Всего новостей: 2529157, выбрано 6 за 0.007 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Собчак Ксения в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортСМИ, ИТНедвижимость, строительствоОбразование, наукавсе
Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 15 декабря 2017 > № 2424739 Ксения Собчак

Соперница Путина. Как Ксения Собчак стала голосом оппозиции

Максим Артемьев

Историк, журналист

На данном этапе Собчак — идеальный спарринг-партнер для власти. Она психологически удобна для Путина, поскольку он ее давным-давно знает — еще как дочь своего бывшего шефа

В последние дни соцсети взбудораженно обсуждают появление Ксении Собчак на федеральных телеканалах. То в одной, то в другой программе она отвечает на вопросы, даже в прямом эфире, ругает власть, вообще оглашает крамольные вещи, которые их зрители отвыкли слышать.

Отчего это происходит? Кто допустил ее в святая святых — пресловутый «зомбоящик»? Какая цель у Кремля? Этими вопросами задается не только либеральная тусовка, расколовшаяся на «про» и «анти» по отношению к Собчак, но и многие вполне нейтральные обыватели. В либеральном лагере одни увидели в выдвижении Собчак возможность задать власти те вопросы, которые у них копились годами, точнее показать ей фигу не в кармане, а открыто; другие — напротив, хитроумную игру Кремля по дискредитации оппозиции и смягчению недовольства из-за недопуска к выборам Алексея Навального.

Разобраться в том странном и абсурдном для постороннего взгляда мире, каковым является российская политика, понять «кто есть кто», непросто. Его персонажи не просто говорят не то, что думают, но и их слова надо понимать не в том смысле, который в них высказан. Он, скорее, напоминает театр марионеток, где кукловоды спрятаны далеко от глаз зрителей, а сценарий представления неизвестен.

На ежегодной пресс-конференции Владимира Путина появление Ксении Собчак стало своего рода кульминацией ее медиа-активности последних дней. Начнем с того, что вызвал ее сам президент, с доброжелательными шуточками, поискав глазами в зале, чтобы она вступила с ним в диалог. В спонтанность такого решения верится слабо, больше оно напоминает домашнюю заготовку.

Ксения Собчак общалась не менее доброжелательно, весело улыбаясь, ничуть не смущаясь, как на съемках «Дом-2». Все это напоминало разговор давно знакомых людей (каковыми они и являются на самом деле), может быть, принадлежащих к одному семейству, но которые в силу возрастных различий обладают разными взглядами на один и тот же предмет. И старший родственник доброжелательно разъясняет младшей родственнице, в чем она не права, когда пытается проповедовать некие радикальные идеи. Такой диалог вполне возможен в какой-нибудь дворянской или купеческой семье России конца XIX века, когда молодежь отбрасывала ценности отцов, отказывалась посещать церковь или философствовала, почему в России нет парламента или конституции.

Собчак, прекрасно понимая, что многие считают ее «спойлером» Навального, не могла в своем вопросе зацикливаться только на себе и великодушно начала со своего то ли конкурента, то ли союзника. Озвучив фамилию оппозиционера, она не просто выполнила свой гражданский долг, но и дала возможность власти публично артикулировать свою позицию по отношению к так называемой несистемной оппозиции.

При этом важно отметить, Путин, отвечая на ее вопрос, тщательно избегал произносить фамилию Навальный (так же как Родченков) — в отличие от ненавистного ему Саакашвили, который служил в его речи обобщающим именованием сил хаоса и разложения.

Тезис, озвученный Путиным, достаточно прост: неконструктивная оппозиция — неконструктивна. «Вы хотите, чтобы такие Саакашвили дестабилизировали ситуацию в стране? Вы хотите, чтобы мы переживали от одного майдана к другому? Чтобы у нас были попытки государственных переворотов?» Соответственно, власть, которая «никого не боялась и никого не боится», ее до власти не допустит, извиняюсь за вторичную тавтологию.

Отвечая на предыдущие вопросы, президент сказал: «Думаю на тему о том, что у нас политическая среда тоже, так же как и экономическая, должна быть конкурентной… хочу и буду к этому стремиться, чтобы у нас была сбалансированная политическая система». Появление Ксении Собчак в качестве возможного кандидата на президентских выборах (а до регистрации еще далеко, и все может не раз переиграться), это, видимо, отражение данного пожелания.

На данном этапе Собчак — идеальный спарринг-партнер для власти. Она психологически удобна для Путина, поскольку он ее давным-давно знает — еще как дочь своего бывшего шефа. Ее мать все годы правления нынешней команды входит в нее, исправно получая всевозможные синекуры — то посты в Совете Федерации, то общественные должности. И отношения между младшей Собчак и Путиным, действительно, семейные.

Собчак не нужно раскручивать, поскольку она и так достаточно известна. При этом ее известность для политической карьеры — со знаком «минус». Собчак, родившаяся с серебряной ложкой во рту, не видевшая и не знающая жизни, никогда не станет «своей» для россиян, живущих тяжело и трудно и не имевших тех исключительно благоприятных стартовых условий, как она. И она однозначно не сможет стать центром притяжения для серьезных оппозиционных сил. Отчасти ее роль можно сравнить с ролью Михаила Прохорова F 13 в 2012 году. Только тогда Зюганов и Жириновский не казались еще такими безнадежно устарелыми, а сегодня требуется вливание свежей крови в политический набор.

Что касается тех «резкостей», которые произносит Собчак, то для действующей власти они никакой опасности не представляют, как не представляли аналогичные высказывания Вячеслава Мальцева в прошлом году по телевидению на думских выборах. Запас прочности достаточно велик, и Кремль ясно осознает, что избиратели реально не хотят непредсказуемости, с которой ассоциируются резкие перемены во власти. Поэтому позволить немного «диссидентства» на телеканалах считается вполне допустимым, благо оно на всякий случай тут же уравновешивается соответствующими репликами ведущих.

В то же время значительная часть условной либеральной тусовки готова пойти за Собчак, воспринять ее игру всерьез, поскольку она «социально близкая» не только для нынешней власти, но и для нее. Ее потенциальные избиратели, так же как и она, в повседневной жизни озабочены зарабатыванием денег и вполне конформно сотрудничают с властью, когда им приходится с нею пересекаться.

А это, в свою очередь, дает нужный эффект для Кремля — из зоны бойкота и проявлений недовольства уводятся те, кто хотел бы проголосовать за Навального и кто мог бы совершать непредсказуемые действия в случае его недопуска и отсутствия альтернативы. Цель Собчак — повести за собой этих людей, выключив их из протестной повестки на период избирательной кампании.

Понятно, что у нее есть и свои личные цели: она тщеславна, амбициозна, в этом дочь — копия отца и хочет играть в жизни России некую важную роль. «Соперница Путина» — что может быть лучше и заманчивее на данном этапе?

Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 15 декабря 2017 > № 2424739 Ксения Собчак


Великобритания. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > angliya.com, 6 декабря 2017 > № 2413275 Ксения Собчак

Ксения Собчак – evolution, not revolution

Неделю назад Ксения Собчак приехала в Великобританию, чтобы выступить на дискуссионной площадке «Открытой России» в Лондоне и встретиться с гостями Oxford Russian Club в Оксфорде. Журналист, в прошлом светская львица, а ныне – кандидат в президенты России под лозунгом «Собчак против всех» она не теряет ни секунды времени. За время интервью Ксения успела пообедать, сделать прическу и мейк-ап, решить все неотложные вопросы и подобрать наряд для выступления. Она уверена – только активная позиция способна изменить Россию и привести к власти новые политические силы, «свежую кровь», которая принесет позитивные изменения и прекратит многолетний «политический застой». Несменяемость власти и одни и те же политики на каждых выборах кажутся Ксении одной из главных проблем, которые она и решила изменить своим выдвижением.

– Всего лет 15 назад многие в России радовались краху коммунизма, а главным хитом была «Голубая луна». Сегодня представления о плохом и хорошем кардинально изменились: переосмысливается роль Ленина и Сталина, укрепляются «скрепы». Такое крутое пике – уже не в первый раз в истории России. Как создать ситуацию, при которой у людей будут четкие, неизменные ценности?

– Я считаю, что все люди разные, имеют разные мнения и ценности, и это не зависит от поколения. Я лично знакома со многими 45-летними людьми, которые ходят на митинги и хотят многое изменить в стране. Другое дело, что у людей, которые застали период так называемой разрухи, но успели состояться, остался лютый страх перед лихими 90-ми, которыми нас продолжают все время пугать. Нам говорят, что система, которая есть сейчас, не идеальна, но если все разрушить, то вернутся 90-е, и вы вообще все потеряете. Конечно, когда у тебя есть работа, сбережения и ты можешь летать на отдых в условный Египет, то тебе совершенно не хочется, чтобы жизнь развернулась в неизвестную и, вероятно, худшую сторону.

– Как убедить людей быть активными, прийти на выборы, интересоваться политикой?

– Сама сложившаяся ситуация и экономика подталкивают людей задумываться и верить в возможные изменения. Нет иных механизмов, кроме экономических, чтобы изменить точку зрения. Сейчас люди начинают жить беднее и беднее.

– В одном из недавних интервью вы назвали себя «человеком-функцией», смысл которой – объединить всех несогласных с текущей политической системой. Не боитесь ли вы, что Нечаев (Андрей Нечаев, лидер партии «Гражданская инициатива» от которой Собчак идет на выборы. – Прим. ред.) использует вас как функцию для повышения узнаваемости собственной партии?

– В политике все друг друга используют, отчасти поэтому политическая деятельность так неприятна многим. Но, несмотря на это, на вечный вопрос «почему вы?» у меня есть только один ответ: «а почему не вы?» Никто не хочет в это ввязываться, потому что политика сейчас – немодное занятие, хотя на самом деле нет никаких других рычагов влияния, кроме как через политику. В этом смысле Нечаев может меня использовать, администрация президента может меня использовать – от этого никто не застрахован. Но я вижу свое будущее именно с партией «Гражданская инициатива», и мы, конечно же, будем идти дальше. Я в этом смысле пришла всерьез и надолго.

– Какие задачи вы сейчас ставите перед собой?

– Я хочу, чтобы люди пришли на выборы, объединились. Я не очень доверяю опросам общественного мнения, поэтому понять истинный расклад сил на данный момент нельзя. Но я понимаю, что если за нас проголосует большой процент избирателей, то мы сможем изменить ситуацию. Я много раз говорила и скажу еще раз: истории известно много примеров так называемых «переворачивающихся выборов», когда у фаворита гонки зашкаливает рейтинг, а потом все меняется. Главная проблема сейчас в том, что люди не верят, что от их голоса что-то зависит. Моя задача их переубедить.

– Расскажите о своей команде. Антон Красовский, Игорь Малашенко, Дуня Смирнова, Елена Лукьянова. Кто еще?

– Виталий Шкляров, который работал на избирательную кампанию Берни Сандерса в Америке. Он занимается софтом. Именно Шкляров на выборах муниципальных депутатов в Москве создал электронную систему виртуального сбора подписей. Она очень поможет и нам, когда придет время физического сбора подписей. Ведь мы очень ограниченны во времени – по закону, у кандидата после регистрации в ЦИК есть всего 4 недели, чтобы собрать подписные листы. Собственно, сейчас вся кампания сосредоточена вокруг этого жаркого момента. Здорово, что ты уже знаешь, к кому идти и кто твоя активная аудитория, кто будет работать волонтерами, и так далее.

Также в моей команде Сергей Кальварский, который развивает Youtube-канал, и Тимур Валеев из «Открытой России», отвечающий за полевую работу. Есть еще несколько людей, но не все из них по разным причинам хотят сейчас «светиться».

Я хочу, чтобы это была не программа Ксении Собчак, а программа большого количества высококлассных экспертов, которые путем переговоров и обсуждений смогут договориться до основных вещей, выполнения которых мы и будем добиваться.

– У вас есть ряд очень ярких высказываний, которые нельзя назвать популярными в сегодняшней России: прекратить войну в Сирии, освободить политзаключенных, развивать равноправие женщин, похоронить Ленина и т.п. Вы осознанно строите свою кампанию на не- популистских тезисах?

– Я не популист и я хочу быть кандидатом правды. Со мной, кстати, даже мои политтехнологи спорят, но я все равно не считаю, что голоса должны завоевываться любой ценой. Мне нужна та аудитория, которая разделяет мои реальные взгляды. К сожалению, политики очень часто жертвуют своими убеждениями, чтобы не потерять тот или иной электорат. Я не хочу так действовать, потому что если мы про правду, то правда должна быть во всем. Да, наверное, какие-то люди отвернутся или не поймут. А может быть, произойдет чудо и они увидят, что есть кто-то, кто говорит то, что действительно думает.

– У вас есть план Б?

– Нет. Никто ни от чего не застрахован. Мы ж не в Лондоне живем. Но на данный момент я не вижу никаких рисков, поскольку моя позиция – искренняя. Она достаточно умеренная, и я всегда об этом говорила. Я против революций и хочу, чтобы существующая власть начала меняться через эволюционные механизмы, видя, сколько людей не поддерживает ее.

– А что муж (актер Максим Виторган) про все это говорит?

– Это лучше, конечно, у него самого спросить. Но он, естественно, не очень рад такому повороту.

– Хорошо. А кто Ксения Собчак по политическим убеждениям?

– Для меня важно подчеркнуть: я выступаю под девизом «против всех» и хочу, чтобы ко мне пришли не только люди, разделяющие мои политические убеждения, а люди, которых объединяет именно позиция «против всех». Мы можем в чем-то не соглашаться по отдельным моментам, и я озвучиваю свои предпочтения просто для того, что все понимали, что я за человек. Но это не значит, что вам нужно полностью принимать мои взгляды. Важно, что вас, так же, как и меня, «достали» одни и те же люди в политике. Сейчас нужно показать «системе», что мы все против нее.

С точки зрения моих личных взглядов я скорее либерал-демократ, но не в понимании Жириновского. Я считаю, что Россия может быть только социальным государством, поскольку у нас много людей живет за чертой бедности или балансирует на грани. Я за частную собственность, сильный частный бизнес и уменьшение налогов для него, сильную экономику. Я довольно правых взглядов, но, понимая специфику нашей страны, я вижу ее только социальным государством, и по-другому быть не может ближайшие лет 50, потому что мы имеем очень большой процент людей, всю жизнь существовавших в определенной системе, которых нельзя заставить измениться за один день. Их нельзя оставить без работы. Но менять систему отношения к бизнесу и поощрять тех, кто сам строит компании, необходимо, а не создавать большой государственный комплекс, который всех якобы кормит.

– Кто из людей, ныне работающих во власти, мог бы войти в вашу команду?

– Мне нравятся Оксана Дмитриева, Герман Греф, Алексей Кудрин, Эльвира Набиуллина.

– А с кем вы бы никогда не объединились?

– Наверное, с Зюгановым. Мне кажется, что его партия превратилась в абсолютный конгломерат постмодернистских пелевинских вещей. КПРФ в церквях со свечами – это треш, вы уже определитесь и либо крест снимите, либо трусы наденьте, как говорится. Это апофеоз лицемерия.

– Что вы ждете от аудитории в Великобритании?

– Во-первых, здесь тоже можно голосовать. Во-вторых, у нас есть краудфандинговая платформа по сбору средств. И самая большая помощь – это публично присоединиться к кампании, потому что многие люди готовы, конечно, давать деньги, но не готовы, чтобы их имя называли в печати.

– Своих денег много вложили?

– Да. Я вложила собственные накопления; плюс сейчас, пока это позволяет закон, я провожу кампанию в своем “Инстаграме”, где делаю скидки тем бизнесам, которые размещают у меня рекламу с хештегом «требуем перемен».

– Представьте, что вы реально станете президентом. Больше же никаких вечеринок и корпоративов!

– У меня уже давно нет никаких вечеринок. Остались корпоративы, которые являются частью моей работы. Но это, надо сказать, не работа моей мечты. Общественное мнение запаздывает за моей реальной жизнью на несколько лет. И журналистику, и общественную деятельность, которыми я серьезно начала заниматься еще с 2011 года, начали замечать тоже совсем недавно.

– Не обидно, что до сих пор вас помнят как блондинку и ведущую «Дома 2»?

– Это плата за успех. Конечно, мне обидно, но если бы не это, у меня не было бы народной славы. Это то, что сейчас дает мне возможность постучаться в каждый дом. Есть прекрасные журналисты, Кашин, например, но его знаем ты, я и еще три тысячи читателей “Фейсбука”. «Дом 2» дал мне огромный ресурс, но у каждого ресурса своя цена. Часть людей до конца жизни будет мне это припоминать, но надо понимать, что это было 15 лет назад. У меня богатая биография. Но мне кажется, что у наших депутатов Госдумы биография страшнее, уж лучше бы они в «Доме 2» сидели, меньше вреда было бы.

– И о приятном. Ваши любимые места в Лондоне?

– Я очень люблю Лондон. Мне здесь хорошо. Люблю суши-ресторан Zuma, но туда очень сложно в последнее время попасть. Обожаю Гайд-парк и у меня есть традиция делать там пробежки. Люблю сосисочную на берегу Серпентайна, где кругом уточки: сначала надо сжечь калории, а потом съесть хот-дог с кофе. Мне нравится гулять по Mayfair и еще выезжать за город. Но я никогда ничего не успеваю, потому что здесь живет очень много людей, с которыми каждый раз нужно встретиться. Мечтаю спокойно вырваться в Лондон хотя бы на недельку.

– Будущее. 2024 год. Выборы в России. Кто будет баллотироваться?

– Мне бы хотелось, чтобы это был прекрасный и сложный выбор между, например, такими кандидатами: Ксения Собчак, Алексей Навальный, Евгений Ройзман и Алексей Кудрин. Еще, кстати, можно добавить Медведева. Но при таком наборе точно будет второй тур. И чтобы все между собой реально боролись, образовали коалиции, соревновались и соперничали. Вот такая мечта.

Беседовала Елена Майорова

Великобритания. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > angliya.com, 6 декабря 2017 > № 2413275 Ксения Собчак


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 23 октября 2017 > № 2360311 Ксения Собчак

Ксения Собчак - от реалити-шоу до оппозиции Путину

Даниэль Верне | Slate.fr

Журналистка и фотомодель Ксения Собчак официально объявила, что выставляет свою кандидатуру на президентских выборах в марте 2018 года, пишет обозреватель портала Slate.fr Даниэль Верне.

В ноябре прошлого года американцы выбрали президента, который стал известен широкой публике, в частности, тем, что вел телепередачу ("Ученик знаменитости"). Россияне могут получить такой же "шанс" на президентских выборах 18 марта 2018 года. По крайней мере, если кандидатура Собчак дойдет до конца, от чего она весьма далека, предполагает автор.

В 2006 году она украсила обложку российского иллюстрированного журнала Playboy - и вот обогатившаяся благодаря посткоммунистической приватизации молодая женщина объявила, что вступает в президентскую гонку с Путиным.

Ее аккаунт в Instagram, где она представляет дефиле парижской моды, яхты, шикарные рестораны и сайты по восстановлению формы для миллиардеров (рублевых), имеет более 5 млн "подписчиков". Тут 36-летняя женщина может выставить на посмешище привычных кандидатов, 30 лет баллотирующихся на президентских выборах, - и правого популиста Жириновского, и коммуниста Зюганова, говорится в статье.

Отношения между Путиным и той, кого называют "русской Пэрис Хилтон", более неоднозначные. Кое-кто в Москве считает, что российский президент даже является ее крестным отцом. Она это отрицает. Тем не менее, Путин обязан своей политической карьерой отцу Ксении, одному из самых видных "либеральных" деятелей 1980-1990-х, сообщает Верне.

Отсюда возникает почва для подозрений: возможно, Ксения - изобретение режима, призванное привнести немного глянца и тревожного ожидания в президентские выборы, которым грозит скука, настолько неизбежным представляется переизбрание Путина, уже находящегося у власти 18 лет.

В российской прессе раздавались отголоски о маневрах Кремля по назначению кандидата (или кандидатки), способного сыграть хоть с какой-то достоверностью роль спарринг-партнера Путина. При этом нередко всплывало имя Ксении Собчак. В 2004 году власть уже создала кандидатуру Ирины Хакамады, с тем чтобы придать плюралистическую окраску выборам, разыгранным заранее. Тогда молодая женщина набрала 3,8% голосов, напоминает Верне.

С точки зрения Кремля, Собчак имеет преимущество, являясь одной из фигур, пусть и спорной, протестных митингов 2011-2012 года против манипуляций с парламентскими и президентскими выборами. Однако это преимущество может превратиться в неудобство, если она примет свою миссию слишком серьезно или если вдруг соберет вокруг себя сколь-нибудь значимое движение. Не настолько мощное, чтобы угрожать переизбранию Путина, но достаточное, чтобы лишить его сокрушительной победы, пишет автор.

Чтобы продемонстрировать серьезность своих планов, Собчак избрала в качестве консультанта политтехнолога Виталия Шклярова, 41-летнего белоруса, который участвовал в кампании Берни Сандерса в США и организовал кампанию тысячи независимых кандидатов на недавних муниципальных выборах в Москве, обеспечив победу другого оппозиционера - экс-депутата Госдумы Дмитрия Гудкова. При этом Собчак дала понять, что может выйти из гонки, если Алексей Навальный сможет вернуться. "Большие маневры начались", - подытоживает Верне.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 23 октября 2017 > № 2360311 Ксения Собчак


Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > snob.ru, 27 декабря 2016 > № 2036680 Ксения Собчак

Ксения Собчак: Искусство промолчать

Наша общественность предпочитает обсуждать мертвых, а не живых. Единственное, что может ее отвлечь от разговоров о том, так ли уж хорош был человек, только что погибший в результате трагической катастрофы, — это подробный анализ, кто и что по этому поводу неправильно сказал.

Я уже почти не удивилась, когда главным событием вчерашнего траурного дня внезапно стало обсуждение постов Божены Рынской, со всеми полагающимися в таких случаях проклятиями, плевками и театральными пощечинами.

Чем заслужили столько общественного внимания слова человека, не вполне здорового в узкомедицинском смысле? Божена пишет много такого, за что ее могли бы возненавидеть даже те, кто не умеет читать. Делает она это, видимо, совершенно осознанно. Такая страсть к эпатажу мне вполне понятна, поскольку я и сама отдала ей дань лет этак в двадцать, в период «Блондинки в шоколаде». Есть ощущение недолюбленности, недооцененности? Ну что ж, тогда я оденусь в костюм какашки и испорчу вам праздник. Ах, это поминки? Да какая разница.

По каким-то причинам уважаемая Божена из этого возраста так и не вышла, и ничто не доставляет ей большего удовольствия, чем выступить в амплуа старухи Шапокляк. Свою задачу она с лихвой выполняет, дивиденды от этого получает. Каждый раз, когда вы пишете в соцсетях «Будь ты проклята!», в нежном сердце Божены расцветает еще одна фиалка. Но помилуйте: произошла ужасная трагедия, погибли девяносто три человека, пользовавшихся значительной известностью в стране. Неужели это событие не способно хотя бы на время отвлечь нас от того, чтобы с подозрением зыркать глазами по сторонам: этот скорбит как-то неискренне, эта высказалась невпопад, а тот, кажется, вообще никак не реагирует, подлец этакий?

Я позавчера была на юбилее в Театре наций и подверглась всеобщему осуждению: как же так, в театр сходила, а пост соболезнований не написала! Кажется, для многих желание испытать ненависть и кого-нибудь заклеймить — вообще единственный побудительный мотив для выхода в интернет. Еще с утра в воскресенье в моей ленте появлялись робкие выражения ужаса и скорби перед происшедшим, но уже к середине дня все поглотила темная стихия: мол, и Божена высказалась возмутительно, и, кстати, покойная Елизавета Глинка когда-то сказала что-то не так, да и хор, даром что по нотам поет, не без червоточинки — пел не то и не там, где надо было.

Осуждение — любимая российская забава, и в нем источник многих проблем. Вместо того чтобы что-то подправить в себе самом, приятнее и легче осудить кого-то другого, а потом, приятно расслабившись, можно посетовать, что нет у нас никакой позитивной повестки. Послушайте, но ведь чтобы такую повестку обсуждать, неплохо бы сперва признать право других людей на собственное мнение. Или даже на собственное упрямое заблуждение, на страсть к эпатажу, на внезапно нахлынувшее желание брякнуть бестактную гадость — да, у людей есть и такие странные права. И вы совершенно не обязаны тотчас говорить вслух, что вы об этом думаете. Тем более хорошо бы воздержаться на похоронах.

Кому-то, наверное, кажется, что разевать рот в таких ситуациях его побуждает нетерпимость к злу. Нельзя подавать руки подлецу! Но вот что странно: разговоры о «рукопожатности» не затихают в сетях ни на неделю, но при этом никаких «нерукопожатных мерзавцев» у нас в принципе нет. На вечеринке у Ремчукова или у Венедиктова все не то что здороваются за руку, а прямо-таки лобзаются взасос. А вернувшись домой, возвращаются к нелицеприятной борьбе со злом в интернете. Парадоксально, но эти явления неразрывно связаны: легкость в светском общении и легкость в обливании друг друга помоями — это одна и та же легкость. Возможно, точнее назвать ее аморальностью.

В США в недавней истории были примеры, когда человек, будь то политик или спортсмен, подвергался всеобщему осуждению. Это было по-настоящему серьезно: люди лишались работы, обрывались социальные связи, затем некоторые из этих героев прилюдно извинялись, ходили к Опре Уинфри и плакали в студии, чтобы нация их простила. Иногда потом наступало прощение, и это тоже было большим и важным событием.

Если вы начинаете легкомысленно играть с такими вещами, сегодня проклиная кого-то от ноги, а завтра отправляясь с ним бухать в баре, — это верный знак, что на самом деле для вас в жизни нет ничего серьезного и важного. Точный термин для такого положения вещей — «моральная распущенность». Простите, но мне кажется, что это отвратительно.

Тут, кстати, и еще один пример подоспел: в сети появился «список русофобов», и ваша покорная слуга, естественно, оказалась в него внесена. Само по себе это не удивительно, но в качестве составителя списка был заявлен Захар Прилепин, то есть человек вполне вменяемый, хотя и слегка деформированный на почве национального самосознания. Мне очень сложно себе представить, как кто-то звонит Прилепину, и тот соглашается выступить экспертом по составлению «списка русофобов». Теперь, возможно, кто-нибудь обратится ко мне за помощью в составлении симметричного «списка русофилов» — ну, или опять же «нерукопожатных персон». В наше время, когда кулачные бои отошли в прошлое, письменное выяснение вопроса о том, кто из нас большее говно, стало основным занятием думающих, интеллигентных людей. Оно не прекращается даже в дни национального траура.

Буквально позавчера мы с Мишей Козыревым долго спорили о том, в каких ситуациях неприлично говорить правду. Моя позиция была в том, что правду прилично говорить всегда, а Миша Козырев настаивал: есть моменты, когда говорить правду не следует. Примирил нас его пример: о покойных, только что ушедших из жизни, плохо говорить неприлично. Я с этим согласилась.

Мне позвонили десятки информагентств с просьбой прокомментировать мое знакомство с Доктором Лизой, с другими пассажирами разбившегося самолета. Поверьте, мне есть что сказать. Я помню, как Лиза Глинка проводила вместе со мной аукцион в помощь пострадавшим от наводнения в Крымске. Я стояла с ней рядом на Болотной, стояла с ней на митингах, помню ее как человека смелого, сильного, не боящегося власти и не созванивающегося с Володиным. Затем она полностью поменяла позицию в связи с украинскими событиями. Изменились многие из нас, да и время изменилось. Все пассажиры самолета летели в Сирию, чтобы поднять дух солдат, которые воюют и убивают. Это не делает их хуже или лучше, это просто факт.

Наверное, когда-то можно будет спокойно обсудить и это, но сейчас для этого далеко не лучшая ситуация. Если ничего хорошего сказать не получается, можно просто промолчать.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > snob.ru, 27 декабря 2016 > № 2036680 Ксения Собчак


США > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 10 ноября 2016 > № 1964476 Ксения Собчак

Ксения Собчак: Американский майдан

Ксения Собчак

9 ноября 2016 года Дональд Трамп избран президентом США, и российскую общественность захлестнули эмоции: половина хоронит Америку, другая половина радуется, что американцы, избрав в лидеры хамоватого альфа-самца, теперь стали такими же, как мы. Депутаты Госдумы обрадовались до того, что встретили новость аплодисментами. Мне же кажется, что им надо подумать еще.

Во-первых, Америку хоронить преждевременно. Никакой человек, даже с такой прической, как у Дональда Трампа, не способен разрушить систему, которая отлаживалась веками и главный элемент которой — сменяемость любого чудика, в один прекрасный день правдами или неправдами пришедшего к власти. Выборы американского президента — это не выборы Ким Чен Ына, и именно это делает США настоящей демократической страной, за президентской кампанией в которой весь мир следил, затаив дыхание. Я даже проиграла Борису Белоцерковскому (который чаще бывает в Америке и сделал свою ставку, исходя из лучшего знания реалий) бутылку хорошего вина. Интригу нашему пари придало как раз то обстоятельство, что американская демократия реально работает и способна дать власть кому угодно, а потом у кого угодно эту власть забрать обратно.

А во-вторых, выборы Трампа показали, насколько на самом деле Америка не похожа на Россию и далека от той антиутопии, которая вызывает такой восторг и аплодисменты у российских парламентариев.

Пока шла предвыборная кампания, я с некоторым стыдом отводила глаза, когда Маргарита Симоньян и иже с ней на Russia Today рассказывали, что в США нет свободы прессы: неспроста же американские СМИ монолитно и единодушно ополчились против Трампа! Надо признать, в этих обвинениях был резон: никогда прежде поведение американской прессы во время президентской гонки так близко не подходило к границе того, что у нас называется «пропагандой». Разумеется, я отвечала, что американские журналисты мочат Трампа совершенно добровольно и от чистого сердца, потому что вся эта их «Лига плюща» — кузница либералов... но в чем-то мракобесы были правы, это было уже чересчур.

И все эти старания ушли в никуда. Американские избиратели проголосовали, как хотели, не обратив на пропаганду ни малейшего внимания.

Когда-то в СССР любой человек, выступавший против системы или обиженный этой системой, автоматически приобретал репутацию, вес и авторитет у определенной части общества — в 1970-х все уже всё понимали. Сейчас в России все не так. Стоило Макаревичу высказаться против официальной точки зрения и получить от пропагандистов ушат грязи, как его популярность среди масс и даже посещаемость концертов мгновенно упали, хоть и стоял он в списке символов страны на втором-третьем месте после Аллы Борисовны Пугачевой. Если российская власть закидала вас дерьмом, то вы так и будете ходить, закиданный дерьмом. Конечно, вас поддержат пять сочувствующих, а Познер напишет письмо в поддержку, но если вы против власти, то страна против вас. В 1970-х в обществе был протестный потенциал, сейчас его нет.

Зато этот протестный потенциал есть в Америке, и его символом стал человек, облитый в американских СМИ грязью как никто другой. Неожиданная трамповская победа — манифестация этого протеста.

Выборы выиграл не столько Трамп, сколько неофициальный слоган президентской кампании — Fuck the System. Чем откровеннее пресса пыталась манипулировать избирателями, тем неодолимее была ответная волна протеста и против этой прессы, и против системы, которую она пыталась защитить. В этом смысле каждое новое обличение Трампа работало на его кампанию: если президент Трамп — это «нет», брошенное в лицо системе, то чем более вызывающим и хамоватым выглядит этот президент, тем громче и бескомпромисснее звучит «нет». И то, что американский народ это слово сказал — показатель совсем другого общества, отличного от того, которое любезно сердцам российских депутатов, некстати разразившихся овациями. В этом голосовании проявилась мощь Америки: если хотите, можете ей поаплодировать.

Отчасти коллизию этих выборов предвосхитил Авраам Линкольн, задав свой риторический вопрос: «Если кто-то умнее вас, хотели бы вы, чтобы он принимал важные решения о вашей жизни, игнорируя ваше мнение?» Тем не менее, в 2016-м все немного сложнее, чем во времена 16-го президента США.

Меня очень удивило, что все мои состоятельные знакомые-американцы поддерживали Трампа. На мои вопросы они отвечали: «Да, он придурок, несет какую-то фигню с перебором, но он точно не станет увеличивать налоги. Страна перестанет стремительно «леветь», перестанет следовать тревожному европейскому тренду». Очень сильно «полевев» при Обаме, с помощью Трампа Америка может вернуться к звериному оскалу капитализма. Это, конечно, оздоровит экономику, потому что только конкуренция, снижение налогов, расчет на собственные силы и ресурсы — залог правильного развития общества.

И здесь тоже не нужно ахать и охать. Американцу, конечно, важно, что пишут о его президенте в европейских газетах, но гораздо важнее, какие счета он получает в конце месяца. Потому что он сам, а не президент, отвечает за благополучие своей собственной семьи.

Исход президентских кампаний в США обычно зависит от нескольких штатов, от небольшой прослойки избирателей, которые до самого конца не уверены в своем выборе. Чтобы выиграть, надо сплотить вокруг какой-то идеи тех, кто сплачиваться не очень-то готов. Обама сплотил демократов и шаткую часть республиканского электората своей идеей новой Америки, свободы и гуманизма. Трамп одержал не менее важную победу: он сплотил самые отсталые слои населения и состоятельный класс. Люди с пивными животами, посмотрев бейсбольный матч, восхитились тем, как метко этот бодрый старикан сказанул про мексиканцев и девичьи прелести. Те, кто считает деньги, проголосовали за нормальную систему налогообложения. Это удивительный консенсус двух полярных групп, уайт-трэша и богатых людей, которых объединяет одно: они хотят, чтобы их слушали.

Вся эта история лишний раз свидетельствует, что Америка — совсем не Россия, а американец и русский — далеко не братья по разуму, иррационально обожающие клевых неполиткорректных мачо. Америка устроила себе своеобразный майдан, бросив вызов системе. И система услышала, она напугана результатом, она неизбежно начнет меняться независимо от того, выиграет ли Трамп следующие выборы или уйдет с позором через четыре года. В результате система станет более совершенной и более сильной.

Лично для меня победа Трампа обернулась глубоким разочарованием: я, как было сказано выше, проспорила бутылку. Но и в том, что эта победа будет полезна для нынешнего российского режима, я тоже сильно сомневаюсь.

Три года назад, в самый разгар скандала с санкциями, я приехала в США. Пограничник, повертев в руках мой паспорт, вдруг спросил: «А как вы относитесь к Путину?» Я напряглась и ледяным тоном выразила свое недоумение неуместным вопросом. Но пограничник вдруг дружелюбно улыбнулся: «Я потому спрашиваю, что ваш Путин — сильный мужик, не то что Обама». Пограничник был, очевидно, уязвлен слабостью Обамы, который не смог нормально навалять российскому президенту, и выразил свое разочарование в форме комплимента самому Путину. Но Трамп, мне кажется, его не разочарует. А потому и комплиментов мы больше не услышим.

Трампа так долго чморили за то, что он марионетка Путина, что теперь ему придется доказывать обратное. Убийственные карикатуры, изображающие будущего президента в виде путинской собачки, были адресованы трамповскому электорату — той самой части населения США, которая очень ждет от своего президента, что он надерет кому-то задницу. Ожидания придется оправдывать. Президенту Китая или премьеру Японии показать козу не так легко, да они и не подставляются. Зато бывшая сверхдержава, которая по-прежнему трепыхается, невзирая на цены на нефть — идеальная груша для отработки удара. Конечно, господин Трамп выступит в своем излюбленном жанре, начав мериться, у кого длиннее. И такое соревнование легко может выйти из-под контроля, учитывая, что нашего парня тоже легко завести.

Нет ничего хуже, чем два альфа-самца, каждому из которых нужно консолидировать своих сторонников через соперничество с кем-то другим, предположительно более слабым. А при таком различии в весовых категориях исход поединка предрешен. Тявкать на слона, если верить баснописцу, дело беспроигрышное, но задираться на большую дурно воспитанную собаку без намордника — проект сомнительный.

А потому театральные овации наших депутатов, мне кажется, были не слишком уместны. Зрелище нас, конечно, ждет. Но смеяться и аплодировать теперь будут совсем другие люди.

США > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 10 ноября 2016 > № 1964476 Ксения Собчак


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 11 февраля 2016 > № 1647978 Ксения Собчак

Ксения Собчак: Уродство по закону или красота по беспределу?

Сперва мэр Собянин объявил о грядущем сносе незаконных и уродливых киосков возле метро — и это всем понравилось. Потом, в ночь с понедельника на вторник, киоски были снесены — тут уже раздался ропот общественности и возник мем «Ночь длинных ковшей». Наконец мэр отреагировал на общественное смятение кратким сообщением в соцсетях: мол, не надо прикрываться бумажками о собственности, потому что москвичи хотят красивых, открытых улиц. И вот тут гвалт поднялся нешуточный: оказывается, не настолько уж мы хотели этих самых открытых улиц, чтобы ради них признать священное право собственности простой бумажкой.

Я сама за собственность. Более того, мне несложно увидеть ситуацию глазами пострадавшей стороны, потому что я и сама когда-то была этой стороной. У меня в свое время, еще в лужковские годы, был маленький арендный бизнес. Я покупала небольшие помещения в жилых домах, переводила их в нежилой фонд и сдавала в аренду под всякие маленькие аптеки и магазины. Затем эта опция была закрыта: якобы жильцы домов были недовольны, что у них на первых этажах то ремонт, то веселая музыка из кабаков. Мой бизнес приказал долго жить, и не могу сказать, что я от этого в восторге.

Но, с другой стороны, я своими глазами видела, как эволюционировала эта система. Без взяток, без возможности неформально договариваться с местными начальниками что-то сделать было вообще невозможно. Я не верю, что есть хоть один человек в Москве, который мог проходить все эти адские согласования, не платя определенную мзду. Так была годами устроена система. Разумеется, все те, кто строил у метро свои кошмарные торговые точки, заручились за эти годы всеми необходимыми бумагами. Прав Навальный, заметивший, что вместе с киосками неплохо бы пройтись бульдозером по всем чиновникам, которые эти бумаги выдавали. Но такова была система бизнеса в Москве, и все, кто занимался предпринимательством, так или иначе в ней участвовали и тем самым продлевали ей жизнь.

Когда от милой и уютной низовой коррупции мы переходим к пресловутой «вертикали», мимолетный соблазн копеечных взяток рассеивается, и власть получает возможность вершить большие дела. Конечно, многие из этих дел оказываются полной глупостью. Когда я вижу московские велодорожки, которыми можно пользоваться два месяца в году, приступы смеха сменяются у меня вспышками ярости. Да, это был идиотизм власти, глупое маниловское прожектерство. Но решение снести киоски — не глупость. В этом я Собянина абсолютно поддерживаю. Потому что в такой дилемме: терпеть унылое адское говно по закону или сносить его по беспределу — я за беспредел. Просто потому, что против говна.

Да, беззаконие — это ужасно. Но выбор небольшой. Неужели лучше жить на вечном Черкизоне, который не поменяется никогда? Какие еще есть у города варианты?

Да никаких: это все было выкуплено, оформлено и легализовано задолго до Собянина или в его первые годы. Сейчас — я знаю это точно по себе — этот коррупционный бизнес полностью остановлен. Ни за какие деньги, ни за какие договоренности невозможно возвести павильончик. Нету таких людей, которые сегодня в Москве решают подобные вопросы. Соответственно, это реально то, что сделал Собянин. Он разрушил коррупционные схемы строительства палаток, стекляшек и пристроек. Он действительно хочет поменять облик города. Его нельзя поменять, оставив на месте магазины-времянки с синтетическими колготками и пирожками из котят.

Меня возмущает лицемерие интернет-общественности, ее двойные стандарты. Вы за законы? Вам нравится «закон Димы Яковлева», закон об НКО, законы о митингах? Или, возможно, вы признаете, что некоторые законы совсем не способствуют позитивным переменам в стране?

Или, возможно, вредные и лукавые законы можно нарушать только тем, с кем вы дружите в фейсбуке? Когда ваш любимый Капков сносил шашлычные в парке Горького, вы радовались, рукоплескали и падали к его ногам. Но Капков делал ровно то же самое, что сейчас делает Собянин. Правда, кроме этого, он в правильный момент пил кофе с Сапрыкиным и поставил его жену возглавлять Музей Москвы — возможно, именно мудрый пиар и обеспечил Сергею благожелательность аудитории журнала «Афиша» и креативного класса.

Я помню, как мне рассказывали о бедах несчастных шашлычников, лишившихся своего бизнеса: они по коррумпированным схемам получили договора на 10–15 лет и совершенно не планировали уходить из парка. Было два варианта: разбираться с ними любыми способами, угрозами и наездами, изгонять их с милицией и сносить бульдозерами или терпеть еще 15 лет.

Не было бы никакого парка Горького, если бы одним прекрасным утром туда не приехали экскаваторы. Капков в это время ходил с охраной, я это хорошо помню, потому что в его адрес поступали угрозы от всех этих шашлычников. Зато теперь у нас есть парк, где сотни прекрасных хипстеров радуются жизни и строят планы на светлое будущее.

Да, по беспределу, да, в одну ночь, да, без предупреждения. И это очень печальный, но неизбежный для современной России ход событий. Увы, только так это и работает. Выбора между законом и беспределом у нас нет. Выбор другой: жить по беспределу среди уродства и убожества, либо — опять же в обход закона — попробовать прорваться к чему-то лучшему. Поэтому, мне кажется, снос киосков и уничтожение наследия лужковской коррупции — важная и хорошая вещь. А что эта коррупция разрушена, вам подтвердят все строители и девелоперы Москвы.

Можно ли было все сделать цивилизованно? Так, чтобы владельцы киосков (весьма состоятельные люди) не выставили вперед безработных пенсионерок, которые будут бить в пустые кастрюли и кричать, что Собянин лишил их работы в кризис? Наверное, можно было придумать ход и похитрее. Но Собянин осознанно принял волевое решение. Он знал, что решение это непопулярное, и сознательно пропустил серьезный удар по своему имиджу. Но он сделал это ради того, чтобы хоть чуть-чуть изменить облик города. У меня это вызывает большое уважение. Так же, кстати, как и платные парковки, которые я тоже абсолютно поддерживаю. Не может крупнейший город России, претендующий на статус столицы сверхдержавы, быть дешевым городом. Мы все равно вынуждены будем жить так, как живут в Лондоне и Париже, и терпеть сопутствующие неудобства. Но мы хотя бы будем их терпеть, не видя вокруг грязных стекляшек с синтетическими колготками, грошовой бижутерией и тошнотворным фастфудом.

Дорогие хипстеры. Пока парк Горького был шашлычно-пивным раем, вы просто туда не ходили. В один прекрасный день вы открыли двери — и за ними оказался цветущий сад с Дашей Жуковой у входа, с вкусным мороженым от Гинзы в красивых будочках, с весенними фестивалями роз, как будто бы все это было всегда или спустилось с неба. Так официант приносит вам стейк рибай, не проводя перед этим экскурсию по бойне. Кровавые картины с мясокомбината, несомненно, испортили бы вам аппетит, но именно так появляются вкусные стейки. Вы не хотите видеть работу мясника, а только готовое блюдо с гарниром и веточкой петрушки? Тогда сейчас просто отвернитесь. И, пожалуйста, не надо лицемерить.

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 11 февраля 2016 > № 1647978 Ксения Собчак


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter