Всего новостей: 2523556, выбрано 10 за 0.043 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Проханов Александр в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаТранспортГосбюджет, налоги, ценыМиграция, виза, туризмСМИ, ИТОбразование, наукаЭлектроэнергетикаАрмия, полицияМедицинавсе
Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 31 января 2018 > № 2479114 Александр Проханов

Красный конь и чёрная каракатица

Российское государство — лишь питательная среда для доморощенных олигархов?

Александр Проханов

Аркадий Дворкович в Давосе заявил, что в России больше нет олигархов, а есть социально ответственные предприниматели. Аркадий Дворкович — не каракатица, он — чернильное облако, которое выбрасывает из себя каракатица, желая спастись и скрыться.

Российские олигархи испытывают на себе двойное давление. На их миллиарды давит Америка, угрожает отобрать эти миллиарды, вышвырнуть с западных рынков и тем самым натравливает олигархов на Путина — виновника всех их бед и несчастий. На олигархов давит российский народ всей своей ненавистью, нищетой, всем своим сталинизмом, всей своей исторической неприязнью к ростовщикам и мироедам, евангельской истиной о том, что легче верблюду пролезть сквозь угольное ушко, чем богачу войти в Царствие Небесное. Всей проповедью русской классической литературы Толстого, Достоевского, Горького, где неправедно нажитое богатство есть тягчайший неотмолимый грех.

Российские олигархи лебезят перед Западом, тщетно уклоняясь от санкций, сплетая тайные заговоры против президента России и российской государственности. Олигархи стремятся предстать перед русским народом благодетелями, национально мыслящими предпринимателями, меценатами, социально ответственными гражданами. Этому и служат циничные заявления Дворковича о социально ответственных предпринимателях. Абрамович — социально ответственный предприниматель? Чубайс — социально ответственный предприниматель? Воры-банкиры, подобные Пугачёву, который в России крестился на каждом углу, тайно загребая русские богатства и переправляя их за границу, они тоже — социально ответственные предприниматели? Вся хищная ненасытная стая, лязгающая клыками, высунувшая мокрые языки, та, что гонится по пятам за Россией, как волки гонятся за затравленным оленем — всё это социально ответственные предприниматели?

Российские олигархи, построившие на окраинах Лондона "город будущего", знают, во что превратились русские городки и селения — эти скопища гнилых трущобных домов. Появление и взрастание в недрах государства российского страшной каракатицы непомерных размеров является загадкой и ужасающей данностью. Загадка в том, когда и на каком этапе, быть может, на этапе своего зачатия, новое государство российское было инфицировано этой страшной болезнью. Взрастая, укрепляясь, проходя этап за этапом своего становления, сегодня государство российское взращивает в своей глубине собственную смерть — поселившееся в его чреве ракообразное существо. Это существо по мере взрастания и усиления государства само взрастает и усиливается, питаясь его соками. И возникает мучительное подозрение: не создано ли само государство российское как питательная среда для этого солитёра? Быть может, мы строим и укрепляем свою армию, воздушно-космические силы и подводный флот для того, чтобы сберечь страну как пищу, в недрах которой развивается этот скользкий червяк, и сильная страна не позволит чужим мировым червям посягнуть на кормовую базу этого доморощенного чудовища? И не являются ли наши победы на внешнеполитической арене такие, как военная операция в Сирии, восхитительное возвращение Крыма, не более, чем отпором, который даёт олигархическое российское ракообразное своим мировым конкурентам?

А при чём здесь русский народ? При чём здесь русское мессианство? При чём мистика русской истории, русское чудо и русская мечта? Быть может, всё это — гуманитарное и религиозное прикрытие страшной земной реальности? И Россия есть питательная среда для этой чудовищной опухоли, которая в конечном счёте и есть государство российское?

Эти страшные вопросы заставляют посмотреть на все предшествующие сто лет русской истории. Когда великая романовская империя скопила в себе несметные богатства: алмазные короны, государственные и царские золотые слитки, волшебную культуру и изысканную философию, — всё это после 1917 года в одночасье было украдено и переведено на Запад. И нищая, голая, обобранная Россия, напоминавшая линялую икону с содранным золотым окладом, вновь должна была в период сталинских пятилеток, раскулачивания и репрессий накапливать своё национальное богатство. Русский народ, поднятый на дыбу, хрипя и кашляя кровью, возводил великие заводы, строил великую армию, создавал университеты и научные школы, воспитывал уникальных учёных и художников, мобилизовал народ на создание неслыханных ценностей — материальных, духовных, космических. В 1991 году все эти ценности второй раз за ХХ век были моментально вывезены за рубеж. Было украдено и растворилось так называемое "золото партии". Исчезли валютные запасы страны. Были вывезены уникальные инженерные технологии, целые научные школы, представленные замечательными химиками, физиками и биологами. И страна опять оказалась голой, а русский народ — обобранным и несчастным.

И теперь в третий раз строится государство российское. Но в недрах его готовится ограбление России. Вновь несметные русские богатства вывозятся за рубеж. Русские деньги, направляемые Набиуллиной в американские банки, служат другой цивилизации. Вновь везут за границу наше зерно и алмазы, оставляя в России чёрные пустые карьеры и неудобицы. Уплывающие в зарубежные банки и оффшорные зоны российские триллионы завтра в одночасье будут экспроприированы Западом, и Россию в очередной раз оставят нагой и босой.

Эти страшные вопросы русской истории необходимо ставить сейчас, в период президентских выборов. Президент Путин, чьими усилиями было создано и продолжает созидаться новое государство российское, не может не чувствовать этой нарастающей драмы. Государственник №1 не может не понимать, что все его личные и всенародные деяния, будь то Крымский мост или дивные русские монастыри, — все они заминированы. В них вживлены заряды уже в момент строительства: будь то опора Крымского моста или колокольня Ново-Иерусалимского монастыря.

Пройдя сквозь чистилище выборной компании, поблагодарив за участие в выборах Грудинина и Собчак, Жириновского и Титова, возложив четвёртый раз длань на конституцию Российской Федерации, президент Путин займётся исправлением этой жуткой кривизны, возникшей в недрах русского времени. Найдёт рецепт, благодаря которому можно будет извлечь из опор Крымского моста и колокольни Ново-Иерусалимского монастыря губительные заряды, не разрушив при этом сооружения.

Дворкович — это пылинка, которую подхватит ветер Давоса и унесёт в пустоту. Россия предвечная — не миф, не фантазия. Она грозно взирает на нас из небес своими сияющими куполами. Обращается к нам, ныне живущим, словами преподобного Сергия в канун Куликовской битвы. Словами царя Петра к полкам перед началом Полтавского сражения. Словами Иосифа Сталина, сказанными им во время священного парада 1941 года.

Схватка за русскую историю длится. Купание красного коня продолжается. Божественный наездник, оседлавший этого огненного коня, вонзает остриё своего копья в чёрный зев каракатицы.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 31 января 2018 > № 2479114 Александр Проханов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 17 января 2018 > № 2477646 Александр Проханов

Заговор банкиров

приближается день — чёрный для всей бессовестной российской элиты

Александр Проханов

Приближается день — чёрный для всей бессовестной российской элиты. День, когда американцы расскажут миру о паучьем гнезде, которое свили в самом центре России банкиры, сырьевые олигархи, высокопоставленные политики. Об этом гнезде, увы, расскажут нам не российские газеты, не российские телеканалы, а газеты и телеканалы врага, который старается создать из России образ пиратского королевства, запугать Путина предстоящими новыми санкциями, натравить прозападную знать на президента, повторить в России коллапс 1991 года. Пауки в этом гнезде зашевелились. Рвут паутину, жалят друг друга. Они предают своего благодетеля, предают государство российское, которое взрастило их себе на погибель. Зреет заговор: на тайной плавающей в Эгейском море яхте сошлись воротилы российского бизнеса и пишут в Гаагский трибунал донос, в котором рассказывается о взрывах московских домов, убийстве Немцова, о секретах внутренней и внешней политики.

Признаки этого заговора обнаружились в выступлении банкира Авена, который высказал нежелание Альфа-банка кредитовать оборонно-промышленный комплекс России, ибо это навлечёт на Альфа-банк международные санкции, что грозит его существованию. Это прямой саботаж, подтверждение того, что уже осуществляет ряд крупнейших российских банков и корпораций, отказываясь появляться в Крыму, не желая финансировать крымские стройки, крымскую социальную сферу.

Российские банкиры после крушения Березовского, Гусинского и Ходорковского вели себя тихо, но вот вновь выходят на авансцену как наглая сила, претендующая управлять страной, её политикой, её укладом, её исторической ролью. Банкиры — самая мрачная часть российского капитализма. Своими непомерными процентными ставками они душат промышленность, приводят к краху программ, обрекают русскую индустрию на увядание. А теперь, после заявления Авена, грозят остановкой стратегически важных оборонных программ — таких, как строительство подводных лодок класса "Борей", модернизация стратегических бомбардировщиков, обновление ракетно-ядерного арсенала России. Банки занимаются не просто финансами, не просто экономикой — они создают особый тип общества. В 2011 году молодые люди, которые, повязав себе белые ленточки, вышли на Болотную площадь, были порождением банков и корпораций, рекламных бюро и пиар-компаний. Это офисный планктон, воспитанный в недрах антинационального уклада, для которых родина тождественна банковским счетам, совесть — социальному статусу в обществе, достоинство — заморской бутылке шампанского ценою в две тысячи евро.

Банки приносят в современное российское общество ядовитую культуру распада. Это на их корпоративах поёт ликующий петербургский матерщинник, беснуются сатанинские рэперы, происходят закрытые бои без правил, где убивают людей, к ним на Бали летала "президентша" Ксения Собчак. Их представления о русском народе сформулированы всё тем же Петром Авеном, который обнародовал свою доктрину винеров и лузеров. Теорию, выработанную в недрах российского бизнеса, который ненавидит русский народ, спаивает его дурманами, заставляет молчать, а в случае крупного социального конфликта, не задумываясь, расстреляет его из пулемётов. Винеры, победители — это небольшая группа капиталистов, которым удалось захватить баснословные богатства убитого Советского Союза, его недра, заводы, алмазные копи, нефть, сухопутные и морские пути. Они, винеры, победили сверхдержаву, они победили Победу сорок пятого года и Жукова, победили Ленина и революцию, победили стахановцев и узников ГУЛАГа, ибо унаследовали созданную несчастными заключёнными собственность.

Лузеры, проигравшие — это все остальные люди, которые после 1991 года были выброшены за порог цивилизации. Эти лузеры — мы с вами: рабочие, крестьяне, академики, инженеры, писатели, генералы — все, кто проворонил своё счастье, сдал без боя несметные богатства Советского Союза, не сумев защитить Победу 1945 года.

Теперь эта философия винеров и лузеров реализуется в трагическом и неизбежном конфликте, когда элита, вскормлённая народом потом и кровью, производит на свет не Пушкина, не Чайковского и Мусоргского, а банки-изменники, ублюдочные театры, философию распада и осквернения. Схватка неизбежна. Президент, который все эти годы поддерживал баланс между народом и знатью, старался скомпенсировать растущее материальное и духовное неравенство, разъедающее Россию, сегодня уже почти не способен сохранять этот баланс. Президент должен будет сделать выбор: банки или русский Крым. Кудринский слюнявый пацифизм или укрепление ракетно-ядерного щита России. Гниль телевизионных программ или проповедь русского величия. Выбор неизбежен, и, я уверен, он уже сделан.

Крымский мост соединяет континент Россия не только с Крымом, но и с русским будущим, с русским величием и мечтой. Готовясь к предстоящей схватке, пусть каждый из нас преисполнится стоицизмом и верой, отторжением зла и обожанием ненаглядной России. "Заговор банкиров" повторяет "заговор генералов". Пусть Путин разгромит банкиров, как Сталин разгромил генералов. И тогда наступит победа.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 17 января 2018 > № 2477646 Александр Проханов


Таджикистан > Электроэнергетика. Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 29 ноября 2017 > № 2480270 Александр Проханов

Рогунский взлёт

эта станция — символ победы над разрушительной силой войны, ненависти, безумного ослеплённого разума

Александр Проханов

В таджикских горах стремительные воды Вахша многократно прорезаны могучими плотинами электростанций, величайшая из которых — Нурек. Эта советская стройка поражала воображение гигантской, падающей из неба бетонной занавеской, за которой копилось искусственное море и могучие турбины и роторы, созданные на советских заводах, давали ток всей Средней Азии.

Во время трагического перерыва распадалась, умирала красная страна, бушевали войны, обезумевшие от горя народы бросались один на другой, гибли заводы, научные лаборатории, терялся драгоценный опыт всенародного братства. Сегодня, после этого трагического перерыва, Таджикистан завершает новую могучую стройку — Рогунскую ГЭС. Она мощнее и восхитительнее Нурека. Плотина соединит вершины окрестных гор, остановит Вахш и направит его слепую энергию в глубь горы, где грохочут взрывы, идут непрерывные вереницы самосвалов, комбайны ковшами вычерпывают сердцевину горы, в машинном зале уже монтируются великолепные агрегаты, прокладывается кабель, сверкают стеклами тысячи драгоценных приборов. Гора наполнена гулом, ручьями электросварки, трясением бетонных вибраторов, множеством лиц под белыми касками. Двигаясь по этим туннелям, угадываешь грандиозный замысел станции. Стараешься понять, куда ведут бесчисленные туннели, по каким из них хлынет вода, по каким пролягут медные жилы, по каким на станцию станут прибывать всё новые и новые агрегаты.

Здесь создаётся невиданная подземная цивилизация. Оживает сказочный миф, утверждающий, что центр Земли населён исполинами, которые одухотворяют мёртвую породу Земли. Станция — плод огромного замысла. Она обладает планетарной творящей силой. Стихия воды: тающих горных льдов, бурных дождей, подземных ключей. Вода то иссыхает, то стремится с гор селевыми потоками. Горы то громоздятся уступами вверх, то обрываются пропастями, сотрясаются от сейсмической дрожи, являют собой нагромождение сверхпрочной породы со скоплениями зыбких песков и хрупких прослоек соли. Эти стихии преобразованы разумом, который создал рукотворные моря и искусственные горы, внедрил в них драгоценные механизмы, превращает эти слепые стихии в могучий поток электричества.

Рогунская ГЭС потрясает своей красотой и сложностью. Тысячи строителей трудятся днём и ночью, создавая эту красу и мощь. Эта станция — не просто красота преображённой природы, не просто символ творящей техносферы. Эта станция — символ победы над разрушительной силой войны, ненависти, безумного ослеплённого разума.

Здесь, под Рогуном, начиналась чудовищная гражданская война, сразившая Таджикистан после падения Советского Союза. Здесь, вокруг Рогуна, в кишлаках исламисты подняли свой мятеж. Здесь началось братоубийство, пролилась первая кровь. Здесь загрохотали пушки и залязгали танки. Отсюда исламисты начали поход на Душанбе, испепеляя города и сады, взрывая мосты и плотины.

Эта станция — символ победы, памятник павшим героям, знак примирения, в котором народ, переживший ужас братоубийства, вновь соединился в объятиях. Эта станция — вселенская стройка, её проектировали великие советские инженеры, вносили лепту французы, итальянцы и немцы. Тут работают машины Японии, Германии, Белоруссии. Здесь трудятся славяне и азиаты, взращивая её, как любимое общее детище.

Эту станцию строит весь таджикский народ. Не олигархи, не частные корпорации. Это всенародная стройка. Житель самого отдалённого, на окраине страны, кишлака имеет одну-две, а то и десять акций, делающих его собственником станции. Это долгожданное общее дело, которое соединяет богатых и бедных, молодых и старых, верующих и неверующих. Это тот заповедный труд, в котором народ видит своё благополучие, воплощение своих благодетельных чаяний.

Станция сближает молодые государства Средней Азии, которые возникли из плоти красной Советской империи. Государства, между которыми разгораются древние, казалось бы, навсегда угасшие конфликты. Государства мнительные, ревнивые к успеху недавних собратьев. Государства, подверженные влиянию могучих и лукавых соседей. Узбеки ревниво следят за строительством Рогунской станции. Ещё недавно они упрекали таджиков в коварных замыслах, подозревая, что таджики хотят перекрыть воды Вахша и обезводить в Узбекистане огромные пространства орошаемых земель. Прежний президент Узбекистана Ислам Каримов требовал, чтобы таджики прекратили строительство. Учинял блокады, отрезая станцию от путей снабжения. Вражда доходила до того, что узбеки присылали в Рогун свои самолёты, и те сбросили на стройку бомбы.

Слава Богу, эти времена миновали. Новое руководство Узбекистана согласилось с таджикскими доводами, с расчётами гидрологов и инженеров, что водохранилище в Рогуне соберёт все воды от таящих ледников и дождей и в период засушья разумно и планомерно направит избыток воды вниз в русло реки, питая другие гидроэлектростанции так, чтобы воды дошли до орошаемых узбекских земель, позволяя ввести в оборот тысячи новых гектар.

По расчётам таджикских гидрологов, часть воды, не разобранная узбекскими арыками и водоводами, уйдёт в Казахстан, достигнет многострадального Аральского моря, которое на глазах иссякает, и начнёт питать его.

Рогунская ГЭС — президентская стройка. Это любимое детище президента Эмомали Рахмона, он возводит её как память своему правлению. Он собирает со всего мира строителей и инженеров, рассчитывая бюджет страны так, что на строительство ГЭС не потрачено ни одного заёмного доллара. Все деньги, все ресурсы — таджикские, собраны народом Таджикистана, который порой отказывает себе в самом насущном, чтобы выстроить эту бесподобную станцию.

Президент Рахмон — духовный и политический лидер, рождённый среди пожаров, братоубийственной гражданской войны, укротивший эту войну, не отдавший страну на растерзание безумным радикалам. Он не превратился в мстительного победителя, а объединил народ для строительства новой страны, преображая её столицу Душанбе в город восхитительных зданий, университетов, библиотек и музеев.

При нём прекратились выстрелы, он распорядился сажать сады, превращая пустынные предгорья в плантации виноградников, яблонь, черешен. Он проложил по стране великолепные дороги, пробил в горах тоннели, соединяющие с центром самые отдалённые таджикские окраины, которые во время межсезонья или зимних снегопадов бывали отрезаны от центра на добрые полгода.

Президент Рахмон строит таджикскую армию, которая вместе с войсками ОДКБ, вместе с размещённой в Таджикистане 201-ой российской военной базой предотвращает у афганской границы прорывы боевиков ИГИЛ, сберегает не только Таджикистан, но и всю Среднюю Азию, на которую зарятся радикалы, надеясь вновь ввергнуть Таджикистан в кровавую бойню.

Рогунская стройка — это воплощение таджикской мечты о процветающей стране, о справедливом благополучном обществе, о высших смыслах, которые несла и несёт в себе великая таджикская культура, поэзия, музыка.

Через год завершится стройка, загудят могучие турбины, и хлынет свет, тот самый, который предсказывали великие поэты и пророки, свет благоговения людей перед дарованным им мирозданием.

Таджикистан > Электроэнергетика. Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 29 ноября 2017 > № 2480270 Александр Проханов


Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 15 февраля 2017 > № 2074291 Александр Проханов

 Торжок бесподобный

герб города шесть голубей: золотые — символ богатства и благополучия, серебряные — целомудрия и благочестия

Александр Проханов

Восхитителен русский город Торжок, что под Тверью. Голубые снега и янтарное солнце. Нарядные милые дома вдоль улиц среди белоснежных сугробов. Тёмная, незастывшая Тверца, что течёт через город в белых своих берегах. И церкви, монастыри, обители… Одни — ещё обветшалые, разорённые, другие — в строительных лесах, третьи сверкают златом. Кое-где — остатки старых купеческих лабазов, купеческих домов — ладных, на каменных подклетях. Люд, живущий в Торжке, расторопен, деловит, прижимист, знает цену и копейке, и добротному изделию. И как славно пожить среди этой русской тишины и чистоты, среди таинственных воспоминаний о минувшем, которые посетят тебя у монастырской стены, у ампирного особняка или у резных деревянных наличников!

Но Торжок — не музей, не хранитель старинного уклада, о котором так восхитительно, с русским восторгом писали и Бунин, и Тургенев, и Чехов. За Торжком, за городом, где начинается чистое поле, день и ночь рокочут вертолёты, кружат в синем студёном небе. Пятнистые, знакомые каждому Ми-8, способные переносить десантные группы. Хищные, стремительные Ми-24, громящие своим огнём на поле боя танки. И новейшие "Аллигаторы", виртуозные и грозные.

Здесь базируется вертолётный полк, а рядом с ним — уникальный, единственный на всю Россию учебный центр, где вертолётчики, пересаживаясь со старых машин на новые, проходят обучение. Взлетают, садятся, стреляют на полигонах, осваивают приборы ночного видения, новые оптические электронные и лазерные прицелы, новую тактику полёта и боя. Из полка улетают экипажи в Сирию, где идут на удары и громят ИГИЛ, подбирают и высаживают сирийских десантников, доставляют в разорённые города продовольствие, выносят из зоны боёв раненых. Если увидишь среди зимних снегов Торжка смуглое загорелое лицо вертолётчика, ты знаешь, откуда он, солнце каких степей и пустынь опалило это мужественное, строгое, повидавшее виды лицо.

Если вертолёты стрекочут в синем небе, вышивая на нём невидимые узоры, то в центре Торжка работает небольшая милая фабрика, где стрекочут швейные машинки и мерцают иглы, пропуская сквозь бархат, сафьян, парчу золотую нить. Здесь работают знаменитые золотошвеи, чьё тонкое рукоделие украшало златом и серебром митры патриархов, эполеты и мундиры царских генералов и камергеров. И сегодня это таинственное, мистическое шитьё, пленяя глаз, воспроизводит орнаменты русских волшебных сказок, узорных летописных буквиц.

Герб Торжка — шесть летящих голубей: три золотых — символ богатства и благополучия, три серебряных — символ целомудрия и благочестия. И все шесть птиц опоясаны знаменитыми поясками, на которых золотой нитью вышита церковная молитва "Живый в помощи". С такими поясами не расставался русский человек ни зимой, ни летом, ни на улицах, ни даже в банях. И сегодня здесь, в Торжке, витает идея мистического круга — волшебного пояса, который служит неприступной для злого духа преградой, сберегает не только отдельного человека, но и всю матушку-Россию. Этот огромный, сшитый из синего бархата пояс, украшенный золотой вязью, хранится в музее, который напоминает скорее часовню, чем выставочный зал. Ты можешь обойти этот пояс и прочитать вышитые на бархате заветные письмена. И местные радетели, хранители мистических русских традиций, мечтают провезти этот пояс по всей России — с запада на восток и с севера на юг — чтобы сквозь это охранное кольцо были пропущены все русские пространства и русские рубежи, все русские леса и города, озёра и северные льды. И русский человек — будь то боевой генерал, академик или пахарь — чтобы всякий прошёл сквозь этот пояс и через него соединился со всеми в единое нерасторжимое братство, неодолимое, исполненное света и благодати.

Торжок уходит своими околицами в снежные поля и леса. Из этих полей и лесов примчался на окраины города, как грозный бронепоезд, небывалый завод и остановился на окраине. В его длинных цехах почти безлюдно, только раздаются грохоты, скрипы, скрежет и звон. Здесь пилят лес. Этот завод, как утверждают, самый крупный не только в России и Европе, но и в мире. Здесь работают современные станки и машины — американские и немецкие. Они изготовляют не просто доски, не просто привычную всем нам вагонку — они создают особый, небывалый материал, который впервые был задуман в американских секретных лабораториях, обслуживающих военно-промышленный комплекс.

Бревно, которое поступает на автоматические линии, распиливается на тонкие пластины. Эти похожие на пергамент пластины вновь склеиваются, укладываются пластами, в которых по особой методике перемежаются хвойные и лиственные породы. Эти склеенные древесные страницы двигаются под прессом, сушатся, греются, их разрезают на брикеты и вновь склеивают. И в результате из них получается удивительный материал, как будто бы не древесное, а какое-то новое вещество. Из этого материала делают опоры домов. Он лёгкий и более прочный, чем сталь, не горит в огне, не пропитывается влагой. Должно быть, из этого материала можно делать не только дома, но и шпангоуты кораблей и подводных лодок.

Тут же из опилок, стружек и всевозможных отходов прессуются плиты дивной красоты, золотые, как янтарь. Из них строятся жилые дома — прочные, лёгкие, чистые, с тончайшим дыханием соснового леса.

Кончаются, слава Богу, времена, когда мы гнали за рубеж кругляк, сводили огромные пространства леса, а получали за это копейки. Теперь мы продаём за рубеж драгоценный, прошедший глубокую переработку материал. Он рождается на глухих лесных делянках, где автоматические машины пилят, срезают древо под самый корень, обрубают суки, а на месте лесосеки высаживается новый лес. Десятки грузовиков днём и ночью доставляют древесину на завод, а с завода машины везут изделия в петербургский порт и оттуда по морям-океанам аж до самой Австралии.

Русская провинция одолевает невзгоды девяностых годов. Побывайте в Торжке — и развеются мрачные мифы об унылом народе, о пьющих мужиках, о бездельниках, которые, потеряв работу, пьют горькую и ропщут, клянут всё на свете. Торжок трудится. Сюда приезжает множество людей. Здесь нужны сварщики, токари, инженеры, нужны умные, деловые люди.

Сидя с местным священником отцом Николаем в его тёплом, уютном доме среди книг, светских картин и икон, мы говорили о любимой, хранимой Богом России, которую Богородица окружила своим золотым шитьём.

Россия. ЦФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 15 февраля 2017 > № 2074291 Александр Проханов


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Агропром > zavtra.ru, 19 декабря 2016 > № 2009806 Александр Проханов

 Брянщина обетованная

здесь возвращается полям урожайность, а людям пассионарность

Александр Проханов

Невозможно слушать унылые прогнозы либеральных экономистов о том, что застывшая на нуле экономика сегодняшней России – это надолго, чуть ли не навсегда, что полпроцента годового прироста – это неизбежность, это некая «новая реальность», к которой должны привыкнуть мы, мечтающие о рывке, о развитии, о стремительном взлёте России. «Тепловая смерть», о которой вещают высоколобые либералы, есть ложь, злые чары, которыми хотят околдовать русский ум, русское стремление к возрождению.

В своих непрерывных поездках по России я ищу опровержения этому злому колдовству, ищу примеры, когда воля, ум, творческая страсть сметают преграды, ломают коросты застоя, превращают остывшую народную жизнь в сияющую плазму творчества.

Брянщина – ещё недавно печальный край опустошённых земель, остановившихся заводов, исчезающего населения. Край сплошных неурядиц, среди которых – нашумевшеедело о злоупотреблениях губернской власти, что повергло брянский люд в состояние апатии или едкого скептицизма и недоверия.

И вот я на Брянщине. Узнал с изумлением, что прирост промышленного производства здесь исчисляется двузначным числом. А прирост в сельском хозяйстве опережает прирост в плодородном кубанском краю.

Брянский автомобильный завод, в советское время находившийся в числе великих заводов, выпускал уникальные изделия, делал Брянск городом новой цивилизации. В 90-е годы завод убили, как убивают китов безжалостные китобои. Гайдаровцы разгромили завод, и до недавнего времени по огромным заржавелым цехам бессмысленно ходили сонные люди, как полумёртвые пчёлы в опустевшем улье. Но завод спасли, выхватили из-под топора. Сейчас это мощное производство, где строятся многоосные ракетовозы, стальные гиганты с непомерными колёсами, которыми уставлен огромный, уходящий в бесконечность цех. На эти ракетовозы будут поставлены могучие зенитно-ракетные комплексы – гаранты нашей военно-воздушной безопасности.

Отличные дороги федерального значения, а также те, что ведут к районным центрам, развязки, мосты начинают связывать брянские пространства в пульсирующее живое единство.

Моё изумление, моё неверие усилили рассказы о том, что на брянских землях, на суглинках и супесях снимают урожай пшеницы до ста центнеров с гектара! В советское время, если председатель колхоза добивался урожайности 20 центнеров с гектара, ему давали звание Героя социалистического труда. Сегодня здесь урожаи 85-90-100 центнеров с гектара. Это не блеф, не приписка. Это та самая «новая брянская реальность», которая опровергает унылую реальность либерального экономизма.

Мне хотелось увидеть этих хлеборобов, зачерпнуть ладонью добытое ими зерно. Таких хозяйств на Брянщине не тысячи, не сотни, а, пожалуй, не больше десятка. Их владельцев не назовёшь традиционными фермерами, ибо у них во владении десятки тысяч гектар. Эти люди – немагнаты, не банкиры, не высоколобые академики, не многоопытные латифундисты. У одного десять классов образования. Другой ещё недавно был сотрудником полиции, работал в дежурно-постовой службе. Третий – обычный инженер. Это их поля, похожие на драгоценные шёлковые платки, без единого сорняка. Все борозды ведутся тракторами и комбайнами с приборами космической навигации. На машинных дворах стоят десятки могучих русских и зарубежных тракторов и комбайнов, которые в 10, а то и в 20 раз превосходят производительность прежних машин.

Хранилища зерна и картофеля, полукруглые, из рифлёного железа ангары, напоминают стада фантастических гигантских животных, которые столпились среди лесов и полей. День и ночь подъезжают и отъезжают фуры, везут картофель из Брянска во все концы– от Калининграда до Тихого океана. Картофель изумителен по своим вкусовым качествам, по экологической чистоте.

Что здесь случилось, откуда взялись эти работящие мужики, эти великаны, которые среди разрушенных деревень и заросших лесом полей возводят новую аграрную цивилизацию? Эти люди и есть брянское русское чудо. Они утверждают, что среднерусская земля, среднерусский климат – самые удобные и благоприятные в Европе для выращивания зерновых культур и картофеля. А экономические условия, которые созданы для этого в России, – рента и покупка земли, банковское кредитование, налоговое бремя – эти условия во многом благоприятнее, чем те, что созданы на Западе. Здесь требуются только интеллект, знание технологий, неутомимое дерзание. Всё это сочетается со световыми потоками солнца, с жаром и холодом, с дождями и засухой, ранними заморозками, весенними половодьями, со множеством химикатов, которые вносятся в почву в нужный момент и в необходимых количествах на определённую глубину пахотного слоя. И всё это соотносится со множеством других компонентов, которые постоянно меняются. В эту пульсирующую, переменную картину должен вписаться человеческий труд, человеческое разумение.

Это увлекательный мир современной агротехники, позволяющий выращивать баснословные урожаи. Слово «технология» для этих людей ключевое. Они добывают эту технологию не только из книг, не только из лекций известных профессоров и аграрников. Они неустанно ездят за границу – в Германию, в Голландию. Учатся у заморских фермеров, где хитростью, где по-добромудобывают ценные сведения, делятся ими друг с другом, не устают совершенствоваться, увлечены, создают особую трудовую этику, являют собой тип новых русских пассионариев, не пеняющих на государство, не требующих от него непрерывных денежных вливаний. Они богачи, но свою прибыль тратят не на яхты, дворцы или бессмысленные кутежи. Каждый рубль – в развитие. Очищают окрестные, заросшие березняком, поля. Покупают новейшую технику. Ставят новые хранилища. И вокруг этих новых поселений создаются новые ареалы жизни. Покидая перенасыщенные народом города, люди возвращаются в родные места – в деревни и сёла – и получают здесь работу.

Таких людей ещё немного, но они есть, и их будет всё больше и больше. Русский человек, который освоил льды и пустыни, кромку океана и вершины хребтов, этот русский человек никуда не делся. Он здесь, и он начинает просыпаться от глубокой спячки, длящейся десятилетия.

Губернатор Брянщины Александр Васильевич Богомаз. Славная фамилия, ведущая начало от тех, кто писал иконы, ставил их в брянских храмах. Богомаз – из этих людей. Он человек земли, одержим землёй. И у него ключевое слово – технология. Он пришёл в губернаторы не из чиновников, Он – от брянской сохи. Это он в своё время собрал вокруг себя крепких брянских мужиков и, начиная с нуля, имея в кармане жалкие копейки, создал это аграрное царство. Теперь, получив пост губернатора, он стремится втянуть в русло развития всю губернию, будь то село или завод, кондитерская фабрика или библиотека.

Богомазы были духовные и трудолюбивые люди. Расписать церковь или наполнить иконостас иконами – это нелёгкая, рассчитанная на годы работа, которую начинали помолившись, прося благословение Божье. Получая это благословение, создавали изумительные фрески, покрывали доски неповторимыми ликами.

Любить народ и бояться Бога – вот глубинная заповедь. Пусть ею руководствуются сегодняшние губернские лидеры. Пусть будут они плоть от плоти народной. Пусть желают своему народу счастья и благоденствия. Пусть стремятся превратить свои губернии в лучшие земли России. И тогда у них будет успех. Такими мечтателями являются Калужский губернатор Анатолий Артамонов и Белгородский губернатор Евгений Савченко. Таким губернатором является Александр Богомаз. Благодаря их трудам будут опровергнуты унылые кликушеские предсказания либеральных паникёров. Новая реальность России – это сто центнеров зерновых с гектара, это люди, очнувшиеся ото сна, начинающие новое освоение гигантских русских земель в двенадцати часовых поясах.

Брянская мечта – это не просто урожаи, могучие трактора и комбайны. Здесь возвращается полям урожайность, а людям пассионарность. Русские – пассионарный народ. Иначе бы мы не выиграли войны и не улетели в космос. Арктика и Дальний Восток сегодня, как и ранее, манят к себе русских романтиков, землепроходцев, «героев длинной воли». Это обетованные земли, в которых русскому человеку чудились райские смыслы, чертоги справедливости и благодати. И они шли и идут на мерцание Полярной звезды, на туманные всплески великих океанов в поисках не хлеба насущного, а высших духовных откровений.

Брянская земля, которая многим казалась безнадёжно потерянной, бывшая до недавнего времени едва ли не чёрной дырой, брянская земля – обетованная. Её нужно увидеть, узнать, какая она восхитительная и несравненная. Прекрасны эти реки, на которых селились древние славяне. Восхитительны леса, в которых в годы войны бушевало партизанское восстание. Как белоснежны и божественны церкви и монастыри, соединяющие небо и землю таинственным световодом!

На Брянщине родился Пересвет, на копье которого сверкает русская победа. Здесь родился великий Тютчев – этот праведник русской поэзии. Прикоснуться душой к земле, поцеловать её, уверовать в неё как в единственную, ненаглядную – и она, обретённая тобой, станет обетованной землёй.

Двигаюсь по Брянщине, поглаживаю ладонью стальные корпуса ракетовозов, погружаю руку в горы прохладного душистого зерна, слушаю хор крепких голосистых певцов, которые поют любимую на Брянщине песню «Россию строят мужики». Мужики, какие вы славные и могучие! Дай вам Бог строить нашу Россию.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены. Агропром > zavtra.ru, 19 декабря 2016 > № 2009806 Александр Проханов


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 6 ноября 2016 > № 1994623 Александр Проханов

 Государство. Справедливость. Развитие

президент своим посланием задавал вектор, по которому устремится Россия

Александр Проханов

Я слушал послание президента Федеральному Собранию в Кремле, в Георгиевском зале, среди беломраморных плит, на которых золотом начертаны имена гвардейских полков, батарей и экипажей. Президент говорил ровно, спокойно, почти бесстрастно, отточенными формулировками, и своим посланием задавал вектор, по которому устремится Россия. Он сопрягал свою судьбу с этим вектором, и мне казалось, что он и впредь намерен оставаться президентом, не сомневается в своей роли и миссии по воссозданию новой России, станет вопреки досужим прогнозам и предсказаниям баллотироваться на следующий президентский срок.

В своём выступлении он выстраивал будущее. Не само это будущее, а тот жёлоб, то русло, по которому должна двинуться русская история, хлынуть русское время. Этот жёлоб, состоящий из множества программ, инноваций, технологических, политических устроений, должен уловить русское время, направить его на преуспевание Родины. Однако история, если этот жёлоб покажется ей узким или неверным, может хлынуть в ином направлении. Не влиться в уготованное ей русло, а зашуметь, забурлить неуправляемо, сметая на своём пути зыбкие, возведённые руками человека строения. История сильнее любых технологий. Если технологии не точны, если они противоречат законам истории, они будут разрушены исторической бурей.

Справедливость, о которой многократно говорил президент, есть гарантия того, что технологии, управляющие историческим процессом, будут надёжны и эффективны, крепко и гармонично примут на себя давление времени, направят его на процветание Родины.

Справедливость — не прихоть, а основа громадного замысла Господа при создании человечества. Противоречить этому замыслу — значит противоречить творящей воле Всевышнего, обрекать свои деяния на неизбежную катастрофу. Революция справедливости неизбежна, её чает мир, её чает Россия. Революция справедливости, исправляющая вывихи и переломы нашего общества, должна быть проведена сверху — президентом и разумной элитой. Не дай Бог этой революции, как не раз бывало в русской истории, превратиться в народный бунт.

Президент произнёс фразу о сильном государстве. Сильное государство — это залог развития. Всё, что было сделано в России после трагического 1991 года, сделано государством: разгромлены олигархи, умиротворены суверенитеты, пущены заводы, возвращён Крым, обеспечена целостность страны. Развитие, о котором говорил президент, всё огромное множество деяний, установок, программ и целей — всё это должно обеспечить государство, несущее в себе национальный интеллект и национальную совесть. Есть государство — есть народ, есть развитие, есть история. Нет государства — народ становится сирым, беспризорным, тратит гигантский ресурс исторического времени или гибнет от внутренних распрей и внешних вторжений.

Народ слишком хорошо знает цену своему государству, бережёт его, терпит множество неурядиц, несовершенств и изъянов, ибо знает, что государство обеспечивает само существование народа, соединяет волю отдельных людей для всеобщего исторического творчества.

Развитие — вот кодовое слово президентского послания. Мы слишком долго засиделись на ветке, слишком долго не взлетаем. Наша экономика на нуле. Наш огненный порыв после возвращения Крыма остывает. Не будет развития — и мы обречены на стагнацию.

Развитие невозможно при бесконечных внутренних распрях, социальной вражде и грызне, при волнах ненависти, которые захлёстывают общество, извергаются то одной социальной группой, то другой. Бессмысленная, не прекращающаяся вражда красных и белых теперь, когда нет ни красных, ни белых. "Мемориал" публикует тысячные списки работников НКВД, называя их палачами и указывая пальцем на их детей и внуков, словно требует для них возмездия и казни. Делит сегодняшний народ России на жертв и палачей, на власовцев и смершевцев, на "винеров" и "лузеров", на победителей, которые вырвали у жизни богатство, роскошь и власть, и на проигравших, которые лишены всего и влачат жалкое бессмысленное существование. Общественное примирение, основанное на глубоком мировоззренческом и религиозном синтезе, в недрах которого должна лежать божественная справедливость, устраняющая все переломы, все раны, все каверны, заложенные в русскую историю, — вот огромная задача, что обеспечит развитие. Развитие само является лучшим лекарством для умиротворения общества, ибо в нём, развитии, переводящем Россию с одного цивилизационного уровня на другой, найдут себе место все: все народы, все вероисповедания, все поколения, все культуры, все возрасты, все профессии, где каждые руки, каждый ум, каждая душа будут бесценны.

Послание завершилось, и люди пошли работать: кто в Кремль, кто в шахты, кто полетел на бомбардировщике в Сирию, кто отправился в оранжерею выращивать волшебную розу… Как будет развиваться Россия? Куда двинется могучий поток русской истории? Угадаем ли мы волю нашей исторической судьбы? Узрим ли лучи грядущей русской победы? Всё это зависит от президента, от национальной элиты, зависит от народного духа, от нас. Оправдаем надежду, которую возлагает на нас русская история.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 6 ноября 2016 > № 1994623 Александр Проханов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 29 сентября 2016 > № 1918905 Александр Проханов

 Россия — страна заводов

Заводы впитывают в себя новейшие достижения науки, при заводах строятся храмы, усложняется и совершенствуется человеческое общество, в котором рождается будущее. Они — драгоценное достояние родины, плод великих, длящихся столетиями, трудов

Александр Проханов

Мы — накануне долгожданного рывка, накануне модернизации, которую вымаливали годами, несли её идею, её мечту сквозь кризисы и время застоя. Модернизация страны — это перевод России на новый цивилизационный уровень. развитие материальной, индустриальной среды, создание интеллектуальных конвейеров, на которых происходят великие открытия, великие технические откровения, усовершенствование, облагораживание нашего общества, увеличение в нём справедливости, создание нового человека — творца и героя. Труд вновь становится основой человеческого бытия, метафизической категорией, своего рода религией. Ибо через труд — самоотверженный и упорный — мы способны совершить этот рывок. Заводы — это таинственное явление человеческого бытия. Тысячи людей с разными способностями, умениями, знаниями, сходятся в одном месте и создают изделие: грандиозную машину или небывалую систему управления, или невиданный доселе аграрный комплекс.

Есть градообразующие заводы, когда к заводскому труду привлекается такое количество людей, что они, поселяясь вокруг предприятий, создают целый город. А есть государствообразующие заводы — заводы, без которых немыслимо государство, его величие, безопасность, благоденствие. Такие заводы превращают Россию в страну-цивилизацию. Каждый завод на своём месте как огромный столп поддерживает свод государства Российского, своё отдельное заводское развитие превращает в развитие всего государства.

Россия — страна великих заводов. "Севмаш" в Северодвинске, на котором создаются грандиозные подводные корабли. Иркутский самолётостроительный завод, поднимающий в небо небывалые по своему совершенству и красоте самолёты. "Энергомаш" в Химках, создающий двигатели для ракет, по своей сложности приближающиеся к творению самой природы. Корпорация "Энергия", строящая космические корабли, среди которых просматривается тот, что полетит на Марс и Луну. Газо- и нефтеносные месторождения Уренгоя, когда грандиозный ландшафт, перевитый стальными трубами, наполненный тысячами механизмов, электроникой, космической связью, превращается в невиданную по своим размахам индустрию углеводородов. Такие заводы являются ядрами будущего развития. На них рождаются высокие технологии, новейшие системы управления, формируется тип социума, способный обеспечить создание грандиозных машин. Такие заводы впитывают в себя новейшие достижения науки, при заводах строятся храмы, усложняется и совершенствуется человеческое общество, в котором рождается будущее. Эти заводы влияют на внешнюю и внутреннюю политику, включают страну в систему мирового сотрудничества и мирового соперничества. Они — драгоценное достояние родины, плод великих, длящихся столетиями, трудов.

Вторая индустриализация, о которой говорит президент, рывок в развитии предполагает философию общего дела, когда в развитие вовлечён весь народ, в нём заинтересованы все живущие в России люди — от членов правительства до учеников крохотной сельской школы. Смотр заводов, рассказ об их жизни, экспонирование этих заводов во всём их разнообразии с бесчисленными, соединяющими их связями — это и есть философия общего дела, вовлечение в это дело всего народа.

Заводы прекрасны, заводы героичны, заводы прошли через чудовищные потрясения девяностых годов, выстояли, сберегли технологии, заказы, сберегли коллективы инженеров и рабочих, а значит, сберегли страну, сберегли русскую цивилизацию. Такие заводы достойны званий героя. В советское время заводы награждались орденами Красного Знамени, орденами Ленина, орденами Дружбы народов. Теперь заводы, которые выдержали чудовищное давление времени, пронесли свои цеха, свои машины, свои идеи сквозь игольное ушко девяностых годов, такие заводы вправе именоваться заводами-героями. Среди коллективов, работающих на этих героических заводах, особенные люди — герои труда. Это они, в своё время не получая зарплаты, не покидали цехов, не позволяли врагам проникать в секретные сейфы и выносить драгоценные технологии. Они не давали погаснуть лампаде великой советской техносферы. Такие люди — пожилые и молодые, составляют соль соли наших заводов, они достойны званий героев труда. Смотр заводов-героев сопровождается смотром героев труда, воспеванием профессий, владея которыми, человек сотворяет чудо. Рассказ об их чудесных изделиях, где каждое не существует отдельно, а соседствует с другим, производимым на другом заводе, — это и есть проповедь общего дела, столь необходимая в период развития. Развитие индустрии, развитие заводов, создание новых уникальных цехов, неповторимых по своей красоте и сложности изделий сопровождается рождением новой культуры, новой эстетики, новой музыки, в которой зазвучит свиридовское "Время, вперёд!". Новых романов, в которых герой проносит сквозь все испытания и чёрные дыры истории свой идеал, свою техническую идею, образ великой машины, а также образ человека и образ страны, ради которой вершатся великие труды и великие достижения. Россия — родина великих заводов, великих директоров, великих инженеров и великих рабочих — сподвижников.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 29 сентября 2016 > № 1918905 Александр Проханов


Таджикистан > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 5 мая 2016 > № 1752831 Александр Проханов

Роза Победы

Александр Проханов

В 1991-м году Таджикистан, как и другие республики Советского Союза, выпал из большого советского гнезда. И, как едва оперившийся птенец, решил лететь вверх к солнцу, строить своё государство. Однако он был подстрелен на взлёте. Исламисты, затаившиеся глубоко в таджикском обществе, захватили Душанбе, подняли вооружённый мятеж, и началась гражданская война — жестокая, страшная, кровавая. Горели города, селения. Расстреливали пленных и заложников, люди умирали. Беда длилась долго. И вот наступил мир. Исламисты были разгромлены, одна часть из них сложила оружие, а другая укрылась в соседнем Афганистане. И народ провозгласил национальное примирение. Началось братание, условились не поминать о прошлом, а заняться будущим, строительством своего государства.

Таджикские учёные, философы, историки стали искать истоки своей цивилизации в глубокой древности. Изучали стихи Рудаки, Омара Хайяма, Низами. Там они искали следы великой таджикской культуры.

Они исследовали исторический путь и военные подвиги Бабура, который вносил свой вклад в историческое величие своего таджикского народа. Они стали отстраивать свою столицу Душанбе. Советский Душанбе был милый и скромный, зелёный цветущий город, застроенный невысокими домами. А сегодня здесь стали возникать один за другим величественные хоромы: Национальная библиотека, Национальный театр, Дом национальных приёмов.

В центре города стоит памятник основателю таджикского государства Исмаилу Самани: величественная скульптура на фоне беломраморных колонн, с золотой, сверкающей на солнце короной. Душанбе превратился в город дворцов. Целые улицы усажены розами. Плещут фонтаны, благоухают сады, прекрасны молодые красавицы-таджички.

Конечно, кишлаки, даже вблизи от Душанбе, не столь помпезны и прекрасны. Ещё много утлых домов, узких улиц, немощёных дорог. Но почти в каждом кишлаке стоит новая школа, построенная по последнему слову техники: с компьютерными залами, с бассейном, со спортивными площадками. Образованию молодых таджиков уделяется огромное внимание: начальное образование, средняя школа, затем университет, а потом самые одаренные разъезжаются по странам мира — в Россию, в Иран, в Европу. Получают образование и возвращаются с новыми знаниями, с современными представлениями о технике, о культуре.

Надо было накормить народ, снять ужас голодных лет, надо было наполнить столы в кишлаках едой. И сегодня в Таджикистане нет голода, много дешёвых, качественных, натуральных продуктов. На рынках ты восхитишься зрелищем сверкающих на солнце, громадных, как башни, помидоров. Яблоки, груши, отекающие соком черешни. Смуглые лица таджикских торговцев. Тебе протягивают то ложку меда, предлагая лизнуть, то ломтик сочной груши. Рынки — это восхитительное зрелище Востока. И они вполне демонстрируют сегодняшнюю красоту и обилие таджикской жизни.

Для того чтобы накормить народ, встроить его в коллективное совместное действо, стремительно развивается сельское хозяйство. Хлопок всегда был драгоценной отраслью Таджикистана, и таковой остаётся. Выведены новые сорта хлопка, они выращиваются по современным технологиям. Закуплены зарубежные машины. И теперь хлопок убирают не вручную, как прежде, а с помощью техники и почти без потерь. Виноградники, сады, знаменитые гиссарские овцы, что пасутся по склонам таджикских гор.

Однако главная драгоценность сегодняшнего Таджикистана — это его электростанции. Прежде всего — Нурек, жемчужина советского гидростроения. Высотная плотина, обилие электричества собирается со стремительной горной реки.

Рядом с Нуреком строится Рогунская ГЭС. Начатая во времена Советского Союза, заброшенная, пережившая упадок и разруху гражданской войны, сегодня Рогунская ГЭС возводится заново. Это уникальное гидросооружение. Все основные агрегаты находятся глубоко под землёю. Там турбины, электроника, там управление станцией. Эта ГЭС не имеет в мире равных. И построив её, Таджикистан возвращается в цивилизацию. С пуском этой ГЭС Таджикистан связывает своё развитие. Он ждёт, когда пойдёт первый ток, когда этот ток наполнит предприятия, запустит множество моторов, механизмов и машин, пойдёт и за рубеж. И тогда Таджикистан совершит многообещающий долгожданный рывок в грядущее.

Однако не всё так благополучно. Совсем недавно в Таджикистане произошёл мятеж, был совершён путч с целью захвата власти. Заместитель министра обороны — тайный радикальный исламист — организовал восстание. Он собирался, захватив гарнизоны, забрав с собой оружие, поднять мятеж в горах. И оттуда вести наступление на Душанбе. Привлечь к себе внимание зарубежных сил, чтобы к нему потекло оружие, боевики, как это было в Ливии, как было в Ираке. Механизм разрушения стабильных, цветущих стран был запущен здесь, в Таджикистане. Однако мятеж был подавлен, народ не поддержал мятежника, и он был уничтожен. Часть восставших была истреблена, другая ушла в Афганистан.

Соседство Афганистана для таджиков — это вечная тревога. Афганистан сегодня — это страна без строгого государственного устройства, страна, наполненная хаосом, смятением, страна непрерывных войн и террористических взрывов. Талибы, которые были главной дестабилизирующей силой, сходят на нет. Они успокаиваются и ищут союза с правящей властью Афганистана. Но среди них рождаются новые движения, возникает ИГИЛ с его радикальной беспощадной технологией.

Когда в Сирии наши самолеты бомбят ИГИЛ, не очень верится, что ИГИЛ готово из Сирии кинуться в республики Средней Азии, на этих нестабильных пространствах учинить своё злое дело. Но в Таджикистане знают об ИГИЛ, ждут его и готовятся к встрече.

Я был приглашён на удивительные учения, на манёвры стран ОДКБ. Россия, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Армения — сошлись в военный союз для того, чтобы в случае нападения на одну из стран коллективными усилиями отбросить супостата и установить мир. Эти страны прислали в Таджикистан свои лучшие разведывательные части. Пришла электронная разведка, радиоразведка, пришёл спецназ. Была разыграна показательная операция по уничтожению бандитов, которые осмелились бы нарушить территориальную целостность Таджикистана. Глубоко в ущельях — так гласил сценарий — находится база прорвавшихся боевиков. Около колодцев, около штолен, в которых содержится ртуть или даже уран, они, привезя с собой учёных, разбивают лагерь с намерением создать грязную бомбу. Стоит контейнер, в нём накапливаются ядовитые вещества. В ущелье, где обосновались боевики, создан целый укреп­район с миномётными батареями, с охраной, с разведкой. И это ущелье следовало атаковать, бандитов обезвредить, а злосчастный контейнер с грязной бомбой предстояло захватить и уничтожить. Удивительно сложная, ультрасовременная разведывательная операция. Сначала вступала в ход агентурная разведка. Разведчики, замаскированные под странников или земледельцев, первыми узнавали о появлении противника и сразу сигналили в свой центр. Вслед за ними включались киберразведка, кибервойска, созданные сегодня во всех странах ОДКБ. Они просматривали сети, заглядывали в интернет, учились распознавать среди сложных символов, среди фигур умолчания сведения о просочившихся в Таджикистан боевиках. Затем вступала радиоразведка. Мощные радиосистемы процеживали эфир, выуживали из него отрывочные слова, сигналы и позывные боевиков, пеленгуя их местонахождение. Потом включалась космическая разведка. С российских спутников фотографировалась территория. На снимке отчётливо видны горы, ущелье, протекающая по его дну река… Вот точки стоянок, вот боевики в длинных балахонах, в шапках–"афганках", на лошадях двигаются по ущелью.

Затем в действие включалась авиаразведка. Над ущельем пролетал самолёт. Сквозь тучи лазерами и приборами инфракрасного излучения прощупывали ущелье, находили место расположения базы и охранных подразделений. Полетели беспилотники, долго кружа над ущельем. А потом начался штурм. Пролетали самолёты, сбрасывая в ущелье бомбы. Грохот разрывов многократно отражался от склонов, летел по ущелью, возвращался. Это напоминало мне далёкие грозные дни и месяцы, проведённые в Афганистане. А затем штурмовые вертолёты МИ-24 летали над ущельем и, как хищные рыбы, наклоняли свои заострённые носы, клевали это ущелье, сбрасывали неуправляемые ракеты, покрывающие окрестности взрывами и дымами. За этим началось десантирование, и на окрестные вершины, в ущелья высаживался спецназ. На ту голубую гору, с отвесными склонами, высаживался российский спецназ. А на соседнюю розоватую — спецназ Белоруссии. А на другую — зелёную, поросшую лесом от вершин до подножья, — десантировались таджики. Вертолеты МИ-8 нависали над вершинами, с них сбрасывали канаты, и по ним, гибкие и цепкие, спускались спецназовцы и растворялись в окрестных лесах. Они спускались по отлогим вершинам, по отвесным склонам, они падали на головы боевиков, вступали в блиц–бой, они захватывали прорвавшихся боевиков, уничтожали их здесь же, в горах. Это была молниеносная операция. И хотя в ней было много постановочного, но звучали грозные интонации возможного близкого будущего.

Когда операция завершилась, военные накрыли стол, уселись за обильный, гостеприимный таджикский достархан. В вазе стояли алые розы.

Произносили здравицы в честь своей великой красной родины, откуда все они вышли и которую чтили, находясь уже в лоне других государств, других армий. Они произносили здравицы за Победу, которая до сих пор питает их своей священной силой, своей дивной красотой, вселяя в них мужество, волю и победоносные силы.

Когда кончилась гражданская война, и кругом были разорённые села и рыдающие вдовы, когда ещё не просели могилы на кладбищах, таджикский народ стал насаждать сады — яблоневые, вишневые, виноградные. Долины, склоны гор покрывались садами и розами. Я стоял на горной вершине и любовался далёкими перламутровыми далями, переливами розового, золотого, изумрудного. Смотрел на восхитительные сады, слышал их божественный аромат. Я молил Господа, чтобы никогда на этих горных вершинах не поднимался чёрный дым, не слышались разрывы, чтобы никогда эти цветущие сады не превратились в сады горящие.

Таджикистан > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 5 мая 2016 > № 1752831 Александр Проханов


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 28 января 2016 > № 1641496 Александр Проханов

Хлеб земной и небесный

Александр Проханов

Кругом только и разговоры: нефть, баррели, курс доллара, котировки, фьючерсы… Безумная карусель. Человек помещен в вихри сумасшедших понятий. Среди них невозможно найти успокоение. Невозможно изобретать машины, писать книги, совершать научные открытия. Неужели везде так?

Прав был Николай Васильевич Гоголь: "Надо проехаться по России". И я проехался. Побывал в Орле, на Орловщине. Не скажу, что это рай земной. Что люди там живут припеваючи. И там трудно, и там худо. Иногда случаются ужасные напасти. Но человек живет и действует. Например, "Агрофирма Мценская". Огромное хозяйство: скотные дворы, быки, пажити. Это государственное хозяйство, оно сбережено с советских времен. Когда пришли либералы и стали устанавливать свои порядки, они повсюду позакрывали колхозы и совхозы, порезали скот. Началось уныние, бесхлебье, бескормица. А в этом хозяйстве люди отстояли свое добро. Не просто выращивают скот, но и занимаются переработкой, производят удивительные колбасы, копчёности. Россия не умрет с голоду. Такие земли, пашни — всегда будет хлеб. Столько леса — всегда будет кров над головой.

Или небольшое предприятие "Протон-Электротекс", которое возникло уже в наши дни. Изысканное, точное, четкое, хай-теки, чистота, люди в белых халатах сдувают с себя каждую пылинку. В цехах уникальные станки. Там делают коммутаторы электротоков. Приборы, которые подают токи на различные силовые машины. Например, один такой коммутатор может подать ток на атомную электростанцию, другой — на мощный тепловоз, а третий может подать ток на электромагнитную пушку, которая разгоняет снаряд до первой космической скорости. Эти изделия никак не связаны с сегодняшними санкциями, с ситуацией на рынках. Их продают в России. Продают в Европе. Некоторые покупает и Америка. У предприятия — доход, люди получают хорошие зарплаты.

Недавно губернатор Вадим Потомский собрал предпринимателей Орловщины и сказал: "Мы сделали все, чтоб вы здесь получили собственность и хорошо заработали. Сейчас в стране очень трудно с инвестициями. И в Орловской области трудно. Так будьте любезны, направьте свои капиталы, активы сюда, в нашу область. Вот вам объекты. Вот направления ваших действий".

Предприниматели согласились, думают, выбирают объекты, куда вкладывать свои деньги. Конечно, русский человек хочет, чтобы у него на столе был наваристый суп, чтоб над головой был кров. Но ведь не хлебом единым жив человек. Помимо хлеба насущного человек хочет возвышенных переживаний, хочет чувствовать над собой необъятное русское небо.

Слово "орёл", говорят, тюркского происхождения. Но орловцы переосмыслили это слово. Орёл — это священная птица, которая является символом евангелиста Иоанна, того, который начинает свое Евангелие словами "В начале было слово". Орёл — это город слова. Здесь родились, писали, действовали удивительные персонажи русской культуры и литературы. Бунин, Лесков, Тургенев, Леонид Андреев, Тютчев, Фет. Здесь создавались восхитительные творения. Творился язык, с помощью которого русский человек извлекает из бесконечного космоса представление о добре, красоте, подвиге, величии, жертвенности, о бесконечности и бессмертии. Недавно в Орле отыскали неизданные, не известные никому стихи Бунина и статьи его раннего пребывания здесь. Издали эту книгу. Событие грандиозное, такое, словно была открыта рукопись из сгоревшей Александрийской библиотеки Аристофана или Эсхила. Это событие наполняет жизнь местной интеллигенции, местных краеведов и искусствоведов.

Орловщина — это места битв, родина великого русского оружия. Это здесь, на Орловщине, ставились засеки, преграждающие татарской коннице путь на Москву. Здесь проходили битвы великой древности. Под Орлом сломалась Добровольческая армия Деникина. Она получила здесь отпор, откатилась назад и больше не появлялась. Здесь же проходила величайшая в истории человечества Орловско-Курская битва. Тут, на северном фасе этой битвы, происходили страшные танковые сражения, шли танковые тараны, тараны в небе, совершались бессчетные подвиги. И эта битва одухотворяет жизнь орловских людей. По всем дорогам, по всем околицам стоят памятники погибшим воинам, памятники великой воинской славы.

В прошлом году, когда по Москве, по Орлу, по всей стране шел "Бессмертный полк", орловцы задумали собрать на стадионе людей чтобы те пришли и наполнили собой контур звезды "Героя Советского Союза". Пришло 15 тысяч человек. Они встали и наполнили собой звезду. А потом явилось еще 15 тысяч, и еще 15, которые не вместились в звезду. Эта мистическая победная звезда была создана из сердец, из дыханий тех людей, кто чтит в себе великую святую победу.

Орловщина — земля святая. Земля монастырей и приходов. В центре Орла стоит Свято-Успенский монастырь, который еще в недавнее время был в запустении. Здесь была тюрьма, карцеры, здесь страдали узники. Ныне монастырь возрожден, он восхитителен в своей белоснежной красоте. Этот монастырь рассылает во все углы Орловщины своих посланцев: ставит там приходы, открывает маленькие обители. Молодые монахини рассказывали мне, что их обитель возникла на пустом месте, где исчезли деревни, поля зарастали хлебом, где было безлюдье. И как только возникла обитель, поставили храм, стал приходить народ. Стала расти община, возникали семьи. Теперь вокруг монастыря — целые слободы. Пашут землю, сажают хлеб, выращивают скот. Жизнь пришла вслед за приходом, вслед за алтарем.

Мне удалось получить благословение у удивительного старца Илии, который своим обликом, своей сутью повторяет традицию русских старцев, блаженных. От него исходит свет, любовь, как будто в этом человеке исчезла плоть, осталось одно лишь сияние, благоговение, одна любовь.

Люди живут и будут жить великими трудами, великими испытаниями, будут преодолевать напасти, но они хотят возвышенного, хотят подняться над своей горькою долей, хотят ощутить себя носителями высоких смыслов. Гоголь сказал: "Надо проехаться по России". Я и проехался.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 28 января 2016 > № 1641496 Александр Проханов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 19 января 2016 > № 1641469 Александр Проханов

Раковая опухоль

Александр Проханов

послесловие к гайдаровскому форуму

Завершился московский гайдаровский форум, который проводился под эгидой Высшей школы экономики (ВШЭ). «Вышка»– по существу законодательный орган, который в течение пятнадцати лет диктовал и диктует России экономические принципы, по которым она должна развиваться. За это время в России три раза происходил чудовищный кризис, который испепелял накопления граждан, отбрасывал Россию в своём экономическом развитии на десятилетия назад. За время господства ВШЭ так и не удалось создать альтернативной, не углеводородной экономики. Россия при падении цен на нефть оказалась голой, раздетой. У неё нет обрабатывающей промышленности, нам практически нечем торговать на мировой арене.

И вот эти господа, сойдясь в огромном количестве на форум, выходили группами по 4-5 человек и вещали нам о ситуации, которая сложилась в России и о методах её преодоления. Звучали сентенции, что Россия не конкурентоспособна, что у нас нет экономического и технологического будущего, что Россия в иерархии других стран занимает место проигравших, и победители будут эксплуатировать Россию как жалкий придаток их бурно развивающейся цивилизации. Звучала точка зрения, что мы виноваты, не до конца предусмотрели тенденции современного развития и для того, чтобы наверстать эти тенденции, нам нужно самотрансформироваться.

Я смотрел на лицо Чубайса, спокойного как каменная скифская статуя, на лицо Германа Грефа, в котором сквозили босхианские черты, смотрел на лицо Кудрина. Смотрел и думал о том, что, видимо, нам нужно ожидать ещё пятнадцатилетнего периода, когда эти господа, «самотрансформируясь», поведут нас к окончательной экономической смерти.

Потом мне казалось, что ещё немножко, и они будут похожи на подсудимых Нюрнбергского процесса. Им бы наушники на головы, в которых бы звучали переводные тексты, охрану за спинами и обвинительного прокурора, потому что эти люди совершили стратегическое преступление. Они затолкали Россию в исторический тупик. Они сделали всё, чтобы оправдать те формулы, в которых раньше мыслили русскую историю. Это они говорили, что русская история – абсурдистский мировой тупик. Это они говорили, что Россия не конкурентоспособна. Сегодня, спустя 15 лет их экономического правления, они подтверждают, что были правы и всё сделали для того, чтобы их прогнозы и дефиниции оправдались.

Ощущение от этого форума трагическое. Не потому, что сама ситуация в России трагическая и даже не потому, что мы видели парад людей, которые саботировали русское развитие, которые не понимали и не понимают глубинных тенденций жизни нашего континента. Драма в том, что мы не видим возможности избавиться от них. Это раковая опухоль, которая въелась в самые корни нашего общественного организма. Нам всё равно придётся менять экономический курс. Нам придётся выкарабкиваться из бездны, в которую мы свалились и продолжаем падать. И либо мы будем из неё вылезать, а русский народ всегда выбирался из тьмы, либо здесь будет гулять американская морская пехота. Но как провести ампутацию этого страшного органа, как провести смену элит, как изгнать с белой панели этих чванливых, богатых, самодовольных людей, которые создали чудовищный класс собственников, для которых Россия является добычей?!

С другой стороны, глядя на это сборище, я радовался, потому что маски сброшены. Я увидел страшную с налитыми кровью глазами морду, изгрызающую Россию.

Им не бывать в русской жизни.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > zavtra.ru, 19 января 2016 > № 1641469 Александр Проханов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter