Всего новостей: 2528923, выбрано 12 за 0.025 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Якунин Владимир в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаТранспортГосбюджет, налоги, ценыСМИ, ИТвсе
Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 июня 2018 > № 2645903 Владимир Якунин

Мы не агрессивны

Cicero, Германия

Интервью с Норбертом Реттгеном и Владимиром Якуниным 4 июня 2018 года

Насколько велики различия между Россией и Западом с точки зрения менталитета? Почему внешняя политика России настолько агрессивна? Какую роль играют США? Дискуссия немецкого политика Норберта Реттгена и Владимира Якунина.

Cicero: Господин Якунин, недавно новый министр иностранных дел Хайко Маас упрекнул Россию в том, что ее действия становятся «все более враждебными». Фактически отношения между Россией и Западом сейчас такие же плохие, как во времена холодной войны. Кто в этом виноват?

Владимир Якунин: С обеих сторон наблюдается склонность переложить ответственность за все происходящее на другого. В газете «Нью-Йорк Таймс» от 8 мая Кейт Гессен ясно пишет, что он считает ошибочным искать причины растущего напряжения исключительно в России.

Cicero: Господин Реттген, как Вы оцениваете российскую политику предыдущих лет?

Норберт Реттген: За это время российская политика изменилась коренным образом, нарушив европейский миропорядок. Мы наблюдаем, что в России с момента заключения Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС миропорядок создается в качестве противовеса западному либеральному порядку. Определенно, данное соглашение стало вызовом для России. Одновременно подобная реакция показала неготовность признавать суверенитет других наций. Решение Путина противопоставить соглашению военную силу привело в итоге к изменению сознания россиян: чувство упадка и унижения, которые испытывал народ, все больше уступали новому чувству национальной гордости. И эта гордость стала важнейшей основой власти Владимира Путина.

Якунин: Я с Вами даже согласен. Еще на рубеже веков, то есть около 20 лет назад, Россия сделала все, чтобы стать членом международного сообщества и прекратить холодную войну. Изменение сознания, которое Вы правомерно констатируете, произошло не за одну ночь. Этому предшествуют определенные события. Я, например, вспоминаю о бомбардировке Сербии войсками НАТО в 1999 году, которая была произведена в нарушение норм международного права. Возвращаясь к Украине, хотел бы обратить Ваше внимание на то, что свергнутый в 2014 году Виктор Янукович оставался избранным президентом страны, в которую Россия инвестировала $50 миллиардов, и которая имела там существенные интересы. Не говоря уже о том, что такие политики как Гельмут Коль в ходе объединения Германии уверяли, что дальнейшего движения НАТО на восток не будет. Все это — часть истории.

Cicero: Присоединение Крыма и война на востоке Украины также стали частью истории.

Якунин: Нам известно содержание телефонного разговора тогдашнего высокопоставленного дипломата США Виктории Нуланд с послом США на Украине в 2014 году. Во время этого разговора были четко сформулированы американские интересы на Украине, а также — между делом — было высказано очень неблагоприятное мнение о ЕС. Неудивительно, что это обеспокоило и встревожило Россию. Кроме того, Крым исторически принадлежит России, лишь в 1954 году он был присоединен к Украинской Советской Социалистической Республике.

Реттген: Мне знакома эта концепция, она была вполне ожидаема. Я думаю, она основывается больше на мифах, чем на фактах. Присоединение Крыма мало связано с обстрелом Сербии 15 лет назад. Также никогда не говорилось о том, что такие независимые государства, как Польша, никогда не вступят в НАТО. Это, кстати, подтвердили Коль, Горбачев и другие свидетели тех событий. Польша сама изъявила желание стать членом НАТО. Таким образом, это не НАТО двигалось на Восток, а страны Восточной и Центральной Европы стремились на Запад. Отправной точкой в истории с присоединением Крыма и в конфликте на востоке Украины стало Соглашение об ассоциации между Украиной и ЕС. Европа недооценила возможную реакцию российской стороны на заключение данного соглашения. Для Путина, который в то время имел слабые позиции во власти, а также для его правительства это было двойной угрозой. Во-первых, он вынужден был осознать, с какой скоростью вирус свободы распространяется по Украине; украинцы были сыты правлением Януковича и его коррупционной системой. И Путин опасался, что вирус свободы с Майдана в Киеве перебросится на Красную площадь в Москве. Во-вторых, Путин боялся дальнейшей потери российского влияния на бывшие советские республики. Он называл распад Советского Союза величайшей катастрофой ХХ века. Поэтому Путин отреагировал на опасное для него развитие событий применением военной силы. И еще: если бы в результате заключения Соглашения об ассоциации на Украине наблюдался экономический подъем, это могло бы вызвать опасное недовольство среди российского народа, в жизни которого экономический рост и модернизация отсутствуют.

Якунин: С точки зрения либерального истеблишмента Путин — один из важнейших либералов как в своей экономической, так и в финансовой политике.

Реттген: Честно говоря, меня бы очень порадовало развитие российской экономики. Но в России как раз отсутствует либеральная рыночная экономика. Вместо этого страна экономически находится в руках государства, служб безопасности и олигархов.

Владимир Якунин, портрет

Владимир Якунин родился в 1948 году в Центральной России, по профессии — инженер. С 2005 по 2015 гг. руководил РЖД (Российские Железные Дороги). Якунин, давний соратник Владимира Путина, стал основателем международной неправительственной организации «Диалог цивилизаций».

Якунин: Я тоже абсолютно недоволен российской экономической политикой. С самого начала делалась ставка на приватизацию, рыночную экономику и сотрудничество с американскими финансовыми учреждениями. Россия относится к топ-инвесторам в американские гособлигации. Но что касается упомянутого Вами высказывания Путина о распаде Советского Союза, как о крупнейшей катастрофе ХХ века, то оно было интерпретировано на Западе совсем неверно. Путин не собирался горевать о былом Советском Союзе. Речь шла о геополитическом «землетрясении» и всех опасностях, связанных с распадом Советского Союза. Еще пара слов относительно Украины. Вероятно, тогда Россия действительно недооценила развитие событий в украинском обществе. Мы думали, будучи связанными тесными экономическими отношениями, что правила едины для обоих народов, которые друг другу, как брат и сестра. Ведь даже позднее, во время правления Януковича, Россия поддерживала Украину. Но сейчас становится ясно, что в результате европейского вмешательства в дела Украины было создано новое измерение. Здесь речь шла по-прежнему о бывшей советской территории внушительного размера. Россия же до последнего инвестировала в Украину много денег. К тому же у нас имеется большой рынок для реализации украинских товаров. Несмотря на это, Запад был не готов признать наши интересы.

Cicero: Какую же роль играют теперь олигархи в российской экономике?

Якунин: Когда в 2002 году я занимал пост заместителя Министра транспорта, 46% российского ВВП находилось в руках восьми семей. Это были фактически олигархические отношения, олигархи демонстрировали свою экономическую власть и на политической арене. И Путин, как известно, подал очень четкие сигналы, говорящие о том, что он не будет терпеть подобного.

Cicero: Господин Якунин, в Германии почитатели Путина имеются прежде всего в рядах Левых и правоконсервативной партии «Альтернатива для Германии». Не странно ли это?

Якунин: Начнем с того, что любая партия в Бундестаге наделена правами. Я всегда, кстати, считал удивительным то, как Германия обошлась со своим нацистским прошлым с конца Второй мировой войны, как она его четко отсекла. И я вижу, что большая часть немецкого народа хочет иметь с Россией более теплые отношения, что не удивительно для Путина. Я думаю, что многие немцы чувствуют, насколько велик потенциал более тесного экономического обмена между Россией и Германией. Для США это стало бы кошмарным сном — на это однозначно намекнул Джордж Фридман из американской разведывательно-аналитической организации «Стратфор».

Cicero: Господин Реттген, наблюдается ли раскол немецкой общественности, когда речь идет о России?

Реттген: Я так не считаю. Что касается Владимира Путина, то, по моему мнению, у немецкого народа существует реальное осознание того, что при Путине Россия хочет достичь своих политических целей, применяя при этом силу оружия, в частности, на Украине и в Сирии. Что он препятствует свободным выборам в своей собственной стране. Что он подавляет свободные стремления в российском обществе. Но данная негативная оценка деятельности Путина вовсе не соответствует отношениям, которые мы хотели бы иметь с Россией. Я думаю, здесь в стране действительно никто не мог себе представить, что Россия повернется спиной к европейскому миропорядку и, говоря о Восточной Украине и Крыме, нелегально присоединит к своей территории части соседнего государства. Чего мы действительно желаем, так это возвращения России к принципам международного правового объединения и уважения суверенитета других государств.

Cicero: Господин Якунин, восемь лет назад Путин говорил о «гармоничном экономическом сообществе от Лиссабона до Владивостока». Есть ли еще здесь какие-нибудь шансы?

Якунин: Я стал уже практически патологическим оптимистом (смеется). Альтернативой мог бы быть глобальный конфликт. Но в чем я Вас упрекаю, господин Реттген, так это в Вашей попытке внести раскол между российским обществом и его политическим руководством.

Реттген: Я вовсе не вношу раскол, а только констатирую, что общество и правительство не равноценны друг другу и не могут быть таковыми. Принятие их равноценности является антидемократической «присягой». Общество значительно более разнообразно и может иметь более спорные позиции, нежели правительство.

Якунин: Выборы отражают общественное мнение. А согласно результатам независимых опросов количество проголосовавших за Путина среди российского населения составляет более 70%. Вы не можете это просто сбросить со счетов.

Норберт Реттген родился в 1965 году в Меккенхайме, по профессии — юрист, имеет докторскую степень. В 1994 году он был избран в Бундестаг от ХДС, а с 2009 по 2012 годы занимал пост федерального министра по охране окружающей среды. С 2014 года Реттген является Председателем комитета Бундестага по внешней политике.

Реттген: Я хотел бы лишь напомнить, что единственный сильный соперник Путина Борис Немцов был убит в Москве. А другой соперник Алексей Навальный был исключен из списка кандидатур.

Якунин: Убийство Немцова — глубоко прискорбное событие, но оно имело другую подоплеку. Фактом является то, что соперники Путина набирают не больше 4-5% голосов.

Реттген: Навальный в любом случае не мог выступить с контраргументами.

Якунин: От Навального ни разу не поступило какое-либо конструктивное предложение. Он всегда только осуждал других.

Реттген: Я не оцениваю Навального с точки зрения содержания. Я констатирую, что он не был допущен к выборам. И что на это были основания.

Якунин: Может быть, мы все же сойдемся во мнении, что российское общество, как и его руководство, имело основание для беспокойства относительно неверной оценки Запада, как Вы это называете. Я охотно признаю, что в ходе переворотов прошлых лет российские политики тоже совершали ошибки. Я, разумеется, должен возразить Вам в том, что Россия сошла с пути диалога, выбрав меры военного воздействия.

Cicero: Может быть, существуют просто ментальные различия между Россией и так называемым Западом, которые препятствуют конструктивному диалогу?

Реттген: Конечно, всегда существуют разные взгляды на вещи, в которых определенную роль играют традиции и особый опыт. Но с обеих сторон все же имеется значительное понимание друг друга. Настолько сильно менталитет на самом деле не различается. Вопрос прост: можем ли мы снова договориться об общих правилах? Хотя бы в вопросе, касающемся суверенитета других стран? У меня создается впечатление, что Путин считает соблюдение общих правил препятствием на пути роста конкурентоспособности России.

Cicero: Вступление войск США в Ирак также не соответствовало международным правилам, но, несмотря на это, Америка стала западным «партнером».

Реттген: Вторжение войск США в Ирак стало крупнейшей внешнеполитической катастрофой США со времен войны во Вьетнаме. Оно основывалось на дезинформации общественности и противоречило международному праву. Несмотря на это, есть разница между нарушением правил и их непринятием.

Cicero: Это очень софистическое различие.

Реттген: Нет, потому что Россия в отличие от США придерживается принципиального мнения, что она не должна соблюдать международное право.

Якунин: Могу я в этом месте напомнить, что США с конца Второй мировой войны участвовали в 50 операциях по свержению режима в иностранных государствах, часть из которых была успешно реализована. Америка имеет военные базы по всему миру. Но вместо того, чтобы тыкать друг в друга пальцем, мы должны действительно искать решения. Речь идет о выживании человечества.

Cicero: Господин Якунин, Вы знаете Путина уже давно. Считаете ли Вы, что он будет использовать свой четвертый президентский срок для поиска путей сближения с Западом?

Якунин: Я не могу об этом судить. Но вот что я могу сказать с уверенностью: никто из политического руководства в России не заинтересован в дальнейшем ухудшении отношений с Западом.

Реттген: Нынешняя российская внешняя политика заставляет меня в этом сомневаться. Дестабилизация других стран, обществ и организаций относится, к сожалению, к повседневной деятельности российских политиков. Я думаю, прогресс возможен только тогда, когда мы будем находить решения по каждому отдельному случаю, начиная с Украины и заканчивая Сирией.

Якунин: Может быть. Правда, я вынужден Вам возразить, когда Вы говорите о так называемых попытках России дестабилизировать другие страны. Свержение режима — это не в традициях российской внешней политики. Что нам срочно нужно, так это вернуться к дипломатическим путям решения конфликтов. А именно к дипломатии, не похожей на уличную драку.

Cicero: Что, на Ваш взгляд, является самой большой ошибкой при взгляде Запада на Россию?

Якунин: Что Россия — это агрессивное государство, которое завтра вступит в Ригу или Таллин.

Cicero: Господин Реттген, вел ли себя Запад злобно по отношению к России, умничая и следуя девизу: «Вы должны быть такими, как мы», но добиваясь в итоге противоположного?

Реттген: Мне неизвестен пример из прошлого, когда правящий западный политик требовал от России стать либеральной демократической страной по западному образцу.

Якунин: Несколько лет назад это звучало еще сильнее.

Cicero: Четыре года назад Россия была названа бывшим Президентом США Обамой «региональной державой». По праву?

Реттген: Высказывание Обамы не было ни точным, ни умным.

Якунин: Обама был неправ уже потому, что понятие «держава» включает в себя не только экономическую или военную составляющие, но также культуру и историю. Уже только поэтому Россия не является лишь «региональной державой».

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 июня 2018 > № 2645903 Владимир Якунин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 апреля 2017 > № 2150606 Владимир Якунин

Владимир Якунин: Россия не станет пешкой для Трампа

Financial Times, Великобритания

В конце 2016 года, когда новый президент Америки «разыграл карту Тайваня», когда все ожидали «перезагрузку» в российско-американских отношениях, многие международные аналитики решили, что Трамп предпримет «ход Никсона», только теперь выбрав другого партнера, Россию, для подавления Китая. В начале 2017 года Трамп разъяснил свою позицию по Тайваньскому вопросу, и торговой войны между Китаем и Америкой не произошло. Китайско-американские отношения таким образом избежали заметного ухудшения, в то же время в американско-российских отношениях появилось больше переменных. В этой ситуации «ход Никсона с новым партнером», кажется, потерял свою прежнюю привлекательность, но в связи с высокой степенью непредсказуемости политической ситуации в последнее время возможность такого хода нельзя игнорировать.

Издание FT в Пекине встретилось с Владимиром Якунином, попросив его разъяснить этот вопрос, а также прокомментировать проблемы, связанные с российско-американскими отношениями, российской политической ситуацией, вопросами в средней Азии и инициативой «Один пояс — один путь». В.Якунин (1948 г.) — известный политик, бизнесмен и ученый, которого связывают тесные отношения с Путиным. Якунин прежде занимал пост президента РЖД, а после отставки занялся работой в международном экспертно-аналитическом центре, где продвигает проект «Цивилизационный диалог» и участвует в разрешении международных конфликтов.

Следует пояснить, что это интервью происходило до ракетного обстрела Америкой Сирии и до визита Си Цзиньпина в Америку. Эти события, безусловно, определенным образом повлияли на российско-американские и китайско-американские отношения. Но так как это интервью было взято до вышеописанных событий, в нем не отражены те перемены, которые они за собой повлекли. Однако мысли и рассуждения Владимира Якунина относительно ряда вопросов, касающихся места России в глобальной структуре международных отношений, заслуживают внимания.

Financial Times: Как Вы оцениваете влияние западных санкций на Россию в связи с украинским кризисом?

Владимир Якунин: Они оказали влияние на способность российских компаний брать кредиты на международном финансовом рынке. Но если посмотрим на цифры, то увидим, что в российской экономике наблюдается небольшой рост, а не спад. К тому же, в условиях западных санкций правительство ускорило процесс реформ. Например: строится базовая инфраструктура, увеличились инвестиции в сельское хозяйство. Санкции заставили политиков и бизнесменов переосмыслить инвестиционную политику, а это позитивно влияет на социально-экономическую структуру страны.

На протяжении 20 лет Россия проводит системные реформы, а сейчас страна может, используя метод «управления проектами», конкретно определить цели реформ и, используя соответствующие ресурсы, их реализовать — как это делается в Китае. Желание Путина проводить стабильную политику гарантирует реализацию этих целей.

— Но иногда реализация целей не зависит от желаний людей. Что конкретного здесь можно сделать?

— Экономика — довольно сложная вещь, ее не объяснишь одной научной теорией. «Реформы открытости» в Китае не шли лишь по пути экономической теории либерализации, но были вполне успешны. Сейчас, если Россия пойдет по пути «чистой теории», то есть полностью примет все рекомендации МВФ, то это заведет ее в тупик. Или же если использовать более прагматичный способ: меняться в соответствии с ситуацией, иногда немного отклониться влево, иногда — вправо. Я думаю, что это правильно. Россия сейчас делает именно так, поэтому я оптимистично смотрю на будущее страны.

— В международном сообществе есть мнение, что демократия в России сходит на нет. Что Вы думаете по этому вопросу и по поводу политической стабильности в стране?

— Демократия гарантирует свободу граждан, правительство защищает граждан, предоставляет им образование и медицину. Демократия не только предполагает права, но и также ответственность. В России есть определенные проблемы, но в какой стране их нет? Путин гарантирует основы демократии.

Путин предотвратил распад России, действуя в интересах народа. Он установил стабильную систему, эта политика проводится в интересах граждан России. Если говорят, что она приносит пользу только Путину, то грешат против истины. Стабильность и развитие России благотворно влияет на весь мир, включая Китай.

— Трампа считают «пророссийским» американским президентом. Как Вы смотрите на развитие отношений между Америкой и Россией после его избрания?

— В современном мире какой-то одной стране сложно управлять общественным умонастроением, общественным мнением в других странах. Некоторые американцы считают, что за всеми событиями стоит Россия, но это смешно. Говорить о том, что это Россия повлияла, «подстроила» результаты выборов в Америке — абсурдно.

Некоторые русские слишком романтизируют образ Трампа, не исключение и некоторые члены Госдумы. Когда были объявлены результаты, многие из них аплодировали победе Трампа. Мне кажется, это просто неприемлемое поведение. Дума — это не театр, нужно серьезно относиться к делу. И, конечно, пора уже понять, что эта победа не является достижением лишь одного отдельного человека. Я считаю, что Трамп не только представляет продолжающийся в Америке кризис, он также и отражает кризис политического порядка в мире. Победу Трампа нельзя объяснять его личными качествами. Важно то, что он выражает чаяния и надежды большинства американцев.

Я не думаю, что можно говорить о Трампе как о «пророссийски» настроенном президенте. Он полностью «проамериканский» и исходит из интересов Америки. Трамп не ругал Россию, но после выборов он и не говорил о ней положительно. Трамп, конечно — прежде всего реалист.

— Одно время некоторые аналитики говорили, что Трамп может предпринять «ход Никсона», только с оговоркой, что теперь партнером Америки будет Россия.

— Теоретически, одна держава может использовать другую страну для того, чтобы каким-то образом повлиять на третью. Но мы должны понимать Путина, он человек в политике очень ответственный. Зная его характер, его лидерские качества и ту политику, которую он проводит, я полагаю, что он никогда не позволит кому-либо использовать Россию в качестве пешки для влияния на третью страну. Возможно, кто-то из политической элиты в Китае и тревожится по этому вопросу, но я считаю, что это ничем не обосновано.

— Как Россия относится к инициативе Китая «Один пояс — один путь»?

— Россия всегда стремилась к соединению Европы и Азии, и в этой связи Транссибирская железнодорожная магистраль — важный инфраструктурный элемент. Инициатива «Один пояс — один путь», предложенная Китаем, — не просто экономический проект, это и политическая идея. Мне кажется, Китай должен продолжать сотрудничество с Россией в области строительства базовой инфраструктуры, что также будет способствовать развитию севера Китая. Использование уже имеющейся инфраструктуры будет полезно обеим странам: глупо не использовать то, что уже есть.

Хочется добавить: будь то инициатива «Один пояс — один путь» или Евразийский экономический союз, они все связаны с одной важной идеей, с идеей того, как развивать отношения стратегического партнерства между двумя странами. Цели этих проектов друг друга дополняют.

— Беспокоится ли Россия о том, что влияние Китая в Средней Азии усиливается?

— Россия с бывшими республиками СССР всегда жила вместе. Мы делим с ними общее историческое и культурное наследие. Сейчас мы все вместе должны его сохранять. Если у этих стран возникает более тесное культурное и партнерское взаимодействие с Китаем, это очень хорошо и совершенно естественно в современных условиях. Но я не думаю, что они повернутся спиной к бывшему другу, предадут общее культурное наследие из-за того, что у них появился новый, более сильный и могущественный друг. Если так, то это будет политический просчет с их стороны. Россия со странами Средней Азии поддерживает дружеские отношения, и это позитивно влияет на Китай.

— После украинского кризиса западный мир много критиковал Россию и назвал ее «ревизионистом», пытающимся изменить мировой порядок. Что Вы думаете по этому вопросу и как смотрите на будущий мировой порядок?

— Россия пассивно отреагировала на то, что ее называют «ревизионистом», пытающимся изменить мировой порядок. Это обвинение не соответствует фактам. Не Россия бомбила Югославию, не она вторглась в Ирак, и не она нарушала международный порядок.

В свое время в международной ситуации происходили изменения, нужно было создать новые инструменты защиты стабильности в мире. Будучи победителем во Второй мировой войне, СССР был одним из столпов того нового миропорядка. Благодаря своей истории, своему потенциалу Россия и сейчас эту роль выполняет. Китай тоже наращивает силу, тоже меняет мир. Современный мир не может управляться какими-то одними странами. нужно развернуть широкое международное сотрудничество, нельзя никого дискриминировать.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 апреля 2017 > № 2150606 Владимир Якунин


Россия. Китай. Азия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 декабря 2016 > № 2006432 Владимир Якунин

Якунин: изменения в отношениях России и США вполне возможны

Интервью с близким другом Путина Якуниным: в России с особым вниманием относятся к намерению Трампа улучшить отношения между Россией и США.

Shanghai Observer, Китай

С именем Владимира Якунина связаны множество фактов о его личности: близкий друг Путина, бывший президент РЖД, мировой гигант, активный сторонник синергии между Китайской инициативой «Один Пояс — Один Путь» и Российской стратегией «Транс-Евразийский Пояс «Развитие». И каждый из этих фактов весом.

На сегодняшний момент, после своего ухода с поста в РЖД, Владимир Якунин полностью посвятил себя работе в исследовательском центре и консалтинговой деятельности. Будучи соучредителем Института Диалога Цивилизаций и заведующим кафедрой политологии МГУ, доктор политических наук приехал вчера в Шанхай (7 декабря 2016г.) для того чтобы посетить международную консультативную конференцию под эгидой Шанхайского Университета Международных Исследований. И дал интервью для Shanghai Observer и Jiefang Daily.

Китайско-Российские отношения: «Китай и Россия установили высокий уровень взаимного доверия»

Shanghai Observer, Jiefang Daily: В этом году отмечается 15-летие подписания Договора о Добрососедстве, Дружбе и Сотрудничестве между Китаем и Россией, а также 20-летие с момента установления Китайско-Российского стратегического партнерства и сотрудничества. Как Вам представляются сегодняшние отношения между Китаем и Россией?

Владимир Якунин: Последние несколько лет показали потенциал в отношениях между Китаем и Россией. Без сомнения, мы смогли установить высокий уровень взаимного доверия. В последние годы лидеры обеих стран также шли к товарищеским дружеским отношениям. Я считаю, что историческая важность Китайско-Российских отношений хорошо известна и не требует обсуждений. Сегодня, наряду с развитием китайской экономической, социальной и политической системы, страна сталкивается с задачами в сфере модернизации, инновации и развития, в то время как Россия также находится на этапе новой экономической модели. И в данном контексте, Китайско-Российское сотрудничество является особенно важным для каждой из сторон.

Когда Президент упомянул стратегическое партнерство между Россией и Китаем, шла речь не только про отношения в экономической сфере, например, материального производства, которое отвечает экономическим потребностям Китая, или ресурсных проектов, в которых у России есть потенциал; но это относится и к усилиям обеих сторон, которые те предпринимают для активного участия в формировании реалий сегодняшнего мира путем поддержания безопасности и мира на региональном, евразийском и мировом уровнях. Я считаю, что в этой области есть четкое развитие, что основано на взаимном доверии двух сторон и на общем понимании важности такого взаимодействия.

— Как бывший президент РЖД, что Вы думаете о перспективах синергии между китайской инициативой «Один Пояс — Один Путь» и российской стратегией «Евразийский Экономический Союз»? Россия занимает третье место по объему акционерного капитала в Азиатском Банке Инфраструктурных Инвестиций. Каковы Ваши ожидания относительно роли АБИИ?

— Вы абсолютно правы. Русско-Китайская транспортная сеть является одним из ключевых факторов в сотрудничестве между нашими странами. Китайская инициатива «Один Пояс — Один Путь» и российская евразийская политика вполне согласуются. У нас также есть Шанхайская Организация Сотрудничества, БРИКС, АБИИ и другие механизмы.

И в то же время я хотел бы отметить, что региональная интеграция между Китайской инициативой «Один Пояс — Один Путь» и российской евразийской политикой — это только одно из решений. Знаете, у России есть исследовательская программа Транс-Евразийский Пояс «Развитие». Данная программа была разработана за несколько лет до инициативы «Один Пояс — Один Путь». Мне думается, Китай и Россия обладают большим потенциалом для такой интеграции решений. В феврале 2014 года на встрече с Президентом Путиным Президент Си сказал, что между этими двумя решениями Китая и России нет конфликта, и что китайская сторона рассматривает российскую программу «Развитие» как северное продолжение нового Шелкового Пути.

Я хотел бы сказать, что подобный масштабный инфраструктурный план требует серьезных ресурсов, поэтому Россия приняла решение стать одним из учредителей АБИИ. И без сомнения этот механизм является одним из ключевых элементов, которые способствуют реализации программы. Этот механизм уже действует в строительстве нового Шелкового Пути. Надеюсь, АБИИ сможет также участвовать и в российском Транс-Евразийском Поясе «Развитие». В данный момент Россия работает над проектом Транс-Евразийский Пояс «Развитие», который также включает высокоскоростной проект железнодорожного сообщения, в котором намерена участвовать и китайская сторона.

— Россия сформулировала стратегию развития к 2020 году с упором на инновации, а Китай также включил стратегию по инновациям и развитию в свой тринадцатый пятилетний план. Как Вам видятся перспективы сотрудничества между Китаем и Россией в сфере инноваций?

— Я считаю, что в сфере прикладных исследований российские исследовательские институты накопили богатый опыт. Также есть много новых и современных исследований. Китай тоже уделяет пристальное внимание сфере исследований и разработки, и много инвестирует в этой области. И в данном аспекте, для Китая и России создана благоприятная база для сотрудничества.

Как нам всем известно, Россия и страны бывшего Советского Союза поддерживали Китай в сфере исследований и научных разработок. И на этом новом этапе обсуждаются и будут реализовываться Китайско-Российские совместные проекты, включая совместное производство широкофюзеляжных самолетов, проекты в сфере оружия и современные системы управления. Короче говоря, обе стороны обладают огромным потенциалом для сотрудничества в сфере инноваций.

Русско-Американские отношения: «сформировались положительные ожидания»

— Как Вы считаете, каковы могут быть возможные последствия того, что Трамп стал избранным президентом в США? Способен ли он восстановить отношения между Россией и Соединенными Штатами?

— Я абсолютно убежден, что неблагополучные и враждебные отношения между Россией и США, а также с другими западными странами, которые сложились в последние годы, на самом деле были искусственно созданы и никому не пошли на пользу — будь то конфликтующие стороны или другие страны, включая Китай.

Трамп заявил о своем намерении развивать отношения с Россией, и он видит потенциал в сотрудничестве с Россией в вопросе террористических угроз. Формируются положительные ожидания относительно того, что изменения в отношениях России и США вполне возможны. В любом случае, мы, российские граждане, серьезно заинтересованы в этом вопросе и очень ждем, что избранный президент выразит необходимое твердое намерение. Потому что, к сожалению, очень легко разрушить отношения двух стран, а вот вновь укрепить отношения будет намного сложнее. Восстановление отношений подразумевает, что средства массовой информации и соответствующие национальные системы должны сконцентрироваться на вышеупомянутых целях. Однако достаточно будет вызвать конфликты, чтобы разрушить тренд в восстановлении отношений. И поэтому только сильное политическое решение и воля смогут изменить ситуацию.

Русско-Японский территориальный вопрос: «Существуют тысячи возможностей и тысячи препятствий»

— Российский Президент Путин собирается посетить Японию. Как бы Вы оценили сегодняшние русско-японские отношения?

— Русско-японские отношения — это очень странные отношения. В силу исторических причин с момента Второй мировой войны и по сей день обе страны так и не заключили мирное соглашение. Исходя из моего собственного опыта с Японией, включая многолетний опыт работы с японскими политическими и деловыми кругами, могу сказать, что и Япония, и Россия имеют огромный потенциал и желание развивать нормальные отношения, но отсутствие мирного соглашения ограничивает точки соприкосновения двух стран.

К тому же, Вы знаете, что с японской стороны до сих пор не разрешен территориальный вопрос. По-моему мнению, Россия не может отдать часть территории Японии. Но есть такая пословица: пока есть желание, есть и множество возможностей; без желания найдутся тысячи препятствий. Широко обсуждается программа того, что Россия и Япония совместно создадут зону свободной торговли и будут вести крупные проекты в зоне свободной торговли. Эта часть территории может рассматриваться как часть зоны свободной торговли. Законное право собственности на эту территорию не изменится, но экономическая активность и контроль общественной деятельности внутри территории могут осуществляться русско-японской совместной организацией. Мне кажется, это возможное решение существующих проблем.

Проблема противоракетного комплекса THAAD: «de force», или вывод войск, намного сложнее, чем сама противоракетная перегруппировка

— После перемещения системы THAAD в Южной Корее Китай и Россия единодушно выразили свое мнение. Что Вы думаете о ситуации с вопросом безопасности в Северо-Восточной Азии на следующем этапе? Каким образом должны сотрудничать Китай и Россия, чтобы противостоять этим проблемам?

— Это сложная проблема. США и Южная Корея заявили, что причиной для дислокации противоракетной системы стала озабоченность в связи с ракетной и ядерной угрозой от Северной Кореи. По сути, однако, причина не только в различных экспериментах, проводимых КНДР. Я думаю, причина в том, что они хотят сдерживать интересы Китая в регионе, основываясь на своем восприятии.

На самом деле, предыдущая ситуация с ядерной проблемой Северной Кореи, если бы не бесцеремонное американское вмешательство, имела бы более оптимистические перспективы в снятии санкций, обеспечив поддержку и нормализацию отношений с той целью, чтобы Северная Корея отказалась от ядерной программы. Но США не хотят следовать этой линии. Здесь задействованы не только интересы Северной и Южной Кореи, но и интересы Китая, России и, возможно, даже Японии. Поэтому я верю, что решение кроется не в скоплении военных сил на Корейском Полуострове, а в «de force», или в выводе войск, что намного сложнее, чем сама противоракетная перегруппировка.

Россия. Китай. Азия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 15 декабря 2016 > № 2006432 Владимир Якунин


США. Сирия. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 6 октября 2016 > № 1928378 Владимир Якунин

Миру сегодня угрожает "каннибализм" антицивилизации под самоназванием "Исламское государство", заявил президент Чехии Милош Земан на минувшей неделе на Родосском форуме "Диалог цивилизаций". О первых выводах по итогам форума, о роли Совбеза ООН и об операции ВКС России в Сирии, об украинском и миграционном европейском кризисах, о растущем противостоянии идентичности глобализму, о санкционном оружии и перспективах предвыборных баталий в США между Трампом и Клинтон в эксклюзивном интервью РИА Новости рассказал председатель попечительского совета Исследовательского института "Диалог цивилизаций", экс-глава РЖД, доктор политических наук Владимир Якунин. Беседовала Ольга Липич.

- Владимир Иванович, каковы основные итоги Родосского форума "Диалог цивилизаций", прошедшего в этом году в новом формате, ваши личные впечатления от него, от смелых выступлений некоторых его участников?

— В этом году мировой общественный форум "Диалог цивилизаций" был реорганизован в центр исследований диалога цивилизаций (одноименный исследовательский институт — ред.). Судя по дискуссионным панелям, по уровню участников форума, можно сказать, что мы с задачей в целом справились. Не нам самим оценивать, насколько успешно, но, по крайней мере, по высказываниям, которые прозвучали на закрытии, по итогам форума справились хорошо. Основную ценность форума мы сохранили и развили. Это непремодерированные, открытые, свободные дискуссии, столкновение подчас противоположных взглядов, но аргументированных, с глубоким чувством уважения к собеседникам и стремлением найти правильные точки для диалога.

Из того, что на меня произвело очень большое впечатление: впервые мы так долго работали вместе с президентом Чехии Милошом Земаном, с президентом Вацлавом Клаусом (экс-глава Чехии — ред.), с канцлером Альфредом Гузенбауэром (бывший федеральный канцлер Австрии — ред.). Это действительно очень глубокие, очень образованные, много знающие политики, которые украсили дискуссии, в которых они участвовали. Всех впечатлила их смелость, откровенность, их провокационность в определенном смысле, позволившие уйти от привычных клише, по-новому взглянуть на многие вопросы.

Взглянуть, например, на проблему, которая называется "европейская солидарность". Клаус выступает и спрашивает: о какой солидарности вы говорите — во имя чего или против чего и что она должна означать? Или безопасность: как вы ее обеспечите? Вы даже домой приходите и дверь закрываете, потому что вам хочется остаться наедине с самим собой или со своей семьей, или когда вы уехали — вы свой дом закрыли. Кто должен отвечать за внешние границы Европы?

Совершенно блестяще прошла дискуссия по поводу альтернативных моделей развития экономики. Такое обсуждение не часто встречается сегодня, потому что есть определенное табу: вот священная корова глобализации — к ней не подходи, она доказала свою эффективность, не трогайте эти вопросы. Нет! Мир развивается. И да, в основном произошло сближение по уровню жизни между средним китайцем и средним американцем, но внутри национальных экономик наблюдается еще большее расслоение по доходам.

- Что будет с итогами, важнейшими тезисами Родосского форума-2016 — они как-то будут доведены до сведения других экспертов и власть имущих, влияющих на мировое развитие?

— Мы все оформим в соответствующих материалах форума. Мы из этого почерпнем наказы: какие вопросы исследовать дальше, что предлагать. Конечно, результаты форума не уйдут в песок, не забудутся.

- Вы согласны с прозвучавшими на форуме смелыми высказываниями президента Чехии Земана о том, что так называемое "Исламское государство" — это антицивилизация, как раковая опухоль, уже дающая метастазы в Афганистан, и что она должна быть уничтожена, очевидно не диалогом?

— Мне кажется, его ответ значительно глубже. Он сказал, что нельзя вести диалог с каннибалом, который рассматривает тебя как блюдо на его столе.

Вообще говоря, в основе создания ООН лежит идея о том, что именно ООН, ее Совет безопасности имеет право принять любые меры, включая военные, для защиты человечности, человечества от агрессии, от истребления. Мне кажется, в этом смысле высказывание президента Земана совершенно точно совпадает с этой, одной из основных концепций создания ООН.

Я с этим полностью согласен.

Ведь вопрос не в том, является ли возможным диалог с ИГИЛ. Я полагаю, что само возникновение ИГИЛ в какой-то мере явилось следствием отказа мира от диалога как инструмента для урегулирования спорных вопросов мировой политики. Всегда нужно пытаться добраться до причины проблемы, а не иметь дело со следствием.

- "Диалог цивилизаций" работает уже пятнадцатый год. Какие основные изменения в геополитике, межнациональных, межрелигиозных отношениях за это время вы бы выделили? Есть ли, на ваш взгляд, в последние годы тенденция к ускоренному росту напряженности?

— С момента начала работы форума 15 лет назад мир изменился. Геополитическая обстановка, к сожалению, ухудшилась, отношения между странами накалились.

Мы столкнулись с таким явлением, которое, в общем-то, предсказывалось, если им не заниматься, — в форме возможного столкновения цивилизаций. Но никто не предсказывал, что, прикрываясь религиозностью, религиозными догмами, будет создана реальная антицивилизация, которая не имеет ничего общего ни с религией, ни с гуманизмом, ни даже с только простыми эгоистическими материальными устремлениями (хотя это, конечно, точно есть). И имя этой антицивилизации — это, безусловно, незаконное "Исламское государство".

За это время также произошло событие, которое наложило отпечаток на все развитие мировой экономики. Я имею в виду кризис 2008 года. Мы тогда предсказывали, что если не будут предприняты солидарные усилия, то этот кризис получит вторую волну. И оказались правы.

Я бы еще отметил, конечно, и такое явление, как демонстративное использование санкционного оружия и резкое ухудшение отношений с Россией после того же самого 2007 года (после Мюнхенской речи президента России Владимира Путина — ред.). После того, когда Россия впервые осмелилась заявить о своих индивидуальных признаках, о своей идентичности, о своем понимании того, что хорошо и что плохо в международной политике. Это не было правильно интерпретировано, к сожалению.

И самое главное, конечно, это событие, связанное с возникновением такого явления, которого мы раньше не знали, — конфликт внутри одной цивилизации. Украинский кризис — это конфликт внутри одной цивилизации.

Другая форма такого же конфликта — это конфликт, который возникает в европейском обществе. Он связан с перенаплывом мигрантов, которые не адаптируются, не ассимилируются, не становятся равноправными членами того общества, которое их принимает.

В свою очередь, институты европейских стран оказались зажатыми в тисках политики мультикультурализма, которая и канцлером Германии, и президентом Франции была в итоге признана ошибочной. Время было потеряно, необходимые новые институты не были созданы, процессы, направленные на интеграцию мигрантов, не отработаны.

- В этом году война в Сирии в топовых новостях, в повестках дня и кулуарных дискуссиях крупнейших мировых саммитов, в том числе и Родосского форума. Общественное мнение волнуют и другие ближневосточные конфликты — арабо-израильский, обострение между Ираном и Саудовской Аравией. Как вы оцениваете ближневосточную политику и потенциал России с точки зрения реальной помощи в решении этих проблем?

— Не мне оценивать правильность или неправильность политики России в конкретных ситуациях. Могу говорить только с точки зрения исследователя и доктора политических наук. С этой точки зрения я хочу сказать, что надо быть последовательными, если заявлена политика борьбы, защиты цивилизации от антицивилизации, если заявлена политика уничтожения терроризма как чумы XXI века. И именно так нужно воспринимать действия разных стран, не только России.

Россия не единственный участник в решении этих вопросов, поэтому нужно рассматривать в совокупности поведение и активность всех государств, которые так или иначе имеют отношение к политике борьбы с терроризмом и к ситуации в Сирии сегодня. Самой большой возможной на этом пути ошибкой может стать разрыв хрупкого сотрудничества в Сирии между США и Россией. На ум приходит фраза известного французского писателя о том, что войны будут продолжаться до тех пор, пока их объявляют не те, кто воюет на фронтах.

- Но в силу исторически добрых отношений с некоторыми ближневосточными государствами, может ли Россия все же выступать посредником, скажем, в предотвращении полномасштабного конфликта, в налаживании отношений между Эр-Риядом и Тегераном — суннитами и шиитами?

— Исторически известно противоречие между такими направлениями ислама, как сунниты и шииты. Поэтому ничего особо нового не произошло.

А что касается посредничества, то оно имеет смысл тогда, когда обе стороны заинтересованы в том, чтобы разрешить конфликт, и они ищут партнера, надежного, уважаемого, принимаемого и той и другой стороной, который может это сделать. В силу исторических отношений России и ее позиции на Ближнем Востоке я полагал бы, что да — это возможно. Но для того, чтобы это произошло, необходимо, чтобы конфликтующие, латентно конфликтующие стороны, а также все игроки в регионе были заинтересованы в этом. Навязывать здесь ничего нельзя. Некоторое время назад у нас на площадке "Диалога цивилизаций" состоялся круглый стол с участием суннитов и шиитов — это пример того, как можно выстраивать диалог по общественной линии.

- Уже много лет вами проводится программа "Просите мира Иерусалиму", в рамках которой накануне православной Пасхи в разных уголках Земли возносятся совместные молитвы о мире на Святой Земле, а из иерусалимского храма Гроба Господня доставляется Благодатный огонь. Включает ли эта акция и заботу о мире в Сирии?

— Во-первых, надо подчеркнуть, что это самостоятельная отличная от "Диалога цивилизаций" деятельность, в которой я принимаю участие. Эта программа не имеет никаких границ. Внешне она связана с православием в целом, но она этим не ограничивается. Концепция принесения Благодатного огня значительно шире. Программа исторически называлась "Просите мира Иерусалиму", потому что, в соответствии с Библией, если не будет мира в Иерусалиме, то не будет мира в мире.

- С момента начала операции ВКС в Сирии прошел год. Как это изменило расклад сил в регионе?

— Для меня, как политолога, совершенно очевидно, что ситуация изменилась с появлением такой мощной силы, как российская армия, российские ВКС. Нравится кому-то или нет, но если бы этого не произошло, то вполне возможно, террористы уже праздновали бы победу.

Хочу обратить внимание на высказывания ряда участников форума. Как было подчеркнуто американским участником Родосского форума профессором Фредом Даллмайером, и это еще раз неплохо бы подчеркнуть, — Россия пришла в Сирию по приглашению законно существующего и избранного правительства Сирии. Мне может не нравиться политика и действия того или иного государства, но только народ решает его судьбу, все остальное — это внешнее вмешательство. Чем это заканчивается, в России хорошо помнят не только на американских примерах, но и на своем — в Афганистане.

Примечательно, что только после того, как российские ВКС стали бомбить караваны нелегальной нефти, которая транспортировалась из зон, захваченных ИГИЛ, почему-то и другие стали это делать. До того в течение очень продолжительного времени вроде бы никто ничего не знал по этому поводу. А при нынешнем уровне развития финансовой системы, когда каждый доллар, евро или реал легко отслеживается, от меня ускользает: почему никак не могут прекратить каналы финансирования Исламского государства, террористических организаций?

- А как бы вы сами предположили — почему до начала операции российских ВКС никак не могли прекратить каналы финансирования Исламского государства, террористических организаций и полностью ли эти каналы перекрыты сегодня? И самое главное — когда и чем закончится война в Сирии? В каком году и кто победит?

— Знаете, в Японии есть поговорка: гадалка не знает своей судьбы. В этом смысле заниматься предсказаниями не самое благодарное занятие. Другое дело, что логика развития событий говорит о том, что Россия извлекла уроки из печального исторического опыта, афганского прежде всего, и ее руководство выстраивает свою политику в соответствии с буквой международного права, понимая, что от этого во многом зависит исход борьбы.

Я бы еще раз хотел подчеркнуть, и это обсуждалось в эти дни на Родосском форуме — международные силы имеют дело не с обычным противником. Это война против новой идеологии, против антицивилизации по определению президента Чехии Милоша Земана. Эта антицивилизация отрицает право на жизнь любого, кто не подпадает под ими придуманные критерии: не та вера, не то происхождение, не тот цвет волос и так далее. Звучит знакомо? Но тогда, семьдесят лет назад, страны, которые считали себя цивилизованными, смогли объединить усилия, и это несмотря на существование двух диаметрально противоположных и непримиримых идеологий. Антисоветчики Рузвельт и Черчилль создали антигитлеровскую коалицию с коммунистом Сталиным. К сожалению, сейчас пока наблюдается обратная тенденция: нагнетание риторики холодной войны.

Видимо, не у всех пришло осознание того, что мы столкнулись не с простым религиозным экстремизмом, который худо-бедно объясняют различными религиозными учениями, а с новым типом социального — не религиозного — варварства, появление которого в современную эпоху должно навести на самые серьезные размышления.

- Как, по оценкам Исследовательского института "Диалог цивилизаций", изменится расстановка сил, если на выборах в США победит Трамп, действительно ли России выгодна его победа? Ухудшатся ли отношения РФ и США, если победит Клинтон? Верите ли вы лично в возможность победы Трампа? И в скорую отмену антироссийских санкций в случае его победы — когда и при каких условиях они вообще могут быть отменены?

— Если бы мне позвонили мои знакомые из Америки, а у меня там много старых знакомых, и сказали: "Слушай, Владимир, кто, по твоему мнению, лучший кандидат?", и если бы я точно знал, что это на что-то повлияет, я бы, наверное, ответил просто. Более сложный ответ заключается в том, что хочет мир этого или не хочет — стабильность американской политической системы влияет на стабильность политических систем во всем мире. И вот, если судить по ходу президентской гонки, внутри американского общества наблюдаются процессы нарастания конфликтности, что, по оценкам многих экспертов "Диалога цивилизаций", может повлиять на политическую стабильность в самих США и мире в целом.

- Существует мнение, что в мире нарастает противостояние не просто отдельных государств, не России с США, а глобализма — с идентичностями (цивилизационными, национальными, религиозно-культурными). И именно в этом свете можно рассматривать миграционный кризис, когда потоки беженцев из-за войн и хаоса на Ближнем Востоке устремляются в Европу и грозят стереть ее индивидуальные черты. Согласны ли вы с этим? Кто выиграет — глобализм или индивидуальность? Есть ли у "Диалога цивилизаций" видение: что делать сегодня для выхода из миграционного кризиса в первую очередь?

— У нас есть несколько исследовательских тем, которые как раз рассматривают вопросы в том числе глобализации и ее роли в распространении конфликтов.

Дело в том, что стоит различать глобализацию, условно, позитивную, и глобализацию как идеологию. Вот у меня сейчас в руке телефон и у вас телефон. Эти телефоны сделаны одним производителем в одной стране. То же самое можно сказать о машинах, поездках за границу, дистанционном образовании. Другой вопрос, когда мы говорим об определенной идеологии, наборе универсальных или, правильнее сказать, об универсализованном наборе ценностей, когда считается, что правильно так и никак больше. Оказывается, что не всегда и не всюду правильно.

Так вот, здесь наблюдались две тенденции: с одной стороны, универсализация ценностей, которая предлагалась в пакете с доступом к благам глобализованной экономики, а с другой, продолжение расслоения по доходам, рост так называемого коэффициента Джини в самих странах-партизанах глобализации. До какого-то момента это накапливалось, но тут обнаружился еще один непрямой эффект глобализации — всеобщая миграция из регионов, охваченных конфликтами. Как правило, это страны, где универсализованный набор ценностей не прижился и произошло то, что Хантингтон называл столкновением цивилизаций, а на самом деле можно сказать, что был нарушен баланс межцивилизационных отношений. В практике Института мы оперируем понятием солидарного развития, это методология диалога, которая помогает объяснить, почему для снижения конфликтности этот баланс необходим.

Мы также разрабатываем сейчас конкретную методику определения того самого баланса для различных регионов мира под названием "Индекс Диалога".

Проблема нами исследуется глубже, не на уровне противостояния государств или идеологий, как вы сказали, а на уровне изменения социально-политической структуры общества. Недовольство глобализацией обнаруживается не у отдельно, скажем, взятых индусов, китайцев или у французов, а в тех слоях общества, которые от глобализации меньше всего выиграли. Результат — изменение политического ландшафта в Европе, рост популизма и те общественно-политические процессы, которые мы наблюдаем в ЕС и теперь, судя по всему, в США.

- Кто сегодня управляет глобальными процессами, кто навязывает глобализацию, на ваш взгляд, — международные корпорации или отдельные государства, какие? Согласны ли вы с утверждением: деньги правят миром? И возможно ли каким-то образом вернуть влияние религиозно-нравственных, гуманистических идеалов сострадания и солидарности на принятие важнейших решений?

— Есть такое явление, которые мы изучаем в "Диалоге цивилизаций", его можно описать, как противопоставление разных моделей экономического развития: статистического роста ВВП и развития как комплекса экономических мер по созданию удобной и необходимой инфраструктуры для жизни людей. Статистический рост далеко не всегда обеспечивает рост благосостояния — смотрите, экономика ЕС, США, других регионов растет? Растет. А расслоение по доходам не уменьшается, а увеличивается.

Есть исследование, не наше, согласно которому всего около 150 международных корпораций владеют почти половиной мировой экономики. В условиях глобализации, когда некоторые корпорации по финансовому и политическому весу сопоставимы или превышают отдельные страны, возникает недовольство у той самой части человечества, которая глобализацию видит, но от нее не выигрывает. Возникает недовольство, переоценка ценностей и попытка движения от политики цен к политике ценностей.

Я также не стал бы сводить ценностные основания цивилизаций к исключительно религиозным верованиям. Мир цивилизаций насчитывает тысячи лет, а это неизбежно приводило к развитию человеческого общества в целом и самого человека. С этой точки зрения верит ли человек в Бога и следует ли его заповедям или верит в развитие человечества на базе гуманизма, человечности, диалога и мира — по своей сути не имеет значения. И в том и в другом случае эти формы веры не производят конфликтность.

- В кулуарах Родосского форума эксперты говорили о кризисе на Украине, российской и антироссийской пропаганде, сеянии страха и ненависти к России. Возможно ли примирение двух стран или хотя бы снижение градуса напряженности, в какой перспективе? Что для этого нужно сделать России?

— В кулуарах форума говорили в меньшей степени о России или о какой-то другой стране, а о процессах, о том, как эти процессы понять, структурировать и предупредить рост конфликтности. Что касается антироссийской кампании, развернутой многими западными СМИ и политиками, то на эту тему очень емко на Родосе высказался президент Клаус. Он сказал: "Пожалуйста, не демонизируйте Россию и русских. Это уведет Европу не туда".

Касательно украинского кризиса, он отдельно не обсуждался, что отчасти объясняется разнообразием тем и международным составом участников и спикеров — 34 страны.

Но могу сказать, что в начале года "Диалог цивилизаций" в партнерстве с Центром изучения кризисного общества презентовал экспертный доклад по украинскому кризису, который не был опубликован. На основе статистики и различных источников информации выяснился, например, такой неожиданный факт: даже на пике вооруженного гражданского конфликта на Украине в конце 2014 года количество опрошенных украинцев, которые позитивно относились к русским, было уверенно более 50% даже в западных регионах, а количество тех, кто позитивно относился к России как к государству, везде превышало количество негативных отзывов.

В этом смысле есть надежда, что общность исторического опыта и общность ценностей, разделяемых русскими и украинцами, рано или поздно сыграют свою роль в восстановлении полноценных отношений, тем более что, уверен, таковы надежды и остальных европейцев.

США. Сирия. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 6 октября 2016 > № 1928378 Владимир Якунин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 июня 2016 > № 1797258 Владимир Якунин

Владимир Якунин: «Кремль прав, что противостоит антироссийской пропаганде»

Le Temps, Швейцария

До недавнего времени считавшийся одним из наиболее влиятельных людей России, Владимир Якунин рассказывает о своих отношениях с Владимиром Путиным.

Рассматриваемый американской администрацией как «доверенное лицо» Владимира Путина и в этом качестве попавший под американские санкции, Владимир Якунин долгое время считался одним из самых могущественных и состоятельных людей России. Однако, прошлым летом он оставил свой пост президента Российских железных дорог (1,2 миллиона работников), который он занимал в течение десяти лет. Попал в немилость хозяина Кремля? С тех пор спекуляции не прекращались. Газета «Le Temps» встретилась с Владимиром Якуниным в Женеве, где он участвовал в торжествах, посвящённых 150-летию строительства Русской церкви.

«Le Temps»: Вы стояли во главе одной из самых крупных компаний мира. Вам сейчас не хватает такой ответственности?

Владимир Якунин: Это была значительная часть моей жизни, и таковой она останется, но всё имеет свой финал. Решение было принято давно, хотя возможно, что нынешний кризис и ускорил процесс. Но это не было сиюминутным решением, а тщательно планировалось.

— Некоторые связывают ваш уход с тем фактом, что один из ваших сыновей ходатайствовал о получении гражданства Великобритании. Это, как говорят, вызвало раздражение у кремлевской администрации?

— Это неправда. Мой сын живёт в Лондоне в течение 7 лет, он совершеннолетний человек, и у него своя собственная жизнь и семья. Это ни для кого не было секретом. Мы все находимся в одном и том же социуме, и много русские живут за границей. Что касается решения моего сына, один очень авторитетный человек из российского правительства заверил меня в том, что тут нет никакой проблемы, когда я его информировал об этом. Он даже напомнил мне, что многие члены парламента и даже правительства имеют тесные связи за границей. То есть, данный случай не является исключительным.

— Вам затем «подарили» пост сенатора от Калининградской области. Но Вы отказались от него. По какой причине?

— Послушайте, я понимал, что сенатор не имеет права возглавлять международную неправительственную организацию. А я ведь создал с друзьями мировой форум, именуемый «Диалог цивилизаций», которому я посвятил пятнадцать лет жизни — и он входит в данную категорию. Вопрос заключался в том, как я могу наилучшим образом внести свой вклад в служение своей стране и своему народу, и я решил, что это будет в составе данного форума. Я очень признателен президенту и всем заинтересованным лицам за то, что они позволили мне сделать этот выбор и приняли моё решение.

— Вы по-прежнему в хороших отношениях с президентом Путиным?

— Я российский гражданин. В жизни у меня были разные периоды — хорошие и не очень — и, наверное, я совершил какие-то ошибки. Но всю свою жизнь я служил своей стране. И это было отмечено и с уважением принято президентом моей страны. Я могу сказать, что на сегодняшний момент у меня действительно хорошие отношения с президентом. Он, в частности, согласился с тем фактом, что моя работа в рамках «Диалога цивилизаций» представляет собой правильную перспективу.

— По этому случаю вы собираетесь открыть в ближайшие недели исследовательский институт в Берлине. Вы принимаете участие в лоббировании, которое было развёрнуто Кремлём в Европе?

— Нас никто не направляет, и я не получил ни одной копейки и ни одного указания в связи с работой этого форума или моего фонда (Фонд Святого Андрея Первозванного, один из офисов которого находится в Женеве). Каждый раз возникает соблазн изобразить нас, как влиятельных агентов Кремля, но нет ничего более ложного. Истина в том, что я русский, и для меня очень важно, как меня воспринимают, понимают и принимают в определённых зарубежных странах. При этом, совершенно нормально, что Кремль проявляет озабоченность той широкой пропагандой и негативными спекуляциями, которые направлены против России и русского народа сегодня. И было бы странно, если бы российские власти не пытались им противостоять. Но для этого у государства есть свои собственные органы, дипломатия и межгосударственные отношения. Нам нечего скрывать. И это не мешает тому, чтобы наш Фонд своими собственными инициативами мог тоже совершать нечто позитивное для нашей страны и нашего народа.

— Важна ли для вас Швейцария в данной перспективе?

— Вспомните об Иоаннисе Каподистрия (Jean Capo d’Istria), который защищал независимость Швейцарии на Венском конгрессе после того, как он был первым послом России в Швейцарской конфедерации… Важно отметить, насколько нелепы заявления о том, что Россия не является частью Европы и никогда не играла положительной роли. Россия всегда была очень влиятельным государством. И сегодня мы находимся здесь, чтобы отметить 150-летие возведения Русской церкви в Женеве. Это отвечает нашей идее о том, что мы все — одна большая семья, со своими ссорами, спорами, но с постоянным влиянием друг на друга.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 июня 2016 > № 1797258 Владимир Якунин


Греция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 апреля 2016 > № 1712328 Владимир Якунин

Фонд Андрея Первозванного намерен расширять проекты, посвященные истории. Когда на Западе пытаются перелицовывать мировую историю, ее защита становится актуальнейшей задачей, считает председатель попечительского совета Фонда Андрея Первозванного Владимир Якунин. Он находился в Греции в связи с принесением мощей святителя Луки Крымского в Патры. О проектах фонда Якунин рассказал в интервью корреспонденту РИА Новости в Афинах Геннадию Мельнику.

— Принесение мощей святителя Луки Крымского в Патры вызвало большой интерес у греков — пришли не сотни, а тысячи человек. А вы как оцениваете подобные события?

— Несколько лет назад патриарх Кирилл обратился к нам и сказал, что Фонд Андрея Первозванного многое делает для того, чтобы приносить мощи святых в приделы Московской патриархии, но у нас есть большое количество мощей святых, которые глубоко почитаются в мире. Это запало в память. И когда мы осуществляли принесение креста Андрея Первозванного на 1025-летие православия в России, мы сказали о принесении мощей сюда (в Патры, в Грецию — ред.), и архиепископ высказал большое пожелание, чтобы были принесены мощи святого Луки.

Мы доложили это патриарху, получили его благословение, получили поддержку от архиепископа Симферопольского и Крымского Лазаря.

Но это организационный момент. А вот реакция людей… Когда мы подъехали и я увидел эту огромную толпу людей… Это же не Москва, это небольшой городок, и вот это количество людей, которое мы увидели, показывает, насколько почитаем русский святой здесь, и мы поняли, что мы осуществляем правильную миссию.

Мне чрезвычайно приятно, что Фонд Андрея Первозванного вновь совершил что-то, что ранее не делалось. Принесение мощей святого из России в Грецию — событие уникальное и, будем надеяться, не последнее.

— Сейчас фонд готовит форум, посвященный королеве эллинов Ольге. Что предполагается?

— Фонд реализует много различных программ. Фонд Андрея Первозванного не является религиозной организацией, при том что мы имеем такое название и тесно сотрудничаем с церковью. Мы исходим из того, что в основе нашей цивилизационной идентичности лежит православная вера, именно поэтому мы столь активны в этой деятельности. А наша программа "Служение Отечеству: события и имена" посвящена историческим фигурам русской истории, которые по тем или иным причинам не слишком известны в России или за рубежом. У нас не было событий, связанных с женским образом в истории, за исключением известных цариц. Но они известны, а нам хотелось вспомнить такие личности, которые очень много сделали для России, но оказались забыты, неизвестны общественности. Таким историческим персонажем является княгиня Ольга.

Мне кажется это особенно важным сегодня, когда кое-кто на Западе, в Штатах особенно, пытаются перелицовывать мировую историю, в том числе историю России. Когда искажается даже новая история, история Второй мировой войны, когда пытаются создать образ России как некоей изолированной территории, якобы не Европа и никогда Европой не была. Это полная неправда.

Образ княгини Ольги позволяет нам обратиться к историческим вехам мировой цивилизации и вспомнить, что, например, принц Чарльз является праправнуком княгини Ольги. А если еще дальше копнуть, то более 20 лидеров европейских государств являлись потомками Рюриковичей. И даже основоположник американской демократии имел в своей крови кровь Рюриковичей.

Защита истории становится для нас актуальнейшей темой. Это наш способ защиты интересов нашего общества, защиты интересов нашей истории от таких посягательств.

— В Польше начинают сносить памятники советским воинам, на Украине идет прославление фашизма. Не собирается ли фонд запустить проект по современной истории?

— Программа "Служение Отечеству: события и имена" связана именно с историческим страницами нашей Родины, нашего общества, она будет продолжаться.

Мы работаем и по другим линиям. Фонд Андрея Первозванного явился тем источником, из которого родился международный общественный форум "Диалог цивилизаций". Сегодня это международная организация, она зарегистрирована в Австрии. Смысл ее деятельности заключается в том, чтобы продвигать идеи межцивилизационного диалога как единственного способа сохранения мира во всем мире, вопреки попыткам агрессивного навязывания чуждых ценностей и чуждой идеологии. И это самым непосредственным образом связано с новейшей историей.

Фонд Андрея Первозванного и Центр национальной славы сейчас прорабатывают вопрос — мы хотим вместе с Российской академией педагогических наук создать учебник истории для российских детей за рубежом. Сегодня очень много русских семей живет за рубежом, в том числе и молодые семьи. У их детей, по сути дела, нет учебников русского языка, ни тем более учебников истории. Если нас поддержат меценаты, благотворители, то мы можем подключиться к созданию таких учебных пособий для русских детей, которые в силу определенных обстоятельств вместе с родителями сегодня находятся за рубежом, учебников для наших воскресных школ.

Сейчас довольно сложные времена с точки зрения благотворительности, с точки зрения финансовой поддержки. Но времена приходят и уходят, а история остается. И Россия остается.

Греция. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 4 апреля 2016 > № 1712328 Владимир Якунин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 февраля 2016 > № 1667819 Владимир Якунин

Владимир Якунин: «Россия изменила ход войны в Сирии»

Аксель Жильден (Axel Gyldén), L'Express, Франция

После аннексии Крыма в 2014 году этот соратник Путина, которого зачастую называют неофициальным голосом России, оказался в санкционном списке США. Владимир Якунин, человек со стальным взглядом и отточенным английским, принимает нас на Елисейских полях в здании ассоциации «Франко-российский диалог», в которой он занимает пост сопредседателя совместно с депутатом от «Республиканцев» Тьерри Мариани (Thierry Mariani).

В течение десяти лет этот петербуржец занимал пост президента ОАО РЖД (крупнейший работодатель в стране с миллионом сотрудников), а теперь возглавляет международный общественный форум «Диалог цивилизаций». «Цель — создать противовес для доминирующих в общественном мнении экспертных групп и НКО», — отмечает этот опытный эксперт по стратегиям влияния. На вопрос о принадлежности к КГБ он отвечает молчанием и улыбкой…

L’Express: Как теракты 13 ноября в Париже изменили отношения Франции и России?

Владимир Якунин: Мы, россияне, как никто понимаем вашу боль. На нашу долю тоже выпали страшные страдания из-за терактов во время войны в Чечне и после нее. Вспомните о терактах в жилых домах в Москве в 1999 году, взрывах в аэропортах, поездах и метро. После терактов в Париже президент Франсуа Олланд сразу же призвал к формированию «единой коалиции» против Исламского государства. Однако когда он прибыл в Москву десять дней спустя, после встречи с Бараком Обамой, его энтузиазм явно поутих. Полагаю, свою позицию он изменил, потому что некто выразил несогласие… Печально, что международные отношения сегодня так сильно зависят от агрессивной внешней политики США.

— То есть?

— Вашингтон раздает хорошие и плохие оценки, решает, кого похвалить и кого наказать… Это никак не способствует реализации предложения президента Владимира Путина, чтобы международная коалиция была организована под эгидой ООН. Но рано или поздно такая коалиция все равно появится, потому что у терроризма нет ни религии, ни гражданства, ни границ. Пока мы довольствуемся простой координацией штабов России и США для предотвращения столкновения самолетов в сирийском воздушном пространстве.

— Как бы вы оценили российские военные операции в Сирии?

— Прежде всего, отмечу, что в России существует застарелое отвращение к войне. Мы слишком настрадались во время Второй мировой. К сожалению, на Западе никто не помнит этот исторический факт. Спросите у кого угодно на улицах Парижа, и он вам скажет, что основной вклад в победу над нацизмом внесли американцы. Запад ничего не знает о роли Красной армии и не в курсе, что Россия потеряла более 26 миллионов жизней, то есть 13,5% населения. Что касается Сирии, российское вмешательство, безусловно, изменило ход войны. С первых ударов по грузовикам, которые доставляли в Турцию контрабандную нефть, обогащая ИГ. Наше вмешательство позволило сирийской армии освободить территории.

— Что дает России это военное вмешательство?

— Решительная борьба с терроризмом за пределами наших границ (причем, заметьте, по официальной просьбе легитимного сирийского правительства) демонстрирует миру, что Россия может и хочет играть позитивную роль в ключевых международных вопросах. И ничего больше. Мы не требуем и не получаем ничего взамен, нефть или чего-то еще.

— После того, как 24 ноября Турция сбила Су-24, многие ждали очень жесткой реакции со стороны Владимира Путина. Но если не считать предложения 4 миллионам российских туристов бойкотировать любимые анатолийские пляжи, ответ выглядит весьма умеренным…

— Вы считаете, что России следовали принять односторонние санкции? Я категорически против такого подхода, которым зачастую пользуются США. Американцы вводят санкции против России из-за ее действий на Украине, против Ирана из-за ядерной программы, против Кубы и т.д. За последние 20 лет американцы ввели более 140 санкций. Мы же смотрим на международные отношения иначе. Кроме того, право вводить санкции против той или иной страны есть только у ООН. Как бы то ни было, Турция нанесла нам серьезное оскорбление. Поэтому мы пересмотрели всю нашу внешнюю политику относительно этого государства. Это отражается в резком прекращении товарообмена в нескольких отраслях (туризм, строительство, сельское хозяйство и т.д.), что не вызывает ни у кого ни малейшей радости. Из-за этого недружественного, незаконного и опасного шага Турции мы потеряли не только самолет, но и пилота. А президент Реджеп Тайип Эрдоган даже не посчитал нужным выразить соболезнования. Речь идет о настоящей аномалии в отношениях наших стран, которые всегда отличались теплотой.

— Но откуда берутся продукты, если вы закрыли рынок для Турции, Украины и Европы?

— Есть множество других стран, например, Латинская Америка. Пока я не видел пустых полок с фруктами и овощами в российских супермаркетах.

— Как отразилось на России введение европейских экономических санкций после аннексии Крыма в 2014 году?

— Отрицательные последствия мы разделяем с Европой, которой, по всей видимости, свойственно нечто вроде политического мазохизма. Разумеется, санкции стали ударом по России. Но взгляните на цифры. После этого одностороннего решения товарообмен между Россией и Европой сократился на 30%, тогда как российско-американский оборот вырос на 10%. Германия, наш главный торговый партнер, потеряла 30 000 рабочих мест. Во время поездки в Париж [в январе 2016 года, прим.ред.] я говорил с бывшим президентом Валери Жискар д’Эстеном, и он повторил то же самое, что на конференции в Московском университете в мае 2015 года. Цитирую: «Европейцы не понимают, что Крым всегда был русским». Бывший президент Франции относится к поколению лидеров, которые принимали во внимание историческую сторону событий. Молодым политикам, которым так не хватает глубины, стоило бы выстроиться в очередь у него под дверью, чтобы приобщиться к его советам и опыту.

— Из-за обвала цен на сырье Россия оказалась в непростом положении?

— Страдает не только Россия. Экономический кризис носит глобальный характер. Падение цен на нефть, безусловно, не упрощает нам задачу, но президент Путин и правительство работают над поиском решения. Россия сейчас переживает кризис, но это далеко не худший период в ее истории. Мы справлялись с бедами в прошлом. Справимся и сейчас.

— Может ли Россия сейчас успешно перейти с основанной на нефтяной ренте экономики к новой модели, учитывая, что она не сделала это в более благоприятных условиях?

— Не волнуйтесь, нефть и газ — еще не все. На них приходится значительная часть наших бюджетных поступлений, но у нас есть и другие источники. Некоторые эксперты говорят о все более конкурентоспособной сельскохозяйственной продукции и развитии частных инициатив. Предстоит проделать еще долгий путь, но тут в ход вступает русский менталитет. Пока нас, русских, не загонят в тупик, нам свойственно вести себя беспечно. Но когда ситуация обостряется, мы просыпаемся и придумываем нечто совершенно новое!

— Вы смотрели последний фильм Стивена Спилберга «Шпионский мост» [в нем говорится об обмене американского и советского разведчиков в Берлине в разгар холодной войны]?

— Разумеется! Это очень грамотный фильм. В некоторых моментах, конечно, избыток романтизма, но это хорошо отражает эпоху. Я много читал о Рудольфе Абеле и других советских разведчиках. Люди моего поколения росли на романтическом образе секретного агента, который защищает интересы Родины. Недавно мне довелось встретиться с бывшими высокопоставленными сотрудниками спецслужб нескольких стран. Я также прочитал множество статей отставных агентов ЦРУ. И могу сказать вам следующее: вне зависимости от лагеря и модели (социализма или капитализма) у людей моего поколения было нечто общее. Мы росли с одной мыслью: не допустить ядерной войны. Мы знали красную черту, которую нельзя пересекать. Современный мир намного опаснее. Некоторые из нынешних лидеров слишком бесцеремонны. Они не осознают все возможные последствия обострения отношений между Россией и США, Россией и Европой, между государствами Средиземноморья.

— Почему в новом варианте российской военной доктрины, которую одобрил Владимир Путин в декабре 2015 года, НАТО называется основной угрозой для безопасности России?

— Не стоит путать НАТО как организацию с его странами-членами. В любом случае, когда после падения берлинской стены Михаил Горбачев согласился вывести советские войска из Восточной Германии, он сделал это на том условии, что НАТО не будет расширяться в сторону России. Сегодня же Североатлантический альянс оказался у самых наших границ, в Прибалтике. А всего два года назад некоторые мечтали довести его до Украины. Подобные шаги вызывают тревогу у всего российского населения вне зависимости от политических взглядов.

— В каком состоянии находятся отношения с Германией? Они резко ухудшились после аннексии Крыма, когда Ангела Меркель заявила, что Путин «потерял связь с действительностью» и «живет в другом мире»…

— Рано или поздно эти отношения наладятся. В любом случае, немцы ценят Россию. В отличие от части своей политической элиты они понимают, что происходит на Украине и как экономические санкции против нашей страны бьют по немецкой экономике. Что касается мигрантов, они осознают безответственность неолиберальной политики, которую навязывают некоторые связанные с США брюссельские круги. Меркель и Саркози сами признали провал мультикультурализма… не сделав при этом ничего, чтобы исправить ситуацию с помощью подходящей политики, например, в образовательной сфере. Если широко распахивать перед всеми двери, это будет лишь создавать хаос. Как мне кажется, если кого-то пригласили в гости, он должен вести себя вежливо и соблюдать правила хозяина. Только вот это осознают, по всей видимости, не все мигранты.

Владимир Якунин в семи датах

родился 30 июня 1948 года в Меленках (Владимирская область)

получил диплом инженера в Ленинградском механическом институте в 1972 году

занял пост старшего инженера Управления Государственного комитета Совета Министров СССР по внешнеэкономическим связям в 1977 году

с 1985 по 1991 год — второй, а затем первый секретарь Постоянного представительства СССР при ООН

стал заместителем министра транспорта в 2000 году

стал вице-президентом (2003 год), а затем президентом (2005 год) ОАО РЖД (до 2015 года)

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 февраля 2016 > № 1667819 Владимир Якунин


Германия. Финляндия. Весь мир. РФ > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 28 января 2016 > № 1630755 Владимир Якунин

Ялта - Потсдам - Хельсинки - исторические уроки в актуальной политической повестке

Владимир Якунин. Президент - основатель МОФ «Диалог цивилизаций», доктор политических наук

Выступление на Международной общественно-научной конференции «Ялта - Потсдам - Хельсинки - Белград: в поисках безопасного мироустройства». Белград (Сербия), 24-25 ноября 2015 г.

Год назад в Белграде проводилась научно-общественная конференция «Великая Война и начало нового мира: актуальная повестка для человечества».

Выводы участников конференции вступили в противоречие с распространенным взглядом на то, что Первая мировая война являлась следствием стечения обстоятельств, совокупности роковых случайностей и ее никто в действительности не желал. Большинство выступавших приходили к прямо противоположному заключению: войну проектировали определенные силы, наживавшиеся на военном конфликте. Таким же образом планировали и Вторую мировую войну.

Из признания этого факта мы можем проложить определенный мост к рассмотрению сегодняшней ситуации. По некоторым данным, каждые 40 минут в мире происходит террористический акт. Большинство из них не сопоставимы по масштабам с терактами в Париже или взрывом российского лайнера над Синаем, однако они не менее опасны и тревожны.

Год назад мы говорили о причинах войны. Однако теперь в фокусе повестки - вопрос не о том, почему возникают войны, а о том, как их предотвратить.

Исторический опыт свидетельствует, что войны, по сути, являлись для бенефициаров инструментом изменения системы мироустройства. Смена систем мироустройства всегда происходила через войны.

Смена мироустроительной парадигмы была всегда также сопряжена с ценностными инверсиями, ломкой устоявшихся философских представлений о добре и зле. За два последних столетия по меньшей мере пять международных мироустроительных систем - венская, крымская, франкфуртская, версальско-вашингтонская и ялтинско-потсдамская - были изменены. На переходах к каждой новой системе фиксируются войны - Наполеоновские войны, Крымская война и Франко-прусская война, Первая мировая война и Вторая мировая война. Их масштабность от перехода к переходу возрастает, увеличивая, соответственно, и гекатомбы человеческих жертв. Последний такой переход был связан со Второй мировой войной, стоившей человечеству 60-65 млн. жизней, из которых около 27 миллионов - потери СССР.

Совсем недавно, будучи в Китае, услышал еще об одной цифре, о которой ранее не знал. Один из руководителей Китая говорил о том, что в борьбе с милитаристской Японией Китай потерял 35 млн. жизней. Все эти цифры просто огромны.

После Второй мировой войны стало ясно, что еще одного глобального конфликта человечество просто не переживет. Поэтому его нельзя допустить, под каким бы предлогом он ни разворачивался. Следующий конфликт будет означать нажатие спускового крючка самоубийства человечества. Существуют исторические свидетельства, что перед Первой мировой войной общественность считала, что войны не может быть. Перед Второй мировой войной известная писательница Астрид Линдгрен писала, что никто не верил в ее возможность. Но войны происходили, и это не случайное явление.

Следовательно, все политические акторы должны осознать, что путь смены мироустроительных парадигм через инструмент войны более невозможен, неприемлем и недопустим. А это означает принципиальный методологический вызов, который встал перед человечеством, - нахождение невоенного инструментария развития.

Мы говорим сегодня, что термин «экономический рост» через оценку роста ВВП на самом деле не отражает сути экономической политики, которая должна быть направлена на совершенствование человека, человеческого общества, на предоставление человеку реальной свободы и права выбора. Разве можно говорить о какой-то свободе, если сегодня в европейских государствах, к примеру в Испании, безработица среди молодого поколения достигает 50%, в Греции 60%? Немного лучше ситуация в Центральной и Западной Европе. Но разве это выбор? Вспомните слова, которые прозвучали из уст Президента Валери Жискар д’Эстена, обращенные к будущему поколению. Каким оно будет, если сейчас растет поколение людей, которые вообще никогда постоянно не работали? О какой свободе, о какой ценностной основе такого общества можно говорить?

На фоне этого сегодня звучат заявления, что ялтинско-потсдамская система, существующая уже более 70 лет, безнадежно устарела. Кто-то говорит о ее несовершенстве. Наверное, с развитием любых систем есть основания говорить о том, что при создании в них были заложены определенные факторы несовершенства. Это соответствует человеческой ментальности: нельзя полностью предвидеть развитие будущего. Но при этом именно ялтинско-потсдамская система сегодня является базисом мирного и безопасного существования, если можно говорить о мире и безопасности в современных условиях. Отказ от этих договоренностей неизбежно приведет к разрушению всей системы. Именно на этих договоренностях выстраиваются все современные институты международного права, определяются границы государств. Другой системы договоренностей просто-напросто не существует.

К тому же, если говорить о стремлении к идеалу, мы прекрасно понимаем, что идеальный мир, к сожалению, недостижим. Мы живем в реальном мире. Человечество не может остановиться в своем развитии. Количество членов ООН постоянно растет. В 1945 году их было 51, в 1973-м стало уже 135, и как раз тогда были приняты в семью ООН и ФРГ, и ГДР. А в настоящее время в ООН уже 193 государства. Поэтому совершенно очевидно, что при таком росте ООН необходимы определенные инструменты балансирования порою противоречивых интересов всех участников. Как политически избежать антагонистических противоречий между базовыми принципами ялтинско-потсдамского мироустройства и объективными процессами постоянной политической модернизации? Это и есть актуальная повестка дня.

70 лет назад совместными мировыми усилиями была одержана величайшая победа в истории человечества над наиболее очевидным и масштабным воплощением зла в истории - победа над фашизмом. Принципы нового мироустройства впервые были сформулированы в Ялте, а потом поддержаны в Потсдаме. Выстроенная в контексте победы над фашизмом, эта система была ориентирована на то, чтобы ничего подобного в истории больше не повторялось. Ялтинское мироустройство существует уже 70 лет и является сдерживающим фактором на пути хаотического конфликтного развития мира. Но само конвенциальное принятие принципов коллективного существования народов явилось историческим препятствием для сползания человечества в пропасть самоистребления. И нам сегодня опять приходится об этом говорить на фоне упомянутых трагических событий.

С сожалением должен констатировать, что это лежит и на совести тех политических сил, которые исповедуют известный черчиллевский принцип: враг моего врага - мой друг. Сегодня этот враг пришел в дома тех, кто исповедовал данный принцип. И слова Дж.Буша-младшего о том, что ялтинская система устарела и должна быть пересмотрена, находятся в противоречии с высказыванием Д.Эйзенхауэра, который в свое время произнес: «Если у вас есть ряд домино, стоит выбить первое из них, и можно быть уверенным, что и последнее упадет очень быстро. Это может стать началом разрушения, которое будет иметь самые глубокие последствия».

Теория домино сегодня широко используется в политическом анализе и хорошо известна. И в этом смысле хочу сослаться на советского ученого-экономиста Марка Голанского. Еще в 1987 году в своей книге «Что нас ждет в 2015 году?» он предсказал крах Советского Союза. Но все забыли о том, что в этой же книге он предсказал и крах современного капиталистического мира.

Полагаю, что задача нашей конференции заключается не только и не столько в том, чтобы указать кого-то, кто является инициатором современных конфликтов, сколько в том, чтобы поддержать те инициативы, которые родились в Хельсинки, и в том числе инициативу о создании международного общественно-политического форума, который должен был бы рассматривать эти актуальные вопросы. Тогда этого сделано не было. Полностью поддерживаю высказывание А.В.Келина (постоянный представитель РФ при ОБСЕ с 1 июня 2011 г. по 5 августа 2015 г. - Прим. ред.) о необходимости возвращения к этим итоговым предложениям и формирования таких структур, которые должны противодействовать сползанию мира к конфликту и уничтожению.

И вот сегодня очевидными становятся попытки изменения системы ялтинского мироустройства. Они представляют собой ревизию итогов Второй мировой войны.

Еще одной опасностью современного мира является то, что сейчас происходят попытки дезавуировать значение тех народов, которые внесли неизмеримый вклад и претерпели большие потери в борьбе с фашизмом, и отрицается сам этот вклад. В некоторых странах к ветеранам Второй мировой войны приравнивают и фашистов, и тех, кто с фашизмом воевал. Это абсолютное лицемерие и абсолютно неприемлемо этически. Не замечая фашистских проявлений в Европе, игнорируя межцивилизационные различия, не замечая нарушения принципов международного права во время бомбардировок Югославии в 1999 году, закрывая глаза на уничтожение государственности в Ираке и Ливии, что сопровождается второй тяжелейшей войной в Ираке и Сирии, человечество снова столкнется с фашистской угрозой. Только в такой атмосфере фашизм и может существовать. Задача конференции заключается и в том, чтобы сформулировать нашу позицию относительно предпосылок к подобному негативному развитию.

Полагаю, что совершенно неприемлемыми являются теории, основанные на идее антропологического и цивилизационного превосходства. Часть этих высказываний можно было услышать во время последней сессии Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций.

Есть ли исторические прецеденты сохранения легитимности исторических решений Ялты и Потсдама? Вопрос этот риторический: да, есть. Именно поэтому наша конференция сегодня называется «Ялта - Потсдам - Хельсинки...». И говорить о том, что нужно просто реконструировать, убрать эту систему и заменить ее чем-то новым, пока еще совершенно непонятным, на мой взгляд, по меньшей мере безосновательно и политически не обосновано.

Хотел бы также подчеркнуть, что ряд идей Хельсинки-75 опередили свое время. В Заключительном акте Хельсинкского совещания, вероятно впервые на международно-правовом уровне, используется понятие «цивилизация». Речь шла о цивилизационном диалоге. Процитирую соответствующий фрагмент Заключительного акта: «Поощрять изучение… цивилизаций в качестве важного средства для расширения общения между народами, для их лучшего ознакомления с культурой каждой страны, а также для укрепления международного сотрудничества». Тогда в середине 1970-х годов ни категория «цивилизация», ни тем более понятие «цивилизационный диалог» еще не вошли в широкий дискурс. Идея оказалась провидческой. Прошло четверть века. В 2001 году Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию «Глобальная повестка дня для диалога между цивилизациями».

В 2003 году состоялась первая сессия Мирового общественного форума «Диалог цивилизаций» на острове Родос. В его резолюции «Диалог цивилизаций для человеческого порядка» записано: «Человеческой системе уже причинен такой значительный ущерб, и это было поддержано такой военной мощью, что ситуация не может быть изменена в одно мгновение. Мы должны прежде все взвесить, найти надлежащие мирные решения, которые будут привлекательны для множества людей по всему миру».

В последнее время региональные конфликты с удивительной устойчивостью вспыхивают в очагах цивилизационогенеза. Сегодня зоной военной эскалации оказался регион Средиземноморья - один из важнейших цивилизационных перекрестков мира.

Проблемы Средиземноморья оказались и проблемами Европы. Миграционная волна, накрывшая европейский континент, - яркое проявление такой связи. Становится очевидным, что безопасность Европы не может быть выстроена без обеспечения безопасности в Средиземноморском регионе.

Но ведь эта идея была выдвинута еще в 1975 году в Хельсинки! «Безопасность в Европе, - цитирую я фрагмент из Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, - следует рассматривать в более широком контексте безопасности в мире, она тесно связана с безопасностью в районе Средиземноморья в целом, и, следовательно, процесс укрепления безопасности, не ограничиваясь Европой, должен распространяться на другие районы мира, в частности на Средиземноморье». Характерно, что участниками Хельсинкского совещания были делегации Алжира, Египта, Израиля, Марокко, Сирии, Туниса, где и проявились политтехнологии различного рода революций.

Как говорится, все новое - это хорошо забытое старое. Я специально цитировал, может быть, подзабытые фрагменты из документов, чтобы мы сегодня задумались о том, что будут о нас говорить будущие поколения, как сегодня отмечал Президент Валери Жискар д’Эстен. Мне представляется, что создание общественной площадки с приглашением политических деятелей к обсуждению в неформальной обстановке наиболее актуальных вопросов современности - это не новая идея, это идея, которая была провозглашена в Хельсинки. Однако наступает такой момент, когда эта идея становится новой в контексте политических событий, которые сейчас происходят. Как представитель Мирового общественного форума «Диалог цивилизаций», как русский гражданин, глубоко убежден, что никакой альтернативы, никаких возможностей для реализации последней резолюции ООН об устойчивом развитии на последующие 15 лет без признания единственного метода разрешения конфликтов через диалог у мира не существует.

Германия. Финляндия. Весь мир. РФ > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 28 января 2016 > № 1630755 Владимир Якунин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 января 2016 > № 1605116 Владимир Якунин

Владимир Якунин: «Кто-то должен остановить безумие»

Владимир Якунин, соратник Путина, о вопросах безопасности, вмешательстве в Сирии и бессмысленных санкциях.

Эдуард Штайнер (Eduard Steiner), Die Presse, Австрия

Берлин — Владимир Якунин (67), многолетний компаньон и сосед по даче шефа Кремля Владимира Путина, принадлежит к узкому кругу российского истеблишмента. Хотя летом по не совсем ясным причинам он ушел в отставку с должности президента государственной РЖД, это ничего не изменило, и он по-прежнему регулярно встречается с Путиным. Опытный дипломат в настоящее время выступает в качестве рупора своей страны в Европе, где он хочет создать своего рода транснациональную экспертную группу, которая должна устранить якобы монополию США в области мнений по международным вопросам в соответствии с волей Путина. Die Presse встретилась с Якуниным, который находится в санкционном списке США, в Берлине для интервью.

— Ваша активность на западе говорит о том, что Россия хочет установить другой дискурс. Чем Вам не подходит существующий?

— У нас есть только один источник истины на данный момент, и он сидит в Вашингтоне. Эта идеология мейнстрима состоит в том, чтобы сделать четкое разделение на хороших и плохих. Наша цель заключается в объединении западных и российских специалистов по налаживанию новых связей. Должна возникнуть своего рода группа экспертов или аналитический центр на основе Мирового общественного форума в Вене для разрешения сложных конфликтов в современном мире. В связи с этим я уже побывал в Китае, где поддерживается такая идея. Мне кажется, что мир, в котором преобладает только одна точка зрения, очень уязвим для ошибок, потому что отсутствует средство их исправления.

— Ваша активность согласована с Кремлем?

— Мы говорим об этом. Но я никогда не получал за это деньги. Важно, что никто не выступает против этого.

— Путин находится в окружении двух лагерей — так называемых либералов и сторонников жесткой линии. Верно ли то, что в настоящее время сторонники жесткой линии берут верх?

— Предположение, что все делится на эти две группы, не совсем правильно. Часто удивляются, что те, кто представляют себя либералами, подчас позволяют себе более неподобающее поведение в вопросах демократии или частной собственности, чем так называемые сторонники жесткой линии. Во-вторых, едва ли Вы найдете у нас государственного служащего, кто в этом вопросе по Сирии хотел бы сказать, что все, этого достаточно. Все убеждены, что джихадисты после Европы сделают своей целью Россию.

— Вытекает ли готовность России к сотрудничеству в Сирии из расчета, что Запад пойдет России навстречу в конфликте на Украине?

— Нет. По крайней мере, не напрямую. Но я думаю, что психологически это выглядит так: если мы найдем решение по одному пункту, нет никаких причин, чтобы не продолжить искать решение и по другим конфликтным пунктам.

— В Европе есть жесткие сторонники политики санкций — новое польское правительство, например. Некоторые являются также союзниками по НАТО и требуют ввести войска в Польше и странах Балтии.

— Вы пригласили эти страны присоединиться к ЕС и НАТО. И не мы в России должны теперь спрашивать себя, как поступить с некоторыми из членов — например теми, кто сбивает российские боевые самолеты, воюющие с террористами.

— Но не является ли это чрезмерной реакцией, когда Россия в один миг разорвала все экономические отношения с Турцией после инцидента с самолетом?

— Несчастные случаи могут произойти в любом месте. Поэтому Россия согласовывает действия с Соединенными Штатами, чтобы исключить такие вещи в Сирии. Может быть, было преждевременным полагать, что согласования с одним из ведущих членов НАТО будет достаточно. Российский самолет находился 17 секунд в воздушном пространстве Турции, а затем был расстрелян турками над территорией Сирии. Россия после этого ждала три дня. В первый день из Турции не последовало никаких объяснений. На следующий день появились сообщения о соболезновании, которые на третий день были взяты обратно. Это чисто психологически ненормально.

— Могла бы здесь помочь двусторонняя российско-турецкая встреча на президентском уровне?

— В политике правила отличаются. Но лично я никогда бы не пожал руку тому, кто ударил мне в спину.

— Это противоречит христианской идее, которой Вы очень демонстративно придерживаетесь в иных случаях.

— Да, мне очень жаль. В христианстве говорится: Если кто-то ударил тебя по одной щеке, подставь ему и другую. Но нет ничего хуже удара в спину.

— По крайней мере, НАТО повело себя очень сдержанно.

— Поступок Турции подвел Россию и НАТО ближе к конфронтации. Это гораздо более опасно, чем просто конфликт России и Турции. Конфликт, вероятно, невозможно преодолеть без поддержки других членов НАТО.

— Является ли шагом вперед в отношениях России и Запада то, что президент Франции Франсуа Олланд сразу после террористических актов приехал также и к Путину и пригласил его на борт альянса?

— Это даже чрезвычайно важно. Речь идет даже не столько о формулировках, достаточно самой демонстрации.

— Хотя нет единодушия относительно будущей роли президента Сирии Ассада?

— В советско-российской истории мы сделали ошибку, пожелав изменить режим другой страны. Это было в Афганистане. Американцы делали такие ошибки чаще: Вьетнам, Корея, Ливия, Югославия, Ирак, Сирия. Таким образом, настало время, чтобы немного убрать идеологию и стать более прагматичными. Вы только представьте себе, что завтра что-то случится с Ассадом. Кто тогда придет к власти? Каким образом возникла такая идея, убрать прежде всего президента — и я подчеркиваю, не человека, а функцию. Что будет дальше? Никого тогда больше не будет, кто бы оказывал сопротивление продвижению исламского государства.

— Была бы жесткая позиция России по Сирии более гибкой, если был бы достигнут прогресс при смягчении санкций?

— Я не думаю. Путин неоднократно заявлял, что это решение народа Сирии, кого он хотел бы видеть в качестве президента.

— Вы сами упомянули о необходимости корректив. Это относится, конечно, и к России, где, казалось бы, один человек решает все, и, следовательно, вероятность ошибки должна быть высокой. Кто является корректирующей силой для Путина, если оппозиция так маргинализована?

— Это правда, я не вижу никакой реальной интеллектуальной оппозиции Путину в России. Проблема такова: у нас на самом деле нет разделения между правящей партией и оппозицией, но у нас есть различные подходы внутри государственных структур.

— Можете ли вы вспомнить какое-то решение Путина, когда Вы говорили себе: Боже, мой старый друг, почему ты так сделал?

— Это было только в рамках моей профессиональной деятельности. Я часто видел, как Путин выслушивает сначала предложения оппозиции, а затем принимает решения.

— Что нужно было бы сделать как можно скорее, чтобы экономика в 2016 году не ушла дальше в рецессию?

— Большинство прогнозов исходят из того, что вялая динамика будет продолжаться, по крайней мере, до середины года. Она даже может и дальше удерживаться, так как нелегко развивать новые секторы экономики, которыми до этого пренебрегали. Во времена кризиса было бы чрезвычайно важно получать инвестиции от государства. Эти усилия могли бы быть больше. Но это касается не только России. Я думаю, что Россия и Европа должны теснее сотрудничать, чтобы выйти из этого кризиса.

— Значит, ослабить санкции.

— Это зависит от вас в Европе. Вы их ввели.

— Москва со своей стороны ввела санкции против Украины и Турции.

— Это, конечно, не хорошо. Кто-то же должен остановить это сумасшествие. Потому что какая-нибудь третья сторона является бенефициаром этой политики. Хватит — значит хватит. Давайте остановим это!

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 января 2016 > № 1605116 Владимир Якунин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 февраля 2015 > № 1291132 Владимир Якунин

ЧТО ВЛАДИМИР ЯКУНИН ХОЧЕТ РАССКАЗАТЬ ЧЕХАМ (" PARLAMENTNILISTY.CZ ", ЧЕХИЯ )

Именно церковь сыграла в самые трудные времена ключевую роль в сохранении единства российского народа, заявил Владимир Якунин, президент Международного неправительственного форума "Диалог цивилизаций" в интервью, который порталу Parlamentnílisty. cz предоставил Ондржей Мразек. Якунин добавил, что для него как для россиянина совершенно неприемлемо и недопустимо, когда говорят, что у русских нет никаких собственных ценностей.

Ондржей Мразек: Вы приехали в Прагу на форум "Let my people live!". Как вы оцениваете это мероприятие?

Владимир Якунин: Я высоко оцениваю уровень его организации и хорошую работу устроителей. Будучи приглашенным гостем этого форума, я не отметил никаких ошибок или недостатков. Я считаю чрезвычайно важным, что в нем приняли участие 23 председателя парламента, президенты Чешской Республики и Болгарии, а особенно высоко я ценю участие главы израильского кнессета. Важно было и то, что прозвучало на форуме.

Однако сам форум для меня был довольно сложным, и за время участия в нем я пережил тяжелые минуты. Чрезвычайно сильно на меня подействовали видеозапись, которую демонстрировали, содержание отдельных выступлений, а также ощущение напряженной и зачастую антагонистической атмосферы вокруг форума.

Я оценил и тот факт, что этот форум, возглавляемый президентом Европейского еврейского конгресса, сумел выйти за границы основной темы, еврейского Холокоста, и рассмотреть проблемы в более широком контексте. Это очень важно, так как до тех пор, пока каждый будет зализывать раны в своем углу, мы никогда не объединимся для совместного сопротивления.

Пару лет назад ко мне пришли люди, которые были инициаторами открытия еврейского музея в Москве. Они просили спонсорской помощи у Фонда Андрея Первозванного и Центра национальной славы России. Я подозреваю, что им были важны не столько деньги, сколько моральная поддержка этих организаций. И они получили и то, и другое. Но когда я заговорил с ними о проекте, я сказал им: "Да, о Холокосте нужно напоминать. На территории Советского Союза в ходе Великой Отечественной войны погибли около двух с половиной миллионов евреев, а это для относительно небольшого народа огромная потеря. Но и другие народы Советского Союза потеряли более 27 млн человек. Я полагаю, что было бы разумно помнить и об этом". Они выслушали меня и согласились со мной. В итоге он стал называться Еврейский музей и центр толерантности.

- Не кажется ли вам, что в последнее время стоит более взвешенно подходить к использованию слова "толерантность"?

- Мне очень понравилось выступление представителя Anti-Defamation League Авраама Фоксмана. Он заявил на форуме, что ему не нравится то значение, которое сегодня приписывается слову "толерантность". В его интерпретации толерантность - это снисхождение в отношении чего-либо, что нам не нравится. Меня поразила глубина этой мысли. Тут речь идет о сознательном принятии разнообразия мира и способности в этом разнородном мире уживаться друг с другом, уважать мнение, веру и традиции других. Но не потому что человек сам себя внутренне принуждает так вести, а потому что это нормальная позиция культурного современного человека.

И еще мне понравилась другая мысль, которую высказал представитель израильского кнессета Юлиус Эдельштейн. Он сказал, что сегодня все больше говорят о том, что национальное государство свое отжило, и от него надо отказаться. Я сам тоже несколько раз подчеркивал, что подобное давление - это лишь попытка ликвидировать самостоятельность и суверенитет государств, а потом и культуру и ценности разных цивилизаций. И это неправильно.

Мне это напоминает анекдот о бритвенном станке, который якобы изобрели в Америке много лет назад. А когда изобретателя станка уже хотели выдвинуть на Нобелевскую премию, один старик его спросил: "Господин инженер, как же так? В вашем станке только один овал с лезвиями, но ведь лица у всех разные!" На что изобретатель ответил: "Это только до первого бритья". У меня порой складывается такое впечатление, что нас всех тоже хотят "побрить" так, чтобы у нас не осталось никакой индивидуальности.

- В своем выступлении на форуме "Let my people live!" вы вспомнили письмо еврейского конгресса в поддержку борьбы Советского Союза с фашизмом. В Чехии о нем практически ничего не знают. Что в нем было?

- Когда фашистская Германия напала на Советский Союз, произошло несколько весьма ярких событий. Немцы стремились привлечь на свою сторону в идеологическом и военном смысле русскую эмиграцию. Одним из тех, кто получил подобное предложение, был генерал Деникин, известный как ярый борец с советской властью, эмигрировавший во время Гражданской войны. Деникин категорически отказался сотрудничать с фашистами, потому что был российским гражданином и патриотом. Он открыто заявил, что не будет воевать против собственной страны.

Другим важным событием стало выражение поддержки Мирового еврейского конгресса борьбе Советского Союза с фашистской чумой, с коричневыми рубашками. Тогда это имело действительно чрезвычайное значение для мобилизации позитивных сил в борьбе против фашизма и национализма. В этой связи я хотел бы напомнить, что и американский еврейский конгресс, во главе которого стоял Альберт Эйнштейн, выразил четкую позицию о необходимости поддерживать СССР в борьбе с фашизмом. Это были значимые события, которые оказали большое влияние на общественное мнение той поры, в котором формировалась явная поддержка Красной армии в борьбе с фашистскими войсками.

- Было бы интересно узнать ваше мнение о трагических событиях в Доме профсоюзов в Одессе, где год назад заживо сгорели десятки людей. В чешских СМИ, которые возвращаются к этому событию, по большей части пишут, что все те, кто погиб там в огне, были пророссийскими активистами и в своей смерти повинны сами...

- Это чрезвычайно неверное и лживое утверждение. Когда застрелили журналистов из журнала Charlie Hebdo, главным мотивом, который вывел миллионы людей на улицы, было не то, нравятся ли им их карикатуры или нет, разумны ли их шутки или глупы. Основным мотивом был тот факт, что кто-то застрелил людей лишь за то, что ему не нравились их воззрения. Это терроризм.

С этой точки зрения, нравится кому-то или нет то, какое мнение имеет значительная часть населения Украины, прежде всего, на востоке страны, ему следует признать, что существует историческое единство людей, которые согласно национальности делятся на русских, украинцев и белорусов, потому что по сути своей это единый народ с общей исторической памятью. Это народ, который имел общие культурные и религиозные ценности как до создания Российской империи, так и после ее образования, а также и после создания Советского Союза.

Так что говорить, что люди, сожженные в Одессе, виноваты сами, потому что они пророссийски ориентированы, это обыкновенное проявление фашизма. Это значит, что лишь потому, что они пророссийски ориентированы, их можно обзывать "колорадами", поскольку они носят георгиевские ленты? А накануне праздника всего прогрессивного человечества - победы во Второй мировой Войне, Великой Отечественной войне - украинские боевики порешили, что этих "колорадов" надо сжечь. А когда эти люди пытались спастись от огня и выпрыгивали из окон здания на улицу, их добивали бейсбольными битами и железными прутьями перед журналистскими камерами. Разве это не фашизм? А когда сегодня звучат мнения о том, что надо очистить Украину от русских, разве это не напоминает этнические чистки евреев в фашистской Германии? Лично я полагаю, что это сходство просто вопиюще.

- Того же порядка и празднования в честь Бандеры, Шухевича и других "национальных украинских героев"...

- Именно так. И печально то, что западные СМИ и политики пытаются любой ценой закрыть глаза на подобные вещи, ведь в свое время Бандера вместе со своими воинствующими молодчиками убивал обычных людей в Польше и на западе Украины. Когда политики и СМИ стремятся убедить общественность, что это не правда, а лишь, дескать, российская или коммунистическая пропаганда, то все это напоминает поведение страуса и стремление спрятаться от реальности.

В рамках мероприятий в память жертв фашизма в Терезине я разговаривал с несколькими бывшими заключенными, и они рассказали мне, что происходило в Германии, когда начались еврейские погромы. Первыми жертвами стали польские евреи. Отношение значительной части немецких евреев было таким: польские евреи того заслуживают, потому что они чужаки, а вот мы, мол, немцы... К гонениям на польских евреев они отнеслись равнодушно, а в итоге сами стали жертвами.

Поэтому я утверждаю, что попытки делать вид, что эта коричневая опасность не существует, стремление закрывать на него глаза - все это не только недальновидно, но и опасно. Это политика, которая подстрекает людей к тому, чтобы они успокаивали себя - раз ненависть направлена на кого-то другого, скажем на русских, но все еще нормально. Чтобы они говорили себе - тот, кто творит эти зверства, конечно, негодяи, но ведь это наши негодяи.

- То есть вы утверждаете, что это фашизм. Но кто, по-вашему, его носитель?

- Носители - это те идеологи, которые помогали создавать фашистское движение, поддерживали его и организовывали тренинги на полувоенных базах на территории Польши и Эстонии. А также те, кто пек им там пирожки, чтобы боевики не проголодались. И не в последнюю очередь это те, кто отдал приказ вырубить деревья вокруг киевского Майдана, на коре которых были доказательства, которые могли бы подтвердить предположения экспертов о том, что стрельбу по демонстрантам открыли не государственные спецподразделения, которые на самом деле сами превратились в мишень для снайперов. И кстати, эти снайперы стреляли им в спины. Но СМИ этого как будто бы не заметили, так же как единодушно они проигнорировали видеозапись, сделанную сотрудниками международных организаций, на которой видна группа снайперов, сидящих в здании отеля, который был под контролем Правого сектора и Майдана.

- А можно ли списать заявления украинского премьера Яценюка о том, что Россия напала на Германию, а потому оккупировала Украину, только на его идиотизм?

- Ни в коем случае! Разумеется, он не идиот, он хорошо знает, что говорит, и проводит обдуманную политику, направленную на искажение и фальсификацию истории. Политику, цель которой - искоренить в сознании людей правду о Второй мировой войне.

- В своем выступлении вы воспользовались термином "либеральный фашизм", отметив в этой связи, что свобода заканчивается тогда, когда ее начинают кому-то навязывать. Что больше всего тревожит россиян в этой версии либерализма?

- С идеей либерализма как защитой человека от своеволия машины, которую мы называем государством, это не имеет ничего общего. То, о чем сейчас речь, на самом деле является мутацией либерализма, а действительно либерального в ней нет ничего. Это системное, тотальное навязывание лишь одной идеологии, о которой неолибералы твердят, что она единственно правильная. И если человек или государство живут согласно этой "правильной" доктрине, его примут в свой круг. А если нет, то его считают плохим, враждебно настроенным и начинают лепить на него такие ярлыки, как "прокоммунистичекий", "пророссийский" и прочее.

А для меня как для россиянина совершенно неприемлемо и недопустимо, когда говорят, что у русских нет никаких собственных ценностей. Это шаг назад. Один псевдоученый у нас зашел так далеко, что начал настаивать на том, чтобы в школе у нас не изучали русские сказки, а дома не читали, потому что с такой идеологией невозможно модернизировать общество. Это уже никакой не либерализм. Это тоталитаризм. Но называется он либеральный фашизм.

- О том, как в России связана история с современностью и будущим, говорил недавно, во время своего выступления в Думе, патриарх Кирилл. Это было первое выступление патриарха в Думе за много лет. Какую роль, как по-вашему, в жизни современной России играет церковь?

- В тот момент, когда у нас разом развалились государство, идеология и все представления о миропонимании, люди остались без главного. Это состояние похоже на то, когда человек впадает в кому, его душа вылетает из тела и извне наблюдает, что делается. И в тот момент на Земле остался один единственный общественный институт - церковь, которая постаралась поддержать в человеке гуманность, помочь нуждающимся и утешить страждущих.

Однажды я был в монастыре в Казани, где создали один из первых приютов в России. Я видел там мальчика, который выглядел максимум на 12 лет. Но оказалось, что ему уже 15. Его принесли в приют в коробке от картошки - он был настолько щуплый, худой и изголодавшийся. И ему помогла, как и многим другим, церковь.

Я не хочу превозносить церковь до неба и утверждать, что все люди в ней гениальны и святы, но этого не говорит и сам патриарх. Но именно церковь сыграла в самые трудные времена ключевую роль в сохранении единства нашего народа. И сегодня опять же церковь, консервативная по своей природе, играет в обществе, пусть это и парадоксально, прогрессивную роль. Потому что все, что направлено на развитие духовности, на защиту человечности, прогрессивно. А то, что нас отупляет или хочет подстричь под одну гребенку, это шаг назад.

Участие Владимира Якунина подтолкнуло чешских политиков и журналистов к дискуссии на тему "Был ли Владимир Якунин приглашен на форум заранее, или он появился в списке гостей в последнюю минуту, что многих удивило". Перед интервью с тем же вопросом мы обратились к его помощнику Григорию Левченко, который ответил так: "Участие Владимира Якунина, который является основателем и президентом мирового общественного форума "Диалог цивилизаций", конечно, не было случайным. Деятельность "Диалога цивилизаций" направлена на исследование, развитие и распространение культуры диалога, укрепление духа сотрудничества и взаимопонимания в обычной жизни людей разных народов. Разговоры о том, что его не пригласили заранее на форум, не соответствуют реальности. Владимир Якунин был приглашен в качестве выступающего официально, как и другие гости. Готовиться к участию в форуме он начал еще в конце прошлого года".

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 февраля 2015 > № 1291132 Владимир Якунин


Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 29 июня 2014 > № 1118033 Владимир Якунин

УКРАИНА - НЕ ПОЛЬША И ПРОДОЛЖЕНИЕ КРИЗИСА НИЧЕГО ХОРОШЕГО ЕЙ НЕ СУЛИТ: ИНТЕРВЬЮ ГЛАВЫ РЖД ВЛАДИМИРА ЯКУНИНА

Президент одной из крупнейших российских государственных компаний "Российские железные дороги" (РЖД) Владимир Якунин, помимо своих прямых должностных обязанностей, довольно активно занимается также общественной деятельностью, являясь одним из сопредседателей ассоциации "Франко-российский диалог" и возглавляя международный общественный форум "Диалог цивилизаций". Владимир Иванович увлекается также политологией. Недавно вышла в свет написанная им в соавторстве книга "Западня: новые технологии борьбы с российской государственностью". Глава РЖД выступает в защиту традиционных ценностей - семьи, веры и Родины, и говорит о возможном упадке Запада, порицая его распущенные нравы. Глава РЖД активно поддерживает интеграционные процессы на пространстве СНГ и выступает за формирование Евразийского экономического союза. О вопросах, касающихся судьбы Украины, дальнейшего развития геополитического конфликта интересов, а также способности России стать экономическим и цивилизационным центром притяжения для стран СНГ корреспондент ИА REGNUM побеседовал с Владимиром Якуниным на полях организованной международной организацией "Youth time" летней школы в итальянском городе Сиена.

ИА REGNUM: Владимир Иванович, вы возглавляете международный форум "Диалог цивилизаций" и ведете активную общественную деятельность. Украинский кризис демонстрирует, что столкновение интересов России и Запада лишь углубляет брешь между цивилизациями. Как же добиться диалога в таких условиях ?

Все-таки в мировом общественном форуме "Диалог цивилизаций" мы исходим из того, что единственной приемлемой парадигмой дальнейшего человеческого развития является диалог, вместо парадигмы столкновения. Приведенный вами пример очень сложен и показывает, как хрупко социальное, общественное сознание. При наличии мощной пропагандистской машины, оно подавляется и разрушается.

Посмотрите, Украина продиралась через сложности своего советского существования на тех же основах, на которых строилась в советский период времени. При этом в советской эпохе было принято не обсуждать наличие серьезных противоречий между населением западной Украины и населением ее центральной и восточной части. Последние бандформирования, так называемые организации освобождения Украины, были подавлены в 1964 году. То есть, спустя 19 лет после окончания Великой Отечественной войны... Вдумайтесь! Эти сантименты жили в этом обществе. Они затихли... Я помню, мальчишкой ездил лечиться в западную Украину (так получилось), и настороженность или негативные проявления в отношении русских тогда присутствовали в некоторой части этого общества.

К сожалению, в период СССР, вместо последовательной работы по устранению источников этого противоречия, делалась попытка замалчивать некоторые факты. В результате это нарыв набухал и взорвался. Цивилизационно, это все такие разные системы ценностей. Именно эти цивилизационные противоречия привели к столкновению, которого мы хотели избежать. Речь идет не о столкновении интересов России и Украины. Думаю, если объективно смотреть на ситуацию, то скорее нужно говорить о единстве российских и украинских интересов. Наши экономики настолько интегрированы, что разрыв приведет к коллапсу украинской экономики и создаст проблемы для экономики России. Наши исторические корни едины, как цивилизация, мы единый народ.

ИА REGNUM: Столкновения обусловлены только внутренними причинами, или сыграли немаловажную роль также внешние импульсы ?

То, что мы наблюдаем сейчас (на Украине), это мощные внешние импульсы, которые сконцентрировали негативные силы внутри украинского общества, используя реально негативные результаты правления определенной политической группы во главе с Виктором Януковичем. Под воздействием указанных импульсов удалось возросшую агрессивность направить против России, сформировав образ врага в виде РФ. На самом деле, то, что будет происходить дальше, сулит мало хорошего для Украины. Украина это ведь не Польша. Коль скоро есть цивилизационный разрыв внутри одного общества, наивно рассчитывать на то, что это все само собой успокоится. Главное сегодня не допустить настоящей гражданской войны, которая по сути уже началась. Однако если так дело пойдет, она продолжится и охватит более крупные масштабы. Расчеты на то, что, как говорил Остап Бендер - "Запад нам поможет", не реалистичны. Американцы пропагандируют, что выделили $47 млн на закупку сухих пайков для (украинских) военных. По сравнению с реальными потребностями Украины, это даже не пенни. Зато идет буффонада, что США помогают. Бессмыслица полная.

Что касается Европы, то и она не будет содержать на своем горбу украинцев, их экономику, которая нуждается в модернизации, развитии и пр. Сколько людей должны еще умереть? Нам в России все эти ломки перестроечные, по оценке некоторых экспертов, стоили 20 млн жизней: это ранняя смертность, не рожденные дети и так далее. Печально, что западные демократические режимы находятся в угаре противодействия, но непонятно чему! Что, Россия пошла на Европу, она пытается захватить какие-то европейские территории? Чему противодействовать? Противодействовать России, как державе, как обществу, восстановлению ее политического и экономического потенциала? Зачем? Разговоры о том, что вот Россия "оттяпала" Крым? Ну, хорошо, послушайте, почему в общем контексте не рассматриваются происходящие события. Крым всегда был российской территорией. Его при СССР взяли и отдали (Украине). Ну ладно, тогда что сделать с волеизъявлением, когда 96% населения Крыма заявило, что желает присоединиться к России?

ИА REGNUM: На фоне протекающих процессов интеграции на постсоветском пространстве, как вы думаете, насколько Россия в ценностном плане выработала те универсальные и приемлемые для стран этого пространства смыслы, чтобы стать не только экономическим, но и цивилизационным каркасом протяжения ?

Россия, как и США, совершенно очевидно, проводит политику создания экономических общностей, союзов, усиливающих глобальную конкурентоспособность. Россия находится в мейнстриме этих процессов, создав экономический союз с Казахстаном и Белоруссией. Что касается того, насколько Россия на сегодняшний день готова цивилизационно принять мигрантов, насколько она выработала в своевременных условиях собственные новые представления о своих ценностных основах, то здесь предстоит еще очень большая работа.

До этого, к сожалению, происходила работа от противного, когда отрицалось все, что было на предыдущем этапе. Это идеологическая мифологема доминировала достаточно продолжительное время. В настоящее время, президент Владимир Путин совершенно четко сформулировал некоторые постулаты о том, что нельзя уравнивать зло и добро - это разные категории. Нельзя забывать о своей цивилизационной идентичности. Это означает, что процесс формирования новой ценностной платформы на основе исторически выработанных ориентиров, а также с учетом цивилизационного развития, уже происходит в России. На это потребуется время и поколения, чтобы сказать, что в России есть целостная ценностная картина, которую она предъявляет внутри и во вне.

ИА REGNUM: Россия не опаздывает с этим ?

На мой взгляд, это работа должна была вестись первоначально иначе, чем она велась, но история не терпит сослагательного наклонения. Поэтому уже хорошо, что этот процесс начался. Теперь необходимо очень много работать в этом направлении.

ИА REGNUM: Если не удастся найти с Западом общий язык, чего тогда делать России? Уходить в себя, поворачивать на Восток, разворачивать трубопроводы ?

Опасность значительно выше. Мы сегодня находимся на пересечении дорог по выработке, по сути, новой парадигмы человеческого развития. Неолиберальная парадигма, которая доминировала в последние 40 лет, показала свою несостоятельность. Это описательная теория, которая не является всеобъемлющей парадигмой, отвечающей на все вопросы современного развития. Противоречия на этом пересечении дорог, к сожалению, исторически возвращались в виде войн - Первая мировая и Вторая мировая. Мы находимся все-таки в мире, в котором доминирует представление недопустимости, нетерпимости Третьей мировой войны. Дай Бог, чтобы этого не случилось.

Мелкие вооруженные конфликты, на самом деле не такие малозначительны и весьма опасны. Они продиктованы стремлением, я говорю как политолог, реализации администрацией США и стоящий за ней глобальной олигархии парадигмы мирового доминирования и подавления. Это иллюзия, надеюсь, что они сами это понимают и пытаются найти какие-то выходы. В связи с этим я исхожу из того, что на сегодняшний день диалог - единственная программа, которая может быть реализована. Должно быть найдено согласие между Россией и Западным миром, между центрами развития, к которым относятся Китай, страны Латинской Америки, Тихоокеанского и Азиатского регионов. С этой точки зрения, если Европа, даже сопротивляясь, не желая этого, вынуждена под давлением США принимать меры, которые экономически и социально для нее самой вредны, это показывает степень зависимости Европы от Соединенных Штатов. В этих условиях тенденция формирования новых центров экономического развития и политического влияния, к которым, прежде всего, относятся Китай, страны Тихоокеанского региона, подсказывают необходимость усиления этого вектора российской политики, что и собственно сегодня мы наблюдаем.

В мире необходимо укрепление связей для того, чтобы, прежде всего, обеспечивать свою безопасность и повысить конкурентоспособность своей экономики. Думаю, что эта тенденция совершенно объективна, но считаю неправильным говорить о том, что Москва закрывает окно возможностей на Западе, так как мы обиделись и ущемлены. Да, мы обиделись, да ущемлены, но в интересах России продолжать этот диалог, и продолжать проводить линию, альтернативную подавлению и доминированию, которую настойчиво предлагают США.

ИА REGNUM: Ряд международных структур на фоне украинского кризиса и санкций Запада в отношении России прогнозирует снижение темпов экономического развития РФ. Некоторые из этих структур говорят о том, что российская экономика уже находится в рецессии. Чисто с экономической точки зрения, является ли для России посильной ноша евразийской интеграции в складывающихся условиях ?

В своей научной деятельности я отношусь к группе экспертов, которая считает, что неолиберальная политика провалилась, как в мире, так и у нас. В связи с этим необходима новая парадигма и концентрация усилий на развитие реального сектора российской экономики. Необходимо не на словах, а на деле провести диверсификацию экономики, так как без развития реального сектора идти вперед невозможно. В этом плане потребности развития России настолько огромны, что предоставляют возможность многим другим странам принять участие в этом процессе. Этой теме посвящена мегапрограмма "Пояс развития", которая докладывалась мною на президиуме Академии наук Российской Федерации и получила поддержку. Смысл ее заключается в необходимости представления проекта, который бы позволил сконцентрироваться и привлечь ресурсы не только самой России и ее частного бизнеса, но и всех заинтересованных стран. К этому ряду стран могут относиться и европейские государства.

Программа "Пояс развития" включает в себя все виды инфраструктур - железнодорожные, автомобильные, энергетические и новейшие научно-исследовательские. Это также инфраструктура образования и новых городов современного типа. Она позволяет говорить о формировании протяженного экономического кластера, в создании и развитии которого могут участвовать международные инвестиционные фонды, государства и частные предприниматели. В целом, все это направлено на развитие не только российской экономики, а также экономики и политики на евро-азиатском пространстве в целом.

Беседовал Аршалуйс Мгдесян

Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 29 июня 2014 > № 1118033 Владимир Якунин


Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 20 марта 2014 > № 1042474 Владимир Якунин

Владимир Якунин: «Санкции со стороны Запада выглядят истерично»

Ксения Докукина

корреспондент Forbes

Президент РЖД рассказал Forbes о своем отношении к ситуации на Украине и в Крыму

— Что думаете о ситуации на Украине и в Крыму?

— Знаете, у нас привыкли все время заходить с хвоста: «А вот правильно или неправильно был проведен референдум в Крыму?» При этом все забывают, что референдум этот был проведен после фактически вооруженного госпереворота, который произошел в стране, и прихода к власти ультранационалистов и фашистов, которые теперь правят бал в Киеве. Так что говорить в данном случае о соответствии или несоответствии законодательству Украины — это слишком даже для западной прессы.

— И тем не менее об этом несоответствии многие говорят...

— Говорят, но это только лишний раз доказывает, что, несмотря на все попытки сделать прессу независимой, на сегодняшний день она таковой не является.

— Что думаете об угрозе санкций со стороны Запада?

— Я считаю, что ровно так же, как совершенно необъективно и, более того, несколько истерично оценивается на Западе ситуация в Украине и по Крыму, так же и эти санкции выглядят истерично. Вообще подход «наказать Россию» вызывает впечатление, что в политическом истеблишменте Запада и США сидят воспитатели детского садика. Вот они, эти меры воздействия, как на детей.

— Вы считаете, что давление будет нарастать? Вроде бы ситуация, наоборот, пошла на спад...

— Им просто некуда деваться... Потому что они брякнули, что Россия дорого заплатит, и они теперь никуда не денутся.

— А для РЖД, как вы думаете, будут какие-то последствия экономические?

— Мне кажется, что все-таки в практической области будет действовать принцип прагматизма и необходимости. Что значит ввести санкции против действующей компании, которая работает на международном рынке? Она не военная, она не политическая. Ну да, президент компании занимается наукой о политике, это его право. Он занимается этим в свободное от работы время за счет выходных, за счет своих отпусков.

С точки зрения деятельности международного транспорта, например, с момента начала событий на Украине ни разу не было перебоев в деятельности железнодорожного транспорта, двустороннее сообщение не прерывалось. Львиную долю грузов для пользования украинцев доставляет Россия и через Россию в Казахстан. Поэтому скорее они должны опасаться, как бы Россия им какие-то санкции не ввела…. Это риторическая формула, насчет того что Россия должна опасаться. Россия уже давно использует такие методы, что если мы адекватно ответим, это будет только ответ на санкции, которые ввел Запад.

— Тут идет уже переход на личности, стали звучать конкретные фамилии тех, в отношении кого введут санкции.

— А это совсем мелко, это совсем мелко. Я [депутата Госдумы] Елену Мизулину хорошо знаю, и я совершенно согласен с ее высказыванием, что ее наказали из-за того, что она законодательный инициатор.

— Не боитесь, что вас накажут?

— Во-первых, посмотрим, кто кого накажет. Я сам наказать могу.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 20 марта 2014 > № 1042474 Владимир Якунин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter