Всего новостей: 2497747, выбрано 1 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Грюнберг Жерар в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Грюнберг Жерар в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Франция > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 28 мая 2013 > № 885391 Жерар Грюнберг

2012 год – большие выборы, большие перемены

Президентство Олланда не будет безмятежным

Резюме: Президентство Франсуа Олланда не будет спокойным и безмятежным. Кризис и курс правительства способствуют снижению популярности, основы его политики начнут размываться.

Выборы, прошедшие во Франции весной 2012 г., изменили расклад политических сил. К власти вернулись левые, находившиеся в оппозиции с 2002 года. В мае на президентских выборах победу одержал социалист Франсуа Олланд, а в июне на парламентских – Социалистическая партия.

Смена власти была ожидаема, опросы ее предсказывали. Последствия финансового кризиса и проблемы европейской интеграции значительно ослабили позиции президента Николя Саркози и его партии «Союз за народное движение» (СНД). Победу Олланда часто объясняют отсутствием альтернативы: во втором туре избиратели скорее голосовали против Саркози, чем за его оппонента. Отчасти это так. Но даже если большинство французов желало ухода действующего президента, им среди других кандидатов требовался заслуживающий доверия претендент. Франсуа Олланд смог им стать. Поэтому стоит прежде всего проанализировать, почему социалист сумел завоевать доверие избирателей.

КАРЬЕРА ОЛЛАНДА И ПЕРВИЧНЫЕ ПАРТИЙНЫЕ ВЫБОРЫ У СОЦИАЛИСТОВ

После 1981 г. президентские выборы выигрывали только кандидаты от голлистского СНД и социалистов. После того как в 2002 г. срок президентства сократили до пяти лет, а график голосования изменился, общенациональные выборы превратились в своеобразную гонку, состоящую из четырех этапов: два тура президентского соперничества и два тура выборов в Национальную ассамблею. Только социалисты и голлисты имеют шансы победить на всех четырех этапах и тем самым получить всю полноту власти: Пятая республика является президентско-парламентской, и президент способен осуществлять исполнительную власть в полном объеме, только если располагает большинством в парламенте.

В 2010 г., когда популярность Николя Саркози стремительно падала, социалисты решили, что достойным кандидатом от их партии может быть Доминик Стросс-Кан, директор–распорядитель МВФ. Его арест в Нью-Йорке 15 мая 2011 г. поверг партию в замешательство и растерянность. Руководство социалистов хотело, чтобы свою кандидатуру выставила первый секретарь партии Мартин Обри, которая, как считалось, имела высокие шансы. Но тогда всплыло имя Франсуа Олланда.

Политическая карьера Олланда состояла из многих ступеней партийной иерархии. После поражения социалистов на парламентских выборах 1986 г. он вошел в экспертную группу первого секретаря Социалистической партии Лионеля Жоспена. А когда после победы социалистов на парламентских выборах 1997 г. Жоспен возглавил правительство, Олланд стал временно исполняющим обязанности первого секретаря Соцпартии, в конце года на съезде социалистов в Бресте его официально избрали на этот пост, который он сохранит до 2008 года.

Партийную карьеру Олланд совмещал с парламентской деятельностью: повторяя путь своего кумира Франсуа Миттерана, становится депутатом региональных органов власти, а затем и членом парламента. Таким образом, ему удалось сделать карьеру на обоих поприщах – стать депутатом парламента и одновременно руководителем одной из двух крупных президентских партий, т.е. совершить восхождение по лестнице, которое позволяет притязать на самые высокие государственные посты.

Однако в 2005 г. восхождение застопорилось. Дело в том, что в предыдущем году он рискнул высказаться в поддержку Конституции Европейского союза и идеи провести внутри Соцпартии референдум по этому вопросу. Олланд добился победы ценой глубокого партийного раскола. Провал же Конституции на общенациональном референдуме значительно ослабил его позицию в качестве лидера социалистов. Тогда он попытался сплотить партию под своим руководством, но соглашение, достигнутое на съезде в Ле-Мане в конце 2005 г., было лишено конкретного политического содержания и названо аналитиками «невнятным», что нанесло сильный удар по престижу Олланда. Не чувствуя достаточной поддержки общественного мнения и реагируя на критические голоса внутри собственной партии, он решил не выдвигаться на президентских выборах 2007 г., а вслед за этим, накануне съезда Соцпартии в Реймсе в 2008 г., отказался от попыток сохранить за собой пост первого секретаря.

Избрание первым секретарем Соцпартии Мартин Обри, с которой Олланда связывали натянутые отношения, ознаменовало новый период в его политической биографии: бывший лидер оказался в изоляции внутри собственной партии, а устойчивого имиджа в глазах населения он так и не обрел. В то время никто не прочил ему блестящего политического будущего, но Франсуа Олланд сохранил свободу действий и в 2009 г. решил стать кандидатом на выборах президента-2012. Это было обдуманное и зрелое решение, принятое со всей определенностью и с твердой верой в собственные силы.

Первичные выборы 2006 г., проведенные социалистами для определения своего кандидата на президентских выборах 2007 г., хотя и оставались внутрипартийным событием, стимулировали большой интерес у избирателей – не в последнюю очередь благодаря личности Сеголен Руаяль. Средства массовой информации и опросы общественного мнения сделали из этих закрытых выборов политическое событие национального масштаба. После поражения в президентской кампании 2007 г. Руаяль стала ратовать за открытость праймериз. В 2010 г. Социалистическая партия взяла на вооружение этот принцип. Любой избиратель, который ставил подпись под хартией, обязывающей его солидаризироваться с левыми идеями («Я привержен ценностям левого движения и республики, идеалам свободы, равенства, братства, светскости, справедливости и всеобщего прогресса») и делал взнос минимум в один евро, получал право участвовать в праймериз.

От открытости первичных выборов выиграла и Социалистическая партия в целом, и Франсуа Олланд в частности. Социалистам это позволило без серьезных последствий пережить эпизод с вынужденной отставкой Доминика Стросс-Кана. На горизонте еще не появилось других кандидатов, но тот факт, что партия одобрила принцип открытости праймериз, позволил ей сохранить жизнеспособность в критический момент. Надо сказать, что еще до катастрофы с главой МВФ несколько высокопоставленных социалистов выражали намерение выставить свои кандидатуры. Франсуа Олланд, похоже, был решительнее других настроен на борьбу со Стросс-Каном, и то, что он так рано объявил об участии в первичных выборах, оказалось для него явным преимуществом после устранения с дистанции основного соперника.

Открытость праймериз предрешила высокую явку на выборах: всего проголосовало более 3 млн человек. Французы всех политических убеждений оценили эти выборы как подлинный успех Социалистической партии. Праймериз позволили Олланду в течение долгого времени, не дожидаясь начала президентской гонки, вести избирательную кампанию, развить свои идеи и утвердить имидж. В первичных выборах участвовали шесть кандидатов, в том числе представитель левых радикалов, что придавало праймериз «гражданский» (непартийный) характер. Благодаря данной процедуре Олланд, пребывавший в Соцпартии в относительной изоляции, смог играть на равных с кандидатом от партийного руководства. Независимость от верхушки давала ему определенное преимущество. Опросы общественного мнения свидетельствовали о постоянном росте популярности, что обеспечило устойчивую позицию в борьбе с конкурентами на протяжении всей кампании. И первый, и второй тур голосования завершились его успехом с убедительным преимуществом.

Оставаясь независимым и решительным политиком при отсутствии четкого курса партии, Франсуа Олланд предпочел подчеркивать индивидуальные черты, избрав тот же принцип, какой используется на президентских выборах, и добился успеха. Победа на праймериз сделала его бесспорным кандидатом социалистов и позволила добиться легитимности не только внутри собственной партии (в которой, впрочем, до сих пор не было единства), но и во всем левом лагере.

ПРЕЗИДЕНТСКИЕ ВЫБОРЫ

Опросы избирателей продолжали называть фаворитом предвыборной гонки Франсуа Олланда, что давало ему психологическое преимущество в борьбе с Николя Саркози. Последний, дабы уравнять шансы, сделал резкий поворот вправо и заострил внимание на проблеме иммиграции, начав излагать идеи, близкие Национальному фронту. Со своей стороны Олланд позиционировал себя как левоцентрист. Правда, 60 пунктов его программы включали некоторые типично левые проекты, такие как увеличение налога на капитал и высокие доходы, снижение пенсионного возраста до 60 лет для лиц, рано начавших трудовую деятельность, или отказ в случае победы ратифицировать договор о бюджетной стабильности («фискальный пакт»), подписанный 25 странами – членами Европейского союза в марте 2012 года. Эти предвыборные обещания позволили Олланду объединить партию вокруг себя. Но главным пунктом программы, на котором он не раз останавливался, было снижение бюджетного дефицита до 3% в 2013 г. и достижение бюджетного равновесия к 2017 году. Это нелегкое и серьезное обязательство, свидетельствующее об ответственности кандидата и о его проевропейской ориентации, доказало принадлежность Олланда к левоцентристам.

Такое позиционирование оказалось эффективным. Продемонстрировав в ходе кампании решимость и уверенность в себе, Франсуа Олланд сумел отвести обвинения правых в слабохарактерности и мягкотелости. Дебаты с действующим президентом между двумя турами выборов были особенно показательны: Олланд выступал как будущий президент, и его соперник не смог ничего с этим поделать, несмотря на весь свой авторитет и опыт. Таким образом, в Олланде начали видеть достойную альтернативу Саркози.

В первом туре президентских выборов 22 апреля кандидат от социалистов выиграл, набрав 28,6% голосов. Он намного опередил других представителей левых сил, чем подтвердил доминирующее положение социалистов в левом лагере. Позднее старое правило «идеологической дисциплины» заставило кандидатов от Левого фронта и «экологической» партии, не прошедших во второй тур, призвать своих сторонников голосовать за кандидата социалистов или по крайней мере содействовать поражению действующего президента. Победа Франсуа Олланда стала возможна благодаря переходу к нему во втором туре 80% голосов избирателей Жан-Люка Меленшона и Евы Жоли, тогда как Саркози получил лишь половину голосов Марин Ле Пен. Во втором туре Олланд обошел Саркози с результатом 51,6% и стал седьмым президентом Пятой республики.

Победа Франсуа Олланда не должна преуменьшать значение правого «Союза за народное движение», побежденного, но не разгромленного. Кроме того, внушительный успех Национального фронта в первом туре показал, что эта организация, которая, казалось, была в 2007 г. вытеснена с политического поля «Союзом за народное движение», остается крупной парламентской партией. И наконец, 11% голосов, полученных кандидатом Левого фронта Жан-Люком Меленшоном, свидетельствуют о непотопляемости крайних левых.

ПОБЕДА СОЦПАРТИИ НА ПАРЛАМЕНТСКИХ ВЫБОРАХ-2012

Как и в прошлые годы (1981, 1988, 2002 и 2007), избранному президенту посчастливилось увидеть, что его победа перерастает в триумф партии на выборах в парламент. Набрав в первом туре 29% голосов, Соцпартия стала лидером. Следом за ней шел «Союз за народное движение», получивший 27%. В первом туре соцпартия вместе с кандидатами от «экологической» партии, которые получили поддержку социалистов в 60 округах, набрали в целом около трети голосов (лучший результат после 1988 г.), опередив СНД и его сторонников. Левый фронт, представленный в основном кандидатами от коммунистов, получил всего лишь 7% голосов. Таким образом, доминирование Соцпартии в левом лагере проявилось еще больше, чем во время президентской кампании. Так же, как на парламентских выборах 2002 и 2007 гг., голоса социалистов составляли почти две трети голосов, полученных всеми левыми. Но теперь результат социалистов (более 30% голосов) заметно выше, чем в предыдущие два раза. В правом лагере лидирующую позицию сохранил СНД. Во втором туре борьба между социалистами и голлистами развернулась в большей части округов. Набрав в общей сложности около 80% голосов, соцпартия и СНД доказали, что они остаются двумя крупнейшими электоральными силами.

Переведя эти данные в количество депутатских кресел, доставшихся социалистам, мы увидим, что их партия во второй раз за время существования Пятой республики получила парламентское большинство в Национальном собрании (первый раз это случилось в 1981 году). Социалисты составляют 88% от всех депутатов левого лагеря. Левый фронт, потерявший на выборах половину представителей, сумел образовать парламентскую фракцию лишь после того, как обратился к пяти депутатам из заморских территорий: минимальный состав фракции – пятнадцать депутатов.

Свое неоспоримое превосходство над прочими правыми партиями в Национальном собрании подтвердил Союз за народное движение, получивший 196 мест. Таким образом, французская партийная система продолжает строиться на оппозиции двух крупнейших президентских партий – социалистов и СНД, получивших в общей сложности около 90% мест в Национальном собрании.

НОВОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО И НОВЫЙ КУРС

Сразу после избрания Франсуа Олланд назначил премьер-министром Жан-Марка Эро, бывшего председателя фракции социалистов в Национальном собрании, мэра Нанта и человека, очень близкого ему как в политическом, так и в личном плане, сторонника реформ и европейской интеграции. Новое правительство получило поддержку 328 депутатов, среди которых 295 социалистов. Между тем парламентское большинство в Национальном собрании составляет 289 мест: социалисты и в одиночку преодолели бы этот порог.

Левый фронт, основу которого составляет Коммунистическая партия, во втором туре президентских выборов призвал голосовать за кандидата от социалистов, но отказался участвовать в правительстве, хотя после президентских выборов 1981 г. и парламентских 1997 г. был более сговорчив. С начала нового президентского срока крайние левые не находятся в оппозиции к правительству, при этом они не являются и частью нового большинства. Жан-Люк Меленшон отдает предпочтение стратегии немецких левых («Die Linke»), в соответствии с которой только ослабление Социалистической партии может дать Левому фронту достойное место в парламенте.

В первые месяцы своего пребывания на президентском посту Франсуа Олланд высказывался за укрепление европейской интеграции. Если во время предвыборной кампании он боролся за то, чтобы не дать ратифицировать договор о бюджетной стабильности, подписанный его предшественником, теперь он добился его ратификации Социалистической партией. Это решение продемонстрировало, что, несмотря на все расхождения с Ангелой Меркель, Олланд намерен любой ценой защищать евро и согласен с тем, чтобы бюджетную политику Франции контролировали наднациональные структуры, то есть что он собирается уменьшить не только бюджетный дефицит, но и государственные расходы. Его позицию по этому вопросу восприняли как неприемлемый компромисс с либералами – не только коммунисты, но и солидаризирующиеся с социалистами «зеленые». Когда проходило голосование по вопросу о ратификации, коммунисты и большинство «зеленых» проголосовали «против». В Сенате, где Соцпартия не обладает большинством, Олланду для ратификации понадобились голоса депутатов от СНД. Следовательно, хотя «зеленые» и решили пока оставаться в правительстве, Соцпартия может полагаться только на саму себя. Кроме того, против ратификации голосовало и левое крыло социалистов.

В начале 2013 г. Франсуа Олланду пришлось встретиться с новыми трудностями. Они связаны с резким падением занятости, необходимостью разрешения трудовых конфликтов, вопросом об однополых браках и военной интервенцией в Мали.

Столкнувшись с внезапным ростом безработицы, президент инициировал проведение широкомасштабных переговоров между профсоюзами и работодателями. Они привели к соглашению между работодателями и тремя профсоюзами, включая Французскую демократическую конфедерацию труда (CFDT). В данном вопросе президент добился успеха, но при обстоятельствах, которые еще больше увеличили пропасть между социалистическим правительством, с одной стороны, и самым левым крылом Соцпартии вместе с профсоюзом Всеобщая конфедерация труда (CGT) – с другой, которые подвергли договоренность критике. Французские левые переживают период раскола; радикальная фракция обвиняет правительство в переходе на либеральные или социал-либеральные позиции и в слишком больших уступках крупному бизнесу. Динамика раскола может сделаться еще более ощутимой, поставив под сомнение политическое значение термина «левые».

Вопрос об однополых браках и особенно о разрешении гомосексуальным парам заводить детей путем усыновления или с помощью репродуктивных технологий обострил разногласия между правыми и левыми в социальной сфере. Представители католической церкви приняли массовое участие в январских митингах против однополых браков, собравших около 400 тыс. человек. Под угрозой провала законопроекта президент добился, чтобы вопрос о легализации искусственного оплодотворения для гомосексуальных пар был исключен из правительственного варианта текста. Впрочем, в ближайшем будущем этой теме еще предстоит вызвать широкий резонанс и стать одним из главных предметов разногласий между правыми и левыми, в то время как французское общественное мнение остается глубоко расколотым. Правые требуют проведения референдума по данному вопросу, левые же отказываются пойти на это, ссылаясь на отсутствие соответствующей статьи в конституции.

В настоящий момент военную интервенцию в Мали поддерживают все крупные политические партии. Между тем операция может оказаться продолжительной и опасной и потребовать больших затрат. Безусловная поддержка общественного мнения и политический консенсус, которые мы наблюдаем ныне, не гарантированы, если операция столкнется с серьезными трудностями и вызовет волну терактов. Интервенция в Мали, по всей видимости, представляет собой переломный момент в правлении Олланда, но пока невозможно сказать, обратит ли французский президент его себе на пользу и поможет ли ему данная операция хоть немного повысить популярность, которая достигла к началу 2013 г. самой низкой отметки.

Правительству придется решать множество проблем. Хотя нынешняя политика представляется единственно возможной, она рискует усугубить глубокий раскол в левом движении, поскольку не согласуется с традиционной риторикой левых. В то время как кризис и политический курс, проводимый правительством, будут способствовать снижению популярности, традиционные основы его политики начнут размываться. Не приходится сомневаться, что президентство Франсуа Олланда не будет спокойным и безмятежным.

Жерар Грюнберг – ведущий научный сотрудник в Национальном центре научных исследований (CNRS), Центре европейских исследований Института политических наук (IEP), Париж.

Франция > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 28 мая 2013 > № 885391 Жерар Грюнберг


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter