Всего новостей: 2526611, выбрано 4 за 0.094 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Костин Андрей в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыФинансы, банкиСМИ, ИТЛеспромвсе
Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > bfm.ru, 29 июня 2017 > № 2471764 Андрей Костин

Костин о рубле, ОФЗ и санкциях для банков: главное

Президент — председатель правления ВТБ не видит оснований для пересмотра российских рейтингов. Также он высказался об опции, позволяющей Минфину ограничить участие американских компаний в рынке госдолга России

В Лондоне впервые за три года проходит инвестиционная конференция компании «ВТБ Капитал». Президент — председатель правления ВТБ Андрей Костин дал интервью главному редактору Business FM Илье Копелевичу. Каковы основные тезисы?

Про рубль

«Я уже неоднократно так шутил — лучше погоду предсказывать на любом канале или на радио, хотя тоже ошибаются часто, но не настолько, видимо, больно для населения. Могу только сказать одно: я не работаю предсказателем и не люблю предсказывать курс, но у нас есть аналитики, одни из лучших, я считаю, в стране; аналитики «ВТБ Капитал» предусматривают, что не будет резкого колебания курса. Их прогноз — рубль может к концу года ослабнуть не более чем на 5%, примерно в этих пределах. Поэтому я думаю, что не стоит ожидать резких скачков, и это, конечно, очень хорошо».

Про рейтинги

«Вообще оснований для этого особых нет, потому что экономическая ситуация в России улучшается, улучшаются все макроэкономические показатели. В стране наметился экономический рост. Компании чувствуют себя лучше, банки тоже. Вы знаете, прибыль банков растет, и в этом году она будет еще выше, чем в прошлом. Прогнозы — 1,1-1,3 трлн рублей. Посмотрим, это во многом тоже зависит от того, насколько политизированными будут решения рейтинговых агентств. Они, в общем-то, порой этим тоже злоупотребляли и подвергались определенному, хоть и неформальному давлению. Поэтому посмотрим. Я пока оснований для этого не вижу, честно говоря».

Про ОФЗ и санкции против банков

— Никакого практического применения. Это такая, может быть, чисто символическая мера, на мой взгляд. Наверное, одно из последствий, которые это может иметь, — кодификация самих этих мер, которые сейчас находятся в форме распоряжений президента, а будут уже в виде законодательных актов, которые, как мы прекрасно знаем, исторически могут потом очень долго существовать. Посмотрим. Я все-таки надеюсь, что какой-то разум возобладает, и администрация свое слово тоже скажет. Ведь санкции касались двух основных аспектов. Первое — привлечение иностранного финансирования в виде займов, и здесь мы в достаточной степени компенсировали это внутренними источниками, это средства населения, средства наших компаний. Вы, наверное, знаете, что сегодня вообще вопрос ликвидности в российском банковском секторе не стоит. Сегодня банки достаточно ликвидны, сегодня проблема, скорее, со стороны спроса, а не предложения. Кредитный портфель растет последний период — 2016 год, начало 2017-го — не так, как хотелось бы, или даже сокращение имелось. Не потому, что не было денег, а потому, что не было спроса со стороны компаний, у них сократилась инвестиционная деятельность. Поэтому здесь я вообще проблемы на сегодня не вижу, в том числе и по валюте, в том числе и по долларам, по которым нас ограничили, по евро тоже в виде санкций. А что касается вопросов включения капитала, конечно, выход на новые рынки, с новым капиталом — здесь проблема существует, но, я думаю, ее надо решать за счет повышения эффективности своей работы.

— Текст этого законопроекта рынок уже изучил. Там есть опция, которая позволяет Минфину — при определенных политических обстоятельствах требует от него это сделать — опция не запретить, а фактически ограничить участие американских компаний, а косвенно и всех тех, которые ведут расчеты в долларах, в рынке государственного долга. Это и евробонды, и ОФЗ.

— Мы с этим сталкивались раньше, в период перового размещения. Мы прекрасно знаем, что были и звонки инвесторам, и всякого рода предупреждения. Тогда еще Минфин США предупреждал, что это не входит пока в санкции, но смотрите, а вдруг в дальнейшем это будет, у вас будут проблемы... Неофициальное давление всегда присутствовало в этом плане. Конечно, разница есть между законодательными решениями и неформальными звонками, но повторяю: постоянно такое давление оказывалось и на Euroclear, и на инвесторов. Особо нового здесь тоже ничего нет.

Илья Копелевич

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > bfm.ru, 29 июня 2017 > № 2471764 Андрей Костин


Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 20 июня 2017 > № 2226339 Андрей Костин

Костин о рубле, ОФЗ и санкциях для банков: главное

Президент — председатель правления ВТБ не видит оснований для пересмотра российских рейтингов. Также он высказался об опции, позволяющей Минфину ограничить участие американских компаний в рынке госдолга России

В Лондоне впервые за три года проходит инвестиционная конференция компании «ВТБ Капитал». Президент — председатель правления ВТБ Андрей Костин дал интервью главному редактору Business FM Илье Копелевичу. Каковы основные тезисы?

Про рубль

«Я уже неоднократно так шутил — лучше погоду предсказывать на любом канале или на радио, хотя тоже ошибаются часто, но не настолько, видимо, больно для населения. Могу только сказать одно: я не работаю предсказателем и не люблю предсказывать курс, но у нас есть аналитики, одни из лучших, я считаю, в стране; аналитики «ВТБ Капитал» предусматривают, что не будет резкого колебания курса. Их прогноз — рубль может к концу года ослабнуть не более чем на 5%, примерно в этих пределах. Поэтому я думаю, что не стоит ожидать резких скачков, и это, конечно, очень хорошо».

Про рейтинги

«Вообще оснований для этого особых нет, потому что экономическая ситуация в России улучшается, улучшаются все макроэкономические показатели. В стране наметился экономический рост. Компании чувствуют себя лучше, банки тоже. Вы знаете, прибыль банков растет, и в этом году она будет еще выше, чем в прошлом. Прогнозы — 1,1-1,3 трлн рублей. Посмотрим, это во многом тоже зависит от того, насколько политизированными будут решения рейтинговых агентств. Они, в общем-то, порой этим тоже злоупотребляли и подвергались определенному, хоть и неформальному давлению. Поэтому посмотрим. Я пока оснований для этого не вижу, честно говоря».

Про ОФЗ и санкции против банков

— Никакого практического применения. Это такая, может быть, чисто символическая мера, на мой взгляд. Наверное, одно из последствий, которые это может иметь, — кодификация самих этих мер, которые сейчас находятся в форме распоряжений президента, а будут уже в виде законодательных актов, которые, как мы прекрасно знаем, исторически могут потом очень долго существовать. Посмотрим. Я все-таки надеюсь, что какой-то разум возобладает, и администрация свое слово тоже скажет. Ведь санкции касались двух основных аспектов. Первое — привлечение иностранного финансирования в виде займов, и здесь мы в достаточной степени компенсировали это внутренними источниками, это средства населения, средства наших компаний. Вы, наверное, знаете, что сегодня вообще вопрос ликвидности в российском банковском секторе не стоит. Сегодня банки достаточно ликвидны, сегодня проблема, скорее, со стороны спроса, а не предложения. Кредитный портфель растет последний период — 2016 год, начало 2017-го — не так, как хотелось бы, или даже сокращение имелось. Не потому, что не было денег, а потому, что не было спроса со стороны компаний, у них сократилась инвестиционная деятельность. Поэтому здесь я вообще проблемы на сегодня не вижу, в том числе и по валюте, в том числе и по долларам, по которым нас ограничили, по евро тоже в виде санкций. А что касается вопросов включения капитала, конечно, выход на новые рынки, с новым капиталом — здесь проблема существует, но, я думаю, ее надо решать за счет повышения эффективности своей работы.

— Текст этого законопроекта рынок уже изучил. Там есть опция, которая позволяет Минфину — при определенных политических обстоятельствах требует от него это сделать — опция не запретить, а фактически ограничить участие американских компаний, а косвенно и всех тех, которые ведут расчеты в долларах, в рынке государственного долга. Это и евробонды, и ОФЗ.

— Мы с этим сталкивались раньше, в период перового размещения. Мы прекрасно знаем, что были и звонки инвесторам, и всякого рода предупреждения. Тогда еще Минфин США предупреждал, что это не входит пока в санкции, но смотрите, а вдруг в дальнейшем это будет, у вас будут проблемы... Неофициальное давление всегда присутствовало в этом плане. Конечно, разница есть между законодательными решениями и неформальными звонками, но повторяю: постоянно такое давление оказывалось и на Euroclear, и на инвесторов. Особо нового здесь тоже ничего нет.

Полная версия интервью — в эфире Business FM и на сайте BFM.ru.

Россия > Финансы, банки. Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 20 июня 2017 > № 2226339 Андрей Костин


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > premier.gov.ru, 17 февраля 2017 > № 2079510 Игорь Шувалов, Андрей Костин

Брифинг Игоря Шувалова и президента - председателя правления ОАО «Банк ВТБ» Андрея Костина по завершении заседания президиума Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и приоритетным проектам.

Из стенограммы:

И.Шувалов: На заседании президиума Совета при Президенте по стратегическому развитию и приоритетным проектам мы сегодня обсудили тему развития малого и среднего предпринимательства, особенно в части кредитования кредитными организациями Российской Федерации.

Ситуация в банковском секторе в 2016 году складывалась непросто, и первая половина минувшего года была отмечена тем, что кредитный портфель в пользу малых, особенно микропредприятий, сокращался. При этом банки с государственным участием, Сбербанк и ВТБ, говорят и дают нам данные о том, что средние предприятия стали больше получать кредитов и на рынке такие заёмщики ведут себя достаточно активно.

В отношении малых форм предпринимательства действительно были накоплены сложности. Сбербанку пришлось представить новый продукт, для того чтобы работать с такими заёмщиками, и во второй половине 2016 года ситуация изменилась. Сейчас кредитный портфель растёт, но, как отмечали выступающие, в общей методологии мы, конечно, рассматриваем портфель средних предпринимателей, малых и микропредприятий, не разделяя их. Мы должны сейчас в первую очередь сконцентрироваться на том, чтобы кредиты были более доступны для малых предпринимателей. Нас заботит микрофинансирование. Надеюсь, что при помощи банков с государственным участием и региональных банков, которые заинтересованы в малых предпринимателях, мы сможем в течение 2017 года добиться реального увеличения кредитного портфеля. Видим большой интерес со стороны региональных банков к этой форме работы с предпринимателями. При этом они запрашивают некоторые изменения, которые должно обеспечить Правительство. Что это за изменения? Гарантии, которые выдаёт корпорация по развитию малого и среднего предпринимательства, достаточно сложно реализовать. Сложилась практика, когда, корпорация, прежде чем выдать необходимое покрытие по такой гарантии, обращается в суд, для того чтобы суд принял решение, стоит ли рассматривать данный случай как гарантийный и направлять деньги в счёт невыполненного обязательства.

Сегодня мы подробно это обсудили и договорились, что порядок будет изменён. Либо мы проведём соответствующую работу со Счётной палатой и Генеральной прокуратурой, чтобы придать нормальный характер такой гарантии, чтобы она, безусловно, была реализована. Считаем, что мы должны в ближайшие недели такую работу наладить.

Мы обсудили, как работает так называемая программа по 6,5%. Это наша совместная программа с Банком России. Председатель банка подробно рассказала, какие проекты финансируются за счёт этой программы. Очень удачная программа, но в основном она носила антикризисный характер. Договорились, что Банк России будет мягко на рынке эту программу сворачивать, но без ущерба для кредитования в пользу малых и средних предпринимателей.

Был запрос на то, чтобы изменить норму Гражданского кодекса об институте факторинга, поскольку мы факторинг можем применять в настоящий момент, если использовались только тендерные процедуры. Но в большей части такие процедуры не используются, факторинг неприменим для того, чтобы заложить такие финансовые права. Мы считаем, что это упущение, и будем работать и с правовым сообществом, и с Министерством юстиции, чтобы сделать механизм реально работающим, когда компании являются участниками тендерных процедур по 44-му и 223-му законам, то есть это закупки у государственных агентов и компаний с государственным участием.

Кстати, таких закупок за прошлый год было в пользу субъектов малого предпринимательства около 1,5 трлн, то есть это большой ресурс.

И мы договорились, что на базе МСП Банка (он входит в корпорацию малого и среднего предпринимательства) будет создан специальный центр компетенций, который будет устанавливать определённую рамку, стандарты, и эти стандарты продвигать на рынки: как лучше работать с субъектами малого предпринимательства, по каким критериям предоставлять им кредит. Будем эту работу продвигать.

Также хочу сказать про один проект, который совсем недавно был реализован в Республике Татарстан. Это совместный проект Google и Сбербанка по обучению субъектов малого предпринимательства умению развивать свой бизнес. Мы в течение 2017 года будем эту работу проводить уже в максимальном количестве субъектов Российской Федерации. Надеюсь, что за два года сможем такие курсы провести по всей территории Российской Федерации.

Что касается других банков, которые захотят подключиться к этому проекту, – мы посмотрим, как это сделать. Очень интересная программа, несколько тысяч человек было в Республике Татарстан обучено. И это совершенно новый продукт: как ощущать себя на рынке конкурентным, в том числе как наилучшим способом получить кредитный ресурс для своего развития.

А.Костин: С IV квартала прошлого года наметилась позитивная тенденция в том, что касается кредитования малого и среднего бизнеса, это во-первых. Во-вторых, малый и средний бизнес по своей природе отличаются, поэтому по среднему бизнесу мы не видим больших проблем, во многом это будет зависеть от ситуации в целом в экономике, на рынке.

Что касается малого бизнеса, особенно микробизнеса, то требуются дополнительные меры. Сегодня они обсуждались. Те программы, которые Правительство осуществляет, серьёзно помогают банкам в развитии кредитования этой категории. Группа ВТБ наиболее активна в том, что касается работы по программе «Шесть с половиной». В прошлом году мы выдали кредитов порядка 30 млрд, использовали весь свой лимит. Программа действует, на наш взгляд, успешно, более чем в 10 регионах выдавались кредиты. Мы намерены дальше её продолжить, работая с фондом и банком малого и среднего предпринимательства. В целом могу отметить, что кредитные ставки, по крайней мере по группе предприятий малого и среднего бизнеса, снизились за последние годы в среднем на 3%. Сегодня по среднему бизнесу это 13%, по малому – 14,4%. Мы надеемся, что и дальнейшее снижение ключевой ставки Центрального банка, снижение рисков позволят и дальше снижать процентные ставки для этой категории заёмщиков.

Ещё одна из тем, которая обсуждалась на совещании у премьера, – это повышение транспарентности сделок и клиентов малого и среднего бизнеса. Можно даже подумать о создании некоего кредитного бюро либо другого способа обмена информацией, который помогал бы банкам лучше узнать своего клиента, лучше оценивать риски при выдаче таких кредитов. Такая работа тоже нуждается в своём развитии.

Гарантии – тема актуальная. Правительство готово содействовать тому, чтобы гарантии носили безусловный, безотзывный характер, что облегчит банкам работу в этой сфере.

Эти моменты в рамках сегодняшнего совещания касаются работы с малым и средним бизнесом. Ещё раз хотел бы подчеркнуть, что у этих категорий довольно разные проблемы. Средний бизнес намного устойчивее, ему намного легче получать кредитование, чем предприятиям малого.

Вопрос: Малый бизнес выступал за расширение программы, чтобы была большая доля кредитования малого и среднего бизнеса…

А.Костин: Мы тоже хотели бы расширения, но Центральный банк этого не хочет. Центральный банк вообще считает – особенно это касается крупных банков, таких как ВТБ, Сберегательный банк, что мы можем вполне выйти в рыночное поле здесь, а такая программа больше должна сконцентрироваться на работе небольших региональных банков. Но пока мы не видим каких-то изменений, конкретных планов по изменению существующего порядка. И вряд ли можно рассчитывать, допустим, такому банку, как ВТБ, на расширение этой программы в том, что касается наших лимитов, хотя мы готовы были бы это сделать.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > premier.gov.ru, 17 февраля 2017 > № 2079510 Игорь Шувалов, Андрей Костин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 17 июня 2016 > № 1793696 Андрей Костин

Андрей Костин: «Зачем мы здесь так паримся, работаем столько, если через 30 млрд лет превратимся в микрочастицу?»

Ирина Мокроусова

заместитель главного редактора Forbes

«Тему «Реглобализация: отход от универсальных правил» предложил я, потому что это одна из двух тем, которые меня в последнее время очень волнуют, мучат, я бы даже сказал, и не дают покоя. Как человек, который в последние 20 лет очень активно посещал международные форумы, я всегда был настроен на то, что в мир идет универсальная глобализация и когда-нибудь мы придем к какому-нибудь единому правительству и точно к какому-нибудь единому регулированию. Европа вся становится интегрированной, есть и другие интеграционные структуры — я сам долгое время принимаю участие в работе АТЭС. Но на нынешнем этапе, мне кажется, происходят очень важные процессы, которые, на мой взгляд, означают, что глобализация из универсального механизма переходит в совершенно другой разряд.

Вторая тема, которая меня очень волнует, — теория большого взрыва. Я прочитал в одной научной книжке, что, оказывается, через 15 млрд лет наша вселенная может перестать расширяться и еще через 15 млрд лет превратится в микрочастицу размером1-21 см. Зачем мы тогда здесь так «паримся», работаем столько, если через 30 млрд лет мы превратимся в микрочастицу? Но есть другая группа ученых, которая говорит, что через 15 млрд лет мы будем расширяться в бесконечность. И тогда понятно, зачем мы все это тут делаем, и будущее, и все наши усилия будут не напрасными, не пропадут. И наши потомки будут здесь собираться и обсуждать какие-то вопросы.

Поэтому я близок ко второй группе ученых, которые дают нам веру в будущее.

Так вот, сейчас идут очень негативные процессы. ВТО сегодня не продвигается. А с другой стороны появляются другие интеграционные объединения, например, то, которое называется трансатлантическим и которое, на мой взгляд, представляет собой попытки одного государства — самого влиятельного — получить если не контроль, то по крайней мере лидирующую роль в этих процессах. И как сказал господин Обама (может, он, конечно, оговорился), США должны писать новые правила мировой работы. Если добавить к этому активную санкционную политику в сфере финансов, то это тоже подрывает основы универсальной системы, финансовой архитектуры, которая выстраивалась последние десятилетия, начиная, в общем-то, с периода после Второй мировой войны.

Что заставили нас сейчас сделать? После того, как мы (не понимаем, правда, почему и как) — были наказаны в виде санкций, мы начали думать об альтернативных способах решения тех или иных финансовых проблем. Мы фактически создали систему внутренних расчетов, своего рода «внутренний SWIFT», свою расчетную кредитную карту — систему «Мир». Мы активно продвигаем расчеты в других валютах, чтобы уйти от доллара. И это все потому, что мы убедились, что существующая так называемая универсальная система, оказывается, подвержена огромным геополитическим рискам, когда по воле одного государства вся эта система может перестать функционировать.

Наши французские коллеги (банк) заплатили €9 млрд за то, что провели какие-то операции, которые, по мнению Соединенных Штатов, были несправедливыми по отношению к Кубе, Ирану. Мы считаем, что это путь, который серьезно подрывает основы глобальной финансовой системы и, к сожалению, на мой взгляд, мы уже не можем рассматривать наше будущее (не знаю, как через 30 млрд лет) как некую универсальную глобальную систему, потому что мы уже напуганы, мы уже понимаем, что риски у нас большие, мы будем стремиться создавать альтернативные системы, не доверять той системе, которая сегодня сложилась. Глобальные системы распадаются, мы приходим к следующему уровню интеграции.

Россия абсолютно адекватно оценивает нынешний мир. Мы не можем развиваться без тесного экономического сотрудничества. Если вы поедете на любое российское предприятие, вы увидите, что оборудование импортировано из Германии, Италии — откуда угодно. Россия никогда не хотела выключить себя из этого процесса. Безусловно, мы настроены на тесное сотрудничество, мы этого хотим. Но я говорю о том, что в отношении нас применяются какие-то вещи, которые заставляют нас искать запасной вариант. Может быть, после выборов в США, может быть, начиная со следующего года, по крайней мере, европейцы пересмотрят свою позицию, и нашим отношениям не будут мешать геополитические факторы».

Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 17 июня 2016 > № 1793696 Андрей Костин


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter