Всего новостей: 2359154, выбрано 83 за 0.001 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Аскаров Тулеген в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыНефть, газ, угольФинансы, банкиЭкологияСМИ, ИТНедвижимость, строительствоОбразование, наукаАрмия, полицияАгропромМедицинавсе
Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 21 декабря 2017 > № 2451096 Тулеген Аскаров

Индустрия финиширует на подъеме

Судя по удачному завершению минувшей осени, отечественная промышленность имеет все шансы на ударную концовку уходящего года в абсолютном «плюсе».

Тулеген АСКАРОВ

При подсчетах в среднегодовом выражении, когда статистики сравнивают данные за январь-ноябрь с аналогичным периодом прошлого года, физический объем промышленного производства увеличился на 7,3%. В годовом исчислении (ноябрь к тому же месяцу год назад) прирост сложился на 5,0%. А при сравнении ноябрьского выпуска продукции с октябрьским статистики зафиксировали скачок на 10,3%!

Главным «локомотивом» этого впечатляющего рывка в последний месяц осени стала горнодобывающая отрасль, где объем производства вырос к октябрю на 10,7%. Хотя Казахстан и участвует в согласованном ограничении добычи нефть в рамках соглашения по сделке «ОПЕК+», продленном до конца следующего года, на самом деле ее было добыто в ноябре на 11,9% больше по сравнению с октябрем! Значительный прирост сложился и по природному газу – 10,6%, тогда как добыча угля выросла на 2,5%, руд цветных металлов – на 1,9%, а по железной руде сложилось снижение на 1,5%. В годовом выражении объем производства в горнодобывающей промышленности вырос на 4,4%, среднегодовом – на 9,6%.

Неплохо сложилась динамика выпуска и в обрабатывающей промышленности в виде прироста в годовом исчислении на 5,6%, среднегодовом – 5,2%, а в ноябре к октябрю – на 6,8%. За последний месяц осени объем производства продуктов питания вырос на 5,8%, напитков – 7,9%, текстильных изделий – 18,6%, одежды – 10,6%, деревянных и пробковых изделий (кроме мебели) – 12,0%, продуктов нефтепереработки – 13,4%, химической промышленности – 5,3%, резиновых и пластмассовых изделий – 17,2%, черных металлов – 25,3%, готовых металлических изделий – 19,9%, компьютеров, электронной и оптической продукции – 28,2%, автотранспортных средств – 28,7%. Впрочем, не обошлось и без негатива в виде снижения в ноябре по сравнению с октябрем выпуска табачных изделия на 4,6%, кожаной продукции (34,1%), основных фармацевтических продуктов (3,6%), электрического оборудования (18,7%) и мебели (9,2%).

С началом отопительного сезона вполне предсказуемо подпрыгнул – на 25,2% к октябрю – объем производства в отрасли по электроснабжению, подаче газа, пара и воздушному кондиционированию. В годовом выражении прирост составил здесь 6,5%, среднегодовом – 5,0%. На этом фоне позитив еще одной в отрасли промышленности – водоснабжении, канализации, контроле над сбором и распределением отходов – выглядит скромнее в виде увеличения объема производства за последний месяц осени по сравнению с октябрем на 1,1%, в годовом выражении – всего лишь на 0,4%. А при подсчетах в среднегодовом исчислении здесь сложился небольшой спад на 0,2%.

Среди регионов в роли абсолютного лидера по динамике увеличения объема индустриального выпуска в годовом и среднегодовом выражении вполне естественно оказалась Атырауская область (соответственно 14,1% и 21,4%) благодаря росту добычи нефти на Кашагане. За ноябрь в сравнении с октябрем объем промышленного производства увеличился здесь также весьма прилично – на 16,2%, но это оказался лишь третий результат, поскольку нефтяную житницу страны сумели обойти Павлодарская (24,2%) и Карагандинская (19,1%) области.

В принципе, уже известен и абсолютный аутсайдер года – в этой роли по итогам 11 месяцев оказалась Кызылординская область, где в годовом выражении выпуск промышленной продукции сократился на 6,4%, а в среднегодовом – на 3,9%. Как пояснили статистики, причиной этого негатива стала добыча нефти, точнее, ее падение на старых месторождениях. Слабым утешением для этого региона может служить то обстоятельство, что единственным регионом, в котором статистики зафиксировали снижение объема производства за минувший месяц по сравнению с октябрем, оказалась Астана – в столице спад составил 2,5%.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 21 декабря 2017 > № 2451096 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 23 ноября 2017 > № 2399868 Тулеген Аскаров

Промышленность растет, но неровно

После неудачного старта близящейся к концу осени за октябрь отечественной индустрии удалось все же показать позитивную динамику по всем временным методикам ее исчисления статистиками.

Тулеген АСКАРОВ

Напомним читателям «ДК», что в сентябре по сравнению с августом физический объем промышленного производства сократился на 2,6%. Правда, при этом в годовом выражении, то есть к первому месяцу прошлогодней осени, сложился весьма приличный прирост на 6,9%, а в среднегодовом (январь-сентябрь к тому же периоду год назад) – 8,3%.

Октябрь же завершился увеличением выпуска промышленной продукции к сентябрю на 3,2%. Тем не менее, в годовом исчислении темпы прироста резко снизились, составив лишь 0,6%. Замедлилась и среднегодовая динамика – до 7,5%. Ключевым источником столь примечательного статистического расклада оказалась горнодобывающая отрасль, в которой годовой прирост упал с сентябрьских 11,6% до 0,1%! Здесь негативный тон задавала добыча угля и лигнита, сократившаяся за год на 19,7%, тогда как по другим основным позициям произошло увеличение в годовом выражении: нефти – на 1,7%, природному газу – 2,4%, железной руде – 3,3%, рудам цветных металлов – 0,4%.

При сравнении данных за октябрь с сентябрем статистики зафиксировали прирост объема производства в горнодобывающей отрасли на 0,5%. Лидирует при таком способе подсчета природный газ с 15,9%, далее следуют уголь и лигнит (4,6%), железная руда (2,9%), нефть (0,7%), тогда как по рудам цветных металлов произошло снижение на 1,4%. Тем не менее, в среднегодовом выражении динамика выпуска в этой отрасли излучает пока оптимизм в виде прироста на 10,2%.

В обрабатывающей отрасли второй месяц осени завершился увеличением объема производства к сентябрю на 2,8%. Позитивный тон в ней задавали продукты питания (2,6%), табачные (4,2%) и текстильные (29,4%) изделия, кожаная продукция (36,2%), бумага и бумажная продукция (6,0%), продукты нефтепереработки (7,1%), химической промышленности (2,6%), основные благородные и цветные металлы (3,6%), готовые металлические изделия (14,8%), компьютеры, электронная и оптическая продукция (4,0%), электрическое оборудование (88,5%), автотранспортные средства (6,0%) и мебель (6,3%). Но не обошлось и без негатива в виде сокращения выпуска напитков (7,7%), одежды (10,2%), деревянных и пробковых изделий (20,3%), основных фармацевтических продуктов (18,2%), резиновых и пластмассовых изделий (6,8%), черных металлов (5,6%). В годовом выражении динамика обрабатывающей отрасли сложилась скромной в виде прироста объема ее производства на 1,1%, тогда как в среднегодовом исчислении она выглядит вполне позитивной (5,2%).

Весьма мощно завершила октябрь отрасль по электроснабжению, подаче газа, пара и воздушному кондиционированию – здесь выпуск продукции увеличился к сентябрю на 24,0%! В годовом выражении прирост в ней составил 2,2%, среднегодовом – 4,8%. Абсолютным же аутсайдером оказалась отрасль водоснабжения, канализационной системы и контроля над сбором и распределением отходов, где за второй месяц осени объем производства упал по сравнению с сентябрем на 6,9%, в годовом исчислении – 0,9%, среднегодовом – 0,3%.

Среди регионов Казахстана безусловным лидером позитивной индустриальной динамики октября стала Алматинская область, где по сравнению с сентябрем выпуск продукции подпрыгнул на 24,8%! Аутсайдерами же, показавшими снижение объема промышленного производства, оказались Акмолинская (23,8%), Павлодарская (10,7%), Северо-Казахстанская (4,2%) и Кызылординская (1,4%) области. По темпам годовой динамики первое место заняла Жамбылская область с приростом на 6,3%, тогда как наибольший спад сложился в Западно-Казахстанской области – 12,4%. При подсчетах в среднегодовом выражении по-прежнему лидирует Атырауская область, где выпуск увеличился на 22,1%, а сокращение производства статистики зафиксировали лишь в двух регионах – Кызылординской (3,6%) и Мангистауской (0,3%) областях.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 23 ноября 2017 > № 2399868 Тулеген Аскаров


Казахстан > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 16 ноября 2017 > № 2390848 Тулеген Аскаров

Нацфонд тревоги нашей

Хотя мировые цены на «черное золото» держатся на вполне приличном уровне выше $60 за баррель, нефтяная «кубышка» Казахстана по осени заметно пустеет как в тенговом, так и в долларовом эквивалентах.

Тулеген АСКАРОВ

Как следует из данных Министерства финансов, опубликованных на его сайте, с 23 трлн 865,6 млрд тенге на начало этого года средства Национального фонда сократились за 10 месяцев текущего года до 21 трлн 332,3 млрд тенге. В абсолютном выражении деньги этой виртуальной структуры на счету Минфина в Нацбанке уменьшились к началу ноября на 2 трлн 533,3 млрд тенге, а в относительном – на 10,6%.

Ключевыми источниками этого негатива стали гарантированные трансферты из Нацфонда в республиканский бюджет, объем которых за январь-октябрь достиг 2 трлн 680,0 млрд тенге, а также целевые трансферты, объем которых составил 1 трлн 434,9 млрд тенге. Еще 6,1 млрд тенге были потрачены на покрытие расходов, связанных с управлением Нацфондом (им занимаются Нацбанк вместе с внешними управляющими), и проведение его ежегодного аудита. Общая же сумма средств Нацфонда, использованных за 10 месяцев, составила 4 трлн 121,1 млрд тенге.

Поступило же денег в Нацфонд в этом году гораздо меньше – в 2,6 раза, а в абсолютном выражении – 1 трлн 587,7 млрд тенге. Львиная доля поступлений пришлась на налоги от организаций нефтяного сектора (за исключением налогов, зачисляемых в местные бюджеты) – 1 трлн 421,0 млрд тенге. Надо сказать, что рост цен на нефть благотворно сказался на поступлениях от добывающих ее компаний, так как в прошлом году на начало ноября их объем составил 1 трлн 169,2 млрд тенге. Следующая по величине статья прихода в Нацфонд – инвестиционные доходы от управления его активами, составившие за первое полугодие 125,5 млрд тенге. Далее следуют другие поступления от операций, осуществляемых организациями нефтяного сектора (за исключением поступлений, зачисляемых в местные бюджеты), – 31,3 млрд тенге. Среди них наибольшая часть приходится на средства, полученные от недропользователей по искам о возмещении вреда организациями нефтяного сектора, – 27,2 млрд тенге. Из республиканского бюджета в Нацфонд были возвращены средства целевого трансферта в объеме 9,1 млрд тенге. Относительно небольшие суммы составили поступления от приватизации республиканской собственности (0,4 млрд тенге) и от продажи земельных участников сельскохозяйственного назначения (0,3 млрд тенге).

В долларовом эквиваленте активы Нацфонда также сократились в этом году весьма заметно. С начала года они уменьшились на 8,14% до $56 млрд 237 млн, в абсолютном выражении – на $4 млрд 981 млн. Для сравнения: за весь прошлый год, когда нефтяные цены были ниже, деньги Нацфонда сократились на 3,43%, или $2 млрд 174 млн. И, как следует из заявления председателя Нацбанка Данияра Акишева, до конца года снижение валютных активов фонда продолжится. Ведь из него необходимо продать почти $1 млрд для конвертации в тенговую сумму, которая необходима для перечисления трансферта в бюджет.

Казахстан > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 16 ноября 2017 > № 2390848 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 9 ноября 2017 > № 2390958 Тулеген Аскаров

Углеводороды разгоняют инфляцию

Быстрый рост цен на моторное и твердое топливо по осени стал ключевым фактором очередного подъема годовой инфляции и в октябре вслед за сентябрем, в очередной раз поставив под сомнение способность Нацбанка таргетировать этот показатель в нынешних экономических условиях.

Тулеген АСКАРОВ

Напомним читателям «ДК», что своего минимума в текущем году – 7,0% – инфляция достигла в августе. В сентябре в годовом выражении она поднялась до 7,1%, а в октябре подпрыгнула до 7,7%, подойдя вплотную к верхней границе официального прогнозного коридора в 6-8% годовых. С начала этого года потребительские цены выросли на 5,4%, а за второй месяц осени к сентябрю – на 1,2%.

Главным же инфляционным «локомотивом» вновь оказались непродовольственные товары, подорожавшие в октябре в целом на 1,9%, с начала года – 7,5, а в годовом выражении – на 9,4%. В минувшем месяце по темпам роста цен к сентябрю в этой группе вновь лидировали бензин (7,9%), дизельное (5,8%) и твердое (6,1%) топливо, тогда как цены на сжиженный газ перестали расти. Заметно подорожали в октябре обувь (2,0%) и головные уборы (1,3%). По темпам роста цен с начала года также лидируют дизельное топливо (19,9%), бензин (17,3%) и каменный уголь (15,3%).

После трех дефляционных месяцев – июля, августа и сентября – в октябре вновь начали расти цены на продовольственные товары, причем быстрыми темпами – на 1,3% к первому месяцу осени. В годовом исчислении они подорожали на 8,4%, с начала года – на 4,5%. В минувшем месяце наиболее быстрыми темпами росли цены на яйца (8,6%), овощи (8,5%, в том числе на картофель – 20,7%!), молочные продукты (1,5%), масла и жиры (1,0%), алкогольные напитки (1,1%). Подешевели же в октябре сахар (4,0%), мука (0,3%), крупы (1,3%), чай (0,1%), а среди овощей – морковь (0,7%) и репчатый лук (2,1%). Но как раз последний идет впереди по темпам роста цен с начала года – 32,8%, за ним следуют картофель (30,9%), морковь (23,9%), говядина (13,2%) и баранина (13,1%). Наибольшее же снижение цен с начала года статистики зафиксировали на помидоры (51%), огурцы (50,9%), чеснок (26,8%), перец сладкий (23,4%), яйца (23,3%) и гречневую крупу (23,2%).

При подсчетах динамики цен на продукты питания в годовом выражении лидируют фрукты и овощи, подорожавшие на 15,1% к октябрю прошлого года, кондитерские изделия (12%), мясо и мясопродукты (11,2%), алкогольные напитки (10,8%), молочные продукты (10,5%), кофе, чай и какао (9,4%), рыба и морепродукты (9,3%). Снижение цен за год отмечено статистиками по сахару (14,7%) и крупам (11,3%). В списке же городов с наиболее высокими ценами на основные продукты питания особых изменений в октябре не произошло – в него по-прежнему входят Алматы, Астана, Актау и Атырау. Стабильно выглядит и группа городов, в которых статистики зафиксировали минимальные цены на хлеб насущный, – сюда ими отнесены Павлодар, Тараз, Шымкент, Кызылорда, Актобе, Караганда, Кокшетау и Уральск.

Оплотом же относительной ценовой стабильности остаются пока платные услуги для населения, подорожавшие в годовом выражении на 5,3%, с начала текущего года – 4,6%. А за октябрь к сентябрю общий уровень расценок и тарифов поднялся здесь всего на 0,3%. При этом выше среднего уровня подорожали жилищно-коммунальные (0,9%) и финансовые (0,7%) услуги, на автомобильном транспорте (0,9%), в организациях среднего образования (0,8%), отдыха и культуры (0,4%). По ценовой динамике с начала года вперед выходят газ, транспортируемый по распределительным сетям (10,6%), канализация (9,1%), центральное отопление (7,3%), проезд внутригородскими (8,9%) и междугородними (6,5%) автобусами, правовые услуги (7%), услуги здравоохранения (6,9%), страхование личных транспортных средств (6,8%), сфера отдыха, развлечений и культуры (6,5%). Подешевел же по данным статистиков проезд железнодорожным транспортом на большие расстояния – на 0,7%.

Среди регионов страны в наибольшей степени потребительские товары и услуги подорожали в октябре по сравнению с сентябрем в Мангистауской области – на 1,6%, в наименьшей – в соседней с ней Атырауской области (0,3%). Однако как раз последняя лидирует по темпам годовой инфляции – 9,6%, а минимум в 6,9% статистики зарегистрировали в Карагандинской области.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 9 ноября 2017 > № 2390958 Тулеген Аскаров


Казахстан > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 19 октября 2017 > № 2360556 Тулеген Аскаров

Важнее, чем нефть!

Ключевые положения нового доклада Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО) «Положение дел в области продовольствия и сельского хозяйства-2017» имеют прямое отношение и к будущему нашей страны.

Тулеген АСКАРОВ

Его авторы доказывают, что сельские регионы имеют огромный потенциал для экономического роста, производства продуктов питания и развития связанных с ним секторов. А миллионам молодых людей в развивающихся странах, готовым пополнить рынки труда в ближайшие десятилетия, при правильном подходе к устойчивому развитию нет необходимости покидать эти районы, чтобы избежать бедности.

ШКОЛА ЖИЗНИ В ГОРОДАХ НЕ САМАЯ ЛУЧШАЯ…

Для Казахстана такие перемены к лучшему на селе давно назрели. Ведь при средней по миру доле жителей стран, проживающих в отдаленных сельских районах, в 15,6%, в Казахстане этот показатель составляет 34,7%, что сравнимо, к примеру, с государствами Восточной (42,4%) и Центральной (46,0%) Африки. А в Центральной Азии, где наша страна лидирует по этому показателю, его среднее значение составляет 18,3%, в соседней России – 9,9%, в развитых государствах Северной Америки – 4,2%, Европы – 4,3%.

И, судя по статистическим выкладкам, еще довольно долго в Казахстане сохранится такой расклад. Ведь по данным доклада, у нас в больших городах с городскими и пригородными районами живет лишь 9,4% населения. А лидируют по количеству жителей малые города, поселки, прилегающие к ним городские и пригородные районы наряду с сельскими районами, на которые приходится 54% населения.

К чему приводит такая ситуация, можно наблюдать ежедневно в крупнейших городах Казахстана, в первую очередь в Алматы, куда направляются на заработки мощные миграционные потоки жителей не только из прилегающей к мегаполису области, но и из более отдаленных регионов. В итоге зачастую, садясь в машину к приезжему «бомбиле», горожанам приходится объяснять ему, как проехать по нужному адресу, в кафе – подсказывать официантке, в какой правильной очередности должны подаваться блюда и сервироваться стол, а на СТО – где и что нужно подтянуть в своем авто.

Получается, что большие города стали у нас не только практически единственным источником дохода для многих молодых селян, но и своеобразной школой жизни для них, где они обучаются практическим навыкам рыночной экономики и современным профессиям.

В итоге село ускоренными темпами теряет живущую там молодежь, как источник рабочей силы, обрекая тем самым себя на бедность и потерю перспектив для экономического развития. Да и в городах многие селяне чаще рискуют пополнить ряды местной бедноты, поскольку достичь благополучия здесь гораздо труднее из-за высокой конкуренции на местном рынке труда.

Но такая тупиковая ситуация в корне противоречит целям Повестки дня в области развития на период до 2030 года, принятой на саммите ООН осенью 2015 года, в котором участвовал и глава нашего государства. В этом стратегическом документе на период 2016-2030 годов определены 17 Целей устойчивого развития, включая искоренение бедности и голода, повышение продовольственной безопасности и улучшение питания, а также продвижение устойчивого сельского хозяйства.

ДОБРЫЙ ПРИМЕР У НАС РЯДОМ

Выход из этого тупика как раз и предлагается в докладе. Речь идет об усиленных инвестициях в сельские районы для создания динамичных продовольственных систем и поддержки агропромышленных предприятий, тесно связанных, прежде всего, с малыми и средними городами. Такой подход позволит создать новые рабочие места на селе, а это в свою очередь позволит большему числу людей оставаться и жить в достатке в сельской местности.

Как отметил по этому поводу в предисловии к докладу генеральный директор ФАО Жозе Грациану да Силва, «политикам настоятельно рекомендуется признать каталитическую роль малых городов и поселков в посредничестве между сельскими регионами и городскими центрами и предоставить мелким фермерам больше возможностей по выходу на рынки для своей продукции и участию в выгодах от экономического роста».

Рецепт от ФАО включает три направления действий государства и бизнеса. Первое включает в себя разработку стратегий для максимального участия мелких производителей в удовлетворении городских потребностей в продовольствии. Сюда входят меры по укреплению прав владения землей, обеспечению равенства в контрактах на поставку, улучшению доступа к кредитам и другие. Второе направление включает создание необходимой инфраструктуры для подключения сельских районов и городских рынков – дорог, электричества, складских и рефрижераторных транспортных систем и так далее.

Третье направление предусматривает интеграцию не только мегаполисов в увязанные друг с другом сельскую и городскую экономику, но и более малых по размеру разросшихся городских центров.

Кстати, последние, по оценкам авторов доклада, представляют собой весьма недооцененный рынок продовольствия во всем мире.

Ходить за добрым примером и опытом далеко не нужно – ведь рядом есть Китай, где значительная часть населения, как и в Казахстане, живет в отдаленных сельских районах (21,7%), малых городах, поселках и прилегающих к ним сельских районах (52,2%). В общей сложности по официальным данным в сельской местности соседней страны все еще проживает более 70 млн человек с ежегодным индивидуальным доходом не более 2,3 тысячи юаней, или $376.

Тамошние власти намерены вывести из бедности эту часть своего населения до 2020 года, что, в принципе, им вполне по силам. Ведь именно Китай стал первой среди развивающихся стран, выполнившей Цель развития тысячелетия по сокращению вдвое числа населения, живущего в бедности. За последние 15 лет там свыше 600 млн человек улучшили условия своей жизни, – а это примерно 70% от общего числа людей, сумевших выйти из-за черты бедности по всему миру за это время!

НАЧАТЬ МОЖНО И С ПРАЗДНИКА УРОЖАЯ

По совпадению, как раз в минувший вторник, 17 октября, отмечался Международный день борьбы за ликвидацию нищеты, провозглашенный Генассамблеей ООН в 1992 году. А в понедельник в Риме прошел Всемирный день продовольствия, в мероприятиях которого участвовали генеральный директор ФАО Жозе Грациану да Силва и Папа Римский Франциск. В итальянской столице говорилось, что жители сельских районов первыми ощущают на себе влияние таких неблагоприятных факторов, как вооруженные конфликты, голод, бедность, нехватка ресурсов и изменение климата. Поэтому страны-члены ООН должны инвестировать в проекты, которые не только обеспечивают население средствами к существованию, но и стали подспорьем для сельскохозяйственных общин.

Конечно, всегда можно возразить, что не стоит равнять Казахстан с беднейшими государствами мира по его сельскохозяйственному потенциалу. Вот и в нынешнем году уже намолочено порядка 22 млн тонн зерна, то есть гораздо больше миллиарда пудов, на который ориентировались в прежние времена. Прилавки на рынках и базарах завалены щедрыми дарами полей, огородов и садов, не перевелись у нас мясо, масло и молочные продукты, правда, они заметно подорожали за последнее время.

Но речь-то о другом – о бедности у нас на селе, граничащей зачастую с откровенной разрухой. О том, что нет там перспектив для молодежи, вынужденной мигрировать в большие города даже из благодатных по климату южных регионов. К тому же эксперты бьют тревогу по поводу бодрых отчетов официальной статистики, в которых говорится о почти полной победе над бедностью и безработицей. Ведь откуда в таком случае появляются миллионы «непродуктивно самозанятых» и сотни тысяч незарегистрированных безработных?

Чиновникам, конечно же, проще либо отмахнуться от проблемы, либо писать многостраничные госпрограммы, коих у нас немало. Но, может, стоит начать с простого и всем понятного – с шага города и села навстречу друг другу? С того, чтобы по всей стране по окончании уборочной страды проводить сельскохозяйственные торжества и выставки, подобные российской «Золотой осени» на ВДНХ, английскому празднику урожая или другим аграрным фестивалям, практикуемым за рубежом.

Фермеры могли бы публиковать в СМИ и соцсетях приглашения горожанам на эти фестивали или для участия в сборе урожая, наряду с подбором щедрого «масака», обычно остающегося на угодьях. А те же фермы, следуя зарубежного опыту, вполне реально превратить в места для аграрно-туристического досуга и знакомства горожан с малых лет с основами ведения сельского хозяйства. Больших денег для всего этого не требуется, как и особой рекламы для свежего воздуха и натуральных продуктов питания!

Казахстан > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 19 октября 2017 > № 2360556 Тулеген Аскаров


Казахстан. Россия > Нефть, газ, уголь. Транспорт. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 28 сентября 2017 > № 2327848 Тулеген Аскаров

Под крылом самолета керосином почти не пахнет…

Официальное заявление национальной компании «Эйр Астана» об угрозе срыва регулярного воздушного сообщения в нашей стране из-за дефицита авиакеросина стало весьма неприятным сюрпризом для казахстанцев и потенциальных гостей нашей страны. Ведь многие из них уже строят планы поездок в новогодние праздники, до которых осталось совсем немного.

Тулеген АСКАРОВ

КАК ОБУХОМ ПО ГОЛОВЕ

После успешного проведения в этом году двух масштабных международных мероприятий – Универсиады-2017 в Алматы и всемирной выставки ЭКСПО-2017 в столице, значительно укрепивших благоприятный имидж Казахстана, верилось в то, что теперь все флаги уж точно будут постоянно в гости к нам по гостеприимному открытому небу над бескрайней степью. Да и сами мы, благодаря вводу в действие нового аэропорта в Астане, приобретению новых самолетов отечественными авиаперевозчиками, рассчитывали летать гораздо чаще и за рубеж, и по просторам Отечества, где есть немало прекрасных мест для отдыха и знакомства с его славным прошлым и настоящим.

Увы, как сообщила «Эйр Астана», из-за резкого падения поставок авиакеросина из России, на которую приходится 70% от общей потребности в этом топливе, недостаточных мощностей резервуарного парка отечественных аэропортов и разрешенного лимита его хранения для нацкомпании заправка воздушных судов планируется сейчас лишь на 10-дневный срок. В таких условиях, конечно же, не приходится говорить о выполнении авиаторами долгосрочных обязательств перед пассажирами и устойчивой реализации производственных программ. О том, что поставки авиа-керосина из России имеют нестабильный и негарантированный характер, было известно давно. Он реализовывался оттуда по остаточному принципу, то есть после того, как удовлетворялись потребности тамошних авиаперевозчиков. По информации «Эйр Астаны», основными поставщиками выступают компании «Газпромнефть», «Роснефть», «Лукойл» и «Татнефть». В этом году совокупный среднемесячный объем их поставок упал до 15 тыс. тонн с прошлогодних 44 тыс. тонн, то есть почти в три раза!

Перспективы на ближайшее будущее выглядят и вовсе печальными, так как из-за высокого спроса на авиакеросин в России эти компании не подтвердили объемы поставок на октябрь. А «Газпромнефть» и вовсе уведомила о возобновлении экспорта топлива не ранее мая 2018 года. Дефицит царит сейчас и в других странах СНГ, экспортирующих авиационное топливо, – Туркменистане, Азербайджане и Беларусь. В Китае же производится другой тип авиакеросина, для использования которого не подходит нынешняя инфраструктура наших аэропортов. В итоге в краткие сроки организовать ввоз топлива из других стран практически невозможно.

С отечественным производством этого топлива вопреки нашумевшей ПФИИР – госпрограмме форсированного индустриально-инновационного развития – дела обстоят неприглядно. При годовой потребности в 800 тысяч тонн стабильно авиатопливо производится лишь Шымкентским НПЗ в объеме порядка 240 тысяч тонн. А завод этот останавливается по осени на проведение ремонтно-профилактических работ, что, как заявляют в «Эйр Астане», еще более усугубит кризисную ситуацию.

Кстати, о дефиците керосина сообщили и другие ведущие авиаперевозчики страны. У «Ската» топлива осталось на неделю. Там сообщили журналистам, что импорт из России прекратился еще в июне из-за нехватки авиакеросина для собственных нужд при том, что его стоимость поднялась более чем на треть. Глава Qazaq Air Блэр Трехерн Поллок заявил о наличии запасов топлива лишь до середины октября, а на все запросы о поставках россияне ответили отказом.

Напомним также, что еще в начале этого года «Эйр Астана» и Qazaq Air заявляли прессе о непрозрачности и несовершенстве процедуры распределения топлива между авиакомпаниями и о недостаточных объемах его производства на отечественных НПЗ. Более того, технические мощности этих НПЗ не позволяют полностью обеспечить внутренний рынок авиакеросином, хотя именно такая цель была поставлена государством почти 10-летие тому назад! В реальности же объемы производства авиатоплива в Казахстане упали за последние годы в 2,5 раза из-за прекращения его выпуска на Павлодарском нефтехимическом заводе и незначительных объемов производства на Атырауском НПЗ. Стоимость же отечественного продукта при этом поднялась более чем на 60% вопреки падению мировых цен на нефть!

В СТОГЕ НЕ СПРЯЧЕШЬ!

Отечественные СМИ и пользователи социальных сетей дружно отреагировали в поддержку авиаторов, потребовав немедленных объяснений от Минэнергетики, отвечающего за порядок в топливной сфере. Однако явление народу вице-министра энергетики Асета Магауова получилось по давно известному принципу пинг-понга. Более того, создалось впечатление, что чиновники из этого министерства, не говоря уже о представителях ФНБ «Самрук-Казына» и нацкомпании «КазМунайГаз», вообще не хотели комментировать эту скандальную ситуацию.

Но к этому моменту к освещению скандала уже подключились и влиятельные западные СМИ. К примеру, на ленте информагентства Bloomberg появилось сообщение с точно отражающим суть дела заголовком – «Booming Russian Airlines Leave Kazakh Carrier Short of Jet Fuel» («Растущие российские авиакомпании оставляют казахского перевозчика с дефицитом топлива»). По данным этого агентства, пассажирские авиаперевозки растут в соседней стране благодаря дешевому топливу и восстановлению экономики. В годовом выражении в августе пассажиропоток в России увеличился более чем на 16%, а главный ее перевозчик – «Аэрофлот» – поставил рекорд в июле. В такой ситуации российские нефтепереработчики просто не успевают за быстрорастущим спросом авиаторов на топливо. В «Газпромнефти» на запрос Bloomberg пояснили, что наращивают выпуск авиакеросина на своих НПЗ для того, чтобы не допустить срыва поставок в первую очередь на внутренний рынок. «Роснефть» сообщила нашим коллегам о полном исполнении своих контрактных обязательств, тогда как в «Лукойле» подчеркнули, что поставки авиатоплива в Казахстан ведутся в пределах квот, согласованных министерствами энергетики обеих стран. Но при этом в последней компании заявили, что возможность поставок в нашу страну на последний квартал этого года будет возможна при наличии доступных ресурсов. Однако замминистра энергетики РФ Кирилл Молодцов через СМИ официально заявил, что все запросы Казахстана в авиатопливе удовлетворены и острой проблемы здесь не наблюдается. Правда, он оговорился, что индикативный баланс на следующий год пока не подписан казахстанской стороной.

Г-н Магауов с явным раздражением заметил для начала на своей пресс-конференции: «…«Эйр Астана» перед тем, как делать такие громкие заявления, могла бы с нами проконсультироваться. Тем более, у нас есть прямой контакт с ними. Любой проблемный вопрос с ними всегда онлайн обсуждаем». По поводу Шымкентского НПЗ он заявил, что «никаких капремонтов, которые повлияют на остановку завода, не предполагается. В рамках весеннего капитального ремонта все установки были модернизированы, могут уже требования К4 и К5 выполнить». По его мнению, ситуация на рынке нефтепродуктов вполне благоприятная. По авиакеросину, хотя в августе объем его импорта упал «из-за некоторых вопросов Российской Федерации», при поддержке министерства «Эйр Астане» удалось заключить «некоторые контракты» с предприятиями, подконтрольными «Роснефти», общим объемом 8 тысяч тонн, к которым могут добавиться еще 4 тыс. тонн. Минэнергетики увеличило загрузку Шымкентского НПЗ: в сентябре с 390 тыс. тонн до 500 тыс. тонн перерабатываемой нефти, а в октябре – с 380 тыс. до 490 тыс. тонн, что ежемесячно добавит порядка 12 тыс. тонн авиакеросина. В среднем же, по данным вице-министра, в этом году импортировалось ежемесячно 25 тыс. тонн авиатоплива, что, как нетрудно подсчитать, дает общий объем импорта в 212,5 тыс. тонн, явно не соответствующий потребностям авиаторов.

Впрочем, как выяснилось, руководство Минэнергетики эта драматическая ситуация особо и не волнует, ибо там уверенно полагают, что «вопросы поиска и контрактации объемов, которые импортируются из РФ – это, прежде всего, задача самих авиакомпаний и аэропортов»! По мнению г-на Магауова, его министерство «может обеспечить производство, подкорректировать графики загрузки НПЗ», хотя вполне очевидно, что и с этой задачей оно не справляется, раз уж импортом приходится закрывать 70% потребностей авиаторов. Более того, раз уж «Эйр Астана» и Qazaq Air контролируется государством, то вообще непонятно, почему в правительстве в лице Минэнергетики отмахиваются от своих «дочек», вместо того, чтобы лелеять и холить их?! Но г-н Магауов в этом вопросе был непреклонен. Не только все отечественные авиакомпании, но и аэропорты, с его точки зрения, должны сами вести переговоры с российскими поставщиками, законтрактовывать нужные им объемы и обеспечивать поставки необходимого топлива.

Как бы то ни было, позже вице-министру пришлось все же признать, что дефицит авиатоплива в стране есть и его хватит лишь на две недели. Что произойдет в случае, если не поступят обещанные российские объемы и дополнительный керосин с Шымкентского НПЗ, он объяснять не стал, заверив лишь, что упомянутый выше индикативный баланс в Астане подписан и дело теперь за Беларусь.

ЗАЙМИТЕСЬ ДЕЛОМ!

Возможно, для игр бюрократического разума такой странный расклад выглядит логичным. Но у большинства нормальных людей сразу же возникают вопросы об адекватности действий, точнее, бездействия чиновников требованиям национальной безопасности в стратегически важной сфере авиаперевозок, и о том, является ли вообще наша экономика рыночной, о чем любят заявлять с высоких трибун. Ведь в подлинно рыночной экономике каждый должен заниматься своим делом, а не добывать дефицит!

Те же авиаторы по идее не должны думать о производстве и поставках топлива для самолетов, а заниматься повышением комфортности перевозок, улучшением сервиса на борту, не говоря уже о точном следовании расписанию. Керосин же в условиях свободного рынка просто должен быстро поставляться туда, где на него возникает дополнительный спрос, а чей он – наш, российский или китайский, для пассажиров значения не имеет. Авиаторы даже не должны пахнуть керосином в отличие от их поставщиков из нефтепереработки, ибо пассажирам нужен кристально чистый воздух в салонах самолетов, и уж, конечно, не беспокоить последних обсуждением темы дефицита авиатоплива. С детства помнятся замечательные стихи Джанни Родари в переводе Самуила Маршака по этому поводу – «Чем пахнут ремесла? Какого цвета ремесла?»:

«У каждого дела

Запах особый:

В булочной пахнет

Тестом и сдобой.

Мимо столярной

Идешь мастерской–

Стружкою пахнет

И свежей доской.

Пахнет маляр

Скипидаром и краской.

Пахнет стекольщик

Оконной замазкой.

Куртка шофера

Пахнет бензином.

Блуза рабочего-

Маслом машинным.

Пахнет кондитер

Орехом мускатным.

Доктор в халате –

Лекарством приятным.

Рыхлой землею,

Полем и лугом

Пахнет крестьянин,

Идущий за плугом.

Рыбой и морем

Пахнет рыбак.

Только безделье

Не пахнет никак.

Сколько ни душится

Лодырь богатый,

Очень неважно

Он пахнет, ребята!»

Что ж, остается лишь констатировать, что бездеятельные наши чиновники все еще не пахнут никак. А когда они появляются на информационной сцене, то не могут толком разъяснить сложную ситуацию и помочь бизнесу. Когда мировые цены на нефть падали, те же представители Минэнергетики объясняли, почему бензин у нас должен дорожать. А теперь, когда «черное золото» поднимается к отметке в $60 за баррель, они с тем же спокойствием поясняют, отчего в стране исчезает авиакеросин при том, что на Кашагане добыта уже 6-миллионная тонна нефти!

Помнится, такие ситуации периодически возникали в советское время, когда временами бензин исчезал с заправок. Поэтому-то и думается, что подлинно рыночная экономика в топливной сфере у нас просто отсутствует, а государство управляет ею так же, как и в СССР, административно-командным методом, деликатно именовавшимся плановым. И только тогда, когда важный иностранный инвестор приедет в аэропорт Астаны или Алматы, на закрытых дверях которого будет красоваться табличка «Закрыто. Авиакеросина нет», и начнет от возмущения звонить знакомым в высокие кабинеты с требованием решить проблему, что-то на время задвигается со скрипом в нашей бюрократической системе.

Впрочем, в соцсетях говорят и том, что авиакеросин на самом деле в стране имеется в достатке, просто он укрыт до поры до времени на приватизированных железнодорожных тупиках в ожидании, когда на него объявят новую повышенную цену. Такие трюки вполне обычны для нашего бизнеса, тесно связанного с высокими чиновничьими кабинетами.

Казахстан. Россия > Нефть, газ, уголь. Транспорт. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 28 сентября 2017 > № 2327848 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 8 сентября 2017 > № 2301528 Тулеген Аскаров

Просто и по делу

В начале очередного делового сезона, когда после летней отпускной поры гораздо легче генерируются новые бизнес-идеи и проекты, традиционно принято обсуждать насущные проблемы экономики с тем, чтобы сверить часы, уточнить ориентиры и попытаться найти новые пути для их решения.

Тулеген АСКАРОВ

С одной стороны, ситуация сейчас неплохая. Мировые цены на нефть понемногу идут вверх, чему способствовал ураган «Харви», из-за которого пришлось закрыть нефтяные платформы на шельфе Мексиканского залива и НПЗ в прилегающих районах США.

ПОД ЛЕЖАЧИЙ КАМЕНЬ ИНВЕСТИЦИИ НЕ ТЕКУТ

Цены на медь подпрыгнули до трехлетнего максимума, стабилизировалась в целом и наша горно-металлургическая отрасль. В Астане успешно завершается выставка ЭКСПО-2017. Неплохие виды и на урожай зерновых. Второй месяц подряд сезонное снижение цен на продукты питания тормозит инфляцию, а Нацбанк недавно снизил свою базовую ставку.

С другой стороны, как было справедливо заявлено в понедельник в парламенте на самом высоком уровне, в мире по-прежнему неспокойно. Продолжается обмен санкциями между соседней Россией и Западом. К неутихающим региональным конфликтам добавилась растущая напряженность вокруг Корейского полуострова. Растут риски тотальной цифровизации нашей жизни. Перспективы роста цен на нефть становятся весьма туманными из-за наступления электромобилей и возобновляемых источников энергии.

Да и в отечественной экономике не все так уж гладко. Тенге за последнее время заметно ослабел к доллару. Наша нефтяная «кубышка» – Национальный фонд – с начала года потеряла 4,6% своих активов (в абсолютном выражении – $2,8 млрд). Оно и понятно – государство в последние годы не жалело нефтедолларов для поддержки экономики и масштабных программ, дабы смягчить давление негативных внешних факторов и не сбавлять темпы развития инфраструктуры и выполнения своих социальных обязательств.

Не удивительно, что из Астаны прозвучал призыв посмотреть сейчас, где источники доходов для бюджета, и взяться за изучение опыта стран Северной Европы, где ставка корпоративного подоходного налога составляет 40% против 20% у нас. Говорилось в парламенте и том, что «плоский» индивидуальный подоходный налог в 10% был сделан в «тучные» годы. Увы, они, похоже, теперь безвозвратно остались в прошлом. В итоге проект нового Налогового кодекса правительству с парламентом придется теперь приспосабливать к бюджетным доходам, включая отмену многих нынешних льгот и преференций. Столь крутой фискальный маневр, конечно же, будет означать новый поворот в экономической реальной политике. Кстати, и в соседней России в проекте стратегии развития этой страны до 2024 года констатируется, что расходы государства могут значительно превысить доходы, в результате чего устойчивость бюджетной системы снизится из-за расширяющейся «дыры» в ней.

Вполне логично было предложено в понедельник поддержать отрасли, дающие так называемый мультипликативный эффект для экономического роста, – жилищно-коммунальное хозяйство, аграрно-промышленный комплекс, туризм, транспорт, логистику и геологоразведку. Речь идет об огромных инвестициях, денег на которые у того же государства, как выясняется, нет в полном объеме. Поэтому нужно привлекать инвесторов. А им интересна финансовая выгода и здесь. Из-за чего встает вопрос повышения тарифов на «коммуналку». Как констатировал в своем выступлении в парламенте глава государства, «иначе мы не будем развивать ни электроэнергию, ни коммунальное хозяйство, ни старые заржавевшие трубы не будем менять, не будем сносить старые здания».

Конечно, не избежать было в парламенте и темы нашего многострадального банковского сектора, давно утерявшего былые лавры лидера СНГ. Даже после масштабной сделки по покупке Казкоммерцбанка Народным банком Казахстана здесь остается еще немало проблем, на которые регулятор реагирует явно запоздало. Президент поручил в этой связи Нацбанку работать в превентивном режиме и пообещал дать ему больше законодательных возможностей для контроля банков второго уровня, чтобы «не допустить провалов в деятельности частных банков, за которые затем придется расплачиваться государству». Кроме того, шла речь и о развитии страхования, поскольку в развитых странах страховщики выступают крупными инвесторами в экономику и заодно обеспечивают вклад в социальную защиту граждан.

БЕЗ ПРЕССЫ НИКАК НЕ ОБОЙТИСЬ

Непосредственно медиа-бизнес, конечно же, затрагивают конкретные задачи, поставленные в Плане нации по развитию информационного общества и нашедшие воплощение в соответствующем законопроекте, подготовленном нашим профильным министерством. Поставлена задача создать «Киберщит Казахстана» для защиты пользователей интернета от противоправного контента. Напомнил глава государства и о том, что «граждане не всегда информированы, не знают свои права и обязанности, вытекающие из законов», а посему особое внимание следует уделить разъяснительной работе, чтобы казахстанцы были в курсе законодательных новаций. «Принимая особо чувствительные законы, мы не советуемся с обществом, с народом, не разъясняем, для чего принимаются эти законы, и имеем эксцессы, которые у нас были», – констатировал президент.

Заметим со своей стороны, что попытка решать эту задачу лишь через интернет-ресурсы и онлайн-медиа была бы весьма наивной. Тут никак не обойтись без качественных деловых газет, со страниц которых регулярно нужно вести разъяснительную и образовательную работу по повышению экономической и юридической грамотности населения.

В общем, в начале этой недели из выступления главы государства в парламенте мы узнали много нового о ближайших экономических перспективах и предстоящих неотложных делах. Это хорошо, что в первые же дни нового делового сезона с самого «верху» был задан бодрый тонус всем и прозвучал призыв не расслабляться от достигнутых успехов в первом полугодии. Со своей стороны отметим, что, как пишущим об экономике журналистам, нам хотелось бы простоты и ясности регулирующих ее законов, дабы не нужно было расшифровывать для читателей тонкости эзопова языка чиновников. В первую очередь это относится к проекту нового Налогового кодекса, во многом определяющего экономическое поведение бизнеса и населения.

Тут, возможно, не стоит пока равняться на богатые страны Северной Европы, а лучше равняться на пример Грузии, где наиболее низкая общая налоговая нагрузка среди постсоветских республик. За другим примером далеко ходить не надо – это Международный финансовый центр Астана, который по поручению президента должен заработать сразу же после закрытия выставки ЭКСПО-2017. Невиданные ранее льготные условия, созданные для МФЦА и привлечения сюда иностранных инвесторов, в случае успеха этого амбициозного проекта можно постепенно распространить если не на всю нашу страну, то хотя бы на ее ключевые точки роста, включая, естественно, и Алматы.

В заключение остается лишь пожелать читателям «ДК» успешного делового сезона и оставаться оптимистами, для которых, как говорится, стакан всегда полон как минимум наполовину. «Тощие» годы приходят и уходят, а временные трудности мы уже давно научились преодолевать совместными усилиями. Да и нынешние реалии в корне отличаются от тягот «лихих» 90-х – ведь живем мы сейчас гораздо лучше и зажиточнее, так что все у нас получится!

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 8 сентября 2017 > № 2301528 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 21 июля 2017 > № 2250296 Тулеген Аскаров

Индустриальный шаг по-прежнему неровный

Хотя впервые за последнее время отечественная промышленность вышла в «плюс» одновременно по всем временным методикам измерения динамики, из данных статистиков следует, что этим позитивом она обязана исключительно горнодобывающей отрасли.

Тулеген АСКАРОВ

В целом физический объем промышленного производства увеличился в июне по сравнению с маем на 1,1% после снижения на 2,7% месяцем ранее и на 2,0% в апреле к марту. В годовом выражении, то есть при сравнении с первым месяцем прошлогоднего лета, прирост составил 7,5% против майских 10,7%, а в среднегодовом (первое полугодие к аналогичному периоду прошлого года) – остался на уровне в 7,8%.

В горнодобывающей отрасли произошел впечатляющий разворот месячной динамики в лучшую сторону. После апрельского обвала здесь на 5,6% и майского сокращения на 3,8% в июне сложился прирост на 7,0%, что и сказалось благотворно на общей динамике всей промышленности. При этом добыча сырой нефти увеличилась за первый месяц лета на 5,8%, руд цветных металлов – 11,5%, железной руды – 4,9%, природного газа – 1,5%, угля и лигнита – на 1,0%. В годовом выражении июньский прирост сложился на уровне в 10,3%, среднегодовом – 9,4%.

Зато в обрабатывающей отрасли месячная динамика развернулась в негативном направлении. Если в мае к апрелю здесь сложился прирост на 0,1%, то в июне произошел обвал на 7,0% по сравнению с последним месяцем весны. Минорный тон задавали здесь производство продуктов питания, сократившееся на 6,6%, напитков (4,4%), кожаной продукции (29,1%), текстильных изделий (0,7%), бумаги и бумажной продукции (1,0%), продуктов нефтепереработки (4,9%), химической промышленности (12,9%), черных металлов (8,8%), основных благородных и цветных металлов (7,1%), компьютеров, электронной и оптической продукции (4,4%), электрического оборудования (14,2%), автотранспортных средств (1,8%) и мебели (0,5%). Но был в июне и позитив в виде увеличения выпуска табачных изделий (18,9%), одежды (10,2%), деревянных изделий (9,1%), основных фармацевтических продуктов (25,2%), резиновых и пластмассовых изделий (8,1%), готовых металлических изделий (3,6%). В годовом выражении в обрабатывающей отрасли сохраняется позитив в виде прироста на 4,8%, в среднегодовом – на 6,5%.

Неважно сложились дела в минувшем месяце еще в двух отраслях. Спад июньского выпуска в электроснабжении, подаче газа, пара и воздушном кондиционировании по сравнению с маем составил 3,7%, в том числе по электроэнергии – 1,6%. В годовом выражении статистики зафиксировали здесь прирост на 5,8%, в среднегодовом – 5,1%. А в отрасли по водоснабжению, канализации и контролю над сбором и распределением отходов в июне к маю произошел обвал объема производства более чем на четверть – точнее, на 26,8%. При подсчетах годовой динамики здесь пока еще сохраняется слабый позитив в виде увеличения выпуска на 0,8%, тогда как в среднегодовом выражении сложилось снижение на 0,2%.

Если перейти к ситуации в регионах Казахстана, то из данных статистиков выясняется, что в 7-ми из них произошло сокращение объема промышленного производства в июне по сравнению с маем. При этом наибольший спад сложился в Жамбылской области (10,9%) и Алматы (9,1%). Попали в группу аутсайдеров также Акмолинская (7,2%), Актюбинская (0,9%), Кызылординская (1,4%), Павлодарская (2,5%) и Северо-Казахстанская (2,4%) области. Лидером же по темпам увеличения индустриального выпуска оказалась Южно-Казахстанская область с приростом на 11,6%, второе место заняла Астана (8,7%).

По темпам динамики в годовом и среднегодовом выражении уверенно лидирует Атырауская область – соответственно 23,0% и 19,3%. Абсолютным аутсайдером же стал другой нефтедобывающий регион – Кызылординская область, где сложился спад соответственно на 7,5% и 3,7%.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 21 июля 2017 > № 2250296 Тулеген Аскаров


Китай. Евросоюз. Казахстан. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 18 мая 2017 > № 2188739 Тулеген Аскаров

До свидания, Пекин. Здравствуй, Астана!

В минувший понедельник принятием совместного итогового коммюнике главы государств и правительств 30 стран мира завершили двухдневный форум высокого уровня по международному сотрудничеству «Один пояс, один путь», прошедший в Пекине.

Тулеген АСКАРОВ

КИТАЙСКИЙ «ЛОКОМОТИВ» НАРАЩИВАЕТ ТЯГУ

Это решение придало многостороннюю основу инициативе Поднебесной по созданию нового Шелкового пути и определило ключевые принципы сотрудничества вовлеченных в него стран, – равноправные консультации, взаимную выгоду, гармонию и толерантность, рыночные механизмы, сбалансированность и стабильность. Планирование и реализация проектов в рамках «Пояса и пути» будет осуществляться исключительно путем консультаций и переговоров с уважением к принципам и резолюциям Совета Безопасности ООН, нормам внутреннего законодательства, территориальной целостности и суверенитету государств-партнеров. Участники форума обязались учитывать интересы, естественные и культурные различия, признавать специфику друг друга, подчеркнув важность роли рынка и справедливых деловых механизмов наряду с руководящей ролью национальных правительств, играющих ключевую роль в осуществлении открытой, прозрачной и недискриминационной политики. В коммюнике также говорится о важности поддержания высоких нормативов и стандартов, устойчивого экономического роста, общественного прогресса и защиты окружающей среды при реализации проектов.

Тон обсуждению перспектив сотрудничества в рамках «Пояса и пути» задал китайский лидер Си Цзиньпин, выступивший с программной речью на церемонии открытия форума в минувшее воскресенье. Он призвал партнеров развивать эту инициативу как путь мира, реализуя ее в мирной и стабильной обстановке.

Географический размах «Пояса и пути» не может не впечатлять – в его рамках Китай намерен сотрудничать почти с 60 странами и международными организациями. Это намерение подкрепляется солидным финансированием – речь идет об общей сумме в эквиваленте более $120 млрд, которую официальный Пекин обещает выделить на развитие нового Шелкового пути. Дополнительные 100 млрд юаней ($14,5 млрд ) получит Фонд Шелкового пути, 360 млрд юаней ($55,1 млрд) пойдут в виде специальных кредитов от двух китайских банков развития на нужды поддержки сотрудничества. Еще 60 млрд юаней получат в виде финансовой гуманитарной помощи развивающиеся страны и международные организации, участвующие в «Поясе и пути». И, наконец, 300 млрд юаней ($43,5 млрд) поступят от китайских финансовых институтов через зарубежные операции с привлечением юаневых фондов.

Китайский лидер заявил также о планах по созданию 50 совместных лабораторий со странами, присоединившимися к инициативе «Пояс и путь», для сотрудничества в инновационной сфере. Он также подчеркнул, что эта инициатива нацелена на сопряжение стратегий развития и взаимное дополнение сравнительных преимуществ стран. Причем открыта и для государств за пределами Азии, Европы и Африки. Напомним читателям «ДК», что в рамках «Пояса и пути» предлагается построить следующие экономические коридоры: «Китай – Монголия – Россия»; «Китай – Центральная Азия – Западная Азия»; «Китай – полуостров Индокитай»; «Китай – Пакистан»; «Бангладеш – Китай – Индия – Мьянма», а также развивать новый евразийский континентальный мост, связывающий Тихий океан с Атлантическим.

Кстати, несколько трансконтинентальных железнодорожных маршрутов уже начали действовать – только с начала этого года из Китая в Европу было отправлено ровно 1000 поездов с экспортными товарами! Тысячный эшелон ушел в самый канун форума в Пекине из китайского города Иу в Мадрид.

Cи Цзиньпин призвал партнеров превратить проект «Пояса и пути» в путь мира, процветания, открытости, инноваций и цивилизации. Ведь выгоду от этого пути получит не только Китай, заинтересованный в продвижении за рубеж своих товаров и услуг и развитии своих северных и северо-западных регионов, отстающих от прибрежной части этой страны. По оценкам Министерства торговли Китая, в ближайшее пятилетие импорт из государств, участвующих в проекте «Пояса и пути», достигнет $2 трлн.

В 2013-2016 годах прямые инвестиции предприятий Китая в страны вдоль «Пояса и пути» превысили $60 млрд. Согласно данным Госкомитета по делам развития и реформ КНР, только в первом квартале 2017 года китайские предприятия подписали почти 1000 новых контрактов на выполнение подрядных работ в странах вдоль «Пояса и пути». Объем же выполненных подрядных работ в этих государствах достиг $14,4 млрд. Объем торговли между Китаем и странами вдоль «Пояса и пути» в прошлом году достиг 6,3 трлн юаней.

Ну, а поскольку форум дал импульс многостороннему формату «Пояса и пути», то для координации действий партнеров после форума Китаем будет создан механизм по связям в рамках этого проекта.

ДВИЖЕНИЕ К «БОЛЬШОЙ ЕВРАЗИИ»

Пекинский форум, безусловно, стал самым крупномасштабным международным мероприятием в рамках этой инициативы. Ведь по данным организаторов, в нем приняли участие порядка 1500 представителей более чем из 130 стран и 70 международных организаций. И Казахстану на этом форуме отводилась явно не последняя роль, что и не удивительно – ведь именно в нашей стране, точнее, в столичном Назарбаев Университете, 7 сентября 2013 года китайский лидер выступил с речью, в которой предложил совместно выстраивать Экономический пояс Шелкового пути!

Выступая на круглом столе лидеров пекинского форума «Политическая совместная деятельность для более тесного сотрудничества», представлявшем собой, по сути, саммит глав государств и правительств, президент Казахстана, как говорится, со знанием дела, предложил конкретные меры по дальнейшей реализации «Пояса и пути». Среди них – облегчение прохождения товарных потоков через повышение уровня сервиса и устранение административных барьеров (для этого Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций нужно активнее финансировать соответствующие программы); развитие сельскохозяйственной кооперации для обеспечения продовольственной безопасности стран вдоль «Пояса и пути»; рациональное управление водными ресурсами внутриконтинентальных трансграничных рек; более тесное сотрудничество в сфере инновационного и научно-технического развития, включая и создание Международной академии наук Шелкового пути.

Говорилось и о важной роли ЕАЭС в проекте Экономического пояса Шелкового пути, в результате которого на выгодной основе могут быть связаны платформы этого союза, ШОС и ЕС в единую региональную территорию процветания «Большой Евразии». Кстати, в форуме участвовали лидеры практически всех стран ЕАЭС, а также делегация из Армении. А о сопряжении интеграционных процессов в рамках ЕАЭС и «Пояса и пути» говорил на форуме и российский президент Владимир Путин в контексте большого евразийского партнерства на едином экономическом пространстве от Атлантики до Тихого океана. Речь идет о целой системе двусторонних и многосторонних соглашений по упрощению регулирования в сферах таможенного дела, санитарного и фитосанитарного контроля, отраслевого сотрудничества и инвестиций, защиты прав интеллектуальной собственности.

Казахстанский президент в этой связи напомнил, что в этом году ЕАЭС показывает рост взаимной торговли стран-участниц более чем на 30%, представляя собой крупный рынок с общим населением в 180 млн человек. Китай же он по праву назвал новым драйвером стимулирования международной кооперации, подчеркнув, что инициатива «Пояса и пути» формирует новую геоэкономическую парадигму для стран с суммарным населением в 4,5 млрд человек. Особо подчеркнул наш президент и новую роль Центральной Азии, которая, по его словам, «как в свой золотой период столетие назад, сейчас вновь получила стратегическое значение, став главным мостом между крупнейшими рынками». Кстати, заметим, что употреблявшееся до обретения независимости географическое понятие «Средняя Азия и Казахстан», сложившееся еще во времена царской России, теперь отошло в прошлое. А отказаться от этого термина в пользу Центральной Азии предложил президент Казахстана еще в 1992 году на саммите стран нашего региона, который теперь явно вырос из своих прежних геополитических «штанишек».

Высокую активность нашей страны в реализации «Пояса и пути» отметил и китайский лидер, назвавший Казахстан «чемпионом» по трансконтинентальным перевозкам. Отметим также, что в плотном графике форума у руководителей двух стран нашлось время для двусторонней встречи, на которой обсуждались вопросы международной повестки дня, включая конфликт в Сирии, региональной и кибер-безопасности, двустороннего сотрудничества. Си Цзиньпин подтвердил готовность посетить Казахстан с официальным визитом и принять участие в саммите ШОС и открытии международной специализированной выставки ЭКСПО-2017. Президент же Казахстана назвал сотрудничество нашей страны с Китаем образцовым, подчеркнув, что «другие страны могут у нас учиться».

ВСЕ ФЛАГИ В ГОСТИ К НАМ!

Кстати, казахстанский посол в Китае Шахрат Нурышев в интервью агентству «Синьхуа», опубликованном в канун пекинского форума, предложил сделать сотрудничество между нашими странами образцовой моделью взаимодействия в рамках «Пояса и пути». По его словам, Казахстан является не только первым пунктом на Шелковом пути в западном направлении из Китая, но и первой страной, с которой это государство развертывает взаимодействие по производственным мощностям и сопряжению стратегий развития в рамках инициативы «Пояса и пути». Речь идет о 51 проекте в индустриально-инвестиционной сфере на общую сумму $26 млрд и создании порядка 20 тысяч новых рабочих мест для казахстанцев. Говорилось в интервью и о том, что «Пояс и путь» взаимно дополняет реализуемую в Казахстане новую экономическую политику «Нурлы жол», для чего в прошлом году был подписан план сотрудничества по их сопряжению.

Темпы сотрудничества наших стран в рамках «Пояса и пути» и в самом деле высоки. К примеру, во второй день форума стало известно, что китайские компании COSCO и Lianyungang Port Holdings подписали с соглашение с национальной компанией «Казахстан темир жолы» о приобретении 49%-ной доли сухого порта в специальной экономической зоне «Хоргос – Восточные ворота» в Казахстане. COSCO (China Ocean Shipping (Group) Company) является мировым лидером в секторе навалочных грузов, входит в десятку крупнейших мировых контейнеров операторов. Для этой компании сухой порт Хоргоса станет первым зарубежным железнодорожным проектом, в который она вкладывает свои инвестиции, чтобы сделать его образцовым примером сотрудничества в строительстве «Пояса и пути». Кстати, на следующий день после завершения форума агентство «Синьхуа» сообщило об участии казахстанских железнодорожников в тренинге на высокоскоростных поездах в городе Ухань провинции Хубэй вместе с коллегами из Кыргызстана и Узбекистана.

Международный финансовый центр «Астана» подписал меморандум о взаимопонимании с компанией Zhejiang «Jumore» E-commerce Co. Ltd по содействию в привлечении прямых инвестиций в проекты, реализуемые в рамках «Пояса и пути», и развитию фондового рынка путем подключения казахстанских проектов к платформе электронной коммерции Jumore. Стало известно и о подписании с китайскими властями протокола по инспекции, карантину и санитарным требованиям, предъявляемым к меду, экспортируемому из Казахстана в эту страну. Напомним, что в Китай экспортируются и другие продовольственные товары казахстанского производства – растительное масло, мясо, мука, которые высоко ценятся тамошними потребителями как органические продукты высокого качества.

Ну, а менее чем через месяц многим лидерам стран, участвовавших в пекинском форуме, предстоит вновь встретиться в Астане на саммите ШОС, который пройдет 8-9 июня, то есть в канун открытия там всемирной выставки ЭКСПО-2017. Казахстан председательствует в ШОС с лета прошлого года. Основные приоритеты нашего председательства во многом совпадают с ключевыми целями «Пояса и пути», заявленными в Пекине, – укрепление региональной безопасности, развитие экономического сотрудничества, раскрытие транзитно-транспортного потенциала, углубление культурных и гуманитарных связей в контексте реализации стратегии развития ШОС до 2025 года. Уже известно, что представители государств членов ШОС примут участие в мероприятиях в рамках ЭКСПО-2017, пройдет молодежный форум ШОС «Развитие «зеленой» экономики, туризма и спорта», фестиваль искусств и другие мероприятия. В общем, Пекин передает эстафетную палочку Астане!

Китай. Евросоюз. Казахстан. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 18 мая 2017 > № 2188739 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 4 мая 2017 > № 2163984 Тулеген Аскаров

Даже до России нам еще далеко

Очередное замедление годовой инфляции до 7,5% в апреле с мартовских 7,7% все же не позволяет пока считать, что Нацбанку удалось добиться здесь окончательного успеха в ее таргетировании.

Тулеген АСКАРОВ

Напомним читателям, что нынешний уровень этого показателя намного превышает достигнутый по нему исторический минимум в 4,8% годовых, пришедшийся на 2013 год. Кроме того, в соседней России, где таргетировать инфляцию начали немного раньше, чем у нас, она опустилась в годовом выражении до 4,3%. Отметим также, что по-прежнему настораживает опережающий рост цен на продукты питания, составивший за год 9,6%, и непродовольственные товары (8,0%), нивелировать который пока удается за счет сдерживания тарифов на платные услуги для населения, по которым сложился прирост на 4,6%.

Лидировали продукты питания по темпам роста цен в апреле и по сравнению с мартом с 0,6%. При этом мясо и мясопродукты поднялись в цене на 0,7% (в том числе говядина подорожала на 0,8%, а баранина – на 2,6%), овощи – на 4,0%, кондитерские изделия и алкогольные напитки – по 0,7%. Снижение цен произошло по хлебобулочным изделиям и крупам (0,1%), яйцам (2,7%), маслам и жирам (0,9%), сахару (1,0%). С начала текущего года по этой группе товаров произошло подорожание на 3,8%, при этом впереди идут картофель (35,5%), овощи свежие (18,8%), баранина (8,8%) и говядина (7,3%), тогда как подешевели яйца (11,3%), сахар (5,9%), гречневая крупа (5,7%) и подсолнечное масло (4,4%).

Непродовольственные товары за второй месяц весны подорожали к марту на 0,4%. Тон в ценовой динамике задавали здесь сжиженный газ (1,4%), одежда и обувь (0,5%), медикаменты (0,6%) и дизельное топливо (0,7%). С начала года по этой группе сложился подъем цен на 2,1%, лидировали же при таком способе подсчета ценовой динамики сжиженный газ (5,8%), бензин (5,5%), автомобили (3,7%), стеклянные и керамические изделия (2,8%), текстильные изделия и медикаменты (2,3%), дизельное топливо (2,2%). Учитывая, что стоимость транспортных перевозок является одним из ключевых факторов инфляции, можно предположить, что быстрые темпы подорожания моторного топлива будут способствовать росту цен на другие непродовольственные товары, а также на продукты питания и платные услуги.

Кстати, данные статистиков подтверждают такое предположение. По их подсчетам, с начала года проезд междугородним автобусом подорожал на 3,6%, внутригородским – 2,7%, тогда как на воздушном пассажирском транспорте расценки опустились на 2,8%, железнодорожном – 1,9%. В наибольшей степени подорожали правовые услуги (7%), страхование личных транспортных средств (6,8%), услуги канализации (6,8%), центральное отопление (5,2%), горячая вода (5,1%), газ, транспортируемый по распределительным сетям (4,2%). В целом же с начала года платные услуги подорожали на 2,1%, в том числе в апреле к марту – на 0,4%. Оплотом же ценовой стабильности в этой сфере выступают связь, среднее и высшее образование, где расценки не изменились в сравнении с декабрем прошлого года и мартом. А на воздушном пассажирском транспорте в апреле произошло значительное снижение тарифов к марту на 3,8%, с начала текущего года – 2,8%.

Среди регионов максимум по годовой инфляции статистики зарегистрировали в Атырауской области в 9,1%, минимум – в Западно-Казахстанской области (6,0%). По уровню месячной инфляции в апреле к марту вперед вышли Алматы и Северо-Казахстанская область (по 0,8%), тогда как наиболее низкое ее значение в 0,3% сложилось в Актюбинской, Алматинской, Западно-Казахстанской и Южно-Казахстанской областях. По темпам же роста потребительских цен с начала года лидирует Атырауская область с 3,7%, тогда как минимум оказался в Мангистауской области (1,8%).

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 4 мая 2017 > № 2163984 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 20 апреля 2017 > № 2146512 Тулеген Аскаров

И на индустриальную «улицу» пришла весна!

После вполне оптимистичной концовки зимы отечественная промышленность продолжила набирать обороты и в марте, приятно удивив весьма высокими темпами позитивной динамики.

Тулеген АСКАРОВ

По сравнению с февралем физический объем промышленного производства увеличился за первый месяц весны на 17,9%! При этом горнодобывающая отрасль вернула себе титул главного индустриального «локомотива», показав прирост на впечатляющие 20,6%, в том числе по нефти – на 19,4%, природному газу – 18,3%, железной руде – 24,6%, рудам цветных металлов – 24,1%, углю – на 6,4%.

Вполне приличную динамику показала и обрабатывающая промышленность, где в марте к февралю сложился прирост на 8,6%. В этой отрасли позитивный тон задавали напитки, выпуск которых вырос на 20,6%, продукты питания (8,7%), одежда (29,2%), кожаная продукция (48,0%), бумага и бумажная продукция (16,6%), продукты нефтепереработки (8,5%) и химической промышленности (8,0%), черные металлы (14,5%), основные благородные и цветные металлы (6,4%), готовые металлические изделия (7,5%), мебель (3,1%). Впрочем, была и группа аутсайдеров, показавших снижение выпуска, – в ней оказались табачные (3,0%) и текстильные (4,0%) изделия, фармацевтические продукты (14,0%), электрическое оборудование (3,0%) и автотранспортные средства (8,4%).

В водоснабжении, канализационной системе, контроле над сбором и распределением отходов мартовский объем производства увеличился к февралю на 19,3%, в электроснабжении, подаче газа, пара и воздушном кондиционировании – на 2,9%.

В годовом выражении, то есть к марту прошлого года, объем промышленного производства вырос на вполне приличные 8,3%, а в среднегодовом (январь-март к аналогичному периоду год назад) – 5,8%. Среди регионов при таких способах подсчета динамики наиболее высокие темпы увеличения выпуска статистики зарегистрировали в Атырауской области – соответственно 20,2% и 12,9%. Если же сравнивать март с февралем, то в лидеры выходит Карагандинская область с приростом на 20,6%, тогда как наибольшее сокращение выпуска – на 10,1% – сложилось в Южно-Казахстанской области. При подсчетах в годовом выражении аутсайдерами оказались Кызылординская и Жамбылская области, в которых был зафиксирован спад соответственно на 2,9% и 1,0%. Эти же регионы выделились сокращением выпуска и в среднегодовом выражении соответственно на 4,6% и 1,3%, а к ним присоединилась еще и Мангистауская область (1,1%).

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 20 апреля 2017 > № 2146512 Тулеген Аскаров


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 20 апреля 2017 > № 2146480 Тулеген Аскаров

Третий прыжок казахстанского «барса»

Во многих видах спорта по давней традиции участникам соревнований дается возможность выступить несколько раз для того, чтобы они не зависели от случайностей при отведенном им лишь единственном шансе. Как правило, попыток предоставляется три, и зачастую получается, что именно заключительная из них становится победной.

Тулеген АСКАРОВ

«И НА ОБЛОМКАХ САМОВЛАСТЬЯ…»

Наша страна за минувшие 25 лет независимости сполна использовала отведенное ей историей время на поиск лучшей доли и построение новой жизни через две последовательные модернизации. В результате первой из них на руинах распавшегося СССР было создано новое государство, которому в сложной геополитической ситуации пришлось искать свой путь в неизвестное будущее. Чего стоило только построение с нуля основ рыночной экономики, сменившей административно-командную систему, основанную на планировании и распределении всего и вся из единого центра! Напомним читателям «ДК», что как раз та система и привела в итоге богатую на природные ресурсы и грамотных специалистов страну к пустым полкам в магазинах и тотальному дефициту даже самых необходимых товаров! Конечно, те, кто пережил «лихие» 90-е годы прошлого века, помнят, каким нелегким был переход от незадавшегося социализма «с человеческим лицом» к рынку. Тогда на время наша жизнь оказалась на грани разрухи, поскольку были разорваны сложившиеся хозяйственные связи, а миллионы соотечественников покинули страну в поисках лучшего будущего. Но все же общими усилиями удалось провести первую модернизацию, избежав голода, нищеты и кровопролитной гражданской войны, ставших уделом многих развивающихся государств, да и предтечей самого развалившегося СССР.

Вторая модернизация, как вспоминают ветераны редакции «ДК», также началась весьма неожиданно. Не успели тогда мы сполна вкусить первые сладкие плоды рыночной экономики и толком осмотреть открывшийся нам мир, избавляясь постепенно от родимых пятен советского прошлого, как была оглашена «Стратегия-2030» и начался перенос столицы из Алматы в Астану. Кстати, символом той стратегии, цели которой были достигнуты досрочно несколько лет тому назад, был избран снежный барс – ирбис. Грянувший тогда азиатский, а затем и российский финансовые кризисы с последовавшей обвальной девальвацией тенге в апреле 1999 года юная рыночная экономика Казахстана перенесла на удивление легко. А уж «нулевые» года текущего столетия и вовсе вспоминаются сейчас медийщиками как своего рода «золотой» период в независимой истории отечественных СМИ! Ведь тогда мощный приток рекламных доходов обильно орошал нашу сферу, дав жизнь новым изданиям, включая и «ДК», и новым поколениям журналистов. ВВП страны рос 10-ными темпами, изумляя зарубежных экспертов, а экономический подъем к середине «нулевых» перешел в бум. Увы, как и положено капиталистической экономике, потом «пузырь» лопнул и из-за рубежа пришел очередной кризис в 2007-2008 годах. Но и это испытание наша экономика выдержала достойно, ограничившись относительно небольшой февральской девальвацией тенге в 2009 году, национализацией нескольких крупных банков и вливаниями экономики из Нацфонда. А потом на время опять вернулись прекрасные нефтяные времена, когда цены на «черное золото» взметнулись выше $100 долларов, что позволило родному государству без особого напряжения принять саммит ОБСЕ, зимнюю Азиаду, запустить программы строительства доступного жилья, повышать пенсии с пособиями и выплачивать их регулярно. В общем, и второй прыжок казахстанскому барсу в целом удался!

ОКНО В КРЕМНИЕВУЮ ДОЛИНУ

И вроде бы все устоялось, но очередной обвал цен на нефть вместе с двумя подряд девальвациями казахстанской валюты, подешевевшей к доллару всего за пару лет более чем вдвое – со 150 до 310 тенге, убедительно доказал, что почивать на углеводородных лаврах больше нельзя. Положа руку на сердце, и все мы давно понимали, что стране пора слезть с нефтяной «иглы» и жить по принципам нового времени, дабы войти в «Топ-30» развитых государств мира к 2050 году, вступивших в эру четвертой промышленной революции.

Поэтому прозвучавший минувшей зимой призыв к реализации третьей модернизации Казахстана с созданием новой модели экономического роста страны стал вполне логичным следствием накопленного опыта и набитых «шишек» предыдущих двух исторических этапов. Столь же естественно были обозначены и приоритеты нового этапа – ускоренная технологическая модернизация экономики, кардинальное улучшение и расширение бизнес-среды, макроэкономическая стабильность, улучшение качества человеческого капитала, а также институциональные преобразования, безопасность и борьба с коррупцией.

Собственно говоря, мы и сами, бывая за рубежом в развитых странах, видим, как строится там жизнь на основе этих приоритетов, в первую очередь верховенства закона (rule of law). Но если последние четыре направления из приведенного списка государство может реализовать в принципе и само, изменяя в лучшую сторону законодательство, наказывая зарвавшихся коррупционеров, создавая новые институты и упраздняя отжившие свое, следуя макроэкономическим установкам МВФ, то, как быть с реализацией первого приоритета, было не очень понятно до последнего времени. Но все стало на свои места после того, как в минувшую пятницу премьер-министр Бакытжан Сагинтаев вернулся в Астану из рабочей поездки в США. Инвестировать и внедрять новые технологии в нашу экономику намереваются IT-гиганты знаменитой Кремниевой долины (Silicon Valley), где теперь откроется представительство Казахстана. В Сан-Франциско премьер встретился с руководством компаний «Cisco», «Tesla Motors», «Microsoft», «Robomatter Inc.», «IBM», «Autodesk», «Uber», посетил офисы «Google», «Jabil» и других IT-фирм, а также выступил на технологическом форуме «Project:Collider». Впрочем, не была забыта и большая нефть Казахстана – в Калифорнии г-н Сагинтаев побеседовал и с представителями нефтяного гиганта «Chevron», работающего у нас на Тенгизе.

Ну, а первый день поездки премьера в США был посвящен финансовой столице США – Нью-Йорку, где он встретился с ведущими представителями могущественной Уолл-Стрит – «Citigroup», «Mastercard», «Berkley», «Morgan Stanley», «Black Rock», «Goldman Sachs». Успел он побеседовать и с аналитиками международных рейтинговых агентств «Moody’s», «Standard&Poor’s» и «Fitch», от оценки которых зависит инвестиционная привлекательность нашей страны. Не забытыми оказались и деловые медиа – в результате переговоров с миллиардером Майклом Блумбергом достигнута договоренность об открытии телеканала и офиса «Bloomberg» в Астане. Напомним, что в столице готовится к запуску Международный финансовый центр «Астана», где тон будут задавать ведущие зарубежные инвесторы. Не остались без внимания премьера в Нью-Йорке и представители таких отраслей как машиностроение, энергетика, фармацевтика и производство продуктов питания, также требующие модернизации и новых технологий. Эти темы обсуждались с ведущими американскими компаниями «General Electric», «Grace, Robotti & Company Advisors», «AGCO», «AES», «Pfizer» и другими. И, конечно же, впечатлило то, что премьер сумел найти время для бесед со всемирно известными экономистами: в Нью-Йорке он встретился с Нуриэлем Рубини, а в Сан-Франциско – с Артуром Лаффером.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 20 апреля 2017 > № 2146480 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > dknews.kz, 13 апреля 2017 > № 2141359 Тулеген Аскаров

«Пенсионка» ушла в ноль

Судя по официальным данным «ЕНПФ», последний месяц минувшей зимы стал серьезным испытанием для накопительной пенсионной системы, нуждающейся в экстренной подпитке дополнительными обязательными взносами работодателей (ОПВР).

Тулеген АСКАРОВ

Напомним читателям «ДК», что такие взносы в размере 5% от доходов работников будут перечисляться с 1 января следующего года, но при этом они не будут являться их собственностью в отличие от нынешних 10%-ных обязательных пенсионных взносов, удерживаемых с них, и не смогут наследоваться. Более того, не все работники смогут получить выплаты за счет ОПВР, так как для этого такие взносы должны перечисляться не менее 60 месяцев на условные пенсионные счета. А пенсионные выплаты работников, не доживших до наступления возраста выхода на заслуженный отдых, государство распределит в пользу состоявшихся пенсионеров, имеющих право получение средств ОПФР. Произойдет это не скоро – лишь с 1 января 2023 года.

Как следует из сведений ЕНПФ, за февраль выплаты вкладчикам выросли на 18,4 млрд тенге, в том числе переводы в страховые компании – на 1,9 млрд тенге. При этом начисленный инвестиционный доход по накоплениям вкладчиков сократился за последний месяц зимы на 7,9 млрд тенге, «чистый» инвестдоход – на 9,4 млрд тенге. Последний показатель определяется как разница между начисленным инвестдоходом и комиссионными вознаграждениями, которые получает ЕНПФ в размере 5,25% от этого дохода и 0,0225% от пенсионных активов. Как видно из приведенных данных, в феврале общий размер комиссионных, полученных государственным монополистом, увеличился на 1,5 млрд тенге. Но при этом вознаграждение от инвестиционного дохода за последний месяц зимы не изменилось и осталось на уровне в 1,6 млрд тенге, тогда как комиссионные от пенсионных активов, получаемые «ЕНПФ» ежемесячно, выросли почти на 1,5 млрд тенге.

Понятно, что при таком раскладе у «ЕНПФ» нет особого стимула требовать от Нацбанка, управляющего инвестициями пенсионных активов, роста доходности по ним, так как можно автоматически хорошо зарабатывать на комиссии от роста накоплений вкладчиков. В итоге за первые два месяца текущего года доходность по этим накоплениям, распределенная на счета вкладчиков (получателей), упала практически до нуля, составив 0,02% годовых! В абсолютном выражении Нацбанк заработал для вкладчиков «ЕНПФ» в январе-феврале лишь 5,9 млрд тенге при том, что за первый месяц текущего года, было 13,8 млрд. тенге при доходности в 0,16%.

Столь плачевный результат в «ЕНПФ» объясняют не только инвестиционной деятельностью Нацбанка, но и волатильностью курсов иностранных валют наряду с изменением рыночной стоимости финансовых инструментов, в которые инвестированы пенсионные накопления. Действительно, убыток от переоценки иностранной валюты за два месяца достиг 89,4 млрд тенге, превысив доходы от вознаграждения по ценным бумагам, размещенным вкладам и операциям «обратное РЕПО», которые составили 85,3 млрд тенге. Выйти же в скромный «плюс» ЕНПФ удалось за счет доходов от рыночной переоценки ценных бумаг в его портфеле, принесших 13,3 млрд тенге.

Судя по всему, негативное влияние на доходность по пенсионным активам оказало значительное укрепление тенге к доллару в феврале на 3,5%, что автоматически повлекло отрицательную курсовую разницу по инвалютной части инвестиционного портфеля «ЕНПФ». Тем не менее, как раз долларовая его компонента растет в текущем году быстрее тенговой, прибавив с начала года 1,49% до 1 трлн 514, 62 млрд тенге, в то время как часть в казахстанской валюте увеличилась на 0,85% до 5 трлн 186,0 млрд тенге.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > dknews.kz, 13 апреля 2017 > № 2141359 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 6 апреля 2017 > № 2130865 Тулеген Аскаров

Пока цены в коридоре

Хотя инфляция за первый месяц весны сложилась на том же уровне 0,5% к февралю, что и год назад, Нацбанк все же может записать в свой актив небольшое ее замедление при расчете по другим временным методикам.

Тулеген АСКАРОВ

Так, в годовом выражении, то есть к марту прошлого года, согласно выкладкам Комитета по статистике Министерства национальной экономики, инфляция замедлилась до 7,7% с февральских 7,8%. Но при этом цены на продовольственные и непродовольственные товары выросли опережающими темпами – соответственно на 9,7% и 8,5%. При этом инфляционный тон в первой группе задавали кофе, чай и какао, подорожавшие за год на 25,9%, крупы (21,9%), кондитерские изделия (14,7%), хлеб (12,7%), говядина и мясо птицы (11,9%), алкогольные напитки (10,4%), фрукты и овощи (10,3%). Среди непродовольственных товаров наиболее высокими темпами росли цены на дизельное топливо (39,3%), сжиженный газ (15,1%), бензин (14,6%), обувь (11,3%), товары личного пользования (10,7%), моющие и чистящие средства (9,9%), медикаменты (9,1%), автотранспортные средства (9,1%), бытовые текстильные изделия (8,8%). Общий же рост потребительских цен пока удается сдерживать в рамках традиционно прогнозируемого коридора в 6-8% годовых за счет более низкой динамики на тарифы и расценки в сфере платных услуг для населения – они выросли в годовом выражении на 4,7%. Но и здесь есть позиции, по которым статистики зарегистрировали опережающий рост, – канализация (22,2%), холодная вода (9,8%), газ, транспортируемый по транспортным сетям (7,5%), амбулаторные услуги (8,8%), услуги автомобильного (6,8%) и воздушного (8,5%) транспорта, образования (6,2%), общепита (6,1%), ритуальные (6,8%) и правовые (7,0%) услуги.

С начала же текущего года потребительские цены выросли за первый квартал на 2,3%, тогда как за тот же период в прошлом году было 3,0%. При таком методе подсчета впереди также идут продукты питания (3,2%), тогда как непродовольственные товары и платные услуги стали обходиться дороже в целом на 1,7%.

В марте же по сравнению с февралем цены на продукты питания выросли на 0,6%. Здесь инфляционный тон задавали овощи (3,3%), баранина (1,9%), кондитерские изделия (1,2%), говядина (1,1%), сметана (0,8%), сыры (1,0%), сливочное (0,7%) и растительно-сливочное (0,9%) масло. Подешевели же за минувший месяц яйца (4,4%), сахар (1,8%), гречневая крупа (1,6%), подсолнечное масло (1,1%) и рис (0,1%). Непродовольственные товары в марте к февралю подорожали на 0,4%. Опережающими темпами в этой группе росли в цене автотранспортные средства (1,2%), бензин (1,2%), дизельное топливо (0,6%) и ткани (1,0%). По платным услугам расценки в целом поднялись за первый месяц весны на 0,4%. Здесь проезд на воздушном транспорте подорожал на 11,1%, автомобильном – 1,0%, горячая вода – 1,5%, центральное отопление – на 1,3%.

Среди регионов страны наиболее высокие темпы месячной инфляции статистики зафиксировали в марте в Южно-Казахстанской (1,1%) и Костанайской областях (1,0%), в годовом выражении – в Астане (9,3%) и Атырауской (8,7%), а с начала текущего года – в Павлодарской (3,2%) и Атыруской (3,0%) областях. В наименьшей степени цены выросли в марте к февралю в Алматы и Мангистауской области (по 0,2%). Минимальная годовая инфляция сложилась в Западно-Казахстанской (6,5%), Мангистауской и Актюбинской областях (по 6,6%). А с начала текущего года наименьший рост потребительских цен был зафиксирован в Алматинской и Акмолинской областях – по 1,6%.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 6 апреля 2017 > № 2130865 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 30 марта 2017 > № 2126784 Тулеген Аскаров

Промышленность идет на поправку

После традиционно провального старта года к концу зимы отечественная индустрия вышла на траекторию позитивной динамики по всем статистическим методикам ее подсчета.

Тулеген АСКАРОВ

Если в январе к декабрю физический объем промышленного производства обвалился на 14,6%, то в феврале к первому месяцу года сложился прирост на 1,7%. Правда, традиционно считающаяся главным нашим индустриальным «локомотивом» горнодобывающая отрасль вновь оказалась в «минусе», показав снижение объема производства еще на 6,1% после падения на 12,1% в январе к декабрю. При этом добыча нефти сократилась за февраль на 7,2%, природного газа – 8,9%, угля – 5,0%, железной руды – 10%, а руд цветных металлов – на 14,5%. Значительный спад зафиксировали статистики и в отрасли по электроснабжению, подаче газа, пара и воздушному кондиционированию – 10,7%.

А вытянули в «плюс» отечественную индустрию за последний месяц зимы две ее отрасли – обрабатывающая промышленность и водоснабжение, канализационная система, контроль над сбором и распределением отходов. В последней объем выпуска в феврале к январю подпрыгнул на 22,8%, тогда как в первой прирост сложился в 4,5%. Позитивный тон в обрабатывающей отрасли задавал выпуск продуктов питания (3,0%), напитков (12,4%), табачных изделий (20,9%), одежды (14,9%), кожаной и относящейся к ней продукции (19,1%), деревянных и пробковых изделий (12,5%), бумаги и бумажной продукции (8,8%), резиновых и пластмассовых изделий (10,8%), основных благородных и цветных металлов (8,2%), готовых металлических изделий (21,7%), компьютеров, электронной и оптической продукции (23,6%), автотранспортных средств (54,4%), мебели (8,4%). Спад же в этой отрасли сложился в производстве продуктов нефтепереработки (11,1%), химической промышленности (2,0%), черных металлов (1,4%) и особенно основных фармацевтических продуктов (67,9%). Напомним, что как раз в феврале глава государства на совещании с правительством поручил разобраться с компанией «СК-Фармация», мешающей, по его словам, развитию отечественной фармацевтической отрасли.

В годовом выражении, то есть к февралю прошлого года, объем промышленного производства в целом по стране вырос на 4,0%, в среднегодовом (январь-февраль к тому же периоду год назад) – на 4,5%. А среди регионов по темпам увеличения индустриального выпуска по первому способу определения динамики в лидеры вышла Атырауская область с 8,7%, тогда как аутсайдером оказалась Жамбылская область со спадом на 4,1%. При исчислении в среднегодовом выражении впереди также идет Атырауская область с приростом на 9,2%, а наибольшее падение производства произошло в Кызылординской области – 5,4%. При сравнении же февральских данных с январем на первое место в статистических выкладках выходит Восточно-Казахстанская область, где выпуск промышленной продукции подскочил на 34,9%. Аутсайдерами же здесь оказались Жамбылская и Алматинская области, в которых статистики зарегистрировали спад соответственно на 11,4% и 10,1%.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 30 марта 2017 > № 2126784 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 19 января 2017 > № 2041705 Тулеген Аскаров

Кашаган промышленности не помог

Как и прогнозировал «ДК», отечественной индустрии не удалось наверстать за последний месяц ушедшего года потери, понесенные ранее.

Тулеген АСКАРОВ

В целом по промышленности объем производства за минувший год снизился на 1,1%. Главным источником негатива стала горнодобывающая отрасль, доля которой в общем объеме составила 50,1%, – здесь выпуск продукции сократился на 2,7%. В бóльшем «минусе» со спадом на 4,6% закончила год и отрасль по водоснабжению, канализационной системе, контролю над сбором и распределением отходов, однако ее удельный весь в общем объеме невелик – лишь 1,0%. А прирост по итогам года показали обрабатывающая промышленность – на 0,7% – вместе с электроснабжением, подачей газа, пара и воздушным кондиционированием (0,4%). Однако этого позитива не хватило для того, чтобы вывести в «плюс» общую индустриальную динамику. Причина проста – по удельному весу в промышленном производстве – соответственно 41,5% и 7,4% – эти две отрасли даже вместе уступают горнодобывающей.

Из выкладок Комитета по статистике Министерства национальной экономики по индексам физического объема промышленной продукции следует, что негативная динамика горнодобывающей отрасли сложилась под влиянием падения добычи сырой нефти на 1,8%, угля и лигнита (4,9%), железной руды (12,9%). Прирост же сложился здесь по природному газу (4,8%) и рудам цветных металлов (7,8%).

В обрабатывающей промышленности позитивный тон задавали продукты питания, выпуск которых в прошлом году вырос на 3,9%, табачные (0,8%) и текстильные (1,3%) изделия, бумага и бумажная продукция (3,8%), деревянные и пробковые изделия (5,3%), продукты нефтепереработки (0,4%), основные фармацевтические продуты (2,5%), черные (3,3%) наряду с основными благородными и цветными (8,5%) металлами, готовые металлические изделия (2,0%), электрическое оборудование (2,5%) и мебель (1,3%). В «минусе» же оказались выпуск напитков, объем производства которых сократился на 5,5%, одежды (0,8%), кожаной и относящейся к ней продукции (12,7%), продуктов химической промышленности (2,2%), компьютеров, электронной и оптической продукции (22,4%) и автотранспортных средств (26,2%).

Среди государств СНГ, судя по сведениям Статкомитета Содружества, Казахстан по итогам прошлого года остался в группе аутсайдеров. По данным за 11 месяцев наряду с нашей страной спад промышленного производства показали также Азербайджан, Беларусь и Молдова. Но в целом по СНГ объем промышленного производства увеличился на 0,6%, а позитивный тон задавали здесь Армения, Кыргызстан, Россия, Таджикистан и Украина.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 19 января 2017 > № 2041705 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 28 декабря 2016 > № 2041715 Тулеген Аскаров

«Пенсионка» явно требует перемен

Скандал вокруг проверки в ЕНПФ и официальное подтверждение Нацбанком этого факта, как и участия силовиков в ней, отодвинули на задний план проблему значительного падения инвестиционного дохода по пенсионным накоплениям казахстанцев.

Тулеген АСКАРОВ

А в этой проблеме главная роль принадлежит как раз не ЕНПФ, а центральному банку, который инвестирует пенсионные накопления в качестве доверительного управляющего. Ведь если взять в качестве ориентира на месячный максимум уходящего года по инвестиционному доходу в 117,4 млрд тенге, то получается, что в последовавшие месяцы Нацбанк заработал для вкладчиков ЕНПФ гораздо меньше. Как уже сообщал «ДК», в августе значение этого показателя составило 19 млрд тенге, в сентябре – 46,8 млрд тенге, в октябре – 27,5 млрд тенге. А из свежих данных ЕНПФ следует, что за последний месяц осени инвестиционный доход по пенсионным накоплениям составил 30,6 млрд тенге. Как нетрудно подсчитать, за последние 4 месяца Нацбанк принес общий доход по ним в 123,9 млрд тенге, то есть немногим больше, чем за один только июль!

Конечно, нельзя винить лишь центральный банк в таком плачевном результате – ведь доверительный управляющий действует в узких рамках инвестиционной стратегии, определенной в феврале решением Совета по управлению Национальным фондом РК. Она позволяет инвестировать лишь в четыре вида финансовых инструментов – государственные ценные бумаги РК, иностранную валюту для инвестирования на зарубежных финансовых рынках, обусловленные финансовые инструменты банков второго уровня для финансирования субъектов МСБ и обусловленные долговые ценные бумаги субъектов квазигосударственного сектора.

В итоге, к примеру, за ноябрь в инвестиционном доходе по пенсионным активам ЕНПФ наибольшая часть пришлась на положительную курсовую разницу от переоценки их валютной части, составившую 25,1 млрд тенге, или 82% от общей величины. А начисленное вознаграждение по ценным бумагам, размещенным вкладам и операциям «обратное РЕПО» принесли вкладчикам ЕНПФ лишь 7,7 млрд тенге, от которого еще нужно вычесть 2,2 млрд тенге от переоценки ценных бумаг. Если же считать с начала года, то ситуация выглядит следующим образом. Из общей величины инвестиционного дохода за 11 месяцев почти в 340 млрд тенге на начисленное вознаграждение по ценным бумагам, размещенным вкладам и операциям «обратное РЕПО» пришлось 528,4 млрд тенге (97,86%), курсовую разницу – 2,33% (12,6 млрд тенге), от переоценки ценных бумаг – минус 0,19% (минус 1,0 млрд тенге). Доходность по пенсионным активам ЕНПФ в этом году сложилась невысокой – за январь-ноябрь она составила 8,15% годовых при уровне инфляции с начала года 7,5%. Для сравнения: за этот же период статистики зарегистрировали рост цен на чай на 36,8%, крупы – 31,3%, сахар – 18,4%, хлеб – 16,8%, фармацевтическую продукцию – 16,6%, дизельное топливо – 39%, сжиженный газ в баллонах – 16,5%, услуги здравоохранения – 9,8%, проезд воздушным пассажирским транспортом – 11%, железнодорожным транспортом на большие расстояния – 10,3%, автобусом внутригородского сообщения – на 8,4%.

В целом же по данным ЕНПФ в управлении Нацбанка находилось к 1 декабря пенсионных активов на 6 трлн 641,2 млрд тенге (без учета денег на счетах пенсионных взносов и выплат, а также средств для расчетов по сделкам покупки/продажи иностранной валюты). Текущая стоимость этих активов на начало зимы достигла 6 трлн 643,8 млрд тенге с приростом за ноябрь на 1,13%, в абсолютном выражении – на 74,1 млрд тенге. Наибольшая часть инвестиционного портфеля ЕНПФ – 43,40% – приходилось на государственные ценные бумаги РК, в абсолютном выражении в них было вложено пенсионных накоплений на 2 трлн 882,2 млрд тенге со снижением за последний месяц осени на 0,84% и приростом с начала года на 9,51%. Второе место по доле в этом портфеле занимают облигации банков второго уровня – 22,0%, или 1 трлн 460,7 млрд тенге, инвестиции в них сократились в ноябре на 1,38%, с начала года – на 7,13%. На этом фоне значительное увеличение за 11 месяцев вложений пенсионных активов в облигации квазигосударственных организаций РК выглядит весьма настораживающим – на 63,67% до 843,0 млрд тенге, или 12,69% от всего портфеля. На банковских депозитах было размещено 6,30% от всех пенсионных накоплений или 418,2 млрд тенге, по этому направлению инвестиций прирост с начала года составил 14,92%.

В разрезе валют наибольший прирост с начала года произошел по активам в портфеле ЕНПФ, номинированным в долларах, – на 56,38% до 1 трлн 487,0 млрд тенге по состоянию на 1 декабря, в английских фунтах стерлингов – на 84,62% до 2,8 млрд тенге, и в российских рублях – 15,41% до 33,8 млрд тенге. Для сравнения: тенговая часть портфеля увеличилась на 5,54%, тогда как наибольшее сокращение произошло по инструментам, номинированным в евро, – на 32,78% до 0,9 млрд тенге.

В заключение отметим, что Нацбанк, увы, по-прежнему использует средства «пенсионки» для борьбы с избыточной тенговой ликвидностью на рынке. В ноябре им за счет этих средств было приобретено своих краткосрочных ГЦБ – нот – в объеме 645,2 млрд тенге со средневзвешенной доходностью по ним 12,1%. Погашено же было нот на 616,3 млрд тенге.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 28 декабря 2016 > № 2041715 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 22 декабря 2016 > № 2016530 Тулеген Аскаров

Если бы Кашаган заработал пораньше…

Хотя и последний месяц осени отечественная индустрия завершила на подъеме, можно уверенно предположить, что в целом по итогам года ей вряд ли удастся компенсировать потери, понесенные ранее.

Тулеген АСКАРОВ

К тому же темпы наращивания производства ключевых для промышленной статистики видов продукции в ноябре по сравнению с предыдущим месяцем значительно снизились по сравнению с октябрьскими. К примеру, добыча нефти за минувший месяц увеличилась лишь на 0,5%, тогда как в октябре к сентябрю – на 15,4%, природного газа – на 5,4% против 17,1%. По углю и лигниту теперь сложилось снижение на 2,5%, тогда как месяцем ранее был прирост на 7,5%, добыча железной руды сократилась на 1,7%, в то время как в октябре она увеличилась на 6,7%. Добавим к этой картине еще и значительный спад в ноябре по сравнению с октябрем в добыче руд цветных металлов на 7,2%. Тем не менее в целом горнодобывающей отрасли удалось удержаться в «плюсе» с небольшим приростом к октябрю на 0,4%, выглядящим весьма скромно по сравнению со скачком на 11,9%, показанным месяцем ранее. В годовом выражении, то есть к ноябрю прошлого года, объем производства в этой отрасли вырос на 0,9%, но в среднегодовом исчислении (январь-ноябрь к тому же периоду прошлого года) здесь сложился спад на 3,1%. Конечно, начало коммерческой добычи нефти на Кашагане должно улучшить общую динамику горнодобывающей отрасли, но все же шансы на выход ее в абсолютный «плюс» пока невелики. Ведь помимо снижения добычи нефти за 11 месяцев на 2,4%, негативный тренд сложился также по углю и лигниту (5,6%) и железной руде (13,2%).

На этом фоне динамика обрабатывающей промышленности выглядит идеальной, так как в среднегодовом выражении здесь сложился прирост на 0,5%, годовом – 1,3%, а в ноябре к октябрю – и вовсе на 5,3%. За последний месяц осени выпуск продуктов питания увеличился на 3,3%, напитков – 4,4%, текстильных изделий – 5,5%, одежды – 4,7%, продуктов нефтепереработки – 8,6%, химической промышленности – 4,1%, основных фармацевтических продуктов – 6,9%, основных благородных и цветных металлов – 3,2%, готовых металлических изделий – 4,3%, компьютеров, электронной и оптической продукции – 21,6%, электрического оборудования – 13,0%, мебели – на 14,0%. Сокращение же объема производства статистики зафиксировали по табачным изделиям (0,8%), кожаной продукции (9,2%), деревянным и пробковым изделиям (1,5%), бумаге и бумажной продукции (2,7%), черным металлам (2,7%) и особенно по автотранспортным средствам (15,7%).

Неплохо смотрится и отрасль электроснабжения, подачи газа, пара и воздушного кондиционирования, где в годовом исчислении прирост сложился в 1,2%, среднегодовом – 0,3%, а в ноябре к октябрю – на 19,6%. На этом благополучном фоне динамика объема производства в водоснабжении, канализации и контроле над сбором и распределением отходов выглядит явно провальной. В этой отрасли за минувший месяц выпуск продукции снизился на 1,7%, в годовом выражении – на 2,5%, а среднегодовом – на 4,7%.

В целом же для промышленности последний месяц выдался успешным, так как по сравнению с октябрем объем производства увеличился на 4,0%, а в годовом исчислении – на 1,1%. Исключение составила динамика в среднегодовом выражении, показавшая снижение на 1,4%.

Среди регионов страны лидерами по темпам роста выпуска промышленной продукции за минувший месяц стали Астана (26,7% к октябрю) и Алматы (25,1%), тогда как аутсайдерами оказались металлургические области – Костанайская (11,7%), Карагандинская (1,2%) и Восточно-Казахстанская (3,2%). При подсчетах в годовом выражении на первое место выходит Алматы (14,1%), тогда как спад производства статистики зарегистрировали в Алматинской (0,4%), Западно-Казахстанской (0,9%), Жамбылской (0,6%), Костанайской (0,4%), Кызылординской (8,7%), Мангистауской (0,8%), Южно-Казахстанской (0,6%) и Северо-Казахстанской (2,4%) областях. А наиболее высокие темпы прироста в среднегодовом исчислении сложились в Восточно-Казахстанской (4,9%) и Карагандинской (4,8%) областях, тогда как сокращение выпуска произошло в Актюбинской (1,0%), Западно-Казахстанской (1,3%), Мангистауской (3,3%) и особенно в Кызылординской области – на 10,2%. В аутсайдеры попал также и Алматы, где спад составил 1,5%.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 22 декабря 2016 > № 2016530 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 24 ноября 2016 > № 1979410 Тулеген Аскаров

Народу лучше ставить на инфляцию?

Тулеген Аскаров

В конце года, как известно, не только подводятся его итоги, но и делаются прогнозы на год предстоящий, без чего довольно сложно планировать жизнь и сводить концы с концами. И как раз на днях Нацбанк поделился своими оценками на ближайшее будущее по инфляции – одному из ключевых макроэкономических показателей, определяющему планы и действия государства, бизнеса и населения.

Официальный оптимизм

Как сообщил регулятор на своем веб-сайте, им был завершен очередной прогнозный раунд «Октябрь-ноябрь 2016 года», охватывающий период с последнего квартала текущего года по второй квартал 2018 года. Такие раунды проводятся четыре раза в год, в их ходе осуществляется прогноз основных макроэкономических показателей, в первую очередь инфляции, на среднесрочный период (предстоящие 7 кварталов). Раунд состоит из трех этапов, в рамках которых разрабатываются краткосрочный и среднесрочный прогнозы, а также реакция денежно-кредитной политики в среднесрочной перспективе.

На основе полученных прогнозов и оценок Нацбанком принимаются решения по денежно-кредитной политике, в том числе по уровню базовой ставки. На них же ориентируется в своих планах и правительство, опирающееся в данный момент на прогноз социально-экономического развития Республики Казахстан на 2017-2021 годы.

Базовый сценарий последнего прогнозного раунда Нацбанка предусматривает цену на нефть в $40 за баррель. По этому сценарию инфляция в следующем году будет находиться в традиционном целевом коридоре 6-8%, а с 2018 года начнет замедляться и плавно входить в коридор 5-7%. Как полагают аналитики центрального банка, замедление инфляции произойдет в результате «стабилизации ситуации на мировых товарных рынках, проведения нейтральной налогово-бюджетной политики, слабого внутреннего спроса и сберегательного поведения экономических агентов, в том числе из-за проведения умеренно-сдерживающей денежно-кредитной политики в 2016 году».

Благоприятным с точки зрения инфляционных процессов ожидается и внешний фон. Поскольку Россия является основным торговым партнером Казахстана, а инфляция там в последнее время значительно снизилась, то замедлится и ее импорт из соседней страны. Цены на продовольственные товары по прогнозу Нацбанка будут расти низкими темпами по причине высокой урожайности основных зерновых культур и слабой динамики роста мировой экономики. Благотворное влияние окажет и стабилизация мировых цен на нефть – снизятся девальвационные ожидания, экономические агенты постепенно адаптируются к новым макроэкономическим условиям.

Прогноз и факт инфляции при цене на нефть Brent $40 за баррель, в % квартал к соответствующему кварталу прошлого года (в среднем за квартал)

Источник: Комитет по статистике Министерства национальной экономики РК

Расчеты: Национальный банк РК.

Кстати, похожий сценарий заложен и в прогноз социально-экономического развития Казахстана на 2017-2021 годы. Инфляция в этом документе ожидается в прогнозном коридоре 6-8% годовых в текущем и следующем годах со снижением до 5-7% в 2018 году, затем до 4-6% в 2019-м и 3-4% в 2020-2021 годах. Разница от результатов прогнозного раунда Нацбанка заключается лишь в том, что среднегодовая цена на нефть закладывается на уровне в $35 за баррель в 2016-2019 годах с подъемом до $40 в 2020 году и $45 в 2021 году.

Есть некоторое различие и в оценках темпов экономического роста страны. По результатам прогнозного раунда они оцениваются в текущем году в 0,2-0,5%, в 2017 году – в 1,5-2%. В прогнозе же социально-экономического развития Казахстана на 2017-2021 годы эти оценки составляют 0,5% и 1,9% при более низких ценах на нефть. Там же предполагается, что за период 2018-2021 годов темпы экономического роста постепенно поднимутся с 2,1% до весьма скромных 3,1%.

Кстати, в Нацбанке прямо констатируют, что нет никаких оснований ожидать увеличения долгосрочного потенциала роста казахстанской экономики по той простой причине, что ее выраженная сырьевая структура особо не изменилась. К тому же и структура инвестиций в текущем году имеет преимущественно сырьевую направленность. А слабая позитивная экономическая динамика будет обеспечиваться контрциклическими мерами экономической политики, направленными на сглаживание последствий ухудшения условий торговли. При этом отечественная экономика будет функционировать ниже своего потенциального уровня до 1 квартала 2018 года под влиянием дефляционного давления со стороны внутреннего спроса. Внешний же спрос ожидается в положительной зоне относительно своего потенциала к середине 2018 года главным образом из-за усиления экономической активности в Европе.

Главным риском ускорения инфляции, как следует из результатов прогнозного раунда, является падение цены на нефть ниже $30 за баррель с последующим ее нахождением на этом уровне до второго квартала 2018 года. Если это произойдет, то в следующем году и в первой половине 2018 года инфляция в годовом выражении выйдет из целевого коридора, а Нацбанку придется проводить жесткую денежно-кредитную политику. Еще один риск - увеличение ненефтяного дефицита государственного бюджета по сравнению с плановым показателем в 2017-2018 годах.

Крупы, чай, хлеб и сахар бьют в инфляционный набат

Пока же по оценкам официальной статистики за 10 месяцев текущего года ситуация с инфляцией выглядит следующим образом. В годовом выражении (октябрь к тому же месяцу прошлого года) она замедлилась до 11,5%, но в среднегодовом (январь-октябрь по сравнению с аналогичным периодом год назад) составила 15,9%. С начала же текущего года цены на потребительские товары и услуги выросли на 6,2%, что и дает основание руководству Нацбанка говорить об удержании инфляции в целевом коридоре 6-8% годовых у его верхней границы.

Динамика цен на потребительские товары и услуги в Республике Казахстан за 10 месяцев 2016 г.

Но это в целом, тогда как, к примеру, непродовольственные товары уже по итогам ноября наверняка выйдут за эту границу, поскольку с начала года они подорожали на 7,6%. По многим важным для потребителей товарным позициям прирост цен в этом году и вовсе сложился двузначным. Так, с начала года чай подорожал на 33,3%, крупы – 29,6%, сахар – 18,1%, хлеб – 16,7%, подсолнечное масло – 12,4%, макаронные изделия – 10,7%, мясо птицы – на 10,4%. А, как известно, именно эти продукты питания составляют основу рациона малообеспеченных соотечественников. Фармацевтическая продукция подорожала в этом году на 15,1%, дизельное топливо – 33,7%, сжиженный газ в баллонах – на 16,3%. В сфере жилищно-коммунальных услуг тарифы на канализацию повысились на 25,2%, холодную воду – 12,2%, вывоз мусора – на 11%.

Среди регионов страны инфляция наверняка выйдет уже в ноябре за верхнюю границу прогнозного коридора в Астане, так как здесь с начала года она составила 7,8%, а в октябре по сравнению с сентябрем потребительские цены в столице поднялись на 1,1%. Другой кандидат – Мангистауская область с 7,4%, но здесь за второй месяц осени инфляция составила лишь 0,2%.

Что касается внешних рисков, то в России эксперты указывают на ускорение октябрьской инфляции вдвое по сравнению с первым месяцем осени до 0,4% с 0,2% под влиянием значительного роста цен на продукты питания на 0,8%. Инфляционный тон в соседней стране задают овощи и фрукты, яйца, молочные продукты, моторное топливо, сигареты и некоторые медикаменты. Тем не менее, пока инфляция там ниже по сравнению с Казахстаном: в годовом выражении она составила 6,1%, среднегодовом – 7,4%, с начала текущего года – 4,5%. А среди рисков повышения ее уровня эксперты указывают помимо подорожания продовольствия еще и на снижение нефтяных цен с последующим ослаблением рубля к доллару.

Динамика цен на потребительские товары и услуги в Российской Федерации за 10 месяцев 2016 г.

Еще один важный фактор, влияющий на рост потребительских цен, - это инфляционные ожидания населения и участников рынка. Под ними понимаются предположения о дальнейшей динамике инфляции в будущем, влияющие на экономическую деятельность уже сегодня. Ведь если инфляция ожидается высокой, то нет особого смысла инвестировать в производство или размещать деньги на банковских депозитах, поскольку рост цен просто «съест» будущие выгоды. Зато несомненный выигрыш принесут вложения в стабильную иностранную валюту, недвижимость, в первую очередь за рубежом, и товары, по которым ожидается резкий рост цен. К примеру, в октябре в годовом выражении цены на крупы поднялись на 37,3%, кофе, чай и какао – 35,4%, хлеб – 23,6%, сахар – на 19,9%, что гораздо выше ставок по тенговым вкладам населения.

Для измерения инфляционных ожиданий казахстанцев с начала текущего года исследовательской компанией «GfK Kazakhstan» проводится опрос населения. Как выясняется из результатов октябрьского опроса, опубликованных на сайте Нацбанка, большинство респондентов не ждут замедления инфляции. 42,3% опрошенных полагают, что потребительские цены в предстоящие 12 месяцев будут расти нынешними темпами, а 14,8% ожидают ускорения темпов роста потребительских цен. На замедление инфляционных процессов надеются лишь 19,1% респондентов, а в стане закоренелых оптимистов, ожидающих стабилизации цен на нынешних уровнях, оказалось 8,0%.

Результаты опроса населения РК в октябре 2016 г.: Как, по Вашему мнению, изменятся цены на продукты питания непродовольственные товары и услуги в следующие 12 месяцев?

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 24 ноября 2016 > № 1979410 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 19 ноября 2016 > № 1976040 Тулеген Аскаров

До полного индустриального «плюса» осталось немного

Судя по данным статистиков, в отечественной промышленности и в минувшем месяце сохранился позитивный настрой начала осени.

После сентябрьского увеличения объема промышленного выпуска на 4,5% по сравнению с августом, в октябре произошел скачок еще на 7,9%. Роль главного «локомотива» индустрии вернула себе горнодобывающая отрасль, где за минувший месяц сложился мощный подъем производства на 11,9%. Добыча сырой нефти по сравнению с сентябрем выросла на 15,4%, природного газа – 17,1%, угля и лигнита – 7,5%, железной руды – 6,7%.

Впечатляющий прирост показали также электроснабжение, подача газа, пара и воздушное кондиционирование – на 15,3%, водоснабжение, канализационная система, контроль над сбором и распределением отходов – 19,8%. Обрабатывающая промышленность на этом фоне выглядит скромнее, так как в октябре к сентябрю выпуск продукции вырос здесь всего на 1,1%.

Впрочем, и тут впечатляющие темпы прироста сложились по табачным (10,2%) и текстильным (20,3%) изделиям, продуктам нефтепереработки (5,9%) и химической промышленности (6,3%), основным фармацевтическим продуктам (33,6%), готовым металлическим изделиям (15,9%), электрическому оборудованию (10,0%) и мебели (6,9%). Правда, не обошлось и без провалов. Так, производство напитков снизилось на 7,3%, кожаной и относящейся к ней продукции – 30,3%, автотранспортных средств – на 24,7%.

В годовом выражении, то есть в сравнении данных за октябрь с тем же месяцем прошлого года, объем промышленного производства увеличился на 1,2%. Но при этом в «плюсе» оказалась только горнодобывающая отрасль, где сложился прирост на 4,2%, тогда как в обрабатывающей отрасли статистики зарегистрировали снижение на 1,9%, электроснабжении, подаче газа, пара и воздушном кондиционировании – 0,9%, водоснабжении, канализационной системе, контроле над сбором и распределением отходов – на 6,2%.

А в «минусе» отечественная индустрия находится пока только при подсчетах динамики в среднегодовом выражении, когда данные за январь-октябрь сравниваются с тем же периодом прошлого года. Здесь снижение объема производства составило 1,7%, в том числе в горнодобывающей отрасли – 3,5%, водоснабжении, канализационной системе, контроле над сбором и распределением отходов – 4,9%. А прирост показали обрабатывающая промышленность (0,4%), электроснабжение, подача газа, пара и воздушное кондиционирование (0,1%).

Среди регионов страны по темпам увеличения выпуска в октябре к сентябрю лидерами стали Павлодарская область (29,2%) и Астана (25,2%), тогда как наибольший спад был отмечен статистиками в Южно-Казахстанской области – на 20,1%. По темпам же прироста в годовом выражении впереди идет Атырауская область (26,5%), тогда как в аутсайдерах оказались Алматы и Кызылординская область, где объем промышленного производства сократился соответственно на 15,3% и 13,9%.

Автор: Тулеген АСКАРОВ

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 19 ноября 2016 > № 1976040 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 10 ноября 2016 > № 1964373 Тулеген Аскаров

Девальвация может снова подтолкнуть цены

Хотя годовая инфляция в октябре заметно снизилась по сравнению с сентябрем, дав возможность руководству Нацбанка заявить о достижении целевого ориентира по ней в 8% годовых в ближайшие 3-4 месяца, пока еще расслабляться регулятору вряд ли стоит.

Тулеген АСКАРОВ

Согласно выкладкам экспертов Комитета по статистике Министерства национальной экономики, значение этого показателя опустилось в минувшем месяце весьма значительно – до 11,5% с сентябрьских 16,6%. Если же сравнивать месячную инфляцию за октябрь с прошлогодней за тот же месяц, то и здесь динамика сложилась весьма позитивная, так как произошло снижение с 5,2% до 0,6%. Но при этом среднегодовая инфляция, рассчитываемая соотношением данных за январь-октябрь к аналогичному периоду прошлого года, остается довольно высокой в 15,9% годовых.

Настораживает и то, что в наибольшей степени подорожали за второй месяц осени продовольственные товары – на 0,8%, тогда как в августе и сентябре они в целом дешевели. Тон здесь задавали яйца, поднявшиеся в цене на 7,5%, безалкогольные напитки (3,5%, в том числе чай на 6,0%), овощи (2,1%), кондитерские изделия (1,1%), сливочное масло (1,1%), молочные продукты (0,9%), мясо (0,6%), хлеб (0,5%). По всей видимости, это только начало очередного витка инфляционной спирали, поскольку ожидания новой девальвации тенге весьма высоки, ибо за последнее время доллар укрепился весьма заметно. В годовом выражении продукты питания подорожали на 10,4%, среднегодовом – 13,5%, с начала текущего года – 5,7%. Кстати, в наибольшей степени в этом году поднялись в цене чай (33,3%), крупы (29,6%), сахар (18,1%), хлеб (16,7%), кондитерские изделия (13,2%), масло подсолнечное (12,4%), прохладительные напитки (11,3%), макаронные изделия (10,7%) и мясо птицы (10,4%). Подешевели же по расчетам статистиков свежие овощи (24,6%), молоко сырое (6,2%), яйца (1,1%) и картофель (0,9%). В годовом же выражении по темпам роста цен лидируют крупы (37,3%), кофе, чай и какао (35,4%), хлеб (23,6%), сахар (19,9%), кондитерские изделия (19,3%), масла и жиры (17,5%), макаронные изделия (15,1%), рыба и морепродукты (14,3%), булочные и мучные изделия (13,8%), мясо птицы (13,3%) и мука (10,9%). Для сравнения: среднедушевые номинальные денежные доходы населения по последним данным за август увеличились в годовом выражении на 8,8%, а среднемесячная зарплата одного работника – на 14,8%. Кстати, в реальном выражении, то есть за вычетом инфляции, эти показатели снизились соответственно на 7,5% и 2,4%.

Непродовольственные товары подорожали за минувший месяц на 0,7%, в том числе дизельное топливо – на 5,0%, одежда и обувь – 1,0%, твердое топливо – 1,2%, бензин – 0,9%, товары личного пользования – 0,9%, предметы домашнего обихода – 0,5%. При подсчетах с начала текущего года также лидирует дизельное топливо, поднявшееся в цене на 33,7%, сжиженный газ в баллонах (16,3%), медикаменты (15,1%), канцелярские товары и чертежные принадлежности (12,5%), товары личного пользования (10,3%). В целом же в этом году по этой группе товаров цены выросли на 7,6%, в годовом выражении – 15,7%, среднегодовом – 25,5%.

На этом фоне ценовая динамика в сфере платных услуг для населения выглядит вполне терпимой. В октябре к сентябрю расценки поднялись здесь на 0,2%, в том числе на жилищно-коммунальные услуги – на 0,1%, в здравоохранении – 0,5%, связи – 0,1%, в организациях отдыха и культуры – 0,5%, образования – 0,4%, в ресторанном и гостиничном бизнесе – 0,1%. Особняком здесь стоят разве что услуги парикмахерских и заведений личного обслуживания, где цены выросли за минувший месяц на 0,8%. Не изменились же расценки на транспорте, по финансовым и правовым услугам. А из расчетов с начала текущего года на первое место по темпам роста цен выходят тарифы на канализацию (25,2%), холодную воду (12,2%), вывоз мусора (11%), оплата за проезд железнодорожным пассажирским транспортом на большие расстояния (11,8%). В целом же в годовом выражении платные услуги стали обходиться дороже на 8,4%, среднегодовом – 9,5%, а с начала года – на 5,4%.

Среди регионов наиболее высокие темпы инфляции в октябре по сравнению с сентябрем статистики зафиксировали в Карагандинской области и Астане (по 1,1%), тогда как минимум в 0,2% оказался в Атырауской и Мангистауской областях. А по уровню годовой инфляции впереди идут Астана (16,0%) и Мангистауская область (15,5%), наиболее низкое ее значение зарегистрировано в Акмолинской области (9,0%).

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 10 ноября 2016 > № 1964373 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > camonitor.com, 9 ноября 2016 > № 1963530 Тулеген Аскаров

Время собирать камни экономической науки

Автор: Тулеген Аскаров

Как наверняка помнят читатели «Central Asia Monitor», два месяца тому назад в материале «Казахстан по-прежнему живет без главного экономиста страны» речь шла о том, что за годы независимости из рядов часто менявшихся руководителей профильного министерства экономики так и не выдвинулась фигура национального масштаба, которой была бы по плечу эта историческая миссия.

Былые бастионы уже не те

Конечно, было бы наивным ожидать, что в Казахстане, где за годы советской власти практически была искоренена по-настоящему рыночная экономика, могут за 25 лет независимого существования появиться фигуры мыслителей и практиков, сравнимые по калибру с Джоном Мейнардом Кейнсом, создавшим основы современной макроэкономической теории, или Людвигом Эрхардом, автором германского «экономического чуда».

С другой стороны, если учесть, как внимательно у нас прислушиваются к мнению не только действующего председателя Нацбанка, но и его предшественников, то на этом фоне нынешние и прежние руководители экономического блока правительства выглядят на удивление довольно блекло. К примеру, к сегодняшнему дню даже широкие народные массы овладели хотя бы азами финансовой грамотности и могут раскладывать свои наличные сбережения по валютным «корзинам», маневрировать с банковскими вкладами, «переворачивая» их из одной валюты в другую, читать выписки о пенсионных накоплениях из «ЕНПФ» и страховать хотя бы автомобили.

А вот с экономической грамотностью дела в целом обстоят неважно, причем не только у населения, но и у отечественного бизнеса с чиновниками. В итоге печальным уделом Казахстана все годы независимости стал догоняющий тип развития экономики с потерей даже тех относительно скромных достижений, которых удалось добиться в советские времена.

В том материале говорилось также, что уверенное управление отечественной экономикой в быстро меняющихся условиях невозможно не только без достоверной и полной картины происходящего в ней и за ее пределами, но и без солидной научно-теоретической базы, на которую должны опираться принимаемые решения, программы и планы. Так вот, за время, прошедшее с момента публикации, в общении с представителями отечественной экономической науки выяснилось прискорбное обстоятельство, – эта сфера у нас сегодня находится даже не в догоняющей мир стадии, а скорее движется в обратном направлении, находясь в глубоком системном кризисе.

Более того, в нынешнем виде эта научная отрасль практически полностью поставлена на службу государству, которое предоставляет ей основной объем финансирования, а посему и танцует эту «девушку». Не удивительно, что практически все наши собеседники предпочли делиться своим мнением на условиях анонимности. Ведь в противном случае вполне реально могут пострадать их научно-исследовательские и учебные организации, получающие государственное финансирование. Более того, даже независимые эксперты-экономисты опасаются огласки, - видимо, чтобы чиновники не захлопнули перед ними двери своих высоких кабинетов или не нашли какую-нибудь управу на их компании и НПО.

Как бы то ни было, опрошенные эксперты в целом довольно четко сформировали общую картину состояния отечественной экономической науки. Начнем с того, что в ней по-прежнему особняком находится основанный более 60 лет тому назад в системе Академии наук Институт экономики. Как указано на его веб-сайте, он и сегодня выступает центром фундаментальных исследований в Казахстане, формирующим потенциал и определяющим статус экономической науки в нашей стране. Правда, сейчас эта организация подчиняется Комитету по науке Министерства образования и науки.

С этого года, сообщается на сайте, в соответствии с новыми требованиями мирового и отечественного экономического развития разработана новая структура Института, ориентированная на исследование проблем конкурентоспособности, инноваций, развития человеческого капитала, «зеленой экономики», проблем региональной экономики и глобализации, включая преодоление экономических рисков и угроз, реформирование мировой валютно-финансовой системы и так далее.

Увы, как утверждают наши собеседники, академическая наука по традиции непрозрачна для общественности, ибо подготовленные научные отчеты направляются заказчику, то есть в МОН. А ориентация на фундаментальные исследования вполне логично ведет к тому, что Институту экономики по статусу нет особой нужды «впрягаться» в разработку государственных программ и планов, в том числе и антикризисных. В принципе, если сравнивать с Россией, с которой наша экономическая наука вышла из одной советской «шинели», то и там аналогичный академический институт сосредоточен в большей степени на фундаментальных научных исследованиях. Но в отличие от Казахстана, у соседей в системе академической экономической науки нет такого выраженного монополизма, как у нас. Помимо института экономики, в России функционирует целый ряд мощных исследовательских организаций - Центральный экономико-математический институт, институты народнохозяйственного прогнозирования, мировой экономики и международных отношений, проблем региональной экономики и другие.

Казахстанские же вузы, по мнению опрошенных экспертов, всегда отставали от академической науки. К тому же в университетах в принципе у преподавателей нет времени для занятия научными исследованиями, а переход к Болонской системе и вовсе повлек резкое снижение требований к содержанию диссертационных работ. Отечественные вузы экономического профиля традиционно вырабатывают свои предложения на своих научно-практических конференциях, затем публикуют их в издаваемых материалах по итогам конференций и направляют в государственные органы, - как правило, это президентская администрация, правительство и министерство национальной экономики. К сожалению, такие предложения и рекомендации зачастую носят общий описательный характер, а их содержание явно оторвано от экономической реальности. По мнению экспертов, это может быть вызвано тем, что государственные органы и частный бизнес недостаточно активно и целенаправленно делятся с вузами своими актуальными проблемами, требующими научного поиска эффективных решений, и соответствующей информацией.

У Кабмина выбор невелик

В итоге, как констатируют наши респонденты, в Казахстане сложилась весьма неприглядная ситуация, когда правительству приходится в своей деятельности опираться главным образом на экспертизу одной организации, - АО «Институт экономических исследований», контролируемого Миннацэкономики. Как следует из информации на сайте института, глава этого министерства Куандык Бишимбаев и возглавляет Совет директоров данного АО. Кроме него, членами Совета от исполнительной власти являются вице-министр финансов Руслан Даленов и ответственный секретарь Миннацэкономики Данияр Вагапов. Независимых директоров двое – Жаннат Ертлесова и Прасад Бхамре, входит в состав Совета и председатель правления АО Сержан Мадиев.

В сферу деятельности института входят исследования территориально-пространственного развития страны, система управления инвестиционными процессами, системный мониторинг экономических процессов в стране, исследования в сфере государственного планирования, экспертиза социально-экономических последствий законопроектов и проведение международных научных исследований, включая организацию Астанинского экономического форума.

Согласно аудированной финансовой отчетности за прошлый год АО «ИЭИ» получило чистый доход в размере около 1,8 млн. тенге. Из этой суммы приказом г-на Бишимбаева половина пошла на выплату дивидендов акционеру, а оставшаяся часть направлена на развитие этой организации. Выручка АО составила в прошлом году 1,2 млрд. тенге со снижением к 2014 году более чем вдвое при капитале в 1,5 млрд. тенге.

Что касается академической свободы и возможности представлять научной общественности результаты своих исследований, то тут, по мнению экспертов, возможности АО «ИЭИ» сильно ограничены рамками договоров с Миннацэкономики. Более того, после громкого скандала вокруг рядового доклада, размещенного на сайте организации, ряд положений которого о негативных тенденциях в отечественной экономике был опубликован СМИ как раз во время прошлогодних внеочередных президентских выборов, информационные ограничения для доступа к материалам исследований этой организации значительно ужесточились.

Сайт АО «ИЭИ» фактически был зачищен путем удаления с него многих прежних публикаций и сообщений, на нем теперь не размещается даже обычная аналитика и экономические новости. К примеру в рубрике «Наши новости» последнее сообщение датировано 23 июня и посвящено отчетной встрече г-на Бишимбаева перед населением. По сути, теперь сайт АО «ИЭИ» стал всего лишь его визиткой, что не характерно для «мозгового центра» общенационального уровня. Кроме того, только в этом году в институте сменилось несколько первых руководителей, что не привело к улучшению в работе с общественностью и повышению открытости его научной деятельности. Естественно, что институт жестко ограничен и в плане критики проводимой государством экономической политики, а также деятельности Миннацэкономики и его руководства.

Между тем именно в это министерство и контролируемое им АО «ИЭИ», как утверждают эксперты, стекаются все предложения по разработке государственных программ и стратегий, а также по антикризисным мерам правительства. В частности, как выяснилось недавно, в закрытом от общества режиме ведется разработка проекта «Стратегии-2025», доступ к которому независимые эксперты-экономисты получили лишь после встречи с премьер-министром и скандала вокруг неожиданного отказа г-на Бишимбаева встретиться с ними.

Государством также контролируются АО «Национальный аналитический центр», деятельностью которого ранее руководили правительство и Нацбанк до его передачи в ведение «Назарбаев Университета», и АО «Казахстанский институт развития индустрии», контролируемый министерством инвестиций и развития.

Пора бы повернуться передом к своим независимым

Вот, собственно, и весь «потенциал» отечественной экономической науки, с которым, конечно же, Казахстану просто не по силам претендовать на место в «Топ-30» наиболее развитых стран мира к 2050 году. Причина проста - необходимую властям страны экономическую экспертизу им приходится заказывать в огромных объемах зарубежным консультантам, расходуя на эти цели так нужную сейчас казне инвалюту. Однако из-за того, что эти советники и консалтинговые компании слабо разбираются в местных реалиях, качество их рекомендаций зачастую не выдерживает критики. Более того, как произошло в случае с британским экс-премьером Тони Блэром, консультировавшим недавно руководство Казахстана по вопросам политических и экономических реформ, после получения солидных гонораров такие консультанты еще и сожалеют о том, что сотрудничали с официальной Астаной.

Увы, по мнению опрошенных нами экспертов, государство практически устранилось от развития экономической науки и исследований в этой сфере на современном уровне, пустив это важную для национальной безопасности сферу на самотек. Неудивительно, что в такой ситуации нарастающего экспертного вакуума начали активно проявлять себя независимые экономисты, энергично пропагандирующие свои взгляды в социальных сетях и СМИ, а не в научных изданиях за практическим отсутствием таковых. За последнее время конкретные предложения по экономической политике и антикризисным мерам не раз представили общественности Олжас Худайбергенов, Рахим Ошакбаев, Ануар Ушбаев, Жарас Ахметов, Галим Хусаинов и другие независимые экономисты «новой волны». Наряду с ними активны в соцсетях и эксперты более старшего по возрасту поколения – Берлин Иришев, Тохтар Есиргепов, Меруерт Махмутова, Азамат Джолдасбеков, Алмас Чукин, Айдан Карибжанов и другие.

При этом помимо предложений по отдельным направлениям экономической политики некоторые из перечисленных независимых экспертов уже сумели представить правительству и свое комплексное видение о том, как двигаться стране дальше. На данный момент, пожалуй, наиболее развернутым документом, подготовленным ими, можно считать доклад г-д Ахметова, Ушбаева и Хусаинова «Обеспечение социально-политической стабильности в условиях кризиса». В нем содержатся предложения по антикризисным мерам, направленным на сохранение социально-политической стабильности в Казахстане в условиях кризиса, рассмотрены вопросы промышленной, налоговой, кредитно-денежной, миграционной политики, территориально-пространственного развития. Впечатляет, что такие документы готовятся экспертами, как говорится, без отрыва от производства, поскольку в своем большинстве они не являются научными работниками или преподавателями вузов.

А г-н Худайбергенов недавно анонсировал создание им в качестве старшего партнера вместе с Дарменом Садвакасовым независимой консалтинговой и аналитической компании «Center for Strategic Initiatives» (Центр стратегических инициатив). В Стратегический совет этой организации вошли известные бизнесмены и государственные менеджеры Кенес Ракишев, Вячеслав Ким, Ораз Жандосов, Болат Акчулаков, Даулет Ергожин, Динмухамед Идрисов, Дархан Калетаев и Нурлан Кусаинов. А г-н Ошакбаев возглавляет Попечительский совет центра прикладных исследований «Талап».

Таким образом, даже без какой-либо поддержки или внимания со стороны государства в Казахстане в последнее время бурно развивается независимое экспертное сообщество, что, конечно же, только к лучшему. Как полагают опрошенные экономисты, с учетом относительно небольшого населения Казахстану вряд ли по силам копировать опыт более крупных стран, располагающих мощной сетью как государственных, так и независимых «мозговых центров». На данном этапе для дальнейшего обсуждения неотложных антикризисных мер на общенациональном уровне или других аспектов экономической политики вполне достаточно было бы проводить регулярные встречи экспертов, чиновников и предпринимателей в разных форматах на независимых площадках, в том числе и с участием СМИ.

Инициаторами такого системного диалога могли бы выступить Миннацэкономики, Национальная палата предпринимателей «Атамекен», Ассоциация финансистов Казахстана, ведущие исследовательские организации и независимые эксперты. Время, как говорится, не ждет!

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > camonitor.com, 9 ноября 2016 > № 1963530 Тулеген Аскаров


Казахстан. Россия > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 4 ноября 2016 > № 1957865 Тулеген Аскаров

Финансовые пути-дорожки Казахстана и России расходятся

Автор: Тулеген Аскаров

На днях правительство России внесло в Госдуму скорректированный проект федерального бюджета на 2017-2019 годы, удививший своей жесткостью по ряду позиций даже западных аналитиков. После этого стало очевидно, что Москва и Астана придерживаются в своей бюджетной политике весьма отличающихся подходов вопреки общему членству в Евразий­с­ком экономическом союзе.

Вообще-то перед выборами так не делается

О том, что подготовленный правительством РФ бюджет на предстоящие три года «жесткий, очень жесткий, но в то же время адекватный той ситуации, в которой мы находимся», заявил в начале октября российский премьер-министр Дмитрий Медведев. При этом он признал, что в условиях радикально изменившейся экономичес­кой ситуации в России после падения мировых нефтяных цен со $110 за баррель до $50 «кто-то получает минусы, кто-то получает плюсы, в том числе от девальвационного эффекта». Однако г-н Медведев ясно дал понять, что российская казна не собирается «стричь купоны» с тех, кто сумел заработать в этой непростой ситуации: «То, что обычно больше всего волнует бизнес, – это соблюдает государство правила или же как-то от них отступает. Хочу вам прямо сказать: те параметры, которые были объявлены раньше, мы будем соблюдать, включая налоговую сферу и регуляторную среду».

Кстати, ранее, в конце сентября, на совещании в Кремле российский президент Владимир Путин дал четкую установку премьеру и его команде по этому же поводу: «Знаю, что правительство прорабатывает разные варианты повышения собираемости налогов в отдельных секторах экономики, и хотел бы подчеркнуть: эти меры не должны привести к подавлению предпринимательской активности, которая ещё только восстанавливается».

Тогда же г-н Путин, которому в 2018 году предстоит идти на президентские выборы, вполне ожидаемо поручил правительству уделить особое внимание реализации приоритетных проектов в здравоохранении, образовании, жилищно-коммунальном и дорожном хозяйствах, поддержке малого и среднего бизнеса. Он подчеркнул, что «средства на эти цели должны быть заложены в бюджет в полном объеме».

Как видно, поддержка МСБ, включая стабильность налогообложения и регуляторной среды, проходит красной нитью в экономической политике российских властей. Более того, практически одновременно с внесением проекта федерального бюджета в Госдуму правительство РФ подготовило ряд изменений в законодательство в этом же направлении. К примеру, законопроект о налоговом вычете позволит предпринимателям сократить расходы на установку современных контрольно-кассовых аппаратов, автоматически передающих информацию в налоговые органы по электронным каналам связи в режиме онлайн. Стоимость такого аппарата, а это порядка 18 тысяч рублей, можно будет относить на вычет тем предпринимателям, которые платят налог на вмененный доход или же используют патентную систему. Другое новшество увеличивает горизонт планирования расходов малого бизнеса путем применения специального коэффициента-дефлятора, на который индексируется сумма единого налога на вменённый доход, на три года вместо одного ранее.

Но вернемся к проек­ту федерального бюджета России. В наибольшей сте­пени аналитиков удивило резкое сокращение предусмотренных в нем расходов на оборону в следующем году по сравнению с нынешним – более чем на четверть (27%)! Правда, без учета дополнительных разо­вых расходов по этой статье в текущем году для покрытия госгарантий в авансово-кредитных расчетах предприятий военно-промышленного комплекса снижение составит лишь 7%. Но, что показа­­тельно, сокращение оборонных расходов продолжится и в последующие годы: в 2018-м – на 3,2%, в 2019-м – на 4,8%.

Еще одним сюрпризом стало резкое снижение расходов на здравоохранение: в следующем году на 18,8%, а в 2019-м – на 8,6%. В процентном отношении к ВВП планируется еще и сокращение расходов на национальную безопасность и правоохранительную деятельность с 2,2% ВВП в следующем году до 1,9% в 2019-м. Российские власти намерены сэкономить также и за счет отказа от реализации новых дорогостоящих проектов при одновременном снижении расходов на текущие инфраструктурные цели, включая и федеральные целевые программы. В итоге в номинальном выражении бюджетные расходы в предстоящие три года будут меньше запланированных показателей на 2016-й. Более того, согласно долгосрочному прогнозу российского Минфина, снижение этих расходов продлится еще 18 лет из-за сокращения доходов, так как после 2020 года дефицит бюджета должен составить менее 1% ВВП.

Как ни удивительно, такой подход вполне отвечает политике austerity (жесткой экономии), проводившейся после кризиса в ряде развитых государств. Что касается России, то в условиях низких цен на нефть, исчерпания средств Резервного фонда в следующем году, санкций Запада, ведения боевых операций в Сирии и необходимости расходов на содержание аннексированного Крыма, не говоря уже о поддержании высокой боеготовности вооруженных сил, эта страна просто обречена не только на политику жесткой экономии, но и на вполне вероятный переход на рельсы мобилизационной экономики. О том, насколько серьезно сократятся расходы федерального бюджета, говорит и реакция главы Чечни Рамзана Кадырова, выступившего против планов урезания бюджета его республики. Он прямо заявил, что если такая политика федеральных властей продолжится, то Чечня не только не сможет развиваться, но и окажется перед угрозой срыва социальных обязательств!

А российские эксперты и вовсе окрестили проект федерального бюджета на 2017-2019 годы сверхжестким с перекосом в пользу оборонных расходов и государственных компаний, тогда как развитие экономики и социальной сферы оказались задвинутыми на второй план. По их мнению, власти страны не только старательно избегают признания кризиса в экономике, который продлится еще довольно долго, но и переоценили динамику цен на нефть, не сумев сберечь достаточно средств на «черный» день. В итоге Россия оказалась перед фактом исчерпания не только Резервного фонда, но и Фонда национального благосостояния. В качестве выхода из этого тупика они предлагают стандартный набор антикризисных стимулирующих мер опережающего характера, включая значительное увеличение дефицита бюджета до 8-10% ВВП, девальвацию нацио­нальной валюты вдвое к нынешнему обменному курсу со снижением ключевой ставки Центробанка до 2-4% годовых, то есть ниже уровня инфляции. В качестве примера для подражания российские эксперты предлагают ориентироваться на опыт США.

И все бы хорошо, да что-то здесь не так

На фоне жестких мер российских властей бюджетная ситуация в Казахстане выглядит весьма благополучной. Как отмечалось месяц назад в публикации САМ под заголовком «Аналитиков беспокоит падение реальных доходов бюджета и рост его дефицита», согласно официальному прогнозу правительства доходы государственного бюджета (без учета трансфертов) по базовому сценарию вырастут за период 2017-2019 годов на 12,2%, причем ключевая роль здесь отводится увеличению налоговых поступлений. Расходы же бюджета будут расти, за исключением 2018 года, причем значительно – в 1,5-1,6 раза превысят его доходы. Источником этого финансового чуда, по планам правительства, будут гарантированные и целевые трансферты из Национального фонда.

Как подчеркнул во время презентации в мажилисе проекта закона о республиканском бюджете на 2017-2019 годы министр финансов Бахыт Султанов, его макроэкономическая основа стабильна, что обеспечивает реализацию всех задач, поставленных перед правительством. Он отнес к ним: 1) выполнение всех текущих обязательств с принятием мер по сохранению рабочих мест и дальнейшему повышению социальной составляющей бюджета, 2) реализацию стратегических задач по созданию условий для стабильного экономичес­кого роста через поддержку индустриализации, развития аграрного сектора, малого и среднего бизнеса, транспортной, водной, энергетической и жилищной инфраструктуры, 3) обеспечение обороноспособности и безопасности государства, 4) обеспечение экономической безопасности со снижением зависимости от внешних источников капитала за счет принятия минимальных парамет­ров дефицита бюджета и экономного использования средств Нацфонда, 5) дальнейшую децентрализацию и финансовое укрепление регионов.

Министр также подчеркнул, что параметры бюджета сбалансированы и отражают постепенный уход от нефтяной составляющей реализации мер по поддержке экономики. О намерении резко сократить какие-либо из ключевых статей бюджетных расходов он не говорил. Более того, г-н Султанов заявил, что в следующем году правительству вполне по силам снизить размер целевого трансферта из Нацфонда на 278,4 млрд тенге ($0,8 млрд) от ранее одобренного объема в 720 млрд тенге ($2 млрд).

Конечно, в отличие от России наша страна не находится под санкциями Запада и не стоит перед необходимостью наращивания своего оборонного потенциала в условиях усиливающейся напряженности в отношениях со странами НАТО, не говоря уже о дополнительных расходах на содержание аннексированной территории соседнего государства. С другой стороны, Казахстану предстоит провести в следующем году два крупных международных мероприятия – зимнюю Универсиаду-2017 и выставку ЭКСПО-2017. Но и здесь бюджет излучает олимпийское спокойствие! Как отметил в своем докладе г-н Султанов, в следующем году расходы на сферу культуры и спорта даже снизятся на 14,1 млрд тенге – до 70,2 млрд тенге в связи с завершением ряда мероприятий в рамках Универсиады-2017, включая строительство ледовых арен, приобретение спортивного и иного оборудования, проведение тестовых спортивных мероприятий и т.д. А на организацию непосредственно самой Универсиады-2017 резервируется 7,1 млрд тенге. На «ЭКСПО-2017» выделяется на 2017-2019 годы 110,8 млрд тенге, из них на 2017 год – 77 млрд тенге, тогда как оставшиеся средства пойдут на мероприятия по поствыставочному использованию объектов ЭКСПО.

Не претерпят особых изменений и расходы правительства на обеспечение обороноспособности и в целом безопасности государства, охрану правопорядка и поддержание внутренней стабильности, обеспечение защиты населения и устойчивости управления в кризисных ситуациях. На эти цели в 2017-2019 годах предусмотрено 2 трлн 552,1 млрд тенге, в том числе на следующий год – 893,5 млрд тенге. Для сравнения: в бюджете текущего года на оборону закладывалось почти 453 млрд тенге, общественный порядок, безопасность, правовую, судебную, уголовно-исполнительную деятельность – 454,9 млрд тенге, что в сумме дает 907,9 млрд тенге. К ним еще можно добавить 70,2 млрд тенге, выделенные в рамках недавнего уточнения бюджета на дополнительные меры обеспечения безопасности, включая 42,7 млрд тенге на реализацию поручения главы государства по укреплению правопорядка и противодействию религиозному экстремизму и терроризму.

В отличие от России, расходы на здравоохранение в Казахстане в следующем году значительно вырастут: на 22,2% – до 1 трлн 11,9 млрд тенге. Резкое снижение расходов на образование из республиканского бюджета более чем на 20% в Минфине объясняют передачей их в базу местных бюджетов. От крупных инфраструктурных проектов правительство также не намерено отказываться. В частности, в 2017-2019 годах планируется выделить 1 трлн 49,2 млрд тенге на продолжение реализации госпрограммы развития и интеграции инфраструктуры транспортной сис­темы Казахстана до 2020 года. Продолжится и вторая пятилетка индустриально-инновационного развития.

В этот внешне благополучный фон не вписывается разве что усиление налогового бремени на отечественный бизнес. Напомним, что работодателям предстоит выплачивать за своих работников дополнительные 5%-ные обязательные пенсионные взносы плюс 2% от дохода последних в фонд обязательного медицинского страхования в следующем году, причем эти взносы вырастут к 2020 году до 5%. Правительство также предложило снизить порог постановки на учет по НДС для «малых» предпринимателей, что равносильно дополнительному налоговому бремени на эту сферу бизнеса и вызвало вполне предсказуемую критику со стороны экспертов и делового сообщества.

Тем не менее, хотя финансы нашего государства вроде бы и не поют сейчас романсы, возникает стойкое ощущение того, что эта идиллия не вполне отвечает нынешним экономическим реалиям. К тому же издавна у нас повелось, что вместо быстрой и жесткой реакции на изменившиеся условия «наверху» предпочитают убаюкивать налогоплательщиков заверениями об «островке» финансовой стабильности и «тихой гавани» экономического покоя. Так было уже не раз, в том числе и в далеком уже 1998-м после российского финансового кризиса, и в не столь отдаленном году прошлом перед обвальными девальвациями тенге, которые почему-то именуются у нас началом очередного его свободного плавания…

Казахстан. Россия > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 4 ноября 2016 > № 1957865 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 3 ноября 2016 > № 1956618 Тулеген Аскаров

Калькулятор в уме

По мере того, как доллар вновь начал набирать силу, тесня и без того изрядно ослабевший тенге, в наших семейных бюджетах неумолимо наступает очередная пора энергичного перекладывания их доходов и расходов по разным валютным «корзинам», – ведь не за горами уже новогодние праздники и веселые зимние каникулы!

Тулеген АСКАРОВ

Куда ни кинь,везде курс

Занятие это не из легких, поскольку курсовая политика Нацбанка сегодня стала непредсказуемой даже при относительно стабильных ценах на нефть, а его тщетные призывы на пару с правительством к дедолларизации не подкрепляются адекватными действиями по укреплению доверия населения и бизнеса к тенге. Вот и приходится всем среднестатистическим казахстанцам с утра до вечера держать включенным валютный калькулятор в голове! Ведь приходится все время прикидывать, сколько тот или иной товар, либо услуга стоят сейчас в пересчете на доллары, стоили раньше по прежнему обменному курсу и могут стоить в ближайшем будущем. Без этого трудно принять относительно верное решение о покупках с тем, чтобы не прогадать и не попасть впросак, оставив свою семью без хлеба насущного и крыши над головой.

А при выезде за рубеж в командировку или на отдых эти умственные калькуляции делаются с удвоенной энергией и частотой, ибо после прошлогодней девальвации тенге финансовые возможности для шопинга в СКВ значительно снизились. Если раньше на пути домой из-за границы последние оставшиеся в кармане несколько десятков долларов беззаботно тратились на сувениры в магазинах дьюти-фри или на пиво в барах аэропортов, то теперь уважение даже к мелким по номиналу иностранным дензнакам значительно выросло. Ведь девальвационный потенциал казахстанской валюты весьма велик, раз уж всего за последние 7 лет она умудрилась ослабеть к доллару почти втрое с кажущихся сегодня сказочными 120 тенге! И это при том, в «тучных» 2011-2013 годах среднегодовые цены на нефть держались на уровне выше $100 за баррель, в 2014-м – около $100, а в 2009-2010 годах они превышали планку в $60. Так что долларовая бумажка, «весящая» сегодня около 340 тенге, легко может подорожать в ближайшие годы как минимум еще настолько же.

Вот и обсчитываются в голове, а у владеющих компьютерной грамотой – в таблицах Excel – варианты расходования семейных бюджетов на текущие нужды, долгосрочные инвестиции и сбережения. Пересчитывать приходится все – цены на продукты питания, непродовольственные товары, билеты на поезда и самолеты, стоимость отдыха, лечения, обучения и (не дай Бог!) похорон. Помимо тенге и доллара, у многих в семейных бюджетах сегодня фигурируют еще и евро, фунты стерлингов, юани и российские рубли – ведь казахстанцы сегодня разъезжаются по всему миру в поисках лучшей доли. Постоянно меняющийся обменный курс вынуждает пересчитывать и доходность по банковским вкладам с тем, чтобы вовремя «переворачиваться» из одной валюты в другую, конвертировать деньги на мультивалютных платежных картах, не говоря уже о домашней наличности. При получении выписок из ЕНПФ также приходится включать умственный калькулятор, дабы убедиться в очередной раз, что сладкие посулы инвестиционного дохода от Нацбанка, управляющего нашими пенсионными накоплениями, на самом деле оборачиваются их значительным снижением в пересчете на доллары, не говоря уже о регулярных убытках по ним. Отключается же это умственное напряжение разве что при покупках в оставшихся еще немногочисленных островках ценовой и курсовой стабильности. В основном это мясные и молочные ряды на рынках, недорогие шашлычные, лагманные и пивные, да еще и тот легендарный среди постоянных покупателей наш соотечественник на Зеленом базаре, прокручивающий мясо на фарш по никак не зависящему от цен на нефть тарифу.

«Им бы понедельники взять и отменить»

Парадоксально, но хотя все страны СНГ вышли из одной советской «шинели», при жизни в которой не приходилось ломать голову над курсовой разницей, инфляцией и прочими «прелестями» нестабильного ныне макроэкономического бытия, сегодня вряд ли можно указать хотя бы одну из них, где жители не маются, как и мы, с валютным калькулятором в голове. Между тем, как и в Казахстане, там с высоких трибун звучат решительные заявления о насущной необходимости доверия к национальной валюте, поддержке отечественного производителя, диверсификации экономики, строятся красивые планы на будущее и пишутся солидные госпрограммы с участием дорогостоящих иностранных консультантов. Но в итоге повсюду в СНГ получается как у известного классика-юмориста: «И выступают люди и рассказывают, как они обновляют, перестраивают, переносят, расширяют для удобства населения». А в результате этого массированного выброса бюрократической созидательной энергии «модернизировали, подхватили, перестроили, внедрили новый коэффициент, включаешь – не работает».

Понятно, что если следовать нынешним курсовым путем, то при вполне вероятном резком падении цен на нефть на тенговых банкнотах могут появиться новые нули, а Нацбанку станет не по карману платить за бумагу, на которой они печатаются, по причине высокой инфляции, как это случилось в Зимбабве. Да что там Зимбабве или Венесуэла, где деньги перестают пересчитывать, ибо легче их взвешивать! Кто сегодня, к примеру, поверит, что в момент введения нашей национальной валюты в ноябре 1993 года за монетку в 1 тенге можно было купить несколько «кирпичиков» хлеба, ибо обходился он тогда в 20-25 исчезнувших ныне тиынов?

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 3 ноября 2016 > № 1956618 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 27 октября 2016 > № 1949075 Тулеген Аскаров

«И как повернуть туда, где светит твоя звезда»…

Когда октябрьские стылые ветра вместе с первыми снегопадами и морозами настойчиво напоминают о неумолимо подкрадывающейся зиме, каждая добрая экономическая весть по-весеннему тепло греет душу, давая надежду на лучшее.

Тулеген АСКАРОВ

Рейтинговая «оттепель»

Позитивная информационная концовка второго месяца осени оказалась в этом смысле весьма кстати после «тощего» года изнурительной борьбы за выживание отечественного бизнеса и населения, измученных резко девальвированным тенге, выросшей инфляцией и малопонятными действиями правительства вместе с Нацбанком. Ведь раньше чиновники обещали нам проводить в кризис так называемую контрцикличную политику, дабы облегчить тяжкую экономическую участь соотечественников снижением налогов, ограничением роста потребительских цен, прямой государственной поддержкой миллионных народных масс вместе с малым бизнесом. Для этого государству, конечно же, следовало начинать с себя, сокращая расходы на свое содержание. Но в реальности все получилось с точностью до наоборот – себя любимых чиновники не стали лишать высоких зарплат, служебных лимузинов, офисной свиты и заграничных вояжей, зато всех остальных обложили новыми податями и оброками!

Что ж, остается только удивляться экономической стойкости казахстанцев, повидавших за годы независимости и не такое от «слуг народа»! Как бы ни трудна была жизнь с ослабшим тенге, потерявшим почти половину своей стоимости к доллару, тем не менее, от достигнутых потребительских завоеваний никто не собирается отказываться, особенно те из нас, кто помнят еще тотальный товарный дефицит советских времен и разруху времен развала СССР. К тому же мировые цены на нефть вроде бы стабилизировались на вполне приличной для безбедной жизни отметке $50 за баррель, успокоился и обменный курс тенге к доллару, скакавший ранее малопонятным образом, да и пугающие антикризисные призывы с высоких трибун стали раздаваться гораздо реже.

Первыми почувствовали эти перемены к лучшему аналитики, выставляющие рейтинги нашей стране, компаниям и банкам. Агентство Standard & Poor’s всего лишь через 5 месяцев после снижения долгосрочного кредитного рейтинга «Казкоммерцбанка» в мае этого года до преддефолтного уровня на днях повысило его до вполне удовлетворительной отметки в «В-». Поднят был и рейтинг банка по национальной шкале. А ведь обычно рейтинговые агентства, следуя своим внутренним процедурам, пересматривают оценки раз в год. В экстренном же порядке их аналитики могут разве что понизить рейтинги, чтобы дать возможность инвесторам подготовиться к худшему варианту развития событий. Правда, в случае с Казкомом в S&P оставили ему на всякий случай негативный прогноз по рейтингу. Но в любом случае факт остается фактом – крупнейший банк страны не только не пошел ко дну, но и продолжает свое финансовое плавание с новыми «капитаном» в лице нынешнего ключевого акционера и «экипажем» радикально изменившегося топ-менеджента, обновив заодно и розничный бренд.

Суверенный рейтинг нашей страны пока не повышен. Однако на прошедшем в минувший вторник заседании правительства министр национальной экономики Куандык Бишимбаев возвестил, что самый сложный период для нее уже пройден и по итогам 9-ти месяцев она выросла на 0,4%. Правда, движут экономический рост в основном строительство, сельское хозяйство, транспорт и обрабатывающая промышленность, тогда как горнодобывающая отрасль, ради поддержки которой и проводилась последняя девальвация тенге, по-прежнему переживает значительный спад. А премьер-министр Бакытжан Сагинтаев в свою очередь потребовал от членов своего кабинета отыскать резервы для того, чтобы по итогам года рост ВВП перевалил за ранее намеченную планку в 0,5%. Свои позитивные козыри предъявил и Нацбанк в виде растущих золотовалютных резервов, замедляющейся инфляции и стабильности на валютном рынке.

Поздним вечером того же вторника стало известно, что в ежегодном рейтинге Всемирного банка Doing Business наша страна продвинулась вверх на 6 ступенек до 35-го места из 190 государств. При этом Казахстан попал в первую десятку по темпам улучшения экономики в сферах, охватываемых этим рейтингом, а по защите миноритарных инвесторов и вовсе оказался третьим!

Поиск своего экономического пути явно не закончен

Информационный позитив это, конечно же, хорошо. Но для алматинцев сейчас еще и наступила горячая пора подготовки их города к Всемирной зимней Универсиаде-2017.

В прошлую субботу на высокогорном катке Медеу открылся новый зимний сезон, приуроченный к отсчету 100 дней до старта студенческих игр. Уже стартовали продажи билетов на соревнования Универсиады-2017. А в канун выхода этого номера «ДК» в Алматы прошла тестовая эстафета ее огня – генеральная репетиция первого официального события в программе зимних студенческих игр.

Примечательно также, что, судя по активности на сайтах, где продаются авиабилеты и бронируются оте­ли, многие казахстанцы готовятся сейчас провести новогодние праздники за рубежом. А на внутренних рейсах наших авиаперевозчиков заметно стало присутствие экспатов, не говоря уже о видимом наплыве китайских граждан, явно не соответствующих имиджу обычных «челноков» и «шопников». Ведь к нам одна за другой прибывают сейчас делегации китайских провинций с презентацией своих туристических и деловых возможностей в Казахстане и других странах Центральной Азии. К примеру, на этой неделе в Астане и Алматы побывали инвесторы из китайского города Циньдао, чтобы наладить сотрудничество с регионами Казахстана. До них, как сообщал «ДК», прошла презентация по продвижению туризма китайской провинции Юньнань.

В общем, экономическая жизнь продолжается своим чередом, хотя, положа руку на сердце, стоит признать, что казахстанцы могли бы жить гораздо лучше, как жители других нефтедобывающих государств. Конечно, Норвегия и Саудовская Аравия для нас по-прежнему выглядят недостижимым идеалом процветания, основанного на разумном использовании доходов от добычи углеводородного сырья. Но, как показывают наблюдения коллег по редакции «ДК», регулярно посещающих ту же Малайзию, нам есть с кого брать пример и в своем нефтяном строю, не говоря уже о других азиатских странах, успешно развивающихся без опоры на «черное золото».

Так какой же экономический курс держать дальше молодой стране, готовящейся к празднованию 25-летнего юбилея своей независимости? Вроде бы прекрасное далеко и так детально расписано в стратегических документах государства – стратегии «Казахстан-2050», Плане нации «100 конкретных шагов», программе «Нурлы жол» и прочих шедеврах бюрократического труда. Но вот только с каждым новым днем почему-то крепнет стойкое ощущение того, что в экономике, как поется в известной песне группы «Машина времени», мы по-прежнему стоим на том самом перекрестке семи дорог, с которого начинали независимую жизнь 25 лет тому назад. Все так же наша страна остается сырьевым придатком не только Запада, но и своих партнеров по Евразийскому экономическому союзу. По-прежнему в авторитете у официальной Астаны сырьевые миллиардеры, для которых проводится одна девальвация тенге за другой и подавляются профсоюзы, тогда как малым предпринимателям вход в высокие кабинеты закрыт. Более того, на днях г-н Бишимбаев заявил, что дальше поднимать нагрузку на добывающую отрасль невозможно, а так как к тому же и Национальному фонду грозит истощение активов, то пришло время раскошеливаться малому бизнесу и населению. С первого за ближайшие три года государство намерено «состричь» 0,5-0,6 трлн. тенге за счет снижения порога для постановки на учет с НДС. А из карманов второго, то есть с широких народных масс, казна хочет извлечь дополнительные миллиарды тенге самым простым известным способом – за счет увеличения акцизов на алкоголь, пиво и сигареты. Вот такая у нас контрцикличность!

Поэтому иногда даже кажется, что мы не столько стоим на упомянутом перекрестке экономических судеб, а в какой-то момент даже свернули на нем в никуда. Похоже, понимают это и «наверху», куда в последнее время зачастили независимые эксперты-экономисты, чего раньше не наблюдалось. С ними встретился премьер-министр Бакытжан Сагинтаев, после скандала вокруг отмены запланированной встречи с г-ном Бишимбаевым пробились они и к этому министру. А в канун выхода этого номера «ДК» в соцсетях появилось совместное заявление группы отечественных экономистов, несогласных с предложением Миннацэкономики снизить пороговую ставку НДС, что приведет к дополнительному налогообложению малого бизнеса.

В общем, и спустя 25 лет слышатся у нас больше старые песни об экономическом главном. Правда, если быть точнее, то на самом деле к этому молодому возрасту следовало бы добавить еще год – ведь Декларация о государственном суверенитете тогда еще Казахской ССР была принята 25 октября 1990 года. И эта дата долго была «красной» в нашем календаре под названием Дня Республики, пока в разгар предыдущего кризиса, точнее, в апреле 2009 года, ее не отменил глава государства. Впрочем, конечно же, дело заключается не в возрасте и датах, а в том, как раньше прийти к лучшей жизни для всех.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 27 октября 2016 > № 1949075 Тулеген Аскаров


Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 26 октября 2016 > № 1948940 Тулеген Аскаров

Зачем принимать новые стратегии, если все уже есть?

Автор: Тулеген Аскаров

После того, как скандал вокруг несостоявшейся в прошлую пятницу встречи министра национальной экономики Куандыка Бишимбаева с независимыми экспертами завершился хэппи-эндом, неясным остался лишь один и, пожалуй, самый главный момент этой шумихи в соцсетях и СМИ – некий документ под названием «Стратегия-2025».

Много шума из ничего

Напомним, что скандал разразился 21 октября, когда в соцсети «Facebook» появился пост одного из экспертов – генерального директора ТОО «BRB Invest» Галима Хусаинова - под заголовком «Как я не сходил к Министру национальной экономики». В нем он рассказал, что на встречу с министром экспертов пригласили примерно неделю тому назад через пресс-секретаря этого министерства, причем по инициативе последнего. Так как до этого встречу дважды отменяли за день до назначенной даты, то эксперт вполне логично потребовал гарантий, что теперь она состоится. В ответ его заверили «с гарантией 100 процентов», а утром 21 октября «даже спросили, прилетел ли я на встречу», выслав накануне проект упомянутой стратегии. Все эксперты собрались в министерстве в назначенное время, ожидая там встречи с г-ном Бишимбаевым. Но спустя некоторое время к ним вышла пресс-секретарь с извинениями, что «министр занят и принять сегодня не может»!

«Я, конечно, не гордый человек, - резюмировал ситуацию г-н Хусаинов, - но как бы есть обычный деловой этикет, есть человеческое уважение и много чего еще есть. Но дело даже не в этикете и не в уважении. … Думаю, с таким подходом подотчетное, транспарентное Правительство мы будем строить еще лет двести». А «Стратегию-2025» он охарактеризовал как закрытый документ, содержание которого нельзя раскрывать. По мнению эксперта, документ этот «требует огромной доработки», ибо представляет собой «набор лозунгов».

К освещению этого инцидента подключились и другие эксперты, приглашенные в Астану. Рахим Ошакбаев, занимавший ранее руководящие посты в ФНБ «Самрук-Казына» и НПП «Атамекен» наряду с постом вице-министра инвестиций и развития, а ныне возглавляющий попечительский совет Центра прикладных исследований «Талап», сделал репост упомянутого выше сообщения г-на Хусаинова.

Попутно он отметил, что пресс-секретарь министерства национальной экономики Самал Ибраева «очень корректно и профессионально организовала встречу, но по независящим от нее обстоятельствам встреча, к сожалению, не состоялась, и мы получили от нее тысячи извинений». Жарас Ахметов, директор ТОО «OilGasProject», разместил в «Facebook» фрагмент из стихов Николая Некрасова времен крепостного права в царской России «Размышления у парадного подъезда», весьма актуальный и для описания нынешних нравов чиновничьей Астаны: «Раз я видел, сюда мужики подошли, / Деревенские русские люди,/ Помолились на церковь и стали вдали, / Свесив русые головы к груди./ Показался швейцар. «Допусти», - говорят/ С выраженьем надежды и муки». В итоге «Кто-то крикнул швейцару: «Гони!/ Наш не любит оборванной черни!».

Хотя уже в субботу г-н Бишимбаев принес свои извинения экспертам в «Facebook», заверив их в том, встреча обязательно пройдет, в минувший уик-энд этот скандал стал достоянием пользователей соцсетей и онлайн-медиа, поэтому круги общественного недовольства вокруг него стали быстро расходиться. В частности, журналисты заинтересовались дипломами министра о высшем образовании, выяснив, что в 2001 году он одновременно закончил Джорджтаунский университет в США по программе «Болашак» и Таразский госуниверситет им. М.Х.Дулати.

Выступили в СМИ с критикой в адрес министра и сами эксперты. В частности, г-н Ахметов заявил на Интернет-портале «Ratel.kz», что «министр пострадал от сложившейся ситуации больше любого из нас. Потому что если мы потеряли в деньгах, то министр потерял в гораздо большем – в репутации». Более того, эксперт констатировал - «министр не понимает сути того, что говорит президент страны о необходимости диалога между властью и обществом». А по поводу содержания документа «Стратегия-2025» г-н Ахметов также отозвался весьма нелестно: «Он декларативен, в нем смешаны в одну кучу государство, частный сектор и общество. Если его принять в том виде, который есть сейчас, то он, скорее, вызовет общественное раздражение, чем общественную поддержку».

23 октября, то есть в минувшее воскресенье, г-н Хусаинов от имени экспертов обратился к министру через «Facebook» с совместным заявлением. В нем г-на Бишимбаева поблагодарили за извинения по поводу несостоявшейся встречи и с пониманием отнеслись к «возможным накладкам государственных чиновников». Эксперты заверили его в готовности к конструктивному диалогу и обсуждению стратегических документов, разрабатываемых правительством, наряду с общими вопросами развития экономики страны «сначала в закрытом режиме и после этого провести пресс-конференцию с участием СМИ».

В минувший понедельник встреча экспертов с министром, наконец-то, состоялась, вызвав на удивление мощный вал критики в соцсетях теперь уже в их адрес. Г-н Хусаинов пояснил по этому поводу, что «если бы мы жили в Германии или во Франции, то там можно было бы продолжать общественный резонанс и тому подобное». А на встрече, с его слов, «Стратегия-2025» обсуждалась более трех часов, причем с активным участием министра, его заместителей, директора института при министерстве, руководителей департаментов и представителей западной консалтинговой компании. Обсуждались и общеэкономические проблемы, включая налогообложение, денежно-кредитную политику, ситуацию в сельском хозяйстве, строительстве и другие.

Во вторник, 25 октября, шумиха вокруг этой темы практически сошла нет. Г-н Бишимбаев благополучно отчитался на заседании правительства об итогах 9-ти месяцев текущего года, заявив там, что «самый сложный период для экономики Казахстана был пройден» и «начиная с июня текущего года идет последовательный рост экономики». О таинственной «Стратегии-2025» там вроде бы не говорилось.

Сначала хорошо бы отчитаться

Самое интересное в этой истории заключается в том, что поиск каких-либо ссылок на этот документ, или хотя бы на поручение главы государства разработать такую стратегию оказался безуспешным! На данный момент, судя по информации на сайте правительства, основополагающими документами для его деятельности выступают Стратегия «Казахстан-2050» и План нации «100 конкретных шагов». Ранее действовал другой программный документ – «Стратегия-2030». Но в 2012 году, выступая с посланием народу страны, глава государства заявил, что основные задачи, поставленные «Стратегией-2030», выполнены, правда, заметив при этом – «другие в процессе выполнения».

Однако бюрократическая судьба другого программного документа, связанного со «Стратегией-2030», - Стратегического плана развития РК до 2020 года – осталась не вполне понятной. Его глава государства утвердил своим указом 1 февраля 2010 года, то есть практически сразу же после наиболее серьезного глобального финансово-экономического кризиса со времен Великой Депрессии. До этого действовал Стратегический план-2010, утвержденный президентским указом в декабре 2001 года.

Получается, исполнение задач «Стратегии-2030» было вполне логично разбито на десятилетние этапы, каждый из которых включал две пятилетки. С другой стороны, непонятно, зачем нужно было в 2010-м году утверждать Стратегический план-2020, если два года спустя Акорда провозгласила выполненной в основном «Стратегию-2030» и взяла курс на «Казахстан-2050»!

Как бы то ни было, Стратегический план-2020 вряд ли можно считать сегодня безнадежно устаревшим. Ведь в нем ставятся вполне актуальные и сейчас цели – сделать Казахстан к 2020 году страной, вышедшей из мирового кризиса более сильной и конкурентоспособной, с диверсифицированной экономикой и населением, активно вовлеченным в нее, стать членом «Топ-50» наиболее конкурентоспособных государств мира, и так далее.

По-прежнему остаются нерешенными и задачи подготовки экономики к посткризисному развитию, обеспечения ее устойчивого роста, повышения конкурентоспособности человеческого капитала, предоставления населению качественных социальных и жилищно-коммунальных услуг.

Есть в Стратегическом плане-2020 и более конкретные цели. К примеру по диверсификации экономики намечено к 2020 году довести долю несырьевого экспорта в его общем объеме не менее, чем до 45%, увеличить производительность труда в агропромышленном комплексе не менее чем в 4 раза, в обрабатывающей промышленности – в 2 раза. Энергоемкость ВВП было намечено снизить не менее чем на 25%, а уровень компьютерной грамотности населения довести до 60%.

Говорилось в этом плане и о том, что участие граждан является важной составляющей процесса его мониторинга и оценки. Тогда власти Казахстана даже обещали, что казахстанцам будут представляться ежегодные отчеты о ходе реализации плана с тем, что оценить их восприятие в отношении результативности работы государственного сектора.

Поэтому сегодня экспертам, претендующим на роль независимых партнеров государства, было бы логичнее не обсуждать с чиновниками в закрытом режиме проекты новых стратегий, а сначала попросить отчитаться публично за исполнение ранее принятых документов. Ведь в противном случае возникает ощущение, что правительство вместе с экспертами играет в одни ворота, пытаясь прикрыть шумихой вокруг разработки новой стратегии свой «неуд» за неисполнение прежних программных документов.

Казахстан > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 26 октября 2016 > № 1948940 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 17 октября 2016 > № 1934788 Тулеген Аскаров

Экономика Казахстана вновь в поисках волшебной палочки

Автор: Тулеген Аскаров

Хотя по понятным причинам правительство вряд ли рискнет публично ревизовать программные стратегии руководства страны, судя по ряду недавних знаковых событий, разработка неких альтернативных вариантов экономического развития все же началась.

А мир и не прогнулся под нас…

Хотя говорить о панических настроениях на самом «верху» пока преждевременно, но даже официальная статистика, не говоря уже о различных рейтингах авторитетных международных организаций, дружно показывает, что Казахстан вступил в затяжную полосу весьма серьезных проблем в национальной экономике. Даже если каким-то чудом цены на нефть вновь вернутся к рубежу в $100, на опыте нескольких последних лет уже стало понятно, что нынешний экономический курс властей нуждается в серьезной ревизии. И если в него не будут внесены в ближайшее время серьезные коррективы, то наша страна рискует и вовсе остаться в незавидном сырьевом прошлом вместо того, чтобы шагать в светлое постиндустриальное будущее.

Конечно, просчеты в стратегическом планировании наряду с недооценкой внешних и внутренних рисков не являются сугубо казахстанской «болезнью». В эпоху глобальной нестабильности с такими же проблемами столкнулись практически все государства мира, не говоря уже о большом бизнесе. Даже заглянуть в будущее на несколько лет вперед становится довольно проблематичным.

К примеру, на Астанинском экономическом форуме всего пять лет назад на самом высоком уровне было заявлено, что Казахстан ставит задачу к 2016 году войти в группу стран с высоким уровнем дохода за счет увеличения ВВП на душу населения до $15 тысяч. Казалось бы, статистическое обоснование для такого прогноза было безупречным – ведь с 1994 года, когда этот показатель составлял скромные $700, он вырос в 13 раз, перевалив за планку в $10 тысяч в 2011 году, когда было сделано это оптимистическое заявление.

Более того, в 2013 году Казахстан был близок к историческому свершению, ибо по данным официальной статистики ВВП на душу населения составил тогда $14,3 тысячи. Увы, после февральской девальвации 2014 года произошло снижение до $13,1 тысяч, а после августовской драмы прошлого года, официально именованной переходом к инфляционному таргетированию, - до $10,5 тысяч. В этом же году правительственный прогноз и вовсе предусматривает падение этого показателя до $6,9 тысяч – в 2,2 раза ниже уровня, заявленного в Астане всего пять лет тому назад!

Если взять главный на сегодня программный документ властей Казахстана – стратегию «Казахстан-2050», то из его преамбулы следует, что если в 2012 году, когда было оглашено послание главы государства, наша страна входила в пятерку наиболее динамично развивающихся стран мира. Теперь же главная задача – не впасть в рецессию вслед за Россией.

В рейтинге глобальной конкурентоспособности Всемирного экономического форума тогда Казахстан поднялся с 72-го на 51-е место. А затем наша страна и вовсе продвинулась на 43-ю позицию, что дало повод считать практически решенной задачу вхождения в «Топ-50» наиболее конкурентоспособных государств мира. Увы, как уже сообщала наша газета, в свежем рейтинге ВЭФ Казахстан покинул эту группу, заняв 53-е место между Руандой и Коста-Рикой.

Можно напомнить также и о том, как сложно пошли в жизнь первые пункты раздела «Индустриализация и экономический рост» из плана нации «100 конкретных шагов». Напомним, что его 35-й и 36-й шаги предусматривают введение в рыночный оборот земель сельскохозяйственного назначения с целью их эффективного использования, упрощение процедуры смены целевого назначения земельных участков и передачи всех неиспользуемых угодий в государственный фонд для дальнейшей приватизации.

Соответствующие изменения в земельное законодательство были утверждены парламентом и подписаны главой государства, однако первым ответом на них стали не очереди из инвесторов, а митинги протеста в разных регионах страны. Во многом урезанной оказалась программа второй пятилетки индустриально-инновационного развития, а глава соответствующего министерства – Асет Исекешев – был отправлен акимом в столицу, чтобы решать там приземленные проблемы с ливневой канализацией и зловонным накопителем Талдыколь.

Явно тормозится программа широкомасштабной приватизации, из которой предлагают исключить целый ряд объектов, либо просто задерживают подготовку их к продаже. Вместо поддержки из Национального фонда казна начала возвращать деньги в него просто потому, что объем трансфертов из этой «кубышки» стал больше поступающих в нее средств, ведя к неминуемому ее истощению.

Даже начало добычи нефти на Кашагане и экспортных поставок с этого месторождения не повлекло выраженного оптимизма правительства. Там хорошо понимают, что с увеличением объемов поставляемого «черного золота» на мировые рынки цена на него будет только падать из-за избытка предложения. Не менее ясно осознают в Кабмине, что век двигателей внутреннего сгорания и угольных станций постепенно идет к неизбежному концу, угрожая оставить без работы сотни тысяч казахстанцев, занятых в «нефтянке» и других добывающих отраслях со всеми вытекающими отсюда тяжелыми социальными последствиями.

Пока только «проба пера»

Не удивительно, что в такой напряженной ситуации премьер-министр Бакытжан Сагинтаев устроил разнос министрам финансов и национальной экономики. С его слов, последние даже не приступили к исполнению сентябрьского поручения главы государства по инвентаризации всех подведомственных организаций министерств и акиматов. А обсудить более важные темы стратегического характера премьер показательно предпочел с группой независимых экспертов-экономистов, прилетевших из Алматы, - Жарасом Ахметовым, Галимом Хусаиновым, Меруерт Махмутовой, Канатом Нуровым, Рахимом Ошакбаевым и другими. Кстати, все они популярны в соцсетях, где охотно делятся своими суждениями и комментариями на экономическую тематику с пользователями, что стало своеобразным общественным феноменом.

Затем прошла еще одна встреча премьера с известными экономистами, на этот раз от Экспертного совета по экономике и финансам НПП «Атамекен». В составе этой группы были два экс-председателя Нацбанка – Ораз Жандосов и Анвар Сайденов, экс-министр экономики Жаксыбек Кулекеев, председатель «Банка развития Казахстана» Болат Жамишев, глава Ассоциации финансистов Казахстана Магжан Ауэзов, управляющий партнер «Tengri Partners» Ануар Ушбаев, старший партнер «Center for Strategic Initiatives» Олжас Худайбергенов и другие эксперты.

Понятно, что итогом первых «смотрин» участвовавших во встречах сторон не могла стать детально проработанная программа дальнейшего развития национальной экономики в условиях новой «нормальности». Тем не менее, сам факт того, что правительство пошло навстречу значительно разросшемуся за последние годы экспертному сообществу в сфере экономики, говорит о готовности властей Казахстана вести диалог здесь. К тому же участники первой группы экспертов, встретившихся с премьером, не стали делать секрета из своих программных предложений правительству. Так, г-н Хусаинов рекомендует государству отходить от поддержки производителей и поддерживать конечный спрос с тем, чтобы стимулировать предложение.

Другая рекомендация – усилить работу свободных экономических и индустриальных зон. В части курсовой политики Нацбанка эксперт считает необходимым иметь «умеренно крепкий тенге» в период инвестиционной фазы, утверждая при этом, что девальвация национальной валюты не дает конкурентного преимущества. В части реформирования налогообложения им предлагается радикальное изменение условий для малого и среднего бизнеса, переход к прогрессивному индивидуальному подоходному налогу, изменение налоговой системы по недропользованию и НДС. В банковском секторе, который г-н Хусаинов характеризует как «минное поле», рекомендуется провести институциональные реформы. Кстати, с его слов, на презентацию своих предложений экспертам было выделено 3-5 минут каждому.

Г-н Ахметов пояснил, что перечень мер, необходимых новому премьеру для вывода экономики с кризисного «дна», содержит огромное количество пунктов. В своем выступлении на встрече он предложил 9 предложений, включающих рост качества жизни казахстанцев, новые перспективы для увеличения доходов сельского населения, решение проблем развития городов, доступность рыночной информации и другие.

Из выступлений г-на Ошакбаева в СМИ со своими впечатлениями о встрече с премьер-министром следовало, что с ноября при правительстве начнет действовать формат совета по экономической политике с участием независимых экспертов, как это практиковалось ранее. В части курсовой политики он предлагает сделать значение обменного курса тенге к доллару заниженным, но при этом фиксированным хотя бы на год вперед, чтобы у бизнес и населения был горизонт планирования.

Другая серьезная проблема – несбалансированность бюджета, которая может привести к истощению международных резервов Казахстана в течение пяти лет. Чтобы этого не случилось, эксперт предлагает сократить текущие расходы бюджета с одновременным снижением налоговой нагрузки на бизнес и создать при этом отдельный бюджет развития с приоритетами человеческого капитала и инфраструктуры.

Другие предложения г-на Ошакбаева связаны со снижением присутствия государства в экономики, восстановлением ее кредитования, реализацией и расширением институциональных реформ, намеченных главой государства, увеличение расходов на образование как минимум вдвое. Предлагается им также создать экспертный орган, подчиненный напрямую премьер-министру, но независимый от правительства, для оценки эффективности предпринимаемых государством мер.

Как видно, в отличие от упомянутых выше стратегических документов Акорды с горизонтом видения на несколько десятилетий вперед экспертное сообщество предлагает пока секторальные реформы, рассчитанные в лучшем случае на ближайшие будущее и не увязанные еще в единый комплексный подход, присущий госпрограммам. Не приходится говорить и о некоем новом экономическом курсе, предлагаемом экспертами, который могло бы использовать государство в качестве волшебной палочки.

К примеру, можно сослаться на «шоковую терапию» начала 90-х годов прошлого века, позволившую ликвидировать хронический товарный дефицит советских времен. В качестве другого исторического примера приведем переломный для страны 1995-й год, когда было подписано почти 150 президентских указов, переломивших экономическую ситуацию в стране в пользу рыночных отношений. А ведь тогда Казахстан практически не располагал специалистами по рыночной экономике, тогда как сегодня их трудится в стране немало, в том числе и с дипломами ведущих западных университетов!

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 17 октября 2016 > № 1934788 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 14 октября 2016 > № 1930318 Тулеген Аскаров

Инфляция остается высокой, а курс тенге – заниженным

Автор: Тулеген Аскаров

Хотя руководство центрального банка Казахстана по-прежнему утверждает, что ежемесячная инфляция соответствует многолетним трендам и позволяет рассчитывать на достижение запланированного коридора в 6-8% по итогам текущего года, при сравнении с данными по другим странам – членам Евразийского экономического союза выясняется, что Казахстан сейчас здесь даже не середнячок, а, скорее, аутсайдер.

Ломать не строить

Более того, явно недостижимой выглядит пока и поставленная главой государства цель снизить уровень инфляции до 4% в среднесрочной перспективе в рамках объявленной в прошлом году политики инфляционного таргетирования. Напомним, что, согласно законодательству, основной целью Нацбанка и проводимой им денежно-кредитной политики является обеспечение стабильности цен в стране, что выражается в достижении и удержании инфляции на низком уровне. Без выполнения этого условия невозможно говорить о доверии рынка к центральному банку, а также об устойчивом и сбалансированном экономическом росте.

Примечательно, что официальная статистика и в самом деле подтверждает: в экономической истории Казахстана был такой «золотой» период, когда инфляция удерживалась властями в официально планируемом коридоре в 6-8% годовых, а ВВП стабильно рос весьма высокими темпами. Он пришелся на 2001-2005 годы – тогда Нацбанком руководили Григорий Марченко и Анвар Сайденов, а обменный курс казахстанской валюты к доллару был относительно свободно плавающим после резкой одномоментной девальвации в начале апреля 1999 года.

Но затем под влиянием дальнейшего роста нефтяных цен и мощного притока валюты от внешних заимствований оте­чественных банков в Казахстане рост экономики перешел в стадию бума с ее сильным «перегревом». В 2006 году инфляция вырвалась из запланированного коридора до уровня в 8,4% при росте ВВП страны на 10,7%. А в 2007 году, когда разворачивался ипотечный кризис в США, потрясший затем весь мир, инфляция в Казахстане подскочила до 18,8%, тогда как темпы роста ВВП начали падать, составив 8,9%. Потом глобальный финансовый кризис обрушился и на Казахстан, вызвав значительное падение темпов экономического роста в 2008 и 2009 годах соответственно до 3,3% и 1,2%.

Тем не менее Нацбанк под руководством г-на Сайденова держался тогда до последнего, фактически перейдя к политике фиксированного обменного курса и «паля» золотовалютные резервы. Ведь в начале 2008-го курс составлял 120,3 тенге за доллар, а в конце января 2009-го, когда в Нацбанк вновь был назначен г-н Марченко, – 121,6 тенге!

Затем, как известно, начался новый этап в деятельности Нацбанка, когда в период 2009-2015 годов его руководством были проведены три (!) одномоментные девальвации тенге, первая из которых оказалась на счету г-на Марченко, а две других – в «активе» Кайрата Келимбетова. Но если в 2009 и 2015 годах тенге обваливали вслед за падением цен на экспортируемое из Казахстана сырье с целью повышения конкурентоспособности оте­чественных производителей, то в феврале 2014-го одномоментная девальвация была проведена при нефтяных ценах выше уровня в $100! Добавим к этому негативу также ликвидацию регулятором частных пенсионных фондов и регистраторских компаний, его незадавшееся участие в спасении государством «БТА Банка» и «Альянс Банка», чехарду с выпуском новых банкнот и другие малопонятные действия в этот период.

В результате доверие участников рынка и населения к центральному банку за последние семь лет было основательно подорвано, что не замедлило сказаться и на темпах экономического роста. С 7,3%, показанных в 2010 году, темпы прироста ВВП ежегодно снижались и упали в прошлом году до 1,2%. А ведь в 2010-2014 годах удавалось не только удерживать инфляцию в официально запланированном коридоре, но и добиться ее снижения до рекордно низкого за это столетие уровня в 4,8%! В прошлом же году, когда произошла наиболее глубокая девальвация тенге, инфляция вырвалась на двухзначный уровень, составив 13,6%. Более того, в этом году она росла из месяца в месяц, достигнув в июле максимума в годовом выражении в 17,7%.

Тенге никак не освободится

Если же перейти к данным о динамике инфляционных процессов в странах, входящих в ЕАЭС, то видно, в каком незавидном положении оказался здесь Казахстан. Ведь нашей республике сейчас принадлежит печальное лидерство как по годовой инфляции, так и по темпам роста цен в среднегодовом выражении (январь – сентябрь к аналогичному периоду прошлого года) – соответственно 16,6% и 16,4%. У занимающей второе место по этим показателям Белоруссии инфляция оказалась гораздо ниже: 11,1% и 12,1%. И это при том, что она лишена мощной «подушки безо­пасности» типа Нацио­нального фонда в Казахстане, да и от нынешнего подъема нефтяных цен скорее проигрывает, так как не является экспортером «черного золота». Но что еще удивительнее, так это низкие темпы инфляции, сложившиеся в России (6,4% и 7,5%), экономика которой, как и казахстанская, зависит от колебаний мировых цен на нефть. Отметим также, что в Армении и Кыргызстане статистики зафиксировали в сентябре дефляцию в годовом выражении – там потребительские цены опустились соответственно на 1,9% и 0,3%.

Столь парадоксальную ситуацию можно объяснить тем, что в Казахстане центральный банк отошел от решения основной возложенной на него задачи по обеспечению стабильности цен и позволил вовлечь себя в дела реального сектора экономики. Так, поддержка экспортерам сырья, в первую очередь миллиардерам из списка Forbes, и другим отечественным производителям оказывается через явно заниженный курс тенге, что оборачивается падением покупательской способности населения и бизнеса наряду с дальнейшим снижением доверия с их стороны к Нацбанку. Регулятор стал участвовать напрямую в делах реального и финансового секторов – к примеру, путем покупки ценных бумаг национальной компании «КазМунайГаз» или через инвестиции пенсионных накоплений «ЕНПФ» в банковские депозиты и облигации корпоративных эмитентов. Это приводит к тому, что Нацбанк, с одной стороны, пытается вывести с рынка избыточную ликвидность, структурный профицит которой нависает над ним в результате конвертации долларовых депозитов в тенговые, а с другой – сам же и вкачивает в экономику дополнительные средства.

Критику со стороны экспертов вызывает и явное сопротивление Нацбанка адекватному укреплению тенге против доллара по мере роста цен на нефть. Так, по данным регулятора, за период с начала текущего года до конца августа биржевой курс тенге к доллару не укрепился, а ослаб на 0,03%. Правда, за сентябрь казахстанская валюта окрепла с 341,0 почти до 330 тенге за доллар, но и с учетом этого изменения с начала года она потеснила «зеленый» лишь на 3,7% в номинальном выражении.

Для сравнения: российская валюта с начала года укрепилась с 72,93 до 62,39 рубля к 11 октября, что составляет в номинальном выражении почти 19%. А ее реальный эффективный курс к доллару вырос на 10,1%, согласно подсчетам аналитиков «Банка России». Поэтому инвесторам сейчас выгодно просто конвертировать доллары в рубли. А с учетом того, что центральный банк России держит свою ключевую ставку на уровне 10% (тогда как в развитых странах этот показатель гораздо ниже), неудивительно, что рубль становится все более независимым от колебаний цен на нефть.

Нетрудно подсчитать, что если бы Нацбанк позволил нашей национальной валюте свободно укрепляться российскими темпами, то сейчас ее обменный курс был бы в районе 275-280 тенге за доллар. Почему регулятор не отпускает тенге в реальное свободное плавание – вопрос, как говорится, риторический. Впрочем, столь же риторическим является и вопрос о том, почему глава «Банка России» Эльвира Набиуллина удостоилась «пятерки» в рейтинге руководителей центральных банков журнала Global Finance, тогда как председатель казахстанского Нацбанка Данияр Акишев получил лишь «троечку».

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 14 октября 2016 > № 1930318 Тулеген Аскаров


Казахстан. Китай. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 13 октября 2016 > № 1930295 Тулеген Аскаров

«Пояс и путь» нам в помощь

По мере того, как изрядно ослабевший тенге вместе с высокой инфляцией «палят» реальные денежные доходы казахстанцев и размер ВВП на среднестатистическую душу населения, становится ясно, что, как и в «лихих» 90-х годах прошлого века, всем опять нужно искать новую точку опоры в изменившейся экономической реальности.

Тулеген АСКАРОВ

Мы сделали и это

Ведь тогда мы вышли из советской «шинели» не только без национальной валюты, сотовых телефонов, интернета, долларовых депозитов и банковских карточек, ставших привычными сегодня, но и вообще не имея опыта жизни в рыночной экономике! Останавливались заводы и фабрики, закрывались научно-исследовательские и проектные институты, а те, кто не потерял работу, ждали месяцами свою зарплату вместе с пенсионерами, стучавшими в кастрюли на митингах от безденежья. В магазинах, и без того не баловавших нас предложением товаров в эпоху всеобщего дефицита и блата, стало вообще пусто, ибо развалились налаженные ранее хозяйственные связи. Не удивительно, что из страны в поисках лучшей доли потянулись за рубеж сотни тысяч соотечественников, напуганных экономической разрухой в Казахстане. В итоге с 16,5 млн человек к моменту обретения независимости население страны к началу этого века сократилось до 14,9 млн человек!

Не лучше шли дела и у наших соседей, с которыми вместе мы вышли в неведомое будущее из СССР. России, Узбекистану, Кыргызстану и Туркменистану досталось такое же незавидное наследие, как и нам, вместе с шоковой терапией и эпохой первоначального накопления капитала со всеми присущими ей известными перекосами.

А в Китае тогда только начинались рыночные реформы, поэтому граждане нашего восточного соседа дружно опустошали в наших магазинах отделы, торговавшие шляпами, драповыми пальто и прочим незатейливым ширпотребом-неликвидом, оставшимся на память о серых торговых буднях СССР.

Выживать в таких условиях было, конечно же, непросто. Но выручала доставшаяся нам в наследство от прошедших лихие годины предков стойкая вера в светлое будущее и проверенная веками народная мудрость, гласящая «главное, чтобы не было войны» и «было бы здоровье, а остальное приложится». Да и бизнесом в первые годы было заниматься гораздо легче, поскольку не выросла еще нынешняя масса всевозможных проверяющих, кормящихся с предпринимательства, а коррупционные запросы тогдашних чиновников были гораздо скромнее. Правда, бизнес этот был в основном простейший по принципу «купи – продай», а основой его стали примитивно организованные барахолки и базары, где и до сих пор правят «черный нал», клетчатые баулы и тачки. Впрочем, для прессы то время было богатым на возможности – новые частные газеты и журналы плодились тогда как грибы!

И вот так, шаг за шагом за 25 лет независимости была создана нынешняя экономика Казахстана со всеми ее известными перекосами, главным из которых выступает сильная зависимость от мировых цен на нефть, металлы и другое сырье, экспортируемое за рубеж. «Проклятье ресурсов», мощный приток нефтедолларов и вызванная им «голландская болезнь» задушили отечественную мануфактуру, поскольку стало выгоднее импортировать готовые товары, чем производить их самим. Но теперь, когда вернулись «тощие» времена дешевой нефти, стало сложно жить, уповая на «подушку безопасности» Национального фонда. К тому же выяснилось, что и деньги фонда теперь придется экономить, дабы не оставить следующее поколение у разбитого корыта, точнее, нефтедолларовой «кубышки».

Ветер с Востока для нас попутный

Тем не менее в сравнении с «лихими» 90-ми нынешние экономические времена, конечно же, разительно отличаются в лучшую сторону. Новое поколение соотечественников, родившееся тогда и вступающее сейчас в самостоятельную жизнь, выросло исключительно в рыночных условиях со смартфонами в руках и банковскими карточками в бумажниках и кошельках. Основательную школу рынка прошло и старшее поколение казахстанцев, выучившееся управлять своими банковскими депозитами, недвижимостью и раскладывать наличные сбережения по валютным «корзинам».

Не стояли на месте и наши соседи по региону.

Даже Россия, оказавшаяся под санкциями Запада, продолжает исправно снабжать казахстанские супермаркеты и рынки своими товарами. Вроде бы нормализовались и ее отношения с Турцией, с первых дней независимости помогающей Казахстану двигаться по рыночному пути. Хорошо бы, конечно, России из и санкционного тупика, да еще и нормализовать отношения с Украиной. Но и сейчас, как выяснилось в ходе недавнего визита Владимира Путина в нашу страну, двусторонние торгово-инвестиционные связи вышли на высокий уровень. А хозяин Акорды и вовсе пообещал, что, «вкладывая в экономику Казахстана, российский бизнес будет находиться почти в домашних для себя условиях». Неплохо обстоят дела и у наших южных соседей – Кыргызстана и Узбекистана, с которыми давно налажены активные торговые связи. В последней стране после кончины ее лидера Ислама Каримова от нынешнего курса отказываться не собираются, как следует из первых контактов руководства Казахстана с исполняющим обязанности президента Узбекистана Шавкатом Мирзиёевым. В ходе недавнего телефонного разговора Акорды с Ташкентом была достигнута договоренность об интенсификации двусторонних связей во всех сферах, представляющих взаимный интерес, и дальнейшем укреплении отношений дружбы и добрососедства.

Но главным на сегодня фактором, отличающим нынешнюю ситуацию в казахстанской экономике от 90-х годов прошлого века, стали даже не повторный запуск Кашагана и расширение мощностей Тенгиза, а радикально изменившийся наш восточный сосед – Китай. Мало того, что Поднебесная сегодня стала мировой мастерской и ключевым финансовым центром, накормив, одев и обув за минувшее 25-летие своих граждан, так китайцы еще и не намерены закрываться от мира, как это случалось ранее, а решительно открываются ему. Выдвинутая председателем КНР Си Цзиньпином инициатива «Экономического пояса Шелкового пути» соединит Европу, Центральную и Западную Азию, тогда как «Морской Шелковый путь XXI века» свяжет Китай, Юго-Восточную Азию, Африку и Европу. Официальный Пекин намерен вложить миллиарды долларов в этот глобальный проект «Пояс и путь» для восстановления глобальной экономики и мирового роста.

И в этом проекте даже при нынешних низких ценах на нефть Казахстан получает солидный географический козырь, который раньше не удавалось использовать, – ведь не было нынешних автобанов и новых железнодорожных путей, как и возведенных в этом веке сухопутных портов и логистических центров. Теперь быстрый транзит грузов через нашу территорию в западном и южном направлениях стал реальностью, как и новые возможности для бизнеса и внутреннего потребительского рынка. На смену клетчатым баулам, тачкам и «черному налу» идут современные коммуникации и международные платежные системы, влияющие на изменение культуры нашего бизнеса в лучшую сторону и развитие новых современных производств. В первую очередь эти перемены сказываются, конечно же, на Алматы, где сейчас, по сути, проходит обкатку новая экономическая модель для всей страны, опирающаяся на малый и средний бизнес, логистические и финансовые услуги. Но и в масштабах всей страны уже пора перестраивать отношения с Китаем на новой основе, чтобы население почувствовало мощный экономический импульс к ненефтяному экономическому будущему.

Казахстан. Китай. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 13 октября 2016 > № 1930295 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 13 октября 2016 > № 1930254 Тулеген Аскаров

Аграрии вновь помогли Нацбанку

Хотя месячная инфляция вновь сложилась в сентябре на августовском уровне в 0,2%, в годовом выражении произошло ее значительное снижение с 17,6% до 16,6%, что, конечно, не может не радовать центральный банк страны, ибо вполне соответствует прогнозам его руководства.

Тулеген АСКАРОВ

Как и в последний месяц лета, на этот раз главным источником замедления ценовой гонки стали продовольственные товары, подешевевшие в сентябре по сравнению с августом на 0,3%. А ключевым дефляционным «локомотивом» в этой группе снова оказались фрукты и овощи, цены на которые опустились соответственно еще на 1,4% и 9,9%, к которым присоединился и сахар (5,9%). Увы, при этом другие основные продукты питания вновь подорожали. Так, хлеб за первый осенний месяц поднялся в цене на 0,2%, мука – 0,7%, рис – 0,6%, крупы – 1,0%, макаронные изделия – 0,4%, мясо и мясопродукты – 0,9%, рыба и морепродукты – 1,1%, молочные продукты – 0,8%, масла и жиры – 1,6%, кондитерские изделия – 1,1%, безалкогольные напитки – 1,6%, а яйца и вовсе на 5,8%.

С начала текущего года продовольственные товары подорожали на 4,9%, а лидерами оказались крупы (32,5%), сахар (22,4%) и хлеб (16,1%), тогда как овощи подешевели на 27,8%, яйца – 8%, молоко сырое – на 7,9%. В годовом выражении, то есть к сентябрю прошлого года, цены по этой группе товаров поднялись в целом на 14,7%. Лидерами по этой методике измерения временной динамики также оказались крупы (45,7%) и сахар (35,8%) наряду с кофе, чаем и какао (34,3%), маслами и жирами (31%) и хлебом (28,1%). А в среднегодовом исчислении (январь-сентябрь к тому же периоду прошлого года) хлеб насущный подорожал на 13,8%.

Непродовольственные товары в этом году держат первое место по темпам роста цен. В сентябре к августу они подорожали еще на 0,6%, что дало в годовом выражении 26,6%, среднегодовом – 26,7%, а с начала текущего года – 6,8%. За минувший месяц одежда и обувь поднялись в цене на 0,7%, предметы домашнего обихода – 0,4%, бензин – 0,7%, тогда как дизельное топливо оказалось лидером, скакнув сразу на 9,9%. Кстати, лидирует дизтопливо и по темпам роста цен на него с начала года – 27,3%. Сжиженный газ в баллонах стал обходиться дороже на 17,5%, медикаменты – 14,4%, подорожали также товары личного пользования (9,3%), бытовые приборы (9,2%), моющие и чистящие средства (8,9%), текстильные изделия (7,2%), автомобили (7,1%), одежда и обувь (6,5%).

На этом фоне довольно скромно выглядят темпы роста расценок на платные услуги, которые поднялись в сентябре по сравнению с августом на 0,4%, с начала года – 5,3%, в годовом выражении – 9,4%, среднегодовом – 9,6%. Здесь, конечно же, сказывается регулирующая роль государства в лице правительства и местных органов власти, которым пока удается сдерживать ценовые аппетиты всевозможных монополистов и доминантов рынка. В жилищно-коммунальной сфере тарифы поднялись за минувший месяц по сравнению с августом на 0,4%, причем в наибольшей степени на электроэнергию – 1,4%. В здравоохранении услуги больниц подешевели на 0,9%, в то время как амбулаторные услуги подорожали за сентябрь на 0,2%. По услугам транспорта статистики зарегистрировали снижение на 0,7% в первую очередь за счет падения цен на воздушном (14,4%) и железнодорожном (1,7%) транспорте. Услуги связи стали обходиться дороже на 0,1%, учреждений отдыха и культуры – 0,4%, ресторанов и гостиниц – 0,1%, ритуальные услуги – 0,6%, тогда как сфера образования выделилась скачком расценок сразу на 3,2%. А произошло это явление из-за резкого роста цен в средних (5,7%) и высших (4,3%) образовательных организациях.

При подсчетах же ценовой динамики по платным услугам с начала года лидируют тарифы на канализацию (25,2%), холодную воду (12,4%), проезд железнодорожным пассажирским транспортом на большие расстояния (12,5%) и воздушным транспортом (11,8%).

Среди регионов страны наиболее сильным инфляционным всплеском за первый месяц осени выделились Мангистауская область (1,2%) и Алматы (0,7%). Зато в 5 регионах статистики зарегистрировали в сентябре дефляцию, то есть снижение потребительских цен на товары и услуги, – Актюбинской (0,3%), Атырауской (0,2%), Карагандинской, Восточно-Казахстанской (по 0,1%) и Павлодарской (0,8%) областях. При подсчетах же в годовом выражении дефляции не было нигде, а наиболее высокая инфляция сложилась в Астане (23,8%) и Мангистауской области (20,4%).

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 13 октября 2016 > № 1930254 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 4 октября 2016 > № 1918920 Тулеген Аскаров

Казахстан падает в рейтингах, и дело не только в ценах на нефть

Автор: Тулеген Аскаров

Тяжелые потери, понесенные Казахстаном в оценке глобальной конкурентоспособности аналитиками Всемирного экономического форума, вполне ясно показали, что глубокая одномоментная девальвация тенге к доллару не может служить спасительной волшебной палочкой как для нашей экономики в целом, так и для отечественных производителей.

Кроме того, в очередной раз стало очевидно, что должна проводиться принципиально иная экономическая политика с учетом того, что усилия казахстанских властей по индустриально-инновационному развитию и диверсификации экономики не дают пока зримых плодов. Добавим также, что вместо ослабления налогового и административного давления на бизнес, как это и должно быть в рамках контрцикличного регулирования, фактически государство движется обратным курсом.

Если мы вниз, то почему соседи вверх?!

К таким выводам подводят данные доклада «Индекс глобальной конкурентоспособности 2016-2017» (The Global Competitiveness Index 2016–2017, GCI), подготовленного и опубликованного Всемирным экономическим форумом (WEF). Годом ранее Казахстан входил здесь в «Топ-50» стран мира, занимая 42-е место в рейтинге «GCI», что вполне отвечало курсу Акорды на вхождение и в «Топ-30» наиболее развитых государств. Наиболее значительный прогресс был достигнут в 2012 году, когда наша страна перепрыгнула с 72-го на 51-е место, тогда как прошлогодний результат был наилучшим за время участия Казахстана в рейтинге «GCI». А на этот раз наша страна опустилась на 11 ступенек, заняв 53-е место среди 138 стран, охваченных рейтингом, показав наихудший результат за последние пять лет. Общий средний балл Казахстана по расчетам аналитиков составил 4,41 против 4,49 годом ранее. Такой же результат показали Руанда и Коста-Рика, что, конечно, вполне ясно указывает на низкое качество проводимой у нас экономической политики, раз уж Казахстан оказался в компании таких слаборазвитых государств.

Источник: «The Global Competitiveness Index 2016–2017»

И ссылки на падение нефтяных цен вряд ли могут служить здесь убедительным контраргументом, поскольку страны СНГ со сходной структурой экономики сумели избежать столь значительных потерь. Так, Азербайджан поднялся с 40-го места на 37-е со средним баллом 4,55, а Россия с 4,51 балла поднялась на две ступеньки до 43 места.

Весьма солидно выглядят позиции и других нефтедобывающих государств мира. Так, Саудовская Аравия, по-прежнему удерживающая курс своей валюты к доллару и отказавшаяся от ее одномоментной девальвации, идет на 29-м месте с 4,84 балла, опустившись в итоге всего лишь на четыре ступеньки, тогда как Объединенные Арабские Эмираты (5,26) поднялись на одну позицию вверх до 16-го места. США, входящие в тройку мировых лидеров по добыче нефти, по-прежнему занимают третье место с 5,70 балла, Норвегия (5,44) сохранила за собой 11-ю позицию, Малайзия с 5,16 балла, хотя и опустилась за год на 7 ступенек, оказалась на вполне приличном 25-м месте.

Показательно, что в итоге стратегических просчетов в экономической политике, проводимой властями Казахстана, наибольшее снижение произошло не только по фактору конкурентоспособности «макроэкономическая среда» (минус 44 с 25-го до 69-го места), но и по «конкурентоспособности бизнеса» (минус 13 с 79-го до 97-го места). Между тем, как известно, представители отечественного бизнеса, в первую очередь руководство Национальной палаты предпринимателей «Атамекен» и «Народного банка Казахстана», настойчиво требовали от Нацбанка девальвировать тенге к доллару, упорно доказывая, что такая мера повысит конкурентоспособность казахстанских товаров и услуг. На практике же вместо постепенного и тщательного управляемого ослабления тенге в результате спешного перехода правительства и Нацбанка к политике свободно плавающего обменного курса казахстанской валюты к доллару, начавшегося 20 августа прошлого года, ситуация обернулась его так называемым «overshooting», - уровнем, не соответствующим реальному положению дел в экономике.

Даже исторические данные самого Нацбанка показывают, что при нынешнем уровне нефтяных цен в районе $50 за баррель, примерно соответствующем их среднегодовой планке в 2005 году, тогда обменный курс казахстанской валюты к доллару колебался в диапазоне 129,97 – 136,12 тенге при гораздо меньшем объеме золотовалютных резервов центрального банка и активов Национального фонда. Поэтому не удивительно, что Казахстан понес значительные потери и по фактору «развитость финансового рынка», где передвинулся с 91-го на 104-е место с 3,50 балла, оказавшись между Таджикистаном и Бенином, то есть в группе явных мировых аутсайдеров.

«Нурлы жол» не тянет?

Вопреки огромным инвестициям государства, прежде всего за счет денег Национального фонда, в развитие инфраструктуры в рамках известной госпрограммы, у Казахстана снизился на 5 позиций – с 58 до 63-го места - рейтинг по соответствующему фактору конкурентоспособности. В меньшей степени были понижены оценки по факторам «здоровье и начальное образование» (минус 1 до 94-го места) и «эффективность рынка труда» (минус 2 до 20-го места).

Наибольший же прогресс был достигнут по фактору «инновации» (плюс 13 с подъемом до 59-го места). По фактору «институты» Казахстан продвинулся вверх на одну позицию до 49-й ступеньки, «высшее образование и профподготовка» - на три до 57-й, «технологическая готовность» - пять до 56-й, «размер рынка» - на одну до 45-й.

Если же с уровня факторов опуститься на уровень составляющих их индикаторов, то выясняется следующая картина. Из 114 индикаторов «GCI» улучшение у Казахстана сложилось только по 40, тогда как снижение – по 65 индикаторам. Еще по 9 индикаторам изменений не произошло, но как поясняется в докладе, при этом по двум из них речь идет о распространенности малярии и воздействии этого заболевания на бизнес в то время, как Казахстан включен в список стран, свободных от нее.

А из 65 индикаторов, по которым сложился негативный тренд, по 9 рейтинг нашей страны снизился на 20 и более позиций, - бюджетному балансу в % от ВВП (минус 98 позиций до 108-го места), легкости доступа к займам (минус 45 до 89), доступности венчурного капитала (минус 33 до 92), привлекательности налогообложения для инвестиций (минус 29 до 57), доступности финансовых услуг для бизнеса (минус 23 до 76), распространенности нетарифных барьеров (минус 22 до 67), регулированию биржи ценных бумаг (минус 21 до 108), экспорту в % от ВВП (минус 21 до 87) и степени ориентированности бизнеса на потребителей (минус 20 до 89). Как нетрудно заметить, эти вопросы относятся главным образом к компетенции министерств национальной экономики и финансов, а также Нацбанка, из-за нерасторопности которых, либо кадровых перестановок в них власти Казахстана не внесли своевременные корректировки в экономическую политику государства с тем, чтобы избежать столь серьезных потерь в рейтинге.

Справедливости ради отметим, что по 10-ти индикаторам Казахстану удалось добиться значительного прогресса в виде улучшения рейтинга на 10 и более позиций. Сюда авторы доклада по «GCI» отнесли количество процедур, требуемых для открытия бизнеса (плюс 35 позиций до 22-го места) и количество дней, необходимых для этого (плюс 27 до 26), сотрудничество университетов и бизнеса в сфере НИОКР (плюс 22 до 66), охват средним образованием, в % (плюс 21 до 21), пользователей Интернета, в % (плюс 21 до 41), внедрение технологий на уровне предприятий (плюс 19 до 71), издержки бизнеса от терроризма (плюс 18 до 48), качество научно-исследовательских организаций (плюс 18 до 63), доступ к интернету в школах (плюс 12 до 29) и организованную преступность (плюс 11 до 53).

Хотя приведенные выше рейтинговые оценки составителей доклада по индексу «GCI» дают вполне полный рецепт для внесения корректив в деятельность экономического блока правительства и Нацбанка, есть в нем и ориентиры для принятия мер и по линии других органов государственной власти. К примеру, по качеству дорог Казахстан оказался во второй сотне рейтингуемых стран на 108 месте с 3,0 балла, портовой инфраструктуры – на 107-м, влиянию бизнеса на заболеваемость туберкулезом – 106-м, уровню охвата начальным образованием – 118-м, качеству управления школами – 106-м, интенсивности локальной конкуренции – 106-м, распространенности иностранной собственности – 105-м, отношению импорта к ВВП – 122-м, количеству локальных поставщиков – 113-м. Как видно, здесь ответственность ложится также на министерства инвестиций и развития, образования и науки, здравоохранения и социального развития.

«Труба» зовет Нацбанк и налоговиков

Добавим также, что в докладе приведены результаты опроса, посвященного барьерам для казахстанского бизнеса. И если в предыдущие годы здесь лидировала коррупция, то теперь у респондентов она заняла лишь третье место, тогда как в лидеры вышли инфляция и высокие налоговые ставки. Напомним, что согласно законодательству именно Нацбанк отвечает за стабильность цен в стране, что является главной целью его деятельности и содержанием мандата.

Показательно, что в пятерку основных препятствий для ведения бизнеса в Казахстане также вошли ограниченный доступ к финансированию (этот фактор также в основном относится к компетенции Нацбанка) и усложненность налогового законодательства. А шестое место здесь заняло валютное регулирование, в котором Нацбанк играет ключевую роль. Такой расклад дает веское основание предположить, что либо руководство Нацбанка и Минфина предпримут экстренные меры по внесению корректировок в свою деятельность и соответствующее законодательство для устранения перечисленных барьеров, либо Акорде придется пойти на кадровые замены в этих госструктурах.

Источник: «The Global Competitiveness Index 2016–2017»

Примечательно, что по совпадению наряду с рейтингом «GCI» были опубликованы и другие оценки по Казахстану. Так, журнал «Global Finance» опубликовал свежий рейтинг руководителей центральных банков 75 стран – «Central Banker Report Cards 2016». В нем рейтингуемые участники оцениваются по шкале от «А» до «F» в зависимости от результатов в борьбе с инфляцией, достижении целей экономического роста, обеспечении стабильности обменного курса и управлении ключевыми ставками.

Уровня «А», соответствующего отличной оценке, удостоились на этот раз главные банкиры Израиля, Ливана, Парагвая, Перу, Филиппин, Тайваня, Великобритании и России. Данияр Акишев, возглавляющий казахстанский Нацбанк, удостоился «С» (это соответствует «тройке» по 5-балльной системе) наряду с коллегами из Белоруссии и Узбекистана, тогда как председатель центрального банка Азербайджана получил «D». Примечательно, что руководителя центробанка Украины Валерию Гонтареву в этом рейтинге оценили выше, поставив ей «В+».

Источник: «Global Finance»

Вряд ли можно считать успехом и продвижение Алматы с 77-го на 70-е место в осеннем рейтинге международных финансовых центров «Global Financial Centres Index» (GFCI). Ведь весной этого года южная столица Казахстана обвалилась в этом рейтинге с 43-го места, то есть на 26 позиций. При этом непонятно, что вообще делает Алматы в этом рейтинге, так как город уже давно не позиционируется руководством страны в качестве международного финансового центра.

Как подчеркнул президент Казахстана в прошлом году после подписания указа о создании такого центра в Астане, южная столица останется центром концентрации финансовых услуг и финансового посредничества внутри страны. Поэтому в рейтинге «GFCI» вместо Алматы должна появиться Астана, если, конечно, в Нацбанке и АО «Международный финансовый центр Астана» не забудут подать соответствующую заявку.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 4 октября 2016 > № 1918920 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 29 сентября 2016 > № 1919191 Тулеген Аскаров

Индустрия явно в «нокдауне»

Вслед за провальным июлем таким же неудачным оказался для отечественной промышленности и последний месяц лета.

Тулеген АСКАРОВ

Главным источником этого негатива стала добывающая отрасль, где в августе по сравнению с июлем сложился драматический спад объема производства на 20,5%! В годовом выражении, то есть к последнему месяцу лета год назад, снижение оказалось не менее впечатляющим – 15,9%, а в среднегодовом (январь-август к тому же периоду прошлого года) – 4,8%. Аутсайдером в этой отрасли стала добыча сырой нефти, сократившаяся к июлю более чем на четверть (26,3%), в годовом выражении – 15,1%, среднегодовом – 4,9%. Понятно, что если так пойдет и дальше, а месторождение Кашаган не удастся вывести на уровень значительных объемов коммерческой добычи, то нашей экономике гарантирована рецессия, а тенге – девальвация.

Резко снизилась в августе по сравнению с июлем и добыча природного газа – на 20,8%, значительное падение сложилось по этой товарной позиции и в годовом выражении – на 13,0%. Позитив здесь держится лишь при расчетах в среднегодовом исчислении в виде прироста на 3,5%. А выросла за последний месяц лета к июлю добыча угля и лигнита (3,9%), железной руды (6,4%), руд цветных металлов (0,3%). Кстати, только по последним позитив сложился и при расчетах по другим временным методикам исчисления.

Абсолютным аутсайдером оказалась также и отрасль по электроснабжению, подаче газа, пара и воздушному кондиционированию, где в августе к июлю статистики зафиксировали спад на 6,3%, в годовом выражении – на 3,7%, а в среднегодовом – на 0,6%. Ситуация в водоснабжении, канализационной системе, контроле над сбором и распределением отходов также далека от идеальной, поскольку в годовом исчислении здесь сложилось снижение на 4,3%, в среднегодовом – 4,6%. Правда, за последний месяц лета по сравнению с июлем здесь произошел резкий рост объема производства – сразу на 30,9%.

А единственной отраслью, где по всем методикам расчета временной динамики у статистиков получился позитив, оказалась обрабатывающая промышленность. В августе к июлю объем производства увеличился весьма значительно – на 12,7%. При этому выпуск продуктов питания вырос на 4,6%, табачных изделий – 15,9%, текстильных – 29,5%, одежды – 51,4%, бумаги и бумажной продукции – 15,4%, продуктов химической промышленности – 8,4%, основных фармацевтических продуктов – 4,3%, резиновых и пластмассовых изделий – 35,2%, черных металлов – 27,4%, основных благородных и цветных металлов – 2,8%, компьютеров, электронной и оптической продукции – 26,3%, электрического оборудования – 25,5%, автотранспортных средств – 73,8%, мебели – на 14,0%. Исключение по данным статистиков составили производства напитков, где объемы снизились в августе на 1,5%, кожаной продукции (5,0%), продуктов нефтепереработки (0,5%). В годовом выражении прирост выпуска в обрабатывающей промышленности оказался скромнее – 1,2%, а в среднегодовом – лишь 0,7%.

В целом же отечественная индустрия находится в незавидном состоянии, так как август она завершила спадом к июлю на 5,5%, в годовом исчислении – 7,5%, среднегодовом – 2,3%. Среди регионов страны абсолютным аутсайдером оказалась Атырауская область, где объем производства сократился за последний месяц лета на 36,9%, тогда как лидером стала Астана с приростом на 22,5%. При подсчетах в годовом выражении вперед вышла Костанайская область, где выпуск продукции вырос на 30,5%, а наибольшее падение статистики зарегистрировали в той же Атырауской области – 25,3%. А в среднегодовом исчислении лидером по темпам прироста стала Южно-Казахстанская область (4,5%), аутсайдером же оказалась Кызылординская область, в которой выпуск промышленной продукции снизился на 10,6%.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 29 сентября 2016 > № 1919191 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 27 сентября 2016 > № 1910017 Тулеген Аскаров

Аналитиков беспокоит падение реальных доходов бюджета и рост его дефицита

Автор: Тулеген Аскаров

Новому премьеру Казахстана, конечно же, нельзя не посочувствовать – ведь назначение на этот пост в «тощие» времена низких цен на нефть чревато исходом в политическое забвение, как это случалось не раз с его предшественниками.

Более того, если верить экспертам, то именно кабинет Бакытжана Сагинтаева может вполне реально столкнуться с давно забытым у нас явлением «лихих» 90-х годов прошлого века – драматическим нарастанием дефицита бюджета и нехваткой средств на важнейшие расходы государства, включая и социальные.

Государство явно живет не по средствам

Впрочем, пока нынешнему премьеру, проработавшему на этом посту менее месяца, приходится мириться с финансовым наследием, доставшимся ему от Карима Масимова, в виде проекта республиканского бюджета на 2017-2019 годы. Другой ключевой документ деятельности правительства, на который опирается этот проект, также остался в наследство от предшественника, - это прогноз социально-экономического развития РК на 2017-2021 годы, утвержденный правительством 31 августа, когда его возглавлял г-н Масимов. И в них ближайшее финансовое будущее казны видится вполне радужным.

Так, прогноз доходов государственного бюджета (без учета трансфертов) по базовому сценарию предусматривает их увеличение с 6 трлн. 214,6 млрд. тенге в 2017 году до 6 970,4 млрд. тенге в 2019-м, то есть на 12,2%, а в абсолютном выражении – на 755,8 млрд. тенге. При этом ключевую роль в этом позитиве составит рост налоговых поступлений с 6 трлн. 52,4 млрд. тенге до 6 трлн. 730,3 млрд. тенге. По сравнению с оценочными данными за текущий год доходы госбюджета вырастут к 2020 году на 17,3%, налоговые поступления – 20,1%. В принципе, такая динамика вполне согласуется с темпами увеличения номинального ВВП Казахстана, который с оценочных 44 трлн. 354,0 млрд. тенге в этом году вырастет до 55 трлн. 280,2 млрд. тенге или на 24,6%, в долларовом эквиваленте – с $123,2 млрд. до $153,6 млрд. (24,7%). Правда, в реальном выражении прирост ВВП за этот период выглядит более скромным – порядка 4,6%.

Однако бюджетные расходы государства значительно превышают доходы казны. В этом году по оценке будет израсходовано 10 трлн. 81,4 млрд. тенге, в следующем – 10 трлн. 119,2 млрд. тенге, 2018-м – 9 трлн. 972,7 млрд. тенге, в 2019-м – 10 трлн. 432,4 млрд. тенге. Как легко подсчитать, в этом году расходы госбюджета превысят его доходы в 1,7 раза, потом этот соотношение будет снижаться и в 2019 году составит 1,5 раза. А увеличатся расходы в 2019 году по сравнению с текущим годом на 3,5%

Источником же покрытия столь значительной разницы между расходной и доходной частями госбюджета выступают трансферты из Национального фонда – гарантированный и целевой. Первый из них в 2017-2019 годах заложен на уровне в 2 трлн. 880 млрд. тенге, второй предусмотрен на 2017 год в объеме 441,6 млрд. тенге. С учетом трансфертов общий объем поступлений в госбюджет прогнозируется правительством с ростом с 9 трлн. 178,8 млрд. тенге в 2017 году до 9 трлн. 855,3 млрд. тенге в 2019-м или на 7,3%. Дефицит же бюджета по отношению к прогнозируемому объему ВВП страны снизится с 2,0% в этом году до 1,0% в 2019-м, а в абсолютном выражении – с 902,7 млрд. тенге до 577,1 млрд. тенге или в 1,6 раза.

Большие проблемы с пополнением казны отмечают и отечественные эксперты. Так, аналитики «Halyk Finance» отмечают, что в реальном выражении, то есть после пересчета с учетом инфляции, падение доходов бюджета наблюдается с прошлого года даже с учетом трансфертов из Нацфонда. И это при том, что в номинальном выражении с 2007 года государственные доходы выросли втрое! Если же ориентироваться на отношение этих доходов (без трансфертов из Нацфонда) к ВВП, то падение происходило непрерывно с 2005 года. Скрывать же эту мрачную картину правительству удавалось за счет трансфертов из Нацфонда, доля которых в бюджетных доходах превысила 40%, хотя эта нефтяная «кубышка» создавалась изначально на благо будущих поколений казахстанцев.

По мнению аналитиков «Halyk Finance», ключевым источником столь драматических негативных перемен стало резкое снижение доходов бюджета относительно ВВП, в первую очередь налоговых поступлений, по которым со среднего уровня в 20% в среднем до 2006 года этот показатель упал до 11% в текущем году. А произошло это в результате благого намерения властей снизить ставки налогообложения по корпоративному подоходному налогу (с 30% до 20%) и НДС (с 13% до 12%) в преддверии создания Таможенного союза, когда ожидалось, что Казахстану удастся развить обрабатывающую промышленность в новых условиях единого экономического пространства. В итоге доли КПН и НДС в налоговых поступлениях с 2007 года уменьшились в два и более раз. Кстати, такой курс явно противоречил политике контрцикличного регулирования экономики, так как на растущих нефтяных ценах налогообложение должно были усиливаться, а не снижаться.

Увы, как отмечают в «Halyk Finance», «очевидно, что расчет правительства на то, что частный сектор сэкономленные средства от налоговых послаблений направит на развитие, и в конечном итоге они вернутся в виде налогов, не оправдался. В итоге трансферты НФ явились компенсирующим фактором, заместившим уменьшающиеся доходы, и позволившим удерживать поступления на уровне близком к исторически сложившимся 20% от ВВП, тем самым поддерживая в определенной степени экономический рост». Проще говоря, чтобы избежать финансового фиаско в результате неверно просчитанного налогового маневра, правительству пришлось «проедать» деньги Нацфонда на протяжении целого десятилетия!

Вердикт экспертов «Halyk Finance» вполне ясен – «государственный бюджет не отражает всех государственных доходов и расходов и не показывает полную картину с государственными финансами». Ведь помимо огромных средств, вливаемых в экономику напрямую из Нацфонда, их беспокоит и то, что вне бюджета стали осуществляться государственные расходы и финансирование за счет эмиссии Нацбанка. Не видят они и перспектив для перелома в негативной тенденции падения ненефтяных доходов к по отношению к ВВП, которая наблюдается с 2005 года. Еще одна проблема – большие скачки в колебаниях расходов государства, которые наблюдаются при суммировании расходной части бюджета в соответствии с правилами МВФ с расходами государства и кредитами, профинансированными из Нацфонда и Нацбанка.

Аналитики также предлагают полностью исключить практику финансирования организаций квазигосударственного сектора и имиджевых проектов вне бюджета, и обеспечить надлежащую прозрачность движения денег и инвестиций Нацфонда. Хватит ли новому премьеру решимости воплотить в жизнь эти предложения и навести, наконец, должный порядок в казне, вопрос, как говорится, риторический, - ведь в первую очередь для этого необходима принципиальная установка Акорды.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 27 сентября 2016 > № 1910017 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 8 сентября 2016 > № 1891155 Тулеген Аскаров

Спасибо овощам и фруктам!

Под традиционным сезонным давлением мощного притока продукции с полей, огородов и садов темпы ценовой гонки, наконец-то, начали замедляться, что и отразила официальная статистика.

Тулеген АСКАРОВ

Впервые за последние месяцы произошло снижение годовой инфляции, правда, пока весьма незначительное – с 17,7% в июле до 17,6% за август. Напомним читателям, что при таком методе подсчета сравниваются данные за аналогичный месяц прошлого года. Но особенно радует, что за последний месяц лета по сравнению с июлем потребительские цены выросли меньше, чем в августе прошлого года, – соответственно на 0,2% и 0,3%.

Источником последнего позитива стало в свою очередь заметное снижение цен на продовольственные товары – на 0,4%. Решающую роль в продуктовой дефляции сыграли овощи, подешевевшие в августе на 11,6%, и фрукты, цены на которые снизились в меньшей степени – 2,4%. Но в принципе, радоваться тут нечему, так как в годовом выражении фрукты подорожали более чем на четверть (26,9%), а овощи – на 7,6%. К тому же по другим продовольственным позициям статистики зарегистрировали повышение цен в августе по сравнению с июлем. Так, крупы подорожали за месяц на 3,1%, в том числе гречка – на 4,2%, хлеб – 1,3%, мука – 1,0%, рис – 1,0%, мясо и мясопродукты – 0,8%, молочные продукты – 0,6%, масла и жиры – 1,6%, сахар – 2,9%, яйца – 0,5%, чай – на 1,9%. В годовом выражении по темпам роста цен лидируют гречневая крупа (75,2%) и сахар (63,6%). А в целом продукты питания подорожали за год на 15,7%, с начала текущего года – на 5,2%, в среднегодовом выражении – на 13,7%. Кстати, по темпам роста цен с начала года лидируют крупы (31,3%), сахар (30,2%), чай (22,9%) и картофель (19,8%).

По непродовольственным товарам статистики зарегистрировали значительный подъем месячной инфляции до 0,9% в августе по сравнению с 0,4% в июле. Здесь главными «локомотивами» стало дизельное топливо, цены на которое правительство отпустило в свободное плавание, – за последний месяц оно подорожало на 14,5%, а также сжиженный газ (10,4%), расценки на который были подняты Министерством энергетики. Солярка и сжиженный газ лидируют и по темпам роста цен на них с начала года – соответственно 15,9% и 13,4%. Одежда и обувь поднялись в цене в августе по сравнению с предыдущим месяцем на 0,8%, тогда как в годовом выражении они подорожали на 35,8%. На товары личного пользования цены повысились на 0,9%, моющие и чистящие средства – 0,7%, предметы домашнего обихода – 0,4%. С начала года по этой товарной группе рост цен составил 6,1%, в годовом выражении – 28,3%, среднегодовом – 26,7%.

А вот платные услуги, обычно задававшие тон в ценовой гонке, на этот раз являются ее аутсайдерами. В годовом выражении расценки на них поднялись в целом на 9,8%, среднегодовом – 9,6%, с начала текущего года – на 4,9%, за последний месяц лета к июлю – на 0,2%. Здесь по темпам роста цен и тарифов с начала года лидируют воздушный пассажирский (30,6%) и железнодорожный (15,0%) транспорт, а также услуги по канализации (25,3%). В августе же по сравнению с июлем лидером также оказалась авиация, поднявшая расценки на свои услуги на 6,7%, за ней следуют ремонт обуви (1,7%), газ, транспортируемый по распределительным сетям (1,3%), железнодорожный транспорт (0,6%), услуги общественного питания (0,5%),

Среди регионов Казахстана по темпам инфляции в годовом выражении лидируют Астана (24,5%) и Мангистауская область (20,4%), а минимум статистики зафиксировали в Карагандинской области – 15,3%. Максимум по темпам роста цен в августе к июлю – 0,9% – оказался в Павлодарской области, тогда как Карагандинская область отличилась значительной дефляцией в виде снижения ценового уровня на 0,8%.

В заключение отметим, что еще по одному методу подсчета ценовой динамики – в среднегодовом выражении (за январь-август к тому же периоду годичной давности) – инфляция не снизилась, а выросла до 16,4% с 16,2% месяцем ранее. Тем не менее в правительстве и Нацбанке хранят спокойствие по этому поводу. А министр национальной экономики Куандык Бишимбаев заявил на днях, что по его прогнозу инфляция по текущем году составит порядка 8,5%.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 8 сентября 2016 > № 1891155 Тулеген Аскаров


Китай. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 8 сентября 2016 > № 1891142 Тулеген Аскаров

Cначала – экономика

К началу осени даже заядлые критики нефтяной зависимости экономики нашей страны стали высказываться в пользу сохранения более-менее стабильной добычи «черного золота» по той простой причине, что прежние рецепты ее диверсификации так и не сработали.

Жизнь ведь продолжается и на «дне»

К тому же значительно возросла неопределенность в глобальном и региональном масштабе, а в таких условиях мало кто хочет заниматься экспериментами, рискуя потерять нажитое. Весь мир сейчас готовится к долгожданному решению ФРС США поднять ключевую ставку, что даст возможность новому президенту этой страны опереться на сильный доллар. Конечно, свои усилия по стабилизации ситуации в мировой экономике предпринимают и другие члены группы «G 20», саммит которой прошел на днях в Китае, но все же ее решения в большей степени похожи на протоколы о намерениях из-за разных интересов входящих в нее государств. В регионе Центральной Азии сложилась неясная обстановка после кончины президента соседнего Узбекистана. У другого нашего соседа – России – происходят рокировки в верхних эшелонах власти, да еще и предстоят выборы в Госдуму с не вполне ясным пока результатом.

Донельзя запутанная и напряженная ситуация сохраняется на Ближнем Востоке, в первую очередь в Сирии и Ираке. Не особо напрягается с прояснением ситуации по ценам на нефть и уровнем ее добычи некогда всесильная ОПЕК, утерявшая былое единство членов этого картеля. Вроде бы собирается выплеснуть свою нефть на мировой рынок и Иран, с тем чтобы восстановить досанкционные объемы ее экспорта, но пока и этот фактор особо не ощущается. Более того, в интервью агентству «Bloomberg» российский президент Владимир Путин на днях признал ошибочным свой прогноз о том, что при снижении мировых цен на нефть до $80 за доллар ее добыча «схлопнется». Как язвительно отметил его визави по интервью Джон Миклетвейт, сейчас нефтяные цены устойчиво держатся ниже уровня $50, однако добыча «черного золота» не только не прекратилась, но даже устойчиво наращивается, в том числе и Россией.

К тому же похоже, что не только нефтяники, но и вся экономика, как глобальная, так и наша, уже приспособилась к новой «нормальности» низких цен на сырье. С одной стороны, это даже к лучшему, поскольку чем дешевле сырьевые ресурсы, тем ниже должна быть и конечная цена производимых из них товаров, заодно ослабнет и приток «лишних» денег в экономику, вызывающих «голландскую болезнь» и прочие ее недуги. С другой стороны, с развитием новых энергосберегающих технологий и «зеленой» экономики прежние ключевые сырьевые товары должны неизбежно вытесняться на периферию мирового хозяйства.

Все просто – копать глубже, качать больше, везти дальше

Так что неудивительно, что даже самые продвинутые экономисты предлагают сейчас государству не суетиться и дать возможность заниматься бизнесу тем, что уже давно отлажено у нас – добывать сырье, выращивать пшеницу и скот, обеспечивать транспортное сообщение для транзитных грузов, в общем, придерживаться традиционных направлений. Да, при таком примитивном экономическом курсе в случае, если ФРС США поднимет ставку, то наверняка нефтяные цены снова заметно понизятся, а тенге будет в очередной раз одномоментно девальвирован. Но ведь уже доказано, что и к участившимся девальвациям бизнес и население постепенно адаптируются, а государство даже прилично зарабатывает на курсовой разнице.

Но вот чего не нужно ему делать, так это растрачивать миллиарды на эксперименты с форсированными скачками в индустриально-инновационном направлении, после чего остаются молчаливым укором обанкротившиеся предприятия, так и не успевшие выдать на рынок свою прорывную продукцию. Не стоит и сбивать с толку инвесторов неожиданными прыжками в сторону или в будущее, чтобы не создавать у них впечатление о неадекватности экономической политики государства. Ведь даже туризм, положа руку на сердце, видится им тупиковым направлением в сравнении со странами Юго-Восточной Азии или Европы, поскольку ни местный суровый климат, ни огромные расстояния, ни, наконец, менталитет казахстанцев не дают серьезных оснований для оптимистичных прогнозов здесь.

Где, к примеру, нам набрать улыбающихся веселых пограничников, умеющих на разных языках мира приветствовать прилетевших туристов, как это делают тайцы, обслуживающие их в окошечках «Visa on arrival» в своих аэропортах? Они ведь не только улыбаются, но еще и заполняют за гостей все необходимые формуляры, на что наши служивые вряд ли могут пойти по чисто психологическим причинам – ну не их это дело оказывать сервис! А ведь надо еще обеспечить гостей переводчиками, гидами, торговыми сетями с привычными для иностранцев качественными товарами по доступным ценам типа «7-Eleven». Плюс необходима не кондовая реклама, а качественное PR-продвижение страны на международном уровне вместо опостылевших роликов с вечно скачущими куда-то конями и летящими орлами, которые давно уже стали диковинкой и для нас самих.

А вот нефть – это та самая синица в руках, которую нужно беречь и лелеять. Даже если все развитые страны откажутся от ее использования, во что верится с трудом, то у нас ее тут же купят развивающиеся государства, которым просто не на что развивать «зеленые» технологии. К тому же казахстанцам еще с «лихих» 90-х годов настолько упорно обещали нефтедолларовое процветание, опирающееся на сказочный приток «черного золота» с Кашагана и дележ «лишних» денег, что сейчас политически недальновидно и опасно лишать народ этой мечты, – ведь другой такой просто нет. Кстати, многие так и ждут, что однажды их все же пригласят к этому дележу хотя бы по самому примитивному варианту, подобному описанному в незабвенном «Золотом теленке».

Так что нашим властям в своей внешней политике нужно сегодня акцентированно заниматься подъемом мировых цен на нефть, согласовывая свои действия и с ОПЕК, и со странами, не входящими в этот картель. Сильный баррель – это сильная отечественная экономика, здоровые государственные финансы и высокий уровень благосостояния населения. Если что-то или кто-то не дают подняться нефтяным ценам выше уровня в $50 за баррель, значит, нужно разбираться с этими факторами. Ведь вполне очевидно, что на самом деле никому в мире не нужна совсем уж дешевая нефть, как и дешевый доллар, рухнувшие евро и фунт стерлингов. Существует некая планка стабильности, ниже которой опускаться нельзя, и надо учиться манипулировать ею для своей выгоды.

А то, что на международной сцене у Казахстана сейчас появились дополнительные возможности, вполне очевидно. Об этом говорят и последние зарубежные вояжи президента страны, и его публично признанная ключевая роль в нормализации отношений Турции и России, и продвижение им идеи сотрудничества Европейского союза с Евразийским экономическим. И остается только загадать желание, что по осени баррель заметно подрос в цене, оторвавшись от планки в $50. А уж если под Новый год ему удастся подняться до уровня $80-100, как это было уже не раз, то и отмечать этот праздник все мы будем иначе, как в лучшие для казахстанской «нефтянки» времена.

Тулеген АСКАРОВ

Китай. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 8 сентября 2016 > № 1891142 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 2 сентября 2016 > № 1881338 Тулеген Аскаров

Казахстан по-прежнему живет без главного экономиста страны

Тулеген Аскаров

Каждый раз, когда в центре общественного внимания и жарких публичных дискуссий оказываются проблемы, связанные с экономической политикой государства, возникает один и тот же риторический вопрос: а за кем здесь должно быть последнее слово?

Империя МНЭ впечатляет

К примеру, вряд ли кто-нибудь рискнет спорить с тем утверждением, что главный банкир Казахстана у нас точно есть – это председатель Нацбанка. На протяжении всех лет существования национальной валюты фигура главы центрального банка неизменно присутствует на информационной авансцене, а его заявления препарируются аналитиками и журналистами до мельчайших деталей, что зачастую вызывает нелестные ответные отклики.

Не меньший общественный интерес и нелицеприятную критику вызывают действия главного агрария страны (здесь в последние годы особенно выделился Асылжан Мамытбеков, возглавлявший Минсельхоз), а также главного энергетика, кресло которого еще совсем недавно занимала такая колоритная личность, как Владимир Школьник. Вряд ли кто сомневается и в том, что главным полицейским Казахстана является министр внутренних дел, главным дипломатом – руководитель МИДа, а главным финансистом – министр финансов. Ну и так далее.

Однако мало кто возьмется утверждать, что главным экономистом страны по должности, авторитету в деловых и экспертных кругах, а также по активности на информационном поле выступает министр национальной экономики. Между тем именно вверенное ему ведомство играет центральную роль в управлении экономикой страны и проведении в жизнь государственной экономической политики. Согласно положению о Министерстве национальной экономики (МНЭ) этот государственный исполнительный орган осуществляет руководство в сферах стратегического планирования, налоговой и бюджетной политики, а также политики в области таможенного дела, государственного и гарантированного государством заимствования и долга, государственно-частного партнерства, государственных инвестиционных проектов, защиты конкуренции и ограничения монополистической деятельности, естественных монополий и регулируемых рынков.

Также МНЭ отвечает за регулирование торговой деятельности, управление государственными активами, в том числе и за повышение качества корпоративного управления, развитие системы государственного управления, развитие государственной политики в сфере оказания госуслуг, мобилизационной подготовки и мобилизации, миграции населения, государственного материального резерва.

Есть еще несколько важных направлений. Среди них – региональное развитие, поддержка и развитие частного предпринимательства, архитектурной, градостроительной и строительной деятельности, жилищных отношений и коммунального хозяйства, госрегулирование в области водоснабжения и водоотведения, электроснабжения, теплоснабжения и газоснабжения в пределах границ (черты) населенных пунктов, управления земельными ресурсами, геодезической и картографической деятельности. На МНЭ возложены функции по защите конкуренции и ограничению монополистической деятельности на внутренних товарных рынках, контролю и регулированию деятельности, отнесенной к сфере госмонополии, обеспечению государственной статистической деятельности. Кроме того, МНЭ отвечает за государственную политику в международных экономических и финансовых отношениях, включая регулирование международной экономической интеграции.

Так шагать в будущее не получится

Понятно, что руководитель МНЭ должен не только обладать фундаментальной экономической подготовкой и определенным практическим опытом, но и быть готовым к интенсивному общению и взаимодействию с представителями деловых кругов и экспертного сообщества. Это необходимо для того, чтобы государство не только успевало оперативно реагировать на быстро меняющуюся обстановку в реальном секторе экономики и финансовой системе, но и вовремя вносило коррективы в свои долго– и среднесрочные стратегические планы, дабы они не вызывали отторжения у общества и отвечали требованиям времени. Что может произойти в противном случае, мы видели на примере пресловутых поправок в Земельный кодекс, вызвавших массовые протесты населения, в результате чего на их вступление в силу был наложен мораторий.

Между тем именно с перемен в земельном законодательстве открывается третий раздел плана нации «100 конкретных шагов», который определяет меры по дальнейшей индустриализации и экономическому росту страны. Так, 35-й шаг предусматривает введение в рыночный оборот земель сельхозназначения с целью их эффективного использования, для чего необходимо внесение соответствующих законодательных норм. Шаг 36-й предполагает упрощение процедуры смены целевого назначения земельного участка с передачей всех неиспользуемых угодий в государственный фонд для дальнейшей приватизации.

Спору нет, за счет таких мер государство могло бы привлечь в аграрный сектор солидные внутренние и иностранные инвестиции, жизненно необходимые в период низких цен на нефть. Но… «хотели как лучше, а получилось как всегда». Начались массовые протесты против предполагаемой продажи земли иностранцам, затем пришлось подать в отставку министру национальной экономики Ерболату Досаеву, а следом покинул свой пост и глава Минсельхоза. Обновленный мажилис быстро наложил мораторий на поправки, принятые предыдущим созывом, а президент подписал соответствующий закон. Будет ли теперь без 35-го и 36-го шагов реализован весь план «100 конкретных шагов», остается лишь гадать.

Но земля – это еще, как говорится, цветочки. А ведь в экономической политике государства есть и «ягодки». Например, совершенно непонятно, чем обернется переход к свободному ценообразованию на нефтепродукты, муку и хлеб. Или что станет с нашей экономикой по завершении к 2020 году переходного периода, определенного для Казахстана при вступлении в ВТО? Есть ли смысл тратиться на господдержку владельцев торгово-развлекательных центров, сдающих в аренду свои площади зарубежным производителям одежды и обуви, или лучше направить средства на помощь отечественным предпринимателям этого товарного профиля?

В какой момент массовой приватизации государство должно принять решение о ликвидации либо радикальном сокращении империй госхолдингов «Самрук-Казына», «Каз­Агро» и «Байтерек» – с тем чтобы они не мешали работать «частнику» и не искажали ценовые параметры экономики? Стоит ли государству тратить миллиарды на поддержку фермеров, если в итоге цены на их продукцию постоянно и быстро растут, – может, проще открыть внутренний рынок для зарубежных аграриев? А какими вообще должны быть себестоимость той или иной отечественной продукции и рентабельность производства, чтобы эта продукция была конкурентоспособной?

Дойти хотя бы до экспертов

Чтобы уверенно держать в руках штурвал управления отечественной экономикой, глава МНЭ должен не только иметь полную картину происходящего в ней, но и опираться на солидную научно-теоретическую базу для выработки и реализации конкретных решений. Увы, за все годы существования в независимом Казахстане профильного экономического министерства такого не наблюдалось, а его руководители, даже имевшие солидные ученые степени, так и не сумели добиться статуса главного экономиста страны. Бейсенбай Изтелеуов, Марс Уркумбаев, Алтай Тлеубердин, Умирзак Шукеев, Жаксыбек Кулекеев, Мажит Есенбаев, Кайрат Келимбетов, Аслан Мусин, Жанар Айт­жанова, Бакытжан Сагинтаев, Карим Масимов, Ерболат Досаев – на фоне этих «тяжеловесов» нынешний глава МНЭ Куандык Бишимбаев, впервые занявший кресло министра в мае нынешнего года, конечно же, выглядит лишь подающим надежды технократом.

Увы, с его приходом в МНЭ пока не проявились ни какие-либо радикальные перемены в работе этого органа исполнительной власти, ни личные амбиции г-на Бишимбаева. Хотя он и считается одним из самых перспективных молодых чиновников страны, это не сказалось даже на содержании веб- сайта МНЭ, который по- прежнему выглядит далеким от совершенства в плане контента по сравнению, например, с интернет-ресурсом российского Министерства экономического развития, возглавляемого экономистом – поэтом Алексеем Улюкаевым.

Кстати, последний в интервью российским СМИ честно признал, что статистический спад в реальной экономике РФ не прекращался на протяжении всего последнего года. Он также констатировал экстремальное падение розничного спроса, сравнимое лишь с катастрофой 1998 года, когда власти соседней страны объявили дефолт. Напомним и о том, что в России сразу несколько экспертных групп готовят варианты стратегии экономического роста.

Добавим, что наше МНЭ практически устранилось от борьбы со значительно выросшей инфляцией. Здесь в активе ­­г-на Бишимбаева пока лишь поход на столичный рынок вместе со своим прежним коллегой по правительству, а ныне акимом Астаны Асетом Исекешевым, плюс встреча с ведущими поставщиками сахара на внутренний рынок. Зато он сумел удивить всех своим заявлением в Сербии о том, что Казахстан поддержит беспошлинный ввоз оттуда автомобилей марки Fiat, – и это в то время, когда отечественный автопром лежит на боку! Но г-н Бишимбаев рассудил, что автомобили сербской сборки не создадут прямой конкуренции ка­захстан­ским производителям.

Не спешит пока министр и к прямому общению с экспертами (в отличие от представителей Нацбанка, которые проводят с ними регулярные встречи), не говоря уже о журналистах, – даже всезнающий Google не смог найти развернутого интервью г-на Бишимбаева по актуальным вопросам экономической политики после назначения его министром. Поэтому неудивительно, что его заявление о выходе отечественной экономики в положительную зону роста по итогам первого полугодия с увеличением ВВП на 0,1% вызвало очередную волну скептических откликов экспертов.

К примеру, директор ТОО OilGasProject Жарас Ахметов предположил, что из-за погрешностей статистического учета уточненные данные могут обернуться не мизерным ростом ВВП, а его снижением. Он также показал, опираясь на официальную статистику, что рост инвестиций препятствует росту экономики, а не способствует ему, как утверждают в МНЭ. А снижение реальных доходов населения, по мнению эксперта, и вовсе говорит о том, что экономика страны серьезно больна.

Другой известный экономист, директор ТОО BRB Invest Галим Хусаинов, разместил в социальной сети Facebook пост, в котором утверждает, что «совершенно не продумана именно экономическая парадигма развития нашей страны»! По его мнению, «государственный капитализм показал свою несостоятельность, а рыночную экономику в стране мы так и не создали». Аргументируя свое мнение, он ссылается на провал программы индустриально-инновационного развития Казахстана, на известные проблемы национальных компаний, обремененных внешними долгами, в первую очередь «КазМунайГаза», на отсутствие увязки между стратегическими программами развития на отраслевом уровне.

А тем временем в южной столице страны усилиями местных экспертов явно создается альтернативный центр выработки экономической политики. С большим успехом здесь прошел (в формате «мозгового штурма») двухдневный экспертный семинар «Казахстан после нефтяного бума: поиск новой модели роста». В последний день лета в Facebook прошли экономические «посиделки» известных экспертов с прямым включением для ответов на вопросы. Увы, но судя по отсутствию соответствующей информации на сайте МНЭ, в профильном министерстве об этих событиях либо не знают, либо просто игнорируют их.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 2 сентября 2016 > № 1881338 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 25 августа 2016 > № 1870787 Тулеген Аскаров

Чем слабее тенге, тем лучше государству?

Автор: Тулеген Аскаров

Судя по тому, что сейчас антикризисная тематика звучит у официальной Астаны не столь тревожно, как раньше, власти Казахстана уверены в том, что за счет свободного плавания обменного курса тенге им удастся и впредь сохранять баланс в государственных финансах.

С другой стороны, все выглядит так, что далось это достижение большой ценой, и напоминает оно больше Пиррову победу, сулящую еще не одно тяжелое испытание отечественному бизнесу и населению очередными девальвациями национальной валюты во времена низких цен на нефть.

И рыбку съесть, и долговую статистику не испортить

В первую очередь аналитики указывают на быстрый рост государственного долга Казахстана. Так, свое решение понизить суверенный рейтинг нашей страны минувшей весной эксперты международного агентства «Fitch Ratings» аргументировали помимо прочих негативных факторов и резким ростом отношения госдолга к ВВП – с 13,9% в 2014 году до 22,1% в прошлом. По их мнению, помимо резкой девальвации тенге этому способствовало и увеличение внешних заимствований правительства для поддержания приемлемого уровня дефицита бюджета.

Из данных Министерства финансов следует, что на 1 июля текущего года государственный долг Казахстана достиг 10 трлн. 633,2 млрд. тенге с ростом к той же дате прошлого года в 1,9 раза. Но в долларовом эквиваленте этот показатель увеличился за год в гораздо меньшей степени – всего лишь на 2,4% до $31 млрд. 378,3 млрд. Из общей величины долг правительства составил 9 трлн. 76,5 млрд. тенге или $26 млрд. 784,7 млн. При этом в тенговом выражении произошел рост этого показателя в 1,6 раза, тогда как в долларовом эквиваленте сложилось значительное снижение – на 12,4%.

Государственный и гарантированный государством долг, долг по поручительствам государства (по состоянию на 1 июля 2016 года)

Источник: Министерство финансов РК.

Источником этого удивительного явления для кризисных времен стал внутренний долг Кабмина, занимаемый в казахстанской валюте. Его величина в годовом выражении выросла незначительно – на 3,1% до 4 трлн. 396,4 млрд. тенге, зато в пересчете на долларовый эквивалент благодаря девальвации тенге размер внутреннего долга упал в 1,8 раза до $12 млрд. 973,7 млн., в абсолютном выражении – почти на $10 млрд.!

Такое умелое владение девальвационной арифметикой позволило правительству заметно увеличить объем своего внешнего долга – в 1,8 раза до $13 млрд. 811 млн. (в абсолютном выражении – на $6,1 млрд.), что в тенговом эквиваленте составило на 1 июля 4 трлн. 680,1 млрд. тенге с приростом на 12,6%. И пока это комфортная ситуация для правительства.

К тому же на внутреннем рынке оно занимает деньги у «ЕНПФ», для которого есть ограничение в инвестиционной декларации по вложениям в государственные ценные бумаги. Но в итоге получается, что у Кабмина есть прямой стимул и впредь девальвировать тенге, так как это позволяет сохранять вполне благостную картину в макроэкономической отчетности для МВФ, Всемирного банка и других международных финансовых организаций, которая ведется в американской валюте.

Кстати, долг Всемирному банку вырос за год почти на треть (точнее, 33,7%) до $4 млрд. 32,9 млн., Азиатскому банку развития (вдвое до $2 млрд. 104,3 млн.), Европейскому банку реконструкции и развития (6,3% до $183,3 млн.), что, естественно, сулит этой группе инвесторов вполне приличные вознаграждения. Свой кусок пирога получили и частные инвесторы за счет роста внешних обязательств Казахстана по еврооблигациям в 2,6 раза до $6,5 млрд. А долг перед Японским агентством международного сотрудничества увеличился за год на 12,5% до $601,5 млн.

Примечательно, что при этом снизился внешний долг правительства перед исламскими кредиторами вопреки четкому указанию главы государства на развитие этого направления финансирования в нашей стране. К примеру, долг Исламскому банку развития уменьшился по сравнению с 1 июля прошлого года на 7,3% до $162,1 млн., Саудовскому фонду развития – 32% до $1,7 млн., Кувейтскому фонду арабского экономического развития – 10,7% до $6,7 млн., Фонду развития Абу-Даби – 15,7% до $5,9 млн. В принципе, оно и понятно – ведь у богатых исламских государств сейчас нелегкая финансовая ситуация из-за падения цен на нефть.

Добавим к общей картине еще резкий рост долга Нацбанка (он весь внутренний) с нулевых значений на 1 июля прошлого года до 1 трлн. 552,4 млрд. тенге или $4 млрд. 581,2 млн. Это явление объясняется так называемым структурным профицитом тенговой ликвидности, хлынувшей на рынок по линии программ господдержки экономики и от дедолларизации банковских вкладов. Если бы Нацбанк не стерилизовал эти «лишние» деньги, для которых у банков просто не хватает качественных заемщиков, то они пошли бы на валютный рынок, вызвав там девальвацию тенге.

У государственной долговой статистики есть еще три составляющие. Одна из них – это долг местных исполнительных органов РК. В тенговом эквиваленте здесь сложился рост на 40,4% до 348,8 млрд. тенге, тогда как в долларовом произошло снижение на 22,8% до $1 млрд. 29,4 млн. Вторая – гарантированный государством долг, составивший на 1 июля 232,5 млрд. тенге и $686,1 млн. с увеличением соответственно в 2,2 раза и 23,2%. И, наконец, гораздо меньшие суммы приходились на долг по поручительствам государства – 39,1 млрд. тенге и $115,5 млн.

С такими «помощниками» можно и нефтяников спасать

Однако за счет одной девальвации в нынешних сложных условиях власти Казахстана вряд ли бы смогли продержаться так долго, не допуская задержку выплат пенсий, пособий и зарплат бюджетникам, не будь у них двух мощных опор для финансового маневра – Национального фонда и «ЕНПФ».

По Нацфонду девальвационная арифметика также дала свои благие плоды, но только в тенговом эквиваленте. В долларовом же выражении согласно годовому отчету Нацбанка в прошлом году активы фонда снизились на 12,6% до $63,4 млрд. при инвестиционном убытке в минус $1,7 млрд. и отрицательной доходности в минус 2,44% годовых – это наихудший результат за все время существования этой виртуальной структуры.

Тем не менее, в руководстве Минфина или Нацбанке никого за это не наказали, а глава государства спокойно утвердил годовой отчет центрального банка. Это и не удивительно – ведь в отчетности Минфина по формированию и использованию Нацфонда в тенговом эквиваленте деньги последнего выросли в 1,6 раза до 25 трлн. 754,3 млрд. тенге, а в абсолютном выражении – на 9 трлн. 325,0 млрд. тенге!

Для сравнения: в уточненном республиканском бюджете на текущий год поступления определены в объеме 7 трлн. 364,1 млрд. тенге с увеличением на 420,9 млрд. тенге, расходы - 8 трлн. 266,8 млрд. тенге с приростом 600,2 млрд. тенге. Таким образом, за прошлый год правительство получило только от Нацфонда дополнительных средств больше, чем весь республиканский бюджет!

Произошло это весьма приятнейшее для казны явление за счет курсовой разницы от девальвации тенге, составившей по инвалютным активам Нацфонда 10 трлн. 162,6 млрд. тенге. Вместе с поступлениями в него без учета инвестиционного дохода в 1 трлн. 631,0 млрд. тенге общая сумма прибытка в 11 трлн. 793,6 млрд. тенге с лихвой перекрыла убыток по итогам доверительного управления (673,8 млрд. тенге) и расходы от управления (15,9 млрд. тенге).

В итоге у Минфина в отчетности по Нацфонду за прошлый год значится совокупный доход в 10 трлн. 146,7 млрд. тенге. Это позволило правительству помочь тем же нефтяникам, снизив для них ставку экспортной пошлины на «черное золото» вдвое – с $40 до $20 за тонну! Свою долю в этом пироге получили и банкиры вместе с другими отечественными производителями, так как объем целевого трансферта из Нацфонда на реализацию антикризисных мер в рамках программы «Нұрлы жол» и других направлений поддержки экономики увеличился на 240,5 млрд. тенге.

У «ЕНПФ» в отличие от Нацфонда основная часть пенсионных активов инвестирована в тенговые инструменты, доля которых составила в его инвестиционном портфеле, которым управляет Нацбанк, по состоянию на 1 августа 80,49%. В долларовые же инструменты было вложено 18,80%, а в абсолютном выражении – 1 трлн. 200,6 млрд. тенге или порядка $3,5 млрд., что, естественно, не сравнимо с потенциалом выигрыша по деньгам Нацфонда при девальвации тенге. Тем не менее, существенная прибавка в годовом выражении произошла и здесь.

В прошлом году на начало августа инвестиции «ЕНПФ» в долларовые инструменты оценивались в 521,5 млрд. тенге, что составляло по тогдашнему курсу $2,8 млрд. Получается, что в долларовом выражении эта часть портфеля «ЕНПФ» увеличилась примерно на четверть, тогда как в тенговом – в 2,3 раза!

Структура пенсионных активов «ЕНПФ», находящихся в управлении Национальным банком РК, в разрезе валют

Источник: «ЕНПФ».

А в целом по текущей стоимости инвестиционный портфель «ЕНПФ» вырос за год более чем на четверть (28% или 1 трлн. 397,5 млрд. тенге) до 6 трлн. 387,7 млрд. тенге. Как видно, эта сумма вполне сравнима с размерами республиканского бюджета, и правительство активно использует пенсионные накопления для своих финансов маневров. Во-первых, за их счет финансируется добрая часть бюджетных расходов, так как на инвестиции «ЕНПФ» в государственные ценные бумаги РК приходилось на 1 августа текущего года 44,2% его портфеля. Помимо помощи казне, «ЕНПФ» помогал и Нацбанку избавляться от избыточной тенговой ликвидности, - к примеру, за июль из пенсионных накоплений было приобретено ценных бумаг последнего (краткосрочных дисконтных нот) на 533,8 млрд. тенге.

О том, что средства «ЕНПФ» расходуются даже на поддержку строительства торгово-развлекательного центра «Мега» на территории «ЭКСПО-2017», в последние дни стало известно всем, вызвав возмущение общественности. Однако на самом деле после подпитки бюджета и помощи Нацбанку для «ЕНПФ», владеет которым правительство, вторым по значимости приоритетом является поддержка банковского сектора.

В облигации банков второго уровня было вложено 23,57% инвестиционного портфеля «ЕНПФ» (в абсолютном выражении – 1 трлн. 505,3 млрд. тенге), а на банковских депозитах было размещено еще 6,51% или 415,9 млрд. тенге. В сумме, как нетрудно подсчитать, набирается 1 трлн. 921,2 млрд. тенге. Для сравнения: так называемым квазигосударственным организациям РК, в число которых входит и «Банк развития Казахстана», финансирующий строительство упомянутого ТРЦ, досталось 11,18% инвестированных пенсионных накоплений.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 25 августа 2016 > № 1870787 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 18 августа 2016 > № 1864983 Тулеген Аскаров

Промышленникам снова нужна девальвация?

Провальный итог работы отечественной обрабатывающей индустрии в июле стал весьма неприятным сюрпризом от отечественных статистиков.

Тулеген АСКАРОВ

Ведь до последнего времени правительство не раз указывало на позитивное развитие этой отрасли как результат своей политики индустриально-инновационного развития и резкой девальвации тенге, именуемой деликатно его свободным плаванием на пути к инфляционному таргертированию. Однако эксперты предупреждали, что девальвационного импульса надолго не хватит по причине сокращения платежеспособного спроса, что и наблюдается сейчас. По сравнению с июнем объем выпуска продукции обрабатывающей промышленности упал на драматические 14,1%. При этом производство продуктов питания сократилось за второй месяц лета на 8,6%, напитков – 11,4%, табачных изделий – 18,1%, текстильных изделий – 17,5%, одежды – 19,3%, кожаной продукции – 12,6%, бумаги и бумажной продукции – 21,6%, продуктов нефтепереработки – 13,6%, продуктов химической промышленности – 23,6%, резиновых и пластмассовых изделий – 18,4%, черных металлов – 6,2%, основных благородных и цветных металлов – 15,3%, готовых металлических изделий – 17,7%, компьютеров, электронной и оптической продукции – 21,4%, электрического оборудования – 6,8%, автотранспортных средств – 19,6%, мебели – на 6,9%. Примечательно, что получающий значительную господдержку отечественный автопром сократил выпуск автомобилей и в годовом выражении, то есть к июлю прошлого года, – на 21,4%. А в среднегодовом выражении (январь-июль к тому же периоду год назад) здесь и вовсе сложилась драма в виде падения объема производства более чем наполовину – 53,5%!

А в целом обрабатывающей промышленности пока удается сохранять позитивную динамику как в годовом, так и в среднегодовом исчислении, показав прирост соответственно на 1,5% и 0,6%. В горнодобывающей индустрии расклад выглядит с точностью до наоборот. В минувшем месяце по сравнению с июнем здесь сложился прирост выпуска на 3,2% за счет увеличения добычи нефти на 3,3%, угля и лигнита – 7,8%, руд цветных металлов – 6,8%, природного газа – на 0,3%. Исключение составила железная руда, по которой статистики зафиксировали снижение на 4,6%. Но в отличие от обрабатывающей отрасли, в горнодобывающей в годовом выражении сложился спад на 1,7%, в среднегодовом – на 3,2%.

В электроснабжении, подаче газа, пара и воздушном кондиционировании в июле к июню статистики зафиксировали снижение объема производства на 6,2%, в среднегодовом исчислении – 0,2%, тогда как в годовом выражении здесь произошел прирост на 3,1%. Схожая динамика сложилась и в еще одной отрасли – водоснабжении, канализационной системе, контроле над сбором и распределением отходов. В ней в годовом исчислении также произошел прирост – на 2,6%, в то время как к июню выпуск продукции снизился на 1,5%, а к январю-июлю прошлого года – на 4,7%.

В целом же по всей промышленности минувший месяц выдался провальным, поскольку по сравнению с июнем объем производства упал на 5,0%, в среднегодовом выражении – на 1,4%, а в годовом исчислении сложился скромный прирост на 0,1%. Среди регионов страны наиболее высокими темпами роста выпуска индустриальной продукции в июле к июню отличилась Костанайская область – 3,3%, а наибольший спад был отмечен статистиками в Астане – 16,2%. В годовом выражении также лидирует Костанайщина с 15,8%, абсолютным же аутсайдером оказалась Кызылординская область, где объем промышленного производства снизился на 18,0%.

Среди стран СНГ по итогам первого полугодия Казахстан вновь оказался в группе аутсайдеров со снижением объема промышленного производства на 1,6%. Такой же негативный результат оказался и у Беларуси. В трио аутсайдеров вошел и Кыргызстан, где сложился драматический спад на 19,5%. В целом же по Содружеству аналитики Статкомитета зафиксировали снижение на 2,8%. А лидерами же по темпам увеличения этого показателя оказались Таджикистан (12,1%) и Армения (8,9%).

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 18 августа 2016 > № 1864983 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 16 августа 2016 > № 1860039 Тулеген Аскаров

Деньги «ЕНПФ» для выставки в Астане: а был ли мальчик?

Автор: Тулеген Аскаров

Неожиданно вспыхнувший информационный ажиотаж вокруг сообщений о возможном использовании пенсионных накоплений казахстанцев для финансирования строительства объектов на территории выставки «ЭКСПО-2017» столь же быстро сошел на нет, оставив больше вопросов, чем ответов, о том, как развиваться дальше отечественной «пенсионке».

«Слона», похоже, все и не заметили

Начнем с того, что формально оснований для обвинений в нарушении действующего законодательства в схеме привлечения пенсионных активов «ЕНПФ» для проектов реального сектора в данном случае не имеется. Согласно решению Совета по управлению Национальным фондом от 20 февраля текущего года пенсионные активы «ЕНПФ» должны инвестироваться лишь по четырем направлениям – в государственные ценные бумаги РК для финансирования дефицита республиканского бюджета, покупку иностранной валюты для инвестирования за рубежом на финансовых рынках, обусловленные финансовые инструменты банков второго уровня с последующим финансированием малого и среднего бизнеса, а также в обусловленные долговые ценные бумаги субъектов квазигосударственного сектора.

А «Банк развития Казахстана» - главный фигурант разгоревшегося скандала – как раз и является представителем последнего сектора. Поэтому «БРК» на законном основании может выпускать свои облигации, размещая их на Казахстанской фондовой бирже (KASE), а Нацбанк в качестве инвестиционного управляющего пенсионными активами «ЕНПФ» столь же законно может их приобретать. Занимает же «БРК» через свои облигации весьма приличные суммы – к примеру, 3 августа на KASE им было размещено 85 млн. таких ценных бумаг с купонной ставкой 14,00% годовых на общую сумму в 85 млрд. тенге.

Участвовал в торгах лишь один покупатель, который и выкупил все эти облигации. Кто именно выступил в этой роли, биржевики не раскрывают, ссылаясь на коммерческую тайну, но и так понятно, что столь большими суммами сейчас может оперировать на внутреннем рынке лишь Нацбанк от имени «ЕНПФ». К тому же термин «обусловленные» заведомо означает, что привлеченные средства пойдут на строго определенные цели, поэтому другим участникам биржевого рынка здесь изначально ничего не «светит».

Ранее 1 августа по такой же схеме «БРК» привлек 17,5 млрд. тенге, а 28 июля – 15 млрд. тенге, получив в общей сложности от «ЕНПФ» 117,5 млрд. тенге. О том, как будут использоваться эти средства, «БРК» пояснил агентству «Интерфакс-Казахстан», из-за информационного сообщения которого на эту тему и разгорелся сыр-бор. Кстати, сейчас по ссылке на эту информацию выдается сообщение «Запрашиваемая новость не найдена», из чего следует, что она удалена с ленты агентства. Удивляет и то, что шум поднялся из-за наименьшей суммы в инвестиционном пакете «БРК», - 15 млрд. тенге – предназначенных для финансирования строительства объектов на территории выставки «ЭКСПО-2017».

Между тем 17,5 млрд. тенге предназначаются для лизингового финансирования вагонов отечественного производства через «дочку» госбанка - АО «БРК-Лизинг». Львиная же часть пенсионных накоплений – 85 млрд. тенге – пойдут через межбанковское кредитование на пополнение оборотного капитала субъектов частного бизнеса в обрабатывающей промышленности. А, как известно, дела в обрабатывающей промышленности сейчас складываются не лучшим образом вопреки надеждам на девальвацию тенге и господдержку. К примеру, в июле по сравнению с июнем объем производства в этой отрасли обвалился на 14,1%. Почему этот «слон» остался практически незамеченным в информационном пространстве и не стал предметом жарких дебатов экспертов и общественности, остается риторическим вопросом.

Добавим также, что «БРК» инвестирует полученные от «ЕНПФ» средства не по своему усмотрению, а в соответствии с решениями правительства. Так, на цели финансирования строительства и вагонов деньги пойдут согласно плану дополнительных оперативных антикризисных мер на этот год. А оставшаяся часть, то есть упомянутые уже 85 млрд. тенге, будет распределяться по плану дополнительных мер по стимулированию экономического роста и обеспечению занятости в 2016-2017 годах, утвержденного правительством Казахстана в июне 2016 года.

Бюджет и банки - в пенсионном приоритете

Тем не менее, именно вокруг 15 млрд. тенге, подлежащих инвестированию в строительство объектов на территории «ЭКСПО-2017», и разгорелись страсти. Между тем, если бы национальная компания «Астана ЭКСПО-2017», относящаяся к квазигосударственному сектору, и в самом деле нуждалась в заемных средствах, решив привлечь их через выпуск облигаций, то и такая бы сделка соответствовала требованиям Инвестиционной декларации «ЕНПФ». Другое дело – частные компании, реализующие инвестиционные проекты на территории выставки, - им прямой путь к пенсионным накоплениям казахстанцев теперь закрыт.

Как бы то ни было, известный финансист, экс-глава KASE Азамат Джолдасбеков предположил в социальной сети Facebook: «Поскольку покупательского бума на астанинскую недвижимость в обозримое время не предвидится, то можно достаточно уверенно предсказывать, что 15,0 млрд. тенге рано или поздно окажутся в портфеле неработающих кредитов (NPL), что может быть использовано как обоснование для реструктуризации обязательств БРК перед ЕНПФ». Другие эксперты дали более выдержанную оценку, подчеркнув, что все же риски по инвестированию пенсионных накоплений как эмитент облигаций берет на себя «БРК». А у последнего кредитные рейтинги одни из самых высоких среди компаний квазигосударственного и банковского секторов Казахстана, к тому же его материнской структурой является национальный управляющий холдинг «Байтерек».

Глава «ЕНПФ» Руслан Ерденаев через СМИ вполне справедливо напомнил, что в соответствии с Инвестиционной декларацией пенсионные накопления направляются Нацбанком в квазигосударственные компании на развитие отечественной экономики. Доля облигаций «БРК», приобретенных в портфель «ЕНПФ» в текущем году, относительно невелика – 3,3% от общего его объема, а сумма в 15 млрд. тенге составляет примерно 0,2% от суммарного объема пенсионных активов. Но в целом, как видно из данных «ЕНПФ», по доле в его инвестиционном портфеле облигации компаний квазигосударственного сектора идут на третьем месте с 10,66% по состоянию на 1 июля. В абсолютном выражении в них было вложено пенсионных накоплений на 663,2 млрд. тенге по текущей стоимости с увеличением за июнь почти на 5%.

Но на самом деле квазигосударственный сектор не является приоритетным для инвестиций «ЕНПФ». Наибольшая часть пенсионных активов - 44,1% - вложена в государственные ценные бумаги РК, которые выпускают Министерство финансов от имени правительства и Нацбанк. По ним июньский прирост составил 8,4% до 2 трлн. 742,6 млрд. тенге. Столь значительная величина означает, что без подпитки из «ЕНПФ» правительству было бы очень сложно поддерживать дефицит бюджета на запланированном уровне. А Нацбанк приобретает от имени «ЕНПФ» свои ценные бумаги – ноты – с тем, чтобы инвестировать в них избыток тенговой ликвидности, стерилизуемый им у банков второго уровня.

Кстати, значительная поддержка из «ЕНПФ» направляется и в банковский сектор. На облигации банков второго уровня в инвестиционном портфеле «ЕНПФ» по итогам первого полугодия приходилось 24,4%, в абсолютном выражении – 1 трлн. 516,4 млрд. тенге со снижением за июнь почти на 1%. Кроме того, «ЕНПФ» размещает пенсионные накопления и на банковских депозитах. На эти инвестиции приходится около 7% от портфеля государственного монстра, в абсолютном выражении на депозитах им было размещено 429,1 млрд. тенге с приростом в июне на 11%.

Структура инвестиционного портфеля «ЕНПФ»

Естественно, что такая поддержка правительству, банкам и квазигосударственным компаниям оказывается небескорыстно. Так, средневзвешенная доходность к погашению казахстанских ГЦБ в портфеле «ЕНПФ» составила по итогам первого полугодия 12,5% годовых. При этом краткосрочные ноты Нацбанка в объеме 507,7 млрд. тенге были приобретены за первый месяц лета со средневзвешенной доходностью 13,5% годовых, еврооблигации Минфина (почти 123 млрд. тенге) – 4,2% годовых. По облигациям квазигосударственных компаний средневзвешенная доходность к погашению составила 8,6%, а по приобретенным в июне бумагам – 14,5% годовых.

По облигациям банков второго уровня этот показатель составил 9,6% годовых, по средствам на вкладам в них – 10,6%. В целом же только за июнь Нацбанк заработал для вкладчиков «ЕНПФ» начисленный инвестиционный доход почти в 60 млрд. тенге, основная часть которого – 51 млрд. тенге - пришлась на начисленное вознаграждение по ценным бумагам, размещенным вкладам и операциям обратного репо.

В заключение добавим, что деньги «ЕНПФ» поступают в реальный сектор экономики и по другим направлениям. Как сообщил на днях вице-министр национальной экономики Марат Кусаинов, 30 млрд. тенге из «ЕНПФ» пойдут вместе с 15 млрд. тенге из Национального фонда на предэкспортное и экспортное финансирование отечественных компаний, включая ТОО «Шымкентмай», АО «Масло-Дел», ТОО «Евраз Каспиан Сталь», ТОО «RG Brands» и другие. Эти деньги планируется освоить до 1 ноября текущего года.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 16 августа 2016 > № 1860039 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 11 августа 2016 > № 1858068 Тулеген Аскаров

Ценовая гонка продолжается

Хотя председатель Нацбанка Данияр Акишев и заверил главу государства на встрече в Акорде в том, что инфляционный эффект корректировки обменного курса уже преодолен, пока темпы роста потребительских цен в годовом выражении поднимаются до новых высот.

Тулеген АСКАРОВ

Согласно выкладкам Комитета по статистике Министерства национальной экономики, в июле годовая инфляция, то есть по сравнению с тем же месяцем прошлого года, выросла до 17,7% годовых с 17,3% в июне. При этом лидируют непродовольственные товары, подорожавшие за год на 27,8%, далее следуют продукты питания (15,9%) и платные услуги (10,3%).

Но как раз последние и лидировали в минувшем месяце по темпам роста расценок на них по сравнению июнем – 0,6%. Тон задавали здесь холодная вода, подорожавшая на 4,1%, услуги канализации (4,6%), газ, транспортируемый по распределительным сетям (2,9%), сжиженный газ (1,2%), воздушный транспорт (6,7%), дошкольное и начальное образование (1,0%), ресторанный и гостиничный бизнес (0,6%), организации отдыха и культуры (0,6%).

Если же считать темпы роста цен на платные услуги с начала текущего года, то здесь они идут в аутсайдерах с 4,7%, тогда как лидируют продовольственные товары – 5,6%. При подсчетах ценовой динамики в сравнении с июнем последние занимают второе место с 0,5%. Выше этого среднего уровня поднялись цены на муку (2,1%), крупы (2,4%), хлеб (2,5%), макаронные изделия (0,6%), мясо птицы (1,2%), яйца (2,9%), картофель (4,8%), белокочанную капусту (31,4%), сахар (11,3%), кондитерские изделия (0,9%), безалкогольные напитки (1,5%), чай (2,4%), алкогольные напитки (0,7%). В годовом выражении лидирует сахар, подорожавший на 65,4%, далее следуют крупы (40,4%), кофе, чай и какао (31,3%), масла и жиры (28,6%), хлеб (27,1%), кондитерские изделия (22,4%), рыба и морепродукты (21,5%), фрукты и овощи (20,7%), булочные и мучные изделия (17,3%), макаронные изделия (16,7%). На этом фоне довольно скромным выглядит рост цен за год на мясо и мясопродукты – 6,3%. В этой группе в наибольшей степени подорожали мясо птицы (16,1%) и колбасные изделия (8,9%), тогда как говядина поднялась в цене на 4,4%, свинина – 2,8%, баранина – 2,3%, конина – на 1,5%.

По группе непродовольственных товаров общий ценовой уровень поднялся с начала года на 5,2%, к июню – на 0,4%. При этом за минувший месяц в наибольшей степени подорожали обувь (0,6%), ткани (0,7%), текстильные изделия (0,5%), моющие и чистящие средства (0,7%), автотранспортные средства (0,6%), бензин (0,6%).

Среди регионов наиболее высокий уровень годовой инфляции сложился в Астане (24,0%) и в Мангистауской области (21,1%), а минимум статистики зарегистрировали в Костанайской (15,4%), Акмолинской и Северо-Казахстанской областях (по 15,6%). По темпам роста потребительских цен в июле к июню лидируют Кызылординская (1,3%) и Атырауская (1,2%) области, тогда как наименьшая месячная инфляция сложилась в Алматинской области – 0,1%.

В целом же можно констатировать, что у правительства и Нацбанка сейчас есть реальные шансы уложиться по итогам текущего года в официальный прогнозный коридор по инфляции в 6-8% годовых. Как нетрудно подсчитать, для этого в августе-декабре суммарный рост потребительских цен не должен превысить 2,8%, то есть в среднем примерно 0,6% в месяц. А из приведенного графика статистиков видно, что в мае-июле месячная инфляция была в интервале 0,4% – 0,5%.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 11 августа 2016 > № 1858068 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 10 августа 2016 > № 1853853 Тулеген Аскаров

Инфляционный налог вместо таргетирования инфляции: хотели как лучше, а получилось как всегда

Автор: Тулеген Аскаров

Вслед за «черным» вторником 26 июля, когда доллар подорожал почти на 15 тенге, в этот же скорбный цвет окрасился и минувший понедельник, когда государство отправило в свободное плавание цены на дизельное топливо.

В капле солярки - весь экономический мир

В итоге к первой годовщине объявленного в августе прошлого года перехода к инфляционному таргетированию стало вполне очевидно - сейчас правительство и Нацбанк опираются на девальвацию тенге и растущую инфляцию как ключевые инструменты для пополнения доходов казны при низких ценах на нефть. «Яйцом» в этой незамысловатой схеме выступает, конечно же, девальвация национальной валюты – она не только принесла властям дополнительные доходы по инвалютным активам за счет курсовой разницы, но и снизила почти наполовину цены на отечественную продукцию в долларовом эквиваленте. В итоге та же солярка оказалась в Казахстане дешевле, чем в соседних странах ЕАЭС. А это и было использовано как решающий аргумент в пользу отказа государства от регулирования цен на нее.

Но если негативный эффект девальвации тенге к доллару очевиден даже для неспециалистов в экономике и ощущается практически сразу, то влияние инфляции на нашу жизнь носит более многообразный и отложенный характер. К примеру, тем, кто не владеет транспортом с дизельными двигателями – грузовиками и легковыми автомобилями, тракторами и локомотивами, - казалось бы, можно и не беспокоиться после скачка цен на солярку. Но поскольку именно на такой транспорт приходится у нас основной объем грузовых и пассажирских перевозок, то нетрудно предположить, что уже скоро транспортники начнут повышать свои расценки. А вслед за этим поднимутся расценки и на перевозимые ими товары и оказываемые транспортные услуги.

Этот ценовой прирост неизбежно ляжет на плечи, точнее, карманы конечных потребителей, то есть всех нас, в результате чего в реальном выражении, то есть за минусом инфляции, наши тенговые доходы сократятся. Как уже выясняется, пострадают и экспортеры, обеспечивающие страну валютной выручкой, которая служит поддержкой слабеющему тенге. К примеру, в Ассоциации горнодобывающих и горно-металлургических предприятий подсчитали, что ими ежегодно закупается более 400 тыс. тонн дизельного топлива. При таких объемах повышение цен на солярку выше 110 тенге за литр вполне реально сделает продукцию этой отрасли нерентабельной. Между тем по прогнозу министерства энергетики, цена на это топливо стабилизируется со временем на уровне в 115 тенге за литр.

В экономической теории для определения урона, наносимого ростом цен, используют понятие инфляционного налога. Но, как и положено в экономике, когда кто-то проигрывает, то кто-нибудь и выигрывает. Так и от снижения ценности национальной валюты под влиянием инфляции, как утверждают экономисты, есть несомненная выгода, которую получает государство, закрывающее дефицит бюджета за счет печатания денег. По мере роста цен на товары и услуги увеличиваются и налоговые поступления казны. Выигрывают и собственники крупного бизнеса с быстрым оборотом капитала – в первую очередь в торговле, банковском деле, экспортно-импортных операциях. Проигрывают же все те, кто получают свои доходы в фиксированной форме, - малообеспеченные граждане и так называемый средний класс.

Все пошло не так

Но если за девальвацию тенге Нацбанк и правительство обычно получают комплименты от МВФ и других международных финансовых институтов, бдительно следящих за макроэкономическими показателями Казахстана, то с инфляцией дело обстоит сложнее. Ведь чем она выше, тем больше и риск перехода ее в стадию гиперинфляции, когда начинается разрушение основ экономики, - такую картину можно было наблюдать у нас в последние годы существования СССР и в первое пятилетие независимости.

К примеру, в 1992 году инфляция составила 3 060,8%, затем снизилась до 2 265,0% в следующем году и 1 258,3% в 1994-м. Только к концу первого десятилетия независимого существования Казахстана правительству и Нацбанку удалось взять под контроль рост потребительских цен и удерживать инфляцию в коридоре 6-8% годовых. Исключение составил 2007 год, когда на мир обрушился из США очередной финансовый кризис, - тогда инфляция поднялась до 18,8%, и прошлый год, когда она составила 13,6%.

Но если десятилетие тому назад курсовая политика Нацбанка была вполне определенная и стабильная, так как обменный курс тенге к доллару находился у заданной отметки с колебаниями в узком коридоре, то сегодня эксперты вполне обоснованно бьют тревогу по поводу первых результатов прошлогоднего перехода к инфляционному таргетированию.

Ведь в 2008-2014 годах были проведены две одномоментные девальвации тенге – одна Григорием Марченко, другая – Кайратом Келибметовым, причем первая при низких ценах на нефть, а вторая – при высоких. Однако инфляция за этот период так и не сумела вырваться за годовую отметку в 10% - наиболее высокий ее уровень сложился в тяжелейшем 2008 году на уровне 9,5%.

В этом же году годовая инфляция разогналась в июле до отметки в 17,7%, при этом непродовольственные товары подорожали за год на 27,8%, продукты питания – на 15,9%, а платные услуги – на 10,3%. И это дает основание экспертам утверждать, что инфляционное таргетирование в нынешних условиях не срабатывает, и, стало быть, нет особого смысла сейчас в переходе к этому режиму денежно-кредитной политики.

Инфляция в РК, в процентах, прирост

В Нацбанке же полагают, что ничего особенного не происходит, а инфляция постепенно «затухает» и к концу года вернется в прогнозный официальный коридор 6-8% годовых. Об этом в частности говорил председатель Нацбанка Данияр Акишев на недавней встрече в Акорде с главой государства. Г-н Акишев сообщил тогда, что по данным статистиков рост потребительских цен с начала текущего года составил 5,2% и в нем уже заложен эффект прошлогодней девальвации тенге.

Тогда резкий рост цен произошел в сентябре, октябре и ноябре соответственно на 1,0%, 5,2% и 3,7% к предшествующему месяцу. Теперь же, полагает главный банкир страны, этот эффект преодолен. Аналитики Нацбанка полагают, что при базовом сценарии в $40 за баррель нефти марки «Brent» пик инфляции придется на третий квартал текущего года, а в четвертом она опустится до однозначных величин.

Мы стали жить гораздо хуже, но худшее еще впереди

Но если этот прогноз и сбудется даже после нынешнего скачка цен на дизтопливо, отмечают эксперты, легче от этого казахстанцам и отечественному бизнесу не станет. По их мнению, инфляция снижается не столько от преодоления эффекта прошлогодней корректировки курса, сколько от падения реальных доходов населения. Ведь по оценке статистиков последние уменьшились в годовом выражении на 9,5%, что повлекло соответствующее падение потребительского спроса. На это указывает и снижение физического объема розничной торговли за год на 0,9%. И уж вовсе драматическим выглядит рост цен на основные продукты питания.

Ведь в июле по сравнению с тем же месяцем прошлого года сахар подорожал по данным статистиков на 65,4%, крупы – 40,4%, кофе, чай и какао – 31,3%, масла и жиры – 28,6%, хлеб – 27,1%, кондитерские изделия – 22,4%, рыба и морепродукты – 21,5%, фрукты и овощи – 20,7%, булочные и мучные изделия – 17,3%, макаронные изделия – 16,7%, мука – на 12,4%.

Если же считать динамику цен с начала текущего года, то на фоне общего их роста на 5,2% картофель подорожал на 41,4%, крупы – 27,3%, сахар – 26,4%, чай – 20,6%, хлеб – 14,3%. А ведь именно эти продукты составляют основу рациона малообеспеченных казахстанцев. Добавим также, что значительно подорожали в этом году и медикаменты (13,1%), проезд воздушным пассажирским транспортом (22,3%), железнодорожным транспортом на большие расстояния (14,1%), автобусами внутригородского сообщения (7,6%). В жилищно-коммунальной сфере тарифы на канализацию повысились на 25,3%, холодную воду – 12,4%, вывоз мусора – 11,8%, газ, транспортируемый по распределительным сетям – 7,8%, отопление центральное – 7,3%.

Получается, что спустя год после начала перехода к инфляционному таргетированию не были достигнуты два его главных результата – низкая инфляция и понятная рынку курсовая политика Нацбанка. А ведь вхождение Казахстана в «Топ-30» развитых государств мира без достижения этих целей невозможно. Даже казалось бы более достижимая цель по инфляции в 3-4% годовых выглядит сегодня совсем уж нереальной. Достаточно будет нефтяным ценам опуститься до уровня в $30-35 за баррель, а российской валюте ослабеть до уровня 70 рублей за доллар, как тенге будет вновь значительно девальвирован, о чем уже предупредил г-н Акишев.

Об этом же говорят и аналитики Нацбанка в обзоре инфляции за первый квартал текущего года: «Снижение цен на нефть и низкие темпы роста ВВП, вероятно, приведут к ослаблению тенге, что скажется на более медленном снижении инфляции. В результате возникнет высокий риск выхода инфляции за рамки целевого коридора в 2016 году (6-8%)».

Не ожидают ничего хорошего и казахстанцы, опрошенные исследовательской компанией «GfK Kazakhstan». Почти треть из них (32,6%) полагают, что потребительские цены в предстоящие 12 месяцев будут расти нынешними темпами, 12,3% ждут ускорения темпов роста цен. Около четверти респондентов (22,9%) надеются на замедление инфляционных процессов, и только 14,6% верят в то, что цены останутся на нынешнем уровне.

Результаты опроса населения РК: Как, по Вашему мнению, изменятся цены на продукты питания непродовольственные товары и услуги в следующие 12 месяцев?

39,4% опрошенных считают, что материальное положение их семей скорее ухудшилось за последние 12 месяцев, 52,6% не видят каких-либо изменений, и только 7,3% видят здесь перемены к лучшему. И подавляющее большинство респондентов - 86,7% - заявили о том, что за последний месяц им не удалось отложить какую-нибудь сумму денег.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 10 августа 2016 > № 1853853 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 5 августа 2016 > № 1850973 Тулеген Аскаров

Казахстан и международные стандарты качества жизни

Автор: Тулеген Аскаров

Вполне логичное стремление среднестатистического казахстанца жить лучше, худо-бедно реализовавшееся за годы независимости в некий стандарт обеспеченной жизни, в наступившую эпоху низких цен на нефть столкнулось с проблемой: кто будет оплачивать впредь светлое настоящее и как строить еще более светлое будущее?

Успокаиваться рано

Если ранее схема достижения цели была простой и понятной, так как правительство перераспределяло нефтедоллары на благо миллионов граждан, поднимая зарплаты и пособия на 25-30% почти ежегодно, то теперь все выглядит иначе. Не получающее прежнего притока "лишних" нефтяных долларов государство теперь быстро перекладывает ответственность за будущее на плечи населения.

Для этого вводится всеобщее декларирование доходов, правительство предлагает увеличить "плоскую" ставку индивидуального подоходного налога, помимо обязательных пенсионных взносов приходится делать выплаты в систему медицинского страхования, автоматически растут все платежи и сборы в казну, привязанные к минимальному расчетному показателю. Можно, конечно же, возмущаться по этому поводу, но гораздо лучше вспомнить известное высказывание американского президента Джона Кеннеди: "Не спрашивай, что твоя страна сделала для тебя, спрашивай, что ты можешь сделать для своей страны".

Ему же принадлежит и еще одна цитата в тему: "И один человек может что-то изменить, а попытаться должен каждый". Поэтому вполне логично предположить, что в эпоху низких нефтяных цен казахстанцам предстоит в меньшей степени рассчитывать на государство, а в большей - на свою голову, руки, труд и, конечно же, удачу. В противном случае, попав в ловушку среднего дохода, Казахстан вполне реально может начать откатываться назад, теряя позиции, завоеванные за 25 лет независимости. И чтобы этого не произошло, придется как в известной притче про двух лягушек в кувшине с молоком активно барахтаться и бить лапками, чтобы взбить масло, опираясь на которое можно будет выпрыгнуть из ловушки среднего дохода.

Примечательно, что о попадании нашей страны в эту ловушку аналитики говорили еще несколько лет назад, а точнее, в 2012-м, причем момент истины для Казахстана, по их расчетам, приходился как раз на текущий год. И тогда же тревогу забил президент страны - сначала в своем послании к народу "Социально-экономическая модернизация - главный вектор развития Казахстана", а затем и в программной статье "Социальная модернизация Казахстана: Двадцать шагов к Обществу всеобщего труда".

В последней прямо говорилось об опасности, грозящей нации: "Стандарты жизни казахстанцев неуклонно повышаются. Но существенным вопросом является то, насколько эффективно наши граждане используют плоды стабильности и благополучия". Речь шла тогда о тормозящем модернизацию социальном инфантилизме, в основе которого "извращенная мотивация к труду, "навязанная" в переходный начальный период "дикого капитализма" 90-х годов", и возведенные в абсолют "неверные формулы достижения благополучия - "меньше работать - больше получать", "делать деньги из воздуха" и т. п." Как подчеркивал президент, "к сожалению, психология такова, что человек лучше будет "таксовать" у базара, чем пойдет за новой квалификацией".

Тунеядцев вроде бы не наблюдается

И тогда же в качестве альтернативы идеологии потребления была выдвинута идея Общества всеобщего труда (ОВТ), опирающегося на реальный производительный труд. Она должна была стать основой казахстанской политики социальной модернизации. На практике это означало, как писал президент Казахстана, что "молодой и взрослый казахстанец не должен сидеть на месте и все критиковать, а стремиться туда, где есть работа, где можно - ЗА-РА-БО-ТАТЬ!"

Если верить официальной статистике, то наш среднестатистический соотечественник и в самом деле трудится ударными темпами. Как сообщало в прошлом году Министерство инвестиций и развития, за годы первой пятилетки индустриализации наша страна поднялась в мировом рейтинге производительности труда с 54-го на 49-е место. К 2024 году ставится цель выйти на средний уровень производительности труда по странам Организации экономического сотрудничества и развития в $120 тысяч на работника.

Примечательно, что наиболее быстрыми темпами этот показатель рос в 2010-2014 годах в сфере сервисных услуг. Так, оптовая и розничная торговля, ремонт автомобилей показали прирост на 55,2%, сельское, лесное и рыбное хозяйство - 68,3%, операции с недвижимым имуществом - 89,2%, а в деятельности домашних хозяйств, нанимающих домашнюю прислугу и производящих товары и услуги для собственного потребления, рост производительности труда составил и вовсе 3,5 раза! А это как раз те отрасли, где ведут бизнес миллионы казахстанцев и где начать свое дело легче.

Для сравнения: в обрабатывающей промышленности производительность труда выросла на 22,1%, в целом по экономике - 18,5%. При этом в горнодобывающей промышленности за первую индустриальную пятилетку она снизилась на 26,5%, в строительстве - на 3,5%, в финансовой и страховой деятельности - на 28,9%. Иными словами, реальное состояние казахстанской экономики диктует соотечественникам не идти в нефтяники, металлурги и банкиры, а заниматься малым и средним бизнесом. Ведь в конечном итоге нефть и другие невозобновляемые природные ресурсы когда-то закончатся, поэтому уже сегодня лучше ставить на альтернативную им экономику.

Как показывает статистика, заметно выросла в 2010-2014 годах и среднемесячная заработная плата казахстанского работника - с 77 611 до 121 021 тенге, или более чем в полтора раза, а в пересчете на доллары в номинальном выражении с $527 до $675. Правда, из-за февральской девальвации 2014 года последний показатель снизился с $717 в 2013 году.

Лет до 74 нам бы расти как минимум

Впрочем, заработок, как и прочие денежные индикаторы благосостояния, включая размер валового внутреннего продукта на душу населения, в практике международных оценок лучшей жизни является лишь одним из компонентов суммарной оценки. В народе же по этому поводу говорят, что "не хлебом единым жив человек". Если взять, к примеру, индекс человеческого развития (ИЧР, или Human Development Index), используемый аналитиками ООН для межстранового сравнения и измерения основных характеристик человеческого потенциала, то в этом показателе большую роль играют еще и ожидаемая продолжительность жизни наряду с уровнем грамотности населения.

Казахстан в этом рейтинге занимает довольно высокое место - 56-е по итогам оценки, проведенной в прошлом году на основе данных 2014-го - и относится к странам с высоким уровнем человеческого развития, уступая в этой группе среди государств СНГ по значению ИЧР (0,788) только Белоруссии и России (по 0,798). При этом по значениям отдельных составляющих критериев ИЧР - среднему количеству лет, потраченных на обучение (15,0), ожидаемой продолжительности обучения (11,4), валовому национальному доходу на душу населения по паритету покупательной способности ($20 867) - наша страна вполне могла бы претендовать на членство в престижной группе "Топ-50" по значению ИЧР с очень высоким уровнем человеческого развития. Однако подвела относительно невысокая ожидаемая продолжительность жизни в 69,4 года, тогда как минимум в этой группе составил 73,3 года у Литвы.

Поэтому для лучшей жизни по самым высоким международным стандартам даже в условиях низких цен на нефть казахстанцам необходимо в первую очередь заниматься своим здоровьем, как ни парадоксально это звучит. Кстати, об этом же говорится и в уже упомянутой программной статье президента Казахстана: "Каждый казахстанец должен понять, что без здорового образа жизни, без умеренного питания, без движения и спорта долго прожить невозможно. Это суровая правда жизни. И если мы хотим, чтобы средняя продолжительность жизни в Казахстане была как в Европе, то надо задуматься о своем здоровье". Конечно, государство должно гарантировать своим гражданам определенные социальные стандарты качества жизни, создавать условия для повсеместного культивирования активного отдыха, физкультуры и массового спорта в каждом населенном пункте, в том числе и в сельской местности, на предприятиях, учреждениях и в учебных заведениях. Но все остальное зависит от каждого из нас. И если не начать бегать от инфаркта и прочих недугов уже сегодня в буквальном смысле слова, то придется довольно долго топтаться у порога мирового "топ-50".

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 5 августа 2016 > № 1850973 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 27 июля 2016 > № 1838549 Тулеген Аскаров

Пройдено ли «дно» кризиса в Казахстане?

Автор: Тулеген Аскаров

Крайне пессимистичные оценки дают сейчас за рубежом экономическому состоянию нашей страны, хотя еще недавно она числилась там среди восходящих "звезд" так называемых "emerging markets".

Нам ставят "неуд" за настоящее и крест на будущем

Спустя неделю после Дня столицы американ­ский журнал "The National Interest" опубликовал статью известного аналитика Энтони Фэнсома (Antho­ny Fensom), главы австралийской консалтинговой фирмы "Fensom Commu­ni­cations", о пяти странах Азии, экономики которых к 2030 году могут прийти в самое плачевное состояние. Увы, в этой пятерке оказался и Казахстан, составивший компанию Северной Корее, Папуа - Новой Гвинее, Монголии и Азербайджану.

Как отмечает г-н Фэнсом, хотя Азия и становится центром экономической гравитации мира, не все государства этой части света идут в ногу с деловым бумом в ней из-за своей зависимости от экспорта сырья. Лавры наиболее проблемной экономики автор отводит Северной Корее, которую он именует "королевством-отшельником". Эта коммунистическая страна считается наихудшим местом для ведения бизнеса, и даже редким дружественным ей партнерам, включая Китай, приходится поддерживать глобальные санкции против нее, включая запрет на приобретение северокорейского угля и золота.

Второе место в своем рейтинге г-н Фэнсом отвел Папуа - Новой Гвинее. В этом государстве дела шли блестяще во время бума китайского спроса на сырье, а его экономика еще недавно росла наиболее быстрыми темпами в регионе благодаря прежде всего иностранным инвестициям в проекты по добыче углеводородного сырья. Теперь же аналитики предсказывают падение темпов роста экономики этой страны с прошлогодних 10% до 2,4% в следующем году, а затем и до 1,4%. Г-н Фэнсом указывает, что Папуа - Новая Гвинея страдает не только от падения цен на экспортируемое сырье, но и от коррупции, отсутствия контроля над правительственными расходами, неэф­фективных вложений в инфраструктуру, а также от протекционистской монетарной политики.

Далее в рейтинге австралийского аналитика идут соседи Казахстана. Монголия тоже получила выгоды от быстрой индустриализации Китая и даже вышла на первое место по темпам роста в 2011 году, показав увеличение ВВП более чем на 17%. Зависимость этого успеха от добычи сырья оказалась настолько велика, что эксперты и инвесторы начали в шутку называть страну "Minegolia" ("mine" на английском означает шахту, рудник или карьер).

Но затем ситуация стала быстро ухудшаться, в том числе и по причине конфликта с иностранными инвесторами вокруг гигантского золотомедного месторождения Ою-Толгой. В итоге темпы экономического роста Монголии замедлились до 2,3% по итогам прошлого года, а на текущий год эксперты Всемирного банка прогнозируют лишь 0,8%. При этом пятая часть населения живет ниже черты бедности, а зависимость страны в экспорте от Китая достигла примерно 90%.

Азербайджан идет в рейтинге четвертым. После периода быстрого роста доходов населения и снижения бедности за последнее десятилетие теперь в результате падения цен на нефть и газ, на которые приходится порядка 40% ВВП страны, тамошние власти идут на чрезвычайные экономические и бюджетные меры. В этом году аналитики прогнозируют снижение ВВП Азербайджана, а в следующем году - скромный прирост на 1%. Такова цена не проведенной вовремя диверсификации экономики и ставки на высокие нефтяные цены.

На аналогичные проб­лемы г-н Фэнсом указывает и тогда, когда говорит о Казахстане. По мнению аналитика, руководство нашей страны возложило большие надежды на китайские инвестиции в рамках стратегии Поднебесной "Один пояс - один путь". Был резко девальвирован тенге относительно доллара, объявлены реформы хозяйственного и трудового законодательства для привлечения инвестиций, но предпринимателей беспокоят бюрократия, коррупция и произвол правоохранительных органов. Не слишком радуют пока и прогнозы экономического роста, который ожидается весьма скромным.

Кстати, на днях аналитики Азиатского банка развития ухудшили прог­ноз роста ВВП Казахстана в текущем году с 0,7% до 0,4%, при этом повысив прогноз инфляции с 12,6% до 13,5%. Для сравнения: официальный прогноз властей нашей страны составляет соответственно 0,5% и 8%. Вопреки надеждам правительства Казахстана на улучшение макроэкономических показателей с началом добычи нефти на Кашагане эксперты нефтяного картеля ОПЕК говорят о ее снижении и в этом, и в следующем году.

Пессимистично оценивают перспективы нашей экономики и российские эксперты, отмечающие деградацию производительных сил Казахстана по мере превращения его из развитой индустриально-аграрной республики советских времен в сырьевой придаток развитых стран. Что правда, то правда - от былой относительно диверсифицированной экономики сегодня мало что осталось!

В первую очередь пострадали предприятия машиностроения и металлообработки, химической и легкой промышленности, аграрно-промышленного комплекса, в результате чего приходится импортировать в Казахстан даже простейшие потребительские товары. Так и не был решен вопрос с обеспечением внутреннего рынка качественными отечественными ГСМ, выпуском бытовой техники, не говоря уже о создании современных условий жизни на селе и даже в крупных городах.

Российские аналитики весьма скептично относятся и к перспективам четвертой промышленной революции в Казахстане, как, впрочем, и в своей стране. По их мнению, и РК, и РФ просто не готовы к современным индуст­риальным требованиям, а Казахстан с его ограниченными экономическими и людскими ресурсами наверняка будет все более отставать от развитых стран.

Бедность - верный спутник кризиса

Наиболее полную картину непростой экономической ситуации в Казахстане дали эксперты Всемирного банка в летнем выпуске своего аналитического доклада, названном весьма симптоматично - "Казахстан: затяжной путь к восстановлению". В нем содержатся выкладки, о которых предпочитают не говорить правительство и Нацбанк. Так, вопреки неоднократным декларациям чиновников о поддержке малого и среднего бизнеса, в докладе указывается на резкое снижение вклада частного сектора в рост ВВП страны: в прошлом году он сократился более чем вдвое по сравнению с 2013-м.

После резкой девальвации тенге ослаб и спрос со стороны этого сектора из-за снижения уверенности потребителей и инвесторов под влиянием выросших цен и сокращения покупательной способности. Растущая инфляция в свою очередь вызвала снижение реальной заработной платы - ее официальный среднегодовой индекс снизился с 103,9 в 2014 году (за 100 принят уровень 2013-го) до 97,6 в прошлом и 97,3 в первом квартале текущего года.

Стабильность официального уровня безработицы (около 5%) аналитики Всемирного банка объясняют отчасти практикой отправки работников в административный отпуск вместо их сокращения. Они также указывают на снижение численности экономически активного населения с более чем 9,1 млн. человек в 2014-м и первой половине прошлого года до менее чем 9 млн. в последнем его квартале и первой четверти текущего года. Это означает уход с рынка труда порядка 100 тысяч работников.

В докладе констатируется, что прогресс в сокращении бедности в Казахстане приостановился. На основе обследования бюджетов домохозяйств во Всемирном банке выяснили, что уровень бедности в $5 в день по паритету покупательной способности оставался стабильным на уровне 14% в течение последних нескольких лет. Хотя властями были предприняты меры для снижения воздействия кризиса на социальные расходы государства, авторы доклада считают, что "ориентированная на бедное население программа трансфертов все еще относительно ограничена, в то время как для ускорения прогресса по сокращению бедности и стимулирования общего процветания потребуется больше усилий по сельским и региональным аспектам бедности".

Настораживает и то, что около 30% занятого населения квалифицируется официальной статистикой как самозанятые, при этом многие из послед­них считаются "непродуктивными" при низком качестве и производительности рабочих мест. Большая часть самозанятых, констатируется в докладе, не получает дохода, достаточного для поддержания своих домохозяйств выше черты бедности. А доля "непродуктивных" среди самозанятых оценивается примерно в 25%, в абсолютном выражении их было в прошлом году 500 тысяч человек.

Для создания качественных рабочих мест в Казахстане, указывается в докладе, придется решать три сложные проблемы. Во-первых, это отсутствие благоприятной макроэкономической среды для стимулирования создания рабочих мест из-за медленного восстановления цен на нефть. Во-вторых, большое количество самозанятых, работающих в условиях неполной занятости или низкой производительности труда. И, в-третьих, с 2020 года придется значительно повысить темпы создания рабочих мест, так как на рынок труда по демографическим причинам начнет поступать большой контингент молодежи.

Проблема заключается и в большой доле сельскохозяйственной занятости - при том, что на село приходится половина всего самозанятого населения страны, что составляет две трети всех рабочих мест в аграрном секторе. Еще один негативный фактор в сфере труда - создание большинства новых рабочих мест в относительно непродуктивных сервисных отраслях, тогда как в промышленности этот процесс стоит на месте. К тому же темпы создания рабочих мест для наемного труда - примерно 170 тысяч ежегодно - намного опережают прирост рабочей силы, составляющий в среднем 130 тысяч работников в год.

Другой "ахиллесовой пятой" занятости населения в Казахстане является низкая доля рабочих мест, приходящихся на малый и средний бизнес - всего 28% против среднего показателя по миру в 63%. Эту ситуацию авторы доклада объясняют тем, что лишь немногим более половины зарегистрированных предприятий МСБ осуществляют деятельность. При этом такие предприятия растут медленнее по сравнению с отечественными крупными компаниями и субъектами МСБ в сопоставимых странах.

К вопросу о "кривизне" экономической политики государства

Правда, в конечном итоге авторы доклада Всемирного банка заключают, что реформы макроэкономической политики в Казахстане находятся на правильном пути. Они полагают, что временная неопределенность на рынке после девальвации тенге в августе прошлого года и перехода к свободно плавающему обменному курсу национальной валюты спала еще в первом квартале текущего года.

При этом, по их мнению, изменение денежно-кредитной политики произошло в период кризиса при недостаточной предварительной подготовке, что и повлекло за собой временную дестабилизацию финансового рынка. Помимо действий Нацбанка, не высказываются в докладе и особые претензии к антикризисным мерам правительства, которое прибегло к "краткосрочным мерам фискального стимулирования экономики, наметив при этом консолидацию в краткосрочной перспективе". В части структурных реформ уже началось сокращение размера государственного сектора через масштабную приватизацию госсобственности и укрепление политики в сфере конкуренции.

Тем не менее, в конечном итоге "дно" нынешнего кризиса будет определяться мировыми ценами на нефть. Так, при базовом сценарии развития событий во Всемирном банке ожидают в текущем году снижения среднегодовой цены на "черное золото" до $41 за баррель с ростом до $50 в следующем году и $53,3 - в 2018-м. При таких ориентирах рост ВВП Казахстана в этом году будет около нулевой отметки, составив 0,1%, затем поднимется до 1,9%, а в 2018 году - до 3,7%.

Однако в пессимистичном сценарии закладывается цена на нефть ниже на 15% от базового варианта со снижением до $33 за баррель в текущем году, последующим подъемом до $42 в следующем и $45 в 2018 году. И вот тут выясняется, что "дно" кризиса еще не достигнуто, так как в этом году ожидается сокращение ВВП на 0,5%. В следующем году потери будут компенсированы увеличением на 1,4%, а в 2018 году - на 2,5%. Что произойдет при ценах на нефть ниже $30 за баррель, гадать не приходится - "дно" опустится еще ниже.

А пока цены на нефть держатся в районе $45 за баррель, правительство всеми силами старается найти оптимистические признаки улучшения макроэкономической ситуации в стране. На недавнем заседании правительства министр национальной экономики Куандык Бишимбаев заявил о переходе экономики в положительную зону благодаря своевременно принятым правительством и Национальным банком антикризисным мерам.

По его данным, за первое полугодие рост ВВП составил 0,1% благодаря увеличению объемов производства в строительстве (6,6%), сельском хозяйстве (2,7%), обрабатывающей промышленности (0,5%) и на транспорте (4,3%). Это дало повод министру заявить о том, что в целом по году при полном освоении денег по программе "Нурлы жол" и антикризисным средствам можно будет рассчитывать на рост ВВП в 1% при консервативном прогнозе в 0,5%.

В ответ скептики усомнились и тут же обратились к соответствующим данным статистиков, чтобы доказать обратное. К примеру, экономист Жарас Ахметов, директор ТОО "Oil Gas Project", отметил в социальной сети "Facebook", что по всем видам транспорта индекс физического объема по итогам первого полугодия к тому же периоду прошлого года составил 99,9%, в том числе на железнодорожном транспорте - 86,4%, автомобильном - 100,3%, трубопроводном - 100,9%, воздушном - 96,4%, внутреннем водном - 92,2%, морском - 91%.

"Получается, грузов перевозится меньше, а экономика растет - есть в этом некое противоречие", - констатировал эксперт, отметив также, что снизился и физический объем торговли в рознице на 0,9%, оптовой - на 6,6%. Другой эксперт, Айдархан Кусаинов, директор компании "Almagest", напомнил о своем весеннем прогнозе: "И снова подчеркну опасность того, что правительство в апреле-мае, а тем более в июне решит, что кризис миновал, экономику менять не нужно... К середине года начнутся заявления о том, что мы вышли из кризиса, будет пересмотр бюджета, закрепление "кривой" политики - она же вроде зарекомендовала себя. Ну и дальше будет засада".

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 27 июля 2016 > № 1838549 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 21 июля 2016 > № 1833707 Тулеген Аскаров

Промышленность выходит в «плюс»

После провальной концовки весны за первый месяц лета индустриальная статистика начала показывать и долгожданный позитив.

Тулеген АСКАРОВ

Хотя в среднегодовом выражении, то есть по сравнению с январем-июнем прошлого года, по-прежнему сохраняется спад объема промышленного производства, составивший 1,6%, но в годовом исчислении (к июню год назад) сложился прирост на 0,1%. К маю же текущего года статистики зафиксировали увеличение выпуска продукции на 2,0%.

Главный «локомотив» отечественной индустрии – горнодобывающая промышленность и разработка карьеров – согласно данным Комитета по статистике Министерства национальной экономики показала за первый месяц лета по сравнению с маем прирост на 3,7%. При этом добыча нефти увеличилась на 4,3%, угля и лигнита – 3,0%, руд цветных металлов – 3,3%. Сокращение производства сложилось здесь в добыче природного газа (1,0%) и железной руды (2,8%). В годовом выражении выпуск этой отрасли вырос на 0,2%, тогда как в среднегодовом по-прежнему царит спад на 3,4%.

В обрабатывающей промышленности динамика сложилась положительной по всем временным методикам ее измерения. Увеличение объема производства составило здесь в годовом исчислении 0,3%, среднегодовом – 0,5%, а в июне к маю – 1,6%. При этом по расчетам по последнему способу статистики зафиксировали значительный прирост выпуска продуктов питания за первый месяц лета на 5,5%, напитков – 4,0%, табачных изделий –12,1%, текстильных изделий – 7,6%, одежды – 15,2%, кожаной продукции – 26,9%, резиновых и пластмассовых изделий – 12,0%, готовых металлических изделий – 4,3%, электрического оборудования (5,1%), автотранспортных средств, трейлеров и полуприцепов (8,1%). Не обошлось и без негатива в виде падения объема производства деревянных и пробковых изделий (5,9%), продуктов нефтепереработки (3,1%), химической промышленности (12,1%), основных фармацевтических средств (50,1%), черных металлов (6,3%), компьютеров, электронной и оптической продукции (12,6%), мебели (6,3%).

Вполне приличный прирост выпуска на 5,1% сложился к маю и в отрасли по водоснабжению, канализации, контролю над сбором и распределением отходов. Однако в годовом выражении здесь сложился значительный спад на 6,7%, среднегодовом – 5,9%.

Ну, а еще в одной отрасли индустрии – по электроснабжению, подаче газа, пара и воздушному кондиционированию – спад был зафиксирован статистиками по всем методикам исчисления динамики. К маю выпуск упал здесь в июне на 6,4%, в годовом исчислении – на 0,8%, а в среднегодовом – на 0,7%.

Среди регионов Казахстана наибольший прирост объема промышленного производства статистики зарегистрировали в июне по сравнению с маем в Западно-Казахстанской области – на 29,2%, а наиболее глубокий спад – в Алматинской области, где сокращение составило 9,5%. В годовом выражении лидирует Алматы с приростом на 11,9%, абсолютным же аутсайдером оказалась Мангистауская область с падением на 12,7%. При подсчетах в среднегодовом исчислении вперед выходит Акмолинская область с приростом на 6,5%, а наибольшее снижение выпуска показала Костанайщина – 13,3%.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 21 июля 2016 > № 1833707 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 14 июля 2016 > № 1824861 Тулеген Аскаров

Цыплят по осени считают

Уж чего меньше всего хочется слышать в разгар жаркой летней поры и массовых отпусков, так это негативных экономических новостей, от которых и без того все устали за 6-месячный трудовой марафон после новогодних праздников.

Тулеген АСКАРОВ

Блажен, кто верует

И в последние дни дело как раз и шло к долгожданному позитиву во многом благодаря неутомимой энергии вернувшегося в информационное пространство премьер-министра и несгибаемой стойкости главного банкира страны. Первый твитнул добрую весть о том, что по итогам первого полугодия рост отечественной экономики, наконец-то, вышел в положительную зону. Этого события все давно заждались, поскольку нефтяные цены с зимы устойчиво держатся у планки в $50 за баррель. А это немало – ведь в 2005 году, когда среднегодовая цена на нефть сорта «Brent» сложилась на уровне в $54,4 за баррель, экономика страны росла темпами почти в 10% ежегодно, тогда как обменный курс казахстанской валюты к доллару не поднимался выше отметки в 136 тенге. О том, что наша экономика вот-вот выйдет на нейтральный уровень, то есть закончится ее спад, а то и вовсе выйдет в «слабоположительную зону», предвещал и министр национальной экономики Куандык Бишимбаев.

На подъеме прошел в начале июля и День индустриализации, когда запускались новые заводы, а с высоких трибун говорилось об успехах отечественной обрабатывающей промышленности, быстро шедшей в рост после резкой девальвации тенге, которой упорно добивались капитаны отечественной индустрии. Буквально на днях премьер-министр протестировал отечественный электромобиль, хоть и являющийся на самом деле китайским, но все же собранный в Казахстане. А в канун минувшего Дня столицы щедрый дождь нефтедолларов в $37 млрд был обещан нашей стране иностранными нефтяниками, решившими расширять мощности Тенгиза.

Не отставал по уровню оптимизма и глава Нацбанка, в очередной раз заверивший всех в том, что инфляционные процессы затухают и рост потребительских цен будет в пределах официального коридора 6-8% годовых. Он также сообщил, что в июне центральный банк практически не вмешивался своими интервенциями в дела на валютном рынке, его золотовалютные резервы за первый месяц лета значительно выросли. И в итоге апофеозом этого монетарного позитива стало решение регулятора снизить свою базовую ставку с 15% до 13% годовых. Более того, из сообщений западных СМИ стало известно, что наш главный банкир обыграл самого Джорджа Сороса, сумев выйти из длинной позиции по фунту стерлингов за день до референдума в Великобритании, давшего старт Brexit.

А получилось как всегда

В общем, все шло как нельзя лучше, хотя у миллионов среднестатистических соотечественников в этой благодатной ауре экономической радости чиновников появилось ощущение непричастности к празднику жизни, описанное еще в советские времена классиком. Уже тогда говорилось: «Здесь хорошо там, где нас нет. … И выступают люди и рассказывают, как они обновляют, перестраивают, переносят, расширяют для удобства населения». Итог той бурной псевдо-экономической деятельности получался незавидный: «Ведь модернизировали, подхватили, перестроились, внедрили новый коэффициент, включаешь – не работает».

Вот и в наши уже независимые времена происходит нечто подобное. Не успели все дружно порадоваться объявленному началу экономического подъема, как первыми забили тревогу сомнения эксперты-экономисты. Они напомнили, что нефтяные цены в первом полугодии сложились гораздо ниже уровня за тот же период прошлого года, а посему и никак не мог расти казахстанский экспорт. Он и в самом деле, как сообщал «ДК», сократился в этом году примерно на треть. Далее, эксперты усомнились и в том, что двигателем экономики могло стать внутреннее потребление – ведь оно наоборот снизилось по причине девальвации тенге и падения спроса на кредитные ресурсы, не говоря уже о снизившихся ценах на недвижимость и сокращении потребляемой электроэнергии. Напомнили они и о том, что не было в первой половине года и каких-то особых изменений в объеме иностранных инвестиций в Казахстан.

На фоне такого скепсиса оставалось лишь дождаться данных статистиков за первое полугодие, дабы убедиться в том, состоялось ли в реальности обещанное экономическое чудо или оно осталось играми разума правительства и Нацбанка. И статистический гром разочарования грянул в минувшую среду, практически не оставив надежд на лучшее в ближайшем будущем. Краткосрочный экономический индикатор по итогам первого полугодия составил 99,3% к тому же периоду прошлого года, то есть снизился на 0,7%.

По-прежнему царит спад объема производства в промышленности (на этот раз – 1,6%), в торговле (4,9%) и связи (4,1%). Внешнеторговый оборот страны сократился на 29,9% (по данным за январь-май), в том числе экспорт – на 31,8%, импорт – на 27%. На 9,5% снизились реальные среднедушевые денежные доходы населения в мае – их рост в номинальном выражении на 5,6% «съела» растущая годовая инфляция, достигшая в июне 17,3%.

Все течет, но ничего не меняется

Впрочем, и без статистиков всем было ясно, что «наверху» изрядно перегибают оптимистическую палку и где на самом деле находится отечественная экономика. Ведь цены на товары и услуги повсюду неумолимо растут, а булки хлеба становятся меньше по размеру и легче по весу. Даже сибирская язва не способна остановить рост цен на отечественную говядину, которую запретили ввозить на свои рынки Россия и Китай! Постепенно казахстанское мясо и мясные продукты превращаются в дорогие деликатесы, недоступные большинству населения. В последнее время пошли вести о перебоях с сахаром в некоторых городах страны, хотя по данным тех же статистиков он подорожал за год почти в полтора раза. Уже несколько лет подряд символом перекосов в нашей экономике выступает привозная черешня, цены на которую держатся на высоком уровне, как будто ее доставляют самолетами из Калифорнии как в Малайзии, и своя местная ягода, которая так и остается засыхать на деревьях наряду с никому не нужным урюком, застилающим тротуары своими желтыми плодами.

Шокирующие высокие цены так и держатся в аэропортовских буфетах, а в многочисленных фастфудах неласковые сотрудники все так же уточняют, добавлять в бургер ломтик сыра за дополнительные 100 тенге и нужен ли пакетик кетчупа за 50 тенге, чего нет нигде за рубежом. Турфирмы пытаются продать клиентам Турцию и другие ранее популярные направления, хотя сегодня прошлогодние самые дешевые туры ценой в $300-500 долларов уже не по карману вчерашним активным туристам вместе с авиабилетами. В сюжетах на телеканалах об успехах отечественной индустрии по-прежнему крутят видео о сборке пластиковых окон и работе прокатных станов, хотя вроде бы мы уже должны были увидеть первые партии чудес современных технологий. Все так же торговцы отказываются принимать банковские карточки на базарах и рынках, не говоря уже о дешевых шашлычных, пивных и лагманных, да и на алматинском общественном транспорте нашумевшая карта «Онай» сдает позиции сейчас «налу». В ступор впало земельное законодательство, после того, как в уже вступивший в силу закон пришлось вносить новые поправки, приостанавливающие на время действие его положений, разрешающих иностранцам работать на нашей земле.

Не лучше обстоит дело и в нашей медийной сфере – журналистов судят чуть ли не ежедневно, газетные киоски стоят закрытыми или перепрофилировались на сигареты с напитками, банкротятся уже так называемые «новые» СМИ, опирающиеся на интернет, а блогеры множащимися рядами усердно отрабатывают «джинсу», славя ее заказчиков. В общем, в реальности все идет пока по-старому вопреки призывам «сверху» выработать новое экономическое мышление и жить по правилам общества всеобщего труда. Даже удивительно, как удается такое в эпоху всеобщих глобальных перемен, когда даже мудрые китайцы не стоят на месте!

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 14 июля 2016 > № 1824861 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 8 июля 2016 > № 1819341 Тулеген Аскаров

Налоги: пора браться за опору нового экономического курса

Автор: Тулеген Аскаров

Успешное пополнение казны налоговыми поступлениями в этом году позволяет нашему государству вернуться к одной из главных задач, поставленных в стратегии "Казахстан-2050" - созданию эффективного частного сектора экономики через модернизацию макроэкономической политики, включая и ее налоговую составляющую.

Кризис внес свои коррективы

Напомним, что в своем послании народу Казахстана на эту тему глава государства сформулировал цели стратегии в сфере налоговой политики весьма однозначно и ясно - необходимо продолжить ее либерализацию с тем, чтобы "стимулировать участников рынка к конкуренции, а не к поиску способов ухода от налогов". Среди радикальных шагов в этом направлении - "комплекс стимулирующих мер, в том числе предусматривающих практику освобождения от налогов компаний и граждан, вкладывающих средства в образование и медицинское страхование себя, своей семьи, сотрудников". Другая мера - внедрение практики налогового кредитования для стимулирования инвестиционной активности предпринимателей.

Ставилась и задача провести ревизию всех действующих налоговых льгот, чтобы сделать их максимально эффективными. И наконец, совершенно ясно было обозначено требование "покончить с практикой избирательной поддержки отдельных компаний или отраслей".

В стратегии говорится и о том, что движущей силой нового экономического курса выступает отечественное предпринимательство - малый и средний бизнес (МСБ), доля которого в экономике к 2030 году должна вырасти как минимум вдвое, а в конечном итоге достичь 50% от ВВП. "Задача сегодняшнего дня, - указывалось в послании, - создание необходимых условий и предпосылок для перехода мелких предприятий и индивидуальных предпринимателей в разряд средних". Тогда же признавалось, что развитию и росту по этой логичной схеме препятствуют перекосы в системе налогообложения МСБ, а правительству поручалось до конца 2013 года внести соответствующие изменения в законодательство, не увеличивая нагрузку на малый и средний сегменты предпринимательства.

Что ж, с момента оглашения стратегии "Казахстан-2050" в декабре 2012 года, как говорится, много воды утекло, а макроэкономическая ситуация изменилась радикальным образом. Цены на нефть и металлы, экспортируемые из нашей страны, значительно снизились, правительству и Нацбанку пришлось обвалить курс тенге к доллару для поддержки в первую очередь экспортеров, представив девальвацию как начало перехода к инфляционному таргетированию, хотя на самом деле годовая инфляция растет сейчас из месяца в месяц. Не обошлось и без других антикризисных мер, включая урезание бюджетных расходов и расходование средств Национального фонда. Фактически уже со второй половины 2014 года, когда начали быстро снижаться цены на сырьевые ресурсы, а Россия перешла к свободно плавающему курсу рубля, властям Казахстана пришлось отодвинуть на второй план стратегические задачи развития и засучив рукава браться за борьбу с кризисом.

Фискальная жизнь налаживается вопреки "черным дырам"

И вот спустя почти два года после начала боевых антикризисных действий макроэкономическая ситуация вновь изменилась в лучшую сторону. Мировые нефтяные цены стабилизировались у отметки в $50 за баррель, казахстанская экономика явно адаптировалась к новым реалиям, а данные Минфина показывают значительные успехи в пополнении казны. Так, государственный бюджет в целом (см. таблицу 1), объединяющий его республиканский и местный уровни, по итогам пяти месяцев текущего года по доходам был исполнен к аналогичному периоду прошлого года с приростом на 3,9%. При этом по налоговым поступлениям увеличение составило 40,0%, в том числе по корпоративному подоходному налогу - 35,7%, индивидуальному - 16,0%, социальному - 14,0%, а по налогу на добавленную стоимость - и вовсе в 2,2 раза.

Вполне позитивная ситуация сложилась и по республиканскому бюджету. Его доходы за январь-май увеличились к аналогичному периоду прошлого года на 1,9% с ростом налоговых поступлений более чем в полтора раза. А поскольку при этом поступления трансфертов уменьшились почти наполовину, то становится вполне очевидным, что база налогообложения восстанавливается сейчас быстрыми темпами. Это, в свою очередь, вновь ставит в фискальную повестку дня работы правительства возвращение к задачам, поставленным в стратегии "Казахстан-2050", в части либерализации налоговой политики.

Увы, в пылу антикризисной борьбы, как выясняется теперь, власти двигались в налоговой сфере большей частью курсом, противоположным стратегии "Казахстан-2050". Так, летом прошлого года тогдашний министр энергетики Владимир Школьник заявил о готовности кабмина разработать налоговые льготы для каждой нефтяной компании страны с тем, чтобы они оставались прибыльными и не снижали добычу "черного золота". Для участников проекта "Евразия" по бурению сверхглубоких скважин также предусматривались налоговые льготы. В этом году была снижена экспортная таможенная пошлина на сырую нефть, которая служит источником пополнения доходов республиканского бюджета.

Льготы, полученные нефтяниками, побудили добиваться налоговых послаблений и компании горно-металлургической отрасли. В противном случае ее представители угрожают снижением объема производства к 2025 году более чем на четверть. В списке их требований - распространение налоговых и иных льгот на проекты по модернизации действующих производств, пересмотр действующего порядка налогообложения дивидендов недропользователей, увеличение лимита по вычетам для стимулирования социальных инвестиций предприятий отрасли.

С весны этого года начали действовать налоговые льготы и преференции для официальных участников выставки "ЭКСПО-2017" в Астане. Еще одной налоговой "гаванью" стал Международный финансовый центр "Астана" на территории столицы - его участники освобождаются от уплаты корпоративного и индивидуального подоходного налога сроком на десять лет наряду с возвратом им НДС при покупке товаров там. Остается только удивляться тому, как успешно пополняется казна при наличии такого большого числа налоговых "черных дыр"!

А про "слона" почти забыли…

На этом фоне налоговое стимулирование отечественного МСБ выглядит пока далеким от мер, предусмотренных в стратегии "Казахстан-2050". Так, налоговое кредитование до сих пор не предусматривается казахстанским законодательством наряду с инвестиционным налоговым кредитом или рассрочкой по уплате налога. Налогоплательщик может рассчитывать лишь на отсрочку налогов сроком до 12 месяцев. На это обстоятельство указывалось недавно и в запросе депутатов парламентской фракции партии "Ак жол" премьер-министру Казахстана.

По их данным, налоговое кредитование предусмотрено в законодательстве России и Белоруссии, являющихся партнерами Казахстана по Евразийскому экономическому союзу, что дает их производителям определенное конкурентное преимущество. Ведь, к примеру, в России предприниматель может получить инвестиционный налоговый кредит сроком до 5 и в отдельных случаях даже до 10 лет при условии, что высвободившиеся средства пойдут на инновационную деятельность, выполнение госзаказа или выпуск социально значимой продукции. При этом ставка вознаграждения по налоговому кредиту должна быть как минимум на четверть ниже ставки рефинансирования "Банка России" (Центробанка). А в Налоговом кодексе Белоруссии, где предусматривается налоговый кредит наряду с отсрочкой и рассрочкой налоговых платежей, вообще не содержится условий по использованию налогоплательщиком временно высвобождаемых денежных средств.

Получается, что медлительность властей Казахстана с введением механизма налогового кредитования лишает экономику страны дополнительного инвестиционного ресурса, не давая заодно облегчить налоговое бремя для МСБ. Кстати, авторы запроса напоминают правительству и еще об одном неисполненном до конца поручении, данном главой государства в декабре 2013 года, - об освобождении от уплаты налогов малого и среднего бизнеса на первые пять лет деятельности. Как выясняется, такую льготу получил только малый бизнес, да и то в части корпоративного подоходного налога.

Для выхода из создавшегося положения депутаты -"акжоловцы" предлагают правительству рассмотреть вопрос о введении инвестиционного налогового кредитования предприятий агропромышленного комплекса, пищевой, машиностроительной, легкой, фармацевтической и других приоритетных отраслей путём предоставления возможности переноса сроков уплаты налогов до пяти лет, с обязательством инвестировать высвобождающиеся средства в производство. Другое предложение - исполнить поручение главы государства в полном объеме, распространив налоговые каникулы в первые годы деятельности не только на малый, но и на средний бизнес.

И наконец, в целях поддержки даже самых стратегически важных производств правительству предлагается использовать механизм налогового кредитования вместо полного освобождения от налогов, с тем, чтобы после стабилизации положения таких предприятий они возмещали задолженность по налогам.

Кстати, информация о том, каким предприятиям ранее уже предоставлялась отсрочка (или освобождение) от уплаты налогов, относятся ли эти предприятия к приоритетным секторам экономики, а также о том, какие условия и обязательства при этом возлагались на такие компании, в открытом доступе отсутствует. Поэтому требование депутатов предоставить такие сведения выглядит вполне логичным и своевременным - ведь кризисы приходят и уходят, а казну надо наполнять постоянно.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 8 июля 2016 > № 1819341 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 1 июля 2016 > № 1819374 Тулеген Аскаров

Государство - плохой менеджер, но всему есть свой предел

Автор: Тулеген Аскаров

Платить налоги - долг каждого законопо­слушного гражданина. Но это вовсе не означает, что налогоплательщики обязаны содержать за свой счет все убыточные государственные предприятия и организации, работающие на коммерческих принципах.

Городской госсектор в "минусе"

Между тем даже в масштабах Алматы с его мощной экономикой (по итогам прошлого года на южную столицу пришлось 21,2% от ВВП страны), развитым малым и средним бизнесом и высокими доходами населения есть немало коммунальных организаций, убытки которых приходится покрывать из городского бюджета, хотя сами они исправно взимают с жителей деньги за свои услуги.

Как выясняется из официальных сведений, которыми располагает редакция Central Asia Monitor, из 365 таких организаций с нулевым финансовым результатом завершили прошлый год 253, понесли убытки 24 на общую сумму немногим более 17 млрд тенге, а прибыль общим объемом 5,4 млрд тенге показали 88. Таким образом, многочисленные "дочки" городских властей свели свой годовой баланс с суммарным убытком в минус 11,6 млрд тенге. Почему в таком случае горожане не наблюдают массовых банкротств в муниципальном хозяйстве, понять несложно: ведь из бюджета коммунальные организации получили за год 110,1 млрд тенге в дополнение к 108,9 млрд тенге собственного дохода.

Наибольшее количество убыточных организаций - 12 - оказалось среди 95 государственных коммунальных предприятий (ГКП) на праве хозяйственного ведения. Из них 8 - это предприятия здравоохранения, включая "Городской перинатальный центр", "Детскую городскую клиническую больницу № 2", "Город­скую поликлинику № 25", "Лечебный центр социальной и трудовой реабилитации", "Детскую городскую клиническую инфекционную больницу", "Городскую больницу "Алатау" и "Центр перинатологии и детской кардио-хирургии". Их суммарный убыток в целом не так уж и велик - он составил 279,7 млн тенге. Да и в целом городскую медицину вряд ли можно считать тяжким бременем на местном бюджете, так как из 80 предприятий здравоохранения 56 оказались прибыльными по итогам прошлого года, заработав в общей сложности 1,2 млрд тенге, а 16 завершили год с нулевым результатом.

Главным же источником негатива среди ГКП на праве хозяйственного ведения оказался "Метрополитен" с убытком в 4,3 млрд тенге по причине значительных амортизационных отчислений. Кстати, это предприятие находится в ведении соответствующего структурного подразделения акимата города - управления пассажирского транспорта и автомобильных дорог, курирует деятельность которого и заодно "Метрополитена" зам. акима Румиль Тауфиков. В сфере его влияния также убыточная "Служба спасения города Алматы", завершившая год с убытком в 8,9 млн тенге и имеющая статус ГКП на праве хозяйственного ведения, тогда как убыточный "Холдинг Алматы Жылу", переданный в доверительное управление с последующей ликвидацией, курирует Ерлан Аукенов.

Восемь убыточных коммунальных организаций, имеющих статус ТОО, показали в прошлом году впечатляющий суммарный "минус" в 12,0 млрд тенге. Лидирует здесь "Алматыэлектро­транс", курируемый г-ном Тауфиковым, с убытком в 8,8 млрд тенге. Это предприятие значительно пострадало от девальвации, так как убыток от курсовой разницы по перерасчету валютного кредита ЕБРР составил 7,3 млрд тенге. Плюс набежали проценты по оплате вознаграждения по этому займу в 691,2 млн тенге наряду с амортизационными отчислениями и прочими расходами на 867,3 млн тенге.

Вторым в этой группе идет футбольный клуб "Кайрат" с долей акимата в нем 30% (курирует зам. акима Арман Кырыкбаев): у него сложился убыток в 1,6 млрд тенге из-за неполного финансирования спонсор­ской помощи.

Крупные убытки понесли также "Алматы теплокоммун­энерго" - 817,0 млн тенге (причина - несоответствие утвержденной тарифной сметы фактическим затратам); "Дворец Республики" (492,0 млн тенге) из-за амортизационных отчислений на основные средства и снижения количества проводимых мероприятий по причине девальвации тенге; "Центральный стадион" (127,2 млн тенге, амортизационные отчисления); "Транспортный холдинг" - 88,0 млн тенге из-за затрат на внедрение карты "Онай". Попало в эту группу и находящееся сейчас в центре внимания возмущенных автомобилистов ТОО "Алматы спецтехпаркинг", форсированно внедряющее повсеместно платные парковки. Убытки в 6,5 млн тенге предприятие понесло в результате упразднения сбора за услуги временных парковок и расходов на содержание 6 спецстоянок.

Среди 240 КГП на праве оперативного управления убыточным оказалось лишь одно предприятие - ясли-сад № 160, тогда как 230 свели прошлый год "по нулям", а 9 - с общей прибылью в 64,8 млн тенге. А из пяти акционерных обществ с участием городского акимата два показали суммарную прибыль в 3,2 млрд тенге. Убытки же сложились у "Алматыметрокурылыс" - 270,1 млн тенге - по причине применения заниженного коэффициента роста МРП, увеличения стоимости строительства и фактической численности, курсовой разницы и прочих факторов; "Южной столицы" - 36,7 млн тенге (здесь основная причина - амортизационные отчисления) и АО "НК СПК "Алматы" - 73,6 млн тенге.

Так больше жить нельзя!

Вопрос о том, зачем властям мегаполиса содержать убыточные коммунальные предприятия, контролируемые акиматом города, и как сделать, чтобы таких финансовых аутсайдеров было меньше, как и их убытков, не был праздным даже в "тучные" годы высоких цен на нефть. А уж в нынешние "тощие" времена власти Алматы, получившие солидное пополнение в лице молодых образованных технократов, просто обязаны перейти на новые, качественно иные схемы управления государственным сектором городской экономики и реализовать их на практике.

Из приведенных выше данных вполне очевидно следует, что разветвленное городское хозяйство нуждается не только в консолидации финансовых потоков, проходящих через массу юридических лиц с участием акимата, но и в высококвалифицированном управлении ими на современном уровне. В первую очередь речь идет о надлежащем риск-менеджменте с учетом внеш­них и внутренних рисков, включая низкие цены на нефть, переход к свободному плаванию курса обменного курса тенге и другие факторы. Понятно, что такую роскошь не могут позволить себе даже крупнейшие коммунальные предприятия, не говоря уже о более мелких организациях.

Вполне очевидно и то, что с такой деятельностью не в силах справиться и сам город­ской акимат с его структурными подразделениями - управлениями экономики и бюджетного планирования, а также финансов, курирует которые зам. акима Асель Жунусова. Как выход напрашивается создание либо новой акиматовской "дочки" для такой работы, передача этих функций на аутсорсинг отечественному бизнесу, либо привлечение стратегического инвестора из-за рубежа. Естественно, в рамках концепции гражданского бюджета консолидированная оперативная информация по финансам коммунальных организаций должна быть доступна и общественности.

С учетом того, что наибольшие убытки генерируют организации инфраструктурной сферы, городскому акимату необходимо перестроить систему управления ею в сторону большей консолидации. Сейчас же она вертикально разобщена, начиная с уровня заместителей акимов и далее по управлениям акимата, имеющим статус коммунального государственного учреждения (КГУ), то есть самостоятельного юридического лица. При этом к транспортной сфере в структуре акимата относятся два управления - автомобильных дорог и пассажирского транспорта.

Между тем на территории Алматы интенсивно функционируют и развиваются грузовой автомобильный, железнодорожный и авиационный транспорт. Появились на городских дорогах и электромобили, требующие создания своей инфраструктуры для зарядки. Очевидно, что и здесь необходимы кардинальные новшества в части консолидированного управления транспортной сферой мегаполиса. В качестве одного из наиболее извест­ных примеров такого подхода сошлемся на опыт публичной корпорации Transport of London (TfL), управляющей транспортной системой британской столицы и отвечающей за содержание ее главных магистралей. Кроме того, TfL управляет взиманием платы за въезд в центр Лондона, лицензирует такси, организует систему перевозок инвалидов специальными микроавтобусами.

Поскольку в ведении TfL находится разветвленная система рельсового транспорта Лондона - метрополитен, легкое метро и городские электрички, то неудивительно, что эта корпорация начинает претендовать и на маршруты, традиционно обслуживаемые железнодорожными компаниями. Сервис последних вызывает постоянные нарекания "коммьютеров" - британцев, ежедневно приезжающих на работу в мегаполис из других городов. Напомним и о том, что TfL использует единую карту Oyster в своей системе, чего не могут пока добиться в Алматы, где в метрополитене не принимают к оплате карту "Онай".

Радикальные перемены необходимы и в системе управления энергетическим хозяйством города. Дело в том, что соответствующее подразделение акимата Алматы и подведомственные ему ГКП занимаются главным образом традиционными источниками энергии и схемами ее распределения. Перспективы же новой "чистой" энергетики в Положении о КГУ "Управление энергетики и коммунального хозяйства г. Алматы" оговорены лишь одной обтекаемой фразой пункта 38 - "участие в реализации целевых государственных программ по развитию возобновляемых источников энергии". И это в мегаполисе, напрочь лишенном природных энергетических ресурсов, кроме возобновляемых!

Печальным символом политики городских властей в этой сфере остаются дымящие трубы котельных, одна из которых - ТЭЦ-2 - находится в непосредственной близости к объектам предстоящей Универсиады-2017 в Алматы. В качестве современного подхода сошлемся на пример того же Лондона, где десять лет назад при поддержке бизнеса было создано агентство по изменению климата, разрабатывающее проекты по уменьшению эмиссии парниковых газов и повышению эффективности энергетического хозяйства города. А знаменитая угольная электростанция Battersea, остановленная в 1983 году, в итоге превращается теперь в современный жилой комплекс.

В заключение напомним о том, что стратегический курс нашего государства сейчас нацелен на сокращение его доли в экономике до 15% через масштабную приватизацию активов, о чем в очередной раз заявил на днях президент Казахстана, выступая на международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге. Кроме того, в его Плане нации "100 конкретных шагов" говорится о привлечении в приоритетные секторы экономики стратегических "якорных" инвесторов с последующим выводом доли государства в совместных предприятиях на IPO. Властям Алматы здесь предоставляется вполне реальный шанс повысить эффективность городской экономики.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 1 июля 2016 > № 1819374 Тулеген Аскаров


Казахстан. СНГ > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 23 июня 2016 > № 1803036 Тулеген Аскаров

А ведь даже Украина растет!

В минорном тоне завершила минувшую весну отечественная индустрия, что, конечно же, не сулит ничего хорошего и для ВВП страны в этом году, приблизившемся к своему экватору.

Тулеген АСКАРОВ

Согласно выкладкам экспертов Комитета по статистике Министерства национальной экономики, за январь-май по сравнению с тем же периодом прошлого года, то есть в среднегодовом выражении, объем промышленного производства сократился на 2,2%. В годовом исчислении (май к тому же месяцу год назад) спад составил 5,3%, а к апрелю текущего года – 2,5%. При этом ключевым источником негатива выступает горнодобывающая отрасль, где падение составило соответственно 4,3%, 10,8% и 4,4%. В ней за последний месяц весны по сравнению с апрелем добыча нефти сократилась на 1,4%, руд цветных металлов – на 19,8%. Этот «минус» не удалось компенсировать увеличением добычи угля и лигнита на 2,2%, природного газа (2,1%) и железной руды (0,2%).

В электроснабжении, подаче газа, пара и воздушном кондиционировании в среднегодовом выражении объем производства упал на 0,9%, годовом – 1,4%, а в мае к апрелю – на 16,0%, в отрасли по водоснабжению, канализации, контролю над сбором и распределением отходов – соответственно на 5,7%, 5,3% и 31,8%. Как видно из этих данных, последний месяц весны для отечественной индустрии оказался весьма сложным.

А единственным исключением из общего негативного тренда стала обрабатывающая промышленность, где прирост сложился по всем трем методикам исчисления динамики выпуска ее продукции: в среднегодовом выражении – на 0,5%, годовом – 0,7%, а за май по сравнению с апрелем – на 0,6%. При этом «локомотивами» майского роста выступили производства продуктов питания (1,2%), напитков (0,6%), табачных изделий (1,3%), бумаги и бумажной продукции (2,8%), продуктов нефтепереработки (0,5%), химической промышленности (3,2%), основных фармацевтических продуктов (3,5%), черных (17,0%) и основных благородных и цветных (2,5%) металлов, автотранспортных средств, трейлеров и полуприцепов (15,3%). Правда, по ряду позиций и в этой отрасли сложился значительный спад – текстильным изделиям (35,7%), одежде (14,9%), кожаной и относящейся к ней продукции (43,9%), деревянным и пробковым изделиям (30,5%), резиновым и пластмассовым изделиям (10,1%), готовым металлическим изделиям (12,6%), электрическому оборудованию (11,7%), мебели (18,9%).

Среди регионов страны наибольший спад объема промышленного производства в мае по сравнению с апрелем статистики зарегистрировали в Акмолинской (21,6%) и Западно-Казахстанской (10,9%) областях наряду с Алматы (12,4%). Лидером же по темпам увеличения выпуска продукции оказалась Алматинская область с впечатляющими 33,4%. При подсчетах динамики в годовом выражении абсолютными аутсайдерами статистики определили Алматы со спадом на 21,7% и Западно-Казахстанскую область (25,8%), а наиболее высокие темпы прироста показала Восточно-Казахстанская область – 7,9%. И, наконец, в среднегодовом выражении лидером по положительной динамике промышленного производства стала Акмолинская область с приростом на 9,3%, а наибольший спад сложился на Костанайщине – 15,7%.

Если же обратиться к данным Статкомитета СНГ, то из них выясняется, что наша страна, увы, находится здесь в группе аутсайдеров. При общем снижении объема промышленного производства по Содружеству на 0,2% за январь-апрель в среднегодовом выражении у Казахстана сложился спад на 1,4%, Азербайджана – 1,1%, Беларуси – 2,5%, России – 0,1%, тогда как Кыргызстан оказался главным аутсайдером с обвалом на 26,9%. А прирост показали Таджикистан (10,8%), Армения (10,0%), Узбекистан (7,0%), Молдова (1,1%) и, что самое удивительное, Украина (3,7%).

Казахстан. СНГ > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 23 июня 2016 > № 1803036 Тулеген Аскаров


Казахстан. Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 23 июня 2016 > № 1803034 Тулеген Аскаров

Форум к форуму тянется…

В нынешние времена всеобщей напряженности, когда дела в мировой политике и экономике, как говорится, поют романсы, уже сам вид руководителей государств и правительств, цивилизованно обсуждающих глобальные и региональные проблемы на площадках высокого уровня вместе с экспертами и предпринимателями, не может не производить успокаивающее воздействие на простых людей.

Тулеген АСКАРОВ

Питер удивил, и не раз

В этом смысле нельзя не согласиться с замечанием главы нашего государства, сделанным на прошлой неделе в Санкт-Петербурге по итогам прошедшего там международного экономического форума (ПМЭФ), о том, что такие встречи играют важную роль, ибо «предоставляют возможность вести диалог, узнавать о том, что происходит в мире и какие существуют возможности для бизнеса». Президент Казахстана также напомнил, что подобные форумы, включая и Астанинский экономический, «помогают вызвать доверие и интерес к Казахстану, который, в свою очередь, приводит в нашу страну инвестиции».

Ведь как было заявлено им на брифинге по итогам ПМЭФ, на полях этого мероприятия прошли встречи с лидерами российского бизнеса, руководителями крупнейших государственных корпораций и частных компаний нашего северного соседа. Портфель планируемых проектов составляет до $25 млрд, в том числе $6-7 млрд приходится на малый и средний бизнес. А в начале октября уже в нашей стране пройдет очередной казахстанско-российский форум межрегионального сотрудничества, где предстоит оформить в конкретные договоренности начавшиеся переговоры. Кроме того, с президентом в Санкт-Петербурге встретились руководители ведущих компаний мира – дубайской «DP World», управляющей 40 морскими портами в мире, и американской «ExxonMobil», участвующей в крупнейших нефтяных проектах в Казахстане.

Как и положено, на экономических форумах столь высокого уровня не обходится и без встреч на глобальные политические темы. Глава нашего государства рассказал о переговорах с Генеральным секретарем ООН Пан Ги Муном, посвященных текущей ситуации в мире и перспективам дальнейшего развития сотрудничества Казахстана с этой организацией. А в ходе переговоров с российским президентом Владимиром Путиным обсуждались вопросы повестки дня саммита глав государств – членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Ташкенте.

И уж если продолжать глобальную тематику, то стоит отметить и заявление президента Казахстана на пленарном заседании ПМЭФ о том, что высокая динамика мировой экономики ставит вопрос об интеграции интеграций, включая сопряжение экономических пространств Европейского союза и Евразийского экономического союза. А поскольку в ПМЭФ участвовали не только руководители ведущих компаний Старого Света, но и глава Европейской комиссии Жан-Клод Юнкер, то вполне понятна надежда официальной Астаны на то, что есть хороший шанс на приближение начала прямого диалога между ЕС и ЕАЭС. Другое направление – формирование общих точек роста между ЕАЭС и «экономическим поясом Нового Шелкового пути», а также тесное взаимодействие с АСЕАН.

Кстати, о Старом Свете, с которым у России сейчас неважные отношения в результате обмена взаимными санкциями. Сюрпризом на ПМЭФ стало заявление экс-президента Франции Николя Саркози о его предложении во время приватной встречи с г-ном Путиным первым сделать шаг навстречу в этом противостоянии, отменив свои санкции против Запада, дабы затем европейцы отменили свои. По логике г-на Саркози, «самый сильный должен протянуть руку первым» и эту роль он отводит хозяину Кремля. Другой французский представитель – бывший министр иностранных дел Убер Ведрин – удивил тем, что отодвинул проблему Крыма на второй план, сочтя более важными урегулирование в Донбассе и войну с радикальными исламистами в Сирии.

Жан-Клод Юнкер признал, что приехал на ПМЭФ для наведения мостов и продолжения переговоров с российским лидером, призвав восстанавливать досанкционный уровень доверия между Москвой и ЕС даже в нынешних условиях.

Сюрприз преподнес и г-н Путин, заявивший на ПМЭФ, что считает США единственной супердержавой в мире сегодня и воспринимает это как реальность. Более того, он подчеркнул, что «миру нужна такая мощная страна, как США. И нам нужна». А Россия, с его слов, на роль супердержавы не претендует, ибо это и дорого, «и ни к чему». Не обошел он и тему развития интеграционных процессов, заявив о том, что ЕАЭС может стать одним из центров формирования более широкого интеграционного контура – большого Евразийского партнерства, включающего также Китай, Индию, Пакистан, Иран, страны СНГ и другие заинтересованные государства и объединения. Г-н Путин также заметил, что «Европа обладает громадным потенциалом, и ставка лишь на одно региональное объединение явно сужает ее возможности», пригласив европейцев к участию в проекте большого евразийского партнерства. И, как выяснилось с его слов, казахстанская инициатива о проведении консультаций между ЕАЭС и ЕС обсуждалась на встрече с г-ном Юнкером.

Город хлебный закрывается от соседей

И едва лишь завершилось обсуждение важнейших итогов ПМЭФ, как в канун выхода этого номера «ДК» уже начался другой форум высокого уровня – упомянутый уже саммит ШОС в Ташкенте. Столица Узбекистана принимает высоких гостей, так как сейчас эта страна председательствует в ШОС. Помимо руководителей стран-участниц этой организации в Ташкент прибыли также высшие должностные лица государств-наблюдателей наряду с президентом Туркмении, приглашенным в качестве гостя Узбекистана. Международные организации представляют посланцы ООН, СНГ, ОДКБ, АСЕАН и СВМДА. В преддверии саммита встретились министры культуры стран-членов ШОС, а в его рамках прошли заседания Правления Делового совета и Совета Межбанковского объединения ШОС.

Одной из главных интриг форума является запущенная в прошлом году процедура приема в организацию Индии и Пакистана, имеющих статус наблюдателей. Другая интрига саммита – предложение Китая по укреплению сотрудничества ШОС с Турцией, имеющей статус партнера по диалогу с этой организацией.

Генеральный секретарь ШОС Рашид Алимов в канун саммита заявил СМИ, что Ташкентский саммит определит новый вектор развития ШОС. Конкретное описание этого вектора содержится в двух главных итоговых документах саммита – Ташкентской декларации 15-летия ШОС и плане действий на 2016-2020 годы по основным направлениям взаимодействия в области политики, безопасности, экономической, культурно-гуманитарной, информационной и международной сферах.

Увы, в интересах безопасности участников саммита его хозяевам приходится перестраховываться. К примеру, на казахстанско-узбекской границе с 15 по 25 июня ограничен режим пропуска в связи с проведением саммита. Приостановлен также пропуск граждан, транспорта и грузов из Киргизии, Таджикистана и Туркмении. В связи с возможными изменениями времени прилетов и вылетов международных авиарейсов из аэропортов Узбекистана, временными ограничениями на отдельных пограничных переходах с соседними странами иностранцев не будут наказывать за визовые нарушения на время саммита. С одной стороны, понятно желание Ташкента обеспечить спокойствие своим высоким гостям, с другой – хотелось бы все же, чтобы такие саммиты не были абсолютно закрытыми от своего и соседних народов, а напротив, давали бы возможность лидерам стран ШОС общаться с простыми людьми.

Мир – хижинам, мудрости – лидерам

Впрочем, как известно, сегодня безопасность – это главное условие не только для саммитов, но и для повседневной жизни простых людей. Ветераны редакции «ДК» с удивлением вспоминают по этому поводу о необыкновенном чувстве безопасности и свободы во время зарубежных поездок в «лихие» 90-е годы прошлого столетия. Тогда международные времена были на удивление спокойными, в аэропортах и на бортах авиалайнеров пассажиры чувствовали себя вольготно, а из трагических событий того времени вспоминаются теперь разве что гибель британской принцессы Дианы в автокатастрофе в Париже.

Сегодня, увы, времена иные. И тон обеспокоенности простых людей задает зачастую воинственная риторика лидеров ряда стран и их политиков, всевозможные санкции, которые через СМИ проецируются на общество, вызывая ответную агрессивную реакцию. Последний пример тому – трагическая гибель депутата британского парламента Джо Кокс, убитой в своей приемной. Она активно агитировала за то, чтобы ее избиратели голосовали за сохранение членства Британии в Европейском союзе. Убийца же – местный житель – по показаниям очевидцев, в момент преступления кричал «Британия – прежде всего!», и был, по всей видимости, сторонником выхода этой страны из ЕС. И таких печальных примеров можно привести немало даже за последние несколько лет. В итоге страдают простые люди, ухудшаются или разрываются полностью экономические и гуманитарные отношения, пустеют курорты и отели во многих странах, снижается уровень жизни населения.

Политическая мудрость лидеров – залог покоя для простых людей, как и умение политиков разрешать проблемы и конфликты дипломатическими методами, а не силой оружия, а также тщательно выбирать слова и формулировки. Форумы в этом смысле, хотя и обходятся налогоплательщикам недешево, весьма полезны. Кстати, уже известно и дальнейшее расписание. Казахстанский лидер рассказал на брифинге в Санкт-Петербурге, что встретится с российским визави в этом году не только в Ташкенте, но и в Китае, где пройдет встреча лидеров группы «G20», и в Казахстане на уже упомянутом межрегиональном экономическом форуме. Российский президент из Ташкента направится в Пекин, где его ждут с государственным визитом и целым пакетом новых договоренностей и контрактов. Г-н Путин также заявил на ПМЭФ, что планирует дать официальный старт вместе с Китаем переговорам о создании всеобъемлющего торгово-экономического партнерства в Евразии с участием этой страны и ЕАЭС. А потом масштабный проект создания «большой Евразии» будет обсуждаться и на Восточном экономическом форуме в начале сентября во Владивостоке.

В заключение хотелось бы вновь вернуться к ПМЭФ, точнее, к заявлению президента Казахстана в Санкт-Петербурге о том, что «должен быть абсолютный приоритет экономического прагматизма над любыми проявлениями политической конъюнктуры. Ситуация, когда экономику хотят сделать падчерицей политики, региональных и глобальных амбиций, на мой взгляд, противоестественна в XXI веке». Оно и верно – ведь всем так хочется жить в мире, спокойно торговать и путешествовать по свету, заводить новых друзей и знакомых, не беспокоясь о том, что сейчас прилетит ракета с дрона или корабля и упадет бомба со штурмовика.

Казахстан. Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 23 июня 2016 > № 1803034 Тулеген Аскаров


Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 21 июня 2016 > № 1799347 Тулеген Аскаров

Похоже, 100 шагов не хватает до цели…

Автор: Тулеген Аскаров

Прозвучавшее на днях из уст премьер-министра РК Карима Масимова предупреждение о том, что в сентябре правительство обратится к парламенту за поддержкой по внесению корректив в экономическую политику государства, задало главную летнюю интригу текущего года.

Даже депутаты говорят, что такого у нас не было!

Дело в том, что премьер выступал в парламенте в тот же день, когда в Санкт-Петербурге на международном экономическом форуме свое видение по стратегическим вопросам развития экономики озвучивал глава нашего государства, который ни в Северной Пальмире, ни до этого события о таких планах вроде бы не сообщал. К тому же всего год назад Акорда огласила свой четкий план нации «100 конкретных шагов». По идее, нужно сначала реализовать его, а уж только потом приступать к следующему этапу стратегических перемен.

Однако со слов г-на Масимова следовало, что именно по поручению президента правительство будет рассматривать на заседании совета по экономической политике целый комплекс ее важнейших направлений, включая внешние заимствования, использование средств Национального фонда, использование и управление пенсионными активами ЕНПФ, обязательное медицинское страхование и реформирование банковского сектора. Кстати, о планах кабмина в этой части премьер сообщил депутатам, отвечая на вопрос мажилисмена Омархана Оксикбаева, забившего тревогу по поводу быстрого роста внешнего долга Казахстана и заявившего, что «вместо того, чтобы жить по средствам, мы влезаем в долговую яму».

По подсчетам мажилисмена, в прошлом году на погашение дефицита республиканского бюджета было использовано внешних займов более чем на 1,1 трлн. тенге - в девять раз больше, чем в 2013-м. Порядка 16% затрат республиканского бюджета осуществляется за счет бюджетных займов. Кроме того, в прошлом году установленный законом правительственный долг был превышен на 465 млрд. тенге, что привело к образованию свободного остатка бюджетных средств в размере 264 млрд. тенге.

«Такого в истории независимого Казахстана не было», - констатировал депутат, добавивший также к этой грустной картине информацию о том, что на текущий год правительство заняло за рубежом $2 млрд. на покрытие дефицита республиканского бюджета.

Прозвучал из депутатских рядов и вопрос к премьер-министру о состоянии денег Национального фонда – «подушки безопасности» нашей экономики и о том, на сколько лет хватит его накоплений. Согласно подсчетам Екатерины Никитинской, удельный вес трансфертов из Нацфонда в доходной части бюджета вырос с 29,8% в 2011 году до 43% в прошлом. Это означает, что правительство фактически проедает деньги, изначально предназначенные будущим поколениям казахстанцев, которым предстоит жить без большой нефти.

В ответ г-н Масимов пояснил, что этот «вопрос справедливый», ибо «возникает как у внешних наших аудиторов, у международной финансовой общественности, так и внутри страны». Он также пообещал, что помимо темы эффективности работы Нацфонда и других проблем, о которых говорилось выше, правительство намерено также разработать предложения по реформированию бюджетной и налоговой сфер наряду с более эффективным использованием государственных средств.

В принципе, можно было подумать, что премьерский политес является дежурным и ни к чему не обязывающим кабмин впоследствии, если бы не неожиданное резюме г-на Масимова по этому поводу: «… Хотелось бы получить вашу реакцию и совет, поскольку сокращение государственных расходов в силу высокой государственной доли в нашей экономике сразу же влияет на развитие деловой активности и на повышение темпов роста экономики. Это вопрос серьезный, требует взвешенного комплексного подхода и консультации с депутатами парламента»!

К тому же накануне, выступая на съезде Национальной палаты предпринимателей «Атамекен», премьер призвал и отечественный бизнес обдумать предложения правительства по долгосрочному развитию Казахстана и внести в них свои коррективы. Речь в этом его выступлении шла о вопросах занятости и повышения производительности труда, прежде всего в сельском хозяйстве (оно, по мнению г-на Масимова, представляет собой «направление, которое практически беспроигрышно для нашей страны»), мобильности трудовых ресурсов. А также о высоком уровне импорта товаров первой необходимости из соседних стран и о необходимости повышения привлекательности инвестиций в сырьевой сектор экономики.

Выяснилось, что в правительстве обсуждались три новых глобальных тренда, способные изменить многое в существующем раскладе дел, - падение стоимости электроэнергии от возобновляемых источников, как минимум, до уровня стоимости ее получения от углеводороводов, появление батарей, основанных на новых технологиях и способных сделать дома независимыми, отказ от автомобилей с двигателями внутреннего сгорания в пользу электроавтомобилей.

У МВФ просили год

После этого стало понятно, что власти Казахстана и впрямь оказались в весьма сложной ситуации в части государственного управления экономикой, вследствие чего к осени от них можно ждать новых радикальных предложений, выходящих за рамки плана «100 конкретных шагов». Действительно, данные официальной статистики об итогах развития экономики страны за январь-май, то есть практически за первое полугодие, весьма неутешительны. Краткосрочный экономический индикатор по сравнению с тем же периодом прошлого года составил 99%, что вполне ясно указывает на продолжающееся движение к рецессии.

Объем промышленного производства сократился на 2,2%, в том числе в горнодобывающей промышленности и разработке карьеров - на 4,3%, в электроснабжении, подаче газа, пара и воздушном кондиционировании - 1,9%, в водоснабжении, канализационной системе, контроле над сбором и распределением отходов - 5,7%. В связи спад составил 4,6%, в торговле – 5,1%, в том числе в оптовой – 6,9%, розничной – 1,3%. Внешнеторговый оборот, по данным за январь-апрель, снизился на 29,8%, в том числе экспорт – на 31,2%, импорт - 27,7%. Инфляция в годовом выражении поднялась в мае до 16,7% с 13,6% по итогам прошлого года вопреки заверениям руководства Нацбанка об ее затухающем характере. Реальные денежные доходы, по оценкам статистиков, снизились в апреле на 6%.

Весьма пессимистичны и оценки аналитиков международных рейтинговых агентств. Так, в агентстве «Fitch Ratings», которое в начале мая понизило суверенный рейтинг Казахстана, указывают на расширение бюджетного дефицита до 5% в прошлом году по сравнению с профицитом в 3,5% в предыдущее пятилетие, что вызвано инвестициями в инфраструктуру из Нацфонда и поддержкой госкомпаний, испытывавших трудности.

Констатируется и быстрый рост государственного долга из-за увеличения внешних займов и девальвации тенге – с 13,9% к ВВП в 2014 году до 22,1% в прошлом. Весьма туманны перспективы перехода к инфляционному таргетированию по причине высокого уровня долларизации и невысокой долгосрочной ликвидности в тенге. Доверие к отечественной финансовой системе и национальной валюте остается ограниченным.

Неутешительны и прогнозы «Fitch Ratings» на ближайшее будущее. В агентстве ожидают сокращения ВВП нашей страны в этом году на 1% при том, что у государств этой же рейтинговой категории «ВВВ» медианное значение составляет прирост на 3,3%. Снижение реальной заработной платы и резкое падение долларовых доходов неминуемо влекут сокращение потребительских расходов на фоне падения ВВП на душу населения с $14 828 в 2013 году до $7 102 в нынешнем. Неблагоприятным рейтинговым фактором по-прежнему остается банковский сектор страны.

Напомним читателям и о недавнем эпохальном визите в Казахстан главы Международного валютного фонда Кристин Лагард, настоятельно советовавшей официальной Астане переходить к «добродетельному кругу» мер государственной политики в экономической сфере. Они включают укрепление макроэкономических основ, модернизацию денежно-кредитной и налогово-бюджетной политик, развитие более эффективных и прозрачных институтов, открытой и интегрированной экономики, охват экономической жизнью более широких слоев населения, в первую очередь женщин и молодежи.

В социальных сетях информированные пользователи иронично напомнили в этой связи о том, что в 2001 году казахстанские власти решительно указали на дверь МВФ, выплатив досрочно все долги этой организации и фактически дав понять ей, что не нуждаются отныне в экспертной поддержке в части масштабного реформирования экономики. Теперь же г-жа Лагард прибыла в Астану на фоне сообщений о том, что условия экстренных займов от МВФ обсуждают власти Таджикистана и Азербайджана. А ее предложения по переходу к «добродетельной» политике, по мнению экспертов, больше напоминают перечень условий для предоставления такого займа и Казахстану.

Кстати, на совместной пресс-конференции с главой МВФ г-н Масимов отметил активные дискуссии, ведущиеся в Казахстане по вопросам экономической и денежно-кредитной политики, включая новый Налоговый кодекс и модернизацию Бюджетного кодекса. Он же заявил тогда о намерении провести необходимые консультации с МВФ и другими международными финансовыми организациями в течение примерно года, после чего уже выходить на принятие соответствующих законодательных актов. Но, по всей видимости, в последнее время появились новые неотложные обстоятельства, потребовавшие от властей Казахстана значительно ускорить темпы разработки новой программы масштабных реформ в экономике.

Мы в проигрыше при любом раскладе?

Одним из новых негативных факторов, безусловно, стала безопасность иностранных инвесторов после недавних драматических событий в Актобе, которые показали слабую готовность правоохранительных органов к борьбе с даже плохо вооруженными экстремистами и отсутствие должной координации между силовиками. Эти события вызвали заметный резонанс за рубежом и в ведущих иностранных СМИ, не говоря уже о вполне ясном заявлении г-на Масимова на заседании правительства и поручениях, данных им соответствующим министерствам.

Другим фактором, явно указывающим на разбалансировку механизмов управления государственными финансами, стало неожиданное появление в бюджете суммы в 240 млрд. тенге, образовавшейся за счет экономии средств. Об этом стало известно на совещании в Акорде, прошедшем 14 июня под председательством главы государства. Между тем во время принятия парламентом соответствующих поправок в бюджет в марте текущего года правительство всячески обосновывало необходимость сокращения расходов и таких сюрпризов не обещало.

Напомним, что ныне действующая версия бюджета опирается на курс доллара в 360 тенге и цену нефти в $30 за баррель наряду с 15%-ным снижением котировок на металлы, экспортируемые из Казахстана. Реальные же значения этих параметров значительно отличаются в лучшую сторону, что, скорее всего, повлекло за собой перекосы в исполнении бюджета, задуманного как антикризисный.

Далее, вполне очевидным стало, что государство не лучшим образом управляет не только бюджетом и Нацфондом, но и пенсионными накоплениями, которые по определению являются частной собственностью казахстанцев. Это вызывает растущее недовольство населения и острую критику со стороны экспертного сообщества. Г-н Масимов, выступая на съезде НПП, был вынужден признать: «Я лично считаю, что рыночное использование – оно всегда лучше, чем какое-то административное. К сожалению, мы сейчас делаем это административно, хотя это не наши деньги – это деньги вкладчиков, то есть это деньги наших пенсионеров».

Однако наиболее весомым и непредсказуемым фактором, с нашей точки зрения, все же выступает Россия, с которой Казахстан тесно связан в рамках Евразийского экономического союза. Вполне очевидно, что российская экономика сумела вынести двойное бремя падения цен на нефть и западных санкций, проявив в очередной раз способность быстро адаптироваться к новым условиям. Более того, на прошедшем в Санкт-Петербурге международном экономическом форуме российский президент Владимир Путин заявил о конце экономического спада в стране и создании базовых условий для выхода на траекторию роста.

Разработкой новой модели развития экономики России на новом этапе занимаются сразу три группы высококвалифицированных экспертов – Минэкономразвития, Столыпинского клуба и Центра стратегических разработок. В принципе, они сходятся в одном: России необходимы высокие темпы развития, так как в противном случае эта страна потеряет не только свою долю в мировой экономике, но и конкурентоспособность наряду с дальнейшим падением уровня жизни населения. Кроме того, г-н Путин объявил о создании Совета при президенте РФ по стратегическому развитию и приоритетным проектам – он будет работать над повесткой следующего политического цикла в России.

Но, как ни странно, Казахстан окажется в незавидной роли в обоих сценариях для экономического будущего России. Какие перипетии повлекли у нас кризисные явления в экономике северного соседа и обмен санкциями с Западом, известно всем, поэтому ничего хорошего вариант дальнейшего ослабления России нам не сулит. Однако и быстрый подъем российской экономики, включая значительное укрепление рубля, чреват весьма значительными потрясениями для Казахстана.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > camonitor.com, 21 июня 2016 > № 1799347 Тулеген Аскаров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter