Всего новостей: 2525369, выбрано 3 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Воскресенский Станислав в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценывсе
США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 7 апреля 2017 > № 2132838 Станислав Воскресенский

Станислав Воскресенский: «Поворот на Восток» дал первые результаты

Заместитель Министра экономического развития РФ Станислав Воскресенский в прямом эфире радиостанции «Вести ФМ» обсудил ситуацию в мировой торговле, состояние и перспективы развития азиатского внешнеэкономического вектора России.

КУЛИКОВ: Начну совсем не с того, что мы планировали для разговора. Вот, как говорят на сленге, Трампа "переобули". Во внешней политике и военно-политических действиях, понятно, будем дальше это анализировать. Но Трамп ведь призывал к тому, что Америка превыше всего, и всю мировую экономику надо повернуть в интересах Америки, и главная сила здесь – здоровый, серьёзный протекционизм. Это вызывало ненависть глобалистского лобби и транснациональных корпораций. Как экономиста вас спрошу, как специалиста по мировой экономике, заставят его "переобуться" и в области протекционизма, будет сворачивать всё? Опять у нас будет Транстихоокеанское партнёрство, Трансатлантическое партнёрство, и, в принципе, жизнь наладится для глобалистов?

ВОСКРЕСЕНСКИЙ: Давайте мы вот с чего начнём. Тут дело не в Трампе, это их дело, не думаю, что стоит это комментировать, а дело в том, на каком этапе находится развитие мировой торговли, мировой экономики. А оно, безусловно, находится на этапе новой волны протекционизма. Могу приоткрыть небольшую тайну. В прошлом году была встреча – саммит АТЭС – в ноябре в Лиме, там была закрытая встреча главы МВФ Кристин Лагард с лидерами стран. И на этой встрече она абсолютно откровенно призывала не то, чтобы воздержаться от протекционизма, этого даже не происходило, она призывала не переусердствовать с протекционизмом, понимая, что мир входит в новую волну протекционизма. В чём это выражается? Это выражается в рекордных падениях темпов мировой торговли уже в прошлом году. Это рекордное падение со времён финансового кризиса 2008-2009 годов. Поэтому этот протекционизм – это есть некоторая новая нормальность, и она не особо связана с какими-то политическими изменениями в отдельных странах.

КУЛИКОВ: Но это означает, что будут формироваться региональные блоки, региональные союзы или всё это дойдёт до того, что страны будут отгораживаться и очень сильно фильтровать всю систему экономических международных взаимодействий?

ВОСКРЕСЕНСКИЙ: Вот что мы видим. Торговать стало сложнее в целом в мировой экономике. А что касается конкретно США, сейчас пока трудно сказать, какая будет последовательно политика, но по первым сигналам они выстраивают не крупные региональные соглашения, а скорее двусторонние соглашения, то есть между отдельными странами, взамен каких-то крупных блоках (Трансатлантическое, Транстихоокеанское партнёрство), которые пока затормозились. Что для нас, собственно говоря, это означает, что у нас есть амбиция по наращиванию несырьевого экспорта.

Рост несырьевого экспорта должен быть одним из факторов повышенных темпов экономического роста. Как говорилось в фильме "Тот самый Мюнхгаузен", барон любил, чтобы потруднее. То есть мы эту задачу себе ставим в такой период, когда в целом страны огораживаются.

США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 7 апреля 2017 > № 2132838 Станислав Воскресенский


Россия > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 12 января 2017 > № 2044070 Станислав Воскресенский

Станислав Воскресенский: Несырьевой экспорт к 2025 году должен расти на 7% в год

Заместитель Министра экономического развития РФ Станислав Воскресенский выступил в ходе сессии "Приоритетные проекты как фактор экономического роста", которая состоялась на полях Гайдаровского форума 2017.

Заместитель Министра напомнил, что Президентом РФ была поставлена задача по рейтингу Doing Business - войти в двадцатку. Сейчас Россия занимает 40-е место. «Когда мы были на 51 позиции, Всемирный банк говорил, что каждое следующее место вверх будет стоить тех же усилий, каких стоило подняться на 20 мест вверх, - подчеркнул Станислав Воскресенский. - Задача сложная, но не невозможная». Он также отметил, что Всемирный банк провел для России анализ лучших практик мира о том, что делали другие страны в области улучшения деловой среды. «Мы их изучили, теперь обсуждаем с бизнес сообществом, что из этого для нас приемлемо", - заметил замглавы Минэкономразвития.

Как ранее говорил Министр экономического развития РФ Максим Орешкин рейтинг не самоцель, самоцель - качественное улучшение деловой среды.

Заместитель Министра рассказал о приоритетном проекте «Системные меры развития международной кооперации и экспорта», реализуемом в рамках основного направления стратегического развития РФ «Международная кооперация и экспорт». «Сегодня несырьевой экспорт составляет по итогам 2016 года примерно 111 млрд. долларов, что совпадает с цифрой 2007 года, - отметил представитель Минэкономразвития. - Задача - до 2025 года расти на 7% в год. Это означает фактически удвоение несырьевого экспорта, что в абсолютных цифрах примерно 150 млрд. долл.».

Станислав Воскресенский считает, что есть три магистральных направления поддержки экспорта. Первое – это мера системного характера, второе – работа по упрощению доступа наших товаров и услуг на крупнейшие рынки, включая построение совместных цепочек добавленной стоимости и третье – отдельные специальные меры отраслевой поддержки.

При этом он уточнил, что под системными мерами понимается настройка регуляторики валютного, таможенного, налогового законодательства и других административных процедур, а также государственных сервисов по помощи экспортерам.

Заместитель Министра экономического развития РФ обозначил конкретные цели на 2017 год: сокращение оформления паспорта сделки до 1 дня, оперативное возмещение НДС при несырьевом экспорте, необходимость «донастроить» режим реэкспорта и таможенные режимы, которые позволяют создавать кооперационные цепочки добавленной стоимости.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 12 января 2017 > № 2044070 Станислав Воскресенский


Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 17 июня 2015 > № 1422470 Станислав Воскресенский

Станислав Воскресенский: работа с Азией - это прагматизм, а не ответ на санкции

Россия стала активно наращивать свое присутствие в Азиатско-тихоокеанском регионе (АТР) и развивать экономические связи с Китаем и другими странами региона.

О том, что получилось сделать на этом направлении, о связи Евразийского союза и проекта "Экономического пояса Шелкового пути" и о китайском эксперименте над российским чиновником в интервью ТАСС в преддверии Санкт-Петербургского экономического форума рассказал заместитель министра экономического развития Станислав Воскресенский, возглавляющий рабочую группу правительства по продвижению интересов России в странах АТР.

- Каковы первые результаты так называемого разворота на Восток? И не прекратится ли он по мере улучшений отношений с Западом.

- Никакого разворота на Восток нет. Что есть – так это прагматичное укрепление отношений с новыми центрами мирового роста в интересах российской экономики, наших граждан.

В свое время центры роста были в развитых странах. Сегодня Китай, Япония, Южная Корея и страны АСЕАН – это почти 30% мирового ВВП, а если посмотреть на их темпы роста, то с 2000 года они утроили ВВП.

Наш товарооборот с упомянутыми странами – почти $170 млрд США, и есть потенциал роста, учитывая как меняются рынки эти стран, растет потребительский спрос, средний класс. Задача использовать эту энергию роста Азии в наших целях, для диверсификации нашей экономики. Этим и занимаемся. Кроме того, вообще меняется правила игры в мировой торговле.

- Что имеете в виду? Какие правила меняются и что это для нас значит?

Мы активно участвуем в формировании правил будущей зоны свободной торговли в АТЭС. Свободная торговля означает меньшие барьеры и расширение экспорта в страны АТР, соглашения о свободной торговле в АТР уже создают десятки тысяч рабочих мест.

Мы заинтересованы в этом для того, чтобы создавать рабочие места в России, давать зарабатывать нашим компаниям. Нам важно, чтобы правила торговли, формируемые в ходе региональной экономической интеграции в АТР, соответствовали тому, что мы делаем в Евразийском экономическом союзе, чтобы наши компании могли легче выходить на рынки Азиатско-тихоокеанского региона.

Этот год – пример конкретных результатов на этом направлении –30 мая заключено Евразийский союз подписал первое в своей истории соглашение о зоне свободной торговле с Вьетнамом – экономикой с рынком 80 млн человек, растущей около 6% в год.

Российские компании получат возможность беспошлинно поставлять во Вьетнам целый спектр товаров, в том числе мясо, молочную продукцию, алкоголь, автомобили, нефтепродукты, стальной прокат. Часть из этих товаров можно будет беспошлинно поставлять сразу после вступления соглашения в силу, по другим пошлины будут снижаться постепенно, но в итоге будут отменены.

Что касается автомобилей, то наши компании будут допущены на рынок на условиях промсборки, что даст возможность и выхода через Вьетнам на другие азиатские рынки без пошлин, как минимум на рынки АСЕАН.

- Партнеры из Азии – другие? В чем это выражается?

- Работа с Азией – это прежде всего две вещи – прагматизм и коммуникации. Если нет прагматичных интересов, во имя высоких материй никто ничего всерьез делать не будет. И дела ведут с теми партнерами, которых лучше знают, и которые понимают традиции азиатской культуры.

- В последние несколько месяцев вы занимались проектом, который получил название "Шелковый путь". Что это за проект и чем он для нас важен?

- Россия с партнерами развивает Евразийский экономический союз. Институциональная основа Евразийского союза создает условия, при которых товары и услуги и инвестиции пересекают пространство Евразии с минимальными издержками. Такое свободное движение товаров и капиталов в рамках Евразийского союза сближает экономики Европы и Азии.

Это перекликается с проектом Китая "Экономический пояс Шёлкового пути". Этот проект – крупная инициатива китайского лидера. По словам самих китайцев, проект имеет пять измерений – политическое, торговое, финансовое, инфраструктурное и культурное.

Для подтверждения своих слов они уже создали ряд институтов и наполнили их деньгами. Например, "Фонд Шелкового пути" объемом $40 миллиардов . Этот фонд будет входить в капитал тех проектов, которые будут рассматриваться в рамках "Шелкового пути".

Но когда мы своих китайских партнеров спрашиваем, скажите, что для вас "Шелковый путь", это для вас что – дороги или что-то еще? Они говорят – что это может быть и IT кластер, или промышленный парк. То есть это широкий проект.

- Россия как к этому проекту относится?

- Это проект гармонично дополняет развитие Евразийского союза. Состоялось политическое заявление президента Путина и председателя Китайской народной республики Си Цзиньпина о сопряжении проектов Евразийского экономического союза и Шелкового пути. У нас получилось выйти на такое совместное понимание этого проекта, которое выгодно нам и Китаю.

То есть, выражаясь простым языком, в этом соглашении есть 3 главных аспекта. Первое, Китай поддерживает наш проект Евразийского союза, мы поддерживаем проект "Шелкового Пути", и у нас возможен общий проект.

В тексте этого заявления указывается, как эксперты будут обсуждать конкретные параметры возможного будущего экономического пространства. Мы имели в виду, что конкретные формы интеграции с Китаем будут как бы привнесены снизу, а не навязаны сверху. Сейчас как раз такая работа организовывается.

Вот ряд экспертов говорят о некоем континентальном партнерстве. Кстати говоря мы особо подчеркиваем, что этот проект не закрыт для Европы.

- В каком плане?

- В том плане, что наши новые подходы к интеграции с Китаем таковы, мы не захлопываем двери того проекта, который был выдвинут президентом Путиным в свое время, проект единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока. Мы считаем, что эти проекты могут развиваться гармонично, о чем и написано в этом совместном заявлении лидеров.

- А когда вы поняли, что "Шелковый путь" это интересно для России?

- Китайские партнеры стали многие свои инициативы увязывать с проектом "Шелковый путь". А реально это произошло скорее в начале года, когда в Китае вышли документы на эту тему.

Наше отношение к этому проекту было, например, заявлено в выступлении первого вице-премьера Игоря Шувалова на Азиатском экономическом форуме в Боао в конце марта. Там же, кстати, было объявлено о решении Президента Владимира Путина вступить в Азиатский банк инфраструктурных инвестиций. Это еще один инструмент, который китайцы создали под "Шелковый путь".

- Что это будет за банк? Как он будет работать и какие проекты финансировать?

- Кстати, надо сказать, что если искать какую-то простую аналогию этому банку, это скорее аналог Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР). Есть региональные участники АБИИ, и есть страны операций. Сейчас, кстати, Минфин завершил переговоры. Летом будет подписан Устав банка.

Экспертные оценки показывают, что мы скорее всего будем третьим по размеру участником в этом банке. Будем предлагать банку проекты для финансирования. Банк крупный – планируемый общий капитал $100 млрд.

- А первые проекты когда можно будет ожидать?

- В 2016 году. Пока будет сформирована дирекция, штаб-квартира и т.д. но проекты надо готовить прямо сейчас.

- Можно ли говорить о том, что ВСМ является ключевым проектом для "Шелкового пути" в его российской части?

- Правильно говорить о том, что ВСМ прямо указан в концепции "Шелкового пути" китайцами, называя это высокоскоростной коридор Пекин-Москва.

- В переговорах, которые сейчас ведет РЖД, обсуждаются параметры локализации поизводства техники в России?

- Обсуждается локализация оборудования, которая потребуется для строительства и для эксплуатации ВСМ. Китайская сторона уже на этом даже этапе понимает и согласна с тем, что безусловно часть будет производиться совершенно точно в России.

- Есть мнение, что у нас недостаточно компетенций, чтобы работать с Китаем. Насколько это справедливо и сталкивались ли вы с этим в работе?

- Многие коллеги говорят, что мы сейчас с Азией проходим все то же самое, что возможно предыдущее поколение руководителей проходило с Западом в начале 90-ых. Не очень понятно, как коммуницировать, не очень понятно с кем, много посредников. Но дорогу осилит идущий.

И все-таки уровень развития политических контактов очень высок, наша задача подтянуть на этот уровень экономику.

- А есть ощущение, что все происходит не так быстро, как хочется?

- Китай не только про прагматизм, но и про коммуникации, для того, там чтобы с вами имели дело, должно пройти какое-то время, вы должны восприниматься как надежный партнер.

Эти особенности им действительно присущи, тем кто хочет быстрых результатов, наверное, это сложно. Могу сказать, что на политическом уровне поскольку доверие между лидерами очень серьезное, то как раз на примере совместного заявления о сопряжении Евразийского союза и Шелкового пути могу сказать, что работали крайне быстро, крайне эффективно и абсолютно результативно. Мы достаточно быстро согласовали основные условия документов.

- Сейчас создается впечатление ощущение, что все так или иначе ездят в Китай, крупные бизнесмены, мелкие, на конференции, выставки, потому что все поняли, что это является государственным приоритетом. У кого пока получается лучше, у крупного бизнеса или у малого и среднего?

- Тут важно сказать, что в Китае по-разному ведут себя государственные компании и частные. Если для государственных компаний важно, чтобы проекты, которые они ведут в других странах, были подняты на государственный уровень, это в том числе кстати связано с борьбой с коррупцией, с тем чтобы потом их не обвинили, почему принимались те или иные решения.

Поэтому для поддержки таких отношений работаем на площадках межправительственных комиссий.

Недавно по решению лидеров стран создана еще одна специальная межправкомиссия по инвестиционному сотрудничеству. Ее возглавляют первый вице-премьер Шувалов и вице-премьер Чжан Гаоли. Занимаемся на ее площадке как раз помощью в реализации совместных проектов, а также снятием системных барьеров в инвестиционном сотрудничестве.

Например, в мае подписан протокол к Соглашению об избежании двойного налогообложения. Теперь проценты по трансграничным выплатам не будут облагаться налогом у источника выплаты. До этого ставка была 10%. Это облегчит сотрудничество с Китаем в финансовой сфере.

Что касается частных компаний – то они имеют прямые контакты и не всегда просят какой-то государственной помощи. Хотя там, где мы можем помогать, стараемся помогать, китайские партнеры мало что знают о российском рынке. Недавно вот вышло исследование - опрос китайских CEO на тему работы с Россией. 67% китайских бизнесменов считают, что недостаточно понимают законодательство в России.

В этой связи к нам обращаются, например, в посольство или торгпредство, чтобы мы подтвердили, что такая компания существует и является надежной, причем речь часто идет о достаточно известных компаниях.

- На какие вещи, которые происходят в Китае, нам надо внимательно смотреть?

- На реформы. В Китае реализуется активная программа реформ, она была объявлена в 2013 году. Из последних примеров. В конце года были облегчены внешние инвестиции частной китайской компании. Раньше они все требовали специальных разрешений, сейчас больше 90% этих инвестиций разрешений не требуют. Сейчас объявлена программа "Сделано в Китае", где амбиции – это технологические прорывы в ряде отраслей промышленности. Китайские реформы открывают дополнительные возможности для наших предприятий. Поэтому важно отслеживать.

- Институт защиты прав азиатских инвесторов, который создали, как он сейчас работает?

Есть первые обращения, они успешно решены. Одна компания из Сингапура, одна из Японии. Были недопонимания у них с бюрократией. Все решилось.

Почему мы сделали в министерстве экономического развития этот офис именно для инвесторов из АТР? Как раз из-за недостатка информации об условиях ведения бизнеса в России. Офис работает на базе департамента инвестиционной политики. Еще раз подтверждаю, что мы готовы, если потребуется, в ручном режиме сопровождать инвестиции из АТР.

- На ПМЭФ будет представительная китайская делегация. Ожидаются ли новые инициативы в рамках межправительственной комиссии по инвестиционному сотрудничеству?

Действительно в этом году на форуме представительная делегация из Азии. Кроме китайской делегации, вице-президент Мьянмы, делегация японского бизнеса, с которой состоится отдельный бизнес диалог.

По китайской повестке - нам партнеры на этой неделе передали еще 15 проектов, для совместной реализации, от сельского хозяйства, промышленности перерабатывающей до добычи полезных ископаемых.

Мы сейчас внимательно на них смотрим, и возможно на Петербургском форуме выйдем с расширенным списком проектов, которые находятся под патронажем этой самой правкомиссии.

Кстати, первые 7 подписаний уже состоялись 8 мая во время визита Си Цзиньпина в Москву. И это самые разные проекты. Это и сухой суперджет - совместный лизинг на территорий Китая. Это и дополнительные инвестиции в томский лесоперерабатывающий кластер, это и проект с компанией "Полюс золото" по сотрудничеству по добыче полезных ископаемых.

- Как вы себя сами ощущаете себя, возвращаясь на федеральный и международный уровень из региональной политики, из Калининграда?

- Кстати говоря, в Азии в традициях обязательно прогонять федерального чиновника через работу в регионе. Я считаю, очень полезно и важно, потому что работая на земле ты видишь для кого ты на самом деле работаешь, лучше чувствуешь проблемы людей. В итоге более ответственно подходишь к своей работе. Я за это очень благодарен жителям Калининграда.

В Калининграде занимался федеральными проектами, которые помогали Калининграду развиваться.

Это и модернизация энергосистемы, это и политика, связанная с укреплением транспортной доступности: ввели льготы, выделили средства на модернизацию взлетно-посадочной полосы, увеличили количество подключений малого бизнеса к сетям. В Калининграде проходит много теперь важных больших мероприятий, одно из них мы вместе с так называемой "большой восьмеркой" российских продюсеров придумали, - фестиваль короткометражного кино "Короче". В прошлом году в фестивале приняли участие режиссёры из 42 регионов.

Этот фестиваль уникальный, потому что это фестиваль социального лифта, фестиваль куда приезжают большинство российских крупных продюсеров, и у ребят есть возможность показать себя. Два года подряд победители фестиваля получают контракт на полный метр или сериал от крупных российских студий. Будем помогать фестивалю и дальше. В этом году он состоится с 21 по 23 августа.

Россия. Азия > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 17 июня 2015 > № 1422470 Станислав Воскресенский


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter