Всего новостей: 2460230, выбрано 60 за 0.002 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Бершидский Леонид в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмНефть, газ, угольСМИ, ИТАвиапром, автопромАрмия, полициявсе
США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 апреля 2018 > № 2573356 Леонид Бершидский

Санкционное противостояние заставляет Россию наказывать россиян

Те меры, которые предложил российский парламент, нанесут ущерб скорее крупным российским компаниям и обычным гражданам, нежели Америке.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

США и Россия отложили момент принятия решений касательно введения санкций друг против друга, но логика их неуклонно ухудшающихся отношений подсказывает, что новые санкции неизбежны. Сейчас трудно спрогнозировать, до чего США могут дойти и кто больше всего пострадает от последствий. Между тем реакция Кремля не вызывает никаких сомнений: он сознательно навредит россиянам больше, чем американцам.

Кто бы ни предложил запретить объединенной компании «РУСАЛ» — алюминиевой компании, принадлежащей российскому миллиардеру Олегу Дерипаске, — работать в США, вероятнее всего, он не учел возможные последствия такого шага. К примеру, как такое решение повлияет на цепочку поставок в глобальной алюминиевой индустрии? Или на австралийско-британскую компанию «Рио Тинто» (Rio Tinto), которая прежде продавала сырье РУСАЛу? Или на рабочих глиноземного завода РУСАЛа, расположенного рядом с Лимериком, Ирландия? И это только сопутствующий ущерб.

С другой стороны, потенциальные российские контрсанкции, изложенные в законопроекте, который поддержало большинство российских законодателей, начиная со спикера, включают в себя такие меры, которые могут нанести вред миллионам россиян. Но депутаты сознательно не обращают на это внимание.

Этот законопроект — который вступит в силу в том случае, если президент издаст специальный указ — разработан таким образом, чтобы «ударить под дых американцам», как сказал Михаил Емельянов, один из многочисленных сторонников принятия этого закона.

Предложенные меры включают.

• Запрет на импорт продуктов питания, лекарственных препаратов, алкоголя и табака.

• Прекращение работы деловых предприятий атомной и космической отраслей, в которых американским гражданам и компаниям принадлежит более 25%.

• Запрет на сотрудничество с американскими юридическими, аудиторскими и консалтинговыми фирмами для российских предприятий, связанных с правительством.

• Аннулирование защиты товарных знаков американских компаний.

• Повышение комиссии для американских авиалиний, чьи самолеты пересекают российскую воздушную границу.

• Ограничения на прием на работу американских специалистов и менеджеров высшего звена в российские компании.

Все эти меры, как говорится в законопроекте, могут быть приняты и против других «недружественных» стран.

Запрет на импорт алкогольной и табачной продукции будет не слишком болезненным. За первые девять месяцев 2017 года Россия импортировала американские товары на общую сумму в девять миллиардов долларов, и только 4% от этой суммы пришлись на продукты питания и алкогольную продукцию. Россия спокойно обойдется без них, хотя некоторые ценители, возможно, будут скучать по своему бурбону и винам из Долины Напа. Хотя американская табачная компания «Филип Моррис» (Philip Morris International) является лидером на российском табачном рынке, за первые девять месяцев прошлого года Россия импортировала из США свежие листья табака на сумму в 57 миллионов долларов. США поставляют в Россию гораздо меньше такой продукции, нежели, скажем, Бразилия, и производители сигарет с легкостью найдут себе новых поставщиков сырья в Африке, Азии или Латинской Америке.

Но ситуация с лекарственными препаратами иная. В 2017 году на долю американских компаний приходилось 13% российского импорта медикаментов. В законопроекте о контрсанкциях говорится, что ограничения могут быть введены только на те препараты, которые невозможно заменить препаратами местного производства или препаратами, импортируемыми из дружественных стран — эта задача усложняется еще больше в силу высокого качества американских лекарственных средств. Но если власти реализуют этот запрет, немногим более половины импорта — на сумму примерно в 45 миллиардов рублей (731 миллион долларов) — будет потеряно.

Такая сумма — это примерная прибыль компании «Пфайзер» (Pfizer) за пять дней. Но это станет огромной проблемой для российских пациентов. Иногда неамериканские компании производят аналоги американских препаратов в недостаточном количестве — в первую очередь это касается детских форм определенных препаратов. В других случаях разница в качестве может оказать существенное влияние на эффективность лечения.

На вопрос о том, как российским пациентам нужно реагировать на запрет на импорт фармацевтической продукции, вице-спикер Госдумы Петр Толстой ответил шуткой: «Сплюньте их, и заварите кору дуба».

Перспектива запрета на сотрудничество в космической области привела к резкому падению акций «ВСМПО-Ависма», российской компании, которая поставляет титановые сплавы компании «Боинг». Хотя решение отложить принятие решения по этому законопроекту о контрсанкциях до 15 мая немного исправило ситуацию, по сравнению с началом апреля их стоимость упала на 5%. На Северную Америку приходится более 30% продаж этой компании. Но, если сотрудничество с США в космической отрасли прекратится, последствия могут оказаться намного хуже, чем резкое уменьшение объемов продаж компании «ВСМПО-Ависма» и удар по 20 тысячам ее сотрудников и рабочих. «Боинг» попытается найти других поставщиков, а американское правительство может в ответ ввести запрет на экспорт запчастей для самолетов «Боинг», которые используют российские авиакомпании.

Подобным же образом запрет на экспорт российских ракетных двигателей, которые США продолжают закупать, тоже больше всего навредит россиянам. Американская аэрокосмическая индустрия найдет им замену (кроме того, крупнейший производитель космической техники «Спэйс-Экс» (SpaceX) не использует двигатели российского производства), а Россия потеряет свои продажи.

Запрет на специалистов и менеджеров — в 2016 году разрешение на работу в России имели около тысячи американцев — причинит заметный ущерб России. То же самое касается и запрета на услуги американских аудиторских и консалтинговых фирм. Американцы работают в России только потому, что их компании не могут найти россиян, которые могли бы занять определенные должности. А российские государственные компании прибегают к услугам иностранных аудиторов, консультантов, юристов и рейтинговых агентств не потому, что им нравится платить этим специалистам высокие гонорары: это необходимо делать, чтобы среди прочего иметь возможность брать в аренду и покупать активы за рубежом.

В определенном смысле санкции — это всегда бумеранг. Страна не может навредить своим торговым партнерам, не навредив себе. Но каждый раз сильнее страдает именно более слабая сторона. Вряд ли стоит говорить о том, что по сравнению с США Россия в экономическом смысле является этой самой более слабой стороной. Выдвигая такой проект контрсанкций, она не просто стреляет себе в ногу, а выпускает по пуле в каждый ее палец. Можно только надеяться, что президент Владимир Путин не захочет реализовывать этот проект на практике так же, как его коллега Дональд Трамп не хотел вводить те санкции, на которых Конгресс настаивал в прошлом году.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 апреля 2018 > № 2573356 Леонид Бершидский


Россия. Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 марта 2018 > № 2554381 Леонид Бершидский

Антикремлевская перекличка в Европе оказалась слабой

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

В российском пропагандистском повествовании об отравлении бывшего двойного агента Сергея Скрипаля и его дочери Юлии в Британии есть один серьезный изъян. Его авторы исходят из того, что западные страны хотят сговориться между собой и накинуться на Россию, наказав ее вне зависимости от того, есть или нет доказательства причастности Москвы к покушению на убийство. В действительности же ответ Запада на этот инцидент показывает, что европейские страны очень не хотят идти на эскалацию напряженности в отношениях с Россией.

Объявленное в понедельник решение о выдворении дипломатов стало по сути дела перекличкой врагов России, дав нам редкую возможность оценить то, как за закрытыми дверями проходят дискуссии европейских лидеров о наказании Кремля. Обычно в результате таких дискуссий появляются лишь жесткие заявления, а утечки информации не дают полного представления о том, кто сомневался, а кто с готовностью поддержал очередную серию санкций. Но теперь картина полная. Можно составить довольно реалистичную шкалу враждебности по отношению к России, если поделить число дипломатов, высланных каждой из стран ЕС, на их товарооборот с этой страной.

Естественно, самую жесткую позицию заняла Британия, на чьей территории была осуществлена эта смертоносная химическая атака. Лидеры других стран выразили солидарность с Британией на саммите ЕС, состоявшемся в конце прошлой недели, но никто из них не захотел высылать такое большое количество дипломатов, как Британия. Максимум, что позволили себе другие страны ЕС, это выдворение четверых человек. Так поступили Германия, Польша и Франция. Но учитывая довольно тесные деловые связи этих стран с Россией, это вряд ли можно назвать большой цифрой. Ирландия, которая не хочет настраивать против себя Британию во время болезненных переговоров о границе, Хорватия, а также традиционно антироссийские страны Прибалтики Литва и Эстония присоединились к общей кампании выдворений (несомненно, Россия ответит на это сообразно).

Затем идет Чехия. Но это особый случай, потому что в поиске виновных Москва сделала предположение, что примененный против Скрипалей нервно-паралитический газ был произведен в бывшей Чехословакии. «Русские перешли черту, назвав Чехию возможной страной происхождения отравляющего вещества „Новичок"», — написал в Твиттере премьер-министр Андрей Бабиш, объявляя о высылке троих россиян. Российское Министерство иностранных дел может приписать это собственной бестактности. Если бы не этот дикий промах, Бабиш не стал бы демонстрировать такое недовольство, поскольку его союзник президент Милош Земан дружелюбно относится к России.

Другие страны на этой поверке отреагировали не более чем символическими жестами, за исключением, конечно же, США, которые решили выслать 60 человек. Одного-единственного взгляда на огромное, похожее на крепость российское посольство в Берлине достаточно, чтобы понять: четыре высылаемых Германией дипломата не дотягивают и до одного процента от общего количеств работающих там российских сотрудников и по отношению к объему товарооборота. Может, Меркель и помогла Терезе Мэй на саммите, чтобы та не почувствовала себя отверженной. Но на ситуацию со Скрипалем она отреагировала скорее сдержанно, чем воодушевленно. А решение Нидерландов депортировать двоих россиян показывает, что эта торговая нация высоко ценит тот бизнес, которым она очень активно занимается с Россией. Здесь уместно сказать, что эта страна стала корпоративным домом для ряда крупнейших российских компаний.

А 10 стран ЕС вообще не выслали никого. У них не очень крупные экономики, а у таких государств, как Мальта, Люксембург и Кипр, есть весомое оправдание для отказа от выдворений. У них в посольствах в Москве работает мало народа, и неизбежные ответные действия России серьезно ослабят их представительство. Но такие страны, как Австрия, Бельгия, Болгария и Греция, могли себе позволить некую демонстрацию солидарности. Однако они решили, что с них хватит подписи под жестким заявлением на саммите, в соответствии с которым Европейский совет «согласен с оценкой правительства Соединенного Королевства о том, что Российская Федерация с большой долей вероятности виновна, и что другого правдоподобного объяснения не существует».

«Будучи нейтральной страной, мы не станем высылать дипломатов, — написал в Твиттере канцлер Австрии Себастьян Курц (Sebastian Kurz). — Более того, мы хотим заняться наведением мостов между Востоком и Западом, держа открытыми каналы переговоров с Россией». Конечно же, нейтралитет не удержал Финляндию и Швецию от выдворения дипломатов. Но Австрийская народная партия Курца создала коалицию с крайне правой Австрийской партией свободы, а у той есть соглашение о сотрудничестве с партией Владимира Путина «Единая Россия». Если итальянским популистам (все они в той или иной степени пророссийские, а у «Лиги Севера» Маттео Сальвинии даже есть соглашение с «Единой Россией») удастся сформировать работоспособное правительство, выдворение двух дипломатов из Италии станет последним ответом этой страны на отравление Скрипаля.

Болгария и Греция, со своей стороны, решили ничего не делать до тех пор, пока им не предъявят убедительные доказательства причастности России к отравлению бывшего российского агента. «Пока есть высокая степень вероятности, но никаких доказательств, мы не можем принимать решение по этому вопросу», — сказал на прошлой неделе болгарский премьер-министр Бойко Борисов.

Ситуация складывается парадоксальная. Явное нежелание решительно и весомо выступить против России свидетельствует о том, что европейские лидеры не намерены вести охоту на Путина. Они не хотят верить, что Россия отравила Скрипалей; они просто вынуждены принять наиболее очевидное объяснение этой химической атаки: что это была наглая российская операция с целью наказать предателя и проверить реакцию Запада на очередное вопиющее нарушение писаных и неписаных правил. Европейские лидеры — люди прагматичные. А нежелание вступать в конфронтацию с Путиным исключает серьезные ответные действия. ЕС должен единогласно проголосовать за санкции, а такого единогласия просто нет.

Европейцы могут пойти на дальнейшие действия в связи с делом Скрипаля лишь в том случае, если появятся новые доказательства прямой причастности Кремля. Но неопровержимые улики, могущие стать сенсацией для европейских СМИ, вряд ли появятся, по крайней мере, в ближайшее время. Пока Путин может расслабиться, хотя печатный станок российских версий все равно будет работать в полную силу.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании «Блумберг» и ее собственников.

Россия. Великобритания. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 марта 2018 > № 2554381 Леонид Бершидский


Россия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 марта 2018 > № 2536431 Леонид Бершидский

Путин пока не боится, а зря

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Незамедлительный ответ британского премьер-министра Терезы Мэй на попытку отравления российского двойного агента Сергея Скрипаля в Солсбери не впечатлит никого в Кремле. Однако Мэй изложила многообещающую линию нападения на режим Владимира Путина, рассказав о международных усилиях, призванных наказать Россию за имеющийся у нее тайный арсенал химического оружия.

Мэй объявила о выдворении 23 российских дипломатов, «опознанных как тайные офицеры разведки». Это самая крупная высылка с 1971 года, когда Британию пришлось покинуть 90 россиянам. Но Кремль был готов к этому символическому в основном шагу, и уже в ближайшее время может объявить о симметричном ответе. Это повлечет за собой лишь возможное сокращение туристических и пассажирских потоков между Россией и Соединенным Королевством, как это было в прошлом году после взаимной высылки россиян и американцев.

Никто в Москве не будет лить слез и из-за другого заявления Мэй: о разрыве отношений на высоком уровне между двумя странами. Как саркастически написал в среду в Твиттере лидер российской оппозиции Алексей Навальный, «члены британской королевской семьи не приедут на открытие чемпионата мира по футболу. Путин плачет от горя и прекращает убивать людей».

Позже Навальный удалил этот твит и еще один, где говорится, что хотя 23 российских дипломата будут высланы, 23 российских олигарха «станут по-прежнему наслаждаться жизнью в Лондоне». Возможно, он решил, что слишком резко выразился по поводу Мэй. Но придумать ответ на отравление Скрипаля — это нелегкая задача. Более суровое наказание, чем санкции против России за вторжение в Крым, вряд ли будут оправданными. Но если Британия сейчас даст такой же слабый ответ, как и после убийства на ее территории другого русского Александра Литвиненко, то это вызовет политические неприятности. В этом смысле выдворение дипломатов стало правильным сигналом, ведь после случая с Литвиненко Лондон выслал только четверых россиян.

Мэй никак не может объявить самую эффективную и симметричную меру устрашения в ответ на жестокие действия России, какой является проведение аналогичной операции на российской территории. Ей приходится обходиться завуалированными угрозами. «Конечно, есть и другие меры, которые мы готовы применить в любой момент, если столкнемся с дальнейшими провокациями со стороны России», — сказала она. Это может быть все, что угодно, начиная с кибератак и кончая операциями спецслужб. Но Кремль в любом случае ждет этого, ведь российское руководство уже долгие годы страдает от паранойи по поводу западного вмешательства. Для него это в порядке вещей, как со Скрипалем, так и без него.

Несмотря на шумные угрозы применить меры в отношении российских состояний сомнительного происхождения в Британии и против враждебно настроенных россиян в целом, у Лондона по всей видимости нет плана масштабных репрессий против российских денег, циркулирующих по лондонской кровеносной системе. «Но тем, кто хочет причинить нам вред, я скажу просто: вам здесь не рады», — сказала Мэй. Это столь же эффективно, как и те объявления, которые я видел несколько лет назад в Стратфорде-апон-Эйвоне, где говорилось, что нельзя кормить канадских гусей, потому что им здесь не рады (в отличие от местных лебедей). Гусям на это было наплевать.

Мэй также ничего не сказала об экономических санкциях против России, скажем, об ограничении импорта энергоресурсов из этой страны (Британия в последнее время в больших количествах покупает российский сжиженный газ), или об отключении России от платежной системы SWIFT, через которую осуществляются переводы денег. Такие меры нанесут ущерб самой Британии, и против них выступят другие европейские страны, не желающие нести новые экономические убытки из-за санкций против Путина.

Но было бы неверно с пренебрежением относиться к ответным мерам, называя их слабыми и неэффективными. НАТО в среду выступила с заявлением по поводу атаки на Скрипаля и его дочь Юлию, назвав ее «первым случаем агрессивного применения нервно-паралитического отравляющего вещества на территории альянса с момента его создания». Наверное, этого недостаточно, чтобы ввести в действие положение статьи 5 устава НАТО о совместной обороне, как это было после терактов 11 сентября. Но это начало того, что может вылиться в самое мощное наступление на международное положение и авторитет России после захвата Путиным Крыма.

Западные страны, и в частности США, уже осудили Путина за то, что он не выполнил свое обещание помочь в уничтожении запасов химического оружия, имеющихся у режима президента Асада. Асада в последние годы неоднократно обвиняли в осуществлении химических нападений, а Россию на различных форумах называли его сообщницей. Теперь России могут предъявить требование раскрыть информацию о том химическом оружии, которое она очевидно хранит сама. Об этом еще в начале 1990-х годов предупреждал разоблачитель Вил Мирзаянов, рассказавший о программе бинарного химического оружия «Новичок».

Мирзаянов в своей книге «Государственные секреты» написал, что семейство нервно-паралитических отравляющих веществ «Новичок» разрабатывали с тем, чтобы не было никаких нарушений договоров об уничтожении химического оружия. Его основой является обычный пестицид, который превращается в смертельный яд только тогда, когда вступает в реакцию с другим веществом. Теперь, когда отравляющее вещество «Новичок» применили для отравления Скрипаля, Россия подвергнется мощному давлению, и от нее будут требовать раскрыть данные о своем арсенале.

Официальная Москва наверняка будет утверждать, что последнее химическое оружие она уничтожила в прошлом году. Она может также воспользоваться тактикой, разработанной в Сирии, заявив, что это была операция под чужим флагом (не исключено, что она обвинит Украину, о чем уже заговорили некоторые комментаторы на российском государственном телевидении). Но такая линия защиты будет все менее убедительной по мере продвижения британского расследования, особенно если следователи с большой долей вероятности установят, что «Новичок» мог быть применен только теми людьми, которые связаны с российским государством. Ни одна страна не станет смотреть сквозь пальцы на применение химического оружия, каковы бы ни были экономические последствия жесткого санкционного режима.

Наверное, путинский Кремль проигнорирует первые предупреждения и будет продолжать свою рискованную политику. Но он быстро поймет, что это ошибка, если миру будут предъявлены доказательства применения российского химического оружия на чужой территории.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании Bloomberg LP и ее владельцев.

Россия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 марта 2018 > № 2536431 Леонид Бершидский


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 марта 2018 > № 2554430 Леонид Бершидский

Именно США «доят» Европу, а не наоборот

Поскольку именно США извлекают основную выгоду из трансатлантических деловых отношений, им стоит отказаться от идеи введения тарифов на импорт из Европы

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Планы президента США Дональда Трампа по началу торговой войны официально не направлены против Европы, однако сам Трамп, по всей видимости, полагает, что направлены. Во вторник, 6 марта, он заявил, что «Евросоюз особенно жестко обошелся с США», и теперь бизнес с ним стал для США «почти невозможным». Проверять слова Трампа на соответствие фактам бессмысленно, но стоит отметить, что сейчас США стоят на грани того, чтобы отравить свой любимый колодец без всяких видимых причин.

Ходят слухи о том, что Канаду и Мексику, возможно, обойдут тарифы Трампа на алюминий и сталь. Если так случится, тарифы на сталь нанесут больше всего ущерба Бразилии, Южной Корее и России, на долю которых приходится 32% американского импорта стали. На долю Германии, которая является крупнейшим европейским экспортером в США, приходится всего 3%. Введение тарифов на импорт алюминия ударит по России, Объединенным Арабским Эмиратам и Китаю. Производство алюминия очень энергоемко, поэтому Европа, где энергия довольно дорогая, не является крупным производителем. Однако Европа публично жалуется на планы Трампа и уже подготовила умышленно оскорбительный ответ, пригрозив ввести тарифы на джинсы Levi's, мотоциклы Harley Davidson, бурбон, а теперь и на арахисовое масло, клюкву и апельсиновый сок. «Мы тоже можем делать глупости», — сказал глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер (Jean-Claude Juncker), комментируя планы.

В экономическом смысле эта война не имеет отношения к Европе. Но в политическом смысле европейцам нравится, когда Евросоюз дает отпор американскому задире. Именно недоверчивое отношение европейской публики к стремлению США доминировать в отношениях в конечном итоге и поставило крест на Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве, хотя лидеры по обе стороны Атлантики, включая президента Барака Обаму и канцлера Германии Ангелу Меркель, поддержали его. Чиновники Евросоюза ухватились за редкую возможность повоевать в популярной войне, а их медиа-кампания пропитана насквозь плохо сдерживаемой яростью и хитростью отвергнутого супруга.

США стоило бы вычеркнуть Европу из списка стран, на которые будут распространяться их тарифы, и положить конец этому скандалу. В противном случае они рискуют испортить лучшие экономические отношения, которые когда-либо у них были. В среду, 7 марта, Американская торговая палата в Евросоюзе опубликовала свой очередной ежегодный доклад «Трансатлантическая экономика», в котором говорится об экономическом симбиозе, формирующем базу современной глобальной экономики, и отмечается, что общий объем продаж европейских филиалов американских компаний и американских филиалов европейских компаний составляет 5,5 триллионов долларов. «В конечном итоге, — говорится в докладе, — именно партнерство США и Евросоюза управляет и задает вектор глобальной торговле, инвестициям и денежным потокам, поскольку в мире нет больше такой крупной коммерческой артерии, как инвестиционная артерия, связывающая США и Европу».

Это более подходящее описание того, что сейчас происходит, нежели заявление Трампа о «практически невозможном» бизнесе — как объемы продаж зарубежных филиалов являются более приемлемым показателем отношений, нежели противоречивые показатели торговли. Они указывают на то, насколько комфортными являются эти рынки для ведения бизнеса другу друга.

Перевес сейчас на стороне США. Объемы производства американских компаний в ЕС — в 2016 году они достигли 720 миллиардов долларов — существенно превышают объемы производства европейских компаний в США — 584 миллиарда долларов. Между тем европейцы тратят больше средств на научные разработки в США, нежели американцы в Европе — 41 миллиард долларов против 31,3 миллиарда долларов в 2015 году. Основываясь на этих важных показателях можно говорить о том, что США извлекают больше выгоды из этих отношений. Даже дисбаланс в торговле в основном объясняется деятельностью американских компаний: почти 60% американского импорта из ЕС — это импорт «связанным сторонам», то есть эта продукция производится американскими компаниями. В случае со странами Азиатско-Тихоокеанского региона эта доля составляет всего 40%.

Даже Трампу должно быть понятно, что торговля — это только часть деловых отношений. С точки зрения европейцев, эти отношения ассиметричны в пользу США, особенно когда речь заходит о налоговых махинациях международных компаний. Благодаря им отчисления за право пользования интеллектуальной собственностью, поступающие от Ирландии — в основном от американских технологических компаний — достигли 23% от объемов производства этой страны с 2010 по 2015 год. Если кого-то и оставляют в дураках, так Европу, а вовсе не США.

Пока торговая война еще не началась: Трамп играет на своих сторонников, а чиновники Евросоюза — на европейскую аудиторию, относящуюся к Трампу с недоверием. Но если такая война начнется, степень враждебности резко вырастет. У Европы есть средства для того, чтобы причинить вред американским международным компаниям, даже если сейчас она пока этого не делает. Если Трампа заботят основы американской экономики, ему стоит ценить мягкость Евросоюза — и оставить Европу в покое.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 марта 2018 > № 2554430 Леонид Бершидский


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 марта 2018 > № 2554264 Леонид Бершидский

Статья российского миллиардера была попыткой выпустить пар

Стремление Олега Дерипаски добиться расположения Вашингтона привело его к Полу Манафорту, что только усугубило ситуацию

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Не каждый день российский миллиардер публикует свою статью на консервативном американском сайте Daily Caller. И, если речь идет о таком старающемся держаться в тени миллиардере, как Олег Дерипаска, можно говорить о том, что сейчас происходит нечто экстраординарное. Сыграв злополучную роль в скандале «Трамп-Россия», он уже сыт по горло происходящим, однако он, по всей видимости, не знает, как он может себя защитить.

Представители Дерипаски, чье состояние достигает 7,9 миллиарда долларов, если верить данным из списка миллиардеров по версии Bloomberg, должно быть, выбрали издание Daily Caller за его глубоко скептического отношения к расследованию специального прокурора Роберта Мюллера (Robert Mueller). В колонке Дерипаски это расследование и окружающий его нарратив сравниваются с сатирическим фильмом «Плутовство», в котором помощники американского президента выдумывают несуществующую войну, чтобы укрепить его позиции. Большая часть статьи представляет собой критику и оскорбления в адрес американского «глубинного государства» и в частности Виктории Нуланд (Victoria Nuland), которая прежде отвечала за российскую политику в Госдепартаменте США. По словам Дерипаски, он лично слышал на февральской Мюнхенской конференции по безопасности, что она и группа американских сенаторов являются «приверженцами глубинного государства», стремящимися заверить аудиторию в преемственности американской политики. Как пишет Дерипаска, «глубинное государство» раскручивает российский нарратив, чтобы «создать призрак», который послужит интересам военно-промышленного комплекса, нуждающегося в более значительных финансовых вливаниях.

Почему Дерипаска решил опубликовать эту статью? Он никогда прежде не писал колонки комментатора, а его немногочисленные интервью были совершенно бесцветными и ничем не примечательными. Он — человек дела, а не идеи, он — победитель так называемых алюминиевых войн 1990-х годов — жестокой борьбы, заполнившей целые кладбища в Сибири. Однажды, когда ему еще не было 30 и он был управляющим на крупном алюминиевом заводе в Саяногорске, он на своем автомобиле в одиночку преследовал колонную грузовиков, нагруженных металлом, который был украден с его завода.

Подсказкой в этом вопросе может послужить следующий отрывок из колонки Дерипаски: «К несчастью, я лично знаком с этой группой. Прежде чем они занялись реализацией своих нынешних масштабных амбиций по изменению результатов президентских выборов в США, они в течение двух десятилетий грубо нападали из тени на меня и других».

Из-за своих прошлых грубых корпоративных вмешательств Дерипаска, который в 2000-х годах потратил сотни миллионов долларов на выплату компенсаций своим бывшим партнерам, стал нежеланным гостем в США. Он потратил массу усилий на то, чтобы добиться выдачи визы и чтобы вести там бизнес. В попытке закрепиться в США он платил одному вашингтонскому лоббисту за другим, привлекая самые разные фирмы различной партийной принадлежности.

Он заплатил юридической фирме Боба Доула (Bob Dole) Alston & Bird, которая выбила ему визу. Прошел год, и Дерипаска снова лишился права находиться в США. Он также заплатил связанному с демократами лоббисту Адаму Вальдману (Adam Waldman), который, очевидно, поддерживал контакт с сенатором Марком Уорнером (Mark Warner) и бывшим британским шпионом Кристофером Стилом (Christopher Steele) сыгравшим ключевую роль в формировании нарратива Трамп-Россия.

Но его главной ошибкой стала работа с Полом Манафортом (Paul Manafort), супер-лоббистом и бывшим главой предвыборного штаба Дональда Трампа. Дерипаска профинансировал провалившиеся инвестиционные планы Манафорта на Украине, а взамен получил приглашение к сенатору Джону Маккейну (John McCain). В результате ничего не вышло, что уже могло бы стать для Дерипаски довольно большим разочарованием. Однако негативные последствия этих контактов продолжили преследовать его, поскольку он оказался втянутым в скандал вокруг связей Трампа с Россией. (Дерипаска даже подал иск на Associated Press за статью, в которой говорилось о его связях с Манафортом, но проиграл, потому что, по мнению судьи, никто не обвинял его в совершении каких-либо преступлений.)

Скандал вокруг связей Трампа и России нанес Дерипаске болезненный удар в феврале. Российский борец с коррупцией Алексей Навальный нашел в Инстаграме аккаунт девушки из эскорта, заявившей, что она провела время на яхте с Дерипаской, который женат, и российским вице-премьером. Среди прочего она записала на аудио короткий разговор, в ходе которого мужчина, очень похожий на Дерипаску, обвиняет Нуланд в резком охлаждении в отношениях между США и Россией. Недавно эта девушка — ее зовут Анастасия Вашукевич — была задержана в Таиланде за работу без соответствующего разрешения, и она публично попросила США предоставить ей убежище, предложив взамен передать важную информацию, касающуюся связей Трампа с Россией.

Дерипаска зол и расстроен. Его удивительная жизнь, начавшаяся в деревне на юге России и забрасывавшая его в самые суровые регионы России, во дворцы, на французские виллы и яхты, научила его тому, что нельзя быть слабаком. Но американский истеблишмент неоднократно обводил его вокруг пальца. Он забрал его деньги и продолжил относиться к нему с пренебрежением. Более того, теперь американский истеблишмент марает его имя в этой липкой грязи скандала Трамп-Россия, которую, возможно, не получится смыть до конца дней.

Это сюжет, достойный романа Тома Вулфа (Tom Wolfe). Поскольку мне доводилось сталкиваться с агрессивной тактикой Дерипаски в период моей работы редактором в Москве, я никогда не был его поклонником. С другой стороны, я не думаю, что вашингтонские инсайдеры, которые берут его деньги и ничего не дают взамен, чем-то лучше российских полицейских, которые вымогают взятки, никак не отрабатывая полученные деньги. Коррумпированная российская система служила Дерипаске, суды и правоохранительные органы выполняли его распоряжения. Однако хитросплетения американской коррупции оказались для него непостижимыми. Дерипаска ничего не сможет изменить, публикуя теории заговора в Daily Caller, но так он, по крайней мере, сможет немного выпустить пар и выразить свою досаду.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 марта 2018 > № 2554264 Леонид Бершидский


Россия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 марта 2018 > № 2554298 Леонид Бершидский

Правила шпионской игры больше не ясны

Некоторые подозревают, что за попыткой отравить бывшего шпиона стоит Кремль. Если это так, то мы наблюдаем начало новой и опасной эпохи

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

В среду, 7 марта, британская полиция подтвердила, что бывшего полковника российской разведки Серея Скрипаля и его дочь, которые в настоящий момент борются за жизнь, отравили веществом нервнопаралитического действия. Полиция не сообщила, что это было за вещество. Кроме того, знать, чем отравили отца и дочь — это не то же самое, что знать, кто это сделал. Возможно, еще слишком рано говорить о том, что Россия «объявила войну», как уже сделали некоторые. Однако это покушение ставит перед нами несколько очень серьезных вопросов.

По вполне понятным причинам самой популярной теорией в британских СМИ на данный момент является версия о том, что бывшего полковника военной разведки и его дочь Юлию отравили российские агенты. Это никого не удивило бы. То, что российская разведка вернулась к практике казни предателей, хорошо известно с того времени, когда в 2006 году Александр Литвиненко скончался в Лондоне от отравления полонием. Если ситуация, в которую попал Скрипаль, является частью этой практики, то в ней поражают две вещи, потому они указывают на то, что Россия нарушила неписанные правила шпионских игр, из которых она неоднократно извлекала немалую выгоду. Во-первых, Скрипаль был «вне игры» после суда, тюремного заключения и передачи Великобритании, и, во-вторых, вместе с ним жертвой оказалась и его дочь.

В 2010 году Скрипаль стал одним из четырех человек, которые прибыли на Запад в рамках широко освещаемого обмена шпионами, когда США передали России 10 российских «спящих агентов». В эпоху холодной войны между западными странами и Советским Союзом с его сателлитами произошло несколько десятков обменов шпионов, но эпизод 2010 года стал первым эпизодом в путинскую эпоху, о котором было публично объявлено.

Никого из отправленных на Запад в рамках обмена шпионами никогда не убивали. Возможность обмена — это своеобразный бонус, который делает шпионскую деятельность в пользу иностранного государства относительно перспективной. Те деньги, которые шпион получает, или то моральное удовлетворение, которое он испытывает, работая против ненавистного режима, не могут компенсировать те огромные риски, на которые идет шпион. И даже обещание, что страна, на которую он работает, позаботится о нем, ничего не меняет, если ему приходится постоянно оглядываться до конца своих дней. Между тем обмен был гарантией мирной жизни на пенсии. Если это больше не так, это повышает ставки для шпионов, и делает обмен бессмысленным.

После того как Путин и главы его разведывательных агентств возобновили практику обмена шпионами, зачем им нужно было отказываться от нее, приказав ликвидировать бывшего шпиона, который отсидел в российской тюрьме часть срока и которого затем отправили в Соединенное Королевство? Одна из версий заключается в том, что Скрипаль, возможно, продолжал работать на британскую разведку уже после обмена шпионами. Но, поскольку российское правительство теперь не может ничего признать, не спровоцировав серьезную конфронтацию с Соединенным Королевством, мы, вероятно, никогда не узнаем, что именно произошло. По этой же причине неписанные правила обменов шпионами до сих пор вызывают сомнения, если говорить о западных разведывательных агентствах.

Далее вопрос с дочерью Скрипаля, Юлией. В советскую и российскую практику никогда не входило атаковать родственников предателей. Даже в случае с сыном Льва Троцкого, Львом Седовым, мы не можем с полной уверенностью говорить о политическом убийстве. Также нам не известно ни об одном случае «сопутствующего ущерба», нанесенного семьям предателей. Советский и российский подход к возмездию всегда был крайне прагматичным и как правило не включал в себя элементы вендетты. Все это является вескими причинами для того, чтобы скептически относиться к преобладающей версии, пока не будут обнародованы факты, ее подтверждающие.

Тем не менее, это не мешает опытным аналитикам делать предварительные выводы. Старший научный сотрудник Института международных отношений в Праге Марк Галеотти, который долгое время изучал российское разведывательное сообщество, написал о «нарушении прежнего этикета шпионажа». Он также отметил, что ФСБ ведет все более активную деятельность за пределами России и что эта служба вряд ли ограничивает себя какими-то прежними правилами, потому что даже внутри России она зачастую не признает никаких правил. Была ли атака санкционирована Кремлем или же она отражает новую культуру спецслужб, это покушение на убийство посылает четкий сигнал всем русским, которые работают или работали на западные разведывательные агентства: никакие договоренности не позволят им перестать постоянно опасливо оглядываться в ожидании нападения.

Это сильный сигнал, и его оборотная сторона состоит в том, что всем тем, кто тайно работает на Россию, тоже стоит ожидать более жесткого обращения, если не яда в напитках или нападения на родственников. Стал бы Кремль рисковать такими ответными мерами — и почти неизбежной реакцией Великобритании — просто ради того, чтобы убрать отставного шпиона? Если нет, то Кремлю следовало бы надеяться на то, что в ближайшее время возникнет иная версия произошедшего и что виновные будут наказаны.

И все же ответ может быть положительным — по тем же причинам, по которым Путин недавно посвятил ключевую речь запугиванию США целой коллекцией нового ядерного супероружия. Цель Путина, о которой он заявил, заключается в том, чтобы заставить Запад услышать его и вынудить его к начать переговоры с Россией по вопросам безопасности. Демонстрация того, что правил игры в нынешней итерации холодной войны не существует (во многих областях, а не только в шпионской игре), могла быть одним из способов попытаться инициировать дискуссию. Когда речь шла о глобальной цели, путинская Россия и ее предшественник не колеблясь ставили под угрозу жизни тех, кто хранил им верность.

Однако, как и ядерные угрозы, такие демонстрации беззакония, скорее всего, будут иметь негативные последствия. Проблема Путина заключается не в том, что он недостаточно грозен — он грозен. Дело в том, что готовность Кремля и его фрилансеров отбросить правила усиливает впечатление ненадежности режима Путина и делает переговоры с ним бессмысленными.

Если улики укажут на то, что за этим покушением стоит российское государство, будет довольно трудно представить себе полностью симметричный ответ, который удержит Кремль от подобного поведения в будущем, — такой ответ, который бы не увеличил опасность, исходящую от режима Путина, всегда готового рисковать.

Будем надеяться, в ближайшее время все прояснится. А пока лучшее, что может сделать Запад, — попытаться обезопасить себя от подобных атак в будущем. Для этого нужно усилить защиту врагов Путина, особенно тех, которых режим может счесть предателями. Также необходимо пристально следить за поведением официальных представителей Москвы и по возможности ослабить ее неформальное влияние. Возможно, для того потребуется обратить внимание на многочисленные русские сообщества, такие как, к примеру, лондонское сообщество. Но даже это может стать непосильной задачей: их численность слишком велика, а службы безопасности слишком заняты борьбой с экстремизмом и терроризмом. К каким бы выводам ни пришли следователи, адекватный ответ на это покушение станет гораздо более сложной задачей.

Россия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 марта 2018 > № 2554298 Леонид Бершидский


Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 16 февраля 2018 > № 2502300 Леонид Бершидский

Геостратеги, дайте России и Китаю отдохнуть

Леонид Бершидский | BloombergView

"В последние годы на Западе в дискуссиях кругов, занимающихся вопросами безопасности, преобладало беспокойство из-за возрождающейся России, - пишет колумнист BloombergView Леонид Бершидский. - Но судя по "Мюнхенскому докладу по вопросам безопасности" этого года, который по традиции задает повестку престижной конференции в баварском городе (она начинается в пятницу), фокус внимания постепенно смещается в сторону Китая". Однако, по словам автора статьи, Западу следует больше внимания уделять внутренним проблемам.

"Авторы доклада обнаружили, что Россия с ее экономикой размером с испанскую, проблемой международной конкурентоспособности и серьезной нехваткой "мягкой силы" не может до бесконечности оставаться осью дебатов по вопросам безопасности. По сравнению с двумя предыдущими докладами более заметную роль начинает играть Китай", - отмечает журналист.

Бершидский приводит цитату из доклада: "В то время как Иран и даже Россия не предлагают другим странам привлекательную модель, Китай все активнее преподносил свое сочетание автократического правления и капитализма в качестве заманчивой альтернативы западной модели и умело занял место, освобожденное США".

Все другие вопросы кажутся более незначительными, но все же в докладе есть глава, посвященная экологической безопасности, пишет Бершидский. В ней указывается, что загрязнение окружающей среды убивает в 15 раз больше людей, чем все войны и вооруженные конфликты вместе взятые. Есть глава об Африке, где ежегодно 20 млн молодых людей выходят на рынок труда, но заняться им особо нечем.

"Готов поспорить, что этим проблемам на конференции будет уделено меньше времени и уж точно меньше внимания со стороны СМИ, чем "более сексуальным" вопросам конкуренции великих держав и нового миропорядка. Но они, в некотором смысле, более реальны и важны, чем геополитические конструкции", - подчеркивает автор статьи. В любой западной стране обычных людей больше беспокоят "наводнения, ураганы и миграционные кризисы, чем в высшей степени теоретическая вероятность нападения России или наращивание Китаем сил в Южно-Китайском море".

Значение Китая и России в жизни европейцев и американцев сравнительно мало, если только кто-то не желает использовать их в качестве вопросов, способных объединить общество, разобщенное из-за более существенных проблем, указывает колумнист Bloomberg. "Но этот метод - создание образа нависшей внешней угрозы, когда есть мало предложений по решению внутренних проблем - очень в духе России (а когда нужно, и Китая)", - подчеркивает Бершидский.

Россия. Китай > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 16 февраля 2018 > № 2502300 Леонид Бершидский


США. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 января 2018 > № 2472010 Леонид Бершидский

Как президент Украины обманул Джо Байдена

В Давосе Петр Порошенко скажет главе МВФ Кристин Лагард то, что она хочет услышать. Ей стоит отнестись к его словам скептически.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Либеральный миропорядок, если он еще существует, основан на правилах и принципе обусловленности: если вы выбираете путь добродетели, вы получаете помощь. Во вторник, 23 января, бывший вице-президент США Джо Байден (Joe Biden), объяснил, как обстояли дела с Украиной, когда он был спецпредставителем администрации Обамы в этом неспокойном постсоветском государстве. Рассказ Байдена должен послужить предостережением для главы Международного валютного фонда (МВФ) Кристин Лагард (Christine Lagarde), которая в среду, 24 января, встретилась с президентом Украины Петром Порошенко в Давосе, чтобы обсудить приостановку сотрудничества между МВФ и Украиной.

Байден выступил на Совете по международным отношениям в Вашингтоне. В спокойной и расслабленной манере он рассказал, как в ходе своих 12-го и 13-го визитов в Киев он убедил Порошенко и тогдашнего премьер-министра Украины Арсения Яценюка уволить генерального прокурора Виктора Шокина, при котором в стране процветала коррупция. Это стало условием для получения кредитной гарантии в размере 1 миллиарда долларов. По словам Байдена, все было так:

«Я сказал, ну что ж, я не собираюсь, то есть мы не собираемся давать вам миллиард. Они ответили — у вас нет на это полномочий. Вы — не президент. И Порошенко добавил — да, звоните президенту. Я ответил — послушайте, вы не получите миллиард. Я улетаю примерно через шесть часов. Я посмотрел на них и сказал: я улетаю через шесть часов. Если ваш прокурор не будет уволен, вы не получите денег. Итак, он был уволен. Его место занял тот, кто был самым надежным кандидатом в тот момент».

Аудитория засмеялась. «Самым надежным кандидатом в тот момент» оказался Юрий Луценко, близкий соратник Порошенко и человек, зарекомендовавший себя как агрессивный преследователь политических оппонентов президента.

В конце 2017 года Луценко был одним из тех, кто активно выступал против Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ) — ключевого элемента параллельной судебной системы, которую МВФ и другие международные спонсоры Украины требовали создать для борьбы с повсеместной коррупцией. С тех пор произошло некое примирение, однако Луценко до сих пор обвиняет представителей НАБУ в том, что те нарушают закон.

Если все было так, как описывает Байден, тогда что стояло за увольнением Шокина? С точки зрения Байдена, положительные перемены настали именно благодаря действиям США.

Но что США получили в обмен на тот миллиард или, если точнее, на те 3 миллиарда кредитных гарантий, предоставленных при администрации Обамы? На самом деле они получили Порошенко, гораздо лучше вооруженного и подготовленного к тому, чтобы сопротивляться попыткам Запада искоренить коррупцию на Украине. Даже Байден сейчас не так уверен в своем успехе. «Меня чрезвычайно сильно тревожит откат Киева в вопросе борьбы с коррупцией», — сказал он на заседании Совета по международным отношениям.

И в этом смысле Байден не одинок. МВФ, Всемирный Банк и Евросоюз пытаются заставить Порошенко и украинских законодателей ужесточить формулировки законопроекта о создании специального антикоррупционного суда, который президент неохотно вынес на рассмотрение. Им хотелось бы оказывать некоторое влияние на процесс назначения судей. В ответ на это МВФ и Всемирный банк не спешат с финансированием. Между тем Евросоюз угрожает отменить для украинцев безвизовый режим, который стал одним из самых серьезных достижений Порошенко на посту президента страны.

Цель Порошенко — сделать этот антикоррупционный суд как можно менее эффективным, при этом выполнив требования Запада, которые позволят Украине получить финансовую помощь. Украинский лидер не может допустить охлаждения в отношениях между Украиной и Западом, потому что в этом случае его стране придется в одиночку противостоять давлению Кремля. Вероятнее всего, он уступит в вопросе создания антикоррупционного суда, но затем найдет способ обходить его, как он уже неоднократно делал с другими антикоррупционными механизмами, навязанными Западом.

Порошенко, чье состояние по оценке «Блумберг», составляет 914 миллионов долларов, — вовсе не дурак: он получил от Запада миллиард долларов и поставил на место Шокина человека, который будет ему верен. Именно поэтому велика вероятность того, что Порошенко убедил Лагард в искренности своих намерений — просчитав, насколько сильно он должен прогнуться под ее давлением, и прогнувшись ровно настолько, насколько было нужно. За два года подобных игр с Байденом и другими представителями Запада, Порошенко стал настоящим виртуозом в этом деле.

Американским и европейским политикам не стоит питать иллюзии: они ничего не добьются от Порошенко в обмен на свои миллиарды. Украина до сих пор остается наводненной олигархами клептократией, у которой с Россией гораздо больше общего, чем с Евросоюзом. Порошенко уже много раз доказывал, что необходимо постоянно следить за его руками, когда играешь с ним. Но если с Украиной не играть, то она неизбежно станет жертвой нападок и давления Кремля — во вторник Байден описал такой сценарий в присущей ему красочной манере:

«Россия не собирается пересекать границу и захватывать оставшиеся территории страны при помощи танков. Она собирается уничтожить вашу экономику, она вас просто похоронит, и с вами будет покончено. И именно в этот момент все покатится к чертям».

США. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 января 2018 > № 2472010 Леонид Бершидский


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 января 2018 > № 2465262 Леонид Бершидский

Будущее свободы больше не принадлежит США

Демократия стоит того, чтобы за нее бороться. Однако роль лидера в этой борьбе может взять на себя только Европа

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Множество критиков Freedom House наконец могут порадоваться: в своем докладе 2018 года о состоянии свободы в мире эта неправительственная исследовательская организация выступила с критикой в адрес США:

В прошлом году наблюдалось дальнейшее, более стремительное разрушение собственных демократических стандартов Америки, чем когда-либо прежде, что нанесло удар по ее международному авторитету защитницы принципов добросовестного управления и прав человека.

«Ключевые институты» Америки, продолжили авторы этого доклада, «подверглись атаке со стороны администрации, которая отвергает установленные нормы этического поведения во многих сферах деятельности». Эти институты, по мнению экспертов Freedom House, «сохранили свою жизнеспособность в 2017 году», однако они могут утратить свою силу в том случае, если наступление продолжится.

Индексы Freedom House, основанные на тщательном анализе параметров, характеризующих институты той или иной страны, широко используются в академической литературе, когда требуется привести надежный количественный индикатор уровня свободы и демократии. Однако многие ученые долгое время подвергали сомнению то, что эта организация действует независимо от американского правительства, которое финансирует большую часть ее работы.

В 1988 году Ноам Хомский (Noam Chomsky) и Эдвард Герман (Edward Herman) написали, что эта организация «уже давно служит фактическим инструментом пропаганды правительства и международного правого крыла». «Говоря о причинах роста ее авторитета, мы можем отметить, что концепция свободы была пересмотрена в связи с подъемом неолиберализма», — написал Диего Джанноне (Diego Giannone) из университета Салерно в 2010 году. С точки зрения Андрея Цыганкова, который в настоящее время работает в Государственном университете Сан-Франциско, и Дэвида Паркера из Лондонского королевского колледжа, исследования Freedom House «отражают внешнеполитические приоритеты определенных групп в американском истеблишменте. Среди этих групп можно особо выделить элиту служб безопасности, для которых характерны неоконсервативные взгляды». А в 2012 году Нильс Штайнер (Nils Steiner) из университета Майнца доказал, что Freedom House часто завышает показатели свободы союзников США по сравнению с другими странами.

Однако понижение рейтинга США на несколько пунктов повлекло за собой ряд проблем. В настоящее время общий балл США (отражающий степень свободы и демократии) равен 86 — это всего на 1 балл выше, чем у Польши, которой сейчас правит вовсе не либеральная партия «Право и справедливость», использующая государственные СМИ в качестве инструмента пропаганды и занимающаяся реформой судебной системы, в результате которой суды окажутся под контролем правительства. Трамп еще не успел зайти настолько далеко. Сегодня США оказались менее свободными и демократичными, чем Латвия, не так давно считавшаяся одной из самых коррумпированных европейских стран, где, как сообщает Freedom House, учителей могут увольнять с работы за «неверность» правительству, а многочисленное русскоязычное меньшинство не имеет гражданских прав. Если так будет продолжаться, то Монголия сумеет обогнать США в рейтинге Freedom House уже в следующем году.

В 2016 году 24,8 миллиона из почти 30-миллионного бюджета Freedom House поступило в форме грантов от федерального правительства США. Тот факт, что Freedom House позволяет себе резко критиковать президента, который, как известно, не терпит никакой критики, является свидетельством истинного уровня свободы в этой стране (по сравнению с Польшей свободы там гораздо больше). Но это также является свидетельством кризиса американской идентичности.

Freedom House сожалеет о том, что она считает отказом администрации Трампа от участия в глобальной борьбе за демократию. Но могут ли США достойно возглавить эту борьбу, если они постепенно спускались вниз по шкале свободы, согласно собственным оценкам Freedom House, начиная с 2010 года, то есть уже с первого срока Барака Обамы?

Разумеется, при Трампе рейтинг одобрения действий американского руководства достиг самой низкой точки с 2007 года, когда центр Gallup начал проводить свои исследования. В настоящий момент, согласно рейтингу Gallup, США сильно отстают от Германии и почти уже сравнялись с Китаем и Россией. Неудивительно, что вариации китайской и российской моделей управления набирают популярность в самых разных странах, от Египта до Филиппин: их гораздо проще внедрить и поддерживать, чем немецкую модель.

Но даже когда Трамп уйдет в отставку, вряд ли мы поймем, почему США с их рейтингом в 80 с небольшим баллов по шкале Freedom House, должны играть роль покровителя мировой демократии, если у Финляндии этот рейтинг равен 100.

Разумеется, у США гораздо больше средств и больше возможностей проецировать мягкую силу, чем у всех тех стран, которые стоят выше них в рейтинге свободы. Но, если опираться на индикаторы, предлагаемые Freedom House, именно Евросоюз, где 23 из 28 членов имеют более высокий рейтинг, чем у США, должен взять на себя роль покровителя мировой демократии.

У Евросоюза тоже есть множество возможностей проецировать мягкую силу, как показывает глобальный рейтинг одобрения немецкого руководства. Европа вполне способна экспортировать культуру. В Евросоюзе есть две ядерные державы, хотя они вряд ли станут применять свое ядерное оружие для продвижения демократии, как это делали США. Это, вероятно, хорошо. Почему США продолжают позиционировать себя в качестве авторитета в вопросах свободы и демократии, несмотря на то, что даже уважаемая аналитическая организация, которую американское правительство финансирует и которая несколько предвзято оценивает его внешнюю политику, признает лидерство Европы в этом вопросе?

Когда-то США сумели захватить воображение всего мира. Пример Европы, возможно, не настолько убедителен. Но, если верить в то, что демократия лучше авторитаризма, нам нельзя допускать распространения китайской и российской моделей управления.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 января 2018 > № 2465262 Леонид Бершидский


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 января 2018 > № 2470678 Леонид Бершидский

Настоящая оппозиция Путину — это коллективное безразличие

У Путина нет официальной оппозиции, но явка избирателей станет ключевым моментом для его популярности.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

До президентских выборов в России остается всего два месяца, однако единственная в стране независимая социологическая служба Левада-Центр отказывается публиковать данные, имеющие отношение к выборам. Поскольку центр получает финансирование из-за рубежа, он занесен в категорию «иностранных агентов», что лишает его права участвовать в избирательном процессе. Но это не имеет особого значения. Поскольку никто не сомневается в том, кто одержит победу, это мероприятие имеет смысл только как состязание между двумя кандидатами — Владимиром Путиным и Кем Угодно. А такую ситуацию очень непросто отразить в традиционных опросах общественного мнения.

Похоже, Путин не ощущает необходимости в проведении предвыборной кампании. Его предвыборный вебсайт носит формальный и поверхностный характер, как будто Путин борется за место в городском совете. Запустили его совсем недавно, и там даже нет никакой предвыборной программы и обещаний, а есть лишь весьма сомнительные заявления о том, как при Путине улучшилась жизнь в России («Практически прекратилась незаконная рубка леса», «Российские вузы вошли в топ-50 университетов БРИКС»). Сайт также сообщает, что путинскому штабу понадобилась всего неделя, чтобы собрать на 30% больше тех 300 тысяч подписей граждан, которые необходимы, чтобы включить его в список кандидатов. Такого не смог добиться ни один кандидат — только президент. Со всех концов страны поступают сообщения о том, как студентов заставляют собирать подписи, как от рабочих на предприятиях требуют, чтобы они расписывались в подписных листах (штаб даже отверг подписи, собранные на двух заводах в уральском городе Кургане).

Поскольку Путин совершенно очевидно уверен в том, что добьется желаемого результата (он хочет, чтобы за него проголосовало подавляющее большинство, но не очень близко к 100%, так как в этом случае его поднимут на смех), мотивация людей, предположительно конкурирующих с ним, является интересным материалом для психологов. Кандидат от коммунистов Павел Грудинин, который не состоит в коммунистической партии, но является богатым предпринимателем из сферы сельского хозяйства, говорит, что решил участвовать в кампании, чтобы все россияне жили так же, как его высокооплачиваемые работники (это больше похоже на рекламу его бизнеса, нежели на что-то другое). Телеведущая Ксения Собчак называет себя «кандидатом против всех» и утверждает, что голосование за нее является лучшим способом выразить недовольство нелиберальными методами государственного управления Кремля. Либерал старой школы Григорий Явлинский, принимавший участие в двух из шести президентских выборов в России и показавший лучший результат в 7,3% (в 1996 году), написал эмоциональную статью в антипутинской «Новой газете», в которой он намекает на собственное мученичество и заявляет, что борется за свою версию правды о путинском режиме, а также за правильный курс для России.

Всем этим кандидатам предоставлен доступ к жестко контролируемым государственным и пропутинским частным СМИ, и разрешено выступать с легкой антипутинской риторикой. С точки зрения Кремля, все они сражаются в путинском углу ринга против единственной угрозы его легитимности, которую можно назвать голосованием за Кого Угодно. Отчасти такое голосование является протестом, а отчасти признаком безразличия.

В сентябре 2016 года, когда проходили парламентские выборы, явка россиян составила менее 48%. Это был рекордно низкий результат. Если нечто подобное произойдет на президентских выборах, Путин не будет выглядеть как победитель — вне зависимости от результатов голосования.

Есть признаки того, что в марте явка будет низкой как никогда. В декабре Левада-Центр прогнозировал 52-54%, а авторитетный независимый аналитический фонд «Петербургская политика» в этом месяце спрогнозировал явку в 52%. Для Москвы и Санкт-Петербурга он предсказал явку существенно ниже 40%. Это будет настоящая катастрофа для Кремля: даже на выборы 2004 года, которые стали самыми скучными за всю историю, поскольку ни один политический тяжеловес не осмелился тягаться с Путиным, пришло 64,3% зарегистрированных избирателей.

Понимая, что ослабить позиции Путина и поставить его в неловкое положение можно только низкой явкой, Алексей Навальный (это единственный политик, ведущий бескомпромиссную общенациональную кампанию без доступа к СМИ и без содействия местных властей) решил встать на сторону Кого Угодно. Навальному не дали зарегистрироваться в качестве кандидата по причине сфабрикованной судимости, которую наверняка отменит Европейский суд по правам человека, как он сделал с предыдущими приговорами, вынесенными Навальному и его брату. Но до выборов он не успеет это сделать. Так что сейчас Навальный призывает к «забастовке избирателей», убеждая людей бойкотировать выборы.

Навальный — это единственный соперник Путина, которого он воспринимает всерьез. Он упорно отказывается называть его по имени, а когда на встрече с группой подобострастных редакторов ему был задан вопрос о Навальном, президент заявил, что тот является предпочтительным кандидатом для «администрации США и руководства других стран». Это своего рода комплимент, так как Путин буквально зациклился на отражении западной угрозы. Поэтому решение Навального бороться за бойкот выборов является важным фактором для Кремля. Весь его механизм настроен на то, чтобы привлечь как можно больше избирателей на участки для голосования.

Кремлевские руководители дают указания чиновникам на местах превратить день выборов в праздник с концертами, ярмарками и спортивными мероприятиями. Местным администрациям не советуют добиваться повышения явки силой, так как Путину важно увидеть реальное участие и заинтересованность. Появились и некоторые новшества, стимулирующие явку избирателей. Выйдет специальная версия популярного приложения знакомств Mamba, которая поможет людям в поиске партнеров в день выборов. Кремль также объявил о проведении конкурса селфи.

Согласно утечкам информации из штаба Путина, цель заключается в том, чтобы обеспечить участие 70% избирателей. Государственная организация по изучению общественного мнения ВЦИОМ уже сообщила о том, что 67% респондентов «определенно» решили голосовать.

Как показывают независимые эксперты по выборам, математически «избирательная забастовка» Навального увеличит долю голосов за Путина. Но это будет лишь не имеющая никакого значения цифра. Прежде всего надо следить за показателями явки. Если проголосуют 52% россиян, это будет 52% голосов, отданных за путинскую систему в ее разных обличьях. А 48% в этом случае проголосуют за самодостаточность и за чуму на все путинские дома. Только так Россия сегодня может проголосовать за перемены. Если процент воздержавшихся, то есть, поддержавших Кого Угодно, будет достаточно высок, заметно выше, чем на предыдущих выборах, то последний срок Путина может превратиться в переходный период к иному будущему — может быть, даже к более либеральному.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 января 2018 > № 2470678 Леонид Бершидский


США > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 15 января 2018 > № 2455309 Леонид Бершидский

Трамп нашел новый способ для разбазаривания «мягкой силы» Америки

Глобальное лидерство определяется способностью привлекать на свою сторону иммигрантов из далеких и очень разных стран.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Давайте на минуту забудем о той аномалии, что лидер государства называет другие страны «вонючими дырами» (очевидно, именно так поступил президент Дональд Трамп, жалуясь, что в США приезжает слишком много иммигрантов с Гаити и из бедных африканских стран, и слишком мало людей из государств типа Норвегии). Наверное, он говорил в привычной для себя манере, плюя на последствия, к чему привыкли и американцы, и европейцы.

Будучи одним из 257,7 миллиона человек, которые сегодня проживают не в своей родной стране, я должен кое-что сказать этим людям: ваши страны очень быстро утратят свое положение и репутацию в мире, если вы попытаетесь ограничить иммиграцию людьми из наиболее богатых государств.

Трамп наверняка не был в тех странах, которые он оскорбил, но я рискну предположить, что он имел в виду лишь то, какие они бедные и/или несчастные. Есть разные рейтинги, способные расставить их по этим критериям и показателям, таким как доход на душу населения, степень свободы или некие комплексные индикаторы типа качества жизни и счастья. Но поскольку мы ведем речь о миграции, здесь все эти показатели неприменимы. Если говорить о миграции, то худшими странами являются те, в которых самая большая доля населения, желающая и имеющая возможность проголосовать ногами. Например, Северная Корея по определению не очень хорошая страна, но ее границы наглухо закрыты. А Норвегия, если воспользоваться примером Трампа, это богатая и счастливая страна; однако довольно значительная доля норвежцев (по данным ООН, 200 тысяч человек, или 3,7% населения) в настоящее время живет за рубежом.

Это не самый наглядный список «вонючих дыр». Можно сказать, что склонность людей эмигрировать вовсе необязательно определяется мерой богатства или счастья. Палестину и Сирию никак нельзя сравнить с Португалией или Литвой по уровню жизни; но общая черта между этими странами заключается в том, что родившиеся в них люди зачастую предпочитают жить где-то в другом месте.

По причинам географического характера и иммиграционной политики основной приток иммигрантов в США идет не из той первой двадцатки стран, которые люди хотят покинуть. По данным ООН, самые крупные диаспоры в США — это пуэрториканцы, выходцы с Ямайки и сальвадорцы. Но там также большое количество канадцев, британцев, немцев и поляков, а также южных корейцев, индийцев и китайцев.

Большинство иммигрантов едет в Соединенные Штаты из тех стран, где довольно мало людей, не желающих жить у себя на родине. Кое-кто (их немного) приезжают из таких мест, которые многие их обитатели хотели бы покинуть. Равновесие между двумя этими группами является важным фактором, помогающим Америке поддерживать репутацию приятной для проживания страны. Если бы в США не было успешных и довольных местных жителей, претензии этой страны на мировое лидерство казались бы не очень убедительными большинству иностранцев.

Соединенные Штаты могут внести изменения в свою иммиграционную политику и принимать людей только из тех мест, которые довольно близки к США по показателям счастья, удобств для жизни и по доходам на душу населения. Судя по списку стран, из которых люди хотят эмигрировать, США получили бы более значительный приток европейцев (правда, скорее всего, это были бы латвийцы, литовцы и румыны, а не датчане или норвежцы). Однако люди, склонные к антииммигрантским настроениям, не захотят видеть у себя чужаков, как это случилось в Британии. Вероятно, главной причиной Брексита стала европейская свобода передвижения. В то же время, молва о США как о сверкающем городе на холме ограничится лишь небольшой группой государств, которые уже являются союзниками Америки.

Моя родная страна Россия в абсолютном выражении занимает четвертое место в мире по иммиграции. В основном туда едут люди из бывших советских республик. Они переводят деньги на родину и рассказывают о жизни в богатых российских городах. Все это во многом способствует укреплению «мягкой силы» России. В то же время, россияне (в основном живущие в странах Запада), составляют третью в мире по своим размерам диаспору. Они рассказывают о своей жизни в Европе, США и Австралии, и тем самым помогают поддерживать связи своей страны с западным миром, несмотря на возникшую недавно политическую враждебность.

География иммиграции является для страны важным инструментом международного влияния. Принимая в больших количествах иммигрантов из Турции, Германия стала одним из ключевых зарубежных партнеров этой страны и по сути дела превратилась в ту точку привязки, которая соединяет Турцию с западным миром. Кроме того, в Германии крупная русская диаспора, и отчасти именно из-за этого она является самым важным в Европе партнером России по переговорам. Сейчас, когда туда прибывает все больше иммигрантов с Ближнего Востока, Германия невольно начинает играть важную роль в делах этого региона. Это станет очевидно после того, как в Сирии будет восстановлен мир.

Для США, проводящих изоляционистскую политику, естественно отворачиваться прочь от стран и целых регионов. Запрет Трампа на иммиграцию способствует снижению востребованности и веса этой страны на Ближнем Востоке. Если США не будут пускать к себе иммигрантов из Центральной Америки и из стран Карибского бассейна, эффект будет тот же самый. На самом ли деле Америке нужно больше людей из Европы? Возможно, если учитывать то, что Трамп своими действиями разрушает доверие к США на этой стороне Атлантики. Но это должно быть осмысленное решение.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании «Блумберг» (Bloomberg LP) и ее владельцев.

США > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 15 января 2018 > № 2455309 Леонид Бершидский


США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 января 2018 > № 2455327 Леонид Бершидский

Что стоит и чего не стоит делать в процессе борьбы с вмешательством России

В своем масштабном докладе сенатор Бен Кардин предлагает выступить с решительным ответом на вмешательство России в дела западных стран. Но далеко не все его рекомендации являются разумными

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Влиятельный член сенатского комитета по международным делам Бен Кардин (Ben Cardin) представил 200-страничный доклад под названием «Ассиметричная атака Путина на демократию в России и Европе». Этот доклад представляет собой ценный источник информации о том, что в настоящее время Вашингтон думает о вмешательстве России и о способах противодействия ему. Однако далеко не все рекомендации, приведенные в этом докладе, можно назвать разумными.

Всеобщее подозрительное отношение — это та цена, которую режим президента России Владимира Путина платит за агрессивную риторику и за прошлое Путина в структурах КГБ. Эта советская служба безопасности вмешивалась во все проекты и начинания, которые имели отношение к внешнему миру, и, по мнению многих экспертов, при Путине эта практика возродилась и расцвела пышным цветом. Поэтому неудивительно, что в своем докладе Кардин аргументировал общепринятое мнение о том, что Кремль контролирует и использует ради достижения политических целей любые средства, от культурного обмена до манипулирования настроениями толпы.

Местами этот доклад, подготовленный сотрудниками аппарата сенатского комитета по международным делам, кажется довольно неуклюжим. Его авторы ссылаются исключительно на англоязычные источники и допускают грубые ошибки — к примеру, называют Норвегию членом Евросоюза. Более глубокое понимание этой запутанной ситуации, особенно когда речь заходит о денежных потоках, могло бы стать основой для более правдивой картины конфликта между стремлением Кремля использовать отток капитала в качестве рычага влияния, медленной интеграцией России в Европу посредством того же самого оттока капитала и циничным недоверием, с которым российское деловое сообщество относится к Путину и его антизападной политике. Более глубокое понимание ситуации также заставило бы экспертов подчеркнуть, что, хотя «деньги, перечисляемые в принадлежащие государству российские энергетические компании, используются для финансирования военных кампаний Кремля за рубежом, а также публичной и тайной деятельности, направленной на подрыв демократических институтов и социального единства в Европе и США», эти же самые деньги также используются для финансирования систем здравоохранения и образования в зависимой от нефти России, а также для оплаты транзита российских энергоресурсов через Украину, что является одним из важнейших источников дохода этой страны.

Однако более глубокое понимание нюансов, возможно, не соответствует задачам этого доклада. Вне всяких сомнений, Россия открыто и тайно пытается защитить и распространить свое влияние посредством множества каналов, и зачастую это влияние носит антизападный характер. «С точки зрения Путина и Кремля правда — это не объективный факт; правда — это то, что помогает продвигать интересы нынешнего режима», — отмечают авторы этого доклада, и, надо признать, совершенно справедливо. — Сегодня в эту категорию попадает все то, что позволяет лишить западные демократии легитимности и отвлечь внимание от действий российского правительства».

В докладе попытки России проецировать влияние были неоднократно названы «ассиметричными». Суть этого определения объясняется цитатой высказывания бывшего президента Эстонии Тоомаса Ильвеса (Toomas Hendrik Ilves): «Мы не можем поступать с ними так, как они поступают с нами… Либеральные демократии, характеризующиеся наличием свободной прессы, свободными и честными выборами, находятся в ассиметрично неблагоприятном положении… Инструменты их демократии и свободы слова могут быть использованы против них». Этой западной либеральной традицией необходимо дорожить, и авторы доклада, несомненно, это понимают: они высоко оценивают действия шведов, которые предпочли сделать ставку на повышение уровня медийной грамотности, а не на финансирование контрпропаганды. Однако некоторые рекомендации авторов доклада, по всей видимости, направлены на закрепление дисбаланса.

По их мнению, США необходимо увеличить расходы на противодействие российским операциям влияния в Европе и Евразии «до как минимум 250 миллионов долларов в течение двух следующих лет». Эти деньги необходимо потратить в первую очередь на противодействие российской пропаганде и на поддержку демократических институтов, особенно в тех странах, где эти институты неустойчивы, то есть в Венгрии, Сербии и Болгарии.

Это можно назвать наименее полезной рекомендацией в докладе комитета. Основанием для увеличения расходов послужило то, что Россия ежегодно тратит миллионы долларов на продвижение своей точки зрения за рубежом и что определить точную сумму этих расходов крайне трудно из-за присутствия в них крупного квази-частного компонента. Тем европейским странам, в которых Россия потерпела неудачу в реализации своих стратегий, удалось нейтрализовать их не посредством дополнительных расходов, а благодаря вере в их цивилизующие традиции: к примеру, в Германии партии договорились не использовать ботов и наемных троллей в соцсетях, чтобы бороться друг против друга. И, если шведская программа по повышению медийной грамотности сработает, шведы перестанут прислушиваться к финансируемой американским правительством контрпропаганде и к финансируемой российским правительством пропаганде. Возможно, это также будет способствовать росту антиамериканских настроений, которые во многих европейских странах не менее сильны, чем антироссийские настроения.

Еще одна рекомендация, которая выглядит не особенно разумной, заключается в том, чтобы американское правительство начало присваивать статус врага тем странам, которые вмешиваются в дела США — «государственный субъект гибридной угрозы» — с целью создать систему эскалации санкций в ответ на кибератаки и другие «ассиметричные» действия. Однако это всего лишь ораторский прием, который не поможет достичь никаких целей теперь, когда российско-американские отношения достигли самой низкой точки.

Авторы доклада также предлагают приложить дополнительные усилия для того, чтобы уменьшить зависимость Европы от российских энергоресурсов — США уже занимаются этим, пытаясь продавать больше своего сжиженного природного газа. Эта часть доклада является совершенно неактуальной: за последние несколько лет Евросоюз существенно сократил возможности России в использовании экспорта энергоресурсов в качестве политического рычага, заставив Россию действовать в условиях регулируемого, конкурентного рынка. Российский экспортер газа компания «Газпром» приняла эти правила игры под угрозой астрономических штрафов. В этой области Европа уже доказала, что ей не нужна помощь США.

Однако это вовсе не значит, что в докладе Кардина нет полезных рекомендаций. Его авторы решительно заявляют о необходимости выявлять грязные и связанные с Кремлем российские деньги, поступающие на Запад, и предотвращать их использование в политических кампаниях. В докладе также говорится о необходимости укрепить системы киберзащиты западных стран и о том, что Западу необходимо обратить пристальное внимание на Украину, поскольку она является тестовой площадкой для вредоносных действий Кремля в киберпространстве.

Авторы доклада также призывают усилить контроль над социальными сетями — не только в смысле обеспечения прозрачности политической рекламы, которая оказалась в самом центре дебатов в Конгрессе, но и в том, чтобы заставить эти компании «блокировать вредоносные неаутентичные и/или автоматизированные аккаунты», которые используются для распространения фейковых новостей. Ужесточение норм, направленных против ботов и троллей, не только существенно затруднят работу российских фабрик троллей, но и, возможно, помогут превратить медийный рынок, где социальные сети активно соперничают с профессиональными новостными организациями, в более однородную конкурентную среду.

Как отметил Марк Галеотти (Mark Galeotti), эксперт по России, на которого авторы доклада постоянно ссылаются, «нам необходимо в целом повышать нашу жизнестойкость. Проблема заключается не только в России. Это проблема современности». Лучшими рекомендациями этого доклада стали рекомендации о повышении сопротивляемости кибератакам, коррупции, незаконному финансированию политических кампаний и медийной неграмотности, которая ставит под угрозу основы демократии. Энергичные действия в этом направлении навредят путинскому режиму в гораздо большей степени, чем контрпропаганда, ответные санкции и агрессивная риторика. Такие действия обеспечат поражение этого режима — поражение, которое он уже потерпел в Западной Европе в 2017 году.

США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 января 2018 > № 2455327 Леонид Бершидский


Россия. Мальта > Приватизация, инвестиции. Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 января 2018 > № 2458587 Леонид Бершидский

Почему русские выбирают Мальту, а не Путина

Неоднозначная схема продажи паспортов оказалась чрезвычайно соблазнительной для деловой элиты.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Несмотря на усиление враждебности между Россией и Западом, президенту Владимиру Путину явно не удалось убедить российское деловое сообщество, что оно должно стать более патриотичным. В списке новых граждан Мальты, опубликованном правительством этого островного государства, достаточно много хорошо известных российских фамилий, чтобы Кремль осознал весьма неприятный для него факт: российскую элиту не очень-то привлекает путинский проект осажденной крепости.

На Мальте действует так называемая «программа для индивидуальных инвесторов», позволяющая иностранцам по сути дела покупать гражданство Евросоюза за 650 тысяч евро, которые выплачиваются государству, плюс 150 тысяч евро инвестиций в государственные ценные бумаги. Кроме того, необходимо купить собственность на острове или заключить контракт длительной аренды жилья, а также заплатить за финансово-юридическую экспертизу. Это предложение весьма благожелательно по отношению к семьям: жены и дети платят не более 50 тысяч долларов на каждого. Ни одна друга страна ЕС не предлагает таких условий.

В 2014 году эту схему осудил Европарламент, заявивший, что «гражданство ЕС нельзя продавать ни за какую цену». Он неоднократно возвращался к этому вопросу. Однако мальтийское правительство не уступает. Паспорт этой страны дает его владельцу возможность без визы посещать 160 с лишним государств, а также жить, работать и заниматься бизнесом в любой стране Евросоюза. Поэтому спрос на мальтийские паспорта высок, и в 2016 году Мальте удалось перейти от бюджетного дефицита к профициту. В том году страна получила от продажи гражданства 163,5 миллиона евро.

Мальта отказывается публиковать отдельный список приобретателей паспортов, но в своей официальной газете называет всех новых граждан по именам и фамилиям независимо от того, как они получили свой статус. В списке за 2016 год, например, фигурирует саудовский шейх, арестованный недавно в ходе чисток, пакистанские магнаты и один азербайджанский банкир. Кроме того, в него вошли десятки россиян.

Самый известный и, пожалуй, самый состоятельный из них — Аркадий Волож, основавший крупнейший в России поисковик «Яндекс» и службу вызова такси. В сентябре прошлого года Путин побывал в штаб-квартире «Яндекса» и узнал о достижениях компании в области создания искусственного интеллекта. Не все сотрудники фирмы были рады встрече с президентом (одному даже запретили появляться в офисе после того, как он сообщил в социальных сетях, что плюнет на Путина), однако Волож в письме своему персоналу заявил, что он считает этот визит чрезвычайно важным для рекламы компании. В целом «Яндекс» неплохо сотрудничает с Кремлем, а глава крупнейшего в России государственного банка «Сбербанк» Герман Греф с 2014 года входит в состав его совета директоров. Однако Волож, будучи ключевой фигурой в российском секторе информационных технологий, явно не чувствует себя в безопасности. Мальтийское гражданство он получил для всех членов своей семьи.

Среди новых граждан Мальты также есть несколько ведущих московских торговцев недвижимостью и девелоперов, соучредитель «Лаборатории Касперского», глава крупнейшей в России золотодобывающей компании, руководитель одной из ведущих энергетических фирм, один из главных в стране собственников сельскохозяйственных земель, учредители ведущей сети магазинов спортивных товаров, а также владелец крупной частной компании по производству водки. Все это — элита российского бизнеса.

Эти люди не эмигрируют, а их деловые интересы в России не позволяют им открыто выражать нелояльность по отношению к Кремлю. Но они не желают складывать все свои яйца в путинскую корзину, что постоянно вызывает у него раздражение.

В 2014 году, когда США и ЕС ввели против России санкции из-за ее действий на Украине, Кремль предложил бизнесменам «амнистию капитала», чтобы они могли вернуть в страну хотя бы часть из того триллиона долларов, который был вывезен после распада Советского Союза. Однако в рамках амнистии, срок которой истек в 2016 году, лишь 2 500 человек задекларировали свои зарубежные активы. Поскольку США могли подвергнуть санкциям неизвестное количество близких к Путину российских олигархов, президент удвоил свои усилия. Во время декабрьской встречи с ведущими бизнесменами он предложил желающим «вернуться домой» инвесторам особые государственные облигации.

Но многим мальтийский паспорт кажется более надежным вкладом капитала. У людей из мальтийского списка мало оснований опасаться санкций, поскольку они не входят в ближайшее окружение Путина и не являются крупными государственными подрядчиками. Но им стоит подумать о путях отхода на тот случай, если кто-то из этого окружения или из грозной правоохранительной машины Путина начнет действовать против них. Путин ничего не может с этим поделать: в построенной им системе даже он сам не в состоянии в полной мере сдержать алчность своих друзей и подручных.

Как отметил однажды по поводу осторожных российских бизнесменов бывший заместитель путинской администрации Владислав Сурков, ныне занимающийся Украиной, «даже называя многих этих людей „офшорной аристократией", отнюдь не нужно считать их врагами: все эти графы Бермудские и князья острова Мэн — наши граждане, у которых есть масса причин так себя вести». Эти причины не может отменить даже Путин со своими патриотическими выступлениями в стране и на международной арене. У Путина также нет возможностей для экспроприации богатства у неискренне лояльных капиталистов. Его система основана на сотрудничестве с ними и на их капиталовложениях, и он также хочет пользоваться их влиянием на Западе.

Спрятанные за границей российские миллиарды являются, пожалуй, ярчайшим свидетельством внутренней слабости путинской системы. Его терпят и даже боятся, но ему не очень-то доверяют. Будь мальтийские паспорта дешевле, русские потопили бы этот остров, встав в длинную очередь за ними.

Россия. Мальта > Приватизация, инвестиции. Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 января 2018 > № 2458587 Леонид Бершидский


США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 января 2018 > № 2450553 Леонид Бершидский

Путину никакие Вульфы не помеха. И это не комплимент

Провокационная книга Майкла Вульфа не смогла бы выйти в Москве. По этой причине американцы должны ценить свою страну.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Читая книгу Майкла Вульфа (Michael Wolff) «Огонь и ярость» (Fire and Fury), которая стала на прошлой неделе литературной сенсацией и темой для многочисленных разговоров, я составил себе однозначное впечатление: американцам необычайно повезло. Попытайтесь представить себе русского Вульфа, который пишет о российском президенте Владимире Путине.

Весьма спорным остается вопрос о том, какую степень доступа к Белому дому имел Вульф. Содержание книги отнюдь не указывает на то, что он был туда вхож или эффективно использовал такой доступ. Но то, как Вульф описывает в своей книге алгоритм действий Белого дома, мгновенно породит зависть у любого, кто намеревается написать аналогичную книгу о путинской администрации. Он занял нечто вроде постоянного места на диване в Западном крыле и сидел там в качестве незваного гостя, не только наблюдая за происходящим, но и взяв 200 интервью у высокопоставленных сотрудников администрации. Вульф написал, что гостей Западного крыла Белого дома иногда бросали на полпути, и им «приходилось самим отыскивать дорогу в лабиринте власти западного мира». Правда, это был очень маленький лабиринт, расположенный на двух этажах тесного здания.

В отличие от Белого дома, то, что мы называем «Кремлем», не ограничивается стенами средневековой крепости на берегу Москвы-реки. Самые важные управления президентской администрации находятся не только в Первом корпусе Кремля, но и неподалеку от него на Старой площади, где раньше размещался Центральный комитет советской коммунистической партии. Огромный комплекс-муравейник на Старой площади спроектирован таким образом, чтобы посетители смогли попасть только туда, куда им положено. А охрана в Первом корпусе Кремля сопровождает гостя даже в туалет.

В отличие от Белого дома, там нет схем этажей. А наблюдать за приходящими и уходящими или перехватывать чиновников в нужный момент невозможно даже в кремлевской приемной Путина, поскольку значительная часть работы проводится по закрытой телефонной связи или в одной из официальных путинских резиденций. Главная резиденция расположена в подмосковном Ново-Огарево, где Путин проводит гораздо больше времени, чем в своем кремлевском кабинете.

И дело не только в степени доступа. Незаметному наблюдателю пришлось бы присутствовать в нескольких местах одновременно или, по крайней мере, там, где в данный момент находится Путин (это позволило бы наблюдателю лично увидеть некоторых высокопоставленных руководителей вместо того, чтобы пытаться выслеживать их в стенах Кремля или на Старой площади). Но сделать это очень и очень сложно: в отличие от американской администрации, Кремль не публикует даже приблизительный график работы президента.

Как выяснил Оливер Стоун во время подготовки своего фильма «Интервью с Путиным», результатом доступа к российскому лидеру могут стать гигабайты скучного, насыщенного пропагандой и мало что разоблачающего видеоматериала. Это похоже на черный ящик, если смотреть на него снаружи. Последними, кто получил хотя бы немного полезный и результативный доступ к Путину, была группа журналистов, которым разрешили написать книгу интервью «От первого лица». Опубликована она была во время первой президентской кампании Путина в 2000 году. Она до сих пор является лучшим источником и материалом о характере Путина и периоде его становления. Путина больше нельзя застать врасплох, нельзя спровоцировать, если он сам этого не хочет. Его можно разозлить на публике только тогда, когда эта злость тонко просчитана. Пробыв у власти 18 лет, он уже не снимает маску, чувствуя себя в ней вполне комфортно.

Пожалуй, самым близким произведением к «Огню и ярости» можно назвать книгу Михаила Зыгаря «Вся кремлевская рать. Краткая история современной России», опубликованную на русском языке в 2015 году. Она охватывает гораздо более обширный период времени, нежели книга Вульфа (с 1999 по 2015 год). Однако Зыгарь заявляет, что он взял интервью лишь у нескольких десятков бывших и действующих руководителей, работавших в тесном контакте с Путиным. Между произведением Зыгаря и книгой Вульфа есть немало весьма примечательных сходств.

Подобно Вульфу, Зыгарь пишет, что его рассказ — «о человеке, который неожиданно стал царем». Он заявляет, что подчиненным Путина приходится гадать, чего на самом деле хочет их босс. Но нарисованная им картина — это не хаос, не комичная некомпетентность. Это образ коллективного разума, подобного пчелиному улью.

Принято считать, что все решения в России принимает только один человек — Владимир Путин. Это правдиво лишь отчасти. Все решения действительно принимает Путин, но Путин — не один человек. Это огромный коллективный разум. Десятки, даже сотни людей ежедневно угадывают, какие решения должен принять Владимир Путин. Сам Владимир Путин все время угадывает, какие решения он должен принять, чтобы быть популярным, чтобы быть понятым и одобренным огромным коллективным Владимиром Путиным.

Зыгарь представляет Путина в качестве руководителя, который реагирует на события, но не в качестве стратега. Однако «коллективный Путин» создает впечатление прочности, системы с сильными корнями и работающим разумом. Этим объясняется то, почему у Зыгаря не возникло особых проблем за его попытку развеять мифы о Путине. Близкие к Путину люди, как и он сам, хорошо научились раскручивать каждую историю в нужную сторону, причем даже те, которые на первый взгляд кажутся нейтральными или даже негативными.

По большей части книга Вульфа строится на его беседах со Стивом Бэнноном, который в первые месяцы президентства Трампа занимал в Белом доме должность его доверенного идеолога. Сегодня, конечно же, между Трампом и Бэнноном возникла публичная ссора, и Бэннон приносит не очень искренние извинения. С Путиным такую ситуацию даже невозможно представить. Непосредственным российским эквивалентом Бэннона является философ русского империализма Александр Дугин. У них очень много общего — вплоть до внешней неопрятности и эрудированного многословия. Порой Кремль приближает к себе Дугина и его последователей или использует их, но самого Дугина никогда не пускают во властные структуры. Кремль держит его и ему подобных людей на расстоянии, как бы демонстрируя свой мейнстримовский нейтралитет и проявляя весьма прагматичную осторожность в отношениях с фанатиками.

Есть два человека, которые публично утверждали, что оказывали сильное влияние на кремлевскую политику, а потом выступили против Путина. Это ныне покойный Борис Березовский и политический стратег Глеб Павловский. Но они начали говорить о своих разногласиях с Путиным лишь после ссоры с российским правителем и утраты былой власти и влияния. Это обстоятельство подорвало их авторитет и доверие к их высказываниям. А Бэннон откровенничал и нес околесицу, еще находясь в Белом доме Трампа. Находящимся внутри путинской системы русским есть что терять, и из-за этого они тщательно фильтруют свои слова.

В книге Вульфа Трамп представлен как совершенно некомпетентный руководитель, его аппарат выставлен мятежным и неспособным делать содержательную работу, междоусобица в Белом доме кажется комичной, а администрация — недостойной высокой обязанности руководить такой страной как США. В этих обстоятельствах стоит задуматься о том, что Вульфы в Кремле невозможны. Будучи россиянином, я страшно завидую тому, что Трамп чрезвычайно уязвим, что его аппаратчики очень взвинчены и недовольны, и не скрывают этого, и что репортер может все это увидеть и услышать непосредственно в коридорах власти — а потом рассказать всему миру безо всякой цензуры и контроля. Столь прекрасная в своем хаосе страна как США (а истинная демократия не бывает упорядоченной) способна выдержать вульгарную комедию на вершине власти, поскольку она прозрачна для общества, а такие люди как Вульф могут писать обо всем без утайки.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании «Блумберг» (Bloomberg LP) и ее владельцев.

США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 10 января 2018 > № 2450553 Леонид Бершидский


Иран. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 января 2018 > № 2450641 Леонид Бершидский

Протестующие должны самостоятельно сделать свой первый шаг, прежде чем поддержка извне будет иметь какой-то смысл

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

В условиях недавно начавшихся в Иране демонстраций США открыто встали на сторону протестующих, тогда как Евросоюз сохранил нейтралитет и постарался держаться в стороне от происходящего. Президент Франции Эммануэль Макрон (Emmanuel Macron) даже раскритиковал США за то, что они решили поддержать одну из сторон. Несмотря на то моральное удовлетворение, которое такой подход США может принести его сторонникам, позиция Евросоюза кажется гораздо более разумной.

Пока по Ирану стремительно распространялась волна протестов — сначала экономических, а затем и антирежимных — администрация США палила из всех орудий. Президент Трамп писал в Твиттере о своей безоговорочной поддержке протестующих и обещал, что «в надлежащее время» США окажут им помощь — это практически заявление о планируемом вмешательстве. Госдепартамент выступил с двумя заявлениями, в которых он выразил поддержку иранским протестующим и осудил действия иранского правительства. Вице-президент Майкл Пенс (Mike Pence) опубликовал в газете Washington Post статью, в которой он отметил, что в отличие от администрации Обамы «на этот раз мы не промолчим». Пенс подчеркнул, что именно невмешательство Обамы стало причиной успеха иранского режима в подавлении Зеленой революции 2009 года, и сравнил риторику нынешней администрации с жесткой критикой Рональда Рейгана в адрес Советского Союза.

И неважно, что США продолжают обвинять Россию во вмешательстве в американскую политику. Америка — это демократия, а Иран — это репрессивный, коррумпированный режим. В любом случае двойные стандарты — это весьма распространенное явление в геополитике, и зачастую они оправдываются конкретными обстоятельствами. Гораздо полезнее было бы рассмотреть реакцию США с практической точки зрения, сравнив ее с позицией Евросоюза.

Европейские дипломаты поддерживают связь с иранским правительством «в духе откровенности и уважения», призывая его уважать право его граждан на выражение своей позиции. Макрон предостерег США и их сторонников в Саудовской Аравии от «риторики [в адрес Ирана], которая может привести к войне», и призвал к продолжению диалога с Ираном. Довольно легко прийти к выводу, что Евросоюз печется исключительно о своих интересах (Франция и другие страны уже долгое время потирают руки, оценивая экономические возможности в Иране), или заявить, что такая позиция вредит протестному движению. Но подход Евросоюза кажется весьма разумным.

Сообщения и разведданные, поступающие из Ирана, остаются обрывочными. Однако уже сейчас ясно, что эти протесты являются разрозненными и децентрализованными. Некоторые их участники выдвигают исключительно экономические требования. Они недовольны результатами работы президента Хасана Роухани (Hassan Rouhani), который обещал им искоренить коррупцию и добиться экономического процветания после подписания соглашения по ядерной программе Ирана с Западом, Россией и Китаем. Другие протестующие устали от клерикального режима и господства аятолла Али Хаменеи (Ali Khamenei).

Ни о каком едином фронте речь не идет, поскольку недовольные иранцы не могут договориться между собой о том, чего они хотят. Если поддержать всех протестующих, не разобравшись, чего именно они хотят, это может привести к печальным последствиям. США поддержали восстание 2011 года против президента Сирии Башара аль-Асада, которое привело к началу гражданской войны, а потом начали разбираться, какие группировки заслуживают их поддержки, а какие тесно связаны с террористическими организациями. Та же самая ошибка надолго дестабилизировала Ливию, Ирак и Афганистан, после того как их режимы были свергнуты.

В настоящий момент успешная революция в Иране маловероятна. США должны серьезно подумать о последствиях решения поддержать чрезмерно бурное восстание. Госсекретарь Хиллари Клинтон открыто поддержала участников российских акций протеста против фальсификаций на парламентских выборах 2011 года и в ответ получила заклятого врага в лице президента Владимира Путина, который теперь приводит ту поддержку Клинтон в качестве примера вмешательства США во внутренние дела России. Это укрепило позиции Путина внутри России и подтолкнуло его к тому, чтобы в 2016 году начать в США пропагандистскую и дезинформационную кампанию.

Разумеется, иранские лидеры не питали никаких иллюзий касательно враждебности администрации Трампа по отношению к ним — даже до того, как США открыто выступили в поддержку иранских протестов. Но теперь у иранского режима есть доказательства того, что они называют «гротескным» вмешательством во внутренние дела их страны, которое они теперь используют, чтобы добиться поддержки — особенно внутри страны, где в последние несколько дней стали звучать призывы к началу демонстраций в поддержку режима. Внешних врагов обвинили бы в любом случае. Но если у такой пропаганды есть фактические доказательства, это помогает еще глубже укоренить ненависть в душе простых людей и усложняет задачу по свержению репрессивных режимов, как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе.

Я знаю, о чем я говорю. Я принимал участие в антисоветских протестах на закате коммунистического режима в моей стране, а также в протестах 2011 года, которые Клинтон так неуклюже поддержала. Я также стал свидетелем Революции Достоинства, которая произошла на Украине в 2014 году.

В двух из этих случаев протестующие добились своего, и им для этого не потребовалась никакая помощь извне. Когда люди по-настоящему дошли до предела, они бунтуют яростно, их сплачивает единство цели, и они таинственным образом добиваются своего. Лед Зеппелин и нехватка туалетной бумаги оказались гораздо более значимыми факторами на закате советского режима, чем все речи Рейгана. Именно уютные соблазны Евросоюза, который находится совсем рядом, у самых границ Украины, а вовсе не поддержка США, определили исторический выбор этой страны.

В том случае, когда протесты ни к чему не привели — протесты в Москве в 2011 году — мы оказались недостаточно сильными и решительными для того, чтобы свергнуть режим. Но при президенте Дмитрии Медведеве власти вполне могли под давлением пойти на компромисс. Вместо этого неуклюжее вмешательство Клинтон подтолкнуло Путина к тому, чтобы максимально обезопасить себя от возможного государственного переворота. Это обернулось годами реакции и упущенными возможностями целого поколения россиян — по крайней мере тех, кто не эмигрировал.

Внешняя поддержка не нужна на стадии протестов, однако мощная, хорошо спланированная помощь крайне необходима после того, как революция успешно завершилась. В этом случае западные ценности действительно принесут пользу, а их оппонентам будет сложнее зарабатывать очки посредством пропаганды. Кроме того, западным аналитикам гораздо проще понять дееспособное постреволюционное правительство, чем разобраться в разношерстном и зачастую не имеющим сильных лидеров протестном движении.

Пока лучшее, что Запад может сделать, — это предостеречь Тегеран от применения грубой силы для подавления легитимных акций протеста. Невозможно обеспечить успех протестного движения, находясь за пределами страны. Даже если иранцы продемонстрируют достаточно ярости и решимости для свержения режима, США стоит набраться терпения и предложить свою помощь только после того, как иранцы самостоятельно примут решение касательно своих дальнейших планов. Именно так и появляются верные друзья.

Иран. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 января 2018 > № 2450641 Леонид Бершидский


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > inopressa.ru, 18 декабря 2017 > № 2427769 Леонид Бершидский

Две влиятельных российских фигуры столкнулись в поединке. Путин остался в стороне

Леонид Бершидский | BloombergView

"Судебный процесс, который задал тон следующему периоду нахождения у власти российского президента Владимира Путина, закончился в Москве в пятницу", - пишет обозреватель BloombergView Леонид Бершидский. Экс-министр экономического развития Алексей Улюкаев был признан виновным в получении взятки размером 2 млн долларов от Игоря Сечина, главного исполнительного директора ведущей государственной нефтяной компании "Роснефть". "По сути, это было одним из тех споров между двумя могущественными чиновниками, которые Путин обычно разрешал по-тихому, - отмечает журналист. - Значимо, что на это раз он решил этого не делать".

"Сама по себе история необычайная: она подразумевала, что правительственный министр регулярно вымогал взятки или, во всяком случае, принимал как должное подарки за продвижение интересов компаний, - говорится в статье. - Она также выставила напоказ перед широкой публикой способность Сечина свергнуть ключевого члена правительства - Улюкаев был уважаемым технократом во главе компетентно управляемого экономического блока российского правительства".

Улюкаев приговорен к восьми годам тюрьмы с возможностью УДО через пять лет без малого. "Однако Сечин победил не благодаря вмешательству Путина - иначе не было бы неловкой публичности, опубликованных расшифровок разговоров Сечина и направленных ему повесток в суд", - считает Бершидский.

"Само проведение процесса показало, что Путин решил не вмешиваться, - продолжает обозреватель. - Сечин выступал в роли независимого игрока в борьбе, которая противопоставила его технократическим кругам, управляющим правительством". Кремлинологи это заметили, передает автор. Так, Татьяна Становая написала в статье для Московского Центра Карнеги, что гиперцентрализованная система, которую Путин построил в 2000-е, подверглась эрозии из-за растущего желания лидера делегировать решения и наблюдать, как члены элиты борются между собой.

"Запад по-прежнему воспринимает Россию как место, где все решения принимает Путин, - пишет Бершидский. - Однако, как кажется, Путин уверен, что система, которую он выстроил, имеет достаточные сдержки и противовесы, чтобы надежно работать в его интересах вне зависимости от того, какая из лояльных групп или какая персона выиграет конкретный спор или предпримет политический проект. Система, годами граничившая с абсолютной монархией, где все пути вели к царю, начинает напоминать более современную декоративную монархию с неожиданным поворотом: относительно пассивный Путин может вмешаться, но предпочитает этого не делать".

Эта возможность вмешательства сдерживает соперничающие лагеря, продолжает обозреватель, однако это может незаметно улетучиться, если "могущественные игроки, такие как Сечин, привыкнут не оглядываться на его реакцию". "Путин, вероятно, будет демонстрировать время от времени свою власть, чтобы держать их в тонусе, - рассуждает Бершидский. - Пока он экспериментирует с отстраненным лидерством - возможно, это прелюдия к переходу к менее активной роли в 2024 году, когда истечет его очередной срок и не будет конституционного права снова баллотироваться в президенты".

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Нефть, газ, уголь > inopressa.ru, 18 декабря 2017 > № 2427769 Леонид Бершидский


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 декабря 2017 > № 2426442 Леонид Бершидский

Путин решил не вмешиваться в битву между двумя влиятельными чиновниками

Судебный процесс над бывшим министром экономики показал, что сегодня российский лидер в гораздо меньшей степени готов прибегать к ручному управлению

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

В пятницу, 15 декабря, завершился судебный процесс, который задал тон следующего президентского срока Владимира Путина. Бывшего министра экономического развития Алексея Улюкаева признали виновным в получении взятки в размере 2 миллионов рублей от Игоря Сечина, главы государственной нефтяной компании «Роснефть». Этот процесс, по сути, представлял собой битву между двумя влиятельными чиновниками, подобную тем битвам, исход которых Путин прежде предпочитал решать лично и без лишнего шума. Довольно показательно, что на этот раз он решил этого не делать.

Улюкаева арестовали в ноябре 2016 года. Арест был произведен сотрудниками контрразведывательной службы ФСБ в рамках операции, организованной Сечиным. Глава «Роснефти» пригласил министра в свой офис, побеседовал с ним, а затем вручил ему сумку. Когда сотрудники ФСБ схватили Улюкаева, выяснилось, что эта сумка доверху набита деньгами. Сечин заявил, что Улюкаев требовал у него взятку в обмен на разрешение на «приватизацию» государственной нефтяной компании «Башнефть». Улюкаев выступал против этой сделки, утверждая, что, когда одна государственная компания поглощает другую государственную компанию, это не приватизация. Однако позже Улюкаев смягчил свою позицию.

Улюкаев заявлял, что его подставили и что вымогать взятку у Сечина было попросту немыслимым из-за тесных связей Сечина с Путиным, а также из-за того, что «Роснефть» — это крайне важная для государства структура. В суде он заявил, что ожидал увидеть в сумке вино и, возможно, колбасу, изготовленную из дичи, добытой Сечиным на охоте — глава «Роснефти» часто преподносил подобные подарки.

Вся эта история была совершенно исключительной: она подразумевала, что правительственный министр регулярно вымогает взятки и считает разного рода подарки чем-то само собой разумеющимся в процессе продвижения корпоративных интересов. Она также продемонстрировала общественности способность Сечина устранить одного из ключевых членов правительства — Улюкаев был уважаемым технократом на вершине российского правительства, который весьма компетентно управлял экономическим блоком.

Судебный процесс, который последовал за арестом, оказался еще более сенсационным. Многие ожидали, что он будет закрыт для прессы и общественности, учитывая то, что в центре этого процесса оказалась динамика отношений в верхних эшелонах российской власти. Однако зрителям разрешали присутствовать на заседаниях, а расшифровку беседы Улюкаева и Сечина в день ареста первого зачитали в зале суда. Российская пресса очень нуждалась в примерах формулировок, используемых в подобных циничных, наполненных жаргонизмами беседах — к большому неудовольствию Сечина. Он назвал решение прокурора обнародовать эти расшифровки «профессиональным кретинизмом».

Еще одним оскорблением для Сечина, который вначале, казалось, контролировал ситуацию, и частичным подтверждением теорий о том, что этот эпизод является частью заговора с целью сместить его с занимаемой должности, стало то, что суд несколько раз вызывал Сечина для дачи показаний. Но он уклонялся от повесток до тех пор, пока судья не сдался. Это дало сторонникам Улюкаева среди российских либералов некоторую надежду на то, что победа Сечина не предрешена.

Между тем, прокурор потребовал, чтобы Улюкаева приговорили к 10 годам в тюрьме особо строгого режима. В своем последнем заявлении — полностью опубликованном всеми государственными новостными агентствами — Улюкаев подчеркнул, что его подставили, однако неожиданно добавил, что сожалеет о той роли, которую он сыграл в путинской системе:

Я виновен в том, что слишком часто шел на компромиссы, выбирал легкие пути, карьеру и благополучие зачастую предпочитал отстаиванию принципов. Крутился в каком-то бессмысленном хороводе бюрократическом, получал какие-то подарки, сам их делал. Пытался выстраивать отношения, лицемерил. Только когда сам попадаешь в беду, начинаешь понимать, как тяжело на самом деле живут люди, с какой несправедливостью они сталкиваются.

В конце концов, Сечин оказался сильнее. Улюкаева приговорили к восьми годам тюрьмы с возможностью досрочного освобождения через пять лет. Однако он не сумел одержать победу благодаря вмешательству Путина — иначе не было бы никакой неловкой открытости, никаких публикаций расшифровок разговоров Сечина, никаких повесток в суд. Когда во время ежегодной пресс-конференции Путина спросили о поведении Сечина в ходе этого судебного процесса, он равнодушно ответил, что глава «Роснефти» не нарушил закон, не явившись в суд, однако добавил, что «Сечин мог бы и прийти в суд и повторить все, что он излагал в ходе предварительного следствия».

Решение Путина не вмешиваться проявилось в том, как именно проводился суд. Сечин действовал как независимый игрок, и он оказался сильнее в борьбе, в которой он выступил против технократического круга, управляющего работой правительства. Многие наблюдатели это заметили. На сайте Московского центра Карнеги Татьяна Становая написала, что гиперцентрализованная система, которую Путин выстроил в 2000-х годах, постепенно рушится из-за растущего желания лидера делегировать решения, а затем наблюдать за тем, как представители элиты борются между собой. Она добавила:

Там, где нет Путина, можно быть как Путин. Сечин не стесняется продавливать продажу «Башнефти», не прибегая к помощи президента, показательно наказывает министра за неосторожное несогласие.

Запад до сих пор считает Россию страной, где все решения принимает Путин. Однако Путин, по всей видимости, убежден, что та система, которую он выстроил, уже обладает достаточно эффективными сдержками и противовесами, чтобы работать в его интересах, независимо от того, какая группа или человек выигрывает тот или иной спор или занимается реализацией того или иного проекта. Система, которая в течение нескольких лет приближалась к абсолютной монархии во главе с царем, теперь начинает все больше напоминать более современную декоративную монархию с некоторыми особенностями — когда относительно пассивный Путин может в любой момент вмешаться, но не делает этого.

Эта вероятность вмешательства держит противоборствующие лагеря в подвешенном состоянии. Однако она вполне может испариться — и Путин этого даже не заметит — если влиятельные игроки, такие как Сечин, привыкнут не оглядываться на его реакцию. Вероятнее всего, Путин время от времени будет демонстрировать свою власть, чтобы держать их под контролем. Пока он всего лишь экспериментирует с невмешательством, возможно, готовясь взять на себя менее активную роль в 2024 году, когда завершится его следующий срок полномочий и Путин больше не сможет баллотироваться в президенты.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 декабря 2017 > № 2426442 Леонид Бершидский


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 декабря 2017 > № 2434312 Леонид Бершидский

Россия делает шаг к эпохе после Путина

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Объявление президента России Владимира Путина о том, что он будет баллотироваться на четвертый президентский срок, предвидели уже давно, хотя некоторым российским наблюдателям казалось (ошибочно), что с этим объявлением он слишком затянул. Менее предсказуемым является то, как построенная Путиным система планирует продолжать работу себя после окончания срока его полномочий в 2024 году, когда он будет конституционно лишен возможности вновь выдвигать свою кандидатуру.

Третий срок Путина был самым важным, даже более знаменательным, чем его первый срок в период с 2000 по 2004 годы, который был ознаменован экономическими реформами в духе республиканских реформ в США, фиксированным подоходным налогом, жестким укрощением олигархов, появившихся в 1990-е годы, и возвратом к централизации власти. В третий срок, который начался в 2012 году и закончится в 2018 году, Путин перестал делать вид, что действует заодно с США и их европейскими союзниками, и постарался дать понять остальному миру, что гегемонии США в мире приходит конец. Это ему в основном удается. Однако он не проявляет особого интереса, не заботится о том, на чем основаны его геополитические достижения — о собственной России, огромной, по-прежнему бедной, все более циничной и потенциально очень злой страной, которую Путин, возможно, уже не совсем символизирует и которой даже уже не руководит.

Путин заявляет о своих самых больших успехах за пределами России. Он держится за незаконно присоединенный Крым, и Кремль по-прежнему осуществляет оперативный контроль над сепаратистскими «народными республиками» на востоке Украины, которыми руководят банды преступников. Не так давно в одной из них он для этого предпринял то, что выглядело как организованный государственный переворот. От дальнейшего захвата территорий Путин воздержался из соображений, касающихся затрат — судя по всему, для него важно не допустить повышения уровня потерь среди военнослужащих регулярной армии, и он перекладывает основное бремя расходов на подконтрольные силы. Но его минимальные цели, в том числе нестабильность в Украине, были достигнуты. Любому наблюдателю — даже самому предвзятому — очевидно, что, несмотря на огромную поддержку Запада, современная Украина представляет собой коррупционную неразбериху, и страна эта вряд ли стала более европейской, чем была в то время, когда ее народ решил вырваться из российской орбиты в начале третьего срока Путина.

Несмотря на сопротивление США, Путин помог своему сирийскому союзнику президенту Башару Асаду победить в гражданской войне. В конце 2017 года стало понятно — если Асад и уйдет, то его не свергнут, как США и их союзники свергли Саддама Хусейна и Муаммара Каддафи. Успешное и не требовавшее больших ресурсов вмешательство Путина в дела Сирии перекроило карту ближневосточных отношений, помогло фактически вырвать Турцию из западного альянса и заставило даже Саудовскую Аравию постараться установить хорошие рабочие отношения с Москвой, что было подкреплено созданием альянса в области нефтяной политики.

Путин также дал надежду нелиберальным силам по всей Европе, которые не смогли в этом году победить на выборах, имевших решающее значение, но которые останутся полезными союзниками. Кроме того, в сознании западной элиты Россия утвердилась, уж заслуженно или нет, в качестве «хакерской сверхдержавы» — высокотехнологичной силы совсем иного рода, чем США с их коммерческими интернет-гигантами. Именно такую репутацию Путин стремится укрепить, подхватив идею использования технологии криптовалюты в качестве альтернативы западной финансовой системе.

За все это Россия заплатила местом в «Большой восьмерке» и абстрактными стремлениями к членству в «большой Европе», простирающейся от Лиссабона до Владивостока. Но это не сделало Россию изгоем для всего остального мира — особенно для Китая, который благосклонно позволил Путину пошатнуть основы мирового порядка, возглавляемого Западом. Третий срок Путина, скорее всего, запомнится как те четыре года, которые сделали многополярный мир если не реальностью, то вероятным сценарием.

Но хотя способности Путина проявлялись в сфере геополитики, у себя в стране он все больше становился «отсутствующим» феодалом. В среду в своем интервью на радио «Эхо Москвы» Глеб Павловский, который в первые годы правления Путина был кремлевским политтехнологом, описал это чувство наиболее удачно: «Путин, безусловно, — символ путинской России. Для всего мира она — путинская Россия. А внутри себя она уже не путинская, она уже послепутинская, и в ней все основные игроки стремятся, так сказать, делать свои ходы, расставить свои фигуры, накопить какой-то потенциал ко времени, когда уже не будет и Путина. А Путин ходит и пытается включиться в этот процесс. Овладеть — это уже невозможно, я думаю».

Действительно, если в свой первый и второй сроки Путин был грамотным микроменеджером, принимал все важные решения и выступал посредником в решении каждого значительного конфликта, то теперь он, похоже, утратил эту способность.

Одним из самых ярких примеров является продолжающийся судебный процесс в отношении бывшего министра экономики Алексея Улюкаева, против которого представитель ближнего окружения Путина и глава государственного нефтяного гиганта «Роснефть» Игорь Сечин организовал провокационную операцию и обвинил его в вымогательстве взятки в размере двух миллионов долларов. Судебный процесс открыт для прессы, а малообщительный, окруженный тайной руководитель «Роснефти» страдает от унижения, которому его подвергли неоднократными вызовами в суд, и придумывает оправдания своей неявки в этот суд. В прежние времена Путин не позволил бы выставлять подобный конфликт на общее обозрение — во всяком случае, не разрешил бы, чтобы за этим наблюдали долго.

Другим примером является демонстративная независимость Рамзана Кадырова, назначенного Путиным на пост главы Чечни. Его обращающие на себя внимание богатства, насильственное подавление оппонентов и настойчивые заявления о консервативных исламских ценностях в светском государстве являются постоянным вызовом, ставящим под сомнение авторитет Москвы. Но репутация Кадырова — и военно-феодального правителя — похоже, заставляет правоохранительные структуры держаться в стороне. И опять Путин не вмешивается.

Даже отстранение российских чиновников от зимних Олимпийских игр 2018 года свидетельствует об ослаблении лидерских позиций Путина. Российские государственные пропагандистские СМИ говорят об этом, как о «геополитическом возмездии». Но Путин мог бы навести в стране порядок, организовать «чистку» чиновничьих рядов и выгнать тех, кто в лучшем случае не смог разоблачить допинг-схему в российском спорте, а в худшем — участвовал в ней. Кроме того он мог бы обратиться за поддержкой к своему старому другу — президенту Международного олимпийского комитета Томасу Баху. Однако ничего этого сделано не было, никто из чиновников не уволен, что свидетельствует о том, что Путин далек от всего этого, и эти проблемы ему относительно безразличны.

На протяжении всего третьего срока Путин занимал пассивную позицию и в отношении экономической политики. Почти ничего не было сделано для того, чтобы подготовить Россию к эпохе низких цен на нефть. Умеренный сельскохозяйственный рост, благодаря которому страна превратилась в ведущего экспортера зерна, не в состоянии компенсировать снижение доходов от продажи углеводородов, а крайне медленный экономический рост в результате повышения уровня потребления на основе заимствований, недостаточен для того, чтобы быть поводом для экономического оптимизма. Путин неоднократно демонстрировал нежелание проводить смелые реформы, которые дали бы россиянам повод надеяться на лучшее будущее.

Хотя Путин по-прежнему является, вне всяких сомнений, самым популярным политиком России, россияне равнодушны к мартовским выборам. Согласно последнему опросу «Левада-центра», только 58% избирателей намерены голосовать. В 2012 году явка на выборах составила 65,3%, а опросы, проведенные в предвыборный период в такое же время, показали, что голосовать собирались более двух третей респондентов. Алексею Навальному, антикоррупционному активисту и единственному серьезному противнику Путина, баллотироваться на пост президента не разрешат, несмотря на то, что он несколько месяцев ведет агитационную работу и явно пользуется поддержкой в российской глубинке — особенно среди молодежи. Он пообещал, что будет активно выступать за бойкот выборов.

Прозвучавшее в среду объявление о намерении баллотироваться на пост президента, которое было сделано в лучших советских традициях (во время посещения автозавода в Нижнем Новгороде, когда работник «спонтанно» задал Путину вопрос об участии в выборах), является свидетельством отсутствия в Кремле идей, характерных для внутренней политики, проводившейся на «третьем сроке» Путина. Легитимность Путина после его неизбежной победы будет самой низкой за все время его правления. И это спровоцирует еще более активную борьбу за место преемника, в ходе которой новые игроки начнут появляться, скорее всего, сразу же после того, как Путин вновь займет президентское кресло.

Путин навязал России роль крупнейшего в мире геополитического разрушителя. Однако результаты ее нынешней деятельности нестабильны без последовательной и успешной внутренней политики. Путин является президентом (и ему дают такую возможность) коррумпированной, неэффективно управляемой страны, где люди — в том числе и те, кто находится в высших эшелонах бизнеса и власти — брошены на произвол судьбы и обеспечивают себе жизнь сами, кто как умеет. Вопрос о том, какое будущее ждет Россию, возникнет после переизбрания Путина. И не факт, что Путин будет в нем многое решать.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 декабря 2017 > № 2434312 Леонид Бершидский


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 8 декабря 2017 > № 2419456 Леонид Бершидский

Россия сделала шаг к постпутинской эре

Леонид Бершидский | BloombergView

"Заявление российского президента Владимира Путина о том, что он будет в четвертый раз баллотироваться в президенты, было предсказуемым, хотя некоторым российским обозревателям казалось (ошибочно), что он необычно долго ждал, чтобы сделать его. Менее предсказуемо то, как построенная Путиным система планирует сохраниться в будущем, после того как срок его полномочий истечет в 2024 году и по конституции он будет лишен права баллотироваться снова", - пишет обозреватель Bloomberg View Леонид Бершидский.

"Третий срок Путина был самым важным, даже более судьбоносным, чем первый в 2000-2004 годах, отмеченный экономическими реформами в духе американских республиканцев, единой ставкой подоходного налога, жестким усмирением олигархов 1990-х и повторной централизацией власти", - полагает автор, отмечая успешные попытки президента бросить вызов "однополярному миру". "Впрочем, он игнорирует базу, на которой основаны его геополитические достижения: собственно Россию, обширную, все еще бедную, все более циничную и потенциально очень обозленную страну. Возможно, Путин не совсем ее представляет или даже не совсем ею управляет", - рассуждает обозреватель.

"Путин добился крупнейших успехов за пределами России", - говорится в статье. Бершидский перечисляет в этом ряду закрепление контроля над Крымом и "народными республиками" на Восточной Украине, успешную поддержку сирийского союзника Путина Башара Асада. Удачное, потребовавшее минимальных ресурсов вмешательство Путина в Сирии перекроило дипломатическую карту на Ближнем Востоке.

"Путин также дал надежду антилиберальным силам по всей Европе, которые не смогли победить на решающих выборах в этом году, но останутся его полезными союзниками", - пишет журналист. И, заслуженно или нет, Россия утвердилась в представлениях западной элиты как хакерская супердержава.

"Но, покуда Путин применял свои способности к геополитике, у себя дома он все чаще превращался в отсутствующего феодального правителя", - полагает Бершидский. Он приводит мнение политолога Глеба Павловского: "Для мира она путинская Россия. А внутри себя она уже не путинская, а послепутинская, и в ней все основные игроки стремятся, так сказать, сделать свои ходы, расставить свои фигуры, накопить какой-то потенциал ко времени, когда Путина уже не будет".

"Действительно, - комментирует Бершидский, - если Путин в первый и второй президентский срок был компетентным микроменеджером, принимавшим все важные решения и выступавшим посредником во всех значительных конфликтах, сейчас он, похоже, утратил эту способность".

Автор указывает на дело экс-министра экономики Алексея Улюкаева и его конфликт с главой "Роснефти" Игорем Сечиным. По мнению Бершидского, Путин впервые допустил столь длительный и открытый конфликт между своими сторонниками. Еще одним примером, по его мнению, может служить фактическая независимость лидера Чечни Рамзана Кадырова.

"Даже запрет российским чиновникам присутствовать на зимней Олимпиаде в следующем году свидетельствует о слабеющей власти Путина", - считает Бершидский: он не провел необходимую "чистку" в Олимпийском комитете России от чиновников, замешанных в скандале с допингом.

"В период третьего срока Путин также пустил на самотек экономическую политику. Мало что было сделано для того, чтобы подготовить Россию к эпохе низких цен на нефть", - отмечает Бершидский.

"Хотя Путин по-прежнему остается самым популярным российским политиком, россияне проявляют безразличие к мартовским выборам", - говорится далее. По данным "Левада-центра", всего 58% опрошенных граждан намереваются пойти на выборы.

"Объявление о начале предвыборной кампании в советском стиле - во время посещения завода по производству грузовиков в Нижнем Новгороде, где рабочий задал ему "спонтанный" вопрос о выборах, - свидетельствует о нехватке идей в Кремле, характерной для путинской внутренней политики во время третьего срока. Легитимность власти Путина после его неизбежной победы будет самой низкой за все годы правления, стимулируя все более активную битву за преемственность, в которой, вероятно, начнут появляться новые игроки, как только Путин вновь займет свой пост", - полагает автор.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 8 декабря 2017 > № 2419456 Леонид Бершидский


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 7 декабря 2017 > № 2419461 Леонид Бершидский

Путин хочет победить, но не любой ценой

Леонид Бершидский | BloombergView

"Пытаясь убедить мир в укреплении своей военной мощи, Россия скрыла издержки в плане человеческих жертв и материальных затрат. Однако раскрытая недавно статистика показывает, что потери на удивление малы, невзирая на участие в событиях в Крыму, на востоке Украины и в Сирии", - пишет обозреватель BloombergView Леонид Бершидский.

"Это новое свидетельство того, что военная стратегия президента Владимира Путина более обдуманна, чем стратегия его предшественников, желавших победить любой ценой", - отмечает журналист.

В октябре компания "Согаз", напоминает Бершидский, выиграла тендер на страхование российских военнослужащих. Министерство обороны, проводившее тендер, опубликовало данные по количеству заявлений о страховых выплатах с 2012 по 2016 год, и "3198 из них были связаны со случаями смерти".

"Это намного меньше прежних потерь. К примеру, в 2000 году, согласно официальной статистике, российские вооруженные силы потеряли 1310 человек в Чечне", - указывает автор статьи.

"Российская военная традиция - по крайней мере, в войнах XX века - заключалась не в том, чтобы сохранить жизни солдат, а в том, чтобы добиться целей любой ценой. Нынешние цифры указывают на перемену - но, возможно, не совсем положительную. При Путине Россия ведет войны иначе", - пишет Бершидский.

"На Украине силы сепаратистов, состоящие из украинских граждан, российских добровольцев-националистов и наемников, взяли на себя бремя потерь в войне, в которой погибли уже более десяти тысяч человек. В Сирии российские сухопутные силы - в отличие от воздушных - по большей части, были не служащими регулярных войск, а бойцами группы Вагнера - частной военной компании, управляемой Дмитрием Уткиным, бывшим подполковником российской военной разведки", - комментирует обозреватель.

"Наращивая и перевооружая российскую армию, Путин также принял концепцию гибридной войны, переложив значительную часть бремени на плечи нерегулярных войск. Частично благодаря этой перемене военные потери России в 2014 году, самые крупные за последние пять лет, достигли лишь уровня 68,8 человек на 100 тыс., и это существенно меньше, чем США потеряли в 2010 году: 88,1 военнослужащих на 100 тыс.", - говорится в статье.

Министерство обороны России не опровергло данные о потерях, "поэтому, возможно, утечка не была случайной", полагает Бершидский, указывая на связь с намерением Путина пойти на четвертый президентский срок: "относительно небольшие потери должны помочь ему продемонстрировать свое мастерство как главнокомандующего".

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 7 декабря 2017 > № 2419461 Леонид Бершидский


Украина. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 6 декабря 2017 > № 2414425 Леонид Бершидский

Запад поддержал на Украине не того человека

Леонид Бершидский | BloombergView

"Все больше проясняется, что американские политики эпохи Обамы поддержали на Украине не тех людей. Действия президента Петра Порошенко по консолидации собственной власти теперь включают в себя отстранение от антикоррупционных институтов, которые он был вынужден основать под давлением западных сторонников Украины", - пишет обозреватель Bloomberg View Леонид Бершидский.

Когда для Украины были жизненно важны западные деньги, Порошенко и его политические союзники выполняли условия, обязательные для получения помощи. Помимо прочего, парламент проголосовал за учреждение независимого Национального антикоррупционного бюро (НАБУ), напоминает автор.

Однако бюро, как отмечает журналист, хотя и "наделало шуму и расследовало одновременно сотни дел", не смогло обеспечить реализацию своих обвинений, столкнувшись с сопротивлением нереформированной судебной системы.

В то же время генеральный прокурор Юрий Луценко, близкий сторонник Порошенко, начал открытую войну против НАБУ. Агент антикоррупционного бюро был задержан на прошлой неделе при попытке дать взятку сотруднику миграционной службы, и штаб-квартира бюро подверглась обыску. Глава НАБУ Артем Сытник заявил, что взятка была частью оперативного эксперимента, о котором Луценко не знал. Это не прекратило атаки Луценко на Сытника, говорится в статье.

Хотя США в этом споре приняли сторону НАБУ, Порошенко не высказал по этому поводу определенного мнения, в целом осудив эти распри, пишет автор.

Порошенко, очевидно, решил, что не потеряет политическую поддержку Запада, пока продолжает занимать антироссийскую позицию. У него больше нет острой необходимости в финансовой поддержке, что позволяет ему действовать как "классическому украинскому политику", полагает Бершидский.

"Его жесткие действия против своего самого активного оппонента, бывшего президента Грузии и губернатора Одесской области Михаила Саакашвили показали, что Порошенко может быть таким же беззастенчивым, как и Янукович", - говорится в статье.

Автор напоминает о попытках не впустить Саакашвили на Украину и преследовании его сторонников. Во вторник следователи прибыли для обыска киевской квартиры экс-президента Грузии, и через несколько минут он был уже на крыше восьмиэтажного здания, угрожая спрыгнуть вниз, если его не оставят в покое. Его несколько часов продержали в автозаке рядом с домом, в то время как сотни его сторонников не давали машине тронуться с места.

"В этот момент даже самые активные западные сторонники постреволюционного украинского правительства осознали, что с Порошенко что-то не так", - отмечает Бершидский.

"Президент Порошенко, кажется, отказался от борьбы с коррупцией, каких-то попыток обеспечить экономический рост, финансирование ЕС или МВФ", - написал экономист Андерс Аслунд.

"Нелегко найти более молодых и принципиальных, действительно проевропейски ориентированных политиков на Украине, но они существуют. Иначе западным политикам и аналитикам останется только продолжать действовать, пребывая в состоянии шока от того, что очередной представитель старой элиты внезапно стал в значительной степени напоминать Януковича", - заключает автор.

Украина. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 6 декабря 2017 > № 2414425 Леонид Бершидский


Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 23 ноября 2017 > № 2437917 Леонид Бершидский

Путинский патриотический угар оборачивается против него самого

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Российский школьник выражает сочувствие немецкому солдату, умершему в советском лагере для военнопленных после Второй мировой войны. В российских социальных сетях поднимается волна возмущения и осуждения, которая проникает и в парламент. На первый взгляд, никаких причин для беспокойства нет, поскольку Россия является мировой столицей троллей. Однако это очень похоже на отрезвляющее предзнаменование того, какой станет Россия после президента Владимира Путина.

В воскресенье школьник из сибирского города Новый Уренгой выступил в германском парламенте с примирительной речью. О чем он говорил? О трагической гибели немецких солдат во время гитлеровского вторжения в Россию. Это была тема его исследовательской работы в рамках профинансированного Германией проекта.

«Это чрезвычайно огорчило меня, поскольку я увидел могилы невинно погибших людей, среди которых многие хотели жить мирно и не желали воевать», — сказал Николай Десятниченко. В конце своей речи он выразил надежду на то, что «мир больше никогда не увидит войн».

Вскоре после того, как один проживающий в Баварии русский разместил эту речь в Facebook вместе со своими возмущенными комментариями, тысячи постов в клочья разорвали этого старшеклассника, его школу и его семью. Тысячи людей начали вспоминать о тех зверских преступлениях, которые нацистские оккупанты совершили против их дедов. А поскольку у Десятниченко украинская фамилия, его семью назвали ячейкой предателей. Блогеры начали жаловаться в Генеральную прокуратуру, обвиняя мальчика в «выгораживании нацизма», что в России является преступлением. Эта история привела к такому накалу страстей, что депутат верхней палаты российского парламента Владимир Джабаров попросил местные власти провести проверку учебной программы в школе, где учится Десятниченко.

Реакция была яростной, но ничего неожиданного в ней нет. Путин раздувает культ победы России во Второй мировой войне до уровня истерии, особенно в свой текущий президентский срок. Проще всего Путину делать ставку на роль России в разгроме фашизма. Эти события достаточно свежи и тесно связаны с историей большинства российских семей. И они не вызывают никаких противоречий из-за характера врага. Разговоры о том, что немецкие захватчики заслужили лучшей доли, чем гибель от жестоких лишений, кажутся абсурдом россиянам, так как они хорошо знают, что Иосиф Сталин точно так же обращался с советскими гражданами. Предположение о том, что некоторые немецкие солдаты не хотели воевать, сродни святотатству. «Нам жаль, Адольф» — такова была саркастическая реакция российских социальных сетей на примирительную речь Десятниченко.

Исключительной эту историю делает отрицательная реакция на отрицательную реакцию и то, как на нее отреагировали критики школьника.

На защиту Десятниченко выступили не только горемычные и игнорируемые российские либералы, но и мэр Нового Уренгоя Николай (так в тексте, имя мэра Иван — прим. пер.) Костогрыз. «Интерпретацию взрослыми людьми искренних слов ребенка можно расценивать как провокацию не только против школьника, но против всего российского народа», — написал он.

Вскоре за Десятниченко вступился даже Кремль. «В данном случае совершенно непонятна такая экзальтированная травля, — заявил информационному агентству ТАСС пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков. — Обвинять его в каком-то злом умысле, тем более — в пропаганде нацизма и так далее, во всех смертных грехах, считаю неверным».

Но ответ Кремля никак не успокоил волну возмущения. Теперь многие блогеры и участники социальных сетей заговорили о роли «Газпрома», который является спонсором школы, где учится Николай, а также его немецкого партнера компании Wintershall, организовавшей поездку в Германию, и «Роснефти», где отец мальчика работает в службе безопасности.

Это не просто компании. Это основа путинского режима, главные инструменты его торговой политики, основные рычаги российского экономического влияния на Европу и Китай. Благосостояние жителей Нового Уренгоя, многие из которых работают в «Газпроме» и «Роснефти», вызывает зависть у остальной России. Некоторые россияне гневно ответили самому Пескову. Вот типичный твит: «С нашей стороны это не травля, а мнение народа. Оно должно быть услышано, чтобы Николай и ему подобные поняли, в какой стране они живут».

После аннексии Крыма в 2014 году Путин со своей командой всячески нагнетает патриотическую истерию. Эти люди воспользовались националистическими настроениями и недовольством, чтобы разжечь восстание на востоке Украины. Они используют материалы о Второй мировой войне для подкрепления своих претензий на моральное превосходство в усиливающемся конфликте с Западом. Но патриотизм такого сорта — это палка о двух концах. В действительности клептократический, живущий за счет нефти режим Путина никак не связан с ранимым националистическим мировоззрением россиян. Как бы ни старался Путин навести мост и сблизиться с этой аудиторией, он будет намного слабее и неустойчивее того реального моста, который компания путинского дружка строит в Крыму.

Поскольку конституция ограничивает срок пребывания Путина на посту президента, наступит время, когда он уйдет. А те люди, которые охаивают Десятниченко, лишь ждут сигнала, чтобы размазать по стенке путинскую элиту и поставить Россию на путь еще более жесткой конфронтации с Западом. И потенциальному наследнику Путина наверняка придется бороться за их симпатии.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании Bloomberg LP и ее собственников.

Россия. Германия > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 23 ноября 2017 > № 2437917 Леонид Бершидский


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 ноября 2017 > № 2440624 Леонид Бершидский

Герои Путина неправдоподобно хороши

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Большую часть своего 17-летнего правления президент России Владимир Путин идеологом не был: основное внимание он уделял экономике и восстановлению централизации власти. Но в свой последний президентский срок — и особенно после аннексии Крыма в 2014 году — Путин пытается создать идеологическую основу для своей недавно занятой твердой и непреклонной позиции на мировой арене. При этом он создает пантеон героев, чтобы им соответствовать. В основе этого, как это часто бывает в России, — попытки пересмотреть историю.

В минувшую субботу Путин принял участие в церемонии открытия памятника царю Александру III в Крыму. Этот памятник — лишь последний из серии бронзовых символов того, что, по мнению Путина, составляет великое прошлое России. Среди других открытых недавно памятников — памятник князю Владимиру в Москве, Ивану Грозному в Орле, создателю автомата Михаилу Калашникову в Москве, и Ивану III, бывшему до 1505 года великим князем Московским, — в Калуге. Последние два памятника открывал министр культуры Владимир Мединский, который называет себя историком, несмотря на серьезные сомнения в научности его докторской диссертации. На открытии памятника Ивану Грозному Мединский еще и выступил с официальным обращением.

Участие Путина в открытии памятника придает Александру III особое место в пантеоне — рядом с князем Владимиром, благодаря которому, как гласит легенда, восточные славяне, которыми он правил, приняли христианство. Путин выступил на открытии этого памятника с речью.

В своем субботнем выступлении Путин объяснил, почему ему нравится предпоследний российский царь. Никаких серьезных войн он не вел, но в отношениях с другими странами отличался непоколебимой твердостью. Он «делал все для развития и укрепления державы, для того, чтобы сберечь ее от потрясений, внутренних и внешних угроз». Он «считал, что сильное, суверенное, самостоятельное государство должно опираться не только на экономическую и военную мощь, но и на традиции».

Путин явно хотел бы, чтобы о нем вспоминали с такой же любовью, с какой вспоминал Александра III его двоюродный брат, великий князь Александр Михайлович Романов, в своих мемуарах. Описав смятение и нервное потрясение, охватившие российскую элиту после того, как социалистсты-террористы убили Александра II, который отменил крепостное право в России и либерализовал страну, великий князь охарактеризовал наследника убитого царя, написав о нем следующие слова:

«К счастью для России, Император Александр III обладал всеми качествами крупного администратора. Убежденный сторонник здоровой национальной политики, поклонник дисциплины, настроенный к тому же весьма скептически, Государь вступал на престол предков, готовый к борьбе. Он слишком хорошо знал придворную жизнь, чтобы не испытывать презрения к бывшим сотрудникам своего отца, a основательное знакомство с правителями современной Европы внушило ему вполне обоснованное недоверие к их намерениям. Император Александр III считал, что большинство русских бедствий происходило от неуместного либерализма нашего чиновничества и от исключительного свойства русской дипломатии поддаваться всяким иностранным влияниям».

Как и Александр III, Путин, унаследовавший власть от первого президента России Бориса Ельцина, непредсказуемого, но в целом либерального, свел на нет «неуместный либерализм», краеугольным камнем своей политики сделал недоверие к Западу, стремился назначать министрами технократов и приступил к реализации грандиозных проектов (Александр III приказал построить Транссибирскую железнодорожную магистраль). Александр II, чей вклад в российскую историю был гораздо весомее, был бы не самым подходящим героем — не в последнюю очередь из-за того, как он умер.

Но в поисках героев Путин не просто забывает, что в числе основных событий в годы правления Александра III был голод 1891-1892 годов, от которого погибло почти 500 тысяч человек. И что с этим голодом так неумело боролись, что все это подпитывало жестоко подавляемое движение социалистов. Путин еще и готов одобрить ту версию истории, в которой правление Александра III неверно преподносится как золотой век искусства и наук. В Крыму на рельефе горизонтальной стеллы, установленной за памятником царю, изображены предполагаемые достижения и ключевые фигуры той эпохи. Среди выдающихся деятелей того времени — Федор Достоевский, умерший до того, как царь взошел на престол; Лев Толстой, написавший «Войну и мир» и «Анну Каренину» при Александре II; и Дмитрий Менделеев, открывший периодический закон во время правления Александра II. Судя по изображениям на стелле, Александру III приписывается еще и создание старейшего в России музея изобразительных искусств — Третьяковской галереи. На самом же деле музей этот открылся, когда будущему царю было 11 лет. Даже Транссибирская железная дорога, которая тоже изображена на рельефе, в действительности не была достижением Александра III: она была достроена в 1916 году, спустя более двух десятилетий после его смерти.

Это характерно для того поспешного «героетворчества», которое наблюдается в последние годы. Внезапно начавшееся поклонение Путина князю Киевскому Владимиру основано на спорной легенде о том, что языческий князь крестился в Крыму, в результате чего аннексированный полуостров, согласно выступлению Путина в 2014 году, является для россиян таким же сакральным, как Иерусалим для мусульман и евреев. Правда, в этой истории не учитывается то, что Владимир правил восточнославянскими землями из Киева, столицы современной Украины, и не упоминается, что он пришел в Крым как беспощадный захватчик.

Салавата Щербакова, скульптора, создавшего памятник Калашникову в Москве (и автора памятника князю Владимиру), после открытия памятника уличили в досадной ошибке. Один военный историк заметил, что на постаменте памятника изображен чертеж не автомата Калашникова АК-47, а «примерно совпадающей» с ним штурмовой винтовки StG 44, которая была на вооружении немецких войск во время Второй мировой войны. Неудивительно, что Щербаков смутился: Калашников, по мнению некоторых историков, при создании своего автомата многое позаимствовал у создателя штурмовой винтовки StG 44 Хуго Шмайсера, немецкого конструктора огнестрельного оружия. Шмайсер был арестован советскими военными и принудительно вывезен на работу в Ижевск, где Калашников провел большую часть своей жизни.

После того, как ошибка стала достоянием общественности, Щербаков заставил рабочих спилить фрагмент постамента, ставший причиной скандала. А вот скульптора Андрея Ковальчука — создателя памятника Александру III — «измененные» исторические факты, которые отражены в его работе, не смущают. «Я уверен, что ошибок нет, и ничего менять не собираюсь, — сказал он журналистам РИА Новости. — У меня нет никаких сомнений, что все, что создано, соответствует эпохе Александра III».

Плохо исполненные, неуклюжие памятники — не имеющие ничего общего с тем величественным стилем, которого придерживались коммунисты, чтя память своих героев — являются бронзовыми свидетелями лихорадочных попыток Путина найти российскую идентичность, историческую и культурную основу того, что он сделал для страны. Жестокий военно-феодальный правитель времен раннего средневековья, массовый убийца, заслуживший прозвище «Грозный»; создатель самого смертоносного в мире оружия; царь, который своей реакционной непримиримостью спровоцировал большевистскую революцию — все эти исторические фигуры призваны определять славное прошлое страны и подкреплять ее вызывающее настоящее.

Но вполне возможно, что на самом деле россияне склонны ассоциировать Путина не с этими личностями. В Астрахани скульптор-самоучка недавно создал бронзовый образ Путина вполне в духе безумной эклектики идейных поисков президента. Существо с головой Путина и туловищем крылатого медведя сжимает в когтях осетра. И уж в этой скульптуре никто никаких ошибок не найдет.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 ноября 2017 > № 2440624 Леонид Бершидский


Зимбабве > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 16 ноября 2017 > № 2390337 Леонид Бершидский

Переворот в Зимбабве — не повод для торжества

Однако он может послужить уроком для других диктаторов, пытающихся удержаться у власти.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

В качестве лидера Зимбабве Роберт Мугабе продержался у власти дольше, чем Сталин в Советском Союзе и Мао в Китае. Поскольку его правление подошло к концу — это представляется вероятным, с учетом его очевидной невозможности освободиться из-под домашнего ареста после прихода к власти военных, — то имеет смысл порассуждать о тех ошибках, которые стали причиной завершения такой замечательной карьеры.

Дэниел Трисман (Daniel Treisman), политолог из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, недавно в одной своей публикации высказал мнение, что падение большинства диктаторов объясняется их излишней человечностью — высокомерием, склонностью к ненужному риску, импульсами в области либерализации, направляющими на опасный путь, выбором неправильного преемника, контрпродуктивным насилием. 93-летний Мугабе не является исключением — он подготовил себе неправильного преемника и слишком сильно полагался на своих военных. А когда он попытался изменить свой выбор, генералы решили, что пора положить этому конец.

Почти на протяжении всего 37-летнего правления Роберта Мугабе Эммерсон Мнангагва (Emmerson Mnangagwa) — как и Мугабе, он является ветераном войны за освобождение от британского господства — был самым близким союзником и помощником. Он был первым министром безопасности страны, а также возглавлял специальные силовые структуры, занимавшиеся подавлением сопротивления со стороны различных племен, несогласных с правлением партии Мугабе.

Бойцы этих подразделений заставляли жителей деревень танцевать на еще свежих могилах своих родственников и произносить при этом лозунги в поддержку Мугабе. Хайди Холланд (Heidi Holland) рассказала об этом в своей книге «Обед с Мугабе» (Dinner with Mugabe), в которой описывается его путь от иконы национального освобождения к автократическому правлению.

Позднее, в конце 1990-х годов, когда государство Зимбабве выступило на стороне правительственных сил во Второй конголезской войне, Мнангагва установил тесные связи с военными, помогая им получать концессии на добычу полезных ископаемых в обмен на поддержку Лорана-Дезире Кабилы (Laurent-Desire Kabila). Политические амбиции Мнангагвы росли, и в 2005 году Мугабе остановил его продвижение наверх, лишил его руководящего поста в правящей партии Зимбабвийский африканский национальный союз (Zanu-PF).

Это произошло после попытки Мнангагвы занять пост вице-президента. Однако он смог пережить понижение своего ранга, и в конечном итоге получил должность вице-президента в 2014 году. Было очевидно, что, несмотря на отсутствие у него необходимых политику качеств — Мнангагва дважды проиграл на выборах в своем родном избирательном округе, — Мугабе, тем не менее, считал его своим потенциальным преемником.

Поскольку Мнангагва продемонстрировал свою способность держаться у власти, укреплять свои связи и добиваться поддержки со стороны различных частей истеблишмента Зимбабве, Мугабе становился все более зависимым от военных. Вот что написал по этому поводу в 2014 году зимбабвийский эксперт Чарльз Мангонгера (Mangongera):

«По мере ослабления авторитарного контроля в результате роста влияния оппозиции военные стали принимать все более и более активное участие в политике. Представители военных элит получили право институционального вето, а также возможность блокировать переход страны к демократии, и делали они это с помощью милитаризации ключевых государственных институтов и использования санкционированного государством насилия в отношении тех людей, который бросали вызов Мугабе. За это представители военных элит получали вознаграждение в виде прибыльных государственных контрактов, доступа к лучшим земельным участкам, концессий на добычу полезных ископаемых и других привилегий хищнического государства во главе с Робертом Мугабе».

Силы обороны Зимбабве нельзя отнести к категории тех военных формирований, которые в критические моменты вмешиваются в происходящие события для того, чтобы гарантировать нормальное функционирование государства и сохранить приверженность к существующим традициям управления, как это делали несколько раз в течение XX столетия турецкие военные. Зимбабвийские силы обороны неразрывно связаны с Зимбабвийским африканским национальным союзом, но не обязательно с Мугабе. По мере того как стареющий диктатор становился все более слабым (он часто засыпал во время публичных мероприятий), Константайн Чивенга (Constantine Chiwenga), командующий Зимбабвийскими силами обороны, стал союзником Мнангагвы.

И когда Мугабе ранее в этом месяце уволил Мнангагву, обвинив его в отсутствии лояльности, и когда стало ясно, что этот диктатор хочет сделать свою жену Грейс вице-президентом, а затем и преемником, Чивенга сделал свой ход, пообещав остановить тех, кто «намерен похитить революцию». На следующий день, во вторник, в Хараре произошел военный переворот.

Особого повода для торжества в данном случае нет. Грейс Мугабе, с учетом ее бурного темперамента и любви к роскоши, вряд ли стала бы великим президентом. 75-летнего Мнангагву тоже нельзя считать более приемлемым вариантом. Наблюдатели называют его жестоким и злым человеком. «Оппозиционный кандидат, победивший его в 2000 году в округе Квекве после проведения жесткой кампании, едва не лишился жизни, когда молодые сторонники Зимбабвийского африканского национального союза похитили его, облили бензином, но не смогли поджечь», — подчеркнула в своей статье Холланд.

Государство Зимбабве, столкнувшееся с травматизирующим насилием и экономическими беспорядками во время правления Мугабе, не может ожидать чего-то особенного от вмешательства военных. Такого рода изменения, возникшие в результате дворцовых интриг, а не народного сопротивления, не позволяют надеяться на какие-то изменения, и ситуация может ухудшиться. Новый диктатор будет пытаться убедить всех в том, что он лучше защищен от переворотов, чем его предшественник, и это может означать еще больше репрессий с применением насилия.

Однако для автократов в других местах события в Зимбабве могут послужить полезным уроком. Многолетний сподвижник, претендующий на роль преемника, не может ждать вечно смерти диктатора. Если ему будет позволено укрепить свою власть, то в таком случае дни диктатора будут сочтены. Кроме того, диктатору не дадут возможности изменить свое решение по поводу преемника.

Постоянная перетряска аппарата безопасности и политического руководства позволила Сталину и Мао умереть на своем посту. Принятое на раннем этапе решение о создании династии хорошо сработало в случае с Ким Ир Сеном. Мугабе не сможет присоединиться к когорте этих непобежденных диктаторов, поскольку он проявил беспечность. Но это вполне человеческое качество, особенно после почти четырех десятилетий пребывания во власти.

Данная статья не обязательно отражает мнение редакционной коллегии, компании Bloomberg LP или ее владельцев.

Зимбабве > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 16 ноября 2017 > № 2390337 Леонид Бершидский


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 ноября 2017 > № 2384489 Леонид Бершидский

Путин троллит Запад — и это не просто тактика

Вмешательство в западные выборы может показаться ошибкой, но на самом деле это часть долгосрочной и мрачной игры

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

В пятницу, 10 ноября, Белый дом унизил президента России Владимира Путина, объявив о том, что президент Дональд Трамп не проведет формальную встречу с ним в рамках форума «Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество» во Вьетнаме, несмотря на то, что Кремль несколько раз заявлял о том, что встреча этих двух лидеров состоится. Очевидно, что диалог между США и Россией нарушен в гораздо большей степени, чем предпочел бы Кремль.

Можно ли сказать, что Путин совершил стратегическую ошибку, открыто занимаясь троллингом американской и других западных демократий в тот момент, когда там проводились важные выборы в 2016 и 2017 годах?

Умные люди утверждают, что совершил.

«В тактическом смысле это была отличная работа, — отметил бывший президент Эстонии Тоомас Ильвес (Toomas Hendrik Ilves), выступая на конференции в четверг, 9 ноября. — Но в стратегическом смысле то, что они сделали, — это провал. Они сумели оттолкнуть многие из крупнейших западные стран, тех самых стран, где они отмывают свои деньги».

В своей статье, недавно опубликованной в Guardian, Марк Галеотти (Mark Galeotti) один из самых проницательных западных экспертов, пишущих сегодня о России, выдвинул сходную мысль:

Если Путин полагал, что его кампания хакерских атак, распространения дезинформации, секретной финансовой помощи определенным силам и другие подобные трюки помогут ему формировать политическую повестку дня в странах Запада, то сейчас ему стоит пересмотреть свои убеждения… Разрушительная склонность Путина к действиям, наносящим вред, по всей видимости, является продуктом его прошлого в КГБ, его возмущения в связи с утратой Россией статуса сверхдержавы и отсутствия других, более приемлемых способов продвигать интересы России. Пока Путин требует от своих шпионов, троллей, дипломатов и лоббистов пользоваться любой возможностью, чтобы сеять раскол и недоверие в странах Запада, независимо от долгосрочных последствий, он рискует превратить Россию в государство-изгоя.

Западные эксперты по России уже много лет спорят о том, что является сильной стороной Путина: стратегия или тактика? Если предположить, что кампании, направленные на то, чтобы сеять хаос и в некоторых странах продвигать популистских кандидатов на выборах, обернулись для России негативными последствиями, то Путин — это тактик, который не может не ввязываться в краткосрочные игры в ущерб более долгосрочной игре.

Я наблюдал за Путиным начиная с того времени, когда он еще не был президентом, и я бы не стал этого утверждать. В течение первых восьми лет своего президентства российский лидер пытался вести две различные долговременные игры.

В течение своего первого президентского срока Путин старался следовать правилам «Пакс Американа», стремясь к экономической эффективности, вынуждая правительство добиваться удвоения объемов производства и претендовать на высшие строчки в международных рейтингах, таких как рейтинг Doing Business Всемирного банка. Он даже говорил о возможности вступления России в Организацию Североатлантического договора. Даже если его внутренняя политика тогда не была либеральной, Путин первого президентского срока мало чем отличался от, скажем, Виктора Орбана в Венгрии, Ярослава Качиньского в Польше и Сильвио Берлускони в Италии.

В ходе второго президентского срока Путин начал постепенно уставать от западных правил и старался сделать Россию равноправным участником переговоров с США и европейскими странами. В те годы благодаря росту цен на нефть доходы России начали стремительно расти, и ее богатства распространились по всему миру, что укрепило уверенность Путина в собственных силах. Кульминацией того периода времени стала речь, которую Путин произнес на Мюнхенской конференции по безопасности в 2007 году и в которой он обвинил США в чрезмерной склонности применять силу в международных отношениях. Однако тот Путин все еще поддерживал партнерские отношения с Западом, который согласился на членство России в клубе Большой восьмерки и принял ее помощь в борьбе с терроризмом.

Пока Путин занимал должность премьер-министра с 2008 по 2012 год, он, очевидно, пришел к выводу, что стратегии, основанные на идее партнерства, не работают. Это объясняет его резкий публичный спор с тогдашним президентом Дмитрием Медведевым по вопросу о вмешательстве Запада в ливийский конфликт в 2011 году. Когда россияне вышли протестовать против нечестных выборов, а госсекретарь Хиллари Клинтон открыто поддержала протестующих, вторая долгосрочная игра Путина, которую Медведев продолжил, была окончена.

Путин почти никогда не вел себя непредсказуемо или беспорядочно. Возможно, в стратегическом смысле он вел более разумную игру, чем любой западный лидер его эпохи, и это объяснялось в том числе тем, что ему не приходилось чрезмерно волноваться по поводу победы на выборах. Поэтому он вряд ли превратится в тактика-оппортуниста во время своего третьего срока. Просто его нынешняя игра представляет собой мрачное путешествие по неизведанному, и, по всей видимости, это время от времени пугает его подчиненных, а, возможно, и самого Путина.

Многие считают, что все, что Путин делал после аннексии Крыма в 2014 году, — это серия реактивных, оппортунистических и в конечном итоге ошибочных шагов. Он захватил Крым, просто потому что он мог это сделать; он разжег войну на востоке Украины, потому что это было легко; он отправился в Сирию, потому что там образовался вакуум; провел пропагандистские кампании и кампании «активных мер» в Соединенном Королевстве, США и других западных странах, потому что они были к этому не готовы; он заставил своих подчиненных подружиться и поддержать ультраправых политиков по всей Европе, потому что им нужны были друзья и — как в случае с Марин Ле Пен — деньги. Он оказывал влияние на людей и исход, но он не сумел завести друзей: создается впечатление, что на каждом шагу он приобретал только новых врагов.

К сожалению, это, вероятнее всего, является третьей долгосрочной игрой Путина. Он не верит, что у сотрудничества с Западом есть какие-то положительные стороны. В последние несколько лет он регулярно говорит о том, что санкции против России не будут сняты, что бы она ни делала. Поэтому он стремится доказать, что Запад — в первую очередь США — настолько неустойчив, что даже слабый толчок может вывести его из равновесия. И эта демонстрация рассчитана на развивающиеся страны. Она призвана вдохновить страны Азии, Ближнего Востока и Латинской Америки на то, чтобы они бросили вызов гегемонии США — чтобы они начали рассматривать Запад как колосса на глиняных ногах. И это вполне может сработать: президент Филиппин Родриго Дутерте (Rodrigo Duterte) восхищается Путиным. Путинская демонстрация слабостей Запада, возможно, оказывает влияние даже на Китай, который, по всей видимости, отказался от идеи продолжить процесс либерализации.

Путь глобального тролля, глобального джокера, вечного оппонента — это одинокий путь, хотя он вполне соответствует русскому характеру и стремлению одерживать победу в качестве жертвы несправедливости. Создается впечатление, что Путин испытывает фантомные боли там, где прежде проходили саммиты Большой восьмерки, дипломатические встречи на высшем уровне и душевные разговоры с западными лидерами.

Окружение Путина к настоящему моменту уже смирилось с тем, что те западные активы, которые могли им принадлежать, сейчас оказались под угрозой, однако теперь, когда Россия вступает в свою новую роль, миллиардеры и главы компаний, которые еще помнят предыдущую долгосрочную игру Путина, испытывают весьма неприятные чувства, когда санкции против них ужесточаются, а прежние деловые партнеры больше не хотят с ними общаться. Эти приступы сожаления, как и отчаянные попытки Кремля сохранить видимость дипломатических контактов, могут показаться Западу признаками угрызений совести и попытками найти такой выход, который позволил бы сохранить лицо.

Но на самом деле все, возможно, обстоит иначе. Эволюция взглядов Путина необратима, а способность России переносить тяготы и невзгоды постоянно недооценивается. Путин, несомненно, считает, что она гораздо выше, чем считают его западные противники, и сейчас пока неясно, кто из них прав.

Лучший ответ Запада на игру Путина — это доказать, что демократические институты до сих пор работают, что они до сих пор позволяют людям получать то, чего они хотят от правительства, что Запад все еще может быть примером и нравственным компасом для развивающегося мира и для России. Пока США и Соединенное Королевство не проходят эту проверку. Континентальная Европа показывает более обнадеживающие результаты, хотя и у нее есть немало слабых мест. Стратегия Путина заключается в том, чтобы представить эти разногласия и недостатки в качестве проявлений экзистенциального кризиса, и пока еще рано говорить о том, что он проигрывает.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 ноября 2017 > № 2384489 Леонид Бершидский


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 ноября 2017 > № 2384552 Леонид Бершидский

Нового масштабного социалистического эксперимента в России не будет

Революция 1917 года дискредитировала социализм в России, но не на Западе.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

В 1920-х годах фамилия моей бабушки Добродеева была обузой. Она указывала на то, что бабушка родом из духовенства, гражданин второго класса, на которого смотрели с подозрением везде, где бы она ни пыталась получить работу или образование. В деревне, где она родилась в семье дьякона за 10 лет до революции, большевики сбросили кресты с церкви, а священник со временем исчез в лагерях ГУЛАГа. Но бабушка всегда рассказывала мне, что если бы не революция, она бы по-прежнему жила в той деревне, никогда не стала неврологом и не вышла замуж за моего деда — инженера по специальности и еврея, чью фамилию она с радостью взяла, чтобы скрыть свои религиозные корни.

«Она все смешала, — говорила бабушка о революции, — и поэтому поднялись некоторые люди, которые не должны были подняться, и встретились некоторые люди, которые не должны были встретиться, в том числе мы».

После большевистской революции прошло 100 лет, и такое неоднозначное отношение к ней странным образом заметнее всего за пределами России. Страна, которая пережила революцию, твердо встала на путь правого авторитаризма, а руководит ею профессиональный чиновничий аппарат, отвергающий социализм и почти полностью разрушивший его наследие. Но те радикальные идеи левого толка, которыми руководствовались основатели Советского Союза, постепенно переманивают на свою сторону молодежь на Западе.

Большевиков очень часто представляют как небольшую группу заговорщиков, которые действовали при помощи Германии и думали только о захвате власти, чего бы они ни в коем случае не смогли сделать в условиях демократии. Однако большевики были истинными радикалами левого толка. «Все общество превратится в единое учреждение, единую фабрику с равным трудом и равной оплатой», — писал Владимир Ленин. Процессы управления должны были упроститься до такой степени, что каждый смог бы научиться управлять собой, и потребность в институтах отпала. Обществу просто был нужен мощный толчок. «Железной рукой мы направим человечество к счастью», — гласила надпись на входе в первый в России трудовой лагерь.

Это была утопия, к которой Россия оказалась неподготовленной. Однако это нельзя было назвать циничным оправданием диктатуры. Советский Союз действительно жил в условиях одной из версий социализма, и там было всеобщее бесплатное здравоохранение, бесплатное высшее образование, работа для всех, гарантированные отпуска и отпуска по уходу за ребенком.

Наследие того периода в определенной степени сохранилось, и предполагается, что оно оказывает влияние на Запад. Российский президент Владимир Путин, выступая недавно с речью на заседании дискуссионного клуба «Валдай», заявил, что российский социальный эксперимент дал мощный стимул для реформ на Западе. В этом Путин соглашается даже с крайне левым активистом Сергеем Удальцовым (которого недавно выпустили из тюрьмы, где он сидел за протест против Путина в 2011-2012 годах). Удальцов недавно заявил одному корреспонденту: «Революция показала всему миру, а не только России, альтернативный путь развития, отличающийся от искусственной системы ценностей, в которой главное внимание уделяется прибыли, алчности, деньгам и зверской конкуренции».

Довольно сомнительно, что движущей силой для развития западных государств всеобщего благоденствия был советский пример. В Европе имелись свои, очень мощные традиции, коренившиеся в общественных институтах Германии времен Бисмарка и в умеренном социализме. Однако понятно, что между Востоком и Западом существовало «соперничество за политическую легитимность», как выразилась в 2016 году в своей статье шведский политолог Астрид Хейдин (Astrid Heidin). Это соперничество помогало прогрессу в области социальной защиты.

Так что в определенном смысле истинно социалистический аспект советского эксперимента продолжает жить в довольно успешной деятельности крайне левых партий и политиков на Западе. Укрощение подстрекательского правительства во главе с партией СИРИЗА в Греции не должно отвлекать наше внимание от значительных успехов партии «Зеленых левых» Джесси Клавера (Jesse Klaver) на голандских выборах в этом году, от запоздалого всплеска поддержки Жан-Люку Меланшону (Jean-Luc Melenchon) на президентских выборах во Франции, от неизменно впечатляющих показателей партии «Левая» на выборах в Германии, от участия коммунистов в успешном коалиционном правительстве Португалии, от неожиданного усиления Лейбористской партии под руководством Джереми Корбина, от существенной роли левых в движении за независимость Каталонии и от весьма примечательного успеха Берни Сандерса в США в прошлом году. Согласно выводам проведенного недавно YouGov опроса, 44% американской молодежи предпочло бы жить в социалистической стране (а 7% очень хотело бы оказаться в коммунистической). А в Великобритании молодежь уверенно выразила положительное отношение к социализму и отрицательное к капитализму.

Безусловно, это не означает, что молодым людям из этих стран понравилось бы жить в Советском Союзе моей молодости и особенно в Советском Союзе времен молодости моей бабушки. По данным опроса YouGov, 7 из 10 американцев недооценивают количество людей, убитых коммунистическими режимами. А те, кто предпочитают социализм капитализму, наверняка думают о Дании, а не о России. Однако понятно, что советские усилия по укреплению левых сил во всем мире принесли огромные успехи: это движение сохранилось и здравствует, чему в последние годы помогли провалы и неудачи рыночного капитализма, такие как финансовый кризис 2008 года.

Русские, между тем, в большинстве своем пришли к выводу, что социализм был отвратителен. В последние годы существования СССР якобы бесплатные услуги превратились в коррумпированную систему, в которой качество здравоохранения и образования зависело от способностей человека раздавать взятки, а официальная работа приносила такой доход, на которой было невозможно прожить. Для большинства сегодняшних россиян единственной идеологией является этакая либертарианская опора на собственные силы.

Опрос Левада-центра, проведенный в марте 2017 года, показал, что 61% россиян «рассчитывает только на себя и избегает контактов с властями». Путинская система использует это к собственной выгоде. В сегодняшней России получить полное высшее образование в университете не менее трудно, чем в США. Всеобщее бесплатное здравоохранение стало историей, и на смену ему пришла незамысловатая система медицинского страхования для большинства населения и дорогостоящие частные услуги для немногочисленных богачей. Предпринимались некоторые попытки воскресить пенсионную систему, которая до середины 1980-х годов давала пожилым людям доход, на который можно было прожить. Но сегодня россияне в основном вынуждены работать до смерти. Обветшавшая советская система социального обеспечения полностью уничтожена. Режим предпочитает тратить огромные нефтяные деньги, полученные в двухтысячных годах, на масштабные показушные проекты типа сочинской Олимпиады.

Россия не празднует 100-летие революции. Даже для Путина разговоры о ее положительной роли в мире являются болезненным напоминанием о том, как Запад с презрением отверг и унизил Россию. Путин удивил многих, открыв памятник жертвам коммунистического режима в центре Москвы и однозначно осудив кровавый режим Сталина. Но в основном это свидетельствует о том, что его стремление к власти не носит идеологический характер, и что он категорически отвергает революцию. Путин открыто выступает против революций, которые свергли других авторитарных правителей, таких как Муаммар Каддафи в Ливии и Виктор Янукович на Украине. Кроме того, он активно помогает Башару аль-Асаду сохранить свою власть в Сирии. Путин осуждает «цветные революции» на постсоветском пространстве, и он никогда не забудет, что первая цветная революция была красного цвета. Выступая на форуме «Валдай», Путин сказал следующее:

Революция — это всегда следствие дефицита ответственности. Как тех, кто хотел бы заморозить отживший порядок вещей, так и тех, кто стремится подстегнуть перемены гражданскими конфликтами и разрушительным противостоянием.

Можно ожидать, что путинский режим будет использовать некоторые уловки и ухищрения из советского арсенала, но не из большевистского. В России не будет нового крупного социалистического эксперимента с международными последствиями. И конечно, как у человека, который был вынужден жить в конце последнего эксперимента, у меня на этот счет двойственные чувства.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании Bloomberg LP и ее собственников.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 ноября 2017 > № 2384552 Леонид Бершидский


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 7 ноября 2017 > № 2380987 Леонид Бершидский

Этот русский сделал все возможное, чтобы повлиять на американские выборы

Леонид Бершидский | Bloomberg

"Обычно у русских, которые попытались повлиять на американские президентские выборы в 2016 году, нет имен: они известны просто как "русские", - пишет колумнист американского агентства Bloomberg Леонид Бершидский. Однако Виталий Шкляров был относительно на виду в качестве политического сотрудника, работающего на штаб сенатора Берни Сандерса, испытывающий нехватку сотрудников и перегруженный работой, рассказывает автор. "Он согласился на эту работу, а позднее стал участвовать в своеобразных российских президентских выборах по одной и той же причине: он не любит укоренившиеся элиты", - говорится в статье.

"Полная приключений история 41-летнего Шклярова кое-что объясняет по поводу характера сложных отношений между русскими моего поколения и Западом", - продолжает журналист. По словам Бершидского, многие советские люди считали Запад моделью для подражания, после краха СССР надеялись получить там знания и опыт для улучшения ситуации на родине, но, очутившись на Западе, увидели "бородавки", которые были не видны из-за "железного занавеса". Некоторые, как Шкляров, решили несмотря ни на что придерживаться первоначального плана - и вдобавок попытались разрешить то, что им не нравилось на Западе. "Шкляров выбрал самое нелогичное поприще для русского на Западе: политика", - рассказывает автор.

"Он родился в Гомеле, в Белоруссии, защитил кандидатскую по политологии и социологии в Университете г. Фехта в Германии, женился на американке и переехал с ней в США, - передает колумнист. - Там Шкляров начал работать волонтером в политических штабах, чтобы набраться опыта". Как сам герой статьи рассказал автору, в 2016 году он мог получить оплачиваемую работу в штабе Хиллари Клинтон. "Вместо этого он выбрал Берни Сандерса, работая этаким мастером на все руки в подвижных командах, занимавшихся праймериз в штатах", - пишет журналист. К концу кампании Шкляров стал заместителем национального политического директора по связям с общественностью. Шкляров рассказал журналисту, что выбрал Сандерса, так как, будучи "постсоветским мятежником", он просто любит "аутсайдеров". "В [американской] системе много лжи, как и в российской", - объяснил герой материала свою симпатию к Сандерсу.

Шкляров открыто говорит о том, что не приемлет систему, которую Владимир Путин выстроил в России, продолжает Бершидский. "В преддверии мартовских президентских выборов он поступил на работу консультантом в штаб телевизионной знаменитости Ксении Собчак, которая баллотируется на расплывчатой либеральной платформе - и которая, как многие говорят, по замыслам кремлевских стратегов, должна привлечь общественный интерес к голосованию, чтобы не допустить неудовлетворительной явки, которая делегитимизирует несомненную победу Путина", - рассказывает колумнист. Шкляров рассказал автору, что не верит в то, что Собчак - это подсадная утка Кремля, но в любом случае "Ксения - это второстепенная вещь". "По его словам, его целью является сбор данных целевой аудитории и тестирование набора программного обеспечения для организации кампании, который он разработал с командой технарей, когда координировал избирательные усилия на более низком уровне для антипутинских кандидатов в Москве", - передает автор. "Я хочу быть готов к 2024 году, когда может быть несколько демократических кандидатов, если Путин уйдет", - рассказал журналисту Шкляров.

"Мне кажется маловероятным, что реальные выборы будут допущены в России в 2024 году, - пишет Бершидский. - Путин, вероятно, выберет надежного преемника и протолкнет его обычными средствами, включая безудержную пропаганду, подтасовку результатов выборов и подавление оппонентов с приличными шансами на победу". "Однако, учитывая нынешнюю политическую обстановку в США, Шкляров вынужден надеяться вопреки всему", - говорится в статье. "Люди в Вашингтоне боятся со мной даже заговорить, - рассказал он агентству. - Я русский, значит я токсичен".

"Жаль, - комментирует колумнист. - Его любовь к Западу и своеобразный опыт провала, выживания и игры с неравными шансами - это в духе американской мечты. США могут только выиграть от такого, как у него, "вмешательства в выборы".

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 7 ноября 2017 > № 2380987 Леонид Бершидский


Великобритания. США. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 ноября 2017 > № 2443744 Леонид Бершидский

Европа устает от «англоснисходительности»

После Трампа и Брекзита англосаксонский мир, возможно, теряет свою интеллектуальную легитимность

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Всего несколько лет назад усталость от «нотаций англосаксонского мира» была характерной чертой таких авторитарных режимов, как режимы Владимира Путина в России и Си Цзиньпина в Китае. Теперь же эта усталость стала все чаще проявлять себя в европейских СМИ — верный признак того, что после Брекзита и победы Дональда Трампа англоязычный мир теряет свою интеллектуальную легитимность.

В четверг, 2 ноября, в испанской газете El Pais появилась статья, написанная шеф-редактором Хосе Игнасио Торребланка (Jose Ignacio Torreblanca) на английском языке, которую он назвал «Англоснисходительность» («Anglocondescension»). Пропитанная сарказмом, эта статья представляет собой довольно резкую отповедь, адресованную англоязычным экспертам, которые критикуют Мадрид за его жесткую позицию в вопросе стремления Каталонии к независимости: «Они кричат в своих редакторских колонках и статьях обозревателей о невероятном разочаровании, которое они испытывают в связи с тем, что мы не способны прогнуться под давлением националистически-популистского шантажа Карлеса Пучдемона (Carles Puigdemont) и его приспешников и что мы хотим защитить нашу конституцию так же, как они защищают свои (зачастую яростно и, если это необходимо, вторгаясь в другие страны)».

Руководство El Pais недавно уволило ведущего британского колумниста Джона Карлина (John Carlin) в связи с тем, что он раскритиковал короля Филиппа и испанское правительство за их отказ решить каталонскую проблему путем компромисса. Издание Columbia Journalism Review сочло это признаком чрезмерной близости этой газеты к испанскому правительству. Возможно, но, хотя El Pais может позволить себе время от времени публиковать статьи в поддержку Каталонии, она не считает себя обязанной прислушиваться к советам и рекомендациям «англосаксонских» интеллектуалов. Суть здесь не столько в том, как пишутся колонки и статьи, сколько в решительном недовольстве тем, какую преувеличенно большую роль США и их ближайший союзник, Соединенное Королевство, играли в формулировании политики и глобального интеллектуального дискурса в эпоху либерального миропорядка.

Торребланка считает, что он не обязан и дальше мириться с этим — с тем «снисходительным тоном, в котором они разглагольствуют о нашей "молодой" демократии, ее предполагаемых проблемах с ассимиляцией франкизма и расистских склонностях в темпераментном характере испанцев», пишет он. Он добавляет:

И все это бессовестным образом выливают на нас США и Соединенное Королевство — две страны, которые в прошлом году совершили коллективное самоубийство на глазах у всего мира в рамках грубого популистского реалити-шоу с участием самых негодных представителей правого крыла, самых посредственных политиков и самых бесчестных СМИ, которые решили работать вместе, чтобы привести к власти такого клоуна, как Трамп, и подтолкнуть к такой невероятной глупости, как Брекзит — и теперь они сами не знают, где искать выход.

Такие настроения характерны не только для испанцев. Ранее в этом месяце в Германии группа проамериканских ученых инициировала дебаты, заявив в своем манифесте — опубликованном в немецкой газете Die Zeit и в американской газете The New York Times — что, независимо от того, управляет ли страной Трамп или не Трамп, Германия должна придерживаться принципов атлантизма в качестве своего главного внешнеполитического вектора. В своем ответе, опубликованном в Die Zeit, известные комментаторы Йорг Лау (Joerg Lau) и Бернд Ульрих (Bernd Ulrich) заявили, что пришло время адаптироваться к такому миру, во главе которого не стоят США. По мнению Лау и Ульриха, атлантисты утратили связь с реальностью:

Те, кто ждут, что США вернутся к своей прежней роли после ухода Трампа, обманывают себя. Трансатлантический кризис начался не с Трампа, и он не закончится на Трампе. Почему атлантисты не хотят это признать?

По их мнению, проблема лежит гораздо глубже, чем полагает нынешняя американская администрация. И одной из ее основных составляющих является устаревший интеллектуальный ура-патриотизм. С точки зрения Лау и Ульриха, Германия с ее нынешней сосредоточенностью на компромиссе и сотрудничестве — в противовес стремлению к доминированию — возможно, способна оказать существенную помощь в формировании нового миропорядка. И это притязание не геополитического характера, а философского.

Что интересно, и газета El Pais, и газета Die Zeit сочли, что им необходимо перевести эти свои статьи на английский язык. Критики англоязычного мира хотят, чтобы их услышало то экспертное сообщество, которое они критикуют. Они пытаются установить новые правила взаимодействия, согласно которым США и Соединенное Королевство больше не смогут говорить с позиции нравственного превосходства, обусловленной их победой во Второй мировой войне. По мере того как события 1940-х годов уходят все дальше в прошлое, недавние интеллектуальные и нравственные ошибки и провалы англоязычного сообщества приобретают все большую значимость.

В мире, в котором Германия больше не чувствует себя обязанной следовать советам США и особенно Великобритании в вопросах безопасности и торговой политики и в котором Испания осуществляет свое право на борьбу с сепаратизмом так же решительно, как это делали бы США, напряженность возникает не только между либеральными и нелиберальными обществами. Напряженность также возникает между различными моделями демократии, государственности и социальной защиты. Благодаря Брекзиту и Трампу эти дебаты становятся не только более агрессивными и язвительными, но и более увлекательными, потому что на обсуждение выносится больше альтернатив.

Великобритания. США. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 ноября 2017 > № 2443744 Леонид Бершидский


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 3 ноября 2017 > № 2444270 Леонид Бершидский

Реклама в Facebook показывает истинный характер российской игры

Американская разведка ошибалась в своих оценках: русские тролли и их кремлевские хозяева не были приверженцами той или иной партии.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Рекламные материалы Facebook, размещенные российское фабрикой троллей и обнародованные в среду комитетом конгресса США по разведке, показывают, что российские пропагандисты в ходе своей кампании 2016 года не отдавали предпочтения ни Дональду Трампу, ни Хиллари Клинтон. На самом деле, они высмеивали и подначивали Америку, показывая ее искаженное, но в конечном счете поразительно точное отражение.

Это полностью противоречит более ранним выводам американского разведывательного сообщества. «По нашим оценкам, российский президент Владимир Путин приказал в 2016 году провести кампанию влияния на президентские выборы в США, — говорится в аналитическом докладе американского разведывательного сообщества, опубликованном в январе. — Цели России заключались в подрыве веры общества в американский демократический процесс, в дискредитации госсекретаря Клинтон, в снижение ее шансов на избрание и на занятие должности президента. Далее, по нашим оценкам, Путин и российское правительство отдавали явное предпочтение избранному президенту Трампу».

Если объявления в социальных сетях, размещенные санкт-петербургским Агентством интернет-исследований (коллектив троллей, связанный с близким к Кремлю ресторатором Евгением Пригожиным), верно отражают стратегию этой кампании влияния, то разведывательное сообщество ошибалось в своих оценках. В этих материалах выражается поддержка как белым националистам, так и чернокожим. До выборов их главной целью была Клинтон, но сразу после них они переключились на Трампа. Направленные против них материалы похожи даже внешне. Вот один из них — приглашение на июльский митинг против Клинтон:

Being Patriotic

Хиллари Клинтон — соавтор обамовской пропаганды против конституции и против полиции.

Долой Клинтон!

А вот приглашение на протест против Трампа, прошедший также в Нью-Йорке, но в ноябре. По всей видимости, на нем присутствовали тысячи людей:

ВМ

Люди по-настоящему боятся за свое будущее!

Расизм побеждает, невежество побеждает, сексуальное насилие побеждает.

Остановить Трампа! Остановить расизм! Присоединяйтесь к протесту на Юнион-сквер в субботу в 12-00.

Приносите плакаты, еду, воду!

(Трамп не мой президент

Марш против…)

Возможно, разведывательное сообщество сделало заключение, что после голосования уже нельзя вмешаться в выборы, а поэтому значение имеют только выпады против Клинтон. Но это неубедительный аргумент. Ни тролли со своим крохотным финансированием (в лучшем случае, сотни тысяч долларов — и это на фоне сотен миллионов, потраченных американскими кандидатами и их спонсорами), ни российские государственные СМИ со своим смехотворным охватом аудитории по сравнению с кабельным телевидением США, никак не могли повлиять на результаты голосования. Это означало бы, что им гораздо больше известно об американских инструментах влияния, чем всей политической индустрии США, которая пользуется этими инструментами с момента их создания и при полном содействии их создателей.

Даже сегодня лучшие российские эксперты по вопросам использования социальных сетей в политических целях считают, что такими усилиями было невозможно склонить чашу весов в ту или иную сторону. Интернет-предприниматель и руководитель избирательной кампании злейшего врага Путина и антикоррупционного активиста Алексея Навального по имени Леонид Волков написал в четверг в Facebook:

Когда на полном серьезе обсуждается «вмешательство в выборы» посредством покупки рекламы в Facebook на 100 тысяч долларов (в сотни раз меньше, чем тратили на рекламу в Facebook кампании Клинтон и Трампа), когда ведущие политические издания показывают в качестве «доказательств» адские картинки, самая «вирусная» из которых собрала аж 200 тысяч просмотров (а большинство — несколько тысяч просмотров; там есть и такие, на продвижение которых было потрачено по 500 рублей — не тысяч долларов, не долларов, а рублей!) — ну так же просто нельзя, это прежде всего очень стыдно. Черт, мы перед встречей в Астрахани сделали рекламы в соцсетях почти на два миллиона показов (и это стоило 20 000 рублей). О чем вообще идет речь?

Кампании Волкова в России сегодня относятся к самым продвинутым и изощренным. Санкт-петербургские тролли, поначалу получающие около одной тысячи долларов в месяц (руководителям групп платят где-то две тысячи долларов), соображают в этом деле гораздо меньше, чем очень сильно мотивированная команда Навального. Те глупые ошибки, которые они делают на английском языке (неправильное использование модальных глаголов, пропуск артиклей, неуклюжие обороты речи) свидетельствуют о том, что они — рядовые пехотинцы информационных войн. Они вели свою игру не для того, чтобы выиграть американские выборы — они просто хотели как можно больше замутить воду. Они не были ни республиканцами, ни демократами. Эти партии не работают в Санкт-Петербурге. Это тролли, которые были рады уязвить кого-то в одном месте, создать смуту в другом, усилить эхо в третьем.

Их действия никак не были привязаны к графику предвыборной кампании. Это постоянная работа, и она будет продолжаться до тех пор, пока США и Россия враждуют между собой. В этом смысле она ничем не отличается от российской кампании влияния на Украине. Выборы и смена власти, никак не меняющие отношения между странами, это просто полезный фон для пропаганды, дезинформации и обычного троллинга, потому что они политизируют аудиторию и привлекают ее внимание к спорным вопросам, которые пропагандисты используют к своей выгоде. Основная цель — это нестабильность и путаница, и достичь ее можно довольно легко и за небольшие деньги.

Я уже больше года пишу о том, что цель Кремля в американских выборах состояла не в продвижении какого-то кандидата, хотя российский президент Владимир Путин не делает тайны из своей глубокой неприязни к Клинтон. Он никогда не был близоруким человеком, способным доверять Трампу. И никто из власть имущих в России никогда даже не намекал на то, что он ему доверяет. Истинная цель кампании влияния заключалось в том, чтобы усилить присущие Америке разногласия и подорвать доверие к ее институтам.

Сегодняшние слушания на тему материалов в Facebook, Twitter и YouTube, на которых возмущенные сенаторы и испытывающие неловкость корпоративные юристы надеются избежать длительных и изматывающих тяжб, служат этой цели даже лучше, чем сами рекламные материалы. Американские законодатели кажутся бессильными. Американцы, которых якобы удалось задешево купить этими низкопробными и плохо подготовленными рекламными объявлениями, выглядят полными невеждами. Американские спецслужбы кажутся излишне политизированными и неспособными к проведению серьезного анализа, а уж тем более — к оказанию эффективного сопротивления российским «активным мероприятиям».

Приступ американского самобичевания, наверняка, превзошел самые смелые мечты троллей и пропагандистов. Великая нация, у которой самые богатые и самые профессиональные в мире средства массовой информации и институты, о каких другие страны могут только мечтать, должна быть в состоянии проигнорировать жалкие и некомпетентные усилия российских пропагандистов. Проблема Facebook и Twitter состоит не в том, что за политические рекламные материалы можно заплатить в рублях (тролли возьмут это себе на заметку и в перспективе будут платить доллары), а в том, что неизвестная, но наверняка значительная доля читающей их аудитории — это та же самая подделка, «фейк». Однако американские законодатели не обращают на это внимания перед лицом тяжелой лоббистской артиллерии корпораций. Некоторые вопросы все же прозвучали на слушаниях, однако никаких мер по исправлению ситуации не предложено.

Проблема американской политики и государства — еще глубже. Соединенные Штаты Америки — это глубоко расколотая страна, и данный раскол создали не русские пропагандисты (хотя они с радостью читали об этом в американских СМИ и использовали данные обстоятельства в своей работе). США пора задействовать свои колоссальные ресурсы для поимки настоящих шпионов (если таковые принимали участие во вмешательстве в выборы или в других сговорах), а также агентов, завербованных этими шпионами в Америке. А правоохранительным органам США пора заняться поиском грязных денег, которые развратили американский политический истеблишмент. Глазеть с бесконечным удивлением в зеркало троллей — это контрпродуктивно. Одного взгляда должно быть достаточно, чтобы увидеть, что надо сделать для исправления положения.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании Bloomberg LP и ее собственников.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 3 ноября 2017 > № 2444270 Леонид Бершидский


Испания > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 октября 2017 > № 2367848 Леонид Бершидский

Каталония не готова к этой битве

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Заявление Каталонии о независимости от Испании, за которое проголосовал каталонский парламент в пятницу 27 октября по сути является символическим жестом по сравнению с подлинной независимостью. При этом для разрешения сложившейся ситуации потребуются навыки и опыт премьер-министра Испании Мариано Рахоя (Mariano Rajoy).

В последние пару дней я был в Барселоне и пытался осмыслить разыгрывавшуюся здесь сложную игру и мотивы, лежащие в ее основе. Большую часть четверга, 26 октября, казалось, будто каталонский глава Карлес Пучдемон (Carles Puigdemont) готов отказаться от объявления независимости и назначить региональные выборы в рамках конституции Испании. Когда стали поступать подобные сообщения, Антонио Банос (Antonio Banos), лидер партии, громче всех заявляющей о независимости в парламенте, крайне левой CUP, изменил фотографию своего профиля в Twitter на перевернутое изображение Пучдемона, обвиняя лидера автономии в вероломстве. Выступающие за независимость студенты стали собираться у здания правительства в знак протеста. Речь Пучдемона сначала отложили, а потом отменили. Банос повернул фотографию лидера Каталонии набок. Наконец, Пучдемон сделал заявление: он решил не назначать выборы. Вместо этого он призвал парламент решить, стоит ли объявлять о независимости. Банос перевернул фотографию Пучдемона в правильное положение.

Нерешительность Пучдемона была на самом деле попыткой предотвратить следующий шаг Рахоя — применение 155 статьи испанской конституции, позволяющей Мадриду ввести прямое управление в регионе. Правительство Рахоя отказалось отступать и оповестило Пучдемона, что скорые выборы никак не повлияют на его планы об отстранении правительства. В результате Пучдемону нечего было терять. Предоставив решение парламенту, в котором большинство составляет его электоральный блок и партия CUP, он знал, что решение об объявлении независимости будет принято, и решил сражаться до последнего.

Испания сделает то, что обещала, в течение следующих нескольких дней: испанский сенат впервые проголосовал в пятницу, 27 октября, за применение статьи 155. Сразу же после решения каталонского парламента Рахой пообещал «восстановить законность» в Каталонии. Тысячи людей, собравшихся на кромке парка в Барселоне рядом со зданием парламента, заворачивались в каталонские флаги и праздновали исторический исход голосования в пятницу. В этом солнечном беззаботном городе нет желания бороться за независимость. Даже сторонники независимости, с которыми я говорил, исключают сценарий с применением насилия.

«Я не буду умирать ни за флаг, ни за страну», — заявил Жорди Селлас (Jordi Sellas), отвечавший за культурные проекты в бывшем правительстве Каталонии, а теперь работающий стратегическим директором в телекомпании Minoria Absoluta. Несмотря на то, что Селлас является ярым сторонником независимости, посещавшим все митинги за выход из состава Испании и отметивший голосование ликующим сообщением в Twitter, он рассказал мне, кто каталонцы являются нацией торговцев, а не вояк, поэтому их борьба за независимость всегда будет мирной. «Люди никогда не будут воевать, — сказал он. — Это не стоит ни одной смерти».

Это позиция, кардинально отличающаяся от того, что я мог наблюдать в других сепаратистских регионах и странах, стремящихся начать самостоятельно распоряжаться собственной судьбой. Барселона в 2017 году — отнюдь не Киев в 2014, где люди готовы были умирать — и умирали — за европейский выбор Украины. Поэтому Альфонсо Лопес Тена (Alfonso Lopez Tena), юрист, возглавлявший сепаратистскую политическую партию и представлявший каталонский парламент в период с 2010 по 2012 год, сбрасывает со счетов шаги правительства Пучдемона, называя их «дешевым фарсом».

«Каталонцы не хотят независимости, они ее желают, — рассказал он мне. — Они любят себе нравиться, а ощущение себя жертвами во имя праведного дела тешит их самолюбие.

Это одна причина, по которой объявление независимости не означает окончательного разрыва с Испанией. Вторая причина состоит в том, что даже сами сепаратисты понимают: их государству не достает важного элемента суверенитета — международного признания. Никто в Барселоне кроме горстки крайне левых горячих голов не желает жить в никем не признанном государстве.

Поскольку прагматичные каталонцы хотят, чтобы их государство входило в состав Европейского союза, а чиновники ЕС и страны, входящие в его состав, заняли твердую происпанскую позицию, вряд ли независимая Каталония получит международную поддержку. Цель правительства Пучдемона состояла в том, чтобы форсировать вмешательство ЕС, чтобы он встал между противостоящими сторонами. Селлас говорит, что этого не произойдет. «Никто в ЕС никогда не обсуждал, какие меры можно принять в отношении нового государства, не входящего в ЕС, с 7,5 миллиона жителей Европейского союза».

ЕС однако не хочет создавать проблемы в отношениях с одним из своих крупнейших членов. Пятничное голосование лишь немногим более легитимно, чем референдум, проведенный Пучдемоном 1 октября вопреки запрету со стороны конституционного суда Испании. Отделение региона от Испании одобрили всего 70 из 135 законодателей, а происпанские партии покидали палату после яростных выступлений против этого шага. Даже это стало возможно исключительно из-за того, что электоральная система в Каталонии склоняется в пользу менее населенных сообществ, где популярне каталонский национализм. У ЕС нет никаких законных оснований и никакого стимула смягчять промадридские настроения.

Испанский премьер-министр однако не должен повторить ошибки 1 октября: испанская полиция применяла чрезмерное насилие в отношении сторонников референдума, что вызвало гнев в Каталонии и сочувствие к сепаратистам в других странах мира. Переходя к управлению каталонским правительством, Рахой должен действовать осторожно. Несмотря на то, что каталонцы не хотят лезть в драку — даже в случае арестов среди лидеров-сепаратистов они протестовали мирно — Рахой, если он намерен претворить в жизнь угрозы своего правительства и выдвинуть против сепаратистов обвинение в мятеже, должен будет воплотить их так, чтобы исключить столкновения с полицией. Сторонники отделения крайне хорошо организованы, и в качестве своего последнего средства они прибегнут к повальным забастовкам в регионе, который приносит Испании пятую часть ее годовой экономической прибыли и отвечает за четверть ее экспорта.

На сей раз Мадриду придется также вложить больше ресурсов в следующие региональные выборы и постараться более внятно объяснить экономические недостатки выхода из состава Испании, что станет для зажиточных, усердно трудящихся каталонцев мощным аргументом, который им пока не был представлен им достаточно убедительно.

В идеале испанское правительство должно также рассмотреть возможность федерализации, чтобы снять напряжение. Но никто в Барселоне не ждет, что Рахой изберет этот путь, потому что его ключевой электорат выступает страстно против подобного шага. Попытки найти долгосрочное решение станут задачей будущих правительств, руководить которыми будет уже не Народная партия Рахоя. Все, чего можно ожидать от этого испанского премьера, — это осторожности с полной надежд Барселоной, чтобы она не превратилась в город, похожий на Киев в 2014 году, но только с пальмовыми деревьями.

Испания > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 октября 2017 > № 2367848 Леонид Бершидский


Украина > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 октября 2017 > № 2364484 Леонид Бершидский

Украинская элита не готова сдавать свои позиции

Представители привилегированных кругов, управлявшие Украиной на протяжении всего периода ее независимости, одерживают победу, пока Россия и Запад продолжают перетягивать канат.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Прошло уже три года с момента начала массовых протестов против отказа президента Виктора Януковича подписать соглашение об ассоциации с Евросоюзом — протестов, в результате которых в феврале 2014 года Янукович лишился своего поста — но Украина до сих пор остается полем боя в необъявленной войне между Россией и Западом. По существу, все разворачивается довольно неплохо как для президента России Владимира Путина, так и для его западных оппонентов, а для украинского народа ситуация терпима ровно настолько, насколько это требуется, чтобы лишить его желания снова выходить на улицы.

«В нормальных условиях — то есть в отсутствие войны — Украина могла бы выжить как независимое государство, постепенно „выкарабкавшись" из тяжелой ситуации, как она делала на протяжении всей ее короткой постсоветской истории, — пишет британский аналитический центр в области международных отношений Chatham House в своем новом докладе о ситуации на Украине. — Однако сейчас ей потребуется больше политической, патриотической и военной решимости, чтобы у нее появился такой шанс».

Между тем украинское правительство демонстрирует все признаки того, что оно постепенно скатывается к режиму «выкарабкивания». Пенсионную реформу, на которой настаивает Международный валютный фонд, чтобы стабилизировать государственные финансы, разбавили тысячей поправок. Президент Петр Порошенко и его кабинет не спешат с реализацией еще одного ключевого условия, которое Запад выдвинул в обмен на финансовую помощь, — создание свободного рынка земли — потому что пока неясно, насколько выгодным это может оказаться в ближайшем будущем. Россия закрыла свой рынок для украинской сельскохозяйственной продукции, квоты на экспорт в Евросоюз остаются крошечными, и владельцы украинских сельскохозяйственных предприятий боятся, что, как только будет разрешено продавать и покупать землю, иностранные конкуренты с тугими кошельками просто съедят их заживо. Приватизация по большей части провалилась из-за отсутствия интереса со стороны инвесторов. («Коррупция и война не способствуют росту интереса инвесторов», — отмечается в докладе Chatham House.)

Борьба с коррупцией всегда была во многом чисто формальной. На Украине было создано специальное агентство для расследования коррупционных дел и антикоррупционная прокуратура, но Порошенко не захотел дополнить эту систему специальным судом, заявив о том, что во многих европейских странах такого суда нет.

Между тем украинская политическая элита стала чрезвычайно непопулярной. Согласно последнему опросу, проведенному Украинским центром экономических и политических исследований имени Разумкова, только 9,3% украинцев готовы снова проголосовать за него сейчас. Только 9,6% украинцев готовы проголосовать за партию Порошенко, которая сейчас является крупнейшей партией в парламенте. И это понятно: согласно октябрьскому докладу Всемирного банка о ситуации на Украине, уровень бедности на Украине до сих пор выше, чем до начала революции 2014 года. На Украине традиционно проводятся очень долгие предвыборные кампании, поэтому Порошенко уже пора готовиться к выборам 2019 года. У него и у партий, представленных в парламенте, есть веские причины для того, чтобы использовать плоды макроэкономической стабилизации и налоговой реформы для увеличения расходов на социальную сферу. Это уже происходит: по прогнозам Всемирного банка, в этом году государственный дефицит превысит отметку в 3%, тогда как в 2016 году он достиг уровня в 2,2%.

В докладе Chatham House говорится, что «чем лучше экономическая ситуация на Украине, тем меньше влияния Запад имеет над ней». В сентябре Украина успешно разместила евробонды на сумму в три миллиарда долларов. Она уже может позволить себе задержку финансовой помощи от Евросоюза и отказ в помощи со стороны МВФ.

Аналитики, составлявшие доклад Chatham House, хорошо понимают, почему нынешний истеблишмент не заинтересован в дальнейших радикальных переменах. «Несмотря на два массовых протеста, обладавших революционным потенциалом, губительная культура власти на Украине сумела адаптироваться и переформатировать себя, — говорится в докладе. — Пока существует эта культура, будут существовать и непрозрачные, нерыночные отношения и полукриминализованная экономика». Но они, по всей видимости, недооценивают Порошенко, который, как говорится в докладе, является «слабым монархом в неофеодальной и олигархической системе».

Порошенко и его команда уже достигли той точки, в которой ни западные спонсоры, ни Путин не могут причинить им существенный вред, не выходя за границы дозволенного. На прошлой неделе группа оппозиционных партий и гражданских движений — включая некоторых организаторов протестов 2013 года — попытались устроить массовый митинг в правительственном квартале Киева, чтобы потребовать «крупных политических реформ», включая более решительные меры по борьбе с коррупцией. Однако на их акцию протеста собралось довольно мало людей. В отличие от 2013 года сегодня украинцы уже не готовы устраивать протесты в поддержку сближения с Западом или Россией.

Тот прогресс, которого Украина добилась, сняв остроту финансовых проблем, ставит Россию и Запад в ситуацию продолжительного противостояния друг с другом. Путину хотелось бы, чтобы Украина превратилась в неуправляемую страну, где царит беспорядок, чтобы его союзники, которых сейчас оттеснили на периферию политического процесса, могли вмешаться и стабилизировать ее. Однако этот сценарий с каждым днем становится все менее вероятным. Западные спонсоры хотят, чтобы Украина выстроила институты, открылась для инвестиций и безоговорочно стала частью западного порядка, однако все это противоречит заинтересованности Порошенко в консолидации власти. Это заставляет Путина и западных сторонников украинской революции во главе с США занять выжидательную позицию и попытаться каким-то образом качнуть украинский маятник в одну или другую сторону.

Таким образом, у обеих сторон, ведущих опосредованную войну на Украине, есть стимулы для совершения необдуманных и опрометчивых шагов. «Горькая правда, о которой западные политики, разумеется, молчат, заключается в том, что только рост числа россиян, погибших на украинском поле боя, в сочетании с усилением экономического давления посредством ужесточения санкций могут заставить Россию существенным образом изменить свою политику и ослабить хватку», — говорится в докладе Chatham House. Но усиление военного давления на Россию — к примеру, путем предоставления смертельного оружия украинской армии или посредством активных призывов в адрес Порошенко начать решительное наступление на пророссийские силы — неизбежно заставит Россию признать статус минигосударств, которые она сейчас поддерживает на востоке Украины, как она когда-то сделала с Абхазией и Южной Осетией, и официально отправить туда свои войска.

Аналитики Chatham House не доходят до того, чтобы рекомендовать военную эскалацию. Вместо этого они призывают ужесточить экономические санкции против России, даже если это причинит некоторый вред западным странам, и приготовиться к долгой борьбе: «Сейчас главное — выиграть время и создать условия для проведения реформ, чтобы в конечном итоге в стране сформировалось и пришло к власти новое поколение политиков».

Это довольно обнадеживающая рекомендация, которая лишает Порошенко и те круги, которые он представляет, независимой роли. Однако украинская элита демонстрировала чрезвычайную хитрость и живучесть на протяжении всего периода независимости этой страны. И она сумела достичь гораздо более заметных успехов, чем вся страна в целом. Попытки «выиграть время» дадут этой элите возможность укрепить ее позиции и наладить контакты с «новым поколением политиков». В конце концов умение «выкарабкиваться» — это крайне важный навык, необходимый для управления государством, которое находится на линии фронта.

Украина > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 октября 2017 > № 2364484 Леонид Бершидский


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 октября 2017 > № 2361550 Леонид Бершидский

Политическая дискуссия в путинской России все чаще вертится вокруг кинематографических версий реальности.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Пока Америка привыкает к тому, что Россия в состоянии продвинуть или уничтожить американских кандидатов в президенты, Россия живет собственной призрачной жизнью. Понять такую жизнь можно, посмотрев телевизионный сериал об американском вмешательстве в российские дела, который недавно начал показывать главный государственный телеканал страны.

Этот сериал (его можно увидеть на YouTube, но только на русском языке) называется «Спящие». Его первый сезон, состоящий из 8 серий, привлечет к себе любого, кто с близкого расстояния наблюдает за московской элитой в путинскую эпоху. Там есть герои, прототипом которых стал главный политический оппонент Путина Алексей Навальный, есть «системные либералы», работающие в правительстве, разгребающие грязь журналисты, владелец «фабрики троллей» и даже бывший американский посол Майкл Макфол (который уже умудрился выразить восхищение игрой актера, исполняющего его роль). Эффект узнавания в фильме какой-то сверхъестественный — ведь почти каждый в этом московском обществе, кто не работает на российскую контрразведку ФСБ, либо развращен американским влиянием, либо завербован Центральным разведывательным управлением и ждет «активации». Даже некоторые агенты ФСБ с прозападными взглядами — и те работают на ЦРУ.

В отличие от американского телесериала о спящих агентах под названием «Американцы», действие которого происходит в эпоху Рейгана, «Спящие» — это фильм о настоящем. Там происходит целая серия убийств (либералы гибнут один за другим, а героя Навального похищают), совершается теракт на митинге против ФСБ, ЦРУ пытается дестабилизировать обстановку в России и сорвать газовый контракт с Китаем. Похоже, что на этот эпизод создателей фильма вдохновило реальное соглашение, подписанное в 2014 году вскоре после того, как против России ввели санкции за аннексию части украинской территории. В конечном итоге эту попытку удалось сорвать, но американский агент взрывает всю китайскую делегацию, а отвечающий за эту операцию сотрудник разведки США переезжает на Украину. Вслед за ним едет и главный герой — душевный и патриотично настроенный офицер ФСБ.

В мире «Спящих» либеральные убеждения и прозападные взгляды являются симптомом склонности к предательству. Эти люди обвиняют государство в диктате и репрессиях лишь потому, что они — враги России, «пятая колонна». «Мы те, кто всего три года назад думал, что в этой стране есть свобода слова, — напыщенно заявляет враг главного героя, который является известным журналистом и, конечно же, агентом ЦРУ. — Мы думали, что скоро сюда придет цивилизация. Мы те, кто считал, что Россию можно превратить в нормальную страну». Главный герой отвечает ему: «Так делай это, кто тебе мешает?»

Смотря этот фильм в Берлине, я с трудом подавил желание швырнуть в экран свой бокал с вином. Но смотреть этот фильм в Москве — еще более некомфортно. Для столичного литературного бомонда, для людей искусства, прогрессивных чиновников и выступающих против Путина активистов «Спящие» — это не просто шпионский сериал, похожий на аналогичную халтуру американского производства, в котором русские хорошие, а американцы плохие. Это практически открытая угроза. Первый канал, показавший этот фильм в прайм-тайм, является официальным рупором власти. Хотя в своих программах новостей этот канал в концентрированном виде предлагает зрителю кремлевскую пропаганду, в других передачах он воздерживается от нападок на либералов.

Фильм «Спящие» был расценен как политическое заявление. Сразу последовала реакция либеральных вебсайтов — реакция злобная, недовольная, саркастическая. «"Спящие" — это идеологический концентрат, чистый спирт провластной пропаганды», — написал на антипутинском вебсайте New Times Олег Сулькин. «В чем опасность этого сериала? Разве мы из новостей не знаем, что Россия находится в кольце врагов, а оппозиционеры сами себя убивают, лишь бы насолить родному государству? Но в новостях нет такого накала чувств. Сериал — возможность вбить в сердце зрителя идеологические максимы под прикрытием поцелуев», — написала на другом либеральном сайте Colta.ru Наталья Исакова.

Однако проправительственные комментаторы, конечно же, оценили его иначе. Государственное информагентство «РИА Новости» заявило, что «Спящие» напоили российский критически настроенный креативный класс «его собственным горьким лекарством». Но здесь что-то не сходится. Режиссером «Спящих» является Юрий Быков, ставший любимцем либеральных зрителей благодаря своему предыдущему фильму, в котором главные злодеи — это коррумпированные бюрократы из регионов.

Когда негативная реакция на фильм усилилась, Быков удалил свой аккаунт в Facebook и написал в российской социальной сети «ВКонтакте», что он может завершить кинематографическую карьеру, дабы не вводить в заблуждение тех, кто на самом деле хочет верить в возможность что-то изменить. В сегодняшней Москве неважно, правда ли слова Быкова об уходе из кинематографа, или он уже завтра начнет снимать следующий сезон. Политическая дискуссия все чаще вертится вокруг кинематографических версий реальности. Еще одной животрепещущей темой в последние недели стал фильм о романе последнего русского царя с балериной. Консерваторы, в том числе, известная депутат парламента, пытаются добиться запрета на его показ, заявляя, что этот фильм — злобная клевета на императора Николая II. А еще в стране началась оживленная дискуссия о решении светской львицы и звезды реалити-шоу Ксении Собчак баллотироваться в президенты на умеренной антикремлевской платформе, о чем она заявила в среду. Это тоже своего рода стремление уйти от действительности. Кремль совершенно очевидно разрешил Собчак баллотироваться, однако лишил такой возможности Навального, который может бросить реальный вызов Путину. Тем не менее, либеральные блогеры радостно начали анализировать позиции Собчак, ее цели и возможное влияние на избирательную кампанию.

Лучшее, что можно сказать об этих телевизионных мечтаниях, это то, что большая часть России осталась к ним равнодушна. В Москве этот показанный в прайм-тайм сериал смотрели около 13% зрителей, а за ее пределами намного меньше. Это очень слабый показатель. Такая апатия свидетельствует о том, что простые россияне сегодня менее восприимчивы к пропагандистским посланиям, какие бы деньги на них ни тратились, и в какую бы убедительную обертку они ни заворачивались. Безразличие — это самая серьезная угроза для легитимности путинской победы на выборах в будущем году, которая ему практически гарантирована. А еще это самый большой источник надежды для «пятой колонны». Когда это начнет происходить, никакое американское вмешательство будет уже не нужно, а наблюдать за этим будет намного интереснее, чем смотреть любое кино.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании Bloomberg LP и ее собственников.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 октября 2017 > № 2361550 Леонид Бершидский


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 октября 2017 > № 2358958 Леонид Бершидский

Путин раскручивает историю об унижениях России

Ежегодное заседание клуба «Валдай»

Его послание адресовано странам развивающегося мира. Это предложение поддержать их в том случае, если они выступят против господства США

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

В течение многих лет президент России Владимир Путин выстраивает такую версию событий, согласно которой США обманывали и унижали Россию до тех пор, пока она не решила дать отпор. В его ежегодном выступлении, посвященном внешней политике России, которое состоялось на заседании Международного дискуссионного клуба «Валдай», эта его концепция приняла форму претензии на новую ось силы с Россией в центре, которая во многом будет определять геополитические столкновения до конца президентского срока Путина.

Согласно этой версии событий, в 1990-х годах Россия доверчиво открылась перед Западом, который немедленно этим воспользовался. Как сказал Путин в этом году, «самая главная ошибка с нашей стороны в отношениях с Западом — что мы слишком вам доверяли. А ваша ошибка заключается в том, что вы восприняли это доверие как слабость и злоупотребили этим доверием».

Примеры, которые Путин обычно приводит, — это расширение Организации Североатлантического договора, несмотря на все обещания не приближаться к границам России; расчленение Югославии и признание независимости Косово; вторжение в Ирак и арабская весна. Революции в бывших советских республиках, с его точки зрения, являются примерами угрозы экспорта западной демократии в страны, которые традиционно являлись союзниками и клиентами России. Эти темы тоже были озвучены в выступлении Путина в этом году, однако президент сделал акцент на другой жалобе, а именно жалобе на отношение к России в рамках российско-американских программ по сокращению вооружений 1990-х годов.

В соответствии с программой «Мегатонны в мегаватты», Россия превратила 500 метрических тонн оружейного урана в топливо для атомных станций, и на крупнейшем в России предприятии по обогащению ядерного топлива находился американский наблюдательный пост. «Прямо в цехах этого комбината были созданы постоянные рабочие места, куда американские специалисты каждый день ходили как бы на работу, да не как бы, а ходили на работу. А в их помещениях, как водится в таком случае, на совершенно секретных российских объектах стояли американские флаги». Между тем, по его словам, «сами США ограничились гораздо более скромными сокращениями своего ядерного арсенала, причем сугубо в порядке доброй воли».

По мнению Путина, открытость России в вопросах ее ядерного потенциала заставила Запад попытать удачу в других областях: начать оказывать поддержку сепаратизму на российском Кавказе, провести кампанию НАТО в Югославии и вторгнуться в Ирак. «Ну понятно: посмотрели, в каком состоянии ядерный комплекс, вооруженные силы, экономика, — международное право уже оказалось ненужным».

История о том, как Россия ничего не получила взамен своей беспрецедентной открытости в ядерной сфере, кажется сомнительной. Программа «Мегатонны в мегаватты» открыла для России американский рынок урана. Общая прибыль, которую Россия получила в результате этой программы, достигла 17 миллиардов, по данным Tenex, внешнеторговой компании государственной корпорации «Росатом». В период, когда Россия восстанавливалась после экономических потрясений 1990-х годов, это послужило существенным вкладом в российскую экономику.

Последние тонны оружейного урана были переработаны в 2013 году, однако Россия до сих пор остается главным поставщиком урана в США. В 2015 году на долю России пришлось 12,9% всего ядерного топлива, приобретенного владельцами гражданских реакторов в США, а прибыль «Росатома» составила около 267 миллионов долларов.

Когда Россия открыла свои ядерные установки для американских инспекторов, это не сделало ее ядерный арсенал менее устрашающим. Ядерные арсеналы России и США до сих пор остаются вполне сопоставимыми, и у России больше развернутого ядерного оружия, чем у США. США начали свои военные кампании в Ираке и Югославии не потому, что Россия в одностороннем порядке сократила свой ядерный арсенал — у России попросту не было никаких причин использовать свое ядерное оружие для защиты югославского лидера Слободана Милошевича или Саддама Хусейна в Ираке. Даже сегодня Путин не угрожает применить ядерное оружие в ответ на поддержку, которую США оказывают оппонентам сирийского президента Башара аль-Асада.

Но, если Путин уже начал раскручивать свою версию событий, его трудно остановить: он выстраивает конструкцию и позволяет ей дальше жить собственной жизнью. В своей речи на заседании «Валдая» Путин сказал, что Запад извлек больше пользы из Большевистской революции 1917 года, чем Россия.

[Коммунизм] вызвал серьезную переоценку моделей развития, породил соперничество и конкуренцию, выгоды из которых, я бы сказал, в большей степени извлек именно так называемый Запад. Что имею в виду? Это не только геополитические победы по итогам так называемой холодной войны. Ответом на совсем другое, ответом на вызов со стороны СССР стали многие западные достижения 20 века. Имею в виду повышение уровня жизни, формирование мощного среднего класса, реформы рынка труда и социальной сферы, развитие образования, гарантии прав человека, включая права меньшинств и женщин, преодоление расовой сегрегации, которая, напомню, еще несколько десятилетий назад была постыдной практикой во многих странах, включая Соединенные Штаты.

Каким был последний удар? Когда коммунистическая «во многом утопическая социальная модель» рухнула, Запад пожал все плоды, тогда как Россия, которая пожертвовала собой, чтобы сделать мир лучше, была вынуждена отступить.

Это уже не просто пустяковое обвинение, касающееся одной-двух военных операций или поездки инспекторов на ядерный объект: по всей видимости, Путин пытается внушить Западу чувство экзистенциальной вины и подстегнуть в россиянах зависть и ощущение жертвенности. Чего Путин добивается? Он не ждет, что Запад или США принесут извинения за целое столетие успеха. И он не просто оттачивает свою версию для внутрироссийской аудитории. Россияне уже знают, что во всех проблемах России Путин винит Запад. Дальнейшее раскручивание этой версии вовсе не сделают Путина более привлекательным кандидатом на выборах, поскольку в России выборы больше ничего не значат.

Скорее всего, Путин продвигает идею о более масштабной антизападной коалиции. Он обращается к лидерам и элитам в странах, которые не являются частью российской или западной орбит, таких как государства Ближнего Востока, которые уже пострадали в результате короткого эксперимента с открытостью в период арабской весны. Он советует им не доверять США, если только они не хотят пережить унижения. Он говорит им, что Россия готова относиться к ним как к равным, готова прийти на помощь, если они столкнутся с угрозами извне и изнутри, как она пришла на помощь Асаду. Именно таким является смысл его довольно туманного высказывания:

Но эта власть распылена: ее элементы в руках государств, корпораций, общественных и религиозных объединений и даже отдельных граждан. Ясно, что сложить все эти элементы в единую, эффективную, управляемую архитектуру очень непросто, потребуется тяжелая, кропотливая работа. Хочу отметить: Россия готова участвовать в ней вместе со всеми заинтересованными партнерами.

Если предложение Путина сделать Россию альтернативным центром притяжения звучит несколько неправдоподобным, стоит вспомнить, что всего три года назад такой же казалась относительно успешная российская военная кампания в Сирии, которая позволила России существенно повысить свой авторитет на Ближнем Востоке. Разговоры о вмешательстве России в прошлогодние президентские выборы в США только повышают привлекательность России как ловкой и технически подкованной альтернативы США в глазах неуверенных в себе лидеров, которые боятся, что США могут лишить их власти. В марте 2018 года Путин получит еще шесть лет на то, чтобы довести эту свою историю до совершенства.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 октября 2017 > № 2358958 Леонид Бершидский


Австрия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 октября 2017 > № 2355514 Леонид Бершидский

Австрия идет по лезвию ножа

Себастьян Курц скопировал не так много идей ультраправых.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Лидер правой Австрийской партии свободы Хайнц-Кристиан Штрахе после выборов в воскресенье заявил: хотя его политическая сила и проиграла, такой результат объясняется высоким уровнем поддержки идей его партии, скопированных победителем гонки — правоцентристской Народной партией Себастьяна Курца. На деле же заимствование было взаимным. Одним из позитивных последствий может стать согласованная политика по интеграции мигрантов в ЕС. С другой стороны, такой альянс может усугубить раскол между Востоком и Западом блока.

Ирония заключается в том, что 31-летний Курц, первый миллениал, готовящийся управлять европейской страной, привел свою консервативную Народную партию к победе, украв у Штрахе голоса недовольных миграционной политикой.

Австрийская Партия свободы уверенно лидировала в опросах после кризиса беженцев в 2015 году, пока не появился Курц и не превратил свою политсилу в безопасную альтернативу для тех, кто поддерживает жесткий контроль над миграцией, но при этом не готов голосовать за Штрахе. В конце концов, лидер Партии свободы был связан с неонацистскими группировками, а это пугает многих умеренных избирателей. Хотя сам Курц скорее работал бы с Партией свободы в роли младшего партнера по коалиции, нежели с левоцентристскими социал-демократами, которые после подсчета голосов, похоже, окажутся немного впереди Партии свободы. И на то есть веские причины.

В отличие от немецкого канцлера Ангелы Меркель, чьи позиции ослабли после того, как она приютила в Германии больше миллиона беженцев, Курц уверенно выступает за новый подход к вопросу иммиграции. Он — специалист в этой области. И именно на этой теме строил свою пока еще довольно короткую политическую карьеру. Его первая должность в австрийском федеральном правительстве — государственный секретарь по делам интеграции. В 2014-м он занял пост министра иностранных дел и продолжил заниматься теми же вопросами.

Изначально линия Курца в вопросе интеграции была вполне разумна: на первое место он ставил изучение языка. Немецкий очень сложен для иностранцев, и те, кто работал над интеграцией беженцев в Германии, поняли, что плохое знание языка, а не культурные различия — самый высокий барьер для интеграции. Курц также добился ускорения признания профессиональной квалификации, полученной за пределами Европейского Союза, стремясь убрать еще один барьер для иммигрантов. В 2013 году Курц успешно протолкнул изменения в закон о гражданстве в Австрии, позволяющие иммигрантам, которые успешно интегрировались, быстрее получить гражданство — речь идет о тех, кто хорошо владеет языком и занимается общественной деятельностью. В последнее время Курц сыграл важную роль в разработке нового закона об интеграции. Документ обязывает новичков подписывать интеграционное соглашение, согласно которому они должны жить в соответствии с немецкими и австрийскими ценностями, а также платить штрафы, если не пройдут проверку на этот показатель.

Курц заявлял, что «неграмотные из Афганистана», не знающие немецкого, создают сложности на рынке труда для исламских иммигрантов, которые нашли свое место в обществе — видимо, потому, что работодатели, как правило, не проводят различий. И хотя в мусульманском сообществе у него появились враги после того, как он, например, заявил, что некоторые мусульманские детские сады являются препятствием для интеграции, он не является антиисламистом, в отличие от Штрахе. Курц не столько скопировал Партию свободы, сколько признал проблемы своих избирателей и предложил более прагматичные решения.

В то же время, перспектива попасть в правительство впервые с 2005 года, смягчила некоторые острые углы Партии свободы. Она умерила антиевропейскую риторику и перестала требовать немедленного выхода Австрии из еврозоны и ЕС. И хотя Курц, кажется, придерживается больше крайне правой линии, он в какой-то мере обезвредил Штрахе. И возможность того, что Народная партия сформирует коалицию со все еще сильными социал-демократами, несмотря на их взаимную антипатию, заставляет Партию свободы умерить требования ради того, чтобы получить более важную роль в следующем правительстве, если Курц все еще готов работать со Штрахе.

Плохо скрываемый антисемитизм Штрахе и его красочное прошлое мешают Курцу меньше, чем старшим политикам немецкоязычных стран. Для поколения Курца эпоха нацизма осталась в прошлом. В некотором смысле это благословение для Австрии, где поддержка крайне правой идеологии — традиция, которая никуда не делась. Вместо того, чтобы отвергать ее носителей, у Курца появилась возможность заставить их сформировать более конструктивную позицию. Нечто подобное произошло недавно в Норвегии, где националистическая Прогрессивная партия стала частью успешной правительственной коалиции. Важно, чтобы правоцентристская партия сыграла свою роль в стране, где многие граждане останутся ярко выраженными националистами. Кроме того, она может превратить антииммигрантскую повестку в стратегию, способную со временем ослабить ксенофобию и помочь интегрировать новоприбывших лучше, чем поликультурная политика.

Тем не менее, коалиция Курц-Штрахе может представлять кратковременную опасность для европейского единства. Более твердая позиция в отношении иммиграции заставит Австрию двигаться в сторону Вышеградской четверки — Польши, Венгрии, Словакии и Чешской Республики. Польшей управляет националистическая партия, в Словакии крайне правая сила входит в состав правящей коалиции, в Чехии относительно евроскептично настроенный Андрей Бабиш близок к победе на выборах; венгерский премьер-министр Виктор Орбан — один из любимых политиков Штрахе. С поддержкой старой демократии, такой как Австрия, посткоммунистические страны могут осмелеть и еще увереннее выступать против того, что они воспринимают как «диктатуру ЕС» — не только касательно иммиграции, но и экономической интеграции.

Игра Курца — рискованный гамбит молодого человека. Если он сможет предложить прагматичные решения проблем избирателей, австрийцы, любящие стабильность, поддержат его. Но если он проиграет, страшные силы, кипящие в Партии свободы и грозящие разорвать Восточную Европу с Запада, и Австрия, и ЕС пожалеют, что у Курца так рано появился шанс управлять нацией.

Австрия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 октября 2017 > № 2355514 Леонид Бершидский


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 октября 2017 > № 2349377 Леонид Бершидский

Путин хочет управлять Россией как корпорацией

Его система больше не может полагаться на преданных людей, но привлечь молодое поколение Путину будет трудно.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Молниеносно сменив за две недели 11 из 85 региональных губернаторов, президент Владимир Путин после своей практически неизбежной победы на выборах намерен руководить Россией как корпорацией.

Давно уже устав от политических игр, он вынужден создавать формальную систему, которая не будет зависеть от его бывших телохранителей и прочих преданных слуг (этих людей ему в любом случае не хватает). Вместо этого Путин стремится воспользоваться методами кадрового отбора крупных корпораций, о чем говорят близкие к Кремлю комментаторы. Действуя такими способами, он хочет найти мало кому известных чиновников, которые способны эффективно работать, и тем самым осуществить смену поколений во власти.

Такая стратегия является попыткой устранить серьезнейшие недостатки в путинской системе власти. Речь идет об отсутствии возможностей для молодежи, которая стала ключевой участницей антипутинских протестов, возглавляемых оппозиционными активистами, такими как Алексей Навальный. Однако такая стратегии вряд ли обеспечит достижение намеченной цели.

Сегодняшним российским губернаторам не позавидуешь. Формально это выборная должность (выборы вернули в качестве уступки участникам протестов против подтасовок на парламентских выборах 2011 года), но ни один человек не может ее получить без поддержки Путина. Президент имеет право отправлять губернаторов в отставку, хотя формально Россия остается федерацией, в которой регионы имеют значительную автономию. Результатом такого положения вещей стало то, что губернаторы несут полную ответственность за управление своим регионом, но не имеют ни самостоятельности в работе, ни рычагов власти. По всем важным и щекотливым вопросам окончательное решение всегда остается за Москвой, то есть, за Путиным. Губернаторы также стоят первыми в очереди потенциальных жертв кремлевской антикоррупционной кампании. Сегодня как минимум четыре экс-губернатора сидят в тюрьме, ждут суда или судебного приговора по обвинению в коррупции. Во вторник был отправлен в отставку губернатор Ивановской области Павел Коньков. Сделано это было в связи с тем, что многие его подчиненные погрязли в коррупции и оказались под следствием. С одной стороны, поскольку положение у этих губернаторов непрочное, некоторые пытаются как можно быстрее нажиться на своей должности. А с другой, солидное название должности вкупе с отсутствием реальной власти приводит к тому, что кровожадное руководство путинских правоохранительных органов часто выбирает их в качестве мишеней.

В год выборов губернаторы несут дополнительную ответственность, поскольку они должны обеспечить в своих регионах убедительную победу правящей партии «Единая Россия» или кандидату Путину. Это значит, что в своей работе они вынуждены пользоваться как вполне законными агитационно-пропагандистскими методами, так и подтасовками, когда возникает такая необходимость. Но с учетом того, что в России усиливается политическая апатия, а немногочисленная, но злая и активная антипутинская оппозиция набирает опыт в работе по наблюдению за выборами, эта сторона губернаторской деятельности в 2018 году будет особенно трудной и опасной.

Поэтому губернаторская должность привлекательна лишь тем, что она является трамплином, позволяющим попасть в федеральное правительство или занять важную должность в президентской администрации. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков недавно назвал новую поросль региональных руководителей «молодыми и талантливыми специалистами широкого профиля». Возраст семи из 11 новых назначенцев от 30 до 40 с небольшим лет. (Есть здесь и некоторые исключения. Так, 68-летний Владимир Васильев, ранее служивший в полиции, был направлен на работу в Дагестан с его преимущественно мусульманским населением). Типичным представителем этого поколения является 41-летний экономист Станислав Воскресенский, который сменит Конькова в Иваново. Этот человек, обладающий навыками и мировоззрением современного управленца, делал карьеру в министерстве экономики, в кремлевском аналитическом центре и в свободной экономической зоне Калининградской области. Если он сумеет справиться с работой в Ивановской области, которая является депрессивным регионом и зависит от федеральных дотаций, то в перспективе ему может светить важный министерский пост.

На этой неделе новостной вебсайт РБК подтвердил точку зрения Кремля на этих людей как на корпоративных управленцев. На нем была опубликована видеозапись практических занятий для будущих региональных лидеров, которые проводит Российская академия народного хозяйства и государственной службы. По какой-то причине в ходе занятий участникам нужно было прыгнуть в море с 7-метрового обрыва. Среди прыгунов был и вновь назначенный губернатор Омской области пятидесятилетний Александр Бурков. Многие из октябрьских назначенцев тоже участвовали в этой программе.

Заместитель главы путинской администрации Сергей Кириенко, отвечающий за внутреннюю политику и ставший одним из преподавателей в рамках этой необычной программы, недавно объявил о проведении открытого конкурса для управленцев под названием «Лидеры России». Подать через вебсайт заявку на участие в ней может любой россиянин моложе 50 лет, у которого есть как минимум пятилетний опыт управленческой работы, причем не обязательно в государственной и общественной сфере. Участникам придется решать различные проблемы и заниматься стратегическими играми. Каждый из 300 финалистов получит грант на один миллион рублей, который он сможет потратить на дальнейшее образование в сфере управления. Лучшие из лучших примут участие в той программе, через которую прошли сегодняшние назначенцы на губернаторские должности. Все претенденты, которые добьются определенных успехов, теоретически будут рассматриваться в качестве «кадрового резерва» для занятия должностей в российских органах власти, как региональных, так и федеральных. По словам Кириенко, все это — идея Путина.

Это не первая попытка набора чиновников посредством открытой процедуры. Такая работа регулярно проводится с 1990-х годов, однако новые усилия должны стать своевременным ответом на одну из главных претензий антипутинской кампании Навального. Недавно этот оппозиционер написал о неизвестно откуда взявшемся состоянии сына Пескова Николая Чоулза, не отличающегося особыми успехами:

Так работает страна, и так устроены социальные лифты. Вы можете получить отличное образование и быть ужасно трудолюбивым, но в этой системе, скажем честно, вам все равно мало что светит. А если вы живете в регионе, то не светит вообще ничего. Зато перед чуваком без образования и с тюремным прошлым за ограбление двери лифта сразу открываются, и его везут на этаж, где наливают шампанское и дарят «Феррари». Это неудивительно, когда твой папаша — почетный член воровской шайки, которая охраняет кнопки в этом лифте.

Однако я сомневаюсь, что Путину и Кириенко удастся убедить молодых в основном людей, которые приходят на митинги Навального, что в сегодняшней России существуют законные социальные лифты. Государственная служба с ее непривлекательными зарплатами и огромными рисками славится глубоко укоренившейся коррупцией, которую невозможно устранить арестами губернаторов. Прежде всего, этой молодежи нужны благоприятные возможности в частном секторе, которых очень мало в путинской системе с ее безжалостной централизацией.

Свидетельства того, что в стране вводятся более справедливые механизмы отбора в чиновничьей корпус, тоже не смогут заменить конкурентную политику. Многие россияне до сих пор помнят губернаторские выборы, на которых была настоящая политическая борьба и соперничество, а также популярных губернаторов, которые не были безликими менеджерами. Возможно, в следующий президентский срок Путина корпорацией «Россия» будут управлять более компетентно. Но это вряд ли существенно вдохновит граждан, которые составляют трудовые ресурсы страны и ее обделенную вниманием клиентскую базу.

Содержание статьи может не отражать точку зрения редакции, компании Bloomberg LP и ее собственников.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 октября 2017 > № 2349377 Леонид Бершидский


Италия. Испания > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 октября 2017 > № 2349351 Леонид Бершидский

Италия знает решение каталонской проблемы

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Премьер-министр Испании Мариано Рахой показал, что у него не просто лучшие карты в колоде. В отличие от лидера Каталонской республики Карлоса Пучдемона, он — еще и лучший игрок. К сожалению, проблема каталонского сепаратизма не будет решена в этой конкретной игре. В какой-то момент Испания должна будет предложить условия, которые каталонцы смогут принять и жить с ними.

Пример потенциально приемлемой сделки можно найти в Италии: Южный Тироль — автономная провинция с немецкоязычным населением.

Пучдемон и его союзники подписали декларацию о независимости, но пока отложили процесс отделения, сославшись на то, что должны пройти переговоры с испанским правительством. Рахой назвал такой шаг блефом, требуя уточнить, действительно ли Каталония объявила независимость от Испании?

Любой из возможных вариантов ответа приведет нас к ясной последовательности событий. Если Барселона скажет «да», Мариано Рахой должен будет возглавить правительство Каталонии, что, вероятно, приведет к аресту сепаратистских лидеров и судам над ними. В случае отрицательного ответа Рахой даже не понадобится. Радикалы в коалиции правительства Каталонии откажутся от поддержки своего министра, что, вероятно, приведет к новым выборам в Каталонии.

Рахой был уверен в таком исходе, потому что на его стороне — закон, полиция, поддержка европейских партнеров. Сепаратисты даже не могут претендовать на поддержку большинства каталонцев, поскольку никто не признает результаты референдума, который они провели 1 октября, тогда как 8 октября в Барселоне собралось не менее 350 000 сторонников единства Испании. Пучдемону больше нечего предъявить, и, скорее всего, он отступит.

Рахой не готов к переговорам об отделении Каталонии, хотя Пучдемон заявляет, что именно это — его цель. Но поскольку проблема существует, Мадриду в скором времени придется сесть за стол переговоров, чтобы обсудить ситуацию с представителями Каталонии. Это неизбежно: независимо от того, сколько граждан поддерживают или не поддерживают независимость, слишком много каталонцев не довольны нынешним положением дел. Лидер испанских социалистов Педро Санчес уже заявил, что основные испанские силы согласны обсуждать изменения в конституционном статусе Каталонии, а также других испанских регионов.

В конце Первой мировой войны Италия получила Южный Тироль, когда-то принадлежавший Австрии, в соответствии с Сен-Жерменским договором 1919 года. Итальянские фашисты поначалу пытались ассимилировать местное население и даже переименовали провинцию в Альто Адидже. Но затем Гитлер договорился с Муссолини переселить в Германию тех, кто хотел жить в рейхе. Кто-то уехал, но большинство местного населения осталось в Италии, но они продолжали считать себя немцами. После войны союзники решили, что Италия должна сохранить себе Южный Тироль. Однако Австрия и Италия разработали условия, которые уравняли статус немецкого и итальянского языков в общественной жизни, оставили преподавание на немецком языке в школах, предоставили Южному Тиролю автономные парламент, правительство и другие особые права.

С тех пор у автономии сложный механизм с четким разделением парламентских полномочий. Законы Южного Тироля приоритетны в сельском хозяйстве региона, туризме, здравоохранении, экономике, экологии и ряде других областей. В правительстве провинции и различных государственных службах, за исключением полиции и оборонного ведомства, должны соблюдаться этнические пропорции. Суды проводят слушания на двух языках. В казне Южного Тироля остаются до 90% взимаемых местных налогов. Более того, итальянское правительство давно субсидирует провинцию.

Такое решение может послужить возможным примером для регионов Восточной Украины, после того, как Украина восстановит контроль над Донбассом. Но этот конфликт трудно разрешить из-за участия в нем России и тысяч погибших в течение последних трех лет.

В Каталонии все еще можно решить до того, как ситуация зайдет слишком далеко.

«Южнотирольский» вариант может решить две самые большие проблемы каталонских сепаратистов: предполагаемое отсутствие уважения к их языку и культуре, а также недовольство тем, что Мадрид присваивает каталонские налоги для финансирования бедных регионов Испании. В настоящее время в местном бюджете Каталонии остается только 50 % налогов. От испанского правительства требуются пойти на серьезные уступки, но в долгосрочной перспективе это может предотвратить более сложный кризис.

Как и Каталония, Южный Тироль тоже считал отношение к себе центральных властей несправедливым, но зато сейчас здесь мир, несмотря на существование сепаратистского движения, которое утверждает, что низкие экономические показатели Италии тормозят развитие региона. И каталонцам, и правительству в Мадриде следует более внимательно изучить опыт Южного Тироля и, возможно, попробовать придумать что-то подобное, прежде чем обсуждать окончательный разрыв отношений.

Италия. Испания > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 октября 2017 > № 2349351 Леонид Бершидский


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > inosmi.ru, 9 октября 2017 > № 2343069 Леонид Бершидский

Какого российского сговора стоит опасаться

Почему западные правительства не предпринимают дополнительных мер для того, чтобы остановить приток российских денег, отравляющих их экономику?

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Забудьте троллей в Twitter, рекламные объявления в Facebook и многоязычные пропагандистские веб-сайты — самая большая российская угроза для западных демократий связана с огромным количеством наличных денег, которые русские вывозят из своей страны и хранят на Западе. Коррупционный потенциал этих денег почти безграничен, однако и становящаяся все более изоляционистской Россия, и все более антироссийский Запад мало делают для того, чтобы перекрыть этот поток.

В своем недавно опубликованном исследовании Томас Пикетти (Thomas Piketty), Филип Новокмет (Filip Novokmet) и Габриэль Зукман (Gabriel Zucman) провели оценку офшорного капитала российских компаний и бизнесменов и пришли к выводу о том, что он составляет около 1 триллиона долларов, что сопоставимо со всем внутренним богатством, которым располагают российские граждане. В этом главная причина нынешней российской ситуации — если бы из страны утекло меньше денег, то это стало бы основой для масштабного экономического бума, который мог бы привести к политической либерализации.

Однако эти деньги отнюдь не безобидны для принимающих стран. Ими подпитываются сотни недобросовестных юристов и банкиров, которые формируют транснациональные коррупционные сети, способствующие уклонению от налогов. Недавно бывший федеральный канцлер Германии Герхард Шредер согласился занять пост председателя правления российской государственной нефтяной компании «Роснефть», и этот его шаг нанес более серьезный удар по Социал-демократической партии Германии, чем это сделало бы любое количество российской пропаганды. Старые сделки семьи Трампа с участием «русских денег» выглядят намного более сомнительными, чем все, что делал Дональд Трамп в ходе президентской кампании 2016 года. Туманные связи с «русскими деньгами» были также использованы для проведения атаки на Хиллари Клинтон.

Российский президент Владимир Путин вроде бы заинтересован в том, чтобы эти деньги вернулись в страну. В своем ежегодном послании Федеральному Собранию в 2012 году Путин пожаловался на то, что девять из 10 значительных сделок с участием российских компаний были проведены вне пределов российский юрисдикции и призвал к «деофшоризации». Спустя год он предложил лишать государственных контрактов и кредитов государственного банка зарегистрированные за границей компании с российскими активами. В конце 2014 года, после того как в отношении России стали применяться санкции из-за аннексии Крыма и ведения военных действий с целью отделения восточной части Украины, Путин подписал жесткий закон, направленный против офшоров. В соответствии с этим законом, контролируемые российскими бенефициарами иностранные компании должны платить российские налоги. Однако, как это происходит со многими другими законами в России, он просто создал дополнительные возможности для оказания избирательного давления на бизнесменов. Не было никакой масштабной репатриации денег или юридических лиц. Обладающая хорошими связями юридическая фирма «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» ранее в этом году опубликовала исследование, из которого следует, что лишь 20% владельцев офшорных компаний закрыли свои иностранные филиалы. Еще 40% предпочли переместиться за границу, тогда как остальные подкорректировали свои юридические документы для того, чтобы обойти новый закон.

Российское правительство, на самом деле, не хочет еще больше затягивать гайки. Оно только что отвергло план, предложенный Министерством финансов и Министерством экономического развития, предусматривавший перевод «системных» компаний в российскую юрисдикцию. На долю этих 199 компаний приходится 70% корпоративных доходов и около 20% используемой рабочей силы. В их число входят производители электроэнергии, ритейлеры, телекоммуникационные фирмы — все они находятся в собственности офшорных компаний или проводят через них значительную часть своих сделок. Первый вице-премьер Игорь Шувалов сообщил Путину о том, что прекращение этой практики ослабит конкурентные возможности «системных» компаний на международной арене, а также помешает заключению важных иностранных контрактов.

Аргумент Шувалова имеет смысл, потому что Россия на самом деле использует аутсорсинг и перемещает экономическую справедливость в другие страны. Российские суды и правоприменительная практика не способны гарантировать права собственности и выполнение контрактов. Поэтому российские компании — включая государственные, в том числе такие нефтегазовые гиганты как Газпром и Роснефть — вынуждены действовать за пределами российской юрисдикции, то есть там, где нормальные контрактные отношения защищаются западными законами и судами. Официальное объяснение состоит в том, что западные партнеры не доверяют российским судам — но даже правительственные чиновники, не говоря уже о российских бизнесменах, им не доверяют. Именно поэтому лондонские суды, в конечном счете, решают споры между российскими компаниями, не работающими в Соединенном Королевстве.

Вместо того чтобы препятствовать такого рода аутсорсингу правосудия, западные страны пытаются распространить его не те сферы, в которых российское правительство хотело бы сохранить свою юрисдикцию — например, в области прав человека. В этом состоит функция Закона Магницкого и подобного законопроекта, принятого в среду в Канаде. Эти законы запрещают въезд конкретным лицам и замораживают активы тех чиновников, которые, как считается, виновны в нарушении прав человека — эти люди не обвинялись никакими судами, а были просто определены правительствами. Таким же образом действуют персональные санкции, вводимые в отношении граждан России с 2014 года.

Кремль резко протестует против подобных мер, однако, на самом деле, у него нет особых оснований для того, чтобы жаловаться — западные нации, в действительности, находятся в сговоре с ним. Что касается прав человека, то тут речь идет об оценочном восприятии, а не о блокировании подозрительных русских денег. Произвольный выбор нескольких сотен человек, которым закрывается въезд, не способен перекрыть существующий поток. В лучшем случае эти люди просто переводят свои активы в другие юрисдикции и находят другие места для отдыха, тогда как тысячи других людей — столь же коррумпированных и включенных в кремлевскую систему — продолжают использовать Запад в своих целях. Недавно проведенное расследование относительно собственности в Италии пресловутого московского телевизионного пропагандиста Владимира Соловьева является лишь одним из последних примеров.

Этот западный сговор, который все могут видеть, является худшим в своем роде. Сами западные правительства должны провести расследование офшорных схем и тех путей, с помощью которых российские споры решаются в западных судах, а сомнительные русские деньги хранятся в Европе и в Соединенных Штатах. Сегодня подобного рода расследования по какой-то странной причине не приносят значимых результатов. Ранее в этом году немецкий банк Deutsche Bank согласился выплатить 630 миллионов долларов по искам в Соединенных Штатах и в Соединенном Королевстве по поводу «зеркальной торговли» — речь идет об явных мошеннических сделках, которые позволили клиентам этого банка вывести из России около 10 миллиардов долларов. Таким образом, Deutsche Bank закрыл это дело — однако 10 миллиардов, судя по всему, исчезли. Но это не было предметом расследования.

Такого рода деньги являются ядовитыми для экономических вен Запада. Им позволено перемещаться без существенных ограничений — нынешние «санкции» и «Закон Магнитского», нельзя рассматривать как такого рода препятствия, — а кремлевская система может в той или иной мере функционировать как и раньше, покупая влияние и расширяя свои экономические возможности. Западу следует проявить больший интерес к российской «деофшоризации», чем это делает Путин.

Высказанные в этой статье взгляды не обязательно отражают позицию редакционной коллегии, компании Bloomberg LP или ее владельцев.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > inosmi.ru, 9 октября 2017 > № 2343069 Леонид Бершидский


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 октября 2017 > № 2341628 Леонид Бершидский

Теперь, когда Путину исполняется 65, его власть медленно идет на убыль

Растущее беспокойство властей по поводу кампании Алексея Навального указывает на слабость Путина

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

7 октября президенту России Владимиру Путину исполняется 65 лет. В настоящее время это является максимальным возрастом ухода на пенсию для российских госслужащих — планкой, которую можно поднимать только в особых случаях. Хотя этот закон не распространяется на Путина, поскольку он является избранным чиновником, и он сам ясно дал понять, что на пенсию он не собирается, он вынужден перешагивать этот важный рубеж, находясь в на удивление уязвимой позиции.

Уязвимость позиции Путина было бы довольно трудно распознать, если бы чиновники постоянно не указывали на нее своими неуклюжими действиями. Алексей Навальный — борец с коррупцией, который готов соперничать с Путиным на следующих президентских выборах — запланировал на 7 октября проведение митинга в Санкт-Петербурге, который является родным городом президента. Городские власти отказались выдать разрешение на проведение митинга, однако, поскольку Навальный не захотел менять свои планы, в настоящий момент он отбывает 20-дневный срок в камере. Было подсчитано, что после выдвижения в президенты Навальный проводит за решеткой каждый пятый день. В четверг, 5 октября, глава его предвыборного штаба Леонид Волков тоже был приговорен к 20-дневному заключению за публикацию в Твиттере призывов к незаконному митингу в Москве.

В сентябре Навальный провел серию успешных митингов в нескольких российских городах. Тысячи людей пришли на встречу с ним в Мурманске, Екатеринбурге и Омске. Хотя полиция каждый раз занижала число участников этих митингов, тревога властей росла, и, когда предвыборный штаб Навального начал планировать митинги ближе к Москве и Санкт-Петербургу, власти нанесли ответный удар. На прошлой неделе Навальный был задержан в Москве в тот момент, когда он готовился выехать на митинг в Нижнем Новгороде, занимающем пятое место в списке крупнейших российских городов. Хотя Навальному все же удалось совершить пару поездок после того, как полиция отпустила его, не предъявив никаких обвинений, число участников митинга в Оренбурге оказалось существенно ниже запланированного уровня из-за неуверенности в том, появится ли сам кандидат в президенты.

Российская глубинка, где Навальный пытался проводить свою агитационную кампанию, всегда была пассивной в политическом смысле. Местные власти, администрации школ и работодатели никогда не демонстрировали особой терпимости по отношению к недовольству. Тот факт, что тысячи людей решительно отказываются от традиции пассивности и демонстрируют готовность принять возможные последствия своего решения выйти и поддержать одинокий голос оппозиционера, является новым феноменом, который еще ни разу не возникал в эпоху правления Путина. Кто знает, сколько людей могло бы прийти на митинг Навального в Санкт-Петербурге, намеченный на день рождения Путина? Кремль решил не проверять это, продемонстрировав свою очевидную слабость.

Если рассуждать на основании внешних критериев, Путин вполне мог позволить Навальному свободно вести его агитационную кампанию. Очевидно, что Россия сумела пережить экономические последствия резкого падения цен не энергоресурсы и разрыва Путина с Западом, который произошел в 2014 году. Сейчас цена на нефть держится на уровне, который российское правительство считает приемлемым для российского бюджета. Уровень инфляции в России сейчас равен уровню инфляции в Соединенном Королевстве. Рост экономики возобновился, и в настоящее время особые успехи демонстрирует сельское хозяйство — сектор, который Путин назвал приоритетным для развития, когда России пришлось задраить все люки в 2014 году. Король Саудовской Аравии впервые нанес визит в Москву, поскольку сейчас позиции России на Ближнем Востоке стали крепче, чем когда-либо с момента распада СССР. Украина, которая остается самой большой проблемой Путина, уже погрузилась в привычную трясину политических распрей и экономической некомпетентности. Другими словами, все идет достаточно хорошо, и сейчас нет каких-то очевидных поражений и неудач, которые могли бы подорвать авторитет Путина внутри России.

Тем не менее, Навальный понял нечто такое, что можно разглядеть, только лично придя на те митинги, которые он имеет мужество собирать. В посте, который Навальный опубликовал сразу после своего задержания, он указал на слабость Путина — несмотря на его на первый взгляд высокий рейтинг одобрения — упомянув о похожем на репу корнеплоде, который в прошлом был основой питания русских крестьян:

Это все равно как спросить у человека, которого всю жизнь кормили брюквой — на сколько процентов ты оцениваешь съедобность брюквы? Рейтинг будет довольно высокий. Скорее всего, даже многие известные спортсмены и певцы выступят в поддержку брюквы и готовы будут стать ее доверенными лицами. Ну а чего? Брюква — она ж кормилица наша, дает нам стабильность. Это вполне уместная аналогия: мне 41, а последние выборы не Путина я наблюдал, когда мне было 20. А ведь большинство читающих этот пост наверняка моложе меня.

Навальный чувствует усталость, которая также отражается в чрезвычайно низкой явке. В демократической стране такая усталость оборачивается заметным падением уровня поддержки электората — именно так и произошло с правящей партией на сентябрьских выборах в Германии. В России это ведет к тому, что Кремль все чаще начинает прибегать к репрессиям. Становится все сложнее придумывать отвлекающие маневры для недовольных избирателей. Один из таких маневров Кремля, к примеру, заключался в том, чтобы убедить Ксению Собчак — телеведущую, заработавшую репутацию оппозиционера во время протестов против нечестных выборов 2011 года — выдвинуть свою кандидатуру на президентских выборах. Она даже раскритиковала Навального за попытки монополизировать антипутинскую альтернативу. Однако выдвижение Собчак стало настолько прозрачным ходом, что ее кампания вряд ли сможет даже просто стартовать. Сама Собчак утверждает, что пока она не приняла окончательного решения, однако, по слухам, она не может найти людей, которые были бы готовы взяться за ее предвыборную кампанию.

Сам Путин пока официально не объявил о своем выдвижении. Вероятнее всего, он сделает это в ноябре, и нет почти никаких сомнений в том, что он победит на мартовских выборах, однако у его помощников, по всей видимости, закончились креативные идеи для нескучного переизбрания. Если все это будет больше похоже на проводы на пенсию, чем на энергичную предвыборную кампанию, и если явка окажется низкой, как, вероятнее всего, и случится, то следующий шестилетний президентский срок Путина будет совсем не скучным.

По закону в 2024 году Путин не сможет снова баллотироваться в президенты, и трюки с временными заменителями, подобные маневру с Дмитрием Медведевым, на этот раз не пройдут. Преемнику Путина придется разрушить атмосферу скуки, но сейчас в правящей партии нет ни одного человека, который был бы способен на это. Поэтому в течение следующих шести лет будут идти поиски нового, способного вдохновить людей лидера. Это, а также необходимость поддерживать эффективность экономики будет крайней сложно увязать с набирающими обороты репрессиями, необходимыми для того, чтобы противостоять растущему недовольству россиян, уставших от «брюквенной диеты».

Возможно, Навальный делает слишком высокие ставки на эту усталость народа. Россию не назовешь взрывоопасной страной. Однако в России уже началось брожение, пока что едва заметное и довольно сонное. Но нынешнее состояние бездействия и покоя будет нелегко сохранить в течение следующего шестилетнего президентского срока Путина.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 8 октября 2017 > № 2341628 Леонид Бершидский


Испания > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 октября 2017 > № 2339560 Леонид Бершидский

Почему Каталония не сможет сделать то, что сделал Крым

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Российская пропагандистская машина поддержала воскресный референдум в Каталонии, а МИД Украины осудил его, назвав «нелегитимным». На это есть веские причины. Ситуация в Каталонии схожа с тем, что произошло в 2014 году в Крыму, и сбросить со счетов эти схожие черты не так легко, как может показаться сторонникам независимости Каталонии.

Чтобы обсудить эти схожие черты, для начала следует разобраться с одним явным отличием. В марте 2014 года украинский полуостров Крым был заполнен российскими войсками — военные были в форме, но были и такие, кто был одет «не по форме». Спустя несколько дней после того, как в результате революции на Украине было свергнуто правительство президента Виктора Януковича, местный крымский парламент захватили российские «зеленые человечки» (так называли российских солдат без опознавательных знаков), и премьер-министром Крыма был назначен местный пророссийский политик Сергей Аксенов.

Украина утверждает, что референдум 16 марта 2014 года, на котором Крым проголосовал за выход из состава Украины и присоединение к России, состоялся под дулами автоматов. Это, однако, не соответствует действительности. Во время голосования ни «зеленых человечков», ни российских военнослужащих в униформе на избирательных участках не было. Никакого вооруженного давления на крымчан — и даже на коренных крымских татар, которые не поддержали отделение полуострова и в основном воздержались от голосования — не было. Никто не принуждал людей являться на участки или заполнять бюллетени определенным образом. Присутствие российских войск сыграло свою роль (подробнее обсудим это позже), но референдум был признан нелегитимным не по этой причине.

Конечно, бедный Крым был частью советской Украины только с 1954 года, а богатая Каталония была частью Испании не одно столетие. Тем не менее, зоркие каталонцы увидели в крымском референдуме луч надежды. Энрике — или Энрик по-каталански — Равелло (Enrique Ravello), каталонский политик, придерживающийся правых взглядов, который был на крымском референдуме «наблюдателем», сказал тогда в интервью изданию The New York Times, что «для нас в Каталонии Крым является примером того, что хотели бы сделать мы». Согласно украинской конституции, как и испанской, отделение территорий запрещено. Эти страны не являются федеративными или союзными государствами, наподобие бывшей унии Швеции и Норвегии, расторгнутой в 1905 году, или бывшей Чехословакии, распавшейся в 1993 году, или бывшего Советского Союза, конституция которого давала входившим в его состав республикам право на самоопределение, или нынешнего Соединенного Королевства. Украинские власти закрыли сепаратистскому правительству Аксенова доступ к спискам избирателей. Так что оно попросту использовало старые или неполные списки, которые удалось найти. Если кого-то не было в списке, лица, проводившие подсчет голосов, просто записывали их фамилии и выдавали им бюллетени. Поэтому восторженные участники референдума могли опускать в урны по несколько бюллетеней.

Испанское правительство тоже отказало каталонцам в доступе к спискам избирателей. Поэтому каталонские чиновники-сепаратисты сказали избирателям распечатать бюллетени дома и опускать их там, где есть возможность. Бюллетени даже раздавали на митингах перед референдумом.

В Крыму 95,6% проголосовавших на референдуме поддержали присоединение к России. В Каталонии, по данным местных властей, (за выход из состава Испании) проголосовали 90% участников референдума. В Крыму официальная явка превысила 83%, а в Каталонии она достигла примерно половины этого. Но эти цифры в одинаковой степени бессмысленны, поскольку возможности удостовериться в том, что голосование проводилось по каким-либо разумным правилам, не было. И в Крыму, и в Каталонии те, кто поддержал отделение, проявили бешеный энтузиазм. Те же, кто был против, предпочли помалкивать и сидеть дома, возможно, опасаясь, что энтузиасты могут не понять их позицию.

В любом случае это не имело значения. В Крыму к моменту проведения референдума местные сепаратистские власти уже приняли «декларацию независимости». В Каталонии правительство Карлеса Пучдемона (Carles Puigdemont) также знало результат заранее. Оно собирается провозгласить независимость в ближайшие дни.

Это самое важное сходство между двумя референдумами. Для тех, кто их организовал, не имеет значения, каков на самом деле был расклад общественного мнения. У них была цель, и любые внешние эффекты, театральность и пафос, которые помогали им добиться этой цели, воспринимались с одобрением. В случае с Крымом примером подобной «театральности и показухи» была публичная демонстрация русского патриотизма (поверх украинских флагов на автомобильных номерных знаках люди прикрепляли российские). В Каталонии основными «темами» было сопротивление попыткам властей Испании запретить референдум и любые признаки насилия со стороны испанских властей.

Главное отличие Испании-2017 от Украины-2014, безусловно, заключается в том, что украинское правительство попросту не было достаточно сильным, чтобы потребовать соблюдения своих законов в Крыму. Последующие события на востоке страны, когда Киев фактически попытался удержать сепаратистские регионы силой, подтвердили, что он не смог бы предотвратить отделение полуострова.

В Испании премьер-министр Мариано Рахой (Mariano Rajoy) возглавляет правительство меньшинства, но в данном случае речь идет не о наспех созданном временном кабинете и не о слабой стране, недавно пережившей революцию. Под контролем правительства находится правоохранительный аппарат и армия, и в «каталонском вопросе» оно пользуется поддержкой своих главных политических противников и испанского короля. Правительство Испании обладает достаточной силой и могло бы превратить сепаратистский референдум в карикатуру, запугав его организаторов и сорвав «голосование». И у него будет достаточно сил, чтобы подвергнуть преследованию сепаратистских лидеров, если те будут и дальше стремиться к провозглашению независимости. Правительство Испании также достаточно сильно, чтобы отказаться от международного посредничества. Принять это посредничество было бы ошибкой, проявлением слабости в отношении более слабых противников.

Украина хочет вернуть Крым — и мир признает ее право вернуть его обратно. Испания не отпустит Каталонию мирным путем по той же причине. И, несмотря на все стенания по поводу того, что Рахой обращается к тактике применения силы (которая, правда, пока еще не предполагает по-настоящему жестких мер и реального закручивания гаек), международной поддержки независимости Каталонии на основании результатов «референдума» нет.

И вот теперь пришло время сказать о военном присутствии России в Крыму. Россия обеспечила там превосходство в силе, благодаря которому отделение Крыма стало возможным в практическом плане. Не референдум, а угроза силы создали условия для того, чтобы Крым сегодня существовал фактически как часть России. Пучдемон рассчитывает только на себя, у него нет войск, нет силы, которая может бороться за выход из состава страны. Даже если бы он пользовался поддержкой большинства населения Каталонии (о чем по результатам «референдума» заявить он не может), в этом противостоянии он бы проиграл. Именно поэтому его ждет поражение, и каталонским сепаратистам в конечном итоге придется все начинать сначала. Если они способны думать, они начнут работать над подготовкой долгосрочной кампании по изменению испанской конституции и превращению страны в федеративное государство. Чтобы в перспективе можно было обсуждать вопрос о самоопределении.

Испания > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 октября 2017 > № 2339560 Леонид Бершидский


Польша. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 сентября 2017 > № 2328572 Леонид Бершидский

Польские националисты одерживают победу над ЕС в его собственной игре

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Националисты, которые руководят Польшей, проявили себя искусными игроками в их конфронтации с Евросоюзом, который уже обвинил их в подрыве диктатуры закона, но пока еще не ввел против них санкции в связи с этим. Президент Анджей Дуда (Andrzej Duda) представил то, что он назвал компромиссными предложениями по судебной реформе, которая сильно рассердила Евросоюз. Эта стало той оливковой ветвью, которую Евросоюзу стоит принимать только в том случае, если он тайно сожалеет о резкой критике в адрес польских властей.

Партия «Право и справедливость», которая помогла Дуде стать президентом в 2015 году, приложила массу усилий, чтобы поднять Польшу вверх по шкале авторитаризма. Она начала с установления жесткого контроля над польским конституционным судом (чье право трактовать основные законы не попадает под действие текущей реформы). Затем она взялась за государственные СМИ, которые она превратила в свои инструменты пропаганды. И она продвигала свои законы, не консультируясь с другими политическими силами, несмотря на то, что в парламенте она обладает лишь незначительным большинством. Все это время Евросоюз наблюдал за происходящим, мягко выражал свою озабоченность, инициировал «диалог» с польским правительством, который это самое правительство по большей части игнорировало.

Терпение Евросоюза, по всей видимости, лопнуло в июле, когда «Право и справедливость» провела через парламент три закона, вносящие серьезные изменения в нынешнюю судебную систему. Эти законы отправляют действующих судей верховного суда в отставку, предоставляют парламентскому большинству контроль над комитетом, отвечающим за назначение судей, и предоставляют Министерству юстиций широкий контроль над региональными судами.

Тогда первый вице-председатель Еврокомиссии Франц Тиммерманс (Frans Timmermans) решился на необычный шаг и пригрозил Польше Статьей 7 договора о ЕС — процедурой, в результате которой страна может лишиться права голоса в ЕС за неспособность поддерживать фундаментальные принципы и ценности союза. Прежде к этой статье ни разу не прибегали, и это была самая серьезная угроза, на которую только могли пойти чиновники Евросоюза. Тиммерманс ясно дал понять, что эта процедура будет запущена в том случае, если законы, касающиеся польской судебной системы, вступят в силу. Три дня спустя Дуда наложил вето на два закона из трех, оставив только закон о региональных судах. В связи с этим Евросоюз инициировал против Польши процесс о нарушении, однако кризис был на время сглажен.

«Право и справедливость» начала жаловаться на поведение Дуды, и создавалось впечатление, что президент поссорился со своими прежними союзниками. Это дало ему некоторую свободу в выборе такого варианта решения для Тиммерманса и других чиновников Евросоюза, который позволил бы ему сохранить репутацию. Дуда представил свое решение в понедельник, 25 сентября, и этот вариант мало чем отличатся от первоначальных законопроектов, предложенных партией «Право и справедливость» — по крайней мере по своему духу. Согласно предложению Дуды, действующим судьям верховного суда не нужно будет уходить в отставку немедленно — они должны будут сделать это, когда им исполнится 65 лет и 60 лет, если речь идет о женщинах (то есть треть судей должна будет подать в отставку уже к концу этого года). Президент также предложил создать две новые коллегии: одна из них должна будет заниматься необычными жалобами, состоять из политиков и получить право отменять решения верховного суда, а другая будет заниматься дисциплинарным производством в отношении судей. Согласно той версии реформы, которую продвигает Дуда, парламент будет и дальше выбирать членов Национального судебного совета — органа, который выбирает судей — но теперь уже для утверждения нужно будет получить три пятых голосов, а не простое большинство.

Кроме того, Дуда изначально предложил внести некоторые изменения в конституцию: если парламент не сможет выбрать членов Национального судебного совета, право сделать это получит президент. Когда Дуда обсуждал свой план с лидерами парламентских фракций сразу же после объявления о нем, он столкнулся с решительным сопротивлением: оппозиция выступает против внесения любых поправок к конституции, касающихся судебной системы, а «Право и справедливость» не хочет передавать президенту лишние полномочия. Поэтому Дуда быстро пошел на попятную, предложив другую схему: каждый член парламента должен голосовать за одного кандидата в этот совет. Это выглядело как уступка, однако в этом случае преимущество остается за партией большинства, особенно если учесть, что популистская фракция «Кукиз'15» хочет создать альянс с партией «Право и справедливость» в вопросах судебной системы.

Версия реформы, предлагаемая Дудой, преследует ту же самую цель, что и первоначальные законопроекты «Права и справедливости»: она нацелена на усиление политического контроля над судебной системой. Это вовсе не обязательно является плохой затеей: во многих развитых странах, включая США и Германию, политики играют важную роль в выборе судей. Сегодня судебное сообщество в Польше пользуется большей автономией, чем суды в этих странах, что может нести в себе риски для прозрачности его работы. Но Евросоюз уже сделал этот вопрос «красной линией» в отношениях с Польшей, поэтому поляки сейчас относятся к нему как к делу политического, а не правового характера. Лидер «Права и справедливости» Ярослав Качиньский продолжает говорить о разногласиях с Дудой, что создает впечатление, будто система сдержек и противовесов в стране работает, и заставляет Евросоюз принять «компромисс» Дуды. Однако на самом деле Дуда просто помогает Качиньскому воплотить в жизнь его идеи с минимальными изменениями.

Евросоюзу необходим было начать действовать раньше, когда партия «Право и справедливость» проехалась катком по конституционному суду. В текущем вопросе меньше определенности, и нет никаких гарантий, что Европейский суд отклонит польскую судебную реформу. Таким образом, многое указывает на то, что Тиммерманс готов уступить. Никто не упомянул о Статье 7, когда министры иностранных дел стран ЕС встретились в Брюсселе после объявления Дуды. Тиммерманс пообещал «очень внимательно изучить поправки» и попросил Польшу отправить их экспертной комиссии Евросоюза.

Однако не нужно проводить особо тщательный анализ, чтобы заметить, что суть предложений не изменилась. Если Евросоюз действительно намерен начать наступление на партию «Право и справедливость», ему стоит продолжить процедуру Статьи 7, а не попадаться на спектакль с «хорошим полицейским и плохим полицейским», который разыгрывают Дуда и Качиньский. Если Брюссель отступит и начнет искать новый повод для того, чтобы приструнить нелиберальное польское правительство, он никогда ничего не добьется. Поляки хорошо изучили его игры, и они достигли такого же мастерства, как и их союзник, премьер-министр Венгрии Виктор Орбан, который умеет ходить по краю пропасти без каких-либо серьезных последствий. Евросоюз этого не хочет: правительство, которое ведет себя безответственно по отношению к судам, СМИ и даже своим европейским союзникам, не может быть частью европейского проекта. Заставить это правительство предложить, в сущности, бессмысленный компромисс — это не победа, а самое настоящее поражение.

Польша. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 сентября 2017 > № 2328572 Леонид Бершидский


Испания > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 сентября 2017 > № 2321754 Леонид Бершидский

Каталонские сепаратисты на пути к провалу

Сепаратисты, возглавляемые Карлесом Пуджидмонтом, загнали себя в угол. Они не готовы к долговременному вооруженному сопротивлению, они не пользуются подавляющей поддержкой в самой Каталонии и к тому же зашли слишком далеко, чтобы вести успешные переговоры о более широкой автономии в составе Испании.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Каталонцы, которые намерены голосовать за независимость 1 октября, не принимают во внимание тот факт, что независимо от законности голосования, его результаты будут иметь значение только в том случае, если они будут готовы бороться за них и победить в насильственном конфликте.

Когда дело доходит до референдума о независимости, Каталония и Испания попадают в правовой конфликт. Местный парламент постановил провести голосование, и сотни мэров пообещали его облегчить. Испанские суды и правительство объявили референдум незаконным — на том основании, что только народ Испании может голосовать за изменение конституции страны. Каталонцы усложняют юридические аргументы против этой позиции. То, чего у них нет, так это решимости бороться с Испанией.

Каталонское националистическое движение в основном всегда было мирным. Единственным заметным исключением является группа Terra Lliure, активность которой приходится на период с 1978 по 1995 годы. Вследствие ее атак погиб один человек, и вскоре под давлением государства она прекратила свое существование. У этой группы никогда не было силы или решимости Ирландской республиканской армии, ЭТА или даже Освободительного фронта Квебека, не говоря уже о сепаратистских бойцах Чечни, Абхазии, Южной Осетии, Южного Судана, Эритреи или Тимора-Лешти.

Такая решимость не является абсолютно необходимой для успешного отделения. В качестве альтернативы, общественное мнение в стране, от которой регион пытается отделиться, должно быть в пользу изменений или, по крайней мере, должно быть готово принять волю населения региона. Но такие консенсуальные ситуации встречаются редко. Так, например, остальная часть Испании — по крайней мере, те испанцы, которые проголосовали за крупные политические партии, — не поддерживает независимость Каталонии.

В этих условиях сепаратисты нуждаются в росте превосходства. Что, в конце концов, предотвратило радикальное насилие, когда Советский Союз распался: Москва неохотно позволила своим конституционным республикам покинуть состав Союза, понимая, что не обладает военной силой, чтобы их всех удержать. Если сепаратисты не могут убедить большую нацию в том, что она слишком слаба, чтобы сопротивляться, они должны быть готовы сражаться в кровопролитной войне. Все успешные и несколько неудачных отделений последних десятилетий были отмечены насилием.

Когда дело доходит до сепаратизма, есть определенные выигрыши даже в террористических методах. Как в Ирландии, так и в Квебеке отчаянные националистические бойцы придали вопросу о независимости неотложность и вынудили власти искать мирные решения, в том числе сильную автономию для регионов. Но полное отделение, как правило, достигается за счет полномасштабного конфликта. В этом случае лучше всего, если люди из отдаленных регионов могут «стоять на своих двух ногах». Если в конфликт вовлечены другие страны, обычно возникают проблемы с распознаванием, так как властям обычно мешают перекраивать границы их геополитические соперники.

Так, Россия и Китай, а также ряд других стран, не смогли признать Косово, несмотря на решение Международного Суда в пользу его отделения: для них государственность Косово была результатом деятельности Организации Североатлантического договора. С другой стороны, вряд ли кто-либо признал поддержанную Россией «независимость» Абхазии и Южной Осетии, которые отделились от Грузии. Также только 10 стран признали Крым частью России.

Когда сепаратисты понимают, что им придется бороться, войны, в которые они вовлекаются, часто продолжаются десятилетиями, как это было в Южном Судане, Эритрее и Тиморе-Лешти до того, как вопросы были разрешены с помощью голосования. И победа, конечно, не гарантируется. Баскские сепаратисты ЭТА, чья интенсивная террористическая кампания длилась полвека, проиграли. Тамильские тигры вели войну с правительством Шри-Ланки четверть века и потерпели поражение. Чеченцы боролись за независимость от России в течение 15 лет, но также проиграли.

Каталонские сепаратисты не имеют ни возможности, ни отчаяния бороться с испанской армией или даже с испанской полицией, которая недавно конфисковала материалы, связанные с референдумом, недалеко от Барселоны, демонстрируя, что она контролирует ситуацию в Каталонии. Также у них нет значительной международной поддержки. Премьер-министр Испании Мариано Рахой обладает превосходством, когда угрожает вмешательством испанских служб безопасности и возможным уголовным преследованием каталонских сепаратистских законодателей. Никто не посмеет угрожать ему сильным ответом. Таким образом, у Рахоя нет причин отступать, а сепаратистам не удастся добиться успеха, даже если голосование состоится с большой избирательной кампанией, и каталонцы большинством голосов проголосуют за отделение.

Если каталонские сепаратисты не готовы к долговременному вооруженному сопротивлению, единственный способ достичь своей цели — убедить большинство испанцев, что им лучше без Каталонии. Это будет трудно по тем же причинам, по которым сепаратисты считают, что Каталония будет успешной сама по себе: богатый регион является чистым финансовым донором для остальной Испании.

Сепаратисты, возглавляемые Карлесом Пуджидмонтом, загнали себя в угол. Они не готовы стать на длинный и опасный путь к успеху, у них нет аргументов в пользу консенсуса или даже подавляющей поддержки в самой Каталонии. Также они зашли слишком далеко в своем противостоянии с правительством в Мадриде, чтобы вести успешные переговоры о более широкой автономии в составе Испании. С этими лидерами и с их подходом к независимости каталонский народ не увидит больше свободы от Испании, что бы ни случилось 1 октября.

Испания > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 сентября 2017 > № 2321754 Леонид Бершидский


Украина > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 12 сентября 2017 > № 2306325 Леонид Бершидский

Как бывший губернатор вторгся на Украину

Тот факт, что президент Украины Петр Порошенко не смог предотвратить приезд своего политического противника, говорит о многом.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

В воскресенье, 10 сентября, сторонники бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили прорвали оцепление полиции и пограничников на пропускном пункте на границе Украины с Польшей, чтобы вернуть обратно в страну своего изгнанного героя. Этот драматический инцидент стал печальным свидетельством провала попыток президента Украины Петра Порошенко привлечь иностранцев к проведению реформ в его коррумпированном постсоветском государстве. Кроме того, он стал свидетельством того, что все заявления президента о сделанном Украиной цивилизационном выборе в пользу Запада совершенно бессодержательны.

Саакашвили стал одним из многих иностранных экспертов, которых Порошенко пригласил на Украину после своего избрания в 2014 году, ставшего возможным благодаря «революции достоинства». Сначала Саакашвили возглавил совет по проведению реформ на Украине, а затем, когда его политические перспективы на родине постепенно иссякли, он стал губернатором Одесской области, чтобы попытаться восстановить экономику этого важного и в основном русскоязычного региона.

С тех пор многие иностранцы ушли в отставку, выразив при этом массу разочарований и усталость. Одесский проект Саакашвили тоже провалился — как он сам объяснил, из-за сопротивления со стороны Киева. Пережив разочарование, он решил заняться политикой и создал антикоррупционную партию. Порошенко плохо воспринял эти перемены и в июле лишил Саакашвили украинского гражданства. Поскольку ранее Грузия сделала то же самое — сразу после того, как Саакашвили занял свой пост в украинском правительстве — это решение Порошенко превратило его в человека без гражданства.

Украина подписала Конвенцию ООН о сокращении безгражданства, поэтому единственным способом лишить бывшего президента Грузии гражданства было заявить, что он солгал при подаче заявки. Саакашвили действительно забыл упомянуть об уголовных обвинениях, выдвинутых против него в Грузии, где его обвиняют в злоупотреблении властью. Однако тема обвинений против него довольно широко освещалась в СМИ, поэтому Порошенко и его советникам, несомненно, было известно об обвинениях в тот момент, когда они решили сделать Саакашвили гражданином Украины. Его решение лишить Саакашвили гражданства было откровенно политическим. Более того, оно противоречит Конвенции ООН, согласно которой у Саакашвили есть право отстаивать свои права в суде.

Саакашвили, путешествовавший со своим технически уже аннулированным украинским паспортом, задумал вернуться на Украину через Польшу. Несколько украинских политиков, которые не согласились с решением Порошенко — среди них оказалась бывший премьер-министр Юлия Тимошенко — присоединились к Саакашвили в Польше. Однако бывший президент Грузии отказался от своего первоначального плана пересечь границу в воскресенье на автобусе после того, как он услышал новости о довольно многочисленной группе головорезов, появившейся у границы рядом с тем местом, где расположились его сторонники. Вместо этого он сел на поезд «Украинских железных дорог», направлявшийся из польского города Пшемысль в Львов на западе Украины. Начальник поезда сообщил пассажирам, что поезд будет стоять на станции польского города до тех пор, пока «человек, которому запрещено въезжать на территорию Украины, не сойдет с него». Пассажирам, которым нужно было быстро добраться до Львова, даже подали автобусы.

Поняв, что поезд никуда не поедет, Саакашвили сел на автобус, чтобы добраться до другого пропускного пункта, в Шегини. Польские пограничники его пропустили, однако на украинской стороне ему сообщили, что погранпереход закрыт из-за угрозы взрыва бомбы, о которой по телефону сообщил неизвестный. Саакашвили находился в нейтральной зоне до тех пор, пока несколько сотен его сторонников не прорвали оцепление пограничников и полиции.

Саакашвили прошел по улицам Львова в сопровождении своих сторонников. Там его радостно приветствовали местные жители, и к нему навстречу даже вышел мэр города Андрей Садовый, который тоже стремится попасть в правительство в Киеве. Саакашвили даже выложил на своей странице в Фейсбуке видео. «Мне безразлично, кто нарушает границу — боевики на востоке или политиканы на западе, — подчеркнул Порошенко в своем гневном заявлении, опубликованном на его сайте. — Надеюсь, однажды он с таким же рвением будет прорываться в Грузию». Министр внутренних дел Арсен Аваков осудил «самоубийственное разрушение институциональности» «ради сиюминутных политических интересов» и пообещал привлечь всех виновных к ответственности. Однако Порошенко может винить только себя. Это он решил пригласить иностранцев в нереформированную, коррумпированную систему украинского правительства, не предоставив им никакой серьезной бюрократической, финансовой или политической поддержки. Несомненно, ни один из тех иностранцев не хотел, чтобы им воспользовались таким образом. Еще одну ошибку Порошенко совершил, попытавшись выдворить Саакашвили из страны. Закон сейчас на стороне Саакашвили.

Действия Порошенко позволили его политическим противникам заявить о том, что его попытки защитить его власть делают его похожим на свергнутого президента Виктора Януковича. «Нет никаких сомнений в том, что наступила новая коррумпированная диктатура», — написала в понедельник, 11 сентября Тимошенко на своей странице в Фейсбуке.

Партия Тимошенко «Батькивщина» сегодня формально является самой популярной партией на Украине, однако это ни о чем не говорит: согласно результатам нового опроса, ее поддерживают около 11% украинцев. Блок Порошенко набрал менее 10%. Следующие выборы назначены на 2019 год, и чисто теоретически у любого политика, включая Порошенко, есть в запасе еще очень много времени для того, чтобы восстановить популярность. Но ясно одно: Украина вернулась в свое привычное состояние анархии и междоусобной борьбы.

Западные лидеры не могут игнорировать такое положение вещей. Для постсоветского государства недостаточно просто повернуться спиной к России и отбиться от ее вооруженных налетов. Необходимо приложить усилия к тому, чтобы установить диктатуру закона, упразднить политическое кумовство и внести фундаментальные изменения в экономику — к примеру, организовать свободный рынок земли, на чем настаивает Международный валютный фонд и от чего украинское правительство продолжает отказываться. Неважно, сколько финансовой помощи Украина получит от Запада за свою готовность противостоять президенту России Владимиру Путину, она все равно может оказаться несостоятельным государством, если ее политики не начнут создавать работоспособные институты и не согласятся на честную конкуренцию.

Между тем, как показывает пограничный инцидент с Саакашвили, правительство так и не установило свою монополию на насилие. Саакашвили поддерживают всего 2% украинцев, поэтому ждать от него новой революции не стоит. Но в современной Украине любой, кто сможет собрать несколько сотен крепких парней — ветеранов боевых действий, антироссийских добровольцев, пророссийских политиков или сотрудников российских разведывательных служб — сможет проецировать власть, по крайней мере некоторое время.

Даже те, кто поддержал Саакашвили в текущем конфликте, испытывают страх. «Снимки из Шехини приводят в ужас, — написал на своей странице в Фейсбуке Мустафа Найем (Mustafa Nayyem), который находился вместе с Саакашвили в поезде, но не поехал на пограничный пункт. — Я не могу заставить себя назвать это успехом».

Украина > Внешэкономсвязи, политика. Миграция, виза, туризм > inosmi.ru, 12 сентября 2017 > № 2306325 Леонид Бершидский


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 августа 2017 > № 2341573 Леонид Бершидский

Пикетти указывает на уязвимое место Путина

Западу стоит перестать надеяться на санкции и вместо этого сконцентрироваться на огромных офшорных богатствах России

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Предупредив западный мир о тревожном росте неравенства, Томас Пикетти (Thomas Piketty) сосредоточился на России. Человеку, которому довелось своими глазами наблюдать переход России от коммунизма к клановому капитализму, его суждения касательно этого перехода кажутся свидетельствами наличия серьезных изъянов в его методологии, однако некоторые из его выводов все же стоит принять во внимание в процессе разработки политики Запада по отношению к России.

В своей новой работе Пикетти, его коллега из Парижской школы экономики Филип Новокме (Filip Novokmet) и Габриэль Цукман (Gabriel Zucman) из Калифорнийского университета решили доказать, что разработчики официальной политики уделяют слишком мало внимания уровню неравенства в России и тому, насколько сильно олигархи обкрадывают народ. К сожалению, часть их выводов основана на данных, настолько сомнительных, что этим исследователям стоит напомнить об одном старом вычислительном принципе: какие вводные, такой и результат.

Пикетти работает с такими данными, возраст которых исчисляется десятилетиями и даже иногда веками. Что касается России, его анализ начинается с 1905 года. Однако большевистская революция 1917 года превратила официальную статистику в карикатуру. В рамках плановой экономики статистика — если не учитывать ее пропагандистскую функцию — должна была обуславливать финансирование влиятельных групп и отраслей промышленности и одновременно скрывать их неэффективность. Используя эти цифры, Пикетти и его коллеги приходят к выводу о том, что «в 1989-1990 годах уровень жизни россиян составлял примерно 60-65% от среднего уровня в Западной Европе, а к середине 2010-х годов он достиг 70-75%».

Это утверждение покажется нелепым любому, кто жил в Советском Союзе в 1989-1990 годах и кто еще помнит длинные очереди за хлебом, о которых постоянно сообщали в новостях на государственном телевидении. Почти все потребительские товары, от туалетной бумаги до кроссовок, были в дефиците. Получив зарплату, я шел в продуктовый магазин, где на прилавках стояли только трехлитровые банки со сладким березовым соком. 60% от среднего уровня жизни в Западной Европе? Таким является нынешний разрыв в паритете покупательной силы с поправкой на объем производства на душу населения между Польшей и Германией. Разрыв между Советским Союзом и Западной Европой в 1989-1990 годах был существенно больше. Когда я впервые попал в западноевропейскую страну, Грецию, в 1992 году, меня поразило то, насколько местные жители богаче россиян. Тогда мне казалось, что преодолеть этот разрыв невозможно.

Официальная статистика в последние годы существования Советского Союза была очень далека от того, чтобы характеризовать те экономические трудности, с которыми мы сталкивались, а также истинный уровень неравенства. Тогда в советском обществе уровень неравенства был чрезвычайно высоким, однако он измерялся скорее степенью доступа к различным товарам и услугам, а не размером доходов, которые можно учесть в экономической статистике. В 1990-х годах переход к капитализму сделал это неравенство неравенством такого типа, который Западу проще всего понять, но данные о доходах россиян в любом случае были бесполезными: правительственная статистическая система переживала болезненный переход, лишенная адекватного финансирования, и в течение десяти лет почти никто в России не платил налоги, в результате чего правительство не могло точно знать, сколько люди зарабатывают. В результате исследователи тоже не могут этого узнать — это лишает достоверности их вывод о том, что рост доходов 50% россиян был очень незначительным или даже отрицательным, а рост доходов еще 40% россиян был умеренным. На самом деле скачок к нынешним 70% от среднего уровня Западной Европы — это кажется довольно высоким, хотя и возможным уровнем, и это основано на гораздо более достоверных данных — оказался гораздо более стремительным, чем полагают Пикетти и его коллеги.

Пикетти и его коллеги признают, что те данные, с которыми им приходилось работать, могут быть недостоверными и что в советские времена огромное значение имело неденежное неравенство, однако они все равно продолжают навязывать свои выводы касательно того, как уровень неравенства в России менялся начиная с 1905 года. Учитывая имеющиеся в их распоряжении данные, гораздо разумнее было бы отказаться от этого анализа, назвав его безнадежным.

Работа исследователей становится интересной и ценной в тот момент, когда качество статистических данных существенно возрастает, то есть начиная с 2000-х годов, когда был введен «13-процентный фиксированный налог на доходы самых богатых россиян — доходы, о которых Рейган, Тэтчер и Трамп могли бы только мечтать». Эта перемена — независимо от того, насколько она была ужасной с точки зрения левых — дала исследователям возможность проводить серьезный анализ государственной статистики, поскольку она положила конец эпохе массового уклонения от налогов.

Впервые западные исследователи воспользовались данными об общегосударственном подоходном налоге, а также данными исследований, чтобы выяснить уровень доходов. Это увеличивает коэффициент Джини, который используется для оценки неравенства, и повышает долю доходов, приходящихся на самые богатые 10% населения. Но что еще интереснее, исследователи обратили внимание на разницу между огромным активным сальдо торгового баланса и небольшой чистой стоимостью зарубежных активов, которые России удалось накопить — всего 25% от национальных доходов к 2015 году.

Отчасти это расхождение объясняется огромной прибылью, которую иностранные инвесторы получали от скупки российских активов в середине 1990-х годов, когда те продавались по смешным ценам. Однако гораздо более значимым фактором стало бегство капитала. Пикетти и его коллеги считают, что к 2015 году размеры офшорного богатства, которое состоятельные россияне сумели скопить, составило 75% от национального дохода — это было в три раза больше официальных золотовалютных резервов страны. Это не точные цифры, однако, в отличие от расчетов уровня неравенства в конце 1980-х и начале 1990-х годов, они интуитивным образом кажутся вполне правдоподобными, учитывая офшорные структуры крупных и даже средних российских компаний и массу свидетельств того, что российские деньги проходят через западные финансовые центры.

Нет ничего удивительного в выводе о том, что за рубежом находится столько же российских денег, сколько и в самой России. Сергей Глазьев, экономический советник президента Владимира Путина, считает, что размеры офшорных богатств россиян составляют примерно один триллион долларов, и половина этих богатств никогда не вернется на родину. Один триллион долларов — это 78% прошлогоднего объема производства, и эта оценка во многом перекликается с выводами Пикетти и его коллег. Однако Глазьев придерживается взглядов, которые настолько далеки от современного экономического мейнстрима, что на Западе почти никто не обращает на него внимания. Между тем имена Пикетти и его коллег позволяют их оценкам и выводам приобретать совершенно иную степень авторитетности.

Картина, которую рисуют Пиккетти и его коллеги, — это картина страны, разоренной олигархами, сумевшими сконцентрировать в своих руках огромные богатства. «Чрезмерное неравенство в России кажется приемлемым до тех пор, пока миллиардеры и олигархи остаются верными российскому государству и предполагаемым национальным интересам», — пишут они.

Все это ставит перед нами вопрос о том, действительно ли западные санкции бьют в самое сердце российской системы или же все это — только видимость. С момента введения санкций ни одно западное правительство не предприняло значимых попыток разобраться в происхождении тех сотен миллиардов долларов, которые находятся на офшорных счетах россиян. Никаких значимых попыток заморозить счета тоже предпринято не было. Деньги до сих пор находятся там, где они и были, или же инвестируются внутри или за пределами России ради реализации «предполагаемых национальных интересов» или же с другими целями. (Путин тоже хотел бы получить контроль над частью этих средств, но они не принадлежат его соратникам.)

Попытки Запада проследить источники этих богатств и сделать их доступными для демократической России после ухода Путина могут коренным образом изменить ситуацию. Но это потребует гораздо больше работы и, возможно, обернется множеством весьма неприятных разоблачений, касающихся западного бизнеса и политики. Нынешний санкционный режим попросту не рассчитан на то, чтобы ворошить это змеиное гнездо.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 августа 2017 > № 2341573 Леонид Бершидский


Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 августа 2017 > № 2272814 Леонид Бершидский

Нудизм как важный вопрос на выборах в Германии

Ностальгия по нудизму, который был распространен в Восточной Германии — свидетельство прочной политической традиции

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Есть немного стран, где лидер крупной политической партии занимался бы предвыборной агитацией на нудистском пляже. Но немецкий политик Грегор Гизи (Gregor Gysi), лидер партии антикоммунистических левых Die Linke, которая является третьей по численности в нынешнем парламенте, на этой неделе провел такое мероприятие, чтобы посетовать на снижение популярности натуризма в своей стране. Тем самым он проник за «культурный барьер», до сих пор существующий между Востоком и Западом, и, возможно, заручился поддержкой еще нескольких избирателей.

Политическая карьера Гизи началась в Восточной Германии, где он был кем-то вроде диссидента внутри правящей Социалистической единой партии Германии (СЕПГ). В 1980-е годы, когда Гизи активно выступал за реформы, в коммунистической Восточной Германии был широко распространен нудизм или, как его называют в Германии, «культура свободного тела» (FKK), с помощью которой политически подавляемые люди демонстрировали окружающим, что у них на самом деле существует нечто вроде свободы. В 1982 году в этой коммунистической стране насчитывалось 40 официальных нудистских пляжей и еще множество других, которые не упоминались в туристических путеводителях, печатавшихся в государственных издательствах.

Хотя в немецкой организации натуристов DFK, по-прежнему состоят около 40 тысяч человек, объединенных в 135 местных общества, их число неуклонно сокращается, и нудистские пляжи закрываются. Это заметно в Берлине. Начиная с 2014 года, когда я туда переехал, некоторые из многих городских пляжей на берегу озера отказались от своей политики «отказа от одежды».

В своем интервью на нудистском пляже Гизи (он был в брюках и рубашке) процитировал слова сексолога, который сказал ему, что из-за западногерманских мужчин, не знакомых с восточногерманской культурой натуристов и приходящих на пляж со своими «эротическими взглядами», многие восточногерманские женщины стали чувствовать себя на пляже уже не так комфортно.

«Но женщины, — говорит Гизи — не пытались выставлять себя напоказ, они просто хотели ощущать свободу для собственного удовольствия». Говоря о своей ностальгии в интервью журналу «Плейбой», он также упомянул о владельцах гостиниц, которые больше не желают, чтобы на гостиничных пляжах находились обнаженные люди. «В некоторых вопросах ГДР была более ханжеской страной, чем бывшая ФРГ, — говорит Гизи, имея в виду две прежние Германии. — Зато в других сферах она была более открытой».

Как это ни парадоксально, в результате смены поколений теперь становится легче пропагандировать идеалы бывшей ГДР, вызывать в душах людей «остальгию» (от немецкого слова Ost, означающего «восток» — прим. пер.): молодые люди, которых привлекают идеалы, пропагандируемые левыми, не помнят всех отвратительных сторон коммунистического режима. Все идет к тому, что на всеобщих выборах в сентябре партия Die Linke выступит так же, как в 2013 году, или несколько лучше. И Гизи предпринял удачный «маркетинговый ход», выбрав это место для продвижения своих идей: официального признания движения FKK в Восточной Германии удалось добиться только в результате упорного сопротивления общественности властям.

Движение FKK приобрело популярность в Веймарской Германии, где оно было связано как с национализм, так и с социал-демократическим пацифизмом. В 1933 году нацисты запретили натуризм, но вскоре после этого отменили запрет под давлением со стороны влиятельных членов партии и офицеров СС, которые утверждали, что в естественной красоте немецкого тела нет ничего плохого. В 1950-е годы коммунисты снова запретили его: им были очень неприятны ассоциации со старыми социал-демократами и фашистами и они следовали ханжеской советской политике во всем, что хоть даже отдаленно было связано с сексом. «„Нудистские союзы" были побочным продуктом распада империализма в области культуры тела и массового спорта, — говорилось в заявлении государственной спортивной организации, прозвучавшем в 1951 году. — „Нудистские союзы", являющиеся проявлением империалистической распущенности, „недопустимы"». К 1954 году на пляжах Балтийского моря купание в обнаженном виде было запрещено — даже при том, что нудисты и не состояли ни в каких группах.

Запрет долго не продержался, и его опять отменили, что стало редким примером того, как простые жители ГДР смогли отстоять свое мнение. В 2007 году Джози Маклеллан (Josie McLellan) из Бристольского университета написал в своей статье:

Основной причиной этого было постоянное неповиновение со стороны граждан Восточной Германии, которые считали запрет абсурдным и отказывались его соблюдать. Их тактика была разнообразной — они не только продолжали купаться и загорать в обнаженном виде, но и демонстративно саботировали решение властей, препятствовали им, когда те пытались обеспечить соблюдение запрета, и высмеивали их действия.

Обнаженные купальщики завязывали на шеях галстуки, чтобы показать полиции, что они не совсем раздеты. Когда приближалась полиция, можно было услышать крики «мятежников»: нудисты придумали свою систему оповещения. Иногда патрули «нарывались» на группы голых партийных и государственных чиновников.

Жители ГДР также засыпали власти гневными петициями, утверждая, что нагота не опасна для дела строительства социализма. Поэтому в 1956 году нудистские пляжи были разрешены официально, и хотя еще несколько лет время от времени предпринимались попытки очистить пляжи от обнаженных людей, было ясно, что натуристы победили. Приверженность идеям FKK стала приемлемой формой выражения индивидуальной свободы. Восточногерманский режим к моменту своего падения уже принял эту идеологию. Официальная пропаганда даже расхваливала нудистские нормы, «проталкивая» их в другие страны, как свидетельство прогрессивности страны.

В Западной Германии тоже существовала культура «обнаженного тела» — традиция, зародившаяся в союзах нудистов еще до прихода нацизма. Но традиция это была далеко не так распространена и предусматривала больше правил, чем в ГДР, где нагота была повсюду.

Падение популярности FKK, вероятно, объясняется не столько ханжеством и распущенностью капиталистического общества, сколько увеличением численности мусульманского населения и распространением мобильных телефонов с мощными и качественными камерами. В этом меняющемся мире культура FKK сведена до минимума и теперь занимает в обществе очень скромное место. Она уже никогда не будет такой популярной, как в той почти закрытой, этнически однородной коммунистической стране.

Но было бы досадно, если бы Германия утратила свою богатую традицию коллективных действий, которая не только заставила власти ГДР разрешить нудизм, но еще и позволила разрушить Берлинскую стену. Совсем недавно она служила основой политики «открытых дверей», проводившейся канцлером Ангелой Меркель по отношению к беженцам (пока общественное мнение не отказалась от этой политики). Благодаря этой традиции стало возможным признание законности однополых браков. В эпоху политического застоя эту в основном «левацкую» традицию необходимо всячески беречь. И даже если партия Die Linke, пытаясь обелить ГДР, явно действует в своих собственных интересах, она играет свою роль — помогает сохранить и уберечь скрытую «неудобную» и неформальную демократию. Не давая ей погибнуть.

Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 августа 2017 > № 2272814 Леонид Бершидский


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 11 августа 2017 > № 2272838 Леонид Бершидский

Почему некоторые бывшие американские разведчики не верят «истории о вмешательстве русских»

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

В 2003 году, когда несколько бывших разведчиков-профессионалов создали организацию в знак протеста против того, как разведслужбы заставили обвинить Ирак в производстве оружия массового уничтожения, колумнист газеты The New York Times Николас Кристоф (Nicholas Kristof) написал о них благожелательную статью, в которой привел высказывания членов организации. В 2017 году в крупных американских изданиях никаких материалов о последней кампании, проводимой этой же организацией, в не найдете.

Организация «Профессиональные разведчики-ветераны за здравомыслие» (VIPS) изучают распространенное сегодня мнение о том, что прошлогодние утечки файлов из почтового сервера Национального комитета Демократической партии (DNC) произошли в результате действий российских хакеров. Но бывшие разведчики обнаружили доказательства обратного.

В отличие от «действующих и бывших сотрудников разведки», цитируемых на условиях анонимности в сообщениях о скандале, вызванном связями Трампа с Россией, члены организации VIPS реальны и у них есть имена. Но о добытых ими сведениях, выводах и сомнениях сообщают только в неофициальных и малоизвестных изданиях, которые легко обвинить в том, что они являются каналами распространения российской дезинформации. Издания The Nation, Consortium News, ZeroHedge и другие СМИ указывают на выводы, сделанные бывшими разведчиками, согласно которым файлы демократов — по крайней мере, некоторые из них — были похищены не российскими или какими-то другими хакерами, а, скорее, это сделал кто-то из своих.

В январе был обнародован аналитический доклад американского разведывательного сообщества, который служит основанием для обвинения в том, что Россия взламывала компьютерные сети политиков в попытке вмешаться в выборы. В докладе, помимо прочего, говорится: «Согласно нашим оценкам мы можем с высокой степенью уверенности сказать следующее. Российская военная разведка (Главное управление Генштаба Вооруженных Сил Российской Федерации или ГРУ) использовала хакера, действовавшего под ником Guccifer 2.0, и сайты DCLeaks. com и WikiLeaks с тем, чтобы предоставить в открытый доступ данные американской пострадавшей стороны, полученные в ходе киберопераций, а также распространять их в виде эксклюзивных материалов в СМИ».

А организация VIPS подозревает, что после того как основатель и владелец WikiLeaks Джулиан Ассанж объявил 12 июня 2016 года о своем намерении опубликовать электронную переписку, имеющую отношение к Хиллари Клинтон, DNC начал поспешно фабриковать доказательства того, что его почтовые серверы были взломаны российскими хакерами. Так демократы пытались свести на нет значимость разоблачений, опубликованных на WikiLeaks. С этой целью, согласно версии разведчиков-ветеранов, DNC воспользовался услугами «онлайн-деятеля» Guccifer 2.0 для обнародования в основном безобидных данных Комитета. Впоследствии хакера Guccifer 2.0 условно «связали» с Россией, поскольку в его файлах были обнаружены российские метаданные, и он использовал российскую виртуальную частную сеть.

Теория разведчиков-ветеранов основана на криминалистических данных, полученных независимыми экспертами, которые известны под никами Forensicator и Adam Carter. Первый из них обнаружил, что файлы объемом 1976 мегабайт, выложенные Guccifer, были скопированы с сервера DNC пятого июля всего за 87 секунд, то есть, со скоростью передачи 22,6 мегабайт в секунду или (в более привычных для большинства пользователей единицах) около 180 мегабит в секунду. Интернет-провайдеры в США обычно такую скорость не предоставляют. Быстро скачать эти файлы через интернет, особенно через VPN (ее использует большинство хакеров), было бы практически невозможно, потому что сетевая инфраструктура, через которую пришлось бы передавать трафик, еще больше замедляла бы его передачу. Однако, как отметил Forensicator, файлы могли быть скопированы примерно с такой скоростью на внешнее накопительное устройство, что мог сделать только человек, имеющий доступ к серверу — то есть, кто-то из своих.

Другой аналитик, работающий под псевдонимом Adam Carter, показал, что в какой-то момент была произведена «синтетическая вставка» — материалы, содержавшиеся в файлах хакера Guccifer, были вырезаны и вставлены в русскоязычные шаблоны Microsoft Word. В начале этого месяца Adam Carter опубликовал длинный пост, в котором представил многочисленным критикам все имеющиеся доказательства и ответил на их вопросы.

Среди членов организации ветеранов-разведчиков есть бывшие сотрудники АНБ, обладающие богатым техническим опытом, например, Уильям Бинни (William Binney), бывший технический директор Агентства, возглавлявший службу глобального геополитического и военного анализа, и Эдвард Лумис-младший (Edward Loomis Jr.), бывший технический директор, руководивший отделом электронной обработки. В организации работают и другие вывшие сотрудники разведки, имеющие высокую профессиональную квалификацию. Разумеется, это не означает, что члены организации правы, считая убедительным экспертный анализ, проведенный независимыми специалистами Forensicator и Adam Carter. Еще один бывший разведчик-профессионал, который изучал результаты анализа, Скотт Риттер (Scott Ritter), отметил, что они не обязательно указывают на то, что материалы, находившиеся в распоряжении Guccifer, не были добыты в результате хакерского взлома.

Вполне возможно, что из-за бурной и «неуправляемой» деятельности организации VIPS журналисты центральных изданий не считают ее теории и выводы достаточно серьезными и ценными. Рэй Макговерн (Ray McGovern), один из основателей организации разведчиков-ветеранов, который раньше обычно готовил и проводил брифинги ЦРУ для Белого дома, был отстранен от расследования событий, связанных с Хиллари Клинтон, за то, что раньше он выступал против ее политики. И хотя группа была права относительно Ирака в 2003 году, это не значит, что она права со своими выводами в отношении России в 2017 году, учитывая, что некоторые из ее членов «застряли» в далеком прошлом и мыслят давно забытыми категориями.

И все же это не повод для того, чтобы избегать обсуждения того, что же на самом деле произошло в Национальном комитете Демократической партии в прошлом году. Тем более, что ни одна из спецслужб фактически не проверяла серверы демократов. А что касается фирмы CrowdStrike, выводами которой в основном руководствовалось разведывательное сообщество при составлении своего аналитического доклада, здесь явно были конфликты интересов. Следует учитывать и то, что фирма была подрядчиком DNC и получала от нее деньги, и то, что ее соучредитель Дмитрий Альперович связан с Атлантическим Советом — вашингтонским неправительственным аналитическим центром, который в принципе считает Россию вражеским государством.

Будем надеяться, что многочисленные расследования связей Трампа с Россией основаны на убедительных доказательствах, а не просто на предположениях. Но поскольку на данный момент эти расследования не являются прозрачными, единственный способ убедиться в том, что они по-прежнему сосредоточены на технических аспектах хакерских атак и «слива информации», предположительно совершавшихся русскими — это представить общественности имеющиеся доказательства, а также доводы, опровергающие их.

Многие американцы уверены во вмешательстве русских в выборы, что способствует усилению враждебности по отношению к России. В этом отчасти виноват российский президент Владимир Путин. Путин снискал репутацию человека, который увиливает от ответа. Он бессмысленно отрицает участие России в украинском конфликте и упорно пытается фальсифицировать доказательства в деле о гибели пассажирского лайнера, сбитого над восточной Украиной в 2014 году. Но настроения американцев — это еще и результат борьбы откровенно ангажированных СМИ.

После того, как разведка скомпрометировала себя заявлениями об Ираке в 2003 году, можно было бы рассчитывать на то, что в этом вопросе главные американские СМИ будут в большей мере руководствоваться журналистским скептицизмом и будут более требовательны. Даже если для большинства американцев Россия является далекой страной, которой легко приписать практически любые незаконные действия и любой злодейство. Вместо этого, эти СМИ, похоже, более склонны указывать на обнаженный торс Путина, обсуждать его физическую форму и обвинять его в дальнейшем вмешательстве в социальные сети. Для проведения своих кампаний в соцсетях альтернативные правые в помощи России в использовании ботов в Твиттере, наверное, не нуждаются, но использование ими этих ботов привлекает меньше внимания, чем аналогичные действия России.

Американская общественность в прошлом году не особенно поверила словам Клинтон, утверждавшей, что «это сделали русские» («the Russians did it»), и она проиграла выборы. Сейчас, правда, многие американцы в них поверили и ухватились за эту идею. Возможно, это — такая же серьезная ошибка, как и заявления об Ираке, которая чревата опасными последствиями. Совершая эту ошибку, мы так и не сможем признать, что победа Дональда Трампа — это исключительно американский феномен, а не результат деятельности русских. Авторитарные режимы, подобные путинскому, раз за разом используют внешних врагов, чтобы скрыть существующие в стране разногласия и отвлечь внимание общественности от внутренних проблем. В стране, где действует демократия, подобная тактика сработать не должна.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 11 августа 2017 > № 2272838 Леонид Бершидский


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 августа 2017 > № 2445760 Леонид Бершидский

Тиллерсон правильно поступает, отказываясь проповедовать американские ценности

США должны понять, могут ли они пропагандировать демократию собственным примером

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Судя по последним утечкам данных из Госдепартамента, госсекретарь Рекс Тиллерсон не заинтересован в одной из традиционных миссий этого ведомства — то есть в распространении демократии за рубежом. Однако, возможно, приостановить эти попытки — вполне разумный шаг, особенно в такой, безусловно, неудобный момент для США?

Джош Рогин (Josh Rogin) сообщает в Washington Post, что Госдепартамент собирается переформулировать свою декларацию миссии, убрав из нее слова о «формировании… справедливого и демократического мира». Politico пишет, что Тиллерсон не хочет задействовать 79,8 миллиона долларов, предназначенных при президенте Бараке Обаме на противодействие пропаганде России и «Исламского государства» (организация, запрещенная на территории РФ, — прим. перев.). В этом видна определенная система. Тиллерсон, намеренный сократить штаты своего ведомства, считает, что та часть его работы, которая связана с ведением переговоров, важнее, чем та часть, которая связана с мягкой силой. Он напрямую об этом говорил, предупреждая подчиненных, что излишнее увлечение пропагандой американских ценностей «всерьез мешает нам отстаивать наши интересы в области национальной безопасности и наши экономические интересы».

По понятным причинам, такой подход возмущает многих представителей старшего поколения. В происходящем видят отражение изоляционизма администрации Трампа, отсутствия у нее твердых принципов и даже ее пророссийской позиции (иначе почему бы Тиллерсон отказывался финансировать борьбу с российской пропагандой?). Однако на деле речь может идти всего лишь о естественной для бывшего бизнесмена неприязни к ненужным расходам.

Доклад «Мягкая сила: первая тридцатка», опубликованный в этом году лондонской компанией Portland, помещает США на третье место в мире по этому параметру — после Франции и Британии. В докладе отмечаются уникальные преимущества Америки: ее роль как глобального центра высшего образования, невероятная популярность ее культуры, ее мощь в области новых технологий. Однако он также объясняет, почему Франция сумела обогнать США. «Если американские власти продолжат следовать лозунгу "Америка превыше всего", прибегать к националистической риторике, обесценивать международные альянсы и отдавать приоритет жесткой силе, а не мягкой, это будет серьезно угрожать мягкой силе США», — говорится в докладе. Как показывают опросы Portland и Pew Research Center, при администрации Трампа международный имидж Соединенных Штатов заметно пострадал.

Среди прочего Portland рекомендует Тиллерсону не ослаблять пиар-функции Госдепартамента, так как это «уменьшит возможности Америки использовать имеющиеся у нее инструменты мягкой силы». Однако с учетом неоднозначного прошлого президента, его склонности искажать даже широко известные факты и его привычки менять взгляды, попытки администрации Трампа диктовать миру определенный набор ценностей, вероятно, будет выглядеть неубедительно.

Даже Обама — намного более традиционный мировой лидер — не слишком хорошо справлялся с использованием мягкой силы. Надежды на демократизацию арабского мира оказались обманчивыми, в Европе усилились популистские партии, а Россия выгнала со своей территории поддерживаемые США организации, взаимодействовавшие с гражданским обществом.

Судя по всему, у Соединенных Штатов всегда лучше получалось использовать мягкую силу с помощью частного сектора, а не через государственные каналы. Голливуд, музыкальная и технологическая индустрии, а также качественные и динамичные американские масс-медиа вызывают восхищение во всем мире. Их успех неотделим от американских ценностей — таких, как более широкая, чем в большинстве других стран, свобода слова, открытость для разнообразия, экономическая свобода, постоянный поиск нового. Американская культура насыщена подлинной энергией — каждый, кто бывал в США, наверняка чувствовал это в повседневной жизни. Может ли правительство как-то усилить это чувство? Вряд ли. Впрочем, администрация Трампа — как часть этой культуры — вполне способна внести свой вклад в пропаганду американских ценностей. Достаточно посмотреть, как упорно американские журналисты преследуют президента и его окружение. Стран, в которых возможна такая яркая и увлекательная конфронтация, очень мало.

Я вырос в Советском Союзе, в котором государственная пропаганда все время лезла в глаза и в уши. В результате я — как и мое окружение — тянулся к американским и европейским фильмам, книгам, журналам, музыке, одежде. Они не производились государством — и это только повышало их привлекательность. Советская пропагандистская машина потерпела поражение, не выдержав конкуренцию с западной частной инициативой.

Сейчас частный сектор по-прежнему продолжает с успехом противостоять российской государственной пропаганде. Телеканал RT, доводящий до американской аудитории точку зрения Кремля, даже не входит в рейтинг Нильсена (за включение в который он бы, безусловно, заплатил, если бы его смотрели многие). Дело в том, что на рынке господствуют негосударственные американские масс-медиа. А если некоторые из них и поддерживают позицию RT, то только потому, что она соответствует предрассудкам их аудитории. Как стал бы использовать Госдепартамент ассигнованные на борьбу с российской пропагандой миллионы долларов? Скорее всего, он потратил бы их на то, что и без него делают — причем намного лучше, чем он, — американские СМИ и общественные организации.

В прошлом году Майкл Лампкин (Michael Lumpkin), координатор безуспешно пытающегося получить деньги от Тиллерсона Центра глобального взаимодействия Госдепартамента, рассказал, как его организация борется с «Исламским государством». «Мы создали в Восточной Африке интернет-радиостанцию на кисуахили (суахили), на которой работают молодые ведущие и которая противодействует нарастающему в регионе валу пропаганды экстремизма и насилия, — заявил он. — В первую очередь, ее передачи адресованы местной молодежи из районов, в которых наиболее активно ведут вербовку воинствующие экстремисты». Между тем в Африке в секторе комьюнити-радио действуют множество игроков — от Фонда Билла и Мелинды Гейтс до ООН. При этом у всех у них есть одно преимущество перед американским правительством — они нейтральнее и полученное от них финансирование никто не может поставить радиостанциям в упрек.

Вместо того, чтобы тратить 80 миллионов долларов на пропагандистскую войну, в которую авторитарные режимы и террористические организации пытаются втянуть США, Америке стоит просто дать масс-медиа делать их работу. Налоговые льготы за расширение международной репортерской сети и за создание зарубежных версий изданий работают намного эффективнее прямых вложений в контрпропаганду — то есть, фактически, в ту же самую государственную пропаганду. Каждый африканский журналист с опытом сотрудничества с американской прессой стоит десятка государственных пиар-проектов. Ведь сайт, который такой человек однажды создаст, будет честно и убедительно насаждать демократические и гуманистические ценности.

У США лучше всего получается пропагандировать свои ценности стихийно, собственным примером. Единственная причина, по которой Россия и другие авторитарные режимы создают государственные машины пропаганды, заключается в том, что они так не умеют. На мой взгляд, отказываясь тратить на подражание им деньги американских налогоплательщиков, Тиллерсон демонстрирует понимание того, как работает американская мягкая сила. Пусть он заключает сделки, а американская пресса и гражданское общество пусть рассматривают эти сделки с точки зрения ценностей. Именно так должна работать американская система — и именно это привлекает в ней людей во всем мире.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 августа 2017 > № 2445760 Леонид Бершидский


Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 июня 2017 > № 2222644 Леонид Бершидский

Меркель использует идеи немецкого национализма с небольшими вариациями

Он кажется прогрессивным, только если сравнивать его с концепциями националистов в других европейских странах

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

В истории порой наступают моменты, когда лидеру необходимо решить, что это значит — принадлежать той или иной культуре и стране. В 2017 году многим странам, по всей видимости, необходимо об этом напомнить. Канцлер Германии Ангела Меркель только что попыталась — в равной степени непринужденно и серьезно — определить, что это значит — быть немцем.

Ее определение, опубликованное в газете Bild в четверг, 22 июня, приняло форму алфавитного глоссария, куда вошли те вещи и понятия, которые она считает чисто немецкими. Некоторые из пунктов чрезвычайно серьезные — к примеру, «вечная ответственность Германии за Холокост» или «Статья 1, параграф 1 Конституции Германии» (в которой говорится о незыблемости человеческого достоинства). Другие пункты, такие как, к примеру, традиционные приветствия ярмарочных клоунов «Helau» и «Alaaf», кажутся довольно странными. Есть и такие пункты, которые в других странах традиционно ассоциируются с немцами и их традициями: «пунктуальность», «точная работа», «братвурст», «порядок», «Октоберфест» «Фестиваль Вагнера в Байройте». Другие обозначают традиции, которые в меньшей степени известны: «коллективные договоры», «хоровое пение» и «церковный налог». Несколько пунктов можно объединить в группу понятий, связанных с национальной гордостью: «четвертая звезда» (имеется в виду четвертый Чемпионат мира по футболу в Германии) и «мировой чемпион по экспорту».

Разумеется, все это является одним из трюков предвыборной кампании. В период предвыборной кампании 2013 года на видео, которое очень быстро распространилось в сети, Меркель сердито забрала немецкий флаг у стоящего рядом с ней члена ее партии, который попытался махнуть им. В этом году флаги снова вернулись, и цвета флага тоже были упомянуты в списке Меркель. Ее Христианско-демократический союз пытается вернуть себе статус патриотов, которым бравируют популисты из партии «Альтернатива для Германии». Закрепление политики «Leitkultur», то есть «ведущей культуры», является одним из элементов стратегии Христианско-демократического союза. Министр внутренних дел и союзник Меркель Томас де Мезьер (Thomas de Maiziere) в апреле опубликовал свой собственный список «10 главных» элементов «Leitkultur», и из религий в него попало только христианство (в списке Меркель тоже появляется иудейско-христианская традиция).

Между тем — специально для тех, кому кажется, что Меркель сожалеет о своем решении пустить в страну более миллиона беженцев в 2015-2016 годах — ее список также включает в себя «мусульман» и «миграционные корни» — то есть то, чем сегодня обладает 21% жителей Германии. Отчасти Меркель повторяет ту мысль, которую озвучил новый президент Франции Эммануэль Макрон (Emmanuel Macron) в своей речи в Марселе: тогда он говорил о том, как на французскую национальную идентичность влияет множество мигрантов из разных стран: «Армяне, выходцы с Коморских островов, итальянцы, алжирцы, марокканцы, тунисцы, малийцы, сенегальцы, выходцы из Кот-д'Ивуара». Эти его слова стали открытым вызовом его ультраправому сопернику, Марин Ле Пен (Marine Le Pen).

То, как эти два лидера видят свою национальную идентичность, является отступлением от лозунгов о разнообразии, многокультурности и сверхнациональном федерализме. Они говорят о глубоко укоренившейся, старой культуре, которая приобретает некоторые новые черты, при этом не отклоняясь слишком далеко от своей сути. Она выглядит прогрессивной, только если ее сравнивать с альтернативными движениями — к примеру, с напыщенными речами Ле Пен и других националистов по всей Европе.

В то же время она во многом напоминает то видение русской национальной идентичности, которое Владимир Путин изложил в своей статье 2012 года. Он назвал русский народ и русскую культуру «скрепляющей тканью» исторически многонационального общества. Путин процитировал слова Ивана Ильина, его любимого философа-эмигранта, которого многие считают идеологом раннего фашизма (несмотря на все его разногласия с нацистским режимом в Германии): «Не искоренить, не подавить, не поработить чужую кровь, не задушить иноплеменную и инославную жизнь, а дать всем дыхание и великую Родину… всех соблюсти, всех примирить, всем дать молиться по-своему, трудиться по-своему и лучших отовсюду вовлечь в государственное и культурное строительство».

Путинская версия мягкого национализма, в рамках которого все могут присоединиться к «ведущей культуре» и полная ассимиляция необязательна, если только вы не принимаете непосредственного участия в «государственном строительстве», оказалась довольно успешной в России. Большинство из тех, кого я там знаю — даже те, кому Путин не нравится — разделяют эту точку зрения. Однако мне многое известно о том, насколько опасны посягательства политиков на культурную идентичность. Спустя некоторое время концепция радушной, но все же ведущей культуры может принять гораздо более неприятные формы, как это случилось с Россией, когда она начала войну против Украины — страны с похожей, но все же самобытной идентичностью, которая не захотела сливаться с Россией.

Я не думаю, что Меркель или Макрон станут вторгаться в соседние страны. Однако, будучи ключевыми членами Евросоюза, Германия и Франция находятся в уникальной позиции, позволяющей им оказывать влияние на довольно внушительный блок очень разных народов. Инклюзивный ура-патриотизм — это все же ура-патриотизм. Хотя несложно понять, почему некая версия национализма необходима для победы на выборах в этом году, она может превратиться во властную настойчивость, которую объединенная Европа стремилась искоренить. В связи с этим мне интересно, какие именно пункты этого алфавитного списка имеют наибольшее значение для Меркель — те, которые связаны с инклюзивностью и открытостью, или те, которые связаны с традицией и идентичностью. Ее прежняя политика свидетельствует о том, что для нее важнее первое. Но может ли быть так, что в 2017 году значение второго стремительно растет — и не только по причине приближающихся выборов?

Германия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 июня 2017 > № 2222644 Леонид Бершидский


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 мая 2017 > № 2171386 Леонид Бершидский

Прямой репортаж из Овального кабинета: это Сергей Лавров!

Леонид Бершидский, Bloomberg, США

Оцените русский юмор.

Официальная должность Сергея Лаврова — министр иностранных дел Российской Федерации, но его визит в Вашингтон в среду запомнится отнюдь не каким-то дипломатическим прорывом, а лишь нескрываемой и резкой иронией Лаврова и его умением провоцировать противников. Его манеру говорить, отражающую стиль речи его начальника Владимира Путина, часто подвергают критике как не подходящую для дипломата. Но я бы сказал, что Лавров точно знает, что делает, и что главное здесь — способ выражения идеи.

В Вашингтоне Лавров изобразил удивление, отвечая американской журналистке, спросившей его об увольнении во вторник директора ФБР Джеймса Коми (James Comey): «Его уволили? Вы шутите! Вы шутите!». Российский МИД не без злорадства выложил этот видеоролик в Twitter.

Кроме того, он в нарушение протокола привел на встречу с президентом Дональдом Трампом фотокорреспондента государственного информационного агентства ТАСС в качестве своего официального фотографа. ТАСС сразу же опубликовал фотографии Трампа, лучезарно улыбающегося своим российским гостям — Лаврову и послу Сергею Кисляку — которые явно довольны оказанным им приемом. Учитывая, что представителей американских СМИ на встречу не пустили, эти источающие радость фотографии из российского пропагандистского источника вызвали возмущение.

В высказываниях Лаврова всегда ощущается сарказм, провокация и желание вывести собеседников из себя. Он постоянно поражает западных собеседников грубыми или оскорбительными репликами.

На недавнем заседании министров стран Североатлантического альянса госсекретарь США Рекс Тиллерсон язвительно отметил: «Танцевать танго с Лавровым нельзя, поскольку ему этот танец танцевать не позволено». Он имел в виду то, что политику в России определяет президент Владимир Путин, и Лавров не уполномочен заключать соглашения. На что российский министр иностранных дел ответил: «Мне… мама запрещала с мальчиками танцевать».

В этом стиль Лаврова созвучен стилю его начальника. В 2006 году Путин, как известно, попросил премьер-министра Израиля Эхуда Ольмерта (Ehud Olmert) передать привет тогдашнему президенту Моше Кацаву (Moshe Katsav), которого обвинили в изнасиловании и сексуальных домогательствах в отношении женщин: «Передавайте привет своему президенту! Оказался очень мощный мужик! Десять женщин изнасиловал! Я никогда не ожидал от него! Он нас всех удивил! Мы все ему завидуем!» Кремлю, который тогда в своих высказываниях был более щепетильным, пришлось объяснять, что Путин ни в коем случае не одобряет насилие, что его слова были шуткой, перевести которую довольно трудно.

Грубые шутки Путина часто списывают со счетов, объясняя их тем, что он провел детство на улицах Санкт-Петербурга. И его манеры отточены не больше, чем это было необходимо для офицера разведки, служившего в бывшей ГДР. Лавров же является высокопрофессиональным дипломатом. Он знает протокол, говорит на трех языках, не считая русского, и в том, что касается его вкусов и интересов, является человеком утонченным. Даже его стихи (хотя гениальными их не назовешь) написаны довольно мастерски и не вызывают такого чувства досады и неловкости, как поэтические потуги многих других российских чиновников.

Лавров прекрасно знает, как его высказывания звучат для западного уха. Он также понимает, что в англоязычном мире — и особенно в США — сарказм и насмешки часто считаются проявлением непрофессионализма и воспринимаются как признак невоспитанности. И, тем не менее, он продолжает говорить то, за что любого западного дипломата уволили бы, разыгрывать язвительные комедии и выдавать грубые шутки на уровне студента.

Своей манерой поведения он дает понять, что россияне по чужим правилам не играют. Но он не кичится размерами России и ее ядерным арсеналом — это, скорее, провокация, вызов.

Путинская Россия вступила в союз с западными популистскими силами, позиция которых — противодействие политкорректности и сопутствующей ей постоянной самоцензуре — весьма импонирует избирателям. Во время прошлогодней предвыборной кампании в США мне много раз говорили, что склонность Трампа к употреблению нецензурных выражений является его самым привлекательным качеством. То же самое говорят голландцы о Герте Вилдерсе (Geert Wilders), а французы — о Марин Ле Пен (Marine Le Pen). Свобода говорить все, что хочешь, не задумываясь о том, что эти высказывания могут быть истолкованы абсолютно по-разному (как женоненавистнические, расистские, гомофобные или оскорбительные), является, по мнению многих избирателей, дополнительным преимуществом.

Россияне после развала СССР пользуются своей свободой и говорят все, что угодно, выражаются с насмешкой и сарказмом, используя грубый и неформальный язык, действуя вызывающе, и тем самым излучают уверенность в себе. Нецензурная брань на рабочем месте, отсутствие уважения к приличиям и требованиям протокола, отсутствие лингвистических и идеологических рамок — именно этого добилось общество, только что сбросившее с себя коммунистическую смирительную рубашку.

Майкл Горэм (Michael Gorham) в своей книге «После новояза. Культура языка и политика в России от Горбачева до Путина» (‘After Newspeak: Language Culture and Politics in Russia from Gorbachev to Putin', 2014) пишет: «Одной из очевидных причин постсоветской сдержанности в отношении западных понятий политкорректности является то, что советская эпоха выступала в качестве государственной формы политкорректности, которая была и повсеместной, и гипертрофированной. Широко известный шаблонный деревянный язык официальных речей, документов и газет предполагал такую степень доминирования, что в горбачевскую эпоху протестов против этой системы он стал символом всего плохого в этой системе».

В последние годы в России наблюдаются негативные последствия этой неограниченной свободы. Приход западной корпоративной культуры и восхищение многих представителей интеллигенции принятым на Западе более благопристойным, отредактированным дискурсом — это одна «линия нападения». С противоположной стороны действуют русские православные консерваторы. Строгие законы способствуют искоренению из языка кино и театра сквернословия и богохульства, которые прежде были широко распространены. Говорить на темы религии стало опасно. Общественный дискурс стал более спокойным и сдержанным.

Лаврову доставляет удовольствие выставлять Россию неполиткорректной — российское посольство в Великобритании выложило в Twitter фото делающего селфи Дарта Вейдера с язвительной подписью с призывом переходить на «темную сторону»: «Переходи на нашу сторону — в день „Звездных войн" подпишись на нас в Twitter на #StarWarsDay». И это действует. Западные дипломаты под влиянием троллинга на официальных российских сайтах начали отвечать тем же.

В России зарождаются новые виды политкорректности — и в пропутинском лагере, и среди тех, кто выступает против него. Хотя, как говорится, на экспорт Лавров все еще может предложить российскую постсоветскую непосредственность и пренебрежение к правилам. Какой еще министр иностранных дел разрешил бы прокручивать на автоответчике на горячей линии своего министерства текст на английском языке, в котором позвонившего просят нажать «3» для вмешательства в выборы? А вот Лавров может. Это его метод продвижения России. Так он всем внушает, что она является более свободной страной, чем ее западные противники.

На мой взгляд, большая проблема с Лавровым состоит не в том, что он эксцентричен и склонен выходить за рамки приличия — в духе ранней постсоветской эпохи. Проблема заключается в том, что такая демонстрация внутренней свободы лицемерна и цинична. За этим фасадом скрывается политика лжи и жестокости. И зная это, трудно наслаждаться чувством юмора Лаврова.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 мая 2017 > № 2171386 Леонид Бершидский


Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 10 мая 2017 > № 2171360 Леонид Бершидский

Почему Макрон победил, а Клинтон проиграла

Леонид Бершидский, Bloomberg, США

Хиллари Клинтон возлагает часть вины за свое поражение на то, что она называет «русским WikiLeaks», который «посеял сомнения» в умах ее потенциальных сторонников и «отпугнул их». Между тем тот же самый арсенал средств — боты, фейковые новости и хакерские атаки — был применен и против Эммануэля Макрона, однако он все равно одержал победу на президентских выборах во Франции, набрав две трети голосов избирателей.

Состав набора интернет-инструментов для вмешательства в выборы уже хорошо известен. Сеть аккаунтов в социальных сетях, как реальных, так и управляемых ботами, ведет агитацию за популистского кандидата и против его центристского соперника, публикуя мемы и истории, которые зачастую являются фейковыми, но при этом кажутся вполне достоверными людям, пребывающим в определенной информационной среде. Между тем хакеры проводят фишинговые атаки против представителей предвыборного штаба центристского кандидата, а затем сливают в сеть свои находки, в чем им опять же помогает сеть активистов и ботов. Именно так все и происходило в ходе президентских выборов в США в 2016 году и во Франции в 2017 году. В обоих случаях в проведении этих кампаний обвиняют Россию, потому что они были направлены против кандидатов, которые относятся к России с относительной враждебностью.

Применение инструментов из этого арсенала в ходе французской президентской кампании было тщательно задокументировано экспертами по кибербезопасности и теми, кто занимается проверкой достоверности информации.

К примеру, Лаборатория цифрового криминалистического анализа при Атлантическом совете дала характеристику «онлайн-армии» Марин Ле Пен (Marine Le Pen) в Твиттере. Ряд ключевых аккаунтов запускали хештег, одновременно публиковав множество однотипных постов. Эти аккаунты много раз делились постами друг друга, после чего к процессу подключалась «сеть распространения», куда входили как активисты, так и боты, которая подхватывала эти твиты и занималась их дальнейшим распространением. В некоторых случаях такой подход позволял некоторым хештегам попадать в список самых популярных тем Твиттера. Однако эксперты лаборатории отметили:

У нас нет причин полагать, что какие-либо из изученных хештегов сумели распространиться далеко за пределы онлайн-сообщества сторонников Ле Пен. Они действительно попадали в списки наиболее популярных тем, однако не могли задержаться там надолго. Как правило, они исчезали в течение нескольких часов.

Американское сообщество альтернативных правых, возможно, вдохновленное заявлениями о том, что они помогли Трампу одержать победу, попыталось помочь Ле Пен, однако столкнулось с непреодолимой преградой в форме языкового барьера. Символ альтернативных правых Лягушонок Пепе не нашел отклика у французских избирателей.

Аккаунты сторонников Ле Пен, как французские, так и иностранные, а также аккаунты сторонников ультралевых кандидатов, таких как Жан-Люк Меланшон (Jean-Luc Melenchon), пытались распространять истории, опровергающие сообщения традиционных СМИ. Авторы исследования, проведенного компанией Bakamo, специализирующейся на социальных сетях, и опубликованного в апреле, выяснили, что примерно 24% связанных с выборами ссылок, которыми обменивались пользователи во Франции, преследовали именно такую цель. Значительная часть этих ссылок была взята из российских источников государственной пропаганды, таких как RT и Sputnik, которые, по словам представителей Макрона, распространяли фейковые новости.

Те, кто публиковал подобные ссылки, как правило, демонстрировал гораздо более заметную активность в социальных сетях по сравнению с теми, кто цитировал новости традиционных СМИ. Однако на долю традиционных СМИ пришлось 56% ссылок, которыми делились пользователи. Попытки перекроить новости традиционных СМИ и фейковые новости — разоблачением которых активно занимались такие платформы, как CrossCheck и Les Decodeurs газеты Le Monde — не смогли повлиять на мнение значительного числа избирателей.

Результаты исследования, проведенного экспертами из Оксфордского университета и опубликованного в конце апреля, показали, что «люди, обсуждающие французскую и немецкую политику в социальных сетях, как правило, пользуются более высококачественными источниками информации, чем те, кто обсуждает в сетях американскую политику». Согласно результатам этого исследования, подобные дискуссии во Франции и Германии «в меньшей степени искажены», чем в США, и несколько реже основаны на контенте, распространяемом ботами. Эксперты из Оксфорда также отметили, что ссылки, которыми делились французские пользователи в два раза чаще приводили к материалам солидных изданий, чем к подделкам и откровенно желтым статьям. В США в прошлом году это соотношение было практически 1-1.

Самая опасная фейковая новость — «документы» об офшорном счете Макрона, которые всплыли между двумя раундами голосования — была очень быстро и убедительно опровергнута, и поэтому она не нанесла никакого урона.

Хакеры тоже не смогли повлиять на исход французских выборов. До первого раунда голосования существовала вполне реальная вероятность того, что Макрона можно будет устранить, если будет опубликована какая-либо компрометирующая информация о нем. Именно так и случилось с первым фаворитом предвыборной гонки во Франции, Франсуа Фийоном (Francois Fillon). Однако в тот период, когда Макрон был относительно уязвимым, никакой особенно компрометирующей информации о нем опубликовано не было. И только в прошлую пятницу, накануне начала «периода тишины», хакеры опубликовали серию украденных электронных писем соратников и членов предвыборного штаба Макрона.

Выбор времени был достаточно любопытным. Французские СМИ и блогеры ничего не могли поделать с этими данными, потому что в этом случае они нарушили бы режим тишины накануне выборов, что повлекло бы за собой соответствующее наказание. Но кто бы ни собрал и ни опубликовал эту серию документов (кто это был? Сотрудник IT-компании, работающей на российское правительство? Человек, имеющий почтовый ящик в немецком почтовом сервисе? Целая группа самых разных людей?), он не смог найти в них ничего особенно интересного. Целых два дня отчаянных попыток отыскать в этих письмах сочные детали и секреты не принесли никаких результатов ни WikiLeaks, ни иностранным репортерам, которые имели полное право не обращать внимание на требования режима тишины. Все, что удалось найти сторонникам Ле Пен, — это откровенно ироничное высказывание «Je baise le peuple» («к черту народ») в конце одного письма, написанного одним из членов предвыборного штаба Макрона.

Эти опубликованные письма будут подробно изучены после выборов, и, вполне возможно, в результате проверки будут выявлены некоторые незначительные нарушения или ошибки. Однако это не изменит результаты выборов и, судя по тому, что я видел, ни в коей мере не осложнит жизнь Макрону на посту президента. Незадачливые хакеры, должно быть, надеялись посеять смятение и создать атмосферу подозрений в день выборов. Но Макрон все равно победил — и с гораздо более серьезным отрывом, чем многие прогнозировали.

Выводы:

• Кампания в поддержку Ле Пен в социальных сетях не смогла выйти далеко за рамки круга сторонников Ле Пен, чьи границы были гораздо четче очерчены по сравнению с границами круга сторонников Дональда Трампа в США, поскольку у Ле Пен намного более богатый опыт работы в политике.

• Распространению фейковых новостей помешала относительная искушенность и образованность французских избирателей, особенно если сравнивать их с американскими избирателями.

• В отличие от ситуации в США, центристскому кандидату во Франции было нечего скрывать — или же ему хватило здравого смысла, чтобы не допустить утечки потенциально компрометирующей информации в интернет.

Клинтон проиграла не потому, что против нее были использованы онлайн-инструменты воздействия на общественное мнение. Она проиграла, потому что значительное число американцев решило, что она не заслуживает доверия. Поэтому они с такой легкостью верили фейковым новостям и намекам на ее коррумпированность и нечестность, содержавшимся в опубликованных электронных письмах.

Затянувшиеся попытки проанализировать и объяснить проигрыш Клинтон Трампу скрывают от нас самое простое объяснение: крайне важно убедить избирателей в том, что вы не имеете никакого отношения к коррупции. Макрон также извлек очевидную выгоду из нежелания избирателей давать Ле Пен зеленый свет, потому что ее партия давно проповедует расистские и ксенофобские взгляды (американские избиратели спустили Трампу с рук его провокационные заявления).

Клинтон выразила радость в связи с победой Макрона, которую она назвала «поражением для тех, кто пытается вмешаться в механизмы демократии». Однако в истории демократии можно найти множество примеров грязных методов ведения предвыборных кампаний. Онлайн-инструменты — будь то инструменты России, альтернативных правых или кого-то еще — далеки от того, чтобы считать их супероружием. Это просто набор грязных технологий, основанных на современных методах передачи информации. Но эти инструменты не стоит считать волшебным средством решения всех проблем. Страна со здоровой политической культурой и заинтересованными избирателями может с легкостью им противостоять. Неслучайно воскресная явка избирателей, составившая 74,56%, считается во Франции относительно низкой, тогда как в США такая явка стала бы рекордно высокой с 1896 года.

Франция. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 10 мая 2017 > № 2171360 Леонид Бершидский


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 марта 2017 > № 2446264 Леонид Бершидский

Внешнюю политику России невозможно объяснить с точки зрения логики

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон (Boris Johnson) обвинил «русских» в организации неудачной попытки государственного переворота в Черногории, хотя Кремль отрицал свою причастность к тем событиям. Однако в данном случае истина намного сложнее — из-за существования своеобразного партнерства государства и общества, которое зачастую объясняет вмешательство России в дела иностранных государств. Президент Владимир Путин знает о его существовании, и порой он вынужден покрывать его деятельность, однако это партнерство представляет собой скорее сложные переплетения отношений, а не вертикаль подчинения.

Обвинения Джонсона основаны на недавно опубликованных откровениях генерального прокурора Черногории Миливое Катнича (Milivoje Katnic), заявившего, что одним из главных подозреваемых в организации прошлогодней неудачной попытки государственного переворота является бывший российский военный дипломат, которого в 2014 году выслали из Польши по обвинению в шпионаже. Польша объявила военного атташе Эдуарда Шишмакова персоной нон грата после крупного скандала, разгоревшегося вокруг публикации телефонных разговоров высокопоставленных польских чиновников, включая Радослава Сикорского (Radoslaw Sikorski) — министра иностранных дел Польши, придерживающегося решительно антироссийских позиций, который был вынужден подать в отставку. По мнению польского правительства, Шишмаков работал на Главное разведывательное управление России.

В Черногории тот же самый человек — по крайней мере, если верить фотографии, дате и месту рождения, указанным в его паспорте — разыскивается как Эдуард Широков, частное лицо, не дипломат.

Вероятность того, что агента, чье прикрытие рухнуло, почти сразу же отправят на выполнение такой сложной и важной операции, как организация заговора с целью убийства премьер-министра Черногории Мило Джукановича (Milo Djukanovic) и предотвращения вступления этой крохотной балканской страны в НАТО, крайне мала. Небольшие изменения в имени тоже мало похожи на прикрытие профессионального уровня. С другой стороны, в России существуют группы, которые с удовольствием работают с агентами в отставке, чтобы проецировать влияние России за границей.

Игорь Гиркин, также известный как Стрелков, возглавил один из первых добровольческих российских формирований на востоке Украины, а затем стал командующим ополчением самопровозглашенной Донецкой народной республики. В списке людей, против которых Евросоюз ввел санкции в связи с агрессией России на Украине, он значится как агент ГРУ, однако на момент вторжения он уже находился в отставке и, по слухам поддерживал тесные связи с Константином Малофеевым — ультранационалистом и глубоко религиозным российским бизнесменом, который искренне верит в идею расширения так называемого Русского мира. Малофеев отрицал свою причастность к событиям на востоке Украины, однако другой его хороший знакомый, Александр Бородай, тоже принимал самое активное участие в сепаратистском бунте и даже был премьер-министром ДНР на заре ее существования.

В феврале украинские хакеры раскрыли новые подробности этой деятельности, опубликовав электронные письма гражданина Белоруссии Александра Усовского, который пытался собрать средства у богатых российских националистов на организацию пророссийских маргинальных движений в восточноевропейских странах, таких как Польша и Словакия. Согласно этим письмам — и комментариям самого Усовского, согласившегося дать интервью одному российскому новостному сайту — Малофеев тоже выступил спонсором, хотя сам Малофеев это отрицает. В одном из своих писем, написанном в ноябре 2016 года — спустя месяц после неудавшегося переворота в Черногории — и адресованном помощнику Малофеева, Усовский предложил организовать в Польше «совершенно легальный» проект, чей эффект «будет во сто крат значительнее, чем был от несостоявшейся бузы в Черногории». «После этого никто К. В. не вспомнит провала черногорской авантюры», — написал Усовский, указав инициалы Малофеева.

Сразу после того, как генеральный прокурор Катнич заявил о том, что службам безопасности Черногории удалось предотвратить попытку государственного переворота, он обвинил «националистов из России» в пособничестве заговорщикам. Российское ультранационалистическое сообщество достаточно небольшое, и внутри него информация распространяется быстро. Хотя Усовского вряд ли можно назвать надежным источником, его письма указывают на то, что он является членом сети.

На востоке Украины добровольцы-националисты — включая ветеранов вооруженных сил и разведки — получавшие средства из частных источников, превратили протесты против прозападной революции на Украине в кровавую войну и даже добились некоторых успехов. К осени 2014 года, спустя всего несколько месяцев после их приезда на Украину, Кремль захватил контроль над сепаратистскими республиками, отправив таких, как Бородай и Гиркин, домой. Надзорная роль досталась советнику Путина Владиславу Суркову, а регулярные российские войска стали появляться на Украине в решающие моменты, чтобы помочь сепаратистам в бою. Между тем Бородай и Гиркин сейчас живут в России, хотя Гиркин превратился с решительного критика Путина, заявляющего, что Кремль предал ополчение.

В целом украинский конфликт принес Кремлю пользу, несмотря на то, как хаотично он развивался и продолжает развиваться. Вместо того чтобы восстанавливать страну, украинские власти поглощены противостоянием российской угрозе. Даже если подстрекатели-националисты не следовали указаниям Кремля, их действия остались безнаказанными, а они, возможно, даже заслужили благодарность за создание взрывоопасной ситуации на Украине.

История с Черногорией — если предположить, что мнение властей касательно заговора верно — во многом похожа на начало конфликта на востоке Украины. Российское ультранационалистическое сообщество давно питает интерес к Балканам, и его представители воевали в югославских войнах 1990-х годов. Теперь это сообщество, пополнившееся за счет ветеранов разведки, возможно, пытается забежать немного вперед в этом регионе, оставив позади более осторожный Кремль. Это может быть попыткой угадать тайные желания и устремления Путина, чтобы заслужить некую награду. Примерно с той же долей вероятности это может быть попыткой обойти осторожность Путина и втянуть официальную Москву в эту историю так же, как ее втянули в конфликт на востоке Украины.

Однако такие полупроизвольные авантюры приводят к вмешательству официальных лиц только в том случае, если они успешны. Если они оборачиваются неудачей, Кремль не обязан брать на себя ответственность за них. Более того, на родине «добровольцев» могут ожидать довольно серьезные неприятности. А это в свою очередь может обернуться новыми авантюрами.

Симбиотические отношения между империалистическим сообществом и Кремлем формально никак не закреплены. Это отношения терпимости. Путин, очевидно, гораздо больше доверяет профессионалам, прошедшим подготовку в советские времена, которые отвечают за его официальную внешнюю политику, однако он также, по всей видимости, согласен с некоторыми идеями националистов. Это вносит некий элемент непредсказуемости в кампанию России по восстановлению ее влияния на постсоветском пространстве.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 марта 2017 > № 2446264 Леонид Бершидский


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter