Всего новостей: 2526442, выбрано 1 за 0.075 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Смирнов Алексей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаТранспортМеталлургия, горнодобычаФинансы, банкивсе
Украина > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 26 ноября 2015 > № 1578174 Алексей Смирнов

Алексей Смирнов: Вывозить лом из страны нельзя

В последнее время украинские металлурги в своей работе столкнулись с рядом вызовов, один из которых – дефицит металлолома. Нынешние запасы лома на складах отечественных метпредприятий эксперты называют антирекордом, в то время как экспорт этого стратегического сырья из Украины постоянно растет. О возможных способах решения данной проблемы, о том, чем производители смогут заместить лом, а также о перспективах украинской металлургии в интервью МинПрому рассказал доктор технических наук, профессор Алексей Смирнов.

- Алексей Николаевич, старший научный сотрудник Института мировой экономики Петерсона Андрес Аслунд ранее выразил надежду, что украинская металлургия возродится, поскольку наша страна имеет уникальные природные условия для ее развития. Тем не менее в октябре производство на украинских метзаводах вновь начало снижаться. По Вашим оценкам, какие перспективы сегодня у украинской металлургии?

- На сегодняшний день первая проблема отечественной металлургии заключается в том, что на многих заводах используется устаревшее оборудования и консервативные системы технологий. В обозримой перспективе мы, по сути, обречены на производство преимущественно массовых видов продукции, в том числе стальной заготовки. Так что на сегодняшний день мы занимаем в мире свою определенную нишу для этой рядовой продукции. То есть в основном продаем продукцию от руды до заготовки и рядового проката. Потому что продавать готовый качественный прокат оказывается намного сложнее, особенно в условиях отсутствия современных прокатных станов и высокой конкуренции на мировых рынках.

А вторая проблема в том, что сегодня мы более 80% производимой продукции отправляем на экспорт. Больше нас вывозят металла только китайцы, корейцы, японцы и немцы, что, безусловно, ведет к истощению металлофонда страны.

- По Вашей оценке, достаточны ли те меры по модернизации производства, которые предпринимают сегодня украинские металлурги?

- К сожалению, мы все время отстаем. Но, с другой стороны, и инвестировать в развитие сегодня сложно, учитывая тот факт, что цены на металлопродукцию упали до уровня 2003 года. Хотя и позитивных проектов уже реализовано очень много. Многие металлургические заводы начали с самого начала технологической цепочки – с доменного производства. Окупаемость проектов по замене природного газа на пылеугольное топливо относительно быстрая и, например, на комбинате "Запорожсталь" это очень удачно работает. Также установки ПУТ работают на Мариупольском меткомбинате им. Ильича, ожидается скорый запуск такой установки и на доменной печи №9 АрселорМиттал Кривой Рог. Можно тут также вспомнить и новый конвертерный цех на Алчевском металлургическом комбинате, прокатный стан на ДМК им. Дзержинского и, конечно же, полностью новый мини-металлургический завод "Интепайпсталь".

- То есть на ближайшую перспективу у нас полуфабрикат будет доминировать?

- Да, и это в принципе нормальное для нас явление. У нас руда своя и нам надо ее продавать в больших количествах. Понятно, что руду продавать не очень выгодно. Кроме того, у наших месторождений не самое выгодное географическое расположение, поскольку один из ключевых рынков сбыта – Китай – находится очень далеко. Поэтому мы, упрощенно говоря, ведем руду до того передела, где ее становится уже выгодно продавать. Если выгодно продать чугун, то его можно продавать. Если выгодна продажа стальной заготовки – то тогда продается заготовка и т.д.

Хотя необходимо напомнить, что все-таки производим мы не только полуфабрикат. Например, АМКР продает арматуру, катанку и сортовую продукцию, "Запорожсталь" – рулоны, ЕМЗ – арматуру, ММК им. Ильича – лист и трубы, "Азовсталь" – рельсы и листовой прокат. Да, у нас не хватает каких-то технологических усовершенствований, покрытий и т.д. Но сначала предприятие должно найти свой рынок для продажи проката, а потом уже принимать решение, стоит вкладывать деньги в мощности по его производству или нет. И, конечно же, здесь огромное влияние на развитие прокатных мощностей оказывает состояние нашего внутреннего рынка. Дело в том, что у нас сейчас внутренний рынок крайне ограниченный. У всех наших ближайших соседей внутренний рынок более емкий. А какие страны имеют большое потребление металла? Те, где есть в первую очередь машиностроение, автомобилестроение и судостроение. У нас машиностроение находится в глубоком кризисе, а автомобиле- и судостроения практически нет. Да и строительного бума тоже не наблюдается.

- Ранее в Украине наблюдался интерес к электросталеплавильному производству, было построено несколько заводов. Какое сейчас состояние украинской электрометаллургии?

- Сегодня отечественная электрометаллургия уперлась в проблему дефицита металлолома. Кроме того, давайте определимся, что такое электрометаллургия? Это так называемый мини-завод с неполным циклом, перерабатывающий металлолом. Сталь очень хорошо утилизируется, ее можно переплавлять многократно. Между тем строительство электрометаллургического завода требует гораздо меньших инвестиций и гораздо быстрее окупается. Но у нас электрометаллургические предприятия были построены преимущественно рядом с меткомбинатами полного цикла. Когда в стране лома было в избытке, то они очень неплохо работали. А в мире электрометаллургические предприятия, как правило, строятся в тех регионах, где нет большой металлургии. То есть мини-завод собирает региональный металлолом и выигрывает на логистике. Так в США мини-заводы победили в конкурентной борьбе интегрированные заводы в секторе производства длинномерного проката. Сегодня в США половина стали выплавляется на мини-заводах. У них получилось, что на мини-заводах при наличии металлолома сталь дешевле, чем на комбинате полного цикла.

- То есть классическим американским может считаться нереализованный проект в Белой Церкви?

- Да, недалеко от крупных городов, но в стороне от большой металлургии. Например, Молдавский завод – вокруг нет металлургии. Белорусский металлургический завод – не в металлургическом районе. В России запущен новый электрометаллургический завод на миллион тонн стали в год в Калуге. Потому что в районе Калуги и рядом в Подмосковье металлолома достаточно много. Северсталь запустила электрометаллургический завод в Балаково – это на Волге в районе Саратова. В этом случае используется ресурс крупного машиностроительного региона и дешевый водный транспорт. Южнее в Волгоградской области находится небольшой электросталеплавильный завод в г. Фролово, а также завод "Красный Октябрь" в Волгограде. Потом мини-завод есть в городе Шахты (Ростовский электрометаллургический завод), а дальше есть производство в Новороссийске на берегу Черного моря. Что примечательно, во всех перечисленных регионах нет больших металлургических заводов полного цикла.

- Выходит, перспективы у украинской электрометаллургии не совсем радужные…

- Да, она переживает не лучшие времена, как, собственно, и заводы с полным циклом. Не работают ДЭМЗ (причем он остановился уже несколько лет назад), ТСА-Стил, Азовэлектросталь. Далеко не на полную мощность работает новый электрометаллургический завод "Интерпайпсталь" в Днепропетровске, электрометаллургический заводе "Электросталь" (г. Курахово) периодически лихорадит. Я не хочу сказать, что были сделаны какие-то стратегические ошибки при строительстве мини-заводов. Может быть, расчет и был на то, чтобы переработать лом, которого раньше в данных районах было в избытке, но в настоящий момент в условиях открытого экспорта металлолома металлурги ощущают его острую нехватку, особенно электрометаллурги. В текущем году экспорт металлолома достиг рекордной отметки за последние 10 лет, превысив 1,1 млн тонн (по итогам 10 месяцев 2015 года. – Ред.), а соотношение цены на лом на внутреннем рынке к цене квадратной заготовки, как я уже говорил, останавливало производство на "Электростали". Я думаю, что в перспективе у нас будут появляться электрометаллургические микро-заводы. Им не нужно много лома, но они будут производить в первую очередь необходимые для украинской экономики специальные марки стали. Микро-заводы – это фактически цеха с годовым объемом производства в 80-100 тыс. тонн, на которых будет работать 50-70 человек. Объемы заказов у них будут небольшие по массе, что позволит таким заводам успешно функционировать в определенной нише.

- Сбор лома в Украине сильно сократился, особенно с учетом потери контроля над отдельными территориями, и, по разным оценкам, в этом году составит около 4 млн тонн. Насколько это критично для украинской металлургии?

- Дело в том, что металлолом нужен не только электрометаллургам. Он в обязательном порядке используется во всех сталеплавильных агрегатах. Например, для условного меткомбината, который выплавляет конвертерным способом 4 млн тонн стали в год, необходимо использовать 700-800 тыс. тонн металлолома. Мартеновскому цеху также необходим металлолом в объеме до 50% от массы плавки. Но в то же время я не скажу, что лома в Украине собирается уж очень мало – просто у нас сейчас достаточно много данного вида сырья вывозится за границу.

- Так может быть стоит запретить экспорт лома?

- Мое личное мнение, что вывозить лом в сложившейся ситуации нельзя. Мы вывозим стратегический запас страны, который был произведен предыдущими поколениями.

- Какой же, по Вашему мнению, выход из сложившейся ситуации?

- Необходимо каким-то образом урегулировать отношения между ломозаготовителями и металлургическими заводами. Государство должно выставить какие-то заградительные барьеры, чтобы обеспечить металлоломом собственную металлургическую промышленность или хотя бы выработать механизмы, позволяющие национальным производителям быть конкурентоспособными на мировых рынках металлургической продукции. И при этом работать с полной загрузкой мощностей в соответствии с имеющимся портфелем заказов, а не сокращать производство по причине отсутствия сырья или его большой стоимости.

- С точки зрения госрегулирования, увеличение экспортной пошлины до 30 евро/тонн – это приемлемый вариант?

- Это как раз тот вариант, когда и экспорт будет открыт, и украинские потребители смогут регулировать обеспечение своей потребности в соответствии с мировой конъюнктурой. Я не являюсь специалистом в пошлинах. Это очень деликатная сфера. Но как у дилетанта у меня возник вопрос: почему 30 евро, а не 15,5 или 40,4? И я получил ответ на данный вопрос от разработчиков законопроекта, учитывающего данное изменение. При таком уровне пошлины государство получает максимальные поступления в бюджет, если рассматривать соотношение внутренней закупочной цены, объемы ломообразования и экспорта. Не буду вдаваться в подробности, но ломобразование напрямую зависит от внутренней цены, а от него уже и объемы экспорта с уплатой пошлины, и объемы производства с отчислениями в бюджеты всех уровней.

- Но ведь с точки зрения государственной политики выгоднее вывозить не сырье, а готовую продукцию?

- Да, конечно. Во-первых, работают наши металлургические заводы и их сотрудники, а также рабочие на смежных предприятиях получают зарплату. Металлургия должна работать. Ведь что такое украинская металлургия? Мы привезли заготовку в порт – работает транспорт, в порту работают краны, машиностроителям разместили какой-то заказ на оборудование и т.д. А до того, как изготовили заготовку, задействовали еще очень много смежных отраслей. То есть металлургия тянет за собой практически всю экономику. Да и поток валюты в страну гораздо выше, ведь даже тонна квадратной заготовки, несмотря на рекордное падение цен, сегодня на 110-140 долл. дороже, чем тонна металлолома, чего не скажешь про сбор и экспорт лома.

- Будет ли увеличиваться в Украине сбор лома в ближайшей перспективе? Ведь горячая фаза конфликта на Донбассе уже позади…

- Сильных изменений в лучшую сторону, видимо, не будет. Почему? Ломозаготовители, как правило, собирают так называемый амортизационный лом, который выходит из эксплуатации через 25-40 лет. Отступаем 25 лет – 1990 годы. В то время практически ничего серьезного (заводы, трубопроводы, железные дороги) у нас в стране не строилось. До этого от 1980 до 1990 года тоже много не строили – уже срабатывал системный кризис социализма, и мало что в эти годы вводилось в эксплуатацию. Раз так, то особо нечего и выводить из эксплуатации. Системный сбор металлолома – это когда строят новые заводы, дома, рельсы меняют, автомобили старые утилизируют. Возьмем для примера США, у них собирают 50 с лишним млн тонн металлолома в год. И такой приличный объем ломосбора обусловлен тем, что строятся новые заводы, выводятся из эксплуатации старые, железные дороги перестраиваются, перерабатываются на металл миллионы старых автомобилей. Так что если американские мини-миллы не будут работать, то страну просто завалят металлоломом. У нас же ситуация в этом плане отличается кардинально.

- Чем украинские металлурги могут заместить лом? И возможно ли это?

- По импорту закрыть требуемые объемы металлолома вряд ли получится. Несколько раз партии металлолома в Украину привозили из Казахстана, но после этого там был принят закон, ограничивающий вывоз лома. Следует отметить, что очень много стран в мире вводят ограничения на вывоз лома, заботясь о собственном производителе. Больше лома от ближайших соседей нам взять особо негде, поскольку все они располагают электрометаллургическими заводами. Теоретически мы можем покупать его в Стамбуле (Турция), но тогда и цена металлолома будет соответствовать мировой!

Чем еще можно заменить металлолом? В этой ситуации, учитывая тот факт, что у нас много железной руды, нужно рассматривать перспективу развития производства прямо восстановленного железа, и тогда появится дополнительное сырье. Но это потребует крупных инвестиций и несколько лет уйдет на строительство такого завода?

Да, рядом есть Лебединский ГОК (Россия), который является крупнейшим производителем горячебрикетированного железа (ГБЖ). Но рискну высказать мнение, что при наличии собственной железной руды покупать чужое сырье (ГБЖ) в долгосрочной перспективе как-то неправильно. Ранее уже был проект у компании Ferrexpo по использованию технологии широко известной фирмы Midrex. Такая технология получения восстановленных окатышей используется, например, на Оскольском электрометаллургическом комбинате. Проект, к сожалению, не был реализован. Тем не менее, я думаю, что последующие несколько лет еще более жестко обозначат проблему нехватки лома. И в случае отсутствия со стороны государства конкретных действий по поддержанию отечественных производителей стали стратегическим сырьем владеющие рудниками крупные отечественные компании начнут искать ему замену. Такой заменой может быть только прямо восстановленное железо.

Беседовал Василий Январев

Украина > Металлургия, горнодобыча > minprom.ua, 26 ноября 2015 > № 1578174 Алексей Смирнов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter