Всего новостей: 2527941, выбрано 7 за 0.016 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Рогозин Дмитрий в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаТранспортГосбюджет, налоги, ценыСудостроение, машиностроениеФинансы, банкиСМИ, ИТАвиапром, автопромОбразование, наукаАрмия, полициявсе
Россия > Госбюджет, налоги, цены. Электроэнергетика. Судостроение, машиностроение > premier.gov.ru, 19 июня 2017 > № 2214540 Дмитрий Медведев, Дмитрий Рогозин, Ольга Голодец

Совещание с вице-премьерами.

В повестке: о правилах выделения субсидий организациям автопрома и машиностроения, о Генеральной схеме размещения объектов электроэнергетики до 2035 года, о внедрении электронного больничного листа, о ходе строительства атомных ледоколов на Балтийском заводе.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Несколько слов о документах, которые недавно вышли.

Один касается увеличения поддержки автопрома и машиностроения. Мы меняем профильные правила выделения денег из федерального бюджета. Расширяем круг компаний, которые могут претендовать на эти деньги, включаем теперь туда и производителей комплектующих. В результате они могут снизить затраты на транспортировку узлов и агрегатов. А также увеличиваем объём уже действующей поддержки для автопроизводителей, которые имеют высокую степень локализации, – с 20 до 80%.

Я также утвердил Генеральную схему размещения объектов электроэнергетики, она рассчитана до 2035 года. Это крупный, базовый документ.

Помимо этого есть решения, которые мы принимали, но они работали в пилотном варианте, а сейчас переходят уже в базовый вариант. В частности, это так называемый электронный больничный лист. Уже со следующего месяца практика выдачи электронных больничных станет распространяться по всей стране. По электронным больничным листкам будут выплачиваться пособия по временной нетрудоспособности, по беременности и родам.

Эта система очевидно удобнее, чем система, когда оформляется бумажный документ. Она гораздо быстрее, не нужно стоять в очереди в поликлиниках, чтобы получить все подписи врачей и печати, которые обычно ставятся, врачам меньше бумаг надо заполнять. При этом если ошибки возникают – а они, конечно, возникают, – их проще исправить. В прошлом году, я напомню, было выдано более 40 млн бумажных листков нетрудоспособности, так правильно называется больничный лист. Кроме того, электронный документ потерять невозможно и подделать нельзя, что на самом деле тоже имеет определённое значение. Он подтверждается квалифицированной электронной подписью медорганизации. Как только человек готов вернуться на работу, этот документ, его электронная версия, посылается работодателю и в Федеральный фонд социального страхования.

Тем не менее, несмотря на такой сплошной переход к электронным листкам нетрудоспособности, к электронным больничным, бумажные варианты больничных листов не отменяются, во всяком случае сейчас, на этом этапе, до тех пор, пока люди не привыкнут к тому, что теперь это электронные версии. Если кто-то захочет оформлять больничный по-старому, отказа тоже быть не должно.

Ольга Юрьевна (обращаясь к О.Голодец), расскажите, какие результаты внедрения этого «пилота», потому что это документы, с которыми все люди сталкиваются, и насколько вообще наши медицинские организации и федеральная служба социального страхования готовы к внедрению электронной версии.

О.Голодец: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги! Действительно, введение электронного листка нетрудоспособности имеет особое значение для наших граждан. В нашей стране застраховано по этому виду страхования 52 млн граждан, в выдаче листков нетрудоспособности участвуют практически все медицинские организации первичного звена – 11,8 тыс. организаций.

Ежегодно мы выдаём 40 млн листков нетрудоспособности, гражданам выплачивается 331 млрд рублей на пособия по нетрудоспособности. Это огромный документооборот, и давно назрела необходимость в его переводе в электронный вид. Об этом нас просили граждане, и в 2014 году начался пилотный проект в шести регионах Российской Федерации. Для этого было подготовлено всё электронное обеспечение, и в этих шести регионах больничные листы стали ходить как в электронном виде, так и на бумажных носителях. 40% сразу перешли на использование в электроном виде больничных листов, прежде всего вся молодёжь, листы по беременности и родам практически все оформляются в электронном виде.

Для тех, кому пока неудобно переходить на электронные листки, сохраняется бумажный вариант листка нетрудоспособности.

1 июня 2017 года у нас появились личные кабинеты застрахованного лица и страхователя. Они есть уже во всех субъектах Российской Федерации, и это будет дополнительной опцией для того, чтобы каждому застрахованному лицу было легко обратиться к своей карте, к своим данным и чётко всё проверять. Это будет двойной контроль – как со стороны Фонда социального страхования, так и со стороны застрахованного лица – по поводу выписки нетрудоспособного и своевременной выплаты ему пособия.

Вся эта система призвана навести серьёзный порядок в деле выдачи листков нетрудоспособности. Это позволяет ускорить получение пособий по нетрудоспособности для всех застрахованных лиц, избежать ошибок, сокращает существенно документооборот и освобождает врачей от ненужной бумажной дополнительной работы. Мы готовы к распространению пилотного режима на всю страну, но, как Вы сказали, это будет делаться постепенно, и в первые несколько лет наряду с электронной версией листка будет иметь хождение и бумажный носитель.

Д.Медведев: Тем не менее это правильный подход. Я думаю, что мы сможем продемонстрировать все достоинства этой новой формы электронной, которая в меньшей степени будет обременять наших людей и, естественно, более точно и быстро отражать все данные, связанные с фиксацией нетрудоспособности и взаимоотношений между работодателем, Федеральным фондом социального страхования и медицинским учреждением.

Дмитрий Олегович (обращаясь к Д.Рогозину), мы активно занимаемся возрождением нашего ледокольного флота, в том числе атомного ледокольного флота, который когда-то был у нас самым передовым в мире. Что сейчас происходит, как исполняются поручения Президента и Правительства?

Д.Рогозин: Сегодня начинаем заводские испытания первой турбины для головного ледокола «Арктика», который сооружается в Санкт-Петербурге на ООО «Балтийский завод – Судостроение».

Большое событие, потому что 25 лет на Кировском заводе вообще ничего подобного не делали, и фактически все такого рода работы были только на Харьковском турбинном заводе. Понятно, что после 2014 года пришлось срочно проводить мероприятия по импортозамещению.

Само предприятие вложило 900 млн рублей, оставшуюся сумму дал Фонд поддержки промышленности. В итоге сегодня начинаем эту работу. На каждый ледокол у нас по две турбины, в октябре они уже будут поставлены на судостроительный завод, и дальше по графику, который мы также отработали в ходе рабочей поездки в Санкт-Петербург: июнь 2019 года – сдача головного ледокола «Арктика», ноябрь 2020 года – атомный ледокол «Урал», ноябрь 2021-го – атомный ледокол «Сибирь». С учётом того, что «Росатом» продлил срок эксплуатации ныне действующего атомного ледокольного флота, мы всё успеваем. Фактически уже наши коллеги, работающие в бизнесе, в Арктике, на шельфе, знают о том, что проводка по Северному Ледовитому океану, по Северному морскому пути будет осуществляться.

Также хочу доложить, что довольно оптимистично настроены сегодня и судостроители, и «Росатом», и поставщики в отношении проекта атомного ледокола «Лидер» – сверхкласса, на 120 МВт. И документация есть, и теперь фактически сложилась уже вся промышленная кооперация. Поэтому если будет принято решение Правительством через несколько лет о его строительстве, то в целом техническая основа для его создания также появляется. Таким образом, мы смогли бы полностью обеспечить всесезонность и всепогодность работы Северного морского пути не только по западному маршруту (от Сабетты в сторону Европы), но и в том числе на восток для круглогодичного вывоза углеводородов, добываемых на этих наших месторождениях.

Д.Медведев: А сколько испытания будут идти?

Д.Рогозин: Испытания примерно месяц идут по каждой турбине. То есть фактически первая турбина будет сдана в течение июля, вторая турбина будет передана уже в октябре этого года.

Д.Медведев: Будем надеяться, что всё, что Вы сказали, будет сделано качественно и в срок. Спасибо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Электроэнергетика. Судостроение, машиностроение > premier.gov.ru, 19 июня 2017 > № 2214540 Дмитрий Медведев, Дмитрий Рогозин, Ольга Голодец


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ. Образование, наука > premier.gov.ru, 20 марта 2017 > № 2111761 Дмитрий Рогозин, Ольга Голодец

Совещание с вице-премьерами.

В повестке: о ходе строительства космодрома Восточный; о реализации программы создания в субъектах Федерации новых мест в общеобразовательных организациях; о выборах президента Российской академии наук.

Из стенограммы:

Д.Медведев: Дмитрий Олегович (Рогозин) в очередной раз забрался далеко, на космодром Восточный, с этого и начнём разговор.

Первый этап строительства практически завершается. Проект очень важный. Не говорю о его значении для развития космонавтики, для осуществления пусков, для развития научного потенциала страны – это и так общеизвестно.

В рамках строительства были выделены очень большие деньги, там не всё было без проблем. Занимались иногда и просто их эффективным использованием. Но сейчас хотел бы, Дмитрий Олегович, к Вам обратиться не по поводу пусков и научной составляющей (хотя она, конечно, важнее всего), а по поводу социальной составляющей. Место это дальнее, скажем, не сахарное для жизни (мы с вами там все бывали), и нужно, чтобы там была современная инфраструктура жилья, социальная инфраструктура. Когда мы встречались, об этом говорили. Что сделано? О чём можно сказать?

Д.Рогозин (в режиме видеоконференции): Сегодня я вместе с руководителем «Роскосмоса» Игорем Комаровым и руководителем Федерального медико-биологического агентства Владимиром Уйбой провёл очередную инспекцию космодрома Восточный. Мы были на техническом комплексе, на стартовом комплексе.

Сейчас мы находимся в городе Циолковском, и я могу доложить, что мы ввели в строй несколько новых социальных объектов, которые будут предназначены для того, чтобы ими могли пользоваться работники космодрома. Вы совершенно справедливо сказали, что крайне важно создать максимально благоприятные условия для того, чтобы лучшие из лучших специалисты космической отрасли могли приехать и обслуживать космодром Восточный.

С правой стороны от меня находится административное здание, оно уже принято в эксплуатацию. Здесь будут находиться и загс, и администрация города, уже работает аппаратно-программный комплекс «Безопасный город».

За мной находятся ясли-сад на 140 малышей, в конце мая они будут открыты, причём с бассейном. Сегодня мы этот объект также проинспектировали: очень хорошая работа. А чуть дальше, за садиком, находится 84-квартирный дом, который тоже сейчас вводим в эксплуатацию. В мае этого года будут введены в эксплуатацию ещё два дома – на 63 и на 125 квартир, а в сентябре заканчивается строительство всего этого объекта – города Циолковского (первая очередь заканчивается) и будут введены в эксплуатацию 195-, 125- и 95-квартирный дома.

Поэтому, Дмитрий Анатольевич, я думаю, что, когда Вы во второй половине года приедете на космодром Восточный – а здесь Вас очень ждут, мы планируем два пуска с космодрома, – Вы уже увидите практически полноценный, работающий, заселённый город, очень красивый город со всеми необходимыми условиями для нормальной, творческой жизни.

Д.Медведев: Будем надеяться, что увидим и счастливые лица людей, которые там живут.

Д.Рогозин: Я на это тоже надеюсь. По крайней мере всё, что делают строители и федеральная государственная корпорация «Роскосмос», нацелено на то, чтобы люди чувствовали себя здесь максимально комфортно.

Сегодня мы также посетили уже работающий медико-санитарный центр, который был построен Федеральным медико-биологическим агентством. Я убедился, что он функционирует. Огромное количество людей, амурчан, не только работников космодрома, но и тех, кто жил раньше в городе Углегорске, соседних населённых пунктах, уже пользуются услугами уникального оборудования, которое сегодня сосредоточено в этом центре. Произвело достаточно приятное впечатление, работу будем продолжать.

Д.Медведев: Действительно, очень важно, что вместе с основными пусковыми модулями, вместе с научной составляющей вводится в эксплуатацию и нормальная социальная инфраструктура. Прошу это тоже держать на контроле. И когда приедем, обязательно всё посмотрим.

Привет передавайте коллегам.

Д.Рогозин: Спасибо, Дмитрий Анатольевич.

Д.Медведев: Теперь перейдём к образовательным вопросам, вопросам, касающимся строительства школ.

Мы эту программу, что называется, выстрадали, нашли на неё деньги. Деньги в настоящий момент не фантастические, но позволяют нам развивать эту программу и в этом году. Выделено 25 млрд рублей. В прошлом году за счёт выделенных средств (средства были такие же) было создано 58 тыс. новых учебных мест. В этом году также средства распределяются бюджетам регионов. Эта работа по-разному идёт: где-то быстрее, где-то медленнее. Где-то это создание новых школ, где-то модернизация существующих. Особенно на Дальнем Востоке, в Сибири очень часто говорят: нам не нужны огромные новые школы, которых мы будем ждать десятилетиями, отремонтируйте нашу малокомплектную школу. Как работа выстроена? Какие темпы набрали? Что надеемся получить?

О.Голодец: Сегодня развитие социальной инфраструктуры является одним из основных импульсов развития социальной сферы в целом. И мы знаем, насколько решает проблемы программа по детским садам, которая была реализована в предыдущие три года, когда удалось создать 1,36 млн мест. И замечательно, что эта программа продолжается.

По программе развития школьного образования за десять лет планируется увеличение школьной инфраструктуры и создание дополнительно 6,5 млн новых учебных мест. В 2016 году на эти цели было выделено 25 млрд рублей. В дополнение к федеральной программе регионы осуществляют свои мероприятия по реконструкции, вводу новых мест.

Если считать полный объём всех созданных в 2016 году мест, то их число (это наши усилия плюс региональные) – 167 911 мест. Это очень хороший темп, который задан на старте.

По поручению Правительства мы перешли к тому, что вводим новые типовые школы. Это школы нового образца, современные с точки зрения новых образовательных стандартов, а с точки зрения экономики строительства абсолютно оптимальные.

В 2017 году на реализацию проекта также заложено 25 млрд рублей. Число регионов, которые вошли в эту программу, увеличилось на 19% – с 48 субъектов Российской Федерации до 57. Регионы готовятся заранее, они выделяют площади, что позволяет нам решать вопрос строительства в очень компактные сроки, то есть мы не порождаем никаких долгостроев. Как правило, школы, которые заложены в начале года, к концу года уже сдаются.

В этом году мы ожидаем, что будет введено дополнительно 170 тыс. новых мест, включая реконструкцию школ, которые нуждаются просто в модернизации. Конечно, мы готовы разворачивать программу более масштабно, и если такая возможность появится, то мы сможем реализовать эту программу в более широких масштабах.

Д.Медведев: Появятся деньги – её, конечно, лучше реализовывать быстрее. Мы изначально ориентировались на десять лет. Но десять лет вообще-то большой срок, и по возможности, если будет дополнительное финансирование, было бы лучше этим воспользоваться и стройку приближать.

Что у наших коллег в Академии наук происходит? Это ведь не общественная организация, а государственная академия. Там что случилось, Аркадий Владимирович (обращаясь к А.Дворковичу)?

А.Дворкович: Сегодня началась работа годового общего собрания членов Российской академии наук.

Сегодняшний день посвящён отчёту президента академии и научным докладам, дальше были запланированы выборы президента академии на последующий период. Было внесено три кандидатуры, при этом наибольшая поддержка, по предварительным данным, была у нынешнего президента академии. Тем не менее часть членов академии – и их поддержал нынешний президент академии – посчитала, что есть определённые узкие места в нормативных документах самой академии, прежде всего в уставе, в том, что касается порядка выбора и системы выдвижения кандидатов.

Д.Медведев: Устав утверждается Правительством?

А.Дворкович: Утверждается Правительством. И значительная часть членов академии считают, что нужны изменения в устав. Они их будут предлагать. В связи с тем, что, с их точки зрения, будущая система, которая могла бы быть поддержана Правительством в случае общего согласия, будет более прозрачной и позволит осуществить более эффективный отбор кандидатов, все три кандидата решили снять свои кандидатуры и отложить выборы.

Д.Медведев: А рулить кто будет? Кто на заседании Правительства будет присутствовать? Есть понимание, с кем мы общаться будем?

А.Дворкович: Сейчас юристы смотрят, кто при несостоявшихся выборах будет руководить академией. Видимо, один из вице-президентов.

Д.Медведев: Нам, конечно, небезразлично, что происходит в нашем крупнейшем академическом учреждении. Я ещё раз повторяю: это же не общественный клуб, это государственная академия, которая функционирует на базе государственного имущества и тратит государственные деньги. Поэтому нужно, чтобы там коллапс не наступил. Надо, чтобы они как-то определились. Если потребуется правовая помощь в части, касающейся быстрейшей подготовки нормативных актов – внутренних документов академии, которые позволят провести выборы как можно быстрее, эту помощь надо оказать. Тем более что в конечном счёте, их устав утверждается Правительством Российской Федерации. Если можно сделать что-то красиво и прозрачно, давайте поможем им в этом.

А.Дворкович: Мы сегодня проведём с ними работу и консультации.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ. Образование, наука > premier.gov.ru, 20 марта 2017 > № 2111761 Дмитрий Рогозин, Ольга Голодец


Россия. Арктика > Госбюджет, налоги, цены > fingazeta.ru, 14 декабря 2016 > № 2006583 Дмитрий Рогозин

Арктический ГОСТ

О неисполнении госпрограммы развития Арктической зоны

Дмитрий Рогозин, вице-премьер РФ

Министерству экономического развития поручалось на основе детальной ревизии экономической деятельности и анализа нормативной-правовой базы, регулирующей правоотношения в Арктической зоне, разработать новую редакцию Государственной программы социально-экономического развития Арктической зоны и федеральный закон о развитии Арктической зоны. Предусматривалось, что это станет основополагающим механизмом перспективного развития арктического региона. Программы нет.

Хочу подчеркнуть, что это вина не только Министерства экономического развития. Деятельность Государственной комиссии не принесет должного результата без ответственной реализации ее решений со стороны всех федеральных органов исполнительной власти, министерств и ведомств.

Вынужден отметить, есть и неисполненные поручения, которые мы давали еще в 2015 году. Так, Министерству транспорта поручалось разработать Концепцию развития Арктической транспортной системы на перспективу до 2030 года. То, что получено от министерства, трудно назвать даже эскизом. По существу, это просто набор общих слов и понятий — нужно развивать порты, прокладывать дороги, строить, самолеты и морские суда. Полностью отсутствует какая-либо конкретика по срокам, направлениям, количеству, необходимым ресурсным затратам. А это — стратегический документ для развития Арктики.

В рамках (Международного арктического) форума прорабатывается возможность проведения заседания Госкомиссии с участием президента Российской Федерации. Вот там и подведем итоги нашей деятельности. Причем персонально, по зонам ответственности, ничего личного. Возможно тем, кто пытался поморозиться в рамках Госкомиссии, придется дальше поморозиться в виде постоянно действующих экспедиций на дрейфующих льдах.

Мной неоднократно давались поручения об активизации деятельности органов Государственной комиссии. Больше заниматься такими призывами я не буду. Давать последние китайские предупреждения тоже не собираюсь.

Поручаю отраслевым министерствам в срок до 1 февраля представить доклады, об исполнении поручений Государственной комиссии.

В следующем году на заседаниях президиума Госкомиссии мы планируем предметно рассмотреть перспективы реализации каждого проекта, их приоритетность и возможность предоставления государственной поддержки.

Как я уже говорил, всё, что производится для нужд Арктики, должно иметь высший стандарт, своего рода знак качества «Арктический ГОСТ».

Россия. Арктика > Госбюджет, налоги, цены > fingazeta.ru, 14 декабря 2016 > № 2006583 Дмитрий Рогозин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 мая 2016 > № 1772841 Игорь Шувалов, Дмитрий Рогозин

Совещание с вице-премьерами.

В повестке: об опасном вождении, о порядке размещения свободных средств фонда капитального ремонта многоквартирных домов, о внесении изменений в федеральную целевую программу «Жилище», о госпрограмме развития оборонно-промышленного комплекса.

Стенограмма:

Д.Медведев: Несколько слов по документам. Они важные, поэтому хотел специально акцентировать внимание. Они касаются жилищного законодательства и конкретизируют отдельные финансовые вопросы по капитальному ремонту общего имущества многоквартирных домов. Тема, которая неоднократно поднималась во время моих встреч с общественностью, с коллегами по партии «Единая Россия» и просто с людьми, – это временно свободные средства регионального оператора и порядок их размещения, средства капитального ремонта, которые планируется направить подрядчикам после того, как работы окончены, средства, которые получены из иных источников. Для того чтобы эти деньги не исчезали и, естественно, не подвергались избыточному воздействию инфляции, они могут временно размещаться на банковском депозите. Полученные при этом дополнительные доходы должны быть потрачены только на цели капитального ремонта. Такие правила теперь утверждены. Мы достаточно долго и давно это обсуждали, но сейчас такое решение принято. Надеюсь, оно поможет защитить эти денежные средства.

И второе постановление определяет правила проведения конкурса по отбору банков для открытия счетов регионального оператора капитального ремонта. Это требования к достаточности капитала банка, это может быть только российская кредитная организация, капитал которой составляет не менее 20 млрд рублей, то есть надёжный, крепкий банк. Список таких банков ежеквартально публикует Центральный банк. И правила определяют условия участия кредитных организаций в конкурсе, требования к конкурсным процедурам и документации. Таким образом, мы имеем сейчас нормативную основу для того, чтобы защитить денежные средства, которые направляются на капитальный ремонт жилищного фонда.

Ещё одно постановление вносит изменение в целевую программу «Жилище» и даёт возможность молодым семьям, которые получают социальную выплату, направить эти деньги на погашение ипотеки.

Хочу затронуть ещё один резонансный вопрос, он касается правил дорожного движения. Автомобильное движение очень интенсивное у нас, мы вынуждены постоянно корректировать законодательство, чтобы обеспечить безопасность всех участников движения – и водителей, и, конечно, пассажиров, и пешеходов. Поэтому такие решения регулярно принимаются. Постановление, о котором сейчас идёт речь, касается тех, кто неправильно себя ведёт на дороге, подвергает опасности не только свою жизнь, но и жизнь окружающих.

Мы некоторое время назад начали обсуждать модель так называемого опасного вождения. Запрет на опасное вождение не должен, конечно, быть поводом для злоупотреблений в отношении добросовестных водителей, именно поэтому мы довольно долго обсуждали саму формулировку, чтобы никакой двусмысленности в определении термина «опасное вождение» не было. Мы в марте об этом говорили, я тогда принял решение отложить подписание документа, чтобы провести обсуждение на открытых площадках. Такое обсуждение состоялось, интерес был огромный, порядка 150 тыс. посещений, поступило немало предложений. В результате документ был доработан и такое постановление Правительства – об изменениях в правилах дорожного движения в части так называемого опасного вождения – я подписал.

Игорь Иванович (обращаясь к И.Шувалову), расскажите, пожалуйста, как шла работа и на что в итоге мы вышли?

И.Шувалов: Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги! Мы в Правительстве работаем по плану, который Вы утвердили в августе 2015 года, и это достаточно объёмная законотворческая работа. Сейчас Государственная Дума в рамках весенней сессии рассматривает несколько законопроектов, которые подготовлены Правительством. Мы надеемся, что эта наша совместная работа завершится принятием соответствующих федеральных законов.

По термину «опасное вождение» и определению опасного вождения как административного правонарушения я Вам докладывал в марте. Документ был подготовлен Министерством внутренних дел и действительно на тот момент содержал возможность двоякого толкования, там были некоторые неточности, размытые формулировки. На это обращали внимание не только эксперты, но и участники дорожного движения, водители. Получив поручение этот документ разобрать в рамках Открытого правительства, мы собрали экспертный совет, пригласили экспертов, тех, кто профессионально занимается правилами дорожного движения, – вообще как ситуация развивается с безопасностью дорожного движения? Мы подключили телевизионные каналы, передачи, которые достаточно популярны у наших граждан, где часто выступают эксперты Правительства, и некоторые журналы, в том числе журнал «За рулём». Мы подробно изучили саму формулировку, были даны предложения, как эту формулировку уточнить. Формулировка, которую мы Вам представили в последней редакции, – это как раз плод совместного нормотворчества. Эта формулировка хоть и объёмная, но достаточно точная.

Вместе с тем, для того чтобы избежать каких-либо неприятностей на дорогах, когда сотрудники ГИБДД останавливаютводителей, мы заранее подготовили вместе с Министерством внутренних дел и экспертами так называемую библиотеку. Это такие примеры нарушений правил дорожного движения, которые будут рассматриваться как опасное вождение. Таких примеров сейчас шесть. Это компьютерная модель, но она поддерживается и конкретными реальными случаями поведения водителей на дорогах. Мы разместили в интернете эту библиотеку, и за несколько дней свыше 2 млн обращений было к этой библиотеке. Мы понимаем, что граждане теперь чувствуют себя более безопасно, потому что понимают, за какое конкретное поведение будет наступать ответственность.

Эта библиотека будет пополняться, мы будем её рассматривать и дальше, другие дополнения к ней. Пока с Министерством внутренних дел договорённость такая: они своими циркулярами и внутренними разъяснениями будут ориентировать сотрудников ГИБДД на то, чтобы при определении того, опасно ли было вождение водителя или нет, руководствоваться примерами, которые находятся в этой библиотеке. Ещё раз скажу, что в настоящий момент таких примеров шесть, никаких других помимо этих сотрудники пока рассматривать не будут – только после того, как пройдут публичные обсуждения и произойдёт дополнение к этой библиотеке.

Теперь, после утверждения определения «опасное вождение», нам необходимо также с экспертным сообществом, с гражданами отработать всё-таки размер административной ответственности, штрафа за опасное вождение. Предварительно нам говорили о том, что этот штраф должен быть около 5 тыс., но все дискуссии в последние два месяца говорят о том, что за такие примеры необходимо предусмотреть более высокие штрафы. Каков объём этого штрафа, мы будем обсуждать. Рассчитываем, что такое решение будет поддержано осенью 2016 года и будет наступать административная ответственность в виде штрафа за опасное вождение.

Д.Медведев: На дорогах происходят очень разные случаи, есть совершенно возмутительные, которые становятся достоянием общественности, когда водители ведут себя просто безобразно, создавая угрозу для жизни окружающих. Понятно, что именно на предотвращение таких случаев и направлена новая модель опасного вождения. Мы действительно долго шли к этому юридическому определению. У нас оно не работало, хотя в целом ряде стран подобные формулировки используются. Нам надо посмотреть за практикой применения соответствующей нормы правил дорожного движения, которую я утвердил. Если потребуется что-то откорректировать, если мы увидим, что что-то всё-таки срабатывает не так, как нужно, надо будет предложить поправки в законодательство. Это новый опыт, но нам есть резон этим опытом воспользоваться именно для того, чтобы предотвращать наиболее опасные нарушения правил дорожного движения, которые совершаются водителями.

И ещё один вопрос, он касается другой темы – крупной государственной программы. Я утвердил новую версию этой государственной программы, она посвящена развитию оборонно-промышленного комплекса на период с 2016 по 2020 год. Там много всего предусмотрено: развитие инновационного потенциала оборонных предприятий, повышение конкурентоспособности их продукции, увеличение роста промышленного производства, продвижение наших, российских товаров военного назначения на мировые рынки, а также вопросы, связанные с зарплатой работников оборонно-промышленного комплекса.

Дмитрий Олегович (обращаясь к Д.Рогозину), несколько слов скажите по поводу этого документа, потому что он носит среднесрочный характер и важный.

Д.Рогозин: Спасибо.Уважаемый Дмитрий Анатольевич, уважаемые коллеги, я постараюсь его кратко прокомментировать.документ очень сложный, содержит несколько подпрограмм и основные мероприятия, которые мы должны будем осуществить до 2020 года, с тем чтобы в полной мере завершить нынешнюю программу вооружения, рассчитанную до 2020 года, и войти с 2018 года в новую программу вооружения.

Помимо тех мероприятий, которые связаны с государственной поддержкой предприятий оборонно-промышленного комплекса и усилением кадрового потенциала, программа содержит подпрограммы, такие важные как импортозамещение продукции военного назначения, которая ранее поставлялась из стран – членов НАТО и Европейского союза, а также Украины; программа поисковых научных исследований, а также научные проекты, которые обеспечивают создание принципиально новых вооружений и значительный прирост тактико-технических характеристик существующих вооружений военно-специальной техники.

Третье – это газотурбостроение морское и авиационное. Мы сейчас стоим на пороге как раз создания новых образцов авиационной техники гражданского в том числе назначения. Раньше, даже в пределах Советского Союза, центр газотурбостроения находился на территории Украины (это и «Мотор сич» и николаевский завод «Зоря-машпроект»). Теперь мы разворачиваем полномасштабное производство даже таких двигателей, которые и в Советском Союзе не производились, в том числе и на 35 т тяги для тяжёлого транспортного и пассажирского самолёта.

Также хотел бы отметить такую важную подпрограмму, как развитие стратегических материалов, – новые композиты, новые сплавы и материалы для создания собственного конкурентоспособного производства электронной компонентной базы, в том числе особого назначения, то есть для космоса, для атомной промышленности.

Целей, которые ставит перед собой государственная программа, две. Конечно, это обеспечение технологического, производственного, кадрового потенциала, готовности оборонно-промышленного комплекса к исполнению программы вооружения в требуемые сроки и с требуемым качеством. И вторая, может быть, ещё более важная цель – это, собственно, повышение эффективности всей оборонной промышленности России, которую мы воспринимаем и понимаем как достижение желаемого результата с учётом фактора времени и финансовых затрат. Суммарный объём бюджетных ассигнований – 1 трлн 67 млн рублей.

Хотел бы также, уважаемый Дмитрий Анатольевич, назвать некоторые индикаторы и конкретные мероприятия.

Первое – это довести до 2020 года уровень производственно-технологической готовности оборонно-промышленного комплекса для обеспечения производства образцов вооружения военно-специальной техники в соответствии с заданиями программы вооружения до 100%. У нас в этом году 97%, мы исходим из того, что должно быть 100-процентное исполнение. Второе – это ввести в эксплуатацию 929 новых объектов производства. Третье – обеспечить долю инновационной продукции в общем объёме отгруженной промышленной продукции до 40%. И четвёртое – разработать к 2020 году не менее 1,3 тыс. технологий для обеспечения производства продукции военного назначения.

Хотел бы отметить, Дмитрий Анатольевич, ещё две особенности. Первая состоит в том, что в разработке этой государственной программы ОПК принимали уже непосредственное участие генеральные конструкторы, институт которых был инициирован Аппаратом Правительства и поддержан Президентом. И само осуществление государственной программы будет проходить уже при поддержке ещё одного института – института научных руководителей технологических направлений, то есть конкретных ответственных лиц за те технологии, которые в силу разных причин пока не были развиты в нашей стране.

Мы уверены в том, что эта программа послужит не только оборонной промышленности. Поскольку сама оборонка как локомотив выступает в высоких технологиях, она, конечно, скажется в целом на гражданской экономике, на повышении эффективности и в целом на благополучии в нашей стране.

Д.Медведев: Спасибо. Конечно, программа большая, объёмная. О чём хотел бы сказать? Нам нужна современная оборонка, которая способна и удовлетворить запросы наших военных, то есть выполнить программу поставки вооружений, а мы сейчас ведём переоснащение всей армии – Вооружённых сил, Военно-морского флота – новыми видами оружия, есть определённые цели, которые должны быть исполнены, и, конечно, обеспечит конкурентоспособность того, что мы делаем, в мировом масштабе. У нас неплохие показатели по торговле вооружениями в мире. Мы, по сути, вторая страна, которая поставляет в таких объёмах вооружение на международный рынок. Нам нужно эти позиции удержать, а это можно сделать только в том случае, если оборонно-промышленный комплекс является современным. Сейчас никого не обманешь – ни крупные страны, ни те, что раньше называлисьстранами третьего мира, то есть развивающиеся экономики. Все хотят получить современные виды продукции. Именно такую военную продукцию мы и должны производить. Поэтому держите под контролем реализацию программы, докладывайте.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 мая 2016 > № 1772841 Игорь Шувалов, Дмитрий Рогозин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 декабря 2015 > № 1598854 Дмитрий Рогозин

Интервью Дмитрия Рогозина телеканалу «Россия 24».

Стенограмма:

О.Терновой: Здравствуйте, Дмитрий Олегович!

Д.Рогозин: Здравствуйте!

О.Терновой: Предлагаю продолжить традицию ежегодного подведения итогов деятельности оборонной индустрии и в целом тех направлений, которыми вы занимаетесь, которые вы курируете в рамках задач Правительства Российской Федерации.

Я предлагаю начать со свежего, с актуального для вас, в частности, события. Вы проводили связь с космодромом Восточный. Как прошло совещание? Как идёт ход подготовки?

Д.Рогозин: Мы еженедельно работаем с космодромом в режиме видеоконференции, раз в две недели я стараюсь быть на космодроме непосредственно, инспектируя ход теперь уже не строительства, а ход автономных испытаний объектов космодрома, пускового минимума. Мне доложили о том, что для осмотра своих квартир ордера уже получены работниками космодрома, Центра по эксплуатации наземной и космической инфраструктуры. Новогодние праздники люди уже проведут в своём служебном жилье, будут смотреть, что куда поставить, как меблировать и так далее (хотя там минимум мебели и так уже есть). В общем, это такая человеческая история, очень правильная, и я очень рад этому, потому что для нас важен здесь не бетон и железо, а люди здесь важнее, они должны быть мотивированы. Когда они мотивированы, когда они понимают, ради чего они там, в этой тайге, вместе собраны, тогда будет большой успех, большое дело.

Поэтому космодром – это люди прежде всего. Забота о людях – одна из самых важных наших задач, тем более это высококлассные специалисты, которые приезжают с других космодромов, с Байконура, с Плесецка, из крупнейших ракетных центров. У них сейчас важнейшая задача: 19 января они вскрывают пеналы, в которые сейчас упакованы блоки ракеты-носителя «Союз», начинают сборку ракеты уже в готовом цехе, который достиг необходимого уровня сверхчистоты – только там может происходить такого рода сборка. И начнутся уже лётные испытания самой ракеты. В общем, доложено было о том, что, по сути дела, мы на конец марта должны выйти с окончанием всех испытаний. Это в принципе укладывается в те сроки, которые установлены Президентом России.

О.Терновой: Дмитрий Олегович, исторически сложилось так, что оборонная промышленность вплотную взаимодействует с нуждами российской армии, вы обеспечиваете заказы военных. Нужно сказать, что военные уже доложили и Верховному Главнокомандующему, и российской общественности, что в целом довольны взаимодействием с оборонной промышленностью в этом году. Заказы выполняются в срок, качественная техника приходит в войска. В целом есть какая-то с вашей стороны статистика? И как вы можете охарактеризовать работу промышленности?

Д.Рогозин: Действительно, Министр обороны уже докладывал перед Новым годом на расширенной коллегии Министерства обороны о цифрах, которые позволяют судить о том, что мы идём с опережением графика поставки самых современных вооружений Министерству обороны. На сегодняшний момент мы должны были выполнить индикатор, установленный Президентом, в 30% современного оружия. На самом деле мы видим сегодня, что современного вооружения уже не 30%, а 47, то есть в полтора раза превышение.

Представьте себе, какое это огромное напряжение в военной науке – у генеральных, главных конструкторов, технологов, рабочих на этом огромном хозяйстве, которое называется «оборонная промышленность», составляющем 1270 заводов, за которыми надо следить, которые надо модернизировать, обучать, которые надо насыщать необходимыми финансовыми ресурсами, чтобы они справились с долгосрочными серьёзными планами перевооружения российской армии. Это огромная, тяжелейшая, титаническая работа, которая делается. Она, может быть, не видна. В Сирии мы видим лишь только часть Вооружённых сил. Мы там видим в основном ВКС России, нашу авиацию, и фронтовую, и армейскую, но тем не менее мы видим, что уже наша армия в этой части там перешла в другую лигу – от того, как выглядят наши пилоты и техники, обслуживающие нашу авиационную технику, до того, как они применяют оружие.

Но никакой эйфории у нас здесь нет, мы не занимаемся здесь пропагандой. Мы самым внимательным образом изучаем боевой опыт применения наших современных вооружений. У нас задача какая? Бить точно, именно по врагу, обозначенному, легальному врагу, который, конечно, прячется в бункерах, в специальных укрытиях, пытается прятаться среди гражданского населения. Если бы мы неаккуратно наносили удары, то это было бы сопряжено с большим количеством сопутствующих человеческих жертв, соответственно, представьте себе, какой русофобский вой стоял бы против нас. Но этого ничего нет. Почему? Да потому, что мы в копеечку бьём! Потому что и лётчики, пилоты наши, и, соответственно, ракетчики, которые наносят удар крылатыми ракетами, и сами инженеры-конструкторы, которые непосредственно изучают каждый момент применения оружия в Сирии, – мы все переживаем за успех, а он немыслим без высокой точности поражения врага.

Ещё раз хочу сказать, что без суббот, без воскресений, без выходных все представители ведущих наших оружейных компаний, которые выпускают вооружение, будь то высокоточные бомбы или ракеты класса «воздух – поверхность», «воздух – земля», или, скажем, крылатые ракеты, носители этих вооружений (самолёты, вертолёты, корабли наши) – всё это собрано в единый кулак. И я хочу сказать, что это бы было невозможно ещё несколько лет назад. Сейчас это уже возможно.

Но мы идём дальше, потому что 47% – это много (это большая, огромная работа, которая была проведена за последние 3–4 года), но надо сказать, что у нас планка ещё выше – 70% к 2020 году. А по некоторым родам и видам Вооружённых сил надо выходить вообще на 100-процентное перевооружение. Сейчас примерно всё наше «сухопутие», сухопутные войска уже перевооружены примерно на 35%, в том числе и воздушно-десантные войска.

Я хочу, пользуясь случаем, если вы мне позволите, поздравить моих товарищей боевых (по-другому просто не скажешь), коллег, работников оборонно-промышленного комплекса, военной науки и, конечно, наши Вооружённые силы, с которыми мы работаем вместе бок о бок, плечом к плечу, с хорошим, большим, серьёзным результатом, потому что он сказывается на спокойствии граждан России за свою мирную жизнь.

Но есть и проблемы, не скрою, о них надо тоже честно говорить. Они связаны с тем, что разрушить всё можно было очень быстро, а воссоздать за 3, за 4, за 5, да даже за 10 лет иногда некоторые вещи невозможно. Самое главное – это люди, которые ушли в своё время, бросив то, чему их учила советская военная школа, а российской школы не было. И вот этих людей просто так не нарожаешь в одночасье, а тем более и не подготовишь, не воспитаешь. У нас на некоторых наших предприятиях физически не хватает специалистов, мы уже смотрим за границей. Я имею в виду, с Украины много приехало специалистов, которых мы сейчас принимаем в российское гражданство, они работают у нас. Смотрим, конечно, новые кадры, но их надо тоже ещё вырастить. Какое-то время должно пройти, поэтому одна из причин определённых срывов оборонного заказа связана именно с отсутствием высококвалифицированного персонала в том объёме, который сейчас необходим стране. Это первое.

И второе. Конечно, надо иметь в виду, что мы живём в период санкций. Эти санкции прежде всего самым болезненным образом направлены против оборонно-промышленного комплекса страны. Посмотрите, даже последние американские санкции по кому бьют? По банковской системе, то есть по госбанкам, чтобы обрезать кровеносные сосуды, которые питают экономику. И, конечно, дальше идёт весь перечень оборонной промышленности – вся оборонка наша под санкциями. Это означает, что мы не можем купить то, что нам нужно, перевооружиться, перевооружить предприятия не можем. Приходится делать это какими-то непонятными путями, с помощью изменения логистики поставки станочного оборудования, выращивая собственное производство, которого не было, – оно было развалено. Как, скажем, станкостроение, – оно было угроблено в России, угроблено. Значит, это надо сейчас воссоздать. А всё сразу не получается. Хотелось бы, но не получается.

Поэтому, скажем, если говорить по флоту, то у нас из нескольких десятков кораблей несколько кораблей не будет построено в этом году, они будут сданы лишь только в следующем году. А некоторые, которые были основаны на силовых установках, которые производила Украина… Мы им деньги заплатили (там под 100 млн долларов есть некоторые контракты, которые были заплачены николаевскому предприятию «Зоря-Машпроект» на поставку газотурбинных агрегатов), а они денег не возвращают. Суд в Киеве – иди туда, судись с ними. И одновременно у нас такого производства не было. И мы сейчас ударными темпами воссоздаём собственное производство такого рода агрегатов, но потребуется какое-то время. 2017–2018 годы – это основные годы, когда мы выходим на полное импортозамещение продукции, которую раньше мы свободно получали с Украины. Сейчас мы это не можем получать. Вот из-за этого, соответственно, построенный корабль стоит уже на верфи, а силовой установки там нет. Даже, может, компонента какого-то одного не хватает, но если этого компонента нет в производстве внутри страны, значит, всё, уже сдвигается срок поставки этих кораблей.

Но, ещё раз говорю, по каждому такому объекту, будь то авиационная техника, морская техника, сухопутная техника, у нас есть конкретный детализированный план – до болта, до руды. Мы всё просчитали, что необходимо сделать, какие мероприятия необходимо провести, какие технологии необходимо применить, и мы не будем повторять то, что мы получали. Мы сделаем более совершенный вариант на новых решениях, которых не было никогда на Украине, потому что они никогда не вкладывались в свою собственную промышленность. И мы эту задачу, конечно же, бесспорно, никаких сомнений нет, решим, но придётся какие-то задания сдвинуть.

Поэтому исполнение государственного оборонного заказа 2015 года будет у нас примерно 96%. 4% мы не сделаем, вот по этим самым причинам – то, что я вам честно назвал. Но деньги, которые выделены были на оставшиеся 4%, мы просто перераспределим на те направления, где у нас потребность в умножении производства. Скажем, у нас «Тульский панцирь» – это зенитно-ракетная система, уникальная, с которой можно смело морячить, смело можно её применять на боевых кораблях, а не только в сухопутном варианте. Там очередь выстроилась, я боюсь вам говорить, до какого года. Все хотят получить – и на экспорт хотят, и внутри страны армия хочет. На расширение производства отправим эти деньги, которые не востребованы, на эти 4%. Но в целом, ещё раз говорю, эти задачи будут разрешены.

Отдельную тему хочу тоже вам осветить. У нас когда долго чего-то не делалось, хочется сразу создать какое-то супероружие. Потому что наш человек, русский человек богат идеями. Ну и иногда отлично бывает намного опаснее, чем хорошо. И вот, скажем, некоторые типы боевых кораблей. Там проходит такое количество опытно-конструкторских работ, которые немыслимы в принципе для создания современной техники.

Современная техника – это всегда примерно 30% модернизации, не более того. Если у вас больше нового на новом корабле или на новом самолёте, то есть серьёзные риски того, что что-то войдёт в резонанс, что-то не будет доиспытано, что-то даст сбой и поэтому потянет дополнительное время на эти испытания.

И у нас есть некоторые виды боевых кораблей, где 100% нового. 100% нового! Конечно, если это получится, это будет большой подарок для флота. И Президент мне просто лично поручил заниматься рядом таких проектов, лично контролировать, в частности создание фрегата «Горшков». Он является головным фрегатом для нашего флота. После него пойдут серийные корабли, но на этом фрегате всё новое.

Это заставляет нас просто вырабатывать график, собирать всех производственников, каждый день смотреть эти графики, чтобы одни испытания не мешали другим испытаниям, чтобы в системе, в комплексе вникать. Главное в нашей работе – вникать в детали. И как бы ни казалось, что зампред Правительства вроде должен заниматься какими-то общими вопросами, ничего не получается, приходится вникать в работу даже не главного конструктора, а просто конструктора, собирать их всех, интересоваться всем этим. И тогда будет дело.

О.Терновой: Есть распространённое мнение, что нет проблем там, где ничего не происходит. Поэтому даже та цифра, та статистика, которую вы назвали, о выполнении гособоронзаказа на 96% – это всё-таки цифра сильная. И тот недостающий процент не должен повлиять, на мой взгляд, на обороноспособность страны.

По нашумевшим проектам. Вы говорите о том, что есть и проблемы, и успехи. Я тоже уверен, что есть. И 9 Мая этого года мы наблюдали всей страной за феерическим парадом, за теми новинками, которые были представлены. Очень много шума сделала «Армата». Мы знаем, что принято решение по возобновлению производства и модернизации Ту-160, перспективный авиационный комплекс фронтовой авиации проходит испытания, ледокольный флот также принято решение возобновлять. По каким-то ключевым, громким проектам оборонной промышленности, если можно, вкратце, что сегодня происходит?

Д.Рогозин: Я иногда сам в этой рутине отвлекаюсь от таких вещей. Действительно, у нас что ни возьми, у нас всё планов громадьё, какие-то огромные события происходят, везде какие-то технические революции проводим.

Взять Роскосмос, например. Кстати, проводили там телемост и очень плотно работаем сейчас. Буквально на днях Президент подписал указ об упразднении Федерального космического агентства. То есть теперь не будет этого чиновничьего аппарата, теперь всё переходит в государственную корпорацию, которая сама и будет делать новые корабли, новые проекты. Читаешь иногда прессу, удивляешься. Откуда всё это вылезает, не поймёшь, какие-то спекуляции. Прочёл, что вроде как Роскосмос отказался от лунных планов, от планов создания лунной станции.

О.Терновой: Есть такое средство массовой информации.

Д.Рогозин: Да, я просто хочу сказать, что это не соответствует действительности и слухи о смерти лунной программы несколько преувеличены.

Да, действительно, мы живём в мире, где происходят очень сложные события, где кризис экономический отражается очень пагубно на темпах развития экономики. Но посмотрите всё-таки, что такое оборонно-промышленный комплекс и ракетно-космическая промышленность, атомная промышленность? Это же элита элит, и мы не даём упасть производству. У нас даже в эти тяжелейшие годы рост производства порядка 10–15% ежегодно.

Мы с вами говорили о гособоронзаказе – 96%. Так это лучший показатель за годы, раньше хуже было – 92, 87, когда-то было 70%, когда-то вообще это никто не считал. Поэтому объёмы растут, и процент исполнения растёт. 100% никогда не бывает, такого не бывает, потому что обязательно что-то развивается, что-то меняется в мире, меняются приоритеты, ставятся новые задачи.

Скажем, могли ли мы предположить ещё несколько лет назад, что произойдёт кровавый Майдан, государственный переворот на Украине, эта трагедия на западных наших рубежах, война в Новороссии, потом произойдут такие события, которые приведут к крайней необходимости прямого участия наших Вооружённых сил в сирийских событиях по приглашению Правительства Сирии? Конечно, мы не могли этого предположить. Поэтому, соответственно, важно здесь не то, какие цифры, а важно то, что российская оборонная промышленность, российская космическая промышленность или атомная промышленность наша, в том числе ядерный и оружейный комплекс, умеют, могут оперативно реагировать на те задачи, которые ставит руководство страны, исходя из повестки международной, исходя из перечня наиболее приоритетных рисков и угроз нашей безопасности. Вот это важнее, чем всё это буквоедство и псевдостатистическая арифметика. Поэтому я считаю, что вот эта реакция у нас, безусловно, присутствует.

Если говорить о наиболее интересных проектах, о которых вы говорили... Вы сами их перечислили. «Армата» – я считаю, конечно, что это огромный скачок в нашем танкостроении, это такой вызов, который мы бросили нашим конкурентам, которые считали, что они давно уже Бога за бороду схватили, что их бронетехника намного лучше, защищённее за счёт активной, пассивной защиты. Оказалось, нет. Мы фактически создали танк-робот, который даже дистанционно может управляться, без экипажа в случае необходимости, и мы это показали на Красной площади. Сейчас мы завершаем эти испытания по «Армате» как универсальной платформе для самых разных типов боевой техники – и для тяжёлых БМП, инженерных машин и далее по тексту.

Если говорить про гражданские дела (такие большие, важные для нас), то это, конечно, Арктика наша. Мы сейчас себя осознали наконец-то как страну, которая владеет этими уникальными месторождениями (80% всего природного газа у нас – месторождения в арктической зоне). Огромная территория, запасы питьевой воды, свежего воздуха. Вообще это огромные перспективы. Вы сейчас видите, как все зашевелились, все хотят в Арктику. Поэтому мы, чтобы использовать наши уникальные возможности и для добычи углеводородов, и для использования транзитных перспектив России с точки зрения открытия Северного морского пути как круглогодичного всесезонного маршрута, наиболее быстрого для всех товаров, которые могут перемещаться из Азии в Европу, – китайские, индийские, не важно… Нам нужен свой атомный ледокольный флот, способный преодолевать любую ледовую нагрузку.

Я регулярно инспектирую работу, которую ведёт сегодня Балтийский завод судостроения в Санкт-Петербурге. Мы уже в полный рост работаем по первому головному ледоколу. Он должен быть спущен на воду в 2017 году. В 2019 и 2020 годах выйдут уже первый и второй серийные ледоколы, то есть всего три. Это на замену той старой советской технике, которая, конечно, уже изживает свой ресурс. Это уникальные огромные мощные ледоколы, но в перспективе у нас ледокол «Лидер», по которому уже начали работу, на 110 МВт, который будет преодолевать до 5 м толщи льда. Такого нет ни у кого, между прочим, ни у кого.

Заканчиваем работу по плавучему атомному реактору. Это плавучий энергоблок, который позволит нам транспортировать его в любую точку, скажем, нашей Арктики. В частности, сейчас мы по Чукотке работаем – город Певек, туда мы перебросим этот плавучий энергоблок, он будет на воде давать электроэнергию, питать весь город. Такая батарейка – уникальная история, которой заинтересовались все, от китайцев и заканчивая другими потенциальными покупателями этой инновационной технологии.

Когда нам говорят, что у России покупают только газ и нефть, это враньё. То, что мы делаем сейчас, с руками расхватывают, хотели бы расхватать все. Но мы уже начинаем думать, что продавать, что нет, чтобы не создать себе потом проблему на будущее, а то просто скопируют и спасибо даже не скажут, сами будут производить. Поэтому мы сейчас научились работать таким образом, что любой контракт у нас заключается вместе с офсетной сделкой, то есть если мы что-то передаём, то это с определёнными обременениями, только серийно, большой серией мы это продаём, заключая определённые межправительственные соглашения, которые обязывают покупателя соблюдать авторские права, интеллектуальную собственность России. В общем-то, это совсем другой уже уровень сотрудничества с другими государствами.

О.Терновой: Дмитрий Олегович, в продолжение темы Роскосмоса. Тоже всё актуально, всё свежо. Роскосмос отчитался о том, что в конце года сокращён бюджет, видимо, отсюда и пошли домыслы о сокращении лунной программы. Как это может повлиять на российскую космическую державу – на наш мирный, военный или коммерческий космос?

Д.Рогозин: Конечно, отдельные проекты мы сдвинем за 2025 год. Если говорить, допустим, про создание лунной научной станции, то, во-первых, никто не планировал туда лететь и садиться до 2025 года. Кто это взял, непонятно. Мы создаём сейчас определённые модули, определённые технические решения вырабатываются, которые позволят эту программу осуществить. Например, по сути дела, уже в новой космической программе начата работа (я вам говорю это как некую серьёзную новость) по сверхтяжёлой ракете. То есть если «Ангара» – это у нас, скажем, такой джип, который позволит вывозить в космос в лёгком виде 7 т, в тяжёлом виде – до 37 т в различной комплектации (когда модульная ракета, там просто расширяется, увеличивается по тяге своей), то нам для создания больших, крупных экспедиций нужен грузовик, самосвал. Таким самосвалом будет у нас сверхтяжёлая ракета. Мы к ней приступаем примерно так же, как в своё время Советский Союз подступал к этому проекту. Сначала была создана ракета «Зенит», и она была первой ступенью сверхтяжёлой ракеты «Энергия», а только потом уже были наращены модули и мы создали такую уникальную ракету.

Сейчас мы создаём её на совершенно новой технологической основе, и в новой федеральной космической программе уже заложено создание ракеты «Феникс», которая станет первой ступенью для создания сверхтяжёлой ракеты. То есть она сама по себе будет полезной, эта ракета. Это продолжение линейки той, которая делается маркой «Прогресс», это ракета «Союз», но в будущем это будет первая ступень для сверхтяжёлой ракеты. А это уже не 37, не 25 т, как «Протон», это уже за 100 т, а может, за 150 т. Поэтому мы подступаемся к этой очень важной амбициозной задаче. И Президент здесь очень упорно заставлял Роскосмос двигаться в этом направлении. Несмотря на экономию средств, всё-таки нашли возможность оптимизировать так программу, чтобы выйти на этот проект.

По лунной программе, конечно, сначала мы начнём с облёта, создания перспективного пилотируемого корабля. Скажем, с Восточного космодрома в 2023 году мы планируем запускать ракету «Ангара 5В» уже с новым пилотируемым кораблём, не тем, который сейчас летает у нас к МКС. То есть мы выходим на новые решения.

Самое главное, если нас спросят, какая в гражданском космосе главная задача, я скажу: это не Луна, не Марс, главная задача – это дешёвый космос. Конкуренты нам на пятки наступают: посмотрите, что делает миллиардер Маск со своими проектами – очень интересно, молодец. Мы с уважением относимся к этой работе, мы всё очень подробно изучаем, анализируем.

Здесь пусть ни у кого-то не складывается впечатление, что мы вообще ничего не видим, как лошади зашоренные, бежим куда-то вперёд. Мы ищем решения, которые позволят нам сделать запуски наших космических кораблей намного более дешёвыми, и эти решения будут, конечно, найдены. Мы должны удержать на этом рынке, на рынке пусковых услуг, своё лидерство, и мы, я надеюсь, его удержим.

И переходим к другой стадии – к стадии создания постоянно действующих современных орбитальных группировок связи, телевизионной в том числе связи, конфиденциальной мобильной связи, дистанционного зондирования Земли, навигации современной высокоточной, которая будет конкурентом GPS. Сейчас 2 м 60 см у нас точность, у них – 1 м 30 см. В принципе никто этого не замечает на самом деле, но тем не менее мы хотим выйти на 60 см к 2020 году. И новая математика, новые космические аппараты, которые уже тестируются, нам позволят это сделать.

Поэтому мы предложили «технологический фитнесс»: мы выводим предприятия из крупных мегаполисов, мы переводим их на Урал, в Сибирь, где можем собрать потенциал научный и промышленный, за те же самые деньги набрать более квалифицированную рабочую силу, там делаем самые современные заводы. Омский завод «Полёт», куда мы переводим серийное производство «Ангары», – это завод с иголочки, действительно красивое современное производство – на нём молодёжи будет очень интересно работать. Там уже сейчас очень высокий конкурс, чтобы попасть на это предприятие, а значит, там будет кого выбирать. Не так, как, к сожалению, в Москве: на маленькие зарплаты мы не можем серьёзных специалистов набрать. А там, в Омске, это будет очень цениться. В Омске, в Красноярске, в Иркутске – всё ближе туда, к космодрому Восточный, к нашей главной стартовой площадке.

Поэтому подсушиться технологически очень будет полезно для Роскосмоса: ужать разросшиеся чиновничьи амбиции, наоборот, сконцентрироваться на том, чтобы хорошие деньги платить высококлассному специалисту.

О.Терновой: Будем рассчитывать на то, что Россия будет оставаться всегда великой космической державой, будем следить за событиями, которые будут происходить вокруг российского космоса, и, конечно же, будем болеть и желать успехов в этом направлении.

Дмитрий Олегович, если можно, ещё вкратце о тех проектах, которые оборонная промышленность производит для гражданского общества, для мирного, так сказать, населения. Мы знаем о том, что строится новый самолёт МС21. Мы слышали о том, что новый российский авиадвигатель уже практически вот-вот на подходе, уже проходит испытания. Какие ещё можете назвать проекты, может быть, анонсировать какие-то НИОКР и какие-то, может быть, действительно прорывные технологии будущего?

Д.Рогозин: Понятно, что авиация, кораблестроение, микроэлектроника – всё, что связано с оборонкой, конечно, будет развиваться и в гражданской сфере. Это понятно.

Если говорить про авиацию, то действительно уже идут лётные испытания двигателя ПД-14. Президенту было доложено, он высоко оценил эту работу, даже на своей декабрьской пресс-конференции особо об этом говорил. Это действительно крайне важный момент. 29 лет мы не делали ничего подобного, 29 лет! Мой отец тогда ещё принимал участие в последних, по сути дела, испытаниях подобного рода авиационного двигателя, ещё в середине 80-х годов. С тех пор всё, тишина. А сейчас я видел просто лица этих инженеров, которые в ЛИИ имени Громова как раз наблюдали за ходом лётных испытаний, когда новый двигатель был подвешен под Ил-76. У него три своих штатных двигателя, четвёртый – вот этот испытуемый. И эти люди, в общем-то, немолодые, как юноши там просто себя чувствовали.

О.Терновой: Глаза горели?

Д.Рогозин: Ну конечно, для них это возвращение, это их самореализация, понимаете. Мы нашим инженерам сейчас возвращаем это чувство гордости и принадлежности к великой стране. Это крайне важно. Действительно этим двигателем мы закроем значительную линейку самолётов средне-, даже дальнемагистральных.

Сейчас появились перспективы ремоторизации Ил-96 за счёт этого нового двигателя, а значит, мы получим дальнемагистральный самолёт ещё до создания более современной версии. Сейчас мы заканчиваем работы по самолёту МС-21. Буквально вчера мне докладывали о том, что сейчас там идут работы. Фюзеляж уже первого самолёта лётного готов, идёт окончательная работа по так называемому чёрному крылу, то есть композитное крыло, за счёт чего он будет легче своих конкурентов, а значит, грузоподъёмность у него будет, энерговооружённость совсем другая. Мы планируем этот самолёт поднять уже осенью следующего года, начать уже его испытания, а значит, выйти на серийное производство к 2017 году и тем самым вытеснять импортную иностранную авиационную технику.

Начаты работы по гражданскому самолёту Ил-114. Мы это производство развернём в Нижнем Новгороде на заводе «Сокол». Есть уже под него двигатели, есть своя авионика, есть бортовое оборудование всё необходимое. То есть мы этот самолёт сделаем, я думаю, в 2018-м, 2019 году уже в серию он пойдёт у нас. Мы заменим тем самым весь парк уходящих антоновских самолётов Ан-24, Ан-26.

Сейчас же не на чем летать внутри страны у нас: из Самары в Саратов, из Саратова в Нижний, из Хабаровска в Благовещенск не на чем летать. Сейчас мы получим такой самолёт на 64 пассажиро-места, и эта вся работа уже развёрнута. Людей не хватает, конструкторов. Но даже с тем потенциалом, который есть, генеральные конструкторы обещают с этой работой справиться. Я с ними лично работаю, с каждым из них.

Если говорить про другое направление, например, скажем, здравоохранение. Оборонка очень много делает для здравоохранения, начиная от (я не знаю этот медицинский термин) люльки для младенцев (мы делаем, уже практически во всех госпиталях заменили), для вынашивания детей, рождённых до положенного срока. Уже вся российская медицина получает такого рода оборудование именно от оборонно-промышленного комплекса страны, между прочим. Оборудование пошло новое. Я буквально сегодня подписал поручение, сам его написал. Поручение связано с тем, чтобы во всех госпиталях и машинах скорой помощи заменить ложементы, сделать единый стандартный ложемент, на который кладут тяжелобольного, неходячего, лежачего больного либо тяжелораненого человека.

Сегодня настолько разная номенклатура этой медицинской техники, всяких тележек для перевозки тяжелобольных, что приходится девочкам, сёстрам под простынями перекладывать тяжелораненого бойца или, скажем, человека с тяжёлыми переломами с одних носилок на другие. Что это такое? XXI век, мы что, сделать не можем, что ли?

Поэтому предприятие Роскосмоса сделает из композитных материалов единый ложемент, на котором больной будет лежать. Его просто закрепляют специальными устройствами на разные совершенно каталки, тележки – и для магнитно-резонансного томографа, и для компьютерного томографа, и для рентгена, и для операционной. Мы это сделаем, и я думаю, что огромное количество людей потом скажут спасибо оборонной промышленности, Роскосмосу за работу наших инженеров-конструкторов.

Мы живём же, у нас есть семьи. Мы сыновья наших матерей и отцов, мы мужья наших жён, соответственно, отцы, деды и прочее, поэтому мы не можем жить отдельно от нашей большой великой страны. Мы хотим пользу ей приносить, не только укрепляя армию и флот, но укрепляя просто нормальную, комфортную жизнь всех наших граждан.

О.Терновой: Дмитрий Олегович, Иран отказался подписывать контракт на поставку наших комплексов С-300, но вроде бы сейчас уже иск отозвали, и в средствах массовой информации со ссылкой на Министра промышленности, на вас и на других ключевых представителей российского Правительства уже идёт информация о том, что вопрос урегулирован и контракт будет выполнен. По крайней мере с нашей стороны точно.

Д.Рогозин: Этот контракт о поставке системы С-300 (нашей легендарной системы, которую тоже все хотят получить, системы противовоздушной обороны) открывает целую дорогу для сотрудничества, и не только в военно-технической, но и в гражданской сфере, с Исламской Республикой Иран.

Я до приезда Президента нашего в Тегеран там тоже был двумя-тремя днями раньше, встречался со всеми коллегами, потом вместе с Президентом приехал. Постоянно в контакте с моими коллегами. В это воскресенье по телефону, то есть у нас постоянно на живой нитке эти отношения. Я могу сказать, что они у нас… Тяжело сравнить с каким бы то ни было периодом, по крайней мере мне известным, в нашем прошлом, чтобы у нас были такие отношения – доверительные, полные понимания того, что происходит в Сирии, в целом в мире. Конечно, для нас Иран – это огромный сосед, сложный сосед, с которым была сложная история отношений, а сейчас очень хорошая, правильная история.

Поэтому этот контракт исполняется, оплачивается, и поставка осуществляется. Соответственно, за этим контрактом пойдут другие контракты. Мы рассчитываем войти на авиационный рынок Ирана с нашими самолётами «Сухой Суперджет». Мы планируем Ирану поставлять то, что разрешено санкциями, что необходимо и давно не поставлялось Ирану. То есть этот контракт, как дверь, которая теперь открыта и которая позволяет это сотрудничество сделать таким серьёзным. С Ирана будут сняты санкции, он выходит на рынок со своей продукцией. В общем, хочу сказать, на этом рынке мы сейчас первые.

О.Терновой: Камень преткновения, предмет спора, как вы его можете назвать, – это технический момент или же больше понятийный?

Д.Рогозин: В своё время мы отказались поставлять эту систему С-300. Соответственно, Иран сильно взволновался и через парламент, через меджлис даже провёл решение о подаче на нас в суд с большим серьёзным иском. В итоге иск как бы не очень двигался, но и поставки не осуществлялись. Сейчас мы за счёт длительных, сложных, тонких (Восток – дело тонкое) переговоров добились разрешения этого спора.

Я вообще хочу сказать, что уходящий год, 2015 год, для нас оказался важным с точки зрения разрешения многих юридически сложных споров. С Францией мы решили вопрос по «Мистралям», причём с большой пользой для себя.

О.Терновой: Россия отстояла свои интересы?

Д.Рогозин: Да, отстояла. Могу сказать, что, если исчислять в рублях сумму, которую мы заплатили, и сумму, которую потом обратно получили, эти суммы разняться в три раза, между прочим. Для нашего бюджета это существенно. Мы сохранили добрые отношения с Францией, войдя в положение, в котором они оказались как союзники по НАТО, где им выкручивают разные конечности. Что же делать? Такого рода политические переговоры были проведены. Меня Президент уполномочил на эти переговоры, в том числе вот в этом кабинете. С моим французским собеседником один на один эти вопросы сложные решал, и решили в итоге, потому что была политическая воля двух президентов, и она, конечно, переговорщиками была полностью реализована.

Поэтому, ещё раз говорю, мы в этом году добились многих разрешений сложных пучков проблем, которые стягивали наши отношения с такими странами, как Франция, Иран и некоторые другие.

О.Терновой: Наши старые друзья и партнёры – это страны Латинской Америки, Индия, Китай и ряд других геополитических направлений. Как можете охарактеризовать сегодня их, если хотите, поведение на фоне всеобщей западной демонизации Российской Федерации?

Д.Рогозин: Мне поручено возглавлять российские части межправительственных комиссий с некоторыми крупными большими странами, с Индией например. Недавно был визит премьера господина Моди, и по нашей части он увенчался подписанием межправительственного соглашения по поставкам и созданию в Индии производства многоцелевого вертолёта «Камов 226-Т». Это огромный успех. Это 200 вертолётов, потом ещё 200. Представляете, какие это большие суммы? Это уникальный наш вертолёт, который позволяет работать в горной местности. И я считаю, это серьёзнейший контракт, великолепное завершение этого года. Вот как раз мы несколько лет вели сложные переговоры по заключению такого рода соглашения.

Китай, несмотря на то что он на своём юбилее победы в начале сентября показал свою военную мощь, тем не менее вышел на подписание с нами контракта на поставки самолёта Су-35С. Они прекрасно понимают, что есть некоторые вещи, которые они не могут пока сделать и которые Россия делает лучше. Покупка этих истребителей – это большой тоже, многомиллионный, многомиллиардный контракт, который нам принесёт живые деньги, и эти деньги мы вложим в дальнейшее наше развитие.

Если говорить про другие страны, то очень бурно развиваются отношения с Кубой. Помните, ещё год назад визг стоял: «Ах, Куба восстанавливает отношения с Америкой! Всё пропало!». Я тогда ещё говорил: «Слушайте, кубинцев надо знать!». Я там провёл полгода своей юности, говорю на языке и знаю кубинцев очень хорошо – вместе с ними рос, трудился и работал. Могу сказать, что это не те парни, которым жвачку покажи, и они побегут сдаваться. Это полное незнание предмета теми, кто спекулировал такими вещами. А мы сейчас с Кубой развиваем авиационный проект, выделили им кредит на создание своей собственной электроэнергетики, у нас доверительные отношения в военно-технической сфере. Я считаю, что Куба – это серьёзный партнёр, он будет подниматься, прагматичный теперь уже партнёр.

С Венесуэлой большие контракты у нас, несмотря на те проблемы, которые страна испытывает как большой экспортёр нефти.

Хочу сказать, что для нас самой главной задачей было не провалиться в этом году, когда на нас обрушились эти санкции искусственные, совершенно наглые, беззаконные ограничения наших возможностей покупать себе то, что нам необходимо для развития, и продавать то, что мы имеем, как хорошие товары. Несмотря на эти санкции, мы выдержали высокий уровень военно-технического сотрудничества и принесли своему бюджету большие деньги.

О.Терновой: Дмитрий Олегович, мы будем всей страной наблюдать дальше за развитием событий, тем более понимая ваше непростое положение сегодня. В быстро меняющейся международной геополитической обстановке нашему Правительству действительно приходится принимать крайне быстрые и ответственные решения.

Я желаю вам успехов. Спасибо за это довольно подробное и обстоятельное интервью.

Д.Рогозин: А я, если позволите, просто хотел бы обратиться ко всем нашим с вами соотечественникам с пожеланиями по случаю Нового года и для православных христиан – Рождества Христова, чтобы всё в новом году сложилось лучше, чем было в этом году. Больше оптимизма, больше веры, больше взаимной поддержки! Мы великая страна и идём правильным путём. Спасибо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 30 декабря 2015 > № 1598854 Дмитрий Рогозин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 18 декабря 2015 > № 1594498 Юрий Трутнев, Дмитрий Рогозин

Брифинг Юрия Трутнева и Дмитрия Рогозина по завершении заседания Правительственной комиссии по импортозамещению и Правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока и Байкальского региона.

Стенограмма:

Ю.Трутнев: Сегодня рассматривались два основных вопроса. Прежде всего вопросы, связанные с созданием судостроительного кластера «Звезда» в Большом Камне. Рассматривались график строительства, заказы, обеспеченность жильём и другие вопросы, от которых зависит успешность создания комплекса.

Второй вопрос был о выполнении поставленной в Послании Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина задачи по развитию города Комсомольска-на-Амуре. Там тоже уже за те три недели, которые прошли после Послания Президента, подготовлены первые предложения. В рамках этих предложений должно быть построено 27 социальных объектов, 18 из них уже согласованы министерствами и ведомствами. Общий объём вложений при этом составит более 72 млрд рублей. Естественно, это первое предложение, эта работа будет продолжена, с ведомствами до конца согласована. Дмитрий Анатольевич Медведев дал сегодня поручение подготовить проект постановления Правительства о комплексном развитии города Комсомольска-на Амуре.

Теперь на тему «дальневосточного гектара»: мы действительно прорабатываем льготный механизм ипотечного кредитования и постараемся использовать все имеющиеся инструменты государственной поддержки, чтобы эта программа была не только программой выделения земли, но и поддерживала инициативу и помогала освоить эти участки.

Вопрос: АИЖК уже подготовило какие-то параметры… Какая будет льгота?

Ю.Трутнев: АИЖК во всяком случае нам гарантировало на прошлой неделе, что это будет лучшая ставка в Российской Федерации. Её размер, сколько это будет конкретно, мы с ними ещё не обсуждали. Думаю, что до конца текущего года эта цифра возникнет.

Вопрос: Дмитрий Олегович, разрешите вопрос? Вы каждый год на протяжении какого-то времени сюда приезжаете с проверками. Хотелось бы узнать, как движется строительство самого предприятия? Как скоро начнут резать там металл и строить первые суда?

Д.Рогозин: Вообще формула успеха завода «Звезда» зависит не только от хода строительных работ на самом заводе, потому что завод строится под определённые заказы. Это всё вопросы определённой конъюнктуры на рынке, когда есть определённые планы компаний, добывающих на шельфе, им нужна техника – это добычные платформы, это дозавозы, это суда обеспечения и многое-многое другое.

До сих пор в нашей стране ничего подобного не производилось. Мы всё заказывали за границей, и общий объём средств, которые выводились из России под такого рода корабли, суда и морскую технику, составлял примерно 5 млрд долларов ежегодно. Подчёркиваю – 5 млрд долларов.

Президент Путин был категорически против такого рода линии, продолжения этой линии, поэтому были даны все необходимые указания на форсирование строительства данного завода. Когда он находился в прежних руках, там всё это еле дышало. После нескольких жёстких разговоров со всеми ответственными за строительство завода лицами было принято решение о вводе туда крупных инвесторов, обладающих определённым финансовым жирком, ресурсом, – прежде всего это «Роснефть» и её партнёры. В результате в течение 2014 года были приняты все необходимые решения, указы, постановления Правительства и многие другие важные корпоративные решения, был создан, по сути дела, новый облик дальневосточного судостроения и судоремонта. Это не только завод «Звезда», это и другие предприятия – Дальзавод, СВРЦ, 30-й завод и многое другое. Сейчас мы говорим именно о верфи «Звезда». В неё влились средства непосредственно «Роснефти», завод зашевелился, даже на веб-камерах, которые установлены в основных цехах этого завода, которые картинку выводят в моём рабочем кабинете, – я убедился в том, что стали там ходить люди в строительных робах, что-то там передвигать, какие-то контейнеры… По крайней мере чего я не видел ни в 2012-м, ни в 2013-м, ни даже в 2014 году, начало происходить в 2015 году.

Сегодня премьер убедился в том, что действительно там жизнь затеплилась и уже в 2016 году начнётся работа завезённого оборудования. Это лишь только первая очередь, она по 2018 год будет реализовываться, то есть мы начнём резать там металл.

Но это всё рентабельно может быть только тогда, когда будет в полной мере сформирована вся верфь. Сегодня Дмитрий Анатольевич Медведев абсолютно жёстко заявил, что надо строить все этапы, не выкидывая из них ничего. И консолидировать единый государственный заказ, чтобы все и частные, и государственные компании, которые занимаются у нас шельфовой тематикой, соединили свой заказ на технику, чтобы эта техника исключительно размещалась и строилась на территории России, прежде всего здесь, на «Звезде», и чтобы Правительство через комиссию по импортозамещению определяло порядок формирования этих заказов. Поэтому думаю, что и завтра эта работа здесь же продолжится уже в более таком рабочем формате. Но ещё раз хочу сказать, что лёд тронулся, как говорил известный турецкоподданный, и, собственно говоря, он действительно тронулся, и завод будет жить, будет создаваться.

Самая главная проблема, которая сейчас там существует, – это люди, это кадры, строительство жилья. Потому что людей надо расселять, им надо платить достойную заработную плату. Сегодня в среднем по заводу «Звезда» зарплата 50 тыс. рублей, некоторые получают по 100 тыс. рублей. В принципе это уже неплохо с учётом средней зарплаты по реальной экономике в регионе, но надо жильё иметь. Это означает, что к 2020 году мы должны расселить до 7 тыс. работников завода «Звезда» в новых домах и подвести газ – магистральный газ, который сделает, опять же, производство рентабельным.

Короче говоря, работы и планов громадьё, сейчас главное – обеспечить надёжный контроль со стороны Правительства Российской Федерации.

Вопрос: Дмитрий Олегович! Премьер поставил под сомнение целесообразность финансирования утилизации отходов за счёт американцев. О каких суммах идёт речь? И есть ли такие средства, найдутся ли они в нашем бюджете?

Д.Рогозин: Это программа Нанна – Лугара, которая осуществляется в нашей стране с 1991 года. В 2013 году к ней был принят дополнительный протокол, смысл которого состоял в том, что мы решили сузить возможности для американских специалистов ходить по нашим оборонным заводам, тем более по таким, которые занимаются ядерной триадой.

Буквально вчера я обратил внимание: в интернете появилось сообщение о заявлении заместителя министра энергетики США, который высказался за возобновление совместных работ в рамках программы Нанна – Лугара.

Программа большая, объёмная, по ней только атомных подводных лодок было утилизировано 33 штуки. Однако надо сказать, что это не всё американские деньги, там большая часть – это наши собственные бюджетные средства. Примерно на одну лодку выделяется до 16 млн долларов, примерно.

Однако это обуславливается всевозможными, ещё раз говорю, хождениями по оборонным цехам, что нам не очень нравится. Поэтому мы хотим посчитать, какой реально мы получаем бонус финансовый и какие ущербы наносятся нашей обороноспособности с точки зрения технического контроля за нашим производством.

Поэтому взвесим, доложим руководству страны – премьеру, Президенту, – и будут приняты определённые решения. Пока я не хотел бы предсказывать, это была бы спекуляция просто.

Вопрос: Юрий Петрович, что касается свободного порта Владивосток. Когда состоится следующее заседание наблюдательного совета? И какая там ситуация? Увеличился ли приток инвесторов?

Ю.Трутнев: Заседание совета свободного порта Владивосток мы постараемся провести до Нового года. Там сейчас готовы к рассмотрению ещё три заявки, обращений – около 20. Мы считаем, что, скажем так, понемногу свободный порт начинает раскачиваться, начинает привлекать внимание инвесторов, но мы будем этим продолжать заниматься. Нам важно, чтобы у свободного порта было как можно больше резидентов, чтобы как можно больше новых предприятий было создано на территории Приморья.

Территории опережающего развития работают активно, там 77 резидентов на день сегодняшний. Но территории опережающего развития мы начали раньше, свободный порт Владивосток только стартовал. Тем не менее, честно говоря, ждать не хочется, поэтому мы постараемся сделать так, чтобы там тоже появились десятки заявок. Думаю, что это задача вполне решаемая.

Кроме того, вы знаете, что в Государственной Думе рассматривается законопроект о расширении портов, которые получат статус свободного порта. Для нас очень важно на базе Владивостока отработать механизм управления, для того чтобы все остальные порты у нас сразу же стартовали и были успешными.

Д.Рогозин: Сегодня до официальной программы мне удалось утром слетать в Арсеньев. Вы знаете, там находится крупнейшее авиационное предприятие Приморского края – «Прогресс». На сегодняшний момент, до ввода всех очередей завода «Звезда», это, по сути дела, одно из крупнейших, а точнее, крупнейшее предприятие Приморского края. Там успешно разворачиваются работы по модернизации производства, сегодня я в этом сам убедился, доложил премьер-министру об этом. Мы планируем в 2016 году поднять новейший вертолёт, который уже собран. Сегодня посмотрел на этот лётный экземпляр – это «Камов-62», вертолёт, который может перевозить до 15 пассажиров, в офшорной версии, то есть для работы в Арктике, он готов. И в целом основные эти вопросы решены.

В том числе мы сегодня знакомились и с исходом работы по корабельной версии боевого нашего бронированного вертолёта Ка-52. Было изготовлено четыре вертолёта в рамках опытно-конструкторской работы для наших «Мистралей». Мы всё равно будем делать вертолётоносцы, но уже на своих верфях, поэтому к 2017 году объём производства вырастет до 50 вертолётов в год, фактически это удвоение производства. Я думаю, для Приморского края это тоже важно знать.

Спасибо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 18 декабря 2015 > № 1594498 Юрий Трутнев, Дмитрий Рогозин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 31 августа 2015 > № 1473175 Дмитрий Медведев, Дмитрий Рогозин

В повестке: о продлении федеральной целевой программы «Жилище», о господдержке строительства газотранспортной инфраструктуры «восточного» маршрута, о поддержке российского авиастроения.

Стенограмма:

Д.Медведев: Коллеги, первое, что хотел бы при открытии совещания отметить: мы вступаем в активную фазу подготовки бюджета на следующий год. До его внесения в Государственную Думу остаётся немного времени. Работа ещё предстоит очень сложная, особенно с учётом известных экономических рисков. На фондовых рынках, на валютных рынках сохраняется высокая степень неопределённости, цена на нефть за последние дни прошла нижнюю точку практически за десять лет. Это не могло не отразиться на целом ряде параметров бюджета, поэтому нужно будет все эти факторы учитывать. Конечно, это осложняет работу по прогнозу и, естественно, по планированию доходной базы. Но наша задача заключается именно в том, чтобы подготовить сбалансированный бюджет, который позволит нам и сохранить макроэкономическую стабильность, и, как и прежде, исполнять социальные обязательства. Поэтому на этой работе просил бы сконцентрироваться всех вице-премьеров, которые отвечают за соответствующие направления работы.

Далее. Я был на Дальнем Востоке, проводил совещание по космодрому Восточный, подписал поручения, они уже вышли. Просил бы обеспечить их контроль с вашей стороны, Дмитрий Олегович, и, естественно, по другим направлениям, которые сопрягаются с космодромом, – других заместителей Председателя Правительства.

Кроме того, по Курильской гряде нужно продолжить работу над реализацией программы развития островов на текущий период и на период с 2016 по 2020 год. Там уже кое-что сделано, скажем аккуратно, и в общем впечатление неплохое у меня осталось, но нельзя терять темп, нужно продолжать обустройство островов, привлекать туда инвесторов по возможности. Сейчас один из наших коллег – заместитель Председателя Правительства Трутнев – находится на Дальнем Востоке (в Приморском крае). Я с ним с утра разговаривал. Там тоже есть свои проблемы, в том числе наводнение, которое случилось в Приморском крае. Вместе с регионом нужно будет продолжить работу по ликвидации его последствий.

Теперь ещё одна информация – по кадрам. Руководитель «РусГидро» Евгений Вячеславович Дод покидает свой пост по собственному желанию. На его место предлагаю назначить Николая Григорьевича Шульгинова, который является опытным энергетиком, работает первым заместителем руководителя акционерного общества «Системный оператор». Прошу Правительство подготовить соответствующую директиву и провести заседание совета директоров, где все необходимые решения принять.

Компания должна продолжить решение важнейших гидроэнергетических задач, особенно в Сибири, на Дальнем Востоке, то есть в традиционных местах нашей гидроэнергетики. Естественно, реализация будет теперь задачей нового руководителя. Он обладает для этого необходимым опытом.

Теперь несколько слов о документах, которые я подписал. Первый из них касается будущих поставок российского газа в Китай по восточному маршруту. Речь идёт о распоряжении Правительства, которым утверждается план мероприятий по государственной поддержке строительства всех необходимых для восточного маршрута объектов газотранспортной инфраструктуры, включая газопровод «Сила Сибири». Это позволит не только увеличить экспорт газа в Китайскую Народную Республику, но и быстрее газифицировать регионы Восточной Сибири и Дальнего Востока.

Впереди большая работа. Предстоит построить несколько объектов, которые предназначены для добычи газа на месторождениях в Якутии и Иркутской области, а также для его переработки и транспортировки.

На основе комплексного плана мероприятий, который утверждается этим распоряжением, будет подготовлен план-график по развитию транспортной инфраструктуры (это и федеральная часть, и региональная), которая нужна для восточного маршрута. Нужно будет также подготовить нормативную документацию. Контролировать всю эту работу будет специализированная межведомственная рабочая группа.

Ещё один документ касается поддержки российского авиастроения. Речь идёт о распоряжении о предоставлении госгарантий по облигационным займам «Объединённой двигателестроительной корпорации» на общую сумму свыше 33 млрд рублей.

Значительная часть этих средств – более 6,5 млрд рублей – предназначена для поддержки работ по созданию перспективных авиационных двигателей. Без них развитие авиапрома будет весьма проблематично, особенно с учётом того негативного влияния, которое оказывают на международную кооперацию всякого рода санкции.

Мы не можем позволить себе отставать в этой отрасли. Это действительно один из наших приоритетов, то, что мы создавали долгие годы, что у нас в общем и целом работает. Наши самолёты должны быть современными, надёжными. Есть планы использовать новые двигатели на нескольких модификациях перспективного самолёта МС-21 и в новой модификации Superjet. И как раз это гарантии для того, чтобы обеспечить обязательства корпорации по ранее привлечённым облигационным займам.

Дмитрий Олегович [Рогозин], если есть что добавить, пожалуйста, несколько слов скажите на эту тему, по поводу того, чему эти госгарантии помогут.

Д.Рогозин: Да, спасибо, Дмитрий Анатольевич. В принципе Вы основное сказали уже. Я хотел бы добавить только несколько слов о текущем состоянии работы по двигателестроению.

На сегодняшний момент мы находимся в состоянии госиспытаний и скоро переходим к лётным испытаниям двигателя ПД-14. На самолёте-лаборатории на базе Ил-76 скоро этот двигатель полетит и начнёт уже работать в реальном режиме. Планируем с 2017 года оснащать им самолёт МС-21 в комплектации до 180 пассажиров. Что важно, на базе ПД-14 есть возможность разработать за счёт масштабирования газогенератора двигатели фактически для всей перспективной линейки нашей гражданской авиации – не только для самолётов, но и для тяжёлых вертолётов.

ПД-10 – это действительно, как Вы сказали, под модернизированную версию Sukhoi Superjet большей пассажировместимости, ПД-12 (тот же самый газогенератор, и это распоряжение очень сильно нам поможет) – это под ремоторизацию вертолёта Ми-26 и под российско-китайский проект создания тяжёлого вертолёта.

Дальше. Поскольку мы будем двигаться в рамках модульности развития семейства МС-21, то для самолёта вместимостью 210 пассажиров на базе ПД-14 будет создан ещё один двигатель тягой 15,6 тонн. По сути дела, мы сейчас находимся в процессе создания двигателей в сегменте от 9 до 18 тонн, что крайне важно для создания опережающего задела, без которого немыслимо развитие всей гражданской авиации.

Кроме того, развёрнута работа в Самаре тоже Объединённой двигателестроительной корпорацией: на базе газогенератора МК-32, который был восстановлен под реставрацию и модернизацию всего парка нашей стратегической авиации, мы создаём также двигатели линейки от 20 до 35 тонн. То есть сейчас, Дмитрий Анатольевич, для нас крайне важный момент: мы прекрасно понимаем, что, поскольку на разработку двигателя уходит времени на три-пять лет больше, синхронизация работ по двигателестроению, самолётостроению приводит к тому, что у нас самолёты начинают летать с иностранными двигателями. Сейчас же это решение, которое Вы подписали, позволит нам создать именно опережающий технологический задел по современному двигателестроению.

Д.Медведев: Хорошо. Прошу тогда продолжить эту работу, как и работу по космодрому Восточный, о которой мы с вами говорили.

Ещё один вопрос, который также мы сегодня могли бы рассмотреть, касается уже другой программы – программы «Жилище». Она будет действовать до 2020 года, я подписал решение об утверждении её новой редакции. Это один из основных инструментов по формированию рынка доступного жилья. В ней, конечно, все основные инструменты должны содержаться, поэтому она важна для решения жилищной проблемы – для наших людей, и, конечно, для экономики в целом.

Всего начиная с 2006 года и до текущего периода помощь от государства на покупку жилья получили более 0,5 млн семей, а именно 530 тыс., причём большинство из них – это молодые семьи, собственно, на это была ориентирована программа (около 360 тыс.). Новая редакция документа усиливает координацию с региональными жилищными программами. Предусмотрены шаги по развитию ипотеки. Планируется, что к 2020 году по этой программе около 235 тыс. семей переедут в новые квартиры. Там также впервые целый ряд механизмов используется.

Игорь Иванович, есть какие-то соображения по этому поводу? Пожалуйста.

И.Шувалов: Дмитрий Анатольевич, Вы всё сказали, могу лишь только добавить, что особенно с началом этого года тема развития жилищного рынка и предоставления различных квот отдельным категориям граждан неоднократно рассматривалась у Вас на совещаниях, и мы понимали, что федеральная целевая программа «Жилище» в этом году должна завершить своё действие. Одновременно с тем, что мы поддержали рынок ипотеки начиная с апреля, Вами было принято решение о подготовке новой редакции программы. Теперь эта программа будет действовать до 2020 года, и общий объём финансирования на эти годы предусматривается в размере 691 млрд рублей, из которых федеральных средств – 358 млрд, остальное – это средства небюджетных источников и субъектов Российской Федерации.

При разработке этой программы Вами было принято решение, что мы должны передать определённые средства субъектам Российской Федерации, для того чтобы обеспечить жильём ветеранов Великой Отечественной войны. И если мы эти денежные средства в размере 10 млрд передадим субъектам (теперь мы понимаем, что для этого есть источники финансирования), то в основном проблема будет решена в 2016 году. Напомню, что в этом году свыше 12 тыс. человек будут благодаря этой поддержке федерального центра обеспечены жильём.

Какие ещё основные направления при реализации этой программы помимо молодых семей, которые будут и дальше поддерживаться российским Правительством? Мы планируем передать 4,5 млрд рублей Агентству по ипотечному жилищному кредитованию, для того чтобы поддерживать семьи, которые находятся в достаточно уязвимом положении. Это семьи, где сокращены доходы или работающие члены семьи находятся на неполной рабочей неделе или вообще потеряли работу.

Это касается не только валютной ипотеки, по которой были неоднократные обращения в Правительство со стороны Государственной Думы и Ваши были поручения, но также и обычные рублевые ипотечные кредиты, и там, где семьи будут требовать поддержки, через определённые механизмы, которые утверждены наблюдательным советом, данные денежные средства будут предоставлены.

Также по программе «Жильё для российской семьи» будут предоставлены средства, для того чтобы субсидировать ввод в эксплуатацию необходимой инфраструктуры, чтобы построить приблизительно 7,5 млн кв. м жилья. Это новое направление. Мы считаем, что в нынешних условиях как раз нужно поддерживать застройщиков тем, чтобы часть расходов по созданию необходимой инфраструктуры мы могли взять на себя вместе с региональными бюджетами. Это позволит предоставить рынку больше по фактору предложения жилья. В последнее время мы много говорили о том, что спрос на ипотечные кредиты падал. Вот эта программа, которая была с апреля Правительством развёрнута, сейчас позволяет говорить о том, что особенно за последние две недели, Дмитрий Анатольевич, на ипотечные кредиты спрос со стороны населения возрос. И что отмечают многие аналитики? Что в условиях дополнительной девальвации стоимость жилья в рублёвом эквиваленте остаётся той же, что была и раньше, предложений на рынке достаточно, и если люди рассматривают жильё не как инвестиционный инструмент, а как способность удовлетворить свои личные потребности улучшения жилищных условий, то, наверное, сейчас это оптимальное время.

В целом программа обсуждена была с субъектами Российской Федерации по вот этому фактору или подпрограмме «Жильё для российской семьи», подписано соглашение с 67 субъектами Российской Федерации, будем её исполнять и регулярно Вам докладывать. Нам, конечно, будет сложно повторить тот успех, который был в 2014 году. Как Вы знаете, в эксплуатацию было введено 84,2 млн квадратных метров жилья, но те меры поддержки, которые Правительство одобрило и реализует – в частности, субсидирование процентной ставки при выдаче ипотечного кредита и другие меры, – думаю, нам позволяют уже сегодня говорить о том, что рынок не обрушился и ситуация хотя будет не такой благоприятной, но не является трагичной.

Д.Медведев: Это важно хотя бы для развития самого рынка, для развития строительной отрасли. И вы справедливо говорите, что в период нестабильности помещение денег в недвижимость – достаточно обычная история. По всей вероятности, мы будем это и дальше наблюдать (я имею в виду процессы, связанные с приобретением жилья). И необходимо будет принимать решения о том, как этот рынок поддержать – и оперативными мерами, и, если потребуется, какими-то другими.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 31 августа 2015 > № 1473175 Дмитрий Медведев, Дмитрий Рогозин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter