Всего новостей: 2529575, выбрано 3 за 0.005 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Умаханов Ильяс в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаМиграция, виза, туризмвсе
Россия > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 12 июля 2016 > № 1838612 Ильяс Умаханов

Ильяс Умаханов: «От того, что произошло между Россией и Турцией, страдали и Азербайджан, и Казахстан, и Киргизия»

Беседовал Владимир Нестеров

Вчера ведущий программы «Трибуна» Владимир Нестеров побывал в гостях у заместителя председателя Совета Федерации, представителя от исполнительного органа государственной власти Республики Дагестан Ильяса Умаханова. В большом интервью сенатор рассказал о работе верхней палаты парламента, российско-турецких отношениях, строительстве моста через реку Самур, сотрудничестве Москвы и Тегерана после снятия санкций, подготовке к хаджу, историко-культурном наследии.

- Весенняя сессия Совета Федерации завершилась заседанием, на котором было рассмотрено рекордное количество вопросов. Какие законопроекты, на ваш взгляд, заслуживают особого внимания?

- Последняя сессия была рекордной не только по количеству вопросов, которые были на ней рассмотрены, но и, наверное, по остроте и профессионализму обсуждения целой группы вопросов. До сих пор и в прессе, и в экспертном сообществе идет обсуждение пакета законов по антитеррористической деятельности. Целый ряд положений по региональной политике будут не только предметом обсуждения в профессиональном сообществе - предполагается проведение отдельного расширенного заседания Совета безопасности, где эта группа вопросов будет предметно рассмотрена, и мы ожидаем даже соответствующего указа президента.

Важны те законы, которые востребованы обществом, которые непосредственно влияют на настроение людей, на их положение, на умонастроения. В этой связи не могу не вспомнить известный закон, связанный с банковскими коллекторами и с микрофинансовыми организациями, и закон о рыболовстве, который дал широкий простор для упорядочения работы в этой сфере, "открыл шлюзы" для привлечения максимальных инвестиций в рыбную отрасль. Я недавно был на Камчатке и стал свидетелем тому, как закон работает. Как раз во время моего пребывания там было арестовано шесть крупных рыболовецких судов, которые, невзирая на действия положения закона, позволили себе дрифтерный лов. (Дрифтерный промысел - это лов плавающей в поверхностных слоях воды рыбы с помощью сетей, дрифтеров, протяженностью до нескольких километров. В такие сети кроме рыбы попадают различные морские млекопитающие, птицы и другие организмы. За это дрифтерный промысел получил название "стена смерти". Как подчеркнула ранее председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, являющаяся одним из авторов документа, закон направлен "на сохранение экономической безопасности страны и улучшение социально-экономического положения прибрежных регионов", - прим. ред.).

Такие законы уже начали работать и дали необходимый и правовой, и политический, и экономический эффект.

- Одной из главных внешнеполитических новостей последних недель стало потепление в российско-турецких отношениях. По вашему мнению, удастся ли вернуться к полноценному сотрудничеству между Россией и Турцией?

- Для этого понадобится время. Разрушить можно быстро, а на восстановление всегда уходит гораздо больше времени и усилий. Здесь важен и вопрос доверия между первыми лицами наших государств. Все это потребует времени, и быстрого эффекта мы не почувствуем. Тем не менее интерес российского туриста к Турции сохраняется. Возобновление турпотока станет важным общественным сигналом к тому, что отношения между двумя странами постепенно восстанавливаются и в том формате, и в том объеме, каковыми они были до преступного инцидента с российским самолетом и с российскими летчиками.

- Как вы считаете, тех шагов, которые сейчас уже предприняла Турция, достаточно для возобновления полноценного диалога?

- Это все-таки формальные признаки потепления. Эти условия выдвигались российской стороной в политико-правовой сфере и на уровне руководителей двух стран. Турецкой стороне придется заново открывать отели - многие из них закрылись, нарушена инфраструктура взаимодействия между коммерческими структурами. Причем все происходит в середине года, когда все планы соответствующих фирм и компаний уже сверстаны.

- Какую роль сыграл президент Азербайджана Ильхам Алиев в налаживании диалога между Москвой и Анкарой?

- Закрытое изящество дипломатии, наверное, заключается и в том, что мы наверняка ничего говорить не можем. Учитывая активность, которую проявлял и Ильхам Гейдарович Алиев, и целый ряд руководителей среднеазиатских республик для того, чтобы нормализовать российско-турецкие отношения, вполне можно допустить, что эти усилия повлияли на конечные решения турецкой стороны. От того, что произошло, страдали все - и Азербайджан, и Казахстан, и Киргизия, и другие государства. Нормализация отношений отвечала интересам всех государств, не только России и Турции, но и наших ближайших соседей и партнеров.

- Недавно на российско-азербайджанской границе началось строительство моста через реку Самур. Финансирование строительства происходит большей частью за счет Азербайджана. Каково значение этого моста?

- Финансирование строительства моста идет в рамках договоренностей, которые были достигнуты между нашими ведомствами, занимающимися этим объектом. Это очень важное и долгожданное решение, поскольку на него завязан целый ряд проектов.

Мы можем долго говорить об импортозамещении, имея в виду широкие, мощные поставки сельскохозяйственной продукции из Азербайджана в РФ, но этого не произойдет, пока мы не решим логистические проблемы. Бутылочное сужение дороги, которое приводит иногда к транспортному коллапсу, было одним из главных препятствий для доставки высококачественной продукции из Азербайджана в РФ, особенно в ее центральные регионы.

Кроме того, строительство моста имеет важное символическое значение, потому что этот мост связывает два братских народа, которые традиционно не имели сложностей в перемещении - и по ту, и по другую сторону живут родственники. Поэтому строительство и быстрый пуск путепровода будет иметь также очень большое гуманитарное значение.

- Продолжим обсуждать каспийский регион. Изменилась ли динамика взаимоотношений между Россией и Ираном после снятия санкций с этого ближневосточного государства? Какие открывшиеся направления в сотрудничестве вам кажутся наиболее перспективными?

- Мы и в предыдущие годы работали в достаточно плотном взаимодействии с иранскими коллегами. Активно работало посольство Ирана в Москве. У нас и сегодня очень тесные контакты с руководством посольства. Посол Ирана господин Санаи говорил, что практически не бывает недели, чтобы какая-то высокопоставленная делегация российских министерств и ведомств не находилась в Иране, а кто-то из иранских высокопоставленных чиновников не находился в РФ. Это свидетельствует о качественно новой динамике и интенсивности нашего сотрудничества.

Два месяца назад здесь находился председатель парламента Ирана господин Лариджани. Мы ждали пока завершится процедура формирования руководящих органов, теперь он переизбран на этот пост. Иранские коллеги подтвердили приглашение спикеру Совет федерации Валентине Ивановне Матвиенко посетить Иран. Предположительно, это будет ноябрь. Мы по дипломатическим каналам уточняем сейчас некоторые нюансы. Повестка дня будет включать широкий круг вопросов и станет продолжением бесед, которые велись в Москве между руководителями двух парламентов - это и вопросы международной повестки дня, это и вопросы законодательного обеспечения активизации и всестороннего расширения нашего экономического сотрудничества, это региональные вопросы, в том числе Каспий, и его правовой статус, и многое другое.

- Давайте поговорим о создании торгово-экономического пространства Евразии, с участием государств ЕАЭС, Китая, Ирана и партнеров по СНГ. Сможет ли эта идея воплотиться в реальность в обозримом будущем, на ваш взгляд? Если да, какие выгоды мы можем ожидать от ее воплощения?

- Это мировой тренд - создание крупных экономических, торгово-экономических объединений. Нет ничего удивительного в том, что государства, которые столетиями связывало единое экономическое пространство в рамках СССР и до Советского Союза, ищут пути для того, чтобы максимального эффективно выстраивать свою экономику. Пессимизм, который появился в связи с ухудшившейся мировой конъюнктурой, мне кажется временным. Перспектива и главный, магистральный путь развития – объединение наших стран на добровольной, равноправной основе, а таковым является ЕАЭС. Именно по этой причине интерес к этому объединению постоянно растет. Это и количество стран, и объем тех договоренностей, на который целый ряд государств готовы пойти. Там механизм принятия решений, понятный, прозрачный, равноправный. Это заметно отличает Евразийский союз от других объединений, которые уже существуют и которые под эгидой США формируются, где главная отличительная черта – закрытый характер этих объединений, когда отсекаются такие государства как Китай, Россия и многие другие страны.

Мы можем рассчитывать, что в ближайшее время контуры нашей организации достаточно сильно расширятся. Я вспоминаю одно из первых заседаний интеграционного клуба, когда, светлой памяти, Евгений Максимович Примаков как раз и выдвинул тезис о разноскоростной и разноуровневой интеграции. Эта формула позволяет найти возможность каждой из этих стран сформировать свою нишу сотрудничества с Евразийским союзом и, может быть, с отдельно взятыми странами, которые в Евразийский союз входят.

- Вы упомянули интеграционный клуб, который активно действует при председателе Совета Федерации в верхней палате российского парламента. Какие его мероприятия прошли в этом году, и что планируются на вторую половину года?

- Интеграционный клуб в классическом понимании уже перерос себя. Часть мероприятий проводится с участием клуба с МГУ, с МГИМО, с зарубежными экспертами. Мы недавно обсуждали в Астане вопросы транспортных коридоров между Китаем, Россией и Казахстаном, имея в виду юридические правовые нормы, которые уже сегодня стоит обсуждать, чтобы этот проект как можно скорее был реализован.

Огромный интерес по-прежнему вызывают вопросы, связанные с гуманитарным сотрудничеством, с созданием, если не единого информационного пространства, то механизмов, которые будут сближать наши народы через гуманитарное сотрудничество, через СМИ, через создание совместных фильмов, через написание совместных учебников по истории. И, наверное, мы все же вернемся к вопросу интеграции интеграций с учетом возросшего интереса целого ряда государств к работе по их подключению к ЕАЭС.

- В июне в столице Казахстана прошел международный форум, конференция "Религии против терроризма, в работе которого приняли участие 63 делегации из 41 страны. Какие идеи, прозвучавшие на форуме, вам кажутся наиболее продуктивными, наиболее внедримыми в нашу жизнь?

- Отличительной чертой форума стало то, что под одной крышей собрались законодатели, включая спикеров парламентов, политики, представители силового блока, экспертного сообщества, СМИ. Это показало, что без объединения усилий в рамках национальных границ представителей различных общественных групп и профессиональных групп, решить проблемы невозможно. Все согласились, что невозможно победить терроризм без объединения усилий разных стран и разных государств. Пока мы не перестанем делить террористов на своих и чужих, на хороших и плохих, каждый раз будут возникать эксцессы, которые не ограждают ни одну страну как бы далеко она не находилась, какие бы океаны не отделяли ее от очагов террористической активности. На сегодняшний день это, к сожалению, и Сирия, и ряд стран Ближнего и Среднего Востока. Мы видим, что это было и в Саудовской Аравии, которая предпринимает усилия, чтобы предотвратить такого рода теракты, но они тем не менее происходят.

Это вызывает особую озабоченность и тревогу на фоне предстоящего хаджа, когда сотни тысяч и миллионы людей соберутся на святых местах.

- Вы являетесь уполномоченным по делам хаджа в России. Расскажите о подготовке паломничества наших мусульман к святым местам.

- Мы уже провели целый ряд подготовительных совещаний. Впервые провели такое совещание в Крыму, оно было очень представительным. Обсуждались не только технологические вопросы подготовки хаджа, но и была проведена конференция "Ислам против терроризма", в которой приняли практически все муфтии, входящие в состав Совета по делам хаджа. Было проведено специальное заседание комиссии правительства РФ по делам религиозных объединений, ее возглавляет заместитель председателя правительства Сергей Эдуардович Приходько.

20 июля будет очередное совещание туроператоров, поэтому работа идет в плановом режиме во взаимодействии с саудовскими властями. Мы активно сотрудничаем с посольством.

В связи с курсовым колебанием рубля к доллару количество паломников может быть меньше. С другой стороны инфраструктура в Мекке еще не полностью восстановлена после реконструкции, чтобы принять прежнее количество паломников со всего мира. Поэтому в этом году действует ограничение на 20%. В этом году мы делаем особенный акцент на безопасном пребывании наших паломников на святой земле.

- Недавно во Владимире прошел VI парламентский форум, посвященный историко-культурному наследию России, и большое внимание было уделено нематериальному культурному наследию. Что подразумевается под этим термином? И нужен ли, на ваш взгляд закон, защищающий нематериальное духовное наследие?

- У нас и до этого не было никаких сомнений, что эта сфера должна подпадать под правовое регулирование, но сегодня по итогам владимирского форума, на котором были приняты рекомендации, зафиксировано прямое поручение Федеральному Собранию активизировать работу по подготовке соответствующего законодательного акта. Несколько лет назад ЮНЕСКО приняла конвенцию о защите нематериального духовного наследия, и в целом ряде государств отдельные вкрапления в законодательство, которое регулирует эту сферу, присутствуют. Наша задача максимально изучить положительный опыт, который есть за рубежом, максимально использовать и адаптировать его под наши условия.

У нас богатейшее нематериальное наследие, оно включает и песни и пословицы, обычаи, культуру и много многое другое, которое в прямом смысле не подпадает под понятие исторического наследия в таком привычном понимании – культовые сооружения, памятники. Поэтому предстоит большая работа и отличительная черта владимирского форума заключается еще и в том, что готовясь всякий раз к очередному форуму, заседанию, мы готовим мониторинг, что было сделано и выполнено из тех рекомендаций, которые были зафиксированы на предыдущих заседаниях. Поэтому эта работа будет продолжаться. Эта работа будет поставлена на контроль и в Совете Федерации, я уверен, что как только новый состав Госдумы приступит к работе, они тоже активно к этому подключатся.

- Вы в Верхней палате возглавляете Совет по вопросам интеллектуальной собственности? Что в этом направлении планируется сделать?

- Я возглавил совет недавно, в конце февраля прошло его расширенное заседание, где речь шла о редакции закона о патентных доверенных. Создана рабочая группа при совете, ее возглавляет Лилия Саловатовна Гумерова. Мы реализовали договоренность с немецкими партнерами о том, что рабочая группа совершит визит в Германию и изучит опыт, который есть в Германии. Надо признать, что наиболее продвинутыми в этой сфере являются Германия, Китай, отчасти Индия, и опыт наших немецких друзей нам представляется весьма важным и полезным. В самое ближайшее время мы выйдем с соответствующим проектом закона.

- Совет Федерации уделяет много внимания развитию старейшего санаторно-курортного комплекса на российском Кавказе – Кисловодского парка, и курортам Северного Кавказа в целом. Как идет работа по восстановлению жемчужин Северного Кавказа?

- Эта работа многоплановая, мы объединяем усилия с правительством Российской Федерации, с министерством по делам Северного Кавказа, с госкорпорацией "Курорты Северного Кавказа", но есть и наш собственный уровень ответственности, который связан с принятием отдельного закона о Кавказских Минеральных Водах. Закон создаст необходимую правовую базу для того, чтобы реализовать многие инициативы, которые "кричат и просятся", чтобы прийти и в Кисловодск, и в Ессентуки, и в Железноводск, и другие курорты Северного Кавказа. Недавно вышло постановление правительства Российской Федерации о придании Кисловодскому курортному парку статуса национального. Это в корне меняет возможности и его финансирования, и рекультивации, и урегулирования целого ряда спорных вопросов, вызванных попытками растащить парк на части.

16 июля по инициативе Валентины Ивановны Матвиенко при поддержке депутатов Госдумы, членов Совета Федерации – Александра Канокова, Михаила Афанасова, Джамала Гасанова – в центре Кисловодска на Курортном бульваре пройдет крупное мероприятие. Там будет открыт большой цветомузыкальный фонтан, благоустроена центральная площадь, открыты знаковые объекты, включая лестницу, колоннаду. Туда намеревается приехать руководитель Росимущества, губернатор. Это станет мотивацией для того, чтобы еще активнее работать в этом направлении.

- Ильяс Магомед-Саламович, вы совсем недавно вернулись из поездки по Сибири и Дальнему Востоку. Расскажите о своих впечатлениях, о положении дел в этих регионах.

- Главный вывод, который я вынес – неплохо бы было почаще ездить по своей стране. Я нахожусь под большим впечатлением от встреч с людьми, от богатейшей истории областей, краев, республик, от неповторимой природы. Это и Республика Алтай, и Камчатка, и Алтайский край. Несколько лет назад мы взяли курс на то, чтобы проводить выездные заседания в разных регионах Российской Федерации, поскольку это позволяет на месте почувствовать пульс жизни нашего народа и наших регионов. Целью любой поездки членов Совета Федерации, комитетов, комиссий, руководства является оказание помощи и содействие, а не контроль над тем, кто как выполняет свои служебные обязанности – для этого есть другие структуры и другие органы власти. Но мне кажется, это тоже стимулирует, повышает ответственность органов власти всех уровней.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 12 июля 2016 > № 1838612 Ильяс Умаханов


Россия > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 11 февраля 2016 > № 1644581 Ильяс Умаханов

Ильяс Умаханов: "Мы должны пропагандировать объединяющие начала, которые связывают наши народы"

Владимир Нестеров

Гость программы "Трибуна" вице-спикер верхней палаты российского парламента Ильяс Умаханов подводит итоги первого года существования Евразийского экономического союза.

- Смогли ли за год Армения и Киргизия стать полноценными членами ЕАЭС?

- Один год для такого объединения – не срок, но основные принципы, заложенные в создание Евразийского союза, сегодня работают. Армения и Киргизия вступили в ЕАЭС не так давно, тем не менее председателем коллегии Евразийской комиссии уже стал представитель Армении. В коллегии Евразийской комиссии есть представители и от Киргизии. С правовой точки зрения принцип равноправия всех членов соблюдается в полной мере. Представители этих государств пользуются полномочиями, которые предусмотрены договором о создании ЕАЭС. Интенсивной работы соответствующих органов и исполнительной власти, и законодательной власти требует ратификационный процесс, который нужно обеспечивать, как с точки зрения ранее принятых соглашений, которые находятся в работе. Недавно мы ратифицировали соглашение об обороте лекарственных средств. Оно затрагивает все государства, в том числе и Армению, и Киргизию, и они полноправно участвуют в этом процессе. Соглашение накладывает на них соответствующие обязательства, которые приняли на себя три страны, которые стояли у истоков ЕАЭС –Россия, Казахстан и Белоруссия.

- Существуют какие-то факторы, которые тормозят интеграционные процессы в рамках ЕАЭС?

- Экономическая конъюнктура не очень благоприятна для того, чтобы рассчитывать на какие-то быстрые достижения в интеграции государств, которые сегодня образуют Евразийский союз. А что было бы, если бы не было Евразийского союза? Насколько наши государства в условиях этой неблагоприятной конъюнктуры чувствовали бы себя экономически более стабильно? Это был бы еще больший удар по сравнению с тем, что происходит сегодня. В этом смысле создание ЕАЭС и вступление в этот союз Киргизии и Армении смягчило последствия кризиса, которые обрушились на наши государства, и не только на наши государства. Это, прежде всего, падение цен на нефть и экономическое давление Запада на Россию. ЕАЭС – это соединяющийся сосуд, неизбежно последствия этих факторов отражаются и на экономике, и на росте ВВП всех его членов. Но это временные трудности. Вместе такого рода трудности преодолевать гораздо легче, и гораздо быстрее можно выйти из этого неблагоприятного витка экономической конъюнктуры.

- Как дешевеющий рубль, девальвация нашей национальной валюты отражается на экономическом состоянии стран ЕАЭС? Это скорее позитивный или негативный фактор?

- Это данность, с которой приходится считаться. Изменения курсовой разницы между рублем и долларом неизбежно должно было сказаться и на экономическом самочувствии наших экономических союзников. Вслед за девальвацией рубля последовала превентивная девальвация в Казахстане и в других странах - где-то больше, где-то меньше, в коридоре от 14% до 40%. Речь идет не только о конкурентоспособности товаров, производимых в государствах ЕАЭС для торговли между собой, но и о конкурентоспособности экспортного потенциала этих государств. Российский рубль упал, и, соответственно, дешевеют стоимостные показатели, и эти перекосы должны быть каким-то образом выровнены.

Для экспортоориентированных отраслей промышленности всех наших государств слабеющая национальная валюта –дополнительный стимул для того, чтобы расширить возможности экспорта. Этот кризис показал необходимость более тесной координации центральных банков наших государств, чтобы в упреждающем порядке принимать какие-то меры и не создавать резких перекосов. Такая будет вестись на более системной основе.

- Страны постсоветского пространства, объединяет не только общая история, но и русский язык как язык межнационального общения. Но в некоторых странах СНГ уже выросло целое поколение людей, которые русский либо вообще не знают, либо знают уже очень плохо. На днях последний населенный пункт в Таджикистане, который имел русское название, город Чкаловск был переименован в город Бустон. Как укрепить позиции русского языка в дружественных странах?

- Если сравнивать с советским периодом, то востребованность использования русского языка несравненно меньше, но я бы не говорил, что популярность русского языка сильно падает. Миграционные процессы привели к тому, что произошел значительный отток русскоязычного населения. Уехали учителя, преподаватели, уменьшилось число обучающихся русскоязычных жителей этих государств. Соответственно уменьшился диапазон использования русского языка. Это экономический результат последствий политических или идеологических решений. Но сегодня миграционные процессы из того же Таджикистана приводят к тому, что таджикская сторона обращается к России с просьбой открыть русскоязычные школы, направлять туда преподавателей русского языка для обучения. Была замечательная инициатива, связанная с послами русского языка, с которой выступил целый ряд студенческих организаций, преподаватели. Они на общественных началах, готовы выезжать туда, чтобы обеспечить изучение, распространение русского языка в сопредельных государствах, среди наших братских народов. Есть решения о создании русской школы в Душанбе.

Сейчас произошел перелом, когда с одной стороны Россия хочет, чтобы великий русский язык остался достоянием этих народов, а с другой стороны, есть желание жителей этих государств изучать русский язык – для них это экономическая потребность. Есть определенные требования и стандарты для мигрантов, которые намерены приехать в Россию на работу, и это в том числе знание русского языка. Сопряжение этих факторов даст нам в ближайшее время более позитивную картину.

Что касается переименования, я бы я не придавал бы этому большого значения. Давайте будем откровенны и самокритичны – мы же начали процесс переименования городов и улиц в России. Мы переболели этой болезнью. В таджикском Чкаловске в свое время были сосредоточены научные и технические кадры. Это было закрытое административное образование. Но в результате оттока русскоязычного населения национальный состав изменился. Коренное население, может быть, из соображений национальной самоидентификации хочет вернуть старое название. Это не должно расцениваться как антироссийский жеста или символ отторжения от России. Это болезненный, но вполне объяснимый процесс укрепления национального самосознания.

- Как напомнить братским народам об их духовном и культурном родстве? Недавно прозвучало предложение вспомнить строительство Байкало-Амурской магистрали, в частности, установить памятник Гейдару Алиеву, который курировал эту стройку. Каково ваше отношение к этой инициативе?

- Абсолютно позитивное. У меня абсолютно позитивное отношение к философии того, что мы должны максимально пропагандировать объединяющие начала, которые связывают наши народы на протяжении долгой истории. Наши отцы и деды плечом к плечу строили БАМ, защищали страну от немецко-фашистских захватчиков, восстанавливали разрушенные города, заводы, фабрики Советского Союза, тогда получила совершенно иное звучание и расцвет национальная культура всех бывших республик, народов, населяющих Российскую Федерацию, тогда коллективно обеспечили прогресс в направлении науки, техники и других отраслях. Я глубоко убежден, что мы потеряли определенный период, когда начали ковыряться какие-то конфликтообразующих эпизодах нашей истории, в страницах, которые не вызывают иных чувств, кроме горечи и сожаления. Мы потеряли огромный позитивный задел, который был заложен старшими поколениями.

Сегодня картина все же несколько иная, и я очень признателен и средствам массовой информации, которые гораздо активнее используют возможности объединительного начала, пропагандируют наши общие ценности, общую историю, общие корни. Есть инициатива общественных организаций – увековечение роли Гейдара Алиевича Алиева в строительстве Байкало-Амурской магистрали как символа нашего культурного взаимодействия, гуманитарного взаимодействия, сохранения нашей общей исторической памяти. Я уже вел консультации с руководством РЖД, на днях мы проведем первое рабочее совещание по этой теме. Есть инициативная группа, которая готова финансировать такого рода проект за счет внебюджетных источников – благотворительных, личных вкладов, пожертвований –будь это памятник, будь это бюст, будь это памятная доска. Идея заслуживает максимальной поддержки, и Совет Федерации сделает все, чтобы это максимально быстро ее реализовать. В идеале это нужно сделать ко Дню рождения Гейдара Алиевича, сразу после майских праздников. Но мы уже не в том режиме работаем, когда к каждой дате нужно обеспечить пуск объекта, завода, базы, космической ракеты. Таких примеров может быть много не только в наших взаимоотношениях и общей истории с Азербайджаном, но и с другими сопредельными государствами. Это то зерно, которое мы должны очень бережно взращивать, чтобы оно принесло плоды. Я имею в виду главным образом подрастающее поколение, потому что люди старшего поколения помнят, знают, были свидетелями или участниками этих событий.

- Вы недавно вернулись из рабочей поездки из Израиля и Палестины, где были в составе делегации Совета Федерации во главе с Валентиной Матвиенко. Израиль – одно из немногих государств Запада (хотя он находится на востоке, его принято называть западным государством) которое с пониманием относится к операции российских ВКС в Сирии. Отношения между Сирией и Израилем были весьма напряженными. Я бывал в Сирии до конфликта, и тогда достаточно было иметь израильскую визу в паспорте, оказаться на допросе. Обсуждалась ли в рамках вашего визита ситуация в Сирии? И каково отношение израильских парламентариев и политиков по отношению к операции российских ВКС?

- Это был официальный визит председателя Совета Федерации в Израиль, а визит в Палестину был рабочий визит. В беседах как с президентом Израиля и со спикером израильского Кнессета, так и в ходе встреч с Махмудом Аббасом проблематика Сирии была наиболее актуальной, чувствительной темой. Официальные беседы и частные, приватные разговоры, которые мы вели с коллегами в Израиле, подтверждают их понимание важности и значения операции, которую ВКС России проводят в САР. Тут на первый план выходит осознание того, что главная угроза это не исторические распри, которые разделяли Сирию и Израиль. Главная угроза сегодня – это ИГИЛ, это терроризм, от которого Израиль страдает не меньше, а иногда и больше, чем все государства Запада. Они на себе испытали, что такое терроризм. Даже во время нашего пребывания в Иерусалиме было два террористических акта. Поэтому первое и главное –борьба с терроризмом. А второе –стабильность, мир и спокойствие на сирийской земле. Эти два стратегических постулата для Израиля чрезвычайно важны. Легко рассуждать о том, что происходит на Ближнем Востоке, из окна своей уютной квартиры где-то в Нью-Йорке, и гораздо сложнее, когда ты находишься в непосредственной близости. До недавнего времени была реальная угроза использования химического оружия, угроза того, что химическое оружие может попасть в руки террористических формирований, которые в огромном количестве расплодились после известных событий в Ираке, в Ливии и в Сирии. Против кого оно было бы направлено? Как оно было бы использовано? Это не абстрактные вопросы, которые вызывают большую озабоченность у руководства Израиля.

Именно поэтому существует тесная координация, взаимодействие соответствующих военных ведомств, специальных служб, которые выстраивают линию противодействия терроризму и террористическим атакам, с учетом позиций и с учетом заинтересованности наших партнеров, в данном случае речь идет об Израиле. Полагаю, что это обсуждение получит свое продолжение, поскольку мы договорились о проведении последующих консультаций между профильными комитетами обороны, безопасности и международных дел со стороны Федерального Собрания и Объединенного комитета по международным делам, обороне и безопасности Кнессета Израиля. И в этом смысле мы готовы активно содействовать такого рода взаимодействию, может быть, в известной степени подключив туда наших коллег из сирийского парламента.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > vestikavkaza.ru, 11 февраля 2016 > № 1644581 Ильяс Умаханов


Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > magazines.russ.ru, 10 июля 2015 > № 1458914 Ильяс Умаханов

Тысячелетний город глазами писателей

Ильяс УМАХАНОВ

Ильяс Умаханов –заместитель Председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, представитель от исполнительной власти Республики Дагестан.

В круге моего чтения постоянно присутствуют книги о Дагестане, об его истории, городах и народах. Знаменательно, что Год литературы совпал с юбилеем одного из старейших городов нашей страны – Дербента. Этому древнейшему духовному и экономическому центру Кавказа исполняется две тысячи лет. На протяжении этого времени город служил важным узловым пунктом Великого шелкового пути. Его по праву можно считать колыбелью нескольких мировых религий, но и поныне Дербент остается образцом многонационального и межконфессионального согласия. В 2006 году Дербент заслуженно получил премию ЮНЕСКО как самый толерантный город мира.

Известнейшие историки и путешественники древности побывали в Дербенте – от Плутарха и Птолемея, Плиния Старшего и Тацита до Афанасия Никитина и Марко Поло.

До начала XVIII века Дербент был шире открыт Востоку, чем России. О нем упоминает в своих произведениях классик персидской поэзии, поэт-романтик и мыслитель XII века Низами Гянджеви. Из Дербента прибыла его жена и муза, вдохновившая поэта на создание шедевров литературы средневекового Востока, среди которых поэмы «Хосров и Ширин» и «Лейли и Меджнун». В поэме «Искандер-наме» Низами Гянджеви описал историю строительства Александром Македонским дербентских каменных стен и сооружений, которые перекрыли проход между морем и хребтами гор.

По-настоящему Северный Кавказ стал приоткрываться для российского общества после Персидского похода Петра I. Но лишь в XIX и ХХ веках кавказский колорит и образы «железных ворот Кавказа» – Дербента нашли свое место в мировой литературе.

«Заря ахнула от изумления, взглянувши на него впервые: это был поток камней и грязи с трещинами вместо улиц, которых сам почтенный строитель не распутал бы среди бела дня. Все дома родились слепыми, все их черепа были расплюснуты под адской пятой, все они пищали от тесноты, ущемленные между двух высоких, длинных-предлинных стен. Все вместе походило, одним словом, на огромного удава, который под чешуей домов растянулся с горы на солнышке и поднял свою зубчатую голову крепостью Нарын, а хвостом играет в Каспийском море» – так описывает Дербент ссыльный декабрист Александр Бестужев-Марлинский.

Он четыре года прослужил рядовым Дербентского гарнизонного батальона и сделал немало литературных зарисовок древнего города. Например, в повести «Аммалат-бек» (1831) несколькими мастерскими мазками нарисована картина зимнего Дербента: «Седой декабрь осыпал уже верхи окрестных гор порошею. По улицам Дербента кое-где лежал ледяной череп, поверх его густыми волнами катилась грязь по зубристой мостовой. Лениво плескало море в затопленные башни сходящих в воду стен. Сквозь туман свистели крыльями стада стрепетов и дудаков; вереницы гусей с жалобным криком мелькали над валами, – все было мрачно и угрюмо; даже глупо несносный рев ослов, навьюченных хворостом на продажу, походил на плач по красной погоде».

Совсем другим предстал Дербент взору знаменитого французского писателя Александра Дюма, который в 1858–1859 годах совершил путешествие на Кавказ. Двадцать из шестидесяти четырех глав своих путевых заметок, изданных в книге «Кавказ», Дюма посвятил Дагестану, в том числе Дербенту.

Александр Дюма сумел увидеть величие и великолепие древнего города: «И в самом деле, это был Дербент – огромная пелазгическая стена, которая загораживала дорогу, простираясь от горной вершины до моря. Перед нами находились лишь массивные ворота, принадлежащие, судя по контурам, могущественной восточной архитектуре, предназначенной презирать века. …Трудно найти город, который по происшествиям, в нем совершившимся, полностью соответствовал идее его возникновения. Дербент был действительно таков; это город с железными вратами, но сам он – весь, целиком, не что иное, как железные ворота; это большая стена, призванная отделять Азию от Европы…»

Великий французский романист сделал немало метких зарисовок местных жителей, а также познакомил европейцев с рецептами кавказской кухни, в том числе знаменитого шашлыка.

Кавказская тема получила блестящее развитие в стихах и прозе Михаила Лермонтова, в повестях Льва Толстого «Казаки», «Кавказский пленник», «Хаджи-Мурат».

В ХХ веке интерес литераторов к теме Кавказа, Дагестана и Дербента не угасает. Появляются национальные поэты и писатели, воспевающие современный Дербент.

О городе, его жителях – и о своей любви – писал народный поэт Дагестана Расул Гамзатов. Вот стихотворение из сборника «Суди меня по кодексу любви»:

В Дербенте виноградари гуляли

И возносилась древняя лоза,

И предо мной, зеленые, мерцали

Твои, как виноградины, глаза.

Ему же принадлежат строки:

...Дербент – нам Рим,

Гуниб для нас – Монако.

Нарынкала – Акрополь золотой,

Где светит нам история из мрака.

Гамзатов посвятил их своему другу и современнику, татскому писателю Хизгилу Авшалумову. Уроженец пригорода Дербента Хизгил Авшалумов создал в своих рассказах и новеллах образ коренного дербентского жителя Шими Дербенди – своеобразный аналог Ходжи Насреддина и бравого солдата Швейка. Шими какой-то неуклюжий, вечно попадает в истории, говорит глупости, танцует и поет песни. Но мы смеемся и плачем, искренне сопереживая литературному герою. «Каждый из нас по-своему Шими Дербенди…» – заметил автор на одной из встреч с читателями.

Хизгил Авшалумов вплетает в ткань своего повествования множество народных пословиц и поговорок и напитывает фольклорным богатством, народной мудростью татов и других дагестанских народов. Читатель проникается атмосферой дербентских магалов – кварталов с одноэтажными каменными постройками, многие из которых имеют не одну сотню лет собственной истории и обладают неповторимым восточным колоритом. Своеобразные герои писателя, а особенно хитроумный Шими Дербенди, показывают, что дербентский юмор не уступает одесскому или габровскому.

И в настоящее время не увядает творческая жизнь в древнем Дербенте. Там живут и творят поэты и писатели разных национальностей и конфессий – их подпитывает насыщенная историей духовная энергия города.

Однако в наш электронный век, когда бумажной книге грозит превращение в некий реликт, литераторам все труднее не только добиться признания, но даже издать свою книгу доступным для читателя тиражом. Автор, который пишет на национальном языке, в рыночных условиях практически не имеет шансов жить за счет писательского труда. Потому большое значение для поддержки литературы имеют деятельность меценатов и некоммерческих организаций, государственные и частные гранты. Да и любые другие формы работы достойны уважения и признания.

Не менее важна поддержка библиотек, театров, клубов как центров сохранения и распространения литературных богатств нашей страны.

Год литературы в России способен многим помочь найти свою книгу, открыть для себя новых авторов и, в конечном счете, измениться к лучшему.

Опубликовано в журнале:

«Октябрь» 2015, №7

Россия. СКФО > Внешэкономсвязи, политика > magazines.russ.ru, 10 июля 2015 > № 1458914 Ильяс Умаханов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter