могут находить работу. Конечно, есть еще много вопросов, над которыми надо продолжать работать, чтобы граждане наших стран чувствовали себя более комфортно. Это и вопросы, связанные с водительскими удостоверениями, и пенсионные вопросы, и ряд других тем. Мы ведем серьезную работу в этом направлении, и в следующем году, уверен, будут приняты решения, которые положительно скажутся на жизни граждан.

- Но разве нет ситуаций, когда принимаются решения на уровне ЕАЭС, в том числе названные вами по облегчению трудоустройства, по социальному страхованию, а в странах - участницах союза какими-то подзаконными актами это все нивелируется?

- Такая болезнь есть. Поэтому мы создали и опубликовали "Белую книгу" - доклад "Барьеры, изъятия и ограничения в ЕАЭС". В ней удалось согласовать со сторонами 60 требующих устранения препятствий, но их на самом деле гораздо больше. У нас около 140 вопросов, являющихся предметом дискуссий между странами, которые ограничивают равные условия для граждан и бизнеса. Мы видим, что национальные правительства вынуждены по ряду объективных или субъективных причин защищать своих производителей, граждан, и часто они принимают решения, которые входят в противоречие с нашим союзным договором. Все это должно преодолеваться совместными усилиями путем реализации дорожных карт по устранению уже выявленных препятствий.

-Вы уже затронули тему, о которой много говорят, - цифровую повестку. Первым проектом, который, как объявлено, будет реализован в ЕАЭС в соответствии с этой повесткой, станет создание системы прослеживаемости товаров. Вопрос, наверняка, актуальный, но он, как мне кажется, больше важен с точки зрения чиновников, бюрократии. А для бизнеса, для граждан что даст цифровая повестка?

- К нам по этому вопросу больше обращается бизнес, нежели чиновники. Система прослеживаемости, которую мы создаем, включает очень много элементов, обеспечивающих защиту прав и свобод бизнеса. Ведь если мы говорим об общем рынке, то все наши предприятия должны иметь свободный доступ на этот рынок. Система позволяет бизнесу открыто, транспарентно пользоваться общим рынком, перемещать товар через внешнюю границу в соответствии с едиными правилами, и все участники рынка будут иметь возможность следить за движением товара. Особенно это важно в ситуации, когда есть санкции против одной из стран союза и ответные ограничительные меры. Ведь в этих условиях необходима классификация товаров по стране происхождения, прозрачность всех процедур и возможность отслеживать перемещение товарных потоков. Иначе мы будем сталкиваться с проблемами, когда санкционные товары, экспортируемые в одну из стран союза, могут оказаться на рынке другой страны. Соответственно, в условиях отсутствия общей для всех стран системы нередко появляются препятствия для того, чтобы какой-то товар пересек границу. В результате от таких решений могут пострадать и добросовестные производители.

Кроме того, значительно повысится эффективность администрирования. Это поможет резко сократить теневой оборот и увеличить объемы поступлений в бюджеты наших стран.

Можно сказать, что стремление к повышению прозрачности товарных потоков и взаимное информирование - одна из причин тех сложных переговоров, которые шли между Кыргызстаном и Казахстаном. Стороны решали непростую задачу: как обеспечить транспарентность того, какие товары попадают на общий рынок.

- На ваш взгляд, реализация цифровой повестки в целом как изменит наши страны?

- Есть разные оценки эффективности применения цифровых технологий. Существуют расчеты экспертов, которые показывают, что оцифровка процессов логистики и перевозки товаров по железной дороге повышает производительность в этом сегменте экономики на 40%. Также сокращаются сроки доставки товаров. То есть, казалось бы, решение несложной задачи позволяет достичь огромного эффекта. А применение искусственного интеллекта быстро "убирает" очень многих ненужных посредников. Особенно если мы будем пользоваться цифровыми межотраслевыми платформами, которые оптимизируют решение многих задач. Эксперты считают, что цифровые торговые площадки и межотраслевые платформы меняют в целом концепцию международного разделения труда, повышая эффективность. Для меня очевидно, что если мы не будем совместно реализовывать цифровую повестку, то это приведет к появлению новых барьеров и препятствий на наших общих рынках.

Поэтому надо уже сегодня проводить согласованную политику в этой сфере. Президенты всех пяти стран ЕАЭС нас поддержали и утвердили основные направления цифровой повестки Евразийского экономического союза до 2025 года. Таким образом, было принято важное политическое решение, а премьер-министры утвердили механизм, как мы совместно будем реализовывать инициативы. Это основной и фундаментальный результат 2017 года.

- Есть мнение, что, как в свое время Европейский союз вырос из Союза угля и стали, так и ЕАЭС обретет прочный фундамент с созданием общих рынков электроэнергии, газа, нефти и нефтепродуктов. Как продвигается создание этих рынков, какие возникают сложности и уложимся ли мы в сроки, которые изначально были определены?

- Концепции формирования общего рынка электроэнергии, общего рынка нефти и нефтепродуктов и общего рынка газа уже утверждены президентами стран ЕАЭС. Перед нами стоит задача разработать программы по реализации этих концепций. Мы утвердили программу по электроэнергии, согласовали программу по рынку нефти и нефтепродуктов. Дискуссия по программе формирования рынка газа у нас будет развернута в следующем году.

Конечно, формирование этих рынков имеет очень важное значение для того, чтобы были созданы равные условия для предприятий наших стран, чтобы был равный доступ к этим ресурсам, не было дискриминации.

- Вопрос по международной повестке. У ЕАЭС успешно складывается сотрудничество с Китаем, другими азиатскими странами, государствами Ближнего Востока и Латинской Америки и практически отсутствует диалог с Европейским союзом, хотя предложения на этот счет со стороны ЕЭК звучат регулярно. Для чего нам все-таки важен европейский трек, почему мы так стремимся наладить взаимодействие с ЕС?

- В 2017 году произошло фундаментальное изменение тренда в сторону азиатских стран: впервые объем импорта в ЕАЭС из Европейского союза уступил объему импорта азиатских партнеров. Конечно, в какой-то степени этому способствовали и санкционные меры, но глобально - это мировой тренд, который не мог не повлиять на нас. В азиатских странах фиксируются высокие показатели экономического роста, именно туда переместилось производство многих товаров. Там же взрывными темпами идет рост потребительского спроса. Поэтому регион привлекает особое внимание нашего бизнеса. Предприниматели из стран ЕАЭС ищут возможности для вхождения на эти рынки. Кто-то импортирует из этого региона качественные и недорогие товары. Есть примеры того, как там находят ниши для своих товаров или реализуют стартапы.

Несмотря даже на этот объективный тренд, наш бизнес, конечно, не хочет терять европейского рынка. С другой стороны, европейский бизнес видит огромные возможности стран ЕАЭС, где около 180 млн потребителей, а также стремится, используя нашу транспортно-логистическую инфраструктуру, дотянуться до Азии.

Я убежден, что искусственные ограничения не могут длиться долго, бизнес все равно найдет пути для сотрудничества.

Наше стремление наладить диалог с ЕС обусловлено прежде всего потребностями экономики, бизнеса. Кроме того, мы получаем очень много запросов со стороны европейских ассоциаций, которые защищают интересы своего бизнеса. Европейский бизнес присутствует на нашем рынке и тоже не хочет его терять.

В этом контексте 2017 год стал важным этапом, когда мы увидели со стороны Европейского союза готовность к сотрудничеству. На мой взгляд, можно говорить о том, что лед тронулся и начался технический диалог с Европейской комиссией. В рамках моего визита в Вену на заседание Постоянного совета ОБСЕ мы услышали официальное заявление об этом от представительства Европейской комиссии. Специалисты Европейского союза и наши специалисты уже работают по очень многим вопросам, которые представляют взаимный интерес. Прежде всего это вопросы технического регулирования, технических регламентов, стандартов, правоприменительная практика, вопросы торговли, антидемпинговые расследования. Я уверен, что по мере становления ЕАЭС, по мере углубления нашей интеграции этот диалог будет более всеобъемлющим.

Эдуард ПИВОВАР, БЕЛТА.

Белоруссия. Армения. Казахстан. ЕАЭС. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Нефть, газ, уголь > belta.by, 22 декабря 2017 > № 2437038 Тигран Саркисян


Армения. СНГ. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 18 апреля 2016 > № 1730995 Тигран Саркисян

Встреча с Председателем Коллегии Евразийской экономической комиссии Тиграном Саркисяном.

Президент России провёл встречу с новым Председателем Коллегии Евразийской экономической комиссии Тиграном Саркисяном.

В.Путин: Уважаемый Тигран Суренович! Мы с Вами хорошо знакомы, вместе работали, когда возглавляли правительства наших стран.

Сейчас у Вас очень ответственная миссия – Вы стали международным чиновником, и высокого ранга. Очень рассчитываю, что под Вашим руководством комиссия Евразийского союза будет работать успешно.

Виктор Борисович Христенко [Председатель Коллегии Евразийской экономической комиссии с 2012 по 2016 год] сделал очень хороший задел, на мой взгляд. Перед нами много вопросов, проблем, которые мы должны совместно решать. И самое–то главное, что мы должны вместе сделать, – мы должны максимально использовать преимущества этого интеграционного объединения для решения задач, перед которыми стоят наши страны. Мы, собственно говоря, для того это интеграционное объединение и создавали, чтобы создавать дополнительные условия для роста экономики и развития социальной сферы.

Хочу Вам пожелать успеха. Мы с Вами – в таком качестве – встречаемся впервые, Вы не так давно приступили к исполнению своих обязанностей. У нас впереди, уже в самое ближайшее время, и встречи глав правительств в Ереване, а затем и встреча глав государств в Астане, так что будем вместе с Вами готовиться к этим серьёзным мероприятиям.

Т.Саркисян: Уважаемый Владимир Владимирович!

Большое спасибо за возможность обсудить с Вами перспективы развития Евразийского экономического союза. Как Вы сказали, действительно накоплен потенциал для интеграции, который будет служить в интересах наших народов.

С одной стороны, мы должны обеспечить преемственность в работе нашей коллегии. С другой стороны, мы должны быть готовы адекватно отвечать на новые вызовы, которые сегодня есть.

Мы видим, что меняется торгово-экономическое пространство, мировой ландшафт, и Евразийская экономическая комиссия, наш союз должен быть готов встроиться в эти глобальные трансформации, которые происходят.

Хочу Вас заверить, что мы сделаем всё возможное, чтобы те направления, приоритеты, которые определяются главами государств, были реализованы в полном масштабе.

В.Путин: Спасибо.

Армения. СНГ. РФ > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 18 апреля 2016 > № 1730995 Тигран Саркисян


Армения. СНГ. РФ > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 16 февраля 2016 > № 1651828 Тигран Саркисян

Встреча Дмитрия Медведева с Председателем коллегии Евразийской экономической комиссии Тиграном Саркисяном.

Стенограмма начала встречи:

Д.Медведев: Тигран Суренович, мы с Вами в последний раз встречались, когда Вы ещё возглавляли национальное правительство Армении, а теперь Вы совсем большой руководитель – руководите наднациональным органом, который руководит деятельностью других правительств, а именно евразийской нашей коллегией.

Я прежде всего хочу пожелать Вам успехов. Это трудная работа, но, мне кажется, интересная, потому что она направлена на интеграцию, на достижение больших результатов, которые выгодны всем странам, образующим Евразийский экономический союз.

У нас будет, по всей вероятности, достаточное количество контактов – и с учётом того, что штаб-квартира коллегии расположена в Москве, и с учётом разных мероприятий, которые будут проводиться на уровне правительств, на уровне руководства правительств. Одно из них должно состояться уже достаточно скоро.

И, конечно, очень важно нам наладить полноценную работу с новым составом коллегии, для того чтобы решать те задачи, которые сейчас являются актуальными. А это и совершенствование нормативной базы, там много накопилось документов, которые нужно принимать, они все подлежат согласованию, это дело непростое, ну и искать развязки в самых разных, подчас очень сложных ситуациях, которые возникают в экономической жизни Евразийского союза и в связи с другими какими-то проблемами.

Вот в настоящий момент я как раз проводил консультации в том числе с коллегами по Евразийскому союзу. Вы знаете, у нас возникла проблема с Украиной, с поставкой наших грузов транзитом, транспортировкой через территорию Украины. Мы вынуждены также предпринимать ответные шаги. Всё это тоже подпадает под вопросы, которые необходимо согласовывать и в формате Евразийского экономического союза.

В общем, позвольте пожелать Вам серьёзных успехов.

Т.Саркисян: Спасибо большое. Позвольте мне тоже прежде всего поблагодарить за тёплые слова и то доверие, которое мне оказано. Я осознаю всю ответственность, которая сегодня возлагается на меня, серьёзные ожидания со стороны наших стран, потому что и граждане наших стран, и бизнес хотят увидеть от интеграции каких-то реальных плюсов, и мы должны показать, что интеграция работает и это будет дополнительным стимулом для интеграционных процессов.

И, конечно, Ваша поддержка, безусловно, поможет нам более эффективно продвигаться вперёд. Я благодарен за то, что Вы сказали, что наши встречи будут периодическими. Это, безусловно, поможет очень многие вопросы решать как можно быстрее. Большое Вам спасибо.

Армения. СНГ. РФ > Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 16 февраля 2016 > № 1651828 Тигран Саркисян


Армения > Внешэкономсвязи, политика > mn.ru, 4 февраля 2013 > № 927735 Тигран Саркисян

«Мы видим, что Россия заинтересована в сильном союзнике на Кавказе в лице Армении»

Тигран Саркисян о росте экономики в 7% и о том, как Армения стала великой шахматной державой

Премьер-министр Армении рассказал «Московским Новостям» о вступлении в Таможенный союз, об учебе вместе с Алексеем Миллером и поездках в колхоз с Альфредом Кохом.

— Каким выдался 2012 год для Армении: что определяло жизнь страны в ушедшем году, какие успехи, какие проблемы?

— Наша политическая система доказала свою жизнеспособность: это проявилось в состоявшихся выборах в Национальное собрание, которые со стороны международного сообщества были признаны самыми демократичными в новейшей истории Армении. Экономическая активность была очень высокой. Рост ВВП в 2012 году составил чуть больше 7% — на постсоветском пространстве это один из лучших показателей. А если учитывать тот факт, что Армения находится в достаточно уязвимом геополитическом положении — я имею в виду отношения с некоторыми соседями, неурегулированные конфликты, — то это очень серьезная цифра.

— За счет чего такой показатель был достигнут?

— Прежде всего доказала свою эффективность антикризисная программа правительства. Направления были следующими. Первое — это диверсификация экономики. Второе — реальная поддержка промышленности: льготы, кредиты, улучшение бизнес-климата, прямое участие государства в тех или иных проектах, а также инвестиции в наукоемкие отрасли. Это все вместе дало свои результаты. Мы запустили программу по импортозамещению, договорились с нашими основными импортерами об инвестировании в экономику Армении. Прежде всего это инвестиции в перерабатывающие предприятия пищевой промышленности. В итоге последние несколько лет у нас темпы роста экспорта в два раза опережают темпы роста импорта.

— В прошлом году Армения и Россия создали рабочую группу, которая должна предложить формат участия Армении в Таможенном союзе, учитывая, что у вашей страны нет общих с Россией границ. Есть ли уже какие-то наработки? И насколько вероятно вступление Армении в ТС?

— Действительно, по итогам встречи 8 августа 2012 года между главами наших государств было принято решение создать такую комиссию. И речь идет не только об отсутствии общих границ. Специфика Армении заключается еще и в том, что структура армянской экономики сильно отличается от структуры экономики стран Таможенного союза, где есть значительные запасы энергетических ресурсов и где проводится политика защиты отечественного производителя путем достаточно высоких таможенных пошлин. В целом уровень пошлин в Таможенном союзе вдвое выше тех, которые применяются в Армении. Армения — одна из первых стран СНГ, которая стала членом Всемирной торговой организации, и это также придает определенную специфику нашим отношениям с Таможенным союзом. Поэтому необходимо найти формулу и наиболее эффективные инструменты нашего взаимодействия с ТС. При этом мы неоднократно говорили о том, что Армения заинтересована в интеграционных процессах на пространстве СНГ и готова их всячески стимулировать, поскольку, с одной стороны, Россия является нашим стратегическим партнером, а с другой — это большой и перспективный рынок, и мы должны создать благоприятные условия для ведения бизнеса в этом пространстве.

Армяно-российские отношения сегодня — это союзническое взаимодействие, твердо основанное на исторической близости между народами наших стран

— Как бы вы могли охарактеризовать нынешние российско-армянские отношения? Где мы в наибольшей степени продвинулись, а где еще есть проблемные моменты?

— Армяно-российские отношения сегодня — это союзническое взаимодействие, твердо основанное на исторической близости между народами наших стран. Отличительной чертой этих отношений является то, что мы не видим в них никаких проблем. Периодически возникают вопросы, которые мы в двустороннем порядке решаем. Очень важно то, что исторически между нашими народами сформировались отношения, которые ценятся и передаются из поколения в поколение. Поэтому наши отношения носят всеобъемлющий характер. И с этой точки зрения даже трудно выделить в качестве приоритетного какое-то одно или несколько направлений. Вместе с тем в последнее время на первый план выходят вопросы безопасности и нашей совместной ответственности за будущее, а также формат экономического сотрудничества, в котором Армения могла бы на твердых позициях взаимодействовать с Россией. Мы видим, что Россия заинтересована в сильном союзнике на Кавказе в лице Армении. По инвестициям в нашу экономику Россия занимает первое место, не говоря уж о сотрудничестве в военной сфере.

— Говорят, вы учились в Ленинграде вместе с Чубайсом, Миллером, Кохом. Угадывался ли уже тогда в Чубайсе будущий главный приватизатор России, а в Миллере — глава крупнейшей в мире газовой корпорации?

— Действительно, с Миллером мы учились в одной группе, с Кохом ездили вместе в колхоз — нас отправляли в Вологодскую область, если не ошибаюсь. А вот Чубайс учился в другом институте. Тогда Гайдар и Чубайс устраивали в Москве и Петербурге семинары, где обсуждались новые экономические модели (югославская, венгерская), и многие, в том числе я, их посещали. Конечно, кто тогда мог представить, как сложится жизнь... В первый раз после учебы мы с Миллером встретились в Ереване, на официальном ужине. По-моему, это произошло во время первого визита Владимира Владимировича в Армению. Я тогда был председателем центрального банка, а Миллер был в «Газпроме». Конечно, это была очень приятная и неожиданная встреча — мы увиделись, обнялись. Вообще мне наше студенчество запомнилось серьезной конкуренцией в плане того, кто как учится. Наша группа была очень сильной, занимала первое место в институте. Я был круглым отличником, за все время учебы у меня была всего одна четверка по советскому праву, и то только потому, что это был мой первый экзамен. Больше у меня четверок не было. Поэтому я окончил вуз с красным дипломом, поступил в аспирантуру и там же защитил диссертацию.

— В середине января Армению посетил новый премьер-министр Грузии Бидзина Иванишвили. Известно, что с его победой на выборах были связаны определенные надежды на улучшение отношений между Грузией и Россией. А это, в свою очередь, могло бы помочь и Армении. В частности, в плане восстановления железнодорожного сообщения с Россией через Абхазию. Обсуждали ли вы со своим коллегой этот вопрос, видны ли какие-то подвижки на этом направлении?

— Конечно, мы не могли обойти стороной этот вопрос. Азербайджан и Турция блокируют наши границы. Международные санкции затрудняют наши экономические отношения с Ираном. И конечно, железная дорога через Грузию имеет первостепенное значение. Поэтому этот вопрос мы не могли обойти во время встречи. Был очень открытый доверительный разговор, и не было ни одного вопроса, по которому мы бы не нашли взаимопонимания и наши позиции не были бы очень близки. Грузия тоже заинтересована в налаживании связей с Россией. Понятно, что есть очень много вопросов, которые надо решать, и это не сиюминутные задачи. Нас порадовала позиция премьер-министра Грузии, его заинтересованность в разрешении всего клубка этих проблем и налаживании контактов с Россией. Мы рассчитываем, что в ближайшем будущем эта проблема решится, и со своей стороны будем прикладывать к этому максимум усилий.

— У Армении непростые отношения с Турцией и Азербайджаном. Есть ли шансы в обозримой перспективе мирно урегулировать карабахский вопрос и наладить армяно-турецкий диалог?

— Я думаю, это прежде всего зависит от политической воли Азербайджана. Армения всегда в переговорном процессе занимала конструктивную позицию, которая заключается в том, что надо путем переговоров найти взаимоприемлемое решение. Но, к сожалению, наши соседи к этому не готовы. Что касается Турции, ситуация следующая: Армения пошла на переговоры с Турцией об установлении дипломатических отношений и открытии границ без предварительных условий. Переговоры завершились подписанием протоколов, которые должны были ратифицировать парламенты. Армения заявила о своей готовности сделать это, но турецкая сторона заморозила процесс. Так что сегодня мяч находится на стороне Турции. Насколько вероятно, что в ближайшее время вопрос сдвинется с места, сказать сложно. В этом вопросе чувствуется сильное влияние Азербайджана, требующего от Турции проведения политики, направленной на изоляцию Армении.

Армянство — это единый взаимосвязанный организм, который живет в единой логике, поэтому мы не можем рассматривать диаспору только как донора

— Известно, что ваши деды тоже пострадали во время геноцида 1915 года в Турции. Что у вас говорят в семье об этом?

— Да, мои предки родом из Эрзерума, это территория современной Турции. Мой дед чудом избежал гибели. Потеряв всю семью — родителей, братьев, сестер, — эмигрировал сначала в Россию, а затем в Восточную Армению. И 17-летним ребенком начал жизнь с нуля. Вся наша жизнь пропитана воспоминаниями об исторической родине, о геноциде, о жертвах. Эта участь постигла многие армянские семьи.

— Армянская диаспора традиционно является довольно мощной и состоятельной. Чем она в экономическом плане помогает своей родине?

— Мы рассматриваем этот вопрос в ином ракурсе. Армянство — это единый взаимосвязанный организм, который живет в единой логике, поэтому мы не можем рассматривать диаспору только как донора. Мы ее обозначили как часть армянского мира. Существуют экономические интересы армянского мира, политические, лоббистские организации, благотворительные фонды. Две трети нашего народа живет за пределами Армении, и влияние 6-миллионной диаспоры очень сильное и ощутимое. Часто Армения также оказывает помощь армянским общинам.

В последнее время в структуре министерства диаспоры РА создаются новые виртуальные структуры, которые объединяют людей по профессиям, — всеармянская организация архитекторов, юристов и т.д. Они проводят симпозиумы, конференции во всех странах. Это способствует тому, что нация становится более сплоченной, и этот живой организм получает больше возможностей для самореализации.

— Если мы говорим об инвестициях, из каких стран и в какие отрасли они в основном идут?

— Прежде всего инвестиции идут из тех стран, где есть сильная армянская диаспора, — это Россия и Америка. Если говорить о Российской Федерации, то это крупные инвестиции буквально во все сферы. Где есть экономическая активность, там есть российские инвестиции. Американские инвестиции в основном направлены в сферу технологий и IT-сектор. В декабре мы провели в Силиконовой долине пятую конференцию «Армтек» по привлечению инвестиций в современные технологические компании Армении. Еще одним приоритетным направлением для нашего правительства является туризм. Если сегодня мы в год принимаем порядка 800 тыс. туристов, то наша цель за пять лет дойти до цифры 3 млн туристов. Это весьма амбициозная цель, которая предполагает инвестиции в инфраструктуру, строительство гостиниц. Прежде всего наш потенциал — это туристы из бывшего Советского Союза и армянские общины. Ведь 95% армян, которые живут за рубежом, никогда не были в Армении…

— Сегодня Армения активно развивает сферу IT-технологий. Президент Серж Саргсян говорил, что в этой отрасли работает около 10 тыс. человек. Как развивается инновационная сфера?

— IT-сфера очень перспективна. Мы подписали в Силиконовой долине несколько важных соглашений. Первое — это создание венчурного фонда в Армении. Этот проект предполагает частное и государственное партнерство, а также участие доноров. Второе — это привлечение в Армению транснациональных корпораций. Правительство активно поддерживает инициативы в IT-секторе, и многие транснациональные компании рассматривают Армению как региональный IT-центр. Sinopsys, Misrosoft, National Instruments, D-Link, Intel, IBM — эти компании или уже открыли свои офисы в Армении, или же мы с ними ведем переговоры о возможных форматах сотрудничества. Следующее соглашение, которое мы подписали, — это строительство нового завода по производству чипов, с инвестициями из Аргентины. Также мы открыли представительство Армении в Силиконовой долине, что поможет стимулировать интеграцию и приток частных инвестиций в данную сферу и станет хорошим каналом для выхода наших компаний на американский рынок. Для Армении это перспективное направление, особенно если учитывать нашу географию, геополитические риски, ограниченные возможности по транспортным перевозкам. А если учесть еще и то обстоятельство, что математическая школа у нас всегда считалась сильной, то все это создает благоприятные условия для развития этого сектора. Ведь даже в кризисные годы рост IT-сектора в нашей стране составлял 20–25% в год.

— Армяне считаются очень сильными шахматистами. Не так давно Гарри Каспаров назвал Армению шахматной державой номер один…

— Действительно, Армения — шахматная держава. Наша сборная три раза становилась олимпийским чемпионом, опередив Китай, Россию, Индию, США. Два года назад мы ввели обязательную программу по шахматам в школах: у нас 1400 школ, и во всех школах шахматы являются обязательным предметом. Дело не в том, что мы хотим вырастить как можно больше гроссмейстеров. Шахматы учат строить стратегию, разрабатывать тактические схемы, принимать решения. Это сильный инструмент для развития аналитического мышления. Не случайно шахматы соотносятся с математикой, с программированием, и не случайно у нас такие сильные специалисты в IT-сфере.

— Известно, что Уинстон Черчилль всем напиткам предпочитал армянский 50-градусный, которым Сталин впервые угостил его на Тегеранской конференции в 1943 году. А какие напитки предпочитает премьер-министр Армении?

— Конкретного предпочтения у меня нет. Это во многом зависит от того, когда, с кем и почему (смеется). Если хаш (с виду это жидкий холодец с чесноком, но горячий. — «МН»), то обязательно с водкой, а сытный ужин лучше закончить армянским коньяком. Вообще я люблю крепкие напитки. Неудивительно, что Уинстон Черчилль был поклонником армянского коньяка, ведь это напиток для настоящих мужчин.

Анастасия Рафал

Армения > Внешэкономсвязи, политика > mn.ru, 4 февраля 2013 > № 927735 Тигран Саркисян


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter