Всего новостей: 2460692, выбрано 1 за 0.011 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Лукин Валерий в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаОбразование, наукавсе
Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 января 2018 > № 2481663 Валерий Лукин

К вопросу о национальной антарктической стратегии

Валерий Лукин, Начальник отдела Логистического центра Российской антарктической экспедиции, ФГБУ «Арктический и антарктический НИИ» Росгидромета

Современная мировая политика чрезвычайно насыщена новыми вызовами и угрозами международной безопасности. Отечественные и зарубежные средства массовой информации ежедневно сообщают о новых обстоятельствах напряженности российско-американских межгосударственных отношений, резкой конфронтации со взаимными угрозами применения ядерного оружия между КНДР, с одной стороны, и США, Южной Кореей и Японией - с другой, о серьезных обострениях межгосударственных отношений между отдельными странами - членами Европейского союза и самой стабильности этого межгосударственного союза, об успехах военных операций правительственных вооруженных сил Сирии при поддержке российских Воздушно-космических сил в антитеррористических операциях против ИГИЛ и его союзников, о новом политическим кризисе на Украине.

Несмотря на типично региональный характер этих процессов, у многих специалистов и читателей складывается впечатление, что эти очаги нарушения стабильности международных отношений получили глобальный характер. В то же время политический мир далеко не ограничен вышеназванными районами. В Латинской Америке, Африке, Центральной и Юго-Восточной Азии, Арктике и Антарктике также происходят активные политические процессы, которые, как правило, находятся вне сферы интереса наших политологов и журналистов. Российская Федерация, возродившая утраченный в 1990-х годах статус великой державы, обязана находиться в круге большинства событий, происходящих на нашей планете.

Несмотря на свою серьезную географическую удаленность, Антарктика продолжает оставаться в сфере российских государственных интересов. В мае-июне 2017 года в столице КНР Пекине проходило 40-е Консультативное совещание по Договору об Антарктике (КСДА) - главный международный политический форум по регулированию межгосударственных отношений в Южной полярной области. В день открытия КСДА его организаторы провели открытую встречу высокого уровня на тему «Наша Антарктика: охрана и использование», в ходе которой были заслушаны взгляды представителей ведущих антарктических держав о текущем состоянии и перспективах развития Системы Договора об Антарктике. Своими взглядами на эту проблему поделились представители правительственных кругов России, КНР, Польши, США и Аргентины, а также научных сообществ КНР, Австралии, Великобритании, Чили.

На текущий год участниками Договора об Антарктике являются 53 государства, представляющие все континенты земного шара, более 67% населения планеты и наиболее экономически и научно-технически развитые государства. Большинство из них разрабатывают собственные национальные стратегии своей деятельности в Антарктике. Их сравнение позволяет определить тенденции развития всей Системы Договора об Антарктике на ближайшую перспективу и выявить новые вызовы и угрозы этой системе.

Антарктическое сообщество

Традиционно под понятием «стратегия» рассматривается модель долгосрочных крупномасштабных действий для достижения поставленной цели. Для государств, реализующих конкретную региональную антарктическую политику, разработка стратегии своей деятельности является важной и актуальной задачей. Развитие системы международных отношений в конкретных регионах планеты естественным образом влияет на необходимость пересмотра национальной антарктической стратегии в зависимости от изменения общих тенденций деятельности антарктического сообщества.

Этот вид сообщества как самостоятельное межправительственное объединение государств, заинтересованных в изучении и освоении шестого континента и омывающих его морей, образовалось в середине 50-х годов ХХ века при подготовке программы Международного геофизического года (МГГ). Первая попытка создания такого сообщества была предпринята США еще в 1948 году, когда Государственный департамент этой страны предложил созвать Международную антарктическую конференцию с целью разработки правового режима управления Южным полярным регионом планеты. В качестве участников конференции приглашались правительственные делегации Австралии, Аргентины, Великобритании, Новой Зеландии, Норвегии, Франции и Чили, которые в первой половине ХХ века уже заявили в одностороннем порядке свои территориальные права в Антарктике.

Организаторы конференции предлагали использовать в качестве правовой модели управления Антарктикой принцип кондоминиума, который уже успешно зарекомендовал себя при управлении поверженной столицей Третьего рейха - Берлином. Из-за отказа правительств Аргентины, Чили и Норвегии принять участие в этой конференции она не состоялась, так как эти государства явно опасались попасть в политико-правовую зависимость от США при осуществлении своей дальнейшей деятельности на шестом континенте и в омывающих его морях.

Успешное выполнение грандиозного международного научного проекта МГГ в 1957-1958 годах позволило в 1958 году создать Научный комитет по изучению Антарктики (СКАР), разработать и подписать 1 декабря 1959 года Договор об Антарктике, ставший основополагающим актом международного права в этом регионе. Создателями этого договора стали правительства Австралии, Аргентины, Бельгии, Великобритании, Новой Зеландии, Норвегии, СССР, США, Франции, Чили, ЮАС и Японии, которые направили в Антарктику свои национальные научные экспедиции для выполнения работ по программе МГГ. Договор об Антарктике провозгласил этот регион областью мира, международного сотрудничества и науки.

Начиная с 1961 года участники данного договора на регулярной основе стали проводить консультативные совещания по Договору об Антарктике, в ходе которых принимались рекомендации (до 1995 г.), меры, резолюции и решения (начиная с 1996 г.). Вышеназванные итоговые документы КСДА после прохождения процесса ратификации в государствах - участниках договора становились официальным дополнением к основному тексту Договора об Антарктике. Таким образом, этот договор стал динамично развивающимся региональным актом международного права, достаточно оперативно отвечающим на новые вызовы и угрозы международному антарктическому сообществу.

Этапы развития антарктического сообщества

Более чем 60-летняя история деятельности антарктического сообщества имела три основных этапа.

Первый из них, завершившийся в конце 1960-х годов, стал научно-романтическим периодом, когда исследователи разных стран открыли большинство географических объектов Антарктиды и акватории Южного океана, важнейшие крупномасштабные процессы и явления в ионо-, магнитосфере, атмосфере, гидросфере, криосфере, литосфере и биосфере Южного полярного региона. С 1959 по 1967 год к 12 создателям Договора об Антарктике присоединились только три государства (Польша в 1961 г., Дания в 1965 г., Нидерланды в 1967 г.). В этот период в Антарктике была создана сеть национальных круглогодично действующих научных станций и сезонных полевых баз, ежегодно в Антарктику направлялись экспедиционные суда, свои полеты совершали самолеты и вертолеты национальных антарктических программ, в ее центральные районы совершались санно-гусеничные походы.

Второй период деятельности международного сообщества в Антарктике проходил с конца 1960-х по 1990 год. Он был связан с масштабным энергетическим кризисом в большинстве стран мира и введением исключительных экономических зон на шельфах многих прибрежных государств Европы, Северной и Южной Америки, Африки, традиционно являющихся районами промышленного рыболовства многих стран. В связи с этим большинство государств, зависящих от этих факторов, обратили внимание на необходимость ресурсного использования Антарктики.

В первую очередь это касалось начала рыболовного промысла в антарктических водах, который стал существенным дополнением к китобойной активности некоторых государств. Кроме того, антарктическое сообщество проявило значительный интерес к организации геологоразведочных работ по перспективам разработок минеральных и углеводородных ресурсов Антарктики. Новые виды антарктической деятельности потребовали существенного расширения гидрографических, гидрометеорологических, геодезических, картографических, океанологических, биологических и геолого-геофизических исследований в регионе, создания новых антарктических станций и полевых баз на побережье и широкого внедрения авиационных средств доставки персонала и грузов, а также дистанционных авиационных и спутниковых геофизических исследований региона.

В Антарктиде создавались грунтовые и снежно-ледовые взлетно-посадочные полосы для организации меж- и внутриконтинентальных полетов самолетов разных классов, в том числе и тяжелых транспортных на колесных шасси. Кроме экспедиционных судов, в Антарктику направлялись специализированные научно-исследовательские и научно-промысловые суда для выполнения широкого комплекса исследований Южного океана. Эта активность сопровождалась соответствующей разработкой ее правового регулирования. В 1972 году была принята Конвенция о сохранении тюленей Антарктики, в 1980 году - Конвенция о сохранении морских живых ресурсов Антарктики, а в 1988 году была закончена многолетняя разработка и открыта для подписания Конвенция о регулировании освоения минеральных ресурсов Антарктики. Последняя не вступила в силу из-за отказа правительств Австралии и Франции ратифицировать ее.

Эта деятельность привела к созданию новых органов управления Системой Договора об Антарктике: в 1982 году Комиссии по сохранению морских живых ресурсов Антарктики со штаб-квартирой в городе Хобарте (Австралия) и в 1989 году - Совета управляющих национальных антарктических программ. Свои текущие вопросы эти органы управления стали обсуждать на ежегодных сессиях.

Следует отметить, что в период с 1983 по 1990 год вопросы деятельности в Антарктике активно обсуждались на ежегодных Генеральных Ассамблеях ООН по инициативе «Группы 77», созданной неприсоединившимися государствами во главе с Малайзией.

Главной темой обсуждений, которые поднимали представители этой группы, стал вопрос необходимости использования минеральных и углеводородных ресурсов Антарктики в качестве «общего наследия человечества». В этой связи неприсоединившиеся страны выражали свою глубокую озабоченность в отношении разработки Конвенции о регулировании освоения минеральных ресурсов Антарктики, которая проводилась сторонами Договора об Антарктике с 1982 года. Невступление в силу этой конвенции стало естественным завершением данного проблемного вопроса на полях ООН. Кроме того, «Группа 77» постоянно поднимала вопрос о необходимости исключения ЮАР - страны апартеида - из участников Системы Договора об Антарктике.

Ресурсное освоение этого региона возбудило естественный интерес многих стран к нему, что выразилось в значительном увеличении участников Договора об Антарктике. В период с 1971 по 1990 год участниками этого акта международного права стали: Бразилия, Папуа-Новая Гвинея (1975 г.), Болгария (1978 г.), Эквадор (1987 г.), Германия (1979 г.), Уругвай (1980 г.), Италия, Перу (1981 г.), Испания (1982 г.), Китай, Индия (1983 г.), в 1984 г. - Куба, Финляндия и Венгрия, Швеция (1987 г.), Республика Корея (1986 г.), Австрия, Эквадор, Греция, КНДР (1987 г.), Канада (1988 г.), Колумбия (1989 г.), Швейцария (1984 г.). Из них статус консультативных сторон договора, дающий право принимать решения на КСДА или накладывать вето на них, получили 14 государств: Польша (1977 г.), Германия (1981 г.), Бразилия (1983 г.), Индия (1983 г.), КНР (1985 г.), Уругвай (1985 г.), Италия (1987 г.), Испания (1988 г.), Швеция (1988 г.), Перу (1989 г.), Республика Корея (1989 г.), Финляндия (1989 г.), Нидерланды (1990 г.), Эквадор (1990 г.). Данный статус, согласно статье IX (п. 2) Договора об Антарктике 1959 года, могло получить только то государство, которое проявляет заинтересованность в проведении существенной научно-исследовательской деятельности путем создания в этом регионе научной станции или направления регулярных научных экспедиций.

Конвенция о регулировании освоения минеральных ресурсов Антарктики имела хорошо разработанный природоохранный блок, в котором на выполнение геологоразведочных и горнодобывающих работ накладывались серьезные ограничения, связанные с сохранением окружающей среды. С середины 1980-х годов во многих странах мирового сообщества широкое распространение приобрели общественные природоохранные организации, такие как Гринпис, Всемирный фонд дикой природы, Международный союз охраны природы и природных ресурсов и т. д., некоторые из национальных отделений которых получили статус политических партий, активно влияющих на внешнюю и внутреннюю политику и экономику многих стран - участниц Договора об Антарктике. Ввиду этого начиная с 1989 года участники договора приступили к разработке Протокола по охране окружающей среды, который был принят 4 октября 1991 года в Мадриде (Испания). Протокол объявил Антарктику мировым природным заповедником, предназначенным для науки, а его статья

7 запретила любую деятельность в отношении минеральных ресурсов в этом регионе, кроме научной. Этот факт стал поворотным моментом изменения основного вектора развития антарктической деятельности. С 1991 года по настоящее время она направлена на вопросы сохранения окружающей среды региона и влияния на нее глобальных климатических изменений.

Этот период стал третьим в более чем 60-летней истории развития деятельности антарктического сообщества. За эти годы к Договору об Антарктике присоединились Гватемала (1991 г.), Украина (1992 г.), Чехия, Словакия (1993 г.), Турция (2006 г.), Венесуэла (1999 г.), Эстония (2001 г.), Белоруссия (2006 г.), Монако (2008 г.), Португалия (2010 г.), Малайзия (2011 г.), Пакистан (2012 г.), Казахстан, Монголия (2015 г.). Из них Болгария (1998 г.), Украина (2004 г.) и Республика Чехия (2013 г.) получили статус консультативных сторон договора.

В Системе управления Договора об Антарктике появились две новые организации: Комитет по охране окружающей среды (КООС) - в 1998 году (после вступления в силу Мадридского протокола) и Секретариат Договора об Антарктике - в 2004 году. КООС проводит свои заседания только в структуре КСДА, а Секретариат Договора об Антарктике со штаб-квартирой в Буэнос-Айресе (Аргентина) организует деятельность договора в период между очередными КСДА без права принятия каких-либо решений от имени договора и занимается организационно-подготовительными мероприятиями очередных КСДА.

Понимая всю актуальность и безусловную важность современного направления деятельности антарктического сообщества, Российская Федерация в ходе встречи высокого уровня «Наша Антарктика: охрана и использование» на полях 40-го Консультативного совещания по Договору об Антарктике обратила внимание на то, что, несмотря на несомненную важность вопросов сохранения окружающей среды Антарктики и влияния на нее глобальных климатических изменений, следует не упускать из виду подготовку ответов на существующие вызовы и угрозы надежно зарекомендовавшей себя Системы Договора об Антарктике.

К таким вызовам относятся некоторые разногласия правовых актов Системы Договора об Антарктике с аналогичными документами глобального уровня. К ним относятся Конвенция ООН по морскому праву 1982 года, Конвенция ООН по биологическому разнообразию 1992 года, Рамочная конвенция ООН об изменении климата 1992 года. Существующие положения Конвенции ООН по морскому праву международного права дали возможность активизировать позицию государств, заявивших в первой половине ХХ века свои территориальные претензии в Антарктике (Австралия, Аргентина, Великобритания, Новая Зеландия, Норвегия, Франция, Чили).

Многими из них были подготовлены и даже представлены в Комиссию ООН по границам континентального шельфа свои национальные заявки на владение континентальным шельфом Антарктики, так как Договор об Антарктике прямо не рассматривал вопросы юрисдикции дна прибрежных антарктических морей. Эти заявки были отклонены в связи с тем, что Договор об Антарктике «заморозил» территориальные права государств в Южном полярном регионе, что не давало им право расширять свой государственный суверенитет в Антарктике. Активная позиция стран - антарктических территориалистов продолжала развиваться через механизм образования морских охраняемых районов в Антарктике, создание которых предусматривалось в Конвенции ООН о биологическом разнообразии 1992 года.

Кроме того, важным аргументом нестабильности Системы Договора об Антарктике стали существенные различия национальных правовых процедур по регулированию деятельности своих граждан и юридических лиц в Южном полярном регионе. По этой причине особую тревогу вызывают развитие антарктического туризма и вопросы биоразведки (практическое использование генетических ресурсов живых организмов), так как различные консультативные стороны Договора об Антарктике оказываются в неравных правовых условиях осуществления подобного вида деятельности. Вероятно, что выход США из Парижского климатического соглашения 2015 года также может оказать существенное влияние на дальнейшее развитие основных направлений третьего этапа деятельности антарктического сообщества.

Антарктическая стратегия России

Вполне естественно, что участники Системы Договора об Антарктике развивают свои собственные национальные стратегии деятельности в этом регионе в соответствии с правовыми нормами вышеназванного договора и собственными государственными интересами. 24 апреля 2008 года Правительство Российской Федерации на своем заседании заслушало доклад руководителя Росгидромета А.И.Бедрицкого «Об обеспечении интересов Российской Федерации в высокоширотных и полярных регионах». Пунктом 7 протокольного решения этого заседания Росгидромету, МИД России, Минэкономразвития России, МПР России, Госкомрыболовству России совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти и Российской академией наук поручалось разработать проекты стратегии обеспечения российского присутствия в Антарктике на период до 2025 года и плана мероприятий по ее реализации. Этот документ под названием «Стратегия развития деятельности Российской Федерации в Антарктике до 2020 г. и на более отдаленную перспективу» был утвержден распоряжением Правительства Российской Федерации от 30 октября 2010 года №1926-р. При разработке Антарктической стратегии учитывался комплексный подход в обеспечении региональных государственных интересов, которые заключаются в:

- обеспечении национальной безопасности;

- развитии экономического процветания за счет использования ресурсов региона;

- укреплении международного престижа.

Вопросы обеспечения национальной

безопасности Российской Федерации

Всестороннее содействие сохранению и прогрессивному развитию Системы Договора об Антарктике с целью сохранения Антарктики в качестве зоны мира, стабильности и сотрудничества, для предотвращения возможного возникновения очагов международной напряженности

В последние годы некоторые политические лидеры зарубежных стран делали заявления о необходимости изменения Системы Договора об Антарктике. Свою позицию они основывали на том, что Договор 1959 года был продуктом холодной войны и уже выполнил свое историческое назначение. Они предлагали разработать на смену Договору об Антарктике новый международный биполярный правовой акт, распространяющийся как на Арктику, так и на Антарктику. Подобный подход не может устраивать Российскую Федерацию, которая рассматривает Арктику и Антарктику как абсолютно независимые друг от друга регионы, с весьма характерными различиями в географических, биологических, демографических, экономических, военно-стратегических и политико-правовых условиях. В этой связи Россия предпринимает энергичные усилия к сохранению и необходимому развитию существующей уже почти 60 лет Системы Договора об Антарктике.

Реализация этого подхода обеспечивается последующими указами Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 года «О мерах по реализации внешнеполитического курса Российской Федерации» №605 и от 30 ноября 2016 г. «Об утверждении Концепции внешней политики Российской Федерации» №640, в которых предусмотрены отдельные пункты в отношении Антарктики. В Морской доктрине РФ, утвержденной Президентом РФ 26 июля 2015 года, отдельно выделено антарктическое направление морской деятельности нашего государства. Свою позицию в отношении тезиса по сохранению и развитию Договора об Антарктике Россия последовательно излагает в рабочих и информационных документах, представляемых на ежегодных консультативных совещаниях по Договору об Антарктике.

Оценка роли и места Антарктики в изучении

глобального изменения климата

Климатические изменения на нашей планете обусловлены космофизическими (энергия Солнца, состояние озоносферы, космическое излучение), естественными природными (вулканизм) и антропогенными процессами. В Антарктике, где отсутствуют промышленная, сельскохозяйственная, высокоразвитая транспортная деятельность и крупные мегаполисы, фактор человеческого влияния на климат сведен к минимуму. Поэтому проведение регулярного мониторинга окружающей среды этого региона дает возможность без особых искажений получить данные об изменении климатических характеристик под влиянием естественных факторов, которые не находятся под воздействием и управлением человека.

Для Российской Федерации, значительная часть территории которой находится в зоне вечной мерзлоты, оценка влияния естественных факторов на климатическую изменчивость актуальна и чрезвычайно важна, так как процессы потепления климата могут оказать существенное негативное влияние на экономику тех российских регионов, которые расположены в зоне влияния вечной мерзлоты, и тем самым составить прямую угрозу государственной безопасности России. По этой причине роль постоянного климатического мониторинга в Антарктике, а также реконструкция палеоклиматических изменений на планете по данным ледяных кернов и донных отложений решают не только общенаучные проблемы, но и серьезно способствуют укреплению национальной безопасности за счет проведения фундаментальных оценок возможных климатических изменений на планете в целом.

Обеспечение наземного сегмента космической

деятельности Российской Федерации

В 1960-1980-х годах глобальный мониторинг параметров орбит космических аппаратов за пределами территории СССР осуществлялся с помощью специализированных морских научных судов, действовавших в акваториях Атлантического, Индийского и Тихого океанов, а также на военных базах нашей страны, расположенных на Кубе, во Вьетнаме, в Анголе, Мозамбике. В 1990-х годах эта деятельность была полностью ликвидирована из-за естественного старения морского космического флота и прекращения деятельности наземных баз на зарубежных территориях. Одновременно в нашей стране была разработана и введена в эксплуатацию спутниковая навигационная система ГЛОНАСС, которая значительно повышала точность определения географических координат различных подвижных объектов как на территории России, так и за ее пределами.

Существование американской спутниковой системы глобального позиционирования GPS и ее использование российскими потребителями ставило нашу страну в полную зависимость от зарубежного владельца данной системы и, кроме того, не отвечало необходимой точности определения географических координат за счет разных геоидов, заложенных в использовании данной системы. Для России, имеющей огромную протяженность своей территории с запада на восток (от Калининградской области до Чукотки), геоид WGS-84, используемый в системе GPS, не отвечает правильности математического описания российской территории. Аналогичные вопросы к использованию системы GPS возникли у высокоразвитых государств Европейского союза и КНР, где уже приступили к созданию собственных спутниковых навигационных систем «Галилео» и «КОМПАС» соответственно.

Многолетние попытки Роскосмоса договориться с правительствами государств Южного полушария об установке на их территориях станций мониторинга параметров орбит российской спутниковой навигационной системы ГЛОНАСС не давали результатов. При этом США в 1990-х годах установили свои аналогичные станции системы GPS на российской территории, отказав России в установке наших аналогичных объектов на их территории. Вследствие чего решение задачи повышения точности определения географических координат с помощью системы ГЛОНАСС не могло быть выполнено нашей страной без использования Антарктического региона.

С целью развития сети глобального мониторинга параметров орбит системы ГЛОНАСС важнейшим местом ее развертывания в Южном полушарии становится местоположение российских антарктических станций. Для повышения эффективности функционирования системы ГЛОНАСС, проводимых навигационных задач воздушного, морского и наземного транспорта, научных исследований установлены станции сбора данных измерений и дифференциальной коррекции и мониторинга параметров орбит спутниковой группировки системы ГЛОНАСС на антарктических станциях «Беллинсгаузен», «Новолазаревская» и «Прогресс». В дальнейшем планируется расширение таких мониторинговых комплексов до шести. Они будут располагаться на других российских антарктических станциях, в том числе и на полевой базе «Русская», расположенной в тихоокеанском секторе Антарктики. Начиная с 2020 года эту базу планируется перевести в разряд круглогодично действующих станций.

В ближайшие годы предполагается установка станций мониторинга параметров орбит системы ГЛОНАСС нового поколения, а также развертывание комплекса широкого спектра приема данных дистанционного зондирования Земли с искусственных спутников в Антарктиде.

Экономические интересы

Российской Федерации в Антарктике

Для современной России вопросы использования ресурсного потенциала Антарктики сосредоточены на следующих направлениях деятельности.

Оценка водных биологических ресурсов Антарктики на основе исследований по прогнозированию состояния их запасов для обеспечения экономически эффективного рыбного промысла

Этот вид деятельности направлен на восстановление и дальнейшее развитие позиций российского рыбопромыслового флота в области действия Конвенции о сохранении морских живых ресурсов Антарктики 1980 года, утраченных в 1990-х годах. СССР был одним из первых государств, начавших этот вид деятельности в антарктических водах в конце 1960-х годов, и в короткое время стал одним из ведущих государств в рыболовном антарктическом промысле. Развитие и совершенствование рыбопромысловой деятельности в этом регионе неразрывно связано с необходимостью восстановления и расширения прикладных биологических, океанологических и технологических исследований в этом регионе. Именно широкомасштабные научные исследования 1970-1980-х годов, выполненные специалистами Минрыбхоза СССР, дали возможность эффективной добычи плавниковых рыб и криля отечественным рыбопромысловым флотом. Предпринимаемые в последние годы международным сообществом меры по сохранению морских биологических ресурсов Антарктики предусматривают и их рациональное использование.

В связи с этим Российская Федерация занимает взвешенную всестороннюю позицию в вопросах создания морских охраняемых районов Антарктики. Конструктивный диалог, предпринятый российскими специалистами с членами Комиссии по сохранению морских живых ресурсов Антарктики, позволил в ноябре 2016 года завершить многолетние переговоры и принять морской охраняемый район в море Росса. В Комиссии по сохранению морских живых ресурсов Антарктики продолжается обсуждение вопроса о создании еще одного крупного морского охраняемого района в Восточной Антарктике, который предлагается Австралией, Францией и Европейским союзом. В этом направлении авторы проекта пока еще не предлагают альтернативных решений, позволяющих найти компромисс в этой спорной ситуации.

Предпринятые представителями России в структуре Комиссии по сохранению морских живых ресурсов Антарктики шаги позволили не только сохранить активное присутствие отечественного рыбопромыслового флота в регионе, но и продолжить специализированные научные исследования, направленные на рациональное использование морских биологических ресурсов Антарктики.

Научные геолого-геофизические исследования минеральных

углеводородных ресурсов континентальных районов

Антарктиды и антарктических морей

Россия является одним из признанных лидеров мирового сообщества по добыче природных полезных ископаемых. Эта деятельность составляет важнейшую часть российской экономики. С целью возможных перспектив дальнейшего развития мировых рынков минерального и углеводородного сырья в различных регионах планеты, в том числе и в Антарктике, Россия нуждается в прогнозных экономических оценках этого вида деятельности. Эта работа может быть обеспечена с помощью продолжения отечественных геолого-геофизических исследований Антарктики при строгом соблюдении всех положений Мадридского протокола 1991 года во избежание нарушений его статьи 7. С этой целью никаких работ геологоразведочного характера Россия в Антарктике не проводит. Основными направлениями геолого-геофизических исследований являются изучение фундаментальных закономерностей геологического строения, глубинной структуры и истории формирования земной коры Антарктиды, ее континентальной окраины и прилегающих глубоководных акваторий Южного океана.

При этом традиционные геологические методы изучения открытых выходов горных пород и геофизические методы исследований подледникового рельефа, осадочного чехла континента и дна океана могут быть дополнены наиболее эффективными методами глубинного стратиграфического бурения на шельфовых ледниках или припайных льдах антарктических морей, по примеру международного проекта «ANTDRILL» в море Росса, уже много лет возглавляемого США. Это научное направление геолого-геофизических работ в то же время позволяет получить оценки перспектив местонахождения и объемов минерального и углеводородного сырья данного региона, что отвечает поставленной государственной задаче антарктической стратегии России.

Укрепление международного

престижа России в Антарктике

Эта задача решается с помощью проведения эффективных мероприятий, укрепляющих позиции нашего государства не только в региональном антарктическом, но и во всем мировом сообществе. С позиции авторов «Стратегии развития деятельности РФ в Антарктике до 2020 года и на более отдаленную перспективу» подобными крупными мероприятиями являются:

Выполнение комплексных научных исследований, имеющих

значительный вклад в мировую науку

С начала своей регулярной деятельности в Антарктике по программе МГГ наша страна уверенно завоевала ведущие позиции в международном научном антарктическом сообществе, став вместе с национальной антарктической программой США признанным авторитетом в этой деятельности. Открытия и достижения советских ученых в области географического, геофизического, гляциологического, метеорологического, геологического, океанологического и биологического изучения Антарктики были высоко оценены нашими зарубежными коллегами в 60-80-х годах прошлого века. Серьезные политико-экономические изменения жизни СССР, начавшиеся в конце 1980-х годов, привели не только к сокращению объема научных исследований, но и к результатам. Многие отечественные ученые переехали на работу в другие страны, общее финансирование российских научных исследований сократилось не только на шестом континенте, но и во всей стране.

В этот период особую значимость получили те направления исследований, которые могли бы быть реальным флагманом возвращения нашей страны в лидеры мировой науки. Такими направлениями стали гляциологические и палеоклиматические исследования структуры ледника центральной части Восточной Антарктиды. В 1990 году на станции «Восток» было начато бурение пятой по счету глубокой ледяной скважины с целью реконструкции палеоклиматических изменений по данным полученного ледяного керна. В процессе бурения учитывался накопленный 20-летний опыт бурения ледников наших специалистов в этом регионе Антарктики.

В результате к 1997 году глубина этой скважины на станции «Восток» достигла 3623 метров, что позволило выявить четыре полных климатических изменения - от эпохи глобального потепления до очередного ледникового периода продолжительностью 100 тыс. лет каждый. Это открытие отечественных специалистов широко цитировалось во всех важнейших монографиях, посвященных вопросам изменения климата на Земле, издаваемых во всех ведущих странах мира. В то же время в 1994 году российские специалисты сообщили факт открытия крупнейшего подледникового водоема, расположенного под российской станцией «Восток», с площадью водного зеркала, равного Ладожскому озеру или озеру Онтарио. Подобные достижения российских специалистов - к большой неожиданности для многих западных стран - вновь вернули наше государство в число лидеров международной антарктической науки.

Последовавшие за этим открытия молекул ДНК бактерий-термофилов, обнаруженных в нижних горизонтах ледяного керна, традиционно обитающих в горячих, сильно минерализованных водных источниках на суше и в океане, стали еще одним прорывом в этой области знаний. Наконец, к 2008 году были подробно изучены и картированы параметры подледникового озера Восток (конфигурация и протяженность его береговой черты, толщины ледника, водной толщи и слоя донных отложений в озере), а 5 февраля 2012 года на глубине 3769 метров было осуществлено экологически чистое проникновение в водный слой этого озера.

Наряду с этими достижениями российские специалисты выполнили ряд принципиально важных исследований по изучению изменчивости современного климата Антарктики, физического, химического и микробиологического строения слоя вечной мерзлоты на этом континенте, микробного и океанического биоразнообразия Антарктики.

Важной вехой в развитии прикладных российских работ в Антарктике стало введение в эксплуатацию с 2010 года трех станций дифференциальной коррекции параметров орбит спутниковой группировки отечественной навигационной системы ГЛОНАСС на российских станциях «Беллинсгаузен», «Новолазаревская» и «Прогресс». Вместе с тем достижения отечественной науки или принижаются, или продолжают оставаться незамеченными нашими западными коллегами.

При оценке уровня научных исследований следует учитывать не традиционный подход цифровых библиографических показателей (количество публикаций и индекс их цитирования, широко используемый в западном сообществе), а реальные научные достижения и открытия, которые в значительной степени повышают значимость государств в мире. При любых обстоятельствах передовые позиции по числу публикаций и индексу цитирования научных работ будут занимать англоязычные ученые. В связи с этим их коллеги из Китая, Южной Кореи, Японии, России, Латинской Америки не смогут достойно соперничать со своими англоязычными коллегами по данным показателям.

Хорошо известны примеры отказа ведущих мировых научных журналов типа «Nature» и «Science» в публикациях оригинальных достижений российских исследователей по различным субъективным причинам. Появление в списке авторов российских публикаций имени американского или британского ученого коренным образом меняет решение данного вопроса, а публикация о российских открытиях меняет свой статус на международный. Однако это не означает, что именно в западных странах в последние годы были сделаны наиболее известные научные открытия в Антарктике, равные вышеприведенным российским достижениям.

Комплексный научный подход, не расставляющий очевидных приоритетов между различными направлениями наук о Земле и наук о жизни в Антарктике, осуществляемый Россией в этом регионе, позволил не только сохранить престиж отечественных исследований, но и постепенно наращивать его. В связи с этим Российская Федерация продолжает уделять повышенное внимание данному направлению деятельности в Антарктике.

Природоохранная деятельность

Другим не менее важным направлением антарктической деятельности является охрана окружающей среды этого региона.

Выполнение требований Протокола по охране окружающей среды к Договору об Антарктике обеспечивается в Российской Федерации Федеральным законом о ратификации вышеназванного протокола от 24 мая 1997 г. №79-ФЗ, в связи с чем этот факт международного права стал составной частью российского законодательства. Принятие в 2005 году Приложения 6 «Материальная ответственность в случае наступления чрезвычайных экологических ситуаций» к этому протоколу потребовало разработки и принятия 5 июня 2012 года Федерального закона «О регулировании деятельности российских граждан и российских юридических лиц в Антарктике» №50-ФЗ и Постановления Правительства Российской Федерации «О разрешениях на осуществление деятельности в Антарктике» от 27 июня 2013 г. №544. На основании этих документов любая деятельность российских граждан и российских юридических лиц в Антарктике может осуществляться исключительно в рамках специальных разрешений, выдаваемых Росгидрометом по согласованию с Росприроднадзором, Министерством природных ресурсов и экологии Российской Федерации и Министерством иностранных дел Российской Федерации.

Данные нормативно-правовые акты обеспечивают всестороннее выполнение требований Протокола в России. Все объекты экспедиционной инфраструктуры Российской антарктической экспедиции (РАЭ), включая экспедиционные морские суда, оснащены комплексами по утилизации отходов текущей и прошлой жизнедеятельности и очистке бытовых и сточных вод. Отходы РАЭ, находящиеся в Антарктике, на регулярной основе вывозятся за пределы региона на экспедиционных судах для их последующей утилизации на других континентах. Масштабы развития такой деятельности ограничиваются финансовыми ресурсами на необходимую аренду палубных вертолетов и смогут быть решены в случае принятия соответствующей федеральной целевой программы.

Россия объявила в Антарктике два особо охраняемых района, из которых один совместно с Австралией, КНР и Индией и один особо управляемый район Антарктики совместно с Австралией, КНР, Индией и Румынией, а также восемь исторических мест и памятников. На регулярной основе - один раз в пять лет - на эти районы в Антарктике создаются пересмотренные планы управления, которые представляются для рассмотрения и утверждения в Государственный комитет по охране окружающей среды.

Реконструкция и модернизация экспедиционной инфраструктуры

Важнейшим аргументом укрепления международного престижа государства в Антарктике является количество и состояние объектов экспедиционной инфраструктуры. В настоящее время Россия располагает пятью круглогодично действующими антарктическими станциями («Мирный», «Восток», «Прогресс», «Новолазаревская» и «Беллинсгаузен»), шестью сезонными полевыми базами («Молодежная», «Дружная-4», «Союз», «Русская», «Ленинградская», «Оазис Бангера»). Все они были созданы в советский период и располагаются по всему периметру Антарктиды, а также в ее внутриконтинентальных районах. Таким образом, существующая сеть российских антарктических станций и полевых баз предоставляет уникальные геополитические возможности для нашей страны выполнения практически любых видов научных исследований и организации действенного контроля за работой иностранных национальных экспедиций.

Сокращение количества станций и баз связано с огромными дополнительными материальными затратами во исполнение требований Протокола по охране окружающей среды, обязывающих полностью очистить и рекультивировать территорию неработающих экспедиционных объектов. Это обстоятельство определяет необходимость модернизации и реконструкции данной экспедиционной сети как с политической, так и с экономической точек зрения.

Кроме того, к объектам экспедиционной инфраструктуры относятся два научно-экспедиционных судна Росгидромета «Академик Федоров» и «Академик Трешников», научно-исследовательское судно Росгеологии «Академик Александр Карпинский», дальнемагистральный транспортный самолет Ил-76ТД-90 ВД, выполняющий межконтинентальные рейсы из Кейптауна (ЮАР) на ледовые аэродромы Земли Королевы Мод, два самолета на лыжных шасси для внутриконтинентальных перелетов и два-четыре палубных вертолета КА-32. На российской станции «Новолазаревская» каждый летний антарктический сезон (ноябрь-февраль) подготавливается ледовая взлетно-посадочная полоса для приема тяжелых транспортных самолетов на колесных шасси типа Ил-76. На станциях «Прогресс», «Восток», «Мирный», полевых базах «Молодежная» и «Дружная-4» в эти же сезоны подготавливаются снежные посадочные площадки для приема самолетов на лыжных шасси. Все посадочные площадки на российских антарктических станциях и сезонных полевых базах имеют соответствующие аэронавигационные паспорта, утверждаемые Росавиацией.

Подавляющий объем служебно-жилых зданий на российских антарктических станциях и сезонных полевых базах, построенных в 1970-1980-х годах, нуждаются в реконструкции и модернизации, так как, по расчетам зарубежных специалистов, предельный календарный срок эксплуатации капитальных сооружений в экстремальных природно-климатических условиях Антарктики не может превышать 25 лет. Исключение составляет современная станция «Прогресс», построенная в 2012 году. В тот же год в эксплуатацию было введено новое научно-экспедиционное судно «Академик Трешников». Планы по реконструкции и модернизации российских антарктических станций разработаны и предусмотрены в новой Федеральной целевой программе «Мировой океан», концепция которой была принята Правительством Российской Федерации 22 июня 2015 года. К сожалению, сама ФЦП до сегодняшнего дня не включается в проекты ежегодных федеральных бюджетов России. Начиная с 2020 года предусматривается реконструкция сезонной полевой базы «Русская» и ее перевод в статус круглогодично действующей антарктической станции. Во многом эти планы связаны с заинтересованностью различных организаций Роскосмоса в создании пункта дифференциальной коррекции орбит спутниковой группировки системы ГЛОНАСС в тихоокеанском секторе Антарктики.

При разработке этого пункта стратегии подробно рассматривались варианты необходимости строительства новых капитальных сооружений в Антарктике или модернизация и реконструкция существующих с использованием современных материалов и технологий. Расчет экономических затрат на проведение этих двух вариантов показал очевидную эффективность второго подхода.

Параметры и основные направления деятельности Российской антарктической экспедиции в соответствии с требованием Федерального закона от 5 июня 2012 г. №50-ФЗ один раз в пять лет утверждаются Распоряжением Правительства Российской Федерации. Последнее такое распоряжение было издано 21 января 2013 года за №28-р. Срок его действия истекает 31 декабря 2017 года, поэтому в настоящее время готовится проект нового аналогичного Распоряжения Правительства Российской Федерации на период с 2018 по 2022 год.

Большое внимание в «Стратегии развития деятельности Российской Федерации в Антарктике» уделяется ее нормативно-правовому обеспечению. Так, в период с 1992 по 2017 год в отношении Антарктики в России было разработано и введено в силу три федеральных закона, две морские доктрины Российской Федерации, три указа Президента Российской Федерации, 23 постановления и шесть распоряжений Правительства Российской Федерации, семь приказов Министерства природных ресурсов и экологии России и Росгидромета, 12 международных соглашений о сотрудничестве в Антарктике с другими участниками Договора об Антарктике (Германия - 1995 г., Чили - 1995 г., Новая Зеландия - 2005 г., Перу - 2005 г., Республика Корея - 2007 г., Республика Уругвай - 2010 г., Австралия - 2012 г., Украина - 2012 г., США - 2012 г., Республика Беларусь - 2013 г., Турция - 2014 г., КНР - 2017 г.).

Из общего числа российских нормативно-правовых документов в отношении Антарктики 12 было посвящено деятельности нашей страны в Системе Договора об Антарктике, 24 - вопросам деятельности Российской антарктической экспедиции, восемь - межведомственной деятельности в этом регионе, 12 - вопросам по международному сотрудничеству в Антарктике.

Состояние и перспективы развития нормативно-правовой базы России в Антарктике рассматривались на заседании Президиума Совета по Арктике и Антарктике при Совете Федерации Федерального Собрания России 13 июля 2017 года.

Антарктические стратегии других сторон договора

Утвержденная «Стратегия развития деятельности РФ в Антарктике» на русском и английском языках была распространена среди участников 34-го Консультативного совещания по Договору об Антарктике в 2011 году в Буэнос-Айресе (Аргентина). Этот факт вызвал живой интерес у многих ведущих держав антарктического сообщества и повлиял на разработку аналогичных национальных антарктических стратегий. Если три основные цели разработки стратегического подхода остаются неизменными в независимости от разработчиков, то набор тактических задач по реализации этих целей может значительно отличаться. Так, некоторые государства (Австралия, Аргентина, Великобритания, Новая Зеландия, Норвегия, Франция и Чили) для обеспечения вопросов своей национальной безопасности в Антарктике могут директивно усиливать значение и роль своих ранее заявленных территориальных претензий в регионе, использовать вооруженную морскую охрану закрытых для рыболовного промысла районов действия Конвенции о сохранении морских живых ресурсов Антарктики. Другие стороны договора в качестве своих политических целей могут использовать укрепление или развитие деятельности по сохранению окружающей среды Антарктики, изолируя возможности усиления практических исследований других сторон в Антарктике или создание такими сторонами новых станций и сезонных полевых баз.

При реализации целей экономического процветания серьезным аспектом деятельности можно считать развитие антарктического туризма и вопросов биоразведки. Такие стороны договора, как Аргентина, Чили, США, Австралия, Новая Зеландия, придают серьезное значение деятельности своих национальных туристических агентств в Южном полярном регионе, препятствуя принятию решений в рамках очередных КСДА, жестко регламентирующих туристические операции.

Новым видом практической деятельности в Антарктике стало использование генетических ресурсов живых организмов Антарктики, получивших обиходное название «биоразведка». Создание новых нормативных документов, регламентирующих это направление работ, вызывает новый всплеск деятельности сторонников подхода «общего наследия человечества» к антарктическим ресурсам со стремлением перенести данный вопрос на площадки обсуждения ООН, как это уже было с 1983 по 1990 год с вопросами эксплуатации минеральных ресурсов Антарктики. Напомним, что Система Договора об Антарктике и органы ее управления не входят в структуру ООН, а действуют самостоятельно. Все попытки «неприсоединившихся» государств изменить действия Договора об Антарктике и перевести его под управление ООН в 1980-х годах не увенчались успехом, после чего даже лидер этой группы стран - Малайзия в результате присоединилась к Договору об Антарктике 1959 года.

Для укрепления международного престижа возможна официальная позиция в отношении расширения исторических мест и памятников на шестом континенте и окружающих его островах, прославляющих деятельность национальных первооткрывателей и т. д. Главное, что принятие подобных национальных нормативно-правовых актов четко обозначает направление вектора развития национальной антарктической политики. Это важно не только для конкретных государств с целью обоснования своей практической деятельности в этом регионе, но и для всего антарктического сообщества, которое может использовать позитивный опыт своих коллег из других стран или привлекать новых участников Договора об Антарктике для работы в нем.

Таким образом, российский опыт разработки «Стратегии развития деятельности РФ в Антарктике» стал широко использоваться в ведущих антарктических державах для создания нормативных документов по своей национальной антарктической политике.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 января 2018 > № 2481663 Валерий Лукин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter