Всего новостей: 2359041, выбрано 1 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Воложинская Татьяна в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаНедвижимость, строительствовсе
Россия. Дания > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 17 мая 2016 > № 1755767 Татьяна Воложинская

Торгпред: работать датчанину в России не сложнее, чем россиянину в Дании

Население Дании меньше 6 миллионов человек, но бренды этого королевства известны во всем мире. О том, какие планы у компании Lego на российском рынке, будут ли датские фармацевтические концерны развивать производства в РФ, почему Фарерские острова, несмотря на выигрыш от санкций, выступают за их отмену и будут ли летать в Гренландию самолеты SSJ100, в интервью РИА Новости рассказала торговый представитель России в Дании Татьяна Воложинская.

— Татьяна Львовна, добрый день. Какие проблемы датский бизнес в России называет в числе основных?

— Я думаю, что самая большая проблема в настоящий момент — это экономический спад, даже в большей степени, чем политические разногласия, поскольку датский бизнес очень прагматичен и ведет свои дела вне зависимости от политических амбиций.

Мы периодически читаем в датских газетах, что та или иная компания хочет уйти из России, но когда мы встречаемся с руководством этих компаний, они говорят обратное — как мы можем закрыть российское направление? Там свыше 140 миллионов потребителей, а зона ЕАЭС — это вообще колоссальный рынок для них. Так что никто уходить не собирается.

— Насколько санкции повлияли на торговлю двух стран, как работают датские компании в России в непростых политических условиях?

— Датский бизнес прекрасно понимает, что их страна действует в общем русле политики Евросоюза, и открыто деловые круги за снятие санкций не выступают. Но в частных беседах они все выражают сожаление по поводу ухудшения политических взаимоотношений между странами и ратуют за скорейшую отмену взаимных санкций.

Потери несут обе стороны — и датчане даже больше, чем российские компании. Начиная с 2014 года товарооборот упал почти в два раза, при этом датский экспорт упал на 26% в 2014 году, в 2015 году еще на 46%.

Итого в общей сложности экспорт за два года снизился более чем на 70%. Объем взаимной торговли у нас составляет 2,6 миллиарда долларов, при этом датский экспорт — 1,4 миллиарда долларов, а импорт — 1,2 миллиарда.

В первую очередь от санкций и антисанкций пострадали датские компании, занятые в сфере агропромышленного комплекса, потому что огромной статьей экспорта были сельхозтовары — молочная продукция, сыры, сливочное масло, свинина, говядина и живой скот.

Безусловно, пострадали и предприятия, занятые в производстве оборудования, поскольку на фоне экономического кризиса, санкций, снижения цен на нефть и девальвации рубля уровень покупательской способности на товары, произведенные в Дании, резко сократился.

И компании сейчас, понимая, что рынок России для них очень важен, с большим интересом посещают мероприятия, организованные торгпредством, по вопросам локализации производства на территории нашей страны. Они понимают, что необходимость сохранения рынка сбыта вынуждает их производить товары в России, так как товары, произведенные в Дании, сейчас неконкурентоспособны в России.

— Какие сферы интересны датчанам?

— Из 160 датских компаний, работающих с Россией, порядка 40 уже имеют свои производства в России. Это и крупнейшие компании, такие как Rockwool, Danfoss, Grundfos, Novo Nordisk, и небольшие предприятия. Сферы совершенно разные — это и производство продуктов питания, и энергоэффективность, и производство оборудования, изделий медицинского назначения.

Причем компании, которые успели открыть предприятия раньше, понимают, что они сейчас терпят гораздо меньше убытки, чем те компании, которые не успели это сделать.

Мы сейчас ведем два проекта по инвестированию средств в открытие производств на территории Московской области — одна датская компания будет строить предприятие по производству ингредиентов для пищевой промышленности, другая — создавать предприятие в сфере растениеводства. Датчане осознают привлекательность российского рынка и терять этот рынок они не намерены.

Главная сложность в настоящее время — это ограниченный доступ к финансовым ресурсам у европейских банков. За последний год Экспортный кредитный фонд Дании практически перестал выдавать гарантии на кредиты под новые проекты в России.

При этом бизнес все равно очень заинтересован в работе с Россией, и мы это видим. На проводимых в торгпредстве форумах мы рассказываем об экономике России и возможностях для бизнеса и предпринимателей двух стран, приглашенные юристы и адвокаты объясняют тонкости работы в нашей стране.

Опытные бизнесмены понимают, что работать в России можно, нужно только знать правила. И как мне сказал недавно один крупный датский предприниматель: "Работать датчанину в России ничуть не сложнее, чем россиянину в Дании".

Но, к сожалению, датские СМИ однобоко представляют ситуацию в России, и наша работа — дать объективную информацию и попробовать исправить эти несоответствия.

Датские компании продолжают открывать новые производства, это все инвестиции в реальный сектор экономики — и этим датчане для нас, россиян, особенно интересны. У них очень высокая компетенция в сфере производства оборудования для энергоффективных сфер — ЖКХ, чистых технологий, и мы видим интерес и россиян к участию датского бизнеса в этих сферах.

Нашей задачей, в том числе, является и привлечение датских технологий на переоборудование производств, в первую очередь, в энергоэффективность. Другая наша задача сейчас — помочь российским несырьевым экспортерам выйти на датский рынок, потому что доля сырьевых товаров у нас в товарообороте и так свыше 55%.

— Являясь крупными экспортерами лекарств, датские компании не только поставляют свои лекарства по всему миру, но и организуют производство в других странах. Датская Novo Nordisk вложила в завод в РФ около 100 миллионов долларов в 2015 году. Есть ли планы по локализации у других компаний?

— Сейчас датские компании могут открывать производства на территориях промышленных парков, поэтому не обязательно строить собственные заводы.

В сфере локализации есть определенные проблемы, и не только у датских компаний — это вопрос регистрации медицинских препаратов и их унификация с европейскими нормами.

Здесь есть определенные трудности, и компании, и Минздрав это знают, работают в этом направлении, но пока соглашение не достигнуто, и это останавливает компании от более активных действий на территории РФ. Мы видим потенциал у таких компаний, как Lundbeck, Coloplast, Leopharma и других.

Решение некоторых вопросов, способных подтолкнуть компании к более активным действиям, находятся в компетенции, в том числе профильных министерств и ведомств.

Для фармацевтических компаний огромную роль играет защита прав интеллектуальной собственности. В России много сделано в этой сфере за последнее время, но у датчан до сих пор сохраняется опасение по этому поводу.

Мы постоянно с ними обсуждаем эту тему, разбираем конкретные случаи, не замалчиваем проблемы, для того чтобы не возникало недопонимание.

— Самый известный датский бренд в мире — это все-таки Lego. Как компания чувствует себя сейчас на российском рынке?

— Я встречалась с руководителем российского направления компании Lego, мы с ним довольно долго разговаривали. Компания Lego не только не намерена покидать российский рынок, несмотря на то, что она испытывает некоторые трудности на фоне снижения покупательской способности россиян, напротив — она собирается развивать российское направление так же, как в других странах.

Они адаптируют игрушки под потребности детей тех или иных стран. Россия и страны СНГ — это огромный рынок, и наши дети, наверное, играют в одни и те же игры, и создаются специальные игрушки.

— Какие?

— Компания не озвучивает планы до появления продукции на рынке, но вопрос об открытии завода на территории РФ сейчас пока не стоит. Хотя в перспективе Lego не исключает такой возможности. Первым этапом необходимо решение логистических проблем. Обсуждается вопрос открытия склада на территории РФ для того, чтобы там всегда находились конструкторы Lego.

— Где может быть построен этот логистический центр?

— В числе вариантов мы предлагали особые портовые зоны, кроме того, они ориентированы на крупные города, где идет основное потребление игрушек. Пока вопрос окончательно не решен, но я думаю, он будет решаться в обозримой перспективе.

— В феврале сообщалось, что датская авиакомпания, работающая на территории Гренландии — Greenland Express — обсуждает возможность приобретения пяти самолетов SSJ100. По словам одного из источников, самолеты могут быть отданы в финансовый лизинг. Срок поставки с 2016 по 2018 годы. Подписано ли уже соглашение? Если нет, то когда этого можно ожидать?

— Пока эти переговоры не заморожены, но подробностей нет. Переговоры ведутся, но в каком русле и на какой стадии — пока мы сказать не можем, просто потому, что условия сделки еще не определены.

По данным представительства Гренландии в Копенгагене, с которым торгпредство находится в контакте, компания планирует в случае приобретения российских самолетов запустить рейсы с острова в датский город Ольборг, составив таким образом конкуренцию основному гренландскому авиаперевозчику Air Greenland.

Опять же встает непростой вопрос финансирования лизинга: найдутся ли банки, готовые это делать. Например, начал работу Российский экспортный центр, может быть, с его помощью удастся получить гарантии на поставку этих самолетов, чтобы защитить сделку от различных рисков. Думаю, что это вопрос чисто коммерческий, не политический, и он будет решаться.

Потому что Гренландия и Фарерские острова территориально входят в состав Дании, но имеют права широкой автономии, они не входят в Евросоюз и не поддерживают антироссийские санкции, и на фоне общего снижения товарооборота Дании с РФ, Фареры и Гренландия повысили свой экспорт многократно — на 150% и в 61 раз соответственно! Сейчас они, безусловно, выигрывают от антироссийских санкций.

Но и Фарерские острова, и Гренландия заинтересованы в снятии санкций, так как они производят рыбу премиум-сегмента и не боятся потерять свою нишу, отмена санкций, например, позволила бы им привлечь финансирование у европейских банков на открытие собственных рыбных ферм на территории РФ, так как сейчас они ограничены в средствах. А мысли о развитии собственного производства в России у них тоже есть.

Россия. Дания > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 17 мая 2016 > № 1755767 Татьяна Воложинская


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter