Всего новостей: 2400116, выбрано 1 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Миллер Джонатан Беркшир в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Миллер Джонатан Беркшир в отраслях: Внешэкономсвязи, политикавсе
Россия. Япония > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 19 февраля 2014 > № 1049166 Джонатан Беркшир Миллер

Сближение России и Японии неминуемо?

Новый этап в двусторонних отношениях

Резюме: И в Москве, и в Токио понимают, что китаецентричный континент не в их интересах. Поэтому Россия и Япония должны пересмотреть свои стратегии, чтобы адаптироваться к грядущим геополитическим изменениям в Азии.

На фоне дебатов о возрождении американского влияния в Азии Владимир Путин размышляет о российской роли и восстановлении равновесия на Дальнем Востоке. Россия всегда подчеркивала свое историческое значение как тихоокеанской державы, но на деле этот аспект игнорировался на протяжении десятилетий. Япония, в свою очередь, столкнулась с активными действиями Китая и, в меньшей степени, Южной Кореи и России по территориальным спорам. Кроме того, Пекин перешел к более жесткой политике в сфере региональной безопасности, в результате появились новые вызовы, с которыми предстоит справиться Японии, Соединенным Штатам и России. Азия постепенно превращается в один из самых стратегически важных регионов мира, и неопределенность его развития тем более должна беспокоить державы в этой части мира, прежде всего Россию и Японию.

Дипломатическая игра в Восточной Азии все менее прозрачна, учитывая бескомпромиссность Северной Кореи, наметившийся раскол в партнерстве Сеула и Токио, а также готовность нового лидера в Пекине предпринять шаги по новому позиционированию в Восточно-Китайском море и не только. Тратить дипломатический капитал на улучшение российско-японских отношений, безусловно, рискованно для обеих стран, но затраты незначительны по сравнению с потенциальными выгодами от расширения двусторонних отношений.

Быстрый рост Китая создает для России и Японии и вызовы, и возможности. Обоим государствам важны инвестиции и доступ на китайский рынок. Вместе с тем и в Москве, и в Токио понимают, что китаецентричный континент отнюдь не в их интересах. Однако КНР – не единственный вопрос, который беспокоит российских и японских политиков. Инфраструктура безопасности в Азии все более динамична и уязвима, она несет потенциальные угрозы обеим странам, включая агрессивный режим в КНДР, борьбу за ресурсы и влияние в Центральной Азии, международный терроризм и организованную преступность.

В этих условиях России и Японии следует пересмотреть стратегические установки, чтобы адаптироваться к грядущим геополитическим переменам. Укрепление партнерства между Москвой и Токио выглядит разумным – обе стороны понимают, что на кону, при этом правила игры постоянно меняются. Об этом, например, говорится в официальном заявлении по итогам прошлогодней встречи министров иностранных дел: "Российско-японские отношения приобретают новое значение на фоне кардинальных изменений условий безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе".

К сожалению, те, кто надеется на перезагрузку российско-японских отношений, столкнутся с серьезными препятствиями. Россия и Япония дважды воевали друг с другом в прошлом столетии. Война 1904–1905 г., в которой Российская империя потерпела сокрушительное поражение, продемонстрировала всему миру, что Япония превратилась в весомую военную державу. В конце Второй мировой войны Советский Союз направил войска в Маньчжурию для решения территориальных споров и одержал победу над ослабленной Японской империей.

Болезненные страницы прошлого, как правило, затрудняют попытки наладить испорченные отношения. Именно это происходит в случае с Японией и Россией – стороны последовательно отказывались от восстановления отношений из-за давнего территориального спора вокруг Южно-Курильских островов (которые японцы называют Северными территориями). Но есть и позитивные признаки: Москва и Токио сотрудничают по ряду важных вопросов двусторонних и многосторонних связей, включая нераспространение ядерного оружия, борьбу с терроризмом, энергетическую безопасность и информационные технологии. Иными словами, спор вокруг Курил не сделал из двух стран стратегических противников, но до сих пор сводил на нет любые возможности глубокого, всеобъемлющего партнерства.

АБЭ И ПУТИН: СОЗИДАНИЕ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ

В апреле прошлого года премьер-министр Японии Синдзо Абэ побывал в Москве и провел ключевую встречу с Путиным. Это был первый официальный государственный визит японского лидера в Россию после трехдневного общения Путина и Коидзуми в 2003 году. Коидзуми посещал Россию в 2005 и 2006 гг. в рамках празднования 60-летия Победы в Великой Отечественной войне и для участия в саммите G8 в Санкт-Петербурге. Премьер-министр Ясуо Фукуда тоже приезжал в Москву в 2008 г., но МИД Японии назвал эти визиты "неофициальными". После первого разговора Абэ и Путин встречались еще несколько раз, в том числе в кулуарах саммитов G20 и АТЭС. Последний по времени разговор состоялся на сочинской Олимпиаде.

Можно сказать, что во время этих контактов поэтапно строилось доверие, призванное помочь продвижению исторически непростых отношений между Москвой и Токио. Абэ подчеркивал, что его поездка в Россию прошлой весной стала позитивным шагом для укрепления деловых связей между Японией и Россией. В частности, стороны по-прежнему заинтересованы в более тесном сотрудничестве по добыче энергоресурсов на российском Дальнем Востоке. Продолжается работа над реализацией российско-японского плана, подписанного Путиным и Коидзуми в 2003 г. и предусматривающего совместную разработку энергоресурсов на Сахалине и в Сибири. На первой встрече Абэ и Путина не достигнуто прорывов по природному газу и энергетическому сотрудничеству, но явлены намерения продолжать взаимодействие. Абэ выразил свои ощущения следующими словами: "Потенциал нашего сотрудничества раскрыт пока недостаточно широко".

Не достигнуто договоренностей и по территориальному спору, но налицо готовность начать официальные переговоры по этому вопросу. Абэ и Путин считают "ненормальным" отсутствие мирного договора об окончании Второй мировой войны – символической формальности мешает спор о Курилах. Первый визит Абэ в Россию имел большое значение, поскольку продемонстрировал, что Япония постепенно меняет подход к территориальным разногласиям и двусторонним отношениям в целом. Иными словами, предстоит еще длинный путь создания доверия между Москвой и Токио, и сторонам придется учитывать настроения общественности по поводу уступок по Курилам. Оба государства с осторожностью предпринимают шаги к сближению.

Одним из результатов встречи Путина и Абэ стало решение наладить регулярный диалог в формате "2+2" между министрами обороны и иностранных дел, первая встреча состоялась в Токио в ноябре прошлого года. Диалог "2+2" свидетельствует об улучшении отношений, развитию которых в последние годы мешали резкие заявления относительно Южно-Курильских островов. В ходе встреч стороны договорились укреплять сотрудничество в стратегических сферах, что станет первым шагом в формировании партнерства. Токио действительно настроен расширять связи с Россией, не ограничиваясь энергетикой, и добиться сближения позиций по вопросам международной безопасности. Как отметил глава МИД Фумио Кисида, "укрепление сотрудничества в сфере безопасности, а не только экономических связей и контактов между людьми, означает, что мы улучшаем российско-японские отношения в целом. Это также окажет позитивное воздействие на переговоры по мирному договору".

Так, Москва и Токио согласились начать переговоры по кибербезопасности. Слухи о подобных контактах циркулировали несколько месяцев. В ходе первого раунда планируется обсудить защиту ключевых объектов инфраструктуры. Министры также договорились о совместных учениях Морских сил самообороны Японии и ВМФ России. Цель учений – отработка мер противодействия пиратам и террористам. Стороны также договорились сотрудничать по ряду других вопросов, включая борьбу с наркотрафиком и ядерную программу КНДР. Однако Москва пока старается не демонстрировать тесных контактов с Токио, чтобы не осложнять отношений с Китаем. И Кисида, и российский министр Сергей Лавров подчеркивали, что их встреча не "направлена против какой-либо страны". Казухико Того, директор Института международных отношений в Университете Киото Сангио, согласен с этим подходом: "Японии нужно быть очень аккуратной, чтобы избежать провокаций и не портить отношения России с Китаем. Разыгрывать ìкитайскую картуî не только глупо, но и опасно, так как это может подорвать основы улучшения отношений между Японией и Россией". Следующая встреча в формате "2+2" состоится в этом году в Москве.ВЫХОД ЗА РАМКИ ДИПЛОМАТИЧЕСКИХ ТОНКОСТЕЙ

Личные отношения Путина и Абэ – хороший знак, но достаточно ли их, чтобы разрешить давний конфликт? Что действительно изменилось и ожидать ли реального прогресса?

Во-первых, изменения нужно воспринимать в контексте динамичной региональной обстановки. Как отмечалось выше, в будущем оба государства столкнутся со схожими вызовами. Камень преткновения в отношениях Японии с Россией – суверенитет над Северными территориями – за 10 лет никуда не делся. Но появились признаки того, что даже здесь не исключен компромисс. В феврале прошлого года бывший премьер-министр Японии Иосиро Мори, которого связывают с Путиным дружеские отношения, приехал в Россию, чтобы заложить фундамент для весеннего визита Абэ в Москву. Перед поездкой Мори выступил по национальному телевидению и заявил о необходимости компромисса по территориальному спору, что вызвало общественный резонанс. Мори предложил уступить России – по крайней мере временно – Итуруп, восстановив суверенитет Японии над островами Кунашир, Шикотан и Хабомаи. Мори назвал это "реалистичным подходом" к урегулированию давнего территориального спора.

Правительство Абэ поспешно отвергло план как противоречащий официальному курсу, согласно которому должны быть возвращены все четыре острова. Возможно, Токио "пробовал воду", чтобы оценить целесообразность подобного дипломатического жеста. Говорить о решении проблемы Северных территорий пока преждевременно. Националистические настроения в Японии по-прежнему сильны, и соответствующие круги требуют возвращения всех четырех островов. Российское общество столь же непримиримо выступает против уступок. На Курилах живут тысячи российских граждан, а сами они остаются символом победы во Второй мировой войне. Но общественные настроения – не единственная причина. Острова имеют геополитическое значение для России, так как представляют собой стратегический выход в Восточную Азию в дополнение к российскому порту Владивосток.

Курильские острова – ключевой элемент любого потенциального сближения России и Японии, но было бы недальновидно сосредоточиться только на нем. Стабильность руководства в обеих странах дает Токио уникальную возможность подвести черту под неудачными шагами и бездействием в отношении Москвы на протяжении 10 лет. Япония и Россия по-прежнему вынуждены противостоять давлению и вызовам в Азиатско-Тихоокеанском регионе, многие стратегические интересы совпадают.

Одна из сфер сотрудничества – энергетическая безопасность. Как отмечалось выше, страны работают над реализацией российско-японского плана действий, подписанного в 2003 году. В ноябре прошлого года газета "Асахи симбун" сообщала, что консорциум четырех японских газовых компаний согласовал план строительства 1400-километрового трубопровода, по которому сжиженный природный газ (СПГ) будет импортироваться в Японию с Сахалина. Токио и Москва также проводят ежегодные рабочие консультации по энергетике.

Стратегический треугольник Япония–Россия–КНР – еще один важный фактор энергетической безопасности. Япония и Китай являются чистыми импортерами энергии, в то время как Россия – один из крупнейших мировых экспортеров. Энергетические потребности Токио существенно возросли после разрушительного землетрясения и цунами в марте 2011 г. и возникшего в результате общественного недоверия к АЭС как к приемлемому источнику энергии. Кроме того, Россия активно созидает свой статус полноценной тихоокеанской державы. Символом этого стало проведение саммита АТЭС во Владивостоке в 2012 году.

Все это дает Москве рычаги воздействия на энергетических переговорах с Японией, но есть и сферы взаимовыгодного сотрудничества. Переговоры с Пекином идут непросто, и России пока не удается заключить крупное соглашение по газу с КНР. Поэтому Путин предлагает другим странам, в первую очередь Южной Корее и Японии, сотрудничество, чтобы расширить российскую энергетическую сеть в Азии. По сути, Москва стремится закрепить свои позиции как поставщика, чтобы затем использовать их в переговорах с КНР. Укрепление энергетических связей с Японией не только даст России конкурентное преимущество, но и обеспечит приток прибыли в казну.

Каковы бы ни были намерения России, Абэ может использовать энергетические переговоры с Путиным, чтобы добиться справедливых цен и работать над разрешением территориального спора. Для России необходимость прочных отношений с Японией диктуется в первую очередь энергетическими интересами. В Москве прекрасно знают о "сланцевой революции" в Северной Америке и о потенциальных сланцевых запасах в Китае. Два этих фактора могут ограничить возможности Москвы на переговорах. Соичи Ито недавно дал следующий комментарий Институту Брукингса: "Сланцевая революция в США стала серьезным ударом для Москвы, учитывая, что Россия недовольна постепенным падением экспорта своего газа в Европу, поскольку потребление снижается, а ЕС стремится диверсифицировать маршруты поставок".

Еще одно важное направление сотрудничества – Северная Корея. Токио и Москва по-прежнему намерены сделать Корейский полуостров безъядерной зоной. К сожалению, Япония и Россия могут быть вытеснены из диалога, так как Пхеньян идет на провокации, пытаясь добиться уступок со стороны США. Надежды на то, что Ким Чен Ын возьмется за реформы, обернулись горьким разочарованием после двух ракетных пусков и ядерного испытания в течение года. Соединенные Штаты, Южная Корея и Япония традиционно проводят скоординированную политику в отношении КНДР, но потребуется участие большего числа игроков, чтобы оказать необходимое давление и заставить Пхеньян изменить позицию. Россия тоже не заинтересована в том, чтобы на Корейском полуострове находилось ядерное оружие, и хочет сотрудничать с Южной Кореей и Японией в строительстве газопровода, который обеспечит поставки из Сибири к Японскому морю. Токио считает этот аспект партнерства с Россией особенно ценным, поскольку ранее Москва выступала посредником на переговорах о возвращении похищенных японских граждан.

Япония и Россия сотрудничают по многим другим вопросам, включая ядерное разоружение, борьбу с терроризмом, наркотрафиком и оказание гуманитарной помощи. Авария на АЭС "Фукусима-1" и быстрое развитие атомной энергетики в Азии, к примеру, могли бы содействовать сотрудничеству Японии и России в сфере ядерной безопасности. Кроме того, стороны способны продолжить совместную работу по сокращению рисков ядерного терроризма в Азии, используя существующие механизмы – Глобальную инициативу по борьбе с ядерным терроризмом, Глобальное партнерство G8, Инициативу по безопасности в области ядерного распространения и саммиты по ядерной безопасности.

Япония и Россия должны объединить усилия, чтобы двигаться от десятилетнего периода "разрядки" к более продуктивному этапу сближения. Наметились позитивные тенденции: доверие укрепилось после серии встреч лидеров двух стран и министров в прошлом году. Однако, хотя стороны оптимистично оценивают наметившееся партнерство, разрешение территориального спора остается камнем преткновения. Приемлемый компромисс по Курилам и формальный мирный договор станут первым и самым важным шагом для укрепления сотрудничества на основе общих стратегических интересов.

Джонатан Бёркшир Миллер – специалист по Японии, председатель японско-корейской рабочей группы Тихоокеанского форума в Центре стратегических и международных исследований.

Россия. Япония > Внешэкономсвязи, политика > globalaffairs.ru, 19 февраля 2014 > № 1049166 Джонатан Беркшир Миллер


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter