Всего новостей: 2399160, выбрано 1 за 0.004 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Починок Александр в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценывсе
Починок Александр в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценывсе
Россия > Госбюджет, налоги, цены > itogi.ru, 20 февраля 2012 > № 500596 Евгений Ясин, Андрей Шаститко, Александр Починок

Программный сбой

Пересекаются ли политические программы кандидатов в президенты с экономической повесткой дня

Ключевые положения программ кандидатов в президенты касаются экономики. А что думают по этому поводу экономисты-профессионалы? Что из обещаний кандидатов в президенты может быть реализовано, а что сказано в пылу предвыборной борьбы и канет в Лету сразу после выборов?

Об этом на страницах «Итогов» дискутируют президент фонда «Центр стратегических разработок» Михаил Дмитриев, научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин, гендиректор Бюро экономического анализа, профессор экономического факультета МГУ Андрей Шаститко и член Совета Федерации, экс-министр труда и соцразвития Александр Починок.

— Как вы относитесь к идеям некоторых кандидатов в президенты о новой приватизации и одновременно о выплате олигархами «отступных» за приватизацию 90-х?

Михаил Дмитриев: Новая приватизация должна идти неторопливо, чтобы активы были проданы эффективным собственникам, а не хищническим инвесторам. Что же до идеи расплаты за приватизацию 90-х, то она опасна. Правда, Россия тут не исключение: исследования стран Центральной и Восточной Европы показали, что там население настроено еще более агрессивно в вопросах передела собственности и возврата активов под контроль государства. Но реализация этого сценария породит новую волну недоверия. Ведь большая часть активов не раз переходила в другие руки, уже есть добросовестные приобретатели. А из ключевых олигархов 90-х кто-то разорился, был изгнан за рубеж, попал в тюрьму или продал активы. Из той волны осталось всего двое-трое! Что делать? Назначить пару козлов отпущения? И что это даст стране? Зато для инвесторов это встряска, порождающая тревоги за добросовестные инвестиции.

Евгений Ясин: Ставка на госсектор нецелесообразна, потому что он питается государственными деньгами, тогда как частный сектор питается частной инициативой. Поэтому новая приватизация нужна, а пересмотр итогов старой — нет. Вообще же кандидаты не отнеслись внимательно к экономической составляющей программ. Разве что Владимир Путин, но и он ничего серьезного, что реально способствовало бы развитию экономики на новом этапе, не предлагает. А другим, похоже, все равно: они знают, что не победят.

Андрей Шаститко: Нужна новая приватизация — не такая, как в 1990-е, — и выход государства из производственных активов там, где это возможно. Что же до предложений, чтобы обогатившиеся в 90-е олигархи поделились с государством, то они логичны только в контексте выборов. Кто, случись такое, даст гарантии, что дележа больше не будет и «доплачивать» не придется бесконечно?

Александр Починок: Роль государства как стимулирующего менеджера, создающего правила игры, в экономике должна возрастать, но долю госсектора надо сокращать. Вообще меня огорчили программы завсегдатаев нашей президентской гонки: там много сказано, как потратить деньги, но вот как их заработать? Единственное, что пришло им в голову, — новые налоги! С такими программами повышается вероятность оказаться на месте Греции. Авторы идеи новой национализации должны заявить, где они возьмут деньги, а сторонники новой приватизации — четко сказать, куда эти средства будут направлены. Желание получить «отступные» от приватизации 90-х оправданно, но трудно реализуемо: на многих предприятиях сегодня есть миноритарные акционеры, чьи права будут при этом нарушены.

— Все кандидаты обещают резкое увеличение социальных выплат. Этому можно верить?

М. Д.: Это политическая демагогия. В социальном секторе люди явно получают меньше того, что должны были бы получать. Но Россия на четвертом месте среди развитых стран по доле бюджетников. Это значит, что подъем зарплат на анонсированные Путиным десятки процентов математически нерешаемая задача — очень большая сумма получается. На самом деле этот пассаж взят из Стратегии-2020, и там указывается, что все эти повышения надо делать с учетом масштабной реструктуризации неэффективного бюджетного сектора. А просто обещать повысить выплаты — это откровенный популизм.

Е. Я.: Хорошо перед выборами пообещать всем и все. А с моей точки зрения, нужно делать ставку на то, чтобы помогать слабым, кто серьезно нуждается, остальным просто нужна хорошая обстановка, чтобы они могли зарабатывать. Для чего необходимо развитие предпринимательства, создание привлекательного инвестиционного и делового климата, снижение коррупции.

А. Ш.: Что еще могут обещать претенденты на высший пост перед выборами? Говорить о неприятных для большинства реформах? Не самоубийцы же они! Уйти от постоянного увеличения финансирования социалки можно только тогда, когда большинство избирателей согласятся с тем, что это нужно. Когда они наконец поймут, что выполнить обещанное — значит напечатать денег, а это инфляция. Тогда и политики будут осторожнее в обещаниях, и электорат более требователен к их исполнению.

А. П.: Нормально существовать без колоссальных социальных трат Россия не сможет. Кстати, Михаил Прохоров предложил подумать, как эти деньги заработать. Проблема в том, что нам нужно реформировать рынок труда. У нас дефицит трудовых ресурсов из-за убыли населения. Недаром Владимир Путин говорит о 25 миллионах новых рабочих мест. Но важно не только количество. Сейчас только 20 процентов работающих россиян могут нормально жить на одну зарплату. В мире есть примеры, когда власть делала ставку на то, чтобы росло благосостояние среднего класса: в Гонконге, например, официально заняты увеличением числа долларовых миллионеров. И расчеты показывают, что через десяток лет 47 процентов тамошнего населения будут миллионерами.

— Чем объяснить отсутствие в программах кандидатов внятной концепции борьбы с коррупцией?

М. Д.: Для кандидата от власти это логично. Иначе он будет выглядеть как унтер-офицерская вдова, которая сама себя высекла. Нынешняя власть, будучи главным источником коррупции, не может бороться сама с собой. Только демократизация страны, опора на население, которое уже устало от коррупции, и глубокое изменение системы власти могут помочь. В случае же оппозиционных претендентов отсутствие развернутых программ борьбы с коррупцией действительно выглядит странно.

Е. Я.: Борьба с коррупцией и призывы к национализации и повышению налогов — несовместные задачи. А если вы делаете ставку на частный бизнес и демократию, то вот вам шанс победить коррупцию.

А. Ш.: Мне кажется, что до всех кандидатов наконец дошло, что в лоб эту проблему не решишь. Она — побочный продукт других проблем. Можно контролировать контролеров, но коррупция от этого только вырастет. Самый надежный способ борьбы с ней — гласность и оперативное реагирование государства на информацию о коррупции. Сейчас есть только первое: имена коррупционеров известны, оперативной реакции нет.

А. П.: Формат президентской кампании не позволяет раскрыть эту тему. Борьба с коррупцией — понятная система действий, которую просто надо реализовать.

— Что бы вы добавили в программы кандидатов на пост главы государства?

М. Д.: В экономике и на рынке труда ситуация сегодня нормальная с учетом внешних условий мирового кризиса. Но приоритет — не экономическая политика, а честная власть. А об этом кандидаты говорят меньше всего, потому что ни один из них неспособен этого реально добиться.

Е. Я.: Нужно отказываться от чрезмерных государственных расходов, нужны меры по повышению деловой активности частного сектора и инициативы. Нужна демократизация страны — нормальные выборы, законность, политическая конкуренция и т. д. Если все это сделать, то рано или поздно успех придет. Но вместо этого мы видим постановку политиками невыполнимых задач, которые ведут только к увеличению расходов.

А. Ш.: Нужно прекратить нагромождение законов — многие из принятых не работают, а между тем принимаются все новые. Нужна реформа бюджетного процесса. И нужно что-то делать с отсутствием доверия между бизнесом и государством. Когда глава РСПП Александр Шохин говорил, что неплохо бы ведомствам реагировать на предложения бизнес-ассоциаций, это про то самое. И наконец, нужны гарантии прав собственности и контрактных прав для участников хозяйственного оборота.

А. П.: Нужно предлагать меры по снижению налогового давления, ликвидации коррупционного «налога», созданию условий для развития бизнеса и привлечения инвестиций, а также для притока людей. Наконец, следует разработать динамичные стратегии развития страны.

Что в итоге

Профессиональные экономисты сходятся в том, что кандидаты в президенты в целом верно наметили болевые точки российской экономики. Однако меры по решению острых проблем, как правило, носят популистский характер и сводятся к различного рода маловыполнимым обещаниям. Кто бы ни занял президентское кресло, ему придется столкнуться с реальностью — тем набором проблем, которые существуют уже много лет: зависимостью бюджета от нефтегазовых доходов, неразвитым рынком труда, системной коррупцией, растущим бременем социальных и военных расходов.

Эксперты солидарны и в том, что за 20 лет в России так и не удалось создать нормальную инвестиционную систему. При этом двух десятилетий, например, Китаю вполне хватило для создания собственной мощной финансовой системы.

То же можно сказать и об уменьшении объемов коррупции. По оценкам специалистов, в одной только системе госзакупок разворовывается около триллиона рублей в год. Между тем продуманных механизмов реагирования на этот и другие вызовы, с которыми сталкивается российская экономика, в программах кандидатов экспертам обнаружить не удалось.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > itogi.ru, 20 февраля 2012 > № 500596 Евгений Ясин, Андрей Шаститко, Александр Починок


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter