Всего новостей: 2523556, выбрано 5 за 0.014 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Шипов Савва в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценывсе
Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > mirnov.ru, 26 августа 2017 > № 2504206 Савва Шипов

Заместитель министра экономического развития РФ Савва Шипов сообщил, что уже в этом году станут известны краткосрочные меры в рамках реализации программы «Цифровая экономика». Речь идет, в частности, об отмене трудовых книжек.

Современные реалии таковы, что для сотрудника не столь важно, где он проживает. Гораздо более значимо, насколько он компетентен в своей работе. Необходимо повышать трудовую мобильность. Существенную роль в этом могут сыграть введение практики дистанционного заключения трудовых договоров и переход на электронный кадровый документооборот. Тогда и цифровая экономика страны будет развиваться более быстрыми темпами

Шипов рассказал, что среди среднесрочных мер значатся внедрение блокчейна и передовых методов сбора отчетности. Кроме того, требуется усовершенствовать антимонопольное законодательство страны и механизмы стандартизации.

Вера Сергеева

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > mirnov.ru, 26 августа 2017 > № 2504206 Савва Шипов


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > economy.gov.ru, 13 августа 2017 > № 2273440 Савва Шипов

Савва Шипов: Госуслуги должны оказываться одинаково на всей территории РФ

До конца этого года многофункциональные центры, предоставляющие гражданам государственные услуги, могут получить право самостоятельно оформлять регистрацию рождения и смерти - полномочия, которые ранее входили только в компетенцию загсов.

Об этом в интервью "Российской газете" рассказал заместитель Министра экономического развития Савва Шипов.

В 2018 году, по его словам, многофункциональные центры начнут принимать госпошлины и налоговые платежи. В перспективе там же можно будет заменить водительское удостоверение, получить внутренний и заграничный паспорт старого образца, зарегистрироваться на выборы - сейчас такие услуги доступны только в некоторых регионах, а не по всей стране.

А самое главное, в планах министерства отвязать все услуги федеральных ведомств от прописки.

Савва Витальевич, с этого года в многофункциональных центрах должна была появиться услуга по замене водительских удостоверений, выдаче внутренних и заграничных паспортов старого образца. Все многофункциональные центры ее предоставляют?

Савва Шипов: В тех регионах, где проходили пилотные проекты и организация этих услуг отрабатывалась заранее, запуск прошел достаточно гладко. Но для ряда регионов эти государственные услуги оказались новыми, поэтому с выдачей паспортов и прав там возникли проблемы.

Сложностей добавило то, что МВД, к сожалению, не успело вовремя подготовить нормативную правовую базу и заблаговременно сформировать требования к помещениям для хранения готовых паспортов и водительских удостоверений.

Сейчас часть вопросов уже решена, а по остальным мы вместе с коллегами активно работаем. В частности, разработан проект постановления правительства, ограничивающий список требований к помещениям многофункциональных центров, которые надо будет выполнить, чтобы организовать выдачу гражданам паспортов и водительских удостоверений в полном объеме.

В России прекратили выдачу открепительных удостоверений для голосования. Теперь, чтобы поучаствовать в выборах не по месту регистрации, достаточно подать заявление в МФЦ. Такая возможность есть у жителей всей страны или пока только отдельных регионов?

Савва Шипов: Пока прием заявлений о включении в список избирателей по месту нахождения производится там, где предстоят выборы глав регионов.

Это около двух десятков субъектов, включая Кировскую, Новгородскую, Пензенскую области, республики Бурятия, Карелия, Пермский край, город Севастополь. Тот опыт, который будет получен на губернаторских выборах, будет детально проанализирован, его можно будет использовать для определения процедур на президентских выборах.

Здесь важно пояснить, что сами избирательные процедуры по-прежнему остаются зоной ответственности избирательных комиссий. Однако благодаря тому, что обязанность по взаимодействию с гражданами отошла теперь и к МФЦ, избиркомы смогут сосредоточить усилия на реализации своих непосредственных задач. Такую идеологию разделяет все больше ведомств.

Когда 10 лет назад МФЦ только начали появляться, они позиционировались прежде всего как центры предоставления госуслуг. Сейчас они воспринимаются как единая инфраструктура, единое государственное решение, обеспечивающее очное взаимодействие граждан и представителей власти, должностных лиц. Востребованность МФЦ в новых сферах растет.

Вы говорили, что ближайшая задача - перевести уже оказываемые госуслуги в режим предоставления в соответствие с "жизненными ситуациями". Поясните, пожалуйста, о чем идет речь?

Савва Шипов: Самый понятный пример - потеря документов. Допустим, вы потеряли сумочку, где лежали, паспорт, права и пенсионное удостоверение. Сейчас, чтобы эти документы восстановить, вам нужно написать несколько заявлений.

При оказании же государственных услуг по принципу "жизненной ситуации" вам нужно будет написать всего одно заявление, а дальше сотрудники МФЦ уже сами будут общаться со всеми контрагентами, чтобы ваши документы восстановить.

Другие распространенные жизненные ситуации - это рождение ребенка, выход на пенсию, перемена имени. Во всех этих случаях комплекс госуслуг должен предоставляться по единому заявлению. Мы надеемся, что до конца года законопроект, который сделает это возможным, также будет принят Федеральным собранием.

Должен признаться, что любое решение по МФЦ продвигать непросто. Это связано с тем, что такие решения требуют согласования с большим количеством заинтересованных лиц, описания деталей, глубинного пересмотра процессов.

Так и по жизненным ситуациям - было сломано немало копий, и мы рады, что законопроект внесен в Госдуму.

Другая инициатива, связанная с расширением перечня услуг МФЦ, - это наделение МФЦ правом самостоятельно оформлять регистрацию рождения и смерти. Эта инициатива уже была реализована в режиме пилотного проекта в трех регионах: в Москве, Тюменской и Воронежской областях. По итогам "пилота" мы подготовили законопроект, позволяющий распространить эту практику на все субъекты, где такое решение будет принято региональным законодательным собранием. Ожидаем, что он будет принят в этом году.

Когда налоговая служба и ее услуги придут в МФЦ?

Савва Шипов: В Москве уже реализован пилотный проект по приему деклараций 3-НДФЛ. Он признан успешным.

Также в этом году в столичных МФЦ проводится пилотный проект по приему документов на корректировку начисленных налогов физических лиц и по информированию о налоговой задолженности. В дальнейшем этот опыт будет распространен на другие регионы.

Кроме того, по поручению правительства ведется работа над проектом закона, в котором будут установлены требования к МФЦ по обеспечению приема платежей налогового характера и порядок зачисления средств заявителей в казначейство. То есть через МФЦ в перспективе можно будет платить налоги, госпошлины и все, что связано с оказанием услуг. Многофункциональные центры будут сами выступать операторами. Этот функционал мы планируем реализовать в 2018 году.

Минэкономразвития, безусловно, заинтересовано в том, чтобы как можно больше госуслуг и как можно быстрее оказались в МФЦ. Однако ведомства, оказывающие госуслуги, зачастую видят в этом определенные риски, например, в случае с ФНС - риск нарушения налоговой тайны. Такие вопросы требуют тщательной отработки, именно поэтому так важны пилотные проекты. Они показывают потенциал внедрения той или иной госуслуги в МФЦ в отдельно взятом регионе и в целом в стране.

Если резюмировать, то все сейчас зависит от конкретных ведомств, от их готовности переводить свои услуги, а МФЦ и организующие их деятельность региональные власти готовы брать на себя дополнительную нагрузку?

Савва Шипов: В том, чтобы количество услуг в МФЦ расширялось, заинтересованы в первую очередь регионы. Если услуга по выдаче того же загранпаспорта оказывается через МФЦ, госпошлина расщепляется: половина идет в федеральный бюджет, половина - в региональный. Это означает, что чем больше услуг по тем же паспортам оказывается через МФЦ, тем больше денег поступит в региональный бюджет.

Среднее ожидание в очереди в МФЦ сейчас составляет 18 минут. По указу президента должно быть 15. Что мешает сократить время ожидания в очереди и почему, кстати, в качестве идеального показателя взяли именно 15 минут?

Савва Шипов: Мне кажется, что 15 минут - это то время, которое в нашей культуре традиционно является предельным временем допустимого ожидания. Что мешает сократить время, которое граждане проводят в очереди? В 2012 году среднее время ожидания в очереди при получении госуслуг - тогда МФЦ только появлялись - составляло 55 минут. За счет развертывания сети МФЦ в течение 5 лет оно сократилось более чем на 30 минут. Возможности для дальнейшего его сокращения, безусловно, есть, и в первую очередь это зависит от качественной организации работы сети региональными органами власти. У нас есть очень разные примеры, и первоочередная задача - подтянуть те субъекты РФ, в которых не отлажено эффективное управление системой.

Кстати, на это могут повлиять и посетители центров. Каждый человек после получения услуги в МФЦ через смс либо через специальное устройство может оценить ее. Мы эти оценки сводим и получаем показатель удовлетворенности граждан качеством предоставления этих услуг по конкретным регионам и по России в целом, после чего отрабатываем по проблемным направлениям.

По данным за 2016 год, доля оценок "4" и "5" в общем объеме оценок по МФЦ превысила 96 процентов. В Дагестане пошли еще дальше: они эти оценки "привязывают" к величине премии и в онлайн-режиме транслируют операторам центра. Каждый сотрудник в режиме реального времени видит, как меняется сумма его премии в зависимости от того, какие оценки ему выставлены.

Код доступа

В России все еще очень сильна связь между пропиской и возможностью получать госуслуги. В этом направлении что-то будет меняться?

Савва Шипов: Мы считаем, что услуги должны оказываться одинаково на всей территории страны независимо от того, где ты прописан. Минэкономразвития подготовило план по переводу государственных услуг на экстерриториальный принцип, который реализуется в отношении всех государственных услуг, имеющих массовый характер и попавших в перечень приоритетных. Это очень серьезная работа, но мы будем добиваться, чтобы все услуги федеральных ведомств, которые есть в МФЦ, оказывались вне зависимости от того, где и в какой МФЦ человек обратился.

Необходимая информационная инфраструктура для этого уже есть. Это система межведомственного электронного взаимодействия - СМЭВ. Все МФЦ к ней подключены.

Однако на следующем этапе возникает вопрос доступности ведомственных данных. В каждом органе власти есть своя информационная система по тем госуслугам, за предоставление которых он отвечает. И они должны обеспечить чистоту, юридическую значимость этих сведений, а также сделать возможным доступ к ним через единую систему межведомственного электронного взаимодействия.

При этом у ведомств по-прежнему мало информационных систем, которые аккумулировали бы в себе всю юридически значимую информацию по услугам ведомства. Мы считаем, что в ближайшем будущем надо полностью отказаться от бумаги: юридическую значимость должна иметь не бумажная копия документа, а электронная запись в реестре. Это так называемая реестровая модель оказания госуслуг. Нами уже разработан проект закона о переводе на такую форму работы всех существующих реестров лицензий. Аналогичную работу предстоит провести всем органам власти. Как только это будет сделано, мы сможем окончательно решить вопрос оказания услуг по экстерриториальному принципу.

Над каким ее направлением вы сейчас работаете, Савва Витальевич?

Шипов: Мы отвечаем за несколько направлений, в том числе за очень важную составляющую программы "Цифровой экономики" - за регуляторику.

Сейчас в сфере информационных технологий возникает множество новых сущностей, которые в нашем законодательстве никак не описаны.

Например?

Шипов: Например, искусственный интеллект, управляющий беспилотным автомобилем. Если из-за сбоя в программе возникнет авария, кто за нее будет отвечать? Иди другой пример. Персональные данные у нас описаны, а вот данные, которые генерируются во время использования вами телефона и планшета, нет. На какие сайты вы заходите, что там ищете - эти и другие данные могут агрегироваться и использоваться в том числе в коммерческих целях. По каким правилам это должно происходить? На эти вопросы нам предстоит ответить.

Так или иначе, цифровые технологии развиваются быстрее, чем общество. И еще быстрее, чем государственные институты. Нужно понимать, что без создания благоприятной правовой среды как для развития цифровых технологий, так и для защиты прав граждан, мы получим параллельную реальность, которая будет влиять на людей, на их отношения...

Но не регулироваться государством?

Шипов: Никак не регулироваться государством - неправильное выражение. Граждане никак не будут защищены! Это с одной стороны.

С другой стороны, регулируя современные технологии, мы не должны ограничивать их развитие. Наоборот: мы должны стремиться к тому, чтобы устранять препятствующие этому барьеры. Такие технологии должны помочь нам стать современнее, эффективнее, в том числе и в государственном управлении. Найти компромисс для одновременного решения двух этих задач - главный вызов для нас.

Для себя мы разделили эту работы на три основных этапа. Первый - устранить очевидные барьеры для развития цифровой среды. Например, это отказ от бумажных трудовых договоров и трудовых книжек, которые мешают развивать трудовую мобильность. Это задачи первого порядка.

Второй этап - проработка более сложных проблем, в том числе, которые касаются использования больших данных или активно обсуждаемой сейчас технологии блокчейн. Кто может собирать, на каких условиях получать данные у государства и другое. Требуется описание общих подходов - это следующая задача.

И, наконец, когда мы выработаем эффективные решения для отраслевых задач, будем переходить к глобальному изменению нашего законодательства, к внедрению в него этой "информационной" составляющей. Фактически нам нужно будет создать новое цифровое законодательство. Все эти задачи поэтапно нужно решить не позднее чем в ближайшие пять лет. Это максимальное время, которое у нас есть. Потом догнать будет практически невозможно.

Автор: Кривошапко Юлия

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ > economy.gov.ru, 13 августа 2017 > № 2273440 Савва Шипов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 28 февраля 2017 > № 2088252 Савва Шипов

«Задача контролеров одна — найти и наказать»

Замглавы Минэкономразвития Савва Шипов о четырех уровнях зрелости контрольно-надзорных органов

Петр Нетреба

Запущенная правительством в этом году реформа контроля и надзора только в 2025 году в полной мере отразится на проверяющих органах, которые станут проводить проверки на основе риск-ориентированного подхода. Но уже в ближайшее время контролеры должны подготовить своды правомерного поведения бизнеса по тем точкам, где есть неоднозначность в толковании действующего законодательства, рассказал в интервью «Газете.Ru» заместитель министра экономического развития Савва Шипов.

— После многолетних дискуссий с 2017 года правительством была запущена реформа контрольной и надзорной деятельности до 2025 года. Почему потребовался такой длинный горизонт?

— Мы исходим из того, что для решения задачи необходимо перестроить всю систему требований, которые предъявляются к организации контрольно-надзорной деятельности. На прежних этапах реформы решались текущие вопросы без видения того, к какому результату мы должны прийти. Новый виток реформы ориентирует нас на конечную модель. Она заключается в снижении ущерба и для населения, и для государства.

Сами контрольно-надзорные требования, по своей сути, никогда не подвергались такой жесткой ревизии. Они как снежный ком накапливались. При возникновении новых угроз или рисков принимались новые требования, а старые при этом оставались. Теперь мы имеем огромный массив требований, которые контрольно-надзорные ведомства, отвечающие за их проверку, не в состоянии привести к общему знаменателю.

Доходит до абсурда. Например, по правилам, принятым еще до Второй мировой, полковник милиции, выходящий на пенсию, имеет право получить лошадь. Даже недавно был судебный процесс, в ходе которого человек, уходящий на пенсию в звании полковника милиции, доказал, что ему должны предоставить лошадь.

— И как, предоставили?

— Насколько я знаю, да.

Другая наша задача – сделать контроль умным. Подход, который мы сейчас обсуждаем, это подход, когда все предприниматели и организации разбиваются на группы в зависимости от критериев риска.

К организациям в высокой группе риска надо приходить с плановыми проверками достаточно часто. Не реже раза в год. Если риск низкий, тогда вообще не надо приходить. Это позволит сэкономить в том числе и ресурсы государства.

Пока у нас слишком большое количество инспекторов, которые приходят туда, куда в принципе приходить не нужно.

Следующий компонент предлагаемых изменений – оценка эффективности. Традиционно, еще с советских времен, в большинстве контрольных органов существует «палочная» система, когда их работа оценивается исходя из количества проверок и выявленных нарушений. Мы же исходим из того, что эффективность должна оцениваться на основании минимизации и сокращения ущерба.

Еще одно направление – профилактика. Сейчас контролеры совсем не задумываются о том, как помочь бизнесу предотвратить нарушение, или подсказать, как правильно себя вести. Задача только одна – найти и наказать. В законодательстве есть пробелы, когда можно трактовать закон по-разному. Контролер же должен будет давать ориентир, как правильно действовать.

— Вы ни разу не привязали эту матрицу к датам. Каких результатов вы сможете добиться к маю 2018 года, чтобы у бизнес-сообщества не возникло ощущения очередной кампании, которая заглохнет сразу после выборов?

— Для каждого компонента, конечно, свои сроки. Для бизнеса сейчас основным маркером является количество проверок.

Это количество должно существенно уменьшиться за счет того, что по основным, социально значимым видам контроля уже в этом году будет внедрен риск-ориентированный подход. Планы проверок на 2018 год формируются во второй половине 2017 года. Все они по основным видам контроля должны быть составлены на основании новых подходов. Это значит, что к предпринимателям, которые попали в зону низкого риска, в 2018 году вообще не придут с проверками.

В модели, которые мы закладываем, высокая группа риска должна быть минимальна.

Для внедрения риск-ориентированного подхода уже в этом году предлагается утвердить показатели оценки эффективности по всем массовым и социально значимым видам контроля-надзора. У контролеров должны быть подготовлены своды правомерного поведения бизнеса по тем точкам, где есть неоднозначность. И такие же своды – чего делать нельзя.

Тут принципиальный вопрос: если контролер выпустил такой свод разъяснений, то контролируемый, следуя ему, не нарушает закон. То есть, если контролер что-то разъяснил, а потом выяснилось, что он разъяснил плохо и неправильно, недодумал что-то, то к суду того, кто следовал его указаниям, привлечь нельзя.

Это единственная возможность дать возможность бизнесу действовать правомерно. Все другие пути слишком медленные – по статистике на принятие нормативного акта исполнительной власти требуется до 330 дней. Судебная практика занимает несколько лет. Без изменения всей конструкции мы ставим предпринимателя в ситуацию, когда он говорит, что лучше вообще ничего не делать.

— На этапе подготовки модели реформы она обсуждалась как просто перетасовка контрольных ведомств в целях борьбы с коррупцией...

— Борьба с коррупцией и кадры – отдельный тренд, который связан с тем, что зарплаты в контрольных органах очень низкие.

Например, начальник территориального управления в регионе получает около 25 тысяч рублей. А специалист начального звена – 7 тыс. рублей. Как люди с такими зарплатами могут проводить проверки предпринимателей и налагать огромные штрафы?

Понятно, что есть дисбаланс. Поэтому надо выстраивать линию, которая будет все-таки как-то учитывать коррупционные риски. То есть необходимо соотнести принимаемые решения с уровнем компетентности и оплаты труда. Если человек принимает решения, то он должен иметь зарплату, которая обеспечивает ему нормальный прожиточный минимум.

— Что означает предлагаемый cтандарт зрелости управления результативностью и эффективностью контрольно-надзорной деятельности?

— «Стандарт зрелости» - это условное обозначение документа, который должен показать федеральным органам исполнительной власти, осуществляющим контрольно-надзорную деятельность, тот вектор развития, который необходимо пройти по каждому из направлений.

Например, «стандарт зрелости», с точки зрения оценки эффективности, должен содержать описание четырех этапов развития контролера. Первый этап заключается в том, что необходимо утвердить показатели оценки эффективности и результативности контрольного органа.

На втором уровне необходимо определиться с данными. То есть понять, откуда берутся данные, по которым считаются показатели. Насколько они всеобъемлющи, объективны, корректны и вообще отражают реальность.

Когда мы поймем, что у нас модель работает правильно, все данные собираются правильно, эффективность оценивается правильно, мы переходим на третий уровень - применение показателей и внедрение системы оценки до уровня конкретного инспектора. Каждый инспектор должен четко понимать, что от него требуется, и какой он вклад делает в достижение общих показателей, в том числе и межотраслевых. На этом уже будет основываться распределение трудозатрат служащих, их карьерный рост и премии.

И, наконец, четвертый, самый высокий, уровень зрелости. Это уже внедрение механизма управления результативностью и эффективностью, их использование в процессе стратегического планирования и проведение международных сопоставлений показателей. Здесь нам нужно будет сформулировать так называемые принципы «умного регулирования», то есть определить, как результаты деятельности органов влияют на институциональную среду, что нужно поменять в регулировании, чтобы достичь лучших результатов.

— И как все эти этапы удастся синхронизировать на федерально уровне и в регионах?

— Региональные проекты – отдельный вопрос, который идет немножко по другому треку. Для регионов мы прописали отдельную модель. Мы не можем для регионов установить детальные правила так же, как на федеральном уровне. Речь ведь идет о собственных полномочиях регионов. Поэтому мы дали целевые ориентиры по нормативной базе по каждому виду регионального контроля. На федеральном уровне мы должны будем определить критерий отнесения к категориям рисков по семи массовым региональным контролям.

— А у Вас нет ощущения изобретения велосипеда? Вы же упомянули пробелы законодательства, которые позволяют трактовать контрольные нормативы то так, то эдак. А чем плохо прецедентное право, которое сразу вам устранит и проблему подстраивания модели, и вот эти пробелы?

— Плохо или хорошо прецедентное право сложно обсуждать применительно к нашей правовой системе. Просто потому, что у нас другая – континентальная – модель, и формирование прецедентного права требует изменения всей правовой парадигмы нашего государства. Но если говорить о том, как складывается правоприменительная практика, мы видим, что разные суды принимают противоречащие друг другу решения. А правки, которые контролеры, может быть, и хотят внести в нормативы, занимают очень много времени. Нам же нужно создать механизм, когда не тратится время на утряски. Механизм, который позволит контролирующему органу сказать бизнесу: делайте здесь вот так, это правомерное поведение. И помочь бизнесу эти вопросы решить.

— В проекте говорится о создании системы переоценки рисков в зависимости от фактического распределения ущерба по категориям риска (классам опасности), в том числе с использованием массивов «больших данных» (Big Data). Создание таких информационных систем не дешево. Во сколько вам обойдется эта реформа в целом и ее информационное обеспечение в частности?

— На первом этапе у нас уже есть система ГАС «Управление», чтобы объединять различные данные. Мы исходим из того, что все контрольные органы должны будут предоставлять информацию в единый реестр проверок, который ведет Генпрокуратура, по контролю над мероприятиями. С другой стороны, оценка эффективности, риск-ориентированный подход – это аналитические данные, которые надо аккумулировать в рамках системы ГАС «Управление». Здесь стоимость не очень высокая.

Другое дело – работа по выстраиванию умного контроля. Здесь действительно нужна работа с большими данными, с использованием новых технологий. И вот это очень дорого. Сколько это стоит – сейчас, наверное, никто толком не ответит. Потому что у нас очень мало специалистов, которые в состоянии создавать системы анализа таких данных и работать с искусственным интеллектом. Они есть в основном в крупных коммерческих организациях.

— Глава Сбербанка Герман Греф хвастает, что у него такие специалисты есть…

— У нас большая проблема с подготовкой таких кадров. Невозможно привлечь таких специалистов в каждый контрольный орган. Это нерешаемая задача. Такую работу нужно проводить совместно, из единого центра. Я считаю, что такой центр необходимо создать. Должна появиться структура, которая в рамках правительства могла бы заниматься разработкой и предоставлением сервисов для органов власти в области искусственного интеллекта, анализа Big Data. Наверное, не только для контроля-надзора, но и для других сфер государственного управления.

Понятно, что это обойдется недешево. Сейчас остро стоит вопрос о том, что использование инфраструктуры «электронного правительства» коммерческими организациями – это необходимый шаг к развитию цифровой экономики. С этой точки зрения мы понимаем, что необходимо в рамках существующей системы создать правила игры, определить, как бизнес участвует и использует инфраструктуру «электронного правительства». В тех странах, которые на это пошли, бизнес сам финансирует развитие такой инфраструктуры.

Поэтому решение, наверное, находится в этой плоскости. Мы сейчас думаем о том, как правильно определить формат работы, и будем выходить в правительство с предложениями.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > gazeta.ru, 28 февраля 2017 > № 2088252 Савва Шипов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 5 октября 2016 > № 1921259 Савва Шипов

Савва Шипов: Уже в ноябре будет предложен чек-лист с требованиями к проверкам бизнеса

Замминистра экономического развития РФ Савва Шипов рассказал в интервью ТАСС о том, как продвигается работа над совершенствованием модели проверок бизнеса, устранением анонимных жалоб на предпринимателей, а также когда для получения госуслуг россиянам не нужно будет предоставлять справки в бумажном виде.

— На каком этапе в Минэкономразвития находится разработка требований к чек-листам проверок бизнеса со стороны контрольно-надзорных органов? Тема очень животрепещущая для бизнеса, и в рамках форума в Сочи поднималась не раз, в том числе и на уровне премьер-министра Дмитрия Медведева.

— Тема сегодня очень актуальная. У нас есть множество документов, которые содержат требования, предъявляемые к предпринимателям и сохранившиеся с советских времен. Очень важным шагом стало принятие поправок к закону, в соответствии с которыми нормативные акты органов исполнительной власти, принятые в советский период, не должны применяться с 1 июля 2017 года. Это очень важная гарантия, которая позволяет за год всем контролерам провести работу по актуализации своих требований и из старых советских документов перенести их уже в новые нормативные правовые акты.

Но это только часть проблемы. На самом деле те требования, которые устанавливались в документах уже российского периода, также требуют очень серьезной оценки. Жизнь меняется очень быстро, и то, что было актуальным раньше, в девяностые годы, основывалось на советских подходах и стандартах. И с этой точки зрения стоит задача понять, какие требования сейчас предъявляются к тому или иному предпринимателю. Задача непростая не только для самих предпринимателей, но и для контролеров.

Норма, появившаяся в законе, о том, что все органы власти, которые занимаются контролем, должны на своем сайте сгруппировать обязательные требования, вызвала очень серьезную дискуссию. Потому что эта работа может занять не один год: перелопатить все эти тысячи и тысячи требований займет много времени.

С этой точки зрения на первый план выходит еще одна инициатива. Эта норма тоже появилась в законодательстве и связана с тем, что контролер, который выходит на объект, должен иметь некий чек-лист контрольных вопросов. То, что нужно проверить и посмотреть в первую очередь. Уже подготовлены первые методические документы в Министерстве экономического развития. В ноябре мы планируем выйти на проект нормативного правового акта, в котором будут закреплены все правила, связанные с введением и формированием перечня таких требований. Ну а дальше уже потребуется серьезная работа, которую каждое контрольное ведомство должно будет провести у себя внутри и подготовить данные документы для того, чтобы предприниматели почувствовали, что требования становятся актуальными, прозрачными, и эффективность действия контролера от этого улучшается.

— То есть это будет некий универсальный набор требований контролирующих органов, которые они должны будут прописать в своих чек-листах. Правильно?

— Не совсем.

Первый шаг — отказаться от советских документов. Второй шаг — создать четкий, понятный, исчерпывающий перечень всех требований, третий шаг — изложить основные требования в контрольных листах, чтобы предприниматель понимал, что в первую очередь у него проверят, и мог сориентироваться и подготовиться. При этом второй и третий этапы могут идти параллельно.

— Но не секрет, что сфера проверок довольно коррумпирована. Эти правила помогут понизить уровень коррупции и снизить психологическое давление на бизнес?

— Безусловно. Потому что прозрачность требований — это очень важный фактор. Сейчас бизнес не знает, о чем его спросят.

Зачастую, знаете, как из волшебной шляпы, вытаскивается какой-то доисторический документ. И требования там абсолютно абсурдные, но с юридической точки зрения правомерные. И, конечно, это всегда повод для того, чтобы как-то решать вопрос за рамками правового поля и для контролера, и для бизнеса. Возможность давить и заставлять платить какие-то деньги.

— Сообщалось, что правительство сократит 13 дублирующих функций у министерств и ведомств при осуществлении контроля и надзора. Можно ли уже озвучить эти функции и ведомства, в которых это будет сокращено?

— Я должен сказать, что это только первый шаг очень большой, серьезной работы. Мы в начале года собрали предложения у "Большой четверки", у наших ведущих бизнес-ассоциаций: что является избыточными требованиями, что мешает жить предпринимателю в первую очередь, от чего можно отказаться.

К нам поступило множество разных предложений. Около 80 предложений мы сочли правильными и актуальными, дальше отработали их в режиме "лицом к лицу" с контролерами, которые за эти функции отвечают. В результате были приняты разные решения, но эти 13 тем, с нашей точки зрения, передовые. Это те функции, от которых готовы отказаться многие из контрольных органов. Я приведу пример: Ростехнадзор, Роструд, Ространснадзор. Некоторые из функций утратили свою актуальность. Например, была функция по лицензированию деятельности, связанной с изготовлением CD-дисков, на которых раньше записывались музыка, программы. Сейчас уже лицензировать изготовление таких носителей информации смешно с учетом интернета и скорости передачи данных. Или функция, связанная с осуществлением надзора за соблюдением законодательства технического регулирования на ряде транспортных объектов. Раньше туда входили и транспортники, и Ростехнадзор. Тоже очевидное дублирование.

— Проверяли одно и то же?

— Да, проверяли одно и то же. С точки зрения охраны труда, например, сейчас есть требование, что сотрудники должны регулярно проходить обучение по охране труда. И если они меняют место работы, они должны все заново проходить. Ну зачем? Сейчас даже требований единых, сколько времени должно пройти до следующей учебы, нет. Они разные. Мы предлагаем сделать эти требования понятными и не чаще, чем раз в пять лет. И не повторять при переводе с одного места на другое.

Наша цель — создать постоянный конвейер выявления таких ситуаций. И для этого была создана еще одна специальная большая рабочая группа, которая объединяет все отраслевые бизнес-ассоциации. Там будут представлены абсолютно разные сферы экономической деятельности. Мы надеемся, что она сможет выявлять такие ситуации, а мы самые острые будем переводить в русло диалога, поиска компромисса и устранения барьеров.

— В одном из своих недавних интервью вы сообщали, что в России будет введена обязательная идентификация личности при подаче жалобы. На какой стадии проработки находится данное предложение? Как это будет осуществляться технически?

— Здесь требуется уточнение: я говорил не обо всех жалобах, а о жалобах на предпринимателей, поступающих в контрольно-надзорные органы.

Во-первых, уже сейчас приняты поправки к законодательству, в соответствии с которыми обращение в электронном виде должно осуществляться с идентификацией. Либо через портал государственных услуг, где каждый идентифицирует себя, либо с использованием электронной цифровой подписи. Данное изменение уже внесено в законодательство, но вступит в силу с 1 января 2017 года. В то же время не решена история, связанная с подачей бумажных жалоб. В чем проблема? Сейчас многие недобросовестные предприниматели "заказывают" таким образом своих конкурентов. Они строчат разные жалобы, нанимают специальных "писателей" и тому подобное. Но существенная часть содержащейся в таких обращениях информации не является правдой. При этом контрольный орган, как ответственный за эту тему, получив такую жалобу, обязан провести проверку, если содержатся сведения об угрозе жизни и здоровью людей. Помимо необходимости идентификации электронных обращений, были приняты поправки, которые дают некоторые возможности для контролеров сначала понять, насколько описываемая ситуация правдоподобна, и до проведения проверки собрать какую-то информацию. Раньше даже такой возможности не было, сразу надо было принимать решение.

А следующий шаг, на наш взгляд, должен заключаться в том, чтобы люди, которые подают такие жалобы, себя идентифицировали. Здесь, наверное, может быть разный подход. Это актуально не для всех сфер. Но там, где идет острая конкурентная борьба, мы хотим законодательно разрешить устанавливать дополнительные идентификаторы. Это может быть подача заявлений через многофункциональный центр с паспортом, может быть нотариальное заверение, могут быть какие-то другие инструменты. Но, подчеркиваю, речь идет лишь о тех случаях, когда нужно провести проверку предпринимателя по жалобе. Речь не идет о совершении преступлений, где, естественно, должна любая информация анализироваться и проверяться.

— А в каких сферах в основном возникают такие необоснованные жалобы?

— У нас эти вопросы возникают по массовым видам контроля. Это есть в сфере работы Роструда, Ростехнадзора, Роспотребнадзора, Россельхознадзора. То есть это достаточно универсальный механизм.

Доходит до смешного. Приходит жалоба, подписанная знаменитыми людьми, которые уже ушли из жизни, с местом жительства Красная площадь.

— Приходят по почте в основном?

— По почте. Но с формальной точки зрения это тоже жалоба, в которой формально указаны имя, отчество, адрес. И усомниться в очевидных вещах законодательной возможности не предусматривается.

— И вы предлагаете этот механизм, через "Почту России", убрать и сделать механизм, чтобы это была либо нотариально заверенная бумага, либо через МФЦ?

— Во-первых, мы считаем, что это может быть по-разному, но такая возможность, если необходимо по конкретному виду контроля, должна быть внедрена. Но это и по почте может быть с нотариальным удостоверением. Это же не исключает возможности сходить к нотариусу.

— Продолжая тему бумаг. Расскажите, пожалуйста, более подробно об идее отказаться от бумажных версий документов для граждан и бизнеса и перейти на реестровую модель. В какие сроки это может быть введено в РФ? Какие трудности могут возникнуть при переходе на такую модель работы?

— Да, это тоже очень важный вопрос. Ведь сейчас цифровые технологии развиваются семимильными шагами. И с этой точки зрения смешно, когда для подтверждения какого-то факта ты имеешь бумагу. Ведь бумага — это всегда возможность подделки. Бумагу можно смело заменить на запись в электронном реестре, который доступен в интернете и который можно легко проверить. Более того, замена бумаги на такую запись в реестре позволяет и другим ведомствам не спрашивать бумагу при получении госуслуги, а запросить в нужном реестре нужную информацию, в онлайн-режиме получить и минимизировать трудозатраты для человека.

У нас уже есть положительные примеры перехода от бумажной модели. В Росреестре, например. Или сертификация продукции. Но, к сожалению, еще очень много ситуаций, когда требуется бумажный документ. И, более того, нет единых реестров, они только формируются. Нет единых реестров всех данных о физлицах. Мы считаем, что по массовым видам услуг это должно быть сделано в первую очередь. Например, адрес проживания, регистрация по месту жительства, выписка из домовой книги, регистрация транспортного средства.

При предоставлении госуслуги ведь что обычно происходит? Одна бумага на предоставление госуслуги сравнивается с другой бумагой, с вашими паспортными данными, с какой-то справкой. Сравнили, если да — запись внесли. Человеку не обязательно это делать. Если информация одна и информация вторая будут находиться в электронных системах, они могут сравниваться без участия чиновника. И запись может вноситься также без его участия, без выдачи каких-то бумаг. Это очень серьезно поможет оптимизировать работу всего государственного аппарата.

Это то, чем надо заниматься. С точки зрения планов мы считаем первоочередной задачей ввести такие реестры в сфере лицензирования. Это поможет сократить расходы бизнеса и оптимизировать данные о выданных лицензиях.

— Это пока только планы? Или вы уже разрабатываете какие-то технические модели?

— Это уже реальная работа. Но она не может быть сделана быстро, потому что требует поправок к законодательству. Мы сейчас разрабатываем такой документ по лицензированию.

Есть документ, связанный с регистрацией транспортных средств. Мы готовим доклад в правительство, в котором приведем перечень тех случаев, где, на наш взгляд, это надо сделать в первую очередь. И надеемся, что дальше будет поручение всем, кто отвечает за каждую конкретную сферу, провести такую работу по изменению в законодательстве и перейти на реестровую модель.

— В идеале через сколько лет мы можем отказаться от бумаг и перейти на эту модель?

— Вы знаете, сложно однозначно ответить. Самое сложное — это не только внести изменения в законодательство, но и создать эту структуру, информационные системы, которые все регистрируют, систематизируют данные и защищены от внешнего взлома. Но, думаю, это вопрос достаточно короткого времени. У нас нет возможностей для разбега, мы и так с этой точки зрения отстаем. Поэтому 3–5 лет — это тот срок, за который должны произойти коренные изменения.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > economy.gov.ru, 5 октября 2016 > № 1921259 Савва Шипов


Россия > Госбюджет, налоги, цены > fsa.gov.ru, 14 января 2015 > № 1338518 Савва Шипов

Реформа системы аккредитации: практическая реализация

Само сегодняшнее мероприятие и должность руководителя Федеральной службы по аккредитации подразумевают, что мой доклад должен содержать отчет о проделанной работе. Но об этом уже неоднократно говорилось на других площадках, и для многих эта информация известна и доступна. Поэтому я хотел бы отойти от привычного формата выступления и поговорить о реформе системы аккредитации в целом, о ее логике и скрытых механизмах, о тех людях, которые в этой реформе принимают участие и от которых зависит ее результат и исход.

В нашей стране, особенно в последнее время, было проведено достаточно большое количество реформ. Они были разными по масштабу, по результатам, по значимости. К ним по-разному относились: где-то положительно, где-то отрицательно. Но все реформы объединяет одно. Реформа – это не просто объект, за которым мы наблюдаем со стороны, а фактически живой, динамичный, меняющийся организм, процесс, в котором участвует множество людей. Любую реформу делают люди, и каждый из этих людей вносит в нее определенный вклад, заставляя реформу двигаться в том или ином направлении, замедляя ее или ускоряя. И сегодня я хотел бы как раз обсудить вклад каждого участника реформы системы аккредитации в ее реализацию, а также те задачи, которые стоят перед всеми нами на будущее.

Начать, конечно, нужно с Министерства экономического развития, потому что именно оно является мозговым центром реформы. Вклад министерства – это десятки нормативных документов, сотни экспертных заключений, огромное количество разнообразных совещаний и обсуждений с экспертным сообществом, бесконечные согласования с другими органами власти. Была проделана действительно огромная работа, которая имеет мало аналогов с точки зрения количества и качества подготовленных документов, а также времени, за которое они были приняты. Ведь фактически за три года система аккредитации пережила три реформы.

Первая реформа была связана с созданием Федеральной службы по аккредитации и началом ее деятельности. Вторая реформа заключалась во введении новых правил работы, установленных 602-м постановлением Правительства. Третий период, третья реформа – вступление в силу закона об аккредитации и комплекса подзаконных правовых актов. Напомню, что таких документов за последние полгода, предшествующие вступлению в силу закона, было принято очень много: это 12 постановлений правительства и 21 приказ министерства. Если перевести это в осязаемые, всем понятные цифры, то получится около 500 страниц нормативных документов. И каждая буква в них согласована, выстрадана на совещаниях, на согласованиях и так далее. Это колоссальная работа, и те люди, которые ей занимались: Олег Владиславович Фомичев, Алексей Игоревич Херсонцев, Александр Николаевич Литвак, - заслуживают огромного уважения.

Казалось бы, все необходимые подзаконные акты на данный момент приняты и нормативную работу можно уже считать завершенной. Это не так. Она продолжается. Я говорю сейчас об административных регламентах – документах, которые подробно описывают каждый шаг в рамках процедур, связанных с аккредитацией, внесением в реестр, выдачей бланков и т.д. Эти документы очень нужны и очень важны как с точки зрения оказания государственных услуг, так и с точки зрения осуществления контрольных функций Росаккредитации. Надо сказать, что большая часть этих административных регламентов была разработана давно, но в силу изменения законодательства сейчас подлежит переработке. Значительная часть актов уже была скорректирована, и уже в ближайшее время административные регламенты будут размещены для общественного обсуждения на сайте Росаккредитации и на портале regulation.gov.ru.

Кроме того, возникает множество вопросов, связанных с применением конкретных норм закона об аккредитации и подзаконных документов. С этими вопросами к нам обращаются и органы по сертификации, и лаборатории, и эксперты. Конечно, Росаккредитация не может дать ответы на все вопросы, да и не уполномочена это делать без Министерства экономического развития, которое отвечает за нормативное регулирование и государственную политику в области аккредитации. Именно поэтому нам совместно с министерством предстоит проделать большую разъяснительную работу по вступившим в силу документам. Такая работа активно ведется уже сейчас: были подготовлены разъяснения о требованиях к образованию специалистов испытательных лабораторий, о сроках прохождения процедуры подтверждения компетентности и по другим вопросам. По мере обсуждения наиболее острых вопросов и определения общих позиций по ним мы и в дальнейшем будем размещать разъяснения на нашем сайте и доводить их до сведения аккредитованных лиц.

Помимо Министерства экономического развития, очень большой объем работы по реализации реформы проводится непосредственно сотрудниками Федеральной службы по аккредитации. Фактически этот тот костяк, та основа, на которой держится реформа. Вы все знаете, что становление Росаккредитации проходило в непростых условиях. Служба создавалась с нуля. Не было ни оргтехники, ни людей, ни методической базы, ни даже собственного помещения. Но, как известно, кадры решают все. И именно силами тех людей, которые работали в Росаккредитации с самого ее начала и присоединились к ее работе на более поздних этапах, в этой очень непростой ситуации были проведены необходимые изменения и достигнуты имеющиеся результаты. Была налажена процедура аккредитации и, что немаловажно, доведен до минимума процент просрочек при оказании государственных услуг. Напомню, что ранее ситуация была непредсказуемая для аккредитованных лиц. Никто не мог точно сказать, сколько времени займет аккредитация. Сейчас она точно не займет больше того времени, которое определено в нормативных документах. Были внедрены рабочие механизмы контроля, благодаря чему удалось стабилизировать ситуацию на рынке. Вводится в эксплуатацию ФГИС Росаккредитации, что означает выход на совершенно новый уровень масштабирования информации, использования ее для принятия решений как для бизнеса, так и для конечных потребителей продукции. Мы считаем, что эта информационная система сэкономит аккредитованным организациям и время, и деньги, и нервы. Она позволит вести все процессы открыто, понимать, какие процедуры и в какие сроки необходимо пройти, а также иметь оперативную обратную связь с нашими сотрудниками. Параллельно с внедрением ФГИС ведется процесс разработки системы менеджмента Росаккредитации. На данный момент подготовлены основные документы и проведена учеба персонала Росаккредитации. Еще раз подчеркну, что все, о чем я только что сказал, создавалось благодаря нашим сотрудникам, которые кропотливо работают с утра до вечера и по выходным.

Чтобы понять объем этой работы, приведу лишь некоторые цифры: на одного сотрудника центрального аппарата в среднем приходится оказание около 180 государственных услуг в год. За все время нашей работы службой было оказано более 15 тысяч государственных услуг. За день одному сотруднику поступает от 60 до 80 звонков. Есть также и внешние показатели нашей работы, которые заложены в государственной программе «Экономическое развитие и инновационная экономика», разработанной Министерством экономического развития в 2013 году. Основным из таких параметров, с моей точки зрения, является уровень удовлетворенности бизнеса качеством предоставления государственных услуг. Из 600 человек, которые в этом году приняли участие в проведенных Росаккредитацией опросах, более 90% оценили качество предоставления службой государственных услуг на четыре и на пять. Для нас это очень важный показатель. Более того: по нему мы на 11 пунктов превысили те расчетные показатели, которые закладывались в прошлом году. Хорошими стали и цифры по количеству государственных услуг, оказанных в электронной форме в 2014 году, и общему количеству государственных услуг, приходящиеся на одного сотрудника Росаккредитации. Единственным исключением, показатели по которому не достигли планируемых значений, стала доля протоколов об административных правонарушениях, по которых судами вынесены решения о привлечении виновных лиц к административной ответственности. Наш показатель по этому параметру составил на три пункта ниже, чем планировалось. Почему это произошло? Это очень важно. К сожалению, многие суды по-разному трактуют процессуальные нормы, связанные с привлечением к административной ответственности. Можно ли привлечь к ответственности за сертификат, который выдан полтора года назад? Одни суды считают, что да, другие считают, что нет. Именно по этой причине процент отказов в привлечении аккредитованных лиц к ответственности весьма значителен. Мы написали письмо на эту тему в Президиум Верховного Суда. Надеемся, что это позволит внести некую определенность, и тогда и нам, и бизнесу станет легче, потому что все будут понимать, где начало и граница ответственности за нарушения при сертификации. Вместе с тем нельзя не сказать, что и в этой сфере у нас наблюдается положительная динамика. В частности, во втором полугодии 2014 года по сравнению с первым полугодием на 70% снизилось количество отказов привлечения к административной ответственности в связи с отсутствием состава административного правонарушения. Мы рассчитываем на то, что со временем судебная практика войдет в единое русло.

Следующие участники, передовой отряд реформы – это эксперты по аккредитации. Именно они воплощают реформу в жизнь на местах. Необходимо сказать, что до начала реформирования системы аккредитации единого экспертного сообщества не было. Каждый эксперт в определенной мере был сам по себе, отчитываясь только перед той организацией, в которой он работал. Основной задачей, стоящей в рамках реформы системы аккредитации, было вывести экспертов из этой цепочки подчинения и возложить всю ответственность – в хорошем смысле этого слова – за принятие решений на них. Именно эксперты являются специалистами в той или иной узкой области и именно они должны решать, соответствует критериям организация, претендующая на аккредитацию, или нет. Конечно, в ходе этой работы некоторые эксперты были лишены своего статуса за допускаемые нарушения. И без этого тоже невозможно, потому что на первом этапе, как вы знаете, мы включали экспертов в наш реестр в уведомительном порядке. На данный же момент многие эксперты уже сдали квалификационный экзамен в Росаккредитации, а многим это предстоит. Напомню, что в течение трех лет переаттестацию должны пройти все эксперты по аккредитации. Но я уверен, что тот высокий профессиональный уровень, который демонстрируют наши коллеги, позволит абсолютному большинству не только успешно сдать экзамен, но и стать частью большой семьи, большого коллектива экспертов по аккредитации.

В настоящее время мы активно работаем с экспертами и в дальнейшем планируем только расширять эту деятельность. Вы знаете, что каждый год мы проводим всероссийский съезд экспертов по аккредитации. В этом году был успешно опробован новый формат совместной работы – практические семинары-тренинги, в рамках которых проводилось обучение экспертов, различного рода деловые игры, а также обсуждались конкретные методические вопросы, с тем чтобы выработать единую позицию по ним. Это очень важно, потому что эксперты, работающие в разных системах, нередко по-разному проводят оценку соответствия заявителя критериям аккредитации. Мы же исходим из того, что подход должен быть единообразным. Чтобы этого достичь, в течение 2015 года мы планируем провести около 10 таких практических семинаров и надеемся, что в них примут участие все эксперты по аккредитации. В этом году мы также начали работу по подготовке единого учебно-методического комплекса для экспертов по аккредитации, который будет завершен в следующем году и бесплатно в свободном доступе размещен в интернете. Я уверен, что благодаря нацеленности экспертов на результат наша совместная работа и в дальнейшем будет столь же плодотворной, а 2015 год – прорывным в плане решения наших общих задач.

Еще одни участники реформы системы аккредитации, наши партнеры – это федеральные органы исполнительной власти. Большой вклад в реформу внесло Министерство промышленности и торговли России. Без его поддержки, компетентных решений в сфере технического регулирования реформа не была бы возможной. Министерство оказывало нам помощь как на начальном этапе реформы, за что спасибо Владимиру Юрьевичу Саламатову, который тогда был заместителем министра промышленности и отвечал за это направление, и продолжает оказывать ее сейчас, участвуя в решении наиболее значимых вопросов. В качестве примера можно привести законопроект, закрепляющий статус эксперта по сертификации, который был инициирован Минпромторгом. Мы чувствовали постоянную поддержку и со стороны контролеров на рынке, где нашими партнерами стали Росздравнадзор, Роспотребнадзор, Россельхознадзор, Ростехнадзор, Росстандарт, Федеральная таможенная служба. Мы тесно взаимодействуем с ними, обмениваемся информацией, в первую очередь в части контроля. Это позволяет нам выявлять недобросовестных аккредитованных лиц, а нашим коллегам – приостанавливать реализацию опасной продукции. В рамках системы электронного взаимодействия нам каждый день поступает около 10 тысяч обращений от таможенных органов, на каждое из которых получают ответ в онлайн-режиме. Результат такого взаимодействия – предотвращение выхода на наш рынок небезопасной продукции. Полагаю, что внедрение ФГИС Росакредитации позволит и другим нашим партнерам оперативно получать всю необходимую им информацию, что в комплексе с другими мерами позволит повысить эффективность контрольных мероприятий, особенно в свете тех задач, о которых говорил президент в рамках ежегодного послания. Я сейчас имею в виду переход от тотального контроля за бизнесом к контролю, основанному на оценке рисков.

Отдельно необходимо сказать о наших партнерах из других стран. До реформы в России существовало несколько систем аккредитации, работавших в своей сфере. Сейчас есть одна система, и не просто единая система, а система, которая вызывает доверие у наших международных партнеров. Мы активно участвуем в работе международных организаций, в пересмотре основных международных документов, в том числе стандарта 17000:11. В прошлом году, о чем уже говорилось, мы стали ассоциированным членом ILAC, подготовили заявку сейчас на вступление в IAF. В 2015 году будем максимально форсировать процесс международного признания, но при этом не менее важным остается для нас проект по работе с партнерами по СНГ и Таможенному союзу.

Уже сейчас мы признаем результаты аккредитации национальных органов по аккредитации Беларуси и Казахстана. Скоро к нам должны присоединиться Армения и Киргизия. В приоритетных планах создание региональной ассоциации по аккредитации в рамках СНГ. Определенные шаги в этом направлении уже сделаны. Подписан меморандум, на заседании МГС намечен план нашей дальнейшей работы. Создан совещательный орган – совет руководителей национальных органов по аккредитации. Подготовлены первые редакции уставных документов ассоциации, которые уже прошли обсуждение в рамках специально созданной рабочей группы. Полагаю, что создание региональной ассоциации на Евразийском пространстве позволит нам не только больше доверять друг другу за счет взаимных оценок, но и, конечно же, отстаивать наши общие интересы на международной арене.

Наконец, один из главных участников системы аккредитации – это бизнес, органы по сертификации и испытательные лаборатории. Именно они острее всех почувствовали все те новшества, которые внедряются в рамках реформы. На начальном этапе отношения бизнеса и Росаккредитации складывались непросто: мы вынуждены были достаточно резко реагировать на любые нарушения законодательства, что во многих случаях вело к приостановке и прекращению аккредитации. Так было установлено нормативной базой. Впоследствии, благодаря активной позиции бизнеса, в том числе и РСПП, в законодательство были внесены необходимые правки, и нарушения в деятельности аккредитованных лиц были дифференцированы с точки зрения их значимости и ответственности нарушителей. Именно благодаря этому в 2014 году резко сократилась доля решений о приостановлении действия аттестатов аккредитации. Сейчас это происходит только за очень существенные нарушения, которые влекут угрозу безопасности и здоровью граждан.

Одной из важнейших задач для нас стало постепенно внедрение нововведений, отсутствие резких шагов, которые стали бы губительными для бизнеса. Критерии аккредитации, действовавшие на переходном этапе вместе с 602-м постановлением Правительства, фактически стали подготовительной базой для перехода к тем требованиям, которые предъявляются к организациям сегодня. И многим организациям это помогло, потому что они сначала подтянулись к одной планке, и теперь им легче подтянуться к другой. В то же время переходный период, предусмотренный для этого законом об аккредитации, в настоящее время подходит к концу. Напомню, что основная часть аккредитованных лиц должна пройти процедуру подтверждения компетентности до первого июля 2015 года. Призываю всех не затягивать с подачей заявления, поскольку этот процесс требует времени и сил. Те организации, которые не сделают это вовремя, будут приостановлены. Это надо четко понимать сейчас и не терять время даром.

Мы также приняли ряд мер по выявлению аккредитованных лиц с высокой долей риска нарушения законодательства. В настоящее время мы обратились в Правительство за согласованием особого плана работы с такими организациями в 2015 году. Это решительная и вместе с тем необходимая мера, поскольку жалобы на фирмы, выпускающие сертификаты без проведения необходимых процедур, до сих пор поступают в большом количестве. Вместе с тем хотел бы обратить внимание, что такая работа коснется лишь тех организаций, которые по итогам проведенного нами анализа попали в высокую зону риска.

Кроме того, я бы хотел отдельно несколько слов сказать об Общественном совете при Росаккредитации. Именно он стал одной из важнейших площадок для взаимодействия службы, министерства и бизнеса, для реализации значимых проектов и подведения итогов проделанной работы. Благодаря созданию в Общественном совете профильных комитетов, органов по сертификации, испытательных лабораторий, метрологии и экспертов по аккредитации мы получаем консолидированную позицию соответствующих сообществ по наиболее острым вопросам, а бизнес – возможность для самоорганизации. Мы неоднократно подчеркивали и продолжаем говорить о том, что все, кто хочет принять участие в работе Росаккредитации и высказаться по тому или иному вопросу, могут это сделать в рамках комитетов и рабочих групп при Общественном совете.

В завершение своего выступления хотел бы сказать следующее. Докладывая о результатах реформы в системе аккредитации, я постарался описать вклад всех ее участников: Министерства экономического развития, сотрудников Росаккредитации, экспертов, бизнеса. Каждый из них внес в реализации реформы свою лепту. Обычно лептой мы называем посильное участие кого-то в общем деле, однако изначально лепта – это монета, использовавшаяся в Древней Греции. Возвращаясь к реалиям нашего непростого времени, я хотел бы сказать, что курс рубля, как и любой валюты, может быть подвергнут турбулентности. Опыт же проведения реформы системы аккредитации показал, что курс той лепты, которая внесена каждым из участников реформы системы аккредитации, не девальвируется никогда. И мы сделаем все для того, чтобы вашу лепту, привнесенную в это общее дело, приумножить. Спасибо за внимание.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > fsa.gov.ru, 14 января 2015 > № 1338518 Савва Шипов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter