Всего новостей: 2527507, выбрано 2 за 0.012 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Кривошеев Денис в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыЭкологиявсе
Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dn.kz, 22 января 2016 > № 1623265 Денис Кривошеев

Маржа и налоги,

или Почему нельзя доить корову без теленка

Денис КРИВОШЕЕВ

На седьмом Гайдаровском форуме министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев сказал очень важные слова: «Для сырьевых экономик, таких как Россия, период невысоких цен на сырье будет очень длинным. Мне трудно говорить - то ли это низкая стадия глобального сырьевого цикла, то ли просто новая нормальность». Почему эти слова так важны? Еще некоторое время назад правительство России во главе с президентом публично заявляло, что нефть не будет опускаться ниже 80, потому что это невыгодно, и попытавшись перечислить, кому это невыгодно, приходили к выводу, что невыгодно всем, кроме конечного потребителя. Ему-то куда приятнее покупать бензин за 50 тенге за литр, как сейчас в США. По сути, не важно, новая нормальность это или временное дно. Обвал цен показал уязвимость «сырьевых демократий». Даже при таком высоком уровне самообеспечения, как в России, обесценивание главного источника поступления валюты пугает власть. Тот же Улюкаев говорит, что «это очень длительный период и это самый большой риск, который заключается не в ценах на уровне $20 или $15 за баррель, а в том, что низкая стоимость нефти может сохраняться «годы-десятилетия». Практически до момента, когда человечество может полностью отказаться от двигателя внутреннего сгорания. А до этого не так уж и долго. Всего каких-нибудь 30-35 лет. Во всяком случае более десятка развитых стран уже заявили, что именно так видит будущее.

Все это политика. Заявления, мнения, общественные обсуждения, но в нефтяных странах – это отрасль, в которой задействованы десятки тысяч людей как напрямую, так и косвенно. Что будет с ними? Если в той же России такие «горки» отыгрываются налоговым законодательством, то в Казахстане все наоборот. Сегодня как добыча нефти, так и ее переработка убыточны. На декабрь цена на газовый конденсат, как и на нефть, упала без малого на сорок процентов. Запаса прочности у владельцев в лучшем случае на пару месяцев, а что потом? А потом, как и в США, месторождения будут консервироваться, а предприятия по переработке встанут. И это совсем не апокалиптический сценарий. Это вполне себе реальное будущее.

Буквально недавно на пресс-конференции министр энергетики Казахстана Владимир Школьник пообещал перемены в отрасли. Говорилось, что в области налогообложения. Он как профильный министр прекрасно понимает вызовы конца нефтяного века. В частности, Школьник посетовал, что на мировом рынке очень низкая цена на мазут около 120 долларов за тонну. При этом транспортировка до потребителя сравнима с ценой. А у нас - перепроизводство. Спроса нет, предложение на рынке огромное. Нужно пересматривать отношения между государством и отраслью. Все очень просто – нефтедобывающий и нефтеперерабатывающий бизнес в моменты кризиса не является источником сверхдоходов государства, а превращается в обычный бизнес, где чем сильнее кризис и ниже цена на конечный продукт, тем ниже маржа. Так что налоговые ставки и прочие отчисления государству не должны быть фиксированными, нужна динамичность. Очевидно, что Министерство энергетики ведет переговоры с коллегами в Министерстве национальной экономики, обсуждая уменьшение таможенной пошлины на тот же мазут. Школьник надеется, что решение будет принято в ближайшее время, а значит, не встанут нефтеперерабатывающее заводы.

Министерство энергетики и Министерство национальной экономики собираются предложить меры и по поддержке нефтедобывающих компаний. В частности, речь идет о снижения налога на добычу полезных ископаемых, возможно, добавят что-то еще, например, введение плавающей шкалы экспортно-таможенной пошлины. Как мы видим, ответы на вызовы у министерства Школьника есть, вопрос в том, что все эти меры запаздывают просто катастрофически и встречают сопротивление у государственных чиновников, ответственных за наполнение бюджета. В частности, все тот же министр национальной экономики Ерболат Досаев был в этом вопросе краток, сообщив, что размер ЭТП с 1 января уже снижен до $40, и так заложен в бюджет. Про НДПИ он промолчал и это неудивительно, ведь данный налог полностью идет в Национальный фонд, и для того чтобы его снизить, нужна политическая воля более высокого порядка.

Тем временем в России нефтяники легче переживают кризис. У них есть замечательный рынок Казахстана, где акцизы на нефтепродукты местного производства подняли, а на импортные это сделать забыли, и теперь вся территория страны севернее от Астаны заправляется уфимским, самарским, омским и орским бензином. Очень скоро он дойдет и до южных городов. Как переработчики, так и добытчики нефти чувствуют себя там вполне удовлетворительно. Что бы ни происходило, они находятся в зоне рентабельности. Основные налоги и платежи в бюджет динамические и меняются в зависимости от стоимости экспортируемого продукта. В Казахстане так работает только рентный налог, который полностью отменяется, если цена нефти опускается ниже установленной отметки.

Правительство тянет с кардинальными мерами. Это вполне понятно. Бюджет наполнять нечем. Падение цен коснулось всех отраслей. Экспортная стоимость руды цветных и черных металлов рухнула на 32,1%, угля – на 31,4%, проката черных металлов – на 29,4%, природного газа – на 27,7%, цинка – на 18,4%, меди – на 15,4%, свинца – на 13,7% и ферросплавов – на 13,3%. Вырос только алюминий на 5,9%. Ну как вырос: сначала долго падал, а потом немного отыграл позиции. Даже много лет подряд растущие цены на сельскохозяйственную продукцию, такую как зерно и хлопок, являющиеся еще одним источником доходов, упали на 15%.

Естественно, отвечающее за сбор налогов министерство не хочет рисковать, но при этом ставит под удар работающие компании, которые могут содержать персонал, а также поддерживать часть сервиса, сформировавшегося вокруг них. Можно требовать, угрожать, не верить, но факт остается фактом, нужны срочные меры, иначе тысячи людей останутся без работы. Скважины будут законсервированы, заводы по переработке закрыты, ведь даже если поставить заградительный отряд, денег не добавится. Настала эпоха низкой маржи, и налоговая политика должна быть соответствующей. Хотите заработать - сокращайте расходы, ведь не то что сверхдохода, но и просто дохода не будет еще очень долго. Этого и боится Улюкаев, но, к сожалению, не понимает Досаев.

Казахстан > Госбюджет, налоги, цены > dn.kz, 22 января 2016 > № 1623265 Денис Кривошеев


Казахстан. Науру > Госбюджет, налоги, цены > dn.kz, 25 декабря 2015 > № 1597298 Денис Кривошеев

Уроки Науру,

или Похмелье ресурсной экономики

Денис КРИВОШЕЕВ

ОДИН из блестящих экономистов Казахстана Эльдар Шамсутдинов, после очередного выпадения из состояния дзен, оглянувшись и увидев, как апостол умирающей экономики совместно со своими адептами ищут логику и резон в действиях «великой сказочной птицы», вспомнил и рассказал моральную историю об одном очень гордом, но очень маленьком, проще сказать, «карликовом» государстве. Оказывается, есть и такие. Искренне считающее себя независимым и невероятно гордящееся этим образованием. На всем протяжении человеческой истории люди питали пристрастие к карликовым государствам. Шумер, Финикия, Древняя Греция. Города-государства Европы. И во все времена кто-то создавал империи, прирастая их богатствами. Сегодня таких государств чуть больше, чем много. Люксембург (чей ВВП превышает узбекский, кыргызский и таджикский вместе взятые), Ватикан, Исландия (которую в 2007 году ООН признала лучшей в мире страной для жизни, правда, уже в 2008 году там случилась банковская революция, но это не важно), Монако, Мальтийский орден (у которого даже земли нет, и он располагает, кроме двух кварталов Рима, только территорией собственных посольств в ста странах), Науру. О нем и поговорим.

Науру - это красочный пример «маниакально-ресурсно-ориентированной экономики» и что из этого получается, если что-то идет не так. Дело в том, что государство оказалось практически единственным на земле, у которого деньги на самом деле лежали под ногами. Верхний слой почвы - натуральные удобрения. Фосфаты. Когда аборигенам за это предложили сотни миллионов нефтедолларов — они согласились, при этом договорились, что, после того как все фосфаты сроют, экспаты все поставят на место, как было. Песок, пальмы и KFC, а пока суть да дело, народ страны понежится где-нибудь в Океании, а остатки денег положат в Фонд будущих поколений. Так и сделали. Пока в стране работали иностранцы, доходы местного населения были сопоставимы с доходами жителей стран Западной Европы. Недвижимость стала дорогой, как и продукты питания, одежда, услуги. Но в 90-е фосфаты кончились, песок им благополучно завезли, пальмы посадили и про курочку в кляре от полковника Сандерса не забыли. Через пару лет выяснилось, что Нацфонд закончился, купленная пивоварня в Австралии разорилась, как и футбольный клуб, а в 2005-м за долги пришлось продать единственный самолет, который связывал страну с миром. Так разучившиеся работать аборигены остались у разбитого корыта и без привычных ништяков. Сегодня страна - это 90% самых толстых на планете безработных с землей, на которой, кроме пальм, ничего не растет.

Есть о чем задуматься. Например, как вариант выхода из кризиса местные умельцы предложили создать офшор. После того, как США пригрозили санкциями, идея отпала сама собой. Чем не наш финансовый центр «Астана». Удивительно, что история полна примеров, как не надо делать, но создается ощущение, что люди, приводящие страны в упадок, кочуют по свету вместе со своими идеями. Такими как дедолларизация, инфляционное таргетирование, инвестиции в стартапы и футбольные клубы, строительство городов в пустынях, игры на биржах и строительство лучших в мире банковских систем. Крайне неэффективные, но очень презентабельные. Знающие много красивых и умных слов, но не понимающие их истинное значение.

Видимо, пришло время задуматься, не повторяет ли судьбу Науру наша страна великих степей. Как стало известно, в августе мы получили одобрение кредита на миллиард долларов для покрытия бюджетного разрыва, а это косвенно свидетельствует, что правительство знало о грядущих проблемах много раньше, чем начало в этом признаваться. Так как подобные займы одобряются инвесторами не быстрее чем за 3-6 месяцев. При этом у страны есть резерв, который оценивается в десятки миллиардов долларов. Почему его не использовать? Зачем нужно покупать деньги? Для мирового сообщества Нацфонд - это как гарантия платежеспособности страны. Мы можем брать сколько угодно кредитов как государственных, так и частными структурами, пока они покрываются накопленными деньгами. Это, как кредит под депозит или ценные бумаги. Стоит этим бумагам обесцениться, как рейтинги рухнут, сработают ковенанты. Страна в одночасье станет банкротом. Думаю, теперь понятно, почему президент запретил пользоваться накопленными деньгами. При этом сам Нацфонд не растет, а обязательный бюджетный трансфер вымывает его. Причины все те же - «фосфаты» закончились. А аппетиты? Они все те же. Где взять деньги? Есть еще один фонд, пенсионный. Именно у него будут занимать на покрытие кассовых разрывов в бюджете. По сути, это самый безболезненный вариант для правительства. Деньги там в тенге, и никто не обязывает компенсировать девальвационные риски. Это уже более чем очевидно. В 2009 и 2014 году вопросы никто так и не задал. И вот в 2015-м суммарно пенсионные накопления подешевели с 24,8 до 16,1 миллиарда долларов. Реальная покупательская способность денег упала на 8,68 миллиарда долларов. Более того, спрашивать за эти деньги некого.

Таким образом сбывается сделанное в 2008 году предположение после проведенного социологического опроса. Тогда 86% респондентов выразили мнение, что не получат эффекта от пенсионных накоплений после выхода на заслуженный отдых. Так вот, предположение было следующее: государство при первом же кризисе сначала привлечет пенсионные деньги для собственного спасения, потом их обесценит, а в конечном итоге вернется к солидарному принципу.

Тем временем все ощутимее, что озарение правительству не придет. Оно, словно завороженное, следит за котировками на нефть и поет мантры: «Она вернется! Она вернется! И экономика не навернется!» Никаких предложений, кроме долгов. Никаких программ, кроме увеличения государственного заказа. Даже озвученная президентом программа приватизации буксует. Все держатся за бюджетный поток. Тем временем ситуация все хуже и хуже. По ощущениям, ВВП будет на уровне 2003-2004 годов. Добавьте к этому все наши союзы и международные обязательства, и вы увидите, как глубока эта кроличья нора. Посмотрите на автопром. Какой бы он ни был, он с трудом устоял в шторме девальваций. Сегодня мы в ВТО и должны снизить пошлины, что еще одно окно возможности всем, включая наших партнеров по ЕАЭС, завалить своим продуктом страну. Нужно искать способ не таможенного регулирования, а правительство молчит. Им говорят: «введите зеркальный утилизационный сбор», - но где там. Они уже попытались противостоять России в сфере рекламы, так их так запугали «майданом», что теперь слово боятся сказать, а тут заградительные меры.

Дальше будет только хуже. Наш главный союзник Россия попортила отношения с половиной мира и скоро поставит вопрос ребром – с кем Казахстан, и тогда, конец нашему сотрудничеству с Украиной, Турцией, США, а возможно, и с другими партнерами. Уже сегодня грузы идут в обход, а завтра? Нам вообще запретят торговлю?! Что тогда? В условиях, когда нефть дешевая, предпринимательская активность на нуле, а государственные чиновники блокируют решения собственного президента из страха потерять ареал кормления, что будет со страной? Ожиревшие от тучных годов, нам надо бы проснуться. Стать такими, какими мы были в девяностые. Еще есть шанс не превратиться в первого гигантского карлика. Воспользуемся ли?

Казахстан. Науру > Госбюджет, налоги, цены > dn.kz, 25 декабря 2015 > № 1597298 Денис Кривошеев


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter