Всего новостей: 2500908, выбрано 6 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Мешков Алексей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Мешков Алексей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаАрмия, полициявсе
Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 6 октября 2016 > № 1925395 Алексей Мешков

Выступление заместителя Министра иностранных дел России А.Ю.Мешкова на Средиземноморской конференции ОБСЕ в рамках сессии «Молодежь севера и юга Средиземноморья: противодействие вызовам безопасности и укрепление сотрудничества», Вена, 6 октября 2016 года

Уважаемый господин Председатель,

Уважаемые дамы и господа,

Рассматриваем сегодняшнюю конференцию в качестве хорошей возможности детально проанализировать ситуацию в Средиземноморском регионе и её влияние на общую безопасность Евро-Атлантики.

Напомню, что с момента создания ОБСЕ вопросы, касающиеся взаимосвязи между европейской безопасностью и безопасностью средиземноморского региона, занимали весомое место в повестке дня Организации. В хельсинкский Заключительный акт 1975 г. была включена специальная глава «Вопросы, относящиеся к безопасности и сотрудничеству в Средиземноморье», предусматривающая, что «процесс укрепления безопасности, не ограничиваясь Европой, должен распространяться на другие районы мира, в частности, на Средиземноморье». С тех пор данная проблематика закреплена во многих документах ОБСЕ.

За последние годы регион Средиземноморья, к большому сожалению, стал источником угроз безопасности. Политическая нестабильность в ряде государств привела к раскручиванию спирали вооружённых конфликтов, коллапсу экономики и обнищанию населения. Растёт этническая и религиозная напряжённость. Особую тревогу вызывает судьба христиан и других этнических и религиозных меньшинств, подвергающихся притеснениям и гонениям с мест исторического проживания. Серьезные проблемы создают и обострившиеся шиитско-суннитские противоречия, которые усугубляют и без того высокую напряженность в арабо-мусульманском сообществе и на Ближнем Востоке в целом. Нарастают миграционные потоки.

В итоге создается питательная среда для террористических группировок нового поколения, таких как «Исламское государство» и «Джабхат ан-Нусра», беспрецедентный всплеск активности которых мы наблюдаем в настоящее время. Экстремизм стал представлять опасность не только для государств с нестабильной общественно-политической обстановкой, низким уровнем социально-экономического развития, но и для вполне благополучных стран. Террористическая угроза вышла на уровень главного вызова международной безопасности. Напомню об уничтожении российского самолета в небе над Синаем, терактах во Франции, Бельгии, Германии, Турции, Пакистане, Ираке и других странах. Сложно предсказать, где ждать новых крупных ударов.

Террористы пользуются зачастую прикрытием «беженца», пограничными и прочими послаблениями, неразберихой, чтобы попасть в Европу, спрятаться, получить новые документы, а потом создать террористические и экстремистские ячейки, возможно пока «спящие», но готовые к действию по указке ИГИЛ или других глобальных террористических группировок.

Остро стоит проблема «иностранных террористов-боевиков» – лиц, попавших под воздействие террористической пропаганды, и отправляющихся воевать на стороне ИГИЛ и ряда террористических группировок в Сирию, Ирак, Афганистан и другие страны. Особенно тревожной остается перспектива их последующего возвращения в страны происхождения и гражданства – с закалкой опытных террористов, пропагандистов и практиков терроризма и экстремизма.

Уважаемые дамы и господа,

Убежден, что для успешного реагирования на вызовы терроризма и экстремизма, прежде всего, требуется сделать однозначный выбор в пользу политических мер по предотвращению и урегулированию конфликтов, координации международных усилий в политической, социально-экономической, гуманитарной областях. Внешнее вмешательство во внутренние дела других государств должно быть исключено.

Необходимо последовательно и настойчиво заниматься профилактикой упомянутых угроз. Считаем, что главную роль в этом процессе должны играть государства – как на своей территории, так и в международном антиэкстремистском и антитеррористическом сотрудничестве.

Очевидно, что силами исключительно правоохранительных органов с решением таких задач не справиться. В этой многоплановой, сложной работе должны быть задействованы все уровни власти, система образования, представители традиционных религий, гражданского общества, СМИ и предпринимательские структуры. Участвовать не разрозненно, а сообща, действовать на опережение, вместе вести просветительскую работу, в том числе в Интернете, создавать условия для укрепления мира и согласия в обществе, формировать атмосферу нетерпимости и отторжения экстремистских идей.

Крайне важно, что тема молодёжи находится в фокусе внимания нашей конференции. Террористы, по сути, развязали масштабную пропагандистскую борьбу за умы молодого поколения. Именно в молодёжной среде лидеры террористов пытаются вербовать последователей. Молодому поколению свойственны максимализм, непримиримость и мировоззренческая неустойчивость, которые при определенных условиях и целенаправленной обработке могут привести молодых людей в ряды экстремистов. К соблазну присоединиться к террористическим «течениям» подталкивают также отсутствие у многих молодых людей перспектив самореализации, утрата жизненных ориентиров, обманутые ожидания в сфере образования и занятости. В ряде стран эти факторы дополняются идеологическим вакуумом. И если решительные силовые и правоохранительные меры позволяют побеждать терроризм «в горячих точках», нельзя сказать того же о поле идеологической борьбы, где террористы порой выигрывают у государств битву за «сердца и умы» людей.

Ещё раз подчеркну, важна целевая работа с молодёжью, которая является ключевым ресурсом развития человечества. Пагубной «террористической машине» нужно противопоставлять усилия по сохранению государственной стабильности, устойчивого роста в экономике и социальной перспективы. Следует так выстраивать систему обучения и воспитания, чтобы она была ориентирована на утверждение в сознании молодого поколения общечеловеческих нравственно-гуманистических ценностей, принципов толерантного и ненасильственного поведения, психологии товарищества и партнерства, сотрудничества и взаимопомощи.

В декабре 2015 г. Россия поддержала резолюцию 2250 СБ ООН, в которой признается важная роль молодых людей в предотвращении и урегулировании конфликтов, борьбе с терроризмом. В контексте этой резолюции полагаем, что ОБСЕ как региональная организация могла бы сфокусироваться на приоритетах, отвечающих ее реалиям, - профилактике радикализации молодежи, борьбе с религиозной нетерпимостью и негативным влиянием экстремистских идеологий на молодежную среду. Нужно сосредоточиться на содействии образованию и трудоустройству молодых людей, реализации ими социальных, экономических и культурных прав. В ОБСЕ уже наработан пакет документов, продвигающих комплексный подход к решению вопросов безопасности, в т.ч. по отношению к молодежи. На этой основе и во взаимодействии со Средиземноморскими партнерами мы сможем внести практический вклад в решение этих насущных задач.

В заключение хотел бы подчеркнуть, что Россию связывают традиционно близкие отношения со всеми без исключения странами Ближнего Востока и Северной Африки. Мы не стремимся извлечь выгоды из нестабильности в регионе, не пытаемся утвердить влияние через переформатирование ближневосточного пространства. Такие подходы нам чужды. Напротив, Россия заинтересована в скорейшем разрешении всех без исключения кризисов и конфликтов на Ближнем Востоке. Продолжаем курс на отстаивание международного права, защиту национального суверенитета государств, недопущение противоправного вмешательства извне во внутренние дела, поддержание стабильности, содействие экономическому развитию. На основе этих принципов выстраиваем сотрудничество с государствами региона, большинство из которых смело можно записать в число наших союзников. К ним же можно отнести всех тех, кто хочет жить в условиях многополярного мира, понимая, что диалог и сотрудничество на условиях взаимопонимания и взаимоуважения – единственная возможность сохранить мир для будущих поколений.

Благодарю за внимание.

Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 6 октября 2016 > № 1925395 Алексей Мешков


Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 21 марта 2016 > № 1697443 Алексей Мешков

Интервью заместителя Министра иностранных дел России А.Ю.Мешкова газете «Известия»

Вопрос: Евросоюз пересмотрел отношения с Россией и сформулировал пять тезисов, одновременно с этим и Россия также пересматривает принципы сотрудничества. Можете раскрыть подробности?

Ответ: Я бы не сказал, что в Евросоюзе пересматриваются отношения с Россией. Там идет такой же процесс, как и у нас. Об этом мы договорились с нашими партнерами из ЕС несколько недель назад. Каждый должен был провести со своей стороны ревизию того, что у нас было в отношениях накоплено за многие годы, включая различные секторальные направления. Потом у нас должна состояться встреча на рабочем уровне для обсуждения того, где наше видение совпадает, где оно расходится. И главное – определение тех направлений работы, по которым мы должны двигаться вперед.

Все попытки какой бы то ни было стороны попытаться навязать другой стороне только свое видение решения вопросов иллюзорно. Это невозможно. Могут быть только совместные договоренности. Я надеюсь, что этот процесс не займет много времени и мы сможем приступить совместно с ЕС к уже конкретном обсуждениям.

Вопрос: А может быть, мы уже приняли какие-то решения по этому вопросу?

Ответ: Нет. Мы не приняли пока никаких окончательных решений. У нас идет анализ секторальных областей, связанных с транспортом, энергетикой, миграционными вопросами. И тут, с одной стороны, мы анализируем, а с другой – не стоим на месте. Буквально в ближайшие недели должен состояться очередной раунд переговоров по миграционной теме между представителями Федеральной миграционной службы России и их коллегами из ЕС. На сегодня эта тема одна из наиболее болезненных и важных для наших европейских партнеров. Эта тема и нас интересует. Там, где наши интересы совпадают, мы готовы продолжать диалог.

Вопрос: Есть ли уже ясность, когда должен пройти совет Россия–НАТО?

Ответ: Вопрос не в том, когда это произойдет, а в том, что на этом заседании будет обсуждаться. Сейчас идет работа над подготовкой повестки дня. Насколько мы знаем, по этому поводу идет обсуждение внутри НАТО. Мы свои предложения по повестке дня передали Генеральному секретарю НАТО.

Вопрос: Можете рассказать подробности наших предложений?

Ответ: Совершенно очевидно, что после достаточно длительной паузы нам необходимо обсудить ситуацию в Афганистане, потому что сегодня она беспокоит всех. Это то направление, где НАТО достаточно серьезно вовлечен. И Россия активно работает по Афганистану. Зачастую бывают попытки внести в повестку дня темы, которыми в принципе организация не занимается и не должна заниматься. Мы выступаем за практическое сотрудничество. Естественно, мы будем учитывать и те предложения, которые выдвигают наши коллеги из НАТО.

Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 21 марта 2016 > № 1697443 Алексей Мешков


Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 11 февраля 2016 > № 1652426 Алексей Мешков

Интервью заместителя Министра иностранных дел России А.Ю.Мешкова агентству «Интерфакс», 11 февраля 2016 года

Вопрос: В конце января Европейское командование Вооруженных сил США опубликовало обновленный вариант военной стратегии в Европе, в котором сдерживание России указывается в числе главных приоритетов в связи с "нарастающим агрессивным поведением Москвы". Одновременно Пентагон запросил на 2017 г. у Конгресса порядка 4 млрд. долл. на усиление военного присутствия на восточном фланге НАТО. Потребует ли беспрецедентное наращивание мускулов НАТО вблизи границ с Россией принятия соответствующих дополнительных ответных шагов с нашей стороны? Явится ли это нарушением Основополагающего акта Россия-НАТО? И можем ли мы выйти из него?

Ответ: Перечисленные Вами шаги являются лишь частью предпринимаемого натовцами более широкого комплекса мер по "сдерживанию" России. Это и наращивание военного потенциала блока в целом, и значительное усиление военного присутствия и инфраструктуры на "восточном фланге" НАТО. Безусловно, все эти действия учитываются в нашем военном и оборонном планировании. Будем и впредь их внимательно отслеживать, в том числе с точки зрения соблюдения альянсом обязательств по военной сдержанности, взятых его государствами-членами в соответствии с Основополагающим актом Россия-НАТО 1997 года. Мы по-прежнему рассматриваем данный документ в качестве одной из краеугольных договоренностей в сфере европейской безопасности.

Вопрос: В конце прошлого года появились сообщения о возможном возобновлении работы Совета Россия-НАТО на уровне послов. Генсек НАТО Йенс Столтенберг на ежегодной пресс-конференции в январе вновь заявил о необходимости возобновления работы СРН. Обсуждается ли этот вопрос между Москвой и Брюсселем или по-прежнему по нему никакой конкретики нет?

Ответ: У нас есть контакты со штаб-квартирой НАТО по данному вопросу. Работа ведется. Говорить о выходе на какие-либо конкретные совместные понимания пока преждевременно. При этом хотел бы отметить, что российская сторона не раз подчеркивала свою готовность к равноправному и конструктивному диалогу с альянсом. Ведь именно для этого в свое время и создавался Совет Россия-НАТО.

Вопрос: Планируются ли контакты Министра иностранных дел России С.В.Лаврова с генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом "на полях" Мюнхенской конференции по безопасности в феврале?

Ответ: Программа пребывания Министра иностранных дел России в Мюнхене еще окончательно не сверстана. Однако возможность организации такой встречи действительно прорабатывается.

Вопрос: Есть ли планы встречи в ближайшем будущем, возможно, "на полях" Мюнхенской конференции Министра иностранных дел С.В.Лаврова с главой Европейской внешнеполитической службы Федерикой Могерини? Обсуждается ли ее визит в этом году в Россию?

Ответ: Действительно, имеется принципиальная договоренность о проведении встречи Министра иностранных дел Российской Федерации с Высоким представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности, заместителем председателя Европейской комиссии Ф.Могерини "на полях" Мюнхенской конференции по безопасности (12-14 февраля).

Хочу отметить, что, несмотря на непростую ситуацию в отношениях Россия-ЕС, нам все же удается поддерживать возможный в нынешних условиях уровень диалога, прежде всего, по таким актуальным международным проблемам, как ситуация в Сирии, Ливии, борьба с международным терроризмом и наркотрафиком. С.В.Лавров и Ф.Могерини регулярно встречаются в кулуарах различных международных мероприятий. Последняя их встреча состоялась 3 декабря 2015 г. "на полях" заседания СМИД ОБСЕ в Белграде, в общей сложности в прошлом году они встречались шесть раз.

Но мы считаем недостаточным формат таких кратких двусторонних встреч. В связи с этим предлагаем нашим есовским партнерам вернуться к идее организации полноформатного заседания Постоянного совета партнерства на уровне мининдел, который не проводился уже более четырех лет (последнее заседание состоялось в ноябре 2011 г.), что было бы намного продуктивнее, поскольку этот формат предполагает обсуждение и поиск развязок по всему комплексу наших отношений.

Что касается визита Ф.Могерини в этом году в Россию, то мы такую возможность не исключаем. Эта тема может быть затронута в ходе планируемой встречи С.В.Лавров-Ф.Могерини в Мюнхене.

Вопрос: Россия в феврале планирует выплатить треть ежегодного взноса в Совет Европы (СЕ). Насколько высока вероятность того, что Москва в текущем году этим и ограничится? Насколько это зависит от изменения позиции ПАСЕ в отношении полномочий российской делегации?

Ответ: Российская Федерация намерена последовательно добиваться восстановления в полном объеме полномочий делегации Федерального Собрания Российской Федерации в ПАСЕ. Безусловно, ситуация в Ассамблее будет учитываться при принятии решения о порядке выплаты взноса нашей страны в бюджет СЕ в 2016 году.

Вместе с тем важно принимать во внимание, что сотрудничество 47-ми государств-членов Совета Европы совсем не ограничивается форматом ПАСЕ. Ассамблея – это консультативный орган авторитетной международной организации.

Взаимодействие между государствами-членами Совета Европы осуществляется в пяти "измерениях": межправительственном – в Комитете министров СЕ, межпарламентском – по линии ПАСЕ, межрегиональном – в Конгрессе местных и региональных властей СЕ, "судебном" – в рамках Европейского Суда по правам человека и по линии неправительственных организаций – в Конференции международных НПО при Совете Европы. В отраслевом взаимодействии в рамках Организации участвуют представители более двадцати федеральных органов власти Российской Федерации.

Несмотря на сложности в отношениях внутри ПАСЕ, многостороннее взаимодействие в упомянутых форматах активно продолжается, в том числе за счет средств, выплачиваемых нашей страной в бюджет СЕ, и приносит ощутимую практическую отдачу.

Так что в вопросе о модальностях взноса будем действовать взвешенно и осмотрительно.

Вопрос: На днях появилась информация об очередном аресте российской недвижимости во Франции в связи с иском бывших акционеров ЮКОСа. На этот раз речь идет о земельном участке в центре Париже, используемый под строительство российского духовно-культурного православного центра. Как развивается ситуация?

Ответ: Полностью подтверждаю вчерашнее заявление Управления делами Президента и Посольства России во Франции. Работы на площадке идут полным ходом. Естественно, что данный участок находится под дипломатическим иммунитетом.

Вопрос: В последнее время из ряда стран-членов Евросоюза все чаще звучат заявления о необходимости прекратить санкционное противостояние с Россией. Готова ли Москва пойти на ослабление или отмену контрсанкций в отношении этих государств?

Ответ: ЕС вводил санкции коллективно. Так и мы наши ответные меры вводили против всех стран Евросоюза, включая тех, с кем у нас и сегодня поддерживаются очень добрые отношения. Знаем, что многие в этих государствах прекрасно понимают всю ущербность санкционной политики и хотели бы быстрее с этим покончить. Мы такой подход поддерживаем, но делать уже сейчас какие-то страновые исключения из ответных мер не можем, так как это противоречило бы правилам ВТО. Так что мяч на стороне Брюсселя.

Вопрос: 12 февраля на Кубе должна состоятся историческая встреча Патриарха Кирилла с Папой Римским Франциском. Как в МИД России восприняли эту новость? Содействовало ли ведомство организации такой встречи?

Ответ: У нас как государства есть отношения с Ватиканом, они развиваются динамично, не так давно они обрели дипломатический статус. Мы ценим ту позицию, которую занимает нынешний папа Франциск по целому ряду международных проблем. У нас поддерживается постоянный диалог, в том числе по линии МИД, на экспертном уровне, прорабатываются различные культурные проекты. Мы работаем с нашими ватиканскими коллегами в международных организациях, в том числе по очень болезненной для миллионов христиан теме - это преследование христианства, прежде всего, в зоне конфликтов на Ближнем Востоке. Мы активно поддерживаем защиту христиан, диалог между различным мировыми религиями. Естественно, мы не можем не приветствовать диалог между РПЦ и римско-католической церковью. Я думаю, любому человеку понятно значение такой встречи.

Вопрос: Недавно официально был запущен процесс вступления Черногории в НАТО. Одновременно Сербия не скрывает своих амбиций по членству в ЕС, одним из негласных условий которого является присоединение к НАТО. Нет ли опасений, что в ближайшей перспективе Балканы полностью окажутся под "колпаком" Альянса?

Ответ: Россия всегда выступала против расширения НАТО. Это путь в никуда. То, что делается, скажем сегодня, в Черногории - так это попытка затащить ее в НАТО помимо воли значительной части населения страны. Задаешься вопросом, если наши западные партнеры так много говорят о демократии, почему они лишают народ Черногории такого важного демократического института, как проведение референдума. Препятствуют, чтобы референдум был проведен и народ смог бы сказать, какую модель безопасности он хочет для своей страны.

Вопрос: В Евросоюзе по-прежнему не выработали единой позиции относительно проекта "Северный поток-2". Есть страны, которые активно противятся его реализации, Еврокомиссия колеблется в отношении того, удовлетворяет ли этот газопровод под требования Третьего энергопакета. Как Вы оцениваете шансы на успешную реализацию этого проекта?

Ответ: "Северный поток-2" - это коммерческий проект. Большой вопрос нашим партнерам в ЕС: нужен им российский газ или нет? Европейский бизнес считает, что нужен. Европейские компании активно сейчас работают по тематике Северного потока. Как вы знаете, "Северный поток-1" успешно функционирует, не вызывает ни у кого никаких вопросов. Но то, что есть силы в Европе и не только в Европе, кто вообще выступает против энергетических проектов с Россией, то это факт. Они эту свою линию проводят последовательно. Я считаю, что последнее слово здесь должно быть за бизнесом и населением стран ЕС.

Вопрос: Как в целом складывается диалог России с Евросоюзом в энергетической сфере?

Ответ: Еще несколько лет назад до нынешнего кризиса между Россией и ЕС была подписана большая программа до 2050 года по вопросам сотрудничества в энергетической сфере. Об этом никто не вспоминает. Реального энергетического диалога между Россией и ЕС не ведется. Была интересная идея Люксембурга во время предыдущего председательства Евросоюза провести представительную конференцию с участием стран ЕС и России по энергетической проблематике.

Нам как поставщикам энергоресурсов надо четко знать, есть или нет заинтересованность у наших европейских партнеров в российском газе, в каких объемах? Если заинтересованности нет, то наши компании будут искать возможности на других рынках. Но все объективные эксперты подтверждают, что заявления о том, что Европа может отказаться от российского газа - это чистая пропаганда. Наоборот, по мере выхода европейской экономики из кризиса, потребности в газе будут только расти. Естественно, самый прямой и дешевый путь - это российский трубопроводный газ, а не гипотетические поставки сланцевого газа из США или с других рынков.

Я бы на месте наших партнеров в ЕС озаботился не тем, как вставлять палки в колеса любому возникающему проекту энергетического сотрудничества, строительству газопровода из России в ЕС, а как, наоборот, создавать привлекательные проекты для российских компаний, чтобы они пошли с этими проектами на рынки стран Евросоюза.

Вопрос: Учитывая напряженность в отношениях между Москвой и Анкарой, рассматривается ли вариант, при котором точка входа российского газопровода по дну Черного моря, сейчас "Турецкого потока", будет находиться в какой-то стране ЕС?

Ответ: Такие вопросы не обсуждаются.

Вопрос: Намерена ли Россия помогать своим европейским партнерам в решении проблемы беженцев?

Ответ: Россия приняла 2 млн беженцев с территории Украины. Кто из ЕС нам чем-то помог в этой связи? Мы с вами знаем истоки нынешней проблемы беженцев. Триггером, конечно, стала агрессия против Ливии и уничтожение государственности в этой стране. А именно Ливия была сдерживающим форпостом миграционных потоков в Европу, прежде всего.

Затем ИГИЛ и попытки разрушить сирийское государство тоже нанесли серьезный удар. Но, если вы обратите внимание, по статистике количество сирийцев среди мигрантов, которые используют турецкий маршрут, сокращается в сравнении с другими странами региона. Кстати большой вопрос -реальная национальная нацпринадлежность этих мигрантов, потому что большинство из них появляется на территории Европы без документов. Поэтому глубоко убеждены, что проблему миграции надо решать в комплексе, создавать условия нормальной жизни в тех странах, откуда идут миграционные потов. С этой точки зрения более эффективно было бы помогать возрождению экономик этих стран, достижению мирных договоренностей в тех регионах, где идут конфликты вместо того, чтобы вкладывать деньги в лагеря беженцев. Мы хотели бы рассчитывать, что наши европейские партнеры, принимая этих беженцев, будут действовать в строгом соответствии с международным гуманитарным правом, создавать достойные условия для проживания там, куда они попали.

Вопрос: Сейчас говорят, что российские авиаудары в Алеппо катализируют поток беженцев.

Ответ: Это полная чушь. Еще нам не было показано ни одного свидетельства, ни одной фотографии потоков беженцев, которые были бы спровоцированы действиями наших ВКС. Это попытки с больной головы переложить на здоровую, наоборот, действия наших ВКС и сирийской армии создают условия для возвращения домой многих временно перемещенных лиц на территорию Сирии.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 11 февраля 2016 > № 1652426 Алексей Мешков


Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 16 декабря 2015 > № 1639149 Алексей Мешков

Интервью заместителя Министра иностранных дел России А.Ю.Мешкова информагентству «Россия сегодня», 16 декабря 2015 года

Вопрос: Есть ли в Москве понимание, что период напряженных отношений с Турцией может продлиться годы? Точка невозврата пройдена? Возможно ли некоторое улучшение отношений России с Турцией, если турецкие власти на деле продемонстрируют реальное намерение бороться с ИГ?

Ответ: Точку в сотрудничестве с нынешним правительством Турции, по крайней мере, на том уровне, который был достигнут за последние годы, поставила сама Анкара. Ясно одно: как раньше — не будет. Насколько это может затянуться, зависит в первую очередь от турецкой стороны. Пока что та линия, которой держится нынешнее турецкое руководство — как с точки зрения его полного нежелания признать свою ответственность за неспровоцированную атаку на российский Су-24, так и в плане избавления от двойных стандартов в борьбе с международным терроризмом, — не позволяет делать положительные прогнозы.

Нападение на российский военный самолет и его экипаж — серьезное преступление, которое не может не иметь соответствующих последствий. Как бы турецкая сторона ни пыталась представить произошедшее — уже постфактум — в качестве "случившегося по недоразумению инцидента", объективные факты говорят о том, что это была заранее санкционированная антироссийская акция.

Турция нарушила общепризнанный международно-правовой принцип неприменения силы в межгосударственных отношениях, закрепленный в Уставе ООН, а также в Договоре об основах отношений Российской Федерации и Турецкой Республики от 25 мая 1992 года (статья 2 Договора).

Учитывая все это, руководству Турции вместо того, чтобы продолжать отрицать свою ответственность за случившееся и на этом фоне очернять законные действия России в Сирии, следовало бы как минимум сделать то, что диктуют международно-правовые нормы — принести извинения, возместить ущерб и предоставить гарантии несовершения подобного в будущем.

Вопрос: С января 2016 года Российская Федерация приостанавливает действие безвизового режима с Турцией, насколько долговременной может оказаться такая мера? Считает ли в настоящее время Москва, что действия Анкары представляют угрозу безопасности России?

Ответ: Действия Турции, а по отдельным вопросам, напротив, ее бездействие, представляют реальную угрозу безопасности Российской Федерации и российским гражданам. Это основная причина приостановления двустороннего соглашения об условиях взаимных поездок граждан России и Турции от 12 мая 2010 года в отношении ряда категорий граждан, являющихся обладателями общегражданских заграничных паспортов. По той же причине туроператорам и турагентам было рекомендовано воздерживаться от реализации гражданам Российской Федерации туристского продукта, предусматривающего посещение Турции.

Вопрос: После инцидента со сбитым российским самолетом Су-24 генсек НАТО выступил с довольно осторожными заявлениями о необходимости не допустить эскалации конфликта. При этом генсек явно выступал от своего имени, а не от лица всего альянса. Ожидает ли Россия осуждения действий Турции со стороны НАТО?

Ответ: Позиция НАТО в связи со сбитым турецкими ВВС в воздушном пространстве Сирии российским бомбардировщиком с самого начала была выстроена по лекалам пресловутой политической целесообразности и союзнической солидарности, которые в очередной раз взяли верх над объективностью и здравым смыслом. Хотелось бы надеяться, что руководство НАТО в полной мере осознает риски и негативные последствия такой близорукой и сугубо конъюнктурной политики, противопоставляющей альянс всему международному сообществу и коллективным усилиям по противодействию реальным угрозам и вызовам современности.

При этом совершенно очевидно, что именно контакты между военными являются действенным инструментом для прояснения любых вопросов, связанных с военной деятельностью. Регулярно слышим от руководства НАТО заявления о важности и необходимости сохранения открытыми каналов связи между военными представителями России и альянса. В контексте инцидента с российским самолетом в Сирии рядом стран-членов блока пробрасываются также идеи разработки и принятия некоего российско-натовского документа о предотвращении опасных военных инцидентов в воздухе и на море. Однако каких-либо четко сформулированных предложений в наш адрес, по крайней мере, на данный момент, не поступало. При этом не совсем понятно, как такие сигналы состыковываются с остающимся в силе односторонним решением НАТО о приостановке диалога с нашей страной по военной линии.

Вопрос: Есть ли сигналы о возобновлении постоянного контакта с НАТО по военной линии, в том числе для предотвращения подобных инцидентов?

Ответ: Что же касается предотвращения подобных ситуаций в сирийском воздушном пространстве, то хотел бы обратить внимание, что, в соответствии с российско-американским Меморандумом о предотвращении инцидентов и обеспечении безопасности полетов авиации в ходе операций в Сирии, США взяли на себя ответственность за соблюдение соответствующих правил всеми участниками возглавляемой ими коалиции, включая Турцию.

Вопрос: Может ли напряженность в отношениях России и Турции навредить венским переговорам по сирийскому урегулированию?

Ответ: Никогда не проецировали двусторонние отношения с руководством той или иной страны на международные процессы, тем более от которых зависит региональная и мировая безопасность. Свою работу в "венском формате" строим исключительно на конструктивной основе, в полном соответствии с положениями Женевского коммюнике от 30 июня 2012 года и итоговых заявлений, принятых по итогам встреч Международной группы поддержки Сирии (МГПС) 30 октября и 14 ноября 2015 года.

Ожидаем того же от других его участников, включая Турцию.

Поддерживаем регулярный диалог со всеми этническими и конфессиональными общинами Сирии безотносительно к нашим отношениям с Турцией или другими региональными игроками. Выступаем за обеспечение участия в межсирийском переговорном процессе широкого круга оппозиционных сил, представляющих сирийский народ. Курды, разумеется, не должны быть исключены из этого процесса. Как и из коллективных усилий по борьбе с ИГ и другими террористическими группировками в Сирии и Ираке, где они с учетом имеющегося потенциала играют весомую роль в противодействии террористической угрозе.

Вопрос: Страны ЕС 17-18 декабря планируют рассмотреть финальное решение по экономическим санкциям против Российской Федерации. Ожидается, что ограничительные меры будут продлены на полгода. С учетом того, что ситуация на Украине относительно стабилизировалась, как в Москве оценят подобный шаг со стороны Брюсселя?

Ответ: Ситуация на Украине в некоторой степени стабилизировалась. Но военные провокации со стороны Киева продолжаются. Более того, украинские власти, по сути, саботируют выполнение Минских договоренностей. А Евросоюз, как известно, связывает отмену антироссийских санкций с их полной реализацией. В этих условиях получается, что на Россию, которая не является стороной конфликта, возлагается ответственность за затягивание мирного процесса на Востоке Украины. Подобная позиция лишь поощряет Киев на его дальнейшее торпедирование. Продление санкций станет очередным проявлением политической ангажированности ЕС, свидетельством весьма недальновидной линии Брюсселя.

Вместе с тем мы отмечаем, что среди государств ЕС нет единства в отношении автоматизма и сроков продления санкций. Это свидетельствует о том, что понимание бессмысленности санкционного противостояния постепенно начинает вызревать. Рано или поздно оно возобладает.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 16 декабря 2015 > № 1639149 Алексей Мешков


Турция. США. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 декабря 2015 > № 1583868 Алексей Мешков

Отношений Москвы и Анкары как раньше уже не будет, точку в сотрудничестве поставила турецкая сторона. О перспективах возобновления диалога России и Турции, о том, каких конкретных действий Москва ожидает от Анкары в сложившихся условиях и о реакции РФ на возможное продление экономических санкций со стороны Евросоюза рассказал в интервью специальным корреспондентам РИА Новости Марии Киселевой и Татьяне Кукушкиной замглавы МИД РФ Алексей Мешков.

— Есть ли в Москве понимание, что период напряженных отношений с Турцией может продлиться годы? Точка невозврата пройдена? Возможно ли некоторое улучшение отношений России с Турцией, если турецкие власти на деле продемонстрируют реальное намерение бороться с ИГ?

— Точку в сотрудничестве с нынешним правительством Турции, по крайней мере, на том уровне, который был достигнут за последние годы, поставила сама Анкара. Ясно одно: как раньше — не будет. Насколько это может затянуться, зависит в первую очередь от турецкой стороны. Пока что та линия, которой держится нынешнее турецкое руководство — как с точки зрения его полного нежелания признать свою ответственность за неспровоцированную атаку на российский Су-24, так и в плане избавления от двойных стандартов в борьбе с международным терроризмом, — не позволяет делать положительные прогнозы.

Нападение на российский военный самолет и его экипаж — серьезное преступление, которое не может не иметь соответствующих последствий. Как бы турецкая сторона не пыталась представить произошедшее — уже постфактум — в качестве "случившегося по недоразумению инцидента", объективные факты говорят о том, что это была заранее санкционированная антироссийская акция.

Турция нарушила общепризнанный международно-правовой принцип неприменения силы в межгосударственных отношениях, закрепленный в Уставе ООН, а также в Договоре об основах отношений Российской Федерации и Турецкой Республики от 25 мая 1992 года (статья 2 Договора).

Учитывая все это, руководству Турции вместо того, чтобы продолжать отрицать свою ответственность за случившееся и на этом фоне очернять законные действия России в Сирии, следовало бы как минимум сделать то, что диктуют международно-правовые нормы — принести извинения, возместить ущерб и предоставить гарантии несовершения подобного в будущем.

— С января 2016 года Российская Федерация приостанавливает действие безвизового режима с Турцией, насколько долговременной может оказаться такая мера? Считает ли в настоящее время Москва, что действия Анкары представляет угрозу безопасности России?

— Действия Турции, а по отдельным вопросам, напротив, ее бездействие, представляют реальную угрозу безопасности Российской Федерации и российским гражданам. Это основная причина приостановления двустороннего соглашения об условиях взаимных поездок граждан России и Турции от 12 мая 2010 года в отношении ряда категорий граждан, являющихся обладателями общегражданских заграничных паспортов. По той же причине туроператорам и турагентам было рекомендовано воздерживаться от реализации гражданам Российской Федерации туристского продукта, предусматривающего посещение Турции.

— После инцидента со сбитым российским самолетом Су-24 генсек НАТО выступил с довольно осторожными заявлениями о необходимости не допустить эскалации конфликта. При этом генсек явно выступал от своего имени, а не от лица всего альянса. Ожидает ли Россия осуждения действий Турции со стороны НАТО?

— Позиция НАТО в связи со сбитым турецкими ВВС в воздушном пространстве Сирии российским бомбардировщиком с самого начала была выстроена по лекалам пресловутой политической целесообразности и союзнической солидарности, которые в очередной раз взяли верх над объективностью и здравым смыслом. Хотелось бы надеяться, что руководство НАТО в полной мере осознает риски и негативные последствия такой близорукой и сугубо конъюнктурной политики, противопоставляющей альянс всему международному сообществу и коллективным усилиям по противодействию реальным угрозам и вызовам современности.

При этом совершенно очевидно, что именно контакты между военными являются действенным инструментом для прояснения любых вопросов, связанных с военной деятельностью. Регулярно слышим от руководства НАТО заявления о важности и необходимости сохранения открытыми каналов связи между военными представителями России и альянса. В контексте инцидента с российским самолетом в Сирии рядом стран-членов блока пробрасываются также идеи разработки и принятия некоего российско-натовского документа о предотвращении опасных военных инцидентов в воздухе и на море. Однако каких-либо четко сформулированных предложений в наш адрес, по крайней мере, на данный момент, не поступало. При этом не совсем понятно, как такие сигналы состыковываются с остающимся в силе односторонним решением НАТО о приостановке диалога с нашей страной по военной линии.

— Есть ли сигналы о возобновлении постоянного контакта с НАТО по военной линии, в том числе для предотвращения подобных инцидентов?

— Что же касается предотвращения подобных ситуаций в сирийском воздушном пространстве, то хотел бы обратить внимание, что, в соответствии с российско-американским Меморандумом о предотвращении инцидентов и обеспечении безопасности полетов авиации в ходе операций в Сирии, США взяли на себя ответственность за соблюдение соответствующих правил всеми участниками возглавляемой ими коалиции, включая Турцию.

— Может ли напряженность в отношениях России и Турции навредить венским переговорам по сирийскому урегулированию?

— Никогда не проецировали двусторонние отношения с руководством той или иной страны на международные процессы, тем более от которых зависит региональная и мировая безопасность. Свою работу в "венском формате" строим исключительно на конструктивной основе, в полном соответствии с положениями Женевского коммюнике от 30 июня 2012 года и итоговых заявлений, принятых по итогам встреч Международной группы поддержки Сирии (МГПС) 30 октября и 14 ноября 2015 года.

Ожидаем того же от других его участников, включая Турцию.

— Поддерживаем регулярный диалог со всеми этническими и конфессиональными общинами Сирии безотносительно к нашим отношениям с Турцией или другими региональными игроками. Выступаем за обеспечение участия в межсирийском переговорном процессе широкого круга оппозиционных сил, представляющих сирийский народ. Курды, разумеется, не должны быть исключены из этого процесса. Как и из коллективных усилий по борьбе с ИГ и другими террористическими группировками в Сирии и Ираке, где они с учетом имеющегося потенциала играют весомую роль в противодействии террористической угрозе.

— Страны ЕС 17-18 декабря планируют рассмотреть финальное решение по экономическим санкциям против Российской Федерации. Ожидается, что ограничительные меры будут продлены на полгода. С учетом того, что ситуация на Украине относительно стабилизировалась, как в Москве оценят подобный шаг со стороны Брюсселя?

— Ситуация на Украине в некоторой степени стабилизировалась. Но военные провокации со стороны Киева продолжаются. Более того, украинские власти, по сути, саботируют выполнение Минских договоренностей. А Евросоюз, как известно, связывает отмену антироссийских санкций с их полной реализацией. В этих условиях получается, что на Россию, которая не является стороной конфликта, возлагается ответственность за затягивание мирного процесса на востоке Украины. Подобная позиция лишь поощряет Киев на его дальнейшее торпедирование. Продление санкций станет очередным проявлением политической ангажированности ЕС, свидетельством весьма недальновидной линии Брюсселя.

Вместе с тем мы отмечаем, что среди государств ЕС нет единства в отношении автоматизма и сроков продления санкций. Это свидетельствует о том, что понимание бессмысленности санкционного противостояния постепенно начинает вызревать. Рано или поздно оно возобладает.

Турция. США. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 16 декабря 2015 > № 1583868 Алексей Мешков


Украина. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 28 февраля 2015 > № 1363585 Алексей Мешков

Еще полтора года назад Украину ставили перед выбором: с кем вы - с Россией или Западом, а теперь перед таким выбором ставят всю Европу (№2-2015)

Мешков Алексей Юрьевич

Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»: Алексей Юрьевич, вы отвечаете за европейское направление в МИД. Долгое время работали послом в Риме. Сейчас, когда изменился вектор отношений с Европой, работать стало сложнее?

Алексей Мешков: Давайте говорить откровенно. Во-первых, конечно, сложнее работать эмоционально. Все события на Украине проходят через наше сердце и нашу душу. Хотелось бы, чтобы как можно скорее прекратилось кровопролитие и наш братский украинский народ зажил нормально.

Что касается отношений с Евросоюзом, с нашими европейскими коллегами, то тут ситуация значительно разнится. Потому что одно дело - официальные заявления, публикации в прессе, а другое - общение с обычными европейцами. Я больше занимаюсь странами Южной Европы. В этих странах, конечно, растет понимание российских подходов к украинскому кризису и вообще отношениям России с Евросоюзом.

А.Оганесян: Сегодня ситуация в мире вызывает беспокойство. Есть ощущение, что мировой экономический кризис переходит в политический. Хватит ли у политиков мудрости для того, чтобы не позволить этому политическому кризису перейти на следующую ступень эскалации?

А.Мешков: Хотел бы сказать, что сложившаяся ситуация более сложная. Последние два десятилетия в мире идут титанические трансформации. Каждый раз, когда кто-то объявлял о конце истории или чьей-то победе, эти заявления оказывались лишь пожеланием, а не реальностью.

Естественно, те силы, которые хотят построить однополярный мир, не отказываются от своих усилий. Эти усилия идут и в политической, и экономической сферах.

А есть еще тенденция, о которой мы говорим последние годы, - построение полицентричного миропорядка, где тоже присутствуют политические элементы. Развиваются такие структуры, как БРИКС, ШОС. Наращиваются и укрепляются экономические отношения России с Китаем, Индией, Латинской Америкой, отдельными африканскими странами.

Ваш вопрос, думаю, в большей степени относится к российско-американским отношениям и отношениям России и Евросоюза. Всегда есть желание надеяться на мудрость политиков. Во всяком случае, с российской стороны такая мудрость присутствует.

А.Оганесян: Какую согласованную линию поведения в отношении России могут выстраивать страны ЕС? Какую позицию занимаем мы в отношении к ЕС?

А.Мешков: Этот вопрос предполагает несколько ответов. Конечно, Европейский союз не монолит. Есть целая группа стран, которые считают, что необходим поиск взаимоприемлемых развязок в российско-есовских отношениях. Эти страны очень скептически относятся ко всей системе санкций. Есть и агрессивное меньшинство, которое всем известно: это и Прибалтийские страны, и Польша, и Швеция, которые активно проводят мысль об ужесточении санкционных мер в отношении России и постоянно подзуживают своих европейских партнеров к принятию антироссийских акций. 29 января заседал Совет Евросоюза на уровне министров иностранных дел, который принял решение о продлении уже действующего против России санкционного режима. Почему так спешили, не стали дожидаться марта? Они попытались воспользоваться той пропагандистской шумихой, которая возникла в связи с очередным витком противостояния на Украине, и подтолкнуть столицы ЕС к поддержанию ужесточения санкций. Видимо, в памяти у них засели недавние события сентября, когда на следующий день после подписания Минских соглашений, которые открыли путь к политическому решению ситуации на Украине, Евросовет ввел санкции против нашей страны. Кто-то, вероятно, боится, что есть реальная возможность возобновления Минского процесса, и надо спешить.

А.Оганесян: Насколько самостоятелен Евросоюз в своих решениях? Складывается впечатление, что руководство европейских стран очень внимательно прислушивается к мнению США относительно того, как выстраивать отношения с Россией. Означает ли это, что Евросоюз не самостоятелен в своих решениях? Можно ли ждать сдвигов в его политике после того, как в руководство Еврокомиссии пришли новые люди?

А.Мешков: Еще полтора года назад Украину ставили перед выбором: с кем вы - с Россией или Западом, а теперь перед таким выбором ставят всю Европу и требуют от нее четкого выполнения тех инструкций, которые она получает. Еще раз подчеркну, что не всем в Европе это нравится. И действительно мы готовы работать с новым составом Европейской комиссии, где есть много интересных и думающих представителей стран Европейского союза. Думаю, что для них тоже принципиально важно выстраивать такие отношения, которые были бы выгодны и странам Евросоюза, и России. Это они должны понимать.

Конечно, давление на Европу и лично на отдельных европейских лидеров оказывается беспрецедентное. Мы это хорошо знаем. Скажу откровенно, что мы сегодня достаточно осторожны в том, чтобы хвалить кого-то персонально из наших европейских партнеров, чтобы не создавать для них дополнительные неудобства. Я говорю о людях, которые думают о завтрашнем дне, потому что кризисы, какие бы глубокие они ни были, рано или поздно заканчиваются. Кстати, толчок к размышлению над этим вопросом как раз дали наши европейские партнеры, которые сказали, что бизнес «as usual», то есть работа «как всегда», теперь невозможна. И действительно она невозможна, потому что во многом за последнее десятилетие мы вынуждены были быть достаточно политкорректными, закрывая иногда глаза на двойные стандарты, которые навязывались в европейских делах. Поэтому, если продолжить ту линию, которая была до прошлого года, наверное, это привело бы если не к новому украинскому, то к какому-то еще кризису. Ведь еще до украинских событий отношения между нами и Евросоюзом были достаточно напряженными.

И с этой точки зрения украинский кризис не причина, а следствие этого охлаждения. Охлаждение было связано с одним простым стремлением к диктату: ведущий - ведомый. Но Россия по экономическому, политическому, территориальному потенциалам не та страна, которая может выступать в качестве ведомого, а только в качестве равноправного партнера. Кстати, эта идея была высказана Владимиром Владимировичем Путиным на последнем саммите Россия - Евросоюз, который проходил ровно год назад в Брюсселе и был посвящен созданию экономического и гуманитарного пространства от Атлантики до Тихого океана, в котором могли бы принять участие все страны Европы: как те, которые входят в Европейский союз, в наш Евроазиатский экономический союз, так и страны, которые находятся вовне.

Речь идет о создании такой равноправной структуры на европейском континенте, которая давала бы возможность комфортно жить, что в условиях экономического кризиса отнюдь не маловажно. И вместо того чтобы отгораживаться какими-то заборами и санкционными барьерами, наоборот, следовало бы создавать возможности для европейской экономики, выходить из этого кризиса. Эта идея действительно нашла поддержку в ряде столиц Европейского союза, среди европейских политиков, которые сказали, что на самом деле пришло время говорить Европейскому союзу с Евразийским экономическим союзом. В рамках ОБСЕ выдвинута идея «интеграция интеграций». И это не какие-то отдельные экзотические заявления, а одно из очень важных направлений политической мысли сегодня в пространстве Европы.

А.Оганесян: Алексей Юрьевич, вы сказали, что украинский кризис не причина, а следствие. На ваш взгляд, идея интеграции в рамках Большой Европы, расширение рынка за счет евразийского рынка могли ли спровоцировать настоящий кризис между Россией и Европой?

А.Мешков: Я бы не стал так говорить, потому что к моменту кризиса на Украине в западном подходе как раз превалировал тезис о том, что кто не с нами, тот против нас, что необходимо сделать выбор, навязывались абсолютно невыгодные с экономической точки зрения договоренности. Я бы все-таки говорил о том, что это очередная попытка вернуться к философии глобального доминирования и исключительности.

А.Оганесян: Публикуется информация, что финансовые и экономические потери стран Евросоюза, например Германии и Польши, уже измеряются миллиардами евро. Тем не менее европейские политики стоят на своем, и в результате бизнес несет прямые и немалые потери. И уже стал выражать свое недовольство политикой властей бизнес не только большой, но и малый. Скажите, такая ситуация может привести к тому, что на ближайших выборах нынешние правящие партии потерпят поражение?

А.Мешков: Если мы возьмем динамику нашего товарооборота с ЕС, то в прошлом году она была негативная. Она спустилась с четырехсот с лишним миллиардов долларов на более низкие показатели. Притом среди наиболее пострадавших стран как раз оказалась Германия. Первый, кто пострадал в Германии, был малый бизнес. И не только в Германии, а в Италии, Франции, Испании. Достаточно серьезное падение - где-то 7%, где-то 20%. Не будучи экономистом, я могу оперировать более свободными понятиями. Например, у нас обвальное падение экспорта из Германии в Россию машинного оборудования, но свято место пусто не бывает: экспорт машинного оборудования из США в нашу страну вырос на 40%, товарооборот - на 12%. Несмотря на все санкции. Я уже не говорю о том, что активно растет товарооборот с Турцией.

А.Оганесян: Вернемся к Украине. Мы часто говорим о Минских договоренностях. Но создается впечатление, что этот процесс работает на холостом ходу…

А.Мешков: Первое и главное - это внутриукраинский конфликт. Договариваться должны украинские стороны: Киев, ДНР, ЛНР. Основная ценность Минского процесса, контактной группы в Минске, заключалась в том, что там впервые за стол переговоров сели представители Киева и двух непризнанных республик при посредничестве России и ОБСЕ. Я бы сказал, что договоренности были прописаны достаточно четко, понятна ответственность сторон. Главный элемент на тот момент - это прекращение боевых действий, отвод тяжелой артиллерии. Был сделан целый поэтапный план, как нормализовать ситуацию. Туда входили такие элементы, как политический процесс, вопросы, связанные с амнистией, выборами, гуманитарной помощью и безопасностью. Там была понятна логика шагов. Киев неоднократно от этой логики шагов отходил, при полной поддержке со стороны Запада.

На сегодня главные - два момента: сделать так, чтобы перестали гибнуть люди, а для этого требуется устойчивое прекращение огня, и отвод тяжелых вооружений сторон соприкосновения. Это все было изложено в известном письме В.В.Путина от 15 января, которое он направил Президенту Порошенко, в котором были расписаны все меры, отвечающие интересам, в том числе и Киева. Если бы тогда оперативно киевские власти поддержали этот документ, то тех событий, которые имеют место быть в последние дни, новых жертв не было бы. Но как бы не важен был вопрос о прекращении огня, боевых действий, а что дальше? А дальше, хотят этого или нет, должен начаться политический процесс. Российская сторона с апреля прошлого года настаивает на том, чтобы были проведены конституционные реформы на Украине с участием всех политических и региональных сил, различных областей, чтобы сами украинские стороны определили, в какой стране они хотели бы жить. Требования, с которыми изначально выступали те, кто не принял военный переворот в Киеве, были минимальными: дать возможность выбирать свою власть, иметь возможность оставлять часть собранных налогов у себя на территории, а не ждать манны небесной - возвращения их из Киева, и возможность использовать свой родной язык. Этот минимальный пакет признается в мировом сообществе.

А.Оганесян: Трудно не согласиться.

А.Мешков: Но начался спор - федерализация или не федерализация. Мы не держимся за слово «федерализация», можно как хотите это назвать - «децентрализация» или еще что-то. Хотя нас слово «федерализация» совсем не обижает, мы сами федеральное государство. Германия, США - федеральные государства.

А.Оганесян: Вы общаетесь с западными политиками и дипломатами. Они совсем не видят той части картины, которая показывает, что Киев практически игнорирует то, что решается совместно, и то, что проливается кровь?

А.Мешков: Есть люди, которые это видят, понимают и даже публично об этом говорят, и нам на ухо говорят, что они с нами согласны, но не могут это озвучить. А есть совершенно оголтелые люди. Крупный дипломат одной из центральноевропейских стран, не буду его называть, обвинял меня чуть ли не во лжи, когда ему объяснял, что у нас большинство губернаторов сегодня избирается. Есть такие люди, которые не хотят видеть и слышать, верить в то, что мы говорим, так как они сформировали свое собственное мнение или представление.

А.Оганесян: Рассматривается ли западными странами двойной подход: санкции в связи с Украиной это одно, санкции в связи с Крымом это другое?

А.Мешков: Я бы не говорил о санкциях только в привязке к Крыму. Наши американские коллеги вообще не могут жить, когда мы говорим о наших отношениях с США без какого-то санкционного режима против России. Вы помните, что в течение последних 20 лет, и даже больше, шел разговор о том, что пора прекратить пресловутый санкционный режим Джексона - Вэника. Этот анахронизм был неуютен даже для американцев, поэтому его отменили. В тот же день ввели новый санкционный режим в связи с так называемым «делом Магнитского». Можно вводить санкции в связи с Крымом, в связи с тем, что есть Камчатка, в связи с тем, что есть Россия. Что касается Крыма, то позиция наших западных коллег вообще беспрецедентна. Попытки полностью перекрыть крымчанам поездки за границу - это такое коллективное наказание, трудно припомнить подобную ситуацию. Когда один из моих коллег спросил другого, весьма высокопоставленного западноевропейского коллегу о Крыме, то получил спокойный и довольно циничный ответ: эти люди, которые шли на референдум голосовать за независимость, должны были понимать, какие для них будут последствия.

А.Оганесян: Хороша пословица «Простота хуже воровства». Это цинизм, выпадающий из всякой либеральной модели.

Вопрос экономический, тоже связанный с санкциями. В одной статье было написано, что к концу 2015 года Россия закроет все проблемы, связанные с торговыми санкциями, поскольку, во-первых, переключится на другие рынки с теми же товарами, в частности с продуктами питания, во-вторых, займется импортозамещением. Все это приведет к тому, что рынок России будет насыщен тем, что мы год назад покупали в Европе. Что после этого будет делать Европа, если ее место на российском рынке займут товары из Китая, Турции, Латинской Америки?

А.Мешков: По срокам ничего не скажу - я не экономист. Но совершенно очевидно, что эта кризисная ситуация дает возможность, дополнительный стимул развиваться нашему сельскому хозяйству. Как вы видите, по показателям позапрошлого и прошлого годов, оно развивается весьма приличными темпами. И по некоторым направлениям мы смогли импортозамещение сделать. Вы знаете, что Россия превратилась в одного из крупнейших поставщиков зерна. Конечно, труднее идти на импортозамещение в промышленности. Но это опять же дает стимул нашим предприятиям, нашим научно-исследовательским коллективам вспомнить о том своем выдающемся прошлом, когда создавалась очень хорошая продукция.

Возвращаясь к теме, которую любят муссировать наши западные партнеры, изоляции России. Возьмем БРИКС, в котором Россия является самым активным участником, - это первая экономика в мире, по населению - это половина населения мира, по территории - половина территории мира. Даже на примере БРИКС - о какой изоляции России может идти речь?

Наши китайские, индийские, турецкие и те же американские партнеры, о которых я уже говорил, крайне заинтересованы в открывающихся возможностях сотрудничества. Конечно, многие европейские предприниматели не только кусают локти, а ставят вопросы перед своими правительствами: почему они должны страдать и терять такой выгодный для них рынок, каким является Россия?

А.Оганесян: Давайте обратимся к другим европейским событиям. Очень интересная ситуация сложилась в Греции. На недавних выборах там к власти пришла партия, которая способна поставить вопрос о выходе Греции из Евросоюза. Как вы полагаете, это реально?

А.Мешков: Партия к власти пришла, но такой вопрос она не ставит. Дело в том, что не только в Греции, во многих других странах ЕС есть политические силы, которые задаются вопросами: куда движется ЕС, что он делает для простых людей, правильна ли та методология давления - надо затягивать пояса - на простого гражданина? Поэтому пришедшая к власти партия СИРИЗА в Греции вместе со своим партнером по коалиции отражает настроения широких масс греческого народа, который действительно вынес серьезные испытания с точки зрения долгого экономического кризиса. И почему не дать возможности альтернативной модели работать.

А.Оганесян: В Афинах раздаются голоса, они принадлежат не простым избирателям, что тот колоссальный долг Греции, который образовался перед Европой, гасить не надо, по крайней мере Греция к этому не готова. Это говорит о том, что может образоваться большой дефицит в бюджете ЕС?

А.Мешков: Я бы не драматизировал. Греция - это страна с 11-миллионным населением. И какой бы долг крупный для самой Греции ни был (около 300 млрд. евро), для Евросоюза это достаточно серьезная, но решаемая проблема. Но им надо договариваться между собой. Греция - это уникальная страна с точки зрения туризма, с огромным количеством островов, прекрасными побережьями, не говоря уже о культуре, истории. Я не могу давать каких-то советов, но глубоко убежден в том, что, помимо бюджетной дисциплины, надо давать возможность для развития.

Притом не надо забывать, что по политическим соображениям кое-кому в свое время наши западные партнеры списывали долги. Это не касается России, которая сама выплатила долги, но были и такие прецеденты внутри Европы.

А.Оганесян: Раз мы заговорили о туризме - из-за санкций сократился поток российских туристов в европейские страны?

А.Мешков: Конечно, южные страны Европы, прежде всего средиземноморские, начинают более серьезно чувствовать на себе результаты общего ухудшения экономической ситуации. Вопрос не только в санкциях, мы знаем, что произошло с рублем, большая часть туристических пакетов закупалась еще в начале осени. А этот комок проблем, скорее, ударит весной и нынешним летом. Российского туриста, конечно, очень ждут. В некоторых регионах европейских стран объявляют, что они против санкций против России только для того, чтобы привлечь российских туристов.

А.Оганесян: Несколько лет назад началась «арабская весна», которая показала, что хаос, распространившийся по странам Ближнего Востока, может перекинуться на Европу. Недавний расстрел парижских карикатуристов - это результат того, что французы бомбили Ливию и не препятствовали своим гражданам воевать в Сирии. Как сами европейцы оценивают такие результаты своей ближневосточной политики?

А.Мешков: Теории хаоса и «цветных революций» не были европейским изобретением. Европейцы сами попали под этот каток и были вынуждены зачастую поддерживать такие изменения в Северной Африке, которые потом приводили к увеличению потока беженцев, росту экстремистских настроений, в том числе в мусульманской диаспоре, которая весьма серьезно присутствует в странах Западной Европы. Поэтому уже несколько лет назад эйфория по этому поводу поубавилась. Наши же партнеры говорили о том, что Северная Африка из «арабской весны» прямо попала в «арабскую зиму». Все эти вопросы взаимосвязаны, и к ним надо очень серьезно относиться. С одной стороны, здесь борьба с экстремизмом, борьба с терроризмом, а с другой - необходимо бережное, аккуратное отношение к религиозным чувствам людей, строительству многоконфессиональных государств. Есть чему у нас поучиться.

А.Оганесян: Как будут решаться вопросы, связанные с визами россиян в Европу?

А.Мешков: Зачастую наши западные и европейские партнеры, которые на словах ратуют за права человека, за интересы гражданского общества, в практическом плане предпринимают такие шаги, которые направлены против свободного общения и передвижения.

И, конечно, в XXI веке визовые режимы между Россией и Евросоюзом - это анахронизм. Но, к сожалению, есть политические реалии. К моменту замораживания переговоров с нами по облегчению визового режима и переходу к безвизовому режиму они были практически завершены. Все необходимые, запрашиваемые у нас шаги были сделаны. Полтора года назад я говорил, что можно было буквально за несколько дней сделать соглашение и объявить, что мы переходим на безвизовый режим. Но и тогда превалировала политика в подходе наших европейских партнеров, а в связи с прошлогодним кризисом переговоры были просто заморожены.

А.Оганесян: Очень много вопросов по «Южному потоку». Прокомментируйте, пожалуйста, ситуацию.

А.Мешков: Нечего комментировать. Дело в том, что волей случая я присутствовал в 2007 году на подписании меморандума о начале самого проекта «Южный поток». При подписании этого меморандума был представитель Европейской комиссии, мы исходили из того, что Брюссель тоже поддерживает этот проект, который бы нес для стран Южной Европы, переживающих многие проблемы, не только газ, но и инвестиции и много рабочих мест, потому что это строительство трубопроводов, компрессорных станций, обслуживание всего - целый комплекс вопросов. А уже с 2008 года началась оголтелая кампания как в Брюсселе, так и в Вашингтоне против данного проекта. Дело доходило до того, что ездили специальные эмиссары по столицам стран Южной Европы и объясняли, что если они будут поддерживать «Южный поток», то за этим последуют экономические санкции против них. Говорить сегодня, что Россия сделала что-то не так, бессмысленно. Наши корабли с трубами стояли в болгарских портах и ждали разрешение на разгрузку неделями. Вы сами понимаете, что это для нас было экономически невыгодно.

А.Оганесян: Некоторые страны Европы ввели негласные санкции на гуманитарные обмены, включая культуру и науку. Такого не было даже в годы холодной войны…

А.Мешков: Единственное, что я могу сказать, хорошо, что это не те страны, за двусторонние отношения с которыми отвечаю я. В декабре прошлого года открылся Год России в Монако, в течение которого будет проводиться более 100 культурных мероприятий. Только что завершился Год России в Италии. Продолжаются театральные сезоны во Франции. Но есть страны, которые пошли по иному пути.

Украина. Евросоюз. РФ > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 28 февраля 2015 > № 1363585 Алексей Мешков


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter