Всего новостей: 2524377, выбрано 3 за 0.009 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Руднева Марина в отраслях: Госбюджет, налоги, ценывсе
Руднева Марина в отраслях: Госбюджет, налоги, ценывсе
Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > bfm.ru, 2 июня 2017 > № 2205101 Марина Руднева

Марина Руднева: «Наша задача — сделать образ жизни пенсионера другим»

О том, как устроена система негосударственных пенсионных фондов и на какие выплаты могут рассчитывать будущие пенсионеры в 2022 году, рассказала генеральный директор Финансовой Группы «Будущее» Марина Руднева

Сейчас будущие пенсионеры в массе своей находятся в полной неопределенности на счет того, что будет к тому моменту, когда они теоретически начнут получать свою накопительную часть пенсии. Они вообще будут что-то получать?

Марина Руднева: Я могу сказать с полной уверенностью, что да, они точно будут что-то получать. На сегодняшний день те накопления, которые находятся в негосударственных пенсионных фондах, все на месте, ими управляют коммерческие организации с очень профессиональной структурой управления, с серьезными инвестиционными менеджерами. ЦБ в свое время выстроил довольно жесткую структуру и систему и очень сильно повысил уровень контроля за пенсионными накоплениями, поэтому они будут сохранны. В дополнение к этому присоединилось агентство по страхованию вкладов и на сегодняшний день все пенсионные накопления застрахованы.

Но они не нарастают в накопительной части?

Марина Руднева: Что касается заморозки, то, конечно, они не нарастают. Но есть такая вещь как инвестиционный доход, который зарабатывается каждый год, и если в среднем за последние три года негосударственные пенсионные фонды показали доходность порядка 8-9%, то ваш пенсионный счет на эти 8-9%, в зависимости от того, в каком фонде вы находитесь и насколько успешно он управляет вашими деньгами, он, так или иначе, растет.

Как вы рассматриваете перспективы своего бизнеса, ведь в связи с заморозкой больше средства в фонды не поступают. У вас есть определенный капитал, которым вы управляете. Этого достаточно для того, чтобы заниматься этим бизнесом всерьез и надолго?

Марина Руднева: Как любой финансовой организации этого недостаточно и хотелось бы больше, но мы живем в определенных политических и экономических реалиях и бороться с ними тяжело. Тем не менее, правительство предложило новую концепцию индивидуального пенсионного капитала. Конечно, она требует серьезной доработки и до конца пока не готова, но идея в том, чтобы перевести пенсионные накопления в частную собственность. Это то, что, наверное, интересно любому гражданину и дает людям возможность самостоятельно копить на пенсию. При этом понятно, что финансовая грамотность населения находится на таком уровне, что относительно мало людей задумываются о своем будущем и своей пенсии. Поэтому идея заключается в том, чтобы сделать ее квазидобровольной. Начать минимально с одного процента отчислений в год и постепенно в течение шести лет дорастить до 6%.

Мы прекрасно на своем опыте знаем, что за 20 лет может много чего измениться, поэтому тут вопрос: она квази или все же добровольная? По данным большинства экспертов, люди не доверяют системе и предпочитают золото-бриллианты-квартиры, то есть то, чем они могут реально управлять.

Марина Руднева: Разумеется, если все время что-то реформировать, то доверие к пенсионной системе у населения точно не вырастет. Давайте на примере банковского сектора посмотрим. Эти организации прошли сложные процедуры, систему акционирования и, в конечном счете, у вас есть гарантии по страхованию вкладов на 1,4 миллиона рублей. У людей есть деньги, и они не пытаются ими самостоятельно управлять: они кладут их на депозит

Но эти деньги они могут изъять, а пенсионные деньги они изъять уже не могут.

Марина Руднева: Но это единственный способ цивилизованного накапливания на пенсию. К этому пришли все развитые страны и везде это работает. На сегодняшний день объем денег, которые находятся в пенсионной системе в других странах в десятки раз выше по отношению к ВВП, чем в нашей стране. Хочу заметить, что у нас сейчас инвестиционная декларация такая жесткая и контроль настолько серьезный, что сейчас ЦБ довольно заметно почистил ряды негосударственных пенсионных фондов и на рынке остались только крупные и стабильные игроки. Я надеюсь, что наше правительство опомнится и отменит заморозку, но если она продолжится, то ИПК точно заработает с 2019-2010 года.

Марина, еще лет 15 назад средний российский пенсионер в нашем понимании — это пожилой человек, плохо одетый, с небольшой пенсией, который мало что мог себе позволить. Как изменился портрет российского пенсионера сегодня?

Марина Руднева: Мне кажется, что сейчас наша задача сделать пенсионера немного другим: тем, который хочет путешествовать, хочет потреблять большое количество услуг, думать о своем досуге, иметь возможность помогать своим детям и внукам. Стремиться надо вот к этому. Наше население стареет стремительно, и сфера услуг для пожилых людей сильно востребована. Через 10 лет это будет огромный рынок, который сейчас только зарождается. Это вопросы здоровья, реабилитации, коммерческих пансионатов. Если посмотреть на западный опыт, то пансионаты — это большой рынок, там живет огромное количество активного населения, которое приняло осознанное решение уехать из дома и переехать в такие пансионаты. У нас такого рода заведения — это пока депрессивные места, потому что этот сектор еще не охвачен. Но если сейчас делать опрос среди 35-летних, то у них отторжения касательно этой системы уже нет: сейчас люди думают об этом, причем даже не в отношении своих родителей, а для себя.

Негосударственный пенсионный фонд тоже собирается заниматься созданием среды для пенсионеров?

Марина Руднева: Безусловно, это крайне важно, ведь это социально значимый бизнес, он очень близок к пенсионным фондам. Мы строим первый профессиональный пансионат такого рода в Истре, с английским оператором, израильским реабилитологом номер один в мире. Это будет первое профессиональное заведение такого рода, пилотный проект, адресованный среднему классу.

А в будущем кто будет платить за пребывание в таких пансионатах: пенсионер или его дети?

Марина Руднева: Во всем мире за это платят дети. Дополнительным источником финансирования может быть то жилье, которым владеет пенсионер: он может его продать или сдать и таким образом решить этот вопрос.

Когда ваш фонд начнет выплачивать первые пенсии?

Марина Руднева: С 2022 года все фонды начнут такие выплаты в массовом порядке. Но мы и сейчас уже что-то платим. Что касается размера выплат, то на сайтах фондов есть пенсионный калькулятор, с помощью которого можно посчитать свою будущую пенсию. Также уже сейчас без системы индивидуального пенсионного капитала можно присоединиться к инвестиционному пенсионному обеспечению. Это добровольный вклад, который вы можете сделать и забрать, например, заключив договор только на пять лет, а потом, при желании, продлить.

А это будет хорошо работать для системы фондов, ведь пенсионные деньги — это источник длинных инвестиций.

Марина Руднева: Это будет работать, ведь вы, по сути, поделите свой пассив на длинный и короткий и так же будете им управлять. То есть если речь про пятилетние деньги, то в нашей стране пять лет — это уже долгосрочная инвестиция.

В 2022 году появятся первые пенсионеры, которые увидят десятилетний результат работы системы. Что еще начнут делать пенсионные фонды с этого момента? ведь они начнут терять деньги, если их приток остановится.

Марина Руднева: Конечно, поэтому крайне важно запустить индивидуальный пенсионный капитал, чтобы приток денег постоянно был. Если же этого не будет, в чем я сомневаюсь, то запустить другие индивидуальные продукты, когда уже люди принесут свои деньги в систему. Мы, кстати, такой пилотный проект уже начали год назад. И есть люди, которые готовы это делать. К 2022 году также важно обеспечить удобство и комфорт для населения: пенсии должны начисляться грамотно и вовремя, должен быть полный доступ к информации, должна быть прозрачность, личные кабинеты, мобильные приложения, достаточное количество офисов. Мы должны сделать эту систему доступной для населения, потому что сейчас таких массовых выплат нет и для нас будет большим вызовом все это обеспечить.

Каким вы видите пенсионера 2022 года?

Марина Руднева: Пенсионеры будут более активны, заинтересованы в жизни и будут менее сконцентрированы на семье, а больше на себе. Соответственно, будут ездить, потреблять различные услуги, возможно больше заниматься собой с медицинской точки зрения. Это тоже может стать бизнесом для негосударственных пенсионных фондов. Наша группа думает об этом в ежедневном режиме, у нас есть команда, которая генерит идеи касательно того, какие услуги будут интересны будущим пенсионерам. Впрочем, об этом думают все участники рынка.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > bfm.ru, 2 июня 2017 > № 2205101 Марина Руднева


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 25 апреля 2017 > № 2153470 Марина Руднева

Бедная старость: почему необходимо изменить систему вознаграждения пенсионных фондов

Марина Руднева

глава финансовый группы «Будущее»

Текущая модель вознаграждения фондов безнадежно устарела, что ограничивает НПФ в выборе инвестиций, лишает клиентов повышенного дохода, а экономику — «длинных» пенсионных денег.

В марте 2016 года в Госдуму поступил законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам регулирования деятельности негосударственных пенсионных фондов», который предусматривает введение фидуциарной ответственности и связанным с ней изменением системы оплаты услуг негосударственных пенсионных фондов (НПФ) по управлению пенсионными накоплениями. Под фидуциарной ответственностью понимается материальная ответственность фондов и их руководителей за добросовестное исполнение обязанностей по инвестированию средств застрахованных лиц. О введении подобного механизма представители Банка России говорили давно — еще до масштабной реформы пенсионной отрасли, заключающейся в акционировании НПФ, работающих с пенсионными накоплениями, и включении их в систему гарантирования.

Что же касается новой системы вознаграждения, то по логике законопроекта оно должно будет состоять из двух частей — переменной (success fee) и постоянной (management fee). Для НПФ эта новация была бы не менее важной и значимой, чем ужесточение ответственности, поскольку текущая система вознаграждения, предполагающая наличие только success fee — вознаграждение за успех не более 15% от совокупного инвестдохода, была введена еще на стадии зарождения отрасли и безнадежно устарела.

Если в тучные годы роста экономики (2005-2007) эта система работала и НПФ порой показывали доходность 16% и даже 19%, доля акций в портфелях достигала 10% — 25%, то кризис 2008 года и последующие повторяющиеся кризисы снизили среднюю доходность НПФ до 6%, также упала и доля акций в портфеле до 6,1% (на 2013 год). Стараясь справиться с шоками, НПФ перешли к стратегии безубыточности каждого текущего года, повышая в портфелях краткосрочные инструменты инвестиций, перераспределяя доли в консервативные инструменты, как депозиты в банках, или в бумаги ограниченного круга эмитентов с фиксированной ставкой. Такие вложения, как правило, являются низкодоходными.

Новые реалии «санкционной» экономики 2015-2016 годов, когда для России закрылись зарубежные рынки капитала и значительно сократился приток инвестиций, вновь обострили проблему наличия «длинных» инвестиционных денег. А таковыми всегда считались пенсионные деньги. Именно поэтому наиболее привлекательным для инвестирования НПФ являются проекты с временным горизонтом 15-20 лет. Эти инвестиции позволили бы существенно увеличить доход для клиентов в период активных выплат (2025-2030 годы). Но подобным инвестиционным стратегиям характерна неравномерная доходность, так как бумаги с длительным сроком не предполагают начисления дохода во время их обращения, но по ним будут крупные выплаты в конце срока. Это одна из причин, почему в портфелях НПФ таких активов совсем незначительное количество.

В то же время развитие экономики требует инвестиций в акции инновационных отечественных промышленных компаний и государственно-значимые инфраструктурные проекты. Механизмом, обеспечивающим разумное сочетание интересов государства и застрахованных лиц, является разделение вознаграждения НПФ на постоянную и переменные части. Тогда постоянную часть (management fee, 1% от стоимости чистых активов) НПФ смогут направлять на обязательные расходы (ведение счетов, вознаграждение управляющих компаний, спецдепозитария). При этом переменная часть сохраняет и создает новые стимулы для НПФ к повышению доходности от инвестирования пенсионных накоплений и повышение доли вложений в реальный сектор экономики с более длительными сроками окупаемости.

Только одновременное внедрение механизмов фидуциарной ответственности и изменение модели вознаграждения НПФ, заложенное в описанном выше законе, приведет к необходимой для государства и экономики инвестиционной стратегии фондов. О законе положительно отозвался премьер-министр Дмитрий Медведев, он был одобрен на заседании правительства, однако после его внесения в Госдуму рассмотрение было отложено на неопределенный срок.

Более того, разразилась горячая дискуссия. Так, представители Пенсионного фонда РФ (ПФР) считают, что 1% в качестве management fee — это слишком много. Выражается обеспокоенность некоторых экспертов, что НПФ начнут стагнировать и перестанут развиваться. Почему-то совершенно не учитывается главный аргумент инициаторов законопроекта — реализация его положений снизит расходы на вознаграждение участникам пенсионного рынка на 20-30% и, соответственно, увеличит инвестиционный доход граждан и их будущие пенсии на 5-7 млрд рублей. Сейчас НПФ платят управляющим компаниям, брокерам и спецдепозитарию из активов, по сути, не свои деньги. А в новой структуре вознаграждения вся комиссия будет направляться в НПФ, которые и будут распределять ее между фондом, управляющими компаниями и спецдепозитарием. Вот здесь НПФ взвесит каждую копейку и спросит эффективность с каждого вложенного рубля. Это реальный стимул к снижению стоимости услуг участников пенсионного рынка и развитию конкуренции на рынке НПФ.

Итак, данный законопроект вкупе с механизмом management fee решает следующие задачи:

- повышение доли вложений пенсионных фондов в реальный сектор экономики и инфраструктурные проекты;

- увеличение размера дохода застрахованных лиц;

- повышение прозрачности и стимулирование роста эффективности всего фондового рынка.

В то время, как введение одной лишь фидуциарной ответственности спровоцирует фонды отказаться от долгосрочного планирования своей работы и дальнейшего развития отрасли. НПФ сосредоточат свои усилия на решении задач обеспечения своей деятельности исключительно в пределах финансового года и ограничат вложения низкорискованными инструментами. В результате финансовый рынок так и останется несбалансированным, инвестиции в жизненно важные для государства и экономики инфраструктурные проекты не пойдут, а граждане недополучат инвестиционный доход и уровень пенсий так и останется на низком уровне.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 25 апреля 2017 > № 2153470 Марина Руднева


Россия > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 6 октября 2016 > № 1926439 Марина Руднева

«Невозможно нажать на кнопку, выключить одну систему и включить другую»

Интервью с генеральным директором ФГ «Будущее» Мариной Рудневой

Руслана Тардова

О том, как заморозка пенсий влияет на накопления граждан и негосударственные пенсионные фонды, готовы ли граждане и участники пенсионного рынка к новой системе, предложенной Минфином и ЦБ, «Газете.Ru» рассказала генеральный директор ФГ «Будущее» Марина Руднева.

— Как оцените ситуацию на рынке негосударственных пенсионных фондов? Насколько доверяют россияне накопительной системе?

— Накопительная пенсионная система прочно вошла в нашу жизнь. Выбор в пользу НПФ уже сделали около 30 млн человек, а это половина экономически активного населения страны. Цифра, на мой взгляд, говорит сама за себя.

Доверие к негосударственным пенсионным фондам в последнее время во многом обеспечил и Центральный банк. Регулятор провел два серьезных решения. Первое — это акционирование фондов, которое положило начало новому этапу в развитии отрасли. Второе — внедрение системы, аналогичной АСВ на банковском рынке, системы гарантирования прав застрахованных лиц. За прошедшие два года требования к участникам рынка серьезно возросли, начиная с минимальных, просто для того чтобы иметь возможность продолжать работу по ОПС, и не говоря уже о дальнейших ограничениях в части инвестирования пенсионных средств. Результаты этой работы по развитию, по стандартизации отрасли мы наблюдаем сегодня. И один из них — плюс 8 млн граждан, перешедших в НПФ (на конец 2013 года, по данным ЦБ РФ, число застрахованных лиц в НПФ составляло 22 млн человек, на конец первого полугодия 2016 года — 30 млн). Система стала в разы прозрачнее, стабильнее и надежнее, и на сегодняшний день все фонды, которые вошли в систему гарантирования вкладов, вызывают доверие. Как регулятора, так и населения.

Тем не менее возникает другая проблема. С 2014 года государство замораживает часть пенсионных взносов работодателя на пенсионные накопления. И на Московском финансовом форуме министр финансов Антон Силуанов впервые за последнее время официально подтвердил, что возобновлены взносы — то есть вся система в ее прежней конфигурации — в следующем году не будут. Это, в свою очередь, может серьезно подорвать доверие россиян к накопительной системе.

— Какие последствия несет заморозка?

— Во-первых, теряется доходность. В результате заморозки при среднем счете 50 тыс. руб. клиенты НПФ теряют около 12 тыс. руб. прироста в год. Итого за три года с учетом дохода, который зарабатывает пенсионный фонд, счет мог бы составить уже 90 тыс.

Во-вторых, из-за постоянно продлеваемого моратория накопительная система теряет стабильность. Люди невольно приходят к тому, что начинают терять доверие к ней, и это, на мой взгляд, даже более критично.

— А как она сказывается на участниках рынка?

— Негосударственные пенсионные фонды сегодня оказались в сложной ситуации. Новых финансовых поступлений, притока средств нет. Раньше счет физического лица пополнялся за счет новых взносов работодателя и за счет инвестиционного дохода. Сейчас мы можем рассчитывать только на инвестиционный доход, и в ряде случаев это серьезно ограничивает нас в инвестиционной деятельности, мы уже не можем позволить себе участие в каких-то проектах, в которые могли бы вложиться.

Тем не менее на те активы, которые в фондах находятся на данный момент, заморозка никак не влияет, и с ними мы продолжаем работать.

Новой системе не время

— Внести серьезные коррективы в пенсионную систему, подтянуть ее под нынешние условия недавно предложили в Центробанке и Минфине России. Как вы относитесь к идее «индивидуального пенсионного капитала» — переводу накопительной части исключительно в добровольный формат, — о которой заявил Банк России?

— Мне кажется, добровольную систему можно рассматривать только как дополнение к обязательной, а не в качестве альтернативы.

Не думаю, что очередные и достаточно серьезные изменения пенсионной системы повысят доверие к ней. Такого мнения придерживаются и мои коллеги по рынку. Здесь срабатывает одно простое правило: если вы все время меняете систему, вы ставите под сомнение и свои предыдущие решения по ее развитию. В такой ситуации сложно ожидать от населения доверия к абсолютно новой для них пенсионной конфигурации.

Финансовая группа «Будущее» выступает за сохранение системы пенсионных накоплений и намерена ее отстаивать, пока это будет возможно. При этом мы видим различные сценарии — это необязательно должно быть сохранение ОПС в том виде, в котором оно существует сейчас: 16% в страховую пенсию, 6% — накопительную. Уже были разные предложения, в том числе по снижению тарифа пенсионного взноса в накопительную часть с 6 до 2%. Мы прекрасно отдаем себе отчет в бюджетных проблемах, но сохранение накоплений для нас остается приоритетом. В данном случае мораторий и дальнейший ход системы вещи не связанные. Предположим, что мораторий продлевают на 2017 год и на год, следующим за ним. Но рано или поздно экономика оживет — положительные тренды мы видим уже сейчас. Так почему тогда не возобновить взносы? Я повторюсь, едва ли не главное преимущество существующей системы в том, что ей уже доверяют. Она уже сформирована и за 13 лет успела себя зарекомендовать. Это готовый финансовый инструмент, почему им не воспользоваться?

— Сторонники изменений имеют свою аргументацию: почему государство, которое обязуется выплачивать страховую пенсию, должно обеспечивать и накопительную часть? Не логичнее ли гражданам самостоятельно решать, какую часть доходов и в какие фонды вкладывать, чтобы приумножить будущую пенсию?

— Я соглашусь с тем, что человек должен отвечать за свое будущее. Но полностью перекладывать обязанность копить на пенсию на граждан необходимо постепенно, развивая финансовую грамотность населения. Граждане должны понимать составляющие пенсионной системы и принципы ее работы: куда идут их деньги, как формируются накопления.

В этом случае в какой-то перспективе можно было бы перейти на добровольную систему. Но невозможно нажать на кнопку, выключить одну систему и включить другую. И даже не с точки зрения доходов населения. Необоснованно предполагать, что люди вдруг возьмут и начнут отчислять деньги в систему, которая не вызывает у них доверия. Смена парадигмы должна происходить на фоне того, что государство выполняет свои обязательства.

— Как может развиваться ситуация, на ваш взгляд, если концепция ЦБ и Минфина будет принята? Президент Национальной ассоциации пенсионных фондов Константин Угрюмов и председатель совета Ассоциации негосударственных пенсионных фондов Сергей Беляков уже выразили опасения. По их мнению, значительного притока добровольных пенсионных взносов не будет, а без этого, если допустить продление заморозки, наступит коллапс системы. Если возникают такие риски, как быть?

— Я скорее соглашусь с коллегами. Безусловно, мы намерены вместе с регулятором войти в рабочую группу по разработке новой пенсионной системы, надеемся в определенной части повлиять на ход реформы. Но больших ожиданий пока не испытываем. В любом случае, пока неизвестно, в каком формате и когда Минфин с ЦБ собираются вводить новую систему, делать выводы о последствиях рано.

Центробанк зачистил рынок

— Недавно O1 Group объявила о том, что всем пенсионным бизнесом компании будет заниматься ФГ «Будущее». С какой целью произошла такая реорганизация?

— В определенный момент, когда под управлением группы находилось уже пять фондов, пенсионный бизнес стал занимать довольно серьезную долю деятельности O1 Group. И его вывод в отдельную, обособленную группу стал логичным и необходимым шагом для дальнейшего развития. Наша основная задача — это унификация бизнес-процессов. Создание группы в конечном итоге обеспечит в фондах единые механизмы принятия решений, операционной деятельности, наконец, общий подход в формировании инвестиционных стратегий. Все это позволит повысить надежность и доходность, а также выстроить более эффективное корпоративное управление.

— Что будет с накоплениями клиентов фондов? Их переведут в один большой фонд?

— Нет. В своей текущей конфигурации работу продолжат «Телеком-Союз» и «Образование». «Телеком-Союз» занимает на рынке определенную нишу, на протяжении долгого времени работая с резервами и развивая корпоративные пенсионные программы. Укрупнится НПФ «Будущее» — флагманский фонд группы. Сейчас к нему присоединяются «Русский стандарт» и «Уралсиб», эту процедуру мы планируем завершить к концу года. В результате клиенты двух фондов будут обслуживаться в «Будущем».

— В дальнейшем они могут объединиться в рамках одного фонда?

— Таких планов нет. В ближайшее время мы сохраним формат трех фондов в рамках группы.

— Какой объем активов есть у группы? Как планируете управлять этими средствами? Во что будете вкладывать, какие инструменты привлекать? Каков багаж инвестиционных инструментов сегодня есть у НПФ и финансовых групп?

— Сейчас число наших клиентов достигает 4,6 млн человек, под управлением находятся 275 млрд руб. Мы всегда говорим, что средства пенсионных накоплений должны работать как длинные деньги в экономике страны. В прошлом году мы инвестировали в строительство участка платной трассы Москва — Санкт-Петербург «Магистраль двух столиц». На прошлой неделе объявили о сделке по покупке облигаций ГТЛК в рамках проекта по обновлению составов поездов пригородного сообщения. Мы ожидаем, что в реальном секторе будет появляться больше инструментов, качество и доходность которых отвечают, во-первых, требованиям законодательства, а во-вторых, нашим задачам заработать для клиентов доход.

— Стратегия финансовой группы как-то отличается от средней по рынку? Во что обычно вкладываются НПФ? Какие еще инструменты используются, чтобы сохранять средства?

— Сегодня у НПФ нет особенно большого маневра в части вложений. ЦБ РФ последовательно ужесточает требования к активам, и к этой политике можно отнестись с пониманием. Высокорисковые инвестиции, которые обычно приносят хоть и высокий, но краткосрочный результат, осуществлять стало гораздо сложнее. Акции? Только первого уровня. Облигации — только с очень высоким кредитным рейтингом. Депозиты — только топ-10 банков. Поэтому инвестстратегии участников рынка сопоставимы. Просто одни ведут себя более консервативно, больший объем средств размещая на депозитах, а другие нацелены преимущественно на реальный сектор, то есть облигации.

Тем не менее инвестиционный фон выровнялся. Участники пытаются найти интересные идеи и предложения. Мы, в частности, поучаствовали в покупке акций «Алросы», и это безусловно можно считать удачной инвестицией. С момента покупки акции компании выросли более чем на 30%.

— На ваш взгляд, не слишком ли жестко Центробанк ограничил инвестиционные возможности фондов, которые и так прошли «чистку»?

— На мой взгляд, сейчас задача регулятора — понять, насколько работоспособна система, как происходит инвестиционный процесс внутри фондов, насколько сотрудники НПФ профессиональны и понимают, что делают. Наконец, насколько фонды устойчивы к внешней обстановке — НПФ сейчас проходят пилотные стресс-тесты. Сначала всем так или иначе придется ребалансировать свои портфели, реализовав инвестиции, которые недостаточно удовлетворяют поставленным ЦБ требованиям. В дальнейшем же, когда этот этап будет пройден, я не исключаю, что мы можем рассчитывать на частичное ослабление регулирования и расширение инвестиционных возможностей. В этом смысле ЦБ проводит очень системную и логичную работу.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 6 октября 2016 > № 1926439 Марина Руднева


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter