Всего новостей: 2525534, выбрано 8 за 0.007 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Дворкович Аркадий в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортГосбюджет, налоги, ценыНефть, газ, угольСМИ, ИТОбразование, наукаАгропромРыбавсе
Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 28 марта 2018 > № 2547069 Аркадий Дворкович

ВВЕРХ ПО ЛЕСТНИЦЕ, ВЕДУЩЕЙ ВНИЗ

Президентские выборы в России благополучно закончились, правительство очнулось от анабиоза и взялось придумывать новые «подарки» населению.

На встрече со студентами университета им. Г.В. Плеханова вице-премьер Аркадий Дворкович не исключил в ближайшем будущем повышения налога на доходы физических лиц (НДФЛ) с сегодняшних 13 до 15%.

Комментарий при этом прозвучал настолько бредово, что многие студенты Плешки его просто не поняли. «Если будет понимание справедливости новых подходов по сравнению с нынешним, это будет консенсус в обществе, тогда это действительно имеет смысл... Мы жили с 13%-ным налогом долго, и если дополнительные 2% будут направляться, например, на здравоохранение, это точно будет в плюс», - выдал этот господин.

Наша власть категорически отвергает требования и общества, и независимых экономистов вместо плоской шкалы налогообложения (по 13% подоходного налога и с нищего, и с олигарха) ввести прогрессивную, чтобы богатые платили по 20, 30, а то и 40% от доходов. Этот механизм применяется во всех цивилизованных странах, заставляя нуворишей делиться с государством и беднотой.

А вот отдавать, как у нас, 1,3 тыс. рублей налога с 10-тысячной зарплаты бедняку многократно болезненнее, чем упакованному топ-менеджеру выплачивать 130 тыс. с миллиона. Какая же тут справедливость?!

У наших властей в ответ одна песня: от прогрессивного налога богачи уклонятся, в бюджет вообще ничего не отдадут. Но, пардон, господа: у вас есть огромная налоговая служба, контрольное управление президента РФ и КРУ Минфина, есть Счетная палата и Росфинмониторинг, МВД, ФСБ, СК...

Если всех этих высокооплачиваемых структур мало, чтобы заставить богачей соблюдать законы, то чем тогда вообще занимается государство?! Лишь обслуживает интересы крупного бизнеса?!

И почему вообще не облагается налогом один из главных источников доходов богатых - дивиденды по акциям?! Здесь-то прозрачно, не уклонишься...

Никаких аргументов против прогрессивной шкалы налогообложения никто из представителей власти так не сумел сформулировать, что еще раз подтверждает: там заботятся вовсе не о благосостоянии граждан.

А при упоминании Дворковичем - мимоходом! - что дополнительные 2% пойдут, например, на здравоохранение, можно лишь посмеяться. О социальной сфере наше правительство заботится лишь в последнюю очередь.

Однако в целом откровения г-на вице-премьера, а затем и высказывания главы Минфина А. Силуанова наталкивают на мрачные выводы: у правительства нет никакой конструктивной программы выхода из экономического кризиса. Поэтому оно и хватается за самый тупой инструмент - повышение налогов.

Тупой он потому, что в период кризиса лучшая практика - налоги снижать, чтобы оживить потребительский рынок, а следом и экономику. Если же их бездумно повышать, то это лестница, ведущая круто вниз.

Алексей Воробьев

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > mirnov.ru, 28 марта 2018 > № 2547069 Аркадий Дворкович


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 1 апреля 2017 > № 2204225 Аркадий Дворкович

Аркадий Дворкович принял участие в Первом ритейл-медиафоруме.

Заместитель Председателя Правительства выступил на форуме, организованном Ассоциацией компаний розничной торговли, и ответил на вопросы журналистов.

Из стенограммы:

А.Дворкович: Спасибо за приглашение поговорить с вами о торговле. Всем понятно, что в этом году, прошедшем году, за два-три года в целом ситуация была такова, что торговля находилась на некотором плоту, поскольку потребительский спрос снижался в силу общих экономических причин. И это снижение продолжалось разными темпами вплоть до III квартала прошлого года по крайней мере, хотя и в IV квартале, и в I квартале этого года ситуация остаётся шаткой. Явного тренда нет: ни положительного, ни отрицательного, всё находится в некоторой стагнации. Поэтому пока говорить о том, что ситуация управляется, преждевременно. И в этих условиях понятно, что торговые организации стремятся прежде всего к повышению эффективности, к тому, чтобы находить варианты завоевания потребительских предпочтений различными способами. Это происходит на фоне изменений законодательства, прежде всего закона о торговле, к которому необходимо приспосабливаться. Большая часть подзаконных актов, документов уже появилась. Многие торговые сети уже вошли в новый режим. Хотя понятно, что ещё недостаточно предсказуемым является будущее правоприменение. Я думаю, что в этом году будут только постепенно притираться органы контроля, надзора, ФАС к новой законодательной базе, к тому, как торговые сети к ней адаптировались и как адаптировались другие торговые форматы. Так что в целом этот год скорее является переходным, как с макроэкономической точки зрения, так и с точки зрения регулирования.

Конечно, мы в Правительстве рассчитываем, что все будут вести себя спокойно, без каких-либо потрясений мы будем проходить этот период. Надеюсь, что и контролирующие органы это должны понимать, по крайней мере по совещаниям, которые я проводил, мне кажется, все услышали данный сигнал. И если нынешняя практика входит в противоречие с тем, что я сейчас сказал, просьба об этом тоже сегодня сказать, задать на эту тему вопросы.

Понятно, что в нынешней ситуации есть несколько тенденций, которые определяют или могут определить будущие тренды, кроме упомянутого закона о торговле и адаптации к нему торговой системы. Это развитие логистической инфраструктуры в России в целом, повышение эффективности именно логистики продовольственных и непродовольственных товаров. Это важный тренд. Есть серьёзный инвестиционный проект, который направлен на формирование крупных торговых логистических центров, которые позволят изменить ситуацию в системе торговли, ускорить доставку грузов, снизить издержки, улучшить условия хранения товаров, чтобы увеличить их срок хранения по сравнению с тем, какой он был ранее, – это прежде всего плодоовощная продукция. Это действительно будет играть серьёзную роль, иметь большое значение для торговли. Всё это происходит на фоне сохраняющихся санкций, контрсанкций и отдельных ограничений в отношении отдельных стран, прежде всего Турции в данном случае. Часть ограничений была снята недавно, многие ограничения пока ещё остаются, ситуация, скажем так, развивающаяся. Мы находимся постоянно в консультациях с турецкими партнёрами, не всё гладко, но мы стараемся найти общий язык. Также фактором неопределённости является режим перемещения грузов из Республики Белоруссия, транзитом через Белоруссию. Мы также находимся в постоянных консультациях с нашими партнёрами, налаживаем систему раннего оповещения о движении грузов, то есть речь идёт о фиксации в электронных базах того, какие грузы планируется переместить. Таможня уже имеет больше информации, чем раньше. То же касается служб ветеринарного и санитарного контроля. Пока ещё в целом система не работает. Пока это только шаги к формированию такой системы.

Ещё одним фактором является, конечно же, постоянная борьба между большими форматами и малыми форматами. Вообще, это очень сильно зависит от потребительских предпочтений. Надеюсь, именно они будут определять в конечном итоге, как будет складываться структура рынка. Есть примеры городов, в которых крупные торговые комплексы, гипермаркеты не пользуются большой популярностью, потому что люди предпочитают рынки, свежие продукты, ярмарки у них доминируют. Есть другие ситуации, где, наоборот, крупные торговые сети доминируют. Если есть свежие продукты, конечно, лучше идти на рынок и их покупать. Если их нет, то можно всё купить и в супермаркете, гипермаркете. Есть разные города, разные примеры. Думаю, у нас будут постепенно складываться разные ситуации в разных городах в зависимости от структуры потребительских предпочтений и структуры предложений на рынке.

Ещё одна тема, которая будет иметь важнейшее значение, – изменение регулирования электронной торговли. Это касается и алкогольной продукции. Пока идут дискуссии, тем не менее, я думаю, всё равно в будущем будет интернет-торговля алкогольными напитками. Другое дело, как это будет отрегулировано, какое будет правоприменение. Над этим надо ещё работать. Но это будет постепенно менять структуру рынка. То же касается интернет-торговли в целом – доставки товаров внутри городов, интернет-торговли для разных форматов, то есть где покупателями являются сами магазины и торговые сети. Это развивающаяся тема, у нас этот сегмент рынка пока ещё не исчерпал потенциал. И по мере появления разных форматов доставки, я думаю, интернет-торговля будет играть всё большую роль.

Нельзя сбрасывать со счетов ещё одну тему, а именно постепенную, в течение трёх лет, замену кассовых аппаратов на кассовые аппараты, которые будут передавать информацию в онлайн-режиме в налоговую службу. Это изменит ситуацию с налоговым администрированием. Собираемость налогов позволит, скорее всего, постепенно осуществлять налоговый манёвр в целом. Мы пока обсуждаем, какая могла бы быть будущая налоговая система. Ещё рано об этом говорить серьёзно, но я думаю, что её контуры будут целиком зависеть от того, какие налоги можно будет лучше администрировать. И в этом случае можно будет снизить ставки тех налогов, которые хуже администрируются, и немного повышать ставки на те налоги, которые лучше администрируются, но всё это в небольших пределах, никаких революционных изменений не будет, +10%, -10% – не думаю, что можно ставить, но небольшие изменения вполне могут быть. И постепенное формирование этого электронного пространства, изменение системы передачи данных, хранения данных, анализа данных, я думаю, будут ключевыми факторами для развития торговли, развития разных форматов.

Упомяну ещё одну тему, она специфическая и скорее носит индивидуальный характер. Крупнейшая вообще сетевая структура в нашей стране – это «Почта». Как ни странно, если посмотреть, сколько людей работает в самой крупной торговой сети – 270 тыс. человек, то на «Почте» работает около 350 тыс. человек. Естественно: отделений больше. Какое будущее у «Почты», пока неясно. Есть развилки, есть разные варианты, в какую сторону ей идти. Вполне возможно, она станет ещё одной розничной сетью, ещё одной розничной инфраструктурой, а может быть, и нет. Может быть, она станет чем-то другим, например финансовой инфраструктурой, сочетанием финансовой и розничной инфраструктуры, но в любом случае достаточно крупной сетью, которая может изменить структуру розничного рынка в России и повлиять на его развитие. Это, пожалуй, основные вещи. Я готов подробно ответить на вопросы, которые у вас есть. Хотел бы обозначить моменты, которые лично вижу сейчас, для развития торговли.

Ведущий: Почти два года назад Аркадий Владимирович сформулировал четыре главных приоритета для крупной торговли – удерживать рост цен от необоснованных факторов, не допускать снижения качества ниже уровня безопасности, поддерживать отечественного производителя и честно выполнять функции налогового агента и участника внешнеэкономической деятельности. Вот эти четыре приоритета для нас были самыми главными в последние годы.

А.Дворкович: Можно сразу сказать, что первый абсолютно выполняется. Инфляция снизилась до минимальных значений, это не только по макроэкономическим причинам – в силу политики ЦБ, но и в силу поведения торговых сетей, системы торговли.

Что касается качества продуктов, то здесь есть разные точки зрения, но я пытаюсь до сих пор расшифровать ту информацию, которая поступает из Роспотребнадзора, Россельхознадзора относительно качества различных продуктов питания. Что такое фальсификат, насколько велики отклонения от тех стандартов, тех значений, которые установлены законодательством (превышение в разы сотой доли процента и так далее). Такой информации просто нет, как выяснилось. Коллеги просто говорят: не соответствуют или соответствуют. Абсолютно такая бинарная система, но такая информация ничего почти не даёт для реального анализа ситуации, потому что вполне может быть, что в 99% случаев это минимальное отклонение, которое не является каким-нибудь значимым и опасным для здоровья. Вопрос свидетельствует о наличии колебаний в качестве. Конечно, их тоже можно исключать. Если есть стандарт, то он есть. Тем не менее нельзя говорить о какой-то массовой опасности для потребителя.

Что касается третьей вещи, поддержки отечественного производителя, очевидно, что по большинству товарных групп, 99–100%, это уже отечественные продовольственные товары, если говорить именно о продовольствии. У непродовольственных, конечно же, другая структура. Остались только молочные и плодоовощные группы, где 90–95% отечественной продукции, а не 99–100%. Тоже всё идёт в правильном направлении.

И четвёртое, про налоги, я сказал. Здесь процесс постепенный. Конечно же, крупнейшие сети являются более – не хочу сказать добросовестными, но в любом случае собираемость налогов в этой сфере выше во всём мире, чем в небольших магазинах. Есть такие публичные риски, скажем так.

Вопрос: Газета «Деловой Петербург», Наталья. У меня несколько другой вопрос. Аркадий Владимирович, Вы упомянули дистанционную торговлю, торговлю алкоголем. Уже давно ходят слухи о том, что возможны дистанционные продажи ювелирной продукции и лекарств, очень ждут, тут надо уже готовить инфраструктуру. Скажите, что ведётся в этом направлении, когда можно ожидать разрешения на дистанционную торговлю этими или другими видами продукции?

А.Дворкович: Во-первых, всё это продаётся на грани закона. На самом деле есть спор относительно того, законно это или незаконно, есть коллизии в законодательстве, которые до конца разрешить очень сложно, хотя есть определённые, судебные в том числе, решения, которые говорят о том, что нельзя вроде бы. Но понятно, что если хочется что-то купить, то это сделать можно. По каждой группе товаров будет индивидуальный подход, во многом, повторю, ситуация будет зависеть от способности прослеживать происхождение, подтверждать происхождение того или иного товара.

По лекарствам мы сейчас занимаемся введением системы маркировки. В пилотном режиме эта система заработает уже к концу текущего года. В отношении нескольких десятков позиций несколько крупнейших аптек, аптечных сетей будут в этом участвовать, а также дистрибьюторы, отдельные больницы. И в течение примерно полутора лет мы сможем ввести систему в целом в стране. Вообще целевая точка – 1 января 2019 года, в которой все лекарства должны уже быть маркированы, соответственно, полностью будет прослеживаться происхождение, а значит, откроется возможность и интернет-продаж. Но сначала надо будет мониторить, как идёт торговля в традиционных форматах, понять, есть ли какие-то ещё проблемы, и тогда решить уже, стоит ли переходить на дистанционную торговлю.

Что касается ювелирных изделий, не занимался этой темой, не буду сейчас говорить.

По алкоголю, я думаю, что всё можно сделать, в принципе все форматы и правила отработаны, обсуждены. Единственное, я думаю, Госдума не пойдёт на то, чтобы открыть сразу торговлю всеми алкогольными напитками, надо на чём-то попробовать. Наверное, можно попробовать на российском вине или вине в целом, маленький сегмент рынка, чтобы просто посмотреть, как работают правила, нет ли каких-то нюансов, которые мы не учли, можно с этого начать. Такое решение, я думаю, парламенту будет легче принять с политической и психологической точки зрения.

Вот так, шаг за шагом, можно идти по разным товарным группам. Есть табачная продукция, там надо решить, какую систему использовать: такую же, как и по лекарствам, с помощью QR-кодов, или ЕГАИС, как в алкогольной продукции. Я думаю, первый вариант логичнее, потому что проблема на табачном рынке – это не нелегальное производство внутри, а контрафакт из-за рубежа. Это выдвигает иные требования ко всем маркировкам. ЕГАИС направлена практически полностью на предотвращение махинаций внутри страны. Обсуждения пока идут, пока взвешиваются все «за» и «против».

Вопрос: Газета «Коммерсант». Аркадий Владимирович, хотела бы узнать, сформировано ли в Правительстве, может быть, и у Вас, отношение к первым результатам работы закона о торговле. ФАС провела мониторинг, должна была отчитаться. Что Вы думаете?

А.Дворкович: Вообще, я нацеливал коллег на то, чтобы в первом полугодии все в спокойном режиме работали. Я знаю, что в I квартале отдельные торговые сети сами захотели, чтобы ФАС посмотрела, как и что они сделали. Как раз это сейчас и происходит, но, я думаю, по итогам марта будет информация, я ещё не получил пока от ФАС доклада. Но в любом случае в течение первого полугодия постепенно будут идти обследования, проверки. Надеюсь, что никаких потрясений не будет.

Вопрос: Добрый день. Сергей Казаков, город Владимир. Вы говорили о налогах, что будут, возможно, какие-то налоговые манёвры. Я хотел уточнить, до кризиса 2008 года те, кто работал на упрощённой системе, налоги платили в районе 14%. Потом произошло повышение, Вы сказали, на 10% нельзя, тогда до 16, ну постепенно, сейчас они платят 30%.

А.Дворкович: По-разному.

Вопрос: Налоги в фонд оплаты труда мы платим 30%. Плюс 13% подоходный налог.

А.Дворкович: Эффективная ставка 22–23%.

Вопрос: Нет, 30%. В Пенсионный фонд 20 с лишним, 30% общей нагрузки на малый бизнес, который в торговле работает. Никакой шкалы нет. Даже СМИ, мы представляем СМИ, нам сделали льготу, начали с 26, каждый год поднимали по проценту. До 30. Мы сейчас платим 30. Кстати, можно о СМИ? Нам тяжело, многие ушли в серые схемы. Всё-таки будет послабление для малого бизнеса, хотя бы 22, как Вы сказали?

А.Дворкович: Не я говорил, а говорил Минфин прежде всего. Есть разные идеи – 22, 20–21. Просто не хочется сейчас какими-то цифрами жонглировать, потому что расчёты ещё не завершены, обсуждение идёт. Прежде всего нужно понять, как будет в таком случае выстраиваться схема пенсионного, социального, медицинского страхования. Если ставки будут существенно ниже, например 22, то, очевидно, нужно забыть про слово «страхование», потому что при такой ставке не хватает физического, реального страхования денег, тогда придётся из бюджета перечислять в соответствующие фонды деньги от других налогов, которые в этом случае должны быть несколько выше. Вот предлагает Минфин 22% НДС, 22% – максимальная ставка взносов. То есть это не чисто налоговая история, тогда нужно обсуждать всю социальную инфраструктуру, как это будет существовать. И это обсуждение, эта дискуссия сейчас идёт. Мы никуда не торопимся, время есть, потому что здесь очень важно не совершить серьёзную ошибку, потому что это радикальная перестройка, повторяю, прежде всего не налоговой системы, а системы социальной поддержки, социальной политики в целом. Здесь надо действовать очень аккуратно.

Вопрос: Помните, плоскую шкалу ввели и многие думали, что тоже будут падения?

А.Дворкович: При 13% никакого падения быть по определению не могло, потому что эффективная ставка была 12,9 в тот момент. Здесь немного другая ситуация. Если сделать 22% – ниже, чем эффективная ставка… Эффективная ставка сейчас 24–25%, поэтому падение может быть, и его нужно компенсировать повышением других налогов. Нужно ли НДС 22% делать, не знаю, не уверен в этом. Может быть, надо посмотреть на ту же самую ставку – 13%, 14% делать. А может, и не надо. Я ещё раз хочу сказать, что не хочется это обсуждать, у меня нет какой-то законченной позиции на эту тему, и почти ни у кого в Правительстве нет. Нужно очень внимательно посчитать, обсудить в разных кругах – и профессионально, и публично. И мы это скоро начнём делать более активно. Скорее всего, уже через три недели на Красноярском форуме будет достаточно серьёзное обсуждение.

Вопрос: «Интерфакс». Вопрос по поводу идеи ограничения времени работы магазинов крупных сетей, которая вчера в прессе прозвучала. Как Вы к этому относитесь? Как Правительство к этому относится?

А.Дворкович: Я за то, чтобы людям было удобно. Мне, честно говоря, всё равно, удобно магазинам или нет. Нужно ориентироваться на потребительские предпочтения. Если людям удобно, чтобы магазин был открыт круглосуточно, лучше, чтобы он был открыт круглосуточно. Регулировать это, мне кажется, не надо. А так – поддерживать иные формы торговли другими способами, не ограничивая, а расширяя возможности.

Вопрос: Вы анализировали уровень развития мелкой торговли, прежде всего в регионах? Как Вы это оцениваете?

А.Дворкович: Конечно, у меня есть информация, есть данные о том, какие форматы используются, сколько их, о насыщенности. Понятно, что их стало существенно меньше, чем было раньше. Но мне кажется, что это вопрос предпринимательского климата, того, как у нас существует малый бизнес практически в любой сфере. Предпринимателям сложно жить в нашей тяжёлой, бюрократической, не очень прозрачной системе с большим давлением правоохранительных органов, которые иногда, даже следуя строгой букве закона, создают невыносимые условия. При этом это закон. Мы же хотим, чтобы закон соблюдался. Но если это делать слишком буквально, то, как правило, получается ужасно.

Читал книгу, где мой коллега Михаил Абызов говорит на тему охраны труда, что он просит уже три года Роструд проверить его рабочее место на предмет соблюдения правил охраны труда. Они этого не делают, потому что придётся закрыть его кабинет. Невозможно соблюсти все правила, все стандарты, все регламенты охраны труда. И освещение, говорит, не то, и влажность, или экран будет светиться у компьютера не так, или ещё что-то будет не так. Невозможно просто соблюдать.

То же и с малым бизнесом. Я думаю, что если мы сможем постепенно, шаг за шагом в целом улучшать условия для малого бизнеса, то и малых торговых форматов будет гораздо больше. Потому что люди не будут бояться их создавать, не будут бояться их открывать там, где потребителю действительно нужно. Там будут специфические товары, нишевые, интересные людям с такой точки зрения: вышел из дома, взял и съел, прямо сейчас можно, а не на неделю вперёд, здесь и сейчас, не тратить время на что-то ещё. Может быть, совмещённое с кафе, может быть, ещё что-то… Это уже вопрос предпринимательской жилки, идей, которые могут возникать у разных людей, у бизнесменов.

Другое дело ярмарки, о которых я сказал, – здесь может доминировать плодоовощная продукция, свежая рыба, свежее мясо, другие подобные товары. Тут скорее важен контакт, тактильная связь с продавцом, что называется. Он его знает, знает, что именно у него можно купить именно это мясо, именно эти помидоры, фрукты и так далее, и он ему доверяет. А большой магазин – это нечто неизвестное. Это определённый стандарт, это понятное качество, но, может быть, нет той изюминки, которую хочет конкретный покупатель. Ярмарки должны развивать в том числе города с муниципалитетами, городские власти – их поддерживать. Повторю, не ограничивая супермаркеты, а просто создавая условия для развития ярмарочной торговли, для развития рынков.

Вопрос: Тула, «Тульский бизнес-журнал». Насколько готова торговля, вся система торговли, к проведению ряда социальных мер, которые предлагаются по разным министерствам? Напомню: социальные карты ввести для тех, у кого низкие доходы, для детей. У нас 85% населения в городах, и там всё нормально с этими картами. Но 15% сельского населения выпадают? Какова система сейчас и что предполагается?

А.Дворкович: Мне кажется, сама торговля готова. Что касается сельской местности, я имел в виду почту – в связи с тем, что почтовые отделения могут стать точками торговли для малоимущих граждан. Здесь вопрос денег скорее, продовольственной помощи. Система этих карт – для того чтобы люди могли покупать дешевле отечественные товары. Требуются деньги. Физически их нет сейчас. У нас бюджет пока не позволяет начинать масштабные новые программы. Но мы приветствуем, если отдельные регионы, муниципалитеты будут потихоньку делать. По опросам, люди хотят, чтобы существовала такая система. Даже слово «карточки» не пугает – по тем опросам, которые я видел. Хотя можно и по-другому это назвать, чтобы не создавать психологический дискомфорт. Но в целом это полезно всё равно. Если у государства есть возможность помогать людям именно таким образом, то это приносит пользу всем участникам процесса.

Надеюсь, что ситуация в целом в экономике улучшится благодаря нашим общим усилиям и появятся бюджетные ресурсы для реализации этой программы. Можно форматы найти, можно другие придумать, кто хочет: кооперацию, какие-то другие вещи.

Вопрос: Как сейчас обстоит дело с логистическими агроцентрами в России? В достаточном ли они количестве? Хватает ли их для обеспечения продуктами? Какие планы?

А.Дворкович: Центров, оснащённых по последнему слову техники, по последним стандартам, почти нет, это единичные проекты. Но сейчас одновременно в стране реализуется дюжина проектов в разных регионах. Есть проекты в центральной части, есть проекты в Новосибирске, есть проект в Казани, есть проект на юге России. Я думаю, что уже буквально через полтора-два года мы увидим новые центры, которые существенно изменят условия доставки товаров, прежде всего в Центральном регионе, отчасти – в тех местах, которые я назвал. Если эти первые появятся, то дальше инвесторы продолжат инвестировать уже и в другие регионы. У нас пока ещё не охвачен северо-запад. Там есть потенциальные инвесторы, выбранные площадки. На Урале нужен такой крупный центр, в Поволжье нужен ещё один, в районе Волгограда или Астрахани. Есть примерная карта размещения таких центров, она сделана. Есть инициативная группа, которая сформирована, постепенно формирует стандарты для этой деятельности. Есть идея создать организацию в этой сфере, чтобы она определяла стандарты, следила, чтобы они соблюдались. Мне кажется, это вопрос не долгосрочной, а среднесрочной перспективы.

Вопрос: У меня вопрос по продовольственному рынку. Сейчас есть мнение, что экспорт зерна идёт не очень хорошо…

А.Дворкович: Цены на мировом рынке действительно довольно низкие. И эффективность экспорта существенно снизилась. Мы в том числе отменили экспортные пошлины, не собираемся их заново вводить, никаких причин для этого нет. Тем не менее даже без них эффективность экспорта достаточно низкая. «Российские железные дороги» рассматривают возможность предоставления дополнительных скидок для экспорта зерна, чтобы повысить привлекательность таких поставок. Заинтересованность в нашем зерне в отдельных странах есть. У нас сейчас есть некоторые проблемы с Турцией, но, с другой стороны, есть спрос в других регионах: на Ближнем Востоке, в Юго-Восточной Азии, в ряде других стран. Мне кажется, что в целом Россия будет продолжать оставаться ведущим экспортёром зерна. Есть потенциал роста производства и экспорта. Но, повторяю, именно в этом сельскохозяйственном сезоне, начиная где-то с ноября. Думаю, ситуация продлится до апреля-мая, быстрого роста экспорта ожидать не стоит. Я думаю, что этого происходить не будет. В целом экспорт будет точно не выше прошлогодних значений. Значит, у нас сформируются чуть большие запасы, чем в прошлые периоды. И это, здесь очень важно понимать, ещё раз подтверждает важность реализации проектов глубокой переработки зерновых культур, получения продуктов с более высокой добавленной стоимостью из зерна внутри страны. Экспорт уже этих товаров, а не зерна, то есть не сырьевого, по сути, ресурса, а конечных продуктов, – я думаю, это должно быть приоритетом на ближайшие год-два у Минсельхоза, Минпромторга и Правительства в целом. Отдельные проекты уже есть, но их пока очень мало для такой страны, как Россия, с таким огромным зерновым потенциалом.

Вопрос: Аркадий Владимирович, у нас есть как минимум четыре человека, которые задают примерно один вопрос. В какие магазины Вы ходите и каков Ваш средний чек? Средний продовольственный чек.

А.Дворкович: Чаще всего – в «Азбуку вкуса», удобней и привычней. Средний чек очень зависит от того, покупка сразу на неделю или по необходимости, покупка каких-то необходимых товаров, например пакет сока, йогурт. Поэтому средний чек бессмысленно называть. «Азбука вкуса» – это, понятно, довольно высокий ценовой сегмент, я это понимаю. Зарплата мне позволяет. Очень люблю ходить в спортивные магазины, в «Спортмастер» и другие, где продаются такие товары.

Вопрос: Приближается летний период и поставки плодоовощной продукции. В этом направлении из стран ближнего зарубежья будут у нас поставки?

А.Дворкович: У нас есть поставки из стран ближнего зарубежья.

Вопрос: Будут ли какие-то ещё? У нас в Новосибирской области на границе стояли фуры. В частности, в прошлом году у нас были большие проблемы.

А.Дворкович: С Казахстаном?

Реплика: С Узбекистаном.

А.Дворкович: С каждой страной у нас достаточно интенсивные консультации. С Узбекистаном буквально недавно были. На следующей неделе визит Президента Узбекистана. Одной из ключевых тем будет обеспечение стабильных поставок продукции из Узбекистана в Россию. У нас есть тоже интересы в Узбекистане. Поэтому мы надеемся на взаимность. Как всегда, в любых межгосударственных переговорах, будет поиск взаимовыгодных разменов, скажем так, не будет одностороннего движения.

То же самое касается и других стран – Белоруссии, Молдовы, Азербайджана и так далее. У нас со всеми есть связи, свои неиспользуемые возможности. Надеюсь, ситуация постепенно будет меняться. Где-то это вопрос политики. Например, что касается стран Прибалтики, то, конечно, их риторика не способствует формированию хорошего взаимного торгового климата, поэтому сохраняются ограничения.

Вопрос: До Вашего прихода мы говорили про систему «Меркурий». Я хотела бы уточнить: обсуждается ли предметно, рассматривается ли реальная возможность отложения сроков обязательного применения этой системы? Я знаю, что некоторые выступали с такими предложениями.

А.Дворкович: В отношении молока – да. По другим продуктам – скорее нет. По большинству других продуктов считают, что это в плюс. Что касается рыбы, например, нам все говорят, что не заинтересованы в том, чтобы это всё было в электронном виде. По молочным продуктам другая ситуация. Специфика производства молочной продукции такова, что практически невозможно в полной мере использовать эту систему. По молочной продукции мы ещё думаем, обсуждаем. Я не уверен, что она вообще применима в таком виде, в котором это планировалось изначально. Может быть, в каком-то усечённом виде, не знаю. Посмотрим.

В простых товарах, где нет сложной системы переработки, она нормально может работать, там я трудностей больших не вижу. А по другим, типа молочных (наверняка есть ещё примеры – кондитерка, наверное), смысла большого нет, скорее всего.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > premier.gov.ru, 1 апреля 2017 > № 2204225 Аркадий Дворкович


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 14 февраля 2017 > № 2079130 Дмитрий Медведев, Аркадий Дворкович

Заседание президиума Совета при Президенте Российской Федерации по модернизации экономики и инновационному развитию России.

В повестке: о реализации проектов Комиссии при Президенте по модернизации и технологическому развитию экономики России; о плане реализации Национальной технологической инициативы в 2017 году; о «дорожной карте» «Технет» Национальной технологической инициативы.

Перед заседанием Дмитрий Медведев осмотрел инновационные разработки компаний – резидентов фонда «Сколково».

Из стенограммы:

Д.Медведев: Мы проводим заседание президиума Совета при Президенте по модернизации экономики и инновационному развитию. Снова встречаемся в технопарке «Сколково».

Темой инноваций в нашей стране мы стали системно заниматься в 2009 году, когда и была создана Комиссия по модернизации экономики.

В 2012 году появился совет, который продолжил работу комиссии, и президиум совета. С тех пор нам удались определённые вещи. Мы всё-таки продвинулись в этом направлении вперёд. И то же самое «Сколково» – вполне наглядный пример. Здесь создан современный центр коммерциализации технологий, возведена инфраструктура мирового уровня, включая и этот технопарк, где мы находимся, который является крупнейшим в Европе.

Но самое главное другое. Дело не в красивых зданиях, не в общем антураже, вполне благоприятном, а в том, что тема инноваций перестала быть экзотикой в нашей стране, она стала достаточно модной. А это очень важно для того, чтобы какая-либо тема, какая-либо программа развивалась. Перестали звучать вопросы, зачем вообще этим заниматься. Я припоминаю мои первые встречи с руководством наших государственных компаний на эту тему. Они довольно инертно, мягко говоря, к этому относились, полагая, что у них и так всё хорошо, а за деньги вообще можно купить всё что угодно, особенно если этих денег много. Но оказалось, что всё-таки инновациями нужно заниматься всем – и крупным компаниям, в том числе компаниям с государственным участием, и частным компаниям, и средним компаниям, и малому бизнесу.

Во всём этом значительную роль сыграли проекты, которые мы вели в рамках комиссии и совета по модернизации. Фактически уже тогда мы внедрили элементы проектного управления, когда объединили усилия не только государства, но и бизнеса, науки, образования. Мы тогда утвердили все эти важнейшие проекты. В результате у нас действительно стали активно развиваться программы по созданию собственных суперкомпьютеров и собственных супермощных вычислительных сетей (это был один из проектов). Созданы весьма серьёзные технологии в ядерной энергетике и космической сфере. Заработали современные фармацевтические предприятия полного цикла – здесь вообще всё обстоит весьма неплохо, потому что у нас фармацевтическая промышленность развивается, можно сказать, ударными темпами. Появились типовые решения, которые повышают энергоэффективность домов и предприятий. Всё, что я перечисляю, – это и были основные проекты модернизации, которыми мы занимались с 2009 года.

Почему я об этом говорю? Нужно иногда возвращаться к тому, что мы планировали, что получилось, каковы результаты. Было запущено 37 проектов, из них три четверти как минимум успешно реализованы. Подробнее об этом расскажет Аркадий Владимирович Дворкович.

Последние проекты и опыт, который был получен, нужно использовать для реализации нового этапа инновационного курса, который у нас в стране связан с реализацией Национальной технологической инициативы. К реализации этой программы мы уже приступили. Только на поддержку проектов этой инициативы мы в этом году направляем почти 8,5 млрд рублей. Соответствующее распоряжение Правительства я уже подписал.

Добавлю, что всего в этом году на Национальную технологическую инициативу с учётом переноса части средств прошлого года выделено порядка 12,5 млрд рублей. Действуем мы в рамках «дорожных карт» НТИ. Утвердили шесть таких карт: «Автонет», «Энерджинет», «Нейронет», «Аэронет», «Маринет» и «Хелснет», которые содержат вполне конкретные проекты. 12 из них уже одобрены. Я сейчас смотрел проекты, которые представляют компании, – в общем все достойны того, чтобы быть включёнными в такого рода работу в рамках тех карт, которые утверждены.

Сегодня мы также обсудим план реализации Национальной технологической инициативы в этом году. Он содержит решения по организации управления проектами, предполагает активное участие федеральных ведомств и институтов развития. В частности, необходимо будет скоординировать программы научных исследований, НИОКР для достижения результатов «дорожных карт».

Кроме того, план содержит и меры по открытию рынков, прежде всего путём снятия ненужных ограничений, преодоления барьеров на пути внедрения новых технологий. Предполагается также создать на базе университетов профильные центры компетенций. Предусмотрены и другие меры, в том числе по развитию венчурного финансирования, по защите интеллектуальной собственности, по поддержке проектов в регионах и популяризации инновационной деятельности.

Сегодня мы обсудим очередную «дорожную карту» – «Технет». Речь идёт о перспективных производственных технологиях. Это целый набор решений, которые революционным образом меняют индустриальное производство, делают его эффективным, автоматизированным, позволяют оцифровать все стадии оборота продукта – от самóй инженерной мысли до утилизации.

Мы обсуждали часть этих идей на «Иннопроме» в Екатеринбурге. Касались там и промышленного интернета, и аддитивных технологий, и роботизации, и 3D-производства. Цифровое проектирование обсуждали в июне 2016 года в Политехническом университете. То есть эта работа продолжалась.

Но нам нужно создавать условия, чтобы эти перспективные технологии применялись в российской промышленности. На это и нацелена «дорожная карта». Предполагается запуск пилотных проектов по организации цифровых «Фабрик будущего», по испытательным полигонам, экспериментально-цифровым центрам сертификации и целому ряду других направлений.

Нужно соединить университетские подходы. Естественно, это связано с изменением образовательных программ. В результате специалисты, которые у нас будут выпускаться, должны быть уже другого уровня. Должна меняться и производительность труда, и трудовая мобильность.

Как у всех карт, у «Технета» есть целевые показатели результативности. Хотя планирование здесь носит весьма условный характер, какие-то ориентиры всё равно нужно задавать, чтобы понимать, в каком направлении мы двигаемся, что у нас получается, а что получается несколько хуже.

Давайте обсудим всю эту проблематику.

А.Дворкович: В 2009 году мы в рамках работы комиссии по модернизации выбрали пять приоритетных направлений: это стратегические компьютерные технологии, ядерные технологии, космос и телекоммуникации, медтехника и фармацевтика, а также энергоэффективность. И в их рамках было утверждено 37 проектов.

По большему числу проектов результаты были достигнуты и вложенные инвестиции принесли отдачу. Из федерального бюджета были вложены средства в объёме около 110 млрд рублей, из внебюджетных источников – около 34 млрд рублей. 85% федерального финансирования было направлено на два основных приоритета: ядерные технологии и космические технологии – наиболее капиталоёмкие темы. И там были достигнуты наибольшие результаты. Примерно две трети внебюджетного финансирования также было связано с этими двумя основными направлениями.

Назову проекты. Это новая технологическая платформа, связанная с замкнутым ядерным топливным циклом, и реактор на быстрых нейтронах, а также создание типового проекта оптимизированного и информатизированного энергоблока технологии водо-водяного энергетического реактора. Эти проекты уже переходят в стадию практической реализации. Уже проектируются конкретные реакторы.

Упомяну ещё один проект – «ЭРА-ГЛОНАСС», который сочетает в себе использование космических технологий и наземной инфраструктуры и уже фактически внедрён в практику. Мы сегодня в качестве обязательного требования имеем установку соответствующих компонентов на все автомобили. Эта техника используется для быстрого реагирования на возникающие аварийные ситуации и уже приносит практическую отдачу для многих-многих десятков тысяч, сотен тысяч людей в нашей стране. Они быстрее получают медицинскую помощь, соответственно, мы спасаем человеческие жизни. Это продуктивные инвестиции.

Подчеркну, что нам ещё предстоит найти правильную финансовую модель дальнейшего функционирования этой системы. Это одна из тем для последующих обсуждений в рамках работы Правительства. Также здесь есть возможности для коммерциализации, для привлечения частных инвестиций. Мы это сейчас активно обсуждаем.

Мы ещё в 2010 году начали процесс перевода государственных, публичных услуг, в том числе муниципальных услуг, в электронный вид. Сегодня уже многие элементы нашего документооборота стали осуществляться в электронной форме, это электронные госуслуги. Уже несколько сотен госуслуг оказывается именно в этой форме. Работа не завершена, мы её продолжаем в плановом режиме в рамках комиссии по использованию информационных технологий: на следующей неделе будет заседание комиссии, где мы обсудим следующий этап, этап этого года. Это позволяет снижать издержки и для людей, и для бизнеса при использовании государственных услуг.

Отдельная тема – энергоэффективность. С одной стороны, мы добились того, что эта тема стала приоритетом для наших государственных и частных компаний. В таких компаниях, как «Российские железные дороги», «Транснефть», во всех наших крупнейших металлургических холдингах реализованы собственные программы энергоэффективности. Эффект исчисляется десятками миллиардов рублей. Созданы конкретные технологии по системам учёта электрической энергии, это интеллектуальные сети. И сейчас реализуются проекты «Россетей» совместно с Российским фондом прямых инвестиций по масштабированию этих технологий на территории страны. Созданы конкретные виды оборудования на основе сверхпроводников второго поколения, которые уже начинают экспортироваться за рубеж.

Мы обеспечили переход подавляющего большинства государственных учреждений, предприятий, государственных компаний на энергосберегающие источники освещения. Эти источники освещения мы производим в нашей стране. Уже заключено около 700 энергосервисных контрактов. Экономия от их реализации в этом году ожидается на уровне 8 млрд рублей.

Мы обеспечиваем внедрение приборов учёта по всей системе теплоснабжения, водоснабжения в стране. Это позволяет десяткам тысяч предприятий экономить на оплате тепла и воды и, соответственно, повышать свою конкурентоспособность и использовать деньги на более рациональные цели.

И последнее, хотя и немаловажное, – это современное фармацевтическое производство. У нас создано несколько конкурентоспособных на мировом уровне заводов. Это прежде всего «Генериум», «Биокад», ряд других компаний, «ХимРар». На всех этих предприятиях Вы были, Дмитрий Анатольевич, видели это производство. Эти лекарственные препараты поставляются уже и внутри страны, и за рубеж. Они находятся на самом высоком мировом уровне.

Реализация отдельных проектов продолжится в рамках уже других схем, других национальных приоритетов. Прежде всего это касается таких не до конца реализованных проектов, как внедрение индивидуализированных медицинских технологий и электронной медицины, а также телемедицины. Этот проект реализуется в рамках наших приоритетных проектов, то есть не по линии НТИ, а по линии наших приоритетных проектов в рамках совета по стратегическому развитию и президиума этого совета. Эти проекты мы реализуем в ближайшие два-три года. Остальные проекты, о которых мы говорим, реализуются в рамках Национальной технологической инициативы. За то время, что прошло с начала работы комиссии по модернизации, то есть с 2009 года, первые результаты получены. Но мы продолжаем действовать, продолжаем использовать полученные наработки и реализовывать на практике более масштабные проекты.

Участники заседания президиума Совета при Президенте Российской Федерации по модернизации экономики и инновационному развитию России 14 февраля 2017 г. технопарк «Сколково»:

У частники заседания президиума Совета при Президенте Российской Федерации по модернизации экономики и инновационному развитию России 14 февраля 2017 г. технопарк «Сколково»:

Члены президиума Совета : БЕЛОУСОВ А ндрей Рэмович – помощник Президента Российской Федерации (заместитель председателя президиума Совета); ДВОРКОВИЧ Аркадий Владимирович – Заместитель Председателя Правительства Российской Федерации (заместитель председателя президиума Совета); АКИМОВ Максим Алексеевич – первый заместитель Руководителя Аппарата Правительства Российской Федерации (секретарь президиума Совета); АБЫЗОВ Михаил Анатольевич – Министр Российской Федерации; МИННИХАНОВ Рустам Нургалиевич – Президент Республики Тата рстан, председатель совета Ассоциации инновационных регионов России; РУДСКОЙ Андрей Иванович – ректор Санкт - Петербургского политехнического университета Петра Великого; СИЛУАНОВ Антон Германович – Министр финансов Российской Федерации; ФОРТОВ Владимир Евгеньевич – президент Российской академии наук;

Приглашенные : РОГОЗИН Дмитрий Олегович – Заместитель Председателя Правительства Российской Федерации; ВАСИЛЬЕВА Ольга Юрьевна – Министр образования и науки Российской Федерации; МАНТУРОВ Денис Валентинович – Министр промышленности и торговли Российской Федерации; НИКИФОРОВ Николай Анатольевич – Министр связи и массовых коммуникаций Российской Федерации; ОРЕШКИН Максим Станиславович – Министр экономического развития Российской Федерации; СКВОРЦОВА Вероника Игоревна – Министр здравоохранения Российской Федерации; АБРАМОВ Алексей Владимирович – руководитель Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии; КОТЮКОВ Михаил Михайлович – руководитель Федерального а гентства научных организаций; ОСЬМАКОВ Василий Сергеевич – заместитель Министра промышленности и торговли Российской Федерации; ГОРЬКОВ Сергей Николаевич – председатель Государственной корпорации «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внеш экономбанк)»; КОМАРОВ Игорь Анатольевич – генеральный директор Государственной корпорации по космической деятельности «Роскосмос»; ЛИХАЧЕВ Алексей Евгеньевич – генеральный директор Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом»; ЛЕЛИКОВ Дм итрий Юрьевич – заместитель генерального директора Государственной корпорации «Ростех»; БАКУЛИН Алексей Анатольевич – генеральный директор ООО «Волгабас Волжский»; БОГИНСКИЙ Андрей Иванович – генеральный директор АО «Вертолеты России»; БОРОВКОВ Алексей Иванович – проректор по перспективным проектам Санкт - Петербургского политехнического университета Петра Великого, соруководитель рабочей группы «Технет» Национальной технологической инициативы; БОРТНИК Иван Михайлович – советник генерального ди ректора Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно - технической сфере (Фонда содействия инновациям); ДРОЗДОВ Игорь Александрович – председатель правления Фонда «Сколково»; ДЫДЫКИНА Лариса Юрьевна – генеральный директор ООО «ВГТ» (резиден т Фонда «Сколково»); ИВАНОВ Дмитрий Станиславович – директор по инновационному развитию ПАО «НПО «Сатурн»; КАЛУГИН Сергей Борисович – президент ПАО «Ростелеком»; КУЛЕШОВ Александр Петрович – ректор Сколковского института науки и технологий; МАЛЬЦЕВ Сергей Владимирович – генеральный директор ООО «РобоСиВи» (резидент Фонда «Сколково»); МОРОЗОВ Сергей Михайлович – генеральный директор ООО «Датадванс» (резидент Фонда «Сколково»); ПЕСКОВ Дмитрий Николаевич – директор направления «Молодые профессионалы» автономной некоммерческой организации «Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов»; ПОВАЛКО Александр Борисович – генеральный директор АО «Российская венчурная компания»; СЕРЕДОХО Владимир Александрович – генеральный дире ктор АО «Средне - Невский судостроительный завод»; ФЕДОТОВ Иван Владимирович – директор ассоциации экономического взаимодействия субъектов Российской Федерации «Ассоциация инновационных регионов России»; ХАЛИКОВ Ринат Шавкятович – заместитель предсе дателя правления группы компаний «Ренова»; ЧУБАЙС Анатолий Борисович – председатель правления ООО «УК «РОСНАНО»; ШВЕЦОВ Вадим Аркадьевич – генеральный директор ПАО «Соллерс», генеральный директор ООО «УАЗ»; ШЕРЕЙКИН Максим Леонидович – генеральн ый директор Агентства по технологическому развитию.

http://government.ru/media/files/DfQZ9srq5hjXMCtpJqvAvWpiH0wZh4g0.pdf

О бюджетных ассигнованиях на реализацию проектов Национальной технологической инициативы:

Распоряжение от 13 февраля 2017 года №255-р. Минобрнауки России направляются 8,5 млрд рублей для предоставления субсидий на реализацию ключевых проектов «дорожных карт» НТИ. Средства на эти цели предусмотрены в федеральном бюджете на 2017 год.

Справка

Внесено Минобрнауки России.

В федеральном бюджете на 2017 год на реализацию ключевых проектов «дорожных карт» Национальной технологической инициативы (далее – НТИ) предусмотрены бюджетные ассигнования в объёме 12,5 млрд рублей.

Подписанным распоряжением Минобрнауки России направляются 8,5 млрд рублей из этих средств для предоставления субсидий на реализацию проектов в рамках «дорожных карт» НТИ.

Оставшиеся средства в объёме 4 млрд рублей могут быть направлены на государственную поддержку центров НТИ на базе образовательных организаций высшего образования и научных организаций (2 млрд рублей), а также на предоставление Фондом содействия инновациям грантов на проведение НИОКР в целях реализации «дорожных карт» НТИ (2 млрд рублей). Минобрнауки России совместно с Минфином России поручено представить соответствующие предложения в отношении этих оставшихся средств при внесении изменений в Федеральный закон «О федеральном бюджете на 2017 год и на плановый период 2018 и 2019 годов».

http://government.ru/media/files/YA1lZSuyd8AgBWHTJ5b5sNDSFwpYyjS9.pdf

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > premier.gov.ru, 14 февраля 2017 > № 2079130 Дмитрий Медведев, Аркадий Дворкович


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 11 апреля 2016 > № 1719317 Аркадий Дворкович

Совещание с вице-премьерами.

В повестке: об эффективности бюджетных расходов, о внесении изменений в положения о присуждении учёных степеней и о премиях в области науки и техники для молодых учёных, о землях Тимирязевской академии.

Стенограмма:

Д.Медведев: Два слова по некоторым подписанным документам. Один из них касается эффективности бюджетных расходов, которая, как известно, далека от идеальной, укрепления финансовой дисциплины в этих ведомствах и в регионах в целом. В сложившихся обстоятельствах это действительно важно. Постановление предусматривает ряд дополнительных решений, направленных на укрепление финансовой дисциплины, в частности, более жёстким становится механизм возврата остатков неиспользованных бюджетных трансфертов из федерального бюджета. В ряде случаев мы планируем отказаться от авансирования государственных закупок готовой продукции массового потребления. Перечень должен утверждаться Правительством. Естественно, речь не идёт об уникальных видах продукции, речь не идёт об оборонном комплексе. Но по целому ряду продуктов, которые могут быть заменены, то есть которые свободно торгуются на рынке, такая мера предусматривается.

Ещё одно нововведение касается ритмичности использования бюджетных средств. Ситуация по целому ряду случаев недопустимая, я имею в виду, когда ассигнования начинаются чуть ли не в декабре. Это выглядит очень плохо и наносит ущерб экономике. Поэтому предусмотрено, что если по итогам девяти месяцев отсутствуют кассовые расходы и поставленные на учёт бюджетные обязательства по доведённым до распорядителей бюджетных средств лимитам, то такие деньги, или, как говорят финансисты, такие лимиты будут отзываться с возможностью, конечно, корректировок, если на то есть жизненная необходимость.

Отныне соглашения о предоставлении субсидий из федерального бюджета должны осуществляться по системе «электронный бюджет». Это позволит сократить издержки и распорядителей, и получателей бюджетных средств. Я рассчитываю, что эти решения наряду с другими, в том числе дисциплинирующими, мерами сделают исполнение федерального бюджета более эффективным и более равномерным. И в конечном счёте эти решения будут способствовать минимизации бюджетного дефицита.

Следующий вопрос имеет отношение к науке. Речь идёт о внесении изменений в Положение о присуждении учёных степеней. Я напомню, мы это Положение в 2013 году утвердили, после того как были вскрыты сотни фактов недобросовестных заимствований, компиляций, плагиата, откровенно мошеннических действий при подготовке и защите диссертаций. Сегодня скандалы с липовыми защитами пошли на убыль, тем не менее практика применения норм этого Положения показала, что в него необходимо внести определённые коррективы. Предлагаемые изменения направлены на повышение эффективности работы системы государственной научной аттестации, для того чтобы эта система была более прозрачной. Аркадий Владимирович, какие там предлагаются нововведения?

А.Дворкович: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Основные нововведения касаются определения порядков, сроков подготовки заключений организаций, в которых выполнялась диссертация. Чёткие требования к их содержанию устанавливаются новым постановлением и сроком, в течение которого такие заключения являются действительными.

Кроме того, регламентируется, что соискатель учёной степени имеет право представить диссертацию в любой диссертационный совет, который наделён правом проводить защиты по соответствующей научной специальности, а не в какой-то определённый, – где он обычно живёт или делает работу, как это есть сейчас. Эта норма крайне важная.

Д.Медведев: Речь идёт о том, что можно обратиться в любой диссертационный совет?

А.Дворкович: Где есть соответствующая специальность, который может принимать защиту по соответствующей специальности.

Д.Медведев: Научные силы, которые находятся в различных диссертационных советах, тоже различны, что скрывать. Столица – это столица, Петербург – это Петербург. Есть научные центры, у которых нет такого количества специалистов или они только в небольшом количестве присутствуют в диссертационном совете.

Я к тому, что нужно обязательно, Аркадий Владимирович, следить за тем, чтобы все не устремились защищаться в такие диссертационные советы, где меньше специалистов, где, возможно, будет просто меньше критики, по вполне понятным причинам уходя из Москвы, из Петербурга.

А.Дворкович: Де-факто ситуация обратная была. Люди иногда годами стояли в очереди на защиту там, где реально мало специалистов, и не могли обратиться в Москву и Санкт-Петербург.

Д.Медведев: То есть вы считаете, что это как раз вызовет движение в сторону Москвы и Петербурга?

А.Дворкович: Да, именно так.

Д.Медведев: Это лучше, потому что это более качественные советы, скажем так, и лучшая проверка научных сил будет.

А.Дворкович: Да, именно из этого исходили при разработке нового порядка.

Также уточняются требования к содержанию информации, размещаемой в сети Интернет при принятии работы к защите диссертационным советом. Информация должна будет размещаться не позднее чем за три месяца до защиты, по кандидатским диссертациям – за два месяца до защиты. Информация должна содержать конкретные данные, в том числе о дате и месте защиты, текст автореферата и саму диссертацию, а также отзывы научного руководителя и оппонента. Это серьёзное нововведение, ранее такого не было. Эта информация должна быть доступна в Интернете и после защиты диссертации: 12 месяцев – в отношении докторской и 10 месяцев – в отношении кандидатской. Также регламентируется жёстко…

Д.Медведев: Тоже вопрос: а почему всего 10 месяцев? Что потом с этим происходит, почему всё это нужно уничтожать?

А.Дворкович: Это обязательное требование. Вообще, как правило, бо?льшая часть работ теперь уже находится в Интернете, фактически всё постоянно…

Д.Медведев: Это вопрос просто места на серверах, но это не так много места требует.

А.Дворкович: Эти нормы обязательны.

Д.Медведев: Минимальные?

А.Дворкович: Минимальные.

Д.Медведев: На самом деле нужно думать об удлинении этих норм даже не с точки зрения борьбы с плагиатом или заимствованиями недобросовестными, а просто потому, что если нужно что-то найти, а потом это исчезло, если работа не опубликована, но она в открытом доступе, важно, чтобы это сохранялось подольше.

А.Дворкович: У нас подавляющая часть работ, которые в Академии наук, в федеральных университетах делаются, уже размещаются на вечное, что называется, хранение.

Д.Медведев: На их серверах?

А.Дворкович: Да, на их ресурсах. Наконец, вводится жёсткое требование о необходимости размещения в Интернете текста диссертации, по которой произошёл отказ в выдаче диплома соответствующего (доктора либо кандидата наук) в связи с выявлением нарушений, а именно плагиата, предоставления недостоверных сведений о соискателе и его вкладе в работу, несоответствия работы требованиям к новизне и другим установленным требованиям. Причём на сайте указывается и организация, где была выполнена работа, и имена официальных оппонентов, и научные руководители, то есть полная информация о том, что произошло. Также прозрачно формулируется процедура работы экспертного совета, а именно вводится вновь право соискателя присутствовать в работе экспертного совета в момент рассмотрения его работы.

Когда-то это было, потом эта норма была исключена из законодательства, теперь она вновь вводится в связи с тем, что практика показала: это реально необходимо и повышает качество работы и защиты.

Кроме того, некоторое время назад было уже подписано постановление Правительства, в котором содержится новое положение о высшей аттестационной комиссии. Этим постановлением были введены ограничения на включение в состав комиссии чиновников. Фактически они уже не будут являться членами ВАК, за исключением случаев, когда речь идёт о защите государственной тайны. Определённое число лиц, которое связано именно с такими работами, в ВАК будут.

Кроме того, предусмотрена процедура досрочного прекращения полномочий всего состава комиссии либо отдельных её членов, в том числе руководства, в случае неоднократных нарушений предусмотренных процедур, нормативных актов в сфере государственной научной аттестации. Сейчас комиссия работает несколько лет, и никого фактически исключить невозможно, каждый раз требуется специальное постановление Правительства. А сроки полномочий членов комиссии в целом сокращены с четырёх до трёх лет. С точки зрения и Академии наук (с ней эти документы были согласованы), и специалистов в этой сфере такие изменения позволят сделать политику в этой сфере и процедуры более прозрачными и эффективными.

Д.Медведев: Будем надеяться, что это будет способствовать оздоровлению общей ситуации с защитами.

И ещё я подписал постановление, которое вносит изменения в Положение о премиях Правительства в области науки и техники для молодых учёных. По прежним нормам этот возраст не должен был превышать 33 года, но есть другие правила, которые этот возраст повышают до 35 лет, и вот чтобы выровнять категории лиц, мы вносим изменения и в Положение о премиях. Эта новелла просто приведёт к увеличению количества работ, которые будут претендовать на соискание премии.

Ещё один вопрос, он такой, имеет общественное звучание. Ко мне обратились коллеги из нашей политической партии «Единая Россия» в связи с тем, что происходит вокруг Тимирязевской сельхозакадемии в Москве. Ранее правительственная комиссия принимала решение о передаче земельных участков, которые находились в пользовании академии, под управление Фонда развития жилищного строительства. Этот фонд, собственно, и создавался для того, чтобы вовлекать в оборот федеральные земли, и деятельность эта в целом полезная. Академии была предложена специальная компенсация, мероприятия по финансированию развития вуза и выделение других земельных участков, но тем не менее вокруг этих решений возникла дискуссия. Коллектив вуза это неоднозначно воспринял, несмотря на то что проводились консультации по линии Минсельхоза и по линии Агентства по ипотечному жилищному кредитованию. Поэтому я считаю правильным организовать здесь дополнительное общественное обсуждение, для того чтобы все могли высказаться, предложить свои варианты развития и академии, и, конечно, жилищного строительства вокруг Москвы, взвесить все за и против, чтобы решение, которое будет окончательно подготовлено, исходило как из интересов самого университета, так и из интересов Москвы как нашей столицы, как субъекта Федерации.

Этим вопросом займётся Минсельхоз и Агентство по ипотечному жилищному кредитованию. Такое поручение я по обращению политической партии дал. Игорь Иванович (обращаясь к И.Шувалову), вы посмотрите за общим процессом, как там дела. Договорились.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 11 апреля 2016 > № 1719317 Аркадий Дворкович


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 14 марта 2016 > № 1686720 Аркадий Дворкович

Совещание с вице-премьерами.

В повестке: о подготовке отчёта Правительства за 2015 год; об импортозамещении в сельском хозяйстве.

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день! Несколько тем для начала разговора. Одна из них касается нас всех. У нас через месяц, чуть больше, отчёт Правительства в Государственной Думе за 2015 год, там сам отчёт должен быть представлен. Подготовка этого документа требует концентрации усилий Правительства, работы всех, включая присутствующих здесь руководителя Правительства, заместителей Председателя Правительства, и, конечно, взвешенного и честного анализа того, что было сделано, чего удалось достигнуть и чего не удалось достигнуть, в чём есть проблемы.

Прошлый год действительно был весьма нелёгким для нашей экономики, для страны и для людей, которые живут в нашей стране. Сказались и внутренние, и внешние проблемы. Решения приходилось принимать сложные, не всегда популярные, но их логику и достигнутый эффект как раз и необходимо объяснить нашим коллегам-депутатам и, конечно, нашим гражданам.

Сергей Эдуардович (обращаясь к С.Приходько), вы как руководитель аппарата организуйте работу по подготовке отчёта. Мы встретимся ещё, обсудим отдельные позиции, которые затрагивают и министров, и вице-премьеров, здесь присутствующих.

Более того, обычно у депутатов всегда много вопросов к Правительству. Работа по подготовке вопросов депутатами ведётся. Я думаю, максимально важно осветить в ходе отчёта те темы, которые волнуют людей. Это прежде всего социальные темы, касающиеся всех и каждого. Мы с вами ещё раз встретимся, обсудим и с парламентскими партиями эти вопросы.

Теперь один вопрос, который хотел бы также обсудить, он касается сельского хозяйства. Это уже приятная констатация: стало таким общим правилом, что мы каждый год, во всяком случае последние несколько лет, говорим о наших успехах в сельском хозяйстве. Аграрный сектор находится на подъёме – этому способствуют и те меры, которые принимались в области импортозамещения, и, конечно, в целом те инвестиции, которые пришли на село за последние, скажем так, 10 лет.

В условиях этих ограничений наши сельхозпроизводители быстро сориентировались, надо признаться, в отличие от ряда других секторов, и просто стараются занять освободившиеся на рынке ниши. Кстати сказать, они постоянно спрашивают, что будет после того, как закончатся наши ответные ограничительные меры, – а они рано или поздно закончатся, это абсолютно понятно.

Мы, естественно, их будем сохранять до тех пор, пока сохраняется внешнее давление, здесь иллюзий быть не должно. Если что-то продлевают, значит, будут получать в ответ это продление. Но рано или поздно всё заканчивается, поэтому нужно думать уже сейчас о том, как нам дальше поддерживать сельское хозяйство.

Мы собираем в последние годы хорошие урожаи зерна, которого достаточно и для внутреннего потребления, и для экспорта. По итогам прошлого года мы полностью обеспечили свои потребности по картофелю, сахару, растительному маслу. Я специально эти позиции называю, потому что ещё совсем недавно мы эти виды сельхозпродукции ввозили из-за границы частично, сейчас полностью всё закрываем сами.

Тем не менее есть ряд продуктов, где мы по-прежнему зависим от иностранных партнёров. И несмотря на то что мы общую потребность закрываем, по семенам (во всяком случае, отдельным сортам семян) и по племенным материалам у нас есть проблемы, так же как и по добавкам, части кормов. От этой зависимости мы тоже абсолютно точно можем избавиться. Это не очень сложно, хотя требует и усилий, и, конечно, денег, – сделать всё, чтобы эти позиции можно было производить в нашей стране. Хотя, скажем прямо, это, так сказать, высокие технологии в сельском хозяйстве, которые требуют объединения усилий науки и производства. Есть решения на эту тему, есть решения, которые касаются программы научного обеспечения деятельности агропромышленного комплекса.

Аркадий Владимирович (обращаясь к А.Дворковичу), вы этим занимаетесь. Как идёт работа именно по этому направлению? Что сделано, что предстоит?

А.Дворкович: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги!

Данная тема также была затронута в послании Президента в прошлом году, были даны поручения, и за три прошедших месяца была разработана программа научно-технологического обеспечения агропромышленного комплекса. Она состоит из типовой программы, которая будет использоваться по разным направлениям семеноводства и племенного дела, а также из двух пилотных программ по картофелю и по птицеводству, по птице. Предлагается типовую программу, а также две программы по отдельным направлениям утвердить.

Д.Медведев: Я птицеводство не называл, но там у нас тоже проблемы с племенным материалом.

А.Дворкович: У нас та же самая проблема с племенным материалом.

Д.Медведев: Хотя по птицеводству мы закрываем свои потребности на 100%.

А.Дворкович: Да, но 95% этого производства – это производство с использованием зарубежного племенного материала, а всего лишь 5% – это наш племенной материал.

Если говорить о нормативных решениях, предлагается данные программы утвердить решениями Правительства. Мы представим эти нормативно-правовые акты на утверждение в самое ближайшее время. По системе управления данным процессом будут также предложены решения на уровне Президента России, поскольку необходима стыковка самых разных институтов, часть из которых не находится в ведении Правительства, я имею в виду часть научных организаций, Российский научный фонд, поэтому здесь потребуется решение Президента России.

Если говорить о содержании, каждая из программ включает пять блоков. Первое – это, собственно, исследования и разработки как фундаментального, так и прикладного характера. Второе – это развитие исследовательской инфраструктуры. Речь идёт о лабораториях, о центрах элитного семеноводства или племенного хозяйства. Третье – это организация опытного производства на территории страны уже с использованием собственных семян или племенного материала. Четвёртое – это трансфер технологий и стимулирование спроса на российские разработки. Речь идёт о создании внедренческих лабораторий и техноагропарков. Здесь уже предусматривается участие бизнеса, в том числе и финансовое участие бизнеса. Наконец, пятое – это подготовка и переподготовка кадров на уровне магистратур, аспирантур и программ повышения квалификации.

В привязке к картофелю и птице данный типовой макет программы проработан уже до деталей, с указанием конкретных исполнителей, институтов, регионов, бизнес-структур, институтов Академии наук и вузов как Минобрнауки, так и Министерства сельского хозяйства.

Программа структурирована по срокам, по ответственным исполнителям и готова к реализации. Часть ресурсов уже есть в федеральном бюджете по разным направлениям (как у ФАНО, Министерства сельского хозяйства, так и у ряда других организаций), часть ресурсов предлагается выделить в том числе из Российского научного фонда, который курирует Администрация Президента России, часть ресурсов предлагает бизнес, поскольку заинтересован в этих разработках.

Таким образом, мы уже в апреле намерены начать реализацию двух программ, о которых я сказал, – картофель и птица, а в течение II квартала разработать программу по другим направлениям. Самая ближайшая программа, в которой бизнес заинтересован, – это свекловичное производство, в том числе речь идёт, собственно, как о производстве овощной культуры, так и развитии сахарного производства, то есть свекловичного сахара.

И мы рассчитываем, что в этом году будут запущены уже все программы по всем ключевым направлениям.

Можно констатировать, что само по себе поручение Президента выполнено, мы приходим к реализации разработанных проектов программы.

Д.Медведев: Все решения будут выполнены только тогда, когда у нас будет абсолютная независимость от ведущих поставщиков племенных материалов, семенных материалов, когда мы сами будем способны эти проблемы закрывать.

Мы, я уверен, это сделаем, потому что у нас для этого есть все возможности, и, самое главное, это будет поднимать статус нашей страны в качестве аграрной державы. А это очень важно с учётом того, что количество продовольствия на Земле увеличивается не такими темпами, как население, и задача прокормить население планеты является сверхактуальной в том числе с точки зрения тех позиций, которые заявляет Организация Объединённых Наций.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 14 марта 2016 > № 1686720 Аркадий Дворкович


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 26 января 2016 > № 1625365 Аркадий Дворкович

Брифинг Аркадия Дворковича по завершении совещания о развитии российской инновационной системы.

Вопрос: Аркадий Владимирович, обсуждался ли вопрос создания инновационной госструктуры?

А.Дворкович: Сегодня эксперты, которые входят в Экспертный совет при Правительстве, представили свои предложения по развитию системы институтов, которые занимаются продвижением инноваций в нашей стране. Их достаточно много, и одним из предложений экспертов действительно было создание корпорации, которая координировала бы деятельность всех этих институтов. Данное предложение не было поддержано Председателем Правительства, были поддержаны другие – создание в рамках Аппарата Правительства проектного офиса, который будет поддерживать деятельность в том числе и курирующего вице-премьера (в данном случае им являюсь я), с тем чтобы на ежедневной основе обеспечивать необходимую координацию работы институтов развития. Было поддержано переформатирование мандатов существующих институтов развития, если это необходимо, и там, где это необходимо. Мы видим, что в отдельных случаях это точно необходимо. Были отдельные предложения на этот счёт, они ещё не до конца проработаны со всеми ведомствами, курирующими деятельность отдельных организаций, это будет сделано в ближайшие недели и предложения будут представлены. Я бы не исключал и объединений, и, возможно, ликвидации отдельных институтов, но пока о конкретных таких решениях говорить преждевременно.

Третье. Необходимость создания, как и поручено Президентом, агентства по технологическому развитию с целью трансферта технологий в Российскую Федерацию (это главная и, как видят эксперты, единственная задача этого агентства, это не должен быть институт с широким профилем деятельности, то есть задача одна), и проектного офиса национальной технологической инициативы – также отдельная, специфическая задача. Уже подготовлены предложения по созданию такого офиса на базе Российской венчурной компании с последующим выделением этой специальной организации из рамок РВК.

Также были представлены предложения по софинансированию НИОКР, отдельным льготным системам. Это требует дальнейшей проработки с Минфином, Минэкономразвития и другими ведомствами.

Вопрос: То есть будет три организации – проектный офис при Аппарате Правительства, агентство, о котором упоминал...

А.Дворкович: Да, это будут три новые структуры, при этом судьба существующих структур («Роснано», РВК, фонд поддержки малых форм в научно-технической сфере – фонд Бортника так называемый, «ВЭБ Инновации», «Сколково»)… Их мандаты, их целевые установки, ключевые показатели эффективности будут уточнены.

Вопрос: В течение какого срока?

А.Дворкович: В течение ближайших недель будут представлены уже согласованные со всеми ведомствами предложения. Останутся ли живы все эти институты, ещё предстоит решить.

Вопрос: А с руководителями их что будет?

А.Дворкович: Вы знаете, руководство любой организации временно, и загадывать судьбу любого руководителя такой организации я бы не стал. Понятно, что ротация будет, но в какие сроки – в этом году в отдельных организациях или в следующем, – пока таких решений не принималось. Но конечно, этих изменений нельзя исключать, всё возможно.

Вопрос: А проектный офис при Аппарате Правительства возглавит Слепнёв, как говорят?

А.Дворкович: У нас много хороших кандидатур, много сильных профессионалов. Андрей Слепнёв – один из очень сильных профессионалов. Он поработал и в министерствах, в Администрации Президента, и в Евразийской экономической комиссии, так что он, конечно, способен решать многие задачи, возможно, и эту. Но пока тоже это решение не принято.

Вопрос: Аркадий Владимирович, широко обсуждается тема появления ещё одного вице-премьера, заместителя Председателя Правительства, который будет заниматься инновационным развитием...

А.Дворкович: Структура Правительства – это прерогатива Президента по представлению Председателя Правительства. Насколько я знаю, таких планов пока нет.

Вопрос: Сегодня министр нефти Ирака заявил, что в России есть…

А.Дворкович: В России всё есть.

Вопрос: В общем, он сказал, что Россия гибко настроена в вопросе нефтедобычи. Будет ли Россия снижать добычу нефти в 2016–2017 годах?

А.Дворкович: Россия как государство не может гибко регулировать добычу нефти, это прерогатива компаний, которые работают в нашем нефтяном секторе. Они сами принимают инвестиционные решения в рамках существующей системы регулирования налоговой системы. В этой системе регулирования нет полномочий Правительства увеличивать или снижать объёмы добычи. Другое дело, что если цены низкие – налоги повышаются, понятно, что стимула для инвестиций меньше и это может привести к некоторому падению добычи. Но, по нашим оценкам, в нынешней ситуации, при нынешней системе плюс с учётом тех предложений по корректировке налоговой системы – я имею в виду налог на финансовый результат прежде всего – мы можем поддержать добычу на существующем уровне. Но если цены будут оставаться долго на низком уровне, некоторое снижение возможно, и об этом наши партнёры, другие страны, знают, мы об этом не раз говорили. Конечно, наша нефтяная отрасль будет сама реагировать на изменение мировой конъюнктуры. Но после периода низких инвестиций в мире в целом цены на нефть практически неизбежно поднимутся. До какого уровня, никто не знает, но поднимутся, и тогда и добыча опять начнёт расти.

Вопрос: Аркадий Владимирович, премьер на прошлой неделе говорил о том, что нужно в новом «антикризисном плане» предусмотреть коридор цен на нефть, узкий коридор. Вот какой это коридор может быть, по вашему мнению?

А.Дворкович: Сегодня у экспертов, у официальных представителей отдельных стран оценки есть самые разные, где-то от 20 до 40 долларов за баррель. Эти оценки разнятся. Мы сегодня видим, что цены находятся где-то около 30 долларов за баррель плюс-минус один-два доллара. Могут действительно оказаться на более низком уровне какое-то время, могут возрасти. Но, думаю, что речь идёт именно об этих цифрах – между 20 и 40 долларами за баррель.

Вопрос: Аркадий Владимирович, получали ли предложения Минэкономразвития по продлению действия нынешнего тарифа на «Платон» до октября?

А.Дворкович: Министерство экономического развития выдвигало предложение установить пониженный тариф ещё несколько месяцев назад. Тогда это предложение окончательно принято не было, было принято промежуточное решение установить пониженную ставку до 1 марта. Сейчас мы обсуждаем, как действовать дальше, но нужно учитывать, что это будет совмещено с решениями в налоговой сфере, я имею в виду транспортный налог. Есть предложения по корректировке акцизов на моторное топливо, для того чтобы компенсировать выпадающие доходы региональных дорожных фондов, чтобы в полной мере обеспечить ремонт, реконструкцию и строительство новых дорог. То есть независимо от налоговых изменений это решение по продлению принято быть не может. Но принципиально решение будет то или иное принято, в законодательстве оно будет зафиксировано в надлежащие сроки. Налоговые изменения должны пройти все процедуры в Государственной Думе. Но по «Платону», по самой системе оплаты, по ставке, конечно, до 1 марта то или иное решение будет принято. Какое, я пока не могу сказать.

Вопрос: Накануне Улюкаев обозначил четыре отрасли, которые будут приоритетно поддержаны в текущем году в рамках «антикризисного плана». У вас есть понимание, какая сумма может быть затрачена на поддержание этих отраслей и за счёт каких источников?

А.Дворкович: Мы уже говорили о том, какие отрасли будут фокусом для господдержки в этом году в дополнение к тому, что мы уже делали раньше. Это автомобильная промышленность, транспортное машиностроение, лёгкая промышленность и строительство. Пока общая сумма оценивается в районе 100 млрд рублей. Пока, по существующим и уже одобренным программам, несколько меньше, но потенциально, с учётом предложений, фигурирующих в расчётах, это действительно может составить около 100 млрд рублей.

Это не означает, что это конечный список. Мы продолжаем и другие программы поддержки. Например, сельское хозяйство пользуется традиционной поддержкой, и фокус на те четыре отрасли, которые я назвал, не означает, что мы отказываемся от поддержки сельского хозяйства. Мы сохраняем эту поддержку в полном необходимом объёме. Если средства будут востребованы, то из антикризисного фонда по решению Правительства могут быть выделены дополнительные ресурсы.

В любом случае окончательные согласованные предложения в ближайшие дни лягут на стол Председателя Правительства, будут обсуждены, и будут приняты решения.

Вопрос: По поводу сельского хозяйства. Вчера Владимир Владимирович Путин заявил о том, что Минпромторг и Минсельхоз в ближайшее время должны будут договориться с производителями удобрений о цене на удобрения. Какие преференции, какие механизмы могут быть задействованы по этому вопросу?

А.Дворкович: Наши министерства – Минпромторг, Минсельхоз находятся в постоянном контакте с ассоциациями и сельхозпроизводителей, и производителей удобрений, стыкуют позиции с учётом корректировки цен на мировых рынках и курсов валют, а также ситуации с затратами и ценами на внутреннем рынке. И, как и в прошлом году, они должны найти сбалансированный коридор, сбалансированные решения. Как мы видели в прошлом году, это удалось сделать после двух-трёх недель достаточно нервной ситуации, потом всё успокоилось, и год мы прошли в нормальном режиме. В этом году будет то же самое, уверен, что наши коллеги договорятся, при необходимости я этот процесс скоординирую.

Вопрос: Речь идёт о скидке?

А.Дворкович: Я не знаю, это всё на усмотрение ассоциаций, они между собой договариваются, как им удобно. Но здесь не будет, подчеркну, какой-то доминирующей стороны – ни производители удобрений, ни сельхозпроизводители не будут доминировать в переговорном процессе, они на равных общаются. Это равный процесс, именно эти справедливые правила игры я и отслеживаю.

Вопрос: Аркадий Владимирович, если говорить про «антикризисный план», то эти 100 млрд – это на поддержку четырёх отраслей? Это не значит, что это общая сумма нового «антикризисного плана»?

А.Дворкович: Пока подписана и публично заявлена, одобрена программа поддержки автомобильной промышленности, дополнительно около 50 млрд рублей. Остальные программы находятся сейчас в стадии окончательного уже не обсуждения, а подготовки к подписанию. И 100 млрд, которые я назвал, это оценка примерной стоимости этих программ дополнительной поддержки соответствующих отраслей. Но есть и разные другие предложения, касающиеся, естественно, и финансовых институтов, и институтов развития. В частности, вы знаете, что идёт обсуждение темы Внешэкономбанка, других институтов развития, и понятно, что общие объёмы поддержки экономики будут больше. Я вообще не затрагивал тему социальных институтов, рынка труда, образования, здравоохранения. Конечно же, мы этим сферам уделяем особое внимание, они точно не окажутся без поддержки.

Вопрос: А когда Вы говорите об антикризисном резерве Правительства, речь идёт о 190 млрд антикризисного фонда или Вы относите к антикризисному резерву в том числе те более 300 млрд, которые…

А.Дворкович: Все эти средства являются сейчас резервными, но какие из них войдут именно в резерв, который может быть направлен на осуществление «антикризисного плана», пока решение не принято. То есть необязательно вся эта сумма будет направлена на поддержку экономики.

Вопрос: А обсуждается ли какое-то повышение нагрузки на нефтяников?

А.Дворкович: В предложениях ведомств есть отдельные пункты, касающиеся акцизов, как я уже говорил, на бензин, дизельное топливо. Также отдельные ведомства предлагают повышение дивидендных выплат со стороны государственных компаний, в том числе в нефтегазовом секторе. Формально это можно считать увеличением нагрузки, но пока каких-то предложений по пошлинам, по НДПИ не было. Мы обсуждаем с учётом изменений конъюнктуры ускорение завершения налогового манёвра. Но нужно очень аккуратно провести все расчёты с участием нефтяных компаний, чтобы убедиться, что это не подорвёт инвестиционные планы.

Вопрос: Аркадий Владимирович, как вы считаете, 19,5% «Роснефти» может быть приватизировано в будущем году?

А.Дворкович: Тема приватизации обсуждается, об этом говорил и Председатель Правительства, и первый вице-премьер Игорь Шувалов. Конкретные параметры приватизации, набор проектов будет объявлен. Я пока конкретные сделки назвать не могу.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 26 января 2016 > № 1625365 Аркадий Дворкович


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 23 июля 2015 > № 1438928 Аркадий Дворкович

Брифинг Аркадия Дворковича по окончании совещаний о расходах федерального бюджета на 2016–2018 годы.

Стенограмма:

А.Дворкович: Сегодня Председатель Правительства провёл совещания по вопросам подготовки проектировок федерального бюджета на 2016 год по отраслям промышленности, транспорта, связи, энергетики, рыбных ресурсов и сельского хозяйства. Были доложены основные предложения министерств и ведомств по возможному расширению некоторых программ по отношению к тем лимитам, которые были ранее доведены Министерством финансов до министерств. Председатель Правительства по всем программам (отдельно скажу по сельскому хозяйству) поручил окончательно согласовать структуру расходов, не отклоняясь существенным образом от ранее доведённых лимитов, а находя резервы внутри предложенных бюджетных ассигнований. Эта работа будет проведена в ближайшие недели.

Что касается сельского хозяйства, то Председатель Правительства в целом одобрил сохранение инвестиций федерального бюджета в широком смысле слова – и текущих субсидий, и инвестрасходов – на уровне 2015 года, то есть без уменьшения общих объёмов поддержки. Окончательная цифра ещё будет выверена, но такое принципиальное политическое решение было сегодня принято. Это позволит обеспечить расширенный рост агропромышленного комплекса, рыбохозяйственного комплекса, включая все те программы импортозамещения, которые были одобрены несколько месяцев назад. Результаты действительно у нас неплохие, и нужно продолжать двигаться вперёд.

Это основные итоги совещаний.

Вопрос: Аркадий Владимирович, какие из принятых сегодня решений будут обсуждаться с Президентом? И будут ли они обсуждаться?

А.Дворкович: С Президентом в целом будет обсуждатьсяход подготовки федерального бюджета по всем направлениям расходов. Что касается реального сектора экономики, то и ранее Президент тоже поддержал необходимость максимального сохранения объёма поддержки сельского хозяйства. Сегодня просто такое уже техническое решение было принято – техническое в смысле фиксации этого на уровне Правительства. Понятно, что это всё равно политическое решение.

Если говорить о других категориях расходов, думаю, что будет серьёзным образом обсуждаться тема железнодорожного транспорта, где пока есть расхождения в цифрах, тема удвоения строительства и реконструкции автомобильных дорог (насколько мы можем достичь этих цифр при тех бюджетных ограничениях, которые сегодня есть) и, конечно, все темы, связанные с Крымом.

Вопрос: Аркадий Владимирович, скоро уже год будет, как действует продовольственное эмбарго. Есть какие-то оценки, сколько запрещённой продукции удалось не допустить для ввоза в Россию и насколько масштабны эти потоки?

И второй вопрос: насколько серьёзно обсуждается вопрос о запрете импорта цветов из Голландии?

А.Дворкович: Что касается контроля ввоза товаров, которые подпали под эмбарго, это работа рутинная, постоянная. Фактически зафиксированных случаев, по которым были приняты административные решения и были открыты соответствующие дела, несколько сотен на протяжении этих месяцев. Если я правильно помню цифры, где-то 700–800 примерно случаев, если говорить о Россельхознадзоре, и сейчас Роспотребнадзор активизировался уже по контролю в рознице, и тоже пошли серьёзные выявления. По крайней мере несколько десятков случаев уже тоже есть, есть уже судебные дела, судебные процедуры.

Мы усилили взаимодействие с белорусскими и казахскими коллегами на эту тему, выстроили на новом уровне электронное взаимодействие для получения предварительной информации о движении товаров через белорусскую границу. Система работает лучше. Нельзя сказать, что все вопросы решены, потому что всегда, когда есть запреты, их пытаются обходить, всегда, везде есть мошенники, о какой бы стране речь ни шла. Но, повторяю, теперь уже это не какая-то авральная, а рутинная, нормальная работа.

Что касается темы цветов, такие предложения прозвучали, но никаких принципиальных, решений на эту тему не принималось. Продолжаем изучать поступившие документы, взвешивать все за и против в отношении этой идеи.

Вопрос: Аркадий Владимирович, ещё вопрос по новым предложениям «Роснефти» в очередной раз разделить «Газпром» на транспортную и добывающую составляющие и либерализовать экспорт газа. Вы их видели? Что думаете?

А.Дворкович: Я не видел. Но ни моя позиция, ни позиция руководства страны на эту тему, насколько я знаю, не менялась. И уже ранее принималось решение о необходимости сохранения «Газпрома» в его нынешнем структурном виде при условии, естественно, и понимании, что должна быть обеспечена достаточная степень финансовой прозрачности по разделению видов деятельности внутри самого «Газпрома», чтобы было понятно, что сколько стоит, куда какие инвестиции идут и, соответственно, правильным образом было бы выстроено ценообразование на соответствующие услуги: газ, транспортировка, хранение, другие виды услуг.

Вопрос: Аркадий Владимирович, а Правительство обсуждает выделение высокосернистой нефти в отдельный экспортный поток?

А.Дворкович: Поручения на эту тему даны, пока работа продолжается. Я имею в виду, проработать эту тему, пока там нет окончательного решения.

Вопрос: На совещании по рыбохозяйственному комплексу шла ли речь о повышении экспортных пошлин на вывоз рыбы?

А.Дворкович: Нет, не шла.

Вопрос: А вообще обсуждается эта тема?

А.Дворкович: Не обсуждается. Такие предложения в какой-то момент звучали, но пока активной проработки этой темы нет.

Вопрос: Когда могут начаться экспортные поставки российской пшеницы в Китай?

А.Дворкович: Если коммерчески это выгодно, то никаких ограничений, по моей информации, нет. Но это вопрос рынка просто. У нас нет каких-то препятствий для этого. Я не знаю, не изучал вопрос, есть ли препятствия со стороны Китая, есть ли там какие-то расхождения в стандартах, в качестве и безопасности. Но, повторяю, это вопрос рынка, с нашей точки зрения, а не государственного регулирования. Мы на государственном уровне принимаем решения только по гуманитарным поставкам, они в некоторые страны осуществляются.

Вопрос: Аркадий Владимирович, скажите, пожалуйста, уже есть понимание, какие вопросы будет выносить Правительство на президентскую комиссию по ТЭКу в октябре?

А.Дворкович: По моим сведениям, повестка уже Президентом одобрена. Правительство будет готовить материалы по тем вопросам, которые зафиксировал своим решением Президент.

Вопрос: А какие они?

А.Дворкович: Этот вопрос лучше задать ответственному секретарю комиссии.

Вопрос: А когда будет комиссия?

А.Дворкович: По моим сведениям, осенью, я не буду конкретные сроки называть.

Вопрос: На заседании Правительства вопрос микрозаймов был решён? Законопроект об увеличении до 3 млн рублей предельных микрозаймов?..

А.Дворкович: Да. Я думаю, сегодня уже будет протокол готов, вы увидите. Решения были приняты по всем вопросам, которые были в повестке дня. Всё было одобрено.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 23 июля 2015 > № 1438928 Аркадий Дворкович


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 28 января 2015 > № 1283408 Аркадий Дворкович

Брифинг Аркадия Дворковича по завершении встречи Дмитрия Медведева с руководством партии «Единая Россия».

Стенограмма:

А.Дворкович: Только что Председатель Правительства встретился с руководством партии «Единая Россия», представителями фракции партии в Государственной Думе, руководителями профильных комитетов, которые курируют основные направления, затрагиваемые в антикризисном плане, принятом вчера Правительством. Были обсуждены рабочие моменты взаимодействия – как мы будем реализовывать те меры, которые в плане зафиксированы, как будут обсуждаться возможные дополнительные меры, которые могут потребоваться в ближайшее время, исходя из анализа ситуации, исходя из тех тенденций, которые происходят в российской экономике. Договорились также о том, каким образом работать в оперативном режиме по сопровождению реализации плана, в том числе и политическому сопровождению. Это одна из составляющих работы депутатов, на которую мы рассчитываем в полной мере.

Вопрос: Что имеется в виду под «договорились о политическом сопровождении»? Законы или какие-то предложения?

А.Дворкович: Речь, конечно, идёт прежде всего о законодательной работе. У нас в утверждённом плане большое число законов, которые потребуется принять уже в рамках весенней сессии Государственной Думы, в марте – в апреле. Мы хотели бы, чтобы эти законы были приняты максимально быстро и при этом качество ни в коей мере не пострадало. Поэтому уже сейчас, на стадии подготовки законов, будем обсуждать конкретные нормы с депутатами. На момент внесения в Государственную Думу все основныевещи, таким образом,ужебудут проговорены.

Но вторая часть – это политическое сопровождение, в том числе и в регионах. Каждый депутат является представителем граждан определённого региона, совершает поездки в регион, и, конечно, мы рассчитываем на то, что депутаты будут помогать объяснять антикризисные меры и доносить до людей те планы, информацию о тех инструментах, которые применяет Правительство, применяет Президент, Государственная Дума. И, напротив, доносить обратную связь до Правительства из регионов, от людей, которые, естественно, обеспокоены нынешней ситуацией.

Вопрос: Аркадий Владимирович, по поводу антикризисного плана. Там есть пункт относительно банка «плохих долгов». Вы не могли бы рассказать подробнее про этот пункт?

А.Дворкович: Что касается пункта относительно агентства или банка «плохих долгов». Я думаю, вы обратили внимание, что, в отличие от многих других пунктов, речь идёт о внесении предложений, а пока ещё не о проекте федерального закона. Это говорит о том, что идея пока находится в стадии проработки, тщательной проработки, тем не менее проработки. И основные возможные параметры такого механизма будут определены в докладе, ожидаемом уже в ближайшие дни от Министерства финансов.

Предварительные обсуждения были, есть разные предложения, поэтому пока преждевременно говорить о том, какой именно механизм будет избран. Но что касается возможных последствий внедрения данного механизма, речь может идти о любых системообразующих компаниях…

Реплика: В том числе и «Мечел»…

А.Дворкович: Я не буду называть конкретные компании. Список системообразующих достаточно широк. Он сейчас актуализируется, кстати, и могут быть любые компании, если это действительно требуется для обеспечения социальной стабильности и устойчивого развития экономики.

Вопрос: А депутаты высказывали какие-то сомнения в отношении разработанного плана?

А.Дворкович: Мы с депутатами и на стадии подготовки плана обсуждали подавляющую часть содержащихся в плане мер, во всяком случае по тем отраслевым вопросам, которые в Правительстве курирую я. Мы консультировались с руководителями комитетов, другими специалистами, так что эти пункты в плане для депутатов не были новостью. По этим пунктам, я знаю, они поддерживают.

Есть пункты, которые так подробно с депутатами не обсуждались, и депутаты, конечно, сформируют свою позицию к докладу Правительства в Государственной Думе, который ожидается в конце этой недели.

Вопрос: По поводу ФНБ. Есть ли смысл сейчас пересмотреть и отказаться от финансирования госпроектов «Роснефти», других крупных компаний и подождать каких-то более простых времён?

А.Дворкович: ФНБ как один из резервных источников Правительства и государства в целом, конечно, должен использоваться максимально аккуратно. В связи с этим Президент дал указание дополнительно проанализировать целесообразность финансирования из фонда тех проектов, которые были ранее заявлены.

Мы такой анализ сейчас ведём. Реализация или задержка реализации этих проектов зависит в том числе от возможности и наличия инвесторов, поскольку проекты ФНБ должны быть по определению окупаемыми, даже если речь идёт о долгосрочной перспективе. Речь не идёт о том, что это безвозвратное финансирование. Наличие солидного инвестора с хорошим финансовым состоянием является необходимой предпосылкой для начала финансирования из ФНБ. Есть проекты, по которым понимание финансового состояния инвесторов имеется. Например, банк «Транссиб» – здесь инвестором выступает ОАО «Российские железные дороги». Есть понимание всех аспектов реализации проекта «Ямал-СПГ», где компания «Новатэк» совместно с китайскими и французскими партнёрами осуществляет реализацию. Меньше пока понимания по готовности инвесторов по Центральной кольцевой автомобильной дороге, но обсуждение этого вопроса идёт. Мы все эти моменты внимательно проанализируем, доложим Председателю Правительства, Президенту, и тогда будет принято окончательное решение.

В плане, который принят Правительством, указано, что средства на эти цели будут предоставляться из ФНБ в размере до 250 млрд рублей, то есть точная сумма не указана. Это означает, что может быть как ноль в прямом смысле этого слова, так и 250. Конкретная цифра будет зависеть как раз от набора проектов, которые мы будем реализовывать.

Вопрос: Аркадий Владимирович, вы сказали, что вроде как по «Ямалу-СПГ» понимание есть, а в то же время буквально недавно выступал Подгузов (Н.Р.Подгузов – заместитель Министра экономического развития) из Минэкономразвития и сказал, что проект «Ямал-СПГ» также будет пересмотрен, также возможен пересмотр.

А.Дворкович: Я сказал очень чётко: все проекты, о которых идёт речь, могут быть пересмотрены, но по одним проектам есть больше понимания относительно готовности и возможности инвесторов их реализовывать с помощью Фонда национального благосостояния, по другим проектам такого понимания меньше. Будем детально анализировать и принимать решение.

Вопрос: Аркадий Владимирович, два вопроса, между собой связанных. Как известно, ситуация в российской экономике, если говорить о внешних факторах, зависит от цен на нефть и санкций, под которые попала Россия. В связи с этим каков ваш прогноз по ценам на нефть (ваш и Правительства)? И второе: как вы прогнозируете ситуацию, если будут приняты новые санкции в марте, о которых уже говорит ЕС?

А.Дворкович: Первое. Ситуация в российской экономике зависит от трёх составляющих: две, о которых было сказано (конъюнктура на сырьевых рынках – цены на нефть, говоря простым языком, и санкции), и внутренние структурные проблемы в российской экономике, являющиеся уже длительными.

Часть проблем мы решили за последние годы, часть всё ещё в наличии, что называется. Нам предстоит их решать. И план отвечает на часть вопросов и отсылает к последующим документам, в том числе Основным направлениям деятельности Правительства, требующим обновления в нынешний период, по решению фундаментальных, долгосрочных структурных проблем.

По ценам на нефть. Мы ведём активные консультации с экспертами, с компаниями, нашими международными партнёрами. По итогам дискуссии в Давосе могу сказать, что есть ощущение вероятности повышения цен, но до какого уровня и насколько быстро, это пока неясно. Относительно этого существует большая неопределённость. Большинство экспертов говорило о возможном уровне 60–70 долларов за баррель. Но когда это произойдёт, насколько быстро, произойдёт ли в ближайшие месяцы или только в ближайшие годы , пока сказать нельзя. Поэтому будем очень аккуратно строить бюджетную политику.

По санкциям – это вообще от нас не зависит и с нашими действиями никак не связано. Мы их считаем бессмысленными и вредными для всех. Действительно, мы слышали в последние дни сигналы, что санкции, во-первых, будут продлены, во-вторых, могут быть расширены. Но больше на эту тему сказать нечего. Для нас главное – сконцентрироваться на собственных действиях, которые нужно осуществлять в любом случае, какие бы цены на нефть и какие бы санкции ни были, начиная от поддержки сельского хозяйства, своевременного выпуска документов и доведения средств до производителей. Автомобильная промышленность, авиастроение, судостроение или лёгкая промышленость, пищевая промышленность, пригородные перевозки, авиационное сообщение – всё это находится в зоне нашего первоочередного внимания. И, конечно же, ситуация в финансовом, банковском секторе, где приняты очень серьёзные, можно сказать, радикальные меры по докапитализации. Так что мы фокусируемся на наших собственных действиях, а не на том, что происходит вовне.

Вопрос: Аркадий Владимирович, скажите, пожалуйста, в рамках антикризисного плана уже говорится о том, что будет субсидирование процентной ставки, для промышленных предприятий в том числе. Уже есть ясность, насколько кредиты могут стать дешевле и в зависимости от чего – от показателей компаний, от направления, ещё от чего-то?

А.Дворкович: Субсидирование компаний и в агропромышленном комплексе, и в промышленности, и на транспорте всегда носит системный характер и не ориентируется на индивидуальное состояние компаний. Изменение, которое произойдёт сейчас, это привязка субсидирования к уровню ключевой ставки Центрального банка вместо ставки рефинансирования, которая применялась раньше. Это не значит, что объём будет увеличен ровно в два раза, но он будет увеличен. Насколько – зависит от каждой конкретной отрасли, не от компании, а именно от отрасли. Будем этим заниматься просто в ежедневном режиме.

Некоторые постановления уже подготовлены, прежде всего по сельскому хозяйству, по промышленности будут готовы буквально в течение 10–15 дней. Будем их на Правительстве рассматривать и оперативно выпускать.

Что касается транспорта, там несколько иные механизмы поддержки, они связаны, как правило, с поддержкой лизинга, маршрутов. И в антикризисном плане такие меры содержатся: увеличение объёмов поддержки лизинга, увеличение субсидирования авиамаршрутов, снижение налога на добавленную стоимость по пригородным перевозкам и внутренним авиалиниям, возможна дополнительная государственная поддержка пригородных перевозок. Повторяю, это будет поддержка всем компаниям, работающим на данных рынках, а не индивидуальная поддержка.

Индивидуальная поддержка связана прежде всего с предоставлением гарантий по кредитам. Мы этим будем заниматься, каждая из крупных гарантий будет рассматриваться на комиссии под руководством Игоря Ивановича Шувалова. Гарантии меньших объёмов – на специальных рабочих группах, созданных при этой комиссии.

Вопрос: В этом плане дополнительный короткий вопрос: по «ЮТэйру» какое-то решение уже принято?

А.Дворкович: По «ЮТэйру» модель дорабатывается. Взаимопонимание между компанией и её акционерами и банками намного лучше, чем было вначале. Думаю, есть хорошие шансы, что соглашение будет достигнуто, но пока говорить об окончательных параметрах поддержки и соглашения, до представления окончательной модели (надеюсь, уже буквально в ближайшие дни), преждевременно.

Спасибо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 28 января 2015 > № 1283408 Аркадий Дворкович


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter