Всего новостей: 2527512, выбрано 11 за 0.022 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Коэн Ариэль в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыНефть, газ, угольСМИ, ИТАрмия, полициявсе
США. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 27 ноября 2017 > № 2406860 Ариэль Коэн

Пока Америка спит, Россия возвращается на Ближний Восток

Ариэль Коэн (Ariel Cohen), The National Interest, США

Россия возвращается на Ближний Восток. Кремль методично создает реальную систематическую геополитическую угрозу интересам США и их союзников. Поведение Москвы вызвано стремлением к престижу и влиянию, а поиск рынков для своего оружия и других товаров является классической манерой поведения любой великой державы.

Центральным элементом этого стремления является нефть, но проблема эта не единственная. Поскольку цены на нефть находятся на отметке выше 55 долларов за баррель, а Саудовская Аравия, оказывающая определяющее влияние на этот рынок, переживает самый тяжелый политический кризис с 1920-х годов, когда была создана монархия, сотрудничество Москвы с Тегераном и Эр-Риядом в вопросе ограничения добычи ставит Россию в центр внимания в регионе. Однако возобновление деятельности Кремля на Ближнем Востоке носит геополитический характер и выходит за рамки бизнеса. Как и в советское время, Москва стремится контролировать правительства, восстанавливать военные базы, открывать морские пути и расширять экспорт. Эти амбиции великой державы означают серьезные изменения геополитического равновесия сил в регионе, что свидетельствует о возврате к стратегической конкуренции XIX века и поднимает серьезные вопросы о будущем американской державы.

Возобновление конкуренции великих держав

Россия с незапамятных времен определилась как империя, постоянно расширяющая свои границы. За 800-летнюю историю страны ее территория сокращалась всего три раза: в начале XVII века во время «смуты», приведшей к польской оккупации Москвы; после большевистского переворота 1917 года; и, наконец, в результате распада СССР в 1991 году.

После распада СССР Россия отказалась от большинства своих военных баз на Ближнем Востоке, хотя и сохранила нескольких клиентов, покупавших оружие. Быть империей было слишком дорого. Сирия — со своей военно-морской базой («пунктом материально-технического снабжения») в Тартусе и авиабазой в Хмеймиме — была единственной страной, из которой Москва уходить не хотела.

На фоне роста цен на нефть после российско-грузинской войны 2008 года и особенно после вторжения Москвы на Украину и в Крым в 2014 году (позже в том году цены на нефть упали) Россия приступила к методическому восстановлению равновесия сил на Ближнем Востоке. Ее цель состоит в том, чтобы бросить вызов Соединенным Штатам и их партнерам.

Некоторые аналитики считают, что Сирия может стать разменной монетой в урегулировании украинского кризиса и рычагом давления в вопросе санкций, введенных Соединенными Штатами. Однако сокращение регионального присутствия США на Ближнем Востоке и готовность России заполнить образовавшуюся пустоту указывает на то, что амбиции (Москвы) простираются дальше.

Цели России на Ближнем Востоке включают в себя несколько аспектов, имеющих большое значение для ее национальной безопасности и глобальной стратегии:

• Плацдарм для борьбы с джихадизмом. Радикальный ислам оказался привлекательным примерно для 2,5 тысяч российских граждан, воевавших в Сирии и Ираке, а также многих сотен граждан бывших советских республик, которые решили вступить в отряды боевиков ИГИЛ (организация, запрещенная в РФ — прим. пер.). Их «возвращение на родину» представляет реальную угрозу. Москва является вторым по величине городом Европы после Стамбула по численности мусульманского населения.

• Театр стратегического соперничества с США. Правящая элита — Путин и его окружение, руководство силовых ведомств, а также российское телевидение — зациклены на проблеме поражения (России) в холодной войне. Все они одержимы мыслью о том, что Америка якобы пытается ослабить их Родину или даже разделить ее на части.

• Влияние цен на нефть. Россия заинтересована в том, чтобы усилить свое влияние на цены на нефть — тем более что этот ресурс жизненно важен для российской экономики. Это влияние может быть обеспечено за счет заключения картельных соглашений или путем разжигания конфликтов — например, как в случае конфликта Саудовской Аравии с Ираном. Ничто так не повышает цены на нефть, как угроза войны или блокада Ормузского пролива.

• Рынок оружия. Конфликт в Сирии продемонстрировал возможности российского военно-промышленного комплекса — от крылатых ракет средней дальности Калибра до истребителей СУ-35 и зенитных ракетных комплексов С-400. Они продаются тем, кто предлагает самую высокую цену, потому что, как говорят в Москве, «продавая оружие, приобретаешь хороших союзников».

• Решимость России поддерживать своих союзников. Сирийская война продемонстрировала решимость Москвы не бросать союзников, несмотря на ухудшающиеся обстоятельства. Русские ведут дела с такими политиками как Саддам или Асад, а Вашингтон остается слишком требовательным и ставит условия.

Вакуум власти в регионе

Администрация Обамы считала, что в интересах США отказаться от участия в «войнах Буша». Реакция Обамы на сирийский кризис свидетельствует о том, что иранская ядерная сделка и неучастие в военных конфликтах было важнее, чем предотвращение крупнейшей со времен Второй мировой войны гуманитарной катастрофы. Да и Трамп в первый год пребывания у власти тоже не предложил последовательной политики.

Реакция Америки на вызовы России на Ближнем Востоке указывает на вакуум власти в регионе. Европейцы не могут его заполнить, а Китай сможет сделать это не раньше чем через десять лет. Поэтому по умолчанию — и согласно своим намерениям — в «игру» вступает Россия.

Всегда виновата Америка

Россия сочинила «изобличительную» историю о региональном вмешательстве США на Ближнем Востоке, в Европе и на постсоветском пространстве, начиная с оккупированного Советским Союзом Афганистана. Некоторые российские «эксперты» задним числом изображают «советы» анти-джихадистами, в то время как США якобы поддерживали моджахедов, в том числе и радикалов.

Подобно консервативным арабским лидерам и израильтянам, Россия считала, что США при Обаме отказываются от союзников и открывают двери «Братьям-мусульманам» (организация, запрещенная в РФ, — прим. перев.), что порождает хаос в Египте, Сирии, Иордании, Газе и в других странах. Кроме того, русские не обращали внимания на системное поражение закосневших, коррумпированных и жестоких авторитарных квази-социалистических режимов в Каире, Багдаде, Триполи и Дамаске, постоянно думая лишь о реальном или воображаемом влиянии Америки в этих странах.

Последний рубеж Москвы

Поэтому Кремль выстроил в Сирии линию обороны. Это — сделка Москвы с дьяволом: Асад, которого осудили и Обама и Трамп, до сих пор остается у власти; мирными переговорами в Астане управляют из Москвы и Тегерана; и российские военные завершили свою первую успешную операцию по развертыванию сил и средств за пределами советских границ за период после полнейшей неудачи в Афганистане несколько десятилетий назад.

Россия восстановила свои напряженные отношения с Турцией — Анкара даже покупает российские зенитные ракетные комплексы С-400. Кроме того, несмотря на санкции Запада, Турция приступила к реализации проекта строительства трубопровода «Турецкий поток». Некоторые могут сказать о столкновении интересов России и Турции в Сирии и на Черном море, но в краткосрочной и среднесрочной перспективе антиамериканизм Анкары может взять верх.

Даже верный союзник США Израиль после сделки Обамы с Ираном стал теплее относиться к Москве. В условиях роста влияния Ирана на Голанских высотах и активизации «Хезболлы» у границ еврейского государства возникла необходимость диалога между Иерусалимом и Москвой. Отношения между Путиным и Нетаньяху остаются прочными, несмотря на масштабное развертывание российских войск и техники в Сирии, которое угрожает воздушному господству Израиля над Левантом.

Путин также добивается расположения президента Египта Абдель Фаттаха ас-Сиси. Египет и Россия совместно поддержали генерала Халифа Хафтара в его стремлении к власти в Ливии, тогда как Госдепартамент США по-прежнему поддерживает слабое правительство Триполи.

Наконец, в Иране Россия теперь пользуется правом на временную посадку и дозаправку своих самолетов на авиабазе в Хамадане, а также возможностью вести через воздушное пространство Ирана ракетный огонь с акватории Каспийского моря по целям в Сирии. Продолжающееся на протяжении многих десятилетий сотрудничество между Тегераном и Москвой против Соединенных Штатов, их арабских союзников-суннитов и Израиля крепнет.

Выводы: альтернативы для США на Ближнем Востоке

Сланцевая революция в Соединенных Штатах проходит на фоне усталости США от войны и сокращения международного участия в международных делах. Трампа не интересуют глобальное распространение демократии и идеологические крестовые походы против других государств, и он, по всей видимости, стремится к партнерству с Путиным. Однако вашингтонская правящая элита (включая республиканцев из числа лидеров Конгресса) с ним не соглашаются, считая Россию непримиримым глобальным противником.

Откажется ли Америка от политики «неучастия», мы не знаем. Как показывает история, США — глобальная держава и она будет втянута в процесс будущего состязания с великими державами — в том числе с Россией, Китаем и Ираном. Но пока не будет сформулирована внятная, последовательная, заслуживающая доверия политика и ее цели, пока не будут налажены отношения с ключевыми для нее странами, Америка может лишиться своего господствующего положения, которое она занимала после окончания холодной войны в различных регионах — в том числе и на Ближнем Востоке. Поддержка саудитов в Йемене, сотрудничество с Ираком против ИГИЛ и новый «мирный план» урегулирования израильско-палестинских отношений пока нельзя назвать последовательной региональной стратегией.

Из-за этого отсутствия ясной и последовательной политики Соединенным Штатам будет еще сложнее оказывать поддержку своим союзникам в Персидском заливе и Израилю. К тому же, это станет причиной дальнейшего ухудшения отношений с Египтом, ключевым союзником США в арабском мире. В конечном итоге это ослабит положение Америки на мировой арене, поскольку Россия со своей слабеющей экономикой (которая составляет лишь одну четырнадцатую часть экономики Америки) одерживает победу над сверхдержавой США на важнейшем с геостратегической точки зрения театре.

США. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 27 ноября 2017 > № 2406860 Ариэль Коэн


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 ноября 2017 > № 2380911 Ариэль Коэн

Уроки, которые мы усвоили за сто лет, прошедшие после коммунистического переворота в России

Ариэль Коэн (Ariel Cohen), The Hill, США

Столетие большевистской революции, которое приходится на 7 ноября, в Москве отмечают тихо. Сегодня по поводу наследия этого насильственного исторического переворота россияне расходятся во мнениях еще больше, чем американцы по поводу Гражданской войны. Забальзамированный труп Ленина по-прежнему выставлен на всеобщее обозрение на Красной площади, а прах тирана Иосифа Сталина по-прежнему находится в кремлевской стене. Их статуи и бюсты до сих пор украшают улицы и площади городов по всей России.

Государственный переворот, произошедший 100 лет назад в Петрограде (Санкт-Петербурге) под руководством Владимира Ленина и Льва Троцкого, в результате которого было свергнуто левацкое правительство Александра Керенского, принес стране горе, страдания, а также голод и гибель миллионов людей.

Революция возникла под воздействием убийственной смеси отчаяния и разорения, вызванных Первой мировой войной, и адского замеса ленинской тоталитарной идеологии, основанной на марксизме. Ленина, несгибаемого профессионального революционера, подобно оружию отправили через всю Европу обратно в Россию в запечатанном вагоне, любезно предоставленном немецким императорским генеральным штабом.

Но коммунистический триумф подпитывался еще и некомпетентностью царского режима, а также отсутствием эффективных политических институтов в империи Романовых. Царь Александр II наконец-то отменил крепостное право всего лишь за 60 лет до революции, и более 80% населения России по-прежнему проживало в сельской местности.

Лживые обещания Ленина дать «заводы рабочим, землю крестьянам и мир народам», обеспечили ему широкую поддержку народных масс, но на единственных общенациональных демократических выборах, состоявшихся после захвата большевиками власти, его партия получила менее 25% голосов. Остальное достигалось исключительно с помощью жестоких мер.

То, что произошло после ленинской революции, было даже хуже, гораздо хуже, чем царская «тюрьма народов».

Ленин создал первое современное тоталитарное государство, в котором все, включая продовольствие и жилье, контролировали коммунистическая партия и ее центральное правительство. Чтобы узнать поподробнее, прочитайте книгу Джорджа Оруэлла (George Orwell) «1984».

Ленин развернул в России кампанию террора и развязал гражданскую войну, в результате чего погибли пять миллионов человек, были полностью уничтожены старые элиты, а два-три миллиона предпринимателей, ученых, представителей духовенства, дворянского сословия и интеллигенции были вынуждены бежать из страны.

Ближайший соратник и ученик Ленина Иосиф Сталин приступил к коллективизации сельского хозяйства и начал масштабные чистки, что стало причиной голода в стране и гибели более 20 миллионов человек. Ленин и Сталин создали систему исправительно-трудовых лагерей ГУЛАГ, в которых от непосильного каторжного труда и голода умерли или были расстреляны миллионы людей. Затем эту систему скопировали и внедрили у себя коммунистические режимы во всем мире.

Мой собственный дед Давид, редактор газеты, был замучен и убит сотрудниками НКВД. У него осталась жена, перенесшая огромную психологическую травму, и девятилетний сын — мой отец. Они чудом избежали лагерей ГУЛАГа. В протоколе допроса моего дедушки, который я получил годы спустя, можно увидеть бурые пятна крови, там есть и пять «признаний», явно выбитых под пытками и написанных под диктовку — каждый раз все более дрожащим почерком.

Коммунистическая интеллигенция на Западе сознательно игнорировала факты искусственного голода, наступившего в результате коллективизации в России и на Украине, а также факты чисток, проводившихся большевиками в беспрецедентных масштабах по национальному признаку и с учетом социального происхождения. В 1944 году жестоким гонениям подверглись крымские татары и чеченцы, которых депортировали с их территорий.

Российская революция и рост влияния коммунизма также стали одним из факторов, способствовавших возникновению и признанию гитлеровского нацизма — еще одной тоталитарной идеологии прошлого века, ставшей причиной гибели во Второй мировой войне 55 миллионов человек, в том числе шести миллионов евреев (среди которых — 1,5 миллиона детей).

После того, как в 1941 году Гитлер нарушил заключенный со Сталиным пакт о ненападении, Запад для борьбы с нацистами создал на время войны союз со Сталиным. Начавшаяся впоследствии холодная война привела к дорогостоящей и опасной гонке вооружений, в которой с одной стороны участвовали США и Запад, а с другой — СССР. Москва обеспечила себе господство в Восточной Европе и в некоторых частях Азии. Но везде — от России и Китая под руководством Мао до Кубы, Северной Кореи и Венесуэлы — коммунистическая экономическая и социальная модель оказалась несостоятельной.

Сегодня многие в России прославляют Сталина и советское имперское прошлое. Именно власть и порождаемый ею страх (а не свободу, гуманизм, демократические институты и верховенство права) ценит и уважает правящая российская элита.

Для нас главный урок российской революции состоит в том, чтобы серьезно относиться к ненависти. Распространение радикальных идеологий, пропагандирующих социальную рознь, подавление свободы слова и игнорирование ценности человеческой жизни — явления очень опасные. Эти идеологии получают широкое распространение и находят поддержку особенно тогда, когда идеологи используют их в своих интересах, играя на реальных чувствах обиды и недовольства. Но в итоге проигрывают все.

Мы никогда не должны поддаваться влиянию лжепророков, проповедующих этническую, религиозную, расовую и социальную ненависть, каких бы взглядов они ни придерживались — крайне левых или ультраправых. Мы должны отвергать тех, кто распространяет безрассудные социальные концепции, натравливая американцев против американцев, женщин — против мужчин или мусульман — против остального мира.

Эти экстремистские идеологии смертельно опасны — как внутри страны, так и за рубежом. В том, что касается реально существующих обид и недовольства, в вопросах улучшения нашего общества мы должны защищать наши свободы не только силой оружия, но и словами и идеями. Тем самым мы сможем предотвратить катастрофические события — вроде тех, что были организованы в России 100 лет назад кучкой кровожадных профессиональных революционеров под прикрытием лозунгов о «социальном прогрессе».

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 9 ноября 2017 > № 2380911 Ариэль Коэн


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 октября 2015 > № 1533240 Ариэль Коэн

Байден, Клинтон и все остальные ("Русская служба «Голоса Америки»", США)

Ариэль Коэн

Вице-президент США Джо Байден заявил, что не намерен участвовать в президентской гонке. Таким образом, Хиллари Клинтон еще прочнее закрепляется в качестве лидера гонки от Демократической партии.

Парадоксально, что Байден сделал свое заявление в присутствии президента Обамы и жены, и его речь звучала вполне «по-президентски». В отсутствии видимых альтернатив, демократическая номинация Хиллари Клинтон становится практически предопределенным.

Однако такое положение вещей не является очевидным. На пути Клинтон к кандидатуре президента Штатов находится большое количество препятствий — и наиболее значимым является скандал вокруг использования ею незащищенного сервера, находившегося у нее в гараже, для ведения деловой переписки, в том числе по вопросам, касающимся национальной безопасности.

Достаточно интересно, что люди занимавшие пост государственного секретаря до Клинтон (Кондолиза Райс и Колин Пауэлл) также использовали персональные серверы для подобных целей.

Но в их случае крупного скандала удавалось избежать — во многом благодаря их практически полному уходу из большой политики. Но в случае с кандидатом в президенты, любая ошибка, ранее допущенная на государственной службе, становится подарком для оппонентов.

Республиканцы хорошо понимают, что социалист Берни Сандерс не представляет реальной опасности, несмотря на его достатчно большую популярность. Для «слонов» бывшая Первая леди выглядит безоговорочным кандидатом и соперником, что предопределяет их стратегию по ее дискредитации.

Если усилия республиканцев увенчаются успехом, и — в дополнение к расследованию убийства американского посла в Бенгази (Ливия) в бытность Хиллари госсекретарем, проводимому спецкомитетом Палаты представителей — ФБР найдет в деятельности кандидата Клинтон серьезные нарушения закона, на ее репутации окажется серьезное пятно.

Но в Америке действует принцип презумпции невиновности, и даже если суд признает Клинтон виновной, она теоретически может баллотироваться в президенты, а президент Обама способен ее немедленно помиловать, хотя подобных прецедентов в США пока не было.

Дело о «сервере Хиллари Клинтон» в значительной степени повлияет на исход голосования. В сущности, на данный момент республиканцам выгодно занять выжидательную позицию и дождаться номинирования Клинтон на пост кандидата (что произойдет с очень большой вероятностью), а лишь затем представить весь объем доказательств по данному делу.

Сами демократы пытаются отвести внимание публики от этого скандала. Так, во время первых теледебатов кандитатов от Демократической партии Берни Сандерс неожиданно выступил в защиту Клинтон, заявив, что все устали от разговоров на эту тему. Политические конкуренты исключительно редко демонстрируют подобную солидарность на ранних этапах президентской гонки. Некоторые комментаторы в Вашингтоне предполагают, что таким образом Сандерс пытается «застолбить» за собой место вице-президента в администрации Клинтон в случае ее избрания.

При любом варианте развития событий, этот скандал не пройдет бесследно. Даже в случае ее номинации кандидатом в президенты от Демократической партии и дальнейшего избрания на этот пост, описанный скандал будет стоить Хиллари Клинтон голосов избирателей. На мой взгляд, Джо Байден тихо стоит в сторонке, ожидая, позовут ли его спасать партию, если Хилари самоуничтожится.

Очень многое зависит от того, кто станет кандидатом от республиканцев. Ни Дональд Трамп, ни Бен Карсон не готовы выиграть гонку у Хиллари и ее мощной политической машины.

Вероятность избрания Хиллари Клинтон президентом не может вызвать энтузиазма в Москве. Она известна своими негативными оценками российского президента. Не помогло и то, что Путин долго держал ее в «предбаннике» перед встречей. У бывшей Первой леди и госсекретаря — хорошая память.

Ариэль Коэн, директора Центра энергии, природных ресурсов и геополитики Института анализа глобальной безопасности, директор International Market Analysis, старший эксперт Атлантического cовета.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 октября 2015 > № 1533240 Ариэль Коэн


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 10 июня 2015 > № 1411307 Ариэль Коэн

Революция в мировой торговле: что выберет Россия?

Ариэль Коэн

Странам Евразийского союза стоит задуматься об интеграции с новыми глобальными торговыми блоками

Одобрение Сенатом США ускоренной процедуры заключения торговых соглашений с Европой и Азией (TTIP и ТТР) в середине мая не привлекло большого внимания прессы. На самом же деле речь идет о радикальном изменении глобальной архитектуры мировой торговли.

Страны и их лидеры, игнорирующие эти тектонические сдвиги, могут оказаться за бортом важнейших трендов международного бизнеса в XXI веке.

Возьмем Россию и Евразию. Москва торжественно запустила в этом году Евразийский экономический союз, присоединив к нему Армению и Кыргызстан. Совокупный валовой продукт ЕАЭС — около $3 трлн.

Идея Евразийского союза не нова — она была озвучена Нурсултаном Назарбаевым еще в 1992 году с целью сохранить хозяйственные связи, разорванные из-за распада СССР. Сегодня она претворяется в жизнь. Идея была подхвачена Владимиром Путиным в рамках борьбы с последствиями «величайшей геополитической катастрофы ХХ века».

Но перспективы роста этого экономического блока достаточно ограниченны.

ЕАЭС — это, без сомнений, хорошо. С точки зрения России.

Однако основные источники инвестиций и инноваций для постсоветского пространства находятся за его пределами: в Китае, Европе и США.

Региональную интеграцию, придуманную Назарбаевым и осуществляемую Москвой и ее союзниками, не следует приостанавливать. Но и останавливаться на ней тоже не стоит. Уже сейчас России, Казахстану, Беларуси, Армении и Кыргызстану стоит начать готовиться к интеграции как с Западом, так и с Востоком.

Ведь американский бизнес и правительство времени зря не теряют. Соединенные Штаты находятся в эпицентре формирования двух гигантских торговых блоков. Первый — Трансатлантическое Торговое и Инвестиционное Партнерство (Trans-Atlantic Trade and Investment Partnership, TTIP), второй — Транс-Тихоокеанскоe партнерство (Trans-Pacific Partnership, TTP).

У TTIP многообещающие перспективы. Евросоюз и Североамериканская зона свободной торговли (НАФТА), включающая США, Канаду и Мексику, имеют колоссальный товарооборот, в разы больший, чем вся американо-китайская торговля. ЕС и НАФТА — это 800 млн человек населения и совокупный валовой продукт более $35 трлн. По сути, TTIP — это таможенный союз НАФТА и Евросоюза.

Транс-тихоокеанское партнерство объединяет США со странами Восточной и Юго-Восточной Азии (за исключением Китая). ВВП одной Японии в 2013 году превысил $5 трлн, то есть был в два раза больше российского 2014 года. Предполагается, что суммарный валовой продукт обоих блоков (ТTIP&TTP) превысит $40 трлн.

Торговое соглашение между США и Евросоюзом может стать эталоном с точки зрения правил открытого рынка. Пока еще нет окончательного согласия по многим вопросам, хотя переговоры продолжаются уже более двух лет. У европейцев более консервативный подход. Они требуют очень серьезной проверки любой новой продукции на безопасность и качество — например, борются с генетически модифицированными продуктами, которых американцы не боятся, пытаются использовать антимонопольное законодательство против технологических гигантов, таких как Microsoft, Google, Facebook. В Европе таких монстров просто нет.

Жестко критикует торговые переговоры Джозеф Стиглиц, нобелевский лауреат по экономике и профессор Колумбийского университета. Надо отметить, что Стиглиц сильно сполз «влево» со времен своей работы главным экономистом Всемирного банка. «Реальной целью этих положений (о торговле и инвестициях) является препятствование охране здоровья, окружающей среды, безопасности, и даже соблюдению финансовых правил, предназначенных для защиты собственно экономики и граждан Америки», — уверен экономист.

Другие американские обозреватели говорят, что ТТР, например, закрывает глаза на преследование лидеров профсоюзов в странах с правыми и правоцентристскими режимами.

Стоит ли при создании ТTIP игнорировать уже существующий Евразийский экономический союз, который расположился к востоку от него? Наверное, нет. Другой вопрос: стремится ли ЕАЭС к более тесному сотрудничеству с TTIP?

Думается, что и для Европы, и для Евразии такое сотрудничество жизненно важно.

Их связывает общая инфраструктура, взаимодополняемость экономических систем (Евразия — источник сырья и энергоресурсов, Европа и Северная Америка экспортируют капитал и современные технологии).

Из истории мы знаем, что закрытие торговых путей — исключительно вредная мера в первую очередь для страны-инициатора. Средневековые Китай и Великое княжество Московское выучили этот урок на собственной шкуре.

Западные компании привлекают перспективы инвестирования и в крупные проекты, и в средний и мелкий бизнес в Евразии, но при условии верховенства закона, наличия четких прав собственности, защищенности от коррупции. То есть — при прозрачных и понятных правилах игры. России в этой области пока, увы, похвастаться нечем.

Со своей стороны, ЕАЭС нуждается в новых технологиях, а американцы, азиаты и европейцы готовы их предоставлять. Конечно, не бесплатно.

В настоящее время ЕАЭС является третьим по величине партнером Евросоюза после Северной Америки и Китая. Но размерами хвастаться нельзя: ВВП ЕАЭС не превышает $4 трлн при высоких ценах на нефть, а сегодня он значительно меньше.

И даже если Китай возглавит Евразийский Союз, его общий ВВП составит «лишь» $15 трлн, что в два раза меньше, чем потенциал TTIP. Пока неясно, будет ли Пекин присоединяться к одному из гигантских торговых блоков, и если да, то к какому.

Американские политические круги не испытывают большого оптимизма в отношении идеи интеграции TTIP и Евразийского Союза. Причина тому — кризис на Украине.

Переговоры по ТТР также проходят не гладко.

Решения по интеграции требуют нового видения будущего, политической гибкости и большой работы по согласованию унифицированных правил торговли. Судя по тому, как сложно идет обсуждение TTIP, можно предположить, что на переговоры уйдет еще от 5 до 8 лет.

Но более всего России необходимо понимание, что таможенные барьеры — это наследие прошлых веков. В XXI веке от конкуренции бежать некуда и за высокими тарифными стенами не отсидишься. Ни в одной стране мира импортозамещение не сработало: ни в Индии, ни в Бразилии, ни в Бирме.

Уже становятся видны негативные последствия таких контpсанкций, как запрет на ввоз продовольствия из стран ЕС. Эйфория российских производителей от ухода европейских конкурентов с рынка вылилась в рост цен и ухудшение качества продукции. Пострадавшей стороной в итоге оказались потребители.

Цитируя институциональных экономистов, можно сказать, что создание Евразийского Союза — это строительство «моста вдоль реки», то есть налаживание связей внутри одной группы. Очевидно, что такой мост гораздо легче построить, чем мост через реку. Значимый позитивный эффект такого «моста» будет ограничен.

Создавая и поддерживая подобную структуру, Россия не покидает своей экономико-политической зоны комфорта, созданной еще в советские времена.

Но все теории личностного роста говорят о том, что развитие личности начинается лишь при выходе из зоны комфорта. Возможно, эта логика может быть спроецирована и на развитие целых регионов и государств, как мы неоднократно видели на примерах Южной Кореи, Тайваня, Гонконга, Сингапура и Израиля, создавших процветающие, развитые экономики практически на пустом месте. Сегодня же только Казахстан пытается идти путем азиатских тигров.

Географически именно России и евразийским странам предназначена роль моста через реку, разделяющую Европу и Азию. А значит, пора задуматься об интеграции как с западным блоком (TTIP), так и с его тихоокеанским партнером (TTP). В долгосрочной перспективе от этого выиграют все стороны. Главная проблема заключается лишь в том, что нынешнее российское руководство не верит в существование термина win-win, рассматривая каждый ход Запада как враждебный, и строя собственную стратегию на основании игры с нулевой суммой и исходя из желания «всех переиграть».

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 10 июня 2015 > № 1411307 Ариэль Коэн


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 мая 2015 > № 1377335 Ариэль Коэн

Победа, которая нас разделила ("Русская служба «Голоса Америки»", США)

Ариэль Коэн

Разница в оценках Второй мировой войны и Дня Победы на Западе и в России говорит о пропасти, разверзшейся между государствами, которые были союзниками в самом кровавом конфликте, который знало человечество. Трагедия в том, что пропасть эта свидетельствует не только о разногласиях в историографии.

На повестке дня новое размежевание между Западом, включая Японию, и Россией, за уши пытающейся притянуть в этот гамбит Китай. Kажется, что впервые, китайские военные промаршировали по Красной площади под флагом Мао Цзэдуна.

Пекин использует Москву как таран, чтобы в будущем подобрать осколки. Временной горизонт Китая в «большой игре» — век, если не два. В этой игре никто с ним соревноваться не сможет.

Частью праздника Великой Победы стало очернительство роли союзников в войне с нацистами и японскими милитаристами. В советское время много чернил было пролито для критики «задержки» с открытием «Второго фронта» и по поводу сравнения потерь, которые понесли СССР и западные союзники. Но и в хрущевскую «оттепель» и в брежневский «застой» народ помнил и «Кобры» и «Мустанги», на которых летал трижды Герой Советского Союза Покрышкин и многие другие советские асы, и горы тушёнки, и грузовики-«Студебеккеры», и джипы-«Виллисы», на которых передвигалась Красная Армия.

Читая переписку Сталина и Рузвельта, поражаешься деловому и уважительному тону диктатора, прозванного в США «Дядюшкой Джо». Дядюшка был, кстати, в союзнических отношениях с «Дядюшкой Адольфом» с августа 1939 по июнь 1941 года. Это тоже помнят.

Но сегодня покатилась мутная волна принижения роли союзников в победе над Германией. Как будто не британские герои-истребители подорвали самоуверенность «Люфтваффе» в 1940 в небе над Англией. Как будто не стратегические бомбардировщики США и Великобритании в щебенку разнесли мощнейший военно-индустриальный комплекс Третьего Рейха. Как будто не англичане и не американцы потопили нацистский флот.

Лидеры стран Запада, в том числе США, Франции, Германии и Великобритании, отказались приехать в Москву, чтобы принять участие в торжествах, посвященных 70-летию победы над нацизмом. Причина одна — аннексия Крыма и война в Украине. Напомним, что и на Сочинской Олимпиаде, и на предыдущих парадах Победы западные лидеры присутствовали.

Генерал Питер Звак — бывший военный атташе США в России — объясняет: «В столь напряженный момент никому не следует демонстрировать военную мощь. Для многих мировых лидеров, которые уважают международный правопорядок, абсолютно неуместно посетить парад с участием подразделений и военнослужащих, которые возможно принимали участие в оккупации Крыма и в операциях на востоке Восточной Украине. Не уверен, что большинство россиян понимает, насколько это отталкивает нас. Многие не осознают: почему мир, особенно Запад, так негативно отреагировал на действия российского правительства. Нападая на независимую страну и игнорируя международные законы, Россия угрожает всей послевоенной архитектуре международных отношений — сломав её, мы приблизимся к новой мировой войне. И из-за этой угрозы западные лидеры не могли участвовать в праздновании Дня победы в стране, которая гордится победой над нацизмом, но одновременно следует принципам геополитической экспансии в Европе. Россия — не нацистская Германия, а Путин — не Гитлер, но её политика, как считают многие на Западе, сходна с той, которую проводила гитлеровская Германия, аннексируя территории других государств».

Сталинист-пропагандист Александр Проханов, издатель антисемитской газеты «Завтра», постоянно появляется на главных каналах российского телевидения. Проханов, с ведома Кремля, озвучивает популярные в России настроения: «Победа драгоценна для нас сегодня не только своим прошлым, но и своим грядущим. Потому что в этой победе сконцентрировались великие технологии, великие достижения, великие прорывы. Победа олицетворяет в себе драгоценное общее дело, по которому истосковался наш народ».

Нетрудно догадаться — на что намекает Проханов. На следующую большую войну. В которой жертвы будут на порядки выше, чем во Второй мировой, хотя бы по той простой причине, что у обеих сторон — тысячи ядерных зарядов.

К великому сожалению, 9 мая стало не только духовным взлётом «Бессмертного полка», когда многие десятки тысяч россиян прошли от Белорусского вокзала до Красной площади с портретами близких, павших на той страшной войне. Праздник был цинично использован, чтобы накачать население России милитаристской риторикой и напугать весь мир ядерным Апокалипсисом.

Дай Бог, чтобы он никогда не наступил!

Ариэль Коэн, директор Центра энергии, природных ресурсов и геополитики, Институт Анализа Глобальной Безопасности; директор, International Market Analysis, Ltd.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 мая 2015 > № 1377335 Ариэль Коэн


США. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 17 марта 2015 > № 1317186 Ариэль Коэн

Ближневосточная диалектика: зачем США меняют Израиль на Иран

Ариэль Коэн

директор компании International Market Analysis Ltd

Расклад сил на Ближнем Востоке меняется, но выиграют от этого исламские радикалы

Невиданный кризис в отношениях между США и Израилем возник не на пустом месте. Известно, что премьер Израиля Биньямин (Биби) Нетаньяху и президент США Барак Обама терпеть друг друга не могут.

Нетаньяху принял приглашение политических конкурентов Обамы — республиканцев — выступить с обращением к обеим палатам Конгресса, несмотря на окрики из Белого Дома. Обама, в свою очередь, отправил политтехнологов на предвыборную кампанию в Израиль — помогать политическим противниками Биби. Теперь это вмешательство во внутренние дела союзника расследует Сенат.

Однако кризис вызван не только личными антипатиями, но и столкновением жизненных интересов США и Израиля.

Да, Нетаньяху ждет вердикта избирателей 17 марта, пытаясь стать премьером на третий срок. Да, Обама надеется подписать протокол рамочного соглашения по ограничению иранской ядерной программы 31 марта. Но на кону гораздо больше, чем краткосрочные достижения в Вашингтоне, Тегеране и Иерусалиме.

США устали воевать в мусульманском мире и после 14 лет войн в Афганистане, Ираке, Йемене и Сомали хотят взять передышку. Мои источники говорят: генералы открыто сказали Обаме, что воевать с Ираном они не хотят.

Но для Израиля иранская атомная бомба — это вопрос выживания. Иерусалим боится иранского ядерного оружия. Одной-двух атомных бомб будет достаточно, чтобы уничтожить центр страны вокруг Тель-Авива. Еще больше Израиль обеспокоен гонкой ядерных вооружений на Ближнем Востоке.

Менталитет и рациональность правителей региона таковы, что теория взаимно гарантированного уничтожения (Мutually Assured Destruction) может не сработать так, как она работала в отношении СССР и США с 1949-го по 1989 год.

Уже ясно, что если Иран обзаведется бомбой и средствами доставки, то Саудовская Аравия, Турция и Египет тоже развяжут гонку атомных вооружений — с непредсказуемыми последствиями. Еще 10 лет назад турецкий генерал, служащий в Генштабе, говорил мне скучным, монотонным голосом, что «если Иран будет стремиться получить бомбу, мы сделаем то же самое, но лучше», поскольку военно-технический потенциал Турции намного выше, чем Ирана.

Обама еще в 2011 году говорил, что Иран ни под каким видом не получит возможности развивать военный ядерный потенциал. Однако нобелевский лауреат надеется сделать соглашение с Ираном своим политическим наследием и готов разрешить Тегерану 7000 работающих центрифуг для обогащения урана.

Вашингтон ставит под угрозу дружбу с Израилем, чтобы заполучить сотрудничество Тегерана не только в ядерной области, но и для борьбы с радикальным суннитским Исламским государством (ИГИЛ).

Именно это уже происходит в Ираке, где иранский генерал, командующий Стражами Исламской Революции, Касем Сулеймани руководит операцией в основном шиитской иракской армии по захвату малой родины Саддама Хуссейна — суннитского Тикрита.

Заигрывания Вашингтона с Тегераном, в свою очередь, напрягли Саудовскую Аравию — богатейшую страну арабского мира и патрона Египта. У Каира и без того сложные отношения с Вашингтоном: Обама поддерживал исламистское правительство президента Мухаммада Мурси. Теперь Египет и США поссорились из-за Ливии.

Египет, а также Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты поддерживают более светское правительство в Тобруке («Ливийское Достоинство»), сформированное в результате демократических выборов в Ливии в 2011 году. США, Великобритания, Турция и Катар поддерживают исламистов из «Ливийского рассвета», заседающего в столице Триполи. Но вот незадача: с «Ливийским рассветом» связаны не только «Братья-мусульмане», но и элементы Аль-Каиды и ИГИЛ.

Так что ближневосточная диалектика такова: США бомбит ИГИЛ в Сирии, но имеет дело с ливийской коалицией, включающей ИГИЛ.

Более того, США и Англия настаивают на том, чтобы правительство Тобрука и исламисты из Триполи согласились на правительство национального единства, перед тем, как им будет разрешено использовать ливийские же средства для покупки оружия.

Но США и Великобритания, по данным аналитиков в регионе, не препятствуют вооружению исламистов из Триполи, в том числе, оружием с Балкан и Восточной Европы. Де факто, они поддерживают исламистов и пытаются нейтрализовать проегипетское правительство «Ливийского достоинства» в Тобруке.

Россия, в свою очередь, поддерживает Египет, а опосредовано, и Саудовскую Аравию, в вопросе о Ливии. После визита президента Путина в Египет было еще раз объявлено о продаже российских вооружений на миллиарды долларов, в подтверждение договоренностей 2013 года.

Министр иностранных дел «Ливийского достоинства» Мохаммед Абдельазиз посетил в феврале Москву и заявил об интересе его правительства к военному сотрудничеству с Россией. Начальник разведслужб правительства в Тобруке имел контакты с российскими разведчиками, в том числе и по координации борьбы с ИГИЛ.

Россия и Израиль поддерживают Египет в его борьбе с ИГИЛ на Синайском полуострове. С другой стороны, духовный руководитель «Братьев-мусульман» шейх Юсуф аль-Кардави объявил Россию «стратегическим» врагом суннитов, что чревато столкновением с Турцией. Катар является патроном аль-Кардави и «Братьев-мусульман», и его канал Аль-Джазира денно и нощно ведет пропаганду против России на английском и русском языках.

Россия, несмотря на продажу газа Анкаре и проект Turkstream объемом в 60 млрд кубометров в год, представленный президентами Путиным и Эрдоганом в декабре 2014 года как замена «Южному потоку», может втянуться в стратегическое противостояние с Турцией. Это может произойти из-за поддержки противостоящих сторон в Сирии, российского патронажа православных Кипра и Греции, а теперь и еще поддержки, которую Москва оказывает Египту. Турция, в свою очередь, ненавидит президента Абдель Фаттаха ас-Сиси и его военное руководство.

По всей видимости, начинается затяжное противостояние России и США на Ближнем Востоке, где стратегическое сближение Ирана и Америки будет заставлять Москву искать связей с Египтом, Саудовской Аравией, Эмиратами и Израилем.

Этот тектонический сдвиг может стать исторической трансформацией, каковой, например, являлся переход Египта от советского патронажа к американскому в 1972 году при президенте Анваре Садате. Но от затяжного конфликта проиграют и Америка, и Россия — а выиграют исламские радикалы.

За что боролись?

США. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 17 марта 2015 > № 1317186 Ариэль Коэн


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 25 февраля 2015 > № 1311824 Ариэль Коэн

Один в поле: почему угроза Халифата не может помирить США и Россию

Ариэль Коэн

директор компании International Market Analysis Ltd

Вашингтон не готов расширять коалицию против боевиков, а Россия увлечена созданием образа врага в лице США

Прошедший на прошлой неделе в Вашингтоне саммит по борьбе с «насильственным экстремизмом» не стал переломным моментом для российско-американских отношений, несмотря на присутствие директора ФСБ Александра Бортникова.

Бортников, комментируя саммит, заметил, что тот был «политическим», а конкретные меры по совместной оперативной работе спецслужб против исламистов не обсуждались. K сожалению.

Заявление российского силовика о необходимости совместных усилий против терроризма прозвучало в Вашингтоне неслучайно. Такие усилия жизненно необходимы обеим сторонам, равно как и сотрудничество между всеми спецслужбами мира против разрастающейся проказы «Исламского Государства Ирака и Леванта» (ИГИЛ). провозгласившей воссоздание «Халифата». Она растекается по Ближнему Востоку и Северной Африке. Левант (Ша’aм по арабски) в свою очередь, включает Сирию, Ливан, Израиль и Иорданию.

Эта организация, возглавляемая иракским боевиком Абу Бакром Аль-Багдади, контролирует огромные территории в Сирии и Ираке. Она дала метастазы из Месопотамии в Саудовскую Аравию, Йемен и Ливию. Новоявленному халифу присягнули боевики «Талибана» в Афганистане и в Северной Африке, а также руководство «Исламского движения Узбекистана» (ИДУ).

На прошлой неделе произвел фурор жуткий ролик на YоuTube, в котором боевики ИГ отрезают головы 21 христианину-копту из Египта (смотреть не советую). В ответ на это президент Египта Абдель Фаттах Аль Сиси поднял в воздух F-16, чтобы бомбить позиции экстремистов.

Америка, Катар и Турция отмежевались от этого вмешательства. «Ливия должна создать единое правительство, перед тем как США поставят ей оружие… В Ливии необходимо политическое решение, а не война», — заявили представители Пентагона и Госдепартамента.

Это странно, потому что Египет борется в Ливии с теми же исламистами ИГ, которых США бомбят в Ираке и Сирии, а кто устроил хаос в Ливии, убрав диктатуру Муаммара Каддафи, нашим читателям объяснять не нужно.

Хотя бы конференцию спецслужб по борьбе с ИГИЛ можно было бы провести четко. Но и тут все не так просто.

Саммит, на который ездил Бортников, вызвал жаркие дебаты в Вашингтоне, прежде всего потому, что администрация Барака Обамы отказалась говорить об «исламистском» характере террористической угрозы.

Более того, выступавшие на мероприятии Обама, вице-президент Джо Байден и другие товарищи вспомнили зверства крестоносцев и заявили, что христиане иногда тоже плохо себя вели. Их главный посыл — с террором должны бороться все вместе: мечети, муниципалитеты, неправительственные организации. На конференцию пригласили представителей мусульманских организаций, в том числе связанных с «Братьями-мусульманами», объявленными в Египте террористической организацией.

В преддверии конференции пресс-атташе Госдепа Мари Харф долго рассказывала о том, что нельзя убить всех террористов, нужно бороться с глубинными причинами (root causes) терроризма, такими как бедность и отсутствие рабочих мест. Над ее видеоклипом не издевался только ленивый. И не зря: в ответ на критику Харф заявила, что в ее позиции слишком много нюансов, чтобы простым смертным она была понятна.

Консерваторы, в частности республиканцы, не замедлили в пух и прах раскритиковать позицию Белого Дома. «У боевиков ИГ уже есть работа — они солдаты джихада», — жестко пояснила Пегги Нунан, бывшая референт Рональда Рейгана и один из ведущих колумнистов The Wall Street Journal.

Нунан цитирует Грэма Вуда, автора эссе «Чего хочет ИГ на самом деле» в журнале The Atlantic. Вуд подробно рассказывает о теологии исламского Апокалипсиса, исповедуемой Халифатом. Он интервьюировал идеологов террористической организации, прекрасно образованных имамов. Именно радикальные исламисты из Европы, а их уже десятки тысяч, составляют боевой костяк ИГ. Люди, выросшие в Англии, Германии, Казахстане, Узбекистане.

И в России. Поэтому неуспех миссии Бортникова особо печален.

Мне приходилось несколько раз писать о братьях Царнаевых, совершивших теракт в Бостоне. Информацию о них ФБР запрашивало в ФСБ. Информация пришла, по мнению американцев, недостаточно детальная. Они сделали повторный, уточняющий вопрос, но оперативно ее не отработали. Ответа из Москвы не получили. И не удивительно.

Хотя дело Царнаевых развивалось еще до Украины, в 2012-2013 годах, отношения спецслужб уже тогда становились все хуже: Россия видела в США «главного противника», а «компетентные органы» и тут и там друг другу не доверяли.

«Борьба с радикальным исламом осложняется недоверием между разведками России и США. Сегодня эти отношения находятся на низшей точке после конца холодной войны», — говорит Егор Энгельгардт, сотрудник РАН и эксперт по политическому исламу.

Грэм Вуд пишет, что в идеологии ИГ четко сказано, что халиф (исламский высший правитель) не может остановить джихад. Более того, он не имеет права подписать мирный договор с неверными. Возобновляемое перемирие сроком до десять лет, как это делал Пророк Мухаммад, подписывать можно. Но его можно и нарушить в любой удобный для халифа момент.

Угрозы для России со стороны «Исламского государства» ясны: во-первых, это возвращение закаленных в боях моджахедов из Сирии и Ирака на Северный Кавказ. Критическая масса таких фанатичных бойцов может составить серьезную угрозу власти Рамзана Кадырова и ситуации в других северокавказских республиках.

Во-вторых, это их продолжающееся давление на Сирию — несмотря на американские бомбардировки ИГИЛ. Падение режима Башара Асада может стать серьезным ударом по российским (и иранским) интересам в Сирии.

В-третьих, уже упомянутое «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ), участвовавшее в нападении на аэропорт в Карачи в июне 2014 года, способно дестабилизировать обстановку в Ферганской долине и во всей Центральной Азии. Режим Ислама Каримова, не имеющего наследника, подвергнется серьезному стрессу при наследовании престола в Ташкенте. При поддержке движения «Талибан» и ИГИЛ, исламисты способны создать ситуацию, которая потребует массированного военного вмешательства России в Средней Азии.

Если война в Украине не будет к тому времени закончена, Москве придется сражаться на оба фронта. Другой вариант — невмешательство — подорвет статус Кремля как гаранта безопасности в Центральной Азии и откроет ворота для китайской экспансии.

А вот этого как раз Москве и не нужно.

России придется разбираться и со сложными взаимоотношениями с Турцией. С одной стороны, Турция увеличивает зависимость от российского газа и готова вместе с Россией не давать странам НАТО наращивать влияние в Черном Море. С другой — Турция и Катар фактически поддерживают ИГИЛ, а Россия — Асада.

В будущем, скорее всего, Турция применит исламскую карту для усиления влияния на Кавказе, в Татарстане и далее везде среди исламской «уммы» России.

В сухом остатке Россия остается один на один с ИГИЛ. Саудовская Аравия, враг Асада и конкурент на нефтяном рынке, на союз с Россией не пойдет. Разве что поможет улучшение отношений с Египтом, новым борцом с исламским радикализмом. Но с президентом Египта аль Сиси на ножах друзья России — турецкий президент Реджеп Эрдоган и движение «Хамас».

Поди разберись!

Разговоры о хороших отношениях с Китаем, Индией, Бразилией и Южной Африкой в пользу бедных. Они не имеют военного потенциала в грядущей затяжной войне с исламистскими фанатиками.

Стратегически угрозы для России идут с юга и с востока, а не с запада. Несмотря на войну с Украиной, Россия уже 300 лет находится в экономическом и культурном симбиозе с Западом. Придумывая себе американского «врага», отмежевываясь от Запада, Россия обрекает себя на геополитическое одиночество и на противостояние с глобальными и внутренним силами радикального ислама — один на один.

А один в поле не воин.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 25 февраля 2015 > № 1311824 Ариэль Коэн


Украина. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 14 мая 2014 > № 1082955 Ариэль Коэн

Запад и Донбасс: какими могут быть новые санкции

Ариэль Коэн, ведущий эксперт Heritage Foundation

Попытка повторить крымский сценарий в Восточной Украине может привести к тяжелым для России последствиям

Картинки из Донецка и Луганска — люди, голосующие за независимость, — заставляют западных политиков и аналитиков задуматься: раз они вышли голосовать, значит их мнение нужно учесть при решении будущего Украины.

Это же говорят Кремль и МИД России. Шансы на «круглый стол» после выборов украинского президента возрастают. 

Но в реальности МИД России интересует не участь русских и русскоязычных «избирателей», а сможет ли Украина, получившая крупный сепаратистский анклав, Приднестровье плюс Абхазия (минус пальмы), попасть в НАТО.

Она после этого и в Евросоюз не сможет попасть!

Западная Европа, а в особенности Германия, не хочет расширения конфронтации с Россией и нового витка санкций, могущих подорвать цветущий российско-германский бизнес. Германия покупает на миллиарды евро российский газ и сырье, продает поезда и турбины Siemens, «мерседесы» и «фольксвагены».

Но и Ангела Меркель, и Барак Обама понимают, что если сейчас не отреагировать, то придется делать одно из двух: либо отступать, либо входить в жесткую конфронтацию с Россией.

Заявление президента Болгарии о дестабилизирующей роли России и последующая «утечка» отчета германской разведки на ту же тему в Der Spiegel производит впечатление спланированной акции, призванной «дисциплинировать» Берлин. В обеих мировых войнах Болгария «дружила» с Германией, а не с Россией. София является союзником Берлина со времен воцарения Саксен-Кобург-Готской династии в XIX веке, а Германия пытается играть роль покровительницы Балкан.

После визита Меркель в Вашингтон США и Германия провели последние две недели в консультациях по поводу калибровки и деталей нынешних и будущих санкций. Лучше семь раз отмерить и один — отрезать. Санкции не считают на сегодняшний день особенно эффективными, но будут «поднимать градус», пока не остановят нынешнюю динамику расчленения «братской славянской страны». Иначе, считают в Вашингтоне, если не остановить российский каток, можно в будущем ненароком вляпаться в войну в Балтии.

Существует еще один аспект нынешнего конфликта, который пока не понимают в Вашингтоне, но хорошо отслеживают в Брюсселе.

Это внешнеполитическое значение внутренней идеологической трансформации России. Став поборницей «евразийства», «крови и почвы», назвав Гитлера до 1939 года «политиком высочайшего класса» (Aндраник Мигранян) и став рассуждать об «арийских» племенах, спустившихся с Карпат (Вячеслав Никонов), Россия стала союзницей европейских крайне правых, от Марин Ле Пен до Виктора Орбана и партии «Йоббик», от итальянской Liga Norte до британской UKIP.

Ультраправые — антиамериканские, антиатлантические и антибрюссельские силы — готовы бороться не только с засильем мигрантов и бородатых «женщин» на «Евровидении», но и против «глобалистов». Так из хаоса украинского конфликта, как кит из океанской пучины, всплывает Пятый Интернационал. Интернационал почвы, скреп и антиглобализма. Поддерживаемый телеканалом RT, он предоставляет новый европейский, антиатлантический и во многих случаях антиисламский, антисуннитский нарратив, а России в нем по факту светит роль лидера.

К сожалению, таким образом создаются все предпосылки для перехода украинского конфликта от чисто геополитического к идеологизированному, долгосрочному противостоянию, который потребует и более высокого уровня мобилизации, и больших затрат.

Запад такого конфликта не желает. Поэтому санкции придется вводить через «не хочу», как ни парадоксально, для предотвращения расширения конфликта.

Какие же санкции видятся на горизонте?

Во-первых, краткосрочные: на экономический саммит в Санкт-Петербург не приедут ведущие лидеры мирового бизнеса, включая Citi и Pepsi. Не секрет, что им звонили «сверху» и советовали отказаться от поездки. От этого российская экономика не «ляжет», но звоночек прозвучит. Если не едут такие «киты», то почему захотят тратить время руководители корпораций поменьше. Рост политического риска ведет к росту процентных ставок, замораживанию инвестиционных проектов и выводу капитала.

Во-вторых, расширение санкций против банковского сектора по иранскому образцу: трудности с межбанковскими расчетами и оплатой кредитных карт даже иностранных банков в России серьезно ударят по бизнесу и по «личной жизни» небедных граждан и даже людей небогатых, раз в год вырывающихся на пляж в Турцию.

Наконец, ввод в строй терминалов сжиженного газа в Европе, например на острове Крк в Адриатическом море, в Клайпеде и Свиноусьце (Польша), строительство интерконнекторов — трубопроводов, позволяющих прокачивать катарский и норвежский газ из Хорватии до Болгарии, и из Венгрии, Словакии и Польши в Украину, понизит зависимость Центральной и Восточной Европы от «Газпрома».

Запуск Транс-Анатолийской газовой магистрали, в будущем способной прокачивать и туркменский, иранский и курдистанский газ, еще более укрепит тренд на диверсификацию источников газа для стран ЕС. А на подходе СПГ из США, Восточного Средиземноморья, Анголы, Мозамбика, а также британский, румынский и украинский сланцевый газ.

Да, «крымнаш» западные политики проглотили, но проглотят ли Донбасс? Поэтому так важно не спешить с новой экспансией, подсчитать как внешнеэкономические, так и внутренние бюджетные последствия «слияния и поглощения» убыточного Донбасса и новых завоеваний.

В соревновании наперегонки российского зайца и западной черепахи вдолгую, как и в басне, побеждает черепаха. 

Украина. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 14 мая 2014 > № 1082955 Ариэль Коэн


Азербайджан. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 августа 2013 > № 876419 Ариэль Коэн

АМЕРИКА УХОДИТ - В ИГРУ ВСТУПАЕТ ПУТИН (" THE NATIONAL INTEREST ", США )

Ариэль Коэн (Ariel Cohen)

Впервые за свой третий президентский срок президент России Владимир Путин посетил Азербайджан. Бывшая советская республика в перспективе вполне может занять позиции лидера на Южном Кавказе, и визит Путина стал еще одной попыткой продемонстрировать Вашингтону, что сегодня зона российских "привилегированных интересов" охватывает почти все бывшие советские республики за исключением стран Балтии.

С 2008 года США успели существенно сократить свое присутствие на постсоветском пространстве. И это пространство практически полностью перешло под влияние России во всех сферах, кроме транзитных путей в Афганистан, которые прекратят свое существование после 2014 года. Между тем Россия с радостью заполнила собой тот вакуум, который после себя оставил Вашингтон.

13 августа Путин прибыл в Баку вместе с двумя российскими военными кораблями и многочисленной делегацией министров и руководителей бизнеса. Среди них были министр иностранных дел Сергей Лавров, министр обороны Сергей Шойгу, министр энергетики Александр Новак, глава МЧС Владимир Пучков, министр транспорта Максим Соколов, министр экономики Алексей Улюкаев и Игорь Братчиков, глава российской делегации на многосторонних переговорах по Каспийскому морю. В состав делегации также вошли руководители крупнейших российских компаний, в том числе глава Рособоронэкспорта Анатолий Исайкин, глава Роснефти Игорь Сечин и глава Лукойла Вагит Алекперов.

Визит Путина состоялся всего за два месяца до президентских выборов в Азербайджане. Путин вряд ли мог выбрать более подходящий момент, чтобы публично поддержать президента страны Ильхама Алиева и попытаться укрепить связи между двумя государствами.

Но, вероятнее всего, у Путина не было иного выхода. Стабильность обстановки на Южном Кавказе и, таким образом, в Средней Азии зависит от стабильности в Азербайджане. Россия рассматривает президентство Алиева в качестве продолжения курса, намеченного еще его отцом Гейдаром Алиевым, которого с Путиным связывают довольно теплые отношения. Азербайджан продолжает развивать партнерские отношения с Россией, избегая при этом вступления в полноценный альянс. И его заклятый враг Армения делает то же самое.

Путина и Ильхама Алиева связывает тесная дружба. И неспособность России предложить конкурентоспособного оппозиционного кандидата вместо обладателя Оскара и российского гражданина Рустама Ибрагимбекова гарантирует победу Алиева на президентских выборах.

В целом такой исход вполне устраивает Путина, поскольку Москва предпочитает продолжать развивать двустороннее экономическое сотрудничество, в то время как Баку постепенно сближается с Анкарой, Брюсселем и Вашингтоном.

Тем не менее, России пока не удалось убедить Азербайджан вступить в ее экономические и военно-политические структуры, такие как Евразийский экономический союз, Таможенный союз, Евразийское экономическое сообщество и ОДКБ, несмотря на то, что дискуссии по этому поводу время от времени все же проводятся.

Проблема заключается в том, что Белый дом и Госдепартамент демонстрируют все меньше заинтересованности в постсоветском пространстве, чему также будет способствовать вывод войск НАТО из Афганистана.

Между тем, Москва и Баку тесно сотрудничают друг с другом в рамках Организации черноморского экономического сотрудничества. Азербайджан является крупнейшим торговым партнером России на Южном Кавказе, который в 2012 году поставил Газпрому 1,5 миллиарда кубических метров газа. Очевидно, что лидерам двух государств было, о чем поговорить, особенно если учесть, что в состав российской делегации вошли нефтяные магнаты Сечин и Алекперов.

В настоящее время Россия обеспокоена тем, что Азербайджан продолжает набирать вес в качестве независимого экспортера энергоносителей и транзитного пункта поставок энергоресурсов из Средней Азии в Европу. Москва давно привыкла к тому, что именно Россия является главным поставщиком нефти и газа на европейские рынки.

Тем не менее, Россия стремится урвать себе кусочек неожиданной энергетической удачи Азербайджана. Российский нефтяной гигант Ронефть демонстрирует свою заинтересованность в участии в газовом проекте "Абшерон". Это поможет "Роснефти" выйти на прибыльный европейский газовый рынок в качестве конкурента еще одного российского гиганта - Газпрома. Во время визита российской делегации в Баку главы российской и азербайджанской нефтяных компаний, Сечин из Роснефти и Абдуллаев из SOCAR, подписали соглашение о сотрудничестве в области энергетики.

Нагорно-Карабахский конфликт между Арменией и Азербайджаном остается главным камнем преткновения в отношениях между Баку и Москвой, однако визит Путина не привел к каким-либо сдвигам по этому вопросу. Путин повторил, что этот спор необходимо решать политическими методами, а не посредством войны. Это стало недвусмысленным сигналом для Азербайджана, чей военный бюджет превышает государственный бюджет Армении. Потенциал армии Азербайджана продолжает расти благодаря прибыли от продажи энергоносителей.

Кремль пока не готов обсуждать новые инициативы и предложения, направленные на решение этого длительного конфликта. Во многом это объясняется тем, что Нагорный Карабах является главной гарантией политического и военного присутствия России на Южном Кавказе.

В период президентства Дмитрия Медведева Россия активно выступала в качестве посредника в решении этого конфликта, однако к настоящему времени Кремль заметно снизил интенсивность своих усилий. Это дает Вашингтону возможность укрепить отношения с Азербайджаном и Арменией и восстановить свои позиции в регионе.

США могут воспользоваться сложившейся ситуацией, предложив России сотрудничать в попытках найти способы решения Нагорно-Карабахского конфликта. Госсекретарь Джон Керри (John Kerry) неоднократно высказывался о необходимости найти выход из этого конфликта. Со времен его сенаторской деятельности, когда он поддерживал тесные связи с армянской диаспорой, он испытывает особо теплые чувства по отношению к Армении.

Однако администрация, по всей видимости, предпочла посвятить ценное время Керри решению более амбициозных, сложных и длительных конфликтов - конфликтов на Ближнем Востоке. К несчастью, это открывает массу перспектив для России, которая теперь может свободно восстановить свое влияние на Южном Кавказе.

Азербайджан. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 августа 2013 > № 876419 Ариэль Коэн


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 7 ноября 2012 > № 694075 Ариэль Коэн

Обама и Россия: от «перезагрузки» к виртуальной конфронтации

Ариэль Коэн

Ведущий эксперт Heritage Foundation

Переизбрание президента США вызвало вздох облегчения в Кремле. Но стоит ли ожидать продолжение «перезагрузки»?

У Обамы и без России будет предостаточно забот. За четыре года он удвоил национальный долг, добавляя к нему в год по триллиону долларов за счет дефицита бюджета. Теперь просто необходимо надавить на финансовые тормоза. Так называемый фискальный утес грозит экономике уже в январе. Именно тогда закончатся налоговые поблажки эпохи Буша. Одновременно по ранее принятому закону правительство должно провести секвестр бюджета, в том числе и военного, срезав его на 10%.

Что это значит? Не до жиру, быть бы живу! Тут не до войны с Ираном — не зря же Обама получил Нобелевскую премию мира авансом. Не до «гуманитарной войны» в Сирии, хотя советницы президента (Саманта Пауэр, Анн Мари Слотер, Сюзан Райс) и выступают в поддержку новой международной доктрины Responsibility to protect («обязанность защищать»), которая обязывает страны посылать войска для спасения мирного населения от геноцида и массовых нарушений прав человека. Ну, как «принуждение к миру», только немножко иначе.

Обаме будет просто не до России. Амбиции американского президента на постсоветском пространстве минимальные: ему не до Украины, не до Грузии, он не будет активно оппонировать созданию Евразийского Союза. Конечно, Обама заинтересован в еще одном соглашении о контроле над ядерным вооружением, но Москва не пойдет на сокращение своего ядерного арсенала. По противоракетной обороне, скорее всего, договориться тоже будет сложно: Америка не отдаст контроль над технологиями ПРО России «за бесплатно».

Отношение второй администрации Обамы к России будет основано на реализме и американских интересах. США продолжат развивать экономические связи, но разумеется, после принятия «закона Магнитского». Важным фактором в двусторонних отношениях могло бы стать освобождение Михаила Ходорковского. Оно позволило бы очистить атмосферу и явилось бы знаковым шагом для бизнеса и для чиновников в обеих столицах.

«Если Москва захочет сотрудничать, — говорит мне высокопоставленный американский дипломат, — то мы готовы. А будут пытаться идти на конфронтацию, Обама будет их игнорировать. У него и так забот полон рот».

Захочет ли Москва сотрудничать? Во время недавней встречи экспертов Валдайского клуба, по крайней мере три высокопоставленных российских руководителя объявили, что переизбрание президента США в интересах России. Не делал секрета из своих предпочтений и Путин, особенно после того, как Митт Ромни назвал Россию «геополитическим противником США № 1». Комментируя заявления кандидата от республиканцев, президент заявил, что даже если Ромни проиграет, «в будущем» к власти может прийти подобный лидер, так что вооружаться до зубов необходимо.

Иначе в России относятся к Обаме. Множество раз в самых разных кругах в Москве мне описывали нынешнего президента США как благонамеренного лидера, хотя несколько слабого и наивного.

И действительно, до сих пор при Обаме Россия получала то, что хотела: соглашение о сокращении баллистических ракет СНВ-3, признание «сферы эксклюзивных интересов» России в бывшем Союзе и столь желанное членство в ВТО. Очень кротко Вашингтон отреагировал на ужесточение внутренних репрессий против политической оппозиции и финансируемых из-за рубежа НПО. Как я недавно писал в New York Times, «Крепость Россия» строится даже без писка протеста из Вашингтона.

Чего еще хотело бы российское руководство? Разбавить глобальное влияние Америки. Россия также стремится помешать Соединенным Штатам строить глобальную противоракетную оборону, увеличивать сферу влияния на территории бывшего СССР. Такая повестка вынуждает Кремль ориентироваться на негатив, на создание барьеров и болевых точек. О сотрудничестве Москвы и Вашингтона первая говорит мало или не говорит вообще. Наконец, Кремль хочет стабильности у себя дома, ослабить оппозицию, чтобы та не смогла создавать серьезные проблемы для нынешней правящей элиты, и сохранить контроль над огромными богатствами самой большой страны на планете.

Сопоставление позиций двух стран позволяет предположить, что конфронтации Москвы с Вашингтоном не будет. Вернее, она будет, но виртуальная, и именно в том объеме, который необходим для поддержания тонуса и консолидации общества против «внешнего врага».

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 7 ноября 2012 > № 694075 Ариэль Коэн


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 февраля 2012 > № 491383 Ариэль Коэн

РИА Новости публикует серию интервью на горячие темы президентской кампании-2012. Сегодня своими мыслями по поводу отношений России и США делится ведущий эксперт по изучению России, Евразии и международной энергетической политики фонда "Наследие" в Вашингтоне Ариэль Коэн.

- С какими вызовами и проблемами придется, по-вашему, столкнуться новому российскому президенту в отношениях с США?

- Во-первых, я бы сказал так: Америка столкнется с новым президентом России, который не всегда своим американским партнерам до конца доверяет. Он считает, что у него есть на это основания.

- Вы имеете в виду Владимира Путина?

- Ну, конечно.

- То есть у вас нет сомнений в том, что именно он победит на выборах?

- На сегодняшний день нет. Но я просто хочу сказать, имея опыт общения с ним, зная и читая его, что Владимир Владимирович относится к Соединенным Штатам с недоверием. А Соединенные Штаты уже сказали, что они будут иметь дело с любым президентом России. Это первое. Второе: пока цены на нефть высокие, Россия будет занимать жесткую позицию и отстаивать свои интересы. Пока она может себе это позволить. Если цены на нефть упадут, тогда начнутся проблемы. Теперь давайте конкретно. По Афганистану я считаю, что есть совпадение интересов у России и Соединенных Штатов для того, чтобы не допустить воцарения Талибана в Афганистане и, соответственно, угрозы Центральной Азии. Здесь точки соприкосновения есть, и это показывает то, что мы сотрудничаем по так называемой Северной распределительной сети - Northern distribution network (система доставки военных грузов из Европы через территорию Центральной Азии в Афганистан - прим. ред.).

Очень интересный момент с Китаем: с одной стороны, для России он очень важный экономический партнер, но с другой, Россия уже начинает напрягаться от китайского экономического присутствия в той же Средней Азии. Быстрый рост китайской экономики может привести к росту его военной мощи, и тут Россия оказывается в сложном положении, имея 7000-километровую границу с Китаем. При определенных обстоятельствах тут тоже возможны консультации с Америкой по решению этой проблемы.

Что касается Ирана и Сирии, то тут Россия занимает очень жесткую позицию, показывая всем, что она своих не сдает, в отличие от Соединенных Штатов, которые "слили" Мубарака. Даже если режим Асада рухнет, а он рухнет, я считаю, в ближайшие шесть месяцев, а может быть, и раньше, тем не менее, Россия показала, что она стоит за своих. Относительно Багдада: тут достаточно тесные отношения, и Иран поддерживается если не как союзник, то, по крайней мере, как противник противника.

- Противник - это США?

- Ну, да. Что еще осталось? Европа. Я думаю, что Европа может дойти до такого состояния, что у России появятся интересные возможности покупать какие-то стратегические активы в той же Греции, может быть, какой-нибудь портик, терминальчик, трубу какую-нибудь построят. Возможно, что и в других странах будут конъюнктурные возможности для России, что в зависимости от объема и местоположения может привести к какой-то напряженности с Соединенными Штатами. И давайте не будем забывать, что США самим сейчас не до жиру - и сокращение военного бюджета, и сокращение военных обязательств на Ближнем Востоке и в других местах... То есть этот финансовый кризис выражается в некотором геополитическом "ретренчменте". Я бы не хотел называть это отступлением, но некая переоценка приоритетов будет. С Ближнего Востока Соединенные Штаты уходить пока не собираются, но напряжеенность, конечно, сохранится, тем более что так называемая "арабская весна" перешла в арабский хаос и несколько проамериканских режимов в регионе либо завалились, либо их будущее под вопросом.

- Стоит ли ожидать каких-то драматических перемен в отношениях России и США после президентских выборов в обоих государствах?

- Я думаю, Россия предпочитает, чтобы Барак Обама переизбрался, потому что он занимает более мягкую позицию в отношении России. Он держится за перезагрузку, как за спасательный круг. Но дело в том, что те трения, которые есть и по ПРО, по Сирии, по Ирану и другие вопросы эту перезагрузку перегружают.

- То есть, на ваш взгляд, главные проблемы, которые тормозят перезагрузку, - это противоречия по Ирану, Сирии и системе ПРО?

- На сегодняшний день - да. Создать кризис и без того в непростых отношениях между Россией и США не может только ленивый. Тут кризис создается искусственно и быстро. Что будет, если Ромни изберут? Ну, Ромни вообще-то человек прагматичный и будет, в основном, заниматься экономикой, разгребанием тех Авгиевых конюшен, которые останутся ему в наследство. Несмотря на то, что его рисуют этаким монстром, я думаю, что ничего принципиально нового в отношениях между двумя странами не произойдет.

- Как вы думаете, удастся ли России и США договориться по ПРО?

- Думаю, что нет. Те позиции, которые озвучивает администрация президента США и которые озвучивает российская сторона (по крайней мере то, что мы знаем из открытых источников), - взаимонеприемлемые. Но это в открытых источниках, а что там происходит за закрытыми дверями, мы не знаем. Будем надеяться, что найдутся те формулировки, которые позволят этот кризис разрулить.

- А чем грозит этот кризис, если разрулить его не удастся?

- Во-первых, это может закончиться тем, что какая-то часть европейских союзников США станет поддерживать Россию. Например, немцы. Будут говорить: "Ну, что вы уперлись? Дайте русским то, что они хотят". Во-вторых, любой такой кризис является той точкой опоры, на которую опираются противники хороших отношений между Россией и США, например, господин Рогозин. Такого рода конфликты могут окончательно испортить отношения между нашими странами. То, что Рогозин уже заговорил о том, что тормознут снабжение Афганистана, показывает, как это все хрупко.

Какие еще могут быть проблемы? Например, могут быть начаться какие-то массовые протестные выступления 4 февраля, 4 марта, после 4 марта, и если будет применена сила для разгона, это вызовет, естественно, какую-то отрицательную реакцию в Вашингтоне. Кого она будет волновать в России на сегодняшний день - это хороший вопрос. Я надеюсь, что еще кого-то будет волновать.

- Какие первоочередные проблемы в двусторонних отношениях придется решать новым президентам России и США?

- Мне кажется, если мы договоримся по Ирану, это будет очень важно, потому что Иран представляет угрозу не только американским союзникам на Ближнем Востоке, не только европейцам, но и России. Иран с ядерными боеголовками на ракетах, которые могут достичь российских городов, абсолютно Москве не нужен. Вот тут можно подумать, как этот вопрос решить, чтобы полностью остановить военное применение иранской ядерной программы. Мы не говорим сейчас о Бушере, о мирном атоме, о том, что Иран имеет право делать по правилам МАГАТЭ. Мы говорим о том, что Иран прячет и пытается делать на грани фола, а скорее всего, за гранью.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 9 февраля 2012 > № 491383 Ариэль Коэн


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter