Всего новостей: 2527507, выбрано 6 за 0.032 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Адилов Серикжан в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыФинансы, банкиЭкологияОбразование, наукаАрмия, полицияАгропромвсе
Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 26 февраля 2016 > № 1664363 Серикжан Адилов

Бактыкожа Измухамбетов: «Наш регион уверенно смотрит в будущее»

Автор: Серикжан Адилов

Резкое снижение цен на углеводородное сырье не особо повлияло на динамику развития главного нефтяного региона страны. Хотя аким Атырауской области Бактыкожа Измухамбетов, отчитываясь перед населением о проделанной работе, вынужден был констатировать, что "нестабильность в развитии мировой экономики не обходит стороной нашу область" и "прошедший год выдался не из легких", упаднических настроений нет.

В регионе создана подушка экономической безопасности, а реализация таких прези­дент­ских инициатив, как 5 институциональных реформ и 100 конкретных шагов, позволит пережить трудные времена. Для полноты картины мы решили остановиться на ключевых моментах в выступлении Бактыкожи Измухамбетова.

Под знаком индустриального развития

"Из 45 проектов Карты индустриализации десять введены в эксплуатацию в прошлом году", - сообщил аким, дав понять, что жителям области есть чем гордиться.

Среди значимых для экономики региона проектов можно выделить ввод в строй завода по производству оптического кабеля. Предприятие выпускает 100 видов кабельных изделий и на сегодняшний день предпринимает вполне конкретные шаги для наращивания производственных мощностей с тем, чтобы покрыть потребности республики в выпускаемой заводом продукции на сто процентов. Кроме того, в этом году появится новый цех - по производству медного кабеля, а штат сотрудников увеличится как минимум вдвое: с 65 до 150-200 рабочих мест.

Рассказал аким и о предприятии, которое выпускает полиэтиленовую пленку и полипропиленовые мешки. На нем работают около 200 человек. "Такая продукция производится в Казахстане впервые", - отметил глава региона. Ожидается, что предприятие, полностью удовлетворив внутренний спрос, в дальнейшем около 60 процентов продукции будет экспортировать в Россию.

С особой гордостью Бактыкожа Измухамбетов сообщил о том, что "из десяти введенных в прошлом году в эксплуатацию объектов шесть относятся к агропромышленному комплексу".

Стоит отметить, что в области в последнее время появляются новые для экономики региона отрасли. Так, в прошлом году была открыта трикотажная фабрика, которая перерабатывает 100 тонн верблюжьей и 350 тонн овечьей шерсти и производит 400 тысяч метров высококачественного сукна и одеял-покрывал.

В нынешнем году планируется ввести в строй фармацевтический завод. И это далеко не полный список предприятий, готовых стать точками роста.

- Начнется реализация особых проектов, - сообщил Бактыкожа Салахатдинович. - На 20 гектарах в Индерском районе будет построена теплица. Планируется засеять 900 гектаров лавандой с последующей ее переработкой. На кровле теплицы и 200 гектарах земли будут установлены солнечные панели. Солнечная электростанция будет вырабатывать 80МВт тока, а теплица благодаря переходу на международный стандарт "BIO" ежегодно будет производить 20 тысяч тонн овощей.

Из 80 МВт электроэнергии только 10 МВт будут расходоваться на теплицу, а все остальное пойдет на покрытие потребностей населения. Работа по проекту уже начата. Еще одно особое направление - внедрение ветряных установок мощностью 52 МВт в Исатайском районе. Стоимость проекта - 12,3 миллиарда тенге частных инвестиций. Эти проекты область готовит для выставки "ЭКСПО-2017".

Подняв упавшего, поднимаешься и сам

В отчете акима отдельной строкой была выделена сфера, на которой постоянно акцентирует внимание сам глава государства. Это поддержка малого и среднего бизнеса. Если говорить сухим языком цифр, то ситуация выглядит так. На средства, выделенные для реализации в регионе госпрограммы "Дорожная карта бизнеса" (а это 1,4 миллиарда тенге) реализованы 123 проекта, созданы 655 рабочих мест.

С 2013 года малый и средний бизнес финансируется также и из местного бюджета. В прошлом году на его поддерж­ку было выделено 200 миллионов тенге. С 2014 года государство поддерживает предпринимателей через транши из Нацфонда. Уже профинансировано 38 объектов на сумму 7,6 миллиарда. И результаты такой под­держ­ки налицо.

"Средним и малым бизнесом в течение 9 месяцев прошлого года произведено товаров и оказано услуг на 523,3 миллиарда тенге. По сравнению с таким же периодом предыдущего года это на 21,2 процента больше", - сообщил аким.

При этом он отметил, что самым доступным источником в плане поддержки предпринимательства по-прежнему остается сельское хозяйство. Начиная с 2012 года, в отрасль было привлечено 18 миллиардов тенге, причем 6,5 миллиарда из них составили инвестиции самих предпринимателей. Это позволило сохранить солидные темпы роста аграрного производства.

Как следует из отчета акима, только за послед­ние три года открыто 18 предприятий, из них 10 созданы при непосредственном участии акимата, и в нынешнем году все они выйдут на полную мощность.

- В общем, в результате проведенной работы область обеспечена овощами на 149 процентов, яйцами - на 115, мясной продукцией - на 85, картофелем - на 38, молочной продукцией - на 103 процента. Объем внутреннего валового продукта сель­ского хозяйства составляет 52,4 миллиарда тенге, фактический валовой индекс достиг 104 процентов, - констатировал Бактыкожа Измухамбетов.

Поводы для гордости

А теперь приведем ряд фактов, свидетельствующих о том, что тот путь, который выбрал для своего развития регион, сулит выход к заманчивым перспективам.

- В прошлом году в области построено 550 тысяч квадратных метров жилья, - сообщил аким. - За счет бюджетных средств сдан в эксплуатацию 41 дом на 1 205 квартир. Начато строительство жилых домов не только в городе Атырау. Небывалый случай: в районных центрах сданы 600 квартир!

В Кульсарах, Индерборске, Аккистау и Ганюшкино построены девять трех­этажных домов по 60 квартир каждый. Эта работа будет продолжена. В первом полугодии нынешнего года начнем строительство еще шести 60-квартирных домов.

В рамках программы модернизации жилищно-коммунального хозяйства в течение прошлого года реконструировано семь многоэтажных жилых домов. Полностью завершен ремонт 21,8 км теплосетей, 720 км электросетей, 8,4 км водо- и канализационной сетей, а также трех отопительных котлов.

- В прошлом году на развитие транспортной инфраструктуры из государственного бюджета было выделено более 16 миллиардов тенге, - напомнил аким. - Отремонтировано 139 километров дорог, завершилось строительство самого крупного дорожного объекта "Атырау - Индер". В последние годы мы много внимания уделяем сельским автотрассам. Из отремонтированных в прошлом году 139 километров 114 - это дороги в районах, и только 25 - городские. За это и критикуют меня. Но сельчане ничем не хуже горожан. В 2016 году на развитие транспортной инфраструктуры из государственного бюджета выделены 13,1 млрд тенге, запланирован ремонт дорог протяженностью 96 километров.

С начала реализации программы "Ак булак" завершено строительство 88 объектов в 72 населенных пунктах. Степень обеспеченности жителей области питьевой водой за счет централизованного водоснабжения возросла с 52 процентов до 75,6 процента.

Газифицировано 79,5 процента населенных пунктов, "голубым топливом" сегодня пользуются 98 процентов жителей региона.

Особое внимание в области уделяется развитию образования. За послед­ние три года сданы в эксплуатацию 24 объекта этой сферы. Только в прошлом году были открыты четыре школы и шесть детских садов. В 2016-2017 годах будут сданы в эксплуатацию 20 детских садов и 15 школ.

Аналогичная ситуация и в здравоохранении. Все районные центры обеспечены типовыми поликлиниками, строятся ФАПы и амбулатории. Только в прошлом году сданы в эксплуатацию восемь медицинских объектов. "Совсем скоро, в марте, в поселке Геолог откроется поликлиника на 100 посетителей, а в апреле - город­ская больница на 180 мест", - резюмировал аким.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 26 февраля 2016 > № 1664363 Серикжан Адилов


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 4 декабря 2015 > № 1569652 Серикжан Адилов

Пенсионные активы переложат с «больной» головы на «здоровую»

Серикжан АДИЛОВ

Финита ля комедия? Благодаря волевому решению главы государства Единый накопительный пенсионный фонд (ЕНПФ) уходит из-под крыла Нацбанка. Не прошло и трех лет, как фарс стал очевидным. В последнее время ведущие финансисты и аналитики не раз пытались отрубить распушенный "петушиный хвост" менеджмента ЕНПФ, то и дело хваставшего своими мифическими победами, которые непременно сравнивались с поражениями частных фондов. Но теперь топор оказался в нужных руках.

Победными реляциями, сыпавшимися все это время из утробы ЕНПФ, казахстанцы давно были сыты по горло. Стоит вспомнить, что в сентябре известный финансист, председатель совета директоров АО VISOR Holding Айдан Карибжанов в пух и прах разгромил все иллюзии, которыми с середины 2013 года кормил население, правительство и президента страны самый неоднозначный за всю историю нашей независимости "реформатор" - Кайрат Келимбетов. По мнению Карибжанова, "то, что произошло в нашей пенсионной системе за последние годы, это деградация.

Существовавшая частная пенсионная система была неидеальной из-за формального и насквозь коррупционного регулирования. Вместо изменения методов регулирования и борьбы с коррупцией в самой пенсионной системе и регулирующих органах был выбран вариант огосударствления.

Теперь даже отдаленных намеков на принцип сдержек и противовесов не существует. Управление всеми пенсионными деньгами теперь отражает всю эту путаницу, хаос и непоследовательность, которые царят в головах "экономических реформаторов" и которые стали очевидными всем в результате мучительных приключений с девальвацией…

Если государство не хочет получить через несколько лет огромный социальный взрыв, по сравнению с которым все предыдущие социальные волнения покажутся детскими капризами, то надо немедленно принимать программу возврата к частной пенсионной системе. Причем с учетом тех недостатков, которые были ранее выявлены. Огосударствление пенсионной системы базировалось на идеологии "богатого социального государства", которое придет и всем поможет, если надо. Падение цен на нефть камня на камне не оставило на этих фантазиях. Пора признать, что решения были ошибочными".

В похожей тональности полмесяца назад прозвучало и заявление Умут Шаяхметовой, руководителя "Народного банка", назвавшей Нацбанк "не самым лучшим менеджером" с точки зрения управления пенсионными активами. По ее мнению, компании, которые "собрались" под крышей Нацбанка, мало того что убыточны, так еще и "убивают рынок" в принципе.

Фактически получается, что задача, озвученная в президентском послании (прекратить тратить пенсионные накопления на кредитование бизнеса, вывести ЕНПФ из-под контроля Национального банка и передать его под управление частных компаний) направлена не только на спасение пенсионных сбережений, но и сохранения реноме Нацбанка. Ведь в последнее время доверие к нему было в значительной степени подорвано, что в условиях наступающих "тяжелых времен" можно расценивать как еще один серьезный вызов.

Решение президента тем более актуально, что знаковых десяти отличий деятельности ЕНПФ под управлением Нацбанка от работы частных НПФ за минувшие два с половиной года так и не обнаружилось.

В интервью нашей газете бывший заместитель председателя Государственного центра по выплате пенсий Людмила Жуланова, стоявшая у истоков внедрения накопительной пенсионной системы, говорила: "Деятельность ЕНПФ может быть эффективной только при условии успешного менеджмента и диверсификации инвестиционного портфеля, то есть нужны надежные инструменты вложения пенсионных активов и управления ими. Кроме того, административные расходы ЕНПФ априори должны быть ниже, чем суммарные расходы предыдущих фондов". Но как раз с этим у последнего, надеемся, "детища" Кайрата Келимбетова далеко не все в порядке.

Одним из основных аргументов в пользу создания ЕНПФ являлось то, что некоторые частные пенсионные фонды значительную часть средств направляли на поощрение агентов и своих штатных сотрудников. Даже озвучивались данные, что доля подобных затрат на оплату труда в общехозяйственных расходах доходила до 70 процентов. Но аналогичная ситуация наблюдается и в ЕНПФ. В 2013-м доля расходов на оплату труда и командировочные в операционных расходах превысила 57,1 процента. В отчете за 2014-й наблюдалось снижение - на оплату труда сотрудников пришлось порядка 30 процентов операционных расходов. Но произошло это за счет резко возросших расходов на кастодиальные услуги.

В нынешнем году ситуация вновь вышла на первоначально заданную прямую. По итогам работы ЕНПФ за десять месяцев текущего года расходы на оплату труда и командировочные составили более 5 миллиардов тенге при общем объеме расходов в 10,7 миллиарда.

Получается, что вкладчики раньше "кормили" одних не справившихся с задачей менеджеров, а теперь - других. Вот и вся разница. Косвенно об этом говорят и другие факты, которые мы взяли из протоколов госзакупок ЕНПФ. Так, аренда основного помещения только одного алматинского филиала фонда обходится в 45 миллионов тенге в год, или 146 тысяч долларов по текущему курсу.

Примерно 70 тысяч долларов стоит ежегодная аренда каждого отделения филиала в южной столице, а их шесть. И это без учета оплаты коммунальных и эксплуатационных услуг, которые тоже влетают в копеечку. Комплекс услуг только для центрального аппарата АО "ЕНПФ" выливается в сумму порядка 20 миллионов тенге, или 70 тысяч долларов, в год. Конечно, когда речь идет о 5,5 триллиона тенге - это мелочи, но лепту в рост операционных расходов они вносят: в целом по итогам прошлого года эти затраты выросли в три раза по сравнению с 2013-м и продолжают демонстрировать тенденцию к увеличению. А в условиях экономического кризиса это говорит не в пользу эффективности менеджмента фонда.

Надежность инвестиционного портфеля ЕНПФ тоже вызывает вопросы. В частности это касается облигаций банков второго уровня и размещения депозитов. По оценкам экспертов, долги банков перед фондом достигли критического уровня. Соотношение капитала банков и объема привлеченных средств от ЕНПФ порой превышает 100 процентов, что, естественно, несет с собой риски. Тем более что дальнейшее целевое использование привлеченных пенсионных активов не контролируется - они идут как на финансирование экономики (где предостаточно нежизнеспособных проектов), так и на потребительское кредитование.

Но и это еще полбеды. Как утверждал бывший заместитель председателя правления почившего в бозе АО "НПФ Народный банк Казахстана" Кантар Орынбаев, более серьезным риском, чем вложение активов в сомнительные бумаги, для НПФ является инфляция. И хотя руководство ЕНПФ постаралось растрезвонить о своих достижениях (мол, обеспечена доходность выше уровня инфляции), очевидность этих самых достижений сомнительна.

Например, 6 процентов доходности по итогам 2014 года Людмила Жуланова оценила так: "Для участников системы пенсионных накоплений пока это означает одно: их вклады обесцениваются, а не преумножаются". Вряд ли стоит ожидать иных итогов и по завершении года текущего: как заявила недавно Умут Шаяхметова, "доходность в 9 процентов сравнивалась с инфляцией в 8 процентов, а сегодня уровень инфляции составляет 9,4 процента. Плюс к этому до конца 2015 года инфляция будет еще выше".

Неудивительно, что финансисты, экономисты, аналитики только приветствовали решение президента страны избавить Нацбанк от заботы о народных триллионах. Правда, пока нет ощущения, что в конце вновь обозначенного пути забрезжит свет. Главный вопрос - кому из представителей частного сектора будет доверена пенсионная кубышка и не войдут ли в их число инвестиционные компании, сформировавшиеся на обломках вчерашних НПФ, с теми же руководителями и управляющими? А исключать это нельзя. И если "прецеденты" будут созданы, то можно предположить, что доверие населения к накопительной пенсионной системе падет еще больше.

Впрочем, делать какие-либо прогнозы сегодня преждевременно. Новые правила игры пока не обозначены, а механизмы не выработаны.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 4 декабря 2015 > № 1569652 Серикжан Адилов


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 4 декабря 2015 > № 1569650 Серикжан Адилов

Ерболат Досаев: министр или сборщик налогов?

Серикжан АДИЛОВ

На посту министра национальной экономики Ерболат Досаев выглядит в более выигрышном свете, чем в кресле главы Минздрава - все мы помним, чем тогда обернулось его руководство. Впрочем, и на нынешней должности он педалирует принятие явно антинародных законов и больше смахивает на банального сборщика налогов, нежели на эффективного стратега.

"Мытарь"

Чуть больше трех лет назад Ерболат Досаев вернулся во власть. Но можно ли назвать это возвращение триумфальным? Большой и жирный вопрос. За это время он, восставший из пепла шымкентской трагедии с зараженными ВИЧ детьми, и место в списке богатейших людей Казахстана потерял (в 2014-м Досаев с капиталом в 110 миллионов долларов занимал 45-е место), и на государственной должности не укрепился. Даже наоборот.

Отчасти потому, что сконцентрировался исключительно на двух направлениях - увеличении доходной части бюджета за счет повышения налогового бремени (порой вопреки здравому смыслу) и на попытке юридически размыть между государственными органами ответственность за провалы.

Не знаем точно, но, судя по наблюдениям, очередной забег Ерболата Досаева во власть не был гладким с самого начала. Уже в год его назначения главой ведомства, занимающегося экономикой в целом и бюджетными процессами в частности, мажилисмены выразили недоверие проводимой Досаевым политике, обвинив его в безразличии к финансовым проблемам и нежелании работать.

Депутат Рауан Шаекин тогда без обиняков заявил Досаеву в лицо: "Мы друг друга давно знаем, как-то недавно вы сказали, что не рады той должности, на которую вас назначил глава государства и оказал доверие парламент. Может, весь вопрос в этом?" А вот что сказал тогдашний спикер мажилиса Нурлан Нигматулин: "…вы все меняетесь там по кругу, кто-то, кстати, по второму разу заходит. Эта же проблема к вам опять вернулась, хотя прошло столько времени".

Но, как говорится, вот пуля пролетела - и ага: выдюжил Ерболат Досаев, устоял, хотя сам еще в бытность министром здравоохранения не раз заявлял, что "человек, который не прогрессирует, - это безнадежно отсталый человек".

А ровно через год он вновь попал как кур в ощип. Теперь за министра Досаева взялся депутат Мухтар Тиникеев, который, собственно, первым подметил его особенный стиль работы: "Министерство совсем работать не хочет, налогами все хочет решить. Где ваши налоговые органы? Почему вы не хотите работать? Налогами хотите все решить?" Но с министра опять как с гуся вода - он по-прежнему продолжает вертеться вокруг своей оси, повышая то налоги, то акцизы. И пусть меры эти считаются антинародными. Пусть бизнес начинает уходить "в тень", что, кстати, признает и сам Досаев (тем самым пуская себе пулю в лоб, поскольку борьба с теневой экономикой - поручение, данное ему президентом страны еще осенью 2013-го).

Пусть инициируемые им шаги ведут к расширению нелегального товарооборота, чем сегодня обеспокоены депутаты. Лично ему все нипочем: в отчетах всегда можно продемонстрировать красивые цифры, да и должность эта, в конце концов, не вечная.

Как тут не вспомнить пословицу "Не было ни гроша, да вдруг алтын"? Она очень хорошо иллюстрирует "бюджетный процесс", протекающий под руководством Ерболата Досаева. А чтобы иллюстрация эта передавала все оттенки масштабного полотна, выходящего из-под кисти "мастера" Досаева, вспомним, из чего был соткан этот холст.

Примеров, конечно, масса, но остановимся на одном - на приказе министра за номером 212, которым он утвердил новые правила аренды помещений в государственных социальных объектах, в результате чего стоимость съема помещений столовых в больницах и школах выросла почти в десять раз. Мало того, что этот приказ был издан без согласования с Национальной палатой предпринимателей и вызвал немало вопросов у Генпрокуратуры, так он еще стал и настоящей пьесой абсурда с бизнесменами и потребителями в качестве актеров поневоле.

А как иначе расценить то, что стоимость аренды, например, столовой в Центральной городской клинической больнице Алматы площадью 249,2 квадратных метра одномоментно возросла с 207,7 тысячи тенге в год до более чем пяти миллионов, то есть в 22 раза! Предприниматели тогда посчитали: чтобы окупить себестоимость услуг столовых в режимных учреждениях, где явно не следует ждать наплыва посетителей и рассчитывать на удовлетворение их замысловатых кулинарных фантазий, - надо продавать обычную булочку по 1300 тенге!

Вот только вопрос: зачем Ерболату Досаеву так рьяно пополнять бюджет, если грамотно спланировать эффективное распределение этих средств он все равно не умеет?

"Мальчик для битья"

Все, что выходит за должностные обязанности сборщика налогов, у министра Досаева получается еще более экстравагантно.

Поправки в законодательство о государственно-частном партнерстве, вынесенные на суд депутатского корпуса, названы "уродливыми". Предложение снизить ставки акциза на виноматериал, реализуемый для производства этилового спирта и алкогольной продукции, с 20 до 0 тенге за литр и освободить от уплаты акцизов производителей сигарет, выпускаемых на экспорт, вызвали подозрения в алкогольно-табачном лобби.

Большинство же законодательных инициатив Ерболата Досаева названы "оторванными от жизни", а ему самому депутаты не раз ставили "двойку" и давали домашнее задание - учить и учить действующее законодательство.

Да и относительно выполнения тех вводных, которые давал Досаеву при назначении на нынешнюю его должность глава государства, есть немало вопросов. В частности тогда речь шла о выработке видения того, каким образом можно скорректировать бюджетное планирование с учетом программы индустриально-инновационного развития, поддержки малого и среднего бизнеса. Акцентировал внимание президент и на вопросах ЭКСПО-2017. А главное - поставил четкую задачу: "Надо прекращать практику нерационального использования государственных денежных средств. Министерство должно стать органом, координирующим их эффективное применение. Надо следить за тем, чтобы государственные расходы не росли из года в год".

Но что в итоге?

Министр Досаев из года в год только и повторяет как мантру: "Основным приоритетом бюджетной политики должна стать жесткая экономия бюджетных ресурсов, рациональное использование средств Национального фонда РК и повышение эффективности госрасходов". А вот с эффективностью по-прежнему проблемы. Бюджет как не осваивался, так и не осваивается, государственные программы постоянно уточняются в сторону увеличения финансирования, субсидии продолжают выделяться не вовремя.

Вряд ли можно записать в актив и привычку "занимать до зарплаты" у зарубежных партнеров. Последний такой заем стал причиной скандала. 40 миллионов долларов, полученных из Международного банка реконструкции и развития, будут потрачены на обучение предпринимателей за рубежом и получение ими соответствующих сертификатов, что никак не укладывается в логику сегодняшних реалий с их необходимостью жесткой экономии. К тому же, по словам сенатора Куаныша Айтаханова, подобных займов у нашего государства и без того вагон и маленькая тележка: "На 1 октября 2015 года государственный долг страны составил 7,6 триллиона тенге. Почти вся эта сумма - задолженность правительства. За послед­ние девять месяцев из-за колебаний курса валют она выросла на 20 процентов, или почти на 2 триллиона тенге".

С одной стороны понятно - работать Досаеву приходится в очень сложный период. Экономический кризис, спад производства, уменьшение платежеспособности населения, необходимость разработки новой экономической политики согласно требованиям Пяти институциональных реформ и Плана нации "100 конкретных шагов"… Да и снести "памятники" деятельности на этом посту его предшественников, например, Кайрата Келимбетова, не так-то просто. Но, с другой стороны, за время пребывания на посту министра в действиях Досаева должна была появиться хоть какая-то целостность. Но увы и ах.

Его телодвижения больше смахивают на разрозненные звенья мозаики, которые пока складываются в картину, написанную в духе сюрреализма, что подмечаем не только мы. Помнится, в прошлом году президент страны так и сказал Досаеву: "Много слов говоришь по конкретному вопросу, так министра экономики никто не поймет в стране. Ты говори человеческим языком, а не эзоповским, чтобы понятно было… И не надо читать никому непонятные лекции".

Но очевидно и другое: Ерболат Досаев в качестве министра пришелся ко двору и не вызывает раздражения у других представителей политической элиты. По крайней мере, в правительстве Карима Масимова Досаев еще поработает. Пусть даже в роли "мальчика для битья".

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 4 декабря 2015 > № 1569650 Серикжан Адилов


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 23 октября 2015 > № 1527035 Серикжан Адилов

СПК: правила выдувания мыльных пузырей

Серикжан АДИЛОВ

Деятельность социально-предприниматель­ских корпораций (СПК) всегда оценивалась неоднозначно. Эти аппендиксы, выросшие из тела государства, но одетые в форму АО, так и не смогли стать теми самыми "устойчивыми бизнес-структурами", об эффективной работе которых в регионах когда-то мечтал глава государства. Скорее, наоборот, зачастую они выступают в роли тормозов экономики. На деньги, которые СПК гребут из бюджета совковой лопатой, построить почему-то получается только миражи. Парадокс? Увы, закономерность.

В очередной раз наличие этой закономерности подтвердил лидер фракции партии "Ак жол" в парламенте Азат Перуашев. "Неоднократные проверки этих институтов развития свидетельствуют о том, что управление активами в СПК осуществляется неэффективно, нормативно-правовая база их деятельности в зачаточном состоянии, в вопросах развития отсутствует единая стратегия и системность… Смешение коммерческих и некоммерческих задач не позволяет определить приоритеты. Следствием стала убыточность большинства из них… Отсутствуют четкие критерии оценки результативности компании и эффективной системы мотивации персонала. За время существования СПК фактически ничего не поменялось. На СПК по-прежнему сваливают обязанности, которые никак не вяжутся с понятием успешной предприниматель­ской деятельности, их деятельность дублирует другие институты поддержки предпринимательства, созданные государством", - заявил депутат, зачитывая перед коллегами свое обращение к премьер-министру Кариму Масимову с просьбой предоставить отчет о деятельности СПК и рассмотреть вопрос целесообразности их существования.

Столь резкая постановка вопроса обусловлена тем, что, по мнению мажилисмена, "в настоящее время СПК превратились в хозяйственные ведомства при акиматах, распоряжающиеся средствами стабилизационного фонда.

Они сегодня вместо поддержки бизнеса представляют из себя проблему для бизнеса, создавая дополнительные административные барьеры и являясь фактором, сдерживающим его развитие. Например, при выдаче разрешения на добычу общераспространенных полезных ископаемых СПК получают 50-процентную долю участия в уставном капитале, не вкладывая ни тиына, в то время как раньше предприниматель мог получить такое разрешение без участия СПК".

Идея создания социально-предпринимательских корпораций впервые была озвучена казахстанским лидером почти десять лет назад, в послании народу от 2006 года. По словам главы государства, СПК должны были стать "локомотивами развития страны". И, надо признать, поначалу казалось, что уж на этот раз президентская инициатива не будет превращена в профанацию. Во-первых, реализаторы проекта достаточно серьезно изучили опыт американских корпораций экономического развития, английских агентств регионального развития, Центра развития бизнеса в Дании - структур, которые у себя на родине делают погоду в социально-экономическом развитии регионов. Во-вторых, сразу же массово насаждать новые структуры в областях и двух столицах не стали. Полигоном для обкатки была выбрана Караганда, где в пилотном режиме начала действовать СПК "Сары-Арка". В-третьих, ее опыт стал основанием для внесения в законодательство серьезных поправок, которые должны были способствовать адекватному функционированию социально-предпринимательских корпораций и превратить их в перспективе в крупные региональные центры, выступающие в качестве катализаторов формирования конкурентоспособных производств. Но самое главное - предполагалось, что со временем государство выйдет из уставного капитала СПК, а сами они превратятся в своеобразные кооперативы малого и среднего бизнеса и уже самостоятельно будут реализовывать цели и задачи, заложенные в понятие СПК.

Впрочем, уже через пару лет стало очевидным, что их постигнет роль пятого колеса в телеге, несмотря на то, что пилотный проект был признан удачным и в стране появилось еще шесть социально-предпринимательских корпораций.

Первые годы работы СПК прошли под знаком минус. Как свидетельствовали проверки Счетного комитета, "управление активами государства в социально-предпринимательских корпорациях осуществляется неэффективно". В 2007-2008 годах все СПК - "Сары-Арка", "Ертіc", "Тобол", "Батыс", "Каспий", "Жетiсу" и "Онтустік" - допустили нарушения на общую сумму 6,3 миллиарда тенге. "Как показал анализ доходов отдельных СПК, зачастую они почти на 100% получены за счет вознаграждения от размещения средств на депозитах в банках второго уровня и по остаткам денежных средств на расчетных счетах", - говорилось в отчете.

В принципе, никто и не сомневался в том, что основная причина неудач СПК, как и в большинстве подобных случаев, связанных с неэффективностью работы институтов развития, заключается в качестве менеджмента, вставшего у руля корпораций. Молодые, да ранние, а зачастую просто вчерашние чиновники, являющиеся до мозга костей порождением командно-административной системы, эти люди оказались падкими на красивые фантики. Тогда как суть содержимого в тех мифических победах, о которых они рапортовали наверх, уходила далеко на задний план. Итог такого отношения к делу не заставил себя ждать. Реализованные проекты, а уж тем более успешные, можно пересчитать по пальцам. Возьмем для примера "первую ласточку" - СПК "Сары-Арка", которая долго морочила всем головы стомиллионным (в долларах!) проектом строительства завода по производству биоэтанола в городе Есиль Акмолинской области совместно со словацкой компанией Korlea Invest. Запуск производства должен был состояться еще в 2008 году, но от проекта не осталось не то что мокрого места - архивной пыли.

Примерно в то же время были заявлены еще несколько проектов. В частности, разработка угольного месторождения "Куу-Чекинское" (участок Северный) в Карагандинской области стоимостью почти 4 миллиарда тенге, а также реконструкция и модернизация двух овощехранилищ общей стоимостью почти 700 миллионов тенге. Их судьба так и осталась тайной первых лет работы СПК, хотя акиматы все списали на кризис.

Тут следует пояснить, что корпорацией на тот момент руководил небезызвестный Альберт Рау, ныне заместитель министра национальной экономики и развития, и то, каким образом он "лепил" первую казахстанскую СПК, высоко ценит сам глава государства. Исходя из этого, можно предположить, что инвестиционный портфель в других СПК на порядок хуже. По крайней мере, слова президента свидетельствуют как раз об этом: "Только СПК "Сары-Арка", которую возглавлял Рау, была сделана по-человечески… в ЮКО еще. Все остальные ничего не делали. Огромные штаты сидят, мы им все месторождения отдали. Мы это не довели до конца, а в общем-то идея была правильная". К такому выводу глава государства пришел еще весной 2010 года. И даже не исключил возможности "уничтожить, ликвидировать" СПК. Но усилиями нынешнего министра на­цио­нальной экономики и развития Асета Исекешева и его команды СПК были спасены, впоследствии переданы в подчинение акиматам, а еще через год и вовсе расплодились - их количество было доведено до 16, чтобы ни одному региону не было обидно.

Была ли успешной эта реформа? Однозначно, нет - скорее, налицо сизифов труд, и такую форму организации деятельности СПК можно считать тем самым последним гвоздем, который нужно было забить в крышку гроба еще тогда, когда подобный сценарий предлагал президент. Как показывает практика, в данном конкретном случае горбатого только могила исправит.

Для наглядности приведем всего лишь несколько фактов.

В 2011 году СПК "Каспий" ввез в Казахстан два пассажирских самолета. При этом компания была освобождена от уплаты таможенных платежей, поскольку самолеты были ввезены в рамках инвестиционного проекта по созданию в городе Актау региональной авиакомпании. Однако в последующем "Каспий" свои инвестиционные обязательства не выполнил: авиакомпания не была создана, а самолеты проданы третьим лицам. Проиграв таможенным органам судебный процесс, СПК выплатила в бюджет 191 миллион тенге.

Два года назад представитель Министерства регионального развития давал такую оценку работе СПК в аграрно-промышленном комплексе: "В настоящее время реализуется 85 проектов с участием СПК. Здесь также возникают проблемы. Так, из 82 сельских заготовительных центров действующими являются лишь 32, бездействует 32 СЗЦ, по 10 СЗЦ из-за проблем с разделением имущества между СПК проекты остались нереализованными... Из 14 СПК, участвующих в реализации проектов в сфере АПК, убытки получили 4".

Национальным хитом стало участие СПК "Каспий" в инновационном проекте строительства завода планшетников в Актау. Вдаваться в детали не будем, они и так хорошо всем известны, просто напомним, что ущерб, нанесенный государству, составил 200 миллионов тенге.

В августе текущего года Счетный комитет опубликовал очередные разоблачительные данные. Речь шла все о той же СПК "Каспий": "В ходе заседания уделено внимание деятельности АО "НК "СПК "Каспий", на протяжении нескольких лет сопровождающейся многочисленными нарушениями, что, по оценке Счетного комитета, вызвано отсутствием контроля со стороны уполномоченных органов области. Так, в 2011-2012 годах акиматом области на строительство I очереди жилого комплекса в мкр. "Акку" г.Актау для очередников и вкладчиков по системе жилищно-строительных сбережений АО "НК "СПК "Каспий" выделены средства республиканского бюджета в сумме 5 миллиардов тенге, однако ни одного квадратного метра для участников введено не было. При этом количество лиц, стоящих в очереди на получение жилья, с 2012 по 2015 год увеличилось с 4,6 до 6,6 тысячи человек. Строительство жилого комплекса в мкр. "Акку" сопровождалось грубейшими нарушениями законодательных актов и строительных нормативов, в результате в 2013 году строительство данного жилого комплекса было приостановлено на срок более одного года и повлекло проведение дополнительных работ на сумму полмиллиарда тенге. АО "НК "СПК "Каспий" средства республиканского бюджета в сумме 1,6 миллиардов тенге при отсутствии актов выполненных работ перечислены генеральной подрядной организации. Также установлено, что бюджетный кредит на сумму 347,7 миллионов тенге, предназначенный для строительства жилых домов I очереди в мкр. "Акку", вместо возврата в доход республиканского бюджета дочерней компанией АО "НК "СПК "Каспий" с 2013 года размещен на депозите в банке второго уровня".

В этом году на два месяца был арестован бывший председатель правления СПК "Сары-Арка" Талгат Абильда, подозреваемый в хищении вверенного чужого имущества путем присвоения и растраты в группе лиц по предварительному сговору с использованием служебного положения в особо крупном размере. Летом его выпустили под залог.

Как тут не согласиться с бывшим вице-премьером Асыгатом Жабагиным, заявившим в сентябре 2013 года: "Идея с СПК была провальная и вообще не нужная. Создали какую-то солянку, которую невозможно переварить".

Но, несмотря на столь очевидные промахи в работе СПК, их опять не умерщвляют, а всего лишь переформатируют. В мае 2013 года, после принятия новой концепции, они из партнеров предпринимателей в регионах превратились в самых натуральных "халявщиков", которые осуществляют лишь общее руководство, получившее название "комплексная поддержка". Если раньше СПК реально участвовали в бизнес-проектах, то с этого момента их функции ограничены определением перечня проектов, имеющих важное социально-экономическое значение для региона, поиском и привлечением к их реализации инвесторов, а также оказанием содействия инициаторам проектов и инвесторам в разработке бизнес-планов и необходимой документации. Но даже при таком скукоживании функций вопрос качества отбора проектов так и не был оговорен. А он в эпопее с СПК - наиглавнейший. Приведем лишь один пример.

ТОО "Фирма "Номад" уже не первый год пытается запустить в Караганде производство по глубокой переработке зерна пшеницы. Сейчас этот проект, находящийся в портфеле СПК "Сары-Арка" (доля участия которого в проекте составляет 9,1 процента), фигурирует в региональной Карте индустриализации. Проект масштабный, дорогой, тянущий аж на 5,9 миллиарда тенге, и рискованный, как утверждают специалисты. Но вся прелесть ситуации в том, что производство должно было быть запущено еще в 2013 году, когда проектом занимались "КазАгро" и "КазАгрофинанс". Первый выделил кредитную линию в 35 миллионов долларов, а второй должен был проинвестировать проект на 300 миллионов тенге. Как вы уже догадались, в 2013-м производство не появилось. Очередное сообщение о его старте было датировано летом 2014-го, причем в связке уже с другим партнером - Нацио­нальным агентством технологического развития, которое и собиралась выделить на реализацию проекта уже не 300, а 450 миллионов тенге. Но производство опять не было запущено, а проект чудным образом оказался в СПК "Сары-Арка", и с учетом доли корпорации в ней объем инвестиций на этот раз должен перевалить за 500 миллионов тенге. Новый срок запуска производства - январь будущего года. Стоит ли напоминать, какими обычно убытками для институтов развития, а фактически для бюджета оборачиваются подобные долгоиграющие проекты? Вспомним "Биохим", "Силициум Казахстан" и иных "живых мертвецов" - их сегодня, конечно, пытаются реанимировать, норовя всучить в нагрузку бизнесменам, но толк от дальнейшей работы этих объектов по причине заоблачных сроков окупаемости весьма и весьма призрачен. Впрочем, скорее всего, когда станет ясно, что перерезание красной ленточки еще не является гарантией реализации проекта (он может остановиться буквально по любой банальной причине - снега зимой или летнего солнцепека, что у нас уже бывало), сотрудники СПК, отбиравшие сей шедевр в свою копилку, останутся в стороне. Это, увы, уже традиция.

Очень сомнительно, что голос Азата Перуашева будет услышан. При таких размытых функциях, которые корпорации получили в результате последней "реформы", размылась и ответственность СПК, что, собственно, позволяет им еще энное количество времени паразитировать на теле власти, продолжая наполнять экономику мыльными пузырями. Признаваться в том, что они собственными руками загнали паровоз регионального развития в тупик, никто в правительстве не хочет…

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 23 октября 2015 > № 1527035 Серикжан Адилов


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 23 октября 2015 > № 1527028 Серикжан Адилов

Диалог власти и общества: возможно ли невозможное?

Серикжан АДИЛОВ

Аксиома о глухоте власти при немоте народа в современных социально-экономических и политических условиях стала требовать доказательств. Народ - главный источник власти. Так говорит наша Конституция. Это де-юре. Де-факто же во взаимоотношениях власти и общества не все так однозначно. Хотя чиновники и придумывают различные формы коммуникаций между обществом и государственными органами, зачастую складывается ощущение, что мнение народа интересует власть исключительно во время выборных гонок. Во внеэлекторальные же периоды мы наблюдаем банальное игнорирование запросов общества, нередко с налетом издевки.

Электронное правительство так и не стало "открытым правительством"

Во всех без исключения существующих сегодня каналах диалога власти и общества наблюдаются гигант­ские пробоины. Особенно явственно они видны на примере главной коммуникационной площадки - электронного правительства.

В мировой практике существует такое понятие, как "открытое правительство" (open government). Оно подразумевает открытие для общества доступа к статистике, государственной информации, общественный контроль над формированием бюджетов и расходованием бюджетных средств, информирование населения по различным злободневным проблемам, вплоть до дорожных пробок и плохо убранных улиц. Наша система интерактивного общения власти и населения, хотя отчасти и предусматривала нечто подобное, несмотря на свою доступность, совершенно не соответствует необходимости оперативного реагирования на проблемы, с которыми сталкиваются казахстанцы. Блоги чиновников, интерактивные сервисы, предназначенные для общения народа с чиновниками, на сайтах министерств и ведомств по логике должны были приблизить власть к нуждам народа, но на самом деле подменили собой суть диалога. Отсутствие конкретики в ответах, а нередко и откровенные отписки, отфутболивание обращений в органы, в отношении которых они были поданы, затягивание сроков предоставления информации и комплекс других "шероховатостей" свидетельствуют лишь о том, что монументальное полотно под названием "электронное правительство" изначально писалось не в жанре реализма, а в манере примитивизма.

Возьмем, к примеру, блог министра национальной экономики Ерболата Досаева. Несмотря на то, что на дворе экономический кризис, а общество еще не очухалось от случившейся девальвации, министра в этом месяце побеспокоили обращениями только 12 раз (по данным на 21 октября). Да и то основная масса вопросов касалась вовсе не тяжелой экономической ситуации. На единственный же животрепещущий вопрос - "Почему не падает доллар? Нефть как выросла, видите? Или вы там все заинтересованы в росте доллара? Обещали одно, что теперь тенге будет зависеть от нефти, и что скажете?" - министр ответил, мягко говоря, загадочно. Сославшись на то, что официальный курс национальной валюты устанавливает и публикует совсем другой орган, он переадресовал заявителя в Нацбанк. Может, поэтому и экономика у нас такая своеобразная, раз такие сущности, как цены на нефть и устойчивость национальной валюты, проходят мимо главы профильного ведомства?

В адрес министра энергетики Владимира Школьника поступило только 10 обращений, на счету министра по инвестициям и развитию Асета Исекешева и министра финансов Бахыта Султанова - по 30. В середине "турнирной таблицы" находятся министры образования Аслан Саринжипов, юстиции Берик Имашев, внутренних дел Калмуханбет Касымов - 40-50 обращений за двадцать дней. Правда, что касается последнего, то обращения эти он зачастую просто игнорирует, и заставить его рассмотреть заявление не так-то просто - доходит даже до угроз. Вот лишь один пример. Обращение №301665 (16 октября) от сотрудника полиции так и заканчивается: "В том случае, если и это мое обращение останется нерассмотренным, то мне с родителями-пенсионерами 75 лет придется обратиться в СМИ для обнародования о беспорядке в рядах МВД РК!!!".

Лидирует по количеству обращений министр здравоохранения и социального развития Тамара Дуйсенова - более ста обращений за двадцать дней в октябре. Это и понятно - она курирует сферу, так или иначе касающуюся каждого гражданина.

Практически бездействуют блоги министра по делам экономической интеграции Жанар Айтжановой, министра культуры и спорта Арыстанбека Мухамедиулы (последнее обращение датировано еще 9 октября), министра сельского хозяйсва Асылжана Мамытбекова (последнее обращение от 5 октября). Вполне возможно, что сегодня, когда цены пляшут гопака, народу не до культуры со спортом. Но вряд ли его перестали интересовать последствия вступления нашей страны в ВТО и сверхнеожиданности, которые приносит нам тесная интеграции с Россией - эти факторы способны напрямую ударить по карману каждого кзахстанца. Скорее всего, собака тут зарыта в другом. В том, что такой ресурс, как блоги руководителей государственных органов на сайте электронного правительства, доказал свою неэффективность, и все меньшее количество наших сограждан прибегает к его услугам, поскольку понимает зряшность такого общения.

Никудышные связисты

Еще один канал связи власти и населения - акимы всех уровней - тоже пробуксовывает. Хотя, если сравнивать с электронным правительством, рубрика "вопрос - ответ" на сайтах акиматов на порядок результативнее. Тут телефон не совсем "оглох", да и отфутболивать граждан акимам в большинстве случаев просто некуда. В качестве положительного примера мы бы выделили личный блог главы Алматинской области Амандыка Баталова. Но есть и такие, кто поддерживает диалог с населением лишь от случая к случаю. А блог акима Акмолин­ской области Сергея Кулагина и вовсе не обновлялся с 1 сентября текущего года. Бейбит Атамкулов возглавляет ЮКО уже два с половиной месяца, однако его блог продолжает оставаться в зачаточном состоянии.

Еще один вариант возможного диалога - отчетные встречи акимов с населением - того же поля ягода. Совсем недавно депутат мажилиса Маулен Ашимбаев четко расставил точки над i в этой эпопее: "Не всегда они дают возможность населению задать те вопросы, которые оно хочет задать". Мы бы сказали немного иначе: никогда. Даже если какому-нибудь ушлому гражданину и удастся озвучить то, что накипело, у него либо микрофон вырвут из рук, либо под улюлюканье толпы, как врага народа, выведут из зала. А зачастую окружение акима заранее обрабатывает кандидатов в массовку во избежание подобного рода эксцессов, что сводит на нет пользу от таких встреч.

Так что, несмотря на наличие отдельных положительных примеров, крепкой и надежной связь местных властей с народом назвать сложно. Хотя налаживание диалога между ними должно начинаться именно "с низов", то есть в регионах, что доказала трагедия в Жанаозене. С другой стороны, понятно, что по мановению волшебной палочки этого не случится. Тут как минимум нужны политическая воля и реальная реформа местного самоуправления. Пока же, с учетом ограниченного инструментария, шансов наладить полноценный диалог с обществом, да еще так, чтобы оно верило своему собеседнику, у акимов практически нет. Главы регионов, районов, аулов редко имеют возможность самостоятельно влиять на разрешение проблемных ситуаций. Чаще они вынуждены прибегать к услуге "звонок другу" (в нашем случае - центру), чтобы согласовать свою позицию с вышестоящими инстанциями. А это не делает акима и его команду равноправными участниками диалога, принижает их роль и авторитет в глазах местного сообщества. Да и сам аким вряд ли каждый раз будет хвататься за телефонную трубку. Скорее, наоборот, будет как можно дольше оттягивать момент огласки. Откровенная демонстрация своей несостоятельности (хотя все прекрасно понимают, какими тисками ограничены возможности акима) чревата риском потерять как минимум должность, как максимум - то доверие, которое двигает госслужащих, особенно политических, по карьерной лестнице. А своя рубаха, как известно, ближе к телу.

Есть еще два центра притяжения и перераспределения информации - администрация президента (АП), регулирующая связь общества с первым лицом государства, и Служба центральных коммуникаций, ставшая подиумом для показа чиновников народу. В отличие от предыдущих вариантов, эти каналы более надежны и устойчивы, но, как ни крути, они осуществляют лишь одностороннюю связь. Подразделения АП и работающие в них должностные лица по долгу службы вынуждены реагировать на обращения казахстанцев, адресованные главе государства. Но не секрет, что многие граждане либо вообще не получают ответы, либо им приходят откровенные отписки, а обеспечение встреч президента с трудовыми, учебными и прочими коллективами во время поездок в регионы и вовсе проходит в режиме микроскопирования. Тут уж не до озвучивания проблемных вопросов.

В СЦК - другой коленкор. Вроде бы внешне цензура отсутствует, но, скорее всего, журналиста, загнавшего какого-либо высокопоставленного чиновника в тупик, вряд ли будут охотно пускать на следующие "дефиле". В лучшем случае попросят задать неудобные вопросы с глазу на глаз. Увы, это достаточно распространенная практика. Поэтому и мы, журналисты, в плане налаживания диалога между властью и обществом практически бесполезны. Да, на нашей стороне есть определенная сила в виде законодательства, предусматривающего санкции к чиновнику за отказ от общения и возможность подать на молчуна в суд, а нередко и авторитет главного редактора, способного открыть пинком дверь во многие высокие кабинеты. Но этого явно недостаточно, чтобы посредством СМИ донести глас народа до того, кому он адресован. Например, в течение нескольких лет на страницах нашей газеты и на нашем сайте мы публиковали открытые письма граждан на имя главы государства, но есть большие сомнения в том, что "наверху" их прочли и приняли по ним соответствующие меры.

Вряд ли можно назвать связующим звеном и институты гражданского общества, в частности, политические партии. Во-первых, по причине их игрушечности, что особенно стало очевидным в результате последней серии слияний и поглощений, наблюдавшихся на партийном поле. Во-вторых, у большинства из них нет возможности донести народное мнение туда, куда нужно, не расплескав его по дороге, усыпанной шипами внутрипартийных склок и нереализованных личных амбиций их лидеров. Даже парламентские партии в этом плане не помощники. Нацепив лавры победителей, они настолько сроднились с ними, что возможное расставание уже кажется разводом с большой буквы. А спровоцировать вылет из парла­мент­ского гнезда может любая мелочь, даже куда менее серьезная, чем озвучивание реальных проблем, волнующих общество. В этом мы тоже убедились на собственном опыте, Когда редакция отправила депутатам журналистские запросы, из двадцатки наиболее авторитетных мажилисменов в бой ввязался только один - Валерий Котович. И он давно уже не у дел.

Определенные надежды можно питать относительно разве что партии "Ак жол". Азат Перушев на самом деле ставит перед правительством серьезные вопросы. Но почти все они касаются предпринимательства, а вот проблемы простого человека, далекого от бизнеса, остаются в тени. Что же касается партии власти, то, несмотря на сеть общественных приемных и на то, что она вроде бы на "ты" общается с народом, особыми успехами в налаживании диалога между властью и обществом она похвастать не может.

Закон нам в помощь?

Во многих странах мира прижились механизмы, позволяющие вести прямой разговор чиновников с народом и способствующие договороспособности обеих сторон. Например, референдум. Но для нас это вряд ли является рабочей схемой. За всю историю независимости у нас лишь два вопроса выносились на всеобщее обсуждение - принятие новой Конституции и продление полномочий президента страны. За населением, конечно, законодательно закреплено право инициирования референдума, но на практике нужно обладать поистине акробатическими способностями, чтобы выполнить все условия, прописанные в законе. Так, в качестве инициаторов может выступить группа граждан в составе не менее чем двухсот тысяч человек, в равной мере представляющих все области, столицу республики и города республиканского значения. Понятно, что этот механизм еще можно использовать при определении судьбоносных для страны направлений, а в обычной жизни, где злободневные социально-экономические проблемы плодятся как кролики на ферме, это нерентабельно - не наинициируешься.

Есть за границей и другие механизмы. В частности практически неизвестный нам, хотя и применявшийся в прошлом оппозиционными партиями - петиции. В некоторых европейских странах законодательно закреплена обязательность их рассмотрения госорганами, так как считается, что именно эта форма связи с народом позволяет донести до власти вопросы, которые никакими иными путями решены быть не могут. В нашем же законодательстве, как поясняют эксперты, петиции как форма обращения физических или юридических лиц не предусмотрены, а значит, никакой юридической силы они не имеют.

О многих механизмах, доказавших свою эффективность в других странах, нам пока можно только мечтать. В США, например, портал regulations.gov дает гражданам возможность высказать предложения к любому проекту нормативного акта и увидеть реакцию его разработчиков. В Канаде это сайт "Проконсультируйся с канадцами", который позволяет каждому внести свои предложения к тем документам, которые разрабатываются властями в данный момент и требуют общественной дискуссии. А в шотландском городе Абердин и вовсе действует уникальная система городских общественных советов, состоящих из представителей самых разных слоев общества. Определен четкий принцип ротации участников. Все важные город­ские вопросы регулярно рассматриваются на заседаниях. Если вопрос острый, то власти в обязательном порядке проводят анкетирование жителей города. У нас же, увы, практически не используются даже такие инструменты, как регулярный мониторинг общественных настроений по заказу властей и публичные слушания по актуальным проблемам.

Но, с другой стороны, плюсом является уже то, что проблема стала обозначаться экспертным сообществом и депутатами. Первые предлагают заключение общественного договора, вторые обещают, что ситуацию существенно изменит рассматриваемый сегодня парламентариями проект закона "О доступе к информации". Помимо того, что он предусматривает становление госорганов на рельсы публичности и открытости, этот законопроект, по мнению тех, кто поддерживает прохождение документа, заставит представителей власти гораздо чаще прочищать уши, с тем чтобы услышать собственный народ.

Но, как говорится, поживем - увидим…

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 23 октября 2015 > № 1527028 Серикжан Адилов


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 9 октября 2015 > № 1512506 Серикжан Адилов

Кто и когда посадит чиновников на жесткую диету?

Серикжан АДИЛОВ

Напрасно после августовского падения тенге премьер-министр Карим Масимов призывал казахстанцев начать жить по средствам. Далеко не все чиновники прониклись этим воззванием - они, видимо, решили, что глава кабмина так неостроумно шутит, а потому продолжают испивать до дна то, чем наполняется бюджетная кормушка.

За примерами далеко ходить не надо. Портал госзакупок - это и энциклопедия, и хрестоматия, и атлас алчности тех, кто находится у руля. Правда, в последнее время в лидеры выбились не центральные министерства и ведомства (скорее всего, возымело действие систематическое стучание по шапке), а подведомственные организации, которые даже сейчас, когда бюджет затянул пояс на последнюю дырку, не хотят умерить свои аппетиты.

Пример первый. В модуле "Аукцион" размещена заявка республиканского государственного учреждения "Катон-Карагайский государственный национальный природный парк", подчиняющегося Комитету лесного хозяйства и животного мира Минсельхоза, на приобретение кабинета руководителя. Стоимость комплекта - 305,4 тысячи тенге без учета НДС. Казалось бы, вещь нужная и не такая уж разорительная для бюджета. Только вот вопрос: зачем руководству нацпарка такая дорогая мебель? Диапазон цен на украинские кабинеты в стиле SPLIT, на которые нацелился заказчик, достаточно обширен, но нацпарк почему-то выбрал комплект премиум-класса, один из самых дорогих. Чем не устраивает руководителей нацпарка мебель отечественного производства (аналоги, кстати, стартуют от 95 тысяч тенге), непонятно.

Но мебельные изыски - лишь цветочки, а урожай ягодок, как всегда, собирают закупки автотранспорта. Именно с ними связан пример №2. Республиканское государственное предприятие "Национальный центр биотехнологии "Биомедпрепарат" Комитета науки Министерства образования и науки 2 октября текущего года подвело итоги аукциона на покупку внедорожника средней размерности и улучшенной комплектации. И, наверное, очень даже неплохо, что аукцион не состоялся, так как РГП собиралось прикупить автомобиль аж за 9,3 миллиона тенге (свыше 34 тысяч долларов по нынешнему курсу). С одной стороны, понятно: предприятие перспективное, молодым ученым, в том числе и выпускникам программы "Болашак", нашедшим приют в этой обители, хочется дышать полной грудью. Но, с другой, если бы наши ученые были чуть ближе к реальности, может, и наука у нас развивалась бы совсем другими темпами? Мы это к тому, что за ту сумму, которую РГП намеревается потратить на покупку авто, можно купить два джипа ничуть не хуже. Как это, например, сделали в райфинотделе Казалинского района Кызылординской области, который собирается купить два полноразмерных внедорожника в базовой комплектации, потратив на них в общей сложности 8,7 миллиона тенге, или в акимате Алматин­ской области, уложившемся в 4,9 миллиона тенге за "проходимца". Даже Республиканский центр космической связи вполне удовлетворился внедорожниками по 6,5 миллиона тенге каждый.

Пример третий. ДВД Акмолинской области 23 сентября текущего года способом аукциона намеревался приобрести служебный автотранспорт. Речь шла о покупке легковушек класса В, малых, базовой комплектации, с полным электропакетом, центральным замком, длиной порядка 3,6-4,2 м и шириной 1,5-1,7 м. То есть вполне себе обычные машины среднего класса. Да только вот цена на них была заявлена поистине золотая, на порядок выше внедорожников казахстанской сборки, - свыше 7 миллионов тенге за единицу. Что это за машины, так и осталось загадкой, поскольку аукцион не состоялся. Подобная цена была бы вполне объяснимой, если в салон каждого такого авто установить по пулемету. В противном случае какие-либо объяснения бессмысленны, так как средняя стоимость машин такого класса не превышает 4 миллионов тенге. Например, республиканская телерадиокорпорация "Казахстан" закупила автомобили, в спецификации которых значится, что они класса В, малые, повышенной комплектации, имеют системы безопасности ABS,SRS,ГУР, ПЭП, регулировку угла наклона рулевой колонки, центральный замок, КПП-автомат, климат-контроль, круиз-контроль, датчик света, подогрев сидений, кожаный салон, - по 3,5 миллиона тенге за штуку. Как говорится, почувствуйте разницу.

Конечно же, этими примерами черту под аппетитами руководителей различного рода госпредприятий подвести трудно. Но это каждый желающий может сделать самостоятельно, лично убедившись в том, что значительная часть заявок составлена в стиле "живи богато и красиво, себе на радость - всем на диво". Хотя, конечно, в таком подходе к трате бюджетных средств нет ничего необычного. Во время предыдущего экономического кризиса тоже неоднократно фиксировались такие фокусы. Но, видимо, сын ошибок трудных еще долго будет обходить стороной наш госаппарат и сообщающиеся с ним сосуды. Почему мы в этом так уверены? Да потому, что принудить чиновников к здравомыслию, скромности, эффективности расходования госсредств на собственные нужды не удавалось ни одному из премьер-министров. Хотя каждый из них так или иначе пытался навести порядок в этом деле. Помнится, один из них без обиняков заявлял, что расходы республиканского бюджета на содержание госаппарата огромны для такой небольшой страны, как Казахстан, и что он готов сократить их "без сочувствия к коллегам по кабмину". Одно время даже предлагался механизм, предусматривавший установку на желудок чиновничества утягивающего кольца: сумма, на которую будут уменьшаться расходы на содержание госаппарата, будет адекватна той сумме, которую не осваивает каждое министерство, ведомство, их подразделения и акиматы. Но где тот премьер и его предложения…

А чиновничество с его жаждой к сладкой жизни все еще живее всех живых. Даже призывы главы государства к скромности оно пропускает мимо ушей. Специальные распоряжения типа "вето" на покупку дорогущих автомобилей представительского класса, и те внедрялись со скрипом.

Конечно, можно издать кучу нормативных актов, расписав, что следует покупать за счет бюджета, а чего не следует, и даже определить ценовой "потолок" для каждой группы товаров. Можно напрячь Агентство по делам госслужбы и противодействию коррупции, чтобы оно разработало очередное ноу-хау. Но гарантий, что это сработает, нет никаких. И не будет до тех пор, пока покупки чиновников не станут жестко контролироваться. Нет, не специальными службами, на содержание которых тоже уйдут огромные деньги, а общественными советами, созданными по принципу попечительских, где люди разных профессий будут оценивать степень целесообразности и разумности покупок за госсчет. Впрочем, спровоцировать систему на такой шаг может только глава государства. Подобным инициативам, инициированным снизу, у нас традиционно не дают хода…

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 9 октября 2015 > № 1512506 Серикжан Адилов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter