Всего новостей: 2529575, выбрано 3 за 0.022 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Морозов Олег в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценывсе
Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 марта 2018 > № 2544726 Олег Морозов

Надежда без надежды: почему Порошенко осудит Савченко

Олег Морозов, Вести.ua, Украина

Когда украинские политики попадают за решетку, у них возникает несколько вариантов развития событий. Или сесть и тут же выйти (как Насиров или Мосийчук), или сесть, выйти и быть высланным (как Саакашвили), или остаться за решеткой на длительное время без суда и приговора (как Колесников или Ефремов), или быть осужденным, как Тимошенко. Несмотря на то, что последний вариант — один из самых редких, в случае с Надеждой Савченко возможен только он.

Первый вариант для Надежды сразу был исключен. Он — для «своих». То есть для тех, кто проштрафился, но кого сажать совсем не хотят. Савченко «своей» для нынешней власти, по большому счету, никогда не была. Ее «приобрели» в российской тюрьме как знамя и одновременно как кота в мешке. После освобождения «кота» из мешка стало окончательно ясно, что он не «свой».

Второй вариант в «классическом» исполнении невозможен: у Надежды — украинское гражданство, и оснований его отобрать нет. Но есть альтернативный вариант — обменять на пленных, находящихся в сепаратистских «республиках». В «ДНР» уже заявили о возможности такого обмена. Однако для него нужна одна «мелочь» — согласие самой Савченко. Которое маловероятно.

Впрочем, маловероятен второй вариант и по другой причине: на него вряд ли согласится власть. Когда высылали Михаила Саакашвили, все понимали, что его дело — сплошной фарс, а потому, когда сам высланный возмутился, что его не судят за подготовку госпереворота, власть на это не обратила внимания.

С Савченко ситуация иная: власть по-настоящему испугалась. И она понимает: если после таких обвинений в адрес обвиняемой ее просто отпустят в «ДНР», завтра настоящие диверсионные бригады косяком двинутся в Киев за головой Александра Турчинова, Петра Порошенко или Арсена Авакова. Или всех троих. Поэтому высылка в виде обмена тоже исключена.

Конкурент Ляшко

Остаются два варианта — тюрьма без суда или тюрьма с судом. И вот здесь уже выбор зависит исключительно от одного фактора — выборов.

Не будь их, власть предпочла бы просто держать Савченко за решеткой до бесконечности — для нее не так уж приятна идея публичного процесса в столице, который превратится из суда над Савченко в суд над организаторами Майдана. Но, пока Надежда не осуждена, она может участвовать в выборах — и как кандидат в депутаты, и даже как кандидат в президенты.

Варианты повторного заочного участия Савченко в предвыборной кампании уже рассматривались в СМИ. Понятно, теперь уже не в «Батькивщине» — для Надежды закрыта дорога во все те партии, которые голосовали за ее арест.

Всерьез рассматриваются только два варианта: либо самостоятельное участие Савченко в президентских и парламентских выборах, либо ее участие как кандидата от Оппозиционного блока или «За життя!». Однако ни один из этих вариантов не выгоден Банковой.

Парадокс в том, что, несмотря на всю свою антивоенную тематику, кандидатом в президенты для электората Юго-Востока она стать не может. Этому электорату нравится то, что она говорит, но тут тоже есть понятие «своих». «Свой» для Юго-Востока не участвовал в Майдане и боевых действиях на Донбассе. Тот, кто участвовал, но разочаровался, «своим» не станет.

По этой причине ни одна «юго-восточная» партия не сделает Савченко своим кандидатом. А в качестве самостоятельного кандидата Надежда становится знаменем для таких же, как она, — разочарованных сторонников Майдана, готовых на новые радикальные действия.

По большому счету, такой выход — это выход на электоральное поле Олега Ляшко. Тем более сам Ляшко уже весь измазался сотрудничеством с властью и за вилы больше не берется даже для картинки. Но, спрашивается, зачем власти создавать конкурента для своего сателлита?

Что касается парламентских выборов, то одна из «юго-восточных» партий могла бы взять Савченко к себе. Прежде всего, «За життя!», где риторика Вадима Рабиновича — это та же Савченко, но в лайт-версии. Однако зачем власти усиливать Рабиновича?

Да здравствует закрытый суд?

Потому процесс над Надеждой Савченко уже в ближайшие месяцы неизбежен. Правда, и здесь могут быть сложности: как показал суд по мере пресечения для Надежды, юридическая база для ее осуждения слаба.

Во-первых, показанные Юрием Луценко аудио- и видеодоказательства не могут быть приняты судом, так как наблюдение за народным депутатом вестись не могло. Во-вторых, доказать по ним можно только контрабанду оружия, причастность к которой Савченко доказать практически нереально.

Наконец, в украинской судебной системе по мере приближения выборов находится все меньше камикадзе, готовых сыграть роль Киреева. Поэтому можно предположить, что Банковая постарается сделать суд над Савченко и Рубаном закрытым.

Такой суд может решить все проблемы — и эффект от политических речей Савченко, и притянутый за уши приговор. Обоснование, опять же, можно притянуть за уши — к примеру, что речь пойдет о национальной безопасности или государственной тайне.

Но и этот вариант сработает только в одном случае: если судьбой Савченко не заинтересуется Запад. Между тем, такой вариант вполне возможен — ведь речь идет о народном депутате и, к тому же, члене украинской делегации в ПАСЕ.

Поэтому нельзя исключать, что в Украине снова появится нечто вроде миссии Кокса-Квасьневского, которая будет курсировать между Банковой и камерой Савченко.

В любом случае, очевидно, что надежды власти на ликвидацию Надежды как политического фактора не оправдаются. Если раньше считалось, что Савченко в российской тюрьме для власти была выгоднее, чем Савченко на свободе, то теперь Савченко в тюрьме украинской для нее ничуть не лучше, чем для на свободе. Однако выбора уже нет.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 24 марта 2018 > № 2544726 Олег Морозов


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 февраля 2018 > № 2502197 Олег Морозов

Наследники Михо: кто возглавит Майдан

Олег Морозов, Вести.ua, Украина

В воскресенье в столичном парке Шевченко должен пройти очередной «Марш за отставку Порошенко». Анонс его появился еще в понедельник, но с тех пор ситуация кардинально изменилась: марш анонсирован, но его вождя в стране нет.

Удержится ли организованная Михаилом Саакашвили волна протестов, какими они будут и кто займет вакантное место вождя — это были ключевые вопросы последних дней. И ответы на большинство из них уже ясны.

Платформа десяти

В том, что воскресное вече состоится, ни у кого сомнений нет. Как и нет сомнений в том, что оно будет удачным. Если даже предыдущее — без серьезного информационного повода — собрало больше 10 тысяч человек, то повод теперь налицо.

Сегодня в миниатюре сложилась та же ситуация, которая была 1 декабря 2013 года: протестная волна уже есть, но нужен тот, кто ее оседлает.

Тогда, в 2013-м, «кастинг» проходил прямо по ходу марша — Петр Порошенко лез на бульдозер, «Свобода» захватывала КГГА, намереваясь перехватить пальму первенства у Арсения Яценюка.

Сейчас между информповодом — депортацией Саакашвили — и маршем образовался временной зазор, во время которого потенциальные вожди попытались согласовать совместные действия.

В течение двух дней они встречались в офисе Николая Катеринчука. В результате на свет появилось совместное заявление в защиту Михо и демократии, подписанное десятью политическими силами: «ДемАльянсом», «Гражданской позицией», «Народным контролем», Европейской партией, «Батькивщиной», «Самопомощью», «Свободой», Рухом новых сил и «Хвылей».

Наличие в «совместном заявлении демократических сил» «Свободы» выглядит как черный юмор, но она в нем появилась только для количества. Как и некоторые другие партии.

На самом деле из десятки лишь четыре политсилы имеют права или возможности для того, чтобы считаться наследниками Саакашвили.

«ДемАльянс»

Эта партия не зря указана в перечне первой. Именно она является идеологической основой протестного движения, у которого украли вождя. Она же обеспечивает пиар-сопровождение и поддержку западных посольств. Не случайно «ДемАльянс» оказался единственной партией, представленной на упомянутых переговорах сразу двумя политиками — Василием Гацко и Мустафой Найемом.

Однако у «ДемАльянса» есть одна проблема: в силу своей разбалансированности он не может выступать организатором каких-либо масштабных акций. «ДемАльянс» действительно демократичен. Демократичен настолько, что любые попытки его структурировать наталкиваются на внутреннее сопротивление.

Почти сто лет назад Владимир Ленин, наводя дисциплину в партии большевиков, заявил: «Мы — не дискуссионный клуб». Так вот, Гацко может смело заявлять противоположное: «Мы — дискуссионный клуб». В такой партии интересно быть, но работать на результат она не способна. Поэтому «ДемАльянс» как политическая партия возглавить протесты не в состоянии.

«Гражданская позиция»

Хотя сегодня это партия с большой историей, она по-прежнему ассоциируется всего с одним человеком — Анатолием Гриценко. Политиком еще ющенковского призыва, одного поколения с Петром Порошенко и Юлией Тимошенко. Который при этом слишком мало был во власти, не запятнан коррупцией и даже имеет статус «морального лидера».

Если верить социологии, Гриценко сегодня находится во втором эшелоне рейтинговых политиков и потому вправе претендовать на роль наследника Саакашвили. Видимо, Анатолий Степанович понимает это и сам, поскольку именно он оказался инициатором переговоров в офисе Катеринчука.

Проблема Гриценко в одном: за ним уже закрепился имидж неудачника. Политика, имеющего высокие рейтинги в промежутках между выборами, но на самих выборах постоянно проваливающегося.

К тому же, для молодых «демальянсовских» политиков он тоже — человек из прошлого. Не коррупционер, не аферист, но все равно из прошлого, которое уже устарело.

«Батькивщина»

Линия поведения Юлии Тимошенко в этой ситуации была и остается самой загадочной. Если и существует для нее момент, когда можно возглавить протестную волну, то он как раз настал в тот день, когда Саакашвили отправили в Польшу.

Конечно, Тимошенко никто из партнеров по оппозиционному пулу не верит, но, появись она на переговорах, лидерство непременно перешло бы к ней — и «Батькивщина» была бы в перечне партий первой. Личного обаяния Леди Ю никто не отменял.

Однако Тимошенко послала вместо себя Власенко, продемонстрировав нежелание взойти на вакантный трон Саакашвили. При этом она продолжает переговоры с системной оппозицией о конституционной ликвидации президентского авторитаризма.

Похоже, Тимошенко стала осторожнее. Холодный душ на февральском Майдане 2014 года стал для нее постоянным напоминанием о том, что не с любой стихией можно справиться. И сейчас у лидера «Батькивщины» есть серьезные основания полагать, что удержать под контролем поднятую Саакашвили волну протестов она не сможет.

Рух новых сил

Эта партия уже сейчас является безусловным наследником Саакашвили, ведь это и есть его партия. Вся организационная структура нынешних протестов находится внутри нее, что дает Юрию Деревянко и Давиду Сакварелидзе исключительные права на это движение.

Однако партия была построена под Саакашвили. Деревянко и Сакварелидзе могут быть организаторами и модераторами протеста, но не могут его возглавить.

Именно с учетом ограниченных возможностей подпись Руха новых сил под совместным заявлением была предпоследней.

В ожидании Тимошенко

Два дня переговоров разношерстной оппозиции привели только к появлению «совместного заявления». Что означает: воскресный марш единого лидера иметь не будет.

По аналогии с предыдущим Майданом, возглавлявшимся «трехголовой оппозицией», нынешний протест вступает в новый этап с оппозицией десятиглавой. Каждая из которых рассчитывает на то, что именно ее естественный отбор вынесет наверх.

Хотя все может измениться очень быстро. Для этого нужно только одно: чтобы в воскресенье в парк Шевченко пришла Тимошенко.

Ранее «Вести» писали о том, почему высылка Саакашвили не спасает Порошенко. В понедельник, 12 февраля, руководство Госпогранслужбы заработало премию от президента, организовав блиц-операцию по высылке Михаила Саакашвили. Заработало бы и большее, но ведь оно просто исправляло свой же сентябрьский прокол, когда позволило этому нелегальному мигранту пересечь границу.

Также мы проанализировали, как связаны Саакашвили, наступление русских и чемпионат мира по футболу. Поскольку общепризнанный путь — реализация «Минска-2» — не работает и вряд ли сработает (так как его крестная мать Ангела Меркель отстранилась от украинского вопроса), Кремлю нужен «Минск-3» — и не простой, а с гарантиями выполнения от Вашингтона. Но Банковая на него согласится, как и в двух предыдущих случаях, только в случае наступления, которое превратится в очередной котел.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 февраля 2018 > № 2502197 Олег Морозов


Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 декабря 2017 > № 2426436 Олег Морозов

Пожертвовать частью, чтобы не потерять все: Порошенко предложили поделиться властью

Олег Морозов, Вести.ua, Украина

Михаил Саакашвили вышел на свободу, Юлии Тимошенко простили прорыв границы, Павел Петренко обещает Антикоррупционный суд к февралю. Все это выглядит как полная капитуляция Банковой по всем фронтам. Но только выглядит. На самом деле Петр Порошенко снова пошел по уже дважды опробованному пути: отступление — перегруппировка сил — контратака.

Опробовал этот путь украинский президент в Минске — в сентябре 2014-го и в феврале 2015-го. Под угрозой полного поражения подписывал условия «капитуляции», но вместо их выполнения создавал базу для отвоевания сданных позиций. Теперь пришло время для «Минских соглашений» внутри страны.

Враг системы

До Михомайдана и атаки НАБУ на верхние эшелоны власти жизнь в Украине шла по заведенному еще со времен Леонида Кучмы распорядку: президент, пришедший к власти в результате компромисса элит, рвал договоренности, расширял сферу своей власти и отжимал бизнес у недавних союзников.

Недавним союзникам это не нравилось, но все они понимали, что таковы принципы существования Украины — введенные Леонидом Кучмой, они использовались и Виктором Януковичем. Виктор Ющенко не смог так действовать только потому, что оказался слишком слаб — и в силу полномочий, и как лидер.

Саакашвили, еврооптимисты и НАБУ долгое время казались элементом декора этой системы — вроде «Озимого поколения», «Народной Самообороны» или добробатов. То есть подмастерья, которые используют новые тренды, но потом вписываются в систему.

Однако события осени 2017-го показали, что недавние «подмастерья» превратились в независимых игроков, которые отказались вписываться в систему и даже — с опорой на Штаты — сделали заявку на ее слом.

Из этого Порошенко не мог не сделать два вывода. Первый: войну на всех фронтах он проиграет. Второй: слом системы означает реальную смену всей элиты, а не ее размывание (как в 2014-м), — и потому всем старым союзникам, ставшим противниками, выгодно объединиться с президентом ради самосохранения в «антиамериканский фронт».

Ради усиления для борьбы с основным противником Порошенко предложил заключить мир всем остальным — от «Народного фронта» и «Батькивщины» до Оппозиционного блока.

Прощение Тимошенко за прорыв границы — это тоже отступление, но отступление для предложения мира и союза. И это не единственный видимый элемент новой политической стратегии: за последние дни в эфир прошли заявления Юрия Луценко об отсутствии у ГПУ претензий к отдельным представителям Оппозиционного блока, прекратились взаимные пикировки между «Народным фронтом» и Оппоблоком, Радикальной партией и Оппоблоком, Радикальной партией и «Батькивщиной».

В принципе, все основные игроки сегодняшней политики — птенцы гнезда Кучмы, и угрозу всей элите они понимают. Однако Порошенко слишком часто «кидал» партнеров, чтобы ему поверили. Поэтому то, что происходит сегодня, — не мир, а перемирие.

Обрезание или обезглавливание

Каждый исходит из своего видения политического будущего. Самая серьезная дилемма стоит сегодня перед Тимошенко: она-то нацелилась на Банковую и до осени 2017-го использовала любые возможности, чтобы ослабить Порошенко и усилиться самой.

Отказ от использования Михомайдана и переход (пусть даже скрытый) в ряды союзников президента равносилен отказу от своих планов. С другой стороны, опора на Михомайдан несет риски того, что с ней поступят так же, как сейчас поступают с Порошенко.

Отсюда и двойственность поведения Тимошенко: с одной стороны, она защищает Саакашвили и еврооптимистов на суде и при голосованиях, с другой — практически ничего не говорит на эту тему.

У остальных участников перемирия такой дилеммы нет. Ни в «Народном фронте», ни во всех осколках Партии регионов нет политиков, претендующих на президентский пост с таким же рвением и основанием, как Порошенко и Тимошенко. Поэтому у них — свое видение.

Это видение уже не раз высказывали Арсений Яценюк и Юрий Бойко, Арсен Аваков и Борис Колесников. И даже у Юлии Тимошенко подобные мысли проскальзывали, чередуясь с воспоминаниями о президентских амбициях.

Речь идет о новом компромиссе элит на условиях парламентской республики, в которой пост президента будет сведен к контрольным функциям — как в Германии или Италии. В такой системе, когда все зависят от всех, беспредел одного становится невозможным. Или хотя бы сводится к минимуму.

Слово — за президентом. Ему предлагают пожертвовать частью, чтобы не потерять все. Порошенко 2014 года на такой компромисс пошел бы, не раздумывая. Для президента, уже вкусившего полноту власти и — как все на четвертом году пребывания на Банковой — потерявшего связь с реальностью, такая жертва кажется чрезмерной.

Но если он не пойдет на нее, Тимошенко объединится с Саакашвили, а остальные — в лучшем для Порошенко случае — просто отойдут в сторону. В худшем против президента будут все. Со всеми вытекающими последствиями.

Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 17 декабря 2017 > № 2426436 Олег Морозов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter