Всего новостей: 2525330, выбрано 9 за 0.009 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Миронов Сергей в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыФинансы, банкиСМИ, ИТНедвижимость, строительствоОбразование, наукаАгропромМедицинавсе
Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 7 июня 2017 > № 2201166 Сергей Миронов

Встреча с лидером партии «Справедливая Россия» Сергеем Мироновым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с председателем партии, руководителем фракции политической партии «Справедливая Россия» в Государственной Думе Сергеем Мироновым. Обсуждалась текущая деятельность нижней палаты парламента. Кроме того, С.Миронов информировал главу государства об отдельных законодательных инициативах.

В.Путин: Добрый день! Сергей Михайлович, мы регулярно встречаемся с лидерами фракций и с Вами. Хотел бы начать очередную серию. Поговорим о текущей ситуации, как взаимодействуют парламент и Правительство. Что Вы считаете первоочередным и наиболее важным?

С.Миронов: Уважаемый Владимир Владимирович! Действительно, такие встречи регулярны, за это отдельное спасибо.

Работаем очень плодотворно. Государственная Дума VII созыва работает эффективно, на мой взгляд, выстроено нормальное взаимодействие внутри палаты между фракциями, с руководством Государственной Думы абсолютно нормальное взаимодействие. Улучшаем регламент, причём сами себя заставляем более интенсивно работать, но более продуктивно и качественно. Это очень важно.

С Правительством выстраиваются хорошие рабочие отношения. Требовательность взаимная повысилась. Мне кажется, это тоже приведёт к качеству законопроектов. Хотел бы сегодня воспользоваться встречей и сказать о некоторых идеях в виде возможных законодательных инициатив либо просто проработки совместных тем.

Первая. К сожалению, весна – одновременно и пожары, и наводнения.

Что касается наводнений, сделали интересный анализ: у нас три структуры занимаются гидротехническими сооружениями. Понятно, когда паводок, стараются что-то решить, [установить] временные дамбы и так далее. Но на самом деле, если строить и заранее обустраивать, то все можно решить.

У нас есть Ростехнадзор, Росприроднадзор, Ространснадзор. Одним словом, у семи нянек, похоже, дитя без глаза. Причём, только один процент гидротехнических сооружений находится в собственности у государства, всё остальное – это хозяйствующие субъекты, какие-то предприятия.

Ростехнадзору должны сдавать рецензии о готовности и состоянии этих сооружений. На первый квартал 2017 года 75 процентов этих гидротехнических сооружений не сданы с точки зрения качественной подготовки к возможным паводкам. Здесь, конечно, нужно наводить порядок. И здесь, думаю, взаимодействие по линии МЧС, по линии тех структур, о которых я сказал, должно быть сделано.

Вторая идея, может быть, глобальная, но у нас Конституция уже с 1993 года, и там есть, как Вы хорошо знаете, статья 100, где говорится о том, что Конституционный Суд должен публично представлять Федеральному Собранию доклад (там не говорится ежегодный) о соблюдении конституционности в Российской Федерации.

Такого доклада не делается. И в этой связи мы готовим законопроект, чтобы хотя бы один раз в пять лет в начале работы Государственной Думы Конституционный Суд выходил к двум палатам (это совместное собрание двух палат) и высказывался, в том числе по поводу того, что не выполняется. Например, знаем, что есть решение Конституционного Суда, а оно не выполняется.

Третья тема. Огромное количество писем получают все депутаты вот по какому поводу. Проблема охватывает примерно до полутора миллиона дачных земельных участков наших городов.

В чём проблема? Когда-то гражданам предоставляли земельные участки абсолютно легитимно, абсолютно законно, но где-то рядом проходили те или иные трубопроводы, как правило, либо газовые, либо нефтяные. И жили люди спокойно.

Ещё раз: они получали [участки] в отведённых местах. Вдруг им сегодня говорят: вы знаете, требования изменились, и вы должны снести свои дачные домики, участки без всякой компенсации.

Безусловно, здесь нужен государственный подход, нужно посмотреть, где-то можно за счёт монополиста перенести газопроводы, где-то на самом деле можно просто изменить их оценку с точки зрения категорийности, сделать дополнительные укрепления и так далее. Но в любом случае не перекладывать это просто на плечи законопослушных граждан, которые в своё время были ни при чём.

И, завершая, – уже как человек, возглавляющий Федерацию спортивного туризма. Вы правильно ставите вопрос о патриотическом воспитании, о дополнительном образовании наших граждан. В нашей федерации поставлена очень серьёзная работа и по подготовке маршрутов, подготовке инструкторов по обучению детей. Детский туризм – это отдельная тема.

Я подготовил письмо, потом Вам передам. Хотел бы попросить Вашего одобрения более тесного взаимодействия с Русским географическим обществом, потому что у нас путешественники, у нас спортсмены, проекты в Русском географическом обществе. Думаю, что вместе мы могли бы решить многие вопросы, и, как я сказал, с Вашего позволения хочу передать письмо.

В.Путин: Да, конечно. Думаю, что все вопросы, которые Вы поставили, актуальны, интересны, и по этим дачам обязательно надо посмотреть. Люди не должны страдать, конечно, если меняются какие-то нормативы.

И по туризму, тем более детскому, – здесь нужно быть очень аккуратными, надо всё проработать как следует. Давайте поговорим подробнее.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 7 июня 2017 > № 2201166 Сергей Миронов


Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 16 июня 2016 > № 1803464 Сергей Миронов

«Верить мне надо обязательно»

Лидер партии «Справедливая Россия» Сергей Миронов — в интервью «Газете.Ru»

— В 2012 году, будучи кандидатом в президенты, вы в одном из интервью заявили: «Истина заключается в том, что Путин неправ. Он ведет страну не туда. Я не хочу строить капитализм, а он строит капитализм, и ему нравится. А мне нравится новый социализм». Готовы ли вы и сегодня повторить, что Путин ведет страну не туда?

— Не готов, поскольку то, что вы процитировали, было сказано кандидатом в президенты от «Справедливой России» в адрес кандидата в президенты от «Единой России». Это была избирательная кампания. Мне же нужно было критиковать оппонентов.

— И как вам после этого верить во время выборов?

— Верить надо обязательно.

— То есть на самом деле вы считаете, что Путин ведет страну туда, куда надо?

— Я считаю, что президент Путин — это большое счастье для России.

Если бы был другой человек, нас бы дербанили как хотели. А Путин взял курс на суверенитет и независимую позицию России. В 90-е годы всем в стране рулил Госдеп. Расскажу вам один эпизод. Когда я был спикером Совета Федерации, в начале 2000-х ездил на завод в Воткинске, где делают ракеты. Там я испытал национальное унижение. Потому что я, председатель Совета Федерации, подъезжаю к нашему оборонному заводу, а мою машину досматривают американские сотрудники ЦРУ. Причем, что интересно, мы зеркально имели право делать то же самое в Штатах, но никто себе этого не позволял. Вот такой была ельцинская Россия.

— У ельцинской России было ощущение перспективы. Сейчас этого ощущения нет.

— Знаете, что-то я по поводу перспектив не помню. Было ощущение, что мы катились в тартарары. Да и какие перспективы в 90-е! Я в это время занимал пост первого зампредседателя заксобрания Петербурга, который тогда был бандитским городом. Убивают одного вице-губернатора — расстреливают на Невском, убивают депутата Госдумы. И никого не находят. Тишина.

— А сейчас убивают Бориса Немцова, память которого Госдума, включая депутатов вашей фракции, отказалась почтить минутой молчания. И тоже заказчиков не находят. Тишина.

— Плохо, что убивают Немцова.

— Так, наверное, не совсем правильно говорить, что в 90-е был только беспредел, а сейчас тишь да гладь.

— В 90-е просто сдавали все, что только можно. Вспомните, как вел себя Татарстан, какая у них была конституция. Какие конституции были у большинства республик. Страна шла к развалу. Поэтому если я говорю, что с приходом Путина ситуация изменилась, то это действительно так.

— С того момента, как Путин вернулся в Кремль в 2012 году, Дума приняла целый ряд ужесточительно-запретительных законов. И президент их подписал. Гайки продолжают закручивать и сейчас. Чего боится Путин?

— Я думаю, президент ничего не боится. Если гайки закрутились, значит, есть время закручивать гайки, но есть и время откручивать гайки. Сейчас уже время откручивать.

— Но никто не откручивает. Репрессивные законы продолжают принимать.

— Скажите спасибо господам из «Единой России».

— Почему только им? Все эти законы подписывает президент.

— Но сначала принимает Госдума. Как правило, большинством голосов ЕР.

— Но и ваша фракция нередко помогает единороссам. Например, за так называемые антитеррористические поправки Ирины Яровой, которые, в частности, предусматривают привлечение к уголовной ответственности 14-летних молодых людей, а также возможность ограничивать выезд граждан за рубеж по представлению ФСБ, проголосовали 50 депутатов «Справедливой России» из 64.

— Потому что речь идет о борьбе с терроризмом. Наша фракция исходила из того, что сегодня Россия находится в состоянии войны с международным терроризмом, а значит, мы должны защищаться. Поэтому необходимо ужесточать законодательство. А вот если говорить о внутренней политике — например, законодательстве о митингах, то, думаю, Госдума следующего созыва займется раскручиванием гаек.

— Под маркой борьбы с терроризмом зачастую принимаются законы, которые никакого отношения к борьбе с террором не имеют. Вспомним 2004 год, когда после теракта в Беслане отменили прямые выборы губернаторов, хотя никакой угрозы эта процедура не несла.

— Мы голосовали против и до сих пор считаем: нынешнее возвращение к якобы народным выборам губернаторов — это на самом деле не народные выборы. Потому что придуман «муниципальный фильтр». Мы говорим, что его нужно отменять, и это записано в программе нашей партии.

— Но вы согласны с тем, что под маркой борьбы с терроризмом нередко принимаются законы, которые не имеют непосредственного отношения к этой борьбе?

— Надо смотреть в каждом конкретном случае. Отмена выборов губернаторов, я считаю, была неправильной. Точно так же, как сейчас отмена выборов мэров. Это нарушает саму идею, дух местного самоуправления.

— Если президент ничего не боится, зачем тогда создается Национальная гвардия — новое силовое суперведомство, подчиненное напрямую президенту?

— У нас президент — верховный главнокомандующий. Вас ведь не смущало наличие в структуре МВД СОБРа и ОМОНа? Сейчас это все просто назвали по-другому, а функции те же. Абсолютно нормальное решение.

— Но зачем все же нужна именно новая структура?

— Чтобы в случае возникновения сложной ситуации оперативно принимать самостоятельные решения. Например, при нарушении границ нашего государства, возникновении там, скажем так, бунтов или массовых акций неповиновения.

Возьмем Кавказ. Вы же понимаете, что сейчас там вроде ситуация нормальная, но все может поменяться.

Или наша граница с Казахстаном, которая пока мирная и спокойная, но нужно быть готовыми ко всему. То, что происходит в Афганистане, Таджикистане, Узбекистане, — это очень сложная история.

— А если, допустим, люди выходят на площадь и устраивают мирный «народный сход», как это было в 2013 году после ареста Навального, — такие случаи относятся к тем, при которых надо использовать силы Нацгвардии? И следует ли относить к ним стихийные акции, организованные людьми, доведенными до ручки, например, невыплатами зарплат?

— Если говорить о массовых стихийных акциях, то я такой угрозы не усматриваю. Более того, мы поддерживали протесты дальнобойщиков. Я считаю, они правильно протестовали. Но вообще у нас есть закон о митингах. Народ просто так собраться не может. Он должен подать заявку.

— Прекрасный закон! А Конституция, между прочим, гарантирует право на мирные собрания.

— Замечательно. Значит, есть законодательство. Повторюсь: создание Нацгвардии — абсолютно здравое решение, главная суть которого в том, чтобы из МВД забрать самые боеспособные и дееспособные силы. Верховный главнокомандующий должен иметь отличные рычаги.

— Рычаги для чего? Когда глава государства создает новое силовое ведомство, напрямую подчиненное ему лично, а во главу этого ведомства ставит бывшего начальника своей службы безопасности, создается ощущение, что он чего-то всерьез опасается.

— Я Владимира Путина знаю с 1996 года. Поверьте мне, этот человек ничего не боится. Если бы он боялся, то сидел бы сейчас и подписывал бумажки под визой Барака Обамы. И никогда б не вернул Крым. Никогда.

— О последствиях присоединения Крыма никто особенно не думал. Тому же правительству не поручали просчитать ни экономические последствия, ни ущерб, который будет нанесен.

— Если говорить о нашем правительстве, оно вообще ничего не просчитывает. Оно профнепригодно. Даже когда после всех метаний решили остановиться на зимнем времени, забыли просчитать цену вопроса. Как будто этой проблемы нет.

— Ну конечно, у всех партий, включая отчасти и «Единую Россию», виновато правительство, а глава государства по традиции ни при чем. Но ведь кандидатуру Дмитрия Медведева предлагал президент. И все министры были согласованы с ним.

— Потому мы и критикуем правительство, тем самым сигнализируя президенту, что пора принимать кадровые решения.

— Что-то он вас не слышит.

— Услышит.

Я абсолютно убежден, что для Владимира Путина сигналом к началу перестановок будут результаты выборов в Госдуму 18 сентября. Я думаю, «Единая Россия» просядет, наша партия хорошо выступит, и коммунисты хорошо выступят.

— «Единая Россия» просядет по спискам. Но за счет одномандатников как минимум сохранит численность фракции, а как максимум — увеличит ее.

— Именно по одномандатникам она и просядет. Дело в том, что у них нет одномандатников. Это миф и блеф, что административным ресурсом можно принудить голосовать за одномандатников. Голосуют за личности. А личностей в «Единой России», мягко говоря, маловато. И они утратили полностью нюх. Привыкли за спиной Путина или еще кого-нибудь проходить в Госдуму по спискам, ничего не делая, ни за что не отвечая. Но сейчас придется отвечать. У нас для кандидатов от ЕР заготовлены вопросы, начиная от капитального ремонта и заканчивая индексацией пенсий. Все, «Единая Россия», привет тебе горячий!

Помяните мое слово, самые главные сюрпризы будут в одномандатных округах, где известные политики станут пролетать как фанера над Парижем. И будут избираться люди, очень непривычные для чиновничьих глаз.

— Упрекаете единороссов в отсутствии ярких лиц, но и сами потеряли несколько таких же: Оксану Дмитриеву, Геннадия и Дмитрия Гудковых.

— Давайте я продолжу: Гартунг, Бурков, Грешневиков, Аксаков, Хованская, Драпеко, Нилов, Сердюк, Тумусов (депутаты Госдумы от СР, которые считаются потенциально сильными одномандатниками. — «Газета.Ru»). Вот вам люди, которые могут победить в округах.

— Девять человек на всю партию?

— Из действующей фракции, по моей оценке, около двадцати депутатов наверняка выиграют одномандатные округа. Кроме этого, победят несколько руководителей региональных отделений, которые сейчас депутатами не являются. У нас будет много новых кандидатов, в том числе беспартийных.

— В середине февраля стало известно, что думские партии ведут переговоры о разделе одномандатных округов. Речь шла о том, чтобы в согласованных округах был кандидат только от одной парламентской партии, остальные просто не должны выдвигать своих людей. Секретарь генсовета ЕР Сергей Неверов утверждал, что инициатором соглашения стала думская оппозиция, хотя очевидно, что процессом управляет Кремль. Вы отрицали наличие межпартийного соглашения, но признавались, что ведете консультации в личном качестве. С кем?

— Я в личном качестве веду консультации по каждому округу с теми, кто там проявляется. До праймериз «Единой России» было не с кем вести консультации, потому что они сами не знали, кто где будет. Сейчас люди появляются, и я даю поручения своим коллегам поговорить с потенциальными оппонентами, у кого какие намерения. Разговор проходит по моей рекомендации примерно в таком ключе: «Ребята, уходите, пока не поздно, с этого округа, мы тут все равно победим».

— И единороссы тут же разбегаются в страхе кто куда.

— Не все, но некоторые прислушиваются.

— Давайте серьезно: с администрацией президента вы консультации на тему раздела округов ведете?

— Консультации не ведем. Но разговоры такие были. Просто обсуждали следующую ситуацию: мы считаем, что наши товарищи, которые в регионах входят в структуры «Народного фронта», должны быть поддержаны президентом.

И не надо выставлять в округах у таких наших товарищей представителей ОНФ. У меня сложилось ощущение, что к такому пожеланию прислушаются.

— С кем вы это обсуждали?

— У меня это обсуждает начальник штаба (депутат Госдумы Александр Бурков. — «Газета.Ru») с соответствующими структурами в администрации президента.

— Вы имеете в виду управление внутренней политики Кремля?

— Конечно.

— С первым замглавы администрации президента Вячеславом Володиным вы эту тему обсуждали?

— Нет. Никогда.

— А мы знаем, что обсуждали.

— Молодцы. С Володиным мы говорили как раз по поводу наших представителей ОНФ — что наши товарищи могут быть поддержаны «фронтом». Вот такое пожелание я Володину высказывал. Но никакого зафиксированного соглашения по разделу округов нет.

— Идет ли речь о том, чтобы в тех округах, где ваших кандидатов может поддержать ОНФ, единороссы не выдвигали своих людей?

— Как правило, единороссы тоже рассчитывают, что их сильный представитель будет поддержан «Народным фронтом». И если возникнет ситуация, что нашего кандидата поддерживает ОНФ, то я не сомневаюсь, что ЕР не будет там выставлять своего человека.

— Соответственно, и вы можете где-то не выставлять своих кандидатов?

— «Справедливая Россия» выставит кандидатов во всех 225 округах. Но в то же время мы реалисты. У меня есть расчет на несколько десятков сильных кандидатов, которых я буду готовить и вести к победе. А есть округа, где товарищи просто поучаствуют.

И еще. Вот мы выставляем по одномандатному округу партийца «Икс». Но он идет одновременно и в Госдуму, и в заксобрание (осенью одновременно с выборами в парламент состоятся выборы в заксобрания 38 регионов. — «Газета.Ru»). И мы понимаем, что с большой долей вероятности он думские выборы не выиграет, а в заксобрание пройдет. При этом у него появляются дополнительные возможности как у кандидата в депутаты. Например, будет условно два избирательных фонда.

— Вам не кажется, что это обман избирателей? Граждане ведь не будут понимать, куда намерен избраться человек. А если он еще и выиграет оба округа — и думский, и в заксобрание, то потом придется проводить довыборы. А это лишние траты из бюджета.

— Послушайте, люди не дураки, они прекрасно понимают, что в этом думском округе данный товарищ вряд ли выиграет. Они понимают, что он помогает, выполняет партийное задание, ведет работу за партию по всему округу, потому что это поднимает общий партийный рейтинг.

А еще дело в том, что иногда получаются парадоксальные вещи, когда те или иные кандидаты от других партий делают ошибки. Далеко за примером ходить не надо.

Беседа в Крыму — это просто подарок для всех других партий (имеются в виду широко разошедшиеся слова Дмитрия Медведева, сказанные в беседе с крымчанами: «Денег нет, но вы держитесь там. Всего хорошего». — «Газета.Ru»).

— Вообще-то слова премьера были несколько вырваны из контекста. Когда ты смотришь полное видео встречи, то понимаешь, что он просто дал честный ответ.

— Начнем с того, что это был ответ как минимум непрофессионала. Вместо того чтобы говорить об отсутствии денег, введите прогрессивную шкалу подоходного налога! Или вам жалко жирных котов?

— Мы тут не жирные коты, но тоже против прогрессивной шкалы. Потому что пострадает от нее в первую очередь средний класс.

— Наша партия предлагает начать прогрессию с заработка в 1 млн рублей в месяц. Средний класс будет в нише до миллиона. И если будет введен прогрессивный налог, его будут платить 500 тыс. человек. Все остальные будут платить 13%. С прогрессии мы получим 1,5 трлн рублей и положим в бюджет. В G20 единственная страна, которая имеет плоскую шкалу подоходного налога, — Россия. Значит, не хотят, нет политической воли. Жалеют, значит.

— Вы не находите, что в первую очередь политической воли нет у Путина? Вы предлагаете прогрессивную шкалу еще с тех времен, когда он был премьером.

— Владимир Путин в последний раз, когда мы на эту тему говорили, сказал: «Пока не время». Обратите внимание на слово «пока». Я вас уверяю, что в следующем созыве Госдумы будет прогресс.

— Сергей Михайлович, вы оптимист.

— Я не оптимист, а реалист. Наши идеи всегда пробивают дорогу. И эту мы пробьем. Осталось еще года два-три.

— А давайте представим, что у вашей фракции появляется большинство в Госдуме, вы можете законодательно ввести прогрессивную шкалу подоходного налога, но президент говорит: сейчас не время. Что будете делать?

— А здесь мы уже готовы дискутировать. Большинство — это большинство. Пожалуйста, накладывайте вето на решение Федерального собрания. Но, может быть, в этом созыве у нас еще не получится большинства, хотя я уверен, что нашу фракцию мы увеличим. А вот через 10 лет большинство будет.

— Вы не думаете, что, наоборот, на этих выборах недосчитаетесь многих избирателей, чьи ожидания обманули несколько лет назад? Ваша партия поддерживала митинги на Болотной и Сахарова, вы лично приходили в Госдуму с белой ленточкой. Но после выборов президента сделали резкий разворот, в том числе предав обструкции нескольких своих товарищей.

— Давайте начнем с того, где эти белоленточники сейчас. Вспомните интервью Геннадия Гудкова августа 2012 года: «Через четыре месяца я буду в Кремле». Ау, Гена Гудков, ты где? Что-то в Кремле его нет. А помните Координационный совет? Вершина демократии! Ау, Координационный совет, ты где? Одно дело — протестовать против результатов выборов, а другое дело — когда начали кричать: «Ату, долой, всех гнать!» А вы что хотите предложить? Господина Касьянова? Это, что ли, верх демократии? Других предложений у них нет.

— Что касается высказываний Гудкова, то людям свойственно ошибаться. Вы, помнится, заявляли, что выйдете во второй тур с Владимиром Путиным. И?

— Дело в том, что, когда идешь на выборы, обязательно нужно полублефовать. Надо говорить: второй тур будет, мы там всех победим. Это правила выборов.

— Значит, сейчас, когда вы говорите, что ваша партия займет на выборах в Госдуму место не ниже второго, тоже блефуете?

— Нет, не блефую. Я поставил перед каждым нашим товарищем конкретную задачу, которую он должен выполнить у себя в регионе. Если эта задача будет выполнена, тогда в следующем созыве этот товарищ станет, допустим, председателем комитета, моим заместителем во фракции… А не выполнит — будет рядовым депутатом.

— Что представляет собой избиратель «Справедливой России»?

— Среди наших избирателей значительно больше женщин, нежели мужчин. Женщины в возрасте примерно от 40 лет и до пенсионного возраста. Мужчины-избиратели старше — от 50 лет и выше. И, слава богу, буквально на прошлых региональных выборах у нас наконец-то появилась молодежь.

Но, к сожалению, наши избиратели в основном пока жители городов с населением меньше миллиона. В городах-миллионниках наш избиратель — это пенсионеры, включая работающих, причем, как правило, инженерно-технических специальностей. А село голосует традиционно: так, как скажет председатель колхоза. Село вытягивает единороссов, которые просто проваливаются в городах-миллионниках.

И еще хочу обратить внимание, что за нас с прошлого года военные стали голосовать.

— Они ушли от «Единой России»?

— Да. Но я думаю, что какая-то часть ушла от ЛДПР. Причем когда я говорю про военных, имею в виду не только военных пенсионеров, которые пришли к нам раньше, а действующих военнослужащих. Они видят, с одной стороны, нашу поддержку верховного главнокомандующего, для них это важно. Но также они видят абсолютно конкретные социальные предложения.

— Вы верите, что выборы будут конкурентными, открытыми, легитимными, как обещает Володин?

— Я верю и уверен в том, что они будут на порядок прозрачнее и честнее, чем выборы 2011 года.

— Потому что Кремль сейчас использует иную тактику, нежели раньше: ужесточили законодательство так, чтобы всех можно было отсеять на этапе регистрации, а сами выборы проводятся более или менее честно?

— Нет, потому что я знаю установку президента и его администрации. Когда меняли председателя горизбиркома в Петербурге, приехали представители администрации президента и ЦИК, и членам горизбиркома было сказано: если будет зафиксировано документально любое нарушение (переписка протоколов, «карусели» и так далее) — сядете в тюрьму. Точка. У членов горизбиркома лица вытянулись. Они таких слов никогда не слышали. И это была не шутка.

Но мы, конечно, не наивные люди и понимаем, что на местах все равно попробуют (сфальсифицировать выборы. — «Газета.Ru»). А хохма в том, что в тюрьму ведь пойдет конкретный исполнитель. Считайте, стрелочник, который будет говорить, что ему звонили и что-то требовали. Но теперь у него будет дилемма: либо выполнить то, что требуют, и сесть в тюрьму, либо поступить по закону. Я вас уверяю, совершенно другие выборы будут. Но поскольку на местах все равно станут действовать по старинке, то осенью увидим реальные посадки.

— В чем сегодня заключаются главные опасности для России, на ваш взгляд?

— Главная опасность — огромное социальное расслоение. Считается, что если коэффициент соотношения бедных и богатых превышен в 10 раз, то это угроза революции и социальных бунтов. У нас коэффициент превышен в 17 раз. Да, в России народ терпеливый, но рано или поздно терпение может кончиться.

— А вы не считаете опасностью для страны то, что власть в ней не меняется уже более пятнадцати лет?

— Нет.

— Почему?

— Стабильность.

— Не застой, не деградация, а именно стабильность?

— Пока стабильность.

— Вы, будучи гражданином России, как считаете: сколько лет Путин должен быть у власти?

— Я считаю, что с большой долей вероятности Путин пойдет в 2018 году на выборы, и народ его поддержит.

— Но вы лично как долго хотели бы еще видеть его у власти?

— Это неправильный вопрос, что значит, хотел бы? Вообще, сменяемость власти должна быть.

— И когда она должна смениться?

— Я пойму наш народ, который проголосует в 2018 году за Путина.

— Но вы сами сколько еще хотите видеть его у власти?

— Как народ захочет. Пройдут следующие шесть лет, а там посмотрим.

— Вы сами будете баллотироваться в президенты?

— Не знаю. Скорее всего, нет. Но сначала нужно пройти выборы в Госдуму.

— Почему нет? Устали от политики?

— Дело в том, что я дважды ходил туда. Результат известен.

— Бог троицу любит.

— Но с другой стороны, мы на президентских выборах продемонстрируем некий курс на обновление руководящих органов партии. Если на выборы президента от «Справедливой России» пойдет не ваш покорный слуга, а кто-то другой, то, возможно, это как раз будет человек, который спустя какое-то время, с большой долей вероятности, сменит меня на посту председателя партии. Почему нет?

Отдел политики 

Россия > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 16 июня 2016 > № 1803464 Сергей Миронов


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > lgz.ru, 27 апреля 2016 > № 1735218 Сергей Миронов

Ядовитые семена социальной розни

Сергей МИРОНОВ, председатель партии «Справедливая Россия»

Экономический кризис развивается в России по классической формуле: бедные беднеют, богатые богатеют. По данным Росстата, в 2015 году число граждан с доходами ниже прожиточного минимума достигло 19,2 млн. человек (худший показатель за последние девять лет). Если же брать не формальную статистику, а самоощущения самих россиян, выражаемые в ходе соцопросов, то выясняется, что к малоимущим (то есть к тем, кому доходов хватает на скудное пропитание да предметы первой необходимости) относит себя не менее 50% населения. А вот на другом полюсе картина иная: число миллиардеров (пусть даже в рублёвом исчислении) растёт, число миллионеров тоже. Социальное неравенство, которое и раньше было слишком большим, теперь и вовсе становится запредельным. Мы катимся к тому, что раскол общества по имущественному признаку может стать барьером для возвращения к экономическому росту. И что ещё хуже – он разрушает идею социального государства, толкая страну в дремучее сословное состояние, где всё население, как встарь, делится на касту привилегированных и массу обездоленных.

Нувориши и «нищеброды»

Думаю, многие заметили, что в последнее время из каких-то дальних тайников русского языка в актуальный лексикон вдруг вернулось устаревшее словечко «нищеброд». Оно быстро прижилось в блогосфере и социальных сетях, в ряде передач ТВ и в некоторых СМИ. В прошлом нищебродами называли попрошаек и бродяг, нынче сюда вкладывается иной смысл. В интернете есть целые трактаты, где авторы, причисляющие себя, видимо, к «новой аристократии», излагают признаки «современного нищебродства». Такой ярлык лепится к тем, кто: а) не имеет своей машины или имеет авто отечественного производства; б) не ездит отдыхать за рубеж; в) одевается на вещевых рынках; г) имеет долги по кредитам… И так далее, и так далее! По сути, речь идёт об огромной массе людей с невысоким достатком. Тут же, в социальных сетях, можно наткнуться и на такой высокомерный вывод: «В России «нищеброд» – состояние души. Таких здесь – 90%».

Кто-то скажет: мало ли о чём пишут в интернете! Но ведь эти «ядовитые семена» разлетаются в самые разные сферы. В иных школах дети обеспеченных родителей дразнят нищебродами одноклассников из семей с низким достатком. Противно видеть рекламу примерно такого типа: «Товары класса люкс. Не для нищебродов». Коробит, когда слышишь, как популярная телеведущая подчёркнуто восторгается, что на передачу пришёл состоятельный господин, а не какой-то там нищеброд.

За многие годы в России выросла целая индустрия навязывания потребительских ценностей, культа гламура и роскоши. Через агрессивную рекламу. Через пропаганду образа жизни «успешных людей»: нуворишей, шоуменов, «светских львиц». Через глянцевые журналы и выставки-продажи предметов роскоши. Через ток-шоу и телесериалы, где мерилом жизненного успеха выставляются исключительно деньги, и т.д. Ну а исподволь внедряется всё та же идейка. Тебе недоступна красивая жизнь? Значит, ты нищеброд, лох, совок, быдло, ватник… Короче, неудачник, который сам виноват в своих бедах и жизнь которого никому не интересна.

Особенно печально, когда от проблем рядового гражданина начинает отстраняться наша культура. Много ли мы видим хороших современных фильмов, где главными героями были бы не миллионеры, бандиты и полицейские, а простые труженики? Много ли слышим стихов и песен, в которых воспевается созидательный труд? Недавно попалась в руки заметка молодого писателя про то, как в одном из издательств оценили его творчество: «Наших читателей не интересуют персонажи, которые ездят на метро». Каково?! Видимо, если бы Достоевский в наши дни написал «Бедных людей», он бы тоже получил «от ворот поворот». И Тургенев с «Охотничьими рассказами» вряд ли вписался бы в «нужный формат». И Горький со своей пьесой «На дне» тоже.

Почему не стало анекдотов про «новых русских»

Казалось бы, за последнее время в жизни страны произошло столько судьбоносных событий, что они должны были перевернуть всю общественно-политическую атмосферу, и в том числе – позитивно откорректировать взаимоотношения разных социальных групп, повысив социальную ответственность и солидарность. Крымская эпопея, трагедия Донбасса, санкции Запада, падение цен на нефть, война в Сирии… Все эти испытания привели к патриотическому подъёму, консолидации основной части общества. Появилось вроде бы и понимание, что пора избавляться от либеральных иллюзий («Были бы нефть и газ – всё остальное купим!») и начинать строить самодостаточную экономику, проводить «новую индустриализацию». А эта задача сама по себе требует совсем иной политики в сфере оплаты труда и совсем иной заботы о повышении его престижа.

Логично было бы ожидать смены приоритетов в головах наиболее состоятельных граждан. Тем более что с самого верха прозвучали призывы к «национализации элиты», к «патриотизму инвестиционных стратегий», к деофшоризации и т.д. Какой-то эффект это дало. Что-то уж совсем одиозное, вроде былых гулянок в Куршевеле, на которых министры и чиновники братались с беглыми коррупционерами, объявленными в международный розыск, либо заглохло, либо не афишируется. Однако многое осталось по-старому. Увы, по-прежнему среди богатых россиян хватает тех, кто стоит на своём и не собирается менять модель поведения. Тем, кому плевать, что в обожаемых ими США и Западной Европе существует определённая «культура богатства», при которой выставлять его напоказ и унижать тех, кто беднее, не только не принято, но и вредно для репутации.

Хлёсткой пощёчиной общественному мнению стали, к примеру, недавние шумные торжества по поводу женитьбы сына олигарха М. Гуцериева. На них, по подсчётам дотошных журналистов, угрохано не менее миллиарда рублей. И это в кризис, когда множество россиян еле сводят концы с концами! Цинизм просто поразительный!

Ну а как лихо отметил своё 50-летие мэр Самары О. Фурсов! Закатил банкет на 350 гостей в самой фешенебельной гостинице города, с роскошными яствами на столах, с участием столичных звёзд первой величины. Дело правоохранителей – разбираться в том, за чей счёт было организовывано пиршество и действительно ли затраты на него равны четырём годовым доходам мэра, как писали СМИ. Но в любом случае неоспоримо то, что устраивать пышные чествования «себя любимого» в кризисную пору – это как минимум аморальное деяние, рушащее репутацию градоначальника.

В первые годы либерально-рыночных реформ в России их идеологи пытались оправдывать безмерную наглость и расточительность новоявленных нуворишей незрелостью российского капитализма: мол, пройдёт стадия «первоначального накопления капиталов», и всё цивилизуется. Помните анекдоты про «новых русских»? Они вроде бы вышли из моды. Но вовсе не потому, что исчезло само явление. Просто те выходки неправедно разбогатевших, которые раньше шокировали и казались несусветным бредом, ныне стали обыденным, привычным явлением.

На колу мочало – начинай сначала

На популярном интернет-портале BFM.ru провели опрос по поводу отношения людей к той же свадьбе сына Гуцериева. 4% опрошенных решили, что это своеобразный пиар. Но 71% сочли, что если это и пиар, то очень плохой, ибо «он ведёт к разжиганию социальной розни». Это тот случай, когда с большинством, видимо, стоит согласиться. Да, получается так, что в роли провокаторов социальной розни нынче выступают вовсе не апологеты революционного марксизма, а потерявшие чувство реальности (а может, и инстинкт самосохранения!) «элитарии». Богатые капиталами, да нищие духом! Вот кто, пожалуй, подлинные нищеброды-то!

Не повезло нашей «элите» с народом. Мешается он под ногами со своими нуждами, раздражает своими вопросами: «Почему мы в такой богатой стране живём так бедно?» Вот и норовят оболгать российского работника: мол, ленив он, безынициативен и трудиться с высокой производительностью не умеет. На деле этой ложью маскируется то, что свои сверхприбыли кучка «избранных» получает не только за счёт огромных доходов от продажи нефти и иного сырья, но и за счёт сверхдешёвого, обесцененного труда.

Вспоминаю, как в начале 2000-х покойный ныне академик Дмитрий Семёнович Львов делал интересные расчёты, пересчитывая объёмы выпускаемой продукции на один доллар зарплаты. Оказалось, что если считать таким образом, наш работник в разы превосходит и американцев, и европейцев. Те за наши зарплаты вряд ли вообще стали бы работать. Так что не надо лгать: трудиться россияне хотят и умеют, другое дело, что у них нет достойных условий для этого. Потому что в России, к сожалению, сложилось такое позорнейшее явление, как «работающая бедность»!

Ну а порождает её нынешняя политика в сфере оплаты труда. Вот недавно премьер-министр Д. Медведев объявил, что с 1 июля с.г. МРОТ будет поднят с нынешних 6,2 тыс. руб. до 7,5 тыс. А к 2020 году он пообещал уравнять МРОТ с прожиточным минимумом. Легковерным покажется, что тут есть некое движение вперёд. На самом деле – это обычная для нынешнего правительства РФ и «Единой России» предвыборная симуляция реальных дел. Ведь обещания подтянуть МРОТ до прожиточного минимума (что вообще-то давным-давно предписано Трудовым кодексом РФ) давались уже много раз: к 2017 году, к 2014-му, к 2012-му, к 2009-му…

В русском фольклоре есть своеобразный жанр – «докучные сказки». Это когда повествование ходит по одному и тому же кругу, а заканчивается чем-то вроде «На колу мочало – начинай сначала». Вот и МРОТ у нас, словно то самое мочало на колу. Раз за разом повторяется одна и та же схема: «минималку» слегка повышают, по-быстрому пиарят «заботу о народе», потом в дело вступает инфляция, и всё начинается заново. Ну а в итоге по соотношению совокупного объёма зарплат к ВВП мы отстаём от развитых стран Запада в два-три раза.

Мы в СР давно требуем разорвать порочный круг, радикально сменив подходы как к сфере оплаты труда, так и к критериям уровня жизни. Надо вводить то, что принято во многих европейских странах, – почасовую оплату труда с определённым рядом повышающих коэффициентов. О МРОТ и бюрократически определяемом «прожиточном минимуме» следует забыть как о страшном сне и перейти к системе социальных стандартов, размер которых должен не зависеть от волюнтаристских решений чиновников, а объективно отсчитываться от достигнутого среднего уровня зарплат в стране.

Избавим ли Россию от ахиллесовой пяты?

В своё время весьма хлёсткие и злорадные слова высказал на одной из встреч с российскими коллегами известный американский политик и политолог З. Бжезинский: «Если 500 миллиардов долларов российской элиты хранится в американских банках, то вы уж определитесь, чья это элита: ваша или наша?» Человек, который, мягко говоря, никогда не отличался дружелюбием к нашей стране, как это ни горько сознавать, в данном случае прав. Дельцы с компрадорским мышлением, привыкшие доить «нищебродскую» Россию, но всеми помыслами живущие уже там, на Западе, где созданы «запасные аэродромы», где куплена дорогая недвижимость, куда давно вывезены их семьи, – это сегодня опасней «пятой колонны», финансируемой Госдепом и ЦРУ. Это ахиллесова пята России, в которую наши недруги уже вовсю метят, раздувая информационные войны. Тот же скандал с муссированием информации о «панамских офшорах» ясно показал, как антироссийские силы на Западе намерены разыгрывать данную карту: перемешивая правду с ложью и целя не столько в «компрадоров», сколько в Президента России В.В. Путина, а вместе с ним – в тот посткрымский консенсус, который позволяет нашему обществу сохранять общенациональное единство перед лицом сложнейших внешних и внутренних вызовов.

Вот почему нам жизненно необходимы превентивные шаги. В том числе собственные мощные удары по тем же офшорам и офшорным дельцам. Слишком щадящий режим де­офшоризации с «налоговой амнистией», с упованием на то, что у тех, кто выводит капиталы в «налоговые гавани», проснётся совесть, не даёт результата. Этих деятелей бесполезно «перевоспитывать». Их может пронять одно – ужесточение государственной политики. Офшорные схемы надо делать невыгодными экономически, чтобы использование их обходилось себе дороже. Для начала мы в СР предлагаем лишить фирмы, имеющие регистрацию в офшорах, всех налоговых льгот и госзаказов. Уверен, что реальный эффект дало бы также установление режима уплаты налогов по месту производства товара и введение 20-процентного налога на вывоз капитала за рубеж.

Пора бы уже перестать шарахаться и от идеи введения прогрессивной шкалы налога на доходы физических лиц (НДФЛ). Просто абсурдна ситуация, когда по 13% у нас платит нянечка, получающая зарплату на уровне пресловутой «минималки», и, допустим, топ-менеджер госкомпании, имеющий 20–30 млн. руб. в месяц. Недавно справедливороссы уже в десятый (!) раз внесли законопроект о введении «прогрессии». В ответ правительственные чиновники снова что-то бубнят про популизм и про то, что плоская шкала якобы обеспечивает стабильность собираемости НДФЛ. Смехотворность этих доводов разбивается простым фактом: в 19 странах мировой «двадцатки» (то есть во всех, кроме России) действует прогрессивная шкала, которая там почему-то ничего не дестабилизирует, а, наоборот, приносит весомые доходы казне и побуждает богатых людей не транжирить доходы на личное сверхпотребление, а вкладываться в инвестиционные проекты.

По расчётам экспертов СР, предлагаемая нами прогрессивная шкала, будь она введена, могла бы усилить доходную часть бюджета на 1,5 трлн. рублей. Ещё 600 миллиардов мы могли бы получить, прижав интересы алкогольных «королей» и введя госмонополию на производство и оборот этилового спирта. Ещё около 200 миллиардов принёс бы полноценный налог на роскошь, если б он затрагивал не единичных владельцев супердорогих машин, как сейчас, а все разнообразные виды сверхпотребления, включая роскошные особняки, яхты, самолёты, элитные драгоценности и т.д.

Вот вам средства на достойные зарплаты и на хорошие пенсии с положенной по закону индексацией! Вот вам ресурсы для того, чтобы началась реальная работа по снижению имущественной дифференциации общества, чтобы в России активнее пошло формирование среднего класса! Всё это вполне реально сделать. Была бы политическая воля! Вот только та политическая и управленческая элита, которая ангажирована интересами крупного бизнеса и бюрократии, вряд ли в состоянии проявить её. Нужен приход к власти иных людей – настоящих патриотов-профессионалов, которые и дело умеют делать, и Родину любят не на словах, и готовы честно служить народу, отстаивая интересы большинства населения, а не шкурные интересы собственной коммерции или какого-то чиновного клана.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > lgz.ru, 27 апреля 2016 > № 1735218 Сергей Миронов


Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 18 апреля 2014 > № 1060142 Сергей Миронов

Председатель партии «Справедливая Россия» Миронов в своем интервью газете «Гуанмин Жибао» подчеркнул, что партия «Справедливая Россия» поддерживает политический курс президента Путина. Внутренняя и внешняя политика Путина отражает основную программу партии Единая Россия.

Как нам всем известно, украинский кризис привел к конфронтации между Россией и Западом. Как планирует Россия бороться с санкциями, введенными против нее Западом, с чего она планирует начать? В ответ на этот вопрос Миронов подчеркнул, что украинский кризис очень плотно связан со всеми действиями Запада. Запад должен увидеть, что санкции против России в то же время приведут к катастрофе на Западе. Россия – не та страна, которой Запад может объявлять ультиматумы. Россия является членом множества международных организации, она имеет широкие перспективы сотрудничества с Китаем, Индией и другими странами БРИК. Россия на высоком уровне сотрудничает со странами СНГ в интеграционной сфере экономики и политики. Очевидно, что если Запад установит некоторые ограничения для внешнеэкономических связей России, то Россия начнет укреплять свое влияние в экономике Востока. Он сказал: «В этой области у нас с Китаем есть большой потенциал для сотрудничества во множестве сфер».

Говоря о значении и влиянии углубления отношений стратегического сотрудничества между Россией и Китаем, Миронов подчеркнул, что отношения между Россией и Китаем на данном этапе можно описать следующим образом: русско-китайские отношения стремительно развиваются и имеют крепкую правовую основу. Россия и Китай поддерживают плотное сотрудничество на всех уровнях. Основные принципы и курс двусторонних отношений изложены в добрососедском договоре о дружбе между Россией и Китаем, который был подписан двумя государствами в 2001-м году. В периоды с 2005-го по 2008-й, а также с 2009-го по 2012-й гг., планы, которые были зафиксированы в данном соглашении, беспрепятственно выполнялись. В ходе московского саммита, состоявшегося в марте минувшего года, две страны утвердили план действий на период с 2013-го по 2016-й гг.. В него вошли более 30 правительственных договоров и соглашений, которые покрывают все сферы сотрудничества. Русско-китайские политические отношения стабильно развиваются, уровень экономического сотрудничества постоянно повышается. Отношения двух стран находятся на очень высоком уровне. Уже то, что председатель Си Цзиньпин лично присутствовал на открытии зимней олимпиады в Сочи, подтверждает, что между Россией и Китаем существует плотное сотрудничество, рамки которого постоянно расширяются. Народы Китая и России тоже очень плотно сотрудничают, и в частности это выражается в партийном сотрудничестве.

В конце интервью Миронов заявил, что партия Справедливая Россия установила очень прочные отношения с компартией Китая. «Мы очень гордимся этим. Мы очень ценим наши отношения с КПК и возлагаем надежды на их дальнейшее развитие. Мы желаем трудолюбивому и смелому народу Китая достичь новых великих достижений в строительстве современной мощной социалистической державы. Желаем китайскому народу осуществить китайскую мечту».

Китай. Россия > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 18 апреля 2014 > № 1060142 Сергей Миронов


Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 января 2012 > № 483084 Сергей Миронов

СЕРГЕЙ МИРОНОВ КАК ПРЕЗИДЕНТ ПЕРЕХОДНОГО ПЕРИОДА? ( RADIO FREE EUROPE / RADIO LIBERTY , США )

Кандидат на пост президента России, лидер партии "Справедливая Россия" ответил на вопросы Михаила Соколова в прямом эфире Радио Свобода в программе "Время гостей".

- Как вы ведете кампанию? Тут ЦИК сообщает, что избирательный фонд открыт, а средства еще не поступили. Неужели вас бросили спонсоры?

- Деньги есть, они поступят в избирательный фонд тогда, когда надо будет их тратить - на издание определенного рода литературы, на оплату теле- радиоэфиров. Жду жеребьевку, чтобы понять, что бесплатно, а что нужно будет оплатить. И как только будут понятны траты, тогда пойдут деньги в избирательный фонд. Считаю, что деньги не должны там лежать мертвым грузом.

- Премьер-министр Владимир Путин выступил в Кемерове на митинге в поддержку кандидата в президенты Владимира Путина. Рабочие назвали его великим. Готовятся митинги на Урале. Непонятно, как оплачивается все это - перелет, охрана, билборды "Мы за Путина"... Не основание ли это для снятия кандидата Путина?

- По поводу перелета и охраны в законе указано, что охраняемые лица имеют право пользоваться соответствующим транспортом, и это не является нарушением. А вот его регулярное появление в эфире и очень большие сюжеты, которые как бы рассказывают о премьер-министре, а на самом деле о кандидате в президенте - здесь, конечно, вопросы возникают.

- А где ваши жалобы?

- Чтобы подать жалобы, нужны хорошие, убедительные факты, мои юристы над этим работают.

- Центризбирком снимает сейчас с избирательной гонки Григория Явлинского. Как вы думаете, в чем причина? Ксерокопии подписных листов, как-то так неправильно сделанные или это политическое решение?

- Я считаю, что это политическое решение. Меня никто не убедит, что подписи у Михаила Прохорова так безупречны. Я давно занимаюсь выборами, сам собирал подписи, прекрасно понимаю, что в любой массе подписей можно найти изъяны. Даже если - я подчеркиваю - это будут реальные подписи людей, которые сами их ставили. Потому что при оформлении всегда бывают те или иные неточности... И я считаю, что политически ошибочно снимать Григория Явлинского. Да, он мой конкурент, и я прекрасно понимаю, что он будет отнимать у меня голоса, но только избиратель должен решать, быть кандидату кандидатом, а потом - президентом или нет.

- Есть мнения экспертов, что Явлинского снимают, в том числе, для того чтобы понизить явку на выборы. Если его снимут, вы не хотите с ним встретиться и обсудить вопрос о каких-то совместных действиях?

- Я не исключаю такую встречу. Кстати, когда на заседании Совета Думы обсуждалось обращение "Яблока" о допуске на правительственный час (куда приглашены Чуров, Нургалиев, Бастрыкин) представителей партии, мой голос "за" был единственным, все остальные проголосовали против. Хотя во время обсуждения мне казалось, что и депутаты от КПРФ и ЛДПР готовы поддержать "Яблоко".

- На пленарное заседание Госдумы приглашен Чуров в числе других. Зачем вы добиваетесь его отставки, он же винтик этой машины фальсификаций, которая управляется из Кремля и со Старой площади через губернаторов и мэров?

- Это будет сигналом для всех председателей участковых территориальных комиссий, которые замешаны в фальсификациях. Если будет отправлен в отставку Чуров либо у него хватит совести самому подать в отставку, это будет верным и нужным сигналом. У нас нет никаких иллюзий по поводу его роли, но мы видим, что Центризбирком фактически потворствовал нарушениям, и отстранение Чурова от занимаемой должности, мы считаем, было бы очень важным и нужным сигналом для всех членов любых избирательных комиссий любого уровня.

- "Единая Россия" заявила, что ваши требования - провокация, что вы давите на избирательные комиссии.

- Ну, кто бы сомневался в позиции "Единой России"... Ее логика заключается в одной простой вещи: Владимир Владимирович, что вы хотите, мы все сделаем. Так вот все, что не укладывается в эту логику, всегда будет объявляться провокацией.

- Главный политтехнолог Кремля господин Володин дает указания, чтобы победа Владимира Путина была обеспечена в первом туре. Что вы думаете об этой бурной деятельности?

- Думаю, что это очевидно и понятно с точки зрения логики господина Володина. А с точки зрения здравого смысла, конечно, вызывает вопросы. Я напомню, что такие же призывы и такие же инструкции были во время думской кампании, чтобы "Единая Россия" набрала 65 проценитов. Но она набрала меньше 50-ти. Поэтому я думаю, что у технологов от "Единой России" уже не все получается.

- Как противостоять машине, которая работает через "карусели", вбросы, чуровскую арифметику, переписывание протоколов? Как организовать реальный контроль и честный подсчет голосов? Реально ли это сделать до 4 марта? Об этом спрашивают слушатели Радио Свобода.

- Самое главное средство, главный рецепт - это, конечно, активное наблюдение. Причем как наблюдателей, находящихся непосредственно на избирательных участках, так и тех, кто будет мониторить ситуацию через вэб-камеры в интернете.

Мы в партии сейчас проводим работу, чтобы каждый участок будет закреплен за несколькими десятками людей, которые в режиме онлайн будут следить за ситуацией. В том числе считать, сколько реально людей подошло к урне, как будет осуществляться подсчет голосов. Если там не будет всяких технических и иных выключений...

И, кстати, вношу предложение. 26 января по инициативе "Единой России" планируется собрать "круглый стол" из представителей всех партий, и не только парламентских, чтобы обсудить, какие необходимые изменения в избирательное законодательство. Я буду предлагать одну вещь. После того, как подсчет закончен, есть такое правило: каждая участковая комиссия заполняет образец большого протокола, такой лист ватмана, как плакат, так вот, этот большой протокол нужно поставить прямо перед вэб-камерой и в режиме онлайн заполнить, чтобы все, любой желающий мог увидеть те цифры, которые там появятся.

- Как вы относитесь к лозунгу митингов "Владимир Путин должен уйти"?

- Отношусь как к пожеланию тех протестующих, которые выходят на улицы и как к абсолютно нереальному воплощению. Потому что Владимир Путин не уйдет. Он идет на выборы, и намерен победить в первом туре.

- То есть вы считаете, что победить Владимира Путина на выборах невозможно?

- Нет, я считаю, что нужно бороться за второй тур. Я не без оснований полагаю, что второй тур реалистичен. И конечно, буду бороться за то, чтобы во втором туре вместе с Владимиром Путиным был именно я.

- Вы согласились с частью требований митингов на Болотной и проспекте Сахарова, сказали, что готовы взять на себя миссию переходного президентства. Что вы вкладываете в это понятие?

- Да, действительно, я заявил о том, что в случае, если граждане Российской Федерации проголосуют за меня, я готов распустить Государственную Думу и назначить новые выборы по новому избирательному закону на декабрь 2012 года. И готов не позднее декабря 2013 года добровольно уйти в отставку и назначить выборы президента на март 2014 года.

По сути, получается два года после марта 2012 года. За эти два года я считаю необходимым провести политические реформы, включающие в себя организацию проведения Конституционного собрания, которое в спокойном режиме займется изменением нашей конституции.

И я считаю, что как минимум три новых главы должно появиться в нашей конституции - глава, которая будет называться "Гражданское общество", глава, которая будет называться "Контрольные органы", и глава, которая будет называться "Россия в союзных государствах". Кроме других правок, включая устранение слова "подряд" в строке, где говорится, что президентом может быть избран человек не более чем на два срока подряд. Слово "подряд" нужно убрать.

И самое главное, я считаю, что президент, которые будет избран, обязан начать самые серьезные социально-экономические преобразования. Потому что в конечном итоге все политические реформы - это инструментарий, это способ для того, чтобы решать главную проблему, а главная проблема сегодня - огромное социальное расслоение граждан Российской Федерации.

Вот начав эти реформы, доведя их до некого логического уровня, я готов добровольно сложить полномочия. Но при этом, если те реформы, которые я бы за два года провел, будут поддержаны народом, естественно, никто не мешает мне участвовать, как кандидату, в выборах в марте 2014 года.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 января 2012 > № 483084 Сергей Миронов


Россия > Внешэкономсвязи, политика > mn.ru, 23 декабря 2011 > № 458510 Сергей Миронов

«Оппозиция теперь в положении выбора»

Партийные лидеры и политологи о послании президента

Сергей Миронов, лидер «Справедливой России»:

— Я очень рад, что многие идеи, которые были предложены партией «Справедливая Россия», прозвучали в послании президента. Все будет зависеть от того, как эти идеи будут реализовываться и насколько последовательно будем двигаться в этом направлении. Однако послание не закрыло тему проведения митингов, связанных с итогами парламентских выборов. Люди вышли недовольные результатами выборов и недовольные тем, как посчитали. Эта мотивация остается.

Геннадий Зюганов, лидер КПРФ:

— Теперь, когда «Единая Россия» все продула, они снова возвращаются к выборам по одномандатным округам, потому что честные выборы не могут выиграть. Есть хорошее лекарство от этого — открытые дебаты первых лиц в удобное эфирное время. И тогда граждане будут выбирать, видя и зная, кто перед ними стоит. Сейчас же такой возможности нет. Что касается выборов губернаторов, мы это уже сто раз предлагали. То же самое касается сенаторов, судей. Давно нужно было ввести такой порядок. По крайней мере в этом случае губернатор будет меньше зависеть от приказов своего начальника из Кремля.

Владимир Жириновский, лидер ЛДПР:

— Предложенные инициативы в области внутренней политики — это удар по партийной системе. При таких поправках «Единая Россия» навсегда останется у власти, и будет Болотная площадь по всей стране. 20 партий зарегистрируют, они пойдут на выборы и получат по 0,5%, пятипроцентный барьер не преодолеют.

Юрий Шувалов, замсекретаря президиума генсовета «Единой России»:

— Мы никогда не подходили к такому этапу развития демократических процессов в стране, когда каждый человек мог чувствовать себя живущим в условиях свободы и справедливости. Мне кажется, такое время наступает. Мы давно ожидали перемен и обновления. Все эти изменения были подготовлены теми десятью годами, в течение которых работало парламентское большинство.

Сергей Митрохин, лидер партии «Яблоко»:

— Мы скептически относимся к перспективам реализации инициатив Дмитрия Медведева. В его выступлении не было ответа на основной вопрос — что будет с фальсификациями результатов выборов в России: будет ли отмена прошедших выборов и проведение новых, будут ли наказаны виновные в этих фальсификациях. А если не будет гарантий, что выборы будут проходить честно, то формально можно вводить и прямые выборы губернаторов, и избирать часть Думы по одномандатным округам, все равно все это будет сфальсифицировано так, как нужно власти.

Владимир Рыжков, сопредседатель Партии народной свободы:

— Безусловно, президент услышал требования Болотной и общества, сделал шаг навстречу. В частности, он признал, что нужна глубокая политическая реформа. Он признал, что надо делать свободную регистрацию партий, делать одномандатные округа, делать прямые выборы губернаторов, менять систему формирования избирательных комиссий. Это все требования Болотной. Это самые радикальные шаги за много лет, но эти меры половинчатые, они не успокоят общество.

Михаил Ремизов, глава фонда «Стратегия-2020»:

— Предложения Медведева стали одними из самых радикальных решений по политической системе, которые он когда-либо озвучивал. Безусловно, это ответ на митинги, на протестную активность. Такие меры, как усиление парламентского контроля над ЦИК, прямая выборность губернаторов, радикальное облегчение регистрации партий, фактически лишают смысла протестную активность в рамках общедемократических требований. Оппозиция теперь оказывается в положении выбора: вести ли диалог с властью, предлагая свои меры по реализации озвученных обещаний и контролируя выполнение этих обещаний, или же продолжать настаивать на кардинальной смене власти.

Дмитрий Тренин, директор Московского центра Карнеги:

— Предложенные внутриполитические меры скорее всего являются уступкой обществу. Но их нужно было реализовывать в начале президентства Медведева, сейчас они недостаточны. Без серьезной трансформации политической системы они будут выглядеть как стремление задобрить общество. При этом развитие политической системы, безусловно, само по себе положительный момент. Но многое зависит от реализации озвученных мер. Так, посыл с возвращением выборности губернаторов очень сильно ограничивает идея о «президентском фильтре», который должны проходить кандидаты в главы регионов.

Павел Салин, ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры:

— Посланием власть не решила главной задачи. Если в нулевые годы она сама формировала повестку, теперь это делают люди на митингах, не имеющие явного лидера. Создается ощущение, что власть прощупывает предел уступок, на которые достаточно пойти, чтобы успокоить протестно настроенных граждан. Сначала такой попыткой была техническая мера по возвращению графы «против всех». Однако этого мало. Впрочем, комплекс уступок, перечисленный в послании, тоже может оказаться неполным — запросы общества динамично растут. Многое будет понятно после митинга 24 декабря. После него может быть и небольшое затишье, связанное с новогодними праздниками. Если до президентских выборов не будет выплесков, то власти могут снова перехватить инициативу. Это локальные уступки на успокоение улицы, чтобы ни у кого не было сомнений в легитимности президентских выборов. Но пока успокоить ее не получаетсяв обществе слишком силен протестный запрос на социальную справедливость.

Отдел политики

Россия > Внешэкономсвязи, политика > mn.ru, 23 декабря 2011 > № 458510 Сергей Миронов


Россия > Внешэкономсвязи, политика > mn.ru, 30 сентября 2011 > № 410965 Сергей Миронов

«Мы за рыночную экономику, но не за рыночное общество»

Татьяна Малкина беседует с лидером партии «Справедливая Россия» Сергеем Мироновым

Татьяна Малкина

Лидер «Справедливой России» в интервью «МН» не скупился на упреки в адрес политических конкурентов, рассказал анекдоты, прокомментировал ситуацию с Михаилом Прохоровым и подчеркнул, что его партия представляет интересы большинства россиян.

— Сергей Михайлович, спасибо большое, что в это тяжелое время перед съездом (беседа состоялась 22 сентября. — Ред.) согласились с нами встретиться. Чтобы разрядить обстановку, расскажите анекдот! Вы же умеете.

— Могу даже два рассказать, только они будут с очень длинной бородой. Первый анекдот. В советское время в какой-то далекий колхоз приезжает комиссия из ЦК КПСС. Идут, смотрят, ну все вроде нормально. Коровнички худо-бедно подпертые, коровки тощие, сено давно кончилось. Но все чистенько, побелено, как и положено. Вроде проверка уже заканчивается. Вдруг навстречу идет мужичок, расхристанный такой, в фуфаечке, одно ухо шапки туда, другое сюда. Но самое ужасное — вылитый Владимир Ильич Ленин. Товарищ из ЦК КПСС замер: «Это что такое?» Директор колхоза прибегает: «Ну как что? Это наш конюх дядя Вася». — «Да при чем тут дядя Вася? Вы что себе позволяете? Он же одно лицо с нашим гениальным вождем мирового пролетариата Владимиром Ильичом Лениным! Немедленно разберитесь!» — «Так что делать-то?» — «Что-что, бороду пускай сбреет». А мужичок в ответ: «Бороду сбрить можно, батенька, а как быть с идеями?»

Анекдот номер два. Приехал муж из командировки и застал печальную картину — жена с любовником в постели. Он жену за волосы отбрасывает и начинает бить любовника. Жена начинает волноваться: «Вань, ты подожди! Ну я виновата, дура такая, тебя долго не было, согрешила. Но мужика-то за что?» Он продолжает бить. «Вань, прекрати! Ты его сейчас убьешь, в тюрьму пойдешь, двое детей, ты что вообще делаешь?» Ваня знай бьет дальше, тот уже хрипит. У нее последний аргумент: «Вань, ну ты же коммунист!» — «Ну черт с тобой, ползи!» Мужик ползет к дверям: «Слава КПСС!» Все. Сейчас этот лозунг, конечно, модифицирован — слава «Единой России». Но мало что изменилось.

— Вообще-то много чего изменилось.

— В этом отношении очень мало. Мне кажется, дай волю господам единороссам, 6-ю статью Конституции не задумываясь ввели бы. Чтобы никто уже не пикнул, и все строем в «Народный фронт», в «Единую Россию».

— Разве они не понимают преимуществ конкурентной политической системы?

— Они не хотят эту власть терять. Во власти сладко, практически ни за что не отвечая, можно творить все что хочешь. Классическое завершение любого монополизма — это всегда крах. Но до краха есть какой-то временной лаг. Небольшая группа живет по принципу «после меня хоть потоп».

— Звучит настолько банально, что даже трудно в это поверить. Более того, представители «Единой России» то же самое говорят о представителях «Справедливой России» и о ком угодно.

— Приведу две цифры, которые очень хорошо характеризуют членов партии «Справедливая Россия» и единороссов. Думская фракция первой состоит из 38 человек, второй — из 315. По указу президента депутат обязан подавать декларацию на себя и свою жену. Я сравнил декларации за 2010 год только по одному показателю — размер земельного участка, которым владеет семья. В первом случае получился средний размер 21 сотка, во втором — 49 гектаров. Вот вам ответ. Понятно, кто и почему не хочет вводить налог на роскошь, прогрессивную шкалу подоходного налога, кто не хочет освобождать от земельного налога владельцев участков до 8 соток. Я говорю о наших законодательных инициативах, которые годами лежат в Госдуме.

— Ваша партия социалистическая?

— Социал-демократическая.

— То есть вы представляете так называемых бедняков. Хотя 21 сотка, надо сказать, немало.

— Мы представляем интересы среднего класса, малого и среднего бизнеса, всех бюджетников, пенсионеров. Мы представляем интересы большинства россиян, людей труда, тех, кто уже все родине отдал, а взамен получил малюсенькую пенсию.

— Представляете ли вы интересы того большинства россиян, которые, как известно, в проекте «Имя России» проголосовали за Сталина?

— Мы против Сталина, мы не приемлем коммунистическую идеологию. Потому что мы социал-демократы, а не коммунисты. Нужно честно думать и говорить друг другу о своей истории, где были и великие победы, и Большой террор, спровоцированный Сталиным и тоталитарной коммунистической идеологией.

— Но, как показывают социологический опрос и то же «Имя России», большинство россиян, которое вы как будто представляете, не склонны думать и помнить о своем прошлом. Они хотят простых ответов на сложные вопросы.

— Мы не боимся брать ответственность на себя и хотим добиваться справедливости. Возможно, на вопрос, нравится Сталин или нет, кто-то и ответит «да». Но когда спрашиваешь: хочешь справедливой зарплаты, хочешь, чтобы природные ресурсы распределяли справедливо, а не шли в карман олигархов? — тоже отвечают «да».

— Что же такое справедливая зарплата и справедливое распределение ресурсов?

— Справедливая зарплата — это почасовая оплата труда, где час неквалифицированного труда стоит примерно 90 руб. Сейчас всем россиянам, включая вас, платят примерно в три раза меньше. Расчет прост. В структуре внутреннего валового продукта России доля заработной платы составляет 24%. В структуре ВВП любой страны с развитой экономикой — 60–80%. Поделите последнюю цифру на 24, вы получите примерно три.

— Просто какой-то марксизм вульгарный.

— Это не марксизм.

— Если я работаю за такую зарплату, значит, эта зарплата справедливая, поскольку она меня устраивает.

— Раз нет альтернативы, значит, можно работать и за эту зарплату. А структура ВВП четко показывает — нам всем недоплачивают!

— А кто должен доплачивать?

— Работодатель — будь то государство или частный капитал. Но нужно и к частному капиталу подходить справедливо, не душить его 34-процентным единым социальным налогом (ЕСН). Наша партия предлагает ввести налог 20% и НДС не 20%, а 10. При этом подоходный налог рассчитывать по прогрессивной шкале.

— Так или иначе работодатель будет ограблен и задушен.

— Нет. ЕСН ведь снизится. Сейчас мы платим дважды: сначала единый социальный налог, а потом с зарплаты вычитают подоходный. Мы считаем, что несправедливо, мы думаем о бизнесе. Мы не коммунисты, а социал-демократы, мы за частную собственность, за то, чтобы у нас была рыночная экономика, но не рыночное общество.

— Звучит красиво. Но справедливость — вещь неопределимая и недостижимая.

— Все очень просто. На Руси это синоним совести. Любого человека можно спросить, по совести это или нет. Вам точно скажут.

— Так вы вводите еще менее определяемую категорию «совесть». У некоторых, говорят, вообще нет совести. Представляете? Вот у правительства не может быть совести.

— У нас забыли о нравственности вообще. А политика без нравственности — это политиканство. Очень многие занимаются именно политиканством, а не политикой.

— А у вас есть какие-то сомнения относительно истории четырехлетней давности, в чем-то схожей с нынешней ситуацией в «Правом деле», когда вы сдали Евгения Ройзмана и Сергея Шаргунова?

— Они были исключены из наших списков по разным основаниям. У Шаргунова голова закружилась немножко от успехов. А у Ройзмана давняя судимость. Началось очень сильное давление. Это сейчас мы парламентская партия, нам не надо собирать подписи, а тогда нужно было. Нам открытым текстом сказали: или Ройзман, или мы по подписям снимем вашу партию. Я очень много избирался, собирал и проверял подписи. Уверяю, любую партию при желании абсолютно легитимно я сниму по подписям. Потому что подписи, к сожалению, в основном рисуются. Это целый бизнес.

— То есть никаких аналогий здесь нельзя проводить?

— Нет, конечно. При этом я нисколько не сомневаюсь, что Михаилу Прохорову Ройзмана подставили. Это была многоходовка. Прохоров опытный в бизнесе, но абсолютно неопытный в политике, он повелся...

— Но вам-то Ройзмана не подставляли, вы же его позвали?

— Ройзман — яркий политик, человек, который действительно пытается бороться с наркоманией и наркомафией, может, нетрадиционными методами. Недавно наши молодые социалисты проводили съезд в «Бункере-42». Я навестил их. Они готовили альтернативное правительство, у них Ройзман возглавляет госнаркоконтроль.

— Осталось только уговорить Ротшильда и социалистам взять власть…

— Осталось нашей партии победить, и тогда мы увидим совершенно другие лица, в том числе в правительстве.

— Ваш прогноз — через сколько лет ваша партия победит?

— В следующий избирательный цикл. Победой будет считаться первое место на выборах в Госдуму. Возможно, у нас не будет большинства и придется кооперироваться. Тогда наконец в парламенте будут дискуссии и споры по каждому закону. Будут создаваться коалиции разных фракций, как и положено. А не как сейчас, когда включается машина для голосования «Единой России» — 315 голосов и отстаньте. 108 голосов «против» от трех оппозиционных фракций, толку никакого.

— Вы считаете, что дисциплинированный парламент нужен, чтобы помогать правительству проводить жесткие, непопулярные меры, необходимые для реальной модернизации нашей страны?

— Удобно ни за что не нести ответственности. Безответственность — следствие коррупции, нашей проблемы номер один. По Конституции парламент должен быть абсолютно независимым. С одной стороны, он равный партнер правительства, с другой — постоянный его оппонент. Правительство может ошибаться и ошибается. Но когда Госдума в лице фракции большинства стоит в услужливой позе и говорит правительству: что вы хотите, мы сейчас за все проголосуем, — это неправильно.

— Дело же не в Конституции.

— Конституция абсолютно безупречна. Это следствие монополизма одной партии, «Единая Россия» представляет собой профсоюз бюрократов.

— Избирателей, по-видимому, не очень это беспокоит.

— Многие у нас традиционно голосуют за власть по принципу «лишь бы не было войны». Ядерный электорат «Единой России» — процентов 25.

— Каковы основания предполагать, что это вдруг изменится?

— Лет пять назад за власть искренне голосовало примерно 50% избирателей. А сейчас 25% максимум. Значит, 25% уже устали ждать, хотят перемен. И чем дольше будет у власти «Единая Россия», тем меньше людей будет за нее голосовать.

— А что с Прохоровым случилось?

— Отсутствие опыта в политике. Менеджер в бизнесе это такой же менеджер в политике — абсолютная ерунда. Кто-то счел, что Прохоров может быть слишком самостоятельным. Испугались, что Прохоров может играть не по тем правилам. С моей точки зрения, Прохоров сделал большие политические ошибки.

— Получается, вы играете с властями по правилам?

— Мы с властями не играем. Мы парламентская партия, абсолютно независимая. На нас никакого хомутка нет. Делаем то, что считаем нужным. Наша позиция конструктивна: когда мы критикуем Путина за его бюджет или за пенсионное законодательство, предлагаем альтернативу. Буквально вчера в Госдуме принимался закон об исполнении бюджета за 2010 год, мы голосовали против. Когда этот бюджет готовился, мы разработали альтернативный. Я цифры помню. В бюджете, который внес Путин, предполагались доходы 6,950 трлн руб. Мы сказали: давайте поставим цифру 8,205 трлн. В итоге доходы оказались 8,305 трлн руб. Мы ошиблись на 100 млрд руб., а правительство — на 1,3 трлн. Кто профессиональнее?

— Если вы такие умные и профессиональные, почему вас так мало?

— Нашей партии в отличие от ЛДПР, КПРФ и «Единой России» в октябре будет только пять лет. У нас все впереди.

— В какой вашей жизни — геологической, бизнесовой, муниципально-бизнесовой или федерально-политической — вы были наиболее счастливым?

— Конечно, в геологии.

— Что мешает вернуться к счастью?

— Не по доброй воле в 1991 году мне пришлось менять профессию. Геология развалилась вместе с Советским Союзом и до сих пор не воссоздалась. А я нашел себя в политике, считаю себя профессиональным парламентарием. Я в парламентах различного уровня с 1994 года. Честно работаю для людей. Мне нравится то, что я сейчас делаю, что у нас такая смелая и независимая партия. Мы в отличие от коммунистов не боимся брать власть.

— Легко не бояться, если нет никаких шансов ее взять. Я тоже не боюсь брать власть.

— Вспомним июнь 1991-го. Кто тогда мог сказать, что мы будем жить в другой стране? Никто.

— Как вы завернули! Скажите, что лучше для вашей партии: чтобы цены на нефть росли или падали?

— Лучше для всех, чтобы они были стабильными. Кстати, в бюджете-2010 наш прогноз по цене на нефть оказался реалистичнее, чем прогноз правительства. Думаю, в следующем году цена будет от $80 до 100 за баррель.

— Зачем вы занимаетесь политикой и что для вас является безусловным успехом? Или неуспехом, после которого вы будете готовы уйти?

— Успех — это прежде всего доверие людей.

— Любите вы неизмеримые категории и эфемерные понятия.

— Доверие трансформируется в голоса на выборах, потому что голосуют за тех, кому доверяют. Это, наверное, самый важный потенциал, который должен нарабатывать политик. А когда люди тебя презирают, это неуспех политики.

— Что для вас могло бы стать точкой невозврата, после которой надо уходить из политики?

— Я десантник, у нас очень простые лозунги — «никто кроме нас», «есть воздушные войска — нет задач невыполнимых». Поэтому просто нереальна ситуация, когда руки опустятся, крылышки сложатся.

— На какие компромиссы вы не пойдете, если вас поймают, уцепившись за какой-нибудь формальный повод?

— Поводы искали все девять лет, пока я был председателем Совета Федерации. У меня совесть чиста. Поймать не за что. Я сам ушел из Совета Федерации, потому что не мог пойти на компромисс. Решил обострить ситуацию, но не поступаться тем, что мне дорого. Не хотел никого предавать. И об этом не жалею. Сейчас я более свободен, в том числе в дискуссиях, которые нам предстоят во время предвыборных баталий, я буду предельно откровенен.

— Я всегда делаю домашнее задание перед интервью, даже если это совсем известные люди — вдруг какая-нибудь выхухоль откопается. Так вот некий блогер распределил российские партии по семи смертным грехам. «Справедливой России» достался самый невинный грех — уныние. Не в том смысле, что вы скучные, а что действуете так, как если бы вам самим было ясно: ничего не выйдет.

— Нет, мы прекрасно представляем результат и перспективы. Не сомневаюсь, будущее в России за социал-демократией.

— Надеюсь, что нет. Но удачи вам!

— А социал-демократия — это не страшно, это хорошо.

— Это плохо, но это тема для отдельного разговора.

Россия > Внешэкономсвязи, политика > mn.ru, 30 сентября 2011 > № 410965 Сергей Миронов


Россия > Внешэкономсвязи, политика > mn.ru, 14 сентября 2011 > № 403288 Сергей Миронов

«Никто из варягов к нам уже не придет»

Сергей Миронов в интервью «МН» рассказал о позиции своей партии

Наталья Рожкова

Лидер думской фракции «Справедливой России» Сергей Миронов рассказал «МН», почему его партия считает себя оппозицией Владимиру Путину, но не Дмитрию Медведеву.

— Съезд партии откроется через десять дней — что нас ожидает?

— Съезд будет рабочим, мы его делаем небольшим. Просто утверждение списка кандидатов, никаких сюрпризов. Не секрет, что мы не будем закрывать съезд, чтобы иметь возможность снова его собрать и принять какое-то решение.

— А почему до сих пор такой секрет, кто будет в списке?

— Мы не засвечиваем людей, чтобы не «спалить», чтобы их не начали обрабатывать.

— Так обрабатывать никогда не поздно — кандидаты до середины ноября имеют право на самоотвод.

— Ну хорошо, давайте раскроем карты: 24 сентября завершаются все партийные съезды, и уже будут утверждены списки кандидатов «Единой России», КПРФ и наш. После этого переманить кандидата нельзя. Но это не первая причина.

— А первая?

— Могу искренне сказать: у нас нет окончательного варианта федеральной части. Я даже не могу сказать, будет там три человека, пять, семь или десять. Нарезка территориальных групп определена, сами группы на 80% сформированы, а на 20% все в движении, как пасьянс. Но никто из варягов к нам уже не придет. И никаких артистов и певцов — на первых местах региональных групп будет много председателей региональных отделений.

— Массовый исход депутатов из партии — это не отделение куска бывшей «Родины»?

— Похоже. Сам Рогозин и его люди обрабатывали наших коллег, что все у них будет в шоколаде в «Народном фронте». Уверен, 21-го числа мы увидим присоединение КРО к «Народному фронту» и Рогозина в списках «Единой России».

— Вы продолжаете считать себя оппозиционной партией?

— Степень оппозиционности выкристаллизовывалась все эти годы. И сейчас мы четко заявляем, что оппонируем и правительству, и «Единой России», и ее лидеру, председателю правительства Владимиру Путину. Многие оказались к этому не готовы, вот у Бабакова бизнес — он решил встать от греха подальше в «Народный фронт», а то прищучат.

— Значит, вы в оппозиции и Путину, и Медведеву?

— Прежде всего правительству и председателю правительства, потому что он лидер «Единой России». Мы также не согласны со многими законодательными новациями президента, но я бы не сказал, что мы жестко оппонируем Медведеву.

— А казалось бы, они одно целое — тандем!

— Как говорится, почувствуйте разницу! Медведев — беспартийный.

— Путин тоже.

— Но он лидер «Единой России». И кстати, мы не голосовали за бюджет Владимира Путина, за его пенсионное законодательство.

— А как же «вторая нога власти»? Вот и Алексей Чеснаков в интервью «Известиям» говорит, что «Справедливая Россия» была кремлевским проектом.

— Ни слова правды в интервью господина Чеснакова нет. Все эти сказки про Суркова — все высосано из пальца. Перед вами лидер партии, которая рождена «а» — вопреки желанию Суркова, «б» — он не знал об этом. Все мы сделали сами, мы абсолютно самостоятельные, никуда не ходим за инструкциями, в списки включаем кого хотим.

— А история с исключением Евгения Ройзмана? Сейчас у него аналогичная история в «Правом деле», но и вы его в 2007 году убрали из списка.

— Когда мы готовили списки, пришли люди из ФСБ и сказали: у Ройзмана судимость, если вы его поставите в список, мы будем вынуждены снимать всю партию.

— У него же судимость снята.

— А вот неважно. Я знаю, что есть позиция президента: не должно в Думе быть людей с судимостью. Что, мало тех, у кого судимости вообще нет?

— Чем закончились переговоры с КПРФ о создании альянса?

— Главное предложение — взаимная помощь по наблюдению в день голосования и при подсчете голосов. Коммунисты выдвинули ряд условий, в том числе поддержать их кандидата в президенты. Поддерживать Зюганова мы не будем. Но по факту все равно наши наблюдатели на местах будут сотрудничать.

— На горизонте 2012 год. Когда, на ваш взгляд, Медведев и Путин сядут и договорятся?

— По моим личным ощущениям, решение было принято в декабре прошлого года. Просто его не оглашают, чтобы один из них не стал «хромой уткой».

Россия > Внешэкономсвязи, политика > mn.ru, 14 сентября 2011 > № 403288 Сергей Миронов


Россия > Внешэкономсвязи, политика > mn.ru, 23 мая 2011 > № 333026 Сергей Миронов

«Мы в оппозиции к Путину»

Сергей Миронов считает, что компромиссы с «Единой Россией» невозможны

Лидер «Справедливой России» Сергей Миронов, отставленный 18 мая с поста спикера Совета Федерации, поделился с «МН» впечатлениями от произошедших в его жизни перемен.

— Как вы чувствуете себя в роли лидера оппозиционной партии?

— Очень хорошо чувствую. Времени становится намного больше. Сегодня несколько часов провел в партии, впервые за много месяцев прошелся по кабинетам, поздоровался со своими товарищами по партии, посмотрел, как они работают. Оборудовали мой кабинет, чтобы связь была. Настроение хорошее, боевое.

— После майских праздников, когда впервые было заявлено о вашей отставке, «Единая Россия» предлагала вам какие-то компромиссные варианты решения проблемы?

— Такое ощущение было, что хотят предложить и даже со стороны кто-то подходил осторожненько. Но, не сочтите за нескромность, хорошо зная меня, понимали, что это бесполезно, что я ни на какие компромиссы не пойду.

— Что именно их бы устроило?

— Не знаю, но первое, что приходит на ум, — могли бы отпустить хватку, если бы мы Оксану Дмитриеву в санкт-петербургском региональном отделении поменяли, отказались от какой-то риторики и в чем-то покаялись.

— О Дмитриевой Андрей Исаев прямо сказал, что якобы она вас толкала на эскалацию конфликта.

— Это абсолютно не соответствует действительности. Где бы я ни находился, что бы ни говорил и даже если бы молчал — процесс был бы запущен, время созрело.

— Почему же оно созрело сейчас, ведь отзывом пугали давно?

— Потому, что рейтинг «Единой России» в Санкт-Петербурге упал до 12%, антирейтинг губернатора Матвиенко очень высокий. И как всегда, они считают, что не их политика виновата, а оппозиция им рейтинг подрубила.

— Ваш уход с поста спикера Совфеда — это ослабление партии?

— Нет. Укрепление. Пошла мобилизация — коллеги говорят, что во всех региональных отделениях увеличился приток заявлений по вступлению в партию.

— Но ваше положение «третьего человека в государстве» давало депутатам и рядовым партийцам на местах некоторые гарантии административной защиты от произвола, а теперь ее нет.

— Это иллюзия. Никакой защиты не было, нас и снимали и давили. Конечно, я пробовал вмешиваться, была возможность напрямую обратиться к президенту, иногда это помогало. Но главное, что мы научились сами себя защищать без использования моего административного ресурса — этот опыт дорогого стоит.

— Уже решили, кто из депутатов Госдумы сдаст мандат, чтобы во фракцию пришли вы?

— Сейчас уже 10 человек готовы сдать мандат, но за депутатом Госдумы должна мандаты сдать вся региональная группа. Если пожертвовать суперпрофессиональным депутатом, ему придется раньше времени уйти на избирательную кампанию у себя в округе. А кого-то лучше несмотря ни на что сохранить в Госдуме. Того, кто сдаст мандат, я обязательно сделаю своим помощником в ГД.

— Есть риск, что кто-то в региональной группе сорвет передачу мандата, оставив его за собой?

— Если такое случится, то будет соответствующее отношение партии к этому человеку. Не получится в одной группе — попробуем в другой, но эту задачу мы решим. С учетом графика заседаний Госдумы на это уйдет недели две, не меньше.

— К работе в Госдуме готовы?

— Регламент Госдумы изучаю и даже уже неплохо изучил. Несмотря на похожесть законотворческой работы, есть нюансы, так что мне будут нужны советы. Ну и вообще на новом месте надо осмотреться, узнать, где какие коридоры и двери. Я в Госдуме много раз был, но где там старое, где новое здание — пока не очень хорошо представляю.

— Когда Левичева избирали председателем «Справедливой России» на съезде 16 апреля, один из аргументов был: чтобы в Госдуме был представлен лидер партии. А теперь туда придете вы. Значит, сценарий с отставкой и переходом в Думу тогда не рассматривался?

— Тогда не рассматривался, хотя понятно, что к этому надо было быть готовым. Скажу честно, я считал, что до конца срока полномочий доработаю. Я понимал, что вряд ли депутаты питерского законодательного собрания снова продлят мои сенаторские полномочия, но на досрочный отзыв не рассчитывал. Тем более что сам Тюльпанов (председатель Законодательного собрания Санкт-Петербурга — «МН») около двух месяцев назад на призыв одного из депутатов меня отозвать спросил: зачем? Осталось совсем немного до конца срока полномочий. Сейчас июнь, в июле каникулы, Совет Федерации на сессию собирается в конце сентября, в декабре — выборы. Работать в лучшем случае три месяца. Отзывать смысла не было.

— Вашу фракцию в питерском законодательном собрании, по сути, развалили, раньше почти то же самое произошло на Ставрополье, в Госдуме есть два депутата-перебежчика. Почему ваши фракции разваливаются, а фракции КПРФ — нет?

— Потому что именно с нашими фракциями ведут такую работу. И это свидетельствует, что только мы реальная оппозиция «Единой России». Коммунистов и ЛДПР никто не боится, а нас боятся. Того же Гольмана почти четыре года уговаривали.

— Когда были в Петербурге, вы встречались с Тюльпановым до или после заседания?

— Нет, не контактировали.

— А с Путиным или Медведевым обсуждали ситуацию?

— Нет.

— Когда-то ваша партия была против «Единой России», но поддерживала Путина, а теперь?

— Мы в оппозиции к «Единой России». Если Владимир Путин лидер «Единой России», то мы в оппозиции к нему. Когда председатель правительства вносил бюджет, наша фракция голосовала «против», и я в СФ голосовал «против». Когда вносили пенсионное законодательство, мы тоже голосовали «против». Но есть законы, когда мы правительство поддерживаем. Мы очень прагматичны — смотрим, насколько предлагаемые инициативы соответствуют нашей программе и коренным интересам граждан нашей страны.

— А Медведев? Муссируется версия, что теперь он или возглавит вашу партию, или выдвинется от вас кандидатом в президенты.

— Наша идеология социал-демократическая, а мне кажется, что Дмитрий Анатольевич больше тяготеет к либеральной идеологии, судя по его взглядам и высказываниям. Посмотрим. Но я не думаю, что Дмитрий Анатольевич захочет возглавить нашу партию.

— А если бы поступило такое предложение?

— Сначала мы будем его рассматривать. Если это потребует поступиться принципами или полностью изменить нашу программу, зачем нам тогда это надо? Мы тогда будем другой партией, не социал-демократической.

— Уже решили, будете ли выдвигать своего кандидата в президенты?

— Мы на съезде не примем решения о поддержке кандидата от «Единой России», кого бы они ни выдвинули. А дальше будем определяться сами: выдвигать своего кандидата, поддерживать кого-то, призывать голосовать против всех — пока это непонятно. Скорее всего, будем выдвигать своего кандидата, но пока рано об этом говорить. Вдруг через месяц произойдут какие-нибудь события в стране, и мы поймем, что совершенно по-другому надо позиционировать себя перед президентской гонкой.

— Ваш прогноз на декабрьские парламентские выборы?

— Прогноза делать не буду, поделюсь установкой, которую я даю региональным отделениям: минимум в два раза больше депутатских мандатов, чем в 2007 году. Тогда мы набрали 7% с небольшим, значит, теперь надо набирать не меньше 15%. Наталья Рожкова

Россия > Внешэкономсвязи, политика > mn.ru, 23 мая 2011 > № 333026 Сергей Миронов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter