Всего новостей: 2401309, выбрано 3 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Щетинин Александр в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаСМИ, ИТвсе
Щетинин Александр в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаСМИ, ИТвсе
Россия. Куба > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 января 2017 > № 2067928 Александр Щетинин

«Yo soy Fidel!»

Александр Щетинин, Директор Латиноамериканского департамента МИД России

В Гавану я прилетел через три дня после похорон Фиделя Кастро. Город возвращался к обычной жизни. Только на улицах много портретов Команданте.

В эти дни в дополнение к известным лозунгам: «¡Hasta la Victoria Siempre!» (Всегда до Победы!) и «¡Hasta Siempre!» (Ты навсегда в наших сердцах!) появился еще один: «Yo soy Fidel!» (Я - Фидель!). Я купил себе майку с такой надписью, в которой отразилось то, что было в душе в эти дни.

В период объявленного кубинцами девятидневнего траура по нашему телевидению шли дискуссии о наследии Фиделя. Не знаю, кому пришло в голову «разбирать» его еще до того, как прах Команданте обрел вечный покой? Кому нужны были «пляски на костях»?

Известный телеведущий подсчитал число кубинцев, живущих в США, в процентном отношении к населению острова, «забыв» почему-то привести сравнение с числом наших соотечественников, 25 лет назад оказавшихся в одночасье за границей своей Родины. Молодой журналист задавался вопросом о «конвертируемости» кубинских документов об образовании. Громогласный, не терпящий возражений политик пытался поставить под сомнение достижения Гаваны в здравоохранении, не говоря о развитой на Кубе системе профилактической медицины, которой на протяжении последних веков славилась именно Россия. Некий писатель, выступая на грани расизма, вообще считал, что нынешней Кубе гордиться нечем и при Батисте она жила лучше.

Слушал это и думал: в каком мире мы живем?

Ушел из жизни человек, более полувека владевший умами миллионов людей во многих странах, ставший для них символом достоинства, справедливости и освобождения от диктата. Политик, оказавший влияние на ход мировой истории второй половины ХХ века. Он пережил многих президентов США и генеральных секретарей ЦК КПСС. Разве могут они сравниться с ним по месту в истории? Его можно не любить, но не признавать - нельзя!

Мне приходилось присутствовать на переговорах с участием Фиделя. Запомнилась фраза: «У меня были расхождения с Хрущевым, и я спорил с ним». Кто еще из живших в наше время мог высказать такое?

За последние полвека Куба стала авторитетным игроком мировой политики. Ее реальный вес и престиж не может быть объяснен физическими параметрами - площадью территории, численностью населения или объемом ВВП. Отстояв возможность быть самостоятельной даже в 90 милях от США, Гавана завоевала право на то, чтобы в мире прислушивались и учитывали ее альтернативную точку зрения, а в последнее время - использовали ее площадку для поиска нестандартных решений застарелых мировых проблем. Историческая встреча Папы Римского и Патриарха Московского и всея Руси прошла именно там. Пути урегулирования полувековой гражданской войны в Колумбии были найдены тоже в Гаване.

Безусловно, Фидель был сыном своей эпохи, эпохи советского социализма и холодной войны, двухполярного мира и национально-освободительных движений. Он жил логикой той эпохи, был ее верным и ярким солдатом, несмотря на трудности, противоречия и недостатки. Он не позволил, чтобы страну сломили интервенция наемников, финансово-экономическое эмбарго, попытки внешней изоляции. Поэтому то, что он делал, можно оценивать исключительно реалиями того времени, которые, наверное, трудно понять многим сегодняшним молодым людям.

И еще. Фидель был сильной, самобытной и самодостаточной личностью. Но это не исключает, что во многом того Фиделя, какого знают в мире, сделали именно мы. Мы - это Советский Союз с его командной системой хозяйствования, нехваткой продовольствия и элементарных товаров, однопартийной системой, преследованием инакомыслящих.

Мы привязали кубинскую экономику к своей, сделали ее такой же косо функционирующей, как и наша. Фидель не был ангелом. Но мы его убедили, и он искренне верил в незыблемость социализма и интернациональной солидарности - даже тогда, когда предсказывал распад СССР.

Потом мы его «кинули». По сути, дополнили американские санкции своими. Вынудили кубинцев «похудеть». Но они выстояли, хотя весь социалистический лагерь в Восточной Европе рухнул. Именно поэтому они сейчас крайне осторожны к обамовским пожеланиям открытости. У нынешних кубинцев есть преимущество - из опыта жизни всего лишь одного поколения они знают, к чему могут привести благие посулы с Запада.

За то десятилетие мы научили кубинцев жить без нас.

Восстановить доверие нам удалось только в нулевых годах. Утверждают, что «Фидель нас простил». Добавлю с полной уверенностью: «Но ничего не забыл».

Поэтому будем честными перед собой. Оценивая и судя Фиделя, мы прежде всего судим самих себя - таких, какими мы были еще треть века назад. Да, наверное, и таких, какие мы есть сегодня.

Теперь скажу три жесткие вещи.

Великий француз А. де Сент-Экзюпери писал: «Мы в ответе за тех, кого приручили». Не надо думать, что мы - «чистенькие» - не в ответе за Фиделя и нынешнюю Кубу.

Мы «вдруг» стали бояться, что с нормализацией своих отношений с США Куба отвернется от нас. Стали сомневаться в реальности российских интересов на острове. Не будем забывать, что за последнюю четверть века мы сами изменились - пролетарский интернационализм для нас остался в прошлом. Но не будем также мерить кубинцев нашей логикой 1990-х годов. Свой лимит предательств этой страны мы уже исчерпали.

И последнее. Прости, Фидель. Прости за то, что мы, наши страны, не всегда понимали друг друга.

Куба - «остров зари багровой» - это часть нашей жизни, нашей истории, настоящего и, хочется верить, будущего. Мы научились сотрудничать прагматично и дружить тесно, но уже без аффектации. Доказали, что там есть наши интересы. Куба вновь стала нашим крепким и последовательным союзником в мировых делах.

Кубинцы не идеальны. Как не идеальны мы и любая другая страна. Но мы должны поверить, что народ и его лидер могут быть искренними и верными. По крайней мере, пока их не убедили в обратном.

Будет ли меняться Куба? Обязательно. Жизнь диктует новые требования. На Кубе растет новое поколение, для которого Гранма, казармы Монкада и Сьерра-Маэстра - понятия глубокой истории. Оно достойно жить лучше, и, уверен, так и будет. Уже без Фиделя. Но, верю, в дружбе с нами.

Россия. Куба > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 января 2017 > № 2067928 Александр Щетинин


Аргентина. Бразилия. ЛатАмерика. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 декабря 2015 > № 1582652 Александр Щетинин

Внутриполитическая обстановка осложнилась сразу в нескольких странах Латинской Америки — региона, с которым Россия традиционно поддерживает дружеские и тесные контакты. Оппозиция пришла к власти в Аргентине в лице нового президента и получила большинство в парламенте Венесуэлы, а в Бразилии растут протестные настроения в связи с делом о коррупции в отношении президента страны. О том, какие отношения складываются у России с новыми политическими силами в Латинской Америке, к чему приведут итоги парламентских выборов в Венесуэле и какие остаются перспективы сотрудничества с Аргентиной в энергетике, в интервью специальному корреспонденту РИА Новости Татьяне Кукушкиной рассказал директор Латиноамериканского департамента МИД РФ Александр Щетинин.

— Глава нижней палаты парламента Бразилии принял предложение оппозиции запустить процедуру импичмента президента страны. После этого в нескольких крупных городах начались массовые акции, требующей немедленной отставки главы государства, которую подозревают в использовании госсредств для финансирования своей предвыборной кампании 2014 года. На ваш взгляд, не может ли сложная внутриполитическая обстановка в Бразилии повлиять на наше сотрудничество в рамках БРИКС и на двусторонней основе?

— Прежде всего, пока формально процедура импичмента в Бразилии не началась. Что будет дальше — посмотрим. Безусловно, мы следим за событиями, которые сейчас происходят в Бразилии, с чувством большой солидарности с этой страной и желаем ей пройти этот непростой период спокойно, без серьезных внутриполитических потрясений.

Бразилия — весомый игрок в Латинской Америке, и не только потому, что это ведущая экономика региона и одна из ведущих экономик мира. Нашим интересам отвечает Бразилия стабильная, сильная, имеющая свой весомый голос в международных делах.

Примечательно, что в этом году в России побывали руководители всех ветвей власти Бразилии — президент Дилма Роуссефф, вице-президент Мишел Темер, оба спикера двух палат конгресса, председатель Верховного суда. Со всеми мы поддерживаем хорошие отношения. В нынешнем раскладе сил многие из них находятся на разных полюсах, но важно — это наша принципиальная позиция и в отношении других стран региона — то, что мы поддерживаем контакты со всеми ведущими политическими силами. И развитие конструктивных отношений и сотрудничества со странами региона является для нас политической константой. Равно как и для них, причем независимо от политического окраса правительства, который в данный конкретный момент характеризует каждую конкретную страну региона.

— Говорилось о планах российского "Газпрома" приобрести доли бразильской Petrobras в ряде углеводородных месторождений Бразилии. Судебное разбирательство по делу о коррупции может как-то нарушить эти планы?

— Не только "Газпром" сотрудничает с Petrobras — это один из крупнейших мировых нефтяных гигантов. Другие наши энергетические компании сотрудничают с ним. Если речь идет о персоналиях, поддерживающих контакты с представителями наших экономических структур, — да, персоналии в Petrobras поменялись, но компания остается. И никуда она с мирового рынка не уходит, и мы продолжаем с ней сотрудничать. По крайней мере, каких-либо прямых негативных эффектов до нас не доносилось и напрямую не влияло.

— В начале ноября в штате Минас-Жерайс прорвало две плотины на железорудном руднике, в результате чего погибли семь человек, еще около двадцати числятся пропавшими без вести, разрушены деревни, а местные жители эвакуированы. По оценкам экспертов, на ликвидацию последствий экологической аварии могут уйти десятки лет, кроме того, растут опасения резкого ухудшения качества питьевой воды и подрыва водоснабжения на территории всего штата. Бразилия не обращалась к России с просьбами помочь в ликвидации последствий крупнейшей экологической аварии в штате Минас-Жерайс?

— Нет, они к нам не обращались. Бразильцы эту экологическую проблему намерены решить самостоятельно, своими силами. Наши процедуры в подобных случаях очень просты — мы оказываем помощь тогда, когда получаем официальное обращение правительства соответствующей страны. Если обратятся — будем рассматривать. Но пока никаких обращений не было.

— На фоне возрастающей угрозы терроризма идет ли сейчас сотрудничество между Россией и Бразилией по предотвращению инцидентов на ОИ-2016? Какую помощь в этом вопросе оказывает Москва Бразилии?

— Мы тесно взаимодействуем с бразильцами в вопросах организации крупных спортивных соревнований, в том числе по комплексу мер безопасности. Мы изучаем их опыт, они — наш. У нас была Олимпиада в Сочи, у них чемпионат мира по футболу. Теперь мы меняемся: у них Олимпиада в Рио-де-Жанейро, у нас Мундиаль. Считаем, что бразильский опыт обеспечения безопасности крупных спортивных соревнований весьма ценен.

— Продвигаются ли переговоры о приобретении комплексов "Панцирь С-1", которые в том числе планируется привлечь для обеспечения безопасности Олимпийских игр? Ранее сообщалось, что заключение контракта было перенесено на начало 2016 года, сейчас продолжаются переговоры по этому вопросу?

— Переговоры идут. Бразильцы заявляют о готовности к их приобретению, но что будет дальше с их внутренней, в том числе экономической, ситуацией? С точки зрения качественных параметров — у нас полное взаимопонимание. Что касается политической и экономической составляющей — будем ждать сигнала от бразильских коллег. Мы исходим из заявлений бразильцев, а они говорят, что их решение заключить такой контракт неизменно.

— Как Россия оценивает итоги прошедших выборов в парламент Венесуэлы? Разжигание ситуации извне могло как-то повлиять на итоги выборов?

— Избирательная кампания в Венесуэле шла очень напряженно в силу ряда обстоятельств. Общество оказалось весьма наэлектризовано и расколото. При этом существенная, может быть, даже решающая часть общества поддерживает политическую и социальную линию Уго Чавеса и его преемников. Однако она живет в реальном мире и осознает те серьезные экономические проблемы, с которыми страна столкнулась в последние годы. Правильно считать, что голосование, которое прошло, в немалой степени было определено именно этой частью населения. Населения, которое объективно хочет решения тех социальных вопросов, которые есть.

На наш взгляд, вне политического контекста противостояния между сторонниками Николаса Мадуро и его такими же убежденными и политически ангажированными противниками, безусловным элементом предвыборной кампании было накручивание ажиотажа вокруг выборов. Мы четко видели, в какой степени это накручивалось, в том числе извне. Навязывалась мысль, что выборы не будут демократичными, а правительство никогда не допустит тот исход, который не будет отвечать его интересам.

Совершенно "неожиданно" началось обострение отношений Венесуэлы с ее соседями. Да, в Латинской Америке есть застарелые территориальные споры, но тут, в такой сложной ситуации, они совершенно неожиданно начали кристаллизовываться и приобретать дополнительные импульсы.

Или, например, четко начала проводиться мысль о том, что легитимность выборов могут удостоверить якобы только международные наблюдатели. Хотя, естественно, по любому законодательству и любой конституции носителем суверенитета является народ.

Один из главных выводов из той избирательной кампании, которая прошла сейчас: избирательная система Венесуэлы подтвердила свою демократичность. Правительство тоже подтвердило свою демократичность, потому что при всех неблагоприятных для себя результатах оно без колебания их признало. Самое интересное, что все сомнения в отношении демократичности избирательной системы, которые высказывались извне немалым сегментом стран, вдруг неожиданно куда-то улетучились. И все всё признали — без всяких мнений наблюдателей.

Сейчас в стране образовалась новая реальность, когда правительству нужно будет работать в ситуации с оппозиционным ему парламентом. Причем нынешняя оппозиция в парламенте будет обладать конституционным большинством. На наш взгляд, очень важно, чтобы обе силы — и правительство, и оппозиция — осознали, что несут совместную ответственность за будущее страны. Насколько те силы, которые сейчас получили в парламенте большинство, готовы к этому — покажет будущее.

Пост в парламенте дает возможность поступать по-разному, в том числе и раскачивать лодку. Этим будет определяться ответственность той политической силы, которая заявила о готовности, уже будучи не просто оппозицией, а силой, которая руководит законодательным органом власти, действовать в интересах страны. В этом состоит основной вопрос, который мы будем внимательно отслеживать.

— А, по нашим оценкам, оппозиция на это готова?

— Любая оппозиция, которая находится в стадии политической борьбы и предвыборной кампании, и любая бывшая оппозиция, которая несет государственную ответственность, — это две большие разницы. Реальность значительна более многообразна, чем пыл политических баталий. Было много всего, и политических заявлений — очень горячих, жестких — тоже. Посмотрим, что будет на практике.

— Есть ли какие-то риски для наших двусторонних соглашений с Венесуэлой?

— У нас очень развитое и многообразное экономическое сотрудничество. Прежде всего, в сфере углеводородов, но не только. Это и проекты социальные, и сельскохозяйственные. Они осуществляются между экономическими субъектами, поэтому вопрос о пересмотре контрактов в таком разрезе не стоит, потому что парламент в этом не участвует. Как будут дальше осуществляться их исполнение с учетом новых реалий — не хочу загадывать, но правительство остается тем же, президент тоже. У нас есть государственные механизмы поддержки такого сотрудничества — это Межправительственная комиссия высокого уровня. Она продолжает действовать. Здесь я не вижу никаких сложностей.

Основная задача — и в этом наш интерес тоже — в том, чтобы Венесуэла, перевернув страницу очень активных митинговых политических баталий, совместно приступила к решению задач в интересах развития страны. Политическая стабильность — это безусловный фактор для продвижения сотрудничества, в том числе экономического. У нас с Венесуэлой нет соглашений, не ратифицированных парламентом. Что касается пересмотра соглашений действующих — это пока гипотетика.

— И сотрудничество по линии ВТС никак не пострадает? Говорят о создании в Венесуэле российских военных баз…

— Мы поддерживаем контакты по различным линиям, в том числе в военно-технической сфере. Наши отношения в ВТС носят транспарентный характер, основываются на абсолютно открытых и опубликованных межправсоглашениях. Они должны быть взаимовыгодны. Если продолжение такого сотрудничества отвечает интересам Венесуэлы, мы готовы обсуждать соответствующие дальнейшие шаги.

Что касается вопроса о базах, то тут имеет место странная логика. Сначала появляются некие информационные вбросы, которые неожиданно откуда-то возникают. Затем они приобретают собственную инерцию, начинают обсуждаться, а специалистам, которые профессионально занимаются такими вопросами, остается только диву даваться: откуда это все взялось? Вопрос о базах никогда и никоим образом с Венесуэлой не стоял, хотя бы потому, что наличие иностранных военных баз не предусматривается действующей венесуэльской конституцией и противоречит ей.

— На фоне новых экономических ограничений, которые Россия вводит в связи с ухудшением отношений с Турцией, ожидается ли, что товарооборот со странами Латинской Америки может возрасти?

— Отношения с Латинской Америкой, причем со всеми странами региона, — это отношения, которые основываются на концепции win-win. И какого бы политического окраса правительства и расклада политических сил ни было внутри той или иной страны, развитие отношений с Россией для каждой из них является выгодным. Они это отмечают и подчеркивают свою готовность такое сотрудничество развивать. Ни одна из стран Латинской Америки не поддержала политику санкций в отношении России. Более того, в сложившейся ситуации они увидели хорошие возможности для расширения своего экспорта. И мы эту линию приветствуем, разумеется, с учетом политики импортозамещения и поддержки наших отечественных производителей. Там, где отечественные производители нишу заполнить не могут, мы готовы содействовать — и такие шаги предпринимаются активно — заполнению соответствующего сегмента, прежде всего сельскохозяйственного, за счет импорта из стран Латинской Америки. Речь идет о мясной продукции, овощах и фруктах. Здесь латиноамериканцы очень активны, причем вопреки тому давлению, которое оказывается на них со стороны тех стран, которым раньше принадлежали соответствующие ниши на нашем рынке.

Несмотря на сложности, которые возникают в наших странах с учетом нынешней экономической ситуации, мы с латиноамериканцами находим формы, в том числе в плане финансового обеспечения, которые позволяют продвигаться в проектах технологического, инвестиционного сотрудничества. Причем как с точки зрения наших инвестиций в регионе, так и инвестиций стран региона у нас.

Еще одно направление — это интерес латиноамериканцев к установлению контактов с Евразийским экономическим союзом. Они четко увидели возможности, которые вырисовываются в этой связи, и одновременно поняли необходимость работы с ЕАЭС в интересах достижения договоренностей, в частности по фитосанитарным нормам. Ведь у нас фитосанитарные нормы определяются Евразийской экономической комиссией, поэтому если говорить о расширении поставок фруктов и овощей, то без ЕАЭС здесь не обойтись и контакты латиноамериканцев на этом направлении уже идут. Меморандумы о взаимодействии к настоящему времени подписаны между ЕЭК и правительствами Перу и Чили. Сейчас на рассмотрении партнеров из МЕРКОСУР находится протокол о торгово-экономическом сотрудничестве между Евразийской экономической комиссией, которая выступает от имени стран ЕАЭС, и странами-членами МЕРКОСУР. Наша согласованная позиция всех членов Евразийского союза передана на рассмотрение южноамериканцев, и рассчитываем в следующем году выйти на договоренность. Это будет, по сути, первым документом о сотрудничестве Евразийского экономического союза с интеграционным объединением вне нашего региона.

— И тем не менее, после сворачивания сотрудничества с Турцией, какие страны изъявили желание еще больше наращивать поставки в Россию?

— Речь идет о коммерческих контрактах. Латиноамериканцы внимательно отслеживают всю конъюнктуру, которая есть на наших рынках. По конкретным показателям будем смотреть, но проявляемый интерес и предпринимаемые конкретные шаги — очевидны.

Коллеги из Россельхознадзора очень активно работают с латиноамериканцами.

— По итогам прошедших в Аргентине выборов к власти в стране пришла оппозиция, поставив точку в "эпохе киршнеризма". Будучи еще кандидатом, Маурисио Макри не исключал, что энергетические проекты с Россией могут быть приостановлены. Сейчас действительно идут сигналы от нового правительства о заморозке таких проектов?

— Будем ждать конкретных шагов и изложения позиции нового правительства применительно к выстраиванию своей международной линии. Исходим из того, что наши страны связывают долгие годы хорошего стратегического сотрудничества, которое носит стабильный характер. В этом году мы отметили 130 лет установления дипотношений, которые, хочу подчеркнуть, развивались независимо от направленности правительств, которые находились у власти. Исторический пример: в советские времена наибольший товарооборот был достигнут в 1980-х годах, тогда в Аргентине у власти было военное правительство, что абсолютно не мешало нам грамотно и прагматично выстраивать связи, которые отвечали бы общим интересам.

С тех времен утекло много воды, но наше сотрудничество с Аргентиной не носит конъюнктурного характера. За последние годы мы сделали существенный рывок. Договоренности между нами и аргентинским правительством отвечают взаимным интересам развития двух стран. Приведу пример: четверть аргентинской электроэнергии производится на наших турбинах, которые поставляются в эту страну начиная с 1970-х годов.

Для нас люди, которые пришли к власти в Аргентине, — не незнакомцы. Хотя бы потому, что трудно развивать отношения со страной, не развивая их с ее столицей, а, как известно, на протяжении последних лет Маурисио Макри был председателем городского правительства Буэнос-Айреса. В качестве примера приведу ежегодно проводимый нашими соотечественниками на улицах Буэнос-Айреса при поддержке городских властей весьма широкий и представительный фестиваль славянской культуры "Матушка Русь".

Мы готовы к сотрудничеству с Макри уже в качестве президента Аргентины. В церемонии передачи власти приняла участие высокая российская делегация во главе с секретарем Совета Безопасности Николаем Патрушевым. Президенту Макри направлено послание президента России. Мы готовы к сотрудничеству и дальнейшему взаимодействию, прежде всего в ООН и в рамках "двадцатки".

Судя по заявлениям, которые мы слышим со стороны и президента Макри, и назначенной министром иностранных дел госпожи Сусанны Малькорры, постулаты внешней политики Аргентины остаются прежними. Возможна корректировка акцентов, но есть константы, которые у аргентинцев были, есть и будут. Мы готовы по этим константам работать.

Я не слышал заявлений, что новое правительство приостановит энергетическое сотрудничество с Россией. Это очень сложно себе представить, потому что, во-первых, повторюсь, четверть аргентинской электроэнергии производится на российских турбинах, а их нужно поддерживать, развивать и строить новые электростанции.

Во-вторых, между заявлениями кандидата и заявлениями государственного деятеля могут быть некие нюансы, и не только стилистические. И мы исходим из того, что господин Макри, помимо того, что он политик, имеет существенный бизнес-опыт, который основывается на критериях взаимной выгоды. А все, что мы делаем в Аргентине, является взаимовыгодными проектами.

— Но все-таки внутриполитическая обстановка явно накаляется в Венесуэле, в Бразилии, сменилось руководство Аргентины, где к власти пришла оппозиция, растут проамериканские настроение в Центральной Америке, нет ли ощущения, что Россия может потерять часть своего влияния в регионе?

— Я не думаю, чтобы это было так. Одними из критериев, с которым мы подходим к сотрудничеству с этим регионом, в отличие от того, что было несколько десятилетий тому назад, это признание его самоценности и наша абсолютно деидеологизированная позиция в отношении стран Латинской Америки. Когда это было провозглашено в 1990-х годах, может, даже не звучало так актуально, как звучит сейчас. Дело в том, что латиноамериканцы путем своей политической эволюции, порой очень сложной и даже трагической, смогли выработать подходы, которые для нас очень важны.

Во-первых, это готовность искать и вырабатывать совместные позиции. При всей разнице в окраске того или иного правительства идея латиноамериканского единства — это существенный фактор.

Во-вторых, это следование принципу невмешательства во внутренние дела и неприятие государственных переворотов как формы смены власти. Это закреплено в уставных документах всех региональных интеграционных объединений. К этому добавляется неприемлемость экстерриториального применения национального законодательства. Если мы посмотрим на эти позиции и на то, что мы сейчас настойчиво проводим в рамках ООН, латиноамериканцы — наши союзники. Более того, мы предлагаем, чтобы принципы, которые они прописали в своих документах, стали универсальными.

Есть целый ряд направлений, где наше сотрудничество носит абсолютно прагматичный и взаимовыгодный характер. Да, интенсивность контактов зависит от того или иного правительства — в этом мы реалисты, но мы готовы и открыты к развитию сотрудничества со всеми политическими силами, а те, в свою очередь, и их реально большинство в регионе, готовы к сотрудничеству с нами. Это объективные факты, и это не является попыткой "намалевать" какую-то реальность.

— То есть вы не считаете, что идет борьба между РФ и США за влияние в регионе?

— Я не могу говорить за Соединенные Штаты, но у нас своя повестка дня в регионе. У нас есть свой подход к латиноамериканцам, и мы видим, что этот подход ценится. Мы не пытаемся там ни с кем соперничать — и политическая, и экономическая, и гуманитарная ниша в регионе очень широкая, и нам есть, что предложить латиноамериканцам.

— Прошел почти год с момента исторического начала процесса возобновления отношений между Кубой и США, были проведены несколько раундов консультаций, Куба исключена из списка стран-пособников терроризма, открыты посольства. Видит ли Москва какие-то подвижки и в решении главных для Кубы вопросов — полного снятия экономического эмбарго и возвращения базы в Гуантанамо?

— Действительно, между двумя странами начался диалог по различным аспектам сотрудничества, и он идет активно. Что касается эмбарго, думаю, что последнее голосование на Генеральной Ассамблее по проекту соответствующей резолюции реалистично расставило многие акценты. Потому что при всем настрое на сотрудничество и расширение контактов было продемонстрировано, что, проголосовав против, администрация США как таковая имеет свои ограничения свободы действий.

При этом в Америке началась предвыборная кампания, а она не способствует решению вопросов. Тем более что вопрос эмбарго — вопрос изменения американского законодательства. Все зависит от того, в какой степени данный шаг будет отвечать интересам и американского бизнеса, и развития отношения США с Латинской Америкой в целом.

Что касается базы Гуантанамо, то это тема, которую Куба ставит все более остро. Политически мы их поддерживаем. Что касается правовых аспектов, то кубинцы сами должны определиться, какими юридическими аргументами они это требование будут обосновывать.

Самое главное, что мы считаем, что процесс нормализации — процесс объективный, за который мы выступали давно, и то, что это произошло, означает устранение одного из реликтов холодной войны. Процесс нормализации кубино-американских отношений не ставит под сомнение стремление кубинского руководства к развитию контактов с Россией. Нас связывают братские и дружеские отношения многолетней взаимной поддержки и сотрудничества. Уверен, что у нас хорошие перспективы.

— Какие визиты на высшем и высоком уровне запланированы на следующий год?

— Думаю, что мы должны исходить из того, что в этом году диалог на высшем уровне был очень активным. Президент России в разных форматах встречался со своими коллегами из Венесуэлы, Кубы, Аргентины, Боливии, Перу, Бразилии. Я думаю, что в будущем году возможно рассчитывать на то, что интенсивный российско-латиноамериканский политический диалог на различных уровнях продолжится, тем более что в Латинской Америке состоятся важные международные форумы, в частности саммит АТЭС в Лиме.

Аргентина. Бразилия. ЛатАмерика. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 15 декабря 2015 > № 1582652 Александр Щетинин


Россия. ЛатАмерика > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 7 октября 2013 > № 966569 Александр Щетинин

Директор Латиноамериканского департамента МИД России Александр Щетинин: «Связи между Россией и Латинской Америкой динамичны и взаимовостребованы»

В последние годы отношения между Россией и странами Латинской Америки и Карибского бассейна (ЛАКБ) довольно активно развиваются во всех областях – в политической, торгово-экономической, научной, военно-технической. Чаще стали происходить культурные контакты, растут туристические связи, расширяется народная дипломатия. Более подробно на эти темы мы беседуем в МИД России с директором Латиноамериканского департамента Александром Щетининым.

- Александр Валентинович, как бы вы охарактеризовали нынешний этап взаимодействия нашей страны с государствами ЛАКБ?

- Отношения между Россией и Латинской Америкой развиваются весьма динамично, причем по очень большому числу направлений. Эту тенденцию мы наблюдаем уже на протяжении последнего десятилетия. Что важно отметить - этот динамичный характер российско-латиноамериканского сотрудничества стал уже константой, превратившись в необходимость для наших стран. Это – естественный процесс, который углубляется. Он характеризуется тем, что мы все больше переходим от взаимных констатаций близости позиций по международным вопросам или возможностей развития торгово-экономического сотрудничества к предметной, очень тесной работе по конкретной международной проблематике, если мы говорим о внешней политике, или по конкретным торгово-экономическим проектам, которые реализуются нами как на территории Латинской Америки, так и в Российской Федерации.

Очень активно развивается политический диалог. В июле этого года мы принимали в Москве президентов Венесуэлы и Боливии, участвовавших в саммите Форума стран-экспортеров газа, состоялись их переговоры с Президентом России Владимиром Путиным. В феврале Председатель Правительства России Дмитрий Медведев посетил Бразилию и Кубу.

Позитивная динамика наблюдается в развитии контактов на уровне министров иностранных дел. «На полях» общеполитической дискуссии на 68-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке также прошли встречи Сергея Лаврова с латиноамериканскими партнерами из Никарагуа, Парагвая, Мексикой, Бразилией, Кубой.

Развиваются также связи по линии других федеральных органов исполнительной власти как экономического и научно-технологического блоков, так и блоков культурного и гуманитарного. Это тоже важная специфика, которая характеризует нынешний этап нашего сотрудничества.

Продолжает расширяться безвизовая зона для взаимных поездок граждан наших государств. По итогам беседы нашего министра со своим коллегой из Парагвая Эладио Лоисагой в сентябре с.г. в Нью-Йорке такое соглашение подписано теперь с Асунсьоном. Сейчас, если не учитывать некоторые карибские и центральноамериканские республики, которые имеют свою специфику, то легче назвать государства, с которыми у нас пока нет соглашений о безвизовых поездок, чем те, с которыми такие соглашения заключены и вступили в силу. Безусловно, безвизовый режим способствует развитию двусторонних контактов, взаимных поездок, туристических обменов молодежными и спортивными делегациями. Это – очень важный фактор нашего взаимодействия.

К сожалению, обратной стороной безвизового режима стали более активные контакты криминальных элементов, рост транснациональной преступности. Поэтому для нас очень важно то сотрудничество, которое развивается по линии правоохранительных органов, особенно в том, что касается борьбы с международным терроризмом, с незаконным оборотом наркотиков, оружием и людьми.

Под это подводится соответствующая договорно-правовая база. И мы стремимся делать все необходимое, чтобы сотрудничество между Россией и государствами ЛКА шло во благо, а не во вред нашим народам.

Если говорить о торгово-экономическом сотрудничестве, то его объем в прошлом году достиг 16,5 миллиарда долларов «на круг».

С одном стороны, наблюдается рост по сравнению с предыдущим периодом (о прогнозах на текущий год говорить пока не буду).

С другой, конечно же, объема в 16,5 миллиарда долларов явно недостаточно. Однако важно то, что в структуре нашего взаимодействия все большее место занимают серьезные, долгосрочные торгово-экономические проекты. В качестве примера могу привести серьезную проработку и осуществление проекта по строительству гидроэлектростанции «Тоачи-Пилатон» в Эквадоре. Или закупку большой партии наших самолетов «Сухой Суперджет» Мексикой. Мог бы еще привести и другие примеры – конкретные инвестиционные проекты, осуществляемые Россией совместно с бразильскими партнерами.

Другими словами, есть поле взаимных интересов, есть конкретные сферы взаимного приложения капиталов на основе очень важного принципа – взаимодополняемости наших экономик. Мы в значительной степени не выступаем как конкуренты. Наши экономики взаимодополняемы, и это дает нам существенные плюсы, новые «окна возможностей» для двусторонних связей.

Латинская Америка все чаще становится центром притяжения для российских туристов. Таких особенно привлекательных, массовых точек они облюбовали там пока четыре: это Пунта Кана в Доминиканской Республике, Канкун в Мексике, Варадеро на Кубе и набирающий популярность курорт Монтего Бей на Ямайке. Безусловно, все это влечет за собой и организацию прямого воздушного сообщения. Видим, что Латинская Америка становится все более привлекательной, по крайней мере, для изысканного российского туриста.

Так что, действительно, отношения развиваются динамично. И они приносят свои бесспорные плюсы, приносят и проблемы, которые вызваны созданием широкой сети двусторонних и многосторонних контактов.

- Александр Валентинович, хотелось бы поговорить с вами на горячую сегодня сирийскую тему. Как страны Латинской Америки относятся к ситуации внутри этой страны и вокруг нее?

- В своем подавляющем большинстве латиноамериканцы выступают за мирное решение внутреннего конфликта в Сирии и против вмешательства во внутренние дела этой страны извне, против агрессии. Они за нахождение дипломатических путей урегулирования той сложной ситуации, которая складывается в этой стране и, что особенно важно, - имеет очевидную проекцию на другие регионы Ближнего Востока.

Эта совместная позиция латиноамериканцев нашла свое воплощение как в индивидуальном порядке в соответствующих заявлениях правительств и министерств иностранных дел, так и в их совместных документах. В этой связи отмечу заявление Союза южноамериканских наций (УНАСУР), заявление, принятое Боливарианским альянсом для народов нашей Америки (АЛБА) и заявление Сообщества государств Латинской Америки и Карибского бассейна (СЕЛАК). Это – совместная позиция. Она согласована всеми государствами. Важно то, что в этих документах высказано твердое намерение содействовать дипломатическим путям решения конфликта.

Без преувеличения, все государства региона поддержали российско-американские шаги, нацеленные на ликвидацию химоружия в Сирии. Все подчеркнули решающую роль российской дипломатии в достижении соответствующих договоренностей, получивших единогласную поддержку Исполкома ОСХО и Совета Безопасности ООН.

Разумеется, в позициях сторон есть нюансы. И мы их видим. Но важно, что все ключевые государства региона и регион в своем подавляющем большинстве в этом плане достаточно последовательны в общей оценке ситуации в Сирии и в оценке последних российских инициатив и российско-американских шагов по установлению контроля над сирийским химическим оружием.

- Теперь задам вам вопрос иного рода. У нас в стране и за ее пределами широко известен научно-исследовательский Институт Латинской Америки Российской Академии Наук (ИЛА РАН). Его знают как один из отечественных и мировых центров латиноамериканистики. Парламент принял закон о реформе РАН, который вызвал дискуссии в российском обществе. Как, по-вашему, реформа может повлиять на деятельность ИЛА, на развитие российской латиноамериканистики?

- Мне не хотелось бы предугадывать, каким образом принятие закона о реформировании РАН в конкретном проявлении отразится на деятельности Института Латинской Америки. Я хотел бы подойти к этому вопросу с другой стороны. Институт Латинской Америки – это важный институт нашего научного сообщества, имеющий большой авторитет в академических кругах как нашей страны, так и за рубежом. В ИЛА работает высокопрофессиональный коллектив, во главе которого стоит член-корреспондент РАН Владимир Михайлович Давыдов. И, безусловно, очень важно сохранение этого коллектива, очень важно сохранение института как центра российской латиноамериканистики. Кроме того, мы прекрасно видим, что здание Института Латинской Америки уже давно стало не просто академическим центром, это – место проведения многих важных встреч, конференций, заседаний, собраний, на которые приглашаются как российские участники, так и наши гости из Латинской Америки. Это – важная площадка для многосторонних и двусторонних встреч, площадка неформальная, дискуссионная, творческая. Для нас очень важно, что такая площадка существует. И мы в том, что касается МИД, безусловно, заинтересованы, чтобы такая неформальная площадка обсуждения текущих вопросов жизни региона, развития нашего сотрудничества, его перспектив сохранялась и работала на наше общее благо. На этот счет не может быть никаких сомнений. И мы весьма признательны этому академическому институту за ту работу, которую он проводит в продвижении сотрудничества между Россией и Латинской Америкой.

- И последний вопрос, традиционно устремленный в будущее. Александр Валентинович, какие перспективы у наших отношений с латиноамериканскими и карибскими странами? До сих пор среди предпринимателей в России бытует мнение, что этот регион находится далеко и сотрудничать с ним невыгодно, что в Латинской Америке мы слишком проигрываем США, а теперь и Китаю, который имеет товарооборот с ЛАКБ на порядок выше нашего. Что вы думаете об этом?

- Мы, конечно, не американцы и не китайцы. И возможности у нас другие. Да и подходы у нас иные. Это не плюсы, не минусы, а просто констатация объективных фактов. Безусловно, Россия и Латинская Америка смотрят на сотрудничество между собой через призму взаимных интересов. По мере того, как наши страны будут в большей степени нуждаться друг в друге в плане политического взаимодействия, в плане экономического сотрудничества, то будут и крепнуть отношения в целом. Какими-то административными решениями эту проблему решить трудно, да, наверно, и не нужно. Необходимо быть реалистами.

Конечно, Латинская Америка – это континент, находящийся в другом полушарии. Но это абсолютно не значит, что у нас некая ограниченная сфера интересов. Отнюдь. У нас широкое поле совпадения взаимных связей – и в политике, и в экономике, и в культуре, и в гуманитарном сотрудничестве. И нам нужно эти возможности использовать. То, в какой степени нам удастся это сделать, в значительной степени зависит от того, как идут дела у нас дома. Идут хорошо - будут активнее развиваться и связи между Россией и Латинской Америкой.

В том, что касается необходимой инфраструктуры этих связей, то она уже создана, и она достаточно широкая. При этом имеется взаимный интерес к углублению и расширению контактов. Примером послужит предстоящее открытие в Москве еще одного латиноамериканского посольства – Республики Гондурас.

Думаю, что решения в соответствии с Концепцией внешней политики Российской Федерации, которая принята и которая реализуется, создают для этого хорошую, добрую основу. Безусловно, будут укрепляться связи по линии БРИКС, будут укрепляться отношения по линии «двадцатки», по линии других международных механизмов. Важно укрепление наших связей с латиноамериканцами и в рамках Всемирной Торговой Организации, которую теперь возглавляет представитель этого региона – из Бразилии.

Другими словами, я смотрю на наши контакты с Латинской Америкой с оптимизмом. Иначе и заниматься этим не надо было бы. Убежден, что у них, действительно, хорошее, конструктивное и взаимовыгодное будущее.

- Спасибо вам, Александр Валентинович, за интересную беседу.

Россия. ЛатАмерика > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 7 октября 2013 > № 966569 Александр Щетинин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter