Всего новостей: 2527512, выбрано 476 за 0.169 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Лавров Сергей в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаМиграция, виза, туризмСМИ, ИТОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полицияМедицинавсе
Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 15 июня 2018 > № 2642679 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе встречи с представителями российских некоммерческих организаций, Москва

Уважаемые коллеги,

Рады нашей очередной встрече. Они у нас стали традиционными. Это возможность обстоятельно поговорить, обменяться мнениями по тем вопросам, которые представляют взаимный интерес для Министерства иностранных дел и наших некоммерческих организаций, занимающихся проблемами, стоящими на повестке дня международных организаций. Это гораздо шире, чем сугубо классическое прочтение внешней политики и, по сути дела, уже охватывает все сферы человеческой жизни, которые в эпоху глобализации, взаимозависимости требуют универсального регулирования, выработки правил поведения. Конечно, наш разговор с Вами помогает лучше понять то, что чувствуют люди, которые непосредственно занимаются всеми этими вопросами не в качестве хобби, а в качестве призвания в жизни. Мне очень важно видеть в представителях неправительственных организаций заинтересованных людей, которые работают по зову сердца, по убеждениям, не по принуждению.

Если говорить о ситуации в мире, о той атмосфере, в которой нам приходится работать, то, наверное, нет необходимости тратить много слов. Оценки даны в последних выступлениях Президента Российской Федерации В.В.Путина. МИД России регулярно выступает с комментариями по поводу тех или иных событий, с анализом происходящего в мире. В двух словах происходит процесс формирования новой более демократической, справедливой, полицентричной системы мироустройства. Те, кто столетиями руководил процессами на нашей планете, устанавливал правила для себя и других, причём от других требовал их выполнения, а сам не обязательно этому следовал (это наши западные коллеги во главе с США), конечно, сопротивляются этим процессам, ищут поводы, причины, предлоги, чтобы их тормозить, отстаивать свою доминирующую позицию, которая, в общем-то, уходит в историю.

В поисках таких предлогов и причин Россию стали обвинять (не буду перечислять все конкретные ситуации) буквально во всех смертных грехах продолжают требовать от нас изменения внешнеполитического курса, поведения. Прямо так и говорят: они за сотрудничество с Россией, но для того, чтобы это произошло, она должна покаяться, во всём признаться, и тогда они начнут с ней разговаривать. Понятно, что бессмысленно разговаривать голословно на эти темы. На все наши просьбы (а мы никогда не уходили от честного разговора) предоставить конкретные факты, чтобы можно было сесть и обменяться оценками, сопоставить наши подходы и найти обоюдно приемлемые решения, нам отвечают, что никаких фактов нам давать не будут, что мы сами всё знаем. Я не утрирую, так и происходило.

Попытки такого рода влияния на нашу внутриполитическую и внешнеполитическую позиции, конечно, бесперспективны. Наша страна при любой ситуации, при любом развитии событий способна отстоять свой суверенитет, обеспечить национальную безопасность, защитить своих граждан.

При этом мы никогда не будем искать с кем-то конфронтации, никому угрожать, не будем навязывать взгляды на ту или иную проблему, как делают наши западные визави. Мы никогда не лезем в дела других, а вот для некоторых наших западных коллег это стало чуть ли не нормой. Достаточно вспомнить события «арабской весны», которые продолжают «аукаться» на всей международной арене, и, конечно, антиконституционный переворот в соседней с нами Украине.

Отстаивая свои суверенитет, безопасность, интересы своих граждан мы будем одновременно защищать (и уже делаем это) основы международного права, договорённости, которые были достигнуты по проблемам обеспечения стратегической безопасности, контроля над вооружениями, нераспространения ОМУ, и не будем соглашаться с попытками в одностороннем порядке ревизовать эти договорённости (а их сейчас как раз пытаются ревизовать).

Мы всегда открыты для честного диалога и сотрудничества. Приоритетное внимание уделяем, конечно, своим внутренним задачам, задачам развития интеграционных процессов в рамках Евразийского экономического союза с подключением ШОС, АСЕАН, всех стран, расположенных на евразийском пространстве. Президент В.В.Путин говорил о необходимости развивать, идя от жизни, возможности нашего общего пространства, которое мы называем Большим Евразийским партнёрством или проектом. Оно объективно формируется на практике, что подтвердилось в ходе недавних мероприятий в рамках ЕАЭС, ШОС.

Думаю, что в конце концов (лучше раньше, чем поздно) западные коллеги должны осознать, что межгосударственные отношения должны быть основаны на принципах взаимного уважения и учета интересов друг друга. В этой связи не может не радовать, что ростки здравого смысла начинают пробивать себе дорогу. Мы это видели и продолжаем видеть в контактах с некоторыми странами-членами ЕС. Таких стран становится всё больше. Главное, конечно, чтобы высказываемое ими понимание ненормальности трансформировалось в конкретные практические действия. Будем дожидаться готовности наших партнёров к возобновлению нормальных полноценных отношений.

Ясно, что при этом взаимодействие по линии неправительственных структур с партнёрами за рубежом позволяет взглянуть на многие проблемы шире, чем в рамках «классической дипломатии». Мы заинтересованы в том, чтобы наше гражданское общество активно участвовало в дискуссиях на многосторонних площадках. Пока это участие не столь развито, как бы этого хотелось. Лишь 70 отечественных НКО имеют консультативный статус при ЭКОСОС, при том, что всего там представлено более 4 тысяч организаций. Если говорить о Конференции международных неправительственных организаций Совета Европы, там только четыре российских НПО являются постоянными участниками. В ЮНЕСКО лишь три наши общественные структуры добились статуса партнера. Понятно, что есть целый ряд факторов, которые не способствуют быстрому решению задачи расширения нашей представленности по линии НПО, в том числе, конечно, материальные и финансовые аспекты. Но при наличии активной позиции, инициатив с Вашей стороны МИД России будет делать всё, чтобы эти вопросы решались оперативно. В любом случае ваша активная работа в ООН, ОБСЕ, Совете Европы, других организациях весьма востребована.

Нам понятно ваше приоритетное внимание к вопросам укрепления взаимодействия с гражданским обществом государств СНГ, включая, конечно, ОДКБ и ЕАЭС. По-моему, очень важно обеспечивать контакты между молодыми людьми.

Это отражается и в нашей повестке дня, в ШОС и БРИКС, где есть структуры, стимулирующие и поощряющие связи между молодёжными организациями стран-участниц. Конечно, мы видим много положительных примеров, в том числе отмечу, учитывая совсем недавно состоявшийся визит Президента России В.В.Путина в КНР, плодотворные контакты между НКО России и Китая, которые на деле помогают упрочению гуманитарной составляющей нашего всеобъемлющего стратегического партнерства.

Будем активно поддерживать Ваши контакты с авторитетными политологическими центрами в странах Востока, подключение к участию в организуемых на их площадках мероприятиях, ваши инициативы по приглашению экспертов в Россию. Безусловно, мы заинтересованы в том, чтобы и на европейском континенте НПО, неформальные структуры общались между собой и продвигали простые принципы взаимного уважения, взаимопонимания и добрососедства.

Мы по-прежнему очень ценим Вашу работу по борьбе с фальсификацией истории, включая прежде всего историю Великой Отечественной и в целом Второй мировой войны, по противодействию нечистоплотной борьбы с памятниками советским воинам-освободителям. С прискорбием наблюдаем за такой активностью в ряде европейских государств и активно предпринимаем меры по её пресечению, в том числе через коллективные выступления стран СНГ, ОДКБ в международных организациях и внесение конкретных предложений для рассмотрения на площадках, в том числе ОБСЕ и Совета Европы.

Мы очень ценим наши отношения. Видим в вас партнёров в продвижении наших устремлений на международной арене, где мы хотим видеть позитивную, неконфронтационную повестку дня, которая позволяет искать компромиссы и преодолевать искушение к диктату и ультиматумам, которое, к сожалению, у некоторых наших партнёров пока ещё проявляется.

Отмечаю, что сегодня здесь присутствуют представители неправительственных организаций из многих регионов России. Мы за то, чтобы в субъектах Российской Федерации поднималось движение через НПО, которое будет помогать развивать наши международные связи, тем более что у каждого субъекта Российской Федерации есть партнёры за рубежом. Это тоже очень важное направление. Мы как МИД через наши представительства в российских регионах будем готовы оказывать информационное, организационное, когда есть возможность и ресурсное содействие деятельности региональных НКО, помогать более энергичному использованию возможностей государственных грантов и иную поддержку, в том числе по линии созданного как раз в этих целях Фонда поддержки публичной дипломатии им. А.М. Горчаков.

Будем продолжать практику включения представителей НПО, в том числе из регионов Российской Федерации, в состав российских делегаций как по линии федеральных органов власти, так и по линии регионов, когда их делегации выезжают за границу для переговоров и контактов со своими партнёрами.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 15 июня 2018 > № 2642679 Сергей Лавров


Россия. Греция > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 13 июня 2018 > № 2642678 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Греческой Республики Н.Кодзиасом, Москва

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели очень содержательные переговоры, которые еще продолжим за рабочим завтраком.

Отметили нашу обоюдную заинтересованность сохранять и преумножать то наследие, которое нам оставили наши предшественники, и те отношения, которые насчитывают не одно столетие.

Мы отметили динамичный рост товарооборота и торгово-экономических связей. По итогам прошлого года товарооборот вырос почти на 30 % и составил 3,7 млрд.долл.США. У нас укрепляются связи в инвестиционной, энергетической, научно-технической, правоохранительной областях. Сегодня мы договорились о том, как ускорить модернизацию договорно-правовой базы.

У нас общая позитивная оценка высокого уровня культурно-гуманитарных обменов. В этом году успешно реализуется перекрестный Год туризма Россия-Греция. В его рамках уже состоялся ряд интересных мероприятий.

Договорились продолжать тесное взаимодействие в международных организациях, включая ООН, ОБСЕ, в Организации Черноморского экономического сотрудничества, Совете Европы.

Россия и Греция считают, что российско-есовский диалог, а также диалог между Москвой и Брюсселем нуждается в оздоровлении. В этой связи мы ценим конструктивный настрой наших греческих партнеров.

Мы с нашей стороны изложили нашим греческим коллегам оценки происходящего в военно-политической сфере на нашем общем континенте. Прежде всего, имею в виду наращивание военной активности США и НАТО вблизи российских границ. От наших коллег в рамках НАТО мы будем продолжать добиваться уважения всех тех договоренностей, которые были провозглашены на высшем политическом уровне – о недопустимости разделительных линий и необходимости обеспечивать неделимость безопасность: когда никто не должен укреплять свою безопасность за счет других.

Обменялись мнениями, конечно же, по кипрскому урегулированию. Россия и Греция здесь выступают за решение этой застарелой проблемы на основе выполнения соответствующих резолюций СБ ООН и договоренностей между двумя общинами.

Мы заинтересованы в том, чтобы проблемы Западных Балкан были урегулированы в соответствии с чаяниями народов, находящихся здесь стран. Это касается косовского урегулирования на основе резолюции 1244 СБ ООН.

Подтвердили нашу позицию по украинскому урегулированию. Я проинформировал своего коллегу и друга Министра иностранных дел Греческой Республики Н.Кодзиаса о заседании «нормандского формата» на уровне министров иностранных дел, которое состоялось 11 июня в Берлине. Мы твердо исходим из того, что альтернативы Минскому «Комплексу мер» не существует и он должен строго выполняться в том виде, в каком он был одобрен СБ ООН.

У наших стран близки позиции и в том, что касается различных кризисов в регионе Ближнего Востока и Севера Африки, включая необходимость выполнения резолюции 2254 СБ ООН по сирийскому урегулированию.

Разумеется, договорились поддерживать тесные контакты между внешнеполитическими ведомствами на основе очень полезной, оправдавшей себя практики консультаций на различных уровнях.

Спасибо за приглашение в Грецию. Я обязательно приеду.

Вопрос: Каковы планы России в энергетическом секторе Балканского региона?

С.В.Лавров: Скажу несколько слов относительно вопроса, который был задан Министру иностранных дел Греции Н.Кодзиасу, потому что он долгое время находился на повестке дня ООН (имею в виду проблемы государственного наименования Македонии). Мы всегда подчеркивали, что выступаем за нахождение договоренности по этой проблеме без вмешательства извне, без установления искусственных сроков и условий. Говорили, что поддержим то решение, которое будет отвечать интересам Греции и Македонии и которое будет опираться на широкую общественную поддержку. Надеюсь, что объявленная вчера договоренность будет именно такой.

Что касается наших планов относительно энергетического сотрудничества со странами Западных Балкан, то эти планы целиком и полностью зависят от тех договоренностей, которые достигаются соответствующими государствами. Если у них есть интерес к дальнейшему развитию энергетического взаимодействия, мы обязательно будем отвечать взаимностью. При таком политическом интересе экономические параметры тоже вполне возможно согласовывать.

Главное – искусственно не вмешиваться в процесс согласования условий тех или иных проектов, как это произошло с «Южным потоком». Сейчас для Западных Балкан интерес может представлять еще один новый проект – «Турецкий поток». Мы неоднократно говорили о том, как мы готовы сотрудничать по этому проекту. Если страны ЕС заинтересованы в том, чтобы газ по этому трубопроводу пошел на их территории, то нужны стопроцентные гарантии Еврокомиссии и ЕС в целом.

Мы всегда готовы к конкуренции с другими производителями и другими маршрутами, которые сейчас тоже обсуждаются в рамках т.н. «Южного газового коридора». Главное, чтобы конкуренция была добросовестной, как принято в странах, уважающих основы рыночной экономики.

Вопрос: Если говорить о предварительных результатах саммита в Сингапуре, можно ли сказать, что первые два пункта российско-китайской инициативы уже выполнены? При этом Президент США Д.Трамп говорит, что улучшений не будет и санкции остаются. Как, на Ваш взгляд, это будет влиять на процесс дальнейших переговоров? Могут ли они проводиться в ближайшее время в многостороннем формате?

С.В.Лавров: Мы уже высказали свое позитивное отношение к состоявшемуся в Сингапуре саммиту. Сам факт прямого контакта между лидерами США и КНДР заслуживает поддержки. Действительно, российско-китайская «дорожная карта», которая была выдвинута чуть меньше года назад, предполагала на первом этапе отказ от воинственной риторики и провоцирующих действий с обеих сторон, а на втором - установление прямого контакта и начала обсуждения всех проблем и озабоченностей, которые есть как у одной, так и другой стороны.

Судя по всему, движение между Вашингтоном и Пхеньяном идет именно в этом направлении. Безусловно, дальнейшему наращиванию правильного темпа будет способствовать объявление Президента США Д.Трампа о том, что на данном этапе нет нужды в проведении очередных американо-южнокорейских учений. Если опять брать критерии росcийско-китайской «дорожной карты», то США и КНДР пока еще находятся в самом начале второго этапа. Документ, который был подписан, явно носит рамочный характер, и для того, чтобы согласовать детали, тем более относящиеся к сложнейшей проблеме, связанной с ядерным потенциалом, потребуется очень много времени. Я надеюсь, что у переговорщиков хватит на это терпения.

Конечно, когда мы будем изучать достигнутую договоренность, а это ещё предстоит сделать, нужно будет особое внимание уделить терминам и тому, что стоит за каждым из терминов. Например, многие комментаторы, высказывая своё мнение о произошедшем, заявляют, что достигнута договорённость о начале денуклеаризации Северной Кореи. Но сам Пхеньян, как и все мы – Россия, Китай и международное сообщество в целом – всегда говорили о денуклеаризации всего Корейского полуострова. Разница, как вы видите, существенная.

Конечно, речь должна идти обо всём Корейском полуострове, как это всегда фиксировалось в деятельности т.н. шестисторонних переговоров. Безусловно, важно, что по итогам встречи с Президентом США Д.Трампом лидер Северной Кореи Ким Чен Ын счёл, видимо, убедительными заверения о том, что в конечном итоге всего этого процесса Северная Корея получит гарантии безопасности, отметив при этом, что процессы, о которых идёт речь – денуклеаризация, гарантии безопасности – должны быть синхронизированными и поступательными.

Безусловно, при всей важности разрешения проблем между США и КНДР, включая этапы денуклеаризации полуострова и гарантии безопасности, ясно, что в двустороннем формате эти проблемы едва ли смогут решиться в полной мере. Все участники шестисторонних переговоров неизменно исходили из того, что увенчать этот процесс должно создание системы мира, безопасности и стабильности во всей Северо-Восточной Азии.

Россия. Греция > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 13 июня 2018 > № 2642678 Сергей Лавров


Россия. Украина. Германия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 12 июня 2018 > № 2642676 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова по итогам переговоров в «нормандском формате», Берлин

Безусловно, мы не смогли решить всех проблем, которые связаны с выполнением Минских договоренностей по урегулированию внутриукраинского кризиса. Я считаю, что эта встреча была очень полезной.

Мы в очередной раз посмотрели на всю ситуацию в сферах безопасности, политических реформ, экономики, гуманитарных проблем. Наши хозяева – германские коллеги огласят то понимание, которое у них вырисовывалось по итогам наших переговоров.

Коротко говоря, подтвердили приоритетность решения гуманитарных проблем, уделения внимания вопросу о том, чтобы договариваться об условиях освобождения удерживаемых лиц. Эту тему обсуждали Президент Российской Федерации В.В.Путин и Президент Украины П.А.Порошенко в ходе телефонного разговора в период пребывания Президента России в Китае. По итогам их разговора специальные представители по правам человека находятся в контакте и пытаются составить «дорожную карту» решения вопросов относительно освобождения удерживаемых лиц. Безусловно, здесь нужно проводить различие между теми, кто был арестован исключительно за свою профессию, как ваш коллега К.Вышинский, который обвинен на Украине в государственной измене, и теми, кто реально подозревается и обвиняется в противоправных действиях.

Сегодня также обсуждали необходимость конкретных шагов по нормализации обстановки в сфере безопасности в Донбассе. Мы привлекли внимание к тому, что в октябре 2016 г. лидеры «нормандского формата» лично занимались этой ситуацией и договорились о том, что в трех конкретных населенных пунктах – Петровском, Золотом и Станице Луганской будет разведение сил и средств сторон. Эта договоренность до сих пор не выполнена. В Петровском и Золотом такие действия были предприняты, однако с тех пор украинские вооруженные силы вернулись в эти т.н. «серые зоны». Что касается Станицы Луганской, то мы сегодня акцентировали внимание на требовании Правительства Украины начать разведение сил и средств только в случае семи дней полной тишины и полного соблюдения прекращения огня. Мы сегодня привели факты, которые говорят о том, что миссия ОБСЕ более 20 раз фиксировала семи- и более дневные периоды полного соблюдения прекращения огня. Несмотря на это, украинская сторона отказывается выполнять договорённости лидеров «нормандского формата» о разведении сил и средств. Надеемся, что сегодня наши германские и французские коллеги подтвердят важность выполнения того, о чём договаривались лидеры.

В том, что касается политического процесса, прежде всего, выборов и специального статуса Донбасса, предусмотренного Минскими договоренностями - долго был спор о том, что происходит сначала, а что - потом: закон об особом статусе Донбасса или выборы в этой территории Украины. На каком-то этапе, ещё в 2015 г., была выведена «формула Ф.-В.Штайнмайера», который в то время был Министром иностранных дел Германии, решавшая проблему последовательности принятия закона об особом статусе и проведения выборов. Несмотря на то, что «формула Ф.-В.Штайнмайера» была одобрена в 2015 г. и подтверждена в 2016 г., наши украинские коллеги до сих пор не позволяют этой «формуле», договорённости лидеров лечь на бумагу и обрести юридическую значимость. Сегодня мы об этом также говорили и наши французские и германские коллеги нас в этом поддержали.

Надеюсь, что сигналы, которые мы сегодня отсюда транслируем во внешний мир, возымеют своё действие. Прежде всего говорю о том, о чём договорились наши лидеры: разведение сил и средств в трёх пилотных районах, лично обозначенных на карте лидерами четырёх стран и выполнение «формулы Ф.-В.Штайнмайера».

Считаю, что подобные встречи полезны. Хотя мы знаем, что разговор о том, как синхронизировать действия по выполнению Минских договорённостей идут не только в рамках внешнеполитических ведомств, но и по линии внешнеполитических советников Президентов трёх стран и Канцлера Германии. Эти контакты продолжатся, мы их активно поддержали. Вот то, о чём мы сегодня говорили. Безусловно, решающее значение имеет подтверждение всеми участниками сегодняшней встречи незыблемости Минских договорённостей. Хотя у нас есть вопросы о том, как наши украинские коллеги относятся к этим договорённостям.

Вопрос: Обсуждался ли вопрос миротворцев ООН?

С.В.Лавров: Да, обсуждался. Российская позиция предельно ясная. У нас есть предложение, которое было внесено в сентябре прошлого года в СБ ООН, направленное на обеспечение ооновской охраны наблюдателей, работающих по линии ОБСЕ. Мы объяснили, что идеи, выдвигаемые украинскими коллегами и американскими представителями о том, чтобы превратить эту миротворческую миссию в некую военно-политическую комендатуру, которая возьмет под контроль всю территорию этих провозглашенных республик-Донецкой и Луганской-, и сама уже будет решать, кого и как избирать, полностью разрушают Минские договоренности. Мне кажется, французы и немцы понимают нашу логику. Украинские коллеги пока настаивают на том, что именно такой, абсолютно противоречащий Минскому комплексу мер подход, будет их устраивать.

Мы в очередной раз сказали, что у нас на столе есть проект резолюции, который предполагает поддержку со стороны ООН тех действий, которые предпринимает ОБСЕ в развитии и соответствии с Минскими договоренностями. Если у коллег есть какие-либо комментарии к этому проекту резолюции, очень просим представить их нам письменно и в какой-то юридической форме. Пока не получили ни единого предложения о том, как изменить наш проект резолюции. Нашими американскими коллегами выдвигаются некие абстрактные идеи, которые не ложатся на бумагу. Когда Спецпредставитель США по Украине К.Волкер заявляет, что мяч на российской стороне. Наверное, он не очень искушен в дипломатии, потому что мяч как раз на стороне тех, кто пытается оспорить нашу концепцию миссии ООН в поддержку ОБСЕ и минского «Комплекса мер». Пока нам не представят конкретные поправки к конкретному тексту резолюции, который мы распространили, будем исходить из этого.

Вопрос: Обсуждали ли Вы ситуацию в Донбассе в контексте предстоящего Чемпионата мира по футболу?

С.В.Лавров: Нет, не обсуждали.

Россия. Украина. Германия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 12 июня 2018 > № 2642676 Сергей Лавров


Россия. СНГ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > mid.ru, 11 июня 2018 > № 2642677 Сергей Лавров

Ответы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопросы СМИ по итогам заседания СМИД ОДКБ, Алма-Ата, 11 июня 2018 года

Вопрос: Каково содержание принятого по российской инициативе заявления ОДКБ по Договору о РСМД?

С.В.Лавров: Действительно, было принято заявление стран-членов ОДКБ на уровне министров иностранных дел в том, что касается ситуации вокруг Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности. В нём выражаются поддержка этому документу и одновременно озабоченность в связи с тем, что в последнее время возникают некоторые ситуации, которые позволяют предположить, что он находится под угрозой. Это ни в чьих интересах: ни России или США как основных его участников, ни мирового сообщества, в том числе стран-членов ОДКБ.

В заявлении содержится призыв к тому, чтобы США решали возникающие у них вопросы в рамках консультаций, которые предусмотрены самим Договором. Считаю, что это очень своевременный документ. Надеюсь, он возымеет действие.

Вопрос: Обсуждалась ли тема Афганистана?

С.В.Лавров: Все министры говорили о необходимости стабилизировать ситуацию в Афганистане, выражали озабоченность тем, что в эту страну проникают игиловцы, в том числе из Сирии и Ирака. Особую озабоченность вызывает то, что террористы начинают создавать себе плацдарм в северных провинциях Афганистана, то есть в непосредственной близости к зоне ответственности ОДКБ. Это нас беспокоит. Мы видим, как миссия НАТО не всегда действует транспарентно. Было несколько случаев, когда губернаторы провинций делали заявления о неких вертолётах без опознавательных знаков, которые направлялись в район дислоцирования террористов. Учитывая, что НАТО и США контролируют всё воздушное пространство над Афганистаном, как минимум они не могли не знать об этом.

Поэтому страны-члены ОДКБ будут продолжать координацию своих действий, включая оказание содействия Таджикистану в укреплении его границы. Будут продолжаться все те мероприятия, которые предусмотрены по линии министерств обороны, специальных служб, министерств внутренних дел, пограничных войск, в том числе операция по пресечению наркотрафика, которая называется «Канал». У нас остаются в силе соответствующие договорённости, сегодня все это чётко подтвердили.

Одновременно с нормализацией военной обстановки в Афганистане мы все поддержали призыв, который был выдвинут на ташкентской конференции в марте этого года Президентом Афганистана А.Гани, к прямому диалогу с талибами. Россия давно выступает за такой диалог. Талибы – это часть афганского общества. Они должны быть непосредственными участниками политического процесса, конечно, при том понимании, что они отложат в сторону военные методы отстаивания своих интересов. Пока со стороны талибов подтверждения готовности к такому диалогу нет, но мы будем продолжать работу, в том числе с опорой на сегодняшние договорённости министров иностранных дел ОДКБ.

Вопрос: Что Вы можете сказать по поводу внешнеполитической координации государств-членов ОДКБ? Складывается впечатление, что её не хватает.

С.В.Лавров: Лучше судить всё-таки не по ощущениям, а по фактам. У нас действует коллективное указание постоянным представителям стран ОДКБ при международных организациях, на основе которых ежегодно согласовывается перечень совместных документов. В прошлом году их было принято 15. На текущий год запланировано примерно столько же. Ряд из них уже принят, остальные будут разработаны и внесены в соответствующих международных структурах до конца этого года.

Да, у нас есть нюансы при голосовании по различным резолюциям между отдельными членами ОДКБ. Но я считаю это не смертельным. Мы работаем над тем, чтобы устранять такие зазоры. Для нас важно, что по принципиальным вопросам наши союзники голосуют с нами очень твёрдо. Имею в виду наше солидарное голосование против резолюций по т.н. проблемам с правами человека в Крыму. Такая же солидарность была проявлена странами ОДКБ в рамках ОЗХО, когда мы все в связи со спекуляциями по так называемому «делу Скрипалей» стали соавторами совместного заявления с участием ещё многих государств о необходимости решать подобного рода вопросы исключительно на основе процедур, закреплённых в Конвенции о запрещении химического оружия.

Россия. СНГ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > mid.ru, 11 июня 2018 > № 2642677 Сергей Лавров


Россия. Армения > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 7 июня 2018 > № 2642675 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Республики Армения З.Г.Мнацаканяном, Москва, 7 июня 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели хорошие, конструктивные и доверительные переговоры в духе союзнических отношений, которые связывают наши государства, и в духе нашего стратегического партнерства.

Констатировали динамичный характер российско-армянского политического диалога, в том числе на высшем и высоком уровнях. Важные договоренности были достигнуты в ходе встречи Президента Российской Федерации В.В.Путина с Премьер-министром Армении Н.В.Пашиняном в Сочи 14 мая. Развиваются контакты по парламентской линии. Буквально два дня назад Москву с рабочим визитом посетил Председатель Национального Собрания Армении А.С.Баблоян, который участвовал в Международном форуме «Развитие парламентаризма».

Обсудили, конечно же, торгово-экономическое взаимодействие. Россия остается ведущим партнером Армении. Наш товарооборот в прошлом году вырос на 30 %. Положительная динамика сохраняется и в нынешнем году. За первые три месяца рост приближается к 40%. Мы согласны с тем, что такие высокие показатели стали возможными, в том числе и в связи с преимуществами, которые вытекают из членства наших стран в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС).

Накопленные российские инвестиции составляют порядка 35 % всех иностранных капиталовложений. 2,2 тыс. предприятий функционируют с российским капиталом, что составляет треть всех совместных предприятий Армении. Рассмотрели ход реализации крупных совместных проектов в топливно-энергетической, телекоммуникационной и банковской сферах.

Едины в том, что дальнейшему укреплению практической кооперации будет способствовать энергичная работа межправительственных комиссий по экономическому и военно-техническому сотрудничеству.

Положительно оценили динамичное развитие межрегиональных связей, в которые вовлечены порядка 70 субъектов Российской Федерации и практически все административно-территориальные единицы Армении. Этим летом предстоит очередной седьмой межрегиональный форум. Выполняется Программа сотрудничества между регионами на 2016-2021 гг.

Налажено очень важное и полезное взаимодействие в гуманитарной сфере. В декабре прошлого года в Гюмри начал работать филиал Российского центра науки и культуры. В России обучаются порядка 5,5 тыс. армянских граждан, из них 1,5 тыс. – за счет федерального бюджета. В Республике, помимо Российско-Армянского (Славянского) университета, функционируют 8 филиалов высших учебных заведений Российской Федерации, в которых обучаются около 3,5 тыс. студентов.

Мы тесно сотрудничаем и координируем наши действия на международной арене. Сегодня посмотрели на практические задачи, которые в этом контексте стоят между нашими представителями в СНГ, ЕАЭС, ОДКБ, а также на «площадках» ООН, ОБСЕ и по линии других многосторонних форматов. Особое внимание уделили координации нашей работы в рамках СМИД ЧЭС, очередное заседание которого состоится в Ереване в конце текущего месяца.

Говорили, конечно же, и о проблемах обеспечения безопасности и стабильности в Закавказье, включая нагорно-карабахское урегулирование. Россия, как в контексте двусторонних отношений с Ереваном и Баку, так и в качестве сопредседателя Минской группы ОБСЕ вместе с американскими и французскими коллегами, продолжит содействовать сторонам в поиске взаимоприемлемых решений.

Хотел бы выразить удовлетворение итогами переговоров, которые, убежден, будут способствовать дальнейшему продвижению союзнических отношений между Россией и Арменией.

Вопрос: Несмотря на то, что отношения между Арменией и Россией официально находятся на высоком уровне – Вы их охарактеризовали как братские, дружеские, стратегические, тем не менее на этом фоне в последнее время выделяются высказывания разных экспертов на федеральных российских каналах, которые в обвинительном тоне говорят о процессах, происходящих в Армении, утверждают, что официальные власти Армении имеют прозападную ориентацию, направляются антироссийскими силами. Такие обвинительные заключения – на совести тех экспертов, которые их озвучивают, или они разделяются властями России?

С.В.Лавров: Экспертов, конечно, важно слушать, понимать, какие мысли возникают у них от анализа внешнеполитических или внутриполитических событий, будь то в России или иной стране. Мы как представители российского ведомства, занимающегося внешней политикой, в отношениях с нашими союзниками и стратегическими партнерами исходим, несмотря на тот анализ, которым нас окружают эксперты, в данном случае из тех позиций, которые были официально изложены Премьер-министром Армении Н.Пашиняном после его официального вступления в эту должность и из тех позиций, которые сейчас Зограб Грачевич официально подтвердил в своём качестве Министра иностранных дел Армении.

Смею Вас заверить, что разговор, который у нас сегодня был этажом ниже, исходил именно из такого отношения друг ко другу – отношения союзников и стратегических партнеров.

Вопрос: Каковы перспективы развития российско-армянских отношений, которые продолжаются уже столетиями, и насколько сейчас используется потенциал этих отношений?

С.В.Лавров: Мы уже упомянули их достаточно устойчивую позитивную динамику во всех сферах: очень бурно растёт торговля, которая, кстати, в значительной степени возросла благодаря увеличению поставок армянской сельскохозяйственной продукции в Российскую Федерацию, солидные инвестиции.

Говорили о связях между регионами, которые очень тесные и плотные, а также о военном, военно-техническом сотрудничестве, гуманитарных связях. Если брать один критерий, который был бы главным для меня, то это самоощущение россиян, которые живут в Армении, и армян, которые живут в России. Мы всегда интересуемся, как нашим соотечественникам живется в Армении – им живется очень комфортно, удобно и свободно. То же самое, мы знаем, испытывает армянская диаспора в Российской Федерации. Мы регулярно общаемся с разными диаспорами – армянской, азербайджанской и многими другими. Каких-либо проблем они не испытывают и живут если не как дома, то в очень близкой стране и ощущают себя в качестве чуть ли не её граждан.

Вопрос: Недавно Премьер-министр Армении Н.Пашинян сделал весьма резонансные заявления о необходимости возвращения Нагорного Карабаха за стол переговоров в процессе урегулирования данного вопроса. Об этом неоднократно говорили и сопредседатели Минской группы ОБСЕ, в частности, И.В.Попов, которые утверждали, что на определенном этапе Нагорный Карабах должен быть возвращен в процесс переговоров. Какова сейчас позиция России по этому поводу и не приближается ли тот самый определенный этап возвращения Нагорного Карабаха в процесс переговоров?

С.В.Лавров: Российская позиция осталась неизменной. Она всегда была позицией решения нагорно-карабахского вопроса через Минскую группу ОБСЕ, участником которой, наряду с Азербайджаном и другими государствами, является и Армения. Убеждены, что это оптимальный формат, и в качестве одного из трёх сопредседателей Минской группы – вместе с французами и американцами – проводим общую заинтересованную непротиворечивую линию по созданию условий, которые позволили бы договориться Баку и Еревану. Эта работа продолжается многие годы, были разные этапы, на каких-то из них, кстати, представители Нагорного Карабаха участвовали в этом процессе. Потом, по договорённости сторон, формат был изменен и является сейчас таким, какой он есть.

Кстати, И.В.Попов никогда не говорил, что они «должны вернуться», поэтому поаккуратнее, пожалуйста. А то мы перестанем улыбаться. Если стороны на каком-то этапе договорятся о том, что Нагорный Карабах будет вновь представлен на переговорах, то это будет их решение, и мы его будем уважать.

Россия. Армения > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 7 июня 2018 > № 2642675 Сергей Лавров


Россия. БРИКС > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 4 июня 2018 > № 2631345 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на заседании министров иностранных дел стран БРИКС, Претория, 4 июня 2018 г.

Уважаемая госпожа Председатель,

Коллеги, друзья,

Я рад нашей новой встрече на гостеприимной южноафриканской земле. Прежде всего, адресую слова признательности Министру иностранных дел ЮАР Л.Сисулу за гостеприимство и прекрасную организацию нашей работы.

Глубоко символично, как Вы только что сказали, что Председательство Южно-Африканской Республики в «пятёрке» приходится на год 100-летней годовщины со дня рождения Нельсона Манделы. Великий сын южноафриканского народа посвятил всю свою жизнь борьбе с апартеидом и по праву стал главной фигурой процесса национального примирения в вашей стране. Он был большим другом Советского Союза и Российской Федерации.

Заветы и принципы мудрого Мадибы – равенство, честность и справедливость – близки людям не только в Африке, но и на всех континентах. Именно эти принципы и ценности сегодня отстаивает БРИКС при решении задач формирования равноправной и справедливой системы международных отношений.

Уникальность нашего объединения – в способности выстраивать подлинно партнёрские отношения между различными частями света и континентами. БРИКС – один из немногих международных институтов, нацеленных на укрепление стабильности, доверия и предсказуемости на глобальном уровне. Мы продвигаем позитивную повестку дня в мировых делах, придерживаемся культуры поиска компромиссных решений на основе деидеологизированных подходов, многосторонности и коллективной работы. Мы готовы совместно реагировать на общие для всего человечества угрозы – будь то терроризм, распространение наркотиков, изменение климата или новые вызовы в области кибербезопасности.

«Пятёрка» твердо отстаивает базовые принципы Устава ООН, прежде всего, суверенное равенство государств и невмешательство в их внутренние дела. Привержены принципам неделимости безопасности во всех ее измерениях, коллективным методам урегулирования кризисных ситуаций политическими и дипломатическими средствами, многосторонности, неприятию военных интервенций, односторонних мер принуждения, протекционизма и недобросовестной конкуренции. Мы едины или близки в оценках ключевых глобальных проблем, солидарны в необходимости противодействовать попыткам пересмотреть итоги Второй мировой войны, героизировать нацистов, уравнивать победителей и военных преступников.

Отрадно, что наши полноформатные заседания становятся такой же ежегодной традицией, как и сентябрьские встречи «на полях» Генеральной Ассамблеи ООН. Сегодня у нас есть возможность перед саммитом БРИКС 25-27 июля в Йоханнесбурге сверить наши подходы, подготовить документы, которые будут выноситься на рассмотрение глав государств. И вкладом в результаты саммита в Йоханнесбурге должно стать наше сегодняшнее совместное заявления для СМИ.

Мы, конечно, проведём обзор развития стратегического партнёрства в рамках БРИКС во всех ключевых сферах – политической, экономической и гуманитарной. Хотел бы поприветствовать инициативы Председательства ЮАР по рассмотрению таких актуальнейших тем, как использование достижений Четвёртой промышленной революции, борьба с терроризмом, совместная разработка вакцин, координация подходов по подготовке и проведению миротворческих операций.

Рассчитываем на то, что одобренное в прошлом году лидерами наших стран российское предложение о подготовке пятистороннего соглашения в области международной информационной безопасности будет поддержано на нашем сегодняшнем заседании и за тем, на саммите в Йоханнесбурге.

Напоминаю также, что мы заинтересованы в продвижении инициатив о создании Платформы энергетических исследований и Женского делового альянса БРИКС. На последующих этапах можно будет подумать и об учреждении Женского дипломатического альянса, учитывая нашу коллективную работу.

Россия. БРИКС > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 4 июня 2018 > № 2631345 Сергей Лавров


Россия. БРИКС > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 4 июня 2018 > № 2631343 Сергей Лавров

Выступление и ответ на вопрос СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции министров иностранных дел стран БРИКС по итогам заседания, Претория, 4 июня 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Прежде всего я хотел бы поблагодарить наших южноафриканских друзей за гостеприимство и прекрасную организацию нашей работы. Отрадно, что такие совещания министров иностранных дел БРИКС, наряду с нашими ежегодными встречами «на полях» сессий Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке, стали доброй традицией и проводятся теперь ежегодно. Высокая динамика событий на международной арене требует регулярной «сверки часов» между партнёрами по нашему объединению.

Обсудили широкий круг актуальных проблем поддержания международного мира и стабильности, мировой экономики и торговли. Согласились с тем, что постоянного внимания требуют общие задачи по укреплению стратегического партнёрства наших пяти стран. Предметный, обстоятельный разговор подтвердил совпадение либо близость позиций «пятёрки» по всем этим вопросам. Это отражено в коммюнике по итогам министерской встречи, которое распространяется для СМИ.

Нацелены на дальнейшее укрепление БРИКС в качестве важного фактора формирующегося нового полицентричного, более справедливого и демократического миропорядка, который играет конструктивную роль в продвижении стабильности и безопасности в нашем неспокойном мире.

Говорили о том, как продолжить наше сотрудничество в рамках ООН, «Группы двадцати», ВТО и в других международных организациях.

Подтвердили приверженность принципам неделимости безопасности, коллективным методам урегулирования споров политическими и дипломатическими средствами, с опорой на международное право и центральную роль ООН. У нас единая позиция о неприятии односторонних подходов, попыток ревизовать международно-правовые договоренности и решения СБ ООН по целому ряду проблем, которые касаются интересов всех стран мира.

Особое внимание уделили задачам урегулирования острых международных конфликтов, активизации совместной работы в пятистороннем формате по противодействию глобальным угрозам, прежде всего, международного терроризма. В этом контексте мы приветствовали результаты состоявшегося в апреле в г.Уайт-Ривер третьего заседания Рабочей группы по противодействию терроризму (РГАТ) стран БРИКС, на котором был принят подготовленный российской стороной Регламент деятельности этого важного пятистороннего механизма.

Также мы обменялись мнениями по вопросам взаимодействия в сфере кибербезопасности. Согласились с необходимостью укрепления международно-правовой базы сотрудничества в этой сфере, в том числе путем разработки соответствующего пятистороннего соглашения.

Приветствовали инициативы Председательства ЮАР, который готовится к саммиту в Йоханнесбурге в конце июля этого года. Среди инициатив – использование Четвёртой промышленной революции в интересах наших стран, создание центров разработки вакцин, развитие сотрудничества в сфере миротворчества по линии ООН, продвижение туризма между нашими странами и целый ряд других предложений, которые нацелены на укрепление нашего практического взаимодействия.

Был полезным разговор по экономическим вопросам, в частности, мы рассмотрели ход выполнения Стратегии экономического партнёрства БРИКС. Обсудили также перспективы учреждения Платформы энергетических исследований и создание Делового женского альянса БРИКС.

Еще раз выражаю признательность нашим хозяевам за их гостеприимство.

Вопрос: Обсуждали ли Вы вчера с Министром иностранных дел Китая Ван И итоги Вашего визита в КНДР? Учитывая растущую важности БРИКС в международных делах, получила ли эта тема развитие сегодня на пленарном заседании БРИКС?

С.В.Лавров: Мы вчера встречались с Министром иностранных дел КНР, моим коллегой и другом Ван И. Обсуждали весь спектр наших отношений в контексте подготовки к визиту Президента России В.В.Путина в КНР 8 июня этого года, накануне саммита ШОС.

Среди международных вопросов, обсуждали ситуацию на Корейском полуострове, контакты между Севером и Югом Корейского полуострова и между Пхеньяном и Вашингтоном. Мы вместе с Китаем приветствуем любые действия и шаги, которые позволяют преодолевать недоверие, конфронтационные тенденции, выстраивать условия для нормализации отношений и для движения к полной денуклеаризации всего Корейского полуострова. На завершающем этапе этого процесса (надеюсь, этот процесс не сорвётся, хотя шансы не стопроцентные) придётся договариваться об общих принципах и гарантиях мира, стабильности и безопасности северо-восточной Азии в целом.

То, что сейчас происходит в отношениях между двумя Кореями, КНДР и США, укладывается в ту логику, которая была предложена в совместной российско-китайской «дорожной карте», которую мы с Министром иностранных дел Китая Ван И подписали в июле прошлого года, и которая предполагает трёхступенчатое движение: отказ от конфронтации и конфронтационной риторики, нормализация отношений между всеми основными антогонистами и коллективное многостороннее оформление гарантий мира и стабильности в северо-восточной Азии.

На нашем сегодняшнем заседании мы также рассматривали данные процессы. Наша общая позиция в поддержку этих тенденций отражена в итоговом коммюнике, которое распространено.

***

Все могут приехать к нам на Чемпионат мира без предварительных предупреждений. Мы приглашаем всех глав государств и правительств. Ожидаем большого количества гостей. Хотим также пожелать успеха всем, кто принимает участие в Чемпионате мира по футболу.

Россия. БРИКС > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 4 июня 2018 > № 2631343 Сергей Лавров


Россия. Руанда > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 3 июня 2018 > № 2631349 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел, сотрудничества и Восточноафриканского сообщества Республики Руанда Л.Мушикивабо, Кигали, 3 июня 2018 года

Уважаемая г-жа Министр,

Дорогая Луиз,

Мы очень признательны за радушный прием и прекрасную организацию нашей работы.

Состоявшаяся сегодня утром встреча с Президентом Республики Руанда П.Кагаме и наши с Вами переговоры подтвердили наличие очень хороших перспектив во всех сферах двусторонних отношений.

Руанда – добрый партнер Российской Федерации. В октябре мы будем отмечать 55-летие установления дипломатических отношений между нашими странами. Придаем большое значение этому памятному событию.

У нас наметились очень неплохие темпы развития торгово-экономических связей, объем которых остается пока на незначительном уровне, но перспективны весьма интересные. У нас обоюдная заинтересованность в развитии сотрудничества в геологоразведке, горнодобыче, сельскохозяйственной сфере, медицине, а также в гуманитарной области, включая подготовку кадров. По целому ряду направлений уже реализуются конкретные проекты, в ряде других предстоит перевести принципиальные договоренности на язык практических действий, в частности, имею в виду сферу сотрудничества по мирному использованию атомной энергии. По целому ряду областей, которые связаны с геологоразведкой, горнодобычей, реализацией инфраструктурных проектов, есть понимание возможности вовлечь в это сотрудничество другие страны Восточноафриканского сообщества. Министр иностранных дел, сотрудничества и Восточноафриканского сообщества Республики Руанда Л.Мушикивабо проявила к этому интерес.

Удовлетворены тем, как развивается наше военно-техническое сотрудничество, которое также имеет хорошую историю и перспективы.

Договорились о продолжении тесного сотрудничества, которым мы довольны, в рамках ООН, а также о наших дальнейших шагах по содействию в урегулировании целого ряда конфликтных ситуаций на Африканском континенте.

Российская Федерация рассматривает Африку в качестве важной опоры полицентричной системы мироустройства, которая формируется взамен биполярному и однополярному миру. Считаем главной задачей дискуссий, которые сейчас ведутся о реформе СБ ООН, обеспечение более адекватной представленности развивающихся регионов мира – Азии, Африки и Латинской Америки.

Говоря об африканских проблемах, хотел бы отметить, что в этом году Руанда является Председателем Африканского союза и в этом качестве заинтересована в продвижении принципиально новых подходов, которые будут опираться на необходимость самих африканцев вырабатывать договоренности об урегулировании кризисов на инклюзивной основе без каких-либо рецидивов этнических или конфессиональных распрей.

Считаем, что Руанда с ее печальным опытом преодоления последствий национальной трагедии, которая разразилась четверть века назад и которая сумела за эти годы преодолеть ее последствия, обеспечить национальное согласие и устойчивое развитие с участием всех народностей и этносов, населяющих страну, может внести существенный вклад в продвижение этих принципов на континентальном уровне.

Сегодня мы выразили высокую оценку участия Руанды в миротворческих операциях ООН. Шесть с половиной тысяч граждан этой страны задействованы в миротворческих структурах. Это пятое место среди всех стран мира. По общему признанию и отзывам, руандийские миротворцы одни из самых эффективных и дисциплинированных.

Договорились, конечно, продолжать наше сотрудничество по линии правоохранительных органов и спецслужб, прежде всего, в деле борьбы с терроризмом, который, к сожалению, пустил свои корни и на Африканском континенте.

В целом я считаю, что переговоры были очень полезными. Подтвердили нашу готовность к всемерному наращиванию сотрудничества на основе обоюдного уважения и учета интересов друг друга.

Вопрос: Какие основные линии сотрудничества с Африканским союзом видит Россия?

С.В.Лавров: Мы с Африканским союзом имеем давние связи и регулярно общаемся с представителями его руководства. В декабре прошлого года я посетил штаб-квартиру в Аддис-Абебе. Мы обсуждали наше взаимодействие, начиная от политического диалога до потенциальных экономических проектов.

Несколько сотен африканцев обучаются у нас в контексте взаимодействия с Африканским союзом по специальностям в правоохранительной сфере, и около сотни из них обучаются миротворческим навыкам, что является прямым вкладом в укрепление механизма мира и безопасности, который был создан Африканским союзом.

Мы также предложили нашим коллегам из Африканского союза направлять сотрудников, которые работают в штаб-квартире в Аддис-Абебе, на дипломатические курсы нашей Дипломатический академии МИД России в Москве.

Мы условились подготовить политический рамочный документ, который будет концептуально закладывать основы для нашего сотрудничества на ближайшие годы и параллельно разработать несколько практических проектов, которые могут быть осуществлены уже в ближайшее время. Сейчас готовится встреча экспертов из России и Африканского союза.

Мы предложили Африканскому союзу присоединиться к Международному банку данных иностранных боевиков-террористов, созданному несколько лет назад ФСБ России. В нём участвуют уже около 50 стран и организаций. Присоединение Африканского союза было бы полезным с точки зрения отслеживания трансграничного перемещения этих террористов.

В контексте сотрудничества в сфере безопасности также наше Министерство внутренних дел налаживает связи с Африкпол.

Мы сегодня обсуждали инициативу, которую прорабатывает Российская Федерация - подготовить, может быть в следующем году, крупный бизнес-форум между Африканским союзом, его членами и Россией, включая участие предпринимателей и политиков.

Вопрос: Как Вы оцениваете перспективы развития военно-технического сотрудничества между Россией и Руандой? Есть ли какие-то конкретные планы?

С.В.Лавров: У нас действительно неплохое сотрудничество в военно-технической сфере. На вооружении руандийских сил безопасности, армии, правоохранительных органов есть наши вертолеты и автомобили Урал. Имеется ряд поставок стрелкового оружия. Сейчас обсуждаются поставки системы противовоздушной обороны.

В прошлом году была сформирована Межправительственная комиссия по военно-техническому сотрудничеству. Она осенью 2017 г. провела первое заседание в Кигали. Там были намечены конкретные шаги по развитию взаимодействия в этой сфере. Второе заседание планируется на осень этого года в Москве.

Вопрос: Как Вы оцениваете идею африканских стран сделать так, чтобы в СБ ООН одно место было закреплено за африканскими странами?

С.В.Лавров: Могу только повторить то, что я уже сказал во вступительном слове. Мы за то, чтобы любая реформа СБ ООН была нацелена, прежде всего, на исправление несправедливости в отношении представленности развивающихся стран. Любая реформа в качестве приоритетной задачи должна рассматривать повышение уровня представленности развивающихся стран Азии, Африки, Латинской Америки.

Россия. Руанда > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 3 июня 2018 > № 2631349 Сергей Лавров


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 30 мая 2018 > № 2631341 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на Международном научно-экспертном форуме «Примаковские чтения», Москва, 30 мая 2018 года

Уважаемый Александр Александрович,

Коллеги, друзья,

Дамы и господа,

Я признателен за новую возможность выступить на Международном форуме имени выдающегося российского государственного, научного и общественного деятеля академика Е.М.Примакова. Для меня это, по-настоящему, большая честь. Считаю Евгения Максимовича, с которым работал во второй половине 1990-х гг. в Министерстве иностранных дел, своим старшим товарищем и учителем, как, наверное, и большинство тех, кто с ним когда-либо общался.

Проведение нынешней представительной конференции под эгидой одного из ведущих российских академических институтов – ИМЭМО, тоже носящего имя Е.М.Примакова, – стало доброй традицией. «Примаковские чтения» зарекомендовали себя как площадка серьезного диалога авторитетных специалистов о наиболее актуальных проблемах международной политики и мировой экономики.

Сегодня нет недостатка в броских формулировках, с помощью которых политики, эксперты, ученые стремятся определить существо момента в международных отношениях. Говорят о кризисе «либерального мирового порядка» и наступлении «постзападной» эпохи, о «горячем мире» и о «новой холодной войне». Это обилие формул само по себе свидетельствует об отсутствии, наверное, пока единого понимания происходящего. А также – о весьма динамичном и противоречивом состоянии системы международных отношений, которое трудно охарактеризовать, по крайней мере, на данном этапе, одной звонкой фразой. Возможно, лучше других с этой задачей справились авторы сквозной темы нынешних «Примаковских чтений» «Риски нестабильного миропорядка», не по-академически дерзко объединившие в ней одновременно и «нестабильность», и «порядок».

Очевидно, что мировая система проходит испытание на прочность. Сталкиваются разнонаправленные тенденции. Прежде всего, это глобализация, о которой мы уже долгое время говорим. Она способствовала новому витку экономического и технологического развития, усилила взаимосвязанность, потребность в совместных подходах, чтобы сообща справляться с вызовами времени. Другой объективной характеристикой современного мира является укрепление в нем полицентричных начал, цивилизационного многообразия, в основе которого – национальная, культурная идентичность и суверенитет. Два этих процесса сегодня принимают форму нездоровой конкуренции, соперничества прежних и сложившихся новых центров экономического развития и связанного с ним политического влияния. При этом линии размежевания проходят не только между странами, но и внутри государств, претендующих на образ самых успешных. В угоду ложной политкорректности подавляются права граждан на собственную историческую идентичность. Демократии превращаются в заложников меньшинств, отрицающих интересы большинства. Технологическая революция переиначивает традиционные уклады обществ. Прежняя капиталистическая модель постоянного повышения благополучия сегодня не оправдывает своих обещаний.

На фоне обострения этих противоречий сужается пространство конструктивного международного сотрудничества. Входят в привычку односторонние действия, разрушающие общепризнанные правила и девальвирующие коллективные договоренности. Как сказал Президент России В.В.Путин, выступая на ПМЭФ-2018, «правилом становится игра без правил». Инструментализируется силовой потенциал в его различных ипостасях, в том числе в экономическом и информационном измерении. Видим уже даже не угрозы применения силы (кстати, запрещенные Уставом ООН), а прямое, ничем не оправданное и необоснованное ее использование – для достижения сиюминутных, конъюнктурных интересов под откровенно выдуманными, смехотворными предлогами. Продолжаются практика вмешательства извне в дела независимых государств, призывы к смене законных правительств и попытки повлиять различными методами на внутренние процессы других государств. Наработанные столетиями традиции межгосударственного взаимодействия, культура дипломатического диалога, поиска компромиссов, подменяются стремлением любой ценой ущемить оппонента, доказать свое превосходство, используя методы беспардонного давления «на своих и на чужих».

Когда подорвано доверие, отброшены устоявшиеся нормы и правила – возрастают риски неконтролируемой эскалации. А современные технологии снижают психологический порог применения оружия массового поражения. Война представляется компьютерной игрой, видеокартинкой на экране монитора. Рождается иллюзия, что силовой сценарий можно удержать в рамках локального «кинетического действия». И вот уже принимаются стратегии кардинального повышения роли ядерного оружия, совершенствуются ядерно-оружейные комплексы, строятся планы на космическое и киберпространство. Все это может иметь фатальные последствия для всей планеты. Вспоминаются апокалиптические прогнозы 1980-х гг. прошлого века о «ядерной зиме». Она, по счастью, не наступила. Хотя наступила «арабская весна», которая через череду трагических событий тоже обострила проблему ОМУ. Имею в виду выход США из СВПД по ИЯП в расчете на организацию тотальной конфронтации с Тегераном, да и множество инсценированных ситуаций с якобы применением химоружия Правительством Сирии в русле линии Запада на смену режима в Дамаске.

Прискорбно, что подобные откровенные спекуляции на тему ООН ради достижения узкокорыстных геополитических целей лишь искусственно обостряют и без того критическую ситуацию в сфере распространения ОМУ и обеспечения стратегической стабильности.

Едва ли сегодня нужно всерьез меряться размерами красных кнопок, вновь тестировать пределы решимости друг друга, приближая мир к опасной черте.

Очевидно, что крупные державы, обладающие арсеналами ядерного оружия и средств его доставки, несут особую ответственность за поддержание глобальной стратегической стабильности. Именно поэтому Президент России В.В.Путин в Послании Федеральному Собранию еще раз призвал партнеров сесть за стол переговоров и вместе подумать над обновленной, перспективной системой международной безопасности и устойчивого развития цивилизации.

Мы готовы к честной взаимоуважительной работе со всеми, кто искренне верит не просто в баланс сил, а в согласованную многостороннюю политику на основе общности интересов, международного права, совместное мирное будущее, развитие и процветание всего человечества. Именно такие подходы позволят наиболее полно реализовать, не отступаясь от их сути, суверенные приоритеты всех участвующих в подобном взаимодействии стран и народов.

Попытки искусственно исключить, волюнтаристски обойти или выдавить кого-либо на периферию процесса, решить все вопросы в узкой группе государств – заведомо непродуктивны, а в долгосрочном плане –ущербны для самих инициаторов. История мировой политики знает тому немало примеров. Один из наиболее поучительных связан с войной 1853-1856 гг., ознаменовавшей, как известно, окончательный распад т.н. «Венской системы» в Европе. Российская Империя тогда уступила в Крымской кампании и была оттеснена, как казалось победителям, на обочину европейской политики. Эти негативные для нашей страны последствия спустя не столь продолжительное время были преодолены, большая заслуга в чем принадлежала канцлеру А.М.Горчакову. А вот европейское равновесие без России оказалось серьезно нарушено, что во многом положило начало деструктивным тенденциям на континенте, приведшим к Первой мировой войне.

Вглядываясь в прошлое, мы не должны упускать из виду будущее. Присутствующие в этом зале специалисты в сфере стратегического прогнозирования согласятся, что при всех технологических достижениях, при всем совершенствовании аналитических методик мы все же пока не получили в свое распоряжение того «хрустального шара», который позволял бы в точности увидеть ожидающее нас впереди. И если честно, это даже хорошо. Будущее делается сейчас. Мы сами формируем его своими ожиданиями, своими планами, задумками, и, главное, своими ежедневными делами, направленными на их реализацию.

У нас нет других рецептов того, как добиваться долгосрочного, устойчивого урегулирования наиболее острых современных международных кризисов, кроме кропотливой работы на основе многосторонних подходов и международного права, вовлечения всех заинтересованных участников и, прежде всего, собственно сторон того или иного конфликта. Идет ли речь о ядерной проблеме Корейского полуострова или СВПД, внутреннем конфликте на Украине или войне с терроризмом в Сирии – вновь и вновь убеждаемся, что ультиматумы и силовое давление, навязанное извне, в том числе через принуждение неприемлемы и обречены на неуспех. Как обречены и попытки взвинчивать ставки – в стиле вестернов и сериалов про звездные войны. Возможно, подобные методы ведения дел эффективны в бизнесе, но в современных международных отношениях «эскалация ради деэскалации» порождает серьезнейшие риски.

Искать компромиссы и взаимоприемлемые развязки, формировать совместное понимание, взращивать ростки доверия – очень непросто, особенно там, где земля разворочена снарядами и обильно полита человеческой кровью. Позитивный результат отнюдь не гарантирован. Но иного пути нет, если мы действительно хотим добиться прочного урегулирования конфликтов и справедливого демократического мироустройства.

Чтобы уверенно стоять на ногах в сегодняшнем сложном и противоречивом, динамично меняющемся мире, нужно быть не только крепким и сильным, но и открытым для сотрудничества с другими, для всего нового, что позволит успешно справляться с вызовами современности. В одиночку даже самые передовые страны этого сделать не смогут. Приоритетом внешней политики России, наряду с обеспечением национального суверенитета, безопасности и развития, выступает содействие устойчивому поступательному прогрессу страны в интересах повышения уровня жизни граждан. Эту задачу мы решаем на путях выстраивания прагматичного взаимовыгодного сотрудничества, экономической и хозяйственной интеграции с нашими союзниками и партнерами через сопряжение крупных, ииновационных проектов, создание широких пространств взаимодействия, современной инфраструктуры, цифровых коммуникаций и транспортных коридоров.

В основе такой совместной работы лежит сходное видение международных процессов, принципов межгосударственного общения и организации мирового сообщества – на прочной правовой основе, в интересах всех его членов при соблюдении их суверенитета и коренных национальных интересов. Эти подходы разделяют наши евразийские союзники, члены ОДКБ, ЕАЭС, СНГ, участники таких новых форматов, как ШОС и БРИКС.

Особым примером может служить всеобъемлющее стратегическое партнерство России с КНР, а также стратегическое российско-индийское партнерство, сотрудничество с государствами АСЕАН. В последнее время заметно активизировались и связи с Японией, Южной Кореей. Все это вписывается в любимое политологами понятие «разворот России на Восток», хотя речь идет о естественном для нашей страны, с ее огромными просторами и уникальным геополитическим положением, включении в развитие одного из самых динамичных регионов мира.

Именно Е.М.Примакову принадлежит авторство концепции многополярности, зародыш которой он видел в выстраивании треугольника РИК, который позволил бы создать не конфронтационный, а объективный балансир западному доминированию. И сегодня, когда РИК дал старт объединению БРИКС, когда в «двадцатке» «БРИКС плюс» уравновешивает «семерку» и стимулирует выработку общеприемлемых подходов к мировой экономике, финансам, а в перспективе – и к мировой политике, это величайшее наследие примаковской мысли раскрывается в полной мере.

Россия остается открытой для взаимовыгодного сотрудничества со всеми, в том числе с европейскими, американскими партнерами. Об этом на днях шла речь на Петербургском международном экономическом форуме. Как показывает жизнь, у нас много общих интересов как в хозяйственной сфере, так и в области мировой политики. Главное – договариваться по-честному, взаимоуважительно и равноправно.

Спасибо за внимание. Готов ответить на ваши вопросы.

Вопрос: Одна из панелей на «Примаковских чтениях» называлась «Новая биполярность: миф или реальность». Три года назад в нашем прогнозе будущего миропорядка, сделанном совместно с Атлантическим советом, биполярность была одним из возможных сценариев, что, как мы оценили, не является лучшее перспективой. Прошедшее с тех пор время, последние события, особенно включение России, КНР и Ирана в санкционные списки, на мой взгляд, закладывает камни в основу новой биполярности, в рамках которой с одной стороны будут, скажем, Россия, КНР и Иран, а с другой – США и их союзники по НАТО. Как Вы относитесь к этому сценарию?

С.В.Лавров: Не думаю, что он оптимальный для всего человечества, да и для самих участников этих раскладов. Я завершил своё вступительное слово отсылкой к опыту «двадцатки», которая была создана давно, но в 2010 г. стала собираться на саммиты. До этого она работала на министерском и экспертном уровнях. Все участники этого процесса согласились с тем, что в рамках «Группы двадцати» надо решать принципиальные вопросы, договариваться о компромиссах, прежде всего по мировым экономическим и финансовым проблемам. Было понимание, что затем эти компромиссы уже будут переводиться на международно-правовой язык в рамках группы Всемирного банка, МВФ. Конечно, у них не всегда получается договариваться, однако это гораздо лучше, чем отсутствие такого механизма, поскольку в нём собраны те самые протагонисты, о которых Вы сказали. Да, там нет Ирана, но понятно, что члены БРИКС, в частности, Россия, Китай, Индия, отражают интересы тех стран, возможности которых пока ещё несильно отражены в мировых структурах.

Постепенно в «двадцатке» стали появляться внешнеполитические темы. В этом году, когда «Группа двадцати» собиралась в Аргентине, происходило то же самое. Думаю, что процессы «политизации» повестки дня «двадцатки» при сохранении, конечно же, приоритетности финансово-экономической тематики будут развиваться всё активнее. Такая политизация (в хорошем смысле) «Группы двадцати» во многом будет компенсировать ожидания тех, кто хотел бы напрямую участвовать в принятии решений в СБ ООН, но пока такой возможности лишён. Это сложная проблема, но если коротко, то вижу выход из многих проблем через согласие, о том, что в «двадцатке» можно искать компромиссы без лишнего шума, дискуссий в залах СБ ООН и ГА ООН, а потом выработанные договорённости без потери лица кого бы то ни было оформлялись бы с участием всех остальных членов мирового сообщества. Это не должно восприниматься как неуважение к тем, кто не входит в «двадцатку». Я убежден, что подавляющее большинство из этих стран с колоссальным облегчением вздохнёт, узнав о том, что в «двадцатке» достигнуты те или иные договорённости.

Вопрос: Один европейский наблюдатель по вопросам внешней политики сравнил Президента США Д.Трампа с обезьяной, которая катится на велосипеде. Он пояснил: не надо спрашивать обезьяну, куда она едет. Она просто одета в человеческую одежду, крутит педали и куда-то едет. При всей неполиткорректности этого образа, не кажется ли Вам, что манера нынешнего Президента США, его нелинейность, волюнтаризм (Вы уже привели в пример его личное решение по поводу разрыва иранской сделки) сделали мир ещё более волатильным, нестабильным, что это создает дополнительные проблемы в том числе и нашему государству?

С.В.Лавров: Нас называют медведем, тоже говорят, что медведи катаются на велосипедах и даже мотоциклах. Если говорить о сути вопроса, отклоняясь, конечно, от образов, то упомяну уже приведённую цитату Президента России В.В.Путина, который сказал, что правилом становится игра без правил. Это не может, конечно, обнадёживать, но мы имеем дело с лидером, которого избрал народ крупнейшей мировой державы. При всей непредсказуемости, порой зигзагообразности линии, которую продвигает Вашингтон, с ним надо работать, и мы к этому открыты. По целому ряду направлений, не слишком большому, но тем не менее контакты поддерживаются. Мы – за то, чтобы они расширялись.

Безусловно, мы должны учитывать, что на внешнюю политику Вашингтона влияет огромное количество факторов, актёров (почему-то их называют «акторами»), причём далеко не всегда в одном направлении, но очень часто в прямо противоположном. Колоссальная доля внешнеполитических решений в Вашингтоне принимается с оглядкой на внутриполитическую ситуацию, и чем ближе промежуточные выборы, тем больше это будет проявляться. Наверное, лучше было бы иметь более предсказуемые виды на американскую внешнюю политику, но реальность есть реальность.

Вопрос: На фоне разногласий Европейского союза и США по трём ключевым проблемам – иранской ядерной сделке, Сектору Газа и торговой войне между этими полюсами мира – как Вы думаете, есть ли сейчас тренд в сторону сближения России и ЕС, особенно учитывая, что недавно в России побывали лидеры ЕС – Президент Франции Э.Макрон и Канцлер Германии А.Меркель?

С.В.Лавров: Я бы говорил не о сближении, а о нормализации отношений. Все, наверное, убеждались много раз в жизни, быту, международных делах, что, когда ты решаешь сделать ставку на кого-то одного, а от всех остальных либо отвернуться либо ими пренебрегать, либо наказывать их за нечто, что тебе самому не нравится, тогда ты сокращаешь своё пространство для устойчивого продвижения интересов, для манёвра.

Я почувствовал на Петербургском форуме, как и многие обозреватели (читал в наших СМИ оценки зарубежных гостей), осознание необходимости не обижаться друг на друга, но стараться понять мотивы действий каждого участника мирового общения. Надо решать вопросы в прямом диалоге, а не заявлять о том, что они – за сотрудничество с Россией, как только Россия выполнит все их требования: выполнит Минские договорённости, освободит Крым, заставит Президента Сирии Б.Асада пойти на политическое урегулирование и т.п. На каком-то этапе добавлялось и требование, чтобы Председатель Госсовета КНДР Ким Чен Ын вёл себя «правильно». Много других сюжетов прямо публично использовались для того, чтобы потребовать от нас преодоления всех этих проблем.

Так, конечно не получится. Думаю, что умные люди это понимают. Они осознают, что, если есть вопросы, то надо садиться и разговаривать, а не заявлять, что мы виноваты, потому что «хайли-лайкли». При этом Великобритания, которая выходит из Евросоюза, чудесным образом сумела убедить почти весь ЕС выслать российских дипломатов на основании только «большой вероятности», как они сами говорят, а на самом деле – на основании отсутствия каких-либо фактов (напомню, что расследование до сих пор не завершено). По такой же модели начинают действовать и наши голландские коллеги, объявляя на пресс-конференции, что у них тоже «хайли-лайкли», что всё это сделала Россия, и требуя от нас только одного – чтобы мы сказали, что это наша воинская часть, система «Бук» и больше ничего. При этом все наши вклады в это расследование, которое опять-таки далеко не завершено, отвергаются. Они объявили то, о чем говорили еще в 2014 г., но решили сделать это публично, думаю, в контексте их собственных размышлений о предстоящих в России крупных международных мероприятиях – есть такое желание подпортить настроение. Однако это попытки с негодными средствами.

Объявив, что это лишь промежуточный вывод, Австралия и Нидерланды тут же написали нам ноту с требованием начать с нами переговоры о размере компенсации семьям погибших. Как это можно воспринимать? С такими подходами хотят нормально общаться? Думаю, что манерам тоже нужно учиться. Я упоминал об утере многими культуры дипломатии, и это печально, это заразительная вещь: голословные обвинения по Скрипалям (потом, дескать, будем расследовать), малайзийский «Боинг» (мы знаем, что это сделала Россия, но будем расследовать, а потом всё расскажем), использование химических веществ под Дамаском в городе Дума (это, мол, сделал Б.Асад, расследование надо проводить, но пока оно ещё не началось, мы его немножко разбомбим), очередная трагедия вчера в Киеве, где журналист А.Бабченко был застрелен в подъезде собственного дома. Премьер-министр Украины уже заявляет о том, что это сделали российские спецслужбы, хотя расследование ещё не начиналось.

Эта мода, которую задают авторы такого рода ведения международных дел, очень печальна, но, как видите, многие её подхватывают, особенно те, кто, как наши украинские соседи, пользуются полной безнаказанностью со стороны своих западных кураторов и абсолютно игнорируют их советы о том, как наводить порядок у себя дома, потому что знают, что Украина нужна западным кураторам для того, чтобы продвигать русофобские взгляды и всячески создавать неудобные для нашей страны ситуации. Кто знает историю, должны понимать, что всё это бесполезно и бессмысленно.

Вопрос (перевод с английского): Вы справедливо говорили, что Крымская война была тем моментом, когда Россию вытолкнули из Европы. Это имело серьёзные последствия в реорганизации континента и было одним из факторов, который привёл сначала ко Франко-прусской войне, а затем к Первой мировой войне. Многие во Франции не хотят отталкивать Россию от Европы. Президент Франции Э.Макрон на днях в Санкт-Петербурге как раз говорил об обратном, о том, что Россия неизбежно является частью Европы. У нас есть проблема – это Украина. Нам нужно выйти из этого рамочного мышления и не продлевать автоматически санкции каждые полгода. Для этого необходимо обеспечить отвод войск и делать политические шаги для стабилизации ситуации в Донбассе, возвращения суверенитета Украине и начала нормальных отношений с Россией. Этого хочу я и многие люди во Франции. На какие шаги готова пойти Россия в этом направлении?

С.В.Лавров: Боюсь ошибиться, но я услышал, что Вы сформулировали вопрос в той логике, которая уже не раз обрисовывалась нашими европейскими коллегами. А именно, что они очень хотят нормализовать отношения с Россией, но надо урегулировать украинский кризис, потому что санкции были введены исключительно против России в связи с украинским кризисом и они, как Вы правильно сказали, продлеваются каждые шесть месяцев. Наши партнёры из ЕС говорят, что считают лишним продлевать санкции, но ссылаются на принцип консенсуса. Я никогда не инициирую разговор о санкциях, но если говорить о консенсусе, то это означает, что если кто-то один посчитает что-то неправильным, то консенсуса нет. Поэтому насчёт того, что все вынуждены автоматически продлевать санкции, понимая их тупиковость – это отдельная тема.

Тем не менее, санкции были введены против России. Они никогда не вводились в отношении других участников «нормандского» процесса и тем более в отношении украинской стороны. Мы ведём речь о документе, который безальтернативно признаётся всеми «дорожной картой» по урегулированию кризиса в Донбассе, я имею ввиду минский «Комплекс мер», который в феврале 2015 г. в течение семнадцатичасового переговорного марафона лично писали главы государств России, Украины, Франции и Канцлер Германии. В нём всё сказано. С тех пор мы многократно объявляли перемирия, которые нарушались, многократно начинали разведение сил и средств, которые потом опять возвращались на место. Если читать отчёты Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ, то этим грешат обе стороны конфликта – украинское правительство с его войсками и специальными силами и ополченцы самопровозглашённых ДНР и ЛНР. Если читать доклады Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ (а мы их читаем), то теперь там можно увидеть много очень важного, что раньше не присутствовало. Напомню, что ОБСЕ должна работать на территории всей Украины, о чём мы периодически говорим, и она стала включать в свои доклады информацию о том, как на Украине попустительствуют неонацистам, радикалам и прочие нелицеприятные факты, в том числе связанные с попыткой изъятия церковной собственности и т. д.

Мы уже в течение нескольких лет обращаем внимание ОБСЕ на то, что хотели бы видеть в докладах не просто фразу о том, что в результате перестрелок погибло и ранено столько-то мирных жителей, разрушены школы, больницы и детские сады. Мы хотели бы видеть географическую привязку – на какой стороне больше поражение гражданских объектов. Недавно разговаривали с нашими французским коллегами, когда на переговорах был Президент Франции Э.Макрон, и положили на стол справку, которую ОБСЕ рассылает всем своим членам. В ней указано, что с января по середину мая со стороны украинских правительственных сил было в пять или шесть раз больше обстрелов гражданских объектов в Донбассе (по количеству поражённых гражданских объектов). В результате обстрелов украинскими вооружёнными силами территории Донбасса на стороне ополчения за этот период убито пять гражданских лиц. На украинской стороне в результате обстрелов не погиб ни один гражданский житель и лишь один ранен, а на стороне ополченцев – в несколько раз больше. Мы «заставили» миссию ОБСЕ, начиная с сентября прошлого года, включать такие факты в свои доклады. Это удалось сделать с огромным трудом. Надо отдать должное руководству ОБСЕ – на них оказывалось колоссальное давление украинцами и их западными друзьями, чтобы такую географическую разбивку не давать. Но сейчас она присутствует.

Эта тема бесконечная. Вот ещё два примера о том, как выполняются Минские договорённости и те компромиссные договорённости, принимаемые лидерами четырёх стран «нормандского формата» для начала практического движения к реализации минского «Комплекса мер». В октябре 2016 г. в Берлине главы государств договариваются о начале разведения сил и средств, тяжёлой техники и подразделений вооружённых сил. Лидеры сами смотрели в карту и определяли три деревни для того, чтобы сделать их пилотными районами, где в течение двух недель должно состояться разведение тяжёлой техники, сил и средств в целом. Я помню наизусть эти три района: Петровское, Золотое и Станица Луганская. В Петровском и Золотом разведение состоялось очень быстро. В Станице Луганской представители Киева почему-то стали заявлять, что разведение может состояться только если будет «тишина» в течение семи дней (ни единого нарушения договорённости о прекращении огня). С тех пор миссия ОБСЕ, в том числе на заседаниях Контактной группы и телефонных конференциях экспертов «нормандского формата» более 20 раз официально констатировала, что они зафиксировали периоды продолжительностью в неделю и более, когда не было ни одного нарушения режима прекращения огня. Каждый раз в ответ на это украинские представители говорили, что это «ваша статистика», а они насчитали несколько выстрелов. Я не утрирую, так оно и есть. Поэтому разведение сил в Станице Луганской до сих пор не состоялось.

В связи с недавним принятием закона «о реинтеграции Донбасса», который трактуется официальными лицами Украины непосредственно как военный инструмент решения проблемы Донбасса, они просто перечеркнули Минские договорённости и за эти последние месяцы в тех самых двух пунктах, где год с лишним назад разведение состоялось быстро, снова заняли свои позиции.

Когда мы разговариваем с германскими и французскими коллегами, они всё прекрасно понимают и видят. Но единожды сказав, что на Украине произошёл не государственный переворот, а победила демократия, и сейчас Украиной управляют светочи демократии, трудно потом «съесть свою шляпу».

Поэтому деэскалировать ситуацию необходимо. Нам говорят о желании нормализовать положение, но требуют помощи, чтобы «слезть с забора», на который сами забрались и не знают, как оттуда спрыгнуть. И всё равно мы готовы на компромисс несмотря ни на что.

Второй пример. В октябре 2015 г. в Париже Президент России В.В.Путин, Президент Франции Ф.Олланд, Канцлер Германии А.Меркель и Президент Украины П.А.Порошенко обсуждали, как синхронизировать действия по военной деэскалации в сфере безопасности в Донбассе и действия по политическим реформам, которые Президент Украины П.А.Порошенко обязался провести, подписав Минские договорённости, включая амнистию, особый статус Донбасса, закрепление этого статуса в Конституции и проведение выборов. Тогда на наш вопрос, почему нельзя принять закон о статусе Донбасса, который уже готов, П.А.Порошенко сказал, что сначала надо провести выборы, а потом он подпишет этот закон. На вопрос о причинах, он ответил, что не может предоставлять особый, льготный статус Донбассу, не зная, кого они там выберут. Это нормально с точки зрения демократии? Любой избиратель хочет знать, каким объёмом полномочий будет обладать тот кандидат на какую-то должность, за которого будут отданы голоса.

Министр иностранных дел ФРГ Ф.-В.Штайнмайер предложил пойти на компромисс: закон об особом статусе вступит в силу на временной основе в день голосования, когда закроют избирательные участки, а на постоянной основе – когда ОБСЕ издаст окончательный доклад по итогам выборов (обычно выходит через пару месяцев). Все согласились. Когда через год после Парижа в 2016 г. встречались в Берлине, Президент России В.В.Путин поинтересовался, почему за этот период все попытки в рамках Контактной группы и «нормандского формата» положить эту «формулу Ф.-В.Штайнмайера» на бумагу блокировались украинскими властями. Президент Украины П.А.Порошенко ответил, что не знает, какой будет доклад ОБСЕ. Вдруг он будет гласить, что выборы были нечестными и несправедливыми. На что Президент России В.В.Путин сказал, что мы автоматически исходили из того, что для вступления закона в силу доклад должен констатировать честность и справедливость выборов. Предложил так и записать, расширить «формулу Ф.-В.Штайнмайера». Согласились, что на временной основе закон вступит в силу в день голосования, на постоянной – в день выхода доклада ОБСЕ, если он будет констатировать, что выборы были честными, свободными и справедливыми. Прошло полтора года. По-прежнему все наши усилия положить эту формулу на бумагу просто отвергаются Киевом.

Сейчас наши германские и французские коллеги предлагают провести министерскую встречу «нормандского формата». Эта встреча будет иметь смысл исключительно в том случае, если эти два провала, которые я упомянул (разведение сил и средств в Станице Луганской и фиксация на бумаге «формулы Ф.-В.Штайнмайера», будут восполнены и «нормандская четвёрка» примет соответствующее заявление. Без такого заявления по этим двум темам, ставшим позором для нашей работы в «нормандском формате», собираться бессмысленно.

Нам известно, что наши запанные коллеги, французы, немцы и ряд других европейцев, в закрытой работе с Киевом на всё это обращают внимание и побуждают к соответствующим действиям. Но публично считается неполиткорректным критиковать тех, кто «несёт свободу украинскому народу». Никакой реакции на закон «о реинтеграции Донбасса», который, подчеркну ещё раз, прямо квалифицируется украинскими руководителями, как военный способ решения этой проблемы. Нет реакции на закон «Об образовании», который дискриминирует все языки национальных меньшинств. Нет реакции на то, что был отменён закон «Об основах государственной языковой политики», который обеспечивал права национальным меньшинствам в регионах Украины жить и трудиться на своём языке.

Пока такая «страусиная» позиция сохраняется, очень трудно, даже при нашей доброй воле (я рассказал о нескольких случаях, когда мы шли на уступки, показывая готовность гибко подходить к имплементации Минских договорённостей), добиться положительных результатов.

Вопрос: Вы нарисовали достаточно тревожную картину конфронтации в российско-американских отношениях и подхода к некоторым «красным линиям». На основании Ваших контактов с американцами в последнее время, также ваших коллег из других министерств, ведомств, которые сейчас задействованы в этом диалоге, какова динамика последнего времени, последних месяцев, недель? Эта конфронтационность растет, снижается либо мы топчемся на месте?

С.В.Лавров: К сожалению, конфронтационность стала нормой. Наверное, это самый короткий ответ. Это не от нас зависит. Мы не хотим продолжать эту конфронтационность в отношениях ни с США, ни с кем бы то ни было еще. Периодически мы слышим сигналы из Вашингтона, в том числе от Президента США Д.Трампа, о необходимости нормализовать отношения. Мы к этому готовы, но ждём конкретных предложений. Мы готовы к возобновлению контактов по всем направлениям, потому что, когда несколько месяцев назад достигается договоренность возобновить, наконец, профессиональный разговор по кибербезопасности и когда наша делегация прилетает к месту встречи, а там никого из американцев нет. Кстати, совсем недавно, когда у меня была встреча с Министром иностранных дел ФРГ Х.Маасом, я у него также поинтересовался, почему немцы отменили в последний момент планировавшуюся встречу межведомственных российско-германских групп экспертов по кибербезопасности. Ответ был поразительный. Министр иностранных дел ФРГ Х.Маас сказал мне, что мы не могли встречаться, потому что за три дня до назначенной встречи была хакерская атака группировки под названием «Снэйк» на ресурсы министерств обороны и иностранных дел ФРГ. Я впервые слышал об этой группировке, атаке и что нас в ней обвиняют. Вот эта та же самая логика – «хайли лайкли». И раз «хайли лайкли», покайтесь, а потом мы будем с вами обсуждать, как сотрудничать в той самой сфере, где нам не нравится, как вы себя ведете. Поэтому будем ждать. У нас терпения много. Тем временем, конечно, если гражданское общество, политологи и экспертное общество будут встречаться, к чему интерес и у американских политологов присутствует, мне кажется, это будет полезно.

Вопрос: На ПМЭФ-2018 Президент Российской Федерации В.В.Путин сказал, что по поводу европейской безопасности можно обращаться к России. В зале раздался смех. Это была шутка или это было сказано серьезно?

В развитие этой темы и Вашего сегодняшнего выступления, которое мне показалось довольно тревожным (по поводу предупреждения насчет возможности конфликта), видите ли Вы возможность реальной большой войны в Европе? Если да, то кто, с кем и когда, по-вашему мнению, может это начать?

С.В.Лавров: Не надо продолжать. Ответ на первую часть последнего вопроса – упаси Бог. Это не шутки, когда мы говорим о безопасности, которую нужно обеспечивать совместно. Это ведь не наша придумка. Это неоднократно принимавшаяся на высшем уровне политическая декларация, в том числе в рамках ОБСЕ, то есть с участием США. Декларация гласила, что безопасность неделима и никто не должен укреплять свою безопасность за счет безопасности других. Под этим подписались еще в 1990 г. в Париже все главы государств и правительств ОБСЕ. И потом это обязательство неоднократно подтверждалось. Но когда лет 10 назад мы предложили кодифицировать это политическое обязательство и сделать его юридически обязывающим, заключив соответствующий договор, нам сказали категорическое «нет». Это было аргументировано тем, что юридические гарантии безопасности могут иметь только члены НАТО. Вот философия и менталитет тех самых разделительных линий, раскола Европы, продвижения НАТО на Восток, вопреки дававшимся многократным обещаниям еще Советскому Союзу. Вот такая ситуация. Поэтому мы не шутим и хотим совместно обеспечить безопасность. Если у кого-то есть еще память, то надо возвращаться к обещаниям.

Вопрос: Есть ли угроза войны в Европе?

С.В.Лавров: Я уже сказал, упаси Бог.

Вопрос: А слова насчет того, что «Россия поможет европейцам укрепить безопасность»?

С.В.Лавров: Я только что об этом сказал. Безопасность можно укреплять только сообща. Потому что, когда сейчас Евросоюз рассчитывает избавиться от зависимости и капризов Вашингтона в сфере безопасности, и начинает формировать свой подход к обороне, опираясь на себя и даже устраивая обсуждение таких проектов, как «военный Шенген». Имею в виду, что по всему Евросоюзу нужно сделать удобной транспортную логистику для передвижения сил и средств на всякий случай, не приведи Бог. К этому начинанию мгновенно подключилось НАТО. Я вас уверяю, что они никуда от Североатлантического альянса не денутся. Это опять будет блоковое мышление и блоковый подход к обеспечению безопасности. Приглашения будут следовать из Польши и других стран. Например: вот вам 2 млрд. долл. США, постройте нам свою базу и обнажите штыки в сторону агрессора – России. Это, конечно, печальная психология.

Вопрос (перевод с английского): Как Вы оцениваете ситуацию вокруг Ирана, в частности, учитывая особенные отношения России с Израилем и Саудовской Аравией? Какова Ваша позиция в отношении развития конфронтации между Израилем и Ираном в Сирии?

С.В.Лавров: Мы действительно имеем хорошие отношения со всеми перечисленными Вами странами. Ни с одной из них, как и с любой другой страной, у нас нет стопроцентного совпадения позиций по всем вопросам. Но это наш принцип – разговаривать со всеми без исключения, особенно тогда, когда есть противоречия в оценках. Мы не согласны с оценками, которые опираются на тезис о том, что Иран – корень всех проблем в регионе – в Сирии, Палестине, Ливане, Ираке, упоминается также ряд других стран. И на абсолютную пагубность и большую опасность раскола в исламе, потому что отношения между большинством монархий Персидского залива и Ираном приобрели межрелигиозный разрез, когда сунниты и шииты выступают как смертельные враги, что очень прискорбно.

Мы неоднократно призывали Организацию исламского сотрудничества (ОИС) и Лигу арабских государств (ЛАГ) обратить на это внимание и вернуться к тем инициативам, которые еще достаточно давно Король Иордании Абдалла II выдвигал в контексте объединения всех мусульман. Это по-прежнему очень актуальная работа. Точно так же мы с нашими израильскими партнерами, рассматривая региональную ситуацию, излагаем свой подход, который говорит о необходимости как и в любом другом конфликте вовлекать все стороны в переговоры, а не пытаться их изолировать.

Сейчас, к сожалению, в том числе и США, берут курс на изолирование Ирана, в расчете, что можно будет «удушить» его и заставить опять каким-то образом менять свою политику. Одно из условий – Иран должен изменить свое поведение в регионе. Это то же самое, как нас просят изменить свое поведение везде, прежде чем с нами будут нормально разговаривать. Надо садиться за стол переговоров. Мы предложили им много лет назад созвать конференцию, похожую по своей задумке на ОБСЕ, для региона Персидского залива, где участвовали бы арабские страны залива, Иран, ЛАГ, ОИС, пять постоянных членов СБ ООН, Евросоюз. Эта идея по-прежнему актуальна. Сейчас к ней многие начинают возвращаться, но пока накал конфронтации настолько велик, что очень трудно рассчитывать на изменения в будущем.

Что касается противостояния в Сирии между Израилем и Ираном, у нас есть договоренности по юго-западной зоне деэскалации. Эти договоренности были достигнуты между Россией, США и Иорданией. О них прекрасно знал Израиль по мере их подготовки. Они предполагают, что эта зона деэскалации должна консолидировать стабильность и из этого района должны быть выведены все несирийские силы. Я думаю, что это должно произойти как можно скорее. Сейчас мы этим занимаемся с нашими иорданскими и американскими коллегами.

Вопрос (перевод с английского): Вы сейчас собираетесь в Пхеньян в преддверии исторического саммита, который состоится через две недели в Сингапуре. Какова цель Вашего визита? Какова роль России в денуклеаризации Корейского полуострова?

С.В.Лавров: Насчёт визита: я был приглашен и принял это приглашение. Цель этого визита, как и любого другого, заключается в том, чтобы рассмотреть двусторонние отношения с нашими партнёрами и обсудить ситуацию в соответствующем регионе мира.

Россия являются участником шестисторонних переговоров – механизма, который никто не отменял. В рамках логики, которую этот механизм выработал, мы поддерживаем происходящие сейчас перемены в отношениях между двумя Кореями, между Пхеньяном и Вашингтоном. Очень рассчитываем, что эти переговоры, которые были анонсированы и сейчас вновь подтверждены как назначенные, не выльются в ультиматум, потому что стоящую сейчас задачу по денуклеаризации всего Корейского полуострова невозможно решить одним махом. Это будет требовать поэтапности, последовательности и терпения.

Чуть менее года назад Россия и Китай сформулировали свою «дорожную карту» движения к миру и стабильности, денуклеаризации на Корейском полуострове, которая предполагала сначала отказ от воинственной риторики и провоцирующих действий с обеих сторон, затем контакты между непосредственными протагонистами, которые будут способствовать преодолению прежних противоречий и завязыванию диалога. Но на финальном этапе этого процесса, как и предлагается в российско-китайской «дорожной карте», неизбежным будет проведение многосторонних переговоров с участием всех шести государств, которые давно присутствуют в этом процессе, потому что денуклеаризация Корейского полуострова должна сопровождаться механизмами обеспечения на гарантированной основе мира и стабильности во всей Северо-Восточной Азии.

Меня пригласили, я с удовольствием принял приглашение. Для меня будет очень полезно понять отношение наших северокорейских соседей ко всем этим вопросам.

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 30 мая 2018 > № 2631341 Сергей Лавров


Великобритания. Сирия. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 20 апреля 2018 > № 2577605 Сергей Лавров

Кто стоит за инсценировкой химатаки в Сирии? У России доказательств в избытке

Михаил Воскресенский

Министр иностранных дел России Сергей Лавров подробно рассказал об актуальных вопросах взаимоотношений России с западными партнерами

Глава российского МИД Сергей Лавров рассказал в интервью генеральному директору МИА "Россия сегодня" Дмитрию Киселеву о том, кто стоит за недавней фальсификацией химатаки в Сирии, ударах США по этой стране, "деле Скрипалей" и предстоящем саммите Трампа и Ким Чен Ына, а также о том, почему между Россией и США не будет военного столкновения.

— Вы говорили, что у России есть неопровержимые доказательства — не highly likely, как это сейчас у англичан, а неопровержимые — того, что так называемая химатака в Думе была инсценирована одной страной, которая рвется в первые ряды русофобов. Эту страну назвал позже Конашенков, речь идет о Великобритании. Когда и какие доказательства мы готовы против Великобритании предоставить?

— Знаете, доказательств уже в принципе в избытке. Начать с того, что это видео, с которого все началось и которое стало, наверное, главным поводом, главным предлогом для той лихорадочной атаки, которую соорудили американцы, англичане и французы, нанеся бомбовые удары по объектам производства и складирования химического оружия, как они сказали. Наверное, даже обывателю понятно, что если ты знаешь, где находится склад химического оружия, то бомбить по этому складу означает только одно: создать гуманитарную катастрофу для тех, кто живет в округе.

На видео было прекрасно видно, как люди, ничем не защищенные, кроме, может быть, некоторые из них были в марлевых повязках, поливают водой мальчиков одних, мальчиков других, каких-то взрослых людей. Наши военные, когда освободили эту часть Восточной Гуты, нашли двух врачей, которые работали в госпитале этом, и эти врачи показали самих себя на этом видео, рассказав, как ворвались какие-то люди, стали кричать: "Химическая атака, надо срочно всем обливаться водой!" — и это честно было.

К слову, тут где-то я смотрел недавно Euronews, по-моему, там показали женщину, у которой все было — и лицо, и тело — закрыто, осталась только узкая щелочка для глаз. Она не называла своего имени, держала за руку каких-то двух мальчиков, сказала, что это ее дети, которые тоже оказались в ситуации, когда у них заболела голова, им не нравился запах. Она тоже стала принюхиваться, ей тоже этот запах не понравился. Потом она завершила свое выступление фразой, что потом уже муж довез детей до врача.

Сразу приходит в голову вопрос, а нельзя ли с этим врачом побеседовать, нельзя ли узнать, как зовут эту женщину, кто ее дети, ну и так далее. Поэтому информацию, которую мы видим, надо очень тщательно анализировать — особенно сейчас, чтобы нас не держали за новичков.

Кроме того, совсем недавно Министерство обороны, освободив Думу, обнаружило склад химических веществ, в том числе произведенных в Германии, но и произведенных в Портон-Даун, в том самом городе Солсбери.

Сейчас производится анализ специалистами того, что там было обнаружено. Но, помимо всего прочего, то, что инсценировка, которая оказалась снятой на видео, была организована "Белыми касками", — этого никто не скрывает. А "Белые каски" работают исключительно на территориях, которые контролируют боевики, включая террористов, таких как "Джебхат ан-Нусра"*, и они уже приложили руку к состряпыванию такой же провокации год назад в Хан-Шейхуне, и они — это тоже не секрет — финансируются в том числе Великобританией, ну и США и рядом других западных стран.

Все это было нами достаточно конкретно и развернуто предъявлено и в ОЗХО на заседании исполнительного совета, и СБ ООН. В ответ мы слышим только одно: что пытаться обвинять Британию, что она могла пытаться что-то не так сделать — это вообще выходит за все рамки и это невозможно даже обсуждать, потому что этого не может быть.

Я надеюсь, что все разумные люди видят разницу в аргументах, разницу в том, какие факты выкладываются на стол, а какие факты вообще не предъявляются.

— В Сирии — миссия экспертов ОЗХО. Какой самый честный доклад можно ожидать? На какой самый честный доклад вы надеетесь?

— Осетрина не бывает второй свежести. Если доклад будет просто честным, этого уже будет достаточно. Мы, конечно, озабочены тем, как целый ряд игроков пытаются воспрепятствовать деятельности ОЗХО. Мы не сомневаемся, что в ОЗХО и в Гааге, и в ее выездных миссиях работают высокие профессионалы. Но мы также не можем исключать, потому что есть свидетельства об этом, что этих экспертов, этих честных ученых пытаются использовать в политических целях. Миссия, которая поехала в Сирию (вы знаете, что она прибыла в Бейрут и должна была уже на утро пересекать границу с Сирийской Арабской Республикой, где их ждали консульские представители сирийского МИД для выдачи виз), они в тот момент не смогли выдвинуться, потому что начались удары. Кому-то очень не хотелось, чтобы они попали своевременно в тот район, о котором идет речь.

Сейчас они (эксперты ОЗХО. — Прим. ред.) находятся в Дамаске, выпустили через пару дней рекогносцировочную миссию в район, который предстоит обследовать, чтобы убедиться, что там безопасно. Их сопровождали сотрудники: и ооновцы, и нашей военной полиции для обеспечения их охраны.

В момент, когда они находились в этом районе, началась стрельба из той части города, где еще остались несколько десятков экстремистов, которые явно были предупреждены о том, кто конкретно будет выдвигаться в этот район и с какой целью.

Теперь мы добиваемся того, чтобы все-таки эта миссия состоялась, но тем временем наши военные продолжают обнаруживать все больше и больше интересных предметов. В частности, в одной из квартир была обнаружена канистра с химическим веществом, хлором, по-моему. Квартира, которая находилась на территории, контролировавшейся боевиками. Эта канистра лежала на кровати, гладко прибранной. Никаких следов попадания этой канистры в комнату сверху или сбоку не обнаружилось. Ее внесли через дверь, положили. И все это мы хотим предъявить экспертам ОЗХО, чтобы они не только посетили место того самого поливания водой, но и зашли в лабораторию, которую мы нашли, где обнаружены химические вещества, произведенные в Европе. И чтобы посетили ту квартиру, где лежит эта бочка с хлором. Так что там есть что посмотреть. Я очень надеюсь, что профессионализм возьмет верх. Мы готовы были с самого начала вести профессиональный разговор и с ОЗХО, и со всеми нашими западными коллегами.

Я упоминал, что на ранней стадии нынешнего противостояния на химической почве и французы, и американцы интересовались, нельзя ли им направить своих экспертов вместе с нашими, чтобы посмотреть — наряду с экспертами ОЗХО, — что же там все-таки произошло. Ну, и когда мы сказали, что мы готовы и сирийское правительство будет готово поддержать, вместо того, чтобы реализовать эту договоренность, были нанесены удары. Так что посмотрим. Мы ждем честности, конечно же, от экспертов — и в случае с Сирией, и в случае с Солсбери. Там расследование тоже продолжается.

— О Солсбери мы еще погорим. Давайте еще пару вопросов по Сирии: а могут ли экспертам, грубо говоря, что-то подбросить, посыпать вокруг них, предложить забрать это с собой, протестировать. Возможно ли это?

— Надеюсь, что эксперты все-таки своей репутацией дорожат и будут начеку. Ничего исключать нельзя, учитывая, что методы, которые используют сейчас наши западные партнеры, — это из серии "ниже пояса". Не хочу ничего исключать, но и не хочу никого ни в чем обвинять без причин.

— А вот эмоционально, по-человечески, что вы испытали, когда увидели этого мальчика — Хасана Диаба, одиннадцатилетнего ребенка, на которого вдруг набросились взрослые дяди, стали поливать его холодной водой из шланга — он задрожал, потом что-то прыскать в рот, как-то запугивая его, и потом сам об этом рассказывал его отец. Вообще, как вы по-человечески все это восприняли?

— Как говорил Станиславский, хотелось крикнуть: "Не верю!". Но если брать уже более человеческие чувства, то, конечно, отвратительно, когда детей используют в своих грязных затеях.

— У вас большой опыт, в том числе в работе в постпредстве нашей страны в Совете Безопасности. Можете себе представить, что этот мальчик Хасан Диаб и его отец могут появиться в Совете Безопасности и рассказать о своей истории как свидетели? Либо для этого нужно их наделить дипломатическими паспортами Сирии? Вообще услышит ли мир вот этих людей, ведь это же ключевые свидетели, участники событий?

— Было бы полезно, и, конечно, мы поддержали бы такие действия, они должны прежде всего предприниматься, конечно, правительством Сирийской Арабской Республики. Наши западные коллеги часто прибегают к такого рода включениям в повестку дня Совета Безопасности, представителей "с мест" гражданского общества, когда речь идет о том, что есть свидетели того или иного действа, которое рассматривается.

— То есть такая практика существует?

— Да. Привозят представителей различных неправительственных организаций, привозили и, сейчас я не припомню, из какой конкретно организации, сирийцев, иранцев в разное время, организуют видеомосты. Так что здесь технические средства позволяют донести до членов Совета Безопасности, до членов ООН во время открытых заседаний этого высшего органа Организации Объединенных Наций точку зрения тех или иных лиц, которые были свидетелями события, о котором идет речь. Мы, кстати, хотели и будем продолжать добиваться того, чтобы и в ситуациях, которые не обязательно Сирии касаются, свидетели с мест происшествия имели возможность как-то обратиться к членам Совета Безопасности. Но в данном конкретном случае, конечно, это дело сирийского правительства, мы активно поддержали бы такое предложение.

— Во всяком случае, отец сказал, что они готовы ехать куда угодно и свидетельствовать перед кем угодно.

— Да, я слышал.

— Ну, так или иначе, эта провокация, эта инсценировка закончилась массированными ракетными ударами и, кстати, довольно эффектным отражением ракетного удара. Пожалуй, это, наверное, первый в истории человечества такой эпизод. Насколько детально, точно и заблаговременно Россия получила предупреждение о готовящейся ракетной атаке? Была ли у нас возможность прочертить свои красные линии вокруг определенных районов? В буквальном смысле красные линии на карте. Сколь решительно мы были настроены ответить, если ракеты полетят не туда, не в те районы, о которых предостерегали? Готовы ли были топить корабли неприятеля и сбивать их самолеты?

— Еще до того, как стали материализовываться планы нанести удары западной "тройкой", начальник Генерального штаба Вооруженных сил России Валерий Васильевич Герасимов четко сказал, что если какие-то боевые действия так называемой коалиции нанесут ущерб российским военнослужащим, то мы будем жестко и четко отвечать. Причем будем рассматривать в качестве законных целей не только сами ракеты, но и носители. Это было сказано четко и недвусмысленно.

И, кстати, удивляюсь, как наши некоторые, ваши западные коллеги, да и мои тоже на самом деле, и некоторые наши средства массовой информации взялись почему-то за нашего посла в Ливане Засыпкина, который повторил то, что сказал начальник Генерального штаба. Ему же попытались вложить в уста заявление о том, что если хоть одна ракета полетит вообще по территории Сирии со стороны коалиции, то мы начнем топить подводные лодки и так далее. Сказано было то, о чем предупредил начальник Генерального штаба Валерий Герасимов: что если будет нанесен ущерб российским военнослужащим. После этого были контакты на уровне военного руководства, на уровне генералов, между нашими представителями и командованием американской коалиции. Они были поставлены в известность о том, где у нас красные линии, в том числе красные линии на земле — географически. И, во всяком случае, результаты показывают, что они эти красные линии не перешли.

Что касается результатов этих обстрелов, то они ведь тоже подвергаются сомнению. Американские коллеги заявляют, что все до единой ракеты достигли целей, французские ракеты достигли целей. У нашего Генерального штаба есть очень четкая картина, мы наблюдали за всем происходящим в режиме реального времени, вживую. И статистика, которую наши военные представили, — мы готовы за нее отвечать. Если кто-то утверждает, что все 105 ракет достигли целей, пусть представит свою статистику. По крайней мере доказательства того, что наши заявления, наш подсчет, наша арифметика небеспочвенны и будут предъявлены нашими военными, как я понимаю, совсем скоро.

— Совсем скоро?

— Надеюсь.

— Было запущено 103 ракеты, 71 из них была сбита. Трамп говорил, что он кому–то позвонил, все ли ракеты долетели. И на том конце провода сказали: "Да-да, все до единой, господин президент". Кому он мог позвонить?

— Я не знаю, кому в таких случаях звонит президент Соединенных Штатов. Нашему президенту звонить не приходится — ему докладывают, когда подобного рода вещи происходят. И я бы сейчас предпочел не вдаваться в тему взаимоотношений внутри американской администрации и в тему о том, как некоторые официальные лица в Вашингтоне относятся к позиции и поручениям своего президента.

— Мы будем поставлять С-300 в Сирию?

— Об этом сказал президент. У нас нет никаких теперь моральных обязательств. У нас были моральные обязательства, мы обещали этого не делать еще где-то лет 10 назад, по-моему, по просьбе известных наших партнеров. И мы приняли во внимание их аргумент о том, что это могло бы привести к дестабилизации обстановки, хотя средство чисто оборонительное, но тем не менее мы вняли просьбам — теперь у нас такого морального обязательства нет.

— Вы говорите, что не хотели бы обсуждать расклад внутри американской администрации, но тем не менее при нынешней конфигурации, когда самый чуткий "голубь" в Белом доме — это "бешеный пес" Мэттис, складывается такое положение, что недалеко и до прямого столкновения, военного столкновения с США у России. Сколь велик риск такого столкновения?

— Я все-таки думаю, что и министр обороны Мэттис, и председатель Объединенного комитета начальников штабов Вооруженных сил США Данфорд понимают недопустимость, неприемлемость каких-либо действий, которые могут спровоцировать прямое военное столкновение России и США. Это, по-моему, настолько очевидно, что военные не могут этого не понимать. И они понимают это лучше, чем многие другие. Когда политики пытаются подзуживать, извините за жаргон, руководство своей страны, требуя от нее все больше и больше конфронтации, включая материальную конфронтацию, — это безответственно. Они достигают своих, пытаются достичь свои внутриполитические цели, там продолжается межпартийная борьба очень жестокая, и в конгрессе это проявляется, и активно спекулируют на российским факторе, понимая, что здесь есть почва для объединения на русофобских началах. Но эта кампания все-таки выдыхается, искусственно подпитывали ее совершенно беспрецедентными санкциями, рассчитывая, что подобного рода вещами они нас сподвигнут на принятие их условий дальнейшего развития отношений, но это как минимум недальновидно и наивно. Потому что они ведь о чем говорят? Мы хотим хороших отношений с Россией, но для этого Россия должна признать все свои грехи и все свои ошибки, то есть исходят они из своей непогрешимости и что во всем, что сейчас происходит, виновата исключительно Россия, которая пошла наперекор и выступает как ревизионистская держава, ревизуя современный миропорядок. Причем под миропорядком они совсем не Устав ООН понимают, они понимают то, что им видится необходимым для того, чтобы сохранять, пытаться сохранить свое доминирование. Я понимаю: когда несколько столетий исторический Запад, как мы его называем, вершил все дела по своему усмотрению в мире, сейчас, когда появляются центры силы и в Азии, и в Латинской Америке, да и, собственно говоря, Российская Федерация — один из важнейших игроков на мировой арене, — когда им не нравится, что кто-то пытается свои интересы отстаивать. Причем отстаивать-то мы свои интересы стремимся не ультимативно, мы предлагаем искать баланс этих интересов, чтобы договариваться, а они говорят: ну, договариваться будем, когда вы скажете, что вы во всем согласны с тем, как устроен мир по-нашему. Вот, собственно говоря, в чем дело. Так что, возвращаясь к вопросу о рисках военного противостояния, я исхожу на сто процентов из того, что военные этого не допустят и этого, конечно же, не допустит ни президент Путин, ни, уверен, президент Трамп. Они все-таки лидеры, которые избраны своими народами, они отвечают перед этими народами за мир и спокойствие.

— Вообще, вот такое хладнокровие и выдержка России, честно говоря, меня восхищают. Много видел, и холодную войну, и такое впечатление, что был бы в Кремле другой человек, так могло бы уже обернуться и вообще иначе, потому что провокации, такое впечатление, они следуют одна за одной. И Россию провоцируют, и Россия все время отказывается принимать эту холодную войну и принимать этот вид спорта. Но все же вы говорите, что идет на спад, а у меня лично другое ощущение — что интенсифицируется, напряженность усиливается и прямая ложь становится уже инструментом внешнеполитической деятельности (вспомним Бориса Джонсона) или наши партнеры не хотят слушать и даже слышать. У меня в кабинете экран "Россия-24", экран Би-би-си, экран CNN. И в то время как на "России-24" крутят репортаж с этим одиннадцатилетним мальчиком, который поневоле стал актером в ролике и рассказывает о том, как это было, что ему дали финики, печенье и рис. Казалось бы, вскрылась эта провокация. И тут этот же ролик Би-би-си крутит в оправдание ракетного удара, как будто бы ничего не слышит, как ни в чем не бывало. Все-таки что должно произойти, чтобы разрядка в этих условиях наступила?

— Я не сказал, что идет на спад эта кампания, я сказал, что она выдыхается. Знаете, как бежит человек стометровку или десять тысяч, а лучше 42 километра — он же ведь с каждым шагом дышит все тяжелее и тяжелее, но бежит, бежит, бежит, но в конце концов все-таки его силы оставляют. Мне кажется, мы похожее наблюдаем, хотя им хочется — тем, кто эту русофобскую кампанию разыгрывает, — им хочется, конечно, наращивать темп, но так можно, скорее всего, так и будет, так можно надорваться. И вы абсолютно правы. Я убежден, что реагировать нужно достойно. Мы не можем не отвечать на отъем нашей собственности, на высылку дипломатов — это себя не уважать. Но сваливаться в какую-то брань, в склоки, в грубость мы не собираемся и не будем этого делать — это совершенно не стиль нашего президента. Он всегда смотрит вперед, и его очень трудно, если не невозможно, вывести из себя, а пытаются сделать примерно это. Пытаются выбить из колеи, выбить из спокойствия, из уверенности, нарушить наши планы, которые мы дома должны реализовать, их огромное количество, но повторю еще раз — когда на нас кричат, вспоминается известная мудрость: "Юпитер, ты сердишься — значит, ты не прав". Юпитер, правда, там реально прям сильно не виден, но…

— Да, комплиментарно так. Ну и все же: Трамп, как стало недавно известно, пригласил Путина в Белый дом. Есть ли продолжение, есть ли какие-то уточнения по срокам, месту встречи, повестке?

— Мы исходим из того, что президент США в телефонном разговоре — об этом уже стало известно, никакого секрета нет — такое приглашение направил, сказал, что будет рад видеть в Белом доме, потом будет рад встретиться в рамках ответного визита. И к этой теме он пару раз возвращался, поэтому мы дали, естественно, знать нашим американским коллегам, что мы не хотим быть навязчивыми, но мы не хотим и быть невежливыми, и что, учитывая, что президент Трамп такое предложение сделал, мы исходим из того, что он его конкретизирует.

— И так повисло пока все?

— Ну да. Ну, как повисло? Слово вылетело.

— Ну и?

— Президент Путин готов к такой встрече.

— Она готовится или нет?

— Пока еще нет. Но если это будет, как только будет какое-то развитие, мы вам обязательно расскажем. Но я просто обращу внимание на то, что Дональд Трамп уже после этого телефонного разговора несколько раз и в твитах, и на словах говорил о том, что надо с Россией решать вопросы, мы хотим с Россией иметь хорошие отношения, это лучше, чем не иметь хорошие отношения, и только глупец думает иначе. Все это мы тоже слышим.

— Но параллельно Майк Пенс заявил о том, что США будут добиваться военного доминирования в космосе, в том числе над Россией. Приведет ли это к гонке вооружений в космосе и как собирается Россия отвечать на это?

— США сейчас уже многие годы являются единственной державой, которая блокирует начало переговоров по российско-китайской инициативе, которую мы внесли с китайскими коллегами на конференции по разоружению в Женеве, — о начале разработки договора о запрещении размещения оружия в космосе. Речь не идет о недопущении милитаризации космоса, потому что спутники в военных целях запускаются и нами, и американцами, и многими другими. Это отдельная вещь. Но вот оружие размещать в космосе было бы очень рискованно и создавало бы новые, совершенно не просчитанные, непредсказуемые угрозы. И мы с китайцами предложили такой договор заключить. Все готовы начать переговоры — понятно, что это сложная работа, но у нас есть проект. Он достаточно глубоко проработан, мы открыты к обсуждению постатейно и открыты к поиску каких-то формулировок, которые позволят его согласовать и вывести на подписание. Американцы в одиночку пока блокируют эту работу. Тем временем мы, прекрасно понимая опасность такого развития событий, сейчас в ожидании, когда созреют условия для начала переговоров о юридически обязывающем документе, продвигаем политическую концепцию — призыв всем заявить о том, что каждая страна не будет первой, которая выведет оружие в космос. Есть такая резолюция Генеральной ассамблеи, которую мы вносим. Она принимается существенным большинством голосов, американцы против, и многие американские союзники уходят в воздержание при голосовании. Но проблема эта существует. И, конечно, если эти угрозы будут материализованы, нужно будет заблаговременно готовиться к каким-то действиям, которые позволят избежать худших сценариев, когда из космоса просто будут уничтожать объекты на земле. Это большая проблема. Она включает в себя и тему противоспутникового оружия. И чем скорее на конференции по разоружению в Женеве этот разговор начнется профессионально с участием и дипломатов, и военных, тем, наверное, будет лучше для всего человечества без исключения.

Но что касается заявления Майка Пенса о необходимости военного доминирования в космосе, то, учитывая, что США отказываются от переговоров, о которых я упомянул, это неудивительно. А доминировать у них в общем-то принято везде: не только в космосе — на земле, на суше, в воздухе. И это записано в их доктринальных документах. Так что здесь ничего удивительного нет, но, повторю, перенос этой логики на космическое пространство, конечно, будет весьма и весьма серьезным риском для всего человечества.

— Ну, по крайней мере, пока никаких ограничений американцы не чувствуют. Просто работают над доминированием. И, очевидно, России тоже стоит этим заниматься, поскольку ограничений нет?

— Мы, конечно же, видим, что делают наши американские коллеги, и, конечно же, мы не имеем права просто смотреть на все это сквозь пальцы.

— Если вернуться к химической теме, но уже на английской почве, вот эта история с BZ, как вам эта интрига? Потому что сейчас уже самая свежая информация, нам уже сообщают, что BZ как бы искусственно туда подмешали в швейцарской лаборатории для того, чтобы якобы проверить профессионализм, компетентность и так далее. Что-то такое…

— Ну объясняют так, что это специально было сделано для того, чтобы проверить профессионализм тех, кто будет проводить этот анализ. Но я не хочу сейчас вдаваться в детали. Все-таки там основная часть доклада была конфиденциальной. Но хорошо известно, что, обратившись к ОЗХО за техническим содействием, британцы не просто дали им пробу вещества с места происшествия, но сказали: "Вот вам проба, найдите в ней такое-то химическое вещество". То есть это было заказано. И эксперты ОЗХО, выполняя техническую функцию, подтвердили, что это было именно то вещество, о котором британцы им сказали, но это вещество было в очень чистом виде, очень высокой концентрации, что говорит о том, что оно было впрыснуто в эту пробу буквально перед началом анализа. Потому что за пару недель оно должно было уже подвергнуться метаболизму и было бы совсем другой консистенции. Параллельно, по крайней мере, в швейцарской лаборатории в городе Шпиц обнаружено было в пробе наряду с этим веществом, которое было заказано, и определенное количество вещества BZ, которое относится к веществам второй категории. Согласно Конвенции по запрещению химического оружия, это менее опасное соединение, нежели те, которые включены в первую категорию. Там очень много вопросов, и мы хотим просто на них получить ответ. И если то, что нам говорят про этот BZ, правда — ну так объясните. И, наверное, теперь, когда такие вопросы возникают, мы бы хотели посмотреть первичные результаты анализов не только лаборатории в Шпице, но и остальных трех лабораторий, куда параллельно были направлены эти пробы. Стало также известно, что эксперты ОЗХО брали пробы не согласно собственному разумению, а в тех местах, которые указывали британцы.

— Ну, собственно, из рук британцев.

— Из рук британцев. Ну или там в их присутствии. И также не было никакого самостоятельного, независимого обследования медиками ОЗХО пациентов, то есть все полагались исключительно на британских врачей. И ладно бы, если бы британцы были открыты в своих дальнейших действиях, если бы они показывали результаты своих собственных расследований. Они же все держат в секрете, так же, как они засекретили в свое время "дело Литвиненко". До сих пор материалы засекречены. Ну и вопросы, безусловно, накапливаются. Мы сформулировали почти пять десятков вопросов, которые сугубо профессиональны. В ответ нам говорят: "Нет, вы сначала ответьте на наши вопросы". А у них вопрос один, вернее два: "Это Путин приказал сделать или это вы просто потеряли контроль над своим химическим арсеналом?". Химическим арсеналом каким? Который был уничтожен и верифицирован ОЗХО в качестве уже уничтоженного при одобрении всего мирового сообщества? Они стали выдвигать обвинения, в том числе помощник премьер-министра написал открытое письмо генсекретарю НАТО. С какой стати, почему? Но в этом письме он приводит данные, которые, как они считают, должны всех убедить в правоте английских аргументов и обвинений в наш адрес. Среди прочего там сказано, что военная химическая программа в России тайно осуществлялась все нулевые годы. Что-то там уничтожалось — то, что было заявлено по линии ОЗХО, — но была еще тайная программа. Руководил ей — потом кто-то сказал — лично Путин. Но если это так, если они знали об этом все это время, придите в ОЗХО, ударьте в набат, требуйте, чтобы нас пригвоздили. Они же молчали. В этом письме утверждается, что метод отравления людей путем нанесения всяких отравляющих веществ на дверные ручки был разработан как такой прям трейдмарк, как наша фирменная идея, и что было это достаточно давно. Но если они знали, что наша фирменная идея отравлять через дверные ручки, и если они сразу обвинили именно нас в отравлении Скрипалей, почему же они про ручку-то вот этого дома Скрипалей вспомнили где-то, по-моему, на четвертую неделю, а сначала обследовали то такси, то скамейку, то ресторан. То есть это тоже нестыковочка. Ну и многое другое. Да, и говорят, что чуть ли не Главное разведывательное управление Генштаба Вооруженных сил Российской Федерации годами следило за электронной почтой Юлии Скрипаль. Но чтобы такое утверждать, надо тоже следить за электронной почтой Юлии Скрипаль. Так что здесь чем они больше пытаются оправдаться, тем больше вопросов возникает.

— Ну, если они берут пробу, позволяют себе что-то с ней сделать, там впрыскивают BZ либо что-то еще. То есть это относится к пробе, как сказать, фамильярно, я даже не знаю как. Более того, корректность забора этой пробы тоже ОЗХО не подтверждена. То есть они сначала туда впрыскивают одно-другое, потом дают ОЗХО. Как-то ОЗХО тогда в дурацком положении вообще? Что они исследовали тогда?

— Я не утверждаю, что они впрыскивали, что они пытались вводить в заблуждение…

– Ну они же сами сказали, что они впрыскивали BZ.

— Да-да-да. Но мы хотим понять, насколько это соответствует процедурам, потому что то, что мы сейчас знаем о том, как ОЗХО была принята в Великобритании по приглашению Лондона и как ОЗХО там работала, это не вписывается в те строгие, очень четкие процедуры, которые предусмотрены Конвенцией по запрещению химического оружия. Но мы не обвиняем. Мы задали несколько десятков вопросов. Мы хотим получить на них ответы. Причем ответы взрослых и профессиональных людей. Мы хотим профессионального разговора. Не знаю, может быть, придется ждать, когда появятся в британском правительстве профессионалы. Пока разговора не получается.

— Ну хорошо, а вот сейчас же складывается ситуация, что папаша — ладно, как говорится, он сам выбрал свой путь такой "скользкий" в жизни, но Юля-то на него точно не рассчитывала. Получается, что она поехала туда со сменой белья на несколько дней спросить благословения папы на замужество, а жизнь приняла совершенно другой оборот. Сейчас кто-то пишет письма от ее имени на кембриджском английском, и, в общем, человек-то пропал, то есть это же целая драма. Она — гражданка России. В ее планы не входило там оставаться, она сделала в квартире ремонт, у нее собака, жених, вся жизнь и так далее. Как это так вообще?

— Я считаю это просто возмутительным. Мы направили уже не одну ноту официальную с требованием обеспечить нам личный контакт с российской гражданкой, чтобы убедиться в том, что все, что от ее имени говорят нам англичане, что все это правда. Пока у нас такой уверенности совсем нет. И, вы знаете, это уже на самом деле переходит не только все этические, но и правовые границы. "Она с вами не хочет общаться", вот она об этом заявила. Но она об этом не заявляла, мы этого не слышали. Она говорила по телефону со своей двоюродной сестрой, Виктория ее, по-моему, зовут, где-то полторы минуты. Виктория об этом рассказывала в нескольких интервью. И у нее была тревога, у Виктории, по поводу того, как звучала Юлия. Так что, если Юлия не хочет с нами общаться, то мы хотим, чтобы она нам это сказала сама. Во многих ситуациях, когда наши сограждане решают уехать в другую страну или попадают в беду, а мы хотим им предоставить консульскую помощь, а они от нее отказываются, — мы в этом убеждаемся в рамках личного свидания. Пусть это будут 10 секунд, она скажет: "Спасибо вам большое, я не нуждаюсь в ваших услугах".

А насчет Сергея Скрипаля — вы сказали, что он сам выбрал свой путь. Вы знаете, он был осужден, по-моему, отбывал срок где-то года четыре. И как раз тогда состоялся обмен на то, что у нас принято называть "группой Чапман": на нескольких людей, которые шпионили в пользу Соединенных Штатов, Великобритании. И этот обмен состоялся, он был освобожден из заключения, переехал на свою новую родину и жил не тужил. Если бы кто-то хотел в Российской Федерации — как сейчас говорят, у вас у единственных был мотив, — если бы кто-то хотел от него избавиться, отомстить ему, то зачем его было отдавать в обмен на наших разведчиков?

Знаете, у меня много друзей-разведчиков, я очень ценю наши отношения, очень ценю их специальность. И когда я сейчас слышу, что, в том числе, к сожалению, некоторые наши политологи, назову их так, делают заявления о том, что святое дело перебежчиков устранить, ликвидировать, — это на самом деле оскорбительно для разведсообщества любой страны мира, потому что в любой разведке вам скажут: если человека поменяли, то его трогать нельзя. Все. Вопрос закрыт. Он, не знаю, "рассчитался", не "рассчитался". И это вот разведчики очень хорошо знают.

— Я не в том смысле, что его надо устранять. Он сам выбрал свой путь, он выбрал тех своих партнеров. И именно эти партнеры с ним сейчас делают все, что хотят. Вот это определенная, так сказать, стезя. А Юлия-то вообще. Ну и "выдыхаются" ли здесь обещания?

— Здесь?

— Да, вот вы говорили, что эта история с Думой во многом "выдыхается". Да, здесь, в этом случае?

— По крайней мере, если проанализировать то, что они отвечают на наши вопросы сугубо конкретные, отметая все как выдумки, и вот как мантру твердят, что ни у кого нет сочетания опыта, вернее, возможностей произвести такое вещество, ни у кого нет опыта применения такого вещества в противоправных целях и ни у кого нет мотивов. Вот что говорит Борис Джонсон. И это тоже, знаете, полное незнание предмета. Могли бы уже за месяц с лишним как-то попросить или представить справки профессиональные. Этот так называемый "Новичок", эта классификация придумана не нами. Назвали его так на Западе. Да, у нас были разработки, и один из разработчиков — этот Мирзаянов. Он иммигрировал, уехал в Соединенные Штаты, опубликовал эту формулу. Это вещество было запатентовано, состояло на вооружении или в пользовании находилось различных институтов, биологических и химических, армии Соединенных Штатов. И оно производится элементарно. Было сейчас заседание исполнительного совета (ОЗХО — прим. ред.), и мы задали вопрос о том, как лаборатория в этом городе Шпиц, как нам удалось выяснить, убедилась в том, что это именно то вещество, о котором идет речь? Значит, у нее был прототип или, как это называется, маркер. Сказали: нет, ей дали формулу. И эта лаборатория в течение нескольких дней или, может, часов просто это вещество синтезировала. То есть сделать его не составляет никакого труда при наличии формулы, которая была опубликована в конце прошлого века. Так что и здесь совершенно непонятно, почему уважаемым членам британского кабинета, включая премьер-министра, никто не может эту информацию предоставить?

— Есть еще одна тема в мировой повестке, которая широко обсуждается: предстоящий саммит двух Корей, и президент Трамп говорит, что он в ближайшие недели увидится с Ким Чен Ыном. Места выбираются, и Россия даже предлагает это сделать в России.

— Нет, я не слышал об этом. Это, может, кто-то фантазирует и делает предположения. Упоминались и некоторые европейские страны, упоминалась Монголия, упоминалась деревушка на границе демилитаризованной зоны.

— Мы готовы предложить нашу (территорию. — Прим. ред.)?

— Нет. Я не думаю, что нам стоит активничать в этом вопросе, проявлять какую-то инициативу. Это саммит, которого, наверное, все ждут. Потому что это шаг от перспективы военного кризиса, военного решения этой проблемы — проблемы Корейского полуострова. И мы очень надеемся, что он даст старт процессу деэскалации напряженности. По сути дела, когда Россия и Китай чуть меньше года назад, в июле прошлого года, выдвинули идею дорожной карты, там как раз и шла речь о том, чтобы начать диалог между двумя Кореями и между Северной Кореей и Соединенными Штатами и создать какую-то рамку, которая позволит обсуждать взаимные претензии и взаимные озабоченности. Мы все хотим денуклеаризации Корейского полуострова. Но ее можно по-разному осуществить. То, что мы сейчас читаем об идущих внутри американской администрации разговорах, как бы показывает, что там много желающих сделать это быстро. Я не думаю, что быстро получится, учитывая, во-первых, то, что произошло или происходит вокруг иранской ядерной программы, когда договоренность сейчас — под огромным знаком вопроса. И вот в мае в очередной раз президент США должен сертифицировать, что приостановка санкций будет продолжена, а если нет, тогда это будет означать выход из той договоренности.

Поэтому, наверное, в Пхеньяне смотрят на эту картину и прикидывают, примеряют ее на себя. Так что если, нет, надо обязательно добиваться денуклеаризации, но надо быть реалистами, это будет процесс очень непростых переговоров. Потому что в обмен, особенно с учетом иранского опыта, конечно, Северная Корея захочет непробиваемых гарантий безопасности. В каком виде — сейчас сказать невозможно. Но и это было бы безусловно прекрасным решением. Но повторю: начать бы диалог и завязать бы этот диалог на встрече двух лидеров. А потом предстоит очень непростая работа, частью которой обязательно должна быть дискуссия более широкого плана о механизмах мира и безопасности в Северо-Восточной Азии. Это уже с участием и России, и Китая, и Японии, конечно же. Как, собственно, договаривались в свое время участники шестисторонних переговоров. Но мы приветствуем и предстоящий межкорейский саммит, который будет уже в апреле, и предстоящий в мае-июне, как сказал президент Трамп, американо-северокорейский саммит.

— Вы говорите о диалоге. Не чувствуете ли вы себя старомодным в складывающихся реалиях? Трамп говорит, ведь Трамп идет на эту встречу не для диалога, а он идет туда с ультиматумом. Он уже сказал, что если не пойдет, то я встану из-за стола и покину это дело, какой диалог? А вы, так сказать, романтически мыслите категориями диалога. Я понимаю, что это благородно, но насколько это близко к реальности? Он-то с ультиматумами.

— Мы не можем желать провала этой встрече. И я думаю, знаете, когда перед началом серьезного разговора — как на ринг выходят боксеры, перед этим они взвешиваются и "петушатся" друг перед другом, а потом начинают уже бой. А после боя обнимают друг друга, поздравляют друг друга. Я не хочу прямой аналогии проводить, но поднять ставки перед началом серьезного разговора — это ведь не новость в мировой дипломатии. Посмотрим.

Великобритания. Сирия. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > newskaz.ru, 20 апреля 2018 > № 2577605 Сергей Лавров


Россия. Бангладеш > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 5 апреля 2018 > № 2557030 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Народной Республики Бангладеш А.Х.М.Али, Москва, 2 апреля 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели переговоры с Министром иностранных дел Народной Республики Бангладеш А.Х.М.Али, которые были конструктивными, прошли в традиционно дружественном ключе, были весьма содержательными и полезными. Это наша четвертая встреча за последние два года. Я думаю, что набранный темп позволяет с хорошими перспективами смотреть на будущее наших отношений.

Наши отношения строились с самого первого дня, когда Народная Республика Бангладеш обрела независимость. Мы практически среди первых признали ее и оказали ей помощь в восстановлении экономики. Сегодня Министр иностранных дел Народной Республики Бангладеш А.Х.М.Али говорил о том, как тепло хранят память бангладешцы об этих годах и о подвиге российских моряков, которые в 1972-1974 гг. очистили порт Читтагонг от мин и затонувших кораблей. К сожалению, не обошлось без жертв. Мы очень признательны нашим друзьям за то, как они бережно хранят эту память.

Мы с удовлетворением отмечаем последовательное продвижение политического диалога, в том числе по линии дипломатических ведомств. Рассмотрели состояние договорно-правовой базы. Целый ряд проектов договоров, соглашений, меморандумов находится в продвинутой стадии переговоров. Мы условились ускорить эту работу.

У нас обоюдное удовлетворение динамикой торгово-экономических связей. По итогам прошлого года двусторонний товарооборот достиг рекордного уровня. Важной статьей отечественного экспорта является продукция машиностроительной отрасли. К тому же, Бангладеш в числе ведущих импортеров российской пшеницы. На встречном направлении мы отметили серьезное увеличение импорта сельхозпродукции из Бангладеш в Российскую Федерацию.

Ключевой сферой взаимодействия остается энергетика. Мы подробно обсудили ход реализации совместного проекта по строительству первой в Бангладеш АЭС «Руппур». Осенью 2017 г. в присутствии Премьер-министра Бангладеш Ш.Хасины состоялась церемония заливки «первого бетона» в фундамент станции.

Дальнейшему росту объемов взаимной торговли и инвестиций призвана способствовать учрежденная в прошлом году Межправительственная комиссия по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству. Мы обсудили ход подготовки ее первого заседания, сроки и место которого сейчас уточняются.

Подчеркнули хорошие перспективы военно-технического сотрудничества, а также отметили хорошо зарекомендовавшие себя механизмы двусторонних консультаций по международным вопросам и антитеррористической проблематике.

Наши подходы к актуальным проблемам глобальной и региональной повестки дня очень близки, а в большинстве случаев совпадают. Мы договорились наращивать внешнеполитическую координацию в ООН и в других многосторонних структурах, прежде всего в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР).

Наши друзья подробно рассказали о своих оценках ситуации, связанной с массовым притоком в Бангладеш из Мьянмы беженцев-мусульман. Мы подтвердили нашу поддержку скорейшему решению этого вопроса. В частности, в позитивном плане отметили достигнутые недавно договоренности между Даккой и Нейпьидо о репатриации беженцев-мусульман.

Мы также обменялись мнениями о том, как наши страны сотрудничают в Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО). Констатировали близость наших подходов в том, что касается недопустимости политизации различных химических досье, в том числе сирийского химического досье в ОЗХО. Обсудили ход подготовки к специальной сессии Исполнительного совета ОЗХО, которая созывается послезавтра по инициативе Российской Федерации.

В целом мы весьма удовлетворены итогами переговоров, которые подтвердили взаимный настрой на расширение нашего партнерства в самых разных областях.

Вопрос (перевод с английского): Сейчас все чаще говорят о новой «холодной войне». Этот термин используется последнее время для описания отношений России и Запада. Насколько опасна эта эскалация? Насколько далеко готова зайти Москва в рамках «дипломатической войны» с Великобританией?

С.В.Лавров: Действительно, много говорят о «холодной войне». Много говорят и о том, что ситуация хуже, чем она была в классическую «холодную войну», потому что тогда были какие-то правила, соблюдались приличия. Сейчас, по-моему, наши западные партнеры, имею в виду, прежде всего, Великобританию, США и несколько стран, слепо за ними следующих, отбросили все приличия, прибегают к откровенной лжи и дезинформации. Мы на это отвечаем, по-моему, достаточно спокойно, хладнокровно. Настаиваем на том, что любые обвинения, любые утверждения необходимо обосновывать фактами. Когда фактов нет, прибегают к шагам, о которых Вы упомянули. Начинают срывать зло на дипломатах, которые по определению призваны поддерживать отношения, разряжать сложные ситуации, искать пути преодоления сложностей. Сокращают возможности для такого диалога путем высылки дипломатов под надуманными предлогами. Как далеко мы все зайдем, зависит не от нас. В дипломатии есть принцип взаимности, его никто не отменял. Этот принцип будет применяться последовательно. Так что, если говорить, как раньше в детстве, - кто первый начал, тот должен и остановиться. Мы не хотим уподобляться детским играм, но пока наши партнеры занимаются ровно этим.

Вопрос: Сегодня западные СМИ сообщили со ссылкой на источник, приближенный к расследованию отравления Скрипалей, что атака была настолько изощренной, что вероятно (опять слово «likely») должна была быть авторизована в самых верхах российского государства. Как это можно прокомментировать?

С.В.Лавров: Что касается «дела Скрипалей» и ссылки на источник, приближенный к расследованию, еще раз повторю, что Россия не имеет никакого отношения к отравлению Скрипалей. Однако мы весьма заинтересованы (по-моему, даже больше, чем кто-либо другой) в том, чтобы установить истину и узнать правду о судьбе российских граждан. Считаю возмутительным, что до сих пор все наши многократные обращения с требованием обеспечить доступ к гражданам России отклоняются или остаются без ответа. Хотя наши британские коллеги проинформировали нас нотой в адрес Посольства России, что Ю.Скрипаль вышла из комы, ей стало существенно лучше, и она быстро идет на поправку. Несмотря на это, ситуация с доступом к российской гражданке от этого не изменилась. Надеюсь, что и С.Скрипаль последует тому же примеру, потому что судя по всему, он вместе с дочерью был одинаково задет тем инцидентом, который состоялся. Мы рады, что и полицейский, который обнаружил Скрипалей в бессознательном состоянии, выздоровел и вернулся к нормальной жизни.

Я сейчас сказал о состоянии Ю.Скрипаль и полицейского, о том, что С.Скрипаль по-прежнему находится в живом состоянии и, слава Богу, с ним ничего плохо не случилось. Надеюсь, и не случится. На этом фоне, как можно всерьез рассматривать слова некого источника, как Вы сказали, близкого к расследованию, о том, что атака была изощренной? Если я правильно понимаю, изощренные атаки приводят обычно к смертельному исходу мгновенно, тем более если речь идет о боевом веществе, химический состав которого был описан британскими коллегами голословно и без какой-либо возможности для нас или кого бы то ни было еще удостовериться в том, что же это за вещество. Если речь идет о боевом отравляющем веществе, которое было еще и изощренно применено, делайте выводы сами о том, что могло произойти с людьми, которые были выбраны в качестве объекта такой атаки. Опять же, эти слова «весьма вероятно это сделала Россия, потому что нет другого заслуживающего доверия объяснения». Есть объяснения, и мы пытались их получить от наших британских коллег с самого начала, с первого дня. Предложили срочно задействовать процедуры, которые предусмотрены Конвенцией о запрещении химического оружия. Страна, имеющая подозрения в отношении любого другого государства, имеет полное право, и даже обязана обратиться к этому государству, которое должно в течение максимум десяти дней дать исчерпывающий ответ. Если обращающаяся сторона сочтёт ответы недостаточными, она имеет право созвать внеочередную сессию Исполнительного совета ОЗХО и предпринять целый ряд прописанных в Конвенции шагов. Но, как известно, закон не всем писан. Для наших британских коллег, это, судя по всему, не закон. Они уже всё решили и сразу, без обращения к Конвенции, к нам объявили свой вердикт на публику устами Премьер-министра Великобритании Т.Мэй и использовав слова «весьма вероятно», потребовав от России ответить на вопрос, был ли это приказ Президента России В.В.Путина или утрата Россией контроля над своим химическим арсеналом. Наши коллеги, включая недавно давшего интервью на эту тему Министра Европы и иностранных дел Франции Ж.-И.Ле Дриана, говорят о множестве оставшихся без ответа обращений, направляемых в адрес России, о признании в том, что это был приказ с самого «верха», либо утрата контроля (кто-то стащил это отравляющее вещество и применил его в Великобритании). Это несерьёзно, недостойно и неприемлемо в любой сфере деятельности, особенно в дипломатии, тем более, когда речь идёт о вопросах жизни и смерти.

Президент России В.В.Путин лично комментировал ситуацию в связи с заявлениями о том, что «приказ пошёл с самого верха». Только абсолютно предвзятый человек, затеявший страшную и безумную провокацию, может настаивать, как это делают британские коллеги, что у России был мотив. Какой у нас был мотив? Накануне выборов Президента России или Чемпионата мира по футболу? Это если подходить к проблеме с циничной точки зрения.

Мотива у нас быть не могло. Человек был выпущен на свободу, помилован в рамках обмена на представителей России несколько лет назад. Если бы к этому человеку были претензии, наверное, он не подлежал бы обмену. Есть и другие объяснения, помимо тех, о которых говорят наши западные коллеги, заявляя, что в качестве окончательного решения может быть принят только российский след. Об этом говорят в том числе и эксперты, отмечающие, что это может быть вполне выгодно британским спецслужбам, известным своими способностями действовать с лицензией на убийство, британскому правительству, которое явно оказалось в неудобной ситуации, не выполнив перед своими избирателями обещания в отношении тех условий, на которых они обеспечат «брекзит». Может быть целый ряд причин, и отметать их нельзя. Серьёзные эксперты их не отметают. Они и руководители правительств целого ряда государств публично задают эти вопросы. Уйти от ответов на эти вопросы уже, думаю, не получится, потому что они уже слишком очевидны. Как и слишком очевидно то, что наши британские коллеги заигрались.

Мы будем настаивать на выяснении всех фактов, на установлении истины. Послезавтра, как я сказал, 4 апреля по нашей инициативе собирается специальная сессия Исполнительного совета ОЗХО. Мы в полном соответствии с Конвенцией о запрещении химического оружия распространили сугубо конкретные вопросы, адресованные Техническому секретариату ОЗХО, нашим британским и французским коллегам, потому что вдруг появились сообщения (об этом говорил и Президент Франции Э.Макрон), что Франция активно подключилась к расследованию. Нам важно знать, на каких основаниях это произошло. Вопросов много. Неспособность наших британских коллег ответить на них будет означать только одно – это всё выдумка, а говоря конкретнее, – грубейшая провокация.

Вопрос: Не могли бы Вы прокомментировать недавнее заявление Президента США Д.Трампа по поводу вывода войск из Сирии?

С.В.Лавров: Заявление Президента США Д.Трампа о скором выводе американских войск из Сирии, во-первых, это заявление руководителя и верховного главнокомандующего США. Здесь важно иметь в виду то, что США направили свои войска, спецназ, военно-воздушные силы, собрали коалицию для работы в Сирии незаконно, с грубым нарушением Устава ООН, который требует уважать суверенитет, территориальную целостность всех государств-членов. Мы уже не раз обращали на это внимание. Наши военные и дипломаты периодически контактируют с США, потому что мы заинтересованы в скорейшем преодолении кризиса, установлении мира, переходе к политическому процессу, решению гуманитарных проблем. В этом плане нужно взаимодействовать со всеми, кто присутствует в Сирии. Тот факт, что США находятся там незаконно, никто не отменял. Особенно нас тревожит, что вопреки многократным заверениям о том, что единственная цель США в Сирии – это борьба с терроризмом, в последние месяцы мы наблюдали, как США достаточно серьезно обосновываются на восточном берегу Евфрата, на значительной части сирийской территории вплоть до границы с Ираком, при том обосновываются не только своими военными объектами, но и создают там органы власти, которые им лояльны и подотчетны, которые будут ими финансироваться. Все это в контексте изолирования этих районов от остальной территории САР. Нас убеждали, что планов расколоть Сирию у США нет. Убеждали неубедительно, простите за тавтологию. Если Президент США заявил о скором выводе американских войск из Сирии, это означает, что, по крайней мере, он привержен прежним заявлениям о том, что после победы над ИГИЛ США из Сирии уйдут. Будем смотреть.

Россия. Бангладеш > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 5 апреля 2018 > № 2557030 Сергей Лавров


Россия. Болгария > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 марта 2018 > № 2579589 Сергей Лавров

140-летие освобождения Болгарии от османского ига - действительно эпохальная дата в истории российско-болгарских отношений. Интервью журналу «Международные отношения»

Сергей Лавров , Министр иностранных дел России

Чавдар Минчев, главный редактор журнала «Международные отношения» (Болгария): В этом году исполняется 140 лет с момента окончания Русско-турецкой освободительной войны (1877-1878 гг.) и восстановления болгарского государства. Как вы оцениваете роль этих событий в новой истории Балкан и Европы? Имеют ли исторические процессы, частью которых являются указанные события, актуальные измерения?

Сергей Лавров:Прежде всего хотел бы поздравить болгарский народ с национальным праздником, пожелать ему благополучия, мира и процветания.

140-летие освобождения Болгарии от османского ига - действительно эпохальная дата в истории российско-болгарских отношений. Отрадно, что этому юбилею посвящен целый ряд памятных мероприятий.

Исчерпав все дипломатические возможности, Россия пришла на помощь болгарским братьям, способствовала восстановлению и укреплению болгарской государственности. При этом действовала искренне и бескорыстно - в отличие от ряда европейских держав, в результате деструктивной линии которых на Берлинском конгрессе 1878 года территория освобожденной Болгарии оказалась значительно урезанной.

Очевидно, что Русско-турецкая война 1877-1878 годов оказала колоссальное влияние на всю европейскую архитектуру. Победа, добытая кровью русских воинов и болгарских ополченцев, не только привела к возрождению Болгарии как независимого государства, но и способствовала росту национального самосознания у других балканских народов.

В России высоко ценят то, что сегодня, спустя 140 лет, болгарский народ бережно хранит память о подвиге наших солдат и офицеров. А имена выдающихся русских деятелей - императора Александра II, дипломата Н.П.Игнатьева, генералов М.Д.Скобелева, Н.Г.Столетова, Э.И.Тотлебена, М.И.Драгомирова, И.В.Гурко - носят улицы и площади болгарских городов.

Убежден, что опора на совместное историческое прошлое, на общие культурные и духовные корни, на глубокие чувства взаимной симпатии и дружбы, соединяющие наши братские народы, остается прочным фундаментом для поступательного развития разнопланового двустороннего сотрудничества.

Ч.Минчев: На российско-болгарские отношения сегодня влияет переплетение сложных факторов. С одной стороны, православие и славянство, общие культурные корни и традиции, духовная и географическая близость, уважение, родство и братство. С другой стороны, геополитика и политические обязательства. Какими вы видите перспективы развития двустороннего сотрудничества в различных областях, представляющих взаимный интерес, в годовщину чествования 140-летия подписания Сан-Стефанского мирного договора между Россией и Османской империей, который положил конец Русско-турецкой войне 1877-1878 годов и ознаменовал создание Третьего болгарского государства? Каковы правильные пути успешного развития наших взаимоотношений?

С.Лавров: Болгария - важный партнер России в Европе. Для нас отношения с Софией носят самоценный характер и не зависят от колебаний политической конъюнктуры. Мы заинтересованы в их дальнейшем укреплении на принципах взаимной выгоды и учета интересов друг друга.

К сожалению, в последние годы наш диалог не всегда был успешным. Наиболее яркий пример - принятое в Софии под давлением Вашингтона и Брюсселя решение об отказе от строительства стратегически важного газопровода «Южный поток».

В этой связи с удовлетворением констатирую, что сегодня болгарские партнеры демонстрируют заинтересованность в развитии конструктивного взаимодействия. И это дает результаты. Возобновился рост товарооборота - в прошлом году его объем увеличился на 24% до 3,45 млрд. долларов. Рассчитываю, что планируемое на осень XVI заседание двусторонней Межправительственной комиссии по экономическому и научно-техническому сотрудничеству позволит закрепить положительные тенденции, наметить перспективные направления для совместного приложения усилий.

В декабре 2016 года удалось перевернуть страницу, связанную с проектом АЭС «Белене». После выплаты болгарской стороной 600 млн. евро российскому производителю изготовленное оборудование перешло в ее собственность. В настоящее время София рассматривает различные возможности его использования, в том числе в интересах возобновления проекта.

В июне прошлого года ПАО «Газпром» и Министерство энергетики Болгарии подписали «Дорожную карту» о развитии сотрудничества в газовой сфере, которая предполагает изучение возможности расширения болгарской газотранспортной системы.

Динамично продвигаются культурно-гуманитарные контакты. Повышается привлекательность российского образования, укрепляются позиции русского языка, растут туристические обмены.

Рассчитываю, что нынешний юбилей станет важным подспорьем для дальнейшего расширения российско-болгарских связей на благо наших народов, в интересах поддержания стабильности и безопасности на нашем общем континенте.

Ч.Минчев: После распада двуполярного мира и недолгой иллюзии появления однополярности сегодня мир стал многополярным. Мы являемся свидетелями нарастания противостояния и угрозы столкновений. Чувствуется, что война как будто возвращается в Европу - как образ мышления, как легитимный и морально допустимый инструмент решения международных споров и интересов.

Как Россия видит свое место в этом новом мире и какими будут ее приоритеты в отношениях с другими глобальными игроками? Нужно ли нам пройти через кризис или даже войну, чтобы достичь катарсиса и вернуться к мирному пути? Необходима ли новая волна разрядки? Стоит ли ожидать в скором времени и «Хельсинки-2»?

С.Лавров: Сегодня мы - свидетели становления новой, более справедливой и демократической полицентричной системы миро-устройства. Этот естественный процесс отражает появление и укрепление новых центров экономической мощи и связанного с этим политического влияния, которые, руководствуясь собственными национальными интересами, уверенно берут свою часть ответственности за поддержание безопасности и стабильности на различных уровнях. Многополярность - воплощение культурно-цивилизационного многообразия современного мира, желания его народов самим, без вмешательства извне, выбирать пути политического и социально-экономического развития.

К сожалению, на этом пути существует ряд серьезных препятствий. Главное из которых - упорное стремление узкой группы западных государств во главе с США сохранить доминирование по всем азимутам в надежде и далее обеспечивать свое благополучие и процветание за счет остальных. Высокую цену за такие действия платит все мировое сообщество. Увеличивается конфликтный потенциал. Множатся очаги напряженности. Налицо дальнейшая эрозия международного права, попытки задействовать фактор силы для продвижения собственных интересов, укреплять собственную безопасность за счет безопасности других.

Для радикального оздоровления ситуации в Европе, в мире в целом необходимо выполнить ряд условий. Прежде всего отказаться от ставки на односторонние действия, от давления, угроз и шантажа и неукоснительно соблюдать зафиксированные в Уставе ООН основополагающие принципы международной жизни, включая суверенное равенство государств (вне зависимости от их размеров или формы правления), невмешательство в их внутренние дела, разрешение споров мирными средствами.

Востребовано очищение правовых основ межгосударственного общения, в частности необходимо договориться о единообразном толковании принципов и норм международного права. Трудно переоценить в этой связи роль и значение такой уникальной организации, как ООН, обладающей универсальной легитимностью. Практика последнего времени показала, что солидарные действия, подкрепленные авторитетом Всемирной организации в форме соответствующих резолюций ее Совета Безопасности, способны привести к значительному прогрессу в решении самых сложных и запутанных проблем.

Россия - один из ведущих центров формирующегося мира, постоянный член Совета Безопасности ООН, важный гарант глобальной стабильности - будет и впредь активно участвовать в продвижении положительной, объединительной, устремленной в будущее международной повестки дня. Способствовать политико-дипломатическому урегулированию многочисленных кризисов и конфликтов. Последовательно отстаивать в мировых делах ценности правды, справедливости, широкого равноправного сотрудничества. Неизменно открыты к совместной работе со всеми, кто проявляет встречную готовность, в целях эффективного решения актуальных вопросов мирового развития.

Ч.Минчев: Международный терроризм и радикальный ислам превратили войну из битвы за территорию в борьбу за сознание людей, разделение общества. Мы стали свидетелями новой картины мира и перераспределения глобального пространства так, как это видит новый враг человечества - терроризм. Очевидно, что в борьбе против международного терроризма необходимо сопряжение усилий всего мира. В сентябре 2015 года Президент России В.В.Путин запустил инициативу по созданию широкой антитеррористической коалиции под эгидой ООН. Два года спустя он призвал не на словах, а на деле приступить к формированию широкого антитеррористического фронта на общепризнанной международно-правовой основе, центральная роль в которой должна отводиться ООН. Каковы, по вашему мнению, перспективы данной инициативы? Могут ли Россия, Китай, США и ЕС преодолеть противоречия во имя общей битвы с международным терроризмом и что для этого необходимо?

С.Лавров: Мир сталкивается со множеством вызовов. Особую опасность для всей нашей цивилизации представляет международный терроризм. Многочисленные теракты в различных государствах свидетельствуют, что эта проблема приобрела действительно всеохватывающий характер. Впервые за всю историю террористы замахнулись на создание государственного образования - халифата с собственной территорией, населением, человеконенавистнической идеологией.

В целях эффективной борьбы с террористической угрозой на 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН Президент В.В.Путин выдвинул инициативу по формированию широкого антитеррористического фронта, которая в полной мере сохраняет свою актуальность и сегодня. Во многом благодаря военным и дипломатическим усилиям России удалось нанести сокрушительный удар международной террористической группировке ИГИЛ в Сирии.

Последовательно исходим из того, что антитеррористическое сотрудничество следует развивать на основе международного права и под эгидой ООН, как это предусматривает упомянутая российская инициатива. Необходимо преодолеть разобщенность в действиях государств, отказаться от двойных стандартов, от порочной практики деления террористов на «плохих» и «не очень», от попыток их использования для решения узкокорыстных геополитических задач.

Число сторонников наших принципиальных подходов продолжает увеличиваться. В том числе в политических и экспертных кругах Запада, где укрепляется понимание того, что для победы над терроризмом необходимо учиться преодолевать противоречия, ориентироваться на долгосрочную перспективу. Россия давно и достаточно успешно сотрудничает со многими государствами в этой области. Например, российско-американское взаимодействие по линии спецслужб позволило предотвратить теракт в Санкт-Петербурге в декабре 2017 года.

Профильные министерства и ведомства России и Китая поддерживают плотный диалог по широкому спектру вопросов в контртеррористической сфере, в частности в формате регулярных заседаний двусторонней межведомственной Рабочей группы по противодействию терроризму, а также в рамках РАТС ШОС и Рабочей группы БРИКС по антитеррору.

Антитеррористическая тематика - среди ключевых направлений нашего взаимодействия с Евросоюзом. В начале февраля состоялся очередной раунд консультаций высокого уровня по контртерроризму, повестка которых охватывала целый ряд вопросов. Отмечаем в целом понимание со стороны Брюсселя необходимости избегать политизации в данной сфере.

Свидетельством признания нашего вклада в антитеррористическую борьбу стало назначение российского дипломата В.И.Воронкова на должность заместителя Генерального секретаря ООН, главы Управления ООН по контртерроризму. Продолжим делать максимум для наращивания совместной работы по всему спектру проблем, связанных с международным терроризмом. Альтернативы этому не существует.

Ч.Минчев: Россия является стратегическим партнером Европейского союза. Между вами ведутся переговоры по заключению соглашения о сотрудничестве и партнерстве и о либерализации визового режима. Это важные вопросы и для Болгарии. Вы заявили, что Россия заинтересована в сильном и едином Европейском союзе, но его решения должны основываться на балансе интересов стран - членов ЕС. Считаете ли вы, что Болгария, которая до середины текущего года будет являться страной - председателем Совета Европейского союза, могла бы внести вклад в развитие отношений между Россией и ЕС?

С.Лавров: Прежде всего хотел бы отметить, что переговоры по новому базовому соглашению, равно как и об упрощении условий поездок для граждан, приостановлены по инициативе Евросоюза после известных событий на Украине в феврале 2014 года. Тогда - при поддержке Вашингтона и Брюсселя - в Киеве произошел государственный переворот. А захватившие вооруженным путем власть ультранационалисты раскололи украинское общество, развязали братоубийственную войну.

При этом ЕС пошел на поводу у Вашингтона, свалив вину за произошедшее на Россию, ввел против нас односторонние санкции, заморозил сотрудничество по большинству направлений, включая взаимную либерализацию визового режима и модернизацию договорно-правовой базы отношений. Более того, в новой есовской Глобальной стратегии отношения с Россией названы «стратегическим вызовом» для Брюсселя. Использование такой терминологии недальновидно и непрофессионально.

Россия своих подходов к взаимодействию с Евросоюзом не меняла. Повторю: хотим видеть ЕС - нашего важного соседа и ключевого торгово-экономического партнера - сильным, независимым международным игроком, способным самостоятельно определять свои внешнеполитические приоритеты. Надеемся, что европейцы смогут преодолеть инерцию мышления, найти в себе силы отказаться от выстраивания российской политики по принципу «наименьшего общего знаменателя», перестав идти на поводу у немногочисленной, но весьма агрессивной группы стран-русофобов. Это не только обеспечило бы большую предсказуемость нашим отношениям, но и способствовало бы укреплению доверия и взаимопонимания в Евро-Атлантике.

В этой связи с удовлетворением констатирую, что в последнее время в российско-есовских отношениях наметился ряд положительных тенденций. В частности, в 2017 году рост товарооборота составил более 20% - хотя, разумеется, до «докризисных» показателей пока еще далеко. Оживает политический диалог.

Рассчитываем, что Болгария в качестве государства - председателя в Совете ЕС приложит усилия, чтобы вернуть связи между Россией и Евросоюзом на траекторию поступательного развития.

Ч.Минчев: Как относится Россия к текущему и потенциальному членству в НАТО и ЕС стран Западных Балкан и как оно отражается на геополитической обстановке и балансе интересов на Балканском полуострове?

С.Лавров: Уже неоднократно приходилось отвечать на эти вопросы. Североатлантический альянс - реликт эпохи биполярного противостояния - до сих пор действует исходя из логики холодной войны, пытаясь найти оправдание собственному существованию.

А на протяжении последних нескольких лет однозначно провозглашает своей целью «сдерживание» России.

Альянс одержим идеей «освоения» Балкан. НАТО вслед за втягиванием в свои ряды Черногории без учета мнения ее народа наращивает усилия по ускорению процесса присоединения к блоку Македонии, имеет аналогичные планы применительно к Боснии и Герцеговине. Тем самым укрепляются разделительные линии на европейском континенте, расшатывается архитектура европейской безопасности. Вряд ли это отвечает интересам народов Европы. При этом альянс оказался не в состоянии дать адекватный ответ на основной вызов современности - международный

терроризм.

Россия, выдвинувшая в свое время инициативу заключения Договора о европейской безопасности, продолжит добиваться, чтобы безопасность в нашем общем «европейском доме» была неделимой.

Мы не видим каких-либо проблем в том, что балканские государства стремятся стать членами Евросоюза. Разумеется, они должны сами, без давления извне, оценить, насколько предъявляемые предварительные условия, необходимые для присоединения к ЕС, отвечают их национальным интересам. И, конечно, евроинтеграционные устремления балканских государств не должны служить препятствием для их взаимодействия с нашей страной. При желании всегда можно найти взаимоприемлемые форматы сотрудничества.

К сожалению, в последнее время наблюдается заметная активизация усилий, направленных на подрыв многовековых связей России с государствами региона. От них неприкрыто и ультимативно требуют сделать выбор - «с нами или против нас». Иными словами, или с Москвой, или с Вашингтоном и Брюсселем. Цель таких действий - превратить Балканы в еще один фронт противостояния в Европе. Уверен, что общественность балканских стран против реализации подобных сценариев.

Что касается России, то наш вклад в региональные дела будет и впредь созидательным. Рассматриваем Балканы как регион для конструктивного диалога и взаимодействия в интересах его государств и народов.

Россия. Болгария > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 марта 2018 > № 2579589 Сергей Лавров


Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 29 марта 2018 > № 2557039 Сергей Лавров

Ответ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопрос СМИ об ответных мерах России на высылку российских дипломатов, Москва, 29 марта 2018 года

Вопрос: Будут ли ответные меры на высылку российских дипломатов зеркальными или планируется более сильный ответ?

С.В.Лавров: Меры будут зеркальными, но не только. Буквально в эти минуты Посол США в России Дж.Хантсман приглашен в Министерство, где заместитель Министра иностранных дел России С.А.Рябков излагает ему содержание ответных мер в отношении США. Они включают высылку аналогичного количества американских дипломатов и наше решение отозвать согласие на функционирование Генерального консульства США в Санкт-Петербурге. В отношении остальных стран, а именно в том, что касается количества людей, которые будут уезжать из Российской Федерации из состава дипломатических миссий, всё тоже зеркально. Собственно, говоря, пока это всё.

Хочу сразу сказать, что параллельно мы хотим не просто реагировать на абсолютно неприемлемые действия, которые в наш адрес предпринимаются под жесточайшим давлением США и Великобритании под предлогом «дела Скрипалей». Кстати, упомяну с удовлетворением, что британские власти сообщили нам сегодня о состоянии здоровья, по крайней мере, Ю.Скрипаль. Как они написали, Юля быстро идет на поправку. Мы опять потребовали, чтобы нам обеспечили допуск к Юлии как к российской гражданке. Надеюсь, британская сторона сможет выполнить свои обязательства по Консульской конвенции и Венской конвенции о дипломатических сношениях.

Мы не будем просто реагировать реактивно на то, что делает в отношении нас англо-саксонское звено, заставляя всех следовать антироссийскому курсу. Мы хотим установить истину. С самого начала этого кризиса мы много раз говорили, что Премьер-министр Великобритании Т.Мэй голословно обвинила Россию в том, что именно наша страна причастна к отравлению С.Скрипаля и его дочери, и потребовала ультимативно ответить на такой вопрос, который ответу не подлежал: она потребовала, чтобы мы за 24 часа сказали, что российское руководство отдало приказ отравить Скрипалей, либо утратило контроль над своим химическим арсеналом. Понятно, что реагировать на такие вещи невозможно, даже если бы мы очень старались найти какие-то ответы. Мы взамен предложили воспользоваться международно-правовыми нормами, Конвенцией о запрещении химического оружия, которая содержит специальную статью. Согласно этой статье, если у кого-то из участников Конвенции возникают вопросы к другому участнику, то им рекомендуется вступить в контакт, провести двусторонний обмен мнениями и информацией, провести консультации. Британская сторона высокомерно от этого отказалась и взамен выкопала в Конвенции о запрещении химического оружия технический пункт о том, что член Конвенции может обратиться за технической помощью к Техническому секретариату Организации по запрещению химического оружия. Сейчас на основании этого пункта эксперты ОЗХО приехали в Великобританию по её приглашению для того, чтобы составить своё мнение, провести анализ вещества, которым, как утверждают британцы, были отравлены Сергей и Юлия Скрипали. Хочу сразу сказать, что эта статья позволяет Техническому секретариату ОЗХО только установить химический состав вещества, которое будет предъявлено для анализа. Никаких возможностей подкрепить, верифицировать выводы, к которым британцы, якобы, пришли, у Технического секретариата ОЗХО нет. Он не наделён такими правами. Кстати, само расследование до сих пор не закончено. Как Вы знаете, Скотланд Ярд говорит, что потребуются ещё месяцы, а вердикт уже вынесен. Это прискорбно, потому, что такого глумления над международным правом мы очень давно не видели.

Для того, чтобы добиться нормального разговора, установить истину, мы официально предложили созвать 4 апреля этого года внеочередную сессию Исполнительного совета ОЗХО, где мы предъявим конкретные вопросы, уже не раз задававшиеся нами, в обобщённом виде. Рассчитываю, что наши западные партнёры не уйдут от честного разговора. Иначе это будет очередным подтверждением того, что всё происходящее – это затеянная грубейшая провокация.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 29 марта 2018 > № 2557039 Сергей Лавров


Россия. Сирия. ООН > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 29 марта 2018 > № 2557033 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров со спецпредставителем Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистурой, Москва, 29 марта 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели очень полезные переговоры со спецпредставителем Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистурой и его делегацией.

Со своей стороны мы подтвердили, что в России придают большое значение роли ООН в процессе поиска решений сирийского конфликта. Шаги по урегулированию сирийского кризиса, о которых договорились сами сирийцы на созванном по инициативе России, Ирана и Турции в Сочи Конгрессе сирийского национального диалога, предстоит претворять в жизнь совместными усилиями под эгидой ООН и на основе резолюции 2254 СБ ООН. Сегодня мы об этом подробно говорили. Речь идет о согласованных принципах функционирования сирийского государства, которые, по сути, подтвердили и закрепили на уровне очень представительной группы участники Конгресса. Это 12 принципов, которые спецпредставитель Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистура сформулировал в начале своей деятельности на этом посту в качестве основы для продвижения политического урегулирования и конституционного процесса.

Безусловно, мы также отметили, и это наша общая позиция, что остается принципиально важным то положение, которое закреплено в резолюциях СБ ООН. Политическое урегулирование возможно лишь путем прямых переговоров между сирийскими сторонами на основе их взаимного согласия.

По понятным причинам, мы особое внимание уделили гуманитарной ситуации в Сирии. В результате завершающейся контртеррористической операции в Восточной Гуте этот пригород сирийской столицы практически полностью очищен от террористических и экстремистских элементов, которые на протяжении долгих лет убивали, калечили и подвергали смертельной опасности мирных жителей Дамаска, обстреливая из миномётов жилые кварталы, объекты инфраструктуры и иностранные дипломатические миссии, в том числе российские представительства. Очень важно, что в ходе операции в Восточной Гуте сирийские войска и российские офицеры Центра по примирению враждующих сторон обеспечивали гуманитарные коридоры для выхода мирных граждан из района боевых действий. Как известно, до недавнего времени бандиты этому активно мешали, используя жителей в качестве «живого» щита. К сожалению, ход операции (и мы к этому привыкли) сопровождался завуалированной кампанией по поддержке боевиков. В ход шли информационные вбросы о голоде в результате осады, о неизберательных бомбардировках, в том числе с использованием запрещенных видов боеприпасов. Опять муссировались слухи об использовании сирийской армией химического оружия, несмотря на всю абсурдность таких утверждений даже с военно-тактической точки зрения. Потом говорили о якобы массовых арестах и расправах с теми, кто выходил из городов Восточной Гуты, то есть звучали все те же обвинения, которые мы слышали в ходе операции по освобождению Алеппо и которые оказались мифами.

Отмечу, что сотрудники гуманитарных структур, которые непосредственно на месте наблюдали за выходом мирных граждан из Восточной Гуты и которые знают о ситуации не из отчетов «Белых касок» и сводок всякого рода обсерваторий британского происхождения, не подтвердили подобных домыслов и высоко оценили действия российских военных. Это подтверждается свидетельствами жителей Восточной Гуты, вырвавшихся из плена террористов.

Сейчас большая часть боевиков эвакуированы, идет восстановление мирной жизни, под контроль правительственных сил перешло уже около 90% Восточной Гуты. Важнейшее значение имеет оказание срочной помощи внутренне перемещённым лицам (ВПЛ). Мы надеемся, и сегодня подробно говорили об этом, что ООН нарастит свое участие в коллективных усилиях по содействию жителям районов, пострадавших от произвола террористов, поскорее вернуться в свои дома. Российская Федерация делает для этого уже немало. Мы осуществляем доставку гуманитарной помощи, а недавно обеспечили прохождение нескольких конвоев ООН. Рассчитываем, что эта совместная работа будет все более эффективной.

При этом, конечно же, нельзя забывать и о других проблемных зонах, где не менее остро стоит потребность в гуманитарной и иной помощи. В частности, имею в виду анклавы Фуа и Кафрая, лагерь «Рукбан», находящийся на территории незаконно созданной США зоны на юго-востоке Сирии, а также г.Ракка, который без всяких гуманитарных коридоров разрушили силы, ведомые коалицией США. Лишь сейчас, после настоятельных требований удалось достичь договоренности с участием сирийского Правительства о направлении в Ракку оценочной миссии ООН.

Мы также говорили и о том, что нам необходимо продолжать координацию наших действий, а также решить, как мы будем работать по итогам предстоящего 4 апреля в Анкаре очередного саммита президентов стран-гарантов Астанинского процесса – России, Турции и Ирана. Мы считали очень важным накануне этого саммита «сверить часы» со спецпредствителем Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистурой и его командой, учитывая нацеленность астанинской «тройки» на продолжение содействия политическому процессу под эгидой ООН, а также роль России, Турции и Ирана в ликвидации остатков террористических формирований, в совершенствовании функционирования зон деэскалации, консолидации режима прекращения боевых действий и создании условий для более эффективного решений острых гуманитарных проблем.

Я искренне признателен спецпредствителю Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистуре и его коллегам за эту очень важную встречу.

Вопрос: Многие критикуют Россию за то, что у нее изменились отношения с сирийскими курдами. Могли бы Вы прокомментировать, что происходит в отношениях между Россией и сирийскими курдами на данном этапе в связи с операцией Турции?

С.В.Лавров: Наши отношения с сирийскими курдами, как и с курдами, которые живут в других странах в качестве неотъемлемой части обществ в Ираке, Иране, Турции не изменились. Мы убеждены, что без курдского народа ни один конфликт в этом регионе, на территории стран, где проживают курды, урегулирован быть не может.

Резолюция 2254 СБ ООН, которой мы полностью привержены, требует политического урегулирования с участием всех этнических, конфессиональных групп сирийского общества. Мы переживаем за судьбу курдского народа, в частности в Сирии, потому что были попытки наших американских коллег спекулировать на курдском факторе в своем стремлении освоить территории Сирии способом, который является грубым нарушением международного права. Попытки создать некий санитарный кордон с использованием курдских формирований привели к тому, что мы сейчас наблюдаем в Африне. Мы настаиваем, чтобы все стороны стали договариваться о том, как прекратить столкновения и наладить возвращение к нормальной жизни при полном уважении территориальной целостности и суверенитета Сирии.

Вопрос: Обсуждали ли вы процесс создания Конституционной комиссии по Сирии в Женеве? Если да, то на какой стадии находится ее создание?

С.В.Лавров (отвечает после С.де Мистуры): Как только что сказал Стаффан, мы распространили итоговый документ Конгресса национального диалога, который состоялся в Сочи, в качестве официального документа СБ ООН. Там зафиксировано, что эта декларация, как и сам сочинский Конгресс, является вкладом в продвижение политического урегулирования на основе резолюции 2254 СБ ООН, включая формирование Конституционной комиссии. По понятным причинам требуется очень тщательная работа, связанная с согласованием списков. Итоги этой работы будут подводиться спецпосланником Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистурой. Мы поддерживаем необходимость как можно быстрее завершить этот процесс. Но вы также должны понимать, что ситуация совсем непростая. После долгих лет конфликта, думаю, не помешает еще немного потерпеть. В данном случае главное не скорость, а все-таки качество этой работы, чтобы потом Конституционная комиссия под кураторством С.де Мистуры эффективно работала.

Вопрос: Станет ли вопрос расширения зон деэскалации одной из тем предстоящего саммита в Анкаре? Останется ли Идлиб одной из этих зон в свете того, что там сейчас сконцентрировано большое количество боевиков различных организаций, в том числе и «Джабхат ан-Нусры»?

С.В.Лавров: Зоны деэскалации сохраняются как результат договоренности между участниками – Россией, Турцией и Ираном. Юго-западная зона была сформирована с участием России, США и Иордании. На данном этапе пока нет планов расширять количество этих зон. Сейчас основная работа у нас завершается по Восточной Гуте. То, что удалось освободить 90 % территории, позволяет рассчитывать, что режим прекращения боевых действий, который изначально был объявлен для этой, как и для других зон деэскалации, будет восстановлен. Режим был нарушен, поскольку боевики из «Джейш аль-Ислам», «Фейлак ар-Рахман», «Ахрар аш-Шам» нарушили свои обязательства, взятые в рамках соглашения о создании зоны деэскалации в Восточной Гуте, вместо того, чтобы отмежеваться от «Джабхат ан-Нусры». Как они и обещали, они слились с ней в некое объединенное командование, создали объединенный штаб, чтобы выступать с оружием в руках против правительственной армии. Теперь нарушения пресечены. Я убежден, что в самое ближайшее время жизнь в Восточной Гуте будет быстро восстанавливаться.

Что касается Идлиба, там тоже ситуация непростая. Надеюсь, там пока и не будет каких-то серьезных боевых столкновений. Но этот вопрос будет одним из пунктов повестки дня саммита, который состоится в Анкаре 4 апреля.

Вопрос: Будут ли ответные меры на высылку российских дипломатов зеркальными или планируется более сильный ответ?

С.В.Лавров: Меры будут зеркальными, но не только. Буквально в эти минуты Посол США в России Дж.Хантсман приглашен в Министерство, где заместитель Министра иностранных дел России С.А.Рябков излагает ему содержание ответных мер в отношении США. Они включают высылку аналогичного количества американских дипломатов и наше решение отозвать согласие на функционирование Генерального консульства США в Санкт-Петербурге. В отношении остальных стран, а именно в том, что касается количества людей, которые будут уезжать из Российской Федерации из состава дипломатических миссий, всё тоже зеркально. Собственно, говоря, пока это всё.

Хочу сразу сказать, что параллельно мы хотим не просто реагировать на абсолютно неприемлемые действия, которые в наш адрес предпринимаются под жесточайшим давлением США и Великобритании под предлогом «дела Скрипалей». Кстати, упомяну с удовлетворением, что британские власти сообщили нам сегодня о состоянии здоровья, по крайней мере, Ю.Скрипаль. Как они написали, Юля быстро идет на поправку. Мы опять потребовали, чтобы нам обеспечили допуск к Юлии как к российской гражданке. Надеюсь, британская сторона сможет выполнить свои обязательства по Консульской конвенции и Венской конвенции о дипломатических сношениях.

Мы не будем просто реагировать реактивно на то, что делает в отношении нас англо-саксонское звено, заставляя всех следовать антироссийскому курсу. Мы хотим установить истину. С самого начала этого кризиса мы много раз говорили, что Премьер-министр Великобритании Т.Мэй голословно обвинила Россию в том, что именно наша страна причастна к отравлению С.Скрипаля и его дочери, и потребовала ультимативно ответить на такой вопрос, который ответу не подлежал: она потребовала, чтобы мы за 24 часа сказали, что российское руководство отдало приказ отравить Скрипалей, либо утратило контроль над своим химическим арсеналом. Понятно, что реагировать на такие вещи невозможно, даже если бы мы очень старались найти какие-то ответы. Мы взамен предложили воспользоваться международно-правовыми нормами, Конвенцией о запрещении химического оружия, которая содержит специальную статью. Согласно этой статье, если у кого-то из участников Конвенции возникают вопросы к другому участнику, то им рекомендуется вступить в контакт, провести двусторонний обмен мнениями и информацией, провести консультации. Британская сторона высокомерно от этого отказалась и взамен выкопала в Конвенции о запрещении химического оружия технический пункт о том, что член Конвенции может обратиться за технической помощью к Техническому секретариату Организации по запрещению химического оружия. Сейчас на основании этого пункта эксперты ОЗХО приехали в Великобританию по её приглашению для того, чтобы составить своё мнение, провести анализ вещества, которым, как утверждают британцы, были отравлены Сергей и Юлия Скрипали. Хочу сразу сказать, что эта статья позволяет Техническому секретариату ОЗХО только установить химический состав вещества, которое будет предъявлено для анализа. Никаких возможностей подкрепить, верифицировать выводы, к которым британцы, якобы, пришли, у Технического секретариата ОЗХО нет. Он не наделён такими правами. Кстати, само расследование до сих пор не закончено. Как Вы знаете, Скотланд Ярд говорит, что потребуются ещё месяцы, а вердикт уже вынесен. Это прискорбно, потому, что такого глумления над международным правом мы очень давно не видели.

Для того, чтобы добиться нормального разговора, установить истину, мы официально предложили созвать 4 апреля этого года внеочередную сессию Исполнительного совета ОЗХО, где мы предъявим конкретные вопросы, уже не раз задававшиеся нами, в обобщённом виде. Рассчитываю, что наши западные партнёры не уйдут от честного разговора. Иначе это будет очередным подтверждением того, что всё происходящее – это затеянная грубейшая провокация.

Россия. Сирия. ООН > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 29 марта 2018 > № 2557033 Сергей Лавров


Россия. Афганистан. Азия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 27 марта 2018 > № 2557042 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на Международной конференции высокого уровня по Афганистану «Мирные процессы, сотрудничество в сфере безопасности и региональное взаимодействие», Ташкент, 27 марта 2018 года

Уважаемые коллеги,

Ваши Превосходительства,

Дамы и господа,

Центральная Азия занимает особое место среди наших внешнеполитических приоритетов. С государствами региона Россия поддерживает отношения стратегического партнерства и союзничества, охватывающие практически все сферы взаимодействия как в двустороннем формате, так и по линии СНГ, ОДКБ и других интеграционных структур. Исключительно высоким уровнем открытости и взаимного доверия отличается политический диалог, в том числе на высшем уровне.

Успешно продвигаются экономические связи. С Казахстаном и Киргизией мы плодотворно сотрудничаем в рамках Евразийского экономического союза. В целом российские инвестиции в регион составляют 20 млрд.долл. США, там работают более 7,5 тыс. российских и совместных компаний.

За последние девять лет совокупный объем нашей помощи странам ЦА, включая участие в программах ООН и других многосторонних институтов, превысил 6 млрд.долл.США.

Динамично развивается взаимодействие по линии «силовых» ведомств. В интересах упрочения потенциала вооруженных сил и специальных служб государств Центральной Азии оказываем им значительную помощь, в том числе на безвозмездной основе.

Масштаб разнопланового сотрудничества России со странами ЦА и наша поддержка укрепляют их способность противостоять таким вызовам и угрозам, как терроризм, экстремизм, организованная преступность, наркотрафик, нелегальная миграция.

С удовлетворением констатируем, что в последнее время отношения внутри центральноазиатской «пятерки» приобрели положительную динамику. Тем самым создаются условия не только для решения внутрирегиональных проблем, но и для более эффективного вклада в оказание содействия Афганистану. Высоко ценим достигнутый уровень координации с государствами ЦА по афганской тематике.

Сегодня совместные усилия особенно востребованы. Обстановка в Афганистане продолжает деградировать. В отсутствие межафганского политического процесса Движение талибов полностью или частично контролирует до половины территории страны, ведет активные боевые действия, организует диверсии.

Особое беспокойство вызывает расширяющееся проникновение т.н. «Исламского государства», прежде всего в северных провинциях, граничащих со странами СНГ. Там создаются опорные пункты, проходят подготовку выходцы из Центральной Азии, России, других государств. Видим в этом прямую угрозу для региональной и международной безопасности.

Другим серьезным вызовом, исходящим из Афганистана, остается наркопреступность. По данным Управления ООН по наркотикам и преступности, в прошлом году в Афганистане в очередной раз зафиксированы рекордные показатели производства опийного мака. Афганский героин обеспечивает существенную финансовую «подпитку» террористам и экстремистам как в самом Афганистане, так и в возрастающей степени далеко за его пределами.

Все это настоятельно требует активизации усилий по пресечению общих для всех нас угроз, упрочению сотрудничества в интересах становления мирного, независимого Афганистана, свободного от терроризма и наркобизнеса.

Очевидно, что конфликт невозможно урегулировать силовым путем, какие бы стратегии на сей счет ни принимались в зарубежных столицах. Идеи военного решения оторваны от исторического опыта и сегодняшней реальности. Только через запуск конструктивного диалога между афганским правительством и Движением талибов возможно достичь подлинного мира и стабилизации. Приветствуем отражение этого ключевого тезиса в итоговом документе Ташкентской конференции, о чем сегодня говорил Президент Афганистана А.Гани.

Ради достижения этой цели Россия готова к наращиванию тесного сотрудничества с союзниками и единомышленниками в ЦА, как и со всеми другими странами, осознающими безальтернативность поиска межафганского согласия.

Убеждены в необходимости комплексного подхода к урегулированию через поиск баланса интересов самих афганских сторон, а также с учетом подходов соседей Афганистана и других стран региона. Считаем приоритетным энергичное задействование потенциала таких важнейших структур, как ШОС и ОДКБ, которые уже доказали на практике свою позитивную роль в афганских делах.

Приветствуем растущее понимание важности регионального контекста афганского урегулирования. Как можно было не раз убедиться, «рецепты издалека», не учитывающие местные традиции и специфику, не только не помогают, но и вредят. Убеждены в необходимости более активного задействования потенциала объединений с участием государств центральноазиатского региона. Заложенный в основу Московского формата, а также в механизм Контактной группы «ШОС-Афганистан» принцип приоритета региональной представительности, честного и равноправного партнерства всех ключевых игроков наилучшим образом отвечает задаче запуска межафганского диалога о мире. Консолидация такого понимания должна стать главным результатом нашей конференции, крайне своевременно созванной по предложению Президента Узбекистана Ш.М.Мирзиёева.

Все авторитетные эксперты сходятся во мнении о том, что процесс политического урегулирования будет способствовать углублению экономического сотрудничества в ЦА. В свою очередь, по мере нормализации внутренней ситуации в Афганистане эта страна сможет воспользоваться преимуществами емкого рынка северных соседей, их транзитным потенциалом, прочной экономической связкой с ЕАЭС.

Мы возлагаем большие надежды на нынешнюю конференцию, призванную способствовать объединению усилий всех, кто искренне заинтересован в стабильности, мире и процветании государств региона.

Еще раз хотел бы выразить признательность узбекистанским друзьям за эту инициативу, которую мы всецело поддерживаем.

Благодарю за внимание.

Россия. Афганистан. Азия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 27 марта 2018 > № 2557042 Сергей Лавров


Россия. Афганистан. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 27 марта 2018 > № 2557041 Сергей Лавров

Ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова «на полях» Международной конференции высокого уровня по Афганистану «Мирные процессы, сотрудничество в сфере безопасности и региональное взаимодействие», Ташкент, 27 марта 2018 года

Вопрос: Не кажется ли Вам, что без принципиального налаживания отношений между Россией, ЕС и США невозможно эффективное сотрудничество по Афганистану?

С.В.Лавров: Мы слышим много оценок, которые идут в этом направлении от наших партнеров. Мы сами всегда выступали за то, чтобы ключевые международные игроки, а к ним точно относятся Российская Федерация, Евросоюз, США, а также Китай, Индия, страны Латиноамериканского региона, Африканского региона, также должны быть представлены. Едва ли без этого можно всерьез заниматься глобальной проблемой, а Афганистан стал поистине глобальной проблемой, учитывая на порядок, а может и на полтора порядка возросший наркотрафик за последние 12-13 лет, и, конечно, учитывая сохраняющуюся террористическую угрозу, включая попытки ИГИЛ, после провала проекта «халифата» в Ираке и Сирии, окопаться в Афганистане, причем именно на севере Афганистана, вплотную к границам наших центральноазиатских союзников, угрожая и им, и, соответственно, Российской Федерации.

Пока, к сожалению, наши предложения о том, чтобы начать серьезный разговор по Афганистану, в частности, с США, не оказались восприняты в Вашингтоне. Напомню, что конференция, которая сегодня состоялась в Ташкенте – инициатива Президента Узбекистана Ш.М.Мирзиёева, которую активно поддержал Президент России В.В.Путин. Состав участников включает в себя всех соседей Афганистана, такие страны, как Российская Федерация, Китай, Индия, Иран, страны Центральной Азии, без которых очень трудно всерьез обсуждать пути преодоления нынешнего афганского кризиса, а также многие европейские страны, Японию, страны Персидского залива. Мы приветствуем участие тех, кто хотел бы, не будучи напрямую вовлечен в усилия по преодолению кризиса, помочь создать необходимую атмосферу, мобилизовать содействие, в том числе экономическое и финансовое, для восстановления Афганистана.

Также понятно, что непосредственный «торг» уместен, наверное, в любом политическом кризисе. В данном случае речь идет о необходимости создать условия для прямого диалога между Правительством Афганистана и Движением талибов, в пользу чего, кстати, на сегодняшней конференции высказался Президент Афганистана А.Гани. Для того, чтобы предметно этим заниматься, можно и нужно использовать те политические импульсы, которые дает конференция наподобие той, что сегодня состоялась в Ташкенте, но должен быть более деловой состав участников для того, чтобы эти импульсы переводить на язык практических решений. Таковым форматом является «московский формат», с участием всех соседей Афганистана, самого Афганистана, России, США, Индии и Китая. К сожалению, США от этого формата решили почему-то отказываться. По нашей оценке – по чисто политизированным причинам, связанным с тем, что формат инициирован Российской Федерацией. Мы не гонимся за неким ложно понятым престижем, какими-то зримыми яркими достижениями на международной арене. Все, что мы делаем в Афганистане, нацелено на то, чтобы эта страна была мирной, спокойной, процветающей, чтобы оттуда не исходили ни террористические, ни наркотические, ни какие другие угрозы.

В наших национальных интересах добиться в Афганистане урегулирования. Некоторые другие внешние игроки видят в афганских делах возможность еще раз подтвердить свое влияние в том или ином регионе мира. Как показывает практика, им кажется, что влияние легче оказывать на ситуацию, которая не успокоилась, а остается «бурлящей», постоянно деградирующей, развивающейся волнами – то вверх, то вниз, то вперед, то назад.

Сказав все это, я еще раз отвечу на Ваш вопрос, что мы за то, чтобы Россия, США по афганским делам вместе с Правительством Афганистана, используя потенциал других игроков, которые могут оказать воздействие на афганские стороны, помогали Правительству Афганистана и талибам, как ведущей оппозиционной силе, сесть за стол переговоров и начать решать свои проблемы напрямую, а не играя на противоречиях внешних игроков.

Вопрос: Перед конференцией МИД России опубликовал комментарий, в котором заявил, что Россия обеспокоена ростом террористической активности движения талибов. Означает ли это, что пока идея переговоров с талибами без предварительных условий излишне оптимистична?

С.В.Лавров: Эту идею выдвинул, и в очередной раз подтвердил сегодня Президент Афганистана А.Гани, который прямо сказал, что афганская сторона «за» переговоры с талибами без предварительных условий.

Напомню, что в Совете Безопасности ООН раньше принимались решения, которые никто не отменял, с призывом к талибам сесть за стол переговоров на основе признания конституции Афганистана, отказа от контактов с террористами и попыток решить афганскую проблему силовым путем. Я думаю, что если талибы сядут за стол переговоров, то это автоматически будет означать, что они готовы следовать именно этому курсу.

Что касается их вовлеченности в террористическую деятельность – она сохраняется. Совсем недавно, буквально на днях, они подорвали линию электропередач, оставили на двое суток без электричества значительную часть Афганистана. Конечно, в этом контексте важно успокоить ситуацию для того, чтобы заниматься афганской экономикой. Чтобы вместо попыток диверсий, которые лишь отпугивают инвесторов, мы видели диалог и совместную созидательную работу, что поможет и экономическим операторам из других стран начать вкладываться в Афганистан, не опасаясь за свои инвестиции.

Вопрос: Когда и как мы ответим США и странам Западной Европы за высылку российских дипломатов?

С.В.Лавров: На этот вопрос уже есть комментарий Пресс-секретаря Президента России Д.С.Пескова и Министерства иностранных дел России. Ответим, не сомневайтесь. Потому что такое хамство сносить, конечно, никому не хочется, и мы этого делать не будем.

Вопрос: Что Вы можете сказать о тех выводах, которые можно сделать по географии тех стран, которые приняли такое решение? Конкретно по цифрам. Что означает решение выслать, например, одного дипломата?

С.В.Лавров: Во-первых, наверное, напрашивающийся вывод заключается в том, что мы были правы, когда несколько раз подчеркивали, как мало остается самостоятельных стран в современном мире и современной Европе. Во-вторых, конечно же, когда из той или иной страны просят выехать одного или двух дипломатов, шепча нам на ухо извинения, – мы знаем доподлинно, что это результат колоссального давления и шантажа, который, к сожалению, сейчас является главным инструментом Вашингтона на международной арене. Будь то эта ситуация или палестинская проблема, когда напрямую заявляется, что США не будут давать деньги Палестине, пока они не согласятся на ту идею, которые пока еще не сформулировали. То есть «покупайте втемную», так же как покупаете «втемную» заявления Премьер-министра Великобритании Т.Мэй в ситуации, когда эти заявления просто оскорбляют систему англо-саксонского и британского правосудия.

Ну и конечно, наверное, это еще отражает стремление правящих элит не прислушиваться к голосу народа. Мне сегодня показали материалы немецкой газеты «Ди Вельт», в которой они проводили опрос населения, интересуясь, надо ли вводить новые санкции против России. Больше 80% ответили отрицательно. Так что механизмы прямой демократии также нужно почаще использовать.

Россия. Афганистан. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 27 марта 2018 > № 2557041 Сергей Лавров


Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 26 марта 2018 > № 2557043 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на заседании Попечительского совета Фонда поддержки публичной дипломатии имени А.М.Горчакова, Москва, 26 марта 2018 года

Уважаемые коллеги,

Дорогие друзья,

Рад приветствовать вас на очередном заседании Попечительского совета Фонда поддержки публичной дипломатии имени А.М.Горчакова.

Наши встречи проводятся ежегодно и призваны способствовать определению приоритетных областей приложения усилий в интересах максимально эффективной деятельности этого важного механизма. Представительный состав участников наших мероприятий позволяет предметно рассматривать широкий спектр актуальных вопросов, принимать взвешенные решения в отношении направлений совершенствования отечественной публичной дипломатии и помогать российским неправительственным организациям.

Сегодня мы являемся свидетелями усиливающейся антироссийской кампании, непрекращающегося стремления дискредитировать Россию – её внутреннюю и внешнюю политику. В этих условиях, конечно, работа по наращиванию диалога с широкой зарубежной общественностью с тем, чтобы нести в наши контакты с зарубежными коллегами правду, приобретает особое значение. Очевидно, что прямые связи между людьми, деполитизированные экспертные дискуссии, различные просветительские проекты способствуют поддержанию доверия и взаимопонимания в межгосударственных отношениях. Необходимо подчеркнуть полезный вклад, который в эти усилия вносит Фонд имени А.М.Горчакова, утвердившийся в качестве востребованного инструмента поддержки шагов гражданского общества во внешнеполитической сфере.

Деятельность Фонда поддержки публичной дипломатии имени А.М.Горчакова разнопланова, и продвигаемые инициативы стали уже достаточно известны в нашем гражданском обществе. Через проведение своих мероприятий Фонд оперативно реагирует на различные события на мировой арене. Мы поддерживаем стремление Фонда к диверсификации своей работы, что проявляется как в рамках предоставления грантов некоммерческим организациям, так и в контексте осуществления собственных проектов в сфере публичной дипломатии.

Приятно, что поддержанные Фондом начинания охватили все приоритетные направления, которые Попечительский совет предложил на прошлом заседании на 2017 год. Наиболее востребованной оказалась тематика укрепления связей на постсоветском пространстве, развития взаимодействия России и стран Евроатлантического региона, наращивания международного сотрудничества в противодействии новым вызовам и угрозам. Стоит особо отметить организованную совместно с Институтом США и Канады РАН международную конференцию «Российско-американские отношения: 210 лет», которая состоялась в апреле 2017 г., и Московскую конференцию по нераспространению – 2017 (МКН – 2017), которая прошла в октябре 2017 года.

Приветствуем усилия Фонда имени А.М.Горчакова по углублению межобщественного диалога в рамках евразийской интеграции по вовлечению в этот процесс новых НКО и экспертов из России и государств-участников Евразийского экономического союза (ЕАЭС). В полной мере сохраняют свою актуальность инициативы по проведению «евразийских школ», экспертных дискуссий, в том числе по проблематике сопряжения ЕАЭС и китайской инициативы «Экономический пояс Шелкового пути».

Президент Российской Федерации В.В.Путин продвигает концепцию «Большой Евразии». В этом проекте наряду с уже проявившими интерес к этому процессу странами-участницами ЕАЭС, ШОС и АСЕАН, двери всегда открыты для подключения к нему и ЕС в контексте налаживания равноправных и взаимовыгодных связей, которые будут опираться на баланс интересов.

В любом случае, мы живем на общем Евразийском континенте, было бы недальновидно продолжать отказываться использовать эти очевидные сравнительные преимущества в высококонкурентом мире.

Хорошо зарекомендовала себя практика организации на площадке Фонда имени А.М.Горчакова лекций с онлайн-трансляцией. Исхожу из того, что совершенствование работы в рамках данного формата, в том числе за счет приглашения авторитетных лекторов и расширения тем выступлений, будет оставаться в фокусе внимания руководства Фонда.

Активно поддерживаем программы Фонда для молодого поколения. В прошлом году запущено молодежное измерение таких проектов, как «Примаковские чтения» и российско-германский форум «Потсдамские встречи». Большая работа проведена по организации собственной секции Фонда Горчакова в рамках Всемирного фестиваля молодежи и студентов, состоявшегося прошлой осенью в Сочи.

Также поддерживаем рост интереса иностранных молодых специалистов к ежегодным научно-образовательным проектам «Диалог во имя будущего», «Дипломатический семинар молодых специалистов», «Школа по Центральной Азии», «Кавказский диалог». На повестке дня – возобновление ряда других региональных дискуссий и дискуссионных форматов, в том числе, «Балканского диалога».

Весьма полезной следует признать практику проведения международных конкурсов работ среди молодых специалистов. Это конкурсы по ближневосточной и балканской проблематике, которые показали свою значимость как в плане выявления и поддержки молодых талантов, так и расширения круга потенциальных партнеров и участников программ нашего Фонда.

Широкое признание получил многолетний проект Фонда по поддержке экспертной мобильности, в рамках которого оказывается содействие командированию отечественных экспертов за границу, в том числе для продвижения наших подходов, подходов нашего гражданского общества на различных площадках. Считаю важным и в дальнейшем оказывать данному начинанию соответствующую поддержку.

Уважаемые коллеги, сегодня мы должны обсудить планы на перспективу, рассмотреть перечень приоритетных направлений на 2018 г. Фонд представил свои предложения, которые у вас есть. Считаю их весьма актуальными, соответствующими многовекторному внешнеполитическому курсу страны, заслуживающими конструктивного рассмотрения и, надеюсь, поддержки. Приглашаю в ходе дискуссий высказывать свои соображения.

В условиях строгой бюджетной дисциплины в 2017 г. были получены заявки на проекты со стороны некоммерческих организаций, которые по своей стоимости в пять раз превышали объем государственного финансирования. Мы выражаем особую признательность участию попечителей в деятельности Фонда. Хотел бы отметить вклады членов Совета С.В.Чемезова, М.Д.Прохорова, Ф.К.Шодиева, А.А.Мордашова, Н.П.Токарева и В.П.Евтушенкова. В прошлом году они активно поддерживали Фонд. Наверное, я упомянул не всех, но это были наиболее значимые вклады в нашу общую работу. Уверен, что наше взаимодействие с попечителями, о которых я уже упомянул, и с другими попечителями будет развиваться и в наступившем году.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 26 марта 2018 > № 2557043 Сергей Лавров


Россия. Вьетнам > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 23 марта 2018 > № 2557045 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на пресс-конференции по итогам переговоров с заместителем Премьер-министра, Министром иностранных дел Социалистической Республики Вьетнам Фам Бинь Минем, Ханой, 23 марта 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Прежде всего хотел бы выразить искреннюю признательность от нашей делегации и от себя лично нашим вьетнамским друзьям за гостеприимство.

Cегодня утром уже состоялась встреча с Генеральным секретарём ЦК КВП Нгуен Фу Чонгом, сейчас прошли очень насыщенные переговоры, ещё предстоит встреча с Президентом Социалистической Республики Вьетнам Чан Дай Куангом.

Переговоры с заместителем Премьер-министра, Министром иностранных дел Вьетнама Фам Бинь Минем прошли в дружественном ключе и позволили обменяться мнениями по самому широкому кругу вопросов. Вьетнам и Россия – давние, надёжные друзья, стратегические партнёры. У нас налажен доверительный политический диалог на высшем и высоком уровне, взаимодействие по линии практически всех профильных министерств, ведомств и служб.

Сегодня мы рассмотрели выполнение договорённостей, которые были достигнуты во время официального визита в Российскую Федерацию Президента Социалистической Республики Вьетнам летом 2017 г., а также в ходе встреч наших президентов осенью 2017 г. «на полях» саммита АТЭС в Дананге и глав правительств на Восточноазиатском саммите в Маниле тоже осенью прошлого года.

Мы констатировали устойчивое расширение контактов по линии парламентов, министерств и ведомств, политических партий, общественных объединений, а также между людьми, о чём говорит существенный рост туристических потоков из России во Вьетнам и из Вьетнама в Россию в прошлом году.

Договорились об ускорении подготовки программ, мероприятий, которые в будущем году будут проводиться в России и Вьетнаме в рамках «перекрёстных годов» России во Вьетнаме и Вьетнама в России.

С удовлетворением отметили рост товарооборота в прошлом году более, чем на 30%. Статистика разнится: по нашим данным, это уже больше 5 млрд. долл., по вьетнамской – чуть меньше, но в любом случае рост налицо. Мы согласились, что это стало возможным во многом благодаря реализации соглашения о свободной торговле между Вьетнамом и ЕАЭС.

Отметили эффективную работу Межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству, которая провела уже 20-е заседание в сентябре прошлого года в Хошимине.

Вьетнам и Россия заинтересованы в том, чтобы наряду с торговлей расширялись взаимные инвестиции. Уверены, что этому будет способствовать деятельность не так давно созданной рабочей группы по приоритетным инвестиционным проектам. На взаимной основе будем поощрять прямые контакты между деловыми кругами России и Вьетнама. В том числе ожидаем представительную делегацию вьетнамского бизнеса на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ) и на Восточном экономическом форуме во Владивостоке.

Высоко оценили деятельность совместных предприятий с участием ведущих российских и вьетнамских нефтегазовых компаний. Это одно из ключевых направлений нашего партнёрства в экономике. Обсудили перспективы взаимодействия в электроэнергетике, в области мирного атома, сельском хозяйстве, машиностроении, банковском секторе, в сфере транспорта и инфраструктуры. Договорились расширять гуманитарные связи, образовательные обмены. Число государственных стипендий, которые Россия ежегодно предоставляет Вьетнаму, неуклонно растёт и уже приблизилось к тысяче.

Вьетнам и Российская Федерация одинаково смотрят на проблему мироустройства, выступают за уважение международного права и центральной роли ООН, за коллективный подход к решению любых проблем и исключительно мирные методы урегулирования любых споров. Эти подходы мы проповедуем и в том, что касается ситуации в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Мы заинтересованы, едины в том, чтобы создать здесь такую архитектуру сотрудничества, которая могла бы обеспечить устойчивое развитие и интересы безопасности всех без исключения стран региона. Констатируем, что этим критериям в полной мере отвечает военное и военно-техническое сотрудничество между Российской Федерацией и Социалистической Республикой Вьетнам.

В отношении наших связей со странами региона и подходов к коллективным действиям по формированию новой инклюзивной внеблоковой архитектуры Россия неизменно выступает за то, чтобы все эти усилия опирались на центральную, стимулирующую роль АСЕАН. Задачам дальнейшего совершенствования нашей внешнеполитической координации будет на деле способствовать только что подписанный План сотрудничества между министерствами иностранных дел двух стран на 2019 – 2020 гг.

По нашей общей оценке, сегодняшний визит, состоявшиеся переговоры внесли очень полезный вклад в дальнейшее развитие нашего всеобъемлющего стратегического партнёрства.

Россия. Вьетнам > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 23 марта 2018 > № 2557045 Сергей Лавров


Россия. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 21 марта 2018 > № 2557010 Сергей Лавров

Интервью Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова Телерадиокомплексу Президента Республики Казахстан, Астана, 16 марта 2018 года

Вопрос: Как Вы оцениваете сегодняшнюю встречу министров иностранных дел России, Ирана и Турции? Что Вы можете сказать о годовых итогах Астанинского процесса и о роли в нем Казахстана?

С.В.Лавров: Оцениваем министерское заседание «астанинского формата» очень позитивно. Эту оценку разделяют и мои коллеги из Ирана и Турции. Мы подвели итог более чем года совместной работы, потому что первая встреча в формате Астаны на уровне высоких представителей состоялась в январе 2017 г. С тех пор было восемь таких раундов, в которых участвовали, разумеется, наши казахстанские хозяева, но главное – представители сирийского Правительства и оппозиции. Участвовали наблюдатели от США, Иордании. За эти месяцы удалось немало сделать.

Главное достижение – это создание зон деэскалации, в рамках которых объявлен режим прекращения боевых действий, который в целом позволил существенно снизить уровень насилия, хотя, безусловно, случаются нарушения. В частности, сейчас особое внимание приковано к Восточной Гуте. Эта зона деэскалации, к сожалению, контролируется «Джабхат ан-Нусрой». Те вооруженные группировки, которые должны были бы быть частью переговорного процесса, к сожалению, «Джабхат ан-Нусра» «подмяла» под себя. Они создали объединенное командование и, по сути дела, три группировки – «Фейляк ар-Рахман», «Джейш аль-Ислам» и «Ахрар аш-Шам» – стали блокироваться с «Джабхат ан-Нусрой», которая определена СБ ООН в качестве террористической организации. Наши военные активно помогали сирийским представителям в контактах с этими тремя группировками, чтобы добиться от них отмежевания от террористов и тем самым позволить бороться с террористами без каких-либо двусмысленностей. Этот процесс очень долго не начинался. Сейчас есть какая-то надежда, что эти вооруженные формирования отмежуются от «Джабхат ан-Нусры». Но самое главное, для того, чтобы эта зона деэскалации заработала в полную мощь, нужно прекратить обстрелы жилых кварталов Дамаска, где целый ряд обстрелов пришелся в том числе на территорию российских Посольства и Торгового представительства. Конечно, в такой ситуации мы не можем просто взять и сказать, чтобы никто не стрелял. Нужны гарантии, что из Восточной Гуты никаких нарушений режима зоны деэскалации не будет. Но это отступление именно по Восточной Гуте.

В целом еще раз хочу сказать, что, безусловно, уровень насилия снизился. Успешно функционирует зона деэскалации на юге, которая была создана параллельно с Астанинским процессом с подключением наших коллег из Иордании и США. В зоне провинции Идлиб, по-моему, все идет в правильном направлении. Турецкие коллеги, наконец, завершают формирование должного количества наблюдательных постов, которые позволят контролировать военную обстановку. В районе Хомса зона тоже функционирует более или менее удачно.

Вторым достижением Астанинского процесса является существенный вклад в общие усилия по созданию более благоприятных условий для доставки гуманитарной помощи. Здесь тоже есть недоработки, в том числе связанные с предвзятостью некоторых наших коллег, которые справедливо требуют, чтобы Правительство сотрудничало с международными организациями. В тех случаях, когда речь шла о доставке гуманитарной помощи на территории, окруженные оппозиционерами, они не проявляли такой же настойчивости. Я думаю, будем выправлять такой дисбаланс. Сегодня мы четко подтвердили, что гуманитарная помощь остается одним из наших приоритетов.

Третий момент. Конечно, нужно укреплять доверие, какие-то меры продвигать в этом направлении. Здесь, наверное, один из конкретных, новых результатов, которого удалось добиться в ходе министерского заседания, - это создание рабочей группы по обмену задерживаемыми лицами, заложниками, больными, ранеными. Вчера наши эксперты согласовали, а сегодня мы одобрили положение об этой рабочей группе, которая расписывает все критерии, лежащие в основе этой очень важной гуманитарной деятельности, которая будет укреплять доверие.

Четвертый момент. Астанинский процесс стимулировал возобновление внимания к политическим переговорам по урегулированию. До того, как в декабре 2016 г. Россия, Турция и Иран объявили о проведении в январе 2017 г. первой астанинской встречи, наши ооновские коллеги, честно говоря, были пассивны и в значительной мере просто смотрели на Правительство и оппозицию и ждали, когда кто-нибудь что-нибудь сделает. Инициативы особой не проявляли. Но, когда появился Астанинский процесс, ООН хотя бы из чувства состязательности и ответственности за выполнение резолюции 2254 СБ ООН возобновила свои усилия. Мы это приветствуем, а также очень приветствуем тот факт, что на всех встречах «астанинского формата» ООН неизменно присутствует. Так было и на сегодняшнем мероприятии. Хотя сам спецпредставитель Генерального секретаря ООН по Сирии С. де Мистура прибыть не смог по медицинским показаниям, так как у него была плановая операция, его заместитель был здесь. Мы четко закрепили с ним понимание, что Россия, Иран и Турция как три страны-гаранта Астанинского процесса, как три инициатора Конгресса сирийского национального диалога в Сочи, где беспрецедентно широко были представлены все основные группы сирийского общества, будем, конечно же, самым активнейшим образом помогать спецпредставителю Генерального секретаря ООН С. де Мистуре готовить механизм проведения Конституционной реформы. Как мы сегодня четко подтвердили, этот механизм должен опираться на принцип о том, что только сами сирийцы могут определять судьбу своей страны, никакого вмешательства извне и навязывания каких-то рецептов быть не может. Как и записано в решениях СБ ООН, любые договоренности в рамках политического урегулированию должны быть предметом обоюдного согласия Правительства и оппозиции. В этом залог устойчивости тех решений, которые будут вырабатываться. Наверное, это займет чуть больше времени, чем написать где-нибудь на стороне в Европе или за океаном конституцию Сирии и принести ее в Дамаск. Может быть, можно заставить на несколько недель или месяцев работать по этой схеме сирийские стороны, но это не будет долгосрочным. Все равно подобная геополитическая инженерия когда-нибудь даст сбой.

В завершение скажу, что мы очень высоко ценим роль Казахстана, что было подтверждено сегодня во всех наших выступлениях. Кто-то может сказать, что это всего-навсего предоставление гостеприимства. Это совсем не так. Гостеприимство, организация комфортных условий для работы – во-первых, само по себе очень важно, не отвлекает на какие-то мелочи, и главные усилия концентрируются на работе. Во-вторых, Казахстан создает не только атмосферу пребывания и бытовых удобств, а помогает создать и политическую атмосферу. Казахстан неизменно выступает за объединительные действия, предлагает какие-то компромиссные подходы к основным проблемам региона и в международном плане. Его роль сейчас проявляется и в СБ ООН, где страна участвует в качестве непостоянного члена. Президент Казахстана Н.А.Назарбаев, который не раз обращался к участникам Астанинского процесса, лично придаёт политический импульс. Этот процесс также постоянно сопровождает мой коллега и друг Министр иностранных дел Казахстана К.К.Абдрахманов. Это очень важный вклад. При этом отмечу третье качество – делается это очень деликатно с полным пониманием, что три страны-гаранта являются основными двигателями этого процесса, учитывая все обстоятельства. Полностью создаются условия для дискретной работы нашей «тройки». За это мы очень признательны нашим казахстанским друзьям.

Вопрос: Спасибо Вам за оценку. Вы сказали, что сирийцы должны сами решать свою судьбу. С самого начала конфликта эти события называются «прокси-войной». Начиная с февраля этого года, произошел ряд событий, после которых, наверное, можно говорить, что страны, стоящие за определенными сторонами этого конфликта вступили в открытое противодействие друг с другом. Почему это случилось? Можем ли мы говорить о том, что, как считают многие аналитики, включая западных, речь идет о предстоящем разделе Сирии? Многие нагнетают атмосферу так, как будто это уже начало Третьей мировой войны.

С.В.Лавров: М.А.Булгаков писал: «Не читайте с утра советских газет». Сейчас мы живем в мире, в котором не надо читать западных газет. Подается все на редкость упрощенно, грубо-пропагандистски. Идет обработка общественного мнения. Мы наблюдаем это многократно и в самых разных ситуациях, будь то Восточная Гута или какое-то совершенно невообразимое действо вокруг отравления в Лондоне очередного персонажа вместе со своей дочерью. Западная пропаганда, к сожалению, с одной стороны становится более примитивной, а с другой – более наглой. В голову обывателю вдалбливают простенькие рубленые фразы без анализа.

Что касается «прокси-войны». «Прокси», в принципе, если подумать – это ситуация, когда внешние игроки выставляют на поле боя своих «клиентов», а сами остаются в тени. Это не в нашем случае. Мы были официально и открыто приглашены законным Правительством Сирии, страной-членом ООН, чтобы оказать поддержку в их действиях в борьбе с терроризмом, защите своего суверенитета и территориальной целостности. Наши воздушно-космические силы (ВКС) с октября 2015 г. активно этим занимаются. В значительной степени это был решающий вклад в ликвидацию основной базы т.н. «Исламского государства». Вместе с ВКС России «на земле» (опять-таки по приглашению сирийского Правительства), работают наши военно-служащие в качестве советников, а также военная полиция в большом количестве. Военная полиция там стала работать после того, как освободили Восточный Алеппо. Что интересно, с тех пор как его освободили, уже около 200 тыс. мирных жителей, бежавших оттуда от террористов, вернулись в свои дома. Хотя, когда шла операция по освобождению Восточного Алеппо, те самые западные СМИ – газеты, телевидение, Интернет-издания – голос сорвали заявляя, что это гуманитарная катастрофа. Когда шла операция американской коалиции по освобождению иракского Мосула, а затем сирийской Ракки таких «воплей» (прошу прощения за не очень парламентское выражение) не было, не было такой истерики. Но если сейчас ретроспективно сравнить эти операции (Восточный Алеппо, Ракка, Мосул), то в Ракке и Мосуле не было никаких гуманитарных коридоров, не создавалось никаких условий, чтобы мирные жители, желающие уйти из этих мест боевых действий, могли уйти. Ребята там не особо задумывались о доставках гуманитарной помощи.

Ракка сейчас лежит в руинах, это подтверждается, трупы до сих пор не убрали. В Совете Безопасности ООН мы настаиваем, чтобы туда срочно поехала гуманитарная миссия. Пока члены ООН что-то не спешат это делать, что тоже вызывает вопросы. Точно так же вызывает вопрос, почему контролируемая американцами огромная территория населенного пункта Ат-Танф на юге Сирии, которую они в одностороннем порядке объявили своей, и находящийся там же населенный лагерь беженцев «Рукбан» закрыты для посещения гуманитарными организациями. Мы добились того, чтобы правительство Сирии поддержало такой подход, теперь надо, чтобы туда пошли гуманитарные организации.

Возвращаясь к текущей ситуации, «прокси-война», наверное, имеет место быть на стороне оппозиции, потому что «на земле» находятся спецназовцы США (они этого уже не отрицают), Великобритании, Франции и ряда других стран. Так что, это уже не столько «прокси-война», сколько прямое вовлечение в войну.

Безусловно, мы осуждаем нелегитимное присутствие вооруженных сил на сирийской территории. Американская коалиция, с точки зрения международного права и Устава ООН, нелегитимна, но мы реалисты и понимаем, что не воевать же с ними. Поэтому мы координируем действия хотя бы в том, что касается недопущения непреднамеренных столкновений. Наши военные находятся в постоянном контакте с американскими командующими, которые руководят операцией на сирийской территории. Помимо этого у нас налажен достаточно регулярный диалог на уровне руководителей генеральных штабов, офицеров связи и тех, кто реально осуществляет руководство операцией «на земле».

Я не стал бы драматизировать ситуацию с нападением подконтрольных американцам сил на сирийские или просирийские силы. На самом деле это заслуживает всяческого осуждения, потому что нас многократно и клятвенно заверяли в том, что цель американцев и их коалиции – исключительно борьба с террористами. Были удары по сирийским правительственным силам, а также удар, нанесенный год назад по авиабазе Шайрат под абсолютно надуманным и до сих пор никак не обоснованным предлогом – якобы там было химическое оружие. Я не знаю, кто уполномочил Постоянного представителя США при ООН Н.Хейли заявлять, что США будут готовы бомбить Дамаск и чуть ли не Президентский дворец Б.Асада и что неважно, что там находятся русские представители. Это абсолютно безответственное заявление, на которое мы сделали очень жесткое представление американцам в Вашингтоне, в Москве, по военным и дипломатическим каналам. Я не думаю, что мы должны даже рассуждать о потенциальном разделе Сирии, но требовать, чтобы эти планы были немедленно пресечены (а кое-кто их вынашивает), – это наша обязанность.

На восточном берегу реки Евфрат американцы с помощью курдов освободили большие территории от террористов. Но, освободив эти территории, они насаждают там местные власти, которые сознательно изолируются от Дамаска и декларируют, что их будут поддерживать без какого-либо общения с сирийскими властями. Еще один аспект. «Прокси-война» или нет, но то, что американцы, полагаясь на курдов в антитеррористической борьбе, зашли уже на территорию политического измерения проблемы курдов, которая выходит далеко за пределы сирийской территории, является абсолютно политической ошибкой и политическим ляпом. Объявление о том, что именно курды будут контролировать сирийско-иракскую границу, конечно, не могло быть сделано теми, кто хоть немного понимает в курдской проблеме, и, в частности, в позициях Турции, Сирии, Ирана. Мы имеем то, что имеем. Однако осознание необходимости прагматичного, но абсолютно последовательного подхода ко всем сирийским проблемам в русле суверенитета, территориальной целостности и единства сирийского государства, наиболее последовательно продвигается именно астанинской «тройкой», потому что процесс Астаны весьма и весьма перспективен и принципиален.

Вопрос: В связи с тем, что Вы упомянули нарушения международного права, можем ли мы говорить о какой-то даже моральной деградации во внешней политике? Можно ли что-то изменить или как-то переформатировать международные отношения в целом? Можно ли изменить действия, работу и структуру ООН? Присутствует ощущение, что необходим новый взгляд и новые решения в глобальном плане.

С.В.Лавров: Есть такое выражение: всё новое – это хорошо забытое старое. Это извечная мудрость. В данном случае, старое – это Устав ООН. Устав актуален как никогда. Для того, чтобы преодолеть нынешний хаос, беспорядок, пренебрежительное отношение к международному праву, нужно вернуться к истокам – к принципам Устава ООН, который требует обеспечивать в практических делах на международной арене суверенное равенство государств и единство постоянных членов Совета Безопасности ООН. Именно отсюда право вето, являющееся не какой-то привилегией, а огромной ответственностью. Вето было изобретено теми самыми странами, которые сейчас пытаются обвинять Россию в том, что она им злоупотребляет. Вето – это инструмент обеспечения недопустимости таких решений, которые будут противоречить интересам кого-то из великих держав. Не потому, что кто-то хочет эту привилегию сохранить, а потому что иначе в жизни решения не работают, бывают «мертворождёнными». Такой принцип, как неприменение силы, кроме как по решению Совета Безопасности ООН или в порядке самообороны, сейчас отбрасывается, попирается. Например, когда наши американские коллеги приносят какую-нибудь резолюцию в Совет Безопасности ООН, а мы предлагаем провести по ней переговоры, потому что есть альтернативные точки зрения, то нас обвиняют в блокировании работы и решают делать всё в одиночку. Сразу ультиматумы, санкции и так далее, что абсолютно недопустимо с точки зрения Устава ООН. Либо пытаются реформировать ООН в абсолютно антиуставном ключе. Хороший пример – Совет ООН по правам человека (СПЧ). Сейчас американская Администрация начинает говорить, что этот Совет принимает какие-то ненужные решения или не принимает тех решений, которые им нужны и предлагает реформировать сам процесс его формирования, комплектования и согласовать список стран, которым нет места в этом Совете (чтобы только «демократические режимы» там были представлены и имели право делегировать туда своих представителей). По-моему, уже всё понятно и не стоит даже объяснять насколько аррогантно и неприемлемо это всё звучит. Будет список «первого сорта», «второго сорта» и так далее.

Я думаю, что не нужно гнаться за какими-то великими схемами. Во времена СССР каждый год на каждой сессии Генеральной Ассамблеи ООН принимались какие-то громкие инициативы. Что-то из них сработало, но в большинстве своём это была пропаганда. Упомяну, кстати, Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Знаю, что Казахстан подписал Договор о запрещении ядерного оружия. Мы с нашими казахстанскими друзьями подробно на эту тему говорили. Мы не будем его подписывать, потому что считаем, что запрещение ядерного оружия в таком директивном порядке нереально. Пять официальных ядерных держав, да и неофициальные ядерные державы на это не пойдут, потому что уже согласованный принцип продвижения к безъядерному миру отражён в Договоре о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) и этот принцип увязан с обеспечением всеобщей безопасности и стабильности. Новые факторы, которые влияют на глобальную обстановку, такие, как стратегические вооружения в неядерном исполнении, планы американцев вынести оружие в космос, пресловутая глобальная система противоракетной обороны, невступление в силу Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), прежде всего по причине нежелания США это делать, в неменьшей степени влияют на стратегическую стабильность, чем ядерное оружие. Поэтому мы за то, чтобы двигаться к безъядерному миру на основе тех универсальных договорённостей, которые закреплены в Договоре о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). Такие дискуссии мы ведём с теми странами, которые из лучших побуждений, в этом нет никаких сомнений, выступают за быстрое запрещение этого смертоносного оружия. Эти дискуссии весьма полезны, чтобы лучше понимать друг друга.

В завершение ответа на этот вопрос ещё раз подчеркну, что к каждым реформам нужно подходить очень тщательно и стараться понять какие могут быть последствия. Прежде чем выступать с какими-то инициативами надо стараться находить общий язык, чтобы инициативы были жизнеспособны. Но Устав ООН трогать нельзя.

Россия. Казахстан > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 21 марта 2018 > № 2557010 Сергей Лавров


Россия. Вьетнам. Япония. Азия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 16 марта 2018 > № 2532549 Сергей Лавров

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова вьетнамским и японским СМИ, Москва, 16 марта 2018 года

Вопрос: Как Вы оцениваете роль и значение Вашего предстоящего визита во Вьетнам? Какова роль России в АТР?

С.В.Лавров: У нас с нашими вьетнамскими друзьями очень тесные отношения. Мы их называем отношениями стратегического партнерства. Регулярно общаются руководители наших стран – президенты. Президент России В.В.Путин неоднократно встречался с Генеральным секретарем Коммунистической партии Вьетнама, министры иностранных дел находятся в очень тесном контакте, равно как и руководители практически всех других ведомств – министерств промышленности и торговли, экономического развития, финансов, транспорта, связи. По сути дела, нет ни одного подразделения нашего Правительства, которое бы не имело контакта со своими вьетнамскими партнерами.

Безусловно, сфера образования, культурных обменов, гуманитарного сотрудничества является традиционно очень насыщенной в нашем стратегическом партнёрстве с Социалистической Республикой Вьетнам. Одним из знаковых событий, которое мы будем в том числе обсуждать в ходе моего визита во Вьетнам, является подготовка «перекрестного» Года Вьетнама в России и России во Вьетнаме. Он планируется на 2019 г., когда мы будем отмечать 25-летие межгосударственного Договора об основах дружественных отношений.

Что касается Азиатско-Тихоокеанского региона, то и здесь мы стараемся вместе с нашими друзьями не только из Вьетнама, но и из АСЕАН, с государствами-партнерами АСЕАН поднимать повестку дня, которая будет объединительной и нацеленной на обеспечение устойчивой, стабильной архитектуры безопасности и сотрудничества, чтобы положение в этом важнейшем регионе мира, который сейчас является локомотивом мировой экономики, определялось не договоренностями закрытого, блокового характера, а диалогом, в котором могут участвовать все без исключения расположенные здесь страны. Мы очень ценим центральную роль АСЕАН в организации усилий по созданию условий для такого диалога – ежегодный форум АСЕАН по вопросам региональной безопасности, ежегодные встречи министров обороны АСЕАН с участием министров обороны государств-партнеров Ассоциации и целый ряд встреч между АСЕАН и индивидуальными диалоговыми партнёрами, каковым является и Россия.

Хочу также сказать, что одним из весьма перспективных форматов, который был инициирован странами, являются Восточноазиатские саммиты. В рамках таких саммитов АСЕАН с главными своими партнёрами, включая Россию, Китай, США, Индию, Японию и ряд других стран (Австралию, Южную Корею), уже несколько лет обсуждает необходимость формирования в АТР открытой системы безопасности и сотрудничества, которая будет опираться на принцип равноправия всех участников и неделимости безопасности, чтобы никто не пытался обеспечить свою безопасность за счет ущемления безопасности других.

Если коротко, это те темы, которые мы будем гораздо подробнее, чем я сейчас их изложил, обсуждать во Вьетнаме.

Вопрос: Как Вы оцениваете торгово-экономическое сотрудничество между Россией и Вьетнамом, а также между Вьетнамом и ЕАЭС? Каковы перспективы двусторонних отношений между Вьетнамом и Россией?

С.В.Лавров: Я уже частично затронул тему двусторонних отношений. Если говорить более подробно о нашем торгово-экономическом взаимодействии, то в прошлом году наш товарооборот вырос более, чем на 35% и достиг исторического максимума после 1991 г., когда Россия стала тем государством, которое существует сейчас. В прошлом товарооборот был порядка 5 млрд. 350 млн. долл. США. Повторю, это рекорд с 1991 г. Конечно, такой результат (более чем 35%-ый рост) мы в значительной степени связываем с Соглашением о зоне свободной торговли (ЗСТ), которое Вьетнам заключил с ЕАЭС в 2015 г. и которое вступило в силу в 2016 г. Убежден, что если посмотреть на статистику торговых отношений Вьетнама с другими членами ЕАЭС, там будут похожие данные, свидетельствующие о том, что эта ЗСТ работает на благо всех участников ЕАЭС и, конечно же, Вьетнама.

Из тех вещей, которые можно делать дополнительно, это стимулирование регулярных прямых связей между деловыми кругами. Здесь тоже есть заделы. Чем больше таких прямых контактов будет, тем больше наши бизнесмены найдут взаимовыгодных проектов для совместной реализации. Важно поощрять встречи, бизнес-форумы, круглые столы, выставки, ярмарки. Нет недостатка возможностей в приложении усилий для сближения бизнеса наших стран. Особенно с учетом того, что в дополнение к уже ставшему традиционным Петербургскому международному экономическому форуму (ПМЭФ), куда приезжают наши вьетнамские друзья, теперь есть еще и новая площадка, поближе к вам – Восточный экономический форум (ВЭФ), который в этом году, как и три года до этого, в сентябре состоится во Владивостоке.

Есть еще один очень перспективный потенциальный формат. Мы сформировали с вьетнамскими друзьями Рабочую группу высокого уровня под председательством министров промышленности и торговли, которые занимаются конкретными инвестиционными проектами, помогают расширению связей между экономическими операторами в таких областях, как добыча углеводородов, нефтепереработка, другие сферы энергетики, инфраструктура, транспорт, связь, телекоммуникации. У нас есть, во-первых, хорошие результаты, во-вторых, понятно, что это далеко не предел. Очень важно, что у нас есть очень хорошие заделы, которые наверняка дадут позитивную отдачу в самом ближайшем будущем.

Вопрос: Мы слышали такое выражение: «Кто не хочет говорить с Лавровым, будет говорить с Шойгу». К счастью, с японскими партнерами переговоры ведете и Вы, и Сергей Кужугетович в формате «2+2». Как Вы оцениваете такой вид переговоров в качестве способа укрепления доверия? Какие перспективы у такого сотрудничества?

С.В.Лавров: Мы бы вообще хотели, чтобы все наши ключевые партнёры были заинтересованы в том, чтобы одновременно говорить и с С.К.Шойгу, и с С.В.Лавровым, потому что я убежден, что формат «2+2» (а он у нас был создан не только с Японией) позволяет очень комплексно и продуктивно не просто обсуждать вопросы военно-политической безопасности, урегулирования разных конфликтных ситуаций в тех или иных регионах, но и помимо обсуждения принимать достаточно конкретные и оперативные решения. Когда отдельно работают министры иностранных дел, им нужно время, чтобы свериться, как то, о чем они договариваются, будет сопрягаться с военными планами. Когда отдельно говорят министры обороны, они тоже должны потом смотреть, как это будет преломляться в дипломатической деятельности своих государств. А когда министры обороны и иностранных дел собираются за одним столом в формате «2+2», это всегда позволяет не только обмениваться мнениями, но и по целому ряду вопросов, без задержек, принимать решения.

Мы ценим, что именно Япония стала инициатором возобновления деятельности этого формата. Год назад мы с С.К.Шойгу были в Токио. Сейчас мы согласовываем сроки ответного визита наших японских коллег – министров иностранных дел и обороны. Мы довольны тем, что период, когда этот формат был поставлен на паузу по известным причинам, которые не имеют никакого отношения к российско-японским связям, позади.

Рассчитываю, что и другие страны, с которыми мы создали такой формат, поступят таким же образом. Прежде всего, это европейские страны – у них тоже возобновился интерес к тому, чтобы начать работать в таком формате. Они понимают, что замораживать каналы сотрудничества по меньшей мере недальновидно, контрпродуктивно, во вред тому, кто этим занимается.

Вопрос: Премьер-министр Японии С.Абэ предложил России свой План из 8 пунктов, который предполагает существенное продвижение экономического сотрудничества и деловых связей. Таким образом Россия и Япония налаживают атмосферу доверия, укрепляют свои отношения. Это могло бы способствовать решению самых сложных вопросов – и территориального, и вопроса мирного договора. С другой стороны, существует такая вещь, как договор между Японией и США, согласно которому США могут размещать свои базы на японской территории. Как Вы смотрите на существование таких двояких вещей: с одной стороны – необходимость укрепления доверия в отношениях с Японией, с другой – фактор договора между Японией с США?

1 марта Президент России В.В.Путин презентовал новое оружие в ходе Послания Федеральному Собранию Российской Федерации. Он сказал, что новое оружие делает бессмысленным существование ПРО США. Как Вы считаете, снимает ли это озабоченности России в связи с размещением ПРО США, в том числе рядом с Японией?

С.В.Лавров: Что касается первой части вопроса, то у нас действительно в основе торгово-экономического и инвестиционного сотрудничества лежат документы, которые призваны перевести в фактическую плоскость договоренность Президента России и Премьер-министра Японии о налаживании совместной хозяйственной деятельности на Южных Курильских островах. Но в гораздо более широком плане есть документы с перечнем приоритетных проектов, которые сформулировала Россия, есть известные «8 пунктов», которые сформулировала Япония. Они уже составляют основу всего нашего движения по развитию хозяйственного взаимодействия в самых разных областях.

Скажу, что у большинства этих инициатив уже есть хорошие результаты. Мы бы точно хотели, чтобы они были более весомыми. Надеюсь, что это отвечает интересам наших японских коллег. По крайней мере, товарооборот растет достаточно уверенно, ближайшие контакты по линии министерств, ведомств, мой визит посвящены тому, чтобы посмотреть, какие предложения мы сможем вынести на очередной саммит Президента России и Премьер-Министра Японии. Сейчас в рамках общей линии на расширение и углубление экономического сотрудничества мы особое внимание уделяем совместной хозяйственной деятельности на четырёх известных островах.

Что касается вопроса о договоре о безопасности, который существует между Японией и США, если не ошибаюсь, с 1960 года, то, безусловно, Япония – суверенное государство, которое самостоятельно принимает решения на основе своей внешней и оборонной политики. Это в полной мере относится и к тому, на каких условиях функционирует альянс Японии с США. Ни здесь, ни в каком-либо другом случае мы не можем диктовать – это не наши методы выступать с требованиями, ультиматумами. Мы откровенно говорим нашим японским друзьям, что отношения Японии с США в военной сфере, в том числе планы, которые уже начинают материализовываться по развёртыванию на японских островах, наряду с Республикой Кореей, азиатского сегмента глобальной противоракетной обороны США, напрямую затрагивают вопросы обеспечения национальной безопасности Российской Федерации.

Вы совершенно правы, 1 марта в своём Послании Федеральному Собранию Президент России В.В.Путин это откровенно в очередной раз подчеркнул, ретроспективно показав, как многие годы, минимум 15 лет, когда американцы объявили о выходе из договора об ограничении систем противоракетной обороны, мы пытались убедить их в пагубности такого шага. Затем мы пытались создать механизм совместного рассмотрения вопросов защиты от баллистических ракет. Все наши усилия были тщетны. Всё, что делали наши американские коллеги, убеждало нас, что эта глобальная система противоракетной обороны создаётся не для парирования угроз, исходящих от Ирана и Северной Кореи, а для того, чтобы окружить Российскую Федерацию по всему периметру этими противоракетными системами, которые, по оценке наших военных, реально были нацелены на то, чтобы обесценить наш стратегический ядерный потенциал.

Мы об этом честно говорим нашим японским друзьям. Объясняем, что для того, чтобы снять все раздражители в наших отношениях с Японией, о чём договаривались Президент России и Премьер-министр Японии – убирать раздражители, углублять сотрудничество, наращивать стратегические и дружественные отношения для того, чтобы к этой цели двигаться, придётся рассматривать те вопросы, которые мы сейчас обсуждаем – как сопоставлять задачи снятия проблем в наших отношениях с тем, что американская противоракетная оборона, представляющая угрозу для нас, будет находиться на японской территории.

Поэтому мы говорим о том, что все вопросы безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе, включая Юго-Восточную Азию, Восточную Азию, Северо-Восточную Азию, если мы хотим устойчивых решений, единственно возможно урегулировать не через блоковый подход, военные альянсы, каковые есть между Японией и США, Республикой Кореей и США (Австралия также задействована в этих закрытых блоковых форматах), а только на инклюзивной основе, когда все заинтересованные стороны садятся за одним столом, излагают свои озабоченности и начинают переговоры, призванные выработать общий знаменатель, чтобы все озабоченности были адекватно урегулированы на основе баланса интересов и никто не пытался укреплять свою безопасность за счёт безопасности других. Мы можем ошибаться, но это японское суверенное право - принимать решения о военных альянсах, наше суверенное право – делать выводы, насколько эти договорённости, в частности, система противоракетной обороны, влияет на нашу безопасность. Думаю, ни у кого здесь не должно быть никаких обид. Мы готовы к диалогу, в том числе и по этой теме. Но, наверное, в данной конкретной ситуации Япония едва ли сможет решать за США, а США от диалога по противоракетной обороне, собственно как и по большинству других вопросов, сейчас последовательно уклоняются. Правда, недавно они вновь подтвердили заинтересованность возобновить консультации по вопросам стратегической стабильности с Российской Федерацией. Мы к этому готовы и будем в контакте с нашими японскими соседями, информировать их о наших оценках того, как эти консультации с американцами развиваются. Не будем делать из этого каких-то секретов.

Вопрос: Это сложное противоречие?

С.В.Лавров: Надеюсь, я достаточно понятно говорил. Мы уважаем право Японии на выбор методов обеспечения своей безопасности, выбор своих партнёров, форм сотрудничества с ними в военной сфере. Мы, конечно, имеем полное право оценивать, как эти договорённости на наших границах влияют на безопасность Российской Федерации.

Вопрос: У меня вопрос о планах совместной хозяйственной деятельности на спорных островах. В своём интервью от 11 февраля этого года Вы сказали, что нет никакой необходимости создавать некий наднациональный орган. Как нужно понимать Ваши слова? Как Вы относитесь к японской позиции? Согласны ли Вы, что необходимо создать специальные системы, на которых делает акцент японская сторона? Хочет ли Россия достичь договорённостей, направленных на то, чтобы не затрагивать вопрос принадлежности островов? Например, похожее на русско-японское соглашение по рыболовству от 1998 года, где есть прямое указание – не наносить ущерб позициям обеих стран.

С.В.Лавров: Во-первых, как я уже сказал, наши лидеры, президенты, премьер-министры в ходе их встречи в Японии в декабре 2016 года, договорились о том, чтобы развивать совместную хозяйственную деятельность на этих островах. Там даже было принято короткое заявление, в котором очень конкретно изложена последовательность действий. Она заключается в том, чтобы сначала определить перечень экономически значимых совместных проектов, которые будут поддержаны Москвой и Токио, а потом, в зависимости от масштаба этих проектов, определять на какой юридической основе они должны реализовываться. Во главу угла надо ставить не одержимость юридической стороной дела, а, прежде всего, совместную хозяйственную деятельность. В этом суть договорённости. Если окончательный список согласованных проектов будет внушительным (пока обсуждаются 5 очень важных, конкретных, но не очень масштабных проектов, таких, как культура, туризм) и наши японские друзья увидят возможность реализовать эти проекты в том, что касается японского участия на основе имеющихся привилегий в этой части Российской Федерации, предоставляемых нашим законодательством (это, прежде всего, режим территорий опережающего социально-экономического развития (ТОР) и Свободного Порта Владивосток (СПВ), то эти льготы будут применяться. Если вдруг масштаб тех экономических проектов, которые мы согласуем будет таков, что потребует дополнительных льгот, то мы будем готовы, как я уже сказал, подписать межправительственное соглашение специально по этому вопросу, по дополнительным благоприятным условиям в реализации экономических проектов в рамках совместной хозяйственной деятельности на четырёх островах. Не видим необходимости в создании какого-либо наднационального органа. Повторюсь, есть нынешний режим, включающий в себя льготы СПВ (это полтора десятка портов на всём дальневосточном пространстве Российской Федерации) и режим ТОР. Если будут настолько крупные проекты, что этого окажется мало, мы будем готовы подписать с нашими японскими друзьями межправительственное соглашение.

Мы исходим из того, что японская сторона не будет вступать в договорённости, которые будут для неё юридически неприемлемы. Но сейчас рано об этом говорить. Прежде чем начать что-то оформлять юридически, надо это «что-то» иметь. Мы это пока ещё не согласовали. Пока обсуждается пять достаточно интересных, но скромных и не очень масштабных проектов.

Вопрос: Что Вы ожидаете от предстоящей встречи лидеров США и КНДР? Повлияет ли отставка Госсекретаря США Р.Тиллерсона на этот процесс? Есть ли изменения в российской позиции по вопросу КНДР? Россия и Япония являются участниками шестисторонних переговоров. Будет ли Россия сотрудничать с Японией для возобновления этого формата?

С.В.Лавров: Во-первых, мы приветствуем то движение, которое началось накануне Олимпийских игр в Пхёнчхане и продолжается уже независимо от Паралимпийских игр. Момент движения был задан, по нашей оценке, именно благодаря тому, что стороны нашли в себе ответственность воспользоваться олимпийским перемирием и послать друг другу взаимные, очень позитивные сигналы. Мы одобряем и желаем успеха предстоящим контактам, прежде всего, межкорейскому саммиту, который, как нам сказали наши коллеги, состоится в апреле с.г. Мы были обнадёжены тем, что лидеры КНДР Ким Чем Ын и США Д.Трамп объявили о готовности встретиться лично. Если такая встреча состоится, мы будем только рады.

Странно было видеть вчера в Совете Безопасности ООН ситуацию, когда Россия и Китай предложили принять заявление Председателя Совета Безопасности ООН, которое в самой общей форме поддерживало бы договорённости, пусть предварительные, но уже достигнутые, о проведении межкорейского саммита, возможность проведения встречи лидеров КНДР и США и выражало бы поощрительное отношение Совета Безопасности ООН к этому движению от военной напряжённости к политическому урегулированию, а это заявление было заблокировано именно американской делегацией. Поэтому мне очень трудно судить, кто конкретно решает в каком направлении двигаться по проблемам Корейского полуострова. В принципе, это не наше дело. Бывший Госсекретарь США Р.Тиллерсон, вновь назначенный на этот пост М.Помпео или Директор ЦРУ Дж.Хаспел, кто из них будет отвечать за формирование политики – решать Президенту США Д.Трампу. Мы будем смотреть на то, как формируется позиция США. Может, там будет несколько позиций. Не могу здесь гадать. Посмотрим, как Вашингтон будет действовать, и кто там возьмёт верх. Даже в период, когда Президент США Д.Трамп сказал, что готов встретиться с руководителем КНДР Ким Чен Ыном и решать все проблемы, тут же представители Администрации Президента США заявляют, что надо продолжать дополнительно оказывать давление на Пхеньян, утверждая, что он дрогнул. Это не очень принято в дипломатии. Когда договариваются о встрече, то стараются беречь эту договорённость, а не пытаются призывать к действиям, которые могут быть расценены как провокации, нацеленные на срыв саммита. Повторю, это дело американской Администрации. Мы внимательно это изучаем, будучи не меньше других заинтересованными в мирном урегулировании и избежании катастрофического военного сценария, в том, что касается Корейского полуострова. Мы граничим с Северной Кореей. Целый ряд наших населённых пунктов и промышленных объектов находится совсем близко. Если что-то случится и начнутся военные действия, нас это абсолютно не устраивает. Поэтому мы, как вы знаете, вместе с КНР последовательно, ещё несколько лет назад стали предлагать концентрироваться на политическом процессе, на урегулировании. Этот подход мы регулярно обсуждаем со всеми странами, которые участвовали и, надеюсь, будут участвовать в так называемых шестисторонних переговорах, включая Японию. У нас регулярно проходят консультации между дипломатами, которые отвечают за это направление работы. Рассчитываю, что «партия мира» в корейском урегулировании возобладает во всех столицах.

Вопрос: Вы говорили, что у России нет никакого мотива и назвали чушью обвинения, которые выдвигает Великобритания в адрес России. Как Вы считаете, какие шаги может предпринять Россия в сложившейся ситуации? Что может сделать Россия, чтобы истина была установлена?

С.В.Лавров: Россия не то что может, но и делает больше, чем кто-либо другой, включая Соединенное Королевство. В Великобритании заявили, что это происшествие (когда обнаружили мужчину с его дочерью) явилось результатом отравления, что они сами провели расследование, выявили и решили, что отравляющее вещество было произведено в СССР и оказалось у россиян потому, что не все запасы химического оружия были уничтожены. Поэтому не остается никакого другого вывода, кроме того, что это сделала Россия либо по поручению руководства государства, либо по причине утраты контроля над запасами химического оружия. Но и в этом случае Россия виновата, потому что она должна была все химическое оружие уничтожить.

Просто практически каждое слово в перечислении этих обвинений требует подтверждения. Никто никому ничего не показывает. Когда в британском парламенте обсуждался этот вопрос, лидер лейбористов г-н Дж. Корбин попросил ознакомить парламент с результатами расследования. Ему тоже отказали. Так что как минимум это уже должно вызывать вопросы в традиционных и устоявшихся демократиях.

Что касается остального, то мы ждем от Соединенного Королевства официального обращения, задействования процедур Конвенции о запрещении химического оружия (там все эти процедуры прописаны). Нам же говорят, что заявление Премьер-министра Т.Мэй в парламенте и вызов нашего посла к Министру иностранных дел Б.Джонсону это и есть официальное обращение. Это не так, это абсолютно безграмотное заявление. По Конвенции сторона, которая хочет разобраться в чем-то, происшедшем на ее территории, обязана сделать это официально, письменно. Я не сомневаюсь, что наши британские коллеги все прекрасно знают – там сидят умные люди. То, что они категорически отказываются от оформления официального запроса и буквально сознательно и аррогантно идут на раздувание антироссийской риторики в публичном пространстве вплоть до истерики, говорит о том, что они прекрасно понимают, что у них отсутствует формальный повод для того, чтобы идти юридическим путем. Они пытаются все это свалить в сферу политической риторики, в русофобию в надежде на то, что, как и в целом ряде других случаев, западный мир построится в одну шеренгу и «возьмет под козырек», тем более, что Соединенные Штаты заявили, что они полностью поддерживают позицию Великобритании.

Мы представили множество фактов, которые нельзя игнорировать, в том числе почерпнутые из западных научных журналов последних 15 лет, повторю еще раз, западных публикаций, посвященных работе над отравляющими веществами, которые в Великобритании решили называть «Новичок». После того, как химическое оружие было уничтожено в Российской Федерации, эти работы продолжались и продолжаются, если верить западным публикациям в США, Великобритании, Чехии, Швеции. Началось это все в 1991-1992 гг., когда Советский Союз распался, а лаборатории по производству отравляющих веществ той категории, которую сейчас упоминают в качестве имеющей отношение к «новичку», остались в целом ряде других республик, помимо Российской Федерации, включая страны Балтии, Узбекистан. Узбекистанскую лабораторию, узбекистанские склады ликвидировали как раз при участии специалистов из США. Так что кто, что, где сумел увидеть, забрать, увезти – сейчас очень трудно с этим разбираться. Но факт остается фактом – небезызвестный химик, который сейчас живет в США и который уехал из СССР, г-н В.Мирзоянов (и он не один, там еще как минимум два-три химика было) вывезен вместе с документами, кстати сказать, на Запад. Мы все эти факты представили. А то, что от них открещиваются и даже не хотят их обсуждать, наводит на мысли.

Вот такой факт – С.Скрипаль жив и дочь его жива. Наверное, если, я надеюсь, их вылечат, они тоже смогут пролить какой-то свет на все происшедшее. Никто не хочет этого дожидаться. Все уже решено и, как сказали британские коллеги, нам ничего не покажут, они все знают, а нам остается сознаться в содеянном, после чего они будут нас наказывать. Это буквальный перевод с английского того, что они говорят.

При этом на вопрос насколько они уверены, что все это так (причем вопрос звучит не от нас, а от тех же западных экспертов), они отвечают «весьма вероятно» (highly possible). Но учитывая гибкость английского языка, для тех обвинений, для тех абсолютно провокационных действий, включая высылку дипломатов и угрозы дальнейшего ухудшения отношений, все строить вокруг «хайли поссибл» – это несерьезно.

Вчера в Гааге заседал Исполнительный Совет ОЗХО. Мы в очередной раз предложили задействовать процедуры, которые прописаны в Конвенции о запрещении химического оружия. Британский представитель высокомерно заявил, что Британия это делать не обязана (почему – не знаю) и делать этого не будет. В принципе, наверное, у страны-участницы Конвенции есть возможность сказать, что она не хочет обращаться в этот орган. Но они же в него обратились! А раз ты в эту организацию обратился, то ты обязан руководствоваться пунктами Конвенции, которые предполагают обращение к нам с запросом, поскольку нас подозревают, в том, что мы страна происхождения и даже страна применения этого отравляющего вещества, предоставление нам этого вещества, чтобы мы вместе с экспертами ОЗХО проанализировали его химический состав. Затем, после официального поступления запроса от британской стороны, у нас есть 10 дней по этой Конвенции, в течение которых мы точно дадим ответ. Более того, в соответствии с конвенционными процедурами, если этот ответ не устроит британскую сторону, по той же Конвенции у них есть право обратиться с предложением о созыве чрезвычайной сессии Исполнительного Совета ОЗХО, который будет принимать соответствующее решение. Ничего из этого англичане использовать не хотят, и об этом они сказали в микрофон. Если после такой позиции, такого поведения у каких-то других стран поворачивается язык говорить, что они солидарны с Лондоном, это, знаете, полная профанация и издевательство над здравым смыслом.

Есть еще другие способы. Если их не устраивает ОЗХО и Конвенция, которая лежит в основе ее работы, есть еще Конвенция Совета Европы 1959 года об оказании взаимной помощи по уголовным делам. Можно задействовать механизм этой Конвенции. Но весь пафос британских речей и риторики сводится к тому, что они ни нам, ни вообще никому ничего показывать не обязаны. Они решили, что они вне всяких сомнений и подозрений, и поэтому требуют от всех наказывать Российскую Федерацию. Смешно.

Вы упомянули про отсутствие мотива. Если уж говорить честно, то его действительно нет. В принципе, ни в какой ситуации нельзя предположить, что Российская Федерация будет этим заниматься. Но даже если гипотетически взять эту больную извращенную логику западных коллег, то кто в здравом уме может предположить, что Российская Федерация накануне выборов Президента, накануне Чемпионата мира по футболу вдруг решает создавать какие бы то ни было проблемы? Нет никакого мотива. Мотив есть у тех, кто продолжает на нас «наседать», в том числе, ищет новые поводы (вслед за допингом, за другими вещами), как осложнить проведение Чемпионата мира по футболу. Это всем известно. Но думая о том, какой же мотив все-таки у британского правительства, правительства консерваторов (это уже прозвучало косвенно в комментариях многих обозревателей западных СМИ), наверное, понятно, что Лондон оказался в очень тяжелой ситуации на переговорах с ЕС по «Брекзиту». Популярность этого правительства стремится вниз. О том, что не удается вырвать из Брюсселя то, что они обещали своему народу, своим избирателям, это известно общественному мнению Великобритании. А такой ход с организацией провокации вокруг С.Скрипаля отвлекает внимание. Второй причиной является (может, это мое субъективное мнение, я немного знаю британцев) их желание, чтобы о них не забыли, их желание лидировать. В данном случае была выбрана «поляна» русофобии потому что, наверное, других площадок, где Британия могла бы осмысленно лидировать, становится все меньше и меньше. Повторю, мы открыты к диалогу, мы заявили об этом в Гааге, в Исполнительном Совете ОЗХО, предложив использовать все (а их там немало) возможности, которые предоставляет Конвенция для исследования и расследования этого вопроса, мы предлагаем использовать и Конвенцию Совета Европы об оказании помощи по уголовным делам. Вчера в СБ ООН мы предложили принять заявление Председателя Совета Безопасности, которое призывало бы к сотрудничеству всех сторон для того, чтобы установить истину. Это заявление было заблокировано нашими британскими коллегами, что лишний раз подтверждает то, о чем я уже сказал - что они не хотят установления истины, а хотят, чтобы все приняли то, что они распространяют по миру «за чистую монету». Я не думаю, что у них это получится.

Россия. Вьетнам. Япония. Азия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 16 марта 2018 > № 2532549 Сергей Лавров


Россия. Иран. Турция > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 16 марта 2018 > № 2532420 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции с Министром иностранных дел Исламской Республики Иран М.Д.Зарифом и Министром иностранных дел Турецкой Республики М.Чавушоглу по итогам встречи стран-гарантов Астанинского процесса, Астана, 16 марта 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы только что завершили трехстороннюю встречу министров иностранных дел Российской Федерации, Турецкой Республики и Исламской Республики Иран как стран-гарантов соблюдения режима прекращения боевых действий в Сирии. Пользуясь случаем, хочу искренне поблагодарить руководство Республики Казахстан, лично Президента страны Н.А.Назарбаева, а также нашего коллегу и друга Министра иностранных дел Казахстана К.К.Абдрахманова за гостеприимство и оказываемую на протяжении всего года поддержку работе «астанинского формата».

Мы рассмотрели итоги работы, которая была проделана с начала функционирования астанинской площадки, старт которой был дан в столице Казахстана в январе 2017 г. С того момента наши высокие представители «тройки» стран-гарантов провели восемь раундов содержательных переговоров в Астане, в результате которых были приняты конкретные меры по снижению насилия «на земле», восстановлению доверия между конфликтующими сторонами, облегчению гуманитарной ситуации и приданию импульса усилиям по поиску политического решения. Важно также, что успех коллективных усилий позволил в значительной степени приблизить полную ликвидацию ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусры» и других террористических организаций, определенных в качестве таковых СБ ООН. Сегодня едва ли кто-то может аргументированно спорить с тем, что «астанинский формат» и его достижения стали эффективным инструментом содействия миру и cтабильности в Сирии, доказавшим свою жизнеспособность и востребованность.

Я тут должен оговориться, что неаргументированные попытки принизить и даже обнулить значение Астанинского процесса предпринимались и предпринимаются. Мы это хорошо видим. Делают это те, кому не по душе сам факт партнерского взаимодействия России, Турции и Ирана, а также те, кто хотел бы не допустить сохранения Сирии в качестве целостного государства и превратить эту важнейшую страну в очередную территорию хаоса, где удобно заниматься геополитическими играми.

В противовес этой авантюрной линии три страны-гаранта твердо демонстрируют неизменную приверженность суверенитету, независимости, единству и территориальной целостности Сирии, то есть тем основополагающим принципам, которые закреплены в резолюциях СБ ООН, прежде всего в резолюции 2254 СБ ООН. Эти же важнейшие принципы были четко подтверждены представителями всех сегментов сирийского общества в ходе Конгресса сирийского национального диалога в Сочи в январе этого года, который был созван по инициативе президентов России, Турции и Ирана. Сегодня мы договорились продолжать оказывать содействие сирийцам в восстановлении единства страны и достижении политического урегулирования, в том числе путем создания, как это и было условлено на Конгрессе в Сочи, Конституционного комитета и запуска его работы в Женеве в ближайшее время. При этом, как и прежде, речь идет о нашей твердой поддержке такого политического процесса, который ведут и осуществляют сами сирийцы. Как постановил СБ ООН, сирийцы сами должны договариваться между собой без вмешательства извне. Именно сирийцам предстоит определить будущее своей страны.

Дальнейшая координация усилий России, Ирана и Турции как трех стран-гарантов особенно важна сегодня, когда обстановка в Сирии в таких районах как Восточная Гута, Ярмук, Фуа и Кефрая, Рукбан, Ракка, в провинциях Идлиб и Хама серьезно обострилась. Налицо однобокое прочтение ситуации вокруг Восточной Гуты, знакомое нам еще по истории с Восточным Алеппо. Видно стремление некоторых наших западных коллег вывести из-под удара и сохранить боевой потенциал террористов, прежде всего «Джабхат ан-Нусры», играющих роль провокаторов в сценариях западных геополитических режиссеров, которые руководствуются чем угодно, только не интересами сирийского народа.

Постоянные обстрелы Дамаска, в результате которых гибнут мирные жители, блокирование конвоев с гуманитарной помощью, несмотря на вводимые ежедневно с 27 февраля гуманитарные паузы, не только держат в страхе столицу Сирии, но и дают повод для надуманных обвинений сирийских властей, а также России, в недостаточных действиях по выполнению положений резолюции 2401 СБ ООН. Напоминаем, что любое использование силы в отношении Дамаска на основе надуманных предлогов недопустимо. Прозвучавшие недавние угрозы нанесения односторонних военных ударов США по Сирии, включая Дамаск, как это было в апреле прошлого года на основе голословных обвинений в применении Правительством Сирии химического оружия, неприемлемы и недопустимы. Об этом со всей четкостью было заявлено американским представителем по дипломатическим и военным каналам.

Несмотря на всю поднятую вокруг Восточной Гуты шумиху, мы продолжаем работу по содействию сирийским властям в деле вывода мирных граждан, обеспечения доступа гуманитарных конвоев, эвакуации больных и раненых, которая дает очевидные результаты. Только за вчерашний день из Восточной Гуты вышли свыше 12 тыс. человек, в г.Дума заведен конвой ООН и МККК, доставивший 137 тонн гуманитарного груза. Намерены продолжать усилия по строгому и неукоснительному выполнению всех положений резолюции 2401 СБ ООН в их совокупности с тем, чтобы помогать укреплять режим прекращения огня и улучшать гуманитарную ситуацию на всей территории Сирии при решительной борьбе с террористами, которых никакие резолюции не выводят из-под удара. Призываем все другие стороны руководствоваться такими же принципами.

Отдельно хочу отметить состоявшееся вчера в Астане первое заседание нового механизма «астанинского формата» – Рабочей группы по освобождению задержанных/заложников, передаче тел погибших и поиску пропавших без вести, в котором помимо представителей наших трех стран, приняли участие представители ООН и МККК. Начало практической работы этой группы является важным вкладом в процесс восстановления доверия между сирийцами и нормализацию обстановки в Сирии в целом.

Рабочий документ, который вчера был согласован, определяет параметры дальнейшей работы и создает все необходимые условия для того, чтобы эта работа была эффективной.

В заключение хотел был подчеркнуть еще раз, что «астанинский формат» успешно развивается. Но еще важнее не останавливаться на достигнутом и преумножать накопленный потенциал. Сегодняшняя встреча является подтверждением нашего общего стремления продолжать совместную работу в интересах надежного и долгосрочного сирийского урегулирования. Наши оценки и планы на будущее отражены в согласованном Совместном заявлении трех министров, которое распространяется по итогам нашей встречи.

Мы также договорились о подготовке очередного запланированного на 4 апреля в Турции саммита лидеров «тройки», который приобретает особое значение на нынешнем этапе и призван еще больше укрепить нашу координацию во имя достижения справедливого мира в Сирии. Я убежден, что, когда эта цель будет достигнута, это в значительной степени поможет оказать позитивное воздействие на обстановку в регионе Ближнего Востока в целом.

Я признателен своим коллегам за очень тесное сотрудничество. Еще раз благодарим наших казахстанских хозяев. Я уверен, что это не последняя наша встреча на гостеприимной казахстанской земле.

Вопрос: Договорились ли вы сегодня о продлении срока действия зон деэскалации? Если да, то на какой срок? Это будут очередные 6 месяцев или какой-то другой срок? Обсуждали ли вы возможность расширения территориального охвата зон деэскалации, в частности, за счет района Африн? Небольшое уточнение к тому, что сказал Министр иностранных дел Турции М.Чавушоглу: правильно ли я понимаю, что речь идет о том, чтобы в Стамбуле и затем в Иране организовать конгресс, аналогичный сочинскому?

С.В.Лавров: Я хотел бы сразу начать с этого. Была неточность перевода, речь идет о том, что сочинский саммит президентов России, Ирана и Турции, который состоялся 22 ноября, не будет разовым событием. Следующий саммит трех президентов состоится 4 апреля в Турции. Затем мы, естественно, будем готовы рассмотреть приглашения наших иранских друзей. Речь не идет о конгрессе, как это прозвучало в переводе, поэтому просим вас не создавать двусмысленность в медийном пространстве.

Что касается Вашего первого вопроса. Зоны деэскалации действуют, они не являются постоянными, это было подчеркнуто при их создании. Один раз этот режим уже продлевался. Когда истечет ныне действующий срок, будет принято решение о том, как поступить дальше с этими зонами с учетом ситуации «на земле» и той реальной обстановки, которая будет складываться вокруг этих зон. Мы заинтересованы в том, чтобы как можно скорее прекратились нарушения режима прекращения огня, и, что немаловажно, чтобы налаживались контакты по вопросам жизнедеятельности и жизнеобеспечения населения между местными властями внутри зон деэскалации и сирийскими правительственными структурами. Это одна из ключевых частей концепции зон деэскалации. Расширение территориального охвата и создание новых зон мы не обсуждали.

Вопрос: Только за вчерашний день из Восточной Гуты были освобождены 12 тыс. человек благодаря усилиям российского Центра по примирению враждующих сторон. Почему, на Ваш взгляд, в этом процессе отсутствует роль ООН? Довольны ли Вы в целом ролью ООН в женевском процессе по формированию конституционной комиссии?

С.В.Лавров: Что касается Восточной Гуты, то я уже приводил цифры. Вы правы, из Восточной Гуты вышли более 12 тыс. мирных жителей, и выход продолжается. Мне как раз только что звонили из Москвы. Я прошу прощения, что был вынужден ответить на телефонный звонок. Звонок был как раз на эту тему, там есть серьезные проблемы – жители выходят, хотя боевики пытаются им препятствовать. Тем не менее, работа с полевыми командирами внутри Восточной Гуты постепенно дает свои результаты. Я надеюсь, что они сделают следующий важнейший шаг – отмежуются от «Джабхат ан-Нусры», которая верховодит на значительной территории Восточной Гуты. Внутрь этого анклава направляется гуманитарная помощь, прежде всего силами наших военных. Но, как я только что сказал во вступительном слове, ООН вместе Международным Комитетом Красного Креста (МККК) вчера направили значительный гуманитарный конвой весом около 140 тонн. Это произошло после действительно длительной паузы, когда ООН не очень активно занималась этими вопросами. Там были и соображения безопасности, безусловно. В принципе, конечно же, международное сообщество обязано быть более активным в оказании гуманитарной помощи.

Как я уже сказал, внутрь Восточной Гуты сейчас идет гуманитарная помощь и она увеличивается. Проблемы возникают с теми, кто выходит из Восточной Гуты, потому что их нужно где-то размещать, не хватает элементарных вещей – постельных принадлежностей, предметов первой необходимости. Мы призываем международное сообщество, которое печется о гуманитарной ситуации в этом районе Сирии, о судьбах мирных граждан, прежде всего, конечно, призываем ООН и другие гуманитарные организации незамедлительно помочь обустроить тех людей, которые спасаются от террористов и идут из Восточной Гуты на территории, контролируемые сирийским Правительством.

Что касается роли ООН в женевском процессе по формированию конституционной комиссии на основе решений сочинского Конгресса. Я бы не стал сейчас делать какие-то заключения или оценки. Прошло чуть больше месяца с сочинского Конгресса, там были достигнуты договорённости о том, как формировать конституционную комиссию. Понятно, что координирующую роль играет ООН, но ООН должна действовать на основе тех вкладов, которые будут делать три страны-гаранта. ООН должна будет добиться того, чтобы, опираясь на решения сочинского Конгресса, состав конституционного комитета был абсолютно инклюзивным, представительным, с точки зрения участия всех этнических, конфессиональных и политических групп сирийского общества.

Это не очень простая работа. Напомню, и мы сегодня как раз говорили об этом, что нашим саудовским друзьям, когда они проявили очень полезную и поддержанную всеми инициативу объединить в одну делегацию т.н. «эр-риядскую», «каирскую» и «московскую» группы, потребовалось точно больше полугода, чтобы завершить эту работу.

Я не хочу сказать, что формирование конституционной комиссии должно занять столько же времени, но я бы сейчас не выступал с какими-то оценками, потому что процесс идет. Он очень непростой. Наверное, это решающая фаза политического процесса. Как только комитет будет сформирован и принят всеми как полномочный орган, тогда уже можно будет заниматься конституционной реформой. Разумеется, при понимании что, как записано во всех решениях СБ ООН, любые договоренности могут быть только предметом общего согласия между Правительством и оппозиционерами. Навязать никто никому ничего не может.

Вопрос: Не можем обойти важную тему последних слов и действий Вашингтона и Лондона по отношению к России. Как бы Вы прокомментировали последнее заявление Госдепартамента США о планах введения новых санкций против России из-за скандала с отравлением С.Скрипаля, а также уже объявленные министерством финансов новые санкции по «списку Мюллера»?

Еще раз произнесу, не переводя с английского, слова, которые мы услышали от главного военного Великобритании: «Russia should go away and shut up». Можете ли Вы припомнить, когда в последний раз официальное лицо такого высокого ранга на таком языке разговаривал с Россией?

С.В.Лавров: It is highly impossible to remember. Я не припомню такого, конечно. Мы перестали обращать на это внимание, как по большему счету, уже особо не возбуждаемся (да, и раньше не возбуждались) по поводу объявления все новых и новых санкций. Была придумана некая история с вмешательством в выборы. Это тянется уже больше года. Проходит расследование, проходят слушания. Ни единого факта не удается предъявить общественности. Отсутствие фактов компенсируется все новыми и новыми волнами санкций за одно и то же, что, надо сказать, не вписывается в англо-саксонское право. Сейчас такое время, когда англо-саксонская система права и правосудия показывает себя с совершенно необычной стороны. Хотя за последние годы это случалось уже не раз. Можно было бы привыкнуть.

А происходит что? Смотрел сегодня новости «Би-би-си» и «Си-эн-эн». Там очень простая подача материала. Говорится, что Великобритания получила поддержку, солидарность Франции, Германии, США. Они потребовали, чтобы Россия объяснила, зачем отравила этого полковника. А Россия отрицает, что его отравила. Вот и все, вся подача материала. Не говорится о том, что еще идет расследование, которое не завершено, о том, что еще даже не передавались итоги этого расследования ни в какой суд, включая английский, о том, что англичане поставили этот вопрос в Организации по запрещению химического оружия, а раз так, то они обязаны выполнять свои обязательства по Конвенции о запрещении химического оружия, о том, что Россия абсолютно закономерно выдвинула просьбы предъявить доказательства обвинений, которые выдвигаются в наш адрес, и что мы опираемся на положения международно-правового документа, ратифицированного и Россией, и Великобританией, и всеми остальными государствами, которые сейчас сильно переживают по этому поводу. Нам было прямо сказано, что с нами разговаривать не будут. Это грубейшее нарушение Конвенции, в которой сказано, что прежде, чем что-либо делать, ты обязан напрямую обратиться к тому государству, с территории которого ты подозреваешь происходит то или иное отравляющее вещество. Нам высокомерно говорят, что не будут с нами разговаривать. Этого всего западному зрителю ваши профессиональные коллеги из «Би-би-си» и прочих СМИ не объясняют. Все говорится очень простенько, причем с такими многозначительными выражениями лиц. От России потребовали объяснить зачем она это сделала, а Россия отрицает, что это сделала. Конечно, обывателю это вбивается в голову достаточно плотно, и это, наверное, методы, которые применяет западная пропаганда. Надеюсь, мы никогда до таких не скатимся.

В принципе говорить про нынешнюю ситуацию уже как-то неловко. Мне кажется, мы все предъявили, абсолютно официально запросили со стороны Великобритании те действия, которые она обязана предпринять по Конвенции о запрещении химического оружия. Реакцию вы видите. Даже в британском парламенте, когда лидер оппозиции попросил ознакомить депутатов с тем, что же все-таки имеет на руках британское руководство, ему было в этом отказано. Но подчеркну еще раз, что абсолютно игнорируется наш вопрос о том, почему не дождаться когда (очень на это надеюсь) поправится потерпевший и его дочь, кстати, российская гражданка. Нам о ней тоже ничего не сообщают, хотя обязаны. Как не сообщили ничего о смерти Н.Глушкова, хотя обязаны сообщить. Почему не спросить у г-на С.Скрипаля, когда, я надеюсь, он поправится? Он, наверное, сможет пролить свет на многое из того, что произошло в тот день, когда случилась эта трагедия. Отсутствуют намеки на то, когда начнется судебный процесс.

В печально известном деле А.Литвиненко мы сначала тоже сотрудничали с британским правосудием. Потом, когда мы обратились с целым рядом конкретных вопросов в контексте расследования его смерти, британские коллеги прекратили сотрудничество, сделали процесс закрытым и приговор был вынесен на основе секретных материалов, которые никогда никому вовне судебного заседания не предъявлялись. При всей срежисированности этой истории, непонятной загадочности и таинственности там хотя бы прошел суд, после которого британское правительство стало делать некие рефлексии. А сейчас и суд не начинался.

Мне уже не хочется комментировать происходящее. Пусть остаётся на совести тех, кто затеял абсолютно беспардонную и ничем неоправданную игру на русофобском поле.

Насчет слов главного военного Великобритании, как Вы его назвали. Министр обороны Великобритании – симпатичный молодой человек, наверное, ему тоже хочется войти в историю какими-то громкими заявлениями. У Т.Мэй «highly possible» главный аргумент в отношении вины России, у него, значит, – «Russia should go away and shut up». Может образования не хватает, я не знаю.

Россия. Иран. Турция > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 16 марта 2018 > № 2532420 Сергей Лавров


Казахстан. Сирия. Турция. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inform.kz, 16 марта 2018 > № 2530034 Сергей Лавров

Сергей Лавров: Миллионы сирийцев наблюдают за переговорами в Астане

Министр иностранных дел России Сергей Лавров отметил значимость Астанинского процесса для миллионов жителей Сирий, страдающих от военного конфликта, передает корреспондент МИА «Казинформ». 

«С началом Астанинского процесса Астана превратилась в важнейшую площадку, где принимаются решения по сирийскому регулированию - одному из наиболее острых вопросов международной повестки дня. Если говорить высоким слогом, когда в СМИ звучит название столицы Казахстана, миллионы сирийцев с надеждой смотрят в сторону Астаны», - сказал Сергей Лавров на встрече министров иностранных дел стран-гарантов Астанинского процесса по урегулированию ситуации в Сирии.

Он отметил, что созданный год назад Россией, Ираном и Турцией Астанинский формат доказал свою востребованность, «стал синонимом продвижения по пути нормализации обстановки в Сирии, содействия политико-дипломатическому урегулированию».

«Скажу, что на деле работают зоны деэскалации, выработаны принципы гуманитарного разминирования, сформирована рабочая группа по освобождению задержанных заложников, которая вчера провела здесь очень продуктивное заседание. И конечно же, мы в значительной степени облегчили доставку гуманитарной помощи своей работой и создали условия для возобновления полноценного политического процесса на основе резолюции 2254 под эгидой ООН. Это было очень четко закреплено в заключительном заявлении беспрецедентного совещания, которое мы собрали в Сочи - Конгресса сирийского национального диалога, где были представлены все основные этнические, конфессиональные группы сирийского общества», - подчеркнул Сергей Лавров.

Казахстан. Сирия. Турция. ООН. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inform.kz, 16 марта 2018 > № 2530034 Сергей Лавров


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 15 марта 2018 > № 2532375 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на форуме «Россия – страна возможностей», Москва, 15 марта 2018 года

Дорогие друзья,

Спасибо за приглашение. Мне очень приятно общаться в таких форматах. Совсем недавно многие из вас, по-моему, участвовали в другом мероприятии – в финале Всероссийского конкурса управленцев «Лидеры России» в Сочи, где мне тоже довелось участвовать.

Считаю принципиально важным создание условий для выдвижения талантливой и творческой молодежи на позиции, которые будут определять движение страны в будущее, что является одним из решающих шагов, которые наша страна должна предпринять. То, что Президент Российской Федерации В.В.Путин уделяет этому огромное внимание, мне кажется, всем известно и поддерживается очень широко.

Мне приятно, что вы интересуетесь внешней политикой. Широкая поддержка наших действий на международной арене во исполнение Концепции внешней политики Российской Федерации, утвержденной Президентом России В.В.Путиным, обеспечивает нашу уверенность и устойчивость в том, что мы делаем. Спасибо вам еще раз за эту поддержку и интерес к нашей внешней политике.

Обеспечить преемственность наших действий в мире сегодня очень важно, потому что обстановка легче не становится. Причины того, почему международные отношения переживают очень глубокий кризис, Президент России В.В.Путин изложил 1 марта в своем Послании Федеральному Собранию Российской Федерации. Не буду на них останавливаться.

Квинтэссенция того, что происходит – это категорическое нежелание США и их западных союзников смириться с тем, что 500-летний период доминирования Запада в мировых делах завершается. Переход к новой многополярной, более честной, демократической и справедливой системе в историческом плане будет долгим. Конечно же, уже сейчас переход к новой системе является болезненным для тех, кто привык веками руководить всем миром. Это не критика и не осуждение, а констатация факта. Они привыкли к тому, что «заказывают музыку». Это было особенно видно, когда в период прекращения существования Советского Союза заговорили о «конце истории», имея в виду, что отныне и во веки только западный либеральный образ жизни и западная либеральная международная политика будут единственно применимыми в современном мире. Не получилось. Запад нервно реагировал и реагирует на возвращение России на свои законные позиции, которые мы унаследовали от нашей тысячелетней истории, завоеваний наших предков, они абсолютно по праву принадлежат нам. Возвращение России в качестве равноправного и никому ничего не навязывающего, но и не принимающего диктата и ультиматумов партнера, очень болезненно воспринимается нашими западными партнерами. Это зря. Потому что мы ни с кем не ищем конфронтации. Мы хотим со всеми работать честно, на основе взаимного уважения, поиска баланса интересов и общеприемлемых подходов.

Эта политика относится и к вопросам безопасности. Президент России В.В.Путин подробно говорил о том, как мы вынуждены обеспечивать баланс интересов в военной области в связи с односторонним выходом США из Договора об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО). Мы вынуждены реагировать ассиметрично, но в итоге таким образом, чтобы обеспечить баланс интересов.

Необходимость поиска общеприемлемых договоренностей относится, конечно же, и к торгово-экономической сфере, где нельзя допускать того, что мы видим очень часто – применения односторонних мер нелегитимного давления в качестве средства нечестной и недобросовестной конкуренции.

Конечно, баланс интересов должен преобладать и в области гуманитарного общения народов, в сфере отношений к различным культурам, цивилизациям, религиям. Только так мы сможем обеспечить целостность сегодняшнего мира.

Мы, к сожалению, пока далеки от этой гармонии, но необходимо делать все, чтобы не допустить скатывания в пропасть конфронтации. Россия выдвигает позитивную повестку дня, которая призвана объединять, а не изолировать кого бы то ни было, которая нацелена на мирное урегулирование всех конфликтов, будь то в Сирии, Ираке, Ливии, Йемене, на Корейском полуострове, на Украине, многочисленных конфликтов в Африке и в любых других точках земного шара исключительно на основе международного права и Устава ООН, через диалог между всеми сторонами и поощрение мирных шагов со стороны каждого участника того или иного конфликта.

Безусловно, среди других приоритетов нашей деятельности – создание новых форм партнерства государств, которые не будут блоковыми и застывшими, а будут открыты для всех, кто будет готов сотрудничать на основе равноправия и взаимной выгоды. На таких принципах основаны ЕАЭС, ШОС, БРИКС, на таких принципах мы выстраиваем отношения с АСЕАН. Готовы вернуться к партнерству с Евросоюзом, когда у наших европейских соседей пропадет интерес следовать в русле американских русофобских тенденций, включая санкции и провокации, а также мириться с теми возмутительными действиями, которые сейчас мы наблюдаем со стороны Правительства Великобритании и которые выходят далеко за рамки элементарных приличий.

Мы спокойно отвечаем на все эти происки тем, что мы хотим говорить со всеми и обсуждать любые проблемы, которые возникают в отношении нас. Естественно, мы будем сохранять свое право также выдвигать вопросы, которые возникают у нас в отношении наших партнеров, но делать все это уважительно, без нагнетания истерии и каких-либо конфронтационных подходов, исключительно на основе тех норм, которые человечество десятилетиями и веками согласовывало (это называется международным правом), квинтэссенция которых воплощена в Уставе ООН.

Готов выслушать ваши вопросы и комментарии.

Вопрос: Я приехал из Луганска, в котором сейчас происходят боевые действия.

Насколько все-таки терпеливы Президент России В.В.Путин и сама Россия для того, чтобы выдержать все происки, которые США и другие страны в кооперации между собой пытаются направить против Российской Федерации?

С.В.Лавров: Я хотел бы выразить Вам нашу солидарность за то, что вы в тяжелых условиях незаконной блокады, когда все ваше население, по сути дела, было объявлено террористами, когда в ответ на нежелание Донецка и Луганска смириться с противозаконным вооруженным государственным переворотом и в ответ на их просьбу оставить их в покое, потому что они хотят понять, что происходит, была объявлена «антитеррористическая операция» и на вас направили вооруженные силы и силы безопасности Украины, хотя вы ни на кого не нападали. Это на вас напали те, кто незаконно захватил власть. Поэтому мы не позволим, чтобы действия, которые сейчас предпринимаются в попытке вас удушить этой блокадой и, по большому счету, заставить принять ультиматум Киева и заставить Донецк и Луганск отказаться от Минских договоренностей, чтобы эти попытки с абсолютно негодными средствами увенчались успехом. Минские договоренности были одобрены СБ ООН. Это международный закон, который нужно выполнять.

Что касается того, насколько долго мы можем терпеть поведение наших западных коллег, которые нарушают все мыслимые нормы международного права, включая Минские договоренности, будучи не в состоянии оказать воспитательное воздействие на Киев, то это вопрос философский. В принципе, у Президента России В.В.Путина и вообще у российского народа терпения не занимать. Я думаю, что история знает немало примеров, когда пытались злоупотреблять этим терпением. Об этом также говорил Президент России В.В.Путин в своем Послании Федеральному Собранию Российской Федерации – когда мы стучались во все двери после 1991 г., нас не слушали. Думаю, этот период уже прошел.

Вопрос: Не считаете ли Вы, что в условиях, которые за последние десять лет творятся в мире, ценность демократии и ее инструментарий в какой-то степени теряют свою силу, как и возможность управления и взаимодействия в нынешнем мире?

С.В.Лавров: Очень хороший вопрос. В принципе, конечно, демократия – это власть народа и базовый принцип, а то как он преломляется в каждом конкретном обществе, наверное, зависит от традиций этого общества, его истории и культуры, от того какую религию в нем исповедуют и от многого другого. Принцип власть народа – это, безусловно, основополагающая вещь, которая характеризует демократию.

За последние 15-20 лет стало очевидным, что далеко не всегда демократические процедуры приводят к результатам, которые удовлетворяют нынешнее современное руководство западных стран. Наверное, 15-20 лет назад в Австрии были выборы, когда демократическим путем, получив большинство голосов, победила праворадикальная партия, возглавляемая Й.Хайдером, который должен был стать премьер-министром. Но, учитывая их слишком право-консервативные взгляды, либеральное демократическое руководство Европейского союза сделало все, чтобы заставить его отказаться от победы, которую он завоевал демократическим путем. Есть еще похожий пример. В 2007 г. на Ближнем Востоке намечались выборы в Палестинской национальной автономии, где соперничали партии ФАТХ, которой сейчас руководит нынешний Президент Палестины М.Аббас, и ХАМАС, которая базируется в секторе Газа и которая всеми считалась радикальной и экстремистской, а кое-кто зачисляет ее и в террористические структуры. Тогда мы высказывали сомнения в том, следует ли в такой накаленной обстановке, когда две эти палестинские структуры сталкивались «лоб в лоб» у себя в регионе, поддерживать проведение выборов. Может, посоветовать палестинцам их отложить. В то время Государственный секретарь США К.Райс лично настояла, чтобы выборы состоялись. Они состоялись, в результате победила ХАМАС. Американцы тут же заявили, что они не признают победы ХАМАС, потому что это террористы, хотя все международные наблюдатели подтвердили, что количество бюллетеней, опущенных в избирательные урны, соответствовало количеству избирателей. Все процедуры были соблюдены.

Как вы видите, сейчас в Черногории нас обвиняют, что мы пытались устроить государственный переворот и не пускать ее в НАТО. Ничего подобного. Мы этим не занимались. А вот чем занималось нынешнее черногорское руководство под давлением Брюсселя – это ровно тем, чтобы избежать демократических процедур. Они категорически отказывались проводить референдум о вступлении в НАТО. Хотя опросы показывали, что там далеко неоднозначное отношение населения.

Много таких примеров. Думаю, что мы еще их увидим немало. Итоги выборов в Италии и Австрии тоже тревожат Европейский Союз. Я не исключаю, что они опять что-нибудь придумают, чтобы демократия шла по тому руслу, которое они «прокопают» для нее.

Последнее замечание касается демократии на международной арене. Когда наши западные коллеги ведут переговоры, и мы обсуждаем какие-то документы, которые потом будут опубликованы, они обязательно требуют, чтобы внутри каждой страны было верховенство закона и демократии. Как только переходим к разделам того или иного документа, где идет речь о международных делах, мы предлагаем записать «демократия и верховенство международного права», но они не хотят, потому что им так удобно.

Примеров масса. Я надеюсь, что Вы поняли тенденцию, о которой я говорил.

Вопрос: Недавно состоялись знаменитые поставки С-400 в Турцию. Мне интересно, не несвоевременно ли? Ведь как показывает история, Турция то друг, то враг России. Не рискуем ли мы впоследствии опять обрести врага? И опять появится военно-воздушная база США в Инджирлике.

С.В.Лавров: Во-первых, база в Инджирлике никуда не исчезала, она там остается. Я не слышал о планах переводить ее оттуда. Во-вторых, поскольку это вопрос военно-технический, то я надеюсь, что Вы задавали его или он возникал в ходе сегодняшнего общения с Министром обороны Российской Федерации С.К.Шойгу. Что касается внешнеполитического измерения этой темы, то вопрос у Вас очень интересный. Действительно, мы с Турцией воевали не один раз, воевали кровопролитно, беспощадно. Тот факт, что нынешнее поколение руководителей Турции и Российской Федерации при полном осознании этой далеко неоднозначной истории твердо решили взять курс на партнерство (причем я бы сказал, что это партнёрство стратегического характера), говорит о мудрости руководителей, которые принимают такие решения. Не бывает вечных врагов. Бывает неспособность проводить линию, которая будет учитывать твои интересы, но которая одновременно не будет задевать, обижать и игнорировать интересы твоего партнера. Турция – наш сосед, с соседями враждовать нельзя, это мое глубокое убеждение. Нельзя науськивать соседей друг на друга, как это пытались сделать на Украине, к сожалению, ввергнув эту прекрасную страну и ее народ в глубочайший кризис.

Возвращаясь к вопросу об С-400. Не думаю, что здесь нам следует опасаться. Договоренности, которые удалось достичь по Сирии, беспрецедентны. Мы смогли объединить трех игроков – Россию, Турцию и Иран, которые не одинаково смотрят на ситуацию в Сирии и преследуют далеко не одинаковые интересы в этом регионе. Я считаю, что осознание того, что мы все живем бок о бок и нам нужно понимать интересы друг друга, а также искать договоренности, которые будут позволять работать на этом внешнеполитическом фронте таким образом, чтобы эти интересы не вступали в конфронтацию, а были примирены, – это величайшее завоевание. То, что мы сейчас делаем с Турцией в торгово-экономической сфере – «Турецкий поток», атомные электростанции – это все долгосрочные проекты на годы и на десятилетия. Экономический фундамент, как мы убеждаемся в целом ряде других регионов, является наилучшей гарантией того, что страны будут работать совместно и не станут пытаться вновь впадать в никому не нужную конфронтацию.

Вопрос: Вопрос про Лондон и дело С.Скрипаля. Вчера Лондон объявил о том, что 23 российских дипломата будут высланы из Великобритании и что они приостанавливают двусторонние российско-британские отношения. Официальный представитель МИД России М.В.Захарова сказала, что ответ России не заставит себя долго ждать, но не сказала, каков он будет. Каков же будет ответ?

С.В.Лавров: Вы же понимаете, что этот ответ мы как вежливые люди сначала доведем до наших британских коллег, в отличие от них, когда они хватаются за микрофон, чтобы объявить, что во всем виновата Россия, что это мы отравили С.Скрипаля и его дочь и вообще производим какое-то химическое оружие в нарушение своих обязательств. Когда у нас возникают сомнения или подозрения, мы стараемся публично не задавать подобного рода вопросы, пока напрямую не поговорим с конкретными людьми. Это, по-моему, вежливо, так поступают джентльмены, но их становится все меньше и меньше, как вы понимаете.

Говоря об этой истории. Буквально вчера состоялось два заседания: одно в Гааге, в Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО), второе – в Совете Безопасности ООН. Оба заседания были созваны по инициативе Великобритании. И там и там британцы требовали просто осудить Российскую Федерацию за то, что Россия совершила нападение на британского гражданина с использованием боевого отравляющего вещества в нарушение Конвенции о запрещении химического оружия. Мы, как уже делали несколько дней назад, попросили доказательства. Нам ответили, что доказательств не нужно. Тогда мы попросили направить нам официальный запрос, как того требует Конвенция о запрещении химического оружия. Нам сказали, что они уже все знают и запрос содержится в выступлении Т.Мэй в парламенте Великобритании. Вы понимаете, насколько серьёзно такие вещи излагают взрослые люди? Мы предложили задействовать Конвенцию о запрещении химического оружия, которая предполагает направление запроса, вовлечение Секретариата профессионалов ОЗХО, исследования материала, о котором идет речь. Затем уже направляется запрос стране, которую подозревают, дается 10-дневный срок для ответа, который мы, конечно, соблюдем. Если ответ не устраивает запрашивающую сторону, в данном случае англичан, они имеют право собрать чрезвычайную сессию Исполнительного Совета Конвенции о запрещении химического оружия, создать группу экспертов. Там много шагов, которые закреплены в Конвенции, подписанной и ратифицированной Великобританией. Их представитель в Гааге сказал, что они не собираются направлять никаких запросов, и что мы должны во всем сознаться.

В Нью-Йорке Постоянный представитель России при ООН В.Небензя, изложив нашу позицию, культурно и аргументированно ответив на абсолютно хамские, бездоказательные и голословные обвинения в наш адрес, предложил принять документ о необходимости проведения расследования на основе Конвенции о запрещении химического оружия. Английский представитель заблокировал это решение. Сами судите, что в этой истории движет англичанами и безоговорочно поддержавших их американцами. Европейцы более сдержаны, но их тоже заставляют идти на поводу у этой т.н. «натовской солидарности». Мне кажется, что это история, которая, прежде всего, отражает безысходность нынешнего правительства Великобритании, особенно в ситуации, когда они не могут обеспечить те обещания, которые давали своему населению в связи с выходом из Евросоюза. Но ответ будет очень скоро, я вас заверяю.

Вопрос: Президент В.В.Путин объявил 2018 г. Годом добровольца. У нас в стране существует очень много замечательных проектов по добровольчеству, социально-значимых проектов. Как этим проектам выходить на международный уровень? Я бы не сказал, что в других странах (например, в Израиле, Швеции, Швейцарии) эти проекты были лучше или они как-то превосходили наши проекты, наших специалистов. Как это должно происходить?

С.В.Лавров: Эти поездки в другие страны осуществлялись в рамках добровольческого движения?

Вопрос: Нет, в рамках профессиональной деятельности по обмену специалистами. Но даже на Всемирном фестивале молодежи и студентов в Сочи, когда мы общались со многими нашими друзьями из других стран, они тоже изъявляли желание внедрять эти проекты у себя в стране. Но мы не знаем, как это происходит на практике.

С.В.Лавров: Если проекты либо имеют международное измерение изначально, либо посвящены национальному развитию, но при этом к ним есть интерес со стороны ваших зарубежных коллег, то я готов помочь. Только надо понимать, о чем конкретно идет речь. Вы можете прислать нам свои проекты, я обязательно поручу, чтобы с ними разобрались. Тем более, что сейчас у нас есть такая общественная организация как Совет молодых дипломатов, которая, кстати, в Сочи проводила первую международную встречу молодых дипломатов. Я думаю, что это будет очень хорошим общественным поручением этой организации, чтобы они посмотрели, как оптимально и идеально помочь вам установить устойчивые связи за рубежом. Пожалуйста, присылайте.

Вопрос: Как Вы считаете, возможна ли победа женщины на выборах в России? За рубежом – понятно, а в России возможна?

С.В.Лавров: Почему Вы нас отделяете от всего прогрессивного человечества? Я думаю, везде возможно. Здесь главное не то, что обязательно должна победить женщина, а качества, которые проявляет человек.

Вопрос: Мне кажется, женщине сложнее пробиться.

С.В.Лавров: Наверное, есть какие-то объективные, субъективные, исторические, цивилизационные, религиозные в какой-то степени факторы. Я исхожу из того, что мы движемся по пути, который в итоге будет выводить нас на объективное сопоставление деловых, личных качеств всех, кто будет претендовать на государственные должности.

Вопрос: Было ли целесообразно отдавать взносы Международному олимпийскому комитету перед закрытием Олимпиады? Считается ли это согласием с нашей стороны, что мы были справедливо отстранены от Олимпиады?

С.В.Лавров: Не хотел бы комментировать вопрос, за который я не отвечаю. Решение принимает Олимпийский комитет России, который является независимой от Правительства организацией. Я не владею деталями, но если речь идёт о взносах, то их, конечно, нужно платить, если речь не идёт о чрезвычайных обстоятельствах. В данном случае спортсмены приняли решение участвовать в Олимпийских играх. Здесь речь о решении Олимпийского комитета России.

Вопрос: Выражаю Вам благодарность от всего сирийского народа, представителем молодёжи которого я являюсь на данном Форуме, за всё, что Вы сделали. Ситуация в Сирии улучшилась благодаря России. Благодаря России мы сейчас живём и поддерживаем образование. Как Вам видится сейчас ситуация на севере Сирии? Как Россия может помочь с ней справиться? Как России строить отношения с американскими коллегами, которые против наших связей?

С.В.Лавров: Мы многократно делали развёрнутые заявления с оценками того, что там происходит. Много раз обращали внимание наших американских коллег на то, что они, вопреки многократно дававшимся клятвенным обещаниям уважать суверенитет Сирии, на практике делают всё-таки другие шаги. Мы будем добиваться того, чтобы эта история не ушла в сторону, и Совет Безопасности ООН добился выполнения своей резолюции, которая требует уважения территориальной целостности, свободы, независимости и суверенитета Сирийской Арабской Республики.

Буквально вчера мы принимали в Москве Министра иностранных дел Турции М.Чавушоглу, говорили с ним про север Сирии. Он публично, на пресс-конференции вместе со мной, подтвердил, что Турция уважает суверенитет Сирии и не намерена сохранять своё присутствие, когда закончится операция, которую они проводят. Что касается самой операции, то она была откровенно спровоцирована действиями США в восточной части Сирии, к востоку от Евфрата, когда там США не просто сделали ставку на курдские формирования в борьбе с террористами, но даже, когда террористов оттуда выгнали, объявили о том, что США и курды берут под контроль всю границу Сирии с Ираком и, прежде всего, курды будут обеспечивать эту «зону безопасности», как они её назвали. Это было абсолютно непрофессионально, неграмотно. Если те, кто делал такое объявление, рассчитывали, что Турция просто останется спокойно сидеть и смотреть на происходящее, то они вообще не имеют представления, каков расклад сил на Ближнем Востоке и Сирии в частности.

Говоря о Сирии, хотел бы завершить тем, что мы будем продолжать бороться с террористами, добьём, поможем добить их в Восточной Гуте, где сирийская армия сейчас при нашей поддержке проводит соответствующие операции. Будем, естественно, делать гуманитарные исключения, как было вчера объявлено нашим Министерством обороны. Те, кто хочет выйти и получить гуманитарную помощь, могут этими коридорами пользоваться. Самое главное в Восточной Гуте и в других местах – чтобы коалиция США, которая там работает с воздуха и имеет многочисленный спецназ на земле, прекратила поддерживать террористов типа «Джабхат ан-Нусры». Все остальные группировки, которые Запад считает неэкстремистскими, почему-то работают «под зонтиком» «Джабхат ан-Нусры» («Хейат Тахрир аш-Шам»), и у них создано общее командование. Резолюция 2254 Совета Безопасности ООН требует отмежеваться от бандитов, и тогда никто не будет страдать от побочного ущерба того, что идёт принципиальная антитеррористическая борьба, которую Совет Безопасности ООН никогда не запрещал.

Помимо продолжения борьбы с террористами, решения гуманитарных проблем – здесь сирийское Правительство и вменяемая оппозиция могут сделать гораздо больше, особенно в зонах деэскалации, которые были созданы в рамках астанинского процесса – нельзя больше медлить с политическим процессом. Три страны-гаранта астанинского процесса – Россия, Иран, Турция при участии огромного количества групп сирийского общества (в Сочи были представлены почти все группы) провели Конгресс сирийского национального диалога. Одобрено заявление, получившее полную поддержку ООН, которое необходимо как можно скорее перевести в плоскость практического исполнения, прежде всего, через формирование Конституционного комитета под эгидой ООН, который должен приступить к работе в Женеве – готовить новую конституцию Сирии. Мы завтра встречаемся в Астане с министрами иностранных дел Ирана и Турции. Посмотрим, как выполняется сочинское заявление и сформулируем свои рекомендации всем сторонам – Правительству и оппозиционерам.

Вопрос: Что Вы думаете о проблеме образования в Латвии, дискриминирующей права русскоязычного населения?

С.В.Лавров: Наверное, это касается не только Латвии, но и Украины в том числе. Есть менее радикальные, но, тем не менее, негативные для русскоязычного меньшинства замыслы и в других соседних с вами странах. Когда страна, в которой треть населения говорит на языке, не являющемся языком титульной нации, пытается заставить эту треть насильно отказаться от своей истории, культуры, языкового наследия – это грубейшее нарушение всех мыслимых конвенций ООН и Совета Европы, включая хартии и конвенции, которые защищают региональные языки и языки национальных меньшинств.

Мы ставим эти вопросы в ОБСЕ, в Совете Европы, в Комитете по ликвидации рассовой дискриминации ООН. Там, по понятным причинам, не все готовы выступать принципиально и отстаивать те нормы, которые давным-давно закреплены в международном праве, просто потому что Латвия - член ЕС, а в нем действует то, что они называют это солидарностью, а мы - круговой порукой. Смысл в том, что надо принимать решение консенсусом, а любая страна может его направить в совершенно другую сторону.

Но есть и судебные инстанции, включая Европейский суд по правам человека. При всей неоднозначности некоторых его решений, они не могут уйти в сторону от рассмотрения обращений граждан и общественных организаций. Настоятельно рекомендую этим заниматься. Потом меня, конечно, обвинят, что я подстрекаю к каким-то антиправительственным выступлениям в Латвии, но это защита прав человека, которая никогда не рассматривалась как нечто подлежащее охране под предлогом суверенитета того или иного государства. Надо добиваться правды, идти в суды. Это будет долгий процесс, но иного пути нет.

Мы также подходим к закону об образовании, который приняла Верховная Рада на Украине и который сейчас они отказываются менять, хотя Совет Европы в лице Венецианской комиссии потребовал его изменения, причем очень существенного. Будем вас поддерживать.

Вопрос: Недавно Казахстан разрешил безвизовый въезд гражданам Америки. Как это может отразиться на отношениях России и Казахстана?

С.В.Лавров: Знаете, не обманываю вас, я не знал об этом. Завтра буду в Астане, обязательно поговорю с коллегой, моим другом, Министром иностранных дел Казахстана К.К.Абдрахмановым. В принципе, такого рода вещи неизбежно повлекут необходимость согласования в рамках Евразийского экономического союза, где тоже действует принцип безвизового передвижения. Мы сейчас ведем переговоры с нашими белорусскими друзьями, чтобы выйти на понимание о единой визовой политике. Если и Казахстан в одностороннем порядке предоставил американцам безвизовый режим (я, правда, не знал об этом), то нужно посмотреть, какие это будет иметь последствия для нашего единого визового пространства. Не всегда граждане США, которые могут ездить в Казахстан, могут ездить в Российскую Федерацию. У нас, сами понимаете, как у американцев и других государств есть списки. Их придется согласовывать, выверять. Завтра я все это проясню. Спасибо, что подсказали.

Вопрос: Как Вы оцениваете значение Астраханской области в стратегии построения отношений в Евразии, имею в виду в прикаспийских отношениях? Можете дать краткую оценку прикаспийских отношений с учетом статуса Каспия, который на сегодняшний день до конца не определен?

С.В.Лавров: Во-первых, я очень люблю Астрахань. К сожалению, давно не был в дельте Волги. Во-вторых, Астрахань была местом IV Каспийского саммита два с половиной года назад, на котором согласовали основные направления дальнейшей работы над статусом Каспия. Могу с большой долей уверенности объявить, что Конвенция будет подписана в этом году на пятом саммите, который пройдет в Казахстане.

В декабре мы собирали в Москве министров иностранных дел каспийских стран – России, Казахстана, Туркменистана, Ирана, Азербайджана. Согласовали на нашем уровне все статьи этой Конвенции. Сейчас текст полностью согласован. Идет сверка текстов на языках каждой страны-участницы, выверяется английский текст, чтобы он был общим с учетом того, что пять стран, включая Иран, участвуют в этой Конвенции. Уверен, что она будет подписана. Стучу по дереву, но пока не видим никаких препятствий. Уже не первый год мы думаем о том, чтобы вопросы экономического сотрудничества на Каспии объединить в общую повестку дня и сформировать в идеале Организацию каспийского экономического сотрудничества. Но в качестве первого шага, если не все будут сразу к этому готовы, создать механизм ежегодных встреч по торгово-экономическому сотрудничеству. Мы активно продвигаем Астрахань в качестве столицы такого рода мероприятия.

Вопрос (перевод с английского языка): Отношения России и США сейчас не очень хорошие, как и отношения США и Мексики. Как Вы думаете, является ли это для Мексики возможностью для выстраивания крепких отношений с Россией? Может ли Мексика помочь справится с «жестоким порядком» на Западе?

С.В.Лавров: Вы абсолютно правы. Отношения США с Россией, не такие как отношения США с Мексикой хотя бы потому, что между вами строится физическая стена, а между нами с США пока только воображаемая. У нас нет общей границы, кроме Берингова пролива, но там стена не нужна. Если серьезно, мы заинтересованы в том, чтобы у нас развивались с Мексикой очень добрые, тесные отношения. Об этом говорили наши президенты, они не раз встречались «на полях» разных форумов, об этом говорили мои коллеги. Когда совсем недавно ваш Министр иностранных дел Л.В.Касо приезжал в Россию, мы провели очень хорошие переговоры. Читаю сейчас очередную порцию спекуляций, которые были осенью, потом поутихли, сейчас снова за них взялись, что ваши надвигающиеся выборы опять будут манипулироваться Российской Федерацией. Никто даже не удосуживается объяснить, зачем нам это нужно. Мы хотим создать в Мексике какой-то плацдарм для нападения на США? Там уже будет стена, и все равно уже ничего не получится. Очень рассчитываю, что умный, добрый, энергичный, талантливый мексиканский народ прекрасно все понимает и не позволит втягивать себя в какие-то затеи конфронтационного характера, которые пытаются вам навязывать западные страны, в том числе и ваши соседи.

Что касается роли Мексики в Латинской Америке, ее трудно преувеличить. Мы очень ценим, что Мексика была одним из инициаторов создания Сообщества латиноамериканских и карибских стран (СЕЛАК), которое впервые объединило все латиноамериканские страны Северной и Южной Америки. Это, я считаю, величайшее завоевание в том, что касается формирования идентичности Латинской Америки при сохранении добрых отношений с США и Канадой. Все-таки это немного отличные цивилизация, культура, самосознание и самоощущение членов СЕЛАК в современном мире. Между ними немало противоречий – венесуэльская проблема, ряд других. Но стремление быть одним из опорных столпов того самого многополярного мира, который неизбежно формируется, я считаю, абсолютно законно, оправдано. Мы всячески поддерживаем такую роль Латинской Америки в мире.

Вопрос: Мы сейчас находимся на образовательном форуме «Россия – страна возможностей». Из сессии в сессию тонкой нитью протягивается мысль, что образование – это не только школа и университет, но и вся наша дальнейшая жизнь. То есть, чтобы мы были конкурентоспособными, нам надо постоянно читать новые книги, посещать тренинги и лекции. Как Вы занимаетесь своим образованием, самообразованием? Какую последнюю книгу Вы прочитали?

С.В.Лавров: Сразу скажу, начиная с последней части вопроса, какую последнюю книгу я не дочитал. Это книга В.О.Пелевина «Почти айфон, но не айфон». Вы, наверное, слышали про нее.

Насчет самообразования. В моем случае это постоянный процесс. Происходит ежедневное ознакомление с сотнями, тысячами страниц информации, которая приходит от наших послов. Она не ограничивается достаточно общим описанием тех или иных проблем, которые можно получить в СМИ и Интернете, а глубоко опирается на какие-то личные контакты. Я регулярно (два-три раза в неделю) общаюсь с моими коллегами-министрами, что тоже позволяет не только насыщаться информацией (ведь информация – это одна часть постоянного самообразования), но и понять образ их мышления, как они аналитически оценивают ту или иную ситуацию. Очень часто звучат подсказки. В ходе такого рода встреч, как эта, или на пресс-конференциях, когда заданный вопрос может быть исключительно в рамках той темы, о которой идет речь, но наводит на более системные мысли или касается какой-то другой проблемы.

Но помимо меня самого у нас в Министерстве есть достаточно устоявшаяся система образования. Во-первых, когда люди приходят после университета, с ними проводится собеседование, они проходят испытание для того, чтобы поступить в МИД. После этого на каком-то достаточно близком этапе они проходят курсы повышения квалификации в Дипломатической академии как молодые дипломаты. Через какое-то время, когда они уже вырастают по карьерной лестнице и претендуют на должности более высокого ранга, есть курсы подготовки руководящих работников, в том числе с отдельной программой для тех, кто уезжает за границу в качестве послов, заместителей послов, генеральных консулов и т.д. На этих курсах также обучаются многие дипломаты, которые работают в Москве.

Я говорю об этом очень схематично. Если человек сам не хочет образовываться, ему никакие курсы не помогут. А если он хочет, то ему и курсы не нужны. В сегодняшнем мире можно найти массу возможностей.

Вопрос: Я представляю Севастопольское региональное отделение спасателей. Планируется ли в честь Года добровольца организация зарубежных стажировок у спасателей и добровольцев, которые работают по направлению медицины, спасательной тематики, в тех регионах и странах, где это представлено на более высоком уровне?

С.В.Лавров: С тех пор как Министр обороны Российской Федерации С.К.Шойгу с нуля создавал Министерство чрезвычайных ситуаций (МЧС), оно является одним из эталонных агентств, которые занимаются спасением. Многие, и я в том числе, считают его лучшим в мире. Поэтому я не очень понимаю, о каком еще добровольчестве идет речь. Вы должны передавать всем свой опыт. Есть Международная организация гражданской обороны. Гражданская оборона есть и в названии Вашего Министерства, возглавляет ее российский гражданин В.В.Кувшинов, который раньше работал в МЧС. Я думаю, что российское МЧС как участник этой международной организации вполне может инициировать там самые разные форматы добровольческих и прочих мероприятий.

Вопрос (перевод с английского языка): Как повлияет дипломатический кризис между Москвой и Лондоном на предстоящие президентские выборы в России?

Как Вы расцениваете роль Алжира в регионе? Является ли он стратегическим партнером России?

С.В.Лавров: Насчет того, какие мотивы были у наших британских коллег, я даже не берусь судить. Думаю, что мотивы в любом случае нечистоплотные. Если бы они были чистоплотными, нам бы о них рассказали, предъявили бы ответы на те вопросы, которые мы задаем, и запустили процедуры, которые предусмотрены Конвенцией о запрещении химического оружия.

Алжир – наш стратегический партнер. Я совсем недавно принимал здесь Министра иностранных дел Алжира А.Мессахеля. Мы подтвердили нашу обоюдную заинтересованность углублять партнерство во всех областях. Думаю, что в самое ближайшее время примем дополнительные шаги в торговле, экономическом взаимодействии и инвестиционном сотрудничестве. Мы очень тесно взаимодействуем по внешнеполитическим делам, в том числе по такой сложнейшей проблеме, которую создали наши западные коллеги, как Ливия, когда ее, по сути дела, разрушили и создали проблемы для всех ее соседей, включая Алжир, но не только на севере Африки. В Сахаро-Сахельском регионе также действуют бандиты, которых вооружали те, кто хотел свергнуть М.Каддафи. Там находится огромное количество незаконного оружия и прочие беды, которые свалились на этот регион и прямо затрагивают Алжир.

Мы регулярно общаемся в самых разных форматах. Совсем недавно Алжир посетил Секретарь Совета Безопасности Российской Федерации Н.П.Патрушев. Я говорил со своим коллегой на днях в Москве. У нас стратегическое партнерство и нацеленность на то, чтобы сообща, во-первых, помогать друг другу развивать экономику и социальную сферу, во-вторых, обеспечивать возможности для свободного общения наших людей в гуманитарных и культурных форматах, в-третьих, добиваться урегулирования конфликтов в регионе на справедливой основе.

Вопрос (перевод с английского языка): ЮАР как члена БРИКС интересует, как будет работать Новый банк развития в сферах технологий, экономики, учитывая вмешательство империалистов? Мы видели, как некоторые страны меняют правительства вне избирательных периодов. Каковы планы в рамках БРИКС по стабилизации ситуации?

С.В.Лавров: Что касается Нового банка развития, который был создан странами-членами БРИКС, то он только начинает свои операции. Новый банк развития скоро будет работать в полную мощь. Проекты, которые обсуждаются на первом этапе, касаются только территории пяти стран БРИКС. Возможные проекты за пределами стран БРИКС - это следующий этап. Ясно, что Африканскому континенту будет уделяться специальное внимание, потому что отделение Нового банка развития БРИКС будет расположено в Южной Африке.

Что касается империалистических друзей (как Вы их назвали), которые пытаются всячески затруднить развитие экономического сотрудничества в рамках БРИКС, то это не единственное направление, по которому они работают. Они в принципе заинтересованы в том, чтобы разбить любые объединения, в которых они «не заказывают музыку». Я убежден, что такие страны как КНР, Индия, Бразилия, ЮАР, Россия имеют собственное достоинство и не позволят никому диктовать направление своей внешней политики и запрещать нам общаться с очень близкими друзьями, с которыми нас связывает, в том числе и боевое братство, как это происходило между моей страной и ЮАР в период борьбы за независимость.

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 15 марта 2018 > № 2532375 Сергей Лавров


Великобритания. Вьетнам. Япония. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > newizv.ru, 15 марта 2018 > № 2529982 Сергей Лавров

"НИ" публикует полный ответ Сергея Лаврова на обвинения Терезы Мэй

Ответ министра иностранных дел России С.В. Лаврова на вопрос вьетнамских и японских СМИ об отношении к обвинениям Великобритании.

Вопрос: Вы говорили, что у России нет никакого мотива и назвали чушью обвинения, которые выдвигает Великобритания в адрес России. Как Вы считаете, какие шаги может предпринять Россия в сложившей ситуации? Что может сделать Россия, чтобы истина была установлена?

С.В.Лавров: Россия не то что может, но и делает больше, чем кто-либо другой, включая Соединенное Королевство. В Великобритании заявили, что это происшествие (когда обнаружили мужчину с его дочерью) явилось результатом отравления, что они сами провели расследование, выявили и решили, что отравляющее вещество было произведено в СССР и оказалось у россиян потому, что не все запасы химического оружия были уничтожены. Поэтому не остается никакого другого вывода, кроме того, что это сделала Россия либо по поручению руководства государства, либо по причине утраты контроля над запасами химического оружия. Но и в этом случае Россия виновата, потому что она должна была все химическое оружие уничтожить.

Просто практически каждое слово в перечислении этих обвинений требует подтверждения. Никто никому ничего не показывает. Когда в британском парламенте обсуждался этот вопрос, лидер лейбористов г-н Дж. Корбин попросил ознакомить парламент с результатами расследования. Ему тоже отказали. Так что как минимум это уже должно вызывать вопросы в традиционных и устоявшихся демократиях.Что касается остального, то мы ждем от Соединенного Королевства официального обращения, задействования процедур Конвенции о запрещении химического оружия (там все эти процедуры прописаны).

Нам же говорят, что заявление Премьер-министра Т. Мэй в парламенте и вызов нашего посла к Министру иностранных дел Б. Джонсону это и есть официальное обращение. Это не так, это абсолютно безграмотное заявление. По Конвенции сторона, которая хочет разобраться в чём-то, происшедшем на её территории, обязана сделать это официально, письменно. Я не сомневаюсь, что наши британские коллеги всё прекрасно знают – там сидят умные люди. То, что они категорически отказываются от оформления официального запроса и буквально сознательно и аррогантно идут на раздувание антироссийской риторики в публичном пространстве вплоть до истерики, говорит о том, что они прекрасно понимают, что у них отсутствует формальный повод для того, чтобы идти юридическим путем. Они пытаются всё это свалить в сферу политической риторики, в русофобию в надежде на то, что, как и в целом ряде других случаев, западный мир построится в одну шеренгу и «возьмет под козырек», тем более, что Соединенные Штаты заявили, что они полностью поддерживают позицию Великобритании.

Мы представили множество фактов, которые нельзя игнорировать, в том числе почерпнутые из западных научных журналов последних 15 лет, повторю еще раз, западных публикаций, посвященных работе над отравляющими веществами, которые в Великобритании решили называть «Новичок». После того, как химическое оружие было уничтожено в Российской Федерации, эти работы продолжались и продолжаются, если верить западным публикациям в США, Великобритании, Чехии, Швеции. Началось это все в 1991-1992 гг., когда Советский Союз распался, а лаборатории по производству отравляющих веществ той категории, которую сейчас упоминают в качестве имеющей отношение к «новичку», остались в целом ряде других республик, помимо Российской Федерации, включая страны Балтии, Узбекистан. Узбекистанскую лабораторию, узбекистанские склады ликвидировали как раз при участии специалистов из США. Так что кто, что, где сумел увидеть, забрать, увезти – сейчас очень трудно с этим разбираться. Но факт остается фактом – небезызвестный химик, который сейчас живет в США и который уехал из СССР, г-н В.Мирзоянов (и он не один, там ещё как минимум два-три химика было) вывезен вместе с документами, кстати сказать, на Запад. Мы все эти факты представили. А то, что от них открещиваются и даже не хотят их обсуждать, наводит на мысли.

Вот такой факт – С. Скрипаль жив и дочь его жива. Наверное, если, я надеюсь, их вылечат, они тоже смогут пролить какой-то свет на все происшедшее. Никто не хочет этого дожидаться. Всё уже решено и, как сказали британские коллеги, нам ничего не покажут, они все знают, а нам остается сознаться в содеянном, после чего они будут нас наказывать. Это буквальный перевод с английского того, что они говорят.При этом на вопрос насколько они уверены, что все это так (причем вопрос звучит не от нас, а от тех же западных экспертов), они отвечают «весьма вероятно» (highly possible). Но учитывая гибкость английского языка, для тех обвинений, для тех абсолютно провокационных действий, включая высылку дипломатов и угрозы дальнейшего ухудшения отношений, все строить вокруг «хайли поссибл» – это несерьезно.Вчера в Гааге заседал Исполнительный Совет ОЗХО. Мы в очередной раз предложили задействовать процедуры, которые прописаны в Конвенции о запрещении химического оружия. Британский представитель высокомерно заявил, что Британия это делать не обязана (почему – не знаю) и делать этого не будет. В принципе, наверное, у страны-участницы Конвенции есть возможность сказать, что она не хочет обращаться в этот орган. Но они же в него обратились! А раз ты в эту организацию обратился, то ты обязан руководствоваться пунктами Конвенции, которые предполагают обращение к нам с запросом, поскольку нас подозревают, в том, что мы страна происхождения и даже страна применения этого отравляющего вещества, предоставление нам этого вещества, чтобы мы вместе с экспертами ОЗХО проанализировали его химический состав. Затем, после официального поступления запроса от британской стороны, у нас есть 10 дней по этой Конвенции, в течение которых мы точно дадим ответ.

Более того, в соответствии с конвенционными процедурами, если этот ответ не устроит британскую сторону, по той же Конвенции у них есть право обратиться с предложением о созыве чрезвычайной сессии Исполнительного Совета ОЗХО, который будет принимать соответствующее решение. Ничего из этого англичане использовать не хотят, и об этом они сказали в микрофон. Если после такой позиции, такого поведения у каких-то других стран поворачивается язык говорить, что они солидарны с Лондоном, это, знаете, полная профанация и издевательство над здравым смыслом.

Есть ещё другие способы. Если их не устраивает ОЗХО и Конвенция, которая лежит в основе ее работы, есть еще Конвенция Совета Европы 1959 года об оказании взаимной помощи по уголовным делам. Можно задействовать механизм этой Конвенции. Но весь пафос британских речей и риторики сводится к тому, что они ни нам, ни вообще никому ничего показывать не обязаны. Они решили, что они вне всяких сомнений и подозрений, и поэтому требуют от всех наказывать Российскую Федерацию. Смешно.Вы упомянули про отсутствие мотива. Если уж говорить честно, то его действительно нет. В принципе, ни в какой ситуации нельзя предположить, что Российская Федерация будет этим заниматься. Но даже если гипотетически взять эту больную извращенную логику западных коллег, то кто в здравом уме может предположить, что Российская Федерация накануне выборов Президента, накануне Чемпионата мира по футболу вдруг решает создавать какие бы то ни было проблемы? Нет никакого мотива. Мотив есть у тех, кто продолжает на нас «наседать», в том числе, ищет новые поводы (вслед за допингом, за другими вещами), как осложнить проведение Чемпионата мира по футболу. Это всем известно. Но думая о том, какой же мотив все-таки у британского правительства, правительства консерваторов (это уже прозвучало косвенно в комментариях многих обозревателей западных СМИ), наверное, понятно, что Лондон оказался в очень тяжелой ситуации на переговорах с ЕС по «Брекзиту». Популярность этого правительства стремится вниз. О том, что не удается вырвать из Брюсселя то, что они обещали своему народу, своим избирателям, это известно общественному мнению Великобритании. А такой ход с организацией провокации вокруг С.Скрипаля отвлекает внимание.

Второй причиной является (может, это мое субъективное мнение, я немного знаю британцев) их желание, чтобы о них не забыли, их желание лидировать. В данном случае была выбрана «поляна» русофобии потому что, наверное, других площадок, где Британия могла бы осмысленно лидировать, становится все меньше и меньше. Повторю, мы открыты к диалогу, мы заявили об этом в Гааге, в Исполнительном Совете ОЗХО, предложив использовать все (а их там немало) возможности, которые предоставляет Конвенция для исследования и расследования этого вопроса, мы предлагаем использовать и Конвенцию Совета Европы об оказании помощи по уголовным делам. Вчера в СБ ООН мы предложили принять заявление Председателя Совета Безопасности, которое призывало бы к сотрудничеству всех сторон для того, чтобы установить истину. Это заявление было заблокировано нашими британскими коллегами, что лишний раз подтверждает то, о чем я уже сказал - что они не хотят установления истины, а хотят, чтобы все приняли то, что они распространяют по миру, «за чистую монету». Я не думаю, что у них это получится.

Великобритания. Вьетнам. Япония. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > newizv.ru, 15 марта 2018 > № 2529982 Сергей Лавров


Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 14 марта 2018 > № 2532535 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции с Министром иностранных дел Турецкой Республики М.Чавушоглу по итогам VI заседания Российско-Турецкой Совместной группы стратегического планирования, Москва, 14 марта 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели шестое заседание Российско-Турецкой Совместной группы стратегического планирования, действующей в рамках Совета сотрудничества высшего уровня, который возглавляют президенты двух стран.

Основное внимание уделили подготовке очередной встречи в верхах, которая состоится в начале апреля в Турции, а также рассмотрели вопросы, которые выносятся на ее повестку дня.

Основное внимание в двусторонней сфере было посвящено деятельности наших экономических ведомств по реализации задач по увеличению инвестиционного, торгового взаимодействия, которые были поставлены Президентом России В.В.Путиным и Президентом Турции Р.Т.Эрдоганом.

Мы с удовлетворением констатировали, что в прошлом году товарооборот увеличился более, чем на 37%, составив 21,6 млрд.долл.США.

Условились продолжать шаги по снятию ограничений, в том числе в отношении сельскохозяйственной продукции, но и в отношении других товаров, которые мы поставляем на рынки друг друга. Во многом это связано с необходимостью отменять бюрократические процедуры, которые затрудняют поставки.

Мы, безусловно, позитивно оценили ход реализации таких стратегических проектов, как «Турецкий поток», а также сооружение первой в Турции атомной электростанции на площадке «Аккую».

Мы полностью выразили поддержку активной работе Смешанной Межправительственной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, а также согласились с необходимостью активизировать деятельность российско-турецкого Форума общественности. Рассчитываем, что его очередная встреча состоится накануне заседания Совета сотрудничества высшего уровня.

Мы также констатировали выполнение подписанного контракта на поставку в Турцию зенитно-ракетных систем С-400 «Триумф», других текущих и перспективных проектов в области военно-технического сотрудничества. Отметили, что все эти направления нашего взаимодействия развиваются в соответствии с достигнутыми президентами договоренностями.

Обсудили подготовку к намеченному на 2019 г. «перекрестному» Году культуры и туризма России в Турции и Турции в России. Есть очень интересные задумки. Уверен, что это мероприятие будет позитивно и с энтузиазмом встречено нашими гражданами в Российской Федерации и в Турции.

Отметили рекордный рост турпоездок россиян в Турцию. В прошлом году количество наших граждан, которые посетили Турцию, достигло 4 млн. 700 тыс. человек. По этому показателю в прошлом году мы обогнали Германию, которая до тех пор была лидером в направлении своих граждан на туристические объекты в Турцию.

Мы подтвердили необходимость продолжать соблюдать договоренности об обеспечении безопасности туристов, которые в свое время были согласованы между нашими соответствующими структурами.

Мы, безусловно, будем руководствоваться приоритетностью безопасности жизни и здоровья наших граждан при подходе к другому важному вопросу, который мы хотим решить с нашими турецкими друзьями – взаимному упрощению режима поездок. В этой связи мы обсудили целый ряд шагов, который может уже на данном этапе привести к облегчению визового режима, а, в конечном счете, стать прелюдией к работе по подготовке условий для возвращения к безвизовым обменам.

Мы также рассмотрели международные вопросы. Сделали упор на ситуации на Ближнем Востоке и Севере Африки, прежде всего в Сирии, где Россия, Турция и Иран работают в рамках «астанинского формата» по реализации договоренностей президентов трех стран. Итоги Конгресса сирийского национального диалога в Сочи, который был совместной инициативой лидеров России, Турции и Ирана, одобрены ООН и легли в основу работы, которая сейчас проводится по подготовке к возобновлению полноформатных переговоров о политическом урегулировании сирийского кризиса в соответствии с резолюцией 2254 СБ ООН.

У нас на повестке дня такие темы, как ситуации в Закавказье, Центральной Азии, в Черноморском регионе, на Украине, а также взаимодействие в международных организациях, включая ООН, ОБСЕ и СЕ.

Мне кажется, что наши сегодняшние договоренности, касающиеся продвижения двусторонней повестки дня и укрепления внешнеполитической координации, вносят очень полезный вклад в подготовку очередного саммита, который, как я уже сказал, состоится в начале апреля в Турции.

Вопрос: Обсуждалось ли на сегодняшней встрече военно-техническое сотрудничество между двумя государствами? Когда будет осуществляться доставка зенитно-ракетного комплекса С-400 в Турцию?

С.В.Лавров: Я уже сказал во вступительном слове, что мы обсуждали военно-техническое сотрудничество, включая реализацию российско-турецкого договора о поставках зенитных ракетных систем С-400 в Турецкую Республику. Это вопросы, которые в практическом плане сейчас обсуждают специалисты, не для публичной сферы. Могу только сказать, что мы позитивно реагируем на просьбу наших турецких партнеров ускорить первоначально планировавшиеся сроки поставки.

Вопрос: Обсуждался ли вопрос присутствия американских военных баз на востоке Сирии? Какие есть противодействия планам раскола страны?

С.В.Лавров: Среди прочих аспектов сирийской проблематики мы сегодня обсуждали действия США, прежде всего, на восточном берегу Евфрата и на всём протяжении восточной части Сирийской Арабской Республики, где американцы создают военные базы. Убеждён, что нет оснований сомневаться в намерении, по крайней мере, у некоторых представителей руководства США, закрепиться там надолго, если не навсегда, и способствовать развалу Сирийской Арабской Республики. Для этого применяются самые различные методы. Вчера по линии Министерства обороны и Министерства иностранных дел России мы довели до сведения общественности информацию о том, что готовятся очередные провокации с применением химического оружия – будут организованы постановки, в частности, в Восточной Гуте, как всегда с надрывом, привлекут внимание мирового сообщества к страданиям мирного населения, жертвам среди невинных граждан. Под этим предлогом планируют применить силу со стороны американской коалиции, в том числе по сирийской столице. Мы вчера жёстко предостерегли США по всем каналам. Надеюсь, эти безответственные планы не будут реализованы. В любом случае, они говорят о том, что линия на создание любых предлогов для свержения режима, остаётся в США на повестке дня. Они не зря говорят, что все опции остаются «на столе». Это будет нарушением всех мыслимых норм международного права, резолюции 2254 Совета Безопасности ООН и торжественных заверений Вашингтона о том, что он не пытается подорвать территориальную целостность Сирийской Арабской Республики. Это придётся доказывать делами, а не словами. Слишком много дел расходится с этой риторикой.

Вы спросили, обсуждают ли с нами наши турецкие коллеги те вещи, которые рассматриваются ими в контактах с американцами. Да, мы сегодня получили информацию от Министра иностранных дел Турции М.Чавушоглу. Признательны за это. Как он сказал, не во всём мы соглашаемся на сто процентов, но, тем не менее, обмен мнениями помогает координировать усилия и двигаться к тем целям, которые поставлены в резолюции 2254 Совета Безопасности ООН в рамках астанинского процесса и были подтверждены на Конгрессе сирийского национального диалога в Сочи.

Вопрос: Накануне Вы обратили внимание, что российский МИД до сих пор не получил официального запроса от Лондона по делу С.Скрипаля. Изменилась ли ситуация за последние сутки? Москва также обращала внимание на необходимость проведения совместного расследования, предоставления образцов отравляющего вещества. Есть ли какой-либо прогресс в этом деле?

С.В.Лавров: Есть регресс. Прогресса мы не наблюдаем. Мы так и не получили никакого официального запроса от Лондона в связи с делом об отравлении С.Скрипаля и его дочери. Мы, в свою очередь, официально уведомили англичан, что будем готовы ответить на запрос, если они его сформулируют, на основе своих собственных, британских обязательств по Конвенции о запрещении химического оружия, которая требует в такого рода ситуациях направлять официальный запрос компетентным органам страны, о подозрении в отношении которой идет речь. Такого запроса направлено не было.

Более того, представитель Соединённого Королевства в ОЗХО стал задавать вопросы нашему представителю относительно того, зачем мы вовлекаем в этот разговор тематику КЗХО. Достаточно того, что Министр иностранных дел Великобритании Б.Джонсон пригласил российского посла и все ему сказал. Это такое огромное самомнение, проявление которого видно почти во всех шагах, предпринимаемых Лондоном не только в этом случае, но и во многих других ситуациях. Мы спокойно объяснили еще раз, что вариант проведения консультаций в соответствии с Конвенцией не является факультативным, он обязательный. Если в Лондоне перевелись эксперты, которые могут посоветовать руководству «Форин офиса» и «Даунинг Стрит», как в таких случаях следует вести себя законопослушным членам международного сообщества, то это не наша проблема. Когда поступит официальный запрос, мы, как и положено, в соответствии с нашими обязательствами по КЗХО, в десятидневный срок обязательно дадим ответ, который будет вписываться в требования этого международного документа. Пока, однако, вместо направления такого запроса, Соединенное Королевство продолжает разыгрывать политические сцены.

Вчера поступило и было распространенно в Нью-Йорке официальное обращение Т.Мэй на имя Генерального секретаря ООН А.Гутерреша, в котором говорится, что установлено, что химикат был произведен в СССР, затем перешел в собственность России. Как это все соотносится с зафиксированным КЗХО в присутствии наблюдателей, в том числе и из США, фактом полного завершения уничтожения нашей страной химического оружия? Об этом не упоминается. Заявляется, что никто, кроме России, это отравляющее вещество провести в Великобританию не мог, что никто, кроме России, не обладает мотивами для выбора указанных лиц в качестве жертв. Я оставляю это вообще без комментариев, потому что вчера и в наших СМИ, и в западных было представлено множество аргументов в пользу того, что как раз у России никаких мотивов и быть не могло.

А могли они быть и, наверняка, были у тех, кто хотел бы продолжать русофобскую кампанию во всех без исключениях сферах человеческой деятельности.

В письме Т.Мэй (мне кажется, это самым интересным) говорится, что все эти утверждения англичане делают с высокой степенью вероятности, употреблен английский термин «highly likely». Для людей, которые взывают к необходимости уважать международное право, параллельно отказываются выполнять свои обязательства по Конвенции о запрещении химического оружия и говорят лишь о том, что проведенные ими действия позволяют судить о весьма вероятном вовлечении той или иной стороны, тех или иных лиц в ту или иную акцию, наверное, это не очень солидно и серьезно.

Кстати, подобного рода термины - «вполне вероятно, как представляется, с большой долей уверенности» - были сплошь и рядом включены в доклад об известном инциденте с применением химического оружия в Хан-Шейхуне 4 апреля, который расследовался дистанционно, в том числе лабораториями, которые находились в Соединенном Королевстве. Результаты этих расследований были переданы в Гаагу. Когда нас проинформировали, что эта организация будет опираться на данные британской лаборатории, мы попросили у британских коллег по-человечески, как и положено любой стране, которая хочет иметь точную информацию, ознакомить нас с тем, как были получены пробы из сирийского Хан-Шейхуна. Этот район контролировался, как нам говорили, боевиками, там небезопасно, как этот анализ проводился, как были доставлены пробы в советующие лаборатории. Нам не по-джентельменски вообще отказали в получении какой-либо информации. Так что подход – мы все знаем, верьте нам, и мы требуем, чтобы вы со всем согласились – уже не в первый раз применяется Лондоном.

Как-то уже думал о том, что линия в такого рода вещах перехлестывает то, чем занимался Генпрокурор СССР А.Я.Вышинский, когда изобрел термин «признание – царица доказательств». В этом случае нашим британским коллегам, да и тем, кто их голословно начинает поддерживать, даже не зная результатов расследования, которое еще не завершено, и этого мало. Для них не «признание - царица доказательств», а подозрение, которое они сами выдвигают, уже должно восприниматься всем мировым сообществом как царица доказательств. Так дело не пойдет. Мы будем отстаивать международное право. Аргументов у наших партнеров мы не видим. Без предъявления конкретных фактов придется отвечать за откровенную попытку грубо ввести в заблуждение мировую общественность.

Россия. Турция > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 14 марта 2018 > № 2532535 Сергей Лавров


Россия. Корея > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 14 марта 2018 > № 2532530 Сергей Лавров

Вступительное слово Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе переговоров со спецпредставителем Президента Республики Корея, начальником Управления национальной безопасности при Президенте Республики Корея Чон Ый Ёном, Москва, 13 марта 2018 года

Уважаемый г-н Чон Ый Ён,

Дорогие гости,

Мы ценим Ваш приезд в Российскую Федерацию в рамках усилий, которые сейчас предпринимаются по преодолению кризиса на Корейском полуострове и вокруг него. Ваша миссия, осуществляемая по поручению Президента Республики Корея Мун Чжэ Ина, находится в центре внимания мировой общественности. Вы побывали в Пхеньяне, Вашингтоне, Пекине и сегодня находитесь в Москве. Это лишний раз подчёркивает понимание вашего руководства необходимости сформировать достаточно солидный фронт всех тех, кто может помочь мирному урегулированию кризиса на Корейском полуострове.

Россия последовательно выступает за снижение напряжённости, переход от конфронтационной риторики к конкретным путям поиска общеприемлемых путей урегулирования. В этой связи для нас будут весьма и весьма ценными ваши впечатления, оценки ситуации. Ещё раз спасибо, что приехали к нам на переговоры.

Пользуясь случаем, хотел бы Вас поздравить с успешным проведением Олимпийских игр. Уверен, что и проходящая сейчас Паралимпиада будет не менее успешной. Думаю, что я смело могу выразить особую признательность от имени миллионов российских болельщиков за то доброе отношение, которое было проявлено вашими гражданами по отношению к российской сборной и российским спортсменам.

Россия. Корея > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 14 марта 2018 > № 2532530 Сергей Лавров


Россия. Индонезия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 13 марта 2018 > № 2532533 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Индонезии Р.Марсуди, Москва, 13 марта 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели переговоры с моей коллегой Министром иностранных дел Республики Индонезии Р.Марсуди, которые были конструктивными, по широкой повестке дня наших двусторонних отношений, а также международной и региональной проблематике. Переговоры стали продолжением наших интенсивных контактов в ходе моего визита в Джакарту в августе прошлого года.

У нас общее мнение, что созрели необходимые условия для вывода наших отношений на уровень стратегического партнерства. Договорились ускорить разработку соответствующей декларации.

Мы поддержали интенсивные обмены по линии наших парламентов, внешнеполитических ведомств, судебных органов, правоохранительных структур, министерств обороны, в том числе в рамках деятельности различных механизмов Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН).

Договорились ускорить работу над целым рядом проектов двусторонних соглашений, которые, безусловно, послужат укреплению договорно-правовой базы.

Мы приветствовали устойчивый рост товарооборота, расширение взаимодействия в энергетике, транспорте, в области добычи полезных ископаемых, в сфере высоких технологий. Положительно оценили деятельность Российско-Индонезийской совместной комиссии по торгово-экономическому и техническому сотрудничеству, которая должна провести свое очередное 12-е заседание в этом году.

Мы поощряем развитие прямых контактов между предпринимателями двух стран. В очередной раз будем рады видеть делегации деловых кругов Индонезии на Санкт-Петербургском международном экономическом форуме в мае этого года и на Восточном экономическом форуме во Владивостоке в сентябре.

Подтвердили совпадение позиций по ключевым проблемам международных отношений. Обе наши страны выступают за центральную роль ООН, уважение международного права, политическое урегулирование любых проблем через инклюзивный подход без попыток изолировать кого бы то ни было, при полном уважении принципов суверенитета, территориальной целостности и невмешательства во внутренние дела суверенных государств.

Договорились укреплять взаимную координацию в ООН, а также продолжать тесное сотрудничество по вопросам развития взаимодействия в самом широком контексте во всех областях в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) на основе принципа ведущей роли АСЕАН.

Мы подтвердили нацеленность на выполнение решений, которые были приняты на саммите Россия-АСЕАН в Сочи в мае 2016 г., о выводе отношений между нашей страной и Ассоциацией на уровень стратегического партнерства. Уверены, что Индонезия, которая в этом году заступает на пост координатора диалогового партнерства между Россией и АСЕАН, будет способствовать продвижению к этой цели.

Договорились также продолжать обсуждать различные аспекты инициативы, которую выдвинул Президент Российской Федерации В.В.Путин, о формировании Большого Евразийского партнёрства с участием стран-членов ЕАЭС, ШОС и АСЕАН.

Договорились наращивать наше взаимодействие в сфере борьбы с терроризмом как по двусторонним каналам, так и через механизмы ООН, через взаимодействие в многостороннем формате в АТР.

Из конкретных региональных проблем, конечно же, мы уделили внимание тому, что происходит на Корейском полуострове и вокруг него, на Ближнем Востоке и Севере Африки. У нас единое мнение, что за сложнейшими проблемами, с которыми сталкиваются такие страны, как Ливия, Сирия, Йемен, нельзя забывать о проблеме палестино-израильского урегулирования на основе имеющихся решений ООН. Мы, как и Индонезия, выступаем за то, чтобы все вопросы окончательного статуса палестино-израильского урегулирования решались через прямой диалог и в рамках логики Арабской мирной инициативы, которая была поддержана СБ ООН.

Я благодарю мою коллегу Министра иностранных дел Республики Индонезии Р.Марсуди и ее делегацию за очень плодотворную работу. Уверен, что мы внесли неплохой вклад в продвижение российско-индонезийских отношений.

Россия. Индонезия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 13 марта 2018 > № 2532533 Сергей Лавров


Россия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 13 марта 2018 > № 2532531 Сергей Лавров

Ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова, Москва, 13 марта 2018 года

Вопрос: Каков будет ответ России на требование Премьер-министра Великобритании Т.Мэй предоставить в течение суток объяснения в связи с отравлением С.Скрипаля? Какова будет реакция Москвы в случае, если британское правительство примет обещанные ограничительные меры по этому делу?

С.В.Лавров: Мы слышали ультиматум, который прозвучал из Лондона. Официальный представитель Министерства иностранных дел России М.В.Захарова уже прокомментировала, как мы к этому относимся. К этому можно добавить то, что Великобритания, как и Россия, является участницей Конвенции о запрещении химического оружия, что известно и Премьер-министру, и Министру иностранных дел Великобритании. У меня нет сомнений, что в Министерстве иностранных дел Великобритании не перевелись эксперты, которые занимаются функционированием этой Конвенции и проблематикой, созданной на базе этой Конвенции, Организации по запрещению химического оружия. Может быть эксперты там и остались (наверняка остались), но видимо их никто не слушает. Если говорить о том, что обязана сделать Великобритания в соответствии с Конвенцией о запрещении химического оружия, то это следующее. Во-первых, как только возникли подозрения, что было применено отравляющее вещество, запрещенное Конвенцией, немедленно обратиться к стране, которую подозревают в том, что она является стороной происхождения данного вещества. Ответ на этот запрос дается в течение десяти дней. Если ответ, который последует, не удовлетворит страну, которая запрашивает информацию, то эта страна (в данном случае – Великобритания) должна будет обратиться в Исполнительный совет Организации по запрещению химического оружия и в Конференцию государств-участников Конвенции о запрещении химического оружия. При этом запрашиваемая сторона имеет полное право получить доступ к тому веществу, о применении которого идет речь, чтобы иметь возможность провести собственный анализ данной субстанции. Что мы, собственно, и сделали сразу после того, как появились слухи, раздуваемые практически всеми членами английского руководства насчет того, что в отравлении С.Скрипаля задействовано вещество, произведенное в Российской Федерации. Официальной нотой мы тут же запросили доступ к этому веществу, чтобы наши эксперты могли проанализировать его в соответствии с Конвенцией о запрещении химического оружия. В той же ноте мы потребовали предоставить нам допуск ко всем фактам, связанным с расследованием, учитывая, что одной из пострадавших является Ю.Скрипаль, гражданка России. На эти абсолютно закономерные, правомерные и вытекающие из Конвенции о запрещении химического оружия требования нами был получен невнятный ответ, который сводится к тому, что в этих законных требованиях нам было отказано. Таким образом, прежде чем ставить ультиматум – отчитаться перед британским правительством в течение двадцати четырех часов, лучше соблюсти свои собственные обязательства по международному праву, в данном случае по Конвенции о запрещении химического оружия. Говоря о манерах, нужно помнить, что эпоха колониализма давно ушла в прошлое.

Вопрос: Мы не услышали Вашей реакции на заявление Премьер-министра Великобритании Т.Мэй. Такое впечатление, что Москва несерьезно воспринимает эту ситуацию. Хотелось бы понять, что нужно сделать для того, чтобы избежать конфронтации.

С.В.Лавров: Я понимаю, что Вам нужно подавать информацию, которая будет соответствовать настроениям «умов» в Лондоне. Я уже сказал, что именно Великобритания обязана сделать, прежде чем Россия будет отвечать на её вопросы. Мы не получили запроса, который Лондон обязан подать в соответствии с Конвенцией о запрещении химического оружия.

Вопрос: Завтра планируется встреча с Вашим турецким коллегой, через пару дней – министерская встреча в трехстороннем формате Россия-Иран-Турция. Будет ли обсуждаться вопрос расширения зон деэскалации в Сирии и присоединения к этой зоне Африна, как заявлялось ранее? Также вчера в Совете Безопасности ООН прозвучали заверения США и других западных партнёров о возможности нанесения удара по Сирии, а также обвинения в адрес России в срыве выполнения положений резолюции 2401 СБ ООН. Какое влияние оказывает такая риторика на эффективность процесса стратегического урегулирования в Сирии?

С.В.Лавров: Завтра мы будем встречаться с Министром иностранных дел Турции М.Чавушоглу в Москве. В пятницу, уже с участием нашего иранского коллеги, Министра иностранных дел Ирана Д.Зарифа, проведём министерскую встречу стран-гарантов Астанинского формата в Астане. Конечно, там будет обсуждаться тематика зон деэскалации. Не думаю, что мы сейчас должны обязательно стремиться увеличить их количество, расширить площадь. Сейчас главное обеспечить их функционирование в том режиме, который был согласован, прежде всего, в режиме прекращения огня. Наиболее актуальной задачей является не допустить продолжения грубейшего нарушения этого режима в Восточной Гуте. Там сконцентрировались боевики нескольких организаций, незаконных вооружённых формирований, но всех их под себя «подмяла» «Джабхат Тахрир аш-Шам», которая в очередной раз мимикрировала и называет себя по-другому, но от этого суть не меняется – эта организация внесена в террористический список Совета Безопасности ООН. Из Восточной Гуты постоянно продолжаются миномётные обстрелы Дамаска, включая территорию нашего Посольства. Гибнут люди. Это грубейшее нарушение резолюции 2401, потому что эта резолюция потребовала от всех прекратить огонь, при понимании, условии, что на террористов не распространется обязательство сторон не применять оружие и при втором понимании, что гуманитарная пауза, о которой идёт речь, станет предметом договорённости всех тех, кто находится «на земле». Те, кто находится «на земле» внутри Восточной Гуты, как я уже сказал, и которыми верховодит «Джабхат ан-Нусра», не хотят выполнять своих обязательств. Они хотят только одного – чтобы правительство перестало стрелять, и они получили передышку. Этой передышки террористам Совет Безопасности ООН не обещал. Более того, он им сказал, что её не будет.

Второй аспект этой проблемы – это наши западные партнёры, которые не скрывают, что имеют очень тесные контакты с теми, кто сейчас находится в Восточной Гуте и которые не смогли выполнить своё обязательство по резолюции 2401, заключающейся в том, что надо повлиять на своих подопечных, приструнить их и заставить прекратить обстреливать живые кварталы. Ни того, ни другого западные коллеги во главе с США не сделали. То, что вчера Постоянный представитель США при ООН Н.Хейли пригрозила внести новую резолюцию, которая, как я понимаю, уже готова, означает только одно – они провалились в выполнении предыдущей резолюции. Потому что новый проект, который сейчас будут продвигать американцы, во-первых, уже не содержит каких-либо исключений для террористов (то есть террористов тоже нельзя будет трогать). Во-вторых, новый проект касается не всей Сирии, как это было в резолюции 2401 СБ ООН, а только Восточной Гуты. Это наводит меня на мысль о том, что, во-первых, наши предположения о том, что американская коалиция озабочена не столько подавлением остатков терроризма, сколько сохранением военного раздражителя для режима верны. Во-вторых, раз уже речь идет только о Восточной Гуте, это то самое место, откуда можно наносить наиболее серьезный ущерб столице Сирии и тем самым готовить почву для «плана Б», который Вашингтон последовательно отрицает. Но есть все больше и больше фактов того, что речь идет о курсе на смену режима и на развал Сирийской Арабской Республики.

Кстати, в отличие от резолюции 2401 СБ ООН, новый американский замысел исключает вообще какое-либо касательство гуманитарной ситуации в Ракке или в контролируемом американцами лагере сирийских беженцев «Рукбан», куда ООН не может получить доступ. Ни о каком другом месте на территории Сирии речь вообще не идет.

На фоне этого очевидного провала выполнения резолюции 2401 СБ ООН в той части, которая касается боевиков и спонсирующего их Запада, выдвигается новая резолюция под предлогом того, что это Россия, Иран и сирийское Правительство не смогли обеспечить требования предыдущей резолюции. При этом Постоянным представителем США при ООН Н.Хейли делается заявление о том, что США, конечно, мирная нация, но они могут в любой момент нанести удар по правительственным силам в Сирийской Арабской Республике, как они это сделали год назад, ударив по авиабазе «Шайрат». У меня даже не остается каких-то нормальных терминов для того, чтобы описать все это. Уже на «голубом глазу» делается заявление, что как тогда США «наказали режим»» (как они его называют), так они готовы будут сделать это и сейчас.

В связи с этим есть два комментария, постараюсь сформулировать их максимально корректно. Во-первых, я уже не раз говорил (все это, видимо, «пролетает мимо ушей» тех, кто в Совете Безопасности ООН делает подобные заявления от имени США), что после того, как появились сообщения о том, что 4 апреля прошлого года в районе Хан-Шейхун был применен зарин и что он был доставлен в виде авиабомбы самолетом, который взлетел с авиабазы «Шайрат», мне позвонил Госсекретарь США Р.Тиллерсон. Он сказал, что США очень обеспокоены этими сообщениями и просят Россию получить согласие сирийского Правительства на направление международных экспертов на авиабазу «Шайрат», чтобы обследовать ее на предмет прояснения вопроса, могло ли там находиться химическое оружие. Мы договорились с Дамаском о том, что такой доступ будет предоставлен. Когда мы передали эту информацию Вашингтону, они поблагодарили, сказали, что им это уже не надо и тут же ударили по этому аэродрому.

Эта та информация, которую мы несколько раз доводили до наших американских партнеров напрямую и через СМИ, и которая вообще игнорируется. Поэтому если произойдет очередной удар такого рода, то последствия будут самыми тяжелыми. Г-жа Н.Хейли должна понимать, что одно дело безответственно эксплуатировать микрофон в СБ ООН, а другое дело - когда российские и американские военные имеют каналы общения и по ним очень четко сказано, что можно и что нельзя делать. Американская коалиция это прекрасно знает.

Вопрос: Можете ли Вы исключить причастность России к делу С.В.Скрипаля?

С.В.Лавров: Вы странный человек. Я сказал, что мы - члены Конвенции о запрещении химического оружия, также как и Ваша Родина. Но она почему-то не пользуется экспертизой тех, кто знает, какие обязательства несет на своих плечах Соединенное Королевство. Если те процедуры, которые предусмотрены в Конвенции будут выполнены, я Вас уверяю, что Российская Федерация выполнит свои обязательства и ответит на соответствующий запрос в то время, которое отводится на подготовку ответа.

В свою очередь мы ждем, что Соединённое Королевство ответит на наш запрос, направленный в соответствии с той же самой Конвенцией, о необходимости предоставить нам вещество, о котором идет речь, и сделать для нас открытым весь ход расследования, потому что речь идет о российской гражданке.

Если я это недостаточно объяснил, мы обязательно сделаем стенограмму моих ответов на первый и дополнительный вопросы, пришлем на «Би-би-си» в надежде, что на этот раз Вы не будете делать купюр, публикуя его или передавая своим слушателям и зрителям.

Вопрос: Можете ли Вы все-таки исключить причастность России к делу С.В.Скрипаля?

С.В.Лавров: Мы уже сделали заявление о том, что все это чушь. М.В.Захарова более культурно все это изложила. Мы никакого отношения к этому не имеем. Так всем затуманили головы, что уже в нашей блогосфере делают комментарии, которые переворачивают все с ног на голову. Я прочел с изумлением в чьем-то блоге, что я заявил о недопустимости сравнивать случай А.В.Литвиненко и С.В.Скрипаля. Я сказал ровно обратное. В одной из африканских стран, в ходе последней поездки, мне задали этот вопрос. Я ответил, что также, как и в случае с А.В.Литвиненко - когда мы начали сотрудничать с расследованием, потом оно было засекречено, и нам сказали, что не могут предоставлять всю информацию. Примерно также и сейчас все начинается. Нам ничего не дают в ответ на наше обращение. Так что, пожалуйста, еще раз очень прошу Вас, все, что я сейчас говорю, подробно изложить, а не ограничиваться фразой, которую я предвижу – «на вопрос виновна ли Россия, С.В.Лавров ушел от ответа». Россия не виновна. Россия готова сотрудничать в соответствии с Конвенцией о запрещении химического оружия, если Соединенное Королевство снизойдет до того, чтобы выполнить свои международно-правовые обязательства по тому же документу.

Россия. Великобритания > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 13 марта 2018 > № 2532531 Сергей Лавров


Россия. Эфиопия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 9 марта 2018 > № 2532532 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Эфиопии В.Гебейеху, Аддис-Абеба, 9 марта 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Прежде всего хотел бы еще раз поблагодарить моего коллегу и друга Министра иностранных дел Эфиопии В.Гебейеху и всех наших эфиопских друзей за традиционное гостеприимство.

Наши переговоры проходят на фоне празднования 120-летия установления дипломатических отношений между нашими странами. Этому юбилею посвящен целый ряд мероприятий, который проводится в России и Эфиопии, включая научные конференции, выставки и многое другое.

Особое внимание уделили необходимости наращивания объемов в торгово-экономическом и инвестиционном сотрудничестве. Договорились активизировать работу Межправительственной Российско-Эфиопской комиссии по вопросам экономического, научно-технического сотрудничества и торговли в интересах реализации совместных проектов в различных областях, в том числе энергетики, включая ядерную, гидроэнергетику, а также в сфере геологических исследований, авиасообщения и целого ряда других. Будем также использовать неплохие возможности для взаимодействия в области высоких технологий, науки и образования.

Несколько тысяч эфиопских граждан получили образование в нашей стране. Сегодня мы очередной раз подтвердили поддержку деятельности Ассоциации выпускников советских и российских вузов, которая создана в Эфиопии и является очень важной частью африканского общества.

Мы обсудили вопрос прохождения в этом году курсов повышения квалификации на базе Дипломатической академии при МИД России двумя эфиопскими дипломатами.

Обсудили также ход нашего взаимодействия в сфере военно-технического сотрудничества. По всем упомянутым направлениям готовятся дополнительные межправительственные соглашения и меморандумы, которые укрепят международно-правовую базу контактов в этих областях.

При обсуждении международных проблем подтвердилось наше совпадение позиций по ключевым вопросам современности, включая необходимость полного уважения международного права при центральной и ведущей роли ООН и задач по демократизации международных отношений.

Россия и Эфиопия выступают за уважение культурного и цивилизационного многообразия современного мира, прав народов самим определять свою судьбу и урегулировать все конфликты исключительно мирным способом через инклюзивный диалог без вмешательства извне. На основе этих принципов мы тесно координируем наши действия на международной арене, включая ООН, особенно, с учетом того, что в 2017-2018 гг. Эфиопия является непостоянным членом СБ ООН.

Сегодня мы рассмотрели ход урегулирования целого ряда конфликтов в Африке, с особым вниманием к Африканскому Рогу и ситуации в Южном Судане. Мы подтвердили необходимость полагаться на самих африканцев в поиске подходов к решению тех или иных кризисных ситуаций. Работая с нашими африканскими друзьями в СБ ООН, Африканском союзе и в других субрегиональных организациях Россия будет активно поддерживать их усилия по решению всех этих проблем, оказывая политическую поддержку при рассмотрении соответствующих резолюций, участвовать в подготовке миротворцев и в оснащении соответствующих контингентов необходимым оборудованием.

Я считаю, что состоявшиеся переговоры были очень полезными и помогли продвинуть наше взаимодействие по целому ряду важных направлений.

Вопрос (перевод с английского языка): Могли бы Вы назвать сроки запуска проекта по ядерным технологиям?

С.В.Лавров: Сейчас идет переговорная работа о том, чтобы создать в Эфиопии Центр ядерных технологий на базе уже действующего здесь исследовательского реактора российской разработки. Работа идет хорошими темпами, нет оснований говорить о каких-либо задержках. Она будет еще дополнительно ускорена с завершением подготовки межправительственных соглашений, которые требуется подписать для того, чтобы этот проект был реализован.

Вопрос (перевод с английского языка): Мой вопрос о ядерном проекте. Что он даст Эфиопии? В чём его смысл?

С.В.Лавров: Центр ядерных технологий занимается исследовательской работой. В том числе с целью разработки возможностей Эфиопии в таких мирных областях, как радиологическая медицина. Здесь уже, как я сказал, длительное время функционирует исследовательский реактор российской разработки. Именно этот исследовательский реактор будет основой создаваемого Центра ядерных технологий.

Вопрос: Американские сенаторы обратились к Госсекретарю США Р.Тиллерсону с призывом возобновить диалог по стратегической стабильности в связи с заявлением Президента России В.В.Путина о новых вооружениях. Есть ли готовность к возобновлению диалога, к обновлению СНВ-3?

С.В.Лавров: Мы всегда были за то, чтобы диалог по стратегической стабильности продолжался и развивался между Россией и США. После того, как практически все каналы взаимодействия из-за антироссийской позиции США оказались заморожены еще со времен администрации Б.Обамы, именно мы инициировали возобновление дискуссий на эту тему. Разумеется, такой диалог должен развиваться на основе взаимного уважения, баланса интересов, не должен обставляться никакими предварительными условиями.

Что касается договора СНВ-3, о чем Вы также спросили, все механизмы взаимодействия по реализации этого документа заложены в самом договоре. Они используются в контексте деятельности той Комиссии, которая была создана для наблюдения за его выполнением.

Россия. Эфиопия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 9 марта 2018 > № 2532532 Сергей Лавров


Россия. Зимбабве > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 8 марта 2018 > № 2532426 Сергей Лавров

Ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел и международной торговли Республики Зимбабве С.Мойо, Хараре, 8 марта 2018 года

Вопрос: Вы уже посетили ряд африканских стран – Анголу, Намибию и Мозамбик. Какие главные интересы у России в регионе?

С.В.Лавров: Визит в Зимбабве является частью большой поездки по Африке. Мы уже посетили Анголу, Намибию и Мозамбик. Сегодня мы в Хараре. Завтра у нас переговоры в Эфиопии с руководством страны и с руководством Африканского союза.

Если говорить о тех странах, которые мы посетили на настоящий момент, то с каждой из них нас связывают очень добрые дружественные связи, которые зародились еще в период борьбы ваших народов за независимость. Взаимные симпатии и дружественные чувства между нашими народами очень сильны, что обеспечивает очень доверительный и эффективный политический диалог, в том числе на высшем уровне.

Наше общее с африканскими друзьями желание сделать так, чтобы торгово-экономические и инвестиционные связи вышли на уровень, который будет соответствовать политическим и доверительным отношениям.

Сегодня на переговорах с Президентом Республики Зимбабве Э.Мнангагвой, Вице-президентом и с участием подавляющего большинства министров экономического блока мы обсуждали задачи, которые стоят в сфере развития наших торговых и инвестиционных связей. Отводим важную роль повышению эффективности работы российско-зимбабвийской Межправительственной комиссии по экономическому, торговому и научно-техническому сотрудничеству, которая в этом году должна провести свое очередное заседание.

Особое внимание сегодня уделили реализации проекта освоения платинового месторождения «Дарвендейл» – одного из крупнейших в мире, на котором работает совместное предприятие России и Зимбабве.

У нас также состоялся неплохой разговор о перспективах сотрудничества в алмазной области. Мы проинформировали наших друзей о заинтересованности многих российских компаний установить партнерские связи со своими коллегами из Зимбабве – это АО «ВТК КАМАЗ», ООО «Комбайновый Завод «Ростсельмаш», АО «ОКХ «Уралхим», АО «Росгеология» и другие.

Обсудили также перспективы военно-технического сотрудничества. У нас при Межправительственной комиссии по экономическому, торговому и научно-техническому сотрудничеству функционирует соответствующая рабочая группа.

Безусловно, значительное внимание уделили рассмотрению вопросов международной повестки дня, по которым мы тесно координируем наши действия, в том числе и в ООН.

С Министром иностранных дел и международной торговли Республики Зимбабве С.Мойо мы рассмотрели наши контакты по линии Россия – Африканский союз, Россия – Сообщество развития Юга Африки и с другими субрегиональными организациями.

Мы высоко ценим конструктивную роль, которую играет Зимбабве в рамках общих африканских усилий по урегулированию различных региональных кризисов и конфликтов.

Я считаю, что переговоры здесь, как и в странах, о которых я уже упомянул, в Анголе, Намибии и Мозамбике, были весьма полезными как для дальнейшего продвижения нашего двустороннего сотрудничества во всех областях, так и для координации действий по актуальным вопросам внешнеполитической повестки.

Вопрос: Госсекретарь США Р.Тиллерсон сейчас находится в турне по странам Африки. Накануне он раскритиковал китайскую политику на африканском направлении, в частности, рассказал, что такая политика приводит к увеличению долгов, не приводит к созданию рабочих мест и в целом угрожает политической и экономической стабильности. Как Вы можете это прокомментировать?

С.В.Лавров: Я не знал, что Р.Тиллерсон – специалист по китайско-африканским отношениям. Мне кажется, что не вполне корректно, находясь в гостях, высказываться по поводу отношений хозяев с другими странами, да еще и в таком негативном ключе. Если, конечно, это правда, так как я не видел таких сообщений.

Вопрос: Что предполагает создание особых экономических зон (ОЭЗ)? О чем было специальное послание Президента Российской Федерации В.В.Путина Президенту Зимбабве М.Мнангагве?

С.В.Лавров: Сегодня был подписан меморандум между соответствующими министерствами, занимающимися вопросами промышленности и торговли. На самом деле, было подписано несколько меморандумов. Один из них – о намерении создать специальную экономическую зону в Зимбабве. Этот проект будет проработан специалистами, профессионалами. Результаты этой проработки будут доложены руководству наших стран, профильным министерствам. Думаю, что это не займет много времени. Соответствующие решения будут приняты.

Что касается послания, которое было передано от имени Президента В.В.Путина Президенту М.Мнангагве, то, прежде всего, это выражение поддержки усилий руководителя Зимбабве по стабилизации политической обстановки, консолидации общества, развитию всестороннего сотрудничества с теми странами, которые готовы помогать Зимбабве в решении стоящих перед этой страной проблем.

Вопрос (перевод с английского языка): С учётом планов по расширению сотрудничества с Зимбабве, на какие аспекты Вы обратили особое внимание, зная, что во многих странах сомневаются относительно взаимодействия с Зимбабве по причине некоторых особенностей местной политики?

С.В.Лавров: Честно говоря, не совсем понимаю, почему мы должны что-то навязывать нашим друзьям. Мы работаем со всеми странами, которые готовы сотрудничать на основе равноправия и взаимной выгоды. Мы не приемлем односторонних шагов по навязыванию санкций, мер принуждения, которые применяются в том числе и в отношении Зимбабве. Считаю, что подобные политизированные шаги существенно искажают функционирование рынка. Можно сказать, что те, кто применяет односторонние санкции, непозволительным, противоправным образом вмешиваются в игру свободных рыночных сил и в правила, которые заложены в мировой экономике.

Вопрос: Завтра Вы будете в Эфиопии. Насколько нам известно, российская сторона предлагала провести там встречу с Госсекретарем США Р.Тиллерсоном. Скажите, ответили ли американцы на это предложение?

С.В.Лавров: Не хотел высказываться на эту тему, но сегодня узнал, что вчера американцы заявили о том, что не было никакого обсуждения возможности встречи в Аддис-Абебе между мной и Р.Тиллерсоном. Поскольку они сочли уместным сделать такое заявление, хочу сказать, что это неправда. На самом деле все было следующим образом. В январе состоялось заседание СБ ООН под председательством Президента Казахстана Н.А.Назарбаева, в котором мне было поручено участвовать. Госсекретарь США Р.Тиллерсон туда прибыть не смог. А через три дня после моего возвращения в Москву Р.Тиллерсон позвонил и предложил встретиться и найти для этого удобное для нас обоих время и место. Я ответил, что только что был в Нью-Йорке, что куда удобнее, от Вашингтона совсем близко, но он сказал, что был оба дня, которые я провел в Нью- Йорке, занят в столице. Тогда мы расстались на том, что как только у нас будет понимание, что мы где-то можем оказаться примерно в одно и тоже время, то постараемся встретиться. Когда выяснилось, что сегодня вечером как минимум (это точно) мы оба будем в Аддис-Абебе, наша сторона передала соответствующее предложение. Американцы сказали, что будут думать. Но, когда их вчера спросили, состоится встреча или нет, они ответили, как Вы знаете, что этот вопрос не обсуждался. Я сейчас сказал Вам правду. Еще раз подчеркну, что не хотел вдаваться в эти детали, но раз они публично опровергают очевидные факты, то мне пришлось сделать то, что я сейчас сделал.

Вопрос (перевод с английского языка): В скором будущем в Зимбабве состоятся выборы. Собирается ли Россия оказать содействие в их проведении?

С.В.Лавров: Мы никогда не вмешиваемся ни в чьи внутренние дела. Несмотря на то, что из Вашингтона и ряда других западных столиц ежедневно звучат утверждения об обратном. Хотя ни единого, подчеркну ни единого факта никто предоставить не может. Недавно, по-моему, в «Нью-Йорк Таймс» был опубликован большой материал, который описывает историю вмешательства США в проведение выборов и в целом во внутренние дела десятков и десятков стран в течение многих десятилетий. Когда эта тема стала обсуждаться в американских СМИ, я услышал поразительные утверждения о том, что американцы действительно это делают, но ради блага тех стран, о которых идёт речь, потому что они несут через своё вмешательство "свободу и демократию". Мы такую философию совершенно не разделяем, я считаю такие подходы абсолютно неоимперскими. Никогда не будем заниматься чем-то подобным. Народ Зимбабве, как и народ любой другой страны, сам должен решать свою судьбу. Убеждён, что народ выскажет своё мнение на предстоящих в июле всеобщих выборах в Вашей стране.

Россия. Зимбабве > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 8 марта 2018 > № 2532426 Сергей Лавров


Россия. Мозамбик > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 7 марта 2018 > № 2532518 Сергей Лавров

Ответ на вопрос СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова по итогам встречи с Президентом Республики Мозамбик Ф.Ньюси, Мапуту, 7 марта 2018 года

Вопрос: Как развивается энергетическое сотрудничество между Россией и Мозамбиком с учетом того, что «Эксон Мобил» в 2017 г. заявил о выходе из совместных проектов с ПАО «НК «Роснефть»? Будет ли и далее развиваться работа над проектами ПАО «НК «Роснефть» в Мозамбике?

С.В.Лавров: Действительно, среди наших планов немалую долю занимают проекты освоения природных ресурсов, в том числе углеводородов Мозамбика. В предметном плане этим будет заниматься предстоящая в апреле этого года первая сессия Межправительственной российско-мозамбикской комиссии по экономическому и научно-техническому сотрудничеству.

Среди проектов, которые активно обсуждались в последнее время, есть консорциум с участием мозамбикской компании, ПАО «НК «Роснефть» и «Эксон Мобил» по разработке шельфовых месторождений углеводородов около Мозамбика. Последнее, что я слышал, что консорциум ведет работу с соответствующими структурами Правительства Мозамбика по юридическому оформлению всех необходимых работ. Если в последнее время у «Эксон Мобил» появились какие-то проблемы, то в них надо разобраться. Думаю, что это будут делать напрямую между собой участники консорциума, конечно же, с участием представителей Правительства Мозамбика.

Мы очень надеемся, что в этом и во всех других проектах между Россией и Мозамбиком, также как и с любой другой страной, решающую роль все-таки будут играть не некие политические соображения или расчеты, а реальные интересы экономики соответствующего государства, где работают те или иные компании. Посмотрим, насколько экономические интересы американских компаний будут уважаться Правительством США.

Хотел бы сказать, что мы были проинформированы Президентом Республики Мозамбик Ф.Ньюси об усилиях, которые предпринимались в последнее время по достижению договоренностей между партией ФРЕЛИМО (Фронт освобождения Мозамбика) и партией РЕНАМО (мозамбикское национальное сопротивление). Мы активно их поддерживаем и считаем принципиально важными для того, чтобы преодолеть внутренние проблемы в стране на основе национального согласия и социального мира. Всяческая наша поддержка, которая может быть признана полезной в этом процессе, будет оказана нашим мозамбикским друзьям.

Россия. Мозамбик > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 7 марта 2018 > № 2532518 Сергей Лавров


Россия. Мозамбик > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 7 марта 2018 > № 2532517 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел и сотрудничества Республики Мозамбик Ж.Пашеку, Мапуту, 7 марта 2018 года

Уважаемый г-н Министр,

Уважаемые коллеги,

Дамы и господа,

Прежде всего хотел бы поблагодарить наших мозамбикских хозяев за приглашение и за прекрасную организацию нашей работы.

Отношения между нашими странами дружественные. Они формировались в годы антиколониальной борьбы и приобрели прочный, устойчивый характер уже в ходе становления государственности Мозамбика и обеспечения социально-экономического развития страны под руководством партии Фрелимо.

Мы с признательностью отметили готовность Президента Республики Мозамбик Ф.Ньюси провести сегодня переговоры с нашей делегацией. В Министерстве иностранных дел Республики Мозамбик мы обсудили ключевые вопросы, которые требуют решения в ближайшее время.

Главная задача, конечно же, сделать так, чтобы наше торгово-экономическое и инвестиционное сотрудничество выходило на уровень политического диалога. Здесь уже есть первые результаты. Достигнута договоренность о создании Межправительственной комиссии по экономическому и научно-техническому сотрудничеству, первое заседание которой пройдет в следующем месяце в Мапуту.

Длительный и весьма успешный опыт нашего взаимодействия позитивно оценивается обеими сторонами. В сфере военно-технического сотрудничества мы констатировали, что решение о создании рабочей группы по ВТС, которая впервые встретилась в прошлом году, также способствует развитию взаимодействия в этой важной области.

Развиваются связи в области образования, которые также имеют богатую и давнюю историю. Несколько сотен мозамбикских граждан обучается в российских вузах по гражданским специальностям, а также в учебных заведениях Министерства обороны и Министерства внутренних дел Российской Федерации.

Развиваются связи между парламентами, политическими партиями. Совсем недавно на очередном съезде партии Фрелимо присутствовали делегаты от партий «Единая России» и КПРФ.

Особое внимание уделяем молодежным обменам. Мы благодарны нашим мозамбикским друзьям за направление представительной делегации на состоявшийся осенью прошлого года в Сочи Всемирный фестиваль молодежи и студентов.

У нас очень тесное взаимодействие по международной проблематике, в том числе в ООН, а также в рамках сотрудничества России с Африканским Союзом, Сообществом развития Юга Африки и другими структурами, которые работают на Африканском континенте, участником которых в том числе является и Мозамбик.

Мы, как и наши мозамбикские друзья, считаем объединение усилий по борьбе с терроризмом абсолютным приоритетом международного сообщества. Сделать это необходимо на общей и прочной основе международного права, без каких-либо двойных стандартов и попыток использования экстремистов в узкокорыстных геополитических целях. Именно с такой инициативой выступил на одной из последних сессий Генеральной Ассамблеи ООН Президент России В.В.Путин. Она по-прежнему в полной мере сохраняет свою актуальность, в том числе с учетом нарастающей террористической угрозы. Несмотря на определенные успехи в борьбе с этим злом, оно продолжает доставлять огромное количество проблем многим странам и регионам.

Мы обсудили ситуацию на Ближнем Востоке и Севере Африки, в частности, вокруг сирийского урегулирования. Россия как постоянный член Совета Безопасности ООН и участник астанинского процесса активно занимается содействием по преодолению сирийского кризиса. Мы также внесли свой вклад в общие усилия по выполнению резолюции 2254 СБ ООН, проведя с иранскими и турецкими коллегами Конгресс сирийского национального диалога в январе этого года в Сочи.

Мы подтвердили полную поддержку Российской Федерацией усилий африканских стран по борьбе с террористической угрозой на их территории, особенно в Сахаро-Сахельском регионе, где террористы стали активно пытаться диктовать свои условия после того, как состоялось вторжение в Ливию, и эта страна превратилась в территорию хаоса.

Мы будем и далее сотрудничать с нашими мозамбикскими друзьями во всех перечисленных форматах, укрепляя также и двусторонний диалог по всем направлениям нашего взаимодействия.

В заключение я пригласил Министра иностранных дел и сотрудничества Республики Мозамбик Ж.Пашеку посетить Российскую Федерацию с официальным визитом.

Россия. Мозамбик > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 7 марта 2018 > № 2532517 Сергей Лавров


Россия. Намибия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 6 марта 2018 > № 2532515 Сергей Лавров

Выступление и ответ на вопрос СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе пресс-конференции по итогам переговоров с заместителем Премьер-министра, Министром международных отношений и сотрудничества Республики Намибии Н.Нанди-Ндайтвой, г.Виндхук, 5 марта 2018 года

Дорогая г-жа Министр,

Дорогие друзья,

Дамы и господа,

Очень приятно иметь возможность воспользоваться любезным приглашением г-жи Министра посетить Намибию в ответ на её визит в Российскую Федерацию чуть больше года назад.

Россия придаёт особое значение добрым, дружественным отношениям с Намибией – надёжным, проверенным временем партнёром нашей страны. Наши намибийские друзья хорошо помнят, и мы это очень ценим, что в течение почти 30 лет, которые предшествовали обретению Намибией суверенитета, наша страна оказывала разностороннюю помощь намибийским патриотам, которые под руководством Народной организации Юго-Западной Африки (СВАПО) вели национально-освободительную борьбу.

Сегодня на прочной основе этого фундамента, который консолидировал дружбу и взаимное уважение наших народов, мы выстраиваем отношения в самых разных сферах от экономики до культуры. Мы договорились активно поддерживать деятельность Межправительственной Российско-Намибийской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству, которую с намибийской стороны возглавляет г-жа Министр. Последнее заседание этой Комиссии выработало очень конкретные, полезные решения в таких областях, как горнодобыча, сельское хозяйство, энергетика, рыболовство, туризм, подготовка кадров.

Мы сегодня выразили нашу общую поддержку усилиям деловых кругов обеих стран налаживать более активные прямые контакты, согласовывать совместные проекты в Намибии. Условились также совершенствовать договорно-правовую базу. Целый ряд полезных договоров, межправительственных соглашений, межведомственных меморандумов находится в работе, и мы постараемся поскорее их досогласовать.

У нас единая позиция в пользу демократизации международных отношений, укрепления центральной координирующей роли ООН и её Совета Безопасности. Считаем важнейшей задачей на этом направлении скорейшее достижение консенсуса по вопросам реформы СБ ООН с тем, чтобы развивающиеся страны были более справедливо представлены в этом главном органе, отвечающем за международные мир и безопасность. Мы с уважением относимся к позиции Африканского Союза по этой проблеме.

У нас также совпадающие подходы по необходимости мирного политического урегулирования многочисленных конфликтов и кризисов, которые, к сожалению, сохраняются на нашей планете, в т.ч. в регионе Ближнего Востока и Северной Африки. Это касается сирийского кризиса, проблем Западной Сахары и, конечно, палестино-израильских отношений. По всем этим и многим другим конфликтным ситуациям, в т.ч. на африканском континенте, приняты решения международного сообщества в виде резолюций ООН. Намибия и Российская Федерации выступают за то, чтобы они строго выполнялись. Мы дали сегодня высокую оценку той роли, которую играет Намибия в деле содействия урегулированию целого ряда конфликтов в Африке как в рамках Африканского Союза, так и субрегиональных структур, включая Сообщество развития Юга Африки.

Ещё раз благодарю мою коллегу и рассчитываю на очередную встречу уже в Российской Федерации. Приглашаю посетить Россию с очередным визитом.

Вопрос: Тема Сирии так или иначе стоит на повестке дня Вашего африканского турне. В последнее время давление на Россию со стороны западных стран достигло беспрецедентного уровня – лидеры США, Франции, Германии призывают нас сделать так, чтобы в Восточной Гуте прекратились военные операции. Что мы можем ответить? Будем ли реагировать на эти призывы?

С.В.Лавров: Сирия – далеко не единственная тема, по которой нас пытаются прессинговать. Многие другие актуальные вопросы международной повестки дня также являются предметом для попыток давить на Российскую Федерацию. Я даже слышал, что последняя волна холодного воздуха в Европе тоже связывается с действиями нашей страны.

Мы всегда выполняем то, о чём договорились. Если вести речь о Восточной Гуте, то мы полностью, на сто процентов, привержены резолюции 2401, которая была принята консенсусом в Совете Безопасности ООН. Главный пункт этой резолюции требует, подчеркну, от всех сирийских сторон договариваться о прекращении огня с тем, чтобы обеспечить как минимум 30-дневную паузу для доставки гуманитарной помощи. Наши западные партнёры предпочитают игнорировать этот параграф и настаивают, как Вы сказали, на том, чтобы сирийское Правительство прекратило боевые действия в одностороннем порядке, а Россия перестала его поддерживать. Хотя эти шаги сирийского руководства при нашей поддержке направлены на подавление «Джабхат ан-Нусры», являющейся террористической организацией, которая, в соответствии с принятой СБ ООН резолюцией, не «покрывается» предложением о прекращении боевых действий против террористов в течение всего действия этой резолюции. Абсолютно легитимно с ней вести последовательную непримиримую борьбу.

У нас всё больше свидетельств того, что наши западные партнёры хотели бы эту «Джабхат ан-Нусру» (которая сейчас меняет свои наименования, но от этого её суть не меняется) вывести из-под удара, сберечь её на случай всё более откровенных планов вернуться к «плану Б» - то есть попытаться сменить режим в Дамаске. Всё больше информации, которую мы получаем из самых разных источников, говорит о том, что такая узкая неинклюзивная группа, которую сформировали американцы по сирийским вопросам, вынашивает планы развала сирийского государства. Это ещё одно подтверждение недоговороспособности наших западных партнёров, которые в практическом плане встают на курс, прямо противоречащий резолюциям Совета Безопасности ООН, при этом постоянно подтверждая уважение к суверенитету и территориальной целостности САР. Надо работать честно. К сожалению, пока этого на стороне наших западных коллег не хватает.

Россия. Намибия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 6 марта 2018 > № 2532515 Сергей Лавров


Россия. Ангола > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > mid.ru, 5 марта 2018 > № 2532509 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на церемонии открытия памятника воинам, исполнявшим интернациональный долг в Анголе, г.Луанда, 5 марта 2018 года

Уважаемый г-н Министр иностранных дел,

Уважаемый г-н Министр обороны,

Уважаемые послы Кубы и Намибии, ваши превосходительства,

Дорогие друзья,

Прежде всего хотел бы поблагодарить Союз ветеранов Анголы, Посольство России в Луанде, наших ангольских друзей за эту инициативу.

Сегодня в ходе беседы с Президентом Республики Ангола Ж.Лоуренсу и переговоров с Министром иностранных дел Республики Ангола М.Д.Аугушту подтвердилось, что мы помним наше боевое братство, которое позволило добиться освобождения Анголы и обретения ею независимости.

Цифры, которые характеризуют нашу помощь Анголе в самые трудные времена – во времена борьбы за независимость, сегодня уже прозвучали. В итоге более 100 тыс. наших граждан участвовали в этой борьбе. 80 человек сложили свои головы, сотни были ранены, включая нашего уважаемого Посла Российской Федерации в Анголе В.Н.Тарарова.

Наша помощь этой братской стране не ограничивалась только борьбой за независимость. Она продолжалась, когда Республика Ангола занималась становлением своего государства.

Разумеется, свой вклад в становление нашей дружбы и сотрудничества уже в мирное время внесла советская и российская дипломатия.

Хотел бы особо подчеркнуть, что в те тяжелые для ангольского народа времена не только наша страна оказала им помощь, но также Куба и Намибия. Мне очень приятно, что сегодня послы двух братских стран присутствуют на этой церемонии.

Не зря этот Мемориальный камень называется «В память о тех, кто боролся за независимую Анголу». Я убежден, что этот символ солидарности всех, кто борется за справедливость и за право самим распоряжаться своей судьбой, будет долгие годы служить напоминанием молодому поколению о том, что эти ценности превыше всего. Когда я вижу ребят и девчат, которые учатся в нашей школе и пришли сюда на эту церемонию, я убежден, что наше дело правое, и мы победим.

Еще раз всем огромное спасибо за эту инициативу. Желаю вам всего самого доброго, а нашим ангольским друзьям новых успехов в развитии своей независимой и самостоятельной страны.

Россия. Ангола > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > mid.ru, 5 марта 2018 > № 2532509 Сергей Лавров


Россия. Ангола > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 5 марта 2018 > № 2532330 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Республики Ангола М.Д.Аугушту, г.Луанда, 5 марта 2018 года

Уважаемый г-н Министр,

Дамы и господа,

Дорогие друзья,

Прежде всего, хотел бы поблагодарить наших ангольских хозяев за радушие и гостеприимство.

Наши отношения, которые зародились задолго до обретения Анголой независимости, действительно многогранны и их отличает дружелюбие, взаимное доверие и нацеленность на конкретные дела.

Это в полной мере проявилось сегодня в ходе беседы с Президентом Республики Ангола Ж.Лоуренсу и во время переговоров, которые прошли в Министерстве иностранных дел Республики Ангола с участием нескольких ключевых министров Правительства, занимающихся экономикой и социальной сферой.

Мы констатировали интенсивный политический диалог, в том числе на высшем уровне. Здесь, в Луанде и недавно в Давосе состоялись встречи между Президентом Анголы Ж.Лоуренсу и заместителем Председателя Правительства Российской Федерации А.В.Дворковичем.

Сегодняшние переговоры подтвердили, что у нас совпадающие и очень близкие подходы к международным делам в ООН и на других площадках.

У нас обоюдное желание вывести экономическое взаимодействие на качественно новый уровень. Над этим активно работает Межправительственная комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству, пятое заседание которой пройдет в этом году в Москве.

Мы активно поощряем деловые круги обеих стран и их контакты. Отрадно, что осенью прошлого года в Москве под эгидой Торгово-промышленной палаты Российской Федерации состоялась встреча бизнесменов обеих стран. Очередная встреча состоится в этом месяце в Луанде.

Наше взаимодействие развивается в секторе минеральных ресурсов. В нефтегазовой области у нас намечаются хорошие перспективы, также как у нас хорошие планы по развитию высокотехнологичных отраслей, включая космос и мирное использование атомной энергии.

В связи с планами Правительства Республики Анголы мы делаем особенный акцент на газовую сферу. Мы пригласили наших ангольских друзей присоединиться к успешно функционирующему форуму стран – экспортеров нефти.

Сегодня в ходе переговоров в Министерстве иностранных дел Анголы с участием Министра образования М.Тейшейра мы говорили о необходимости и дальше наращивать контакты в сфере образования и придавать им стратегический характер. В этом есть однозначная заинтересованность.

Традиционно устойчивой, активно развивающейся сферой нашего сотрудничества является военно-техническое взаимодействие. Состояние дел в этой сфере и перспективы, на которые мы рассчитываем, будут рассмотрены в этом году на очередном заседании Российско-Ангольского Межправительственного комитета по военно-техническому сотрудничеству.

Еще раз хотел бы выразить искреннюю признательность нашим ангольским друзьям за то, как бережно они относятся к памяти тех граждан нашей страны, которые отдали свои жизни за свободу и независимость Республики Ангола. Сегодня, перед вылетом из Луанды, мы посетим территорию нашего Посольства, где откроем Мемориальный камень «В память о тех, кто боролся за независимую Анголу».

В заключение наших переговоров я пригласил Министра иностранных дел Республики Ангола М.Д.Аугушту посетить Российскую Федерацию с ответным визитом.

Вопрос: Есть ли подтверждение направления приглашения Президента России В.В.Путина Президенту Анголы Ж.Лоуренсу? Известны ли даты этого визита? Как обстоят дела с нашим спутником «Ангосат»?

С.В.Лавров: Спутник находится на геостационарной орбите и проходит техническое испытание. В апреле он будет в точке, которая позволит нам с ангольскими специалистами определить, как дальше будет развиваться проект.

Что касается приглашения Президенту Ж.Лоуренсу в Российскую Федерацию, то такое приглашение было передано Президентом России В.В.Путиным сразу после избрания Президента Анголы. Совсем недавно В.В.Путин в публичных комментариях подтвердил, что такой визит планируется. Сроки согласуем дополнительно, об этом мы сегодня договорились.

Вопрос: Вы говорили, что существуют российские компании, которые хотят инвестировать в Анголу. Какие это компании и в чем будут заключаться инвестиции?

С.В.Лавров: Таких компаний много. Это уже долго работающая здесь «Алроса», работает банк «ВТБ», есть интерес, как я уже сказал, проявившийся в ходе встречи, которую провела Торгово-промышленная палата России осенью прошлого года в Москве. Присутствовали представители руководства, в частности, таких компаний, как «Роснефть», «Зарубежнефть», «Газпром нефть», «Уралвагонзавод», «Камаз» и целый ряд других. Мы сегодня убедились, что наряду с крупными объединениями предпринимателей, здесь довольно активно и успешно работают небольшие компании. Мы это приветствуем. Они здесь нашли своих партнеров и успешно реализуют совместные планы.

Сферы инвестиций могут быть практически любыми, которые представляют интерес для Правительства Анголы и которые могут быть предметом совместных действий российских и ангольских предпринимателей и государственных структур.

Вопрос: На уже упомянутых встречах торгово-промышленных палат шел разговор о том, что Россия - стратегический партнер по реализации программы «Ангола Визау 2025-2050» и что российская сторона получит доступ ко всем профильным министерствам Анголы, которые участвуют в проекте – от рыбной ловли до туризма и обороны. Есть ли подвижки в этом вопросе?

С.В.Лавров: Весь визит посвящен движению в этом направлении. Как я сказал, г-н Министр организовал сегодня переговоры в МИД, на которые были приглашены министры, отвечающие за ключевые направления развития ангольской экономики и программы «Ангола Визау». Я уверен, что разговор сегодня был очень полезным. Подвижки есть, они очевидны.

С.В.Лавров (добавляет после Министра иностранных дел Анголы М.Д. Аугушту): Хотел бы добавить два слова по последней теме – нашему взаимодействию в ООН. Мы неизменно развиваем наши отношения с африканскими странами не только в двусторонних форматах, но и с объединениями, которые существуют на континенте: прежде всего, с Африканским союзом, но и с Сообществом развития Юга Африки (САДК).

Мы всегда выступаем за то, чтобы все африканские проблемы решались, прежде всего, самими африканцами на основе договоренностей, которые они между собой достигают, без попыток навязывать им что-то извне. Были попытки навязывать решения со стороны. Чего только стоит один пример Судана, когда внешние силы (назовем это так) навязали раздел страны и теперь не знают, что с ним делать и как предотвратить кризисные явления, прежде всего, в Южном Судане. Так что мы твердо отстаиваем принцип «африканским проблемам – африканское решение», а международное сообщество должно уважать выбор самими африканцами путей урегулирования того или иного конфликта, а также морально, политически и материально поддерживать в том, что касается содействия подготовке кадров для миротворческих операций, что активно делает Россия.

Очень хорошим примером, когда сами африканцы проявляют полезные инициативы, является конструктивная роль, которую, в частности, играет Ангола, в отношении усилий по урегулированию конфликтов в ДРК и Лесото. Совсем недавно Ангола завершила четырехлетнее председательство в Международной конференции региона Великих озер. По всеобщему признанию, это были очень успешные четыре года, которые не позволили ситуации дестабилизироваться, создали предпосылки для постепенного, но устойчивого решения всех этих проблем.

Россия. Ангола > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 5 марта 2018 > № 2532330 Сергей Лавров


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > mid.ru, 2 марта 2018 > № 2517283 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на совместном заседании Наблюдательного и Попечительского советов МГИМО 2 марта 2018 года

Уважаемые коллеги,

Друзья,

Рад видеть всех членов Наблюдательного и Попечительского советов МГИМО. Наши совместные заседания утвердились в качестве важного элемента принятия ключевых решений в сфере управления МГИМО как площадка для всестороннего обсуждения рождающихся идей и планов. Хотел бы особо подчеркнуть значение наших заседаний как механизма общественного контроля над деятельностью Университета. Для нашего Министерства и других министерств и ведомств, которые связаны со сферой внешней политики и международной деятельности, осуществляют контакты с международными партнерами, МГИМО по-прежнему остается важнейшим источником кадровых ресурсов специалистов-международников.

Сегодня МГИМО – это не просто учебный центр. Здесь активно занимаются переподготовкой как российских, так и зарубежных коллег в сфере новых угроз и вызовов, в области информационной безопасности, спортивной дипломатии и спортивного права. Нет нужды говорить, насколько важно это в нынешней ситуации. Образовательный процесс осуществляется в тесном контакте с такими партерами как Совет Европы, ОБСЕ, ЮНКТАД, ВТО, международные арбитражные инстанции.

Разумеется, мы очень ценим значение МГИМО для Министерства иностранных дел и других органов государственной власти и управления как источника не только кадровых ресурсов, о которых я уже сказал, но и интеллектуальной подпитки, надежного партнера по информационно-аналитическому сопровождению проектов и шагов на внешнеполитическом направлении.

Все более представительными становятся результаты научной деятельности. С МГИМО аффилированы 11 научных журналов, входящих в систему ВАК. Удерживаются стабильно высокие позиции в авторитетных международных рейтингах. Популяризация российских экспертных подходов и исследователей – это неотъемлемая составляющая продвижения объективного образа нашей страны за рубежом, повышения авторитета в академических кругах. Думаю, что все мы можем похвалить МГИМО, который продолжает наращивать интенсивность работы на этом направлении, повышая свою востребованность как источник достоверной аналитической информации о России, о наших подходах к ключевым проблемам глобальной и региональной безопасности и международного развития.

Считаю, что для укрепления позиций в сфере академической дипломатии (теперь уже есть такой термин), следует по максимуму использовать имеющийся потенциал, прежде всего, то обстоятельство, что МГИМО – базовая структура для наших дискуссионных механизмов с целым рядом стран, например, Российско-чешского дискуссионного форума. Особое внимание стоит уделить становлению нового канала российско-французского взаимодействия по линии гражданских обществ, созданного в прошлом году, – «Трианонского диалога». Это было совместно решение Президента России В.В.Путина и Президента Франции Э.Макрона во время визита В.В.Путина прошлым летом в Версаль. Сопредседателем этого вновь созданного «Трианонского диалога» с нашей стороны назначен А.В.Торкунов, с французской стороны – бывший посол Франции в России П.Морель.

В нынешнем году МГИМО предстоит активно подключиться к проведению Года Японии. Для этого есть хорошая основа: на базе Университета действует совместная группа историков, а японисты – как работающие в МГИМО, так и выпускники (например, Ф.К.Шодиев) – занимают высшие строчки профессиональных рейтингов, руководят двусторонними институтами неформального общения в сфере культуры, предпринимательства, информационного обмена.

Уникальные возможности для углубления взаимодействия с многосторонними институтами предоставляет деятельность Центра АСЕАН при МГИМО. В числе задач, которые стоят перед этой важной структурой, – содействие в организации бизнес-миссий для российских предпринимателей и руководителей регионов Российской Федерации в страны АСЕАН.

Говоря о региональной составляющей деятельности МГИМО, хотел бы упомянуть успешную реализацию проекта Одинцовского кампуса при содействии Губернатора Московской области А.Ю.Воробьева. Кампус вобрал в себя как традиционные компоненты высшего образования, так и Горчаковский лицей и даже среднее профессиональное образование по профильным для вуза специальностям – экономика, юриспруденция, банковское дело. В МГИМО пошли на смелый шаг, открыв новые направления и программы подготовки по бизнес- и прикладной информатике, системному анализу и моделированию социально-экономических процессов. Думаю, результат показывает, что, пойдя на этот шаг, в университете не ошиблись. Тем самым, «цифровая экономика» плотно входит в образовательный процесс.

МГИМО укрепляется как опорный вуз в системе переподготовки кадров для региональной и муниципальной власти Подмосковья, а его деятельность придает импульс всей системе образования региона. Наряду с Губернатором Московской области А.Ю.Воробьевым, хотел бы отметить главу Одинцовского района А.Р.Иванова, который также оказывает непосредственное внимание работе МГИМО в рамках кампуса.

Отдельная тема – наращивание МГИМО, параллельно с содержательной реформой образования, своих инфраструктурных возможностей. Речь, прежде всего, о 18-этажном здании общежития на Проспекте Вернадского. Впереди работы немало, но основная часть уже сделана.

Процесс реформирования рассчитан еще на несколько лет. Но поставленные в его рамках задачи реализуются системно – в рамках принятой в 2015 году Стратегии развития МГИМО. Ее успешное осуществление обеспечивает в том числе стабильная работа Эндаумента МГИМО, который благодаря последовательной поддержке попечителей, за которую мы искренне признательны, стал значимым механизмом проектного финансирования.

К слову, в результате нашего прошлогоднего заседания, в ходе которого была проведена детальная презентация, многие из присутствующих стали нашими соратниками по развитию МГИМО, по реализации конкретных проектов. Еще раз самые теплые слова признательности за помощь.

Основные приоритеты Стратегии связаны с укреплением преподавательского состава и администраторов, а также с повышением качества преподавания, дальнейшим продвижением вуза в рамках общероссийской программы развития экспорта образовательных услуг, цифровизацией образовательного контента и кардинальной модернизацией IT-возможностей. МГИМО выходит в новые сферы образования и исследований – экология и природопользование, анализ товарно-сырьевых рынков, менеджмент инноваций и уже упоминавшиеся математико-экономические специальности и программы, совершенно новые подходы к изучению финансов и риск-менеджменту. Это амбициозная, но вполне решаемая задача – вывод на качественно новый уровень экономической школы МГИМО. Убежден, что направления приложения усилий в Стратегии выбраны правильно, и за это стоит поблагодарить весь профессорско-преподавательский состав во главе с ректором МГИМО А.В.Торкуновым.

Сегодня нам предстоит заслушать А.В.Торкунова на тему исполнения плана финансово-хозяйственной деятельности МГИМО и основных финансовых индикаторов на текущий год. Подробные материалы по этим вопросам заблаговременно разосланы.

Наблюдательный совет энергично работает в заочном режиме, контролирует хозяйственную и административно-организационную активность МГИМО. Задача Попечительского совета – посмотреть на эти процессы через оптику долгосрочного планирования, а по итогам

дискуссии – одобрить проект решения. Разумеется, с учетом тех замечаний, предложений и комментариев, сделанных в ходе сегодняшнего заседания.

Благодарю за внимание и передаю слово А.В.Торкунову.

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука > mid.ru, 2 марта 2018 > № 2517283 Сергей Лавров


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 1 марта 2018 > № 2517284 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на презентации Тульской области, Москва, 1 марта 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Прежде всего хотел бы поприветствовать всех, кто пришел на презентацию очередного российского региона – Тульской области в Особняке МИД России. Вижу здесь много знакомых лиц. Приветствую представителей федеральных и региональных органов власти, дипломатического корпуса, российских и зарубежных деловых кругов и коллег из СМИ.

Тульская область утвердилась в числе наиболее динамичных регионов России. Цифры говорят сами за себя. Например, в прошлом году темпы роста промышленного производства превысили средний показатель по стране.

Регион активно диверсифицирует свою экономику. Среди ключевых отраслей – машиностроение, в том числе оборонное (Тула этим славится), химическая промышленность, металлургия. Широко известны такие предприятия, как «Конструкторское бюро приборостроения им.Академика Шипунова» – ведущий разработчик вооружений и военной техники, Туламашзавод, а также производитель продуктов промышленной химии «Щёкиноазот».

Уверен, что на презентации вы смогли посмотреть на перспективы, которые открываются в связи с созданием особой экономической зоны «Узловая», которая, конечно же, придаст дополнительный импульс всестороннему развитию региона.

Тульская область – крупный транспортный узел. Через ее территорию проходят пять автомобильных трасс федерального значения, а также основные железнодорожные магистрали страны.

Хотел бы отметить энергичную работу руководства Области по формированию комфортной среды для ведения предпринимательства, что способствует повышению ее инвестиционной привлекательности. По данным Агентства стратегических инициатив, на протяжении последних лет регион уверенно входит в пятерку субъектов Российской Федерации c оптимальным инвестиционным климатом.

Нас очень радует, что расширяется география международных и внешнеэкономических связей Области. Среди ключевых зарубежных партнеров – государства СНГ, Европы, АТР, США. Совершенствуется договорно-правовая база сотрудничества. В этом вопросе мы очень тесно и плодотворно взаимодействуем с Областью. Хотел бы отметить, что представители региона активно участвуют в различных международных мероприятиях на территории России, в том числе в Петербургском международном экономическом форуме.

Хотел бы особо отметить усилия, направленные на реализацию совместных с иностранными партнерами проектов в таких областях, как автомобилестроение, производство строительных материалов, пищевая промышленность. Отрадно, что в регионе работают такие крупные зарубежные компании, как «Каргилл» и «Проктер энд Гэмбл», «Кнауф Аквапанель» и «Хайдельберг-Цемент» и многие другие. Китайская компания «Грейт Волл», как я слышал, завершает сооружение большого предприятия по производству автомобильной техники с полным циклом сборки.

Можно долго говорить про туристический потенциал Области. Ее жители бережно хранят многовековое культурно-историческое наследие своей земли, получившей, благодаря самобытным народным промыслам и ремеслам, известность далеко за пределами России. «Визитной карточкой» Области остаются тульские пряники и самовары, которые вы уже увидели на экспозиции при входе в наш Особняк.

В регионе более 900 памятников истории и культуры. В их числе – всемирно известная музей-усадьба Л.Н.Толстого «Ясная Поляна», военно-исторический заповедник «Куликово поле» – место русской воинской славы, музей-заповедник выдающегося отечественного художника В.Д.Поленова, чьи картины вы также можете наблюдать в фойе нашего Особняка и, конечно же, Тульский государственный музей оружия, чья экспозиция представлена в соседних залах.

Губернатор Тульской области А.Г.Дюмин активно занимается спортом. Это нас с ним и со многими нашими другими друзьями объединяет. Хотел бы поздравить Область с тем, как развивается ее участие в международных спортивных связях. В конце мая в Тульской области во втором по величине городе региона – Новомосковске – в пятый раз пройдет международный детский хоккейный турнир Кубок Еврохима (EuroChem Cup) 2018, в котором примут участие команды юных спортсменов из восьми стран.

Послезавтра возобновляется Чемпионат России по футболу. Мы знаем, какое место занимает ФК «Арсенал» Тула, он реально борется. Я желаю всяческих успехов за выход в Еврокубки. То есть и футбол станет международным вкладом Тульской области в продвижение наших достижений.

Я убежден, что более подробно о Тульской области расскажут Губернатор А.Г.Дюмин, его сотрудники и представители бизнеса, которые там работают.

Еще раз хотел бы всех вас поблагодарить, что вы приняли наше приглашение. Убежден, что сегодня вы скучать не будете.

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 1 марта 2018 > № 2517284 Сергей Лавров


Россия. ООН > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 28 февраля 2018 > № 2513376 Сергей Лавров

Ответы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на вопросы СМИ «на полях» 37-й сессии СПЧ ООН и Конференции по разоружению, Женева, 28 февраля 2018 года

Вопрос: В выходные дни были введены очередные санкции против Северной Кореи со стороны Соединённых Штатов Америки. Какова вероятность военного сценария на данный момент со стороны США? Какой будет реакция России в этом случае?

С.В.Лавров: Насчёт вероятности военного сценария надо спрашивать не у меня, а у руководства Соединённых Штатов. Президент США Д.Трамп неоднократно говорил, что пойдёт на все необходимые меры, включая военный вариант, для того, чтобы решить эту проблему. Оценки такого варианта уже давались многократно в самих Соединённых Штатах, в Российской Федерации, в других столицах. Они означают, что это было бы гуманитарной катастрофой, которая унесла бы жизни сотен тысяч, если не миллионов, мирных граждан. Все эти военные выкладки хорошо известны.

Мы очень надеялись, что тот позитивный момент движения, который был задан в ходе Олимпиады и который, надеемся, продолжится во время Паралимпийских игр 2018 г. в Пхёнчхане, будет использован для создания условий, позволяющих перейти к переговорам. В период Олимпиады высокопоставленная северокорейская делегация была в Пхёнчхане, состоялись переговоры на уровне Президента Республики Корея, была заинтересованность северокорейской делегации в контакте с вице-президентом США М.Пенсом (эта возможность, к сожалению, не была использована).

Мы очень надеялись, что период затишья, когда на фоне этих контактов не проводилось никаких испытаний, запусков ракет в КНДР и одновременно никаких учений Соединёнными Штатами и Республикой Корея, будет использован для того, чтобы создать де-факто позитивный момент движения. К сожалению, пока этого не произошло. Многие наблюдатели обратили внимание на то, что специальный представитель США по ядерной проблеме Корейского полуострова Дж.Юн подал в отставку. Не все верят, что эта отставка обусловлена исключительно семейными проблемами, как это было объявлено. Пока даже неизвестно, кто его заменит. Это не настраивает на оптимистический лад. Но мы, тем не менее, продолжаем обсуждать пути нормализации обстановки, создания условий для переговоров со всеми участниками так называемого шестистороннего процесса. Сегодня я подробно говорил на эту тему с моей коллегой Министром иностранных дел Республики Корея Кан Гён Хва. Будем продолжать контакты.

Вопрос: Будет ли продолжение гуманитарной паузы в районе Восточной Гуты увязано с действиями группировок? Например, вчера «Свободная сирийская армия» уже обратилась в СБ ООН с запросом о выходе боевиков «Джабхат ан-Нусры» и членов их семей. Как будет реагировать Москва?

С.В.Лавров: Мы готовы на самые разные развязки. Мы применяли метод добровольного вывода боевиков с семьями, когда решалась проблема освобождения Восточного Алеппо. Будем готовы обсуждать любые варианты, которые позволят нейтрализовать террористов, прекратить их деятельность. Если их куда-то можно будет вывести, мы лично возражать не будем, но это всё надо обсуждать. Будем готовы обсуждать любые варианты, которые, прежде всего, позволят спасти человеческие жизни. Резолюция принята. В ней террористы однозначно выведены из-под действия режима прекращения боевых действий, который должен быть установлен. Если наши ооновские коллеги и те, кто влияет на «Джабхат ан-Нусру», договорятся о возможности этого выхода, думаю, мы не будем возражать.

Вопрос: Обсуждали ли Вы на встрече с коллегой из Южной Кореи варианты сближения Южной и Северной Корей? Какую роль могла бы сыграть Россия в этом вероятном сближении?

С.В.Лавров: Вопрос объединения Кореи стоит на повестке дня в качестве принципиальной задачи, ориентира, к которому движутся обе страны. В каждой из них есть специальное министерство, структура, которая занимается вопросами объединения. Мы поддерживаем чаяния корейского народа на восстановление своего единства. Помогать этому мы готовы, но решающее слово принадлежит Сеулу и Пхеньяну. Если в своих контактах, которые сейчас, во время Олимпийских и Паралимпийских игр 2018 г., резко активизировались, они сочтут необходимым наше содействие, я гарантирую, мы окажем любую помощь, которая будет полезна для наших соседей.

Вопрос (перевод с английского): Что Вы знаете о возможных поставках северокорейских компонентов оружия в Сирию?

С.В.Лавров (перевод с английского): Я не слышал об этом. Если есть такие факты, они должны быть представлены. Иначе я не могу предметно прокомментировать что-то, что никогда не было подкреплено фактами.

Вопрос (перевод с английского): Вы уверены, что война в Сирии будет закончена в этом году? Какие сценарии рассматриваются с учётом ухудшения ситуации в этой стране?

С.В.Лавров (перевод с английского): Не думаю, что ситуация ухудшается. Ухудшается она для террористов «Джабхат ан-Нусры», которых вольно или невольно постоянно щадила руководимая США коалиция. Мы много раз поднимали этот вопрос перед Вашингтоном и не получали заслуживающего доверия ответа. Однако абсолютно ясно, что любые проявления терроризма в Сирии должны быть полностью уничтожены. То же самое говорят США и другие наши коллеги, присутствующие в Сирии как по приглашению, так и без него.

Одновременно мы, конечно, убеждены, что есть условия для возобновления политического процесса. Сегодня я встретился со спецпосланником Генсекретаря ООН по Сирии С. де Мистурой, мы обсудили ход выполнения решений Конгресса сирийского национального диалога в Сочи. С.де Мистура подтвердил важность этой платформы для укрепления основ, на которых он сможет перезапустить переговоры и начать реальную работу по конституции.

Ключевая задача сейчас – обеспечить выполнение резолюции 2401 СБ ООН в том виде, в каком она была согласована. Документ ясно содержит требование СБ ООН ко всем сторонам «на земле» и к тем, кто имеет на них влияние, договориться о прекращении огня на территории всей Сирии для обеспечения, по крайней мере, 30-дневной паузы для доставки гуманитарной помощи. Пока условия для объявления прекращения огня в Сирии нормализуются, мы не ждём. Как вы знаете, российские военные по поручению Президента России объявили ежедневные пятичасовые гуманитарные паузы для обеспечения гуманитарных нужд людей, если бандформирования, контролирующие Восточную Гуту, позволят это (в случае с Восточным Алеппо они не позволяли проходить гуманитарным конвоям, публично заявляли о готовности нападения на них). Эти же гуманитарные коридоры, предусмотренные резолюцией, могут быть использованы гражданским населением, которое хочет выбраться из этих районов, быть эвакуировано.

Мы также хотим, чтобы гуманитарные нужды сирийского народа рассматривались не только применительно к Восточной Гуте, но и к другим частям страны, особенно к Ракке, чтобы ООН, возможно Всемирная организация здравоохранения, МККК направили миссию для выяснения, какого рода гуманитарная помощь там требуется. Город был сровнен с землёй, до сих пор на его улицах лежат тела, нет водоснабжения, плохие санитарные условия, вся территория заминирована, но никто не занимается этим гуманитарным бедствием. Когда мы предложили направить туда миссию ООН и МККК, один американский командир «на земле» заявил, что в этом нет необходимости. Но решать, есть в этом необходимость или нет, должен Генеральный секретарь ООН и МККК.

?

Россия. ООН > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 28 февраля 2018 > № 2513376 Сергей Лавров


Россия. ООН > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 28 февраля 2018 > № 2513373 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе сегмента высокого уровня 37-й сессии Совета ООН по правам человека, Женева, 28 февраля 2018 года

Уважаемый господин Председатель,

Уважаемые дамы и господа,

Международные отношения переживают эпоху кардинальных перемен – на наших глазах разворачивается становление обновленного демократического и справедливого полицентричного миропорядка. Этот процесс сопровождается масштабными вызовами и угрозами, которые требуют коллективного взаимодействия, сопряжения потенциалов в интересах эффективного поиска оптимальных путей формирования равной и неделимой безопасности, наращивания взаимовыгодного экономического сотрудничества, реализации наработанных за десятилетия стандартов в гуманитарной области.

На последние годы приходится ряд юбилеев, связанных с правозащитной сферой. В нынешнем году мы отмечаем 70-летие принятия Всеобщей декларации прав человека. Видим в этом хорошую возможность для того, чтобы подвести некоторые итоги, наметить новые направления для объединения усилий международного сообщества.

Такая работа тем более востребована, что, несмотря на определенные успехи, не прекращаются попытки «подверстать» права человека под собственные конъюнктурные интересы, сохраняются опасные тенденции использования правочеловеческой тематики в качестве предлога для давления на «неугодные» и «неудобные» страны.

Четверть века назад на Всемирной конференции по правам человека в Вене члены международного сообщества единодушно признали, что все права, включая право на развитие, являются универсальными, неделимыми, взаимозависимыми и взаимосвязанными. Однако и спустя 25 лет группа государств упорно настаивает на приоритетности исключительно политических и гражданских прав, игнорируя их экономическую, социальную и культурную составляющую. Это прямо противоречит согласованным принципам, закрепленным в Венской декларации и Программе действий, приводит к серьезным ошибкам в выборе механизмов поощрения и защиты прав человека.

Сегодня состоится тематическая дискуссия высокого уровня, которая в этом году была инициирована Россией.

Эта площадка предоставляет широкие возможности для откровенного обмена мнениями о проблемах в правозащитной сфере и путях их решения. Рассчитываем, что дискуссия поможет выправлению перекосов в деятельности Совета ООН по правам человека, которые, к сожалению, есть.

Главная проблема СПЧ – продолжающиеся попытки ряда его членов сохранять разделительные линии, политизировать его работу. Это мешает объединению усилий для эффективного поиска ответов на общие для всего человечества вызовы, обеспечения подлинного уважения к достоинству и ценности человеческой личности.

Обращает на себя внимание демонстративная неготовность отдельных членов Совета под предлогом свободы слова осудить международный терроризм в любых его формах и проявлениях. Считаем недопустимым делить террористов на «хороших» и «плохих», тем более, когда это делается в зависимости от декларируемых экстремистами целей или источников финансирования. Россия продолжит настойчиво бороться с порочной практикой подобных двойных стандартов, в том числе оказывая содействие сирийской армии в окончательном искоренении террористической угрозы.

Борьба с терроризмом должна вестись на прочной основе международного права и национального законодательства. В этой связи вызывает глубокую озабоченность решение администрации США сохранить незаконную тюрьму в Гуантанамо, где к содержащимся без суда и следствия заключенным регулярно применяются пытки.

Мы намерены представить на сессии СПЧ проект резолюции о целостности судебной системы, имеющий важное значение для обеспечения равного доступа к справедливому правосудию. Рассчитываем на конструктивное взаимодействие в ходе его согласования.

Вынужден констатировать, что обвинения в нарушении прав человека все чаще используются отдельными государствами как предлог для введения односторонних экономических санкций, которые носят нелегитимный характер и осуждены в многочисленных резолюциях ГА ООН. СПЧ также обязан занять четкую позицию в отношении этой противоправной политики, прямо негативно сказывающейся на положении мирных граждан.

Крайне опасны спекуляции на нарушениях прав человека в качестве «оправдания» военных авантюр по смене режимов в суверенных странах. Недавно Папа Римский Франциск сказал: «Нельзя бороться со злом с помощью другого зла». Как бы ни относиться к С.Хусейну или М.Каддафи, пусть те, кто их свергал, ответят на простой вопрос: сократила ли незаконная интервенция страдания людей, защитила ли самое главное из прав человека – право на жизнь? Ответ очевиден. Никогда в истории человечества сознательное разрушение государств не оборачивалось благом для простых людей. Напротив, всегда несло гуманитарную катастрофу гражданскому населению. Отсюда же – беспрецедентные волны нелегальной миграции, захлестнувшей Европу, небывалый всплеск терроризма, гонения на христиан и представителей других конфессий.

Сегодня тяжелейший гуманитарный кризис переживает народ Сирии. Резолюция 2401 СБ ООН создала рамки для согласования всеми сторонами условий облегчения участи гражданского населения на всей территории Сирии. Россия вместе с Правительством Сирии уже сейчас объявила о создании гуманитарных коридоров в Восточной Гуте. Дело за засевшими там боевиками и их спонсорами, которые пока препятствуют доставке помощи и эвакуации из этого района желающих граждан, продолжая обстреливать Дамаск. Призываем членов т.н. американской коалиции предоставить аналогичный гуманитарный доступ в контролируемые ею районы Сирии, включая лагерь беженцев «Рукбан» и всю территорию вокруг Ат-Танфа. Необходимо также срочно направить миссию ООН и МККК для оценки ситуации в Ракке, которую коалиция разбомбила и оставила на произвол судьбы с необезвреженными минными полями и полностью разрушенной инфраструктурой.

Несмотря на предпринимаемые усилия по борьбе с дискриминацией, ксенофобией и радикализмом, во многих регионах мира наблюдается рост проявлений расизма, агрессивного национализма, религиозной нетерпимости. Безнаказанности носителей радикальных идеологий способствует линия ряда государств, вопреки ст.4 Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации, на абсолютизацию свободы выражения мнения, собраний и ассоциаций.

Наглядный образец исторического ревизионизма – недавно вступивший в силу в Латвии закон, уравнивающий ветеранов Второй мировой войны и нацистских коллаборационистов, которые несут прямую ответственность за страдания и смерть миллионов людей. Особую тревогу вызывают переписывание истории и обеление нацистских прихвостней в Литве, «война с памятниками» советским воинам-освободителям в Польше. На Украине пособники эсэсовцев возведены в ранг национальных героев, ультра-радикалы в одеждах с нацистской символикой устраивают зловещие факельные шествия, поджоги, погромы, ощущая себя в стране хозяевами при полном попустительстве номинальных властей.

На Украине воцарилась атмосфера страха и насилия. Широко распространена практика преследования журналистов и священнослужителей, борьбы с инакомыслием. Закрывается въезд деятелям культуры, запрещаются книги, телерадиовещание. Растет число поджогов и нападений на культурные центры национальных меньшинств и дипломатические представительства. Международные правозащитные структуры обязаны жестко реагировать на подобное подавление основополагающих прав и свобод. Особого внимания требует принятый киевскими властями закон, грубо ограничивающий право национальных меньшинств на получение образования на родном языке. Рекомендации Венецианской комиссии по его изменению Киев игнорирует.

Уважаемые дамы и господа,

Сегодня как никогда актуальна задача сохранения межнационального и межконфессионального согласия, создания условий для мирного сосуществования представителей различных культур, религий и этносов. Россия продолжит продвигать принципы межцивилизационного диалога на многосторонних площадках.

В заключение хотел бы еще раз отметить необходимость выстраивания всей работы в сфере прав человека на общепризнанной международно-правовой основе. Попытки навязывать односторонние подходы, выдвигать ультиматумы вместо поиска консенсуса будут лишь препятствовать коллективным усилиям, направленным на защиту прав человека и нравственных ценностей, общих для всех основных конфессий и цивилизаций.

Благодарю вас за внимание. Желаю вам успешной работы.

Россия. ООН > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 28 февраля 2018 > № 2513373 Сергей Лавров


Россия. Франция > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 27 февраля 2018 > № 2513372 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел Российской Федерации С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров c Министром Европы и иностранных дел Франции Ж.-И.Ле Дрианом, Москва, 27 февраля 2018 года

Мы провели насыщенные переговоры с моим французским коллегой Министром Европы и иностранных дел Франции Ж.-И.Ле Дрианом. Несмотря на то, что это первая личная встреча в нынешнем году, мы в ходе телефонных разговоров регулярно «сверяем часы» по ключевым вопроса двусторонней повестки дня и международным делам.

Сегодня мы уделили большое внимание подготовке запланированного на май визита в Российскую Федерацию Президента Франции Э.Макрона, включая его участие в пленарном заседании Петербургского международного экономического форума. Наши лидеры также имеют в виду участвовать в первом заседании Координационного комитета российско-французского форума гражданских обществ «Трианонский диалог», который был создан по инициативе Президента России В.В.Путина и Президента Франции Э.Макрона по итогам их встречи в Версале в прошлом году. Рассчитываем, что итоги визита внесут весомый вклад в активизацию российско-французских связей по всем направлениям.

С удовлетворением констатировали продолжающийся рост товарооборота. Договорились работать над закреплением и развитием положительной динамики.

Дали высокую оценку уровню культурных обменов. Только что завершился «перекрестный» Год культурного туризма. В марте предстоит запуск еще одного масштабного проекта – Года русского и французского языков и литературы. Активно работает российско-французская Комиссия по вопросам сотрудничества в сфере культуры, образования и молодежных обменов, очередное заседание которой намечено на середину марта этого года.

Большое внимание уделили ситуации в Сирии. Высказались в пользу скорейшего восстановления мира и стабильности в этой стране при безусловном сохранении ее территориальной целостности и уважении ее суверенитета. Я проинформировал Министра Европы и иностранных дел Франции Ж.-И.Ле Дриана о результатах состоявшегося 30 января в Сочи Конгресса сирийского национального диалога (КСНД), который был нацелен на решение задач, поставленных в резолюции 2254 СБ ООН. В числе итогов КСНД – принятие Заключительного заявления о принципах государственного обустройства Сирии, в котором поддерживаются подходы, сформулированные ООН. В документе также подчеркивается, что любые договоренности, связанные с обустройством сирийского государства после конфликта, должны отражать консенсус между самими сирийскими сторонами. На Конгрессе также было принято Обращение к международному сообществу с призывом помочь решать гуманитарные проблемы Сирии и вопросы, связанные с восстановлением инфраструктуры, промышленности и экономики в целом. Мы удовлетворены итогами состоявшегося Конгресса, на который в качестве наблюдателей были приглашены представители соседей Сирии, а также представители стран-постоянных членов СБ ООН, включая Францию, которая направила в Сочи сотрудника Посольства Франции в Москве для участия в этом мероприятии.

Мы также рассмотрели другие вопросы международной политики. У нас с Францией налажен диалог по проблеме украинского урегулирования. В рамках «нормандского формата» встречаются и общаются по телефону наши лидеры, их помощники, министры иностранных дел. Такой контакт планировался «на полях» Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности, но по причине несовпадения графиков, такая встреча состоится, видимо, позже.

Мы также взаимодействуем по вопросам, которые связаны с отношениями между Россией и ЕС, не особо функционирующим Советом Россия-НАТО, по проблемам, которые касаются ситуации на Корейском полуострове и иных, помимо Сирии, кризисных ситуаций в регионе Ближнего Востока и Севера Африки. Имею в виду, конечно, Ливию, Йемен и Ирак.

Между нашими внешнеполитическими ведомствами в целом очень насыщенная повестка, которую мы условились активно продолжать.

Вопрос: Группировка «Джейш аль-Ислам», в целом принимая российское предложение об установлении гуманитарной паузы, в то же время отказалась выпускать мирных жителей из Восточной Гуты, мотивировав свое решение тем, что такое условие не содержится в тексте резолюции 2401 СБ ООН. Насколько такое обстоятельство может препятствовать целям перемирия?

С.В.Лавров: Я позволю себе не согласиться с утверждением группировки «Джейш аль-Ислам» о том, что резолюция 2401 СБ ООН не позволяет выпускать мирных жителей из Восточной Гуты из-за чего они, принимая российское предложение о пятичасовых ежедневных гуманитарных паузах, не позволяют мирным жителям, которые хотят это сделать, уйти из Восточной Гуты. Если мне не изменяет память, десятый постановляющий пункт резолюции 2401 СБ ООН перечисляет требования ко всем, кто осадил населенные пункты: снять осаду с Восточной Гуты, с лагеря палестинских беженцев Ярмук, с шиитских анклавов Фуа и Кфария. Там требуется от всех, кто эту осаду сейчас осуществляет, обеспечить доставку гуманитарной помощи, медикаментов, всего необходимого и не препятствовать тем, кто хочет добровольно покинуть эти районы, включая, конечно же, и Восточную Гуту. Поэтому то, что «Джейш аль-Ислам» занимает такую позицию, наводит на мысли о том, насколько группировка была искренна, когда сообщала председателю Совета Безопасности ООН о своем согласии выполнять резолюцию 2401 СБ ООН, как нам сейчас рассказал Министр Европы и иностранных дел Франции Ж.-И.Ле Дриан.

Вопрос (адресован Ж.-И.Ле Дриану): На фоне происходящего сейчас в Восточной Гуте в Сирии, проблема Мосула несколько ушла на второй план. Что, на взгляд Франции, необходимо сделать, чтобы выровнять эту ситуацию и будет ли она пытаться таким же образом, как и в Восточной Гуте, решить гуманитарную катастрофу в Мосуле?

С.В.Лавров (добавляет после Ж.-И.Ле Дриана): Мы приветствуем тот прогресс, которого удается добиться иракскому правительству при поддержке извне. Мы также участвовали в конференции в Кувейте, которая была посвящена задачам восстановления в Ираке нормальной жизни. Мы видим, что на этом пути есть серьёзные достижения, которые в основном связаны с тем, что Ирак решил главную проблему – недопущение создания игиловского халифата. Несмотря на сохранение разрозненных игиловских групп, которые по-прежнему прибегают к терактам, Ирак все-таки имеет больше возможностей сконцентрироваться на возвращении к нормальной жизни, к восстановлению того, что было разрушено войной.

Что касается гуманитарной ситуации в различных частях Сирии. Здесь (мы сегодня об этом очень подробно говорили) картина не столь благостная. Вы знаете нашу позицию по Восточной Гуте. Действительно, мы поддержали резолюцию 2401 СБ ООН о необходимости объявления прекращения боевых действий с участием всех сторон, с тем, чтобы такое прекращение было всеобъемлющим, по всей территории Сирии. Объявляя это решение, резолюция 2401 СБ ООН также призвала всех внешних игроков, которые влияют на ситуацию, в той или иной форме воздействовать на тех, от кого зависит заключение именного такого всеобъемлющего перемирия. Понятно, что пока мы еще далеки от этого. Последняя информация, которая также здесь прозвучала, подтверждает, что резолюцию надо все-таки выполнять через достижение договоренности «на земле». Но российская сторона, прекрасно понимая сложную гуманитарную обстановку в Восточной Гуте, не стала дожидаться, когда все стороны согласятся о конкретной парадигме действий. В одностороннем порядке совместно с сирийским Правительством мы объявили о создании 5-часовых гуманитарных пауз ежедневно, начиная с сегодняшнего дня. В рамках этих пауз установлены конкретные гуманитарные коридоры, по которым будет доставляться гуманитарная помощь, а в обратном направлении будет осуществляться медицинская эвакуация и эвакуироваться все мирные жители, которые хотят это сделать, в полном соответствии (как я уже сейчас говорил) с пунктом 10 резолюции 2401 СБ ООН. Мы проверим на практике, насколько заверения в готовности выполнять резолюцию 2401 СБ ООН трех незаконных вооруженных формирований, которые якобы дистанцируются от «Джабхат ан-Нусры» в Восточной Гуте, соответствуют их истинным намерениям.

Мы слышали, как многие страны высказывали глубочайшую озабоченность, резко оценивали то, что происходило год назад в Восточной Гуте, когда Россия своими силами «на земле» вместе с сирийской армией помогала освобождать Восточный Алеппо. В то время также осуществлялась масштабная эвакуация мирного населения, чтобы «добить» не захотевших уйти из Восточного Алеппо террористов. Тогда говорили, что это очень рискованная операция, потому что жителей уведут из Восточного Алеппо, и они потом не смогут вернуться. Это будет этническая чистка. По-моему, вчера губернатор Алеппо объявил, что уже около 200 тыс. жителей, покинувших город, в него вернулись. Треть объектов, затронутых войной, восстановлена. Этот процесс продолжается.

К сожалению, об этом мы тоже уже публично заявили, мы не знаем, как обстоят дела в городе Ракка, который был освобожден от террористов американской коалицией. По тем фото- и видеосвидетельствам, которыми мы располагаем (туда мало кого пускают), город по сути дела сровняли с землей. Да, террористов разбомбили. Большинство из них там полегли, но многие ушли из Ракки. По нашим данным, на улице лежат трупы, и никто их не убирает. Эпидемиологическая обстановка очень тяжелая – нет воды, нет канализации. Мы предложили, чтобы ООН или Международный комитет Красного Креста срочно направили туда миссию, которая помогла бы международному сообществу понять, что происходит в Ракке и какая там гуманитарная обстановка. Это в полной мере будет соответствовать резолюции 2401 СБ ООН, которая потребовала решать гуманитарные проблемы на всей территории САР.

В том же ключе важно понять, что происходит в лагере беженцев «Рукбан», который охраняют американцы и никого из него не выпускают. По оценкам, там находится где-то 60 тыс. беженцев, но это примерные сведения. Мы хотели бы, чтобы и в этот район САР был обеспечен гуманитарный доступ или как минимум миссия, которая позволила бы понять, что же там на самом деле происходит.

Вопрос (адресован Ж.-И.Ле Дриану): Разделяет ли Франция идею Президента США Д.Трампа о необходимости реформировать Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) по иранской ядерной программе в том, чтобы распространить его действие и на ракетную программу Ирана. Если позиция Франции такова, каково отношение к ней России?

С.В.Лавров (добавляет после Ж.-И.Ле Дриана): Мы, как и Франция, считаем необходимым полностью выполнять Совместный всеобъемлющий план действий, который будет крайне опасно «вскрывать». Если есть желание в согласовавшем план формате или в ином составе обсуждать какие-то другие вопросы, касающиеся Ирана, то делать это нужно с обязательным участием Ирана и на принципах, на которых согласовывался Совместный всеобъемлющий план действий, то есть на основе достижения консенсуса, а не через ультиматумы.

Кстати, сейчас мы упомянули Совместный всеобъемлющий план действий, отношение к этому России. Нас часто стали называть уже даже в официальных американских доктринальных документах «страной-ревизионистом», что мы ревизуем правила, на которых основывается мировой порядок. Но если посмотреть, как Вашингтон подходит к Совместному всеобъемлющему плану действий, как он уже подошел к Парижскому соглашению по климату, как назвал ВТО «катастрофой», можно, наверное, задуматься о том, кто и что ревизует в этом мире и в тех договорённостях, которые достигались и были всеми одобрены на универсальном уровне.

Вопрос: Стремится ли Россия к какому-то особому процессу переговоров по иранской баллистической программе, как этого хотят другие западные страны? Что Вы думаете о том, что Иран является страной, дестабилизирующей этот регион?

Считаете ли Вы, что операция в Африне является операцией по борьбе с терроризмом и поэтому не входит в условия перемирия, которое Вы стараетесь создать в регионе?

С.В.Лавров: В Вашем вопросе прозвучала мысль о том, как Россия относится к изменению Совместного всеобъемлющего плана действий. Мы относимся к этому отрицательно. Наверное, Жан-Ив расскажет о том, что обсуждается в рамках созданной группы «США плюс европейская «тройка». Я собирался за рабочим завтраком поинтересоваться у Жан-Ива, о чем там говорят. Но, если это не секрет, может быть, он нам здесь расскажет прилюдно.

Что касается Вашего вопроса о том, как мы относимся к дестабилизирующей роли Ирана в регионе, то вопрос неверный. Регион дестабилизируется в результате очень многих факторов. Начало этой дестабилизации было положено вторжением в Ирак, развалом этого государства, которое до сих пор очень тяжело переживает процесс восстановления национального единения. Это было результатом безоглядной акции, прежде всего, Вашингтона и Лондона, которую в тот период Москва, Париж и Берлин осудили, не поддержали и были правы. Развал региона продолжился, конечно же, с агрессией против Ливии, которая тоже привела к развалу государственности и превратила эту страну в «чёрную дыру», через которую на юг, в т.ч. в район Сахеля, где у Франции есть особые интересы, продолжают двигаться террористы, незаконные потоки оружия, а в обратном направлении в Европу идут потоки нелегальных мигрантов. Давайте не будем забывать, что и в Йемене ситуация непростая. Много чего ещё происходит в регионе. Не будем забывать о неурегулированности палестинской проблемы. Есть силы, дестабилизирующие регион, и их немало.

Когда всё это пытаются повесить на Иран, по сути дела, требуя, чтобы Иран оставался в своих границах и отказался от любых попыток проецировать свои законные интересы вовне собственной территории, думаю, что это несправедливо. Невозможно такую страну, как Иран, равно как Египет, Саудовскую Аравию и многие другие страны региона, ограничить в их абсолютно легитимном праве развивать отношения с внешним миром. Другое дело, что все эти отношения, какой бы страны это ни касалось, должны быть прозрачными, транспарентными. Именно к этому Россия и призывала, когда многие годы предлагала организовать диалог по вопросам доверия и безопасности в Персидском заливе с участием 6 арабских стран Залива, Ирана, 5 постоянных членов СБ ООН, Евросоюза, Лиги арабских государств и Организации исламского сотрудничества. Это предложение до сих пор «на столе». Мы в последнее время слышим голоса, которые показывают, что многие стали проявлять к нему интерес. Будем готовы активно его продвигать. Именно через инклюзивный, конструктивный диалог можно решить проблемы региона как внутри страны (Сирия, Ливия, Ирак или любая другая), так и на межгосударственном уровне, между странами.

Считаю, что ключевым для того, чтобы регион начал двигаться в этом направлении, является примирение внутри исламского мира между суннитами и шиитами, чтобы никто не позволял себе использовать религиозный фактор, в т.ч. фактор розни, который существует в исламе, для продвижения своих геополитических интересов.

Что касается конкретно Ирана и стремления целого ряда стран обвинить во всём исключительно Тегеран, то привлеку Ваше внимание к тому, что в декабре прошлого года ветераны ЦРУ, ФБР, военной разведки США обратились с открытым письмом к главе Белого дома именно на эту тему – какую роль играет Иран в регионе, и насколько справедлива та линия, которую проводят США по отношению к Ирану. Они сослались на американские документы, прежде всего на список Госдепартамента, в котором перечислялись теракты, жертвами которых стали граждане США. Почти все произошедшие в мире за последние годы теракты, включая затрагивавшие граждан США, инициировались ИГИЛ, «Аль-Каидой», «Боко харам» и «Джабхат ан-Нусрой». Все они в своих программных документах объявляют Иран своим врагом, и Иран рассматривает их в качестве таковых.

Министерство внутренней безопасности США составило глобальный индекс терроризма. В нём 14 исламистских группировок, которые представляют непосредственную угрозу американским интересам. Из этих 14 все, кроме одной, опираются на антииранские позиции. Делайте выводы из таких статистических данных. Повторю ещё раз, это не я придумал, это ветераны американских спецслужб в открытом письме главе Белого дома.

Вопрос, который Вы задали, говорит о том, что это письмо не привлекло значительного внимания такого уважаемого СМИ, как «Рейтер», которое в других случаях уделяет внимание гораздо менее значимым информационным поводам. Поэтому рассчитываю, что теперь Вы ознакомитесь с этим письмом ветеранов и дадите свою профессиональную журналистскую оценку тому значению, которое это письмо несёт в себе.

Россия. Франция > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 27 февраля 2018 > № 2513372 Сергей Лавров


Россия. Португалия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 26 февраля 2018 > № 2513369 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Португалии А.Сантушем Силвой, Москва, 26 февраля 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели хорошие и содержательные переговоры.

Португалия – наш давний партнер в Европе. Мы подробно обсудили ключевые вопросы наших двусторонних отношений. Высказались в пользу расширения взаимодействия в различных областях, включая политический диалог и межпарламентские обмены, а также сотрудничества между нашими министерствами.

Мы констатировали, что совместные шаги по активизации торгово-инвестиционного сотрудничества приносят результаты. Второй год подряд растет товарооборот, который по итогам прошлого года приблизился к 1,5 млрд.долл.США. Положительно оценили итоги шестой сессии российско-португальской Смешанной комиссии по экономическому, промышленному и техническому сотрудничеству, которая состоялась в сентябре прошлого года в Казани.

Несколько дней назад вступило в силу новое базовое межправительственное Соглашение об экономическом и техническом сотрудничестве, реализация которого призвана помочь наращиванию практической двусторонней кооперации. Мы будем продолжать совершенствовать договорно-правовую базу отношений. Рассчитываем вскоре приступить к согласованию проекта двустороннего межправительственного Договора о социальном обеспечении, который охватывает в том числе и вопросы пенсионного обеспечения.

Успешно продвигается взаимодействие по линии регионов – весьма плодотворной была поездка в Португалию в прошлом году делегации Татарстана во главе с Президентом Р.Миннихановым.

Большое внимание уделяем культурно-гуманитарным связям, которые продолжают успешно развиваться. Вчера в Московском Кремле с участием Министра иностранных дел Португалии А.Сантуша Силвы состоялась церемония закрытия уникальной выставки «Владыки океана. Сокровища португальской империи XVI-XVIII вв.», которая привлекла внимание многих жителей и гостей столицы. Говоря о наших гуманитарных связях, конечно же, ожидаем португальских болельщиков на Чемпионат мира по футболу, который пройдет в июне-июле в России.

Договорились расширять тематику регулярных консультаций по линии внешнеполитических ведомств, а также продолжать практику взаимной поддержки кандидатур в международных организациях, в том числе и в ООН.

Мы обменялись мнениями по отношениям между Россией и Евросоюзом. С обеих сторон была выражена заинтересованность в их оздоровлении, что отвечало бы интересам всего европейского континента и Евразии в целом. Мы привлекли внимание партнеров к отдельным действиям Североатлантического альянса по наращиванию военной активности вблизи российских границ. Считаем такие действия недружественными и серьезно подрывающими стратегическую стабильность и в целом доверие в Европе и Евроатлантике.

Мы подробно рассказали об усилиях, которые предпринимает Российская Федерация по обеспечению полного и последовательного выполнения Минских договоренностей по урегулированию украинского кризиса. Обратили внимание на действия Киева, включая принятие Верховной Радой некоторых законов о т.н. «реинтеграции Донбасса», «Об образовании», которые входят в полное противоречие с буквой и духом Минских договоренностей и ставят под угрозу перспективы мирного урегулирования.

Обменялись мнениями и оценками по ситуации на Ближнем Востоке и Севере Африки, в том числе в Сирии и Ливии. Мы проинформировали португальских коллег об основных результатах прошедшего в Сочи Конгресса сирийского национального диалога и о наших усилиях, которые направлены на оказание содействия ООН в завязывании процесса конституционной реформы с учетом договоренностей в Сочи. Безусловно, нас традиционно интересуют те оценки, которые наши португальские коллеги высказывают по ситуации на африканском континенте и в некоторых странах Латинской Америки.

Мы удовлетворены итогами переговоров, которые подтвердили нашу взаимную готовность к наращиванию взаимодействия. Думаю, что они внесли неплохой вклад в углубление нашего партнерства.

Вопрос (перевод с английского): Существует ли в политических элитах России и Европейского Союза понимание того, что политика часто идет вразрез с интересами бизнес-сообщества? Как долго, по Вашему мнению, будут продолжаться «торговые войны» между ЕС и Россией?

С.В.Лавров: Считаю, что Российская Федерация демонстрирует достаточно доброй воли в отношении нашей готовности без каких-либо предварительных условий возобновлять все каналы диалога, сотрудничества, взаимовыгодных проектов, которые были заморожены после весны 2014 г. Хочу ещё раз подчеркнуть, что ничего из происходящего сейчас на Украине могло бы никогда не быть, если бы наши европейские партнёры, прежде всего те, которые засвидетельствовали договорённость между президентом В.Ф.Януковичем и оппозиционерами 21 февраля 2014 г., выдержали свою роль как гарантов этого соглашения и не сдались бы перед лицом антиконституционного государственного переворота, оставившего

Украину в ситуации, когда там правят бал радикалы, которые устраивают факельные шествия, маршируют в нацистской символике по украинским городам и героизируют тех, кто сотрудничал с гитлеровцами. Поэтому реакцию, которая последовала из Европейского Союза, мы считаем, по большому счёту, несправедливой, но принимаем её как данность. Мы ценим, как сказал мой коллега Министр иностранных дел Португалии А.Сантуш Силва, что в Евросоюзе многие понимают пагубность такого положения и выступают за преодоление этой ситуации. Мы к этому готовы. Как я уже сказал, мы не просим у Европейского союза и других стран, которые присоединились к санкциям, их снимать. Не будем вести переговоры об условиях снятия санкций. Мы готовы к тому, чтобы в нынешней ситуации всё-таки уходить от политики изоляционизма, как в отношении попыток изолировать Россию, так и самоизоляции, в которую сейчас в определённой степени поставил себя Евросоюз. Будем готовы следовать согласованным направлениям нашего взаимодействия и позитивно откликаться на пожелания бизнеса, который регулярно, всё чаще и громче высказывается за преодоление этой нездоровой ситуации. Так было во время недавней встречи германского бизнеса с Президентом Российской Федерации В.В.Путиным. Затем наш Президент встречался с представителями французского бизнеса. У меня не так давно тоже была встреча с членами Ассоциации европейского бизнеса в Российской Федерации. У них у всех единая позиция. Ещё раз повторю, мы готовы сотрудничать с нашими европейскими партнёрами, с правительствами, чтобы учесть эту объективную заинтересованность наших деловых кругов.

Вопрос: Как Вы оцениваете различные трактовки, которые можно услышать сейчас в ряде западных стран, относительно резолюции Совета Безопасности ООН по перемирию в Сирии? Это попытка воспользоваться перемирием для достижения каких-то иных целей, несмотря на заявления Москвы о том, что действие этой резолюции не распространится на террористические формирования, такие как ИГИЛ и «Джабхат ан-Нусра»?

Каковы шансы на примирение сегодня в Сирии с учётом того, что до сих пор Дамаск подвергается обстрелам со стороны некоторых группировок, и официальный Дамаск заявляет, что будет отвечать на агрессию террористов военными действиями, а Турция продолжает проводить операцию на севере Сирии? На Ваш взгляд, насколько реалистично достижение целей резолюции по перемирию в Сирии в текущей обстановке?

С.В.Лавров: Во-первых, резолюция, которая была принята и получила номер 2401, очень чётко излагает, каким образом может быть запущено предлагаемое перемирие для целей доставки гуманитарной помощи. Это перемирие начнётся, когда все стороны «на земле», как это подчёркивает резолюция, договорятся о том, как его ввести с тем, чтобы прекращение огня было полным и всеобъемлющем по всей территории Сирии. Это записано там чёрным по белому, какие-то интерпретации здесь едва ли возможны, как невозможны интерпретации в отношении того, на кого распространяется предлагаемый режим прекращения боевых действий. Он никоим образом не касается тех акций, которые проводит сирийское Правительство при поддержке Российской Федерации против всех террористических группировок, о которых Вы упомянули - ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусра» и всех тех, кто с ними сотрудничает.

Упомяну, кстати, в этой связи, что в Восточной Гуте и в значительной степени в провинции Идлиб целый ряд группировок, которые позиционируются их западными партнёрами и покровителями как умеренные, такие как «Ахрар аш-Шам», «Джейш аль-Ислам» сотрудничают с террористической группировкой, входящей в соответствующий террористический список СБ ООН – «Джабхат ан-Нусрой». Это обстоятельство делает партнёров «Джабхат ан-Нусры» тоже незащищёнными тем режимом, который должен быть установлен режимом прекращения огня. Они тоже подлежат легитимным действиям сирийских вооружённых сил и всех тех, кто поддерживает сирийскую армию.

Мы, кстати, не раз обращали внимание, что миномётные обстрелы продолжаются. Совсем недавно об этом говорили представители Министерства обороны, нашего Министерства. Были попытки направить в центральный район Дамаска джихадистов на заминированных автомобилях. Применяют они и новую тактику: роют туннели в ту часть города, которая контролируется Правительством, и пытаются через неё осуществлять террористические вылазки. Там у них достаточно сильно работает воображение.

И здесь надо всем быть начеку. Мы никогда не поддержим любые действия, которые будут пытаться выводить террористов из-под законного удара.

Вы спросили, будет ли кто-то пытаться использовать эту резолюцию, это перемирие для достижения иных целей? Будут, уже пытаются. Через СМИ пошли вбросы о том, что вчера или сегодня утром в Восточной Гуте был применен хлор в качестве отравляющего вещества. Сделано это со ссылкой на какого-то анонимного персонажа, живущего в США. Напомню, что российские официальные представители еще вчера предупреждали, что готовятся подобные провокации. Будут, наверняка, еще дополнительные вбросы. Мы знаем, откуда они будут следовать – из социальных сетей. Прежде всего, из тех, где фигурируют т.н. «Белые каски» - абсолютно провокационная организация, созданная американцами и британцами и «засветившаяся» в огромном количестве фейковых сюжетов, связанных в основном с якобы применением химического оружия без единого доказательства. Есть еще т.н. «Сирийская обсерватория по правам человека» в Лондоне, где зарегистрирован один человек, снимающий какую-то квартиру в одном из районов британской столицы. Попытки из такого рода источников, конечно же, будут продолжаться с единственной целью - очернить, ошельмовать правительственные силы, обвинить их во всех смертных грехах, в военных преступлениях с тем, чтобы последовательно реализовывать действия, которые мы уже наблюдаем в восточных районах САР, где США реализуют, как я убежден, сценарий создания квази-государства, сценарий раскола САР.

На эту тему мы будем и дальше говорить с американцами и с их союзниками, которые так или иначе входят в возглавляемую ими коалицию. Они все-таки должны объяснить, почему эти действия предпринимаются, несмотря на то, что резолюция, о которой мы говорим, однозначно подтвердила необходимость уважения суверенитета и территориальной целостности САР. Здесь возникает много вопросов.

Есть ли шанс у этой резолюции быть выполненной? Я уже привел примеры действий, создающих препятствия на этом пути. Но в принципе такие шансы есть, если все сирийские стороны «на земле», те кто их поддерживает, в том числе извне Сирии, кто их патронирует, будут руководствоваться требованием СБ ООН согласовать конкретные параметры прекращения боевых действий с тем, чтобы обеспечить 30-дневную паузу для гуманитарного и медицинского доступа к населению соответствующих сирийских районов.

Россия. Португалия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 26 февраля 2018 > № 2513369 Сергей Лавров


Россия. Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 23 февраля 2018 > № 2513339 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Республики Узбекистан А.Х.Камиловым, Москва, 23 февраля 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы провели переговоры с моим коллегой Министром иностранных дел Республики Узбекистан А.Х.Камиловым, которые как всегда были дружественными и доверительными, как и положено между друзьями, союзниками и стратегическими партнерами.

Мы дали высокую оценку уровню наших отношений, которые развиваются на тех договоренностях, которые были достигнуты между президентами России В.В.Путиным и Узбекистана Ш.М.Мирзиёевым. В частности, мы рассмотрели как реализуются те вопросы, которые были согласованы президентами в апреле прошлого года, в ходе государственного визита Президента Узбекистана Ш.М.Мирзиёева в Российскую Федерацию.

Мы констатировали солидный рост товарооборота, который в прошлом году увеличился почти на 35%, и приближается к 4 млрд.долл.США.

Динамично развивается диалог и координация между министерствами иностранных дел как в рамках наших двусторонних связей, так и на многосторонних площадках, включая ООН, СНГ, ШОС. В этих структурах мы работаем на основе совпадений или близости подходов к ключевым вопросам глобальной и региональной повестки дня. Мы признательны нашим узбекским друзьям за традиционную поддержку российских приоритетов в ООН, включая проблематику международной информационной безопасности, меры транспарентности и укрепление доверия в космосе, недопустимость героизации нацизма и целый ряд других инициатив, которые мы вместе с Узбекистаном поддерживаем и продвигаем.

В свою очередь мы всегда поддерживаем те идеи, которые Узбекистан предлагает международному сообществу. Одна из таких инициатив – это предстоящая в марте Международная конференция по Афганистану «Мирный процесс, сотрудничество в сфере безопасности и региональное взаимодействие». Инициатива проведения этого форума была выдвинута нашими узбекскими друзьями в январе в ООН на специальном заседании СБ ООН. Сегодня мы обсудили ход подготовки к этому очень важному и значимому мероприятию.

Понятно, что Афганистан - это проблема, которая беспокоит наши страны, другие государства в регионе и за его пределами. Мы озабочены тем, что в этой стране нарастает присутствие т.н. «Исламского государства», особенно в северных регионах Афганистана, которые непосредственно граничат со странами СНГ. Там формируется сеть лагерей по подготовке боевиков, среди которых, к сожалению, есть и выходцы из наших стран.

Мы также отметили, что необходимо продолжать мобилизовывать все имеющиеся форматы для продвижения афганского урегулирования, в том числе т.н. «московский формат» и контактную группу «ШОС-Афганистан».

В заключение хотел бы выразить наше удовлетворение тем, что сегодня мы подписали Программу сотрудничества между министерствами иностранных дел наших государств на 2018-2019 гг., которая будет стимулировать системный и плановый подход к взаимодействию между внешнеполитическими ведомствами.

Итоги переговоров, наверняка, будут способствовать наращиванию самого многопланового сотрудничества между Россией и Узбекистаном. Я признателен Министру иностранных дел Республики Узбекистан А.Х.Камилову и всей его делегации за очень конструктивный разговор.

Вопрос: Запад обвиняет Россию в затягивании достижения перемирия в Восточной Гуте. Госдепартамент США не устаёт повторять, что происходящее сейчас в этом пригороде Дамаска демонстрирует провал астанинского процесса и диктует необходимость вернуться к переговорам в Женеве. Как Вы прокомментируете это заявление?

С.В.Лавров: Корень проблем, происходящих сейчас в Восточной Гуте и вокруг неё – это ключевые позиции, которые в этом пригороде Дамаска занимает террористическая организация «Джабхат ан-Нусра» и группировки, которые стали с ней сотрудничать и координировать свои действия. Оттуда регулярно проводятся обстрелы Дамаска, включая центр. Неоднократно эти обстрелы задевали российское Посольство, на днях было обстреляно российское Торговое представительство. Мы многократно ставили данный вопрос в Совете Безопасности и настаивали на том, что никаких исключений для террористов не может быть сделано. Они доставляют массу страданий мирным жителям, отказываются их отпускать, держат как живой щит, чтобы обезопасить себя или, на худой конец, обвинить сирийское Правительство и тех, кто его поддерживает, в нарушении международного гуманитарного права.

Возникает масса вопросов к тому, как обставляются нынешняя кампания нападок на Дамаск, на тех, кто сотрудничает с Дамаском в борьбе с терроризмом, обвинения в нарушении, как я уже сказал, международного гуманитарного права. Вопрос возникает в связи с тем, что подавляющее большинство этих т.н. «свидетельств» предоставляются группой, которая называется «Белые каски», которая (и это известно тем, кто интересуется данной проблемой) была создана и продолжает поддерживаться США и Великобританией. Её не раз ловили «за руку», уличали в постановке фейковых сюжетов, которые потом раскручивались для того, чтобы обострять ситуацию в контексте усилий по т.н. смене режима в столице САР.

Далеко не в первый раз в истории сирийского конфликта, когда «Джабхат ан-Нусра», которая, повторю ещё раз, является главной проблемой в Восточной Гуте, так или иначе вольно или невольно оказывается по ту же сторону баррикад, что и критики и обвинители сирийского Правительства. Её не трогают. По-прежнему у нас нет свидетельств, что возглавляемая США коалиция рассматривает «Джабхат ан-Нусру» в качестве реальной цели для своих действий. Мы, конечно, обращаем на это внимание наших американских коллег, но пока не видим, чтобы эти замечания возымели какое-то действие.

Насчёт того, кто и где провалился. У меня нет сомнений, и это очевидно, что астанинский процесс мешает планам расчленения Сирии. Такие планы, хотя они и отрицаются американцами, на деле уже реализуются. Как мы говорили, на восточном берегу Евфрата осваиваются огромные территории американцами, которые там в очередной раз занялись геополитической инженерией и создают квазигосударственные структуры. Об этом хорошо известно. Понятно, что астанинский процесс мешает этим планам, препятствует и его хотят всячески очернить. В этом тоже нет ничего удивительного, потому что информационная война распространяется на все сферы международной жизни, и наши западные партнёры преуспели в том, чтобы давать волю своим эмоциям.

В практическом воплощении эти эмоции сейчас вылились в дискуссии в Совете Безопасности ООН, где пытаются принять резолюцию, декларативно объявляющую немедленное наступление гуманитарной паузы минимум на 30 дней. При этом ответов на вопрос о гарантиях о том, что боевики будут соблюдать эту гуманитарную паузу и не продолжат обстреливать жилые кварталы Дамаска, нам не дают. Поэтому для того, чтобы эта резолюция была действенной, а мы готовы согласовать текст, который будет таковым, мы предлагаем формулу, позволяющую сделать наступление перемирия реальным и основанным на гарантиях всех, кто находится внутри и вне Восточной Гуты. Гарантии, конечно, должны быть подкреплены гарантиями внешних игроков, прежде всего, теми, кто имеет воздействие на экстремистские группировки, засевшие в этом пригороде Дамаска.

Так что если американцами и их союзниками движет не желание опять нагнетать атмосферу и создавать дополнительные предлоги для продвижения своей идеи смены режима в Сирии, а забота о гуманитарном положении в Восточной Гуте, о мирных гражданах, гражданском населении, то есть все возможности, чтобы договориться. Но поправку, которая будет на них возлагать ответственность добиться от боевиков чётких гарантий прекращения обстрелов, они пока брать отказываются.

Обратил внимание на то, что когда американцы стали разглагольствовать про «провал» астанинского процесса, то они на контрасте упомянули о том, что единственная зона деэскалации, которая эффективно работает в Сирии – юго-западная, которую, как они сказали, США создали с Иорданией. Получается, для них ниже собственного достоинства признать, что Россия сыграла решающую роль в создании южной зоны деэскалации вместе с американскими и иорданскими военными. Но в этом контексте вообще не упомянуть Россию - такие манеры вызывают большие вопросы.

Тем не менее, мы видим, у кого какие подходы к сирийскому урегулированию. Нам нечего стесняться нашего астанинского процесса. Вместе с коллегами из Турции и Ирана мы продолжаем работать в Астане. Сейчас готовим встречу на уровне министров иностранных дел. Будем двигаться вперёд, исходя из резолюции 2254 Совета Безопасности ООН, которая требует, во-первых, уважения территориальной целостности, суверенитета и независимости Сирийской Арабской Республики и, во-вторых, не мешать сирийцам договариваться между собой и не навязывать им никаких рецептов извне. Сами сирийцы должны решать судьбу своей страны – вот ключ к тому, чтобы эта резолюция выполнялась.

?

Россия. Узбекистан > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 23 февраля 2018 > № 2513339 Сергей Лавров


Россия. Словения > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 22 февраля 2018 > № 2513334 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с заместителем Председателя Правительства, Министром иностранных дел Республики Словении К.Эрьявецем, Любляна, 21 февраля 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы чувствуем себя здесь очень хорошо, как дома, среди друзей. Спасибо за приглашение, организацию нашей работы и за традиционное словенское гостеприимство.

Сегодня, как и принято в наших отношениях, мы очень откровенно обсудили наши двусторонние связи, прежде всего, опираясь на те договоренности, которые были достигнуты в ходе состоявшегося за последние два года обмена визитами Президента Российской Федерации В.В.Путина в Словению и Президента Республики Словении Б.Пахора в Россию.

Отметили хороший рост товарооборота, позитивные тенденции и результаты в инвестиционной сфере. Считаем это важным промежуточным итогом деятельности Межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству, сопредседателями которой являются заместитель Председателя Правительства, Министр иностранных дел Словении К.Эрьявец и Министр связи и массовых коммуникаций России Н.А.Никифоров. Работа Межправкомиссии подкрепляется весьма активной деятельностью деловых советов и связями российских регионов со словенскими партнерами. В работе находится целый ряд перспективных инвестиционных проектов с участием российских и словенских компаний как в Словении, так и на территории России.

У нас традиционно очень богатые гуманитарные связи, о которых мы сегодня подробно говорили, в том числе по линии созданного в Любляне по нашей совместной инициативе Форума славянских культур. Центр, филиал которого полтора года назад был открыт в Москве, помогает сближению славянских народов и сохранению славянской культуры. Мы считаем это очень важным гуманитарным направлением нашей совместной работы.

Успешно проходят перекрестные сезоны культуры, в рамках которых в Любляне состоялось немало интересных выступлений российских коллективов, включая выступления оркестра Мариинского театра под управлением В.А.Гергиева и Академического ансамбля песни и пляски Российской Армии имени А.В.Александрова. Министр иностранных дел Словении К.Эрьявец упомянул о еще одном без преувеличения знаковом событии – об открытии в ноябре прошлого года на базе Приморского университета в г.Копер первого в Евросоюзе филиала МГУ им. М.В.Ломоносова.

Обсудили инициативу, с которой выступили Общество дружбы «Словения-Россия» и российское Общество дружбы и культурных связей со Словенией, заключающуюся в создании Российско-Словенского форума общественности. Мы поддержали эту инициативу.

Особое внимание уделили военно-мемориальной проблематике. В России очень ценят как в Словении бережно относятся к захоронениям и памятникам нашим воинам на словенской земле. Сегодня мы возложили венки к памятнику Сынам России и Советского Союза, погибшим на словенской земле в годы Первой и Второй мировых войн. Считаем важным поддержать создание аналогичного мемориала, посвященного словенцам, на территории Российской Федерации.

Сегодня мы подпишем Меморандум о сотрудничестве в рамках деятельности Международного центра по исследованию проблем Второй мировой войны, созданного на базе музея (в помещении бывшего немецкого концлагеря для советских военнопленных), который открыт в г.Мариборе. Считаем очень важным этот совместный исследовательский проект. Будем к нему подключать ведомства, прежде всего, Министерство обороны России, Министерство культуры России и Министерство образования и науки России. Думаю, что может получиться очень хороший результат, который будет принципиально необходим для правильного восприятия итогов Второй мировой войны молодым поколением.

При обсуждении международных проблем мы выразили высокую оценку позиции Словении относительно связей между Российской Федерацией и Евросоюзом и Россией-НАТО. Это позиция заключается в том, что членство в этих структурах совершенно необязательно требует прекращения связей со всеми остальными членами международного сообщества, как бы этого кому-то не хотелось. Россия, как и Словения, готова взаимодействовать с любым другим государством, которое открыто к равноправному, взаимовыгодному, основанному на балансе интересов общению.

Считаем абсолютно неправильным и вредным ставить те или иные страны перед ложным выбором – или им надо на Запад, или на Восток. К сожалению, именно с такой логикой некоторые наши западные коллеги подходят к взаимодействию со странами в регионе западных Балкан и не только там. Такой же принцип «или-или» применяется в отношении ряда государств постсоветского пространства. Он стал одной из ключевых причин, по которым Украина была ввергнута в глубочайший кризис. Мы выступаем за безальтернативность Минских договоренностей в урегулировании ситуации на Украине.

Рассчитываем, что на Западе, прежде всего в Берлине и Париже, как в столицах стран-участниц «нормандского формата», понимают, что последние действия руководства Украины уводят в сторону от выполнения Минских договоренностей и являются попыткой их перечеркнуть. Прежде всего, имею в виду т.н. закон «О реинтеграции Донбасса», который допускает и даже поощряет применение силы для восстановления территориальной целостности Украины. Считаем это абсолютно недопустимым. Попытки игнорировать Минские договоренности, которые были одобрены Советом Безопасности ООН, сопровождаются попытками нарушать и другие международно-правовые документы, прежде всего в сфере обеспечения равноправия языков меньшинств и региональных языков. На подрыв этих обязательств направлен уже вступивший в силу на Украине закон «Об образовании». Мы настаиваем, чтобы рекомендации Венецианской комиссии Совета Европы в отношении этого закона были незамедлительно выполнены.

Мы убеждены, что в Европе не могут не видеть крайне опасного роста националистических, ксенофобских и неонацистских настроений на Украине, которые все чаще получают материальное воплощение. Имею в виду попытку поджога венгерской церкви в Закарпатье, «шабаш», устроенный в Российском центре науки и культуры (РЦНК) в Киеве и попытки нападения на отделения банков. Если судить даже по украинской прессе (в отличие от украинцев, в России могут читать прессу соседнего государства), есть много указаний на то, что за всеми этими действиями, включая нападения на РЦНК и сожжение российского флага, не просто пассивно наблюдают (как это делала полиция, вызванная на место происшествия), но во многом их поощряют сами украинские власти. Ждем соответствующей принципиальной реакции со стороны ООН, ОБСЕ, Совета Европы и, конечно, со стороны Евросоюза и НАТО, поскольку две последние структуры всегда особенно обеспокоены судьбой украинского государства и украинского урегулирования.

Мы обсудили и другие внешнеполитические вопросы, включая положение в различных «горячих точках» на Ближнем Востоке и Севере Африки. Несмотря на попытки подорвать процесс сирийского урегулирования, Россия вместе с Ираном и Турцией в рамках астанинского формата, а также с ООН, в рамках женевского процесса будет делать все, чтобы выполнить резолюцию 2254 СБ ООН.

Конечно же, за острыми проблемами в целом ряде стран региона (помимо Сирии это Ливия, Йемен и Ирак), нельзя забывать об урегулировании отношений между Палестиной и Израилем. Этот вопрос принципиально важен для судеб ближневосточного региона. Мы выступаем за прямые переговоры между Израилем и Палестиной, Премьер-министром Израиля Б.Нетаньяху и Президентом Государства Палестины М.Абассом без каких-либо предварительных условий. Считаем это очень важным шагом в нынешней непростой и тревожной обстановке.

Еще раз хотел бы поблагодарить заместителя Председателя Правительства, Министра иностранных дел Республики Словении К.Эрьявеца, всю его команду, наших словенских друзей за гостеприимство. Будем рассчитывать, что мы сможем ответить взаимностью. Я приглашаю г-на К.Эрьявеца в Российскую Федерацию с очередным визитом.

Вопрос: Вы упомянули вчера, что Турция могла бы решить проблему своей безопасности в связи с ситуацией в Африне через прямой диалог с Дамаском. Готова ли Москва содействовать такому диалогу или, возможно, уже содействует?

С.В.Лавров: Мы уже не раз говорили, что урегулировать любые проблемы, которые сейчас сохраняются и порой даже обостряются в Сирии, можно исключительно на основе уважения суверенитета и территориальной целостности САР. Этот критерий является универсальным. Необходимо, чтобы все без исключения внешние игроки, особенно те, у которых есть присутствие внутри Сирии, все-таки осознали необходимость начала диалога с сирийским Правительством в рамках не раз подтвержденного СБ ООН принципа суверенитета и территориальной целостности САР. Уважать территориальную целостность САР должны и все этнические, конфессиональные и прочие группы, которые проживают в Сирии.

Урегулированию не помогло то, что какое-то время назад часть курдского населения на севере Сирии объявила об автономии. Не помогли и те действия, которые предпринимали США, возглавляемая ими коалиция по содействию тенденции автономизации курдов и даже по содействию созданию органов управления на местах, которые были открыто представлены как неподчиняющиеся Дамаску. Наконец, само Правительство САР также должно руководствоваться принципом суверенитета над всей территорией своей страны. Это означает необходимость разговаривать со всеми представителями тех или иных этнических, конфессиональных групп, включая курдов. Именно на такой основе Россия работает со всеми участниками сирийских событий. Мы считаем, что именно на этой основе абсолютно реально обеспечить остановку кровопролития, начало устойчивого процесса урегулирования, в ходе которого будут обеспечены не только интересы всего сирийского народа во всем его многообразии, но, я убежден, и законные интересы всех соседей Сирии и других внешних игроков.

Вопрос: В последнее время в Словении и за ее пределами раздается много критики в отношении политики Любляны, которая пренебрегает отношениями с США и тянется к укреплению отношений с Россией. Как Вы можете прокомментировать сложившуюся ситуацию? Что можно ожидать в отношениях России и Словении?

С.В.Лавров: Я уже во вступительном слове комментировал эту тему, когда говорил о необходимости отказываться от совершенно губительного принципа «или с Западом, или с Россией» во всех внешнеполитических делах. Я перебираю в уме события последних лет и не нахожу каких-либо свидетельств того, что Словения хочет проводить политику, которая была бы более пророссийской, нежели прозападной. Не хочу говорить за Карла, но у меня такое ощущение, что Словения хочет проводить внешнюю политику таким образом и сотрудничать с теми государствами, которые могут принести на взаимной основе максимальную торговую, экономическую и инвестиционную выгоду и прочее. Конечно, как любая нормальная сторона, любой нормальный народ словенцы хотят сохранить свою культурную и духовную идентичность. В этом я тоже не усматриваю никакого афронта с кем-бы то ни было. Мы полностью уважаем такой многовекторный подход.

В нашей внешнеполитической доктрине тоже закреплен многовекторный подход, который означает, что, если возникает обоюдовыгодный проект, то, по большому счету, было бы глупо его не реализовать. Когда Словения что-то предлагает нам, мы эти предложения рассматриваем с точки зрения собственных интересов. Если интересы совпадают, то эти предложения реализуются. Точно так же и мы предлагаем Словении те или иные проекты, и Словения реагирует в зависимости от того, насколько они отвечают ее интересам.

Не хочу привносить какие-то антиамериканские нотки, но буквально вчера официальный представитель Госдепартамента США Х.Науэрт публично с гордостью сказала, что все американские послы во всех без исключения странах мира имеют строгие инструкции ежедневно ходить и требовать, чтобы соответствующее государство не сотрудничало с Россией, потому что США ввели против нас санкции. Думаю, здесь достаточно услышать этот факт, чтобы понять, на каких принципах американцы строят свои отношения с зарубежными государствами.

?

Россия. Словения > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 22 февраля 2018 > № 2513334 Сергей Лавров


Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 22 февраля 2018 > № 2513333 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Президентом Республики Сербии А.Вучичем, Белград, 21 февраля 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Прежде всего хотел бы поблагодарить Президента Республики Сербии А.Вучича, моего коллегу первого заместителя Председателя Правительства, Министра иностранных дел Республики Сербии И.Дачича, всех наших сербских друзей за традиционное гостеприимство. Мы чувствуем себя дома. Надеюсь, что наши сербские партнеры чувствуют себя так же, когда приезжают в Российскую Федерацию. Совсем недавно, в декабре, Президент Сербии А.Вучич был с визитом в Российской Федерации.

Сегодня, пользуясь случаем, который связан со 180-летием со дня установления наших дипломатических отношений, мы рассмотрели те действия, которые предпринимаются для того, чтобы воплотить в жизнь все договоренности, достигнутые в ходе многочисленных контактов за последнее время Президента Российской Федерации В.В.Путина и Президент Сербии А.Вучича.

Мы отметили хорошие темпы развития торгово-экономических связей. Статистика может быть разной, но совершенно точно, что растет товарооборот, который превышает 2 млрд.долл.США, равно как и инвестиции, которые накапливаются в нашем сотрудничестве и превышают 4 млрд.долл.США. Мы будем продолжать поощрять этот процесс, в том числе через активно работающую двустороннюю Межправительственную комиссию по торговле, экономическому и научно-техническому сотрудничеству.

Вслед за Президентом Сербии А.Вучичем отмечу тесное и продуктивное взаимодействие в сферах энергетики, инфраструктуры, в том числе железнодорожной, в целом ряде других областей.

180 лет дипломатических отношений не означает, что до этого между нашими странами и народами не было никаких связей. Эти связи, в том числе духовные, религиозные, православные, уходят гораздо глубже в историю. Как сказал Президент Сербии А.Вучич, завтра мы будем участвовать в церемонии передачи мозаики для внутреннего убранства храма Св.Саввы. Эта акция осуществляется при благословении Русской и Сербской православных церквей и при участии официальных правительственных структур двух наших стран. Конечно же, это имеет особое значение не только для наших двусторонних отношений, но и для общих задач отстаивания духовных, религиозных и традиционных ценностей перед лицом нарастающих попыток, которые мы наблюдаем в самых разных частях Европы, в том числе на Украине, осквернять храмы и сеять религиозную рознь. Уверен, что и на Ближнем Востоке и Севере Африки, о чем мы сегодня тоже говорили, очень важно продолжать отстаивать права христиан, как и представителей всех других конфессий.

Наше внешнеполитическое взаимодействие опирается на международное право, уважение друг друга, поиск баланса интересов. Ни Россия, ни Сербия ничего друг другу не навязывают. Мы никогда не просим друг от друга перестать общаться с кем бы то ни было. Мы всегда за то, чтобы каждая из стран, будь то Россия, Сербия или любая другая страна имела полную свободу выбора и стремилась развивать свои внешнеполитические и внешнеэкономические связи со всеми, кто готов делать это на основе взаимной выгоды.

В этом смысле мы приветствуем те усилия, которые предпринимает Белград, по развитию связей не только с Европейским союзом, но и Евразийским экономическим союзом. В военно-политической сфере Белград сотрудничает с НАТО и с Организацией Договора о коллективной безопасности, оставаясь при этом приверженным принципу военного нейтралитета, о чём сегодня в очередной раз очень чётко и недвусмысленно заявил Президент Сербии А.Вучич. Мы уверены, что этот статус является одним из важнейших факторов обеспечения стабильности на Балканах и на европейском континенте в целом.

Мы уделили большое внимание ситуации на Балканах. Здесь происходят неоднозначные события. У нас общая позиция, которая заключается в том, что нельзя ставить страны региона перед ложным выбором - либо с Западом, либо с Россией. То же самое относится к любой ситуации в других регионах мира.

Сегодня мы подробно говорили о Косово. У нас общая позиция, что резолюция 1244 Совета Безопасности ООН является единственной легитимной основой всех действий, которые могут предприниматься на этом направлении.

Мы приветствовали и одобрили посредническую миссию Евросоюза. Эта миссия была поддержана в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН. Очень надеемся, что наши европейские коллеги из Брюсселя будут выполнять свою миссию с полной ответственностью. Пока диалог, который был завязан между Белградом и Приштиной, принесший некие договорённости, не может обеспечить их выполнение, будь то решение о создании сообщества сербских муниципалитетов севера Косово, будь то решение о начале функционирования специального суда в Косово или соблюдение принципа, закреплённого в ООН, о том, чтобы службы безопасности Косово не превращались в вооружённые силы, в полноценную армию. Хотя на днях мы слышали заявление косовского т.н. «президента» Х.Тачи о создании армии Косово вопреки всем договорённостям и позициям, которые в том числе высказывали европейские кураторы Приштины. Надеюсь, что в евросоюзовском и натовском Брюсселе осознают всю опасность подобного рода попустительства таким настроениям коллег из Приштины. Мы будем продолжать добиваться такой ситуации в косовском урегулировании, которая в полной мере соответствует международному праву.

Очень ценим те усилия, которые лично предпринял Президент Сербии А.Вучич, в связи с напряжённостью, возникшей после убийства известного сербского политика О.Ивановича. Считаем, что необходимо в самое ближайшее время на беспристрастной и непредвзятой основе завершить расследование этого преступления, выявить виновных, которые должны понести заслуженное наказание. Полностью поддерживаем усилия Белграда, включая требование подключить компетентные органы Сербии к осуществлению этого следствия.

Говорили мы сегодня о целом ряде других внешнеполитических совместных акций, в том числе в ООН, ОБСЕ, Совете Европы. Убеждён, что наше стратегическое партнёрство имеет очень хорошие перспективы для развития не только в интересах народов России и Сербии, но и в интересах стабильности и процветания на всём европейском континенте.

Вопрос: Нет ли опасений в Москве, что Сербия присоединится к европейским санкциям в отношении России?

С.В.Лавров: Вы еще при этом улыбаетесь? Могу только с удовлетворением принять к сведению то, что сейчас сказал Президент Сербии. Если нужны какие-то дополнительные комментарии, то они, наверное, могут заключаться в следующем. Мы знаем, что Евросоюз в рамках переговорных глав по присоединению Сербии к ЕС выдвигает ряд условий, в том числе внешнеполитических, которые касаются присоединения к санкциям против России и признания Косово.

Что касается первого требования относительно санкций. Знаете, Евросоюз - очень инерционная структура. Они когда-то приняли на основе, по-моему, ложнопонятого принципа солидарности решение о том, что санкции против России, которые они ввели впопыхах на конъюнктурной, сиюминутной основе, могут быть сняты, когда будут полностью выполнены Минские договоренности. Сейчас уже говорят, что необязательно полностью, можно постепенно выполнять договоренности и снимать санкции. Но главное заключается в том, что киевский режим не собирается эти договоренности выполнять. Пример тому - буквально вчера-сегодня Президент Украины П.А.Порошенко подписал абсолютно одиозный закон о реинтеграции, который не то что допускает, а предполагает возможность силового решения конфликта на юго-востоке Украины. Все наши европейские коллеги, которые прекрасно понимают, о чем идет речь, «набрали в рот воды» и ничего на эту тему говорить не могут. На фоне дискуссий, которые сейчас идут в Евросоюзе (а мы знаем, что сейчас все больше и больше стран считают абсолютно контрпродуктивным такую конфронтационную политику), я не думаю, что это требование от всех, кто хочет сотрудничать с Евросоюзом, встать на антироссийскую позицию, будет долго жить. Но опять таки, не могу гадать за Брюссель.

Второе требование, с которым связана перспектива присоединения Сербии к Евросоюзу, это признание Косово. Я уже говорил, что мы все приветствовали усилия Евросоюза по налаживанию диалога между Белградом и Приштиной. Эта инициатива Брюсселя была поддержана ГА ООН. Мы все рассчитывали, что Евросоюз будет добросовестно выполнять эту свою функцию. Несколько лет назад было согласовано решение о создании сербских муниципалитетов севера Косово. Это решение до сих пор не претворяется в жизнь. Также Евросоюз выдвинул требование к Приштине создать специальный суд, который будет расследовать преступления, совершенные в Косово во время известных событий. Этот суд так и не создан. Власти в Приштине пытаются «замотать» его функционирование, забыть обо всем об этом.

Конечно, нас не может не тревожить пассивность Евросоюза по поводу инициативы, которая прозвучала из Тираны, о т.н. «тиранской платформе», которая является неприкрытым призывом к созданию «Великой Албании». Примеров, которые весьма тревожат, достаточно. Совсем недавно, когда в Македонии состоялись парламентские выборы, председатель парламента, избравшись на этот пост, вошел в свой кабинет и водрузил на рабочий стол албанский флаг. И это в Македонии! На днях глава Правительства Албании Э.Рама гордо заявил, что именно он из Албании инициировал в македонском парламенте законопроект, который наделяет албанский язык статусом государственного, тем самым перечеркивая Охридские соглашения, которые всеми были восприняты с облегчением и создали основу для преодоления кризиса в Македонии много лет назад. Если сейчас эти достижения и договоренности будут расшатывать и разваливать то, что было с таким трудом наработано и согласовано, будь то в Македонии, Боснии и Герцеговине или где-то еще на западных Балканах, будет потеряно. Мне кажется, мы имеем все основания попросить Евросоюз отчитаться о том, как он выполняет собственные решения и насколько он соответствует доверию, которое ему оказало международное сообщество.

Поэтому я бы сейчас не стал пытаться упрощать эту ситуацию. Мы слышали то, что сказал Президент Сербии. Я убежден, что любое государство должно выбирать своих партнеров, исходя из своих национальных интересов, желания получать экономические, торговые и инвестиционные выгоды, исходя из своего стремления сохранять свои духовные и культурные корни. И наказывать за то, что государство Сербия либо какое-либо другое государство хочет жить в согласии со всеми своими соседями, окружающим миром, это настолько не по-европейски, настолько чуждо европейкой культуре, что просто, по-моему, даже не нуждается в дополнительных комментариях.

Вопрос: Боится ли Россия украинского сценария в Сербии? Вы несколько раз сказали, что Запад не должен ставить перед Сербией ультиматум – или Россия, или ЕС. Подключилась бы Россия к диалогу Белграда и Приштины, если бы США по требованию албанцев пошли бы на это? Говорили ли вы о статусе сотрудников Российско-сербского гуманитарного Центра?

С.В.Лавров: Не очень понял первый из трех адресованных мне вопросов. Боимся ли мы, что с Сербией что-то произойдет? Мы спокойны за Сербию, если у нее есть выбранные народом лидеры А.Вучич и его команда, коалиция, за которую проголосовал сербский народ. Здесь мне просто нечего добавить.

Что касается диалога Белграда и Приштины, то мы, как я уже сказал, выразили доверие, в том числе через Генеральную Ассамблею ООН Европейскому Союзу. ЕС пока, наверное, должен предпринять дополнительные шаги, чтобы оправдать это доверие. Если албанская сторона этого процесса выразит пожелание расширить состав посредников, то мы будем полагаться на мнение Сербии, насколько это устроит наших сербских друзей. Если будет сочтено, что в случае приглашения США, можно будет пригласить и Россию для обеспечения всеобъемлющего подхода к посредничеству, мы, безусловно, не останемся в стороне.

Что касается Российско-сербского гуманитарного Центра в городе Ниш, то этот Центр работает. За годы своего существования он предпринял целый ряд очень важных операций, разминировав огромные территории в самой Сербии, оказав помощь по ликвидации последствий пожаров и наводнений многим странам региона, включая Македонию, Боснию и Герцеговину, Грецию. Несколько сотрудников (4-5) из Российской Федерации, которые работают в Центре вместе с сербскими коллегами, достойно выполняют свои обязанности. Мы рассчитываем, что этот Центр будет действительно востребован, как он был востребован до сих пор в ходе тех стихийных бедствий, которые я упомянул. Он международный, региональный и не таит в себе никаких подводных камней, никаких «задних мыслей». Когда высказывались подозрения в отношении того, чем там занимаются российские и сербские сотрудники, мы специально пригласили представителя военного атташата сомневающейся страны (это были США) в Центр. Он смог обойти его вдоль и поперек и убедиться, что сотрудники Центра занимаются исключительно теми вопросами, которые были согласованы при его создании. Кстати, упомяну, что в этом же районе, на территории Сербии, в частности в автономном крае Косово, создана американская военная база «Бондстил». Причем она создана со ссылкой на резолюцию 1244 СБ ООН, тем самым она освещена авторитетом ООН. Поступают многочисленные сведения о том, что непонятно, чем там занимаются наши американские коллеги. Но в ответ на эти сомнения почему-то американцы никого не приглашают посетить эту базу. Хотя повторю еще раз, она освещена авторитетом СБ ООН, то есть в известном смысле принадлежит международному сообществу.

?

Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 22 февраля 2018 > № 2513333 Сергей Лавров


Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 22 февраля 2018 > № 2513329 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в Белградском университете, Белград, 22 февраля 2018 года

Уважаемый г-н Министр,

Уважаемый г-н Ректор,

Дорогие друзья,

Коллеги,

Прежде всего большое спасибо за приглашение выступить в Белградском университете вместе с моим коллегой и другом Первым заместителем Председателя Правительства, Министром иностранных дел Республики Сербии И.Дачичем перед представительной аудиторией профессоров, преподавателей и студентов. Мы приветствуем вклад Вашего университета в общие усилия по укреплению двустороннего сотрудничества Сербии и России.

Наши государства объединяют многовековые узы дружбы, прочные традиции взаимной помощи, общие духовные и культурные корни. Это фундамент нашего стратегического партнерства, которое развивается на основе декларации, которая была подписана Президентом России В.В.Путиным и Президентом Сербии А.Вучичем в свое время в Сочи. Ключевые вопросы нашего взаимодействия подробно обсуждались, когда в декабре прошлого года Москву посетил Президент Сербии А.Вучич и провел переговоры с Президентом Российской Федерации В.В.Путиным. Сейчас мы, в том числе и в рамках этого визита, активно работаем над тем, чтобы все эти договоренности неуклонно выполнялись. Первый заместитель Председателя Правительства, Министр иностранных дел Республики Сербии И.Дачич проводит особо полезную работу в этом направлении, возглавляя сербскую часть двустороннего Межправительственного комитета по торговле, экономическому и научно-техническому сотрудничеству.

Нынешний год юбилейный – 180-лет со дня установления дипломатических отношений. Этой памятной дате мы посвятили целую серию мероприятий. В их числе – наша совместная с Министром иностранных дел Сербии И.Дачичем статья, опубликованная вчера в газете «Политика», серия выставок и сегодняшняя торжественная выставка в Храме Св.Саввы. В Москве неизменно ценят самостоятельный многовекторный внешнеполитический курс Сербии, ее принципиальную позицию на развитие конструктивных добрососедских отношений со всеми странами, в том числе со всеми государствами Балкан.

Такая взвешенная линия сегодня приобретает особое значение, когда ситуация на нашем общем европейском континенте и в мире в целом остается напряженной. Увеличивается конфликтный потенциал, множатся кризисные очаги.

Мы не раз обращали внимание, что такое положение дел является логическим следствием той политики, которую проводили страны Запада во главе с США после окончания «холодной войны» с целью закрепить свою гегемонию в мировых делах в ущерб другим участникам международной жизни. Вместо строительства пространства мира, стабильности и равной безопасности во всей Евроатлантике, к чему настойчиво призывала Россия, наши западные коллеги встали на путь освоения нового геополитического пространства, прежде всего путем экспансии НАТО на Восток.

Они систематически пренебрегали базовыми нормами международного права, действовали в обход такого ключевого института, как ООН. В 1999 г. грубо нарушив зафиксированный в Хельсинкском заключительном акте принцип нерушимости границ в Европе, в течение двух с половиной месяцев бомбили Югославию. А десять лет назад, попытавшись «задним числом» легитимизировать свою агрессию, признали провозглашенную в одностороннем порядке независимость Косово. Будем и впредь оказывать сербским партнерам всяческое содействие в отстаивании законных прав и интересов Белграда применительно к Автономному краю Косово с опорой на положения резолюции 1244 СБ ООН.

Одним из печальных результатов политики Запада, который постоянно требовал от стран нашего общего региона делать выбор «либо они с Западом, либо с Россией» стал государственный переворот на Украине, который был спровоцирован, а затем поддержан Вашингтоном и Брюсселем. Не извлекая уроков из этого печального опыта, сейчас наши западные коллеги пытаются ставить балканские страны перед тем же самым ложным выбором – «либо они с Евросоюзом и НАТО, либо с Российской Федерацией». От стран региона требуют сделать такой выбор. Их пытаются активно затянуть в НАТО. Понятно, что это едва ли имеет какое-либо отношение к декларируемой цели укрепить национальную безопасность балканских государств – им никто не угрожает, а вот вступление в Североатлантический альянс заставит их принимать сторону в военно-политическом противостоянии, философию которого американцы, а вслед за ними НАТО, навязывают Европе.

Что касается единственной реальной угрозы современности – террористической, то НАТО на нее ответ дать не в состоянии. Более того, действия натовских стран в Ираке, Ливии, сейчас в Сирии и в других странах региона только плодят экстремизм, сеют хаос и создают питательную почву для появления все новых террористов.

Мы знаем, что значительная часть антироссийских установок на Балканах, да и в Европе в целом инициируется из Вашингтона. Видим эту цель очень отчетливо – это попытка «застолбить» американское военно-политическое доминирование и экономическое лидерство, в том числе путем попыток вытеснения России с местных рынков энергоносителей и принуждения европейцев перейти на более дорогой сжиженный газ из США. Такая линия, которая в свое время была поддержана Евросоюзом, негативно сказалась на интересах Сербии, как и ряда других стран, когда в результате внешнего давления Болгария торпедировала реализацию «Южного потока».

Мы надеемся, что урок из этой ситуации будет извлечен. По крайней мере, сейчас мы наблюдаем гораздо более разумные подходы к таким важным проектам, как «Турецкий поток» и «Северный поток-2».

Россия никогда не рассматривала Балканы как место для геополитических игр с «нулевой суммой». Наш безусловный приоритет – уважение территориальной целостности государств, упрочение региональной безопасности и стабильности, недопущение межэтнических и межконфессиональных столкновений. Нацелены на продвижение позитивной и объединительной, а не раскалывающей повестки дня. Мы можем немало предложить странам региона – от энергетических проектов, экономических инициатив до нашего опыта борьбы с последствиями стихийных бедствий.

Высоко ценим и поддерживаем курс Сербии на сохранение военного нейтралитета. Рассчитываем также, что евроинтеграционные устремления Белграда, о чем сейчас идут переговоры с Европейским союзом, не будут препятствием для наращивания нашего взаимодействия с Сербией как на двусторонней основе, так и по линии Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Я уверен, что сербские партнеры могут извлекать для себя значительную выгоду, развивая взаимодополняющие отношения с ЕС и ЕАЭС.

Дорогие друзья,

Сегодня мир меняется на глазах. Международные отношения становятся все более сложными и запутанными. Очевидно, что одна или даже несколько стран не способны самостоятельно эффективно и без взаимодействия с другими решать такие масштабные проблемы современности, как терроризм, киберперступность, наркотрафик, изменения климата и многое другое. Появляются и укрепляются новые центры экономической мощи и соответственно политического влияния. Все большее число государств стремится проводить прагматичный внешнеполитический курс с опорой на свои собственные национальные интересы. Народы мира хотят сами выбирать модели своего социально-экономического развития, самостоятельно распоряжаться своей судьбой. Поэтому полицентричная архитектура мироустройства и многополярное мироустройство – не чья-либо прихоть, а объективная реальность, которую признает большинство экспертов-международников, в том числе и на Западе.

Европа сегодня, в ее нынешнем виде, сталкивается с многочисленными вызовами, больше не находится в центре мировой политики. С тем, чтобы обеспечить всем без исключения государствам континента достойное место в формирующемся миропорядке, востребовано сопряжение их потенциалов. Решение этой задачи невозможно без создания архитектуры подлинно равной и неделимой безопасности во всей Евроатлантике. Россия, в свое время выдвигала инициативу заключения Договора о европейской безопасности, который закрепил бы этот принцип. Будем добиваться выполнения политических деклараций, которые принимались на самом высоком уровне в ОБСЕ и Совете Россия-НАТО, когда лидеры этих государств публично взяли на себя обязательство не укреплять свою безопасность за счет ущемления безопасности других. Призываем раз и навсегда отказаться от порочной практики вмешательства во внутренние дела, включая поддержку смены власти в других государствах неконституционным путем.

Мы считаем важным обеспечить неделимость не только безопасности, но и экономического развития. Раньше в качестве долгосрочной цели был принят лозунг – «формирование общего экономического гуманитарного пространства от Атлантики до Тихого океана», который остается актуальным. Более того, в свете тех быстрых изменений, происходящих в мире, мы сегодня продвигаем новую философию, которая развивает эту тему и делает ее более широкой и охватывающей. Как вам известно, Президент Российской Федерации В.В.Путин предложил подумать о формировании в перспективе Большого евразийского партнерства, которое охватывало бы страны-участницы ЕАЭС, ШОС, Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН). Двери для участия в таком партнерстве, конечно же, были бы открыты и для Европейского союза. Я убежден, что в случае последовательной реализации этой инициативы мы можем обеспечить гармоничное развитие всех стран нашего общего евразийского континента как входящих в интеграционные структуры, так и не участвующих в этих объединениях.

Дорогие друзья,

Сегодня Россия старается много делать для поиска эффективных ответов на общие для всего человечества вызовы и угрозы. На международной арене мы отстаиваем универсальные ценности многосторонности, справедливости, равноправного взаимоуважительного сотрудничества. Мы полностью разделяем эти подходы с нашими сербскими друзьями. Готовы и далее развивать и углублять наше стратегическое взаимодействие.

Вопрос: Вчера был Международный день родного языка. В отличие от русского, который хорошо защищён, в Сербии сербский язык терроризируют. Мы, к сожалению, всё больше пренебрегаем им, в то время, как кириллица практически исчезла в СМИ, а иностранные компании используют латиницу или иностранные языки в рекламе. Как Россия успела защитить свой язык и письмо? Что Сербия может сделать в этом плане?

С.В.Лавров: Честно скажу, я не заметил, что в Сербии утрачивается уважение к собственному языку, кириллице. Я просто не обладаю фактами на этот счёт. Могу сказать, что любая уважающая себя нация должна, прежде всего, заботиться о сохранности своего языка, чтобы дети, внуки, правнуки знали этот язык, литературу, которая написана на этом языке. Я ни разу не имел повода усомниться в том, что сербы к своему языку относятся точно так же, как россияне к русскому.

Вопрос: Мой вопрос касается военного нейтралитета Сербии. Насколько Вы считаете его прочным?

С.В.Лавров: Это было суверенным решением сербского руководства. Сербское руководство регулярно подтверждает свой статус, у нас нет никаких оснований сомневаться. Еще раз скажу – это суверенное решение Сербии, и мы его уважаем. Подчеркну, что этот статус реально является фактором, который способствует стабилизации не только Балканского региона, но и Европы в целом.

Вопрос: Я молодой политик и представляю район Белграда, в котором, как и во всей Сербии, поддерживают Россию. Мы активно участвуем в российско-сербских проектах, я участвую в Фонде поддержки публичной дипломатии им. А.М. Горчакова, была участницей 13-го Всемирного фестиваля молодежи и студентов в Сочи. В рамках проекта Фонда А.М.Горчакова мы в МИД России познакомились с таким интересным форматом, как Совет молодых дипломатов. На наш взгляд, это очень хороший формат, и мы бы хотели сделать что-то подобное. Как Вы думаете, как будет развиваться молодежная дипломатия в будущем? Какая польза от молодежной дипломатии существует сегодня?

С.В.Лавров: Во-первых, спасибо, что участвуете в мероприятиях, которые организуются в России. Действительно, у нас в Министерстве иностранных дел России создан Совет молодых дипломатов, есть также Совет ветеранов. Эти две структуры очень тесно между собой сотрудничают. Ветераны помогают в качестве наставников нашим молодым сотрудникам, молодежь помогает заботиться о ветеранах. Это очень человеческое взаимодействие, мы его всячески поддерживаем. Я не вижу причин, по которым в Сербии, в министерстве, которое возглавляет И.Дачич, не создать такой же совет. Я знаю Ивицу давно, он любит молодежь и всячески ее поощряет. Поэтому, наверное, как говорится, сам Бог велел.

Отмечу также, что в рамках Фестиваля молодежи и студентов в Сочи наш Совет молодых дипломатов проводил первую международную встречу молодых дипломатов. Они решили сформировать постоянно действующую структуру (конгресс или, может, его как-то по-другому назовут), чтобы уже на постоянной основе молодые дипломаты из разных стран могли общаться.

Значение, по-моему, очевидно. Когда молодые люди уже с самых ранних своих карьерных шагов начинают общаться со сверстниками и коллегами из других стран, то к моменту, когда эти молодые ребята и девушки уже займут руководящие позиции в разных департаментах, им даже не нужно будет находить общий язык – он уже будет у них найден с юных лет.

Вопрос: Как Вы считаете, является ли распространение русского языка и кириллицы важным фундаментом отношений между нашими странами? Как еще возможно развивать потенциал русского языка среди молодежи?

С.В.Лавров: У нас есть целый ряд программ, которые поддерживает государство, по укреплению, сохранению позиций русского языка за рубежом. Мы открываем школы. Стараемся делать это в качестве отдельных проектов и в рамках деятельности Российских центров науки и культуры. При них есть в ряде случаев курсы русского языка, открываются школы, в частности, в соседних с нами странах СНГ.

Могу сказать только одно. Мы видим в укреплении позиции русского языка уважение к россиянам, которые живут за пределами своей Родины по разным причинам, и к нашим зарубежным коллегам, которые хотят знать русский язык, хотят читать русскую классику на языке оригинала и наслаждаться искусством, которое на нем создается.

Как я уже говорил в ответе на первый вопрос, бережное отношение к своему языку – это признак зрелой, уважающей себя нации. В этом плане, наверное, есть возможность для обмена опытом, в частности, в рамках созданного лет десять назад Фонда славянских культур. Языки во многом родственные. Обмен опытом в плане сохранения, развития этих языков, по-моему, вполне востребован. То, что проходят обмены между университетами (об этом говорил сегодня г-н ректор), тоже часть общей работы. Мы в свою очередь делаем все, чтобы россияне, которые хотят изучать сербский и другие языки, особенно тех стран, с которыми у нас духовная, историческая близость, имели такую возможность.

Вопрос: Хочу спросить от себя и от имени коллег, которые изучают русский язык, от будущих преподавателей. Как Вы видите нашу роль в Сербии и России? Как мы можем способствовать развитию российско-сербских культурных связей?

С.В.Лавров: Исключительно путем творческого, ответственного, эффективного отношения к своей профессии. Больше даже нечего добавить.

Вопрос: Вы наблюдали в 90-е гг. за тем, что происходило в ООН вокруг нашей страны, как все это освещали в СМИ. Власти в Приштине при поддержке западных стран сейчас тоже проводят против нашей страны информационную кампанию. Как с этим бороться?

С.В.Лавров: Бороться с этим нужно, потому что всегда необходимо отстаивать правду. Бороться с этим трудно, потому что кампания оркестрируется и осуществляется в огромных масштабах. Это касается и попыток шельмовать Россию. Вы знаете, что эти попытки не прекращаются, но мы, как и сербы, сохраняем выдержку, собственное достоинство и всегда будем идти по пути правды и справедливости. Я не просто наблюдал, как в 90-е гг. происходила атака на Сербию во всех смыслах – и военная, и психологическая, но также участвовал в дискуссиях, которые в то время шли в ООН. Мы сыграли решающую роль в том, чтобы резолюция 1244 СБ ООН была принята в том виде, в котором она есть.

Упомяну эпизод, когда в рамках «Группы восьми» предварительно согласовывался текст, потом нам принесли его в СБ ООН, сказали, что надо принимать эту резолюцию. Мы обратили внимание, что в ней не было ни слова о суверенитете и территориальной целостности Сербии. Именно Россия настояла на том, чтобы эта резолюция была принята только с включением этого важнейшего принципа. Поэтому мы сегодня с И.Дачичем и вчера с Президентом А.Вучичем обсуждали те годы не для того, чтобы посокрушаться, как так все произошло, а для того, чтобы извлекать уроки из заверений, которые наши западные партнёры делали и делают. Когда им это нужно, они отказываются от своих слов очень быстро и легко. Это не тот способ, которым мы привыкли вести дела внутри страны, между товарищами и с нашими зарубежными коллегами.

Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 22 февраля 2018 > № 2513329 Сергей Лавров


Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 20 февраля 2018 > № 2513338 Сергей Лавров

Выступление Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на конференции, посвященной памяти Чрезвычайного и Полномочного Посла В.И.Чуркина, Москва, 20 февраля 2018 года

Дорогие Ирина Евгеньевна, Настя,

Коллеги, друзья

Мы сегодня отмечаем печальную годовщину – ровно год назад ушёл из жизни на своём рабочем, боевом посту в Нью-Йорке Виталий Иванович Чуркин, наш друг, выдающийся российский дипломат, который вписал славные страницы в историю нашей профессии. Он был многогранной личностью, высокопрофессиональным, высокоэрудированным дипломатом, одновременно очень разносторонним человеком, живым, весёлым, с хорошим чувством юмора. Всё это делает его фигурой огромного масштаба. Это подтверждается и теми лицами, которых я вижу здесь в зале. Здесь присутствует руководство нашего Министерства и руководство комитетов по международным делам обеих палат Федерального Собрания, представители наших научных кругов, общественности, зарубежные дипломаты. Мы все очень признательны вам за то, что вы участвуете в этом мероприятии. Отдельные слова благодарности Дипломатической академии МИД России, ректору Е.П.Бажанову, за эту инициативу. Как я понимаю, это будет ежегодная конференция, которая посвящена, в том числе и прежде всего, памяти Виталия Ивановича. Также это будет хороший форумом, площадка для того, чтобы изучать опыт российской дипломатии, осваивать прогрессивные методы, которыми пользуется наша дипломатия во всех смыслах и которые с таким успехом и блеском применял Виталий Иванович.

Кроме всего прочего, мы с ним были друзьями. Нас одновременно назначили на посты заместителей Министра иностранных дел весной 1992 г. На всех занимаемых должностях он с блеском проявлял свои лучшие качества. Начинал он свою заметную дипломатическую карьеру (и об этом говорится в прекрасном фильме Сергея Брилёва, за который я тоже хочу его искренне поблагодарить) в Вашингтоне под руководством великого Посла в США А.Ф.Добрынина. Затем, по сути дела, с нуля создавал Управление информации. В советском МИД тоже этой работе уделялось внимание, но после перестройки и всех веяний, которые охватили нашу страну, в том числе Министерство иностранных дел, конечно, работа с прессой требовала иных навыков, а их Виталий освоил сполна, когда работал в Вашингтоне. Будучи на скромных должностях второго и первого секретарей, он регулярно появлялся в Конгрессе США, разговаривал с конгрессменами, отвечал на их вопросы, удовлетворял их любопытство в отношении того, что происходит в России. Эти навыки живого, прямого общения с журналистами он перенёс в Управление информации, которое, как всеми отмечалось, было одним из наиболее прогрессивных информационных подразделений российских ведомств в то время.

Затем были должности посла в Брюсселе, Канаде. Потом он несколько лет работал в Москве, занимаясь очень важной проблематикой Арктического совета. Максимально он раскрыл свои таланты в Нью-Йорке. Его любили как человека и профессионала даже те, кто не соглашался с ним по политическим проблемам, либо соглашался, но, в силу позиции своего правительства, не мог сказать об этом открыто. Я наблюдал это в ходе сессии Генеральной Ассамблеи ООН и на мероприятиях, которые проводились после заседаний Совета Безопасности, где мы с американцами достаточно сильно вступали в полемику. На вечернем приёме, который давала Россия, поскольку мы тогда были председателями Совета Безопасности ООН, чуть опоздав, пришла бывшая в то время постпредом США при ООН С.Пауэр. Надо было видеть, как они, только что у микрофона занимаясь горячей полемикой и риторикой, дружелюбно стали обсуждать перипетии сегодняшнего дня и разговаривать о том, что их ждёт завтра.

Виталий навсегда останется в нашей памяти. Я ещё раз хочу поблагодарить всех присутствующих за то, что мы его помним и будем помнить долгие годы, пока мы живы. Очень признателен Дипломатической академии МИД России за то, что инициатива провести специальное мероприятие не будет просто ограничиваться памятными речами, а имеет практическое преломление, в том смысле, что это будет хорошей школой для оценки и увековечивания, если хотите, опыта нашей дипломатии во всех её проявлениях, чтобы этот опыт продолжал жить и работать на нашу Родину.

Я вам желаю успешной работы.

?

Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 20 февраля 2018 > № 2513338 Сергей Лавров


Россия. Пакистан > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 20 февраля 2018 > № 2513336 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Исламской Республики Пакистан Х.М.Асифом, Москва, 20 февраля 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Мы с моим коллегой Министром иностранных дел Исламской Республики Пакистан Х.М.Асифом провели содержательные переговоры.

Наши связи с Пакистаном носят конструктивный и взаимовыгодный характер. В мае нынешнего года отмечается 70 лет со дня установления двусторонних дипломатических отношений.

У нас сегодня развивается интенсивный политический диалог, в том числе на высшем уровне. Партнёрский характер носит взаимодействие в международных организациях, прежде всего в ООН и ее специализированных учреждениях.

Мы сегодня подтвердили готовность российской стороны и далее содействовать укреплению контртеррористического потенциала Пакистана, что отвечает интересам всего региона. В прошлом году мы передали партнерам четыре транспортно-боевых вертолета Ми-35М. Уверен, что они востребованы при проведении антитеррористических операций, о чем нам сегодня рассказали наши коллеги. Мы решили продолжить практику проведения совместных тактических учений «Дружба» по отработке взаимодействия при выполнении контртеррористических операций в горных условиях. Опыт таких учений уже был осенью прошлого года в Карачаево-Черкессии.

Условились энергично работать над наращиванием торгово-экономического взаимодействия. Подчеркнули важность активной деятельности российско-пакистанской Межправительственной комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству, пятое заседание которой состоялось в Москве в ноябре прошлого года, где были приняты конкретные решения. Их важно выполнять для того, чтобы наш товарооборот выходил на более адекватный уровень для потенциала наших стран.

Формируется комиссия по военно-техническому сотрудничеству в развитие подписанного в прошлом году межправительственного соглашения в этой сфере.

Обсудили перспективы энергетического взаимодействия, которое является одним из наших приоритетов. Флагманский проект – строительство газопровода «Север-Юг» из Карачи в Лахор в соответствии с межправсоглашением 2015 г. Прорабатываются и другие возможности, включая поставки в Пакистан по линии ПАО «Газпром» сжиженного природного газа, строительство региональных трубопроводов, в том числе морского газопровода Иран-Пакистан-Индия.

Дополнительные возможности открылись после присоединения Исламабада к Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в качестве полноправного члена. Как вам известно, в июне прошлого года на саммите ШОС в Астане Индия и Пакистан были приняты в ряды этой Организации. Мы договорились наращивать взаимодействие в рамках ШОС. Как нам сегодня подтвердили наши коллеги, Пакистан продолжит энергично встраиваться в практическую деятельность Организации и работать по всей ее широкой повестке дня, включая вопросы обеспечения безопасности в регионе.

Приветствуем подключение Пакистана к Региональной антитеррористической структуре ШОС. Сегодня мы подробно разъяснили нашу инициативу по созданию на базе РАТС универсального Центра по противодействию современным вызовам и угрозам, включая борьбу с наркобизнесом, который напрямую подпитывает терроризм.

Особое внимание уделили положению в Афганистане и вокруг него. У нас обоюдная озабоченность в связи с деградацией ситуации в сфере безопасности в этой стране, ростом террористической активности, наркотической угрозы, которая никуда не исчезает, и укреплением позиций ИГИЛ на севере и востоке Афганистана. К сожалению, приходится констатировать, что многолетнее военное присутствие США и НАТО не принесло афганцам мир и стабильность. Более того, недавно представленная Администрацией США стратегия по Афганистану сфокусирована на наращивании военно-силового давления на вооруженную оппозицию, хотя бесперспективность такого подхода Москве и Исламабаду, как я понимаю, очевидна. Исходим из необходимости скорейшего запуска в Исламской Республике Афганистан процесса национального примирения при лидирующей роли самих афганцев и учете интересов государств региона.

У нас совпадающие или близкие позиции по ближневосточным делам, в частности, по Сирии и по другим региональным, международным темам, которые представляют интерес для наших стран. Сегодня в этом контексте мы обсудили ситуацию вокруг сирийского урегулирования, сирийского химического досье, на котором некоторые страны, к сожалению, пытаются спекулировать в нечистоплотных целях. Обсудили тревожную ситуацию, которая сложилась в палестино-израильском урегулировании. У нас общая позиция, что решать эту проблему необходимо на основе резолюции СБ ООН и «Арабской мирной инициативы», которая, кстати, была поддержана всеми членами Организации исламского сотрудничества.

Как я уже сказал, мы провели очень полезные переговоры, которые подтвердили взаимную готовность к расширению российско-пакистанского взаимодействия как по двусторонней повестке дня, так и в региональных и международных делах.

Вопрос: Отношения между Пакистаном и Россией можно назвать «весной». Какое взаимодействие ведётся между двумя странами в сфере образования?

С.В.Лавров: Мы сегодня об этом говорили. У нас есть достаточно хорошие традиции, которым не один десяток лет. Мы заинтересованы в том, чтобы пакистанцы продолжали получать образование в нашей стране, чтобы число тех, кто учится у нас в университетах, высших учебных заведениях, на различных факультетах, по различным специальностям, увеличивалось. Сегодня мы передали это пожелание нашим пакистанским коллегам. Обратили внимание, что на текущий учебный год было выделено 90 государственных стипендий. Будем готовы эту цифру увеличивать.

Вопрос: Сегодня была затронута проблематика присутствия боевиков ИГИЛ в Афганистане и отсутствие координации с США в контроле границы, что ведёт к опасности проникновения боевиков ИГИЛ на территорию Средней Азии и России. Какие конкретные действия можно сегодня предпринять, чтобы этого не допустить? Достаточно ли координации ШОС или предпринимаются какие-то конкретные шаги со стороны России и Пакистана, чтобы не допустить проникновения боевиков на территорию обеих стран?

С.В.Лавров: Относительно Афганистана и тех корней, которые там пускает ИГИЛ. Мы сегодня это обсуждали. Нас это очень тревожит. Тревожит и то, что, к сожалению, военные США и НАТО, которые присутствуют в Афганистане, пытаются эти факты замалчивать, отрицать и всячески представлять дело таким образом, что это не соответствует истине. По нашим данным и данным пакистанских коллег, эти факты есть. Игиловское присутствие на севере и востоке Афганистана достаточно серьёзное (уже тысячи бандитов). Это присутствие растёт. В контексте тех угроз, о которых Вы сказали, буквально на границе с нашими центральноазиатскими соседями, это повышает риски проникновения террористов в Центральную Азию, и оттуда не так сложно пробраться в Российскую Федерацию и дальше. Мы исходим из того, что необходимо активизировать усилия по недопущению такого развития событий.

С полноправным членством Пакистана и Индии в ШОС теперь представлены все ключевые соседи Афганистана. Сам Афганистан участвует в ШОС в качестве наблюдателя. Осенью прошлого года в октябре мы по инициативе России возобновили работу контактной группы ШОС-Афганистан, где эти проблемы будут одними из наиболее актуальных. Такое заседание состоялось в Москве, готовится второе заседание этой контактной группы. Наши китайские коллеги пригласили провести его у себя.

Отмечу наличие региональной антитеррористической структуры ШОС, о которой мы сегодня тоже говорили. Здесь есть возможности разрабатывать практические меры по пресечению угрозы влияния ИГИЛ в Афганистане и перевода этого влияния в Центральную Азию. Как я уже сказал, мы будем продвигать реформы этой региональной антитеррористической структуры, чтобы она охватывала не только контртеррористические мероприятия, но и борьбу с наркобизнесом.

К сожалению, многолетнее присутствие США, натовцев в Афганистане не понизили террористическую угрозу, а наркоугроза возросла многократно. Это данные организации ООН, их невозможно игнорировать. Мы по-прежнему ожидаем от наших американских коллег ответа на неоднократно ставившиеся перед ними вопросы, возникшие на основе публичных заявлений руководителей некоторых афганских провинций, о том, что неопознанные вертолеты, к которым, по всей вероятности, натовские силы так или иначе имеют отношение, осуществляют полеты в те районы Афганистана, где базируются боевики. Причины этих полетов нам никто пока не может объяснить. Они в целом пытаются уходить от ответов на эти закономерные вопросы.

Нас очень тревожит то, что в Афганистане происходит расширение влияния ИГИЛ. Очень серьезные подозрения у нас вызывает, как натовская коалиция во главе с США, которая там сейчас находится, относится к этой угрозе, какие меры предпринимает для ее подавления. Все это на фоне заявлений, новой стратегии по Афганистану, в которой ставка делается на силовое решение. Против кого будет применяться сила, нам пока не очень понятно.

С.В.Лавров (отвечает после Х.М.Асифа): Хочу добавить, что наряду со структурами ШОС, с нашими российскими двусторонними договорённостями в соответствующих сферах с нашими соседями по Центральной Азии, которые граничат с Афганистаном, есть еще и очень важные программы в рамках ОДКБ. По линии ОДКБ регулярно реализуются операции по борьбе с террором, нелегальными мигрантами, с наркотрафиком. Это операции «Канал», «Нелегал», «Прокси». Это тоже очень важный сдерживающий фактор, который позволяет своевременно получать информацию о планах боевиков и принимать упреждающие меры, чтобы не позволить им пересекать границу в Центральной Азии. Но повторю, главное – надо бороться с ними внутри Афганистана, и это должно быть, прежде всего, задачей афганских сил безопасности, США и натовцев, которые там сохраняют военное присутствие.

Вопрос: Сегодня Президент Турции Р.Эрдоган раскрыл суть вчерашнего разговора Президента России В.В.Путина с Президентом Ирана Х.Рухани и Президентом Турции Р.Эрдоганом относительно соглашения о недопущении размещения сирийской армии в Африне. Действительно ли это так?

С.В.Лавров: Мы твердо выступаем за то, чтобы любые проблемы, будь то в Сирии или где бы то ни было еще, решались при уважении территориальной целостности соответствующего государства, в данном случае САР.

Мы признаем (об этом говорилось в астанинском формате, в том числе на уровне президентов России, Турции и Ирана) озабоченности Турции в контексте того, что происходит в Сирии и по ее периметру. Конечно, мы признаем чаяния курдов. Чего мы не признаем и против чего выступаем, это против попыток внешних сил спекулировать на этих чаяниях для того, чтобы продвигать в Сирии и в регионе в целом повестку дня, не имеющую ничего общего с законными интересами курдского народа, а направленную на достижение своих геополитических, узкокорыстных целей. В частности, имею в виду ту игру, которую США ведут уже много месяцев на сирийской территории к востоку от Евфрата. Игра многократно вызывала вопросы, предупреждения, но все больше выглядела как сознательная провокация тех событий, которые сейчас там происходят. Я убежден, что законные интересы обеспечения безопасности Турции вполне могут быть реализованы и удовлетворены через прямой диалог с Правительством САР. Я очень надеюсь, что мы все будем твердо выступать против дальнейших попыток раскручивать курдскую проблему в интересах, которые, по сути дела, заключаются в сохранении и углублении хаоса в регионе и в дроблении, развале государств, которые там расположены.

?

Россия. Пакистан > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 20 февраля 2018 > № 2513336 Сергей Лавров


Россия. Алжир > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 19 февраля 2018 > № 2513379 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова в ходе совместной пресс-конференции по итогам переговоров с Министром иностранных дел Алжира А.Мессахелем, Москва, 19 февраля 2018 года

Уважаемые дамы и господа,

Переговоры с моим коллегой Министром иностранных дел Алжира А.Мессахелем были продуктивными.

Мы констатировали динамичное развитие политических, торгово-экономических и военно-технических связей в полном соответствии с Декларацией о стратегическом партнерстве между Россией и Алжиром 2001 года. Дополнительный импульс сотрудничеству был придан в октябре прошлого года, когда состоялся визит в Алжир Председателя Правительства Российской Федерации Д.А.Медведева. Тогда был подписан целый ряд документов о взаимодействии в различных областях. Условились работать над их выполнением во всех направлениях по линии всех министерств и ведомств.

Алжир – в числе наших ведущих торгово-экономических партнеров на Ближнем Востоке и в целом на африканском континенте. Мы позитивно оцениваем деятельность Смешанной межправительственной российско-алжирской комиссии по торгово-экономическому и научно-техническому сотрудничеству, восьмое заседание которой состоялось в Алжире в сентябре 2017 года. Тогда же прошла очередная встреча российско-алжирского Делового совета, который помогает развивать прямые контакты между деловыми кругами двух стран. Готовим очередной российско-алжирский бизнес-форум «на полях» выставки Иннопром-2018, который пройдет в июле этого года в Екатеринбурге.

Мы оценили как весьма перспективное наше сотрудничество в рамках форума стран экспортеров газа. В Алжире по линии этого форума создается специальный институт. Российские представители бизнеса и государственных структур заинтересованы в том, чтобы активно содействовать этой инициативе. По приглашению наших представителей Алжир будет присоединяться к Международной ассоциации транспортировщиков нефти. Министр иностранных дел Алжира А.Мессахель сегодня это подтвердил.

Мы отметили обоюдную заинтересованность в активизации гуманитарных связей, образовательных обменов. В Алжире около 20 тыс. выпускников вузов нашей страны. Активно действует нацеленная на содействие отношений между нашими странами Ассоциация выпускников.

Отметили хорошую перспективу в сфере военно-технического сотрудничества. Особое внимание уделили противодействию терроризму. Мы удовлетворены тем, что Алжир присоединяется к Международному банку данных по противодействию терроризму, созданный Федеральной службой безопасности России, в котором аккумулируется информация об иностранных террористах-боевиках и об их перемещениях. Эти и другие вопросы, связанные с борьбой с новыми угрозами, обсуждались в ходе визита в Алжир Секретаря Совета Безопасности России Н.П.Патрушева в конце прошлого месяца.

По международным и региональным делам у нас широкое совпадение подходов. Мы все заинтересованы в том, чтобы кризисы в регионе Ближнего Востока и Севера Африки, как и во всех других регионах, урегулировались исключительно мирным путем с опорой на международное право при центральной роли ООН.

В этом ключе мы рассмотрели ситуацию в Сирии. Проинформировали партнеров о результатах работы Конгресса сирийского национального диалога, которые, мы убеждены, будут способствовать активизации переговоров между Правительством Сирии и представителями оппозиции в интересах выполнения резолюции 2254 СБ ООН под эгидой ООН.

Мы подтвердили высокую оценку усилий Алжира по содействию устойчивому урегулированию в Ливии. Безальтернативен диалог между основными игроками, имею в виду, Триполи и Тобрук, представляющих восток и запад этой страны. Мы поддерживаем соответствующие шаги, которые предпринимаются по линии специального представителя Генерального секретаря ООН по Ливии Г.Саляме, а также региональными странами. Считаем, что помимо Алжира, который проявляет активную заинтересованность в содействии перевода ситуации в конструктивное переговорное русло, полезную роль играют и другие соседние страны – Тунис и Египет. При этом мы исходим из того, что все эти усилия должны быть скоординированы по линии ООН. Сегодня подтвердили нашу заинтересованность помогать этим усилиям, в том числе по линии наших отношений с Алжиром в сфере кризисного регулирования.

Обсудили ситуацию в Сахаро-Сахельском регионе, в частности, в Мали. Путь к урегулированию в этой стране был открыт подписанием в Алжире в июне 2015 г. Соглашения о мире и примирении. Считаем, что этот документ по-прежнему является основой для движения вперед. Призываем все стороны в Мали выполнять свои обязательства. В других частях Сахаро-Сахельского региона проявляются крайне негативные последствия той ситуации, которая сохраняется в Ливии, через которую продолжают «перетекать» иностранные боевики, идет контрабанда оружия. У нас общение мнение, что с урегулированием ливийского кризиса будет гораздо более продуктивно решать проблемы Сахаро-Сахельского региона. При этом Россия прежде всего поддерживает усилия самих африканских стран, которые должны получать поддержку международного сообщества. Будем продолжать содействовать странам региона в укреплении их антитеррористического потенциала.

По вопросам Западной Сахары мы подтвердили необходимость поиска договоренностей между Марокко и фронтом Полисарио в русле выполнения решений СБ ООН. Высоко оцениваем работу миссии ООН по проведению референдума в Западной Сахаре, в которой работают и российские офицеры.

Мы, конечно же, отметили, что при всей срочности некоторых проблем, о которых идет речь, будь то Сирия, Ливия, Йемен и другие аспекты ситуации в регионе, нельзя ослаблять внимание к застарелым очагам напряженности, прежде всего, к арабо-израильскому конфликту. Мы выступаем за скорейшее преодоление этого конфликта на основе тех решений, которые принимались в ООН и на основе Арабской мирной инициативы, о чем подробно шла речь в ходе недавних визитов в Российскую Федерацию Премьер-министра Израиля Б.Нетаньяху, Президента Государства Палестина М.Аббаса и Короля Иордании Абдаллы II.

Считаю, что итоги переговоров подтвердили высокий уровень взаимного доверия, а также в целом нацеленность наших государств на укрепление сотрудничества и стратегического партнёрства, продвижение двусторонних связей во всех областях и на усиление активизации координации по региональным и международным проблемам.

Вопрос: Может ли Российская Федерация воспользоваться большим опытом, который алжирская армия имеет в области борьбы с терроризмом? Есть ли какие-либо механизмы обмена опытом между российской и алжирской сторонами?

С.В.Лавров: Хочу подтвердить слова своего друга. Алжир и Россия имеют богатый опыт в сфере антитеррора. Опыт получен, к сожалению, в результате работы по преследованию и ликвидации организаторов и исполнителей терактов, которые унесли многочисленные жизни наших граждан. Сейчас мы действительно наладили каналы сотрудничества не только по линии министерств иностранных дел (в этих рамках мы тоже обсуждаем общие задачи антитеррора), но и по линии силовых ведомств, советов безопасностей наших стран. Как я уже сказал, Секретарь Совета Безопасности Российской Федерации Н.П.Патрушев совсем недавно посетил Алжир с визитом, где был принят Президентом Алжира А.Бутефликой, провел переговоры со своими коллегами по конкретным аспектам дальнейших усилий в контртеррористической борьбе в контексте координации наших действий. Алжир – участник мероприятий и международных встреч, которые регулярно проводятся на территории России по линии аппарата Совета Безопасности и Федеральной службы Безопасности Российской Федерации. Как я уже отметил сегодня, Алжир присоединился к созданному ФСБ России Международному банку данных об иностранных террористах и боевиках. Это еще один шаг к тесному взаимодействию по пресечению террористической угрозы. Я абсолютно согласен, что это одно из стратегических направлений нашего партнерства, которое имеет двустороннее измерение и многостороннее в рамках общерегиональных и глобальных усилий под эгидой ООН.

Вопрос: Американская сторона назвала «неопровержимой» опубликованную в пятницу информацию о якобы вмешательстве России в выборы, и выразила удивление относительно того, как русские не видят очевидных фактов. Вы уж не раз об этом говорили. На Ваш взгляд, на что рассчитывают США, продолжая обвинять Россию? Какие факты, если такие есть, могли бы убедить Россию?

С.В.Лавров: Давайте рассуждать конкретно. Вы сказали, что США опубликовали информацию. Что это за информация? Если я правильно понимаю, это перечень фамилий из тринадцати лиц, которым вменяются действия по вмешательству во внутренние дела США, но конкретных фактов – дат, форм вмешательства, иных сведений, которые могут быть соотнесены с чем-то напоминающим факты, я там не увидел. Получается, что выдвинуты обвинения, но доказательства не представлены. Когда наши американские коллеги говорят, что российская сторона не признает очевидные факты, для нас это совсем неочевидные и пока еще совсем не факты. Мы неоднократно говорили о том, что будем готовы рассматривать любые конкретные обращения, предлагали много раз, в том числе на встрече Президента России В.В.Путина и Президента США Д.Трампа в Гамбурге в июле прошлого года, возобновить немедийный, а профессиональный диалог по рассмотрению любых озабоченностей в сфере кибербезопасности. Американская сторона хоть и отреагировала позитивно на уровне Президента, потом ушла от этой договоренности. Те, кто был против, заявили, что как они могут налаживать диалог с Россией по теме, которая является как раз сферой российского вмешательства в американские дела. Это очень извращенная логика. Если все, что происходит между нашими странами и в мире в целом, люди, которые проповедуют такую логику, рассматривают через призму вины России во всем и вся, тогда, наверное, не приходится ожидать никакого диалога.

Я уже говорил, что обращался к Госсекретарю США Р.Тиллерсону с просьбой предоставить то, что он назвал «неопровержимыми свидетельствами вмешательства России в американские выборы». А он мне ответил, что этого не требуется, так как российские спецслужбы и так все прекрасно знают. Это, наверное, не уровень интеллектуального обмена мнениями. Это в одном ряду с заявлениями о том, что Президент России В.В.Путин хочет возродить СССР - «голландская история», известная уже на уровне карикатуры и анекдота, либо заявления руководителей вооруженных сил Великобритании о том, что есть стопроцентные данные о планах Российской Федерации оккупировать британское острова. Откровенно говоря, трудно относиться к этому серьезно.

Повторю, Россия уже многие годы продвигает инициативу налаживания взаимоуважительного профессионального диалога без двойных стандартов по кибербезопасности. По нашей инициативе принимаются резолюции Генассамблеи ООН о продвижении к системе международной информационной безопасности. Существуют соответствующие группы правительственных экспертов, которые над этим работают. Россия вместе с партнерами по ШОС внесла проект правил поведения в информационном пространстве и проект международной конвенции о борьбе с киберпреступностью. Все это в дополнение к нашим инициативам по развитию двусторонних контактов по борьбе с киберпреступлениями в отношениях с США и другими западными странами, которые озабочены этой проблемой. Мы не менее других заинтересованы в том, чтобы эта сфера была действительно полем честного сотрудничества, а не спекуляций, которые, к сожалению, пока продолжают поступать.

Вопрос: Вчера в Сирии силами генерала С.Хасана было опубликовано видео, на котором видно, что в Восточную Гуту подтягивается большое количество тяжелых вооружений, якобы возможен штурм, так как переговорный процесс с боевиками провалился. На Ваш взгляд, в случае штурма, нет ли опасений, что будет много жертв среди мирного населения? Не считаете ли Вы, что можно воспользоваться опытом России при освобождении Алеппо?

С.В.Лавров: Сейчас в ООН активно разогревается тема гуманитарных проблем в Восточной Гуте и в Идлибе. Она содержится в самых разных инициативах, в том числе в СБ ООН выдвигаются призывы сирийской правительственной армии прекратить там наступательные действия. Есть инициатива об объявлении паузы минимум месяцдля того, чтобы успокоить ситуацию, доставить гуманитарную помощь. В чем проблема? Она заключается в том, что и в Идлибе, и в Восточной Гуте «правят бал» боевики «Джабхат ан-Нусры» - организации, которая объявлена СБ ООН террористической. В соответствии имеющимися договоренностями борьба с терроризмом не может быть ограничена ничем. Нас очень тревожит, что, по сути, дела только сирийская армия и российские ВКС, которые ее поддерживают, пытаются подавить это террористическое подразделение «Аль-Каиды» - «Джабхат ан-Нусру» и тех, кто с ней сотрудничает. За всеми призывами сейчас прекратить наступление сирийской армии, причем это делается при одновременном отказе от наших предложений дать гарантию, что «Джабхат ан-Нусра» тоже остановится, скрывается (по крайней мере, иначе не получается оценивать ситуацию) стремление в очередной раз вывести «Джабхат ан-Нусру» из-под удара.

Я согласен с тем, что любые военные действия должны учитывать возможные последствия, которые они будут иметь для гуманитарной ситуации, положения гражданских лиц. Мы рассчитываем, что будут предприняты все необходимые меры предосторожности. Опыт, который был применен в Алеппо по достижению договоренности с боевиками об организованном выходе, применим вполне и к Восточной Гуте. Ценой огромных усилий удалось несколько раз договориться о медицинской эвакуации, прежде всего, детей и других нуждающихся в срочной медицинской помощи. Но последующие усилия более масштабных акций по выводу оттуда гражданских лиц наталкивались на отказ «Джабхат ан-Нусры», которая хочет удерживать там этих людей в качестве живого щита. Замечу, что «Джабхат ан-Нусра» там не просто находится, она постоянно атакует гражданские объекты, включая жилые кварталы Дамаска, в том числе несколько раз было атаковано российское Посольство, а совсем недавно здание российского Торгпредства с нанесением ему значительного ущерба. Поэтому мы просим наших западных коллег, которые имеют рычаги влияния на «Джабхат ан-Нусру» (они это не отрицают), все-таки сделать так, чтобы если вести речь о решении гуманитарных проблем, прежде всего, дисциплинировать эту структуру, которая является террористической, иначе она подлежит уничтожению. И здесь каких-либо сомнений быть не может. Но все необходимые меры предосторожности для того, чтобы гражданское население не пострадало в этой ситуации, чтобы минимизировать эти риски, должны приниматься.

Россия. Алжир > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 19 февраля 2018 > № 2513379 Сергей Лавров


Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 19 февраля 2018 > № 2513371 Сергей Лавров

Выступление и ответы на вопросы Министра иностранных дел России С.В.Лаврова на Ближневосточной конференции Международного дискуссионного клуба «Валдай», Москва, 19 февраля 2018 года

Уважаемые коллеги, друзья,

В очередной раз очень приятно находиться на мероприятии по линии дискуссионного клуба «Валдай», который доказал свою востребованность. Всегда вызывает удовлетворение, когда видишь заинтересованные неравнодушные лица, которые подчёркивают желание участников искать в споре если не истину, то хоть какие-то общие подходы к сложнейшим проблемам, решить которые за один присест, конечно же, не получится.

Мы обсуждаем тему Ближнего Востока и Севера Африки. Регион переживает огромную трагедию. Начавшаяся 7 лет назад «арабская весна» – это, конечно, «мисномер» (неправильное название), как говорят американцы или англичане. Выбрать можно было бы, наверное, другое время года, чтобы описать, хотя бы частично, то, что там происходило: абсолютно бездумное, близорукое вмешательство извне, сложнейшие процессы преобразований, вызревавшие в этом регионе и превращение этих процессов в хаос, которым немедленно воспользовались джихадисты. Огромный всплеск терроризма мы наблюдали вначале так называемой «арабской весны», вернее, когда ею пытались очень грубо манипулировать, и до сих пор эта угроза сохраняется.

Неслучайно, на ранней стадии дискуссии стала актуальной задача формирования подлинно коллективного фронта для борьбы с терроризмом. Президент Российской Федерации В.В.Путин говорил об этом, выступая на 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. К сожалению, при всех заявлениях о необходимости объединять усилия в борьбе с этим общим злом, сохраняется всё-таки стремление использовать эту ситуацию в геополитических узкокорыстных целях, продолжаются попытки уходить от подлинно коллективной работы. Хотя осознание того, что это неправильно и такое положение нужно менять, всё-таки растёт, и это радует.

Думаю, что переломным моментом в борьбе с терроризмом было подключение к этой борьбе Российской Федерации в ответ на просьбу законного Правительства Сирийской Арабской Республики. Воздушно-космические силы Российской Федерации, наша Военная полиция в сотрудничестве с нашими партнёрами по астанинскому процессу – Ираном и Турцией, а также во взаимодействии на юго-западе Сирии, как вы знаете, с Иорданией и Соединёнными Штатами создали четыре зоны деэскалации, в которых резко понизился уровень насилия. Хотя, конечно, отдельные нарушения случаются, и этим занимаются гаранты астанинского процесса. Были созданы более благоприятные условия для решения острейших гуманитарных проблем и для начала политического процесса.

В череде наших усилий выделю не только создание четырёх зон деэскалации, но и проведение Конгресса сирийского национального диалога (совместная инициатива президентов России, Ирана и Турции, о которой было объявлено 22 ноября на их встрече в Сочи). Конгресс состоялся в этом же городе 30 января, став беспрецедентной по представительности различных сирийских этнических, конфессиональных, политических сил площадкой, на которой сирийцы впервые подтвердили 12 принципов, которые они хотят видеть лежащими в основе своего государства. Это очень важный результат. Да, действительно, не все смогли принять участие в Конгрессе (кто-то по объективным, кто-то по субъективным причинам), но, при всех обстоятельствах, там были делегаты так называемого Комитета по переговорам, который наши саудовские коллеги, при нашей поддержке, сформировали из «эр-риядской», «московской» и «каирской» групп. Там были представлены интересы тех оппозиционеров, которые полагались на Турцию.

Считаю, что достижением Конгресса явилось формирование такого механизма, в котором все без исключения этно-конфессиональные политические силы Сирийской Арабской Республики могут быть и будут представлены.

Решения Конгресса об одобрении 12 принципов госустройства, о начале конституционной реформы, а также обращение к мировому сообществу с призывом оказывать гуманитарную помощь, помощь в восстановлении инфраструктуры и экономики заслуживают самой широкой поддержки. Эти решения были распространены в Организации Объединённых Наций.

Конечно, когда мы говорим о необходимости сохранить суверенитет, территориальную целостность Сирии – это требование не только международного права в целом, но и конкретно резолюции 2254 СБ ООН. Мы не можем не наблюдать с тревогой за попытками расчленить Сирию. Такие опасения возникают при ознакомлении с теми планами, которые Соединённые Штаты начинают реализовывать «на земле», прежде всего, к востоку от Евфрата, на обширных территориях между этой рекой и внешними границами Сирии с Ираком, Турцией. Заверения американских коллег в том, что их единственной целью в Сирии является борьба с ИГИЛ и сохранение территориальной целостности, нуждаются в подтверждении конкретными делами.

К сожалению, эти провокационные шаги, которые США предприняли (причём они вовлекали в свою линию, по сути дела, на подрыв территориальной целостности Сирии, подразделения партии «Демократический Союз» (это курдская организация), привели к обострению отношений с Турцией (вы знаете, что сейчас происходит в Африне). Ещё раз призываю наших американских коллег не играть с огнём и выверять все свои шаги не из немедленных потребностей сегодняшней политической конъюнктуры, а исходя, прежде всего, из долгосрочных интересов сирийского народа и всех народов этого региона, включая, конечно же, курдов, будь то Сирия, Ирак или другие страны региона.

В Ираке серьёзные успехи были достигнуты в борьбе с ИГИЛ, как собственно и в Сирии. Проект квазигосударства, халифата, я считаю, был похоронен. Но разрозненные джихадистские группировки перешли к диверсионно-террористической деятельности, и это тоже требует повседневного внимания.

Мы приветствуем последние контакты между Багдадом и Эрбилем, в ходе которых удалось существенно нормализовать отношения между центральной властью и Курдским автономным районом. По-прежнему убеждены, что законные интересы курдов должны быть обеспечены. Мы убеждены, что это можно и нужно делать в рамках единого иракского государства.

Ливия – это страна, в которой «арабская весна» была начата и которая превратилась в чёрную дыру. Сквозь неё идут потоки незаконных поставок оружия, нелегальных мигрантов, боевики перемещаются в Сахаро-Сахельский регион, который стал новой незаживающей раной, и ситуацию в котором придётся урегулировать, оказывая поддержку так называемой «сахельской пятёрке».

Возвращаясь к Ливии, на днях встречался в Мюнхене со спецпредставителем Генсекретаря ООН Г.Саляме. Мы поддерживаем его инициативы – «дорожную карту», диалог между Тобруком и Триполи (идёт он непросто). По Июльским договорённостям, которые были достигнуты при посредничестве Президента Франции Э.Макрона и начали осуществляться, сейчас наблюдается торможение. Тем не менее, мы активно поддерживаем всех, кто старается помочь эту ситуацию урегулировать – Египет, Алжир, Тунис, Лигу арабских государств. Безусловно, надо обеспечить координирующую роль ООН, чтобы все эти посреднические усилия были гармонизированы.

Я не упомянул Йемен. ООН констатирует, что это крупнейшая гуманитарная катастрофа современности. Около 19 млн. человек нуждаются в скорейшей помощи – медицинском обслуживании, просто в доступе к питанию, чистой воде. Нужно незамедлительно положить конец противостоянию и перейти к возобновлению переговоров. Другого пути не существует. Как и в любом другом конфликте, мы в йеменской ситуации работаем со всеми без исключения сторонами и будем продолжать это делать.

За всеми этими конфликтами, каждый из которых сам по себе является острейшим, нельзя забывать о палестино-израильском урегулировании. Ситуация в этом вопросе обострилась после известных решений США. Мы стараемся помочь не допустить развала всего переговорного процесса. Как вы знаете, Москву за последние две недели посетили Премьер-министр Израиля Б.Нетаньяьяху, Президент государства Палестина М.Аббас. Совсем недавно был король Иордании Абдалла II.

Мы убеждены, что иного пути, кроме как прямых договорённостей между палестинцами и израильтянами, нет. Подтверждаем то, что мы уже сказали полтора года назад о готовности предоставить российскую площадку для встречи палестинского и израильского лидеров без предварительных условий. Рассчитываем, что это предложение будет замечено и на него последует реакция.

Ну и самое последнее. Я уже сказал, что мы работаем со всеми политическими силами в каждом из этих конфликтов, то же самое относится и к региону в целом. Мы работаем со всеми без исключения странами, в том числе с теми, которые являются антагонистами. Мы видим огромную опасность, которая до сих пор сохраняется, опасность внешних сил разыгрывать свои геополитические карты в этом регионе, в том числе, используя самый взрывоопасный материал –я имею ввиду отношения внутри исламского мира, между сунитами и шиитами. Убеждён, что необходимо искать пути начала диалога. У нас много лет уже есть инициатива, которую мы продвигаем, никому не навязывая, но убеждены в её без альтернативности: инициатива начала разговора об укреплении доверия и затем безопасности в районе Персидского залива с участием всех стран Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива и Исламской республики Иран. В более широком плане, думаю, такой же форум, такой же формат был бы полезен и для всего ближневосточного региона. Совсем недавно с такой инициативой выступил Председатель Мюнхенской конференции В.Ишингер, и мы в ходе последней Конференции в Мюнхене эту инициативу поддержали.

Вопрос: Вы много говорили о потребностях региона. Что могла бы ещё сделать Россия, особенно в Сирии? Сейчас у вас сильные позиции в этой стране, однако, на юге САР возникают новые конфликты, опасная ситуация в отношениях между Сирией и Израилем, где также действуют Иран, «Хезболла». Что может сделать Россия для предотвращения эскалации конфликта между двумя сторонами?

С.В.Лавров: Вы задали мне вопрос о том, что ещё может сделать Россия в Сирии. Думаю, что успех сирийского урегулирования зависит не от того, что ещё может сделать Россия, а от того, что ещё не станут делать США. Лучше бы они перестали играть в очень опасные игры, ведущие к расчленению сирийского государства. Они создают на территориях, которые опекают к востоку от Евфрата и вплоть до государственной границы Сирии, органы власти, которые сознательно делаются таким образом, чтобы не иметь никакой связи с Дамаском, накачивают туда «содействие» в разных формах. Это может стать очень серьёзной проблемой с точки зрения выполнения требований СБ ООН об обеспечении суверенитета и территориальной целостности Сирии.

Что касается южной зоны деэскалации, то переговоры о её создании велись между Россией, Иорданией и США. Ни для кого, наверное, не секрет, что наши израильские коллеги были в курсе всего того, о чём говорилось, постоянно получали брифинги и высказывали своё отношение. Сейчас для того, чтобы все договорённости были выполнены, нужно сконцентрироваться на одном из согласованных пунктов, а именно, что все участники этих договорённостей будут содействовать тому, чтобы внутри и вокруг этой зоны деэскалации на юго-западе не было несирийских вооружённых сил. Это обоюдная договорённость, поэтому пытаться трактовать её односторонне, как у Вас, к сожалению, получилось, неправильно и некорректно. Совсем недавно это обсуждалось в ходе визита в Российскую Федерацию Премьер-министра Израиля Б.Нетаньяху, который подтвердил, что именно такое понимание лежит в основе создания юго-западной зоны деэскалации.

О чём не договаривались, так это об односторонних шагах, которые предприняли США, объявив зону в районе Ат-Танф радиусом в 55 км зоной своего влияния. Там рядом находится лагерь беженцев «Рукбан». Как внутри зоны, которую американцы односторонне объявили в Ат-Танфе, так и внутри лагеря «Рукбан» регулярно наблюдаются факты пребывания джихадистов, восстанавливающих там свои моральные и физические силы и не раз совершающих оттуда набеги на остальную территорию САР.

Эта зона должна быть немедленно закрыта, и должен быть обеспечен доступ гуманитарных грузов в этот лагерь беженцев. Наши коллеги из ООН почему-то стесняются говорить о том, что гуманитарные конвои не могут попасть в этот контролируемый США район из-за отсутствия гарантий со стороны США. У нас есть такая информация. Вместо этого концентрируется внимание на гуманитарной ситуации в Идлибе, в Восточной Гуте. При этом скрывается факт, что действия сирийской армии в этих районах нацелены на «Джабхат ан-Нусру». Боевики «Джабхат ан-Нусры» не прекращают провокаций – из Восточной Гуты, в частности, обстреливаются жилые квартала Дамаска, включая Посольство и Торгпредство России. Тем не менее, наши западные партнёры почему-то предпочитают поднимать шум именно вокруг этих двух районов – Идлиб и Восточная Гута – не называя прямо причины того, что там происходит, которые заключаются в вооружённых провокациях «Джабхат ан-Нусры». Я уже не раз говорил и повторю ещё раз: у нас всё больше и больше фактов, позволяющих усомниться в том, что наши западные коллеги из возглавляемой США коалиции всерьёз готовы бороться с «Джабхат ан-Нусрой», несмотря на то, что она включена во все резолюции и является по решению СБ ООН террористической организацией.

Не знаю, удовлетворил я Вас или нет, но просто хотел показать, насколько сложная ситуация и насколько важно в ней не гнаться за односторонними клише, а видеть всю картину целиком.

Вопрос: Вы говорили о новом механизме безопасности в регионе. Не могли бы Вы уточнить, будет ли это означать, что Совет Сотрудничества Арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) должен быть распущен, прежде чем его страны-члены смогут участвовать в новом соглашении? Каким Вы видите состав этого нового регионального порядка? Будут ли туда входить только страны по отдельности или ССАГПЗ может войти как блок?

С.В.Лавров: Насчет первого вопроса по механизму доверия и безопасности в Персидском заливе. Как я уже сказал, мы об этом говорим уже минимум 15 лет. На каждой нашей министерской встрече с коллегами из ССАГПЗ подчеркивали важность того, чтобы они рассмотрели эту инициативу, эту идею. Значительная часть членов Совета высказывалась конструктивно. Я надеюсь, что мы сможем в ближайшее время помочь этой организации начать разумный диалог вместе с Ираном. Конечно же, никто не предлагает, и М.Д.Зариф это подтвердил, распускать Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива.

Когда мы предлагали свою идею много-много лет назад, мы имели в виду ССАГПЗ и Иран при содействии внешних игроков. В качестве возможной конфигурации такого внешнего сопровождения мы называли «пятерку» постоянных членов Совета Безопасности ООН, Евросоюз, Лигу арабских государств, Организацию исламского сотрудничества. Если подобный процесс перейдет в практическую плоскость, главная роль будет принадлежать арабам и иранцам, которые, собственно говоря, являются главными и основными выгодополучателями от такого проекта.

Вопрос: Говоря о «границах» и необходимости их соблюдения, как это соотносится с тем, что в Ираке имеются Силы народной мобилизации, в Ливане есть «Хезболла», которая свободно перемещается из Ливана в Сирию, иранский корпус стражей исламской революции также присутствует в Сирии. Обеспокоены ли Вы, что что-то может пойти не так между израильтянами и иранцами в Сирии и Ливане? Я знаю, что Россия играет очень важную роль. Чувствуете ли Вы, что все может выйти из-под контроля? Есть ли механизм, который не позволит этому случиться?

С.В.Лавров: Знаете, к сожалению, отношения между Израилем и Ираном становятся все более острыми, и на то есть исторические причины. Мы не раз говорили, что не приемлем заявлений о том, что Израиль как сионистское образование должен быть уничтожен, стерт с лица земли. Считаю это абсолютно неверным путем к тому, чтобы продвигать собственные интересы. Точно также мы не согласны с тем, что предпринимаются попытки любую региональную проблему рассматривать через призму задачи борьбы с Ираном. Это наблюдается в Сирии, в Йемене и даже последнее развитие событий вокруг палестинской проблемы, включая объявление Вашингтоном своего решения признать Иерусалим как исключительно столицу Израиля, в значительной мере продиктовано тем же самым антииранским уклоном. И то, и другое рискует еще больше обострить ситуацию в регионе, которая и без того весьма и весьма плачевна.

Что касается конкретного инцидента с беспилотником и всем, что за этим последовало, М.Д.Зариф назвал это «gimmick» (трюком). Я не могу ничего сказать, потому что достаточных фактов представлено не было. В израильской и американской прессе, в социальных сетях сразу после этого инцидента шли споры о том, что же там на самом деле произошло, какой был беспилотник. Обращали внимание на то, что в социальных сетях был показан один вид беспилотника, затем на фотографии был другой вид. По-моему, самое главное (и мы говорили об этом, когда здесь был Премьер-министр Израиля Б.Нетаньяху), это не пытаться сразу какими-то недоказанными фактами делать политику. Для того, чтобы разбираться в инцидентах такого рода, есть согласованный всеми механизм. Я имею в виду две операции ООН: Силы ООН по наблюдению за разъединением на Голанских высотах (СООННР), и Орган по наблюдению за выполнением условий перемирия (ОНВУП). В мандате и того, и другого механизмов есть положения, которые наделяют их правом проводить расследование подобных инцидентов. Мне кажется, что было бы полезно, чтобы такие расследования произошли. Иначе мы будем по наклонной плоскости катиться по направлению, когда любой инцидент кем-то объявляется виной кого-то еще, а потом, без каких-либо разбирательств, начинаются события, ведущие к военным последствиям. Мы хотим, и мы об этом неоднократно говорили, чтобы наши израильские коллеги чувствовали себя в полной безопасности. Но для того, чтобы безопасность была взаимной, общерегиональной, а именно этого требуют все решения Совета Безопасности ООН, нужны диалоги, нужно разговаривать с прицелом на поиск общеприемлемых решений, отстаивать свои интересы таким образом, чтобы не игнорировать интересы других.

Это принцип неделимости безопасности, который мы продвигаем в Европе и в АТР. Я не вижу причин, по которым он не был бы применим и к региону Ближнего Востока и Севера Африки.

Вопрос: Конгресс сирийского национального диалога в Сочи действительно открыл много возможностей для сирийского урегулирования, особенно учитывая тот факт, что он собрал столько сирийцев в одном месте, а также с учетом поддержки мероприятия со стороны стран-гарантов Турции и Ирана. Как Вы считаете, располагает ли теперь ООН всеми средствами для запуска работы конституционной комиссии, создание которой стало центровой темой итоговой декларации КСНД?

С.В.Лавров: Ответ на этот вопрос содержится собственно в самой итоговой декларации КСНД. Там фиксируется согласие всех участников с двенадцатью основополагающими принципами государственного устройства Сирии. Эти принципы полностью опираются на международное право и Устав ООН. Там же фиксируется решение создать конституционную комиссию, адресуется просьба ООН оказать содействие в окончательном оформлении этого механизма с точки зрения состава (в ООН были переданы списки, они еще продолжают поступать), и с точки зрения того, как эта структура под названием Конституционный комитет будет работать (его правила, процедуры, полномочия, порядок работы). Все это подлежит согласованию между всеми сирийцами. ООН, как и предусмотрено в резолюции 2254, должна играть роль фасилитатора, содействующего этому процессу.

Но все шаги, которые должны быть предприняты для сирийского урегулирования – конституционная комиссия, последующее проведение выборов и все остальное должны соответствовать главному требованию резолюции 2254 СБ ООН: только сами сирийцы определяют свою собственную судьбу, и любые договоренности о конституции, выборах должны быть предметом обоюдного согласия Правительства и всего спектра оппозиции. Из этого мы исходим. Как я понимаю, и спецпосланник Генерального секретаря ООН по Сирии С.де Мистура, и присутствующий здесь его заместитель Р.Рамзи именно так же, как и мы, Иран и Турция, трактуют итоги сочинского Конгресса.

Вопрос: На Мюнхенской конференции Вы говорили о возможности появления нового механизма для Ближнего Востока, процесс создания которого сопряжен с большим количеством вызовов. Насколько оптимистично Вы настроены относительно этой идеи?

С.В.Лавров: Как я понимаю, Вы имеете в виду новый механизм для палестино-израильского урегулирования. Мы знаем, что Президент Государства Палестина М.Аббас активно продвигает эту идею после того, как палестинцы выразили свое отношение к решению Вашингтона по вопросу Иерусалима, которое было расценено как противоречащее всем имеющимся договоренностям, поскольку все главные вопросы окончательного статуса могут быть надежно и устойчиво решены только в контексте прямых переговоров. Президент М.Аббас касался этой инициативы, когда был в Москве и вел переговоры с Президентом В.В.Путиным. Он выступил за то, чтобы все-таки вернуть роль «квартета» и не создавать ситуации, когда кто-то один пытается узурпировать посреднические функции. Но он также сказал, что «квартет» должен быть усилен и расширен прежде всего за счет арабских государств. Это полностью соответствует той инициативе, которую Россия продвигает уже десять лет, чтобы «квартет» был пополнен представителем ЛАГ. Многие из прошлых заседаний «квартета» были организованы следующим образом: собиралась «четверка», потом, когда о чем-то договаривались, приглашались представители ЛАГ и их информировали. С самого начала я это считал не очень вежливым и правильным. Мы всегда выступали за то, чтобы представители ЛАГ непосредственно участвовали в выработке решений «квартета». Остальные наши партнеры с разной степенью от нейтрального до негативного отношения воспринимали это предложение. Пока его реализовать не удалось.

Новое развитие событий вокруг палестино-израильского урегулирования требует осмысления того, как международное сообщество будет пытаться сопровождать этот процесс, чтобы создать условия для прямых переговоров между Палестиной и Израилем. Другого пути, кроме как решить все вопросы через прямые переговоры, нет. Надо помогать создать условия для таких прямых переговоров.

Вопрос: Я курд, но никто не совершенен. XX век был очень жестоким для курдов на Ближнем Востоке. Мы пережили геноцид, этнические чистки, систематическое попрание нашего национального достоинства. Первая декада XXI века тоже не стала великой для нашего народа. Сейчас курды в Африне переживают ужасную агрессию Турции, второго форт-поста НАТО в регионе, в то время, как СБ ООН с момента его создания не уделила ни одного дня для обсуждения судьбы 40 млн. чел на Ближнем Востоке. Они тоже хотят достойно жить в мире, тоже имеют право на место под солнцем, чтобы их права соблюдались. Надеюсь, что ООН срочно призовет Турцию прекратить агрессию в Африне, перестать называть курдов террористами, а себя – ангелами и последователями Пророка Мухаммада. Международное сообщество только наблюдает, но ничего не делает в отношении того, что сейчас происходит в Курдистане.

С.В.Лавров: Я понимаю чувства, которые переполняют многих курдов. Но мы здесь для того, чтобы пытаться понять происходящее. Наверное, лозунги лучше сберечь для публичных мероприятий, где возбуждается общественное мнение, а здесь надо все-таки рассуждать, отталкиваясь от реальных событий. Мы многократно заявляли (это наша принципиальная позиция), что полностью поддерживаем законные устремления курдского народа жить в соответствии со своими традициями и обычаями, со своей многовековой и славной историей. Одновременно мы считаем неправильным, когда эти чаяния курдского народа кем-то используются в своих геополитических играх, которые не имеет ничего общего с интересами курдов и региональной безопасности.

Не хочу вдаваться в детали, но чтобы разрядить обстановку в Африне и не создавать поводов спекулировать на курдском факторе, очень давно между представителями российских ВКС и сирийского Правительства были контакты с курдами, которые там находятся. К сожалению, как Вы сказали, никто не совершенен. В той ситуации этот принцип тоже проявился. Мы сейчас наблюдаем попытку использовать курдов в игре, которая с их интересами ничего общего не имеет. Мы призываем всех, кто сейчас вовлечен в эти процессы, остановиться и все-таки начать договариваться на основе баланса интересов, а не на основе попыток кого-то переиграть, спекулируя на курдских устремлениях.

Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 19 февраля 2018 > № 2513371 Сергей Лавров


Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 19 февраля 2018 > № 2513360 Сергей Лавров

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова сербскому информагентству «БЕТА», Москва, 19 февраля 2018 года

Вопрос: С кем Вы будете встречаться в Белграде? Какие темы на повестке дня Ваших встреч?

С.В.Лавров: Как мне сказали наши сербские друзья, программа, которую они предусмотрели, предполагает встречу с Президентом, Премьер-министром, первым заместителем Премьер-министра и Министром иностранных дел Сербии. Так же у нас будут и культурные мероприятия, посвященные славной годовщине наших отношений, в том числе посещение Собора Св. Саввы. Вместе с первым заместителем Премьер-министра, Министром иностранных дел Сербии И.Дачичем мы будем выступать перед общественностью.

Повестка дня традиционная – двусторонние отношения во всех их аспектах, прежде всего в том, что касается нашего взаимодействия по торговым, экономическим, инвестиционным вопросам, хотя мы едва ли будем углубляться в эти темы, поскольку существует Межправительственная комиссия, которая успешно работает. С сербской стороны ее возглавляет И.Дачич. Мы сконцентрируемся на гуманитарных, культурных связях, наших регулярных политических консультациях. Основное внимание уделим международным вопросам – ситуации в Европе, на Балканах, нашему сотрудничеству в ООН, затронем необходимость полного выполнения резолюции 1244 Совета Безопасности ООН по косовскому урегулированию.

Вопрос: Как, на Ваш взгляд, обострение отношений между Россией и Западом в результате украинского кризиса сказалось на Балканах и отношениях стран этого региона с такими мировыми державами, как Российская Федерация, США и страны Евросоюза?

С.В.Лавров: Украинский кризис не стал причиной нынешних отношений между Россией и Западом, он скорее стал следствием той политики, которую западные страны, прежде всего США и страны НАТО, проводили после окончания «холодной войны». Вместо того, чтобы воспользоваться уникальным историческим шансом и сформировать подлинно общеевропейскую структуру безопасности и сотрудничества, Запад сделал выбор в пользу расширения НАТО вопреки всем обещаниям, которые давались руководителями США и многих европейских стран в 1990 году о том, что Альянс ни на дюйм не продвинется на Восток. Это не было записано в каких-то договорах и юридических документах (наверное, нужно это было сделать), но тогда была достигнута так называемая «джентельменская договоренность», которая была, по сути, растоптана нашими западными коллегами. Наверное, на будущее будем стараться лучше понять, кто джентльмен, а кто нет. Но те официальные документы из американских архивов, которые совсем недавно были рассекречены, однозначно показывают, что такие железные заверения давались по линии диалога между СССР и США, по линии контактов между Москвой и Берлином, Москвой и Парижем.

Для нас не явилось сюрпризом то, что произошло на Украине. Это стало, как я уже сказал, следствием той линии, которую выбрала НАТО. После того, как закончилась «холодная война» состоялось три волны расширения Организации, и с каждой такой волной военная инфраструктура Альянса приближалась все ближе и ближе к российским границам. Теперь в эту игру хотят втянуть и Балканы, поставив балканские страны перед выбором: либо вы с Западом либо вы с Россией. Такой же выбор требовали сделать от Украины, и в итоге произошел надлом в украинском обществе и государстве, который привел к неконституционному государственному перевороту, к резкому повышению роли радикалов, включая неонацистов, во внутриполитической жизни нашей соседней страны. Это, безусловно, вызывает глубокую обеспокоенность, но мы привержены Минским договоренностям и надеемся, что уж эти договоренности, которые были не «джентельменскими», а юридически-обязывающими, закрепленными в резолюции СБ ООН, будут выполняться.

Вопрос: Евросоюз недавно принял Стратегию расширения, где Сербии и Черногории обещано членство в Организации к 2025 году при выполнении ряда требований. Главные требования для Сербии – урегулирование в Косово и приведение внешней политики в соответствие с курсом Евросоюза. Это означает, в конечном итоге, введение санкций против России, как я понимаю. Не опасаетесь ли Вы, что Сербия может пойти на этот шаг? Ведь Президент Сербии А.Вучич сказал, что приоритет для его политики – это вхождение в Евросоюз.

С.В.Лавров: Мы не видим каких-либо рисков в том, что страны балканского региона и другие страны на Европейском континенте хотят развивать отношения с Европейским Союзом вплоть до вступления в него. Им излагают условия вступления, и они должны сами оценить, насколько эти условия их устраивают, насколько они отвечают национальным интересам соответствующего государства. Конечно же, они должны делать выводы о целесообразности тех или иных действий по развитию своих внешних связей в принципе с кем бы то ни было.

Мы не устраиваем каких-либо проблем с точки зрения максимально открытого расширения общего экономического пространства. Я считаю неправильным противопоставлять отношения с Евросоюзом тем отношениям, которые страны региона и, прежде всего, Сербия развивают с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС).

У России с Сербией действует Договор о зоне свободной торговли. Пару месяцев назад начались переговоры между Белградом и Евразийской экономической комиссией о том, чтобы создать аналогичную зону между Сербией и ЕАЭС. Мне кажется, это прагматичный и открытый подход со стороны Белграда, который стремится использовать преимущества на Западе и на Востоке. Все-таки ЕАЭС – это емкий рынок (180 млн. потребителей), хорошие возможности в сфере инфраструктуры и в целом в ряде других областей.

Относительно выдвинутых Европейским Союзом требований о признании Косово можно сказать следующее. ЕС требует от любого государства-кандидата присоединиться к общей внешней оборонной политике Евросоюза, здесь сказываются те самые философия и менталитет, которые содействуют нагнетанию напряженности в Европе и которыми руководствовались те, кто расширял НАТО и ставил страны Европы и Украину перед выбором: либо они с Западом либо с Россией. Это очень порочная практика. Я сожалею, что Евросоюз, стремясь расширять свое влияние, следует этой логике, проявившейся в программе «Восточное партнерство», которую несколько лет назад сформулировал ЕС для шести постсоветских государств. Несмотря на заверения в обратном, на практике эта программа реализуется на основе того же ультиматума – либо с Россией, либо с Европой. Плохо, что наши европейские коллеги из Брюсселя продолжают так мыслить. Мы бы предпочли вернуться к той концепции, которая неоднократно провозглашалась в Брюсселе и других европейских столицах. Во Франции Ш.де Голль выдвинул свою концепцию единой Европы от Атлантики до Урала, а теперь мы уже говорим о Европе от Лиссабона до Владивостока. Совсем недавно в очередной раз подтвердилась актуальность этой философии. Как мне известно, по итогам межпартийных переговоров в Германии в программу будущего коалиционного правительства включен пункт о необходимости продвигать идею создания общего экономического пространства от Атлантики до Тихого океана. В этом же ряду упомяну начинающиеся пока, правда, робко, контакты (пусть пока на техническом уровне) между Европейской комиссией и Евразийской экономической комиссией, от чего до недавнего времени брюссельская команда старалась уклоняться.

Эта тенденция, по-моему, самая долгосрочная и перспективная. Не надо думать о создании каких-то закрытых альянсов, будь то в военно-политической или экономической сферах. Надо смотреть на вещи шире и уж точно дальше, чем горизонт четырех лет до очередных выборов в той или иной европейской стране, и видеть открывающуюся очень позитивную перспективу, если все мы будем руководствоваться интересом к совместной работе ради наших собственных граждан в каждой отдельно взятой стране и на Европейском континенте в целом. Мне кажется, что линия сербского руководства исходит именно из этого.

Президент Сербии А.Вучич, упоминая приоритеты Сербии – задачу вступления в Евросоюз - никогда не говорил о том, что это будет сделано за счет России. Наоборот, он подчеркивал, что российский вектор внешней политики и сотрудничества останется очень важным для Сербии. Я убежден, что это отвечает интересам сербского народа.

Вопрос: Некоторые в Сербии говорят, что Президент А.Вучич еще долгое время может придерживаться этой линии, сидя на двух стульях, но ему придется выбирать.

С.В.Лавров: Это будет выбор руководства Сербии. Я уверен, что он будет делаться с полным осознанием ответственности перед сербским народом. Если требования, которые выдвигает Евросоюз, будут встречены сербским народам с поддержкой, то это будет его выбор. И Президент, конечно, как и любой руководитель государства должен выражать настроение своего народа. Думаю, Президент Сербии А.Вучич в полной мере ощущает эту ответственность.

Вопрос: В последнее время в Евросоюзе объясняют повышенное внимание к Балканам, в том числе расширением здесь влияния других мировых держав – России, Китая и Турции. Как Вы считаете, действительно ли растет это влияние? Как Россия видит свое присутствие в регионе в политической экономической и военной сферах?

С.В.Лавров: Мы видим свое присутствие исключительно конструктивно. Не испытываем никаких озабоченностей в связи с тем, что страны, о которых Вы упомянули (Китай, Турция и другие), проявляют интерес к развитию сотрудничества с балканскими государствами. В наш век глобализации никаких препятствий для того, чтобы взаимовыгодно сотрудничать, я не вижу.

Самое главное, чтобы это было действительно искреннее стремление взаимовыгодно реализовывать конкретные проекты, а не обозначать свое присутствие в регионе против кого-то.

Россия никогда в истории Балкан не привносила в регион конфронтацию, а всегда старалась ее ликвидировать и помочь балканским народам отстаивать интересы своей государственности, предков, своих духовных, религиозных, культурных, цивилизационных корней. Сейчас мы руководствуемся именно такой логикой, развивая наше сотрудничество.

Если брать Турцию, мы вместе с турками стремимся повысить возможности для балканских стран получать российский газ. У нас уже активно реализуется проект «Турецкий поток». Мы это делаем открыто. Выражаем готовность принимать любые решения с учетом тех интересов, которые есть у балканских стран, у Европейского союза. Здесь у нас абсолютно открытая повестка дня, нет никаких скрытых замыслов.

Упомяну, что в отличие от такой открытой линии, нацеленной на взаимодействие со странами региона и с теми государствами, которые хотят здесь же работать на открытой, конструктивной основе, мы видим попытки тех же США и ЕС привносить антироссийские элементы в своей балканской политике. Мы никогда ни в одной столице (будь то на Балканах или где бы то ни было еще в мире) не бегаем по кабинетам, тем более не говорим публично о том, что нельзя дружить с кем-то из наших западных коллег. А Вашингтон и некоторые европейские столицы направляют своих эмиссаров на Балканы ровно с этой целью - не дружите с Россией, отказывайтесь от совместного взаимодействия с ней в каких бы то ни было областях.

Вы приводили пример требования к Сербии взять за основу внешнеполитические лозунги и подходы ЕС, включая их антироссийский компонент. Это прискорбно, печально. Очень надеюсь, что это будут осознавать постепенно те, кто ведет эту линию. Она абсолютно противоречит всем нашим совместным заявлениям, которые принимались после окончания «холодной войны» (в том числе в ОБСЕ) о том, что нельзя укреплять свою безопасность за счет безопасности других. Именно это пытаются сделать, как я уже сказал, стремясь встроить Балканы в политику разделительных линий, в политику окружения России военной инфраструктурой Альянса в грубейшее нарушение тех самых «джентельменских» договорённостей, которые заключали в свое время товарищи и джентльмены.

Вопрос: Как объяснить усиленное присутствие России на Балканах через СМИ, через «мягкую силу», НКО в последние годы?

С.В.Лавров: Я только, что об этом говорил. Мы заинтересованы в сохранения наших исторических, духовных, культурных связей с балканскими друзьями. Продвигаем экономические проекты, которые никому не навязываем. Предлагаем рассмотреть те условия, на которых такие проекты могут осуществляться, и принимаем абсолютно нормально любое решение, которое примет партнер после изучения наших предложений. Мы, конечно, заинтересованы в развитии культурных контактов. Я упоминал о Храме Святого Саввы, мы участвуем в его реконструкции, и надеюсь, будет хороший результат. Это очень важный проект. Сербское руководство уделяет ему большое внимание. Мы заинтересованы присутствовать в информационном пространстве дружественных нам стран, с которыми нас связывают в целом ряде случаев столетия отношений. Если Вы посмотрите на статистику, точно ее не знаю, но уверен, что цифры касательно того, какой процент балканского информационного пространства занимает Россия и какой западные СМИ, будут достаточно убедительные. Наверное, для того, чтобы был плюрализм в мнениях, за который выступает постоянно наш партнер Запад, для балканских радиослушателей, телезрителей, пользователей социальных сетей невредно иметь дополнительную точку зрения.

Вопрос: Россия выступает против расширения НАТО. Намерена ли Москва противодействовать ожидаемому вступлению в Альянс Македонии? Как Москва относится к тому, что при провозглашённом нейтралитете Сербия больше проводит учения с НАТО, чем с Россией и ОДКБ?

С.В.Лавров: Расширение НАТО – это ошибка и одновременно нарушение той самой «джентельменской» договорённости, о которой я уже упомянул и которая сейчас получила полное подтверждение в официальных архивных документах, рассекреченных в США. Об этом все знали давно, просто после публикации этих архивных документов лишний раз убедились, как все было на самом деле.

Мы неоднократно предупреждали наших натовских коллег, что эта линия (а уже произошло три волны расширения, сейчас готовится очередная) является не только подрывом всего, о чем договаривались в 90-е годы (о том, что никто не будет обеспечивать свою безопасность за счет безопасности других), но и наиболее, наверное, серьёзным вызовом общеевропейской стабильности и безопасности. Континент стараются удержать разделенным на две части. Эти разделительные линии пытаются передвигать на Восток, все ближе и ближе к нашим границам. Собственно уже на границах с Россией развернуты достаточно серьезные контингенты натовских стран - США, Великобритании, Германии, Италии, Канады.

Это все противоречит договоренностям и что самое главное – наносит колоссальный ущерб усилиям по обеспечению стабильности и безопасности на Европейском континенте. Ничто из того, что сейчас делается в НАТО, ничью безопасность не повышает, включая безопасность балканских государств, которые, кстати сказать, безопасности России совсем не угрожают. Ничто из того, что сейчас происходит, не является шагом к повышению способности НАТО реагировать на реальные, а не на вымышленные угрозы. Я не вижу, как эти три волны расширения сделали НАТО более дееспособной, например, в пресечении террористической и наркотической угроз, в том числе тех, которые проистекают с Балкан, где после абсолютно необоснованного, нелегитимного, одностороннего объявления независимости Косово была создана территория, которая являет собой пример коррупции, того, что называют «черной дырой». Фактов о том, как экстремисты и террористы используют эту ситуацию, предостаточно. Запад предпочитает о них публично не говорить, но я знаю, что это западные страны тревожит, и в своих контактах с Приштиной они на это обращают внимание. Но уже их мало кто слушает.

Так что мы все наши оценки о расширении НАТО доводим до всех партнеров, будь то на Балканах или еще где-то еще в Европе. Рассчитываем, что при принятии своих суверенных решений в полной мере будет учтено то, что сейчас происходит, насколько это отвечает коренным интересам того или иного народа.

Вопрос: А конкретно о Македонии?

С.В.Лавров: Я сказал, что мы никого не выделяем. Мы говорим о том, что видим и что думаем. Мы готовы обсуждать все без исключения страны. Я считаю, что прием Черногории в НАТО был абсолютно искусственным и ненужным.

Кстати, обратили внимание, что такой метод выявления настроений народа как референдум становится все менее популярным при принятии достаточно судьбоносных решений.

Вопрос: Готова ли Москва поддержать полную нормализацию отношений Белграда и Приштины, которая бы включала получение Косово места в ООН?

С.В.Лавров: Безусловно, то, что мы сейчас наблюдаем, является следствием вопиющего нарушения международного права. В 1999 г. впервые после начала Хельсинкского процесса и создания ОБСЕ страны-члены ОБСЕ осуществили акт агрессии против еще одной страны-члена ОБСЕ. Это само по себе беспрецедентно и положило начало цепи очень печальных событий. Россия сыграла решающую роль в том, чтобы эту агрессию остановить, чтобы перевести ситуацию в русло политического урегулирования. Итогом этих усилий стало принятие резолюции 1244 СБ ООН, которая однозначно исходит из того, что Автономный край Косово является частью Сербии.

В косовском вопросе мы даже не столько поддерживаем Сербию, сколько решение высшего международного органа, отвечающего за проблемы международного мира и безопасности. Резолюции 1244 СБ ООН никто не отменял. Из этого нужно исходить. Мы согласились с тем, что Евросоюз взял на себя роль посредника в диалоге между Белградом и Приштиной, который был запущен. Я считаю это правильным, такой диалог необходим. Его основой должна быть резолюция 1244 СБ ООН. Евросоюз, запросив у ГА ООН полномочия посредничать, их получил. Резолюция была принята. Мы очень рассчитываем, что будут предприняты дополнительные усилия со стороны Брюсселя, чтобы хоть как-то продвигаться вперед.

Вы упомянули термин «полная нормализация отношений». Он был придуман самим Евросоюзом. До сих пор, насколько я припоминаю, Брюссель нам не объяснил, что под этим термином подразумевается. Мы исходим из того, что инициативы, которые выдвигал Брюссель в рамках диалога между Белградом и Приштиной и которые были поддержаны и Белградом и Приштиной, необходимо реализовать. В первую очередь, имею ввиду обязательства сторон, в частности, Приштины создать сообщество сербских муниципалитетов Косово. Прошло уже, если я не ошибаюсь, года четыре, как это обязательство было принято. Ничего не было сделано, потому что приштинские лидеры не хотят выполнять обещанное, а Евросоюз не хочет на них слишком сильно давить исключительно по геополитическим соображениям, не желая признавать, что геополитический проект с односторонней провозглашённой независимостью Косово не идет в том направлении, в котором он был задуман.

Еще раз подчеркну, мы выступаем исключительно за решение всех проблем между Белградом и Приштиной через диалог между ними. Рассчитываем, что Евросоюз как посредник будет вести себя более ответственно и решительно. Примем любое решение, которое будет согласовано руководством в Белграде и представителями Приштины.

Вопрос: Включая место Косово в ООН?

С.В.Лавров: Я считаю, что сейчас бессмысленно говорить о месте Косово в ООН. Уже говорят про место Косово в Евросоюзе. Можно говорить про место Косово где угодно. Но пока не будет достигнута договоренность, которая устраивает и Приштину, и Белград, действует резолюция 1244 СБ ООН, которая признает Автономный край Косово частью Сербии.

Вопрос: Естественно, вопрос про гуманитарный Центр в г.Ниш. Как я понимаю, это болезненная тема в отношениях между Сербией и Россией. Решение по нему не может быть найдено вот уже несколько лет. Намерена ли Москва и дальше добиваться для сотрудников этого гуманитарного центра дипстатуса с учётом жёсткой негативной позиции сербских партнёров на Западе и заявления Президента Сербии А.Вучича о том, что это очень болезненный для него вопрос, который он не хочет поднимать?

С.В.Лавров: Я слышал другие заявления Президента А.Вучича. Во-первых, это не какая-то придумка. Это вытекает из соглашения 2012 года, в соответствии с которым этот Центр был там создан. В нём предусмотрено подписание договорённостей об условиях деятельности, привилегиях и иммунитетах сотрудников этой международной структуры, потому что она зарегистрирована именно как международная, так же, как представительство Международного комитета Красного Креста, ряд других организаций. Это первое.

Во-вторых, помимо того, что решение вопроса об иммунитетах и привилегиях предусмотрено самим соглашением о его создании, упомяну, что речь идёт не о дипломатических привилегиях, а о служебных иммунитетах, как и в случае с упомянутым мной Международным комитетом Красного Креста. Если наши коллеги из НАТО по-прежнему сомневаются в том, является ли этот центр гуманитарным, а не, как они его называют, «шпионским гнездом», то советую им обратиться к тем отчётам, которые должен был написать помощник военного атташе США в Сербии после посещения центра в Нише. Он был приглашён туда, осмотрел всё, что его интересовало.

Убеждён, что просто смешно делать вид, что этот центр представляет какую-то угрозу для кого бы то ни было. Там, кстати, работают 4 российских гражданина (все остальные – сербы, которых тоже немного, по-моему, 12-15 человек), именно о них идёт речь, когда мы говорим об обязательстве Сербии и России заключить соглашение об их привилегиях и иммунитетах. Если говорить о примерах и сопоставимости сотрудничества (Вы об этом упомянули) Сербии с НАТО и Сербии с Российской Федерацией, то в Косово прекрасно себя чувствует огромная американская военная база «Бондстил», которая, кстати, создавалась на основе и в соответствии с принципами, заложенными в резолюции 1244 СБ ООН. Её ни нас не приглашали посетить, ни, по-моему, даже ооновцы никогда там не были, несмотря на то, что резолюция СБ ООН стала поводом, предлогом, основанием для создания этой базы.

Российско-сербский гуманитарный центр, о котором идёт речь, занимается исключительно решением проблем, связанных с ликвидацией последствий стихийных бедствий. В том числе он сыграл очень важную роль в ликвидации последствий колоссального наводнения, которое было в Сербии в 2014 г. Помимо Сербии, помощь оказывалась также Македонии, Словении, Греции, Боснии и Герцеговине. Так что международный характер деятельности этого центра не только закреплён на бумаге, но и реализуется на практике.

В этой ситуации мы помним о неоднократно дававшихся нам заверениях, что сербское руководство не считает оправданным отказываться от договорённости, которая закреплена в соглашении о создании Центра. По крайней мере, привилегии и иммунитеты, которые мы просим для 4 сотрудников России, никак не больше тех привилегий, что уже имеют служащие военной базы США «Бондстил» и которыми обладают военнослужащие стран НАТО, когда они проводят большое количество учений, Вы об этом правильно сказали, на территории Сербии.

Я бы здесь, сопоставляя контакты между Сербией и НАТО, с одной стороны, и Сербией и Россией, с другой, не отталкивался от арифметики, от того, сколько раз, кто и с кем встречался и совместно проводил какие-то мероприятия. Мы с большим уважением относимся к приверженности сербского руководства принципу военного нейтралитета. Видим заинтересованность в том, чтобы развивать отношения, (как и в случае с экономикой) в военно-политической области и с Западом, и Востоком, в т.ч. с Российской Федерацией, и в рамках взаимодействия Сербии с ОДКБ. Однако вопрос о гуманитарном центре в г.Ниш стал настолько одиозным, настолько фактическая сторона дела (4 российских гражданина) не соответствует истерике, поднятой на Западе, что, мне кажется, любой вменяемый человек, оценив ситуацию, поймёт, что она создана искусственно и не стоит, как у нас говорят, выеденного яйца.

Вопрос: Почему иммунитет нужен Вашим сотрудником? Что будет с Центром, если не будет достигнута договорённость?

С.В.Лавров: Давайте так: есть соглашение о создании Центра, которое было подписано в 2012 г., в котором записано, что будет заключён отдельный документ об условиях деятельности и привилегиях и иммунитетах сотрудников. Представительства других международных организаций, а гуманитарный Центр является международной организацией, пользуется в Сербии привилегиями и иммунитетами, которые даются служебному персоналу. Международный комитет Красного Креста, например, является одной из них. Он занимается параллельными процессами, также оказывая содействие в решении гуманитарных вопросов. Кстати, Центр в Нише уже разминировал огромную территорию от взрывоопасных предметов, оставленных после агрессии со стороны НАТО. Мы никого ничего не заставляем делать против интересов своей собственной страны, но есть такие вещи, как международные договорённости, как национальная самостоятельность.

Вопрос: Запланирован ли разговор насчёт гуманитарного Центра в ходе Вашего визита в Белград?

С.В.Лавров: Как я уже сказал, повестка переговоров включает весь набор вопросов, которые у нас реализуются в двусторонних отношениях.

Вопрос: Ожидаете ли Вы скорого решения этого вопроса?

С.В.Лавров: Будем обсуждать. Помним, как эта тема обсуждалась. Исходим из того, что все договорённости, которые были достигнуты, остаются в силе.

Россия. Сербия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 19 февраля 2018 > № 2513360 Сергей Лавров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter