Всего новостей: 2529575, выбрано 4 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Ишингер Вольфганг в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Ишингер Вольфганг в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 18 сентября 2017 > № 2314501 Вольфганг Ишингер

Вольфганг Ишингер: "Пока что Путину сопутствует успех, но в перспективе он этого темпа не выдержит"

Герхард Гнаук | Die Welt

Глава Мюнхенской конференции по безопасности Вольфганг Ишингер считает, что Россия гораздо слабее, чем кажется. В интервью Die Welt он говорит о шансах в украинском конфликте и хвалит Дональда Трампа за позицию по Северной Корее.

"Россия действительно демонстрирует изменения своей позиции (по Украине), - замечает Ишингер, комментируя готовность президента Путина разместить на Донбассе "голубые каски" ООН. - Тут надо в любом случае все детально проверить, получится ли из этого что-то сделать? И, возможно, не только для Донбасса, но и для взаимоотношений между Востоком и Западом в целом, для выстраивания доверия между Западом и Россией. Это было бы правильной дипломатией. Неправильной, ошибочной дипломатией было бы отметать российскую инициативу, изначально считая ее трюком или уловкой".

По мнению собеседника издания, "было бы хорошо, если бы миссия состояла не из представителей стран - постоянных членов Совбеза ООН. Предпочтительнее страны, не втянутые в политическом смысле в события в регионе. Например, Индия или другие азиатские государства".

Комментируя причины, которые могли толкнуть Москву на подобные перемены, руководитель Мюнхенской конференции по безопасности указывает на то, что, возможно, "Москва хочет скинуть немного балласта на фоне (...) застоя в российско-американских отношениях. Возможно, это происходит и из-за новых американских санкций, которые в этот раз задели Москву сильнее. Кроме того, Вашингтон взвешивает возможность поставок противотанковых вооружений для украинской армии - Россия определенно хочет этого избежать. Что касается Донбасса, Москва, вполне вероятно, все больше понимает, что из этих квазигосударств, в которых происходит и много незаконного, ничего не получается и что вся эта ситуация стоит России и денег, и репутации".

"Валовой национальный продукт России меньше итальянского. Тем не менее, Россия пытается вести себя как великая мировая держава и несет в связи с этим значительные политические убытки - в том числе в Сирии и на Украине. Внутри страны Москва вынуждена чудовищно напрягаться, чтобы продемонстрировать хотя бы минимальный рост. В итоге: энергичная внешняя политика России пока что выглядит успешной, но в перспективе страна такого темпа не выдержит", - уверен Ишингер.

Останавливаясь на антироссийских санкциях, Ишингер говорит о том, что "не стоит переоценивать их эффективность".

По словам главы Мюнхенской конференции по безопасности, было бы неплохо, если бы ЕС был задействован в переговорах по Северной Корее, если им суждено состояться - причем в соответствии с показавшей себя успешной "иранской моделью". "В Сирии ЕС отодвинули на задний план, на переговорах по Украине ЕС вообще не представлен: это неправильно. ЕС представляет 500 млн европейцев и должен уверенно заявлять об интересах стран Евросоюза на подобных переговорах. Это касается и ситуации вокруг Северной Кореи".

"Весьма необычная внешняя политика Дональда Трампа впервые привела здесь к успеху. (...) Именно благодаря США удалось достичь консенсуса в Совбезе ООН относительно новых санкций против Северной Кореи. (...) Но что, если режим в Пхеньяне продолжит как ни в чем не бывало проводить свои испытания? Военная интервенция США исключена, поскольку в таком случае не обойтись без гигантского числа человеческих жертв. И что тогда? Если ядерное устрашение и сдерживание показали свою эффективность в эпоху холодной войны в отношении СССР, почему они не должны сработать и в отношении Северной Кореи? Мировые политические кризисы редко имеют идеальное решение", - констатирует собеседник Die Welt.

"На фоне "тихой" дипломатии могут открыться новые каналы для переговоров с Северной Кореей, - замечает Ишингер. - Центральную роль при этом должен взять на себя Китай. Можно предположить, что первым шагом станет двойная заморозка: северокорейская сторона замораживает свои испытания, а США и Южная Корея не проводят учений. (...) Позитивным стимулом могут стать и программы экономической поддержки. Северная Корея также должна получить весомые гарантии того, что никто, в том числе и США, не намеревается начать военную операцию с целью свержения режима".

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 18 сентября 2017 > № 2314501 Вольфганг Ишингер


Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 18 сентября 2017 > № 2313508 Вольфганг Ишингер

«У Путина непродолжительный успех, но он перенапрягается»

Герхард Гнаук (Gerhard Gnauck), Die Welt, Германия

Вольфганг Ишингер (Wolfgang Ischinger) почти десять лет руководит влиятельной Мюнхенской конференцией по безопасности. Опытный дипломат и госсекретарь по вопросам внешней политики, он является глубоким знатоком глобальных конфликтов. На киевском форуме YES 2017 71-летний политик выступил по поводу российско-украинского конфликта. В нем в последнее время наблюдается некоторое движение.

DIE WELT: Украина давно требовала введения «голубых касок» ООН в Донбасс. Сейчас президент России Путин впервые заявил о готовности к этому и ссылается при этом даже на позицию Ангелы Меркель. Что это — шанс или уловка?

Вольфганг Ишингер: Российская позиция действительно изменилась. Здесь в любом случае следует тщательно проверить: может ли из этого что-то получиться? И, если возможно, то не только для Донбасса, а в конечном итоге вообще для отношений между Западом и Востоком, для создания доверия между Западом и Россией. Это хорошая дипломатия. Совершенно неправильной, плохой дипломатией было бы просто отмахнуться от этого российского предложения без дальнейшей проверки, не является ли это предложение обманом или уловкой.

— Какие страны должны будут посылать солдат «голубых касок»? Например, сама Россия?

— Было бы хорошо, если бы постоянные члены Совета безопасности ООН не принимали в этом участия. Лучше было бы, если бы это были страны, которые не задействованы в этом регионе политически. Например, Индия или другие азиатские государства.

— Почему Россия выступила сейчас с этим предложением?

— Возможно, Россия хочет из-за нынешнего, а также из-за ожидаемого в ближайшем будущем застоя в российско-американских отношениях сбросить некий балласт. Также и из-за недавно объявленных санкций США, которые заденут Москву сильнее, чем предыдущие. Кроме того, в Вашингтоне планируют поставлять на Украину противотанковое оружие. Россия, конечно, хочет этого избежать. Что касается Донбасса, то в Москве, пожалуй, все больше замечают, что с этими так называемыми государствами, в которых происходит много криминального, ничего не получится и что все это стоит России только много денег и авторитета.

— Политик США Ньют Гингрич (Newt Gingrich) сказал на конференции YES 2017 здесь в Киеве, что последняя экспансия российской власти из-за «изнеможения» в среднесрочной перспективе снова закончится. Как и к 1989-му году в случае с Советским Союзом.

— Российский ВВП — немного меньше, чем ВВП Италии. Несмотря на это, Россия пытается представить себя как великую или мировую державу и платит за это высокую цену своей политики, в том числе в Сирии и на Украине. В самой стране Москве приходится сильно напрягаться, чтобы добиться хотя бы малого роста. Короче: активистская внешняя политика России на ближайшую перспективу кажется успешной, но в долгосрочной перспективе страна не рассчитывает свои силы. В этом Гингрич не так уж неправ.

— Сыграли ли прежние санкции Запада из-за кризиса на Украине большую роль в переосмыслении в России? По оценкам, они обошлись России всего в один процент ее ВВП.

— Эта цифра, пожалуй, реалистична, но один процент — это и есть один процент. И кроме того, есть еще санкции, направленные против отдельных лиц. Однако российские политики неоднократно спрашивали меня: господин Ишингер, можете ли Вы объяснить мне, почему я не состою в санкционных списках? Очевидно, они полагают, что тот, кто состоит в этих списках, считается на Западе более важным. В любом случае нам не следует переоценивать действие таких санкций.

— Какой видится Вам роль ЕС в кризисе с Северной Кореей?

— Предпринимаемые с 90-х годов попытки провести переговоры, чтобы заставить Северную Корею отказаться от ядерного курса, каждый раз заканчивались провалом, по разным причинам. Кстати, ЕС еще в 90-е годы участвовал в этом. Поэтому хорошо, что канцлер ФРГ сейчас вновь заявила о готовности принять участие. Однако я не вижу здесь какой-либо специальной немецкой роли. Лучше всего было бы, если бы ЕС как таковой принимал участие во всевозможных переговорах, по примеру удачной модели переговоров с Ираном. В Сирии ЕС вытеснили на обочину, в переговорах по Украине он вообще не сидит за столом переговоров: это неправильно. ЕС представляет интересы 500 миллионов европейцев и должен уверенно отстаивать интересы ЕС на таких переговорах. Это касается также и конфликта с Северной Кореей.

— Кое-что говорит о том, Россия помогла своему соседу Северной Корее в осуществлении ее ракетной программы.

— Если это так, то русские должны сейчас глубоко сожалеть об этом. У России не может быть заинтересованности в Северной Корее с ядерными ракетами.

— Ваш прогноз по поводу этого конфликта?

— Очень нетрадиционная внешняя политика Дональда Трампа здесь впервые привела к успеху, надо отдать ему должное. В Совете безопасности ООН удалось по поводу новых санкций против Северной Кореи достичь консенсуса благодаря США. Здесь я должен сказать: снимаю шляпу! Но что, если Северная Корея будет и дальше спокойно проводить свои испытания? Военная интервенция США отпадает, потому что в таком случае опасаются слишком большого количества жертв среди мирного населения. Но что же тогда? Если по отношению к Советскому Союзу ядерное устрашение и сдерживание в холодной войне в течение десятилетий подействовали, то почему это не может сработать в случае с Северной Кореей? Идеальные решения в мировых политических кризисах являются редкостью.

— Как могло бы выглядеть решение?

— Путем тихой дипломатии, возможно, удалось бы создать новый переговорный канал с Северной Кореей. При этом центральную роль должен играть Китай. Тогда двойное замораживание могло бы стать, вероятно, первым шагом. Северокорейская сторона замораживает свои испытания, США и Южная Корея отказываются от военных учений. Это могло бы стать началом. Экономические программы по поддержке могли бы создать положительные стимулы. И Северную Корею надо правдоподобно заверить в том, что никто, в том числе и США, не планирует интервенцию с целью смены режима. Так это видят и некоторые американские коллеги.

Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 18 сентября 2017 > № 2313508 Вольфганг Ишингер


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 июня 2016 > № 1911337 Вольфганг Ишингер

России сегодня нужны друзья, а не враги

Председатель Мюнхенской конференции по безопасности Вольфганг Ишингер в интервью Жанне Немцовой рассказал, о чем на самом деле в 1997 году договорились НАТО и Россия, а также об ошибках Запада и растущей мощи Китая.

Жанна Немцова, Deutsche Welle, Германия

Вольфганг Ишингер (Wolfgang Ischinger) — известный немецкий дипломат, с 2008 года — бессменный председатель Мюнхенской конференции по безопасности. В 1996-97 годах Ишингер представлял Германию на переговорах НАТО — Россия, результатом которых стало подписание Основополагающего акта, регулирующего отношения между Североатлантическим альянсом и Москвой.

Deutsche Welle: Господин Ишингер, какое впечатление произвел на вас Владимир Путин во время вашей первой встречи, а какое — во время последней?

Вольфганг Ишингер: Впервые мы встретились лет 15 назад, в самом начале его президентства. Это был лидер, с которым было приятно иметь дело. Наши правительства тогда могли совместно работать над решением самых разных проблем.

Но в последнее время мы столкнулись с другим Путиным — человеком, который зол на Запад, особенно на США. Разочаровавшись в отношениях с Западом, он сделал ставку на политику, которая отдаляет Россию от Европы. Я сожалею об этом и надеюсь, что текущий политический курс России изменится и мы вновь сможем сотрудничать. Я убежден, что России нужна Европа, а Европа, в свою очередь, не будет процветающей без нормальных отношений с Россией.

— Стало ли для вас сюрпризом то, что сделал Путин за последние два года?

— Мы на Западе долгое время не понимали Россию, игнорировали сигналы Путина и Медведева, которые они нам посылали в последние семь-восемь лет. Вспомните мюнхенскую речь Путина в 2007 году. Если бы мы тогда не только слушали, но и услышали его, то, может быть, были бы не столь шокированы тем, что произошло потом.

— Вы имеете в виду речь Путина на Мюнхенской конференции по безопасности 2007 года. Тогда он провозгласил конец однополярного мира, обрушился с критикой в адрес НАТО в связи с ее расширением на восток и сказал, что Россия будет проводить свою независимую внешнюю политику. Помните, что вы чувствовали, слушая эти заявления?

— Тогда я совершил ту же ошибку, что и многие другие слушатели. Мы не восприняли это всерьез. Мы думали, что это просто речь. Правда, тогда я еще не был председателем Мюнхенской конференции по безопасности, я был просто одним из ее участников.

Мы должны были отнестись серьезнее ко всему этому, особенно Вашингтон. В 2007-2008 годах Запад не обращал особого внимания на обеспокоенность России, реализовывал свои планы без оглядки на Москву. А в 2008 году начался военный конфликт в Грузии. Сегодня мы слушаем Путина гораздо внимательнее.

— То есть Путин достиг своей цели — теперь его воспринимают серьезно?

— Я так на самом деле не думаю. Да, его воспринимают всерьез, но Россия теряет все больше и больше в сферах, которые действительно важны для будущего страны, таких как конкурентоспособность на мировых рынках, модернизация экономики. Ожидаемая продолжительность жизни 15-летнего юноши в России сегодня такая же, как и его сверстника в наименее развитой африканской стране. Это позор, я считаю.

Другими словами, есть проблемы в сфере здравоохранения, социальной сфере. В экономическом плане в России, к сожалению, упадок. А мы хотим видеть процветающую Россию, торговать с Россией. Сейчас это невозможно, так как у России больше нет денег.

— Возвращаясь к мюнхенской речи Путина: тогда он обвинил НАТО в нарушении договоренностей, которые якобы исключали расширение Альянса на восток. Эта критика была обоснованна?

— Обвинения НАТО в том, что она что-то нарушает, беспочвенны. В 1997 году Россия и НАТО подписали Основополагающий акт. Я представлял на этих переговорах Германию, поэтому знаю, о чем говорю.

Уже тогда было известно, что НАТО намерена расширяться, и Россия в этом документе с планами НАТО согласилась. Там говорится, что в случае расширения НАТО обязуется не размещать постоянных военных баз в новых странах-членах альянса. Упреки в том, что НАТО сейчас нарушает ранее достигнутые договоренности и взятые на себя обязательства, просто глупы. Документ этот есть в открытом доступе, в том числе на русском языке.

Я должен, однако, признать, что мы зашли слишком далеко в 2008 году на саммите НАТО в Бухаресте, где обсуждалась ускоренная процедура вхождения Грузии и Украины в альянс. Мы недооценили, какое отторжение эти намерения вызовут у российских властей, в том числе у военных. Они восприняли это как угрозу для России, что, конечно, не так.

— То есть получается, что Путин лжет, настаивая на том, что НАТО обещала никогда не расширяться?

— Получается, что да. Я считаю, что просто с исторической точки зрения это некорректно.

— А правда ли, что в начале своего президентства Путин думал о вступлении России в НАТО?

— Я никогда не считал эту идею реализуемой, потому что НАТО, если быть честным, — это организация, которая во всех практических вопросах управляется США. Россия не собирается становиться членом альянса, где ведущую роль играют США. И я точно знаю, что Путин достаточно рано пришел к выводу, что поведение Штатов идет во вред российским интересам и этой стране нужно оппонировать.

— Его убежденность в этом обоснованна?

— Нет, я так не думаю.

— Но многие россияне думают именно так.

— Да, я знаю. Но некоторые наши американские партнеры тоже совершают ошибки. Они недооценивают чувствительность России. Помните знаменитую фразу о России: «Это страна средней силы, которую можно игнорировать»? Это неумно. Россия — гордая страна. Россияне — гордая нация. Это большая нация, которая заслуживает уважения. С точки зрения политической психологии и Запад, и США, и НАТО совершали ошибки. Например, лично я считаю, что сейчас нет необходимости размещать систему ПРО в странах НАТО. Это вызывает еще большее отчуждение у России.

— Сейчас в России идет дискуссия о возможной войне с НАТО. В то же время министр иностранных дел Сергей Лавров сказал, что Россия не собирается воевать ни с одной из стран НАТО. Значит ли это, что Россия может объявить войну стране — не члену НАТО?

— Я не хочу интерпретировать или искать подводные камни в словах Сергея Лаврова.

— Тогда задам прямой вопрос. Таким странам, как Беларусь и Казахстан, стоит беспокоиться, что они могут стать следующими целями для России?

— Все, что я слышал от российского руководства в последнее время, все документы, связанные с безопасностью, которые я прочитал, указывают на то, что, по мнению Кремля, гарантировать безопасность и территориальную целостность страны можно только путем создания вокруг нее буферной зоны. И государства внутри этой буферной зоны не должны быть членами никаких других альянсов. Они должны быть дружественны России.

— Вы сказали, что ведущую роль в НАТО играют США. Так прав ли Путин, заявляя, что мир сегодня однополярный?

— Я думаю, что Россия испытала сильный дискомфорт, когда в США заявили, что настала эпоха однополярного мира. Это было в 1999-2000 годах. Думаю, тогда Путин решил, что в условиях доминирования США Россия исчезнет. И я понимаю точку зрения России и желание Москвы воссоздать многополярный мир, где у России будет своя роль.

Думаю, в Москве понимают и растущую роль Китая. Будь я россиянином, то предпочел бы иметь надежных партнеров на западных флангах, то есть ЕС — чтобы противостоять в будущем уверенному в себе руководству Китая, страны с миллиардным населением, которая по объему экономики конкурирует с США. Думаю, России нужны друзья, а не враги.И мы как раз потенциальные друзья.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 июня 2016 > № 1911337 Вольфганг Ишингер


Германия. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 мая 2014 > № 1068306 Вольфганг Ишингер

НЕ НАДО СТАВИТЬ ПУТИНА В УГОЛ (" DEUTSCHE WELLE ", ГЕРМАНИЯ )

Геро Шлис

Канцлер Германии Ангела Меркель (Angela Merkel) в пятницу, 2 мая, проводит переговоры в Вашингтоне. Одна из главных тем ее встреч в США - украинский кризис. Председатель Мюнхенской международной конференции по безопасности Вольфганг Ишингер (Wolfgang Ischinger) с 2001 по 2006 год занимал пост посла Германии в Соединенных Штатах. В интервью DW он сформулировал основные задачи трансатлантического сотрудничества и на российском направлении.

DW: Господин Ишингер, в Вашингтоне многие говорят о провале политики в отношении России. Некоторые даже предвещают начало новой холодной войны. В этой связи с какими вызовами столкнулось сотрудничество Германии и США, отягощенное скандалом вокруг прослушивания американским Агентством национальной безопасности (АНБ) телефонных разговоров немецких политиков?

Вольфганг Ишингер: У меня создалось впечатление, что кризис на Украине и последовавший за ним кризис нашей политики в отношении России не ослабит, а укрепит трансатлантические отношения.

Если бы сегодня этот конфликт не был главным на повестке дня, то мы до сих пор продолжали бы "грузить" друг друга вопросами об ответственности за провал в Сирии или о прослушивании АНБ телефонных разговоров немцев.

Если быть ироничным, то в какой-то мере мы можем даже сказать спасибо президенту Путину. Он напомнил немцам и американцам о том, что НАТО еще имеет какое-то значение. Он напомнил о том, что нам - европейцам - важно говорить одним голосом, о том, что нашей стратегической целью является диверсификация поставок энергоносителей, чтобы мы не зависели от одного источника.

- В США уже многие подумывают о необходимости дать определение новой глобальной политике безопасности и международным отношениям, в том числе и в отношении России. Вновь вспомнили о политике сдерживания. Что Соединенные Штаты ожидают от Германии?

- Во-первых, не позволить господину Путину расколоть Европейский Союз. Для Вашингтона важно, чтобы было не только единое европейское мнение, но и хорошо функционирующее согласование позиций между Европой и Америкой.

Во-вторых, санкции не подменяют политики. Мы еще посмотрим, окажут ли они влияние на действия России. В этом вопросе есть сомнения. А это значит, что нам еще нужно выработать стратегию. Ее целью не должно быть наказание Путина.

Мнения некоторых американских комментаторов можно истолковать так, как будто нет ничего важнее, чем поставить его в угол. Это в корне неверно. Нам необходимо участие президента Путина и членов российского руководства в решении многих международных вопросов. Мы должны выбрать правильные приоритеты.

- Каковы эти приоритеты?

- Первоочередная задача состоит в том, чтобы США и европейские партнеры договорились о стратегии в отношении Украины. В той мере, в какой нам удастся неработающее в последние годы государство превратить в функционирующее, в такой же мере мы одержим победу над Владимиром Путиным, причем не военную, а гражданскую, победу "мягкой силы".

- Но канцлера Германии Ангелу Меркель многие как раз и упрекают в слишком мягкой политике по отношению к России, например, когда речь заходит о санкциях?

- Это несправедливый упрек, против которого надо вести разъяснительную работу. Санкции Вашингтона против Москвы практически не сказываются на американской экономике, поскольку торговля с Россией не имеет для США большого значения. Европа, особенно Германия, совсем другое дело. Каждая мера, на которую мы пойдем, в 10 раз больнее ударит по России, нежели любая санкция Соединенных Штатов.

- Но эти меры негативно скажутся и на немецких фирмах?

- Возможен ущерб и для наших интересов. Но мы должны решительно защищаться от упрека, что наш голос слишком слаб. Поводом для такого упрека могла быть позиция Германии в ливийском вопросе.

Американцы не могут забыть, что Берлин фактически отстранился от решения кризиса в Ливии. Сейчас США хотят быть уверенными в том, что Германия как важнейшая европейской страна и лично канцлер Меркель сыграют центральную роль и повлияют на Москву.

- В Вашингтоне хотели бы, чтобы Ангела Меркель больше говорила о России и о трансатлантической безопасности, нежели о создании зоны свободной торговли между ЕС и США. Но именно последней теме посвящена единственная публичная речь, которая запланирована в программе нынешнего визита Меркель в Соединенные Штаты. Вы считаете желание Вашингтона обоснованным?

- Вопрос о создании свободной торговли между ЕС и США имеет стратегическое значение. И канцлер поступает верно, обращаясь в этой связи напрямую к представителям американских деловых кругов, а косвенно - и к немецким предпринимателям. Для продвижения этого проекта нам нужна кампания по его поддержке по обе стороны океана, поскольку на данный момент ему дует встречный ветер.

- Какую роль в нынешних американо-германских отношениях играет скандал, вызванный разоблачениями Эдварда Сноудена?

- Увы, но самые широкие слои американских политиков до сих пор не поняли, в какой мере пострадало доверие жителей Германии к США в результате скандала, вызванного прослушиванием их телефонов. Мы не можем игнорировать этот факт, нам необходимо восстановить доверие. Перспектива организации трансатлантического диалога по кибер-проблемам - верный подход, хотя и не стоит ожидать от него чуда.

Германия. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 мая 2014 > № 1068306 Вольфганг Ишингер


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter