Всего новостей: 2494170, выбрано 44 за 0.005 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Мантуров Денис в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаТранспортМеталлургия, горнодобычаГосбюджет, налоги, ценыНефть, газ, угольАлкогольСудостроение, машиностроениеХимпромСМИ, ИТАвиапром, автопромОбразование, наукаАрмия, полицияАгропромЛеспромЛегпромМедицинавсе
Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 25 апреля 2018 > № 2584847 Денис Мантуров

Брифинг Дениса Мантурова по завершении заседания.

Из стенограммы:

Вопрос: Денис Валентинович, на заседании Дмитрий Медведев сказал, что планируется среди других вопросов обсудить меры в сфере валютного контроля – по регулированию системы валютного контроля, по запросам, поступившим от компаний-экспортёров. Можете рассказать, что это такое? Что просят экспортёры и есть ли какие-то решения?

Д.Мантуров: Это традиционно вопрос со стороны экспортёров относительно того, чтобы были оптимизированы сроки возврата НДС. Такую работу Минфин на самом деле проводит, и я надеюсь, что здесь будет найден оптимальный механизм – точнее, компромисс между бизнесом и государством с точки зрения ускорения процедур возврата. Основные вопросы, которые сегодня обсуждались в первой части, относительно корректировки паспорта проекта развития несырьевого экспорта – это как раз то, что прозвучало в послании Президента в части увеличения объёмов несырьевого и неэнергетического экспорта за шесть лет практически до 250 млрд долларов (сегодня – немного больше 133 млрд). Основной объём приходится на отрасль Минпромторга, сегодня это около 117 млрд.

Такая серьёзная амбициозная задача потребует усилий, связанных с созданием инструментов поддержки отраслей. Мы больше видим возможности прироста по машиностроению, помимо тех приоритетных отраслей, которые сегодня отражены в проекте, – это автопром, авиапром, сельхозмаш, стройдормаш. Мы видим хороший потенциал по нефтегазовому машиностроению, энергетическому машиностроению, тяжёлому машиностроению и оцениваем объём прироста по этому блоку примерно на 17 млрд долларов.

Второй блок, или второе направление, – это химия. Химия высоких переделов, в том числе и те направления, которые относятся к ведению нашего министерства и к Министерству энергетики. Мы ставим перед собой планку не менее 15 млрд. Это в том числе и пластики, и полимеры, и шины, и продукция минеральных удобрений, и, конечно же, фармацевтика. То есть этот блок – примерно 15 млрд.

И, конечно же, это и металлургия, и лес, лесопромышленный комплекс. Здесь всё будет зависеть от того, как будут реализовываться проекты по строительству целлюлозно-бумажных комбинатов. Мы уже на протяжении нескольких лет с инвесторами, с нашими российскими компаниями прорабатываем строительство таких объектов и в Центральной части России (в частности, Вологда), и в Сибири, в Красноярске два проекта рассматривается, и на территории Дальнего Востока как минимум один, для того чтобы увеличить объёмы переработки леса для увеличения объёмов поставки на экспорт.

И металлургия. Это глубокие переделы, но всё, конечно, зависит от геополитики. Мы рассчитываем как раз на то, что глубокая переработка и цветной металлургии, и чёрной металлургии обеспечат в том числе независимость и увеличение экспортного потенциала.

Основные инструменты поддержки – это компенсация затрат по НИОКР, именно экспортно ориентированным проектам, это субсидии по комплексным инвестиционным проектам, льготные займы Фонда развития промышленности вплоть до снижения процентной ставки до 1% по экспортно ориентированным проектам, где мы планируем поставить планку до 40% производимой продукции, которая должна поставляться на экспорт.

Помимо тех мер поддержки, которые есть сегодня у РЭЦ (Российского экспортного центра), мы рассчитываем на дополнительные объёмы финансирования, в первую очередь по созданию логистических центров, индустриальных зон. Первое, мы планируем в ближайшее время подписать с Египтом соглашение в этой части – по созданию индустриальной зоны. И развитие сервисных центров. Это те направления, которые будут обеспечивать увеличение экспортного потенциала наших производителей для выполнения тех задач, которые поставлены Президентом.

Вопрос: Что касается экспорта металлургии, рассматривается ли сейчас в связи с возникшими проблемами на рынке алюминия вопрос создания госфонда алюминия и какого объёма?

Д.Мантуров: Что такое госфонд? У нас есть Росрезерв, который на регулярной основе у всех производителей и машинотехнической продукции, и других отраслей, включая металлургию, производит соответствующие закупки для закладки в резерв. Это традиционная политика всех государств. Этот инструмент уже существует – вопрос в объёмах, вопрос в номенклатуре.

Вопрос: То есть Росрезерв может увеличить закупки алюминия?

Д.Мантуров: Это постоянный обмен – что-то закупается, а что-то реализуется, то есть это так называемое освежение стратегических запасов Росрезерва.

Вопрос: Обсуждается ли увеличение этих объёмов в сегодняшней ситуации?

Д.Мантуров: На сегодняшний день пока такой задачи не стоит, с учётом того, что продукция «Русала» продолжает отгружаться на экспорт. Если будут возникать соответствующие запросы, мы будем рассматривать их оперативно.

Вопрос: О каком дополнительном финансировании идёт речь, когда вы говорили о средствах на создание индустриальных зон, логистических центров?

Д.Мантуров: Собственно, сегодня и была поставлена Председателем Правительства задача, чтобы мы оперативно рассчитали те потребности, которые необходимо будет заложить на ближайшую трёхлетку и последующий период, для того чтобы выполнить эту задачу.

Вопрос: Предварительно цифры какие-то уже есть?

Д.Мантуров: Предварительно есть, но пока мы должны согласовать с другими органами исполнительной власти в этой части и, самое главное, сверить часы с бизнесом, для того чтобы эти расчёты были максимально приближены к реальности.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 25 апреля 2018 > № 2584847 Денис Мантуров


Россия. Евросоюз. США > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 20 февраля 2018 > № 2511296 Денис Мантуров

Глава Минпромторга о восстановлении промышленности в период санкций.

Министр промышленности и торговли России Денис Мантуров в интервью RNS рассказал о сроках возможного слияния ОАК и «Ростеха», перспективах разработки сверхзвукового самолета, введении программы продпомощи и о том, когда в России может быть легализована торговля алкоголем в интернете.

Денис Валентинович, недавно Минфин США опубликовал «кремлевский доклад», в который попали как представители власти, так и практически все крупные бизнесмены. Известно ли вам о требованиях со стороны иностранных компаний предоставить им дополнительные гарантии — в частности, включать в договоры с российскими компаниями пункт об их расторжении в одностороннем порядке? Какие риски это несет?

Я слышал от наших компаний о том, что от их коллег поступали такие предложения, чтобы захеджироваться условно от каких-то рисков, но как я понимаю, наши компании категорически возражают такой постановке вопроса. Но если это будет касаться всего лишь госкомпаний — такой диспут был, я просто не хочу называть компании и тему, но такой диспут был — мы категорически против, мы с такими партнерами работать просто не будем, кто будет пытаться требовать вставлять такие разделы в договора.

Сейчас много говорится про объединение ОАК и «Ростеха», но «Ростех» под санкциями и многие сегодня опасаются, что вхождение в структуру госкорпорации может навредить крупнейшему российскому проекту МС-21? Какую синергию вы видите от этого объединения? В какие сроки, на ваш взгляд, возможно объединение и правда ли, что объединение ОАК с «Вертолетами России» будет первым этапом?

Для начала ОАК сам под санкциями, поэтому вхождение структуры, которая находится под секторальными санкциями в другую структуру, в данном случае в «Ростех», не будет вносить никакого изменения с точки зрения своей сути. С точки зрения влияния на проект МС-21, то сейчас же работа ведется, ну она и будет в дальнейшем вестись.

Что касается объединения с «Вертолетами России», да, мы прорабатываем такой вариант, но сказать, когда это точно произойдет и в каком формате, сегодня говорить рано. Требуется детальная проработка всех корпоративных, экономических аспектов, но могу сказать однозначно, что касается итогового экономического эффекта от консолидации таких активов, то он очевиден — и по пересечению производственных мощностей, и по пересечению в части закупок и по созданию дополнительных мощностей. Это как раз дает колоссальную синергетическую составляющую.

Другой вопрос, когда это точно произойдет, я не взялся бы за этот прогноз. Это зависит от многих факторов. Если говорить о вхождении, то в этом году это реалистично. А что касается процесса объединения, то он займет более существенные сроки.

Президент России Владимир Путин после просмотра испытательного полета бомбардировщика Ту-160М в ходе общения с его создателями и испытателями предложил подумать над созданием гражданской версии подобных самолетов. Но для создания таких самолетов нужны гарантии от покупателей, так как это все же штучный товар. С кем-то уже ведутся переговоры? Кто, на ваш взгляд, может стать покупателем таких самолетов, в какие сроки они могут быть созданы и какой объем средств на них может быть потрачен?

Это не на базе ТУ-160М, это должна быть совершенно новая машина с техническими и технологическими решениями.

Кто может стать покупателем такого самолета?

В зависимости от того, какой будет облик этой машины. У ОАК действительно есть наработки, которые велись с поддержкой государства и с участием НИЦ Жуковского на базе нашего центрального авиационного института. Что касается финального облика, то тут очень много вариантов, но пока, по крайней мере, наиболее реалистичной выглядит именно версия делового самолета - от 8 до 50 пассажиров. А какая будет конкретно конфигурация, на сегодняшний день пока говорить рано.

По мере продвижения НИИровской части будут в последующем приниматься и решения о финансировании опытно-конструкторских работ, и о потенциальных потребителях. Если мы говорим о деловой авиации, то это бизнес-структуры. Что касается версии, которая будет перевозить 50 пассажиров, то нужно будет исходить из стоимости билета, если это не индивидуальный бизнес-самолет.

Предварительный интерес к таким самолетам от кого-то уже исходил?

Пока нет. Чтобы переговоры велись, нужно понимать сколько такая машина будет стоить и какие будут технические характеристики.

А сколько она может стоить тоже нет понимания?

Нет, конечно. Пока только НИИровские работы ведутся, как минимум, еще потребуется два года для завершения научно-исследовательских направлений и только потом принимать решение, идем мы в ОКР (опытно-конструкторские разработки. - RNS) или нет, так как ОКР — это уже серьезные затраты. Пока это незначительные ресурсы.

Разрабатываются ли в России какие-то проекты по выпуску инновационной гражданской продукции — например, летающие такси, инновационные скоростные поезда по типу проекта Hyperloop др.? Когда их можно ожидать в России?

Всегда инноваторы и предприниматели, которые заинтересованы в развитии высокотехнологичных и, возможно, футуристичных направлений, они всегда есть и будут. Мы будем поддерживать такого рода направления, когда будем понимать о том, где тот или иной образец или сегмент продукции может быть использован. Я верю в то, что рано и ли поздно появятся какие-то прорывные вещи, которые аналогичны тому, что вы назвали. Наши предприниматели также в этом направлении работают.

В январе продажи новых легковых автомобилей в России показали самый большой рост - 31%. Каков ваш прогноз по росту российского авторынка в 2018 году? Есть ли у России шансы стать крупнейшим рынком в Европе по объемам продаж и когда это может произойти?

Россия как автомобильный рынок в Европе по результатам 2017 года заняла пятое место, но если учитывать результаты января, у нас есть оптимизм в целом по результатам этого года. Конечно, хотелось бы, чтобы весь год также был бы продуктивен как январь, но если быть реалистами и исходить из базовых сценариев наших стратегий и прогнозов, мы были бы рады и довольны результатом в параметре 10% по результатам года, в первую очередь, в производстве.

Имея низкую базу предыдущих лет, всегда первый год показывает более значительный результат, потом постепенно это все балансируется и выравнивается. Но мы ставили перед собой целью и задачей выйти на параметр 2,5 млн автомобилей к 2025 году. С учетом того, что у нас созданы мощности в стране по производству 3 млн автомобилей уже, то постепенно двигаясь в этом направлении, мы будем подходить к тем цифрам и параметрам, которые будут нас выводить в лидеры рынков Европы.

Если мы будем двигаться с темпом от 7% до 10% в год, то цель о которой я сказал в 2,5 млн в 2025 году, абсолютно реалистична. Но давать четкий прогноз как это быстро случится и случится ли вообще - это достаточно сложно и зависит от многих факторов. Например, никто не предполагал, что в 2014 году рынок так сильно просядет. Поэтому мы исходим из того, что есть базовый сценарий 7-10% и он будет хорошим для нас результатом, если мы каждый год будем его демонстрировать.

Как идет работа по внедрению электронного ПТС в России? Могут ли быть вновь перенесены сроки запуска проекта, намеченные на июль?

Проходит тестирование, в техническом плане мы точно готовы уже сегодня это вводить, и точно с 1 июля это будет введено. Никаких обсуждений по переносу не ведется.

Нужно ли будет автовладельцу платить деньги за полный доступ к данным своего автомобиля при совершении сделок купли-продажи при использовании электронного ПТС?

При покупке и купле-продаже да, оператор будет взимать плату также, как и сегодня это происходит при осуществлении сделок купли-продажи даже на вторичном рынке. Поэтому в данном случае это не будет обременением для потребителей. Мы заинтересованы в том, чтобы это все было реализуемо и экономически целесообразно для операторов и, с другой стороны, комфортно для потребителей.

На каком этапе согласование законопроекта о легализации продажи алкоголя в интернете? Когда, по оценкам Минпромторга, он будет запущен и с каких напитков начнется эксперимент?

Я не буду давать точный прогноз, когда это произойдет, сегодня это находится на руке Минфина. Мы согласовали законопроект, думаю, что очень оптимистично должны завершить эту работу в ближайшие месяцы. В первую очередь, это касается продажи вина, слабоалкогольных напитков, потом уже речь будет идти и о крепких алкогольных напитках.

Когда по мнению Минпромторга, может быть запущена программа продовольственной помощи населению? Не отказались ли от нее вообще в связи с отсутствием средств на ее реализацию?

Никто от этого не отказался. Что касается сроков, мы очень надеемся, что это произойдет со следующего года.

Объем продукции зарубежного производства на российских прилавках, по данным Росстата, достиг своего исторического минимума. Что в связи с этим делается для повышения качества российской продукции?

Роспотребнадзор, Россельхознадзор, Росстандарт - эти ведомства обеспечивают не только контроль, но и следят за движением продукции на прилавках. Роскачество, как автономная некоммерческая организация, которая была создана по инициативе правительства, проводит большую работу и за последние 2,5 года уже более 170 компаний отмечены знаком качества. Они отвечают повышенным требованиям ГОСТов, получают таким образом продвижение на рынок, возможность увеличения объемов продаж и конечно, это в первую очередь влияет на качество, которое становится лучше.

Это касается не только продуктов питания, но и других видов промышленной продукции. Мы исходим из того, что государство и потребители должны быть совместно заинтересованы в том, чтобы продукция на рынке была качественная, чтобы она и соответствовала ГОСТам.

Если брать исследования последнего года по хлебу, то, по-моему все уже убедились, что у нас нет нарушений по производству хлебной продукции. Были только ряд замечаний и нарушений в части упаковки, что точно не влияет на качество произведенной продукции. Или вот если вспомнить проводимые в 2016 году исследования по рыбной продукции, когда минтай продавался под видом других, более дешевых сортов рыбы – вот повторные исследования показали, что только какие-то штучные нарушения и отклонения сохранились.

И это в основном за счет такой работы. Такие исследования мотивируют торговые сети, производителей, заботиться о качестве, а потребителю постоянно поддерживать интерес к этому – это стимулирует продавать и производить качественную продукцию. Это такая совместная работа общества и государства.

Россия. Евросоюз. США > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 20 февраля 2018 > № 2511296 Денис Мантуров


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > minpromtorg.gov.ru, 19 февраля 2018 > № 2511314 Денис Мантуров

Денис Мантуров - интервью газете "Ведомости".

– Вы только что вернулись с инвестиционного форума в Сочи – что можете сказать по горячим следам?

– Я думаю, у всех представителей государственного управления, побывавших на форуме, состоялся насыщенный и продуктивный диалог с региональными властями и бизнес-сообществом. Были препарированы и вынесены на публичное обсуждение довольно непростые вопросы – например, налогового регулирования. Важная тема, которая прозвучала на форуме, в том числе об этом говорил премьер-министр Дмитрий Медведев, – необходимость отладить схемы взаимодействия с регионами, что послужит существенным катализатором развития экономики страны. Со стороны Минпромторга это в первую очередь создание эффективной системы промышленных предприятий, которые обеспечивали бы потребности как настоящего времени, так и на перспективу ближайших лет. Появление новых производств, повышение технологического уровня предприятий невозможно без площадок с подготовленной промышленной инфраструктурой в регионах. С 2012 по 2017 г. число действующих и создаваемых индустриальных парков выросло более чем в 2,5 раза, с 64 до 166. Теперь задача – выравнять их количество по стране, помочь каждому региону создать свои конкурентные преимущества.

Приведу пример с производством строительных материалов. Отрасль перешла в ведение Минпромторга не так давно – и перешла в весьма драматичном состоянии. По ряду позиций производство значительно превышало спрос. Когда мы начали детальный мониторинг, стал очевидным дисбаланс: в некоторых регионах обнаружилось несколько предприятий, выпускающих аналогичную продукцию. Сейчас мы создаем интерактивную карту строительных производств – и это только одна из мер, которая будет способствовать адекватному восстановлению отрасли и гармонизации спроса и предложения.

Специальные инвестиционные контракты – еще один пример успешной формы партнерства государства и бизнеса. На форуме, кстати, был заключен целый ряд таких соглашений между регионами и крупными компаниями. Это мощный синергетический процесс. К примеру, мировой лидер в области производства ветрогенераторов Vestas заключил контракт с Ульяновской областью. Помимо инвестиций в 1,4 млрд руб. и более 200 новых рабочих мест это вклад в развитие зеленой энергетики в стране. То есть здесь стимул к развитию сразу по нескольким направлениям. Нам важно не просто решать локальные задачи, а вписывать их в глобальные государственные и мировые процессы. И здесь без помощи бизнеса и регионов не обойтись.

– Какой прогноз на рост промышленного производства в 2018 г.?

– В прошлом году индекс промышленного производства находился в плюсовой зоне и за год, по данным Росстата, составил 101%. А по нашим отраслям рост на уровне 2%. Немного просели секторы, которые не относятся к ведению Минпромторга, но при этом оказывают влияние на обрабатывающую промышленность. В частности, снизилось производство напитков и серьезный спад в производстве табачных изделий.

Думаю, мы в 2018 г. увидим положительную динамику по основным видам обрабатывающей промышленности. Ожидается рост в производстве лекарственных средств, автотранспортных средств, а также мебели, кожи и изделий из кожи. Краткосрочный негативный тренд, который мы наблюдали в конце 2017 г., переломлен, что уже отразилось в статистике по результатам января: индекс промышленного производства составил 102,9%, при этом в обрабатывающих производствах достиг 104,7%. Мы, конечно, понимаем, что такие показатели обусловлены во многом эффектом низкой базы в декабре, и на них не ориентируемся, прогнозируя итоги года. Но, повторюсь, рассчитываем, что результат по году будет положительным.

– Есть ли необходимость в девальвации рубля?

– Тут необходимо в первую очередь учитывать, как влияет курс рубля на различные промышленные предприятия. Переоцененный рубль выгоден предприятиям с низким уровнем локализации, приоритеты же нашей промышленной политики заключаются в ее углублении.

Укрепление рубля несколько затрудняет импортозамещение, замедляет темп, и есть определенная озабоченность российских и иностранных инвесторов по этому поводу. Также это снижает операционную прибыль для экспортеров, продающих продукцию за валюту. Для большинства отраслей, чтобы проекты импортозамещения и экспортные проекты были эффективными, комфортный курс – это на уровне 60–62 руб./$.

– Вы видите увеличение производства нефтегазового оборудования? Нефтяники опасаются, что стабилизация цен на нефть приведет к избыточному инвестированию в отрасли.

– Сформировав с Минэнерго межведомственную рабочую группу, мы скоординировали работу заказчиков нефтегазового оборудования, разработчиков, производителей. Последние два года идет уверенный тренд – рост и заказов, и производства. Почему это произошло? Санкции подстегнули наши компании к тому, чтобы ориентироваться на российского производителя.

Теперь наша задача – эффективно освоить тот объем оборудования, который мы хотим заместить у иностранного производителя. Если цены на нефть при ограничении добычи сохранятся на нынешнем уровне, предпосылок для развития отечественного нефтегазового машиностроения будет все больше и больше. В 2017 г. этот рынок вырос в стране на 1%, а производство российского оборудования – на 2,4%.

– Подходит к концу срок президентских полномочий Владимира Путина. Вы выполнили все его майские указы?

– Мы постарались справиться, несмотря на то что в 2012 г. были другие условия, другая социально-экономическая ситуация. Были непростые 2014–2016 годы, но прошлый год дает основания для оптимизма.

За Минпромторгом закреплено несколько направлений. Самое социально значимое – производство по списку жизненно важных и необходимых лекарственных препаратов: в нем долю отечественных препаратов необходимо довести до 90%. Последние два года мы шли четко по графику, на 31 декабря 2017 г. добились показателя в 84,6%, а в этом году, конечно, получим все 90%.

Другая важная задача – повышение производительности труда, создание новых высокопроизводительных рабочих мест. Особый акцент делался на предприятия оборонно-промышленного комплекса (ОПК), и производительность труда в ОПК уже растет двузначными темпами.

В принятом в 2014 г. законе о промышленной политике заложен такой инструмент, как специальный инвестиционный контракт, и в том же году создан Фонд развития промышленности (ФРП), на который в том числе возложено заключение контрактов. Сейчас видно, что получилась эффективная схема. Реализация уже подписанных федеральных специальных инвестконтрактов даст больше 5000 высокопроизводительных рабочих мест, суммарные инвестиции в промышленность составят не менее 274 млрд руб. По проектам, поддержанным ФРП, планируется привлечь в реальный сектор экономики более 117 млрд руб. и создать больше 18 000 рабочих мест.

Кстати, есть хорошая новость. Мы установили более выгодные условия займов от ФРП для тех предприятий, которые готовы создавать новые производства, делать прямые инвестиции в реальный сектор экономики: если наблюдательный совет фонда утвердит, то уже в марте эти компании получат опциональную возможность получить заем не под 5%, а под 3% годовых на первые три года по базовой программе «проекты развития» и программе «станкостроение».

– Опциональную?

– Да, снижение ставки – это именно опция, а не обязательное условие. Компании, которые предоставят другой вид обеспечения, будут, как и прежде, получать заем под 5% годовых.

Единственным же условием для льготного снижения ставки станет банковская гарантия заемщику – на весь срок и сумму займа, это для нас более надежный и удобный механизм обеспечения, чем залог земли, недвижимости, оборудования или акций. И эта новация, я уверен, повысит качество кредитного портфеля фонда.

– Когда ждать утверждения новой долгосрочной стратегии развития автопрома и нового инвестиционного режима для автопрома, который сменит соглашения о промышленной сборке? Вы его готовите совместно с Минэкономразвития, и у каждого министерства свое видение. Вы, например, считаете оптимальным использовать механизм специальных инвестиционных контрактов.

– У нас принципиальных разногласий с Минэкономразвития нет. Все настроены на максимальный результат. Главное – развивать компетенции в производстве ключевых компонентов и материалов. Автоконцернам осталось ждать недолго – мы постараемся всю работу по стратегии завершить до конца весны. Есть автопроизводители, которые не стали ждать и уже заключили с нами специнвестконтракты, – это СП «Мазда Соллерс» (выпуск двигателей и обновление модельного ряда существующего автозавода на Дальнем Востоке. – «Ведомости»), Daimler (строительство завода легковых автомобилей в Подмосковье. – «Ведомости»). У нас есть заявки от других компаний – их мы должны рассмотреть вне зависимости от сроков утверждения нового режима в автопроме.

– Заключить контракты хотели Hyundai и BMW. Hyundai давно в Санкт-Петербурге, Daimler уже строит завод, а когда ждать в России BMW с производством полного цикла?

– Инвестиционный проект по производству автомобилей BMW будет реализован в рамках специального инвестконтракта, параметры которого сейчас Минпромторг согласовывает с правительством Калининградской области. В качестве площадки немецкий автоконцерн выбрал Калининградскую область.

– Какую господдержку получат новые экологичные виды техники?

– Мы традиционно делим поддержку на две составляющие. Первая – это инструменты развития: субсидирование НИОКР, субсидии по кредитам, которые привлекаются из банков, а также льготные кредиты от ФРП. Вторая – поддержка спроса. Она зависит от конкретной отрасли. В автопроме это адресные программы, которые были запущены в прошлом году и показали свою эффективность: «Первый автомобиль», «Семейный автомобиль», лизинговая программа. Также в этом году у нас будут действовать две меры поддержки экологичного транспорта. Это субсидирование части скидок на электрический транспорт – электробусы, троллейбусы, трамваи. Другая мера – субсидирование скидок на газомоторные автомобили. И если в предыдущие годы это был только компримированный газ, то с этого года мы по поручению президента добавляем сжиженный газ.

Сегодня мы исходим из того, что нужно не только наполнять своими автомобилями внутренний рынок, но и активно двигаться на внешние рынки. Не уверен, что рост производства автомобилей за этот год превысит 10%, но мы должны стремиться к двузначным показателям.

– Когда вы покажете широкой публике автомобили проекта «Единая модульная платформа» («Кортеж») – лимузин, седан, минивэн, внедорожник? Успеете подготовить лимузин для инаугурации президента России?

– А вы, собственно, ответили на вопрос – к инаугурации президента это и произойдет. Мы уже начали передачу заранее согласованных комплектов автомобилей. В конце декабря передали один комплект автомобилей, после новогодних праздников сделали ряд доработок. До марта должны будем обеспечить поставку всех комплектов для завершения опытной эксплуатации. Это несколько лимузинов, седанов и минивэнов.

– Президент получит лимузин весной, а когда на автомобили проекта «Кортеж» пересядет правительство?

– Я думаю, что это может произойти в конце этого года – начале следующего. К этому времени все желающие уже смогут заказывать себе автомобили проекта «Кортеж».

– А вы лично себе возьмете лимузин, минивэн или седан?

– Лично я дождусь появления внедорожника. Мы до конца следующего года должны выпустить и добавить к линейке этот автомобиль. Скорее всего, у меня, как и у других членов правительства, будет седан. Правда, сомневаюсь, что в этом году удастся пересесть на него. Процесс заказа и изготовления длительный – этот год уйдет на опытную эксплуатацию, в том числе и на дополнительную сертификацию машин. До конца 2018 г. мы должны произвести и поставить 70 машин.

– Сейчас автомобили «Кортежа» выпускаются мелкими партиями на мощностях института НАМИ. Кто наладит полноценный, серийный выпуск для вывода их на рынок?

– Вы были на заводе?

– Пока нет: фотографировать там нельзя.

– Да, действительно мы просим этого не делать. После мая можно фотографировать. Для вас будет важно и интересно посмотреть, чего мы смогли добиться за такой короткий срок (проект начат в 2012 г. – «Ведомости»). Если бы мы начали проект лет 10 назад, то не уверен, что так же качественно и эффективно смогли бы справиться. За последнее время наш автопром сильно изменился. Не буду уходить в советский период, говорить о том, что мы тогда производили и за что нас критиковали, но сегодня мы производим совершенно другие автомобили, другого качества и на других платформах.

– То есть наш автопром место больше не проклятое?

– Да, я помню этот анекдот (улыбается). Нет, не проклятое.

– Последние годы акции стали нормой для покупателя, что заставляет ритейл и производителей полностью перестраивать работу. Адресная программа поддержки должна быть запущена уже в 2018 г., но до сих пор не заработала.

– В случае запуска адресной программы поддержки потребительского спроса, известной в СМИ как «потребительские сертификаты», государство с 1 руб. инвестиций получило бы до 1,8 руб. прибавки ВВП. Другой вопрос – как наладить процесс и найти источники финансирования. Очень рассчитываю, что в этом году мы в правительстве до конца решим эту задачу.

Другой уже одобренный вид поддержки бизнеса будет осуществляться через систему Роскачества. Суть ее в том, что если отечественный производитель демонстрирует качество продукции выше ГОСТов, то его продвижение в рознице будет поддержано софинансированием на проведение маркетинговых мероприятий. На эти цели в 2018 г. выделено 100 млн руб.

– Минпромторг полгода назад подготовил проект смягчения антимонопольного регулирования ритейла, предложив в ряде случаев превышать 25%-ную рыночную долю в границах городов и районов. В какой стадии работа над проектом? При каких условиях министерство может допустить превышение порога в 25%?

– В подготовленном нами документе речь о том, в какой момент считать эту долю: когда компания декларирует начало строительства магазина или в момент его запуска. Конечно же, справедливо и правильно делать это в момент декларации местным властям желания построить магазин. Ведь к открытию торговой точки кто-то из конкурентов может закрыть свой супермаркет и автоматически доля первого инвестора вырастет. И организация, которая начинала инвестиции, когда ее доля была меньше 25%, не сможет открыть магазин. Это тормозит инвестиции в строительство новых объектов и делает их непредсказуемыми. При этом давайте не будем забывать, что по количеству торговых площадей на душу населения Россия минимум в 2 раза отстает от развитых стран и мы должны поощрять инвестиции в строительство коммерческой недвижимости всех форматов, в том числе торговых сетей.

– Когда закончится работа над проектом?

– Я не возьму на себя ответственность называть конкретные даты за всех коллег. Но не думаю, что здесь мы встретим противодействие – это разумное и здравое предложение, и надеюсь, что нас поддержат.

– Не целесообразно ли увеличить порог? Например, для крупных игроков в Европе он может превышать 30%.

– На сегодняшнем этапе правильнее решить первую задачу, а потом жизнь покажет. Мы не можем постоянно совершенствовать законодательство – это тоже вредно, так как делает невозможным долгосрочное планирование бизнеса. Мы сторонники легких корректировок и изменений.

– Сейчас министерство прорабатывает проект стратегии до 2025 г., где будет отдельно прописано развитие онлайн-торговли, вопрос назрел. Какие меры регулирования этого канала сейчас отсутствуют, но нужны? И, напротив, какие уже действуют, но являются избыточными?

– Онлайн-торговля и традиционная торговля – вещи тождественные в том смысле, что в обоих случаях есть товар. Другой вопрос, если мы ведем разговор об электронной торговле и ее процедурах, то затрагиваем определенные категории товаров, требующих регулирования и особых подходов. Здесь надо предлагать такие законодательные инициативы, которые будут развивать это направление. Например, нам нужна легализация интернет-торговли алкоголем – с разумными ограничениями, конечно. Это, в свою очередь, подстегнет развитие интернет-торговли продуктами питания – сейчас ее доля в общем объеме онлайновой торговли ничтожно мала – меньше 1% – а в развитых странах она составляет 10–15%. В чем взаимосвязь? Очень просто: наличие в заказе алкоголя существенно снизит затраты на доставку, ведь обычные продукты – это товар тяжелый по весу и низкомаржинальный.

В то же время нужно легализовать в интернете торговлю лекарствами, ювелирными изделиями. Да и в отношении продовольственных продуктов нужно серьезно упростить санитарные нормы, чтобы можно было доставлять разные группы товаров в одном заказе, в одной таре, например в сумке. Это логично и соответствует мировому опыту.

Однако в целом интернет-торговля не сильно отличается от традиционной торговли. И там и там требуется серьезное дерегулирование, снятие административных барьеров. Этому в значительной мере и будет посвящена новая стратегия развития торговли.

– Некоторые объединения российских компаний сетуют на неравные условия по сравнению с иностранными площадками, работающими в России: первые платят НДС, а их конкуренты нет. Какие меры были бы оптимальными, чтобы не спугнуть иностранных партнеров, с одной стороны, а с другой – чтобы российский бизнес тоже себя комфортно чувствовал?

– Мы заинтересованы в первую очередь в поддержке отечественного ритейла, и в том числе работающего в интернете. Упомянутая коллизия по НДС – это про зарубежные онлайн-площадки, торгующие трансгранично, самый сложный вопрос, который не так легко будет решить.

Нужны такие механизмы, которые обеспечат конкурентоспособность российских компаний по отношению к западным производителям, уже давно работающим на российском рынке. Мы уже обсуждали с бизнесом вопросы транспортировки и логистики, и здесь вскоре будут результаты.

– Минпромторг последовательно реализует идею внедрения маркировки: сначала были шубы, потом добавились лекарства, на очереди – обувь и сигареты. Хотя главная проблема контрафакта на табачном рынке – разная акцизная политика в странах – участницах Таможенного союза.

– Регулирование рынка нужно с чего-то начинать. С идеей маркировки для борьбы с контрафактом и контрабандой выступили сами производители и импортеры табачной продукции. Уже решено, что это будет DataMatrix. Посмотрим, как пройдет пилот и что он даст на выходе. Не факт, что это лучшее решение. Потому что если мы говорим о маркировке через RFID-метку, то она стоит 3,5 руб., зато дает развиваться нашей отечественной микроэлектронике. Это распространенная мировая практика: хочешь развивать микроэлектронику – используй максимально ее продукцию за счет формирования целевого заказа.

– Главное, чтобы при этом табак не подорожал в 3 раза.

– Думаю, Минздраву это только в радость.

– Но курильщикам будет плохо.

– Им надо переходить на электронные методы доставки никотина, электронные системы нагревания табака (улыбается).

– Как Минпромторг планирует регулировать рынок электронных сигарет и устройств для нагревания табака?

– Мы вышли с инициативой выделить эти устройства в отдельную категорию, потому что они кардинально отличаются от традиционных сигарет и табака. В электронных устройствах отсутствует горение или тление табака, следовательно, в организм не попадают продукты горения, в частности смолы. А продукты горения и есть самая вредная, я бы даже сказал смертоносная составляющая при традиционном курении. Электронные устройства безопаснее: многие эксперты, в том числе западные, даже называют цифру: электронные средства доставки никотина на 95% менее вредные, чем обычные сигареты. С самой цифрой можно спорить, но факт, что вред намного меньше, как говорится, налицо. Поэтому одинаково регулировать оборот традиционных табачных изделий и электронных средств категорически неверно. Мы предлагаем закрепить специальным законом об обороте этих устройств наиболее очевидные ограничения: например, запретить продажи несовершеннолетним, курение в школах, детских садах, в других подобных местах, а также установить административную ответственность за нарушение этих ограничений. Также мы считаем, что эта продукция должна быть маркирована, но в то же время ставка акциза должна быть меньше по сравнению с традиционной табачной продукцией – сейчас, кстати, так и есть.

– Насколько меньше?

– Это вопрос к Минфину. Но подчеркну еще раз: эта продукция для потребителя намного менее вредная. Поэтому акцизная политика должна стимулировать переход курильщиков с традиционных табачных изделий на эти устройства, а не наоборот.

– Минпромторг активно содействовал организации производств в России зарубежными производителями и продавцами одежды и другого текстиля. В 2017 г. замминистра Владимир Евтухов заявлял о подписании контракта с испанской Inditex на производство одежды Zara в России. Подписан ли в итоге контракт? Если да, то с какой именно компанией и на производство каких товаров? Сколько составил объем выпуска за прошлый год?

– Мы составили с компанией Zara дорожную карту по локализации производства в России. Ее представители уже встречались с 16 трикотажными предприятиями, с несколькими кожевенно-обувными предприятиями, фабриками по производству сумок и аксессуаров. По итогам тестов были отобраны 17 фабрик. В ноябре 2017 г. первая партия российской продукции отправилась в Испанию для дальнейшей продажи в сети магазинов Inditex по всему миру. Трикотажная, швейная и кожевенно-обувная продукция российского производства будет направлена в головной офис Inditex в I квартале 2018 г.

– Что делает Минпромторг, чтобы убедить иностранных партнеров локализовать производство? Есть ли кто-то, кроме Inditex, кто уже готов к сотрудничеству?

– Несмотря на то что уже сейчас часть ритейлеров активно сотрудничают с российскими предприятиями, у компаний также имеются планы по дальнейшему расширению взаимодействия с российскими предприятиями. Например, «Декатлон» на данный момент имеет степень локализации 20% и за последующие два года планирует довести ее до 45%. Компания Finn Flare 91% трикотажных изделий и 9% швейных производит в России, «Спортмастер» – около 40% спортинвентаря и 13% одежды. Заинтересовано в сотрудничестве с российскими предприятиями также руководство Uniqlo, компания нацелена на продвижение предметов одежды местного производства.

Мы знаем от представителей ритейла, что основная проблема с размещением заказов в российском легпроме в отсутствии информации о предприятиях, готовых взять заказ, и их мощностях. Чтобы расшить эту ситуацию, Минпромторг запросил у органов исполнительной власти субъектов РФ данные о предприятиях и их производственных возможностях: примерно 140 предприятий более чем из 70 субъектов выразили готовность к сотрудничеству с торговыми марками и ритейлерами.

Кроме того, для продвижения продукции отечественного легпрома, сближения торговли и промышленности на крупнейших выставках-ярмарках совместно с ассоциациями организуются торгово-закупочные сессии, проводятся встречи с крупными торговыми сетями. В целом мы рассматриваем ярмарки и торговые фестивали как хороший, работоспособный канал для российских производителей, чтобы наладить сбыт. Это уникальная возможность продемонстрировать как нашим гражданам, так и байерам, профессионалам индустрии, возможности российских предприятий, потенциал молодых талантливых дизайнеров.

При этом мы никого не собираемся убеждать в необходимости локализации – это логичный вывод, к которому бренды приходят по соображениям экономической выгоды, логистических преимуществ и покупательских предпочтений. Но у нас есть все возможности для этого: высококвалифицированные кадры, передовые технологии и меры государственной поддержки позволяют в сжатые сроки реализовать проекты по расширению производства.

– Аптечные продажи лекарств в упаковках в прошлом году выросли на 3,5%, но во многом благодаря высокому сезону гриппа и ОРВИ в конце 2016 – начале 2017 г. В деньгах рынок растет в основном за счет повышения цен и перехода покупателей на более дорогие препараты. Какие меры поддержки вы считаете наиболее эффективными, чтобы люди не экономили на здоровье?

– С 2010 г. удалось не только переломить тенденцию к утрате российской фармацевтической и медицинской продукции на рынке, но и создать задел для развития инновационной фарминдустрии. Минпромторг сформировал целый комплекс мер поддержки – финансовых и нефинансовых.

Финансовые – это, в частности, субсидии на возмещение части затрат по проектам клинических и доклинических исследований и по организации производства лекарственных средств. К примеру, таким образом профинансированы три проекта для лечения гриппа на сумму около 140 млн руб. Многие проекты получают льготное финансирование через ФРП.

Также государство заботится о том, чтобы лекарственные препараты из перечня жизненно необходимых и важнейших были доступны не только физически, но и по стоимости, поэтому регулирует цены на них.

– Да, регулирует. А производители дешевых лекарств тем временем сетуют на невозможность работать без господдержки. И утверждают, что новая обязанность маркировать лекарства может их довести до банкротства, так как они еще не рассчитались по кредитам на переход к стандарту GMP. Отказаться же от таких лекарств невозможно, потому что это может спровоцировать социальное напряжение. Как вы будете реагировать на эту проблему?

– Поправки в закон «Об обращении лекарственных средств», которые запрещают производство и ввод в гражданский оборот лекарственных препаратов без маркировки, вступили в силу только что – с 1 февраля. Но законом предусмотрен и достаточно комфортный переходный период, чтобы не только производители, но и оптовые и розничные организации подключились к единой информационной системе (ИС) маркировки лекарственных средств: до 1 января 2020 г. У каждого производителя есть свой план-график внедрения ИС «Маркировка» и дополнительные механизмы поддержки, на которые направлено 1,5 млрд руб. в 2018 г. Предполагается, что ФРП будет выделять заемные средства под льготную ставку (до 1% годовых) на два года.

– Может ли Россия стать если не передовой фармдержавой, то хотя бы второй Индией?

– Перед нами стоит задача сделать российскую фармацевтическую промышленность передовой во всем мире. Смотрите: у нас за последние 10 лет было построено более 30 новых фармацевтических заводов. Производство увеличилось троекратно – более чем до 300 млрд руб. с 96 млрд руб. в 2009 г. Каждая вторая таблетка – отечественного производства, а в деньгах доля отечественных препаратов на рынке и в государственных закупках превышает 30%. Для сравнения: в 2012 г. она составляла 24%.

Стремительное движение вперед есть и в области передовых разработок: в России появились высокотехнологичные лекарственные препараты, разработанные на основе самых новых решений в области биотехнологий, – препараты рекомбинантных факторов свертывания крови для лечения гемофилии, цитокины и моноклональные антитела, применяемые при терапии онкологии и ревматоидного артрита, рекомбинантные инсулины и т. д. Выходят на рынок и совершенно новые молекулы – элпида, используемая в терапии ВИЧ, нарлапревир – при туберкулезе, гозоглиптин – при сахарном диабете. Ряд препаратов сегодня проходят регистрационные процедуры более чем в 60 странах мира. Важно, что все новые препараты производятся в России по полному циклу – начиная с производства субстанции.

В то же время развивающиеся сейчас прогрессивные подходы в области персонализированной медицины, тераностики и регенеративной медицины, а также технологий на стыке наук требуют от нас внесения коррективов в стратегию развития фармацевтической и медицинской промышленности, что и будет сделано в этом году. Россия уже сейчас находится на хороших позициях в мировой фарминдустрии и, думаю, к 2020 г. должна выйти в авангард.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Приватизация, инвестиции > minpromtorg.gov.ru, 19 февраля 2018 > № 2511314 Денис Мантуров


Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ. Образование, наука > bfm.ru, 16 февраля 2018 > № 2514451 Денис Мантуров

Мантуров рассказал о новейших российских 3D-технологиях

Российские фирмы разрабатывают новейшие 3D-технологии мирового уровня. Уже сегодня на 3D-принтере изготавливаются двигатели для самолетов последнего поколения. Об этом министр рассказал главному редактору Business FM на Российском инвестиционном форуме в Сочи

Ставки для предпринимателей от Фонда развития промышленности могут снизиться уже в ближайший год, российские фирмы разрабатывают новейшие 3D-технологии мирового уровня, а санкции не отражаются на гражданской продукции оборонного комплекса.

Об этом и о многом другом в интервью главному редактору Business FM Илье Копелевичу рассказал министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров на Российском инвестиционном форуме в Сочи.

Денис Валентинович, я лично сейчас два часа следил за тем, как вы общались с 13 молодыми предпринимателями. Слово «молодой» только по отношению к возрасту, потому что я убедился, что они реально очень серьезные промышленные…

Денис Мантуров: Инноваторы...

Я бы сказал, капиталисты.

Денис Мантуров: Да.

Там традиционные отрасли, кроме роботов и автопилотов для тракторов. Большая разница с машинами. Ваши главные впечатления? Что они вам сказали, что вы возьмете с собой?

Денис Мантуров: Возьму с собой те поручения, которые сам себе отфиксировал и своим коллегам по министерству и отраслям, чтобы через два месяца — и мы с вами можем сверить часы, мы договорились с ребятами об этом — увидеться 12 апреля в Новосибирске на заседании нашего координационного совета. Поэтому у меня другого просто выбора нет. Я буду обязан это все отработать. И чтобы нам не было мучительно больно и стыдно за эту работу, я уверен, мы придем к каким-то уже первоначальным результатам. Понятно, что за два месяца мы новую отрасль не построим и не изменим всю нормативную базу, например, по инфраструктуре, по электродвижению или не поставим 20 тонн иван-чая на внутренний и на внешний рынок. Предпринимательница меня попросила, значит, помочь ей в продвижении продукции. Любая отрасль находится всегда на стыке не только нашего министерства, но и других ведомств, поэтому нам нужно будет использовать, во-первых, тот ресурс, тот опыт, который есть и у других коллег, у других ведомств, чтобы объединить подходы и выполнить те заветы, которые нам дали молодые ребята.

А как бы вы оценили уровень их проблем? Они рассказывали о проблемах, но этот уровень проблем, на мой взгляд, далеко не кризисный. Это проблемы роста.

Денис Мантуров: Абсолютно. Значит, ни одна из названных проблем, которую обозначили коллеги, не является какой-то космической или нереализуемой, то есть это вопрос всегда в донастройке нормативной базы. Где-то в ручном управлении нужно просто помочь правильно, так сказать, ребят продвинуть в какие-то структуры коммерческие. Да, и здесь ничего нет зазорного, это абсолютно нормально. Мы для этого созданы как ведомство: чтобы иногда и в ручном режиме поработать, и по предложениям коллег, значит, продвинуть в развитие какой-то отрасли. Я могу даже просто пример привести из такого рода встреч. Последняя, например, была в прошлом году летом на... У нас же у каждого члена правительства каждый год обязательно должна быть встреча с гражданами. Она проходит в Доме правительства, специально для этого есть отведенная аудитория. И в течение года собираются заявки, предложения от разных людей, разных направлений, отраслей. Может вообще не из промышленности прийти человек, а просто прийти и сказать: «Вы знаете...» Вот, я помню, в позапрошлом году пришла женщина, у которой ребенок проглотил магнит от игрушки. Чем это закончилось? Внесением изменений в технический регламент, чтобы в игрушках не было размера меньшего, я уже не помню там, чем...

Чтобы не глотал...

Денис Мантуров: Да, чтобы ребенок не проглотил. Или в прошлом году пришла тоже инновационная компания. Я просто запомнил название — Zetta. Они пришли с идеей внедрить формат «мотор-колеса», то есть все традиционные электромобили работают на двигателях с приводами, а здесь нет никакого двигателя. На каждом колесе стоит отдельный движок. «Мотор-колесо» — так и называется. Такой формат гораздо получается эффективнее, быстрее, экономичнее, дешевле. Ну это просто как конструктор. И вот буквально недавно я получил очередной доклад своего зама, который курирует это направление, Морозова, о том, что компания уже выиграла конкурс, получила гранты. Сегодня включены во все направления, которые отвечают развитию электродвижения, и сегодняшняя встреча также пройдет, я уверен, эффективно для наших предпринимателей. И не только для них, а для развития нашей экономики.

Нет, ну они-то даже прямые контакты стали устанавливать для того, чтобы маленькие электромоторчики пошли в эти наши знаменитые пермские роботы, которые ездят на них.

Денис Мантуров: Абсолютно. То есть уже межотраслевая такая кооперация, между предприятиями. Вот даже эти 13 человек, я уверен на миллион процентов, пообщавшись сегодня, познакомившись, перезнакомившись сегодня, там молодежь работает гораздо эффективнее — это не наше, так сказать, время, когда мы с телефона, таксофона, так сказать, звонили друг другу. А сейчас это все в смартфоне.

Одна тема все-таки есть общая у многих, хотя они и разные отрасли представляли: они все планируют развиваться, им всем нужны деньги на развитие. Звучало в том числе и то, что Фонд развития промышленности — один из главных инструментов, собственно, Минпромторга. Ставка 5%, которая была льготной год назад, она уже стала практически рыночной. Будут какие-то перемены?

Денис Мантуров: Конечно, будут. Мы уже программы внедряем по ряду направлений, по конверсии в части диверсификации предприятий оборонно-промышленного комплекса. Это программы по комплектующим. В этом году мы запускаем новое направление по интернету вещей (концепция вычислительной сети физических предметов («вещей»), оснащенных встроенными технологиями для взаимодействия друг с другом или с внешней средой. — Business FM), по внедрению новых технологий. Это все под 1% годовых. Внедряем в том числе и формат постепенного увеличения процентной ставки с определенными каникулами, то есть первые несколько лет — это 1-3% годовых, расчет до пяти. Но вы правы абсолютно, 5% сегодня — это гораздо интереснее, чем они получают кредиты. Коллеги назвали процент, который они получают в Сбербанке, там 12% годовых. Это мои очень хорошие друзья и коллеги. Но мы благодаря только субсидии обеспечиваем им эффективный конкурентоспособный кредитный продукт.

Значит, можем сказать, что ставка до какой отметки понизится? И в какой срок?

Денис Мантуров: Вы знаете, я не берусь сказать сейчас, по всем ли программам и за какой период времени, но этот сигнал, как говорится, мы, во-первых, воспринимаем и отработаем оперативно. А во-вторых, как я уже сказал, мы уже начали движение в эту сторону, поэтому снижение ставки до четырех или трех как уже базовой для, скажем так, большего интереса и мотивации предпринимателя. Это точно не за горами, то есть в ближайший год мы будем точно опускать.

Несколько, точнее 2 из 13 предпринимателей, были те, кто занимается именно IT высокого уровня. Уже многим известная пермская компания Promobot, которая делает очень хороших роботов, которые умеют разговаривать, чуть ли не танцевать — огромный функционал.

Денис Мантуров: И даже здоровался с нашим президентом. Третья версия.

Да, я даже вчера сам с ним здоровался и знакомился. Он все это воспринимает и пересказывает. И компания, которая делает, разрабатывает программные комплексы для автопилотирования не машин, а тракторов на сельской местности, — это совсем другое, это не по полосам, так сказать, ездить. Совершенно другое направление. Вы откликнулись тем образом...

Денис Мантуров: Кстати, не менее сложное...

Сложнее...

Денис Мантуров: Если не сказать, еще сложнее. Абсолютно верно.

Вы откликнулись таким образом, что, собственно, в министерстве возникнет, может быть, новый заместитель, новый департамент, ну, в общем, новое направление, которое будет сейчас заниматься именно проблемами...

Денис Мантуров: Цифровизации...

Цифровизации и теми пока немногими компаниями, которые в действительности, уже Promobot точно, находятся на самых-самых передовых рубежах, потому что эта компания реально экспортирует.

Денис Мантуров: Значит, у нас в конце прошлого года был создан департамент цифровых технологий. Его мы создали целенаправленно для того, чтобы как раз аккумулировать те прорывные технологии, которые есть сегодня или даже только появляются, зарождаются на рынке. И вот таких вот ребят, таких спецов мы будем привлекать к работе по направлению и по системам управления производствами, и по робототехнике, и по тем специальным программам, которые будут разрабатываться под разные отрасли промышленности. Из замминистров я уже определил куратора — это будет Бочаров Олег Евгеньевич. Он у нас год уже работает в качестве заместителя министра. А до этого он возглавлял Министерство промышленности и науки Москвы, поэтому он как раз формировал базу технопарков в Москве. Собственно, мы с ним на этой почве тогда и познакомились и пригласили его в министерство. Он и по образованию именно по этой части, поэтому он сегодня собирает таких молодых инноваторов. И я думаю, что в коллекцию и в компанию уже, так сказать, сформированных идеологов мы обязательно подключим сегодняшних ребят.

Еще одна технологическая новинка, о которой я раньше не слышал. Значит, у нас делается наш новый двигатель под наш самолет МС-21 — ПД-14. И недавно появились сообщения, что он частично будет, а может быть, серьезно изготавливаться в значительной степени методом 3D-печати. Расскажите, кто это делает. Я впервые слышу о том, что для создания авиадвигателя будет использоваться технология 3D-печати. Чья это разработка?

Денис Мантуров: Начнем с того, что в ВИАМ (Всероссийский научно-исследовательский институт авиационных материалов. — Business FM) мы уже сделали газомоторный реактивный мини-двигатель. Он полностью изготовлен на 3D-принтере. Это не массовая технология, но ОДК (Объединенная двигателестроительная корпорация. — Business FM) у нас сегодня в стране является лидером, а изначально «пилотом» и сегодня действительно реальным лидером с точки зрения внедрения порошковых технологий по спеканию и использованию всех тех новинок, которые не просто по импорту закупаются, а разрабатываются вместе со специалистами ОДК. В Объединенную двигателестроительную корпорацию входит и Уфимский моторостроительный завод, и «Сатурн» рыбинский, и «Пермские моторы». Собственно, о чем вы сказали вместе с разработчиками авиадвигателей. Все инженеры, специалисты этих заводов, кто сегодня задействован либо в обратном реинжиниринге, либо в разработке новых двигателей, все вместе с питерским «Политехом», вместе с ВИАМ и другими нашими научно-техническими организациями не только разрабатывают порошки. Причем сегодняшние принтеры российской разработки обладают возможностями использования нескольких порошков одновременно.

Я всегда думал, что все-таки пока 3D-печать использует пластик.

Денис Мантуров: Нет.

Металл-то она лить не может, а все-таки двигатель должен быть вроде бы из металла, поэтому мне совершенно физически непонятно, как это может быть.

Денис Мантуров: Это разные сплавы, это разные порошки разных металлов и это действительно очень такое прорывное направление, которое дает возможность произвести, например, лопатку, и это невозможно обработать на станке. Станок, он так устроен, что он снимает лишнее, да. То есть что такое станок любой обрабатывающий? У него физическое свойство — снять лишнее, а аддитивный принтер — это, наоборот, нарастить, то есть наращивание либо спекание порошковых материалов. И если мы берем за базу, с чего, собственно, начинались представления о 3D-принтинге, то это элементарные сувениры китайского производства, которые, с одной стороны, сложные, но они очень дешевые.

Кстати, и принтеры в основном они делают.

Денис Мантуров: Да, вы правы, но у нас настольных 3D-принтеров именно под полимеры более 2500 произведено было в России в прошлом году. Мало кто об этом знает, но это факт. Это не самое сложное. Это уже отработанная технология. И мы здесь движемся, скажем так, в ногу с другими странами-производителями. Что касается, например, строительного принтера, то впервые, например, в прошлом году в Ярославле произведен был хоть и небольшой дом (по-моему, порядка 300 квадратных метров), но полностью на 3D-принтере. Это сложная конструкция.

На импортном или на российском?

Денис Мантуров: Российский. Единственный в мире строительный 3D-принтер.

Кто у нас производит эти принтеры? Все, что я сейчас слышу, для меня абсолютно ново.

Денис Мантуров: Значит, это как раз ярославская компания, которая и сделала первый дом у себя в регионе, и она единственная у нас сегодня в стране, кто разрабатывает и производит.

И для авиадвигателей, и для их ну, наверное, неполного производства, а там определенные части, их тоже вот эта ярославская компания, да?

Денис Мантуров: Нет, это не ярославская.

Нет? Это ВИАМ?

Денис Мантуров: Это как раз ВИАМ с «Политехом» и ОДК. Это совместный продукт, они штучные. И они разрабатывались и производились именно для пилотной такой отработки технологии, но которая уже позволяет сегодня серийно производить ряд элементов именно двигателя ПД-14.

Это российский патент?

Денис Мантуров: Это российский патент. Это российский продукт, российский порошок.

Он уже существует, да?

Денис Мантуров: Причем мы пошли немножко даже дальше. Что касается порошков, то мы их разработали заранее, раньше, чем стали появляться принтеры, поэтому у нас гамма порошков. Мы в состоянии поставлять и на экспорт на сегодняшний день, поэтому это направление будем развивать и дальше.

В заключение совсем коротко об общих цифрах по промышленности. Ну как бы известный факт, что последний квартал прошлого года показал в промышленности спад. Практически все экспертное сообщество согласилось с тем, что эти цифры — результат сокращения оплаты гособоронзаказа в первую очередь. Министр финансов нам вчера даже про это рассказывал.

Денис Мантуров: Я бы не ставил только снижение гособоронзаказа. На самом деле, это не является ключевым. У нас просто в статистике есть агрегаторы цифр, которые смешаны. Например, в металлургии стоит ядерное топливо, но вот какое отношение ядерное топливо имеет к металлургии?

Надеюсь, что не имеет.

Денис Мантуров: Нет. Вообще никакого отношения не имеет, но так вот международные агрегаторы формируют, так сказать, цифры статистики, поэтому металлургия просела. Хотя большинство предприятий, наоборот, находятся, так сказать, в восстановительном тренде. И я рассчитываю, что у нас эта положительная тенденция сохранится до конца года. Я исхожу из того, что в этом году вот такой достаточно оптимистический результат работы января месяца по обработке.

Санкционный фактор оказал какое-то влияние? Начиная там с конца осени ряд наших оборонных предприятий в первую очередь попали в санкционные списки. Я знаю, что они же не только оборонную продукцию там выпускают, но и гражданскую тоже. С ними стали разрывать контракты. Сейчас «Силовые машины» оказались в санкционном списке.

Денис Мантуров: Никто на внутреннем рынке, естественно, ни с кем ничего не разрывает. Наоборот, те предприятия, которые оказались в санкционном списке, они получают еще и дополнительную поддержку: и административную, и финансовую. Поэтому они точно в беде не останутся. Но и надо сказать, что порядочные и корректные наши зарубежные партнеры, они не отказывались от закупки нашей продукции. Эти контракты сохраняются, поэтому здесь больше, скажем так, разговоров, чем результатов.

Илья Копелевич

Россия > Госбюджет, налоги, цены. СМИ, ИТ. Образование, наука > bfm.ru, 16 февраля 2018 > № 2514451 Денис Мантуров


Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > minpromtorg.gov.ru, 16 февраля 2018 > № 2511362 Денис Мантуров

Денис Мантуров: Остаться в стороне от глобальных процессов нельзя – важно занять место в их авангарде.

Российская промышленность преодолела последствия кризиса 2014–2015 годов. Вместе с тем остается много вопросов, требующих разрешения. Министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров рассказал о механизмах поддержки инвестиционных проектов, развитии индустриальных парков и о создании принципиально новой системы производства.

Денис Валентинович, если говорить об итогах 2017 года, в каких отраслях российская промышленность показывает наиболее хорошие результаты?

После кризиса 2014–2015 годов промышленность продолжает восстанавливаться. Все отрасли, за исключением незначительного снижения по отдельным позициям в металлургии, показывают хорошую динамику по объемам производства. В частности, высокие темпы с диапазоном от 20 до 30% наблюдаются в транспортном, сельхозмашиностроении и автомобильной промышленности – в отраслях, получивших в последние годы существенные объемы государственной поддержки. В то же время хороший рост демонстрируют станкостроение, тяжелое и энергетическое машиностроение – от 10 до 15%. Мы рассчитываем, что на фоне улучшения инвестиционной активности позитивная динамика в этих секторах продолжится и в 2018 году. Если говорить о такой социально значимой отрасли, как фармацевтика, то здесь можно отметить увеличение объемов производства на 12%. При этом мы добились повышения доли российских препаратов в сегменте жизненно необходимых лекарственных средств до 84% – это максимальный показатель за всю историю измерений. Рост от 4 до 8% показали авиастроение, лесопромышленный комплекс, химическая отрасль и легпром.

Какие меры по поддержке российской промышленности вы могли бы отметить?

Одним из наиболее эффективных инструментов поддержки является Фонд развития промышленности, который финансово обеспечивает проекты путем предоставления займов на их реализацию юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям по ставке 5% годовых. На конкурсной основе можно получить средства на реализацию проектов, направленных на внедрение передовых технологий, создание новых продуктов или организацию импортозамещающих производств. По итогам 2017 года Фондом поддержано 268 проектов на общую сумму 66 млрд руб. Их реализация позволит привлечь в реальный сектор экономики, помимо займов Фонда, 176,4 млрд руб. и создать более 20,5 тыс. рабочих мест. Суммарная выручка новых и модернизированных предприятий, которые будут созданы в рамках уже профинансированных проектов, составит 1558,4 млрд руб., а на логовые отчисления в бюджеты всех уровней – 131,2 млрд руб. Уже сейчас благодаря этой поддержке запущено 35 производств в 26 регионах страны. Еще один востребованный инструмент – механизм специального инвестиционного контракта. Его особенностью является стабилизация действующих условий ведения бизнеса для инвестора, который берет на себя определенные обязательства по созданию и модернизации производства, в том числе социально-экономического характера. К настоящему моменту Минпромторгом подписаны 13 федеральных специальных инвестиционных контрактов. По нашим прогнозам, благодаря работе в рамках СПИК будет создано порядка 5 тыс. новых рабочих мест, а общая сумма привлеченных инвестиций составит не менее 274 млрд руб. При этом объем произведенной продукции превысит 1434 млрд руб., а реализованной – 1934 млрд руб. Всего же сейчас Минпромторг администрирует более 120 мер поддержки отраслей промышленности, направленных на субсидирование комплексных инвестиционных проектов, затрат на НИОКР, развитие инжиниринга, создание индустриальных парков и промышленных технопарков, поддержку промышленных кластеров, экспортной деятельности и т.д.

Как решается проблема низкой производительности труда в России?

Если говорить о промышленности, то в обрабатывающих отраслях по итогам 2016 года показатель производительности труда составил 101,3% – и это выше, чем в целом по экономике. Вместе с тем для решения задач повышения производительности труда в августе 2017 года президиумом Совета при Президенте Российской Федерации по стратегическому развитию и приоритетным проектам был утвержден паспорт приоритетной программы «Повышение производительности труда и поддержка занятости». Здесь предусмотрен целый комплекс мер, касающихся, в частности, промышленных предприятий. Так, например, Фондом развития промышленности был разработан и в конце прошлого года утвержден стандарт выдачи займов промышленным предприятиям на повышение производительности труда в размере от 50 до 300 млн руб. на срок до 5 лет по ставке 1% годовых. Средства могут быть потрачены на приобретение промышленного оборудования для технологического перевооружения и модернизации, обучения персонала в целях повышения производительности труда, инжиниринг, разработку или трансфер технологий. Заем будет предоставляться на финансирование проектов, которые позволят увеличить индекс производительности труда по сравнению с базовым годом не менее чем на 5% по итогам первого года реализации и не менее чем 20% по итогам окончания действия срока займа. Одной из основных форм территориального развития промышленности считаются индустриальные парки. При этом треть из них находится на территории четырех регионов: Московской, Ленинградской и Калужской областей, Республики Татарстан.

Есть ли предпосылки для более равномерного развития индустриальных парков на территории России?

Создание новых производств и повышение технологического уровня реального сектора экономики невозможно без наличия в регионах площадок с подготовленной промышленной инфраструктурой. За период с 2012 по 2017 год количество действующих и создаваемых индустриальных парков выросло более чем в 2,5 раза, с 64 до 166. Действительно, первые парк и начали появляться в 2006 году в регионах Центральной России, и на данный момент их концентрация здесь довольно высока. Такая ситуация обусловлена как высоким уровнем конкуренции среди регионов за привлечение инвесторов и открытие новых производств, так и близостью к основным рынкам сбыта и потребления производимой продукции. При этом сейчас происходит постепенное выравнивание географии размещения индустриальных парков. Так, пять лет назад площадки работали в 27 регионах, сейчас же – в 51. Активно начали создаваться площадки в Сибирском федеральном округе (10 парков), Уральском федеральном округе (10 парков), Дальневосточном федеральном округе (3 парка). В восточной части страны одновременно с созданием индустриальных парков начали действовать территории опережающего социально-экономического развития. Сейчас в Дальневосточном федеральном округе функционируют 18 таких территорий, которые отличаются от индустриальных парков более высокой площадью, а так же наличием привлекательного для инвесторов налогового и таможенного режима. Восточные регионы так же обладают высоким потенциалом для создания новых промышленных площадок. Так, средний уровень заполняемости индустриальных парков резидентами в Центральной России в течение последних трех лет не превышает 50–51%, в то время как ана логичный показатель в восточной части страны превышает 70%. Для поддержки создания индустриальных парков в регионах Зауралья Минпромторгом разработан механизм компенсации затрат субъектов Российской Федерации, понесенных на создание инфраструктуры индустриальных парков, за счет налоговых и таможенных платежей резидентов указанных объектов в федеральный бюджет. Механизм предусматривает специальные критерии отбора проектов для регионов с численностью населения менее 500 тыс. человек. В рамках постановления уже поддержаны два индустриальных парка Новосибирской области на общую сумму в размере свыше 420 млн руб. Мы наблюдаем в мире новую промышленную революцию, связанную с развитием цифровых технологий.

Как этот процесс развивается в российской промышленности? Насколько она конкурентоспособна в глобальном плане?

Это не первая промышленная революция. Президент Всемирного экономического форума в Давосе Клаус Шваб считает ее четвертой, и большинство экономистов с ним согласны. Из опыта трех предыдущих революций ясно, что остаться в стороне от глобальных процессов нельзя – наоборот, важно занять достойное место в их авангарде. Собственно, это и является целью утвержденной правительством страны и реализуемой сейчас программы «Цифровая экономика Российской Федерации». Наиболее активны на пути к «цифре» предприятия авиационной, автомобильной, судостроительной, пищевой промышленности, атомной энергетики и ракетно­космического комплекса. Уже сейчас на многих из них создаются цифровые двойники продукции, виртуализируются производственные процессы. Однако цифровая экономика – это не просто станки, оборудованные числовым программным управлением, а принципиально новая система производства. От предприятий полного цикла мы переходим к распределенной модели создания продукции. То есть для выпуска какой ­то детали предприятие может воспользоваться станком, который установлен на другом предприятии, расположенном в другом городе, и сделать это дистанционно. Такие системы уже тестируются. Таким образом, в рамках цифровой кооперации очень сильно изменяются традиционные смежные связи – с 2017 года создается единое цифровое пространство, вбирающее в себя разные отрасли. Это будет евразийская сеть промышленной кооперации, субконтрактации и трансфера технологий – первый этап ее внедрения планируется осуществить в этом году. Конечно, эта сеть интегрируется с промышленными платформами предприятий и торговыми площадками, в том числе международными. И мы уже приступили к локализации международных платформ цифровой кооперации. Инициатива «4.0 RU» – хороший пример конкретных шагов. В рамках программы будет реализовано три пилотных проекта промышленного предприятия нового поколения. Что бы кратко охарактеризовать новизну решений, скажу, что еще на этапе создания цифровой модели продукции можно будет оценить экономику изделия с учетом таких факторов, как серийность и стоимость комплектующих, возможность использования интегрированного подхода в системе производственного оборудования. Можно даже провести виртуальные испытания продукции до изготовления ее физического, натурного образца. А это значит, что затраты на выпуск сложных высокотехнологичных изделий будут существенно меньше, чем сейчас. Цифровизация касается не только создания продукции, но и дальнейших процессов. Сейчас, к примеру, активно развивается система маркировки. В перспективе с ее помощью производители смогут отслеживать товарные потоки и на основании получаемой информации достаточно точно прогнозировать как необходимые объемы производственных запасов и свои логистические затраты, так и спрос на продукцию. Мы понимаем, что происходящая сейчас цифровая трансформация промышленности – это обязательное условие сохранения и повышения конкурентоспособности отечественной продукции на мировом рынке. И наша цель заключается не только в переводе производственных процессов в «цифру» (хотя само по себе это важно), мы стремимся вырастить глобальных лидеров, которые будут поставлять миру цифровые технологии и комплексные решения для производств нового поколения.

Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > minpromtorg.gov.ru, 16 февраля 2018 > № 2511362 Денис Мантуров


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 19 января 2018 > № 2467934 Денис Мантуров

Встреча с Министром промышленности и торговли Денисом Мантуровым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Министром промышленности и торговли Денисом Мантуровым. Глава Минпромторга информировал Президента об основных показателях развития реального сектора экономики за 2017 год.

Д.Мантуров: Хотел бы доложить о результатах работы в обрабатывающих секторах промышленности. В целом эта отрасль восстанавливается после кризиса 2014–2015 годов, и за прошлый год по обработке у нас может получиться плюс 1 процент. Практически все направления, все секторы находятся в положительной зоне, за исключением металлургии.

Но самых высоких темпов добились три отрасли: это автопром, сельхозмашиностроение и транспортное машиностроение. Это те отрасли, куда в последние несколько лет государство вкладывало существенные объёмы средств, но и эти деньги демонстрируют, собственно, результат этой работы.

Транспортное машиностроение – это и локомотивы, и вагоны, пассажирские (в Твери) и грузовые. В районе от 10 до 15 процентов рост по станкам, тяжмашу и энергетическому машиностроению. И та отрасль, которая благодаря Вашему своевременно принятому решению, когда была принята программа по фарме, уже несколько лет подряд стабильно растёт более 10 процентов: в прошлом году рост фармпроизводства составил 12 процентов. Мы достигли доли российского производства в перечне жизненно важных лекарственных препаратов 84,6 процента. В соответствии с Вашим Указом от 2012 года в этом году мы должны обеспечить 90 процентов российского производства. Я на сто процентов уверен, что мы эти результаты покажем.

Что касается авиапрома, химического комплекса, лесоперерабатывающей промышленности и лёгкой промышленности, рост составил от четырёх до восьми процентов. И здесь отдельно хотел поблагодарить Вас за легпром. Вы поддержали нашу инициативу в августе прошлого года, когда проводили отраслевое совещание по этому направлению. Поддержали нашу инициативу по сохранению мер – я хотел сначала сказать «поддержки», но скорее «развития», потому что мы уже вышли на стабильный темп роста, и в этом году мы должны сохранить эту положительную динамику.

В.Путин: Фонд развития промышленности работает?

Д.Мантуров: Владимир Владимирович, это сегодня один из основных механизмов поддержки, в том числе отраслевых планов по импортозамещению. На сегодняшний день 35 производств уже работают благодаря поддержке этого фонда. Всего с момента принятия Вами решения о создании фонда поддержано 268 проектов. Общая сумма, объём инвестиций составил 250 миллиардов рублей, из которых 66 миллиардов приходится на льготные займы Фонда развития промышленности.

И что самое главное, мы дали импульс регионам создавать свои региональные фонды развития промышленности. Зарегистрировано уже 40 фондов с общим объёмом капитала на этот год более 5 миллиардов рублей. При этом все фонды работают по стандартам федерального фонда и в основном нацелены на финансирование проектов малого и среднего бизнеса. Мы, таким образом, обеспечиваем проникновение именно в малый и средний сектор. Нам достаточно сложно с федерального уровня финансировать проекты в 20–50 миллионов; за счёт того, что 70 процентов мы автоматом будем софинансировать из федерального фонда, а 30 будут предоставлять регионы, мы обеспечим стабильное развитие этого направления.

Что касается роста внутренней торговли. За прошлый год впервые мы видим её восстановление – 1 процент. Если вспомнить сильное падение 2015 года, это минус 10 процентов, и сохранявшееся падение в 2016 году, на 4,6 процента, – это важнейший сектор экономики, это почти 15 процентов ВВП, поэтому это даёт хороший прирост в целом по результатам экономики.

Что касается экспорта, прирост несырьевого, неэнергетического экспорта составил 19 процентов по прошлому году. Это впервые за 10 лет. При этом мы рассчитывали на 7 процентов исходя из принятой программы, поддержанной Правительством, по развитию экспорта – за счёт компенсации затрат экспортёрам по логистике, омологации, сертификации продукции.

Существенным драйвером являются ещё и программы импортозамещения. Мы на сегодняшний день уже запустили производство и поставку, в том числе на экспорт, конкурентоспособной продукции по 350 проектам, и в течение двух лет мы завершим ещё 780 проектов, которые были включены в план импортозамещения.

Вы давали нам поручение, чтобы по каждому проекту обязательно была экспортная составляющая, поэтому ставим это как обязательное условие при финансировании – до 20 процентов. Рассчитываем, что в этом году – при сохранении положительной динамики и в том числе инвестиционной активности – продолжим положительно.

В.Путин: Наполнение фонда есть?

Д.Мантуров: Да, Владимир Владимирович. В декабре Минфин нам досрочно довёл 16,8 миллиарда рублей.

В.Путин: Хорошо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 19 января 2018 > № 2467934 Денис Мантуров


Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 17 января 2018 > № 2468012 Денис Мантуров

Денис Мантуров: санкции дали нашей промышленности только плюс.

Итоги 2017 года дают повод для оптимизма. О них министр промышленности и торговли России Денис Мантуров рассказал главному редактору «АиФ» Игорю Черняку.

Локомотивы и не только

Игорь Черняк, «АиФ»: Денис Валентинович, в течение 2017 года промышленность у нас устойчиво росла, но в конце года был зафиксирован спад по сравнению с 2016 годом. Что случилось?

Денис Мантуров: Небольшое снижение вызвано факторами, которые не влияют напрямую на общую положительную динамику. К примеру, если мы говорим о производстве вообще, то этот показатель учитывает в том числе производство тепла и электричества. А они производились в меньших объёмах, потому что погода в ноябре 2017 года была существенно теплее, чем в ноябре 2016.

Второй важный фактор — это соглашение стран ОПЕК о снижении добычи нефти. Оно уменьшило показатели нефтянки, плюс по мере снижения добычи нефти снижается и потребность в закупках продукции предприятий машиностроения, ориентированной на отрасль. Всё это также сказывается на общих показателях по промышленности.

Что касается обрабатывающих отраслей, то у нас сохраняется рост и по итогам 2017 года мы рассчитываем увидеть превышение показателей предыдущего года.

Мы считаем большим достижением уверенный рост станкостроения второй год подряд. Уже сейчас 30% потребности предприятий обрабатывающих отраслей промышленности покрывается за счёт российского оборудования.

Денис Мантуров

— Какие отрасли сегодня выполняют роль локомотивов экономики?

— Основные драйверы — химическая промышленность, фармацевтика, транспортное машиностроение, производство колёсных транспортных средств, автомобилестроение. Это те отрасли, которые существенно влияют на показатели в экономике.

Не менее важные процессы происходят и в других сферах, где увеличение, может быть, не столь велико, но тем не менее показательно. Вот, к примеру, станкостроение. Мы считаем большим достижением его уверенный рост второй год подряд. Уже сейчас 30% потребности предприятий обрабатывающих отраслей промышленности покрывается за счёт российского оборудования.

Вообще, за последние десятилетия мировое и, соответственно, российское станкостроение серьёзно изменили свой облик. На многих предприятиях, в том числе атомной промышленности, ракетно-космической отрасли, оборонно-промышленного комплекса, а также других стратегических отраслей промышленности, вместо отдельных фрезерных, токарных и шлифовальных станков используются многокоординатные обрабатывающие центры. Они позволяют делать комплексную механическую обработку 3-мерных заготовок, используя различные инструменты. Конечно, повышается скорость изготовления детали сложной формы, улучшается качество её обработки, снижаются трудозатраты и влияние человеческого фактора. Именно такое высокотехнологичное оборудование сейчас разрабатывают и запускают в производство ведущие российские станкостроители.

Другой пример — предприятия народных художественных промыслов. Тут вообще объёмы исчисляются несколькими миллиардами рублей на всю страну. Но промыслы — наша культура, традиции, а потому для нас это значимая отрасль, и я горжусь тем, что такие производства у нас сохранились. Министерство сейчас старается мотивировать предприятия, чтобы они диверсифицировали производство: помимо высокохудожественных, выпускали и утилитарные изделия, а в дополнение к ручному производству внедряли машинное. На продукции можно помечать, ручная это работа или механическая. Соответственно, и стоимость её будет разная.

Это даст возможность больше зарабатывать — тогда и субсидий потребуется меньше, и сами производители будут заинтересованы в том, чтобы сохранить ручную составляющую, ведь она формирует имидж и поддерживает бренд.

Безусловным чемпионом стал автопром — по итогам 11 месяцев рынок вырос на 12%, а производство — на 21%.

Денис Мантуров

С чемпионами без аутсайдеров

— Какие отрасли можно считать чемпионами?

— Те, где рост от 7 до 15%. Химическая промышленность, конечно. Транспортное машиностроение тоже сработало неплохо — если берём, например, производство грузовых вагонов, то мы уже вышли на объёмы более 50 тыс. за год. А в прошлом году было 37 тыс.

Но безусловным чемпионом стал автопром — по итогам 11 месяцев рынок вырос на 12%, а производство — на 21%. Конечно, по декабрю будет коррекция в виду того, что основные объёмы поставок произошли в октябре-ноябре. Однако всё равно показатели высокие.

— Кстати, в 2017 году много отечественных машин поставили на экспорт, в том числе на Кубу...

— Да, на Кубе они начали работать как такси. Но рост в автопроме касается не только поставок готовых автомобилей, но и компонентов, включая кузова, которые сейчас отправляем на новый для нас рынок — в Алжир. Мы поддерживаем экспортноориентированные продукты. К примеру, в Стратегии развития автопрома один из важнейших показателей — это доля экспортных поставок в общем объёме продаж — она у каждого автопроизводителя должна составлять не менее 20%.

Мы стремимся выйти на рынки Азии, Ближнего Востока, Северной Африки. В Египте рассчитываем иметь свой хаб и сейчас рассматриваем, какой сегмент там интересен — скорее всего, это будут лёгкие грузовые автомобили для коммерческих целей.

— Мы увлеклись чемпионами. Но кто по итогам года стал аутсайдером?

— Вы знаете, аутсайдеров практически нет. Некоторое снижение наблюдалось в металлургии, но и она сейчас находится в фазе восстановления за счёт роста спроса в строительном и транспортном секторах экономики, что увеличивает металлопотребление на внешнем и внутреннем рынках. Кроме того, позиции российских металлургов усилились после того, как в Китае начала действовать госпрограмма по сокращению избыточных мощностей в металлургии и ужесточению экологических норм — там закрылись производства общей мощностью в 120 млн тонн, что снизило мировое предложение стали.

Помимо этого, выросло потребление стали в отечественном машиностроении — благодаря снижению объёмов импорта оборудования и в результате государственной поддержки отрасли.

Российская продукция должна стать узнаваемой за рубежом как образец высокого качества. И мы уделяем значительное внимание этому вопросу, стимулируем участие наших предприятий в крупных международных выставках.

Денис Мантуров

Какими предприятиями прирастаем?

— Денис Валентинович, санкции мешают нашей промышленности развиваться или, наоборот, помогают?

— Та порция санкций, которую мы имели на протяжении последних 3 лет, дала только плюс — как с точки зрения программы импортозамещения, так и востребованности российской продукции на мировом рынке.

К предприятиям машиностроения повернулись лицом крупные игроки в нефтегазовой промышленности, и теперь активно развивается производство российского оборудования для разведки и добычи, в том числе на шельфовых месторождениях. Только в рамках госпрограммы «Развитие судостроения и техники для освоения шельфовых месторождений на 2015-2030 годы» на эти цели в 2016-2019 годах выделено 7 млрд руб. Аналогичный подход мы планируем применить в создании отечественных технологий, оборудования и конструкционных материалов для строительства заводов сжижения природного газа.

Мы увеличили и объёмы поставок на экспорт — этому способствовала девальвация рубля, а также меры государственной поддержки в виде компенсации затрат на логистику, проценты по кредитам, страховки импорт-контрактов и т. д.

Российская продукция должна стать узнаваемой за рубежом как образец высокого качества. И мы уделяем значительное внимание этому вопросу, стимулируем участие наших предприятий в крупных международных выставках. В октябре 2017 года создано Национальное конгресс-бюро — оно объединит ключевые российские компании и регионы в сфере индустрии встреч, которые раньше работали разобщённо и разрозненно. Предприятия смогут наиболее эффективно представлять и продвигать Россию на международных рынках, а значимые международные мероприятия будут проводиться на площадках нашей страны.

— Открываются ли у нас новые предприятия?

— Тенденция по открытию новых предприятий либо модернизации старых продолжается в последние 10 лет. Особенно заметна она в чёрной металлургии: 90% мощностей, заложенных здесь ещё в советское время, были модернизированы. Эта отрасль каждый год выдавала на-гора либо открытие нового цеха, либо запуск нового стана, либо вообще новое производство, причём уже следующего передела.

Кстати, сегодня российский автопром практически на 100% работает на российском листовом прокате, и даже иностранные бренды приобретают его у «Северстали», «Магнитки», других производителей. Это большое достижение, потому как очень непросто шла работа по его сертификации для автопрома — существенно отличались требования иностранных брендов от тех, что были заложены у нас ещё в советское время.

На 1 декабря 2017 года уже 84% из списка жизненно важных лекарств производились в России. В 2018 году мы должны выйти на 90%.

Денис Мантуров

В химпроме за последние годы открылось порядка 40 новых предприятий — это производства минеральных удобрений в Новгородской области и Татарстане, автомобильных шин — в Ульяновске, полимерных изделий — в Ленинградской и Ростовской областях, химических волокон — в Волгоградской области и других регионах.

В фармацевтике также появляются и новые предприятия, и новые цеха, которые выпускают инновационные лекарства. На 1 декабря 2017 года уже 84% из списка жизненно важных лекарств производились в России. В 2018 году мы должны выйти на 90%, и у меня нет никаких сомнений, что этот показатель будет достигнут.

Новые предприятия заработали в медицинской промышленности, активно развиваются производства в области биотехнологий. Выпускаются и лигнин, и аминокислоты, и белки, без чего невозможно развитие ни животноводства, ни пищевой, ни фармпромышленности.

Ещё одно важное событие — в декабре прошлого года запущена линия по выпуску отечественных процессоров для систем кохлеарной имплантации. Этот проект, как мы надеемся, позволит создать центр инновационных разработок, предназначенных для людей с нарушениями слуха.

Современные модернизированные предприятия запущены и в лесопереработке. Здесь с 2008 года реализуются приоритетные инвестпроекты, которым предоставляется льгота 50% от арендной платы за лес. Сейчас таких проектов 140. Благодаря этому снижаются объёмы поставок на экспорт круглого леса и теперь он перерабатывается внутри страны. А на Дальнем Востоке лесные предприятия в последние 3 года получают субсидию, ориентированную на создание производств глубокой переработки.

— Чтобы в Китай отправлять не сырьё, а готовую продукцию?

— Абсолютно верно. Это касается и производства пеллетов, которые на 90% экспортируются за рубеж, и новых видов продукции — например, картонажа или клееного бруса. Мы поддерживаем отрасль, развивая в стране производство мебели и деревянное домостроение: отрабатываем стандарты с Минстроем, отдельно ввели категорию деревянных домов по льготной ипотеке.

За последние 3 года у нас открылись предприятия по производству синтетических тканей, мы стали шить спортивную одежду, в том числе для активного туризма. А производство спецодежды сегодня на 98% отечественное!

Денис Мантуров

Легпром — не только рукавицы

— Как вы это всё в голове удерживаете? Раньше практически на каждую отрасль был свой министр. А теперь у вас одного сколько отраслей?

— 28 отраслей, — с улыбкой отвечает министр. — А лёгкая промышленность?! Мне все говорили: «Занимайся серьёзными отраслями. Зачем тебе легпром?» Но легпром сегодня, если оценивать рынок, — это 2,5 трлн рублей. Неужели мы сами не в состоянии создать производства, которые хотя бы половину этого рынка обеспечат продукцией?

За последние 3 года у нас открылись предприятия по производству синтетических тканей, мы стали шить спортивную одежду, в том числе для активного туризма. А производство спецодежды сегодня на 98% отечественное! Представляете, раньше рукавицы для сталеваров и электриков закупали за рубежом — это же бред! А теперь шьём не только простую спецодежду и спецобувь, но и для работы в условиях Арктики.

Так что легпром даёт уверенный рост. И оказалось, что нужно-то немного: в 2017 году поддержка государства, оказанная отрасли с учётом льготных займов от ФРП, компенсации процентов по кредитам и лизингу, оценивается в 3 млрд руб. А рост — 7%.

Причём, лёгкая промышленность — это не только одежда и обувь. К примеру, утеплитель, который используется для курток, применяется и в строительной индустрии — при изготовлении изоляционных материалов. Это многопрофильная отрасль, которая имеет колоссальный потенциал для дальнейшего роста и импортозамещения.

Остаёмся авиадержавой

— Давайте подробнее поговорим ещё о двух отраслях, которые и для экономики имеют важное значение, и для статуса страны. Начнём с авиастроения. Что делается, чтобы Россия оставалась авиационной державой?

— В 2017 году мы произвели 146 самолётов и 219 вертолётов. Что касается самолётов — это примерно столько же, сколько и в прошлом году, — как гражданских, так и военных. С учётом того, что пик по госпрограмме «Вооружение» уже пройден, мы будем постепенно замещать военную продукцию гражданской. А по вертолётам у нас еть рост по сравнению с 2016 годом — порядка 15%.

Минпромторг участвует в программе развития санитарной авиации. Регионы России получают современные оснащённые специальным оборудованием вертолёты МИ-8 и «Ансаты». В 2018 году в рамках этой программы планируется поставить авиаперевозчикам 31 вертолёт (12 «Ансатов» и 19 — Ми-8). Все они ещё в августе прошлого года запущены в производство и будут оснащены медицинскими модулями.

Вообще, семейство МИ-8 остаётся основной рабочей лошадкой, которая востребована и на российском, и на мировом рынках. Этот вертолёт до сих пор не исчерпал свой потенциал модернизации. Новые рынки находит «Ансат», что позволяет увеличивать объёмы его поставок. Он более компактный, взлётный вес — 3,6 тонны. Очень, кстати, комфортная машина. Я сам на ней периодически летаю.

Кроме того, с регионами прорабатывается вопрос о включении в программу санавиации и самолёта Л-410, производство которого локализовано в Екатеринбурге на Уральском заводе гражданской авиации.

— Такая программа у нас, по-моему, принята впервые...

— Да, впервые, даже в Советском Союзе такого не было. И если посмотреть сводки, например, в Волгоградской области полученные по этой программе 2 вертолёта спасли жизни 200 человек. По итогам 2017 года в целом по стране, думаю, будет не менее 8 тыс. жизней за счёт «золотого часа», как говорят медики, то есть за счёт быстрой доставки пациента в то медучреждение, где ему могут оказать нужную помощь.

Идёт работа над новым самолётом МС-21-300. Пока в нём установлен двигатель PW-1400G (США), но в дальнейшем этот самолёт будет оснащаться отечественным двигателем ПД-14.

Денис Мантуров

— Денис Валентинович, в целом о гражданской авиации расскажите, пожалуйста.

— В гражданской авиации основной самолёт, который поставляется и на российский, и зарубежные рынки, — это «Сухой Суперджет-100». Мы рассчитываем в следующем году сохранить объём выпуска на уровне 30 самолётов. Завершается создание его усовершенствованного варианта, который будет достойным конкурентом самолётам этого класса зарубежных производителей — «Эмбраер» и «Бомбардье».

Идёт работа над новым магистральным самолётом МС-21-300. 28 мая прошлого года он совершил первый полёт. Сейчас проходят лётные сертификационные испытания. Пока в нём установлен двигатель PW-1400G (США), но в дальнейшем этот самолёт будет оснащаться отечественным двигателем ПД-14, который уже прошёл заводские испытания. Вскоре на его базе должно появиться целое семейство авиационных двигателей как для самолётов, так и для тяжёлых вертолётов.

В конструкции МС-21 использованы не имеющие аналогов в мире технологические новинки — например, композитное крыло большого удлинения, выполненное по технологии вакуумной инфузии. Мы рассчитываем, что этот самолёт будет иметь успех — во всяком случае, уже сейчас есть 175 заказов на него. Что немаловажно — для него разработано отечественное бортовое оборудование на основе технологии интегрированной модульной авионики.

Продолжаются работы по созданию регионального самолёта Ил-114-300 дальнемагистрального широкофюзеляжного самолёта Ил-96-400М и подготовке их серийного производства. По поводу первого могу сказать, что авиакомпании, работающие в Пермском, Приморском краях, Архангельской области уже выразили свою заинтересованность в этих самолётах. Ну, а Ил-96-400М создаётся как модификация серийного пассажирского самолёта Ил-96-300 с получением дополнения к сертификату типа. Его цена в серии будет на 14-17% ниже, чем у зарубежных аналогов.

— А что с российско-китайским проектом?

— Это широкофюзеляжный дальнемагистральный самолёт. Уже определено его название: CR929, где «С» и «R» означают «China-Russia». Мы рассчитываем в 1-м полугодии 2018 года определить перечень поставщиков оборудования и комплектующих изделий, а также сформировать окончательный облик этого самолёта. Это необходимо для того, чтобы от аванпроекта перейти уже к следующему этапу опытно-конструкторской работы — утверждению техзадания и эскизному проектированию.

Какие суда бороздят моря и реки?

— На что способно сегодня российское судостроение?

— В судостроении произошёл перелом в сторону развития гражданского сектора — в первую очередь благодаря тому, что была запущена программа, которую кратко называют «квоты под киль». Получая права на вылов биоресурсов, ты должен построить в России и в дальнейшем использовать для этого современное рыболовецкое судно.

И впервые за много лет на судостроительные предприятия пошли рыбопромысловики. Сейчас заказано уже 50 судов, причём это не баркасы, а полноценные средне- и крупнотоннажные суда, среди которых не только траулеры, но и ярусоловы, другие современные типы рыбопромысловых судов. Общий заказ оценивается в сумму 120 млрд руб.

Речное судостроение потихонечку оживает. Онежский судостроительный завод сейчас загружен заказами, а ещё недавно он был в банкротстве. Будем восстанавливать предприятия в Якутии, Ямало-Ненецком округе, Тюмени.

Денис Мантуров

— Где мы их будем строить — на Дальнем Востоке?

— Не только. На Дальнем Востоке много верфей, которые в состоянии производить современные суда. Но у нас работают судостроительные предприятия и в Калининграде, Санкт-Петербурге, Рыбинске, Ярославле. Все они участвуют в этой программе и благодаря ей поднимаются.

Кстати, речное судостроение тоже потихонечку оживает. Онежский судостроительный завод сейчас загружен заказами, а ещё недавно он был в банкротстве. Будем восстанавливать предприятия в Якутии, Ямало-Ненецком округе, Тюмени.

Раньше крупные пассажирские речные суда в нашей стране не строились, потому что по социалистическому разделению труда эта прерогатива была отдана ГДР и Польше, и их круизные корабли по сей день ходят по нашим рекам. Но мы запустили проект PV-300 — новое судно строится в кооперации верфей «Красное Сормово» и «Лотос».

Рассчитываем, что, создав конкурентные условия судовладельцам (ведь навигация длится всего полгода, а нужно окупить затраты и что-то заработать) в виде льготного лизинга, компенсации процентов по кредитам, мы стимулируем их размещать заказы на территории России. Кроме того, в прошлом году ввели «утилизационный грант»: сдаёшь старое судно на металлолом и заказываешь новое — получаешь грант.

В «цифру» — это куда?

— Без аддитивных технологий производство по многим направлениям, очевидно, развиваться не сможет. Как обстоят дела с ними?

— На сегодняшний день в сфере аддитивных технологий высокую динамику показывает сектор строительных принтеров, в котором российский бизнес опережает Европу. В Ярославле недавно представили дом площадью 300 кв. метров, «напечатанный» на 3D-принтере, — первое в Европе жилое строение, изготовленное с помощью аддитивной технологии. За этот год было произведено и поставлено 24 российских строительных 3D-принтера для печати цементом домов и сооружений — как российским заказчикам, так и предприятиям из Казахстана, Молдовы, Дании.

Что касается других видов 3D принтеров, то их за 2017 год российскими компаниями собрано и продано 2 600. Работают они в основном на полимерных материалах. Для ускорения внедрения аддитивных технологий сейчас открываются центры компетенций и прототипирования, которые предоставляют предприятиям 3D оборудование. В прошлом году начали работу 2 таких центра: Инжиниринговый центр прототипирования высокой сложности НИТУ «МИСиС» «КИНЕТИКА» и «Лаборатория аддитивного производства» на базе Сколковского института.

Мы, в отличие от зарубежных коллег, не забыли о кибербезопасности. Привлекаем к этой работе компанию Касперского и других отечественных игроков. Ведь самое страшное — даже не то, что станок извне можно отключить, а то, что можно задать другие, по сравнению, с изначальной программой, параметры.

Денис Мантуров

— Движение к цифровой экономике имеет ли у нас какое-то осознанное направление? Наш выбор — это американский «Интернет вещей», европейская «Индустрия 4.0» или какой-то собственный вариант?

— Вы знаете, мы всегда выбираем свой путь. Конечно же, используем международный опыт. Наверное, ближе мы всё же к немцам — к их «4.0». Наше министерство при реализации глобальной программы цифровой экономики, которая принята правительством России в 2017 году, отвечает за создание цифровых производств, «умных» фабрик, развитие интернет-торговли. В министерстве создан департамент цифровой промышленности.

Но мы, в отличие от наших зарубежных коллег, которые, как в омут с головой, нырнули в цифровую экономику, не забыли о кибербезопасности. Привлекаем к этой работе компанию Касперского и других отечественных игроков, кто движется в этом направлении. Ведь самое страшное — даже не то, что станок извне можно отключить, а то, что можно задать другие, по сравнению, с изначальной программой, параметры. Чуть-чуть поменяли — и получили иные образцы продукции, которые могут быть как просто никчёмными, так и опасными.

— Денис Валентинович, вы не раз упоминали о господдержке производителей — льготном лизинге, компенсации процентов по кредитам, грантам и т. д. Можете ли сказать, что какие-то меры особенно эффективны?

— Думаю, важен сам факт участия государства. Ведь господдержка — это не только деньги. Мы иногда сажаем друг напротив друга потребителей и производителей — и это уже поддержка. Предприятиям часто не деньги нужны, а стабильный заказ. И вот они посидели, пообщались и договорились о заказе на долгосрочной основе.

Так мы, к примеру, сращивали российские предприятия по производству кожи с автопромом. Сегодня «Фольксвагену», «Рено», «Мазда Соллерс», «АвтоВАЗу» поставляется наша кожа — сертифицированная автомобильная. И самолётную кожу начали производить. В советское время у нас её никогда не выпускали. А сегодня S7 уже заказывает для отделки салонов продукцию рязанского кожевенного завода.

То же самое — в нефтегазмаше, где министерство выполняет исключительно координационную роль. Мы должны наладить межотраслевую и межрегиональную координацию. Сейчас внедряем государственную информационную систему «Промышленность» в рамках реализации одного из направлений закона о «Промышленной политике» от 2014 года. Она должна выполнять те полезные функции, которые когда-то обеспечивал Госплан, и думаю, что всем участникам производственных цепочек станет легче.

Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 17 января 2018 > № 2468012 Денис Мантуров


Россия > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 28 декабря 2017 > № 2447620 Денис Мантуров

Глава Минпромторга Денис Мантуров — о создании в России единого каталога потребительских товаров.

Автор: РИА Новости/Сергей Гунеев

Несмотря на рост показателей фактически по всем отраслям промышленности, оценка достигнутых результатов — удовлетворительно. Такую строгую годовую отметку российскому производству поставил министр промышленности и торговли Денис Мантуров. О целях создания цифровой базы потребительских товаров, изменениях в господдержке продажи автомобилей и запрете чиновникам покупать импортную мебель — рассказал в интервью «Известиям» глава Минпромторга.

— Денис Валентинович, говоря об успехах в импортозамещении, как правило, мы слышим только о пищевой промышленности. Как обстоят дела в других отраслях?

— Можно смело сказать, что по всем отраслям мы видим положительную динамику. В частности, легкая промышленность продолжает сохранять рост в 5%. По результатам 11 месяцев этого года — рост практически по всем сегментам легпрома. Государство оказывает всестороннюю поддержку, и те проекты, которые сейчас реализуются инвесторами и бизнесом, автоматом дадут результат и выход на новые объемы производства в следующем году.

С этого года мы видим положительную динамику в станкостроении. Постепенно восстанавливаются предприятия. Большое количество заказов на нанопродукцию поступает от российских заводов. Я уверен, что у наших станкостроительных и станкоинструментальных предприятий появятся и иностранные заказчики.

В последние три года индекс промышленного производства химпрома стабильно находился на уровне 5%. В основном за счет импортозамещения по новым сегментам и переделам химической отрасли. Индикаторы, на которые мы планировали выйти в 2014 году, принимая решение о такой масштабной программе, в целом достигаются.

В то же время лесопромышленный комплекс сегодня — это отрасль, которая на 80% обеспечивает потребности рынка в отечественной продукции. У нас осталось небольшое количество товарных групп в секторе целлюлозно-бумажной промышленности, которые нам необходимо импортозаместить, — это вискозная и распушенная целлюлоза, мелованный картон, различные высокосортные виды бумаг. То же самое относится и к стройматериалам. Сейчас потребности удовлетворены на 90%, и мы выходим на рынки третьих стран.

Благодаря госпрограмме по развитию фармацевтической и медицинской промышленности уже пятый год подряд наблюдается рост доли российских препаратов в общем объеме фармрынка. Сейчас она составляет уже почти 32% по сравнению с 24% в 2012 году. Так, в сегменте препаратов для лечения гепатита доля отечественных лекарств составляет 32% против 5% пятью годами ранее. Доля препаратов для лечения онкологии выросла до 47% с 13% в 2012 году, доля препаратов для лечения ВИЧ с 10% увеличилась до 27%.

Объем производства лекарств за январь-ноябрь 2017 года составил 266,72 млрд рублей. Это на 12% больше, чем в прошлом году. Доля отечественных жизненно важных препаратов с начала года увеличилась до 84% (2012 год — 63%).

— Какую оценку вы бы поставили?

— Удовлетворительную.

— Минфин предлагает разрешить электронную продажу алкоголя уже с 1 июля 2018 года. Это возможно реализовать в эти сроки?

— Думаю, что вполне можно разделить оптимизм Минфина. Это пилотный проект. Он будет развиваться успешно по более широкому сегменту алкогольной продукции. Сначала это коснется вина, со временем — крепких алкогольных напитков. Это было своевременное и правильное решение. Поэтому ждем 1 июля и сделаем первый заказ.

— В розничной торговле мы наблюдаем быстрый рост торговых сетей. Средний и малый бизнес выживают с трудом. Должно ли государство вмешиваться в этот процесс и создать дополнительные меры поддержки?

— Торговые сети точно не чинят никаких препятствий развитию малоформатной торговли. Мы стараемся создавать условия для многоформатности. Например, в части корректировки закона о рынках, закона о ярмарках, в части нестационарной торговли.

Сегодня работа рынков, в том числе открытие новых и получение мест для них, сопряжена с рядом сложностей. Это создает трудности мелким производителям и гражданам со сбытом своей продукции. Такие правила установлены законом. Мы постарались их скорректировать, чтобы не ограничивать возможности производителей получать торговые места и продвигать продукцию. Чтобы рынков стало больше — следовательно, больше возможностей для сбыта.

Будет еще ряд изменений — в части нестационарной и мобильной торговли, ярмарок. Какие-то — на стадии завершения согласования, какие-то уже на выходе или в Госдуме. Всё это дает возможность средним и малым компаниям расширять возможности ведения бизнеса.

— Как вы думаете, им стало легче жить?

— Я бы очень хотел, чтобы становилось легче. Чтобы предприниматели чувствовали себя увереннее, занимаясь своим бизнесом.

— Сейчас мы переходим в эпоху цифровой экономики. Это касается и торговли. Каких нововведений нам стоит ждать в будущем году?

— Торговлю от цифровой экономики сложно отделить, поскольку электронная торговля — элемент цифровой экономики.

Онлайн-кассы дадут нам, помимо легализации рынка в целом, возможность точно понимать, что и по каким ценам продается, каковы тренды и потребительские предпочтения. Это позволит государству точечно решать возникающие проблемы и стимулировать производство тех товаров, которые становятся более востребованными. Сейчас это происходит в значительно мере интуитивно.

Данные о продажах посредством онлайн-касс мы получаем уже сейчас. Но эта информация носит бессистемный характер. В частности, это происходит потому, что один и тот же товар одного и того же производителя может обозначаться по-разному в разных торговых сетях и магазинах. Поэтому нужно добиться того, чтобы была возможность полноценно анализировать и использовать эти данные. Но за исключением информации, которая относится к коммерческой тайне. Нормальная систематизированная информация интересна в том числе и бизнесу. Производителям важно, как продается их товар, а также товары тех или иных групп.

Таким образом, для того чтобы потенциал онлайн-касс был раскрыт в полной мере, мы начинаем думать над созданием единого каталога потребительских товаров в России. Он будет полностью, так сказать, бесшовно, интегрирован с принятой во всем мире маркировкой штрих-кодами системы GS1. Сейчас, к примеру, производитель, желающий поставлять товар в торговую сеть, должен вместе с ее специалистами заполнить анкеты с огромным числом данных. Вручную. И так — с каждой сетью, так как у всех свои системы. Цифровой каталог позволит уйти от этой крайне трудоемкой и весьма дорогостоящей процедуры. Ритейлеры и производители утверждают, что это серьезно сократит их издержки.

Цифровой каталог будет интегрирован с маркировкой отдельных категорий товаров в целях прослеживаемости их оборота, что важно для борьбы с нелегальным рынком. К этой работе подключены другие ведомства — Минфин, налоговая служба, бизнес-ассоциации. Это задача на следующий год.

— В 2018 году господдержка спроса на автомобили снизится практически в два раза. Почему завершили программу утилизации и сделали ставку на адресные программы «Семейный автомобиль» и «Первый автомобиль»?

— Главная причина в том, что рано или поздно какие-то форматы поддержки просто себя изживают.

За три года в рамках программы обновления парка реализовано более 1,2 тыс. транспортных средств. При этом в 2015 году доля скидок, предоставленных за сданные в утиль автомобили, составляла 40,7%, в этом году показатель снизился до 10%.

Адресные программы поддержки, запущенные в 2017 году, позволили привлечь на рынок покупателей, ранее не имевших возможность приобрести новые машины. Учитывая положительный опыт реализации этих программ в этом году и их социальную направленность, данные меры станут ключевыми мероприятиями поддержки спроса в автопроме в 2018 году. Мы видим тенденцию к увеличению производства, снижению скидок и востребованность автомобилей.

— Вице-премьер России Дмитрий Рогозин недавно заявил о необходимости начать обсуждение финансирования строительства ледоколов «Лидер», без которых невозможно обеспечить стабильную работу на Северном морском пути. На ваш взгляд, какой может быть схема финансирования этого проекта?

— Объем перевозок по Севморпути постоянно растет. Чтобы не только поддерживать состав атомного ледокольного флота России, но и обеспечить круглогодичную навигацию по данной транспортной артерии, необходимо построить не менее трех ледоколов «Лидер» суммарной мощность 360 МВт.

Стоимость одного ледокола — около 80 млрд рублей. Вопрос государственно-частного партнерства в данном проекте прорабатывается. Думаю, что до середины следующего года станет ясно, как государство может участвовать в софинансировании. Частные инвестиции могут быть привлечены с помощью банков с последующим возвратом через тариф.

Частные компании заинтересованы и в сокращении сроков доставки своей продукции, эффективном использовании этого маршрута и оплате тарифа за проход. Это источник поступления средств, который будет обеспечивать экономическую эффективность проекта.

Не дожидаясь окончательного решения, мы уже с 2016 года финансируем техническое проектирование ледокола. И уже с 2019 года планируем приступить к рабочему проектированию, чтобы успеть найти оптимальное решение к запуску строительства ледоколов.

— Президент на 10-летии «Ростеха» сказал, что компании не могут бесконечно расширяться. Как, на ваш взгляд, должна развиваться корпорация?

— Развитие «Ростеха» происходит сбалансировано. Самое главное — выйти на экономический результат, чтобы предприятия, вошедшие в корпорацию, стали более самоорганизованными и на каком-то этапе — интересными для частного бизнеса.

Созданы полноценные холдинги. Мы видим, что предприятия уверенно стоят на ногах. Постепенно начинаем подыскивать качественных инвесторов, которые входят в капитал.

Например, недавно было принято решение об отчуждении дополнительного пакета акций «Калашникова». У «Ростеха» остается всего 25%. По сути, из периметра корпорации холдинг «Калашников» уйдет, и в консолидированную финансовую отчетность эти доходы не будут включаться. У «Ростеха» остается блокирующий пакет как у представителя государства в холдинге.

Продажа пакета акций планируется и по другим предприятиям, входящим в «Ростех»: «Технодинамику», «Росэлектронику», «Высокоточные комплексы» и ряд других структур по мере восстановления их финансового положения, консолидации и развития мы будем постепенно выводить в рынок в разных форматах.

Мы не расширяемся, а наоборот, выполняем функцию консолидации, развития этих предприятий и выведения их в самостоятельную жизнь. До бесконечности расширяться мы точно не планируем.

— Этой осенью страна столкнулась с дефицитом полувагонов. Эксперты раскритиковали идею убрать из эксплуатации старые вагоны. Эта инициатива была поддержана и вашим ведомством. Сейчас вы не считаете это решение ошибочным? Как можно оптимально выйти из ситуации?

— Из баланса парков полувагонов, подготовленного Минтрансом совместно с ОАО «РЖД», следует, что дефицита полувагонов нет, а есть технологический резерв.

В конце 2015 года президент Владимир Путин принял очень важное и стратегически правильное решение о запрете использовать вагоны с истекшим сроком эксплуатации. Оно позволило «расчистить» инфраструктуру, увеличить скорость движения и, как следствие, пропускную способность. Этот шаг дал возможность операторскому сообществу восстановить своевременный ремонт, обслуживание вагонов и начать инвестировать в покупку нового подвижного состава.

Принимая решение о запрете на эксплуатацию, тут же создали мотивационный механизм, чтобы компенсировать скидку производителя на вагоны.

В рамках господдержки наше ведомство просубсидировало в этом году покупку порядка 14 тыс. полувагонов и 4 тыс. вагонов спецподвижного состава. В 2017 году на это было выделено 5,2 млрд рублей.

В прошлом году произвели и поставили чуть меньше 40 тыс. грузовых вагонов. В этом году мы видим существенный рост — уже больше 50 тыс. вагонов. Я рассчитываю, что мы сохраним объемы производства на том же уровне.

— С осени этого года запрещена покупка импортной мебели для государственных и муниципальных нужд. Какого эффекта вы ожидаете от этого решения?

— Считаю, что эта мера обеспечит рост производства российской деревянной мебели более чем на 15%. Имеющиеся мощности нашей мебельной промышленности вполне позволяют удовлетворить все запросы федеральных и муниципальных структур. Сейчас отечественные мебельные предприятия загружены только на 50–60%.

Помимо мебельной промышленности, другие подотрасли лесопромышленного комплекса показывают хорошую динамику. Так, стабильный рост на протяжении многих лет демонстрирует производство целлюлозы, бумаги и картона.

В производстве пиломатериалов отмечается рост на уровне 7%, а плитное производстве — увеличение на 9%. Позитивную динамику демонстрирует пеллетное производство: ежегодный рост выпуска продукции составляет свыше 34%, а это около 1,3 млн т в год. Только за этот год было построено несколько новых заводов суммарной мощностью более 250 тыс. т. Это важный для нас сектор — он обеспечивает комплексную переработку древесины.

— Минпромторг разрабатывает законопроект об освобождении от НДС ввозимых в Россию комплектующих и самолетов при условии их регистрации в РФ. Какого эффекта на отечественный авиапром вы ожидаете?

— Это необходимо для усиления контроля качества воздушных судов, эксплуатируемых на территории страны. Сейчас иностранные самолеты уже ввозятся на территорию России без уплаты НДС и таможенных пошлин по процедуре временного ввоза. Она действует до 31 декабря 2019 года.

Но в первую очередь предусматривается освобождение от уплаты НДС для отечественных компаний, производящих российские гражданские самолеты и вертолеты. Это позволит существенно снизить стоимость конечного продукта, что повысит конкурентоспособность наших воздушных судов и будет иметь положительный эффект для развития авиапромышленности.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 28 декабря 2017 > № 2447620 Денис Мантуров


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 30 августа 2017 > № 2290913 Денис Мантуров

Брифинг Дениса Мантурова по завершении заседания.

Из стенограммы:

Вопрос: Денис Валентинович, сегодня рассматривались, в частности, конкретные меры, как сказал Дмитрий Анатольевич, в рамках проекта по международной кооперации и экспорту по автопрому, авиастроению, сельхозмашиностроению. Утверждены ли эти меры и какие суммы будут направлены на эти отрасли?

Д.Мантуров: Да. Дмитрий Анатольевич поддержал наши инициативы в части разработанных стратегий по поддержке экспорта и международной кооперации по четырём приоритетным направлениям. Естественно, это касается и других отраслей промышленности несырьевого сектора. Мы исходим из того, что тот дефицит, который был при формировании лимита бюджета на следующий год образован, будет компенсирован за счёт внесения в этом году части высвобождаемых средств из проекта «Международная кооперация». Поэтому мы выходим бездефицитно в 2018 году. В общей сложности это направление получает поддержку из бюджета более 30 млрд рублей. Уже расчётным путём подтверждается, что индикаторы, которые были заложены в текущем году, мы перевыполняем. Прогнозы по следующему году также позитивны. Мы видим хорошую динамику по автомобильной промышленности, у нас увеличивается экспорт не только готовых автомобилей, но и автокомпонентов. Мы будем ставить на этом акцент. И это отражено, в частности, в стратегии по поддержке автопрома по экспорту.

Одно из новых направлений – это льготное кредитование физических лиц за рубежом, поскольку есть разница процентных ставок у зарубежных банков. Если взять, например, Lada Vesta, физические лица за рубежом могут получить кредит под 4–5% годовых в валюте. При этом по другим зарубежным маркам кредиты предоставляются под 0,2–0,5%, не более 1%. Поэтому мы будем субсидировать так же, как это происходит у нас в стране. Эта мера по льготному кредитованию хорошо себя зарекомендовала, хотим этим воспользоваться на международных рынках.

И при заключении специальных инвестиционных контрактов с автопроизводителями (в первую очередь это касается международных брендов, автоконцернов) мы будем начислять баллы при увеличении объёмов поставки произведённой в России автомобильной продукции – и готовых автомобилей, и автокомпонентов – для последующего оказания мер государственной поддержки для автоконцернов.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > premier.gov.ru, 30 августа 2017 > № 2290913 Денис Мантуров


Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > minpromtorg.gov.ru, 14 августа 2017 > № 2281438 Денис Мантуров

Денис Мантуров: пока работаем не благодаря, а вопреки санкциям, курсу рубля.

Санкции и курс на импортозамещение помогли многим секторам российской экономики, однако против промышленности играет волатильность курса рубля. Хотя государство и оказывает точечную поддержку отраслям, еще многое предстоит сделать, чтобы вывести индустрию на стабильный рост. Какие сферы могут рассчитывать на дополнительные средства из бюджета, о будущем сотрудников "АвтоВАЗа", о проекте "Кортеж" и заказах судоверфи "Звезда" рассказал в интервью РИА Новости министр промышленности и торговли России Денис Мантуров.

- По итогам первого полугодия рост промышленного производства составил 2%, однако рост неоднородный от месяца к месяцу — то ускоряется, то замедляется. Официальный прогноз правительства по промышленности на 2017 год — 2%, выполним ли он? Или, наоборот, излишне консервативен?

— Не вижу смысла пересматривать прогноз. Мы ожидаем восстановления инвестиционного и потребительского спроса, а также расширения несырьевого экспорта. Объективных предпосылок к тому, что они пойдут на убыль, нет. По итогам первого полугодия 2017 года мы уже имеем рост 2%, в обрабатывающих производствах — 1,2%. Лучше всего динамика сейчас в фармпроме, химпроме, автопроме, производстве электрооборудования и легпроме. И у нас есть все основания предполагать, что во втором полугодии эти позитивные тенденции сохранятся. Спрос подтолкнет к росту производство транспортных средств, стройматериалов, товаров длительного пользования.

По прогнозу, благодаря программам импортозамещения и росту инвестиций, обороты в химической и текстильной промышленности вырастут на 4%. Добыча полезных ископаемых отстает — роста ждем менее 2% за год. Но этому есть простое объяснение — спрос в этом секторе на внутреннем и внешнем рынках растет очень медленно. То же самое в лесопромышленном комплексе — здесь высокая конкуренция с изделиями из других материалов, например, из пластика. Кроме того, тенденция перехода на электронные носители информации снижает спрос на бумажную продукцию.

- В конце июня ЕС продлил еще на полгода санкции в отношении России, США ввели новые ограничения. Насколько, по вашему мнению, отечественная промышленность адаптировалась к таким шокам? Есть ли риски и негативные последствия для каких-либо отраслей? В чем они выражаются?

— Я бы сказал, адаптировалась практически полностью. Если оглянуться назад, видно, что санкции особо негативного влияния на промышленность не оказали. Проблемы у нас уже были, просто санкции заставили взглянуть на многие провисающие направления по-новому.

Если раньше что-то можно было откладывать на потом — локализацию, трансфер технологий, поиск финансирования, то в один момент это стало невозможно. Решать проблемы пришлось здесь и сейчас. И нельзя было сказать: давайте сегодня поищем длинные и дешевые деньги, а насчет модернизации производств вы завтра приходите. Пришлось искать новые механизмы финансирования, инструменты поддержки технологического развития. Мне кажется, у нас это получилось. Многие механизмы стимулирования уже сложились и доказали свою эффективность. Не хочу быть голословным, лучше всего это показывают цифры. Так, доля российской сельхозтехники на рынке впервые за 20 лет превысила 50%, а объем производства лекарств с 2009 года увеличился почти втрое. По другим отраслям результаты не менее впечатляющие.

Конечно, сложности есть. Глупо отрицать, что заключать контракты и прорываться на внешние рынки было бы куда проще с поддержкой местных инвесторов. Пока работаем не благодаря, а вопреки — санкциям, курсу рубля. Но объем отечественного экспорта растет, несырьевого в том числе, хотя внешнеполитическая турбулентность и валютная волатильность добавляют головной боли промышленникам. Только на скачущий курс рубля жалуются 80% производителей.

- При каком курсе, на ваш взгляд, интересы импортеров и экспортеров будут защищены и сбалансированы? Зависит ли это от определенных отраслей и как?

- Ранее я уже называл оптимальный курс рубля, и в целом наши прогнозы не изменились. На первый взгляд, интересы экспортеров и импортеров в отношении национальной валюты диаметрально противоположны. Одним нужен низкий курс, другим — высокий. Однако на самом деле обе стороны заинтересованы в одном и том же — в первую очередь в стабильности курса. Инвестиционные проекты в промышленности носят долгосрочный характер. Высокая волатильность курса рубля (свыше 5%) вносит большую неопределенность в процессы планирования, прогнозирования, разработку бизнес-планов на предприятиях и приносит дополнительные убытки. Поэтому долгосрочная стабильность на валютном рынке, без резких скачков — как в сторону укрепления, так и в сторону ослабления — является сейчас главным приоритетом для промышленности.

- В сентябре во Владивостоке пройдет третий Восточный экономический форум. Одним из крупнейших инвестпроектов в регионе является строительство судоверфи "Звезда". Как продвигается проект? Нуждается ли он в какой-либо новой финансовой или инструментальной поддержке со стороны государства? Каков уровень законтрактованности у верфи?

— Верфь строится по графику, уже завершено бетонирование силовых плит тяжелого стапеля и передаточного причала, завершаются земляные работы для устройства подпорной стенки цеха сборки блоков. Продолжается монтаж крановых и судовозных путей, прокладка инженерных коммуникаций. Так, к концу августа кран "Голиаф" грузоподъемностью 1200 тонн будет полностью смонтирован в проектное положение.

Сроки срывать мы не можем, по плану до 2035 года на верфи "Звезда" уже должны быть построены 170 судов и объектов морской техники. Сейчас заключены контракты на строительство четырех многофункциональных судов обеспечения ледового класса и пяти танкеров типа "Афрамакс". Заказы еще на 49 судов находятся в различной степени предконтрактной подготовки.

Мы работаем над тем, чтобы контрактов стало больше, но иногда одного желания мало. Для загрузки верфи и в целом для развития судостроения нужно менять законодательство. Минпромторг совместно с другими ведомствами уже работает над этим. Новации должны закрепить приоритетное право использования российской промышленной продукции при изучении, освоении, транспортировке, переработке и реализации национальной ресурсной базы — углеводородного сырья и биоресурсов. Это необходимо и для обеспечения государственной безопасности.

- Минпромторг ранее прогнозировал рост продаж всех автомобилей в России в 2017 году около 3%, производства — 7%. Не пересматривало ли министерство свой прогноз на 2017 год после результатов первого полугодия?

— С начала 2017 года в автомобильной промышленности наметилась положительная динамика. За январь-июнь авторынок вырос к аналогичному периоду 2016 года на 8,1%, а производство — на 19,5%. Рынок восстанавливается, но мы с осторожностью смотрим на текущую ситуацию. Эта отрасль сильно зависит от валютных курсов и покупательной способности населения. Событий, которые заставили бы нас поменять прогноз, в этом году не произошло.

- Следит ли Минпромторг за ситуацией со снижением численности сотрудников "АвтоВАЗа"?

- Ситуация сложная и требует постоянного внимания. Минпромторг и Минтруд совместно реализуют программу по созданию рабочих мест в Самарской области. Уже подготовлен и вносится на утверждение проект постановления правительства РФ для снижения напряженности на рынке труда региона. Документом предлагается за счет дополнительных мероприятий обеспечить занятость не менее 4000 работников АвтоВАЗа, находящихся под риском увольнения. Это люди, которые не востребованы сейчас на производстве автомобилей. Не менее 2000 работников предприятия пройдут профессиональную подготовку, переподготовку и повысят квалификацию. В 2017 году регион получит на эти цели более 430 миллионов рублей. В области уже создан индустриальный парк "АвтоВАЗ", который позволит организовать до 5 тысяч рабочих мест. В течение 2017 года в структуру нового подразделения будут поэтапно переданы свободные производственные площади и другие активы, а общая площадь парка составит приблизительно 300 тысяч квадратных метров.

Кроме того, организации, принимающие на работу сотрудников "АвтоВАЗа", получат поддержку. В этом году планируется трудоустроить 1367 высвобождаемых работников, переговоры не прекращаются ни на день. К концу 2018 года численность работников "АвтоВАЗа", по замыслу руководства, составит 32 тысячи человек.

Ну и не будем забывать про сам "АвтоВАЗ". Предприятие получает помощь по ряду направлений. Среди них обновление парка, субсидирование автопроизводителям части процентных выплат по инвесткредитам, льготное автокредитование для населения, льготный лизинг, поддержка экспорта готовой продукции. Они оказывают свой эффект. Рост производства "АвтоВАЗа" по итогам первого полугодия 2017 года составил 8,4% к аналогичному периоду 2016 года. Автомобили Lada Vesta, Lada XRAY и Lada Granta находятся в десятке наиболее продаваемых легковых автомобилей в стране. Экспорт предприятия за первое полугодие 2017 года вырос на 76,6% (в страны Евросоюза на 37,3%, а в Германию почти вдвое). Это обеспечивает дополнительную загрузку производственных мощностей.

- В России в качестве одной из основных мер поддержки промышленности применяется механизм специнвестконтракта. Прорабатываются ли еще какие-либо меры поддержки промышленных отраслей? Минпромторг сейчас ведет работу по расширению механизма СПИК на интеллектуальную собственность и на нефтепереработку и нефтегазохимию. О каких конкретно проектах идет речь?

— Специальный инвестиционный контракт является одним из самых актуальных механизмов новой промышленной политики, он логично встраивается в ее систему, гармонично сочетает внешнеэкономические ограничения с новым курсом на импортозамещение и развитием наилучших доступных технологий. Но хорошее может стать еще лучше. Минпромторг прорабатывает изменения в законодательство для модификации механизма СПИК, в частности расширение круга участников СПИК и увеличение предельных сроков действия СПИК (до 20 лет), на основании которых реализуются высокотехнологичные проекты в рамках инвестиционно-технологических партнерств.

Расширить механизм СПИК на отрасли нефтепереработки и нефтегазохимии можно, но координирует эти сферы промышленности Минэнерго России. Только оно может заключить СПИК для реализации инвестпроектов в этих сферах. Однако сначала необходимо определить Минэнерго уполномоченным федеральным органом исполнительной власти на заключение СПИК в нефтепереработке и нефтегазохимии. Это потребует корректировки положения самого Минэнерго. Ведомство, кстати, уже выступило с этой инициативой.

Также сейчас мы работаем над инициативой о развитии инвестиционно-технологических партнерств. На основе предложений бизнеса мы формируем перечень потенциальных инновационно-технологических проектов и крупных начинаний, в которых государство могло бы на условиях СПИК поддержать создание масштабных современных промышленных производств. С бизнес-сообществом мы не прекращаем диалог и готовы дальше адаптировать систему мер поддержки к нуждам предпринимателей.

- Пришел ли Минпромторг к консенсусу с Минэкономразвития по схеме дальнейшего взаимодействия с автопроизводителями после окончания действия соглашения по промсборке?

— Режим промышленной сборки обеспечивал создание комфортных условий иностранным автопроизводителям во время создания сборочного производства в России, выхода на плановый режим производства готовой продукции. Ключевой показатель уровня локализации достигнут и сейчас вектор государственной политики в области автопрома изменился. Теперь он направлен в сторону реализации легитимного, с точки зрения норм ВТО, открытого и публичного механизма углубления локализации производимой продукции. Нам нужно встроить российских поставщиков второго и третьего уровней в глобальные цепочки поставок, привлечь к проектам поставщиков отечественного сырья и материалов.

Для этого будет создан отдельный типовой автомобильный СПИК, который позволит решить основные задачи в области автомобилестроения. Речь об увеличении локализации производства двигателей и коробок переключения передач, комплектующих, субкомпонентов и материалов 2-го и 3-го уровней, расширении перечня технологических и производственных операций, создании сильной локальной базы поставщиков, стимулировании роста объемов экспорта и поддержке инвестиций в НИОКР и новые технологии.

Это позволит нам получить ряд критических технологий и компетенций в приоритетных сферах производства компонентов как для традиционного автомобилестроения, а именно: автоматическая трансмиссия, ДВС, система управления (двигателем, трансмиссией, кузовной электроникой, ABS/ESP, ADAS, TCU), так и для электродвижения (ячейки, батареи, электродвигатели, системы управления), автономного движения (датчики, радары, лидары, ПО), телематических систем (автосервисные онлайн базы данных (Big Data), ПО).

В результате поднимется технологический уровень отечественного автопрома и вырастет экспорт продукции российских заводов на мировой рынок в объеме не менее 20% от совокупного объема производства (сейчас 7%). Это приведет к развитию инфраструктуры проведения научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, а также обеспечит опережающую подготовку научных и инженерных кадров.

- Инвестиции бюджета в проект "Кортеж" назывались в размере 12,4 миллиарда рублей. Достаточно ли этих средств или потребуются дополнительные инвестиции? Сколько предприятий задействовано в реализации проекта?

— Сейчас пока сложно озвучить какую-либо конечную сумму, поскольку весь проект подразумевает, кроме разработки, финансирование подготовки и освоение производства. Этот вопрос будет решаться совместно с производственными партнерами и привлечением внебюджетного финансирования. Всего в проекте задействовано более 150 предприятий, более половины из них — российские.

- Когда Минпромторг России ожидает массового выпуска в РФ электромобилей?

- Стартовать придется с низкой базы. Количество электромобилей по стране сейчас не превышает тысячи, причем это не только импортные машины. Наши автопроизводители, такие как "КамАЗ", группа "ГАЗ", "Волгабас" разработали и сертифицировали свои образцы электробусов. Сейчас они проводят опытную эксплуатацию на пассажирских маршрутах в Москве, Волгограде и Владимире. В сегменте легкового транспорта "АвтоВАЗ" разработал и запускает в серию модели электромобилей EL-LADA и EL-VESTA, ZETTA (ГК "Автокомпонент") разработан опытный образец электромобилей ZETTA (ELLADA сделано 100 штук, продано 40 штук, ELVESTA получает ОТТС).

Конечно, уровень локализации электронных систем и агрегатов необходимо повышать, поэтому мы рассчитываем при сохранении объемов господдержки автомобильного рынка постепенно увеличивать затраты на новые разработки инновационных комплектующих.

- Минпромторг России в 2017 году прогнозировал рост производства грузовых вагонов в России на 8-10% по сравнению с прошлым годом — до 40-42 тысяч единиц. Не будет ли этот результат лучше с учетом того, что, по данным Росстата, выпуск грузовых вагонов в РФ в январе-июне уже составил 26 тысяч единиц?

— Мы пока не корректируем прогноз и придерживаемся базового сценария развития. Всплеск производства в первом-втором квартале 2017 года обусловлен выполнением заказов, поступивших во втором полугодии 2016 года.

- Вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин на МАКСе сообщил, что объем твердых заказов на МС-21 вырос до 205 единиц. Ранее сообщалось о 175 твердых заказах. Какие компании и из каких стран стали новыми заказчиками? Когда новый российский гражданский лайнер МС-21 должен, по прогнозу, получить сертификат типа от Европейского агентства по авиабезопасности (EASA)?

— На МАКС-2017 подписано 40 контрактов и соглашений на МС-21. Речь идет о таких авиакомпаниях, как "Аэрофлот", "ИрАэро", Red Wings. Поставки пойдут на внутренний рынок. Всего сейчас подписано контрактов и соглашений с авиа- и лизинговыми компаниями на 175 воздушных судов МС-21. Получение сертификата типа авиационного регистра РФ запланировано на 2019 год, в 2020 году через процедуру валидации планируется получить сертификат типа EASA. Тогда можно будет говорить и о поставках на зарубежные рынки.

- Как идет реализация программ по поддержке отраслей промышленности в 2017 году? Будет ли Минпромторг по итогам полугодия рассматривать возможности увеличения финансирования программ на текущий год? Если да, то каких отраслей это может коснуться?

- В этом году все государственные программы, связанные с поддержкой промышленности, финансируются по плану. При этом мы как можно более гибко подходим к потребностям отраслей, учитываем и по возможности предупреждаем изменения экономической конъюнктуры, отслеживаем ситуацию на рынках. Например, летняя корректировка бюджета позволила нам перераспределить и направить дополнительные средства в приоритетные сферы. В частности, поддержка автомобилестроения увеличилась с 85 миллиардов до 103 миллиардов рублей. И до конца 2017 года мы ожидаем ее расширения. Со второго полугодия уже были запущены новые адресные программы "Семейный автомобиль", "Первый автомобиль", "Российский тягач", "Российский фермер", "Свое дело", которые создают еще более выгодные условия приобретения транспортных средств. Всего по итогам 2017 года в рамках мер господдержки автопрома планируется продать свыше 732 тысяч транспортных средств.

Кроме средств, изначально заложенных в государственные программы, существенную роль играют ассигнования, предназначенные для дополнительной поддержки отдельных отраслей правительством России. Именно туда пойдет дополнительное финансирование. Сейчас эти меры применяются в транспортном, сельскохозяйственном машиностроении, производстве спецтехники. Всего на меры правительства России будет потрачено примерно 93,8 миллиарда рублей в дополнение к уже утвержденным бюджетным ассигнованиям. Кроме того, сельскохозяйственное машиностроение получит дополнительно еще 13,7 миллиарда рублей за счет госпрограмм Минсельхоза России и правительственных решений. Все вместе позволит дополнительно потратить на поддержку промышленности около 107,5 миллиарда рублей.

- В прошлом году большинство компаний расплатилось по внешним долгам, но существенно нарастило внутренний долг (у банков). Не видите ли вы каких-то рисков как для самих заемщиков, так и для кредиторов? Компании каких секторов наиболее закредитованы? Как с этой ситуацией работает Минпромторг?

- Произошедший размен внешней задолженности на внутреннюю серьезно снижает валютные риски. С другой стороны, уровень ставок, по которым наши компании могли привлекать средства из-за рубежа, был намного ниже, чем в России. Мы уже видим отрицательную динамику кредитования в ряде секторов обрабатывающих производств. Прежде всего речь идет о производителях конечной продукции, например в сфере машиностроения. Помогаем промышленникам через многоканальные инструменты финансирования инвестиций в основной капитал. В частности, Фонд развития промышленности реализует шесть программ финансирования: "Проекты развития", "Проекты консорциумов", "Создание серийных производств станкоинструментальной продукции", "Лизинговые проекты", "Конверсия" и "Комплектующие изделия".

На конец июля 2017 года в фонд поступило 1890 заявок на общую сумму почти 573 миллиарда рублей. Из них одобрено 225 заявок на сумму более 55,9 миллиарда рублей. Общий бюджет инвестиционных проектов превысил 164,6 миллиарда рублей. Запущена региональная сеть фондов развития промышленности. Совместно с ФРП они предоставляют предприятиям займы на реализацию проектов под 5% годовых сроком до пять лет на сумму от 20 до 100 миллионов рублей. Помимо этого, действует СПИК, который стабилизирует условия ведения бизнеса для инвестора. Минпромторгом подписаны уже девять федеральных СПИК. Суммарный объем заявленных инвестиций в промышленность в рамках этих проектов составит не менее 265 миллиардов рублей, объем произведенной продукции превысит триллион рублей, а объем реализованной продукции — полтора триллиона.

Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > minpromtorg.gov.ru, 14 августа 2017 > № 2281438 Денис Мантуров


Россия. Весь мир. УФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 14 июля 2017 > № 2269307 Денис Мантуров

Денис Мантуров: без промышленности нельзя построить цифровую экономику.

Международная выставка "Иннопром-2017", главная экспортная витрина российской промышленности, завершила свою работу в Екатеринбурге. На ней был продемонстрирован потенциал отечественных предприятий, высокое качество продукции которых удивило многих иностранных и российских участников.

О том, как прошла выставка в этом году, о планах на "Иннопром-2018", о участниках открывающегося вскоре авиасалона МАКС, и о том, насколько быстро восстанавливается после кризиса российская промышленность, в интервью ТАСС рассказал министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров.

– Завершается работа крупнейшей промышленной выставки страны. В этом году партнером России на "Иннопроме" стала Япония. Можно уже подвести предварительные итоги работы выставки?

– Выставка получилась насыщенной мероприятиями. Деловая программа была плотнее и ярче, чем в предыдущие годы. По результатам контактов бизнеса на сегодняшний день уже подписано 55 меморандумов и соглашений о сотрудничестве. В прошлом году, за все дни работы "Иннопрома", было подписано 78 соглашений. А здесь – 55 за неполных два дня. Поэтому я рассчитываю, что этот темп будет сохраняться и в последующие годы.

Сама площадка в следующем году будет увеличена: мы построим отдельный комплекс конгресс-центра на территории ЭКСПО. А павильон, который сегодня выступал в роли такого центра, мы отдадим компаниям для размещения экспонентов. Каждый год и качество, и количество участников растет. Более того: страны, участвующие в выставке, все чаще создают свои большие национальные павильоны. Сегодня это Южная Корея, Италия, Индия, Германия. Я думаю, это хорошая практика, и я надеюсь, что она сохранится в будущем. Мы видим большой интерес иностранных партнеров к "Иннопрому". К нам в этом году приехало много министров, отвечающих за промышленность. Рассчитываем, что и в будущие годы этот тренд сохранится.

– По итогам первого полугодия промышленное производство росло опережающими темпами. В автопроме рост по итогам 2017 года может составить 7%. Не планируете ли вы пересмотреть в положительную сторону прогноз по промышленному производству на год в целом?

– Пока мы не пересматриваем прогноз, сохраняем прогноз с начала года: порядка 1,5- 2% по всей промышленности за год. Почему мы консервативны? Не только лидеры роста, включая упомянутый вами автопром, показывают положительные цифры. Есть отрасли, которые пока не восстановились. В частности, металлургия. Основными драйверами в металлургии являются экспортные поставки и внутренний рынок в лице строительной индустрии. Эти рынки пока начали плавное восстановление. С учетом того, что металлургия является существенным игроком и обеспечивает вклад в ВВП страны, индикаторы в металлургии сильно влияют на общий рост промышленности, и обрабатываюшего сектора в частности. Пока мы не убедимся в том, что металлургия восстановилась, мы будем сохранять прежние прогнозы.

– На этой неделе металлурги будут отмечать свой профессиональный праздник. Какова ситуация в этой важной для российской экономике отрасли?

– Мы входим в пятерку мировых лидеров по производству черных металлов и занимаем второе место по производству алюминия. Металлургия за последние 10 лет существенно обновилась, компании модернизировали свои основные мощности. Кроме того, у нас неплохие перспективы по наращиванию объемов в части глубокой переработки. В первую очередь мы будем ставить акцент на поддержку тех предприятий, которые обеспечивают добавленную стоимость. Речь идет об алюминии. Будут наращиваться перерабатывающие мощности вокруг основных производств первичного металла у "Русал" – на территории Красноярского края, Республики Хакасия и в Волгоградской области. Они и призваны перерабатывать первичный алюминий и производить продукцию для отраслей-потребителей на территории нашей страны.

– Какие именно производства в этой отрасли можно развивать?

– Я приведу пример. Неподалеку от Екатеринбурга находится Каменск-Уральский завод, где налажено производство автокомпонентов. Это одно из самых современных предприятий по производству деталей из алюминия. Компания занимается производством сплавов и проката на основе первичного алюминия.

В рамках правительственной комиссии принималось решение по развитию новых полноценных производств. Это, например, алюминиевые диски. Сегодня основной объем дисков завозится на территорию нашей страны из Китая. Это привело к тому, что мы сейчас прорабатываем вопрос о введении лицензирования на ввоз литых алюминиевых дисков, поскольку они зачастую не соответствуют необходимому уровню безопасности.

Проводились исследования, которые показали, что качество не соответствует уровню безопасности за счет использования в дисках меньшего количества алюминия. Они просто "лопаются" в самый неподходящий момент, а это вопрос безопасности на дорогах. Мы заинтересованы в том, чтобы алюминиевые диски производились в России. Сейчас активно развиваются технологии 3D печати, и для этого необходимо производство целой номенклатуры порошков для принтеров. Мы будем развивать производство алюминиевых порошков вокруг основных алюминиевых гигантов. И таких примеров сопутствующих производств вокруг первичного металлургического продукта много, и мы намерены стимулировать их развитие.

– Практически сразу по окончании "Иннопрома" нас ждет авиасалон МАКС, крупнейшее в стране событие в авиационной отрасли. Кто из гостей посетит авиасалон в этом году? Что будут презентовать на салоне? Привезет ли, в частности, ОАК свой новый самолет МС-21?

– МС-21 на МАКСе не будет представлен ввиду того, что сейчас самолет проходит испытания и сертификационные полеты, и мы не хотим их останавливать. В ближайшее время на лайнер будут устанавливаться тензометрические датчики, этот процесс занимает от месяца до полутора месяцев. Если бы мы пригнали самолет на выставку, мы потеряли бы как минимум две с половиной недели. А мы не хотим терять темпа, которого сейчас достигли. Возможности представить самолет еще будут. Пусть на других, зарубежных салонах, но тем не менее.

Что касается участников выставки, то все основные мировые лидеры уже подтвердили свое участие. Более того – мы уже договорились с японскими коллегами, что мы на МАКСе продолжим диалог, начатый в марте, по налаживанию контактов между авиационными индустриями наших стран. Мы видим возможную синергию от объединения компетенций – и индустриальных, и научно-технических.

– На "Иннопроме" многие дискуссии были посвящены "умному производству" и цифровой экономике. Недавно на совет по стратегическому развитию и приоритетным проектам при президенте рассмотрел программу развития цифровой экономики. Что эта программа будет значить для промышленности?

– Программа цифровой экономики, на мой взгляд, как раз и показала необходимость в современных компонентах. Поэтому Минпромторг принял в ней активное участие. Я делал доклад президенту Владимиру Путину по этой программе в рамках совета по модернизации. Без промышленного сегмента модель развития цифровой экономики, по нашему пониманию, и не сможет реализоваться полноценно.

Беседовали Глеб Брянский и Юния Полякова

Россия. Весь мир. УФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 14 июля 2017 > № 2269307 Денис Мантуров


Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 4 июля 2017 > № 2231480 Денис Мантуров

Денис Мантуров: «Мы полностью заинтересованы в продлении санкций против России!»

Российское промышленное производство выросло за год на 5,6%, показав самый высокий показатель за последние пять лет. Интервью с Денисом Мантуровым, министром промышленности и торговли России.

Бенжамен Кенель(Benjamin Quénelle), Les Echos, Франция

Les Echos: Только что Европа и Россия продлили взаимные санкции. Это хорошая новость для российской промышленности?

Денис Мантуров: Безусловно, санкции оказали негативное влияние на российскую экономику, ограничив доступ к иностранному финансированию. Мы к этому привыкли. Но в то же время санкции способствовали развитию отечественного производства. Честно говоря, мы полностью заинтересованы в их продлении! Благодаря эмбарго на импорт продуктов российский сельскохозяйственный сектор растет на 4-5% в год.

Производство сельскохозяйственной техники увеличилось на 20% по сравнению с 2014 годом. Западные санкции подстегнули рост и других отраслей: машиностроения, химической промышленности, фармакологии, авиационной индустрии. В выигрыше оказалась и сфера производства нефтегазового оборудования: раньше 70% закупок делалось за границей; сейчас эта цифра ниже 50%. Нефтегазовые компании создали альянсы с российскими и зарубежными поставщиками, работающими в России.

— Российское промышленное производство выросло за год на 5,6%. Это признак выхода из рецессии?

— Этот рывок объясняется отчасти климатическими особенностями: весна в этом году была холоднее, чем обычно [поэтому производство газа и угля увеличилось прим. автора]. Но этот рост вписывается в тенденцию к повышению индекса деловой активности (PMI), отмеченную уже три квартала подряд в отношении закупок нового оборудования. Это вполне подтверждает общий подъем, наметившийся после спада. К концу года мы прогнозируем общий рост промышленного производства на 2-3%.

— Несмотря на обещания диверсификации и модернизации, российская экономика по-прежнему также зависит от нефти и сдерживается низкой производительностью…

— За период двух кризисов 2008 и 2015 года мы много сделали для диверсификации нашей экономики. Нефть и другие природные ресурсы раньше представляли собой более половины наших экспортных доходов. Теперь их значение стало ниже 50%.

Производительность остается серьезной проблемой. Когда мы модернизируем отрасли нашей промышленности, повышается производительность, однако при этом снижается занятость. Настоящая дилемма. Поскольку нам нелегко создавать новые рабочие места в новых секторах, чтобы восполнить эти потери. Проблема остаётся и в низкой мобильности рабочей силы. Во Владивостоке, после бума дальневосточной экономики, у нас образовался дефицит кадров, который составляет 7 тысяч и нам никак не удается восполнить эти потери при помощи рабочей силы с запада России.

— Отсутствие доверия к правовой и налоговой политике все еще препятствует развитию малого и среднего бизнеса, еще очень слаборазвитого в России?

— Мы делаем все, чтобы создать благоприятные условия для малого и среднего бизнеса — ключевого сектора для любой развитой страны. В регионах мы создали экономические зоны. Например, мы экспортируем алюминий, но импортируем готовые изделия из алюминия. Абсурд! Через сеть малых и средних предприятий нам необходимо содействовать организации переработки этих изделий на местах. Конечно, это возможно посредством изменений в правовой и налоговой базе, с тем чтобы повысить доверие со стороны предпринимателей. Сегодня уже нет тех страхов, как раньше. Но здесь еще присутствует и вопрос изменений в менталитете. Во Франции на это понадобилось время, а Россия вышла из коммунистической государственной системы всего 27 лет назад.

— За последние три года не был запущен ни один франко-российский проект. Это проблема доверия?

— В России зарегистрировано более 470 французских компаний! Приезжают те, кто верит в Россию и в наш евроазиатский союз. Недавно Sanofi начала экспортировать инсулин, выпускаемый на ее заводе в России (20% продукции), и мы ведем переговоры об открытии еще одной линии.

Мы с удовлетворением отметили недавнюю рекапитализацию и новую стратегию Renault-Nissan на АвтоВАЗе. Мы приветствуем участие французских авиационных компаний в тендерах на наши будущие дальнемагистральные самолеты. Я много контактирую с нашими французскими партнерами на предприятиях и в посольстве. У нас нет проблем с доверием.

Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 4 июля 2017 > № 2231480 Денис Мантуров


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 3 июля 2017 > № 2231390 Денис Мантуров

Денис Мантуров: "Мы заинтересованы в продлении санкций против России!"

Бенжамен Кенель | Les Echos

Российское промышленное производство в мае было отмечено скачком в 5,6% за год, это самый сильный рост за пять лет. Интервью с российским министром промышленности и торговли Денисом Мантуровым записал журналист французской газеты Les Echos Бенжамен Кенель.

"Разумеется, санкции имели негативные последствия, ограничив доступ для иностранного финансирования. Мы к этому привыкли. Однако санкции также способствовали развитию нашей промышленности. Если честно, то мы даже заинтересованы в их продлении! Российское эмбарго на часть западного импорта позволило достичь годового прироста в 4-5% в нашем агропромышленном секторе", - сказал Мантуров.

Производство сельскохозяйственной техники повысилось на 20% за год начиная с 2014 года. Кроме того, западные санкции стимулировали многие сектора: это машины и оборудование, химия, фармацевтика, авиация, продолжил министр.

Годовой рост промышленного производства на 5,6%, зафиксированный в мае, вписывается в тенденцию к повышению индекса деловой активности (PMI), отмеченную уже три квартала подряд в отношении закупок нового оборудования. Это вполне подтверждает общий подъем, наметившийся после спада. К концу года мы прогнозируем общий рост промышленного производства на 2-3%, уверен Мантуров.

За период двух кризисов 2008 и 2015 года мы много сделали для диверсификации нашей экономики, отметил министр. Нефть и другие природные ресурсы раньше представляли собой более половины наших экспортных доходов. Теперь их значение стало ниже 50%.

Серьезной проблемой остается производительность. Когда мы модернизируем отрасли нашей промышленности, повышается производительность, однако при этом снижается занятость. Настоящая дилемма. Поскольку нам нелегко создавать новые рабочие места в новых секторах, чтобы восполнить эти потери. Одна из проблем - очень слабая мобильность рабочей силы, заявил Мантуров.

Мы делаем все, чтобы создать благоприятные условия для малого и среднего бизнеса - ключевого сектора для любой развитой страны. В регионах мы создали экономические зоны. Например, мы экспортируем алюминий, но импортируем готовые изделия из алюминия. Абсурд! Через сеть малых и средних предприятий нам необходимо содействовать организации переработки этих изделий на местах. Конечно, это возможно посредством изменений в правовой и налоговой базе, с тем чтобы повысить доверие со стороны предпринимателей, объясняет Мантуров.

Более 470 французских предприятий зарегистрировано в России. Приезжают те, кто верит в Россию и в наш евроазиатский союз, утверждает министр.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 3 июля 2017 > № 2231390 Денис Мантуров


Россия. Весь мир. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 6 июня 2017 > № 2205929 Денис Мантуров

Денис Мантуров: «Начинать надо с качества своей продукции».

Интервью Дениса мантурова «Известиям».

В рамках 21-го Петербургского международного экономического форума прошла сессия «Made in Russia. Создание национального бренда России». После ее окончания глава Минпромторга России Денис Мантуров в эксклюзивном интервью «Известиям» рассказал о продвижении отечественных товаров, росте их популярности за рубежом, увеличении объемов несырьевого экспорта и развитии отечественной промышленности.

— Насколько российские товары востребованы за рубежом? Что, кроме ресурсов, мы успешно продаем?

— А что вы называете ресурсами? Если вы ограничиваетесь только углеводородами, то это — не единственные ресурсы нашей страны. У нас есть и металлургическое сырье, и минеральные удобрения — калий, азотные удобрения, фосфатные удобрения. Они тоже занимают существенную долю в нашем экспорте. А помимо сырьевой продукции есть еще и высокотехнологичная составляющая, мы занимаем второе место в мире по объему поставок военно-технической продукции. Наши известные бренды — это «Калашников», «Сухой», «Миг», наши системы «Калибр», которые сегодня работают в Сирии, а также другие образцы вооружения, составляющие определенную долю высокотехнологичной продукции, поставляемой на экспорт.

— Уточните, пожалуйста, какая именно продукция отечественной промышленности продается за рубеж?

— Пока не могу похвастаться, что мы в больших объемах поставляем станки. Но есть определенные специфические модели, где у нас имеются компетенции. Но мы можем говорить о, например, сельхозмашиностроении. Никто такого даже не предполагал, когда мы только начинали активно развивать программу импортозамещения.

Сначала мы занимались развитием новых моделей комбайнов, тракторов. Сегодня мы поставляем их в более чем 30 стран, включая Северную Америку и Западную Европу. Я сам в прошлом году вручал ключи от нашего ростсельмашевского комбайна «Торум» баварским хлеборобам. Поэтому могу сказать — наша продукция там востребована.

— А комбайн еще ездит?

— Ездит. И заказываются дополнительные объемы. У нас есть все возможности для поддержки поставок такой высокотехнологичной продукции на экспорт.

— Можете назвать цифры?

— Пожалуйста. По результатам прошлого года 48% экспорта составил несырьевой. Это говорит о том, что мы слезаем с нефтяной иглы. И рассчитываем, что постепенно будем увеличивать уровень диверсификации нашего экспорта и экономики в целом, будем меньше зависеть от углеводородных ресурсов.

— Какие производства лидируют в экспорте и имеют перспективы в будущем?

— У нас определены четыре основные отрасли — драйверы, на которые мы опираемся в увеличении объемов поставок на экспорт. Это автопром, гражданская авиация (включая и самолеты, и вертолеты), транспортное машиностроение (это и тяговый состав, и вагоны) и сельхозмашиностроение. Но это не значит, что мы ограничиваемся только этими отраслями. По прошлым годам у нас положительная тенденция и по фармацевтике, и по биотехнологическим продуктам. И, надо сказать, что наша фармацевтическая продукция — и дженерикового ряда, и инновационные лекарственные препараты — востребована на международных рынках. Это и Африканский континент, и Латинская Америка, Япония, Китай, Индия. Препараты полного цикла с производством непосредственно в России, по собственным технологиям, сегодня крайне востребованы за рубежом. Невзирая на то, что и Китай, и Индия сегодня являются самыми крупными производителями, например, фармацевтической субстанции.

— А у нас сейчас как раз строятся заводы и лаборатории по ее производству?

— Да. Более того, в рамках реализации нашей стратегии, а впоследствии — и государственной программы «Развитие фармацевтической и медицинской промышленности-2020» мы целенаправленно шли к тому, чтобы развивать собственное производство фармпродукции инновационного ряда. Мы разбили программу на два этапа: с 2011 по 2015 год оказывали поддержку предприятиям в разработке препаратов дженерикового ряда, чтобы быстрее начать производить то, что закупалось у иностранных компаний. А параллельно двигались по инновационным препаратам. И вот начиная с прошлого года уже зарегистрированы отечественные препараты против онкологии — именно инновационного ряда. Скажу больше — это не химический синтез, а моноклональные антитела. Не каждая страна может сказать, что у них есть собственные биотехнологические продукты именно в этом направлении. Только Америка, Япония и несколько стран Западной Европы — те, у кого есть свое производство моноклональных антител. Поэтому здесь мы продвинулись достаточно далеко. А по мере завершения этой программы до 2020 года мы должны выпустить еще более 130 препаратов, провести клинические испытания и получить регистрационные удостоверения.

— А ткани у нас производят?

— Легкая промышленность — огромный сегмент, индустрия. В ней функционируют в основном средние и малые предприятия — швейные, текстильные, производители тканей. Причем эти ткани используются не только при производстве верхней одежды или обуви. Это в первую очередь высокотехнологичные ткани для широкого направления отраслей экономики. Например, для авиации, куда поставляются специальные ткани, производящиеся в России из синтетических волокон. А также геотекстиль — ткань, которая используется в стройиндустрии: при строительстве дорог и домов, в других направлениях.

За последние два года мы довольно далеко продвинулись в обработке натуральной кожи — путем, кстати, ограничения вывоза своих сырых шкур за рубеж. Есть предприятия (например, Рязанский кожевенный завод), которые сегодня имеют самое современное модернизированное производство кожи для автомобильной отрасли, для авиационной, для мебельной.

К слову — в России много брендов, которые называются, к сожалению, по-английски. Это происходило потому, что в советское время был закрыт доступ ко всему иностранному, и мы всегда хотели либо на жвачку поменяться, либо на джинсы. А в 1990-е, чтобы остаться на рынке, российские производители легпрома вынуждены были называться по-иностранному — чтобы думали, что это иностранный производитель. А производство — в Москве на фабрике «Большевичка» или в Псковской области на предприятии «Трувор». Или «Сударь» во Владимирской области. Кстати, недавно мы запустили предприятие в Ингушетии — это фабрика, которая шьет и для российских брендов, и для иностранных.

— А у вас есть костюм российского производства?

— У меня есть и «Сударь», и «Трувор». А еще у меня есть костюм, который мне пошил, например, Патрик Хельман, но ткань — Брянского камвольного комбината (Брянский комбинат шерстяных тканей. — «Известия»). Мы специально взяли отрез, который отдали коллегам в Италию, чтобы они его на микроны разложили и посмотрели — насколько он соответствует зарубежным стандартам и требованиям. В итоге получили подтверждение от производителя, что материал полностью соответствует тем требованиям, которые предъявляются для качественной костюмной ткани.

— А вы их носите?

— Конечно, ношу.

— Как реализуется программа «Made in Russia»?

— Что касается подходов по продвижению российской продукции, то я считаю, чтобы продвигать свою продукцию за рубеж, нужно начинать с качества. Сначала завоевать позиции на своем рынке. Поэтому мы и сформировали такую организацию, как Роскачество. Более 30 млн жителей страны знают об этой организации, об их работе, о результатах их исследований и о «Знаке качества». Если компания получает «Знак качества», это открывает ей возможность увеличить и объемы производства, и увеличить объемы присутствия на рынке. И за это компании бьются — за качество. Поскольку когда мы говорим, что будем проверять и исследовать определенный сегмент продукции, мы абсолютно независимо делаем по всем регионам закупки через Роскачество. Никто не знает, в какой магазин придет эксперт, в каких лабораториях будет проводиться исследование. Только на качественную продукцию мы можем ставить знак «Сделано в России», чтобы наша страна была представлена за рубежом достойно.

Россия. Весь мир. СЗФО > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 6 июня 2017 > № 2205929 Денис Мантуров


Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > metalinfo.ru, 2 июня 2017 > № 2269477 Денис Мантуров

Развернутое интервью с главой Минпромторга РФ

Российская промышленность добилась значительных успехов по многим направлениям в последние годы и стала привлекательной для российских и международных инвесторов. О том, как министерство промышленности и торговли выполняет «майские» указы президента, о перспективах предприятий оборонно-промышленного комплекса и о новых инициативах в фармацевтической промышленности в интервью ТАСС в преддверии Санкт-Петербургского международного экономического форума рассказал министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров.

- Денис Валентинович, с момента публикации «майских указов» президента прошло пять лет. Какие задачи по выполнению указов легли на Минпромторг и чего удалось достичь?

- Работа Минпромторга по «майским указам» продолжается по нескольким направлениям, из которых самое социально значимое - это производство лекарственных препаратов из списка жизненно необходимых и важнейших (ЖНВЛП). Нам надо довести уровень производимых в России препаратов из этого списка до 90%, сейчас мы перешагнули за 81% и считаем, что до конца 2018 года эта задача будет выполнена. В целом вся программа "Фарма 2020", включая и медицинские изделия, и медицинскую технику, оказалась очень эффективной. Мы начали эту программу в 2009 году, и тогда присутствие российских компаний на отечественном рынке составляло 19% в денежном выражении. Сейчас эта доля составляет 30% в денежном выражении и 54% - в натуральном.

Другая задача из «майских указов» касается производительности труда. Необходимо увеличить этот показатель к 2018 году в полтора раза в сравнении с 2011 годом. Здесь в первую очередь акцент ставится на предприятиях оборонно-промышленного комплекса. Мы при расчете этого показателя ориентируемся и на объем производства, и на численность сотрудников на каждом отдельном предприятии. И если объем производимой продукции растет при сохранении числа рабочих, мы на бумаге получаем рост производительности труда. Поскольку мы проводим комплекс модернизации на предприятиях, рассчитываем добиться нужных показателей. Каждый новый станок позволяет экономить время и выполнять большие задачи меньшим количеством сотрудников.

- Как эти задачи сочетаются с другим направлением деятельности министерства - наращиванием объемов выпускаемой гражданской продукции на оборонных предприятиях? Тем более, что недавно на совещаниях у президента обсуждалась госпрограмма вооружений, учитывающая сокращение ГОЗ в следующие годы.

- В 90-е и в начале нулевых годов оборонные предприятия вообще выживали только за счет ВТС – не было ни гражданского, ни гособоронзаказа. А сейчас колоссального снижения гособоронзаказа и не будет. Равно как и не будет неожиданностей – мы знаем все параметры госпрограммы вооружений на период до 2025 года. Эта программа сбалансирована: там, где планируется определенное снижение по ГОЗ, оно будет компенсироваться гражданским направлением. Предполагается усиление военно-технического сотрудничества, поскольку есть потенциально интересные заказы, от которых прежде мы отказывались в связи с загрузкой мощностей и приоритетом в сторону своего главного клиента - Минобороны.

Опыт работы с гражданской и военной продукцией на одном заводе у нас был всегда. Мы сейчас производим среднемагистральный самолет SSJ-100 на предприятии двойного назначения в Комсомольске-на-Амуре, параллельно с истребителем СУ-35, и самолетом пятого поколения. Также происходит и в Иркутске, где будут собирать дальнемагистральный самолет МС-21. Объемы производства этого самолета будут постепенно нарастать, компенсируя сокращение по программе производства истребителя СУ-30. Также мы хотим действовать и по вертолетной программе. В прошлом году были выделены из госбюджета средства для докапитализации ГТЛК на 3,8 млрд рублей, что позволило приобрести заказчикам около 30 вертолетов в льготный лизинг. Хотим то же самое предложить правительству сделать и в этом году, обеспечив таким образом задел по производству гражданских вертолетов на следующий год. Рынок оживает, старые вертолеты Ми-8 еще 70х годов выпуска отживают свой срок эксплуатации, их будут списывать, но нужно что-то нужно взамен, а для этого должны быть конкурентные условия, чтобы авиационные компании могли себе позволить приобрести новый современный вертолет. Это и позволяет сделать ГТЛК.

Кроме этого, мы хотим за счет внедрения новых гражданских продуктов на предприятиях ОПК обеспечить приток технологий в военную сферу, а из военной - в гражданскую. В 90е годы ведущими, с точки зрения новых технологий, были оборонные производства. Теперь все наоборот. Очевидный пример – IT сектор. Там каждый год обновляется вся производственная линейка.

Сейчас мы увидим следующий принципиальный промышленный скачок. В Дубае появится беспилотное воздушное такси. На наш взгляд, это станет переломным моментом для всего транспортного и, в частности, авиационного сектора.

- Каких продуктов сейчас не хватает промышленности?

- Нам нужно создавать новые материалы. Мы производим медь, но при этом у нас нет медной фольги. А она нужна для производства электромобилей, квадрокоптеров, авиации в целом. В мировой промышленности больше будет использоваться литиевый концентрат, никель, вольфрам, металлический марганец. Эти и другие элементы и технологии придут на смену традиционным углеводородам. Первой, по нашим прогнозам, ослабнет зависимость от традиционных углеводородов в транспортном комплексе. На смену им придут продукты химического комплекса.

- Какие у вас планы в сфере добычи редкоземельных металлов?

- Мы, исходя из новых задач в сфере энергетики, с 2011 года развиваем отдельную подпрограмму по редким и редкоземельным металлам. Правда, когда мы запускали эту программу, Китай монополизировал этот рынок, что привело к росту цен – вплоть до $1 тыс. за килограмм продукта. Позже китайцы этот рынок отпустили, и цены также просели – в среднем, до $160. Это сделало программу уже не такой сверхприбыльной, но рентабельность проектов в этой сфере все же просчитывается. Без редкоземельных металлов невозможно реализовывать современные технологии. Поэтому я считаю, что мы абсолютно вовремя начали заниматься этим вопросом, привлекать бизнес, поддерживая его субсидиями на НИОКР и разработку. Как результат – мы сейчас реализовываем крупнейшее в мире месторождение редкоземельных металлов в Якутии – Томтор. Там добывается руда со значительным содержанием редкоземельных элементов. Но самая главная задача - получить из них концентрат. И последние пять лет мы потратили на разработку такой технологии. Рассчитываем выйти на освоение Томторского месторождения со следующего года. Но первую руду планируем получить в 2019-2020 годах. Потом из этой руды будем получать концентрат с использованием монацитовых песков, запасы которых у нас значительны.

Руда с Томторского месторождения будет отправляться в Читу, где на одном из предприятий Росатома и будет выделяться концентрат. А побочным продуктом при производстве концентрата будет торий - это уникальный природный элемент, не являющийся радиоактивным в природном состоянии. И дальше перед нами встанет новая задача – поиски способов ее использования в энергетике. Мы в этом плане не уникальны – Америка, Индия, Китай ведут аналогичные разработки. Минпромторг совместно с Росатомом и Академией наук будет так же искать способы создания реактора на основе этого элемента.

- С вашей точки зрения, в какие разработки в атомной энергетике стоит вкладываться?

- Сейчас сложно говорить однозначно, но мы пришли к выводу, что распределенная энергетика - то есть малые реакторы - будут колоссально дорогими, и их экономическая эффективность будет на первом этапе низкая. Наверное, когда малые реакторы начнут ставить, в том числе и на летательных аппаратах, и в других гражданских целях, их экономика станет более очевидной. Но сегодня таких технологий ни у кого в мире нет, поэтому стоит ориентироваться на высокоэффективные, крупные реакторы.

- Вы говорили об успехах фармацевтической промышленности? Какие инициативы вы планируете для того, чтобы развить и закрепить этот успех? Много говорят о вашей идее разрешить выращивание опийных растений?

- Начать стоит с того, что сегодня мы полностью импортируем субстанции для обезболивающих средств. Наверное, это неправильно. А другие страны легально выращивают у себя снотворный мак под контролем государства. Мне видится, что у нас есть такая возможность. Для этого нужно выделить 200 гектаров земли, такая возможность у нас в стране точно присутствует. Скорее всего, это Волгоград, Астрахань – южный регион с мягким климатом. На этой территории мы будем производить около 30 тонн маковой соломы, которая используется в производстве опийной субстанции. Это даст нам возможность на 80% обеспечить свой внутренний рынок основными субстанциями, которые сейчас импортируются.

Работу с опиумными веществами по разработке лекарств на их базе фактически осуществляет сегодня только одно предприятие – подведомственный Министерству Московский эндокринный завод. Он же и может заниматься выращиванием растений. Государство будет полностью контролировать этот проект, с учетом соответствующих норм безопасности, с контролем периметра и так далее.

- Понятны ли уже сроки и окончательные параметры стратегии развития автомобильной промышленности на период до 2025 года?

- При формировании этой стратегии нам нужно было учитывать изменившиеся правила игры. Особенно это заметно в городах. Люди во всем мире стали больше пользоваться коллективным транспортном. Это каршеринг, альтернативные формы общественного транспорта. Это своего рода триатлон. Ты сначала едешь на велосипеде, потом садишься на каршеринговую машину, доезжаешь до точки, садишься в метро, и подъезжаешь на работу. Интермодальные перевозки. И когда мы с коллегами из минэкономразвития готовили нашу стратегию, мы учитывали эти новые тенденции. В то же время, оглядываясь на другие страны, мы не могли обрушить уже созданную в нашей стране огромную индустрию, не учитывать нашу культуру, ментальность, привычки. Мы постараемся в ближайшее время доверстать программу, но в целом те параметры и подходы, которые в декабре прошлого года Минпромторг уже предоставил на рассмотрение общественности, останутся. Основной акцент сделан на локализации и автокомпонентах.

- Буквально на днях состоялся первый полет самолета МС-21. Сколько на данный момент выпущено опытных образцов самолета МС-21 и когда планируются первые продажи?

- Первый самолет совершил свой пробный полет, второй находится в Центральном аэрогидродинамическом институте им. Профессора Жуковского на испытаниях.

Сейчас уже изготавливаются третий и четвертый лайнеры. Мы рассчитываем, что уже в этом году начнут производиться пятый и последующие самолеты.

Они уже пойдут непосредственно эксплуатантам, заказывающим эти машины.

Мы рассчитываем, что в 2019 году завершим все испытания, получим сертификат летной годности и начнем первые коммерческие поставки.

Россия > Приватизация, инвестиции. Госбюджет, налоги, цены > metalinfo.ru, 2 июня 2017 > № 2269477 Денис Мантуров


Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 4 мая 2017 > № 2181288 Денис Мантуров

Интервью Дениса Мантурова изданию «Die Welt am Sonntag».

Во время посещения выставки Hannowermesse 2017 глава Минпромторга Денис Мантуров дал эксклюзивное интервью немецкому изданию «Die Welt am Sonntag». Публикуем русский перевод беседы.

«ВЕЛЬТ ам Зоннтаг». Господин Мантуров, российской экономике не здоровится. На протяжении ряда лет продолжается сокращение производства, инвестиций, потребительского спроса и валового внутреннего продукта. Скажите, пик падения уже достигнут или начался процесс оздоровления?

Д.В. Мантуров. Развитие нашей экономики в предыдущие годы, без сомнения, характеризовалось отрицательными показателями. Но это изменилось. В прошлом году и в I квартале 2017 года мы отмечаем рост практически во всех отраслях промышленности, прежде всего, в обрабатывающем секторе. Прирост валового внутреннего продукта в этом году прогнозируется на уровне около двух процентов.

«ВЕЛЬТ ам Зоннтаг». Значит ли это, что западные экономические санкции не оказывают никакого воздействия?

Д.В. Мантуров. Нет, конечно, мы ощущаем последствия экономического эмбарго. Бесспорно, для нас стало сложнее получать зарубежные кредиты.

Доступ к западным технологиям также прекратился. Но российская экономика адаптируется к этим внешним ограничениям.

«ВЕЛЬТ ам Зоннтаг». Привлекаете деньги и технологии на других рынках?

Д.В. Мантуров. Кредиты, которые нужны предприятиям, предоставляют российские банки. В рублях. Это работает. Технологии из Европы мы заместили успешно технологиями из тех стран, которые нас не бойкотируют.

«ВЕЛЬТ ам Зоннтаг». И эти страны могут заместить поставки с Запада?

Д.В. Мантуров. Кроме этого, мы также расширили и нарастили наши собственные компетенции в тех сферах, где это было необходимо.

«ВЕЛЬТ ам Зоннтаг». Вы можете привести конкретный пример?

Д.В. Мантуров. Возьмем, к примеру, сельхозмашиностроение. Если в 2012 году доля российских производителей сельхозтехники на внутреннем рынке составляла 19%, то в прошлом году она достигла 54%.

«ВЕЛЬТ ам Зоннтаг». Но это не высокие технологии.

Д.В. Мантуров. Хорошо, давайте возьмем, другой пример - фармацевтическую промышленность. Этот рынок растет у нас каждый год на 15%. В 2009 году доля наших производителей составляла 17%, сейчас – 30%. Или, к примеру, автомобильная промышленность: более 80% легковых автомобилей, проданных в нашей стране, в прошлом году, полностью произведены или собраны в Российской Федерации.

«ВЕЛЬТ ам Зоннтаг». Тем не менее, отсутствие западных товаров приводит к проблемам в снабжении. Как это влияет на население? В ходе одной моей поездки в Калининград люди там жаловались на то, что некоторые продукты питания стали недоступны по цене…

Д.В. Мантуров. Я не знаю, с кем Вы там говорили. Но, если посмотреть на данные статистики или же просто зайти в любой продовольственный магазин, то Вы увидите, что до 90% импортных продуктов питания замещены и их можно купить по вполне нормальным ценам.

«ВЕЛЬТ ам Зоннтаг». Все так просто? Россия же многие годы по многим товарным позициям зависела от импорта продуктов питания.

Д.В. Мантуров. Вы же сами сказали, что сельское хозяйство - это не высокие технологии. Сейчас у нас по всей стране строятся птицефабрики, животноводческие фермы. Кстати, мы экспортируем продукты питания, к примеру, на Ближний Восток в Китай.

«ВЕЛЬТ ам Зоннтаг». Значит, что Россия может прокормить себя сама, независима?

Д.В. Мантуров. Я этого не говорил. Ещё есть определенные дефициты.

Например, мы продолжаем импортировать часть молочной продукции, говядины, овощей и фруктов: по этим позициям нужно увеличивать темпы производства.

Также мы стремимся к снижению зависимости от зарубежной селекции и генетики. И здесь у нас тоже есть успехи: за три года объем завезенных семян в целом снизился на 9%, в том числе, импорт семян картофеля сократился на 30%, овощей – более чем на 44%.

В животноводстве также нам удалось сократить импорт молочного скота на 40%. Есть, конечно, еще дефицит мальков рыбы на рынке. И экзотические фрукты, такие как ананасы или бананы мы по-прежнему закупаем. Как и Германия (смеется).

«ВЕЛЬТ ам Зоннтаг». Если Вас послушать, то можно подумать, что эмбарго Запада стало невольным толчком развития для России.

Д.В. Мантуров. Можно и так сказать.

«ВЕЛЬТ ам Зоннтаг». Тем не менее Вы вероятно сегодня здесь потому, чтобы экономические отношения между странами снова нормализировались.

Д.В. Мантуров. Такого рода поездки обычно служат для установления контактов и обмена мнениями с партнерами. Я только что встречался с Федеральным министром экономики и энергетики Германии Бригитте Цюприс, с Премьер-министром земли Нижняя Саксония Штефаном Вайлем, Премьер-министром федеральной земли Мекленбург - Передняя Померания Эрвином Зеллерингом. Для меня важно расчистить дорогу для российских товаров на немецкий и европейские рынки и улучшить предпринимательский климат между нашими странами.

«ВЕЛЬТ ам Зоннтаг». Для этого необходима оттепель в политических отношениях. Вы думаете, что время для этого уже пришло?

Д.В. Мантуров. Оттепель или ледниковый период: экономика должна развиваться и основываться на прагматических подходах. И этот тезис действует также применительно к российско-германским отношениям. Наши экономические отношения не так плохи, как Вы пытаетесь их изобразить. Например, немецкие компании за последние 4 года построили в России 55 новых заводов.

«ВЕЛЬТ ам Зоннтаг». Нельзя скрыть то, что отношения сильно расстроены.

Д.В. Мантуров. Я так не думаю. Эмбарго есть, это факт, но в действительности же контакты между экономоператорами наших стран никогда не прерывались. Есть многочисленные проекты, инициативы и кооперационное сотрудничество на региональном уровне. Некоторые федеральные земли успешно развивают прямые экономические связи с российскими регионами.

«ВЕЛЬТ ам Зоннтаг». Разве жалобы от иностранных инвесторов не поступают? Немецкие предприниматели регулярно сообщают о проблемах, которые затрудняют реализацию бизнеса в России. О правовой незащищенности, бюрократии, невыполнении обязательств, коррупции….

Д.В. Мантуров. Я не вижу проблемы. Когда мы встречаемся с иностранными компаниями, мы не просто сидим вместе и пьем чай. Мы говорим о возможных проблемах и пытаемся их решить.

Но положение не так драматично, как Вы это представляете сейчас. Вчера вечером у меня был деловой ужин с представителями немецких компаний, которые активно работают в России. И я говорю Вам: не было ни одной жалобы о каких-либо трудностях.

«ВЕЛЬТ ам Зоннтаг». Актуальные репортажи из России показывают, что протестные настроения россиян усиливаются. Все чаще проходят демонстрации, которые по слухам свидетельствуют о плохой ситуации в экономике. Что Вы делаете, чтобы удовлетворить запросы людей?

Д.В. Мантуров. Я полагаю, что Вы не совсем осведомлены о положении дел в России. Президент России Владимир Путин и Правительство Российской Федерации делают все, чтобы обеспечить экономический подъем в стране. С другой стороны, я сегодня здесь в Германии включил телевизор и увидел кадры протестов в Мюнхене. Я спрашиваю себя: как Вы тут удовлетворяете запросы людей?

«ВЕЛЬТ ам Зоннтаг». В России при Путине массовые протесты – это новинка. У нас же выражение неудовольствия обществом и демонстрации – это часть дискуссионного диалога, публичное волеизъявление граждан, которое является в определенном смысле частью нашей культуры.

Д.В. Мантуров. (смеется). Я не совсем уверен в том, что это лучшая часть Вашей культуры.

Германия. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 4 мая 2017 > № 2181288 Денис Мантуров


Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 20 апреля 2017 > № 2300386 Денис Мантуров

Мантуров: Карточки для малоимущих введем в следующем году.

Отечественной продукции на прилавках становится больше. А из-за девальвации рубля многие товары стали активнее продаваться за рубежом. Но проблемы остаются. Поставщики конфликтуют с торговыми сетями, экспортеры зависят от политики Центробанка, а мелкий бизнес страдает от административных барьеров. О том, как поддержать российских производителей и как сделать цены в магазинах ниже, в «КП» поговорили с министром промышленности и торговли Денисом Мантуровым.

«Лицензия на алкоголь должна быть дешевле»

— Денис Валентинович, член Совета Федерации Сергей Лисовский предложил запретить гипермаркетам работать по ночам и по воскресеньям. Мол, это общая европейская практика. И это может помочь малому бизнесу. Вы как к этому относитесь?

— Да, действительно, в Европе, гипермаркеты и магазины не работают по воскресеньям, за исключением небольших торговых точек на АЗС. Но в нашей стране свои особенности рынка. Мы предлагаем делать упор на создание разнообразных торговых форматов, более традиционных для России. Это рынки, ярмарки, мобильная торговля, несетевая розница… У каждого производителя, будь то частный фермер или крупный бизнесмен, должна быть возможность выбора. На мой взгляд, стабильное законодательство – залог успешного развития. То и дело вносить изменения, тем более, всевозможные ограничения – не лучший способ упростить жизнь бизнеса.

— Зачем нужно это самое разнообразие? Чтобы цены ниже были?

— Да, логика проста: чем больше торговых объектов, тем выше конкуренция, ниже цены и шире ассортимент. В то же время, по вкладу в экономику страны торговля занимает одно из лидирующих мест. Только представьте: в отрасли сейчас заняты 16% от общего количества работающих россиян — около 12 млн человек! Торговля — лидер по количеству рабочих мест. Поэтому так важно создавать условия, при которых она будет развиваться.

— И для этого вы хотите вернуть ларьки и сделать больше ярмарок? Это ведь тоже своего рода европейская практика…

— «Вернуть ларьки» — это слишком узкий, упрощенный взгляд. Посмотрите, что происходит в других странах. В Европе в каждом городе есть свои требования по стилизации точек продаж. Ярмарки для России – старинная, особая традиция. Кстати, исторически они были не только территорией торговли. Вспомните, наши классики в своих произведениях часто упоминали ярмарки как место для общения. Важно, чтобы у нас это были красивые, вписывающиеся в архитектурный ансамбль сооружения, а не кривые палаточные ряды, как раньше.

— А как будете конкретно помогать? Какие барьеры снимать, какие налоги и сборы понижать?

— Прежде всего, мы будем сглаживать административные барьеры. Вот, например, сейчас лицензия на продажу спиртного и для торговой сети, и для одного небольшого магазина стоит одинаково. Но так быть не должно. Смотрите, у нас есть торговые объекты разных форматов: от маленьких магазинов местного значения до супер- и гипермаркетов. При этом один расположен в селе – другой – в центре мегаполиса. Как здесь можно говорить об одной цене? Мы хотим снизить стоимость лицензии для магазина, сделать ее сопоставимой с его оборотом. Эффект очевиден: если документ можно будет приобрести за адекватные деньги – у нас меньше станут продавать «из-под полы», и рынок станет более легальным. Предлагается установить такие цены: 3500 рублей – для села, 26 000 рублей – для городов и 65 000 рублей – для городов федерального значения, кроме Севастополя.

«Продовольственной безопасности мы уже достигли»

— Еще популярная тема — про продовольственные карточки или даже талоны. Давно о них слухи ходят. Так будут вводить или нет?

— Вы говорите о программе поддержки потребительского спроса на продовольствие. Потенциально она экономически эффективна и выгодна. Во-первых, для россиян, которые нуждаются в этой помощи: они смогут приобрести те продукты, которые не могут себе позволить сейчас. Во-вторых, для отечественных производителей. Не всех, конечно, а тех, кто готов участвовать и производить продукцию из программного списка: мясо, рыбу, молочные продукты, растительное масло и т.д. К слову, приобрести можно будет многое, кроме алкоголя, сигарет. Программа важная и нужная. Вопрос в том, в какой момент она будет запускаться, и как финансироваться. Мы с Минфином сейчас это обсуждаем и определяемся, по каким критериям будут отбираться социально приоритетные категории граждан.

— Когда планируете запустить? До конца года?

— Запустим до конца года в случае, если придем к единому мнению с коллегами из других ведомств. Но я думаю, что с учетом формирования бюджета, это будет скорее следующий год.

Россия > Агропром. Госбюджет, налоги, цены > agronews.ru, 20 апреля 2017 > № 2300386 Денис Мантуров


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > minpromtorg.gov.ru, 19 апреля 2017 > № 2162242 Денис Мантуров

Интервью Дениса Мантурова газете Комсомольская Правда.

Отечественной продукции на прилавках становится больше. А из-за девальвации рубля многие товары стали активнее продаваться за рубежом. Но проблемы остаются. Поставщики конфликтуют с торговыми сетями, экспортеры зависят от политики Центробанка, а мелкий бизнес страдает от административных барьеров. О том, как поддержать российских производителей и как сделать цены в магазинах ниже, мы поговорили с министром промышленности и торговли Денисом Мантуровым.

"ЛИЦЕНЗИЯ НА АЛКОГОЛЬ ДОЛЖНА БЫТЬ ДЕШЕВЛЕ"

- Денис Валентинович, член Совета Федерации Сергей Лисовский предложил запретить гипермаркетам работать по ночам и по воскресеньям. Мол, это общая европейская практика. И это может помочь малому бизнесу. Вы как к этому относитесь?

- Да, действительно, в Европе, гипермаркеты и магазины не работают по воскресеньям, за исключением небольших торговых точек на АЗС. Но в нашей стране свои особенности рынка. Мы предлагаем делать упор на создание разнообразных торговых форматов, более традиционных для России. Это рынки, ярмарки, мобильная торговля, несетевая розница… У каждого производителя, будь то частный фермер или крупный бизнесмен, должна быть возможность выбора. На мой взгляд, стабильное законодательство – залог успешного развития. То и дело вносить изменения, тем более, всевозможные ограничения – не лучший способ упростить жизнь бизнеса.

- Зачем нужно это самое разнообразие? Чтобы цены ниже были?

- Да, логика проста: чем больше торговых объектов, тем выше конкуренция, ниже цены и шире ассортимент. В то же время, по вкладу в экономику страны торговля занимает одно из лидирующих мест. Только представьте: в отрасли сейчас заняты 16% от общего количества работающих россиян - около 12 млн. человек! Торговля - лидер по количеству рабочих мест. Поэтому так важно создавать условия, при которых она будет развиваться.

- И для этого вы хотите вернуть ларьки и сделать больше ярмарок? Это ведь тоже своего рода европейская практика...

- «Вернуть ларьки» - это слишком узкий, упрощенный взгляд. Посмотрите, что происходит в других странах. В Европе в каждом городе есть свои требования по стилизации точек продаж. Ярмарки для России – старинная, особая традиция. Кстати, исторически они были не только территорией торговли. Вспомните, наши классики в своих произведениях часто упоминали ярмарки как место для общения. Важно, чтобы у нас это были красивые, вписывающиеся в архитектурный ансамбль сооружения, а не кривые палаточные ряды, как раньше.

- А как будете конкретно помогать? Какие барьеры снимать, какие налоги и сборы понижать?

- Прежде всего, мы будем сглаживать административные барьеры. Вот, например, сейчас лицензия на продажу спиртного и для торговой сети, и для одного небольшого магазина стоит одинаково. Но так быть не должно. Смотрите, у нас есть торговые объекты у разных форматов: от маленьких магазинов местного значения до супер- и гипермаркетов. При этом один расположен в селе – другой – в центре мегаполиса. Как здесь можно говорить об одной цене? Мы хотим снизить стоимость лицензии для магазина, сделать ее сопоставимой с его оборотом. Эффект очевиден: если документ можно будет приобрести за адекватные деньги – у нас меньше станут продавать «из-под полы», и рынок станет более легальным. Предлагается установить такие цены: 3500 рублей – для села, 26 000 рублей – для городов и 65 000 рублей – для городов федерального значения, кроме Севастополя.

"ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ МЫ УЖЕ ДОСТИГЛИ"

- Еще популярная тема - про продовольственные карточки или даже талоны. Давно о них слухи ходят. Так будут вводить или нет?

- Вы говорите о программе поддержки потребительского спроса на продовольствие. Потенциально она экономически эффективна и выгодна. Во-первых, для россиян, которые нуждаются в этой помощи: они смогут приобрести те продукты, которые не могут себе позволить сейчас. Во-вторых, для отечественных производителей. Не всех, конечно, а тех, кто готов участвовать и производить продукцию из программного списка: мясо, рыбу, молочные продукты, растительное масло и т.д. К слову, приобрести можно будет многое, кроме алкоголя, сигарет. Программа важная и нужная. Вопрос в том, в какой момент она будет запускаться, и как финансироваться. Мы с Минфином сейчас это обсуждаем и определяемся, по каким критериям будут отбираться социально приоритетные категории граждан.

- Когда планируете запустить? До конца года?

- Запустим до конца года в случае, если придем к единому мнению с коллегами из других ведомств. Но я думаю, что с учетом формирования бюджета, это будет скорее следующий год.

- Отечественных производителей уже неплохо антисанкциями поддержали. За последние несколько лет выросла доля нашей продукции на прилавках - с 64 до 77%. Двигаемся к полной продовольственной безопасности?

- Ну до 100% эта доля точно не дойдет: некоторые продукты питания просто физически невозможно выращивать или производить в России. Но мы стремимся, чтобы наша продукция была максимально представлена в торговых полках. И действительно, по определенным товарам эта доля достигла 95 - 100% Это, например, мясо птицы, хлеб, масло, жиры. Нет никакого смысла импортировать эту продукцию. Во-первых, получается дороже. Во-вторых, сложнее логистика и дольше доставка. Тем более, наша продукция часто и дешевле, и качественнее, и свежее. Другими словами, там, где экономически это имеет смысл, там доля наших производителей будет расти. А если говорить о продовольственной безопасности, я считаю, что мы уже ее достигли.

- Роспотребнадзор недавно заявил, что 1,5% товаров на наших прилавках - это фальсификат. Вроде немного. Но все равно есть риск нарваться на подделку. Как боретесь за качество?

- У нас есть специальный институт - «Роскачество». Он работает почти два года, проводит независимые исследования и по их результатам присваивает «Российский знак качества». За это время было исследовано около 2000 наименований продукции разного вида, и только 80 из них получили «Знак». Производители товаров оценили нововведение. По их словам, продажи товаров получивших «Российский знак качества» выросли на 35%. Это свидетельствует о доверии населения этому «знаку». Кроме того, если в ходе исследований «Роскачество» обнаруживает нарушения обязательных требований безопасности, то сообщает об этом контрольно-надзорным органам - Роспотребнадзору, Росздравнадзору и Россельхознадзору. Результаты исследований «Роскачества» мы ежеквартально обсуждаем на заседаниях госкомиссии по противодействию незаконному обороту промышленной продукции.

- Это вроде не так много - 2000 наименований...

- Да, доля пока невелика. Но тенденция по увеличению и расширению перечня исследуемых товаров будет сохраняться. Так, Госкомиссией по антиконтрафактной деятельности было принято решение совместно с «Роскачеством» расширить список наиболее чувствительной продукцией и товарами массового потребления: алкогольной и спиртосодержащей продукцией, легпромом, автомобильными алюминиевыми колесными дисками. Планируется также провести исследования продовольственных товаров: хлеба, а также водки и пива.

ИМПОРТ ЗАМЕЩАЕМ, НА ЭКСПОРТ ОТПРАВЛЯЕМ

- «АвтоВАЗ» стал активнее поставлять машины в Германию. А тракторы и прочая сельхозтехника экспортируются в Канаду. Неужели не все так плохо в нашей промышленности, раз она пользуется спросом за рубежом? То есть не только импорт замещаем, но и на экспорт отправляем...

- Мы наращиваем поставки нашей продукции последние три года. Эта тенденция сохранится и в будущем. Но здесь мы зависим от многих факторов. В том числе и от курса рубля. Если он будет справедливым и будет делать нашу продукцию конкурентоспособной, то мы сможем закрепиться на западных рынках. А если говорить о повышении спроса…. Скажу так: раз в Европе и США покупают наши товары, значит, продукция качественная. Потому что плохую никто бы не брал.

- А как именно поддерживаете экспортеров?

- Там целый комплекс мер. С этого года появилась компенсация затрат на логистику и сертификацию. А также льготное кредитование. В итоге у нас появляются новые модели, растет качество. Особенно в таких отраслях, как транспорт и энергетика. Здесь у нас есть большие возможности для наращивания объема экспорта высокотехнологичной продукции.

- От кризиса у нас больше всего выиграли две отрасли: сельское хозяйство и легкая промышленность. До кризиса последняя на глазах умирала, не выдерживая конкуренции с Китаем. Какая ситуация сейчас?

- У обывателя взгляд на отрасль сводится к одежде и обуви, сумкам и так далее, но это лишь малая толика. Легпром сейчас – это стратегическая отрасль. Она производит высокотехнологичные «умные» ткани и материалы. Их используют в автопроме, авиации, строительстве, медицине, сельском хозяйстве и т.д. Для производства таких материалов в России есть все ресурсы. Например, нефть, газ и нефте- и газохимия – основа для синтетических химических волокон и нитей. А лес нужен для производства искусственных волокон, таких как вискозная целлюлоза, которая сегодня пользуется в мире большим спросом. Наши предприятия производят мембранные ткани и высокотехнологичные дыщащие ткани с влаго- и ветрозащитными покрытиями, с огнезащитной пропиткой. Примеров много. Мы хотим создать полную цепочку добавленной стоимости в России - в этом наша стратегия. И статистика показывает, что двигаемся в правильном направлении. В 2016 году производство спецодежды выросло на 40%, а технического текстиля, включая нетканые материалы – на 26,6%.

ДЕРЕВО ВМЕСТО БЕТОНА

- Недавно вы заявили, что планируете развивать деревянное домостроение. Что это значит? Не многоэтажки же строить из дерева?

- Многие со скепсисом относятся к строениям на основе дерева, но это устаревший взгляд. Речь идет не о банальном полене, а о сверхсовременных материалах. Сейчас эти технологии применяются в развитых странах. Мировой тренд - это экологичные, энергоэффективные, "умные" дома, вписанные в природный ландшафт. В Финляндии, Швеции, Франции и других странах Европы построены целые микрорайоны многоэтажных жилых домов из строительных материалов на основе древесины. Такое жилье не дешевле, но пользуется популярностью у населения, благодаря своим особым свойствам. Современные технологии обработки позволяют создавать материалы с уникальными строительными свойствами, которые по некоторым параметрам превосходят традиционные. Они более долговечные, пожаробезопасные и сейсмо-устойчивые.

- Пожаробезопасные? Как такое может быть? Это же дерево...

- С точки зрения времени на эвакуацию людей деревянный дом более огнеустойчив, чем железобетонный. В случае пожара стальная конструкция деформируется и разрушается под воздействием температуры, в деревянном же доме огонь за это же время затронет только обстановку и стены. А до самой конструкции если и доберётся, то будет только обугливать ее, не позволяя обрушиться. Сейчас мы работаем с МЧС России. Коллеги пересматривают подходы к проверке пожароопасности деревянных домов как раз с учетом развития технологий деревянного строительства и обработки древесины.

- Плюс экологичность...

- Конечно! Уже сейчас эти конструкции применяются - в отделке. Кроме того, лес - возобновляемый источник сырья. Немногие знают, но наши заводы уже сейчас производят сверхсовременные деревянные материалы, и в 90% случаях они уходят на экспорт, активно покупаются зарубежными компаниями. Этот факт - показатель популярности дерева как строительного материала. Плюс это быстрее и дешевле. Вместе с Минстроем мы сейчас разрабатываем новые стандарты - будем их внедрять в строительстве.

АВТОЛЮБИТЕЛЯМ - НА ЗАМЕТКУ

У машин появится электронный паспорт

- У министерства была инициатива ввести электронный ПТС. Чем он будет отличаться от бумажного. И что это даст?

- Мы с этой инициативой выходили давно. Электронный ПТС даст возможность прослеживать жизнь автомобиля от момента производства и продажи или ввоза на территорию. Здесь будет отражена вся судьба «железного коня» - были ли аварии, как его ремонтировали и где, кто был владельцем и сколько километров проехал.

- То есть, нельзя будет скрутить пробег? Как это будет проверяться?

- Скручивать со временем станет просто бесполезно. Это защита от недобросовестных продавцов, которые фальсифицируют данные по этим авто. Отследить можно будет через данные техосмотров и техобслуживания. Все это будет возможно вносить в электронный ПТС.

- Бумагу не надо будет с собой возить?

- Водитель вообще не должен ни возить ПТС, ни предъявлять, как и бумажный сейчас. При этом не надо путать со свидетельством о регистрации автомобиля – его всегда надо иметь при себе. Вся информация все равно будет в электронном виде, в Системе электронных паспортов. При необходимости инспектор сам проверит паспорт через Систему.

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > minpromtorg.gov.ru, 19 апреля 2017 > № 2162242 Денис Мантуров


Россия > Госбюджет, налоги, цены. Экология > minpromtorg.gov.ru, 10 февраля 2017 > № 2079527 Денис Мантуров

Министр Денис Мантуров — о том, как снизить вредное воздействие промышленности на окружающую среду.

Наступивший год, объявленный президентом Годом экологии, напрямую касается промышленности. Это дополнительный толчок для экологической модернизации российской индустрии — в ближайшие несколько лет предприятия сделают конкретные шаги, нацеленные на снижение вредного воздействия на окружающую среду. Но мы прекрасно понимаем, что и государство также должно идти навстречу бизнесу, чтобы новые экологические требования не «закошмарили» индустрию и не привели к закрытию предприятий.

Первые шаги уже сделаны. В начале года открыт Центр экологической промышленной политики (ЦЭПП), который будет выполнять функции бюро наилучших доступных технологий.

Уверен, что именно этот центр свяжет интересы промышленников и экологов. Раньше их коммуникация проходила только на площадке Минприроды, но с момента принятия федерального закона о технологическом нормировании окружающей среды нам удалось существенно усилить позиции Минпромторга в этом диалоге. Создание ЦЭПП позволит активизировать работу в том числе в развитии международного сотрудничества в сфере обращения химических веществ и продукции.

Еще одна важная задача центра — подготовка и публикация справочников по доступным технологиям в промышленности (НДТ). В этом направлении уже проделана колоссальная работа — половина справочников готова, а именно 23, и эта работа будет продолжена.

Процесс перехода на НДТ предусматривает два этапа: в период с 2015 по 2025 год и с горизонтом планирования по 2035 год. Для начала Минприроды выделит 300 предприятий наивысшей первой категории опасности, которые оказывают до 60% негативного воздействия на окружающую среду.

С 2019 года они будут обязаны получить комплексные экологические разрешения в трехлетний срок, остальные объекты первой категории перейдут на новую систему к 2025 году.

При этом уже к 2018 году предприятия первой категории должны быть оснащены системами автоматического контроля. Нам известно, что ряд предприятий выказывают недовольство, связанное со столь сжатыми сроками установки датчиков контроля. Мы понимаем их переживания, поэтому уже сегодня рассматриваем возможность переноса срока с 2018 года. При этом хочу подчеркнуть, что сам процесс перехода на НДТ должен произойти вовремя, прошу промышленников не надеяться на поблажки и уже сейчас начать подготовку, а не откладывать всё в долгий ящик.

Вместе с тем мы понимаем, что для реализации этой масштабной задачи предприятиям потребуются значительные инвестиции. Для многих предприятий такие суммы могут оказаться неподъемными, поэтому мы предусмотрели различные льготы и меры экономического стимулирования. К этой работе уже активно подключился Фонд развития промышленности, осуществляя поддержку проектов в рамках двух блоков: импортозамещение и НДТ.

Сегодня, я считаю, нам удалось главное — убедить компании в том, что реформирование необходимо, ведь оно приведет к балансу интересов как промышленников, так и экологов, а не просто к ужесточению экологического регулирования. Комплексное экологическое заключение, вводимое в рамках реформирования, должно стать единым документом, который не станет двадцать первой папкой к имеющимся двадцати, а заменит их. Министерство в этом году продолжит активно участвовать в создании нормативно-правовой среды, так как много регулирующих документов еще предстоит принять.

В заключение хочется подчеркнуть, что наша задача — не заставлять и принуждать, а стимулировать предприятия переходить на новые технологии. Ведь, таким образом, мы будем развивать спрос на технологические решения, которые могут удовлетворять отечественные производители. Уже сейчас очевидно, что новые нормы приведут к росту в машиностроительной отрасли, поэтому при грамотном подходе экологическое перевооружение будет в итоге выгодно всем.

Автор — глава Министерства промышленности и торговли России

Россия > Госбюджет, налоги, цены. Экология > minpromtorg.gov.ru, 10 февраля 2017 > № 2079527 Денис Мантуров


Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 16 января 2017 > № 2039391 Денис Мантуров

Министр промышленности и торговли Денис Мантуров — о состоянии российских предприятий, озарении отдельных производителей и о наших перспективах внутри России и вне ее.

«Мы точно не обездоленные»

Пора признать, что возможностей экстенсивного развития у нас практически не осталось. Наш внутренний рынок не так уж велик — во всяком случае, развернуть масштабное окупаемое промышленное производство, например, гражданских самолетов или компонентной базы в микроэлектронике, ориентируясь только на российский рынок, невозможно. Поэтому российским производителям необходимо встраиваться в мировые цепочки производств. Однако мировому рынку необходимо предлагать конкурентный товар, устраивающий покупателей по цене, то есть нам придется выходить на новые рынки, используя агрессивную ценовую политику. Очевидно, что за вычетом ОПК, атомного сектора и нескольких узких направлений создавать такой товар при нынешнем технологическом уровне российская промышленность не может. Да и ценовые стратегии уязвимы к антидемпинговым решениям, что хорошо видно на примере российской металлургии. Выход один: наша промышленная политика должна быть направлена на активную технологическую модернизацию.

О том, как Минпромторг работает над техническим перевооружением российской промышленности, а также о текущем положении дел в ключевых промышленных отраслях, об импортозамещении и о нашем выходе на мировые рынки «Эксперт» поговорил с министром промышленности и торговли РФ Денисом Мантуровым.

Помощь промышленнику

— Известный теоретик промышленной политики Дэни Родрик выделяет вертикальную помощь промышленности (поддержка конкретных отраслей и компаний — «национальных чемпионов») и горизонтальную (стимулирование развития конкретного функционала — экспорториентированности, наукоемкости — независимо от отрасли). Какой промышленной политике поддержки вы отдаете предпочтение — вертикальной или горизонтальной?

— Промышленную политику нельзя делить на такие категории. Есть поддержка сугубо отраслевая — например, субсидия на разработку субстанции в рамках госпрограммы развития фармацевтики. Но лучше всего поддерживать не отрасли, а продукты и характеристики создаваемых производств. Поэтому уже сейчас мы стараемся использовать универсальные инструменты поддержки, в которых отраслевой фактор не является определяющим при выборе получателя, а служит для мягкой коррекции направления промышленного развития (в частности, не позволяя одной-двум отраслям «выбрать» весь объем бюджетных ассигнований).

Я выступаю за то, чтобы постепенно унифицировать меры поддержки, чтобы всегда иметь возможность маневра и поддержать ту или иную отрасль в конкретный момент. Именно поэтому за последние три года количество видов субсидий сократилось с восьмидесяти до пятидесяти. Сейчас стоит задача найти оптимальное решение, уменьшив количество еще где-то на десять-пятнадцать субсидий. В целом мы придем к возвратному механизму субсидий по принципу работы Фонда развития промышленности, когда он выдает займы по вполне доступной, разумной, востребованной ставке — пять процентов годовых.

— Но у ФРП не так много денег, всего 20 миллиардов рублей. Для сравнения: на развитие сельского хозяйства выделяют 236 миллиардов в год.

— Общий объем поддержки по гражданским отраслям промышленности на следующий год — 253 миллиарда рублей. Это больше Минсельхоза. Плюс у нас есть госпрограмма развития ОПК, но это отдельная сфера и она отдельно финансируется. Что касается гражданских отраслей промышленности, то я сторонник разумных объемов. Минфин всегда идет нам навстречу. Председатель правительства нас поддерживает. Поэтому мы точно не обездоленные, получаем поддержку наших инициатив и эффективно их реализуем.

Правильнее вам задать вопрос не мне, а бизнесу: эффективны ли меры поддержки, которые есть у Минпрома?

Мы со своей стороны всегда стараемся слышать бизнес. Поэтому все меры поддержки промышленности проходят публичное обсуждение с отраслевыми объединениями и ассоциациями, с коллегами из других федеральных органов исполнительной власти.

— Тем не менее вы считаете, что средств ФРП хватит на растущие потребности?

— Сегодняшняя капитализация фонда в 20 миллиардов рублей пока достаточна, да и объемы финансирования определяются количеством проектов. По состоянию на начало декабря 2016 года ФРП одобрил 181 заявку на общую сумму свыше 47 миллиардов рублей. Реализация проектов даст приток прямых инвестиций в размере свыше 90 миллиардов рублей и создаст более 10,5 тысяч рабочих мест.

Сейчас мы начали тиражировать модель ФРП в регионы — федеральный ФРП может осуществлять финансирование региональных проектов на меньшую сумму совместно с региональными фондами развития промышленности, с которыми заключены соответствующие соглашения. Уже создано 12 региональных фондов развития промышленности.

В рамках этого механизма промышленные предприятия получат возможность привлечь на реализацию проектов займы под пять процентов годовых сроком до пяти лет на сумму от 20 до 100 миллионов рублей. Доля федерального фонда в займе должна составлять не более 70 процентов, не менее 30 процентов должно приходиться на региональный институт развития.

Пятилетки не смущают

— Какова конечная цель всех этих субсидий и других форм поддержки?

— Мы всегда исходим из того, что по отраслям промышленности должна быть ясная и понятная стратегия либо дорожная карта, показывающая направление движения отрасли. Стратегические документы разрабатываются с участием заинтересованных отраслевых объединений под эгидой Минпромторга как ведомства, которое инициирует этот процесс. Таких стратегий в последние годы принималось более двух десятков. Сейчас работаем над программой «Стратегия развития автопрома».

После принятия стратегии рождаются программы действий, развернутые под стратегию, как фронт.

— Некоторые патриотически настроенные люди предлагают вернуться к пятилеткам.

— В таком планировании ничего плохого нет, меня пять лет точно не смущают. Но пятилетка — это краткосрочная перспектива. Если же мы говорим о стратегиях, то это десять-двадцать лет, потому что только на таком треке можно спрогнозировать и сориентироваться по векторам, направлениям движения мировой индустрии той или иной отрасли. Для того чтобы понять, какой сегмент этой мировой индустрии будет наш, должна быть и стратегия долгосрочная, и кратко- или среднесрочный программный документ, отражающий развернутую позицию на трех-пятилетний период.

— Где у России сильные компетенции, которые могут через пятнадцать-двадцать лет вернуть нашей стране индустриальное величие, утерянное в 1990-е?

— Мы движемся вперед с точки зрения новых разработок в традиционных отраслях промышленности — начиная с металлургии и заканчивая глубокими переделами, различными отраслями машиностроения, от самолетов до спецметаллургии. Во всех этих направлениях у нас есть далеко идущие планы разработки и соответствия мировым трендам. Совершенствуем технологии производства, расширяем номенклатуру, которую ранее закупали по импорту, работаем над экспортным потенциалом. Пример: без металлов с заданными свойствами невозможно говорить о каких-то современных образцах промышленной продукции.

Тем не менее нужны и новые отрасли развития. Я считаю, что это должны быть аддитивные технологии (технологии, позволяющие изготавливать детали на основе компьютерной 3D-модели. — «Эксперт»), — потому что если мы пропустим развитие в этой отрасли, то отстанем от наших зарубежных конкурентов и просто не сможем производить конкурентоспособную продукцию. Дело в том, что аддитивные технологии — это скорости, а увеличение скорости производства — это снижение издержек.

Еще одно направление, которое должно развиваться, — биотехнологии: все сферы начиная с медицины и, заканчивая возобновляемыми источниками сырья — лес, переработка сельхозпродукции и отходов сельхозпроизводства и так далее.

Заместили, но не всё

— Если говорить о мировом рынке и о роли российской промышленности на нем, какой вектор, с вашей точки зрения, правильный — импортозамещение или экспорториентированность промышленной продукции?

— Никакой дилеммы тут нет. Вся продукция, которая создается в рамках планов импортозамещения, должна в первую очередь быть экспорториентированой. Тогда мы обеспечиваем баланс интересов внутреннего рынка и возможности поставки своей продукции на внешние рынки. Для этого у нас и разрабатывался отдельный проект поддержки экспорта, на который в наступившем году заложены достаточно серьезные средства — 33 миллиарда рублей. При этом только на Минпромторг приходится более 16 миллиардов рублей. Эти деньги будут направлены на сертификацию, на омологацию (усовершенствование или улучшение характеристик, чтобы товар соответствовал требованиям страны-потребителя. — «Эксперт»), адаптацию нашей продукции к требованиям зарубежных рынков. Это частичная компенсация затрат на логистику, ряда других расходов, включая проценты по кредитам на производство экспорториентированной продукции.

— Уже три года программе импортозамещения. Где она буксует?

— Нельзя сказать, что вся программа импортозамещения идет, как изначально планировалось, но слово «буксовать» я бы не применял. В последние годы заметный эффект наблюдается в отраслях аграрно-промышленного комплекса. Большой потенциал складывается в сфере IT и транспортных услуг.

Надо также отметить, что ослабевает влияние девальвационного эффекта. Некоторый рост курса рубля относительно 2015 года привел к незначительному увеличению доли импорта в денежном выражении в ряде отраслей. Электротехническая и кабельная промышленность, производство строительно-дорожной, коммунальной и наземной аэродромной техники — в этих отраслях планы снижения импорта вполне реализуются. Так, прирост российского производства в кабельной промышленности по итогам года, по нашему прогнозу, должен составить четыре процента, а доля импорта сократится и будет составлять менее 20 процентов.

В обрабатывающей промышленности традиционным лидером и локомотивом роста служит обеспеченная госзаказом оборонка. Благодаря этому удалось добиться увеличения объемов производства и, соответственно, снижения импортозависимости во всех связанных отраслях: радиоэлектронике, судостроении, ракетно-космической отрасли, авиации.

В то же время по ряду направлений, особенно по микроэлектронике, создание промышленной базы предполагает просто колоссальные затраты: миллиарды долларов или евро. Но на сегодняшний день внутренний рынок не обеспечит востребованность этой номенклатуры, а внешние рынки уже сложились — заходить на них сложно, да и не нужно.

— А как же национальная безопасность?

— В вопросе импортозамещения для военных нужд не требуется каких-то колоссальных затрат, и мы идем в ногу с запросами предприятий головных интегрированных структур, которые нуждаются в этих комплектующих. Изначально мы исходили из того, что до 2018 года основный перечень номенклатуры, особенно по украинскому направлению, будет импортозамещен. Что касается закупок у стран НАТО, какие-то позиции там выходят даже за 2020 год — это было запланировано изначально. Просто невозможно велосипед создать за год и даже за три года. Но мы в этом направлении движемся, и я считаю, что это реализуемая задача.

— В ноябре на заседании у президента были определены приоритетные отрасли поддержки экспорта. Что для этих отраслей будет делать Минпромторг?

— Когда определяли эти четыре приоритетные отрасли, в первую очередь исходили из потенциала имеющихся мощностей и спроса на международном рынке. В рамках четырех направлений: автомобилестроение, сельскохозяйственное, железнодорожное машиностроение, авиастроение — определены меры поддержи в форме субсидирования. По качеству и по производственным затратам в этих секторах мы абсолютно конкурентоспособны в мире, кроме того, существует реальная возможность снизить ряд издержек и предложить на рынок лучшую цену. Так что к концу 2018 года мы планируем значительно увеличить экспорт в этих секторах, а к 2025 году удвоить его.

Но мы не собираемся ограничиться поддержкой только этих отраслей промышленности. В ближайшее время нужно сформировать отдельные проекты поддержки экспорта и по другим направлениям.

Компоненты догоняют

— Как будет, в частности, поддерживаться экспорт автомобилей?

— Сегодня производители автомобилей и компонентов получают господдержку в части компенсации затрат на транспортировку автомобильным, железнодорожным и морским транспортом, а также на омологацию и подтверждение соответствия продукции международным стандартам. Кроме того, мы планируем двигать на внешние рынки и малые, и средние предприятия. Они тоже могут воспользоваться всеми возможностями, в том числе финансовыми инструментами. Например, группа компаний «Мотордеталь», производящая автокомпоненты цилиндропоршневой группы, уже экспортирует свою продукцию более чем в 40 стран мира.

С использованием займа ФРП создается импортозамещающее производство автокомпонентов — поршней и гильз стандартов «Евро-4» и «Евро-5» для отечественной двигателестроительной отрасли, а также для иностранных автопроизводителей, локализованных в России и СНГ: Volkswagen, Renault, Nissan, Ford.

В разработке новых и модернизации существующих моделей принимают непосредственное участие российские инженерные подразделения компаний-автопроизводителей: они приводят в Россию под эти проекты глобальных поставщиков автокомпонентов, которые в свою очередь строят здесь свои заводы.

— Однако долгие годы реализовывалась стратегия, когда отечественные поставщики, в первую очередь поставщики АвтоВАЗа, ослаблялись, был некий крен в сторону международных производителей автокомпонентов. В итоге это негативно сказалось на себестоимости отечественной проукции. Есть ли у государства желание вернуть национальных производителей автокомпонентов?

— Это касается не только АвтоВАЗа, но и любого другого автопроизводителя, который реализует режим промышленной сборки. Что касается наших аутентичных производителей, которые всегда были нацелены на российских производителей автокомпонентов, то здесь произошла рассинхронизация движений. Автопроизводители опередили производителей автокомпонентов, поэтому на каком-то этапе они и стали использовать иностранные автокомпоненты.

Но после девальвации автоконцерны поняли, что от локализации сильно зависит конкурентоспособность цены автомобиля, причем не только на внутреннем рынке. В итоге случилось озарение, и сейчас на рынке трепетно относятся к нашим аутентичным автокомпонентчикам и к иностранным производителям, которые локализовали производство. Кстати, это направление, невзирая на общее падение авторынка за последние два с половиной года, не останавливалось, двигалось вперед. Мы со своей стороны поддерживаем поставщиков автокомпонентов не только административно, но и финансово, за счет компенсации затрат на кредиты, субсидий на комплексные инвестиционные проекты и на НИОКР.

Например, ФРП профинансировал десять проектов по производству автокомпонентов и другой продукции на сумму свыше 2,8 миллиарда рублей. Приведу еще один пример: в прошлом году экспертный совет фонда одобрил льготный заем компании из Самарской области на организацию серийного производства аккумуляторных батарей нового поколения. У них до 100 тысяч циклов запуска, а у обычных до 40 тысяч. Это значит, что он будет работать в два с лишним раза больше. Уже в августе предприятие запустило серийное производство.

— Каковы основные рынки сбыта у наших автопроизводителей?

— Поначалу мы предполагали, что у нас сохранятся позиции по поставке в ближнее зарубежье, но так получилось, что экономики этих стран просели так же, как и российский рынок. Поэтому мы постарались переориентироваться на дальнее зарубежье — Юго-Восточную Азию, рынки Латинской Америки, даже Европу, и не только Восточную, но и Западную, поскольку у нас конкурентная цена и конкурентная продукция. В этом году вышли уже на полномасштабное производство, например, Lada Vesta и Lada X-ray. Если брать коммерческий транспорт — это «Газель Next» и «Газон Next». Renault выпустила модель Duster, которая сейчас уже поставляется во Вьетнам с нашей площадки «Автофрамос», из Москвы.

— Кризис 2014–2016 годов оказался серьезным испытанием для «второго пакета» соглашений о промышленной сборке в автопроме, графики локализации производства зачастую не выполняются. Нас ждут новые правила игры?

— Режим промышленной сборки выполнил свою главную задачу и привлек инвестиции в российскую автопромышленность, придав ей дополнительный импульс развития. Практически все ведущие мировые автопроизводители организовали здесь производство полного цикла, включающее в себя сварку, сборку и окраску. До окончания действующих соглашений о промсборке осталось от двух до четырех лет.

Основой нового режима должны стать углубленная локализация и экспорт. Это будет даже не корректировка, а скорее следующий этап для тех автопроизводителей, которые закрепились на нашем рынке и заинтересованы в развитии своих производств. Речь идет о специальных инвестиционных контрактах — чтобы иметь стабильные позиции на нашем рынке, и не только для обеспечения внутренних потребностей, но и для поставки в третьи страны с наших площадок. Например, уже подписан такой инвестконтракт с Mazda. Готовится к подписанию контракт с Mercedes и другими автопроизводителями.

Как Минпромторг поддерживает промышленность

Микроэлектроника: скорее жива, чем нет?

— Вернемся к теме компонентов для микроэлектроники. Есть впечатление, что обещанное освоение технологий 90 и 60 нанометров не состоялось. Сохраняется почти стопроцентная зависимость промышленности — и оборонной, и гражданской — от импорта элементной базы, причем не только самой современной.

— Да, мы зависим от импортной электронно-компонентной базы, однако не на сто процентов. Доля отечественной на сегодняшний день составляет 26 процентов, наибольшая составляющая в военной сфере. Еще два года назад доля отечественной компонентной базы в бортовой аппаратуре ракетно-космической техники была всего 36 процентов, в прошлом году — уже 44 процента, а в этом должна составить 53 процента.

Что касается освоения современных топологических норм, то два наших крупнейших радиоэлектронных предприятия уже освоили производство в топологиях 90 нанометров (компания «Ангстрем») и 65 нанометров («Микрон»). Это если говорить о производстве. В проектировании же российскими разработчиками освоена топология 28 нанометров, к примеру, именно в такой топологии созданы российские процессоры «Байкал» и «Эльбрус».

— То есть умные инженеры у нас есть, а промышленной базы нет?

— Я, к сожалению, не могу пообещать в ближайшей перспективе, что у нас будет фабрика 28 нанометров. Может быть, такая «бутиковая» фабрика, небольшого объема. У нас есть планы на 45 нанометров, но пообещать сейчас, что это будет через год-два, я тоже не могу. Мы прорабатываем вопрос и с конечными потребителями, не только в России, но и за рубежом. И наш рынок им интересен.

Девальвация нам сильно помогла. Мы сегодня очень конкурентоспособны по издержкам на зарплату, по коммунальным платежам, включая электричество и ряд других затрат. Поэтому с точки зрения себестоимости, операционных затрат у нас сегодня весьма большое конкурентное преимущество по отношению к нашим зарубежным коллегам, даже к Китаю, который раньше был недосягаемым лидером в этой части.

— Есть и другая проблема — отсутствие в России электронного машиностроения. То есть мы критически зависим от поставок станков для производства микроэлектронной базы.

— Электронного машиностроения исторически в России не существовало, поскольку во времена СССР эту отрасль развивала Белоруссия. Однако совсем недавно в рамках реализации госпрограммы «Развитие электронной и радиоэлектронной промышленности» мы получили 15 заявок от наших предприятий на осуществление проектов в этой области.

Возврат к станкам

— Зато станкостроение было хорошо развито в России, однако 1990-е большинство производителей станков не пережило. В 2011 году была принята подпрограмма развития станкостроения, но каким-то образом ее выполнение в 2013 году было остановлено, поддержка станкостроения была возобновлена только в конце прошлого года. Почему?

— Прежде всего хочу подчеркнуть, что никакой остановки реализуемых нами мер поддержки станкостроительной отрасли не было. Действительно, в 2011 году правительство утвердило отраслевую подпрограмму в рамках Национальной технологической базы, которая предусматривала два этапа реализации. Первый этап, с 2011 по 2013 год, предполагал научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы.

В 2014 году произошла трансформация механизмов поддержки отрасли на базе новой подпрограммы «Станкоинструментальная промышленность» госпрограммы «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности». Второй этап, предусматривающий финансирование техперевооружения станкоинструментальных предприятий, реализуется в рамках новой подпрограммы. Мы исходим из того, что вне зависимости от политической конъюнктуры необходимо обеспечивать себя производством тех компонентов, той продукции, которая сегодня наиболее импортозависима.

— Кто сейчас покупает станки, для кого мы их должны делать?

— Основные потребители станков — оборонная промышленность, автопром, тяжелое и энергетическое машиностроение, металлургия. Нужно понимать, что спрос формируется под действием множества факторов экономического характера, потребностей в обновлении парка, технологических нововведений. При этом долгое время у отечественного станкостроения складывался негативный имидж и предприятия-потребители, в том числе оборонно-промышленного комплекса, делали выбор в пользу иностранных производителей.

Но предпосылки для снижения зависимости от зарубежных поставщиков уже созданы — к примеру, на рынке сформирован серьезный частный игрок: компания «Стан», консолидировавшая активы крупных отечественных предприятий, в том числе тяжелого станкостроения. До конца 2017 года компания планирует завершить создание станкостроительного холдинга, в который войдут до десяти предприятий. Кроме того, в рамках специнвестконтракта в 2016 году началась реализация совместного проекта Ульяновского станкостроительного завода и немецко-японского концерна DMG Mori Seiki. На площадке организовано производство металлообрабатывающих токарных и фрезерных станков.

— Другая отрасль сложного машиностроения — авиастроение. Как обстоят дела здесь?

— Сейчас мы формируем стратегию развития авиапрома до 2030 года, процесс согласования документа планируем завершить в начале этого года. Но уже могу сказать, что, согласно этому документу, к 2030 году мы ждем выручку организаций отрасли в размере 2,6 триллиона рублей — это означает рост на уровне восьми-девяти процентов в год в период до 2025 года и пять-шесть процентов на горизонте 2026–2030 годов. В связи с тем, что российский рынок небольшой, авиастроителям необходимо параллельно осваивать внешние рынки. Поэтому, согласно стратегии, доля экспорта должна превысить 40 процентов.

Перед этой отраслью стоит несколько серьезных вызовов. Во-первых, необходимо создать развитую систему отечественных поставщиков, а российским производителям комплектующих необходимо выстроиться в международное разделение труда. Во-вторых, нужна трансформация сложившихся отношений научных организаций и производственных предприятий — чтобы ускорить внедрение научных разработок.

Фарма догоняет

— В глобальной фармацевтической и биотехиндустрии Россия пока занимает не слишком завидное место. Как правило, все сводится к забору иностранцами нашей донорской крови и доступу к нашим пациентам для проведения клинических испытаний субстанций, разрабатываемых за рубежом. Есть ли у вашего министерства видение, как двигаться в этих цепочках создания стоимости дальше, и рычаги для этого?

— С этими утверждениями трудно согласиться, сегодня биотехнологии в России — один из основных драйверов роста фармы. Посмотрите на успехи отечественных фармацевтических компаний за последние два года. На рынок выведено около десяти биоаналогов дорогостоящих лекарственных препаратов. В сегменте «Семь высокозатратных нозологий» российским поставщикам удалось занять более трети рынка, а это более 15 миллиардов рублей.

Возвращаясь к импортозамещению: тут результаты просто налицо. При постоянном росте рынка мы не только сохраняем долю присутствия своих фармацевтов и в денежном выражении, и в натуральном объеме — по жизненно необходимым лекарственным препаратам у нас уже по результатам девяти-десяти месяцев 76 процентов закрывается российскими производителями. Помните, сколько было разных переживаний, статей? Мы доказали, что если беремся, то можем получить результат. У ряда производителей уже появились инновационные препараты, с которыми они выходят на зарубежные рынки и там захватывают серьезные позиции.

Сегодня отечественные фармацевтические компании проводят клинические исследования за рубежом, а также заключают соглашения на поставку лекарственных препаратов в другие страны. Речь идет не только о странах ЕАЭС, но и о дальнем зарубежье — Бразилии, ЮАР, странах Северной Африки и так далее. Российские вакцины поставляются для нужд системы здравоохранения многих стран мира. Недавно рынок Ирана был открыт для поставок вакцины против гриппа.

— Нас легко пускают на зарубежные рынки?

— Не всегда с радостью, но с учетом конкурентных преимуществ по цене и по эффективности приходится пускать. Мы же тоже, когда не имели собственных лекарств, открыли рынок: пожалуйста, заходите, лечите наших людей. Со временем начали производить собственные конкурентоспособные препараты, а по некоторым позициям даже лучше, чем зарубежные.

— Но у нас и сейчас много иностранных производителей.

— Иностранец — это экспортная поставка по импорту. А если иностранец локализовал здесь производство — нет вопросов. Неважно, кто бенефициар, для нас важно, чтобы производство было на территории России.

— Как в фарме проверить, действительно ли они локализовали?

— Ничего сложного здесь нет. Первая стадия — приходят готовые лекарственные средства, ты их фасуешь в российскую упаковку. Вторая — производство лекарственного средства из зарубежной субстанции (это в основном и происходит по миру, не только у нас в стране). Дело в том, что основные производители субстанции — это Китай и Индия. И уже третий этап полного цикла — производство субстанции.

— У лекарств основная добавленная стоимость — в НИОКР. Перетягиваются ли сюда исследования?

— Существуют разные форматы реализации проектов, даже с государственной формой поддержки. Есть коммерческие проекты, когда российские компании приобретают незавершенные НИОКР, которые находятся на разных стадиях — до клиники, на этапе клиники. Бигфарма периодически инвентаризирует свои разработки. Если они идут в каком-то определенном направлении и хотят сохраниться в этом сегменте, они от чего-то могут избавляться, а нашим компаниям, наоборот, такие препараты могут быть интересны. Это такой двусторонний трансфер, на самом деле. Где-то бигфарма берет наши разработки, а где-то, наоборот, мы берем у бигфармы. Мы в том числе субсидируем затраты на такие приобретения.

Источник: журнал эксперт ONLINE

Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 16 января 2017 > № 2039391 Денис Мантуров


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 16 января 2017 > № 2038836 Денис Мантуров

Рабочая встреча с Министром промышленности и торговли Денисом Мантуровым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Министром промышленности и торговли Денисом Мантуровым. Обсуждались меры поддержки отдельных отраслей промышленности, в частности сельхозмашиностроения.

В.Путин: Денис Валентинович, добрый день!

Вы хотели поговорить по сельхозмашиностроению – пожалуйста.

Д.Мантуров: Владимир Владимирович, если позволите, я хотел показать Вам ту информацию, которую подготовил. В 2008 году было самое тяжёлое положение в сельхозмашиностроении, Вы в декабре посетили «Ростсельмаш»: предприятие было, по сути, остановлено, 2000 человек было сокращено.

В.Путин: Да, я помню. На площадке техника стояла.

Д.Мантуров: 1500 комбайнов стояли на складе. Перешли на трёхдневку.

Вами были приняты тогда системные меры, которые повлияли не только на судьбу «Ростсельмаша», но и в целом на отрасль.

В.Путин: Говорили, что они были не очень рыночные.

Д.Мантуров: На тот момент, Владимир Владимирович, да, поскольку техника разрабатывалась ещё в советское время. Но за это время на рынок уже вышли новые модификации техники, которая конкурентоспособна не только на российском рынке, но и на зарубежных рынках, причём не только ближнего зарубежья, но поставляется и в дальнее зарубежье, включая Северную Америку.

Купили в Канаде предприятие, некоторые модификации (Versatile) перевезли уже в Россию, локализовали: используются двигатели того завода, который Вы посещали, ярославского, ЯМЗ (они очень хорошо подходят, адаптированы). И за последние три года рост производства – в 2,5 раза.

За прошлый год за счёт комплекса системных мер была оказана поддержка по разработке новых модификаций, вышли новые комбайны: зерноуборочные, кормоуборочные, новые энергонасыщенные тракторы (Петербургский тракторный завод).

В.Путин: Хороший рост производства в 2016 году – сколько он составил?

Д.Мантуров: По каждому сегменту картинка разная, но по зерноуборочным комбайнам – более 30 процентов, по кормоуборочным – 60 с лишним процентов, по энергонасыщенным тракторам – 60 процентов, и по прицепной технике – 37 процентов.

У нас последние три года такая положительная тенденция. С учётом того, что Правительство предоставило в прошлом году более 11 миллиардов рублей поддержку сельхозмашиностроителям на компенсацию скидки, которая предоставляется селянам, смогли поставить в общей сложности 15,5 тысяч единиц новой техники.

В этом году уже принято предварительное решение: Правительство выделит дополнительно 13,7 миллиарда рублей на продолжение этой программы, на предоставление компенсации по скидкам. Мы также продолжим программу поддержки по НИОКР за счёт комплексных инвестиционных проектов и Фонда развития промышленности в рамках постановления Правительства.

В.Путин: В рамках постановления 1312?

Д.Мантуров: 1312, абсолютно верно: комплексные инвестиционные проекты и Фонд развития промышленности. Будут новые кормоуборочные комбайны, зерноуборочные комбайны, и мы рассчитываем также на освоение зарубежных рынков за счёт тех мер, которые одобрены на предмет поддержки экспорта. Мы рассчитываем на то, что к 2018 году мы увеличим объём экспорта по данной отрасли в два раза.

В.Путин: Да, это очень хорошо.

Д.Мантуров: С учётом синергетического эффекта, который сегодня мы наблюдаем по сельхозмашиностроению, за счёт развития и села в целом, мы хотим такую же программу сделать по пищевому машиностроению.

Что касается пищевого машиностроения, у нас здесь существенная зависимость от зарубежного оборудования – 87 процентов. Мы в этом году впервые принимаем решение по поддержке программы пищевого машиностроения: миллиард рублей будет выделен как раз на продвижение этой продукции, будут разрабатываться новые образцы продукции, и мы рассчитываем на рост как минимум 25 процентов уже в этом году.

В.Путин: Денис Валентинович, мы в конце прошлого года проводили с Вами совещание по мерам поддержки промышленности, в том числе договорились с Минфином о дополнительных ресурсах. Что решено?

Д.Мантуров: Принято решение Правительством о том, что в этом году на ключевые отрасли промышленности будет выделено 107,5 миллиарда рублей. В первую очередь это автопром – более 60 миллиардов, включая меры поддержки спроса, льготный лизинг, льготное автокредитование, приобретение для регионов автомобилей скорой помощи, школьных автобусов. Это, как я уже сказал, как раз сельхозмашиностроение – 13,7. Это лёгкая промышленность, которая также показала рост по прошлому году в целом по швейному и текстильному сегменту более 10 процентов, а по кожевенному ещё больше – около 16. По легпрому будет выделено 2,2 [миллиарда]. Впервые будет поддержана отрасль пищевого машиностроения на 1 миллиард. 2,5 миллиарда будет выделено на дорожно-строительную технику.

В.Путин: У нас там и так были хорошие показатели по 2016 году.

Д.Мантуров: Вы знаете, к сожалению, у нас сегодня загрузка по предприятиям не более 25 процентов. Мы рассчитываем за счёт такой комплексной поддержки и НИОКРов усилить и загрузку, и продвижение нашей российской техники.

В.Путин: Общий объём поддержки различных отраслей промышленности, о котором Вы говорили, согласован?

Д.Мантуров: Да, он согласован.

В.Путин: В том числе эти дополнительные ресурсы?

Д.Мантуров: 107,5 миллиарда – это согласованная Правительством позиция. Мы для этого будем готовить все нормативные акты, чтобы в этом году равномерно по согласованному графику с Минфином, как мы это сделали в прошлом году, оказывать системную поддержку в течение года предприятиям промышленности, включая капитализацию Фонда развития промышленности на 17,4 миллиарда рублей.

В.Путин: Хорошо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 16 января 2017 > № 2038836 Денис Мантуров


Россия > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 27 декабря 2016 > № 2024973 Денис Мантуров

Денис Мантуров: Я уверен в том, что рост будет больше, чем процент в следующем году.

Министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров в интервью RNS оценил перспективы роста производства в 2017 году, а также рассказал о компромиссах при реализации «закона Яровой» и подготовке к запуску торговли алкоголем в Интернете.

— Опережающие индексы в промышленности России показывают рост. Конвертируется ли он в реальный рост промышленности в 2017 году? Каков ваш прогноз по промпроизводству в 2016 году?

— Индекс, как вы верно заметили, действительно показывает положительную динамику, что говорит в целом о позитивном настрое экономики и, в частности, обрабатывающей промышленности. Отрасли, где мы видим положительную динамику, — те направления, где мы своевременно подставили бизнесу плечо: это сельхозмашиностроение, транспортное машиностроение, гражданская авиация, ОПК.

В автопроме в этом году по сравнению с прошлым годом выросло производство в трех сегментах: это автобусы, грузовики, легкий коммерческий транспорт. По легковому автотранспорту и рынок, и производство по сравнению с 2015 годом ухудшили свои позиции — за 11 месяцев на 11%, а по итогам декабря производство может снизиться еще примерно на 9%. Грузовики, автобусы и LCV сегодня не могут вытянуть легковой автотранспорт, поскольку он массовый и исчисляется сотнями тысяч, в отличие от коммерческого транспорта, производство которого исчисляется десятками тысяч.

В целом по итогам года мы ожидаем производство в положительной зоне — сложно пока сказать, насколько больше, учитывая неожиданный всплеск в ноябре, ведь мы ожидали более скромные показатели индекса промышленности, но думаю, что по году будет плюс 0,5%.

— На 2017 год какие у вас прогнозы?

— С учетом того, что сохранится господдержка автопрома, сельхозмашиностроения, легкой промышленности, авиации, а также поддержка новой отрасли пищевого машиностроения, которой будет уделено большое внимание, с учетом того, что в целом оживает экономика, инвестиционный спрос, — все это зеркально отразится и на росте объемов производства. По инвестиционному машиностроению думаю, что выйдем в уверенный плюс. Насколько — я бы сейчас не давал таких опрометчивых прогнозов, потому что все, к сожалению, зависит еще и от внешних и субъективных факторов; но я уверен в том, что рост будет больше, чем процент в следующем году.

— По автопрому ранее называлась цифра господдержки в 63 млрд рублей. Как эти средства будут распределены, на какие программы пойдут?

— Мы продолжим программу утилизации и trade-in, сохранятся льготные автокредиты, льготный лизинг, и в конце I квартала мы планируем подключить к продолжающимся программам новые инструменты — это программа «Первый автомобиль», программа «Автомобиль для села», «Русский тягач», для работников социальной сферы, для многодетных семей и так далее. Мы хотим немного перенастроить господдержку и посмотреть, как она будет работать и какой получится эффект. С одной стороны, по просьбе и запросам отраслевых объединений и потребителей мы сохранили параметры существующих программ, но хотели бы и добавить новации, чтобы более широкий сегмент потребителей был охвачен мерой поддержки.

— То есть помимо 63 млрд будут еще дополнительные средства?

— Нет, в рамках 63 млрд будут определенные средства направлены как раз вот на новые меры поддержки.

— Есть ли уже понимание, сколько будет выделено на конкретные программы?

— Мы сейчас верстаем параметры I квартала с учетом того, что уже определен общий объем поддержки на следующий год. Мы традиционно формируем кассовый план так, чтобы это не ложилось комом на один из месяцев или кварталов года, а распределим это равномерно. Но могу сказать, что больше половины средств идет на традиционные и уже отработанные меры государственной поддержки.

— Как текущая стратегия ЦБ действует на промышленность? Например, глава «Русала» Олег Дерипаска говорил, что в ЦБ коновалы и космонавты, которые потеряли связь с реальностью. Есть ли доля правды в этих словах, по вашим ощущениям?

— Я точно не буду делать таких заявлений, более того, у нас с Центральным банком есть даже совместные программы в части Фонда развития промышленности. Центральный банк нас поддерживает с учетом их возможностей, с учетом того, что мы обеспечиваем для нашей промышленности компенсаторные меры через субсидии, когда гасим часть расходов на оплату процентов. Центральный банк идет нам навстречу по специальным программам — предприятиям ОПК в части предоставления займов по ключевой ставке минус 1%. Есть такие специальные программы, которые предоставляются предприятиям, если это касается вопроса национальной безопасности. Либо программа льготного лизинга, которую мы запустили вместе с ЦБ совместно с Фондом развития промышленности — она только набирает обороты.

У нас широкоформатный перечень направлений, где мы сотрудничаем с Центральным банком, находим взвешенные решения. Мы находим варианты и возможности помогать нашим предприятиям. Но при этом, естественно, мы надеемся на то, что в следующем году, и об этом заявлял и ЦБ, будет снижена ключевая ставка. Это будет позитивно сказываться и на росте объемов привлекаемых кредитов, заемных средств инвестиционного характера для предприятий. С учетом возможности бюджета правительства РФ и кредитно-финансовой политики, мы стараемся находить золотой компромисс между потребностью и возможностями промышленности, а также возможностями Центрального банка и возможностями федерального бюджета.

— Ранее вице-премьер Дмитрий Рогозин декларировал цель — вытеснить с российского авиарынка Boeing и Airbus. Видите ли вы такую возможность в рамках одобренной недавно стратегии развития авиапрома? Сохраняется ли намерение создать «российскую версию» самолета МС-21 с наличием только российских комплектующих?

— Мы уделяем большое внимание развитию модификаций авиационной техники. Если говорить про самолеты, то, во-первых, меры поддержки направлены на расширение поставок Sukhoi Superjet как внутри страны, так и за рубеж. Это возможно за счет тех мер поддержки, которые сформированы правительством и министерством: за счет льготного лизинга, компенсации процентов по кредитам при поставке на экспорт, выделения средств на послепродажное обслуживание, а также создания сервисных центров.

Во-вторых, мы находимся уже на завершающей стадии разработки самолета следующего поколения — MС-21, где наличие российских агрегатов и комплектующих будет больше, чем в Sukhoi Superjet. Если соотношение российских и иностранных комплектующих в Sukhoi Superjet начиналось с 40:60, где 40 — это российские, а 60 — иностранные, то по MС-21 изначально заложена концепция 60:40, где большая часть — это российские комплектующие, включая и силовую установку. Но у зарубежных клиентов будет возможность выбора двигателя — авиационными производителями, в том числе иностранными, всегда предоставляется как минимум два варианта двигателя. Так же будет и у нас: это двигатель ПД-14 производства ОДК и двигатель Pratt & Whitney.

Что касается вывода на рынок МС-21, то мы рассчитываем увидеть первый полет самолета в следующем году, а с 2019 года начать серийные поставки клиентам после его сертификации. Таким образом, мы заходим на нишу, которая сегодня занята Airbus и Boeing.

Следующий этап — это широкофюзеляжный самолет, который принято решение разрабатывать и производить совместно с китайскими партнерами. Эта ниша сегодня полностью занята Airbus и Boeing.

Авиация, как высокотехнологичный сегмент промышленности, всегда поддерживается всеми развитыми странами — и Европой, и США, и Бразилией, потому что это отрасль, где постоянно требуется подпитка средствами для создания новых разработок. Эти вложения имеют очень длительный срок окупаемости, по некоторым направлениям нет даже прямого расчета эффективности возврата средств, а иногда даже сложно посчитать до конца весь мультипликативный эффект.

— Со стороны других стран кто проявляет интерес к MС-21?

— Ну, во-первых, у нас собственный рынок ждет этого самолета. Первые несколько лет наша задача — это исполнять заказы внутри страны. Но сейчас у нас есть предварительные мягкие заказы из стран Юго-Восточной Азии, мы рассчитываем на освоение рынка Латинской Америки. Sukhoi Superjet у нас активно эксплуатируется в Мексике, но компания Interjet прекрасно осведомлена и о наших планах по MС-21 и вела с нами переговоры. В компании рассчитывают, что мы своевременно завершим все процедуры, начнем поставки на внутренний рынок, и уже ближе к этому сроку они будут изучать возможность по эксплуатации этого самолета у себя.

Наработок много, но мы исходим из того, что в первые три года загрузка будет полностью обеспечена за счет собственных поставок, мы рассчитываем в первую очередь на российских клиентов. Но как только будет совершен первый полет, как только начнутся сертификационные испытания, мы будет более активно продвигать этот самолет на внешние рынки.

— Видите ли вы предпосылки, что импортозамещение как концепция, как проект теряет актуальность в связи со смягчением международной обстановки?

— Вы знаете, у многих стран теплые отношения друг с другом. Но при этом каждая страна заинтересована в формировании добавленной стоимости. Импортозамещение — это не вопрос того, чтобы на 100% заместить импорт ради того, чтобы просто заместить. Речь идет о том, чтобы заместить с целью производства конкурентоспособной, востребованной не только на внутреннем рынке, но в первую очередь на внешних рынках продукции. Вот это и есть цель и задача, которую мы ставили и перед собой, и перед промышленностью в целом. Программа импортозамещения будет реализовываться и по мере обеспечения спроса внутри страны по широкому перечню номенклатуры — это и фармацевтика, и нефтегазовое машиностроение, и авиация, сельхозмашиностроение. В этом году мы впервые перевалили цифру в 50% рынка сельхозмашин российского производство. Это впервые в истории современной России. Мы больше чем 15–20% никогда показатели не имели. Но за два с небольшим года нарастили объемы производства и увеличили присутствие на российском рынке. Результат за 11 месяцев — более 54%.

По итогам года результат кардинально не изменится, возможны колебания в рамках 1–2%. И это результат планомерной программы, которую реализуют правительство и наше министерство. То есть, с одной стороны, мы давали предприятиям средства и возможность создавать модели новых энерговооруженных тракторов, новых высокопроизводительных кормоуборочных и зерноуборочных комбайнов, новой номенклатуры навесного оборудования, а с другой стороны, поддержали сельхозпроизводителей.

— Идут ли переговоры с потенциальными инвесторами о продаже дополнительного пакета акций «Вертолетов России» после состоявшейся в 2016 году продажи 25% акций?

— Нет, переговоры о продаже дополнительного пакета пока не ведутся. Мы на наблюдательном совете приняли решение сначала реализовать возможности, предоставленные инвесторами, выкупившими 25% акций, а потом уже начинать говорить о следующих 24%. Сейчас необходимости во второй сделке по «Вертолетам России» нет. Во-первых, потому что у холдинга крайне стабильное финансово-экономическое положение. А во-вторых, потому что мы рассматривали этот процесс скорее не с точки зрения продажи существующих акций, а с точки зрения допэмиссии и получения инвестиций для развития.

Получив инвестиции, мы планируем направить их на погашение части длящихся кредитов, привлеченных на модернизацию — это позволит увеличить прибыль, — а также на выполнение контрактов и разработку новых вертолетов. Последний пункт крайне важен, потому что существующая линейка техники имеет свой ограниченный срок по времени и возможностям для модернизации. Сейчас Ми-8 — это уже не тот Ми-8, который летал в 1972 году. Но это и не вертолет, который будет занимать значительную нишу на рынке через 15 лет. У нас есть еще около 10 лет, в течение которых этот вертолет будет востребован в силу своей крайней неприхотливости, утилитарных возможностей и конкурентной цены по сравнению со своими зарубежными «коллегами». Но, естественно, мы должны создавать принципиально новую линейку, больше тратиться на НИОКР, не просто идти в ногу, а работать на опережение.

— Какой объем средств от продажи 25% акций «Вертолетов России» может быть направлен на новые разработки?

— Не исключаю, что в общем, в течение трех лет это около 40%. Финальное решение будет зависеть от конкретных бюджетов следующих лет. В существующих операционных моделях за один день средства не расходуются, часть неиспользуемых денег через систему казначейств Ростеха и «Вертолетов России» могут быть взаимообразно направлены на замещение кредитных ресурсов между предприятиями. Это здоровая практика оптимизации расходов на выплату банковских процентов.

— Продолжается ли обсуждение возможного снижения минимальной цены на водку?

— Ценовые параметры водки относятся к Росалкогольрегулированию. К нам больше относятся вопросы удаления точек продажи алкоголя от общественных мест. В этом направлении мы отрабатываем вопрос и внесем в правительство соответствующие предложения.

— Как и в какие сроки будет введен запрет на продажу непищевых спиртосодержащих жидкостей? Как вы оцениваете ситуацию в Иркутске?

— Вопрос необходимо решать системно, совместно с Минфином и другими органами власти. Надо разработать комплекс мер, направленных на оздоровление рынка алкогольной продукции.

Этот комплекс мер должен содержать как меры запретительного характера, например в отношении пищевой спиртосодержащей продукции, так и легализации алкогольного рынка в целом. Здесь прежде всего необходимо принимать решения по созданию нормальных условий ведения легального бизнеса, прежде всего розничной торговли алкоголем.

Государство должно стимулировать легальных игроков рынка, а не «зажимать» изменением регулирования. И в отношении потребителя надо понимать необходимость обеспечить возможность потребления легальной и безопасной алкогольной продукции по разумной цене, чтобы не вынуждать к употреблению дешевых суррогатов, которые, к сожалению, зачастую небезопасны. Здесь очень тонкая грань, и необходим баланс между разумными ограничениями и стимулированием рынка легальной алкогольной продукции.

— На каком этапе обсуждение возможности централизации госзакупок лекарств от ВИЧ, гепатита и туберкулеза на базе «Нацимбио»? А также сохраняется ли возможность назначения «Нацимбио» единым поставщиком таких препаратов?

— Сейчас в этой компании сосредоточены основные производственные ресурсы по вакцинам. Поэтому, наверное, в каких-то направлениях — да, это возможно. Но финальных решений пока нет. Мы готовы участвовать в этой работе по производственной номенклатуре, в которой компания доминирует, или в секторах, которые затрагивают национальную безопасность. Министерство готово выступить с экспертной позицией после получения соответствующих предложений.

— Как в России будет реализована модель tax free?

— Эксперимент начнется с 1 января 2017 года, уже выбраны три города: Москва, Санкт-Петербург и Сочи. Мы получаем запросы от потенциальных участников этой программы. Но перечень не будет закрытым; как только эксперимент стартует, мы будем оперативно направлять новые заявки в Минфин.

— Многие хотят участвовать?

— Да, длинный список. Последнее письмо, которое пришло к нам, — это обращение Chanel.

— Кто выступит оператором программы?

— Сейчас идет отбор. В рамках пилотного проекта будут отработаны методика и объем возврата. Сейчас модель согласовывается с Минфином. Проект предполагает создание общепринятых в мире условий, мы просто идем в ногу со временем и демонстрируем цивилизованный подход к организации торговли.

— Кто, кроме Гознака, может получить право на выпуск RFID-меток?

— Пока этот вопрос не обсуждался, потому что Гознак справляется с заданными объемами.

— На какие рынки распространится RFID-маркировка в 2017 году?

— Уже принято решение по запуску пилотного проекта маркировки определенной номенклатуры лекарств. Также мы рассматриваем ряд других чувствительных секторов промышленности. Это обувное, кожевенное производство и авиационные запчасти.

— Решен ли вопрос с разрешением продажи алкоголя, лекарств и ювелирных украшений через Интернет?

— Принципиально основные разногласия и противоречия сняты. Осталось проработать схему, чтобы сделать сектор контролируемым, понятным и прозрачным. Алкоголь в Интернете должен продаваться на тех же принципах, как в розничных сетях. Принципиальных возражений против допуска алкоголя на электронные площадки уже нет. В течение полугода можно отрегулировать механизм и с 2018 года запустить продажу.

— Когда будет определен окончательный вариант реализации «закона Яровой»?

— Мы прошли вторую итерацию в части согласования предложений между органами безопасности, операторами и производителями телекоммуникационного оборудования. В первой половине 2017 года можно ждать окончательного решения по механизму реализации закона. Оно существенно отличается от первоначального варианта, мы нашли компромиссы. Это решение будет более комфортным для операторов и обеспечит как интересы вопросов безопасности, так и оптимизацию затрат операторов.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 27 декабря 2016 > № 2024973 Денис Мантуров


Россия > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 20 декабря 2016 > № 2014771 Денис Мантуров

Денис Мантуров: разработки реабилитационной промышленности способствуют росту экономики.

Как известно, зрелость общества определяется по его отношению к старикам и инвалидам. Сегодня во всех развитых и развивающихся странах значительная часть промышленного и научного потенциала направлена на разработку новых решений по созданию доступной среды для людей с ограниченными возможностями, для стариков и детей.

Что такое доступная среда? Это то, что помогает людям с ограниченными возможностями интегрироваться в нашу с вами повседневную жизнь. Это городской транспорт, в который удобно попасть человеку с протезом или в инвалидной коляске. Это пешеходный переход, которым сможет безопасно пользоваться человек с нарушениями зрения. Да много чего.

В нашей стране в создании доступной среды нуждается более 60 млн граждан, из которых около 13 млн человек — люди с ограниченными возможностями, 27 млн детей и 36 млн людей пожилого возраста. По мнению экспертов, каждый третий человек хоть раз в жизни сталкивался с потребностью в доступной среде. Потребности же людей с ограниченными возможностями значительно выше.

И вот сегодня наше министерство стимулирует закупки низкопольных автобусов, адаптированных троллейбусов и трамваев. Мы работаем с ведущими отечественными производителями авиационных, морских, речных судов, автомобильного и железнодорожного транспорта, чтобы адаптировать их продукцию для пассажиров с особыми потребностями. Для этого мы проводим встречи с участием разработчиков, экспертов и тех, кому предстоит пользоваться этими разработками.

Мало кто знает, что отдельным вопросом создания доступной среды является ее соответствие принципу универсального дизайна, который часто называют дизайном для всех.

Примеры такого дизайна мы можем часто видеть в современной жизни и даже не замечать того, что обычные удобные вещи сделаны такими неслучайно. Все более популярными становятся водопроводные смесители, которые вместо закручивающегося крана имеют рычажный механизм или ручку. Кроме технических преимуществ, такой подход делает эти смесители удобными для людей с нарушениями движений, патологиями кистей рук, для слабовидящих.

Немногие, наверное, обращают внимание, что поручни в автобусах контрастного желтого цвета. Такие поручни хорошо видны людям с нормальным зрением и легче воспринимаются теми, у кого зрение ослаблено. Лестницы на улицах в городской среде все чаще строят интегрированными с плавными пандусами, по которым смогут удобно подниматься и человек в кресле-коляске, с заболеваниями суставов ног, и мама с ребенком, да и простой пешеход.

Электрическая вилка с отверстием для пальца, электрическая розетка со светодиодной подсветкой — все это примеры универсального дизайна.

Современные требования к проектированию и дизайну таковы, что все бытовые приборы, техника, строительные объекты, информационные системы — все, с чем соприкасается человек, должно разрабатываться с целью достижения универсальной доступности, эксплуатационного удобства и эргономичности. Необходимо иметь инструменты и механизмы проведения такой экспертизы.

Не так давно мы провели международную научно-практическую конференцию «Надежда на технологии» и форум «Универсальный дизайн — равные возможности — комфортная среда», которые наглядно продемонстрировали готовность нашей промышленности и науки к решению самых амбициозных задач.

Нам есть чем гордиться: это и тяговые протезы кисти и предплечья для детей, изготовленные на 3D-принтере, и инновационные наручные часы со шрифтом Брайля, и электромеханическая приставка для инвалидных кресел, превращающая любую инвалидную коляску в электрическую, и многое-многое другое.

И тут важно отметить, что развитие отрасли реабилитационной индустрии в высшей степени выгодно для национальной экономики. Здесь есть несколько составляющих. Первая заключается в том, что эффективная реабилитационная индустрия позволяет возвращать к труду большее количество людей. Увеличение числа работающих, в свою очередь, позволяет увеличивать налоговую базу, что влечет за собой рост экономики. Это касается как людей с ограниченными возможностями, которые, получая современные технические средства реабилитации, могут возвращаться к обычной жизни, а их трудовая деятельность является важным элементом социализации, так и других людей, перенесших травмы и заболевания. Высокотехнологичная реабилитация позволяет существенно сокращать сроки их нетрудоспособности и функциональные потери.

По сути, это дорога с двухсторонним движением, где с одной стороны мы адаптируем окружающую среду под особые потребности человека, а с другой — даем людям устройства и изделия, позволяющие им компенсировать имеющиеся у них ограничения.

Вторая составляющая заключается в том, что развитие реабилитационной индустрии стимулирует общее развитие технологий и компетенций. Охватывается и гармонизируется все поле научных, опытно-конструкторских, технологических и производственных потребностей, касающихся и неразрывно связанных с реабилитационной индустрией.

Третья составляющая определяется развитием универсального дизайна и доступной среды, о которых говорилось выше. Совершенствование этих технологий, в принципе, повышает потребительские свойства практически всех видов товаров, начиная с бытовой техники и автотранспорта и завершая оснащением строительной инфраструктуры. Повышение эргономичности, доступность для любого пользователя повышают конкурентоспособность товаров, увеличивают емкость рынка и спрос. Это влияет почти на все поле промышленной экономики.

Можно с уверенностью сказать, что мы живем в эпоху технологической революции. По моему искреннему убеждению, новые технологии принципиально изменят качество жизни людей с ограниченными возможностями здоровья в ближайшие десятилетия, и наша задача — идти в авангарде этой революции.

Автор — глава Минпромторга России.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 20 декабря 2016 > № 2014771 Денис Мантуров


Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > minpromtorg.gov.ru, 4 сентября 2016 > № 1883016 Денис Мантуров

Денис Мантуров: наша задача – увеличить приток на Дальний Восток новых рабочих мест.

О том, как проводится новая экономическая политика для Дальнего Востока, в рамках Восточного экономического форума главный редактор Business FM Илья Копелевич побеседовал с главой Министерства промышленности и торговли Денисом Мантуровым.

– Денис Валентинович, год прошел после объявления и введения в действие, как мы это называли, новой экономической политики для Дальнего Востока. С точки зрения промышленных проектов о каких результатах за этот год можно говорить?

– Во-первых, традиционно с момента вступления в силу каких-либо решений или организации мер поддержки есть определенная инерция. Если применительно к Дальнему Востоку, период с момента решения и имплементации тех мер поддержки, которые были приняты, на мой взгляд, я даже вряд ли примеры приведу, насколько быстро все претворяется в жизнь. Потому что регион действительно очень интересный, с точки зрения инвесторов как зарубежных, так и российских. Да, может быть, кого-то смущают вопросы, связанные с логистикой из европейской части России на Дальний Восток или наоборот. Но я приведу пример, когда время транспортировки морем произведенной продукции из Японии до Западной Европы занимает три месяца. А сколько занимает из Владивостока до Западной Европы времени по железной дороге?

– Значительно короче.

– Сколько? Хорошо, не мучайтесь. Две недели в среднем. Это при сегодняшнем состоянии тех маршрутов, которые традиционно используются. Если оптимизировать и улучшить качество, добавить дополнительные мощности, то можно еще оптимизировать и сроки доставки продукции. Это колоссальная разница, и это вызывает дополнительный интерес. Мы буквально вчера с одной японской компанией на эту тему говорили. То есть они серьезно об этом задумались, поскольку, во-первых, замораживаются оборотные средства на несколько месяцев; во-вторых, теряются на транспортировке не только оборотные средства, но и возможность оперативно реагировать на запросы рынка. Этот вопрос сегодня крайне актуален, и вчерашнее подписание специального инвестиционного контракта с Mazda Corporation лишний раз подчеркивает, что коллеги думают и считают деньги, подписав этот контракт, будут развивать дополнительные мощности на «Соллерсе» во Владивостоке по производству 50 тыс. автомобильных двигателей для своих производств за рубежом. То есть они определили точкой и центром компетенции производства определенной модификации двигателей Владивосток для дальнейшей отгрузки на свои производства.

– Я помню, что об этом заводе, об этом контракте с «Маздой» говорили и год назад. И в этом году это все-таки все равно событие?

– Первый старт этого производства, и не только с «Маздой», изначально это было с другими производителями – с SsangYong, с Toyota, у «Соллерса» начался 4,5 года назад. За это время много воды утекло, много изменений и в экономике в том числе произошло, много разных решений, в том числе со стороны государства, по мерам поддержки этого проекта было реализовано и реализовывается за счет компенсации затрат на логистику по транспортировке по железной дороге до европейской части России. Но принятие такого кардинального решения – это основной интерес по созданию таких производств, экспортоориентированных, принят был только окончательно вчера, и он формализован и займет недолгое время для имплементации. То есть общий объем инвестиций, уже вложенных Mazda, – 2,5 млрд рублей, еще где-то около 3 млрд будет дополнительно вложено.

– В рамках форума был подписан меморандум, я назову две организации, назначение коих и функции мне мало известны: это японское Агентство по новым видам энергии и по технологическому развитию, в особенности по новым видам энергии. О чем это и что это с точки зрения нашей промышленной политики?

– Агентство NEDO, японское агентство, занимается не только вопросами развития новых форм энергии или альтернативных видов энергетики. Как раз на моей встрече с президентом этого агентства в феврале этого года, когда я был в Токио в рамках проведения бизнес-миссии, мы вышли на понимание о более глобальном сотрудничестве. Основная тема нашей встречи была связана с проектом по уничтожению, точнее утилизации, твердых бытовых отходов, сжиганию по технологии японской в Бурятии. Это был основной предмет встречи, мы даже по таймингу предполагали, что это дежурная встреча займет 15–20 минут, а заняла она полтора часа, потому что мы начали обсуждать разные форматы сотрудничества. Я просто изначально не предполагал, что мы выйдем на такое полномасштабное, полноформатное сотрудничество. Мы недавно по решению президента и правительства создали Агентство по технологическому развитию, которое и подписало сейчас соглашение о трансфере технологий в тех отраслях, областях промышленности, где у нас в России есть интерес. Это и станкостроение, и робототехника, поэтому энергетика – это интересно, одна из отраслей, но не единственная, где у нас есть перспектива развития.

– В целом мы знаем, что впервые в таком формате происходит российско-японская встреча с участием первых лиц. Известно, что после майской поездки в Сочи премьер-министра Абэ был дан ряд поручений по поводу интенсификации экономических связей с Японией. За эти месяцы что-то изменилось принципиально или то, о чем мы говорим сейчас, – это все-таки еще результат до майского, чисто предпринимательского процесса?

– Мы с коллегами работаем быстро, и с момента принятия решения в феврале этого года и подписания соответствующих документов по созданию, например, подкомиссии по промышленности между Министерством экономики, промышленности и торговли Японии, после встречи лидеров наших стран в мае и проведенной уже подкомиссии 1 августа мы видим не только нарастающий интерес со стороны российского и японского бизнеса, но мы уже передали ответ на те восемь направлений, о которых говорилось на встрече президента Путина и премьер-министра Абэ, мы уже направили конкретный перечень проектов в тех отраслях экономики, за которые отвечает наше ведомство. В том числе то, что наши агентства подписали соглашения, – это одно из содержательных наполнений по реализации этих направлений развития отраслей экономики.

– Ключевой вопрос все-таки не только технологии японские, но и инвестиции, поскольку мы нуждаемся в капитале. Известно, что американские, в особенности американские, санкции большое воздействие имеют и на японские банки, без них не обойтись. Многие обратили внимание вчера на слова главы JBIC, который демонстративно сказал, обращаясь к другим коллегам из японского финансового сектора, что вот «мы подписываем соглашение с Фондом развития Дальнего Востока», мы знаем, что, как «дочка» ВЭБа, это подсанкционная тоже наша структура. Что касается инвестирования японского, какие-то принципиальные сдвиги происходят после майской встречи, возможно, после этой очень яркой совместной сессии здесь, во Владивостоке, где участвовал премьер-министр Японии?

– Я думаю, что та динамика, которая сложилась по этому году, она будет сохраняться и в будущем. И те инструменты финансово-инвестиционного характера, которые обсуждались в начале и середине этого года, и то, что было объявлено JBIC вчера, это даст дополнительный импульс и для японского бизнеса по реализации тех проектов, в которых коллеги заинтересованы. Начиная от аграрного сектора и заканчивая высокотехнологичным в области медицины, станкостроения, робототехники, фармацевтики и машиностроительных проектов. Я думаю, что другие финансовые учреждения Японии будут также активно принимать решения, как JBIC, будут вкладывать свои средства в новые проекты.

– Здесь на вашем стенде большое место уделено новым лесопромышленным предприятиям. Расскажите об этом. Это важная составляющая здесь, на Дальнем Востоке?

– Конечно, да. Поскольку огромная территория занята именно лесом и это один из восполняемых ресурсов в отличие от углеводородов. Что касается развития именно этой отрасли на Дальнем Востоке, за последние три года было реализовано беспрецедентное решение по предоставлению отдельной субсидии для лесопромышленных проектов, связанных с глубокой переработкой леса, чтобы экспортировать продукцию не в виде круглого леса, а уже с высокой добавленной стоимостью. И те новые проекты, которые сегодня рассматриваются нашим министерством на предмет углубленной переработки, вплоть до создания целлюлозно-бумажных химических комбинатов в области лесопереработки, а также развития программы деревянного домостроения, мы специально сейчас прорабатываем механизмы по мотивации населения к приобретению именно деревянных домов, включая льготные ипотеки и т.д. Поэтому эта отрасль заслуживает огромного внимания, и мы будем предпринимать все усилия, чтобы эта отрасль на Дальнем Востоке развивалась.

– Если в целом охватить промышленную политику в отношении Дальнего Востока, мы прекрасно знаем, что тут уделяется большое внимание судостроению, завод «Звезда», но там скорее «Роснефть», есть завод «Звездочка», который под санкции попал, в общем, судостроение.

– «Звездочка» находится на севере.

– На севере, в Архангельске.

– Здесь «Звезда», а там «Звездочка».

– Из общеизвестного мы сейчас говорили о лесе, естественно, нефтехимия, газохимия – тут большие проекты у «СИБУРа» и некоторых других компаний, но еще авиационный кластер. Какие там перспективы? И в Комсомольске-на-Амуре завод, к счастью, даже все эти трудные предыдущие годы работал нормально, потому что выпускал военные самолеты, которые были востребованы? Что сейчас, этот завод будет расти, надстраиваться, увеличиваться, что там будет происходить?

– В Комсомольске-на-Амуре авиационный завод сегодня уже диверсифицировал свою продукцию с учетом политики и стратегии развития Объединенной авиастроительной корпорации, в состав которой входит это предприятие. С учетом налаженного производства «Сухого Суперджета» основной акцент сейчас, наверное, будет ставиться на создании сопутствующих производств, таких как аутсорсинг, для обеспечения комплектации в первую очередь именно гражданского авиастроения, что будет формировать добавленную стоимость именно в Комсомольске-на-Амуре. Этот город формирует практически 50% промышленного объема производства всего Хабаровского края, поэтому мы исходим из того, что у предприятия есть перспективы и по военной составляющей, это самолет пятого поколения, который испытан и будет поставляться в ближайшее время в серийных объемах нашей Российской армии, и по гражданскому авиастроению с учетом увеличения объемов производства «Сухого Суперджета».

– МС-21.

– МС-21 – это Иркутск и другие предприятия.

– Вы сказали, что тут будет развиваться на аутсорсинге производство комплектующих для авиационной промышленности. Можно несколько вопросов уже за рамками? Один общий вопрос еще по промышленной политике здесь. В рамках тех проектов, которые ваше министерство курирует, есть ли какие-то целевые по времени ориентиры? Сколько новых рабочих мест должно быть создано, примерно с какой зарплатой и насколько должен вырасти объем продукции, который будет выпускаться в рамках таких поддержанных министерством и государством промышленных проектов?

– Если вы задаете общий вопрос, то у нас есть отраслевые стратегии практически по всем основным отраслям промышленности. Естественно, одним из индикаторов успешности реализации этих стратегий является создание высокопроизводительных, высокотехнологичных рабочих мест. Поэтому Дальний Восток является одной из составляющих, и в тех отраслях, тех направлениях, которые будут развиваться здесь, естественно, для нас основным или одним из основных аспектов является создание новых высокотехнологичных, производительных рабочих мест на Дальнем Востоке, чтобы не то что снизить, потому что тенденция по снижению миграции, уже и президент сегодня сказал, уменьшилась в 3,5 раза за эти полгода с Дальнего Востока, но наша задача – обеспечить создание новых производств, которые переломят ситуацию. Не то что снизить отток из Дальнего Востока, наоборот, увеличить приток на Дальний Восток новых рабочих мест.

– Здесь же сейчас будет очень много стройки. По крайней мере, «СИБУР» строит и т.д. Здесь вообще кадры найдутся, чтобы это строительство проводить?

– Вы знаете, я думаю, что первое время тенденция сохранится по привлечению сторонней рабочей силы, так, как это было в советское время.

– В наше время здесь, во Владивостоке, тоже новые объекты строили гастарбайтеры, как известно.

– Да, конечно. Но что касается, например, того же самого комплекса «Звезда», в общей сложности будет создано 7 тыс. постоянных рабочих мест. Для этого необходимо создать бытовые и социальные условия, будет строиться отдельный микрорайон с хорошими, достойными бытовыми и социальными условиями, чтобы было интересно и выгодно ехать и жить, и работать на этих предприятиях.

– Две темы очень коротко, которые как проблемные называют предприниматели: это, и президент об этом говорил, тарифы на электроэнергию и таможня здесь работает не так, как в западной части России. Что можно сказать, когда с этим удастся справиться?

– С этим удается справляться уже сегодня, поскольку даже вчера на встрече с президентом и бизнес-сообществом отмечалось, что происходят резкие изменения в сторону улучшения работы административных аспектов, включая таможню. Но нет пределов совершенству, поэтому в этом направлении будут еще происходить изменения в лучшую сторону, мы на это рассчитываем.

Россия. ДФО > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > minpromtorg.gov.ru, 4 сентября 2016 > № 1883016 Денис Мантуров


Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > minpromtorg.gov.ru, 16 августа 2016 > № 1882861 Денис Мантуров

Денис Мантуров: «Нет задачи вслепую заместить все и вся».

После присоединения Крыма к России, последовавших за этим санкций и девальвации рубля отечественной промышленности пришлось учиться существовать в условиях импортозамещения. Импортная продукция и зарубежные технологии во многом теперь недоступны, приходится создавать свои новые компетенции или вспоминать старые, до этого вытеснявшиеся иностранными конкурентами. О том, что получилось создать за два санкционных года, в каких отраслях импортозамещение нужно, а где без него можно обойтись, и о том, как Россия сама может стать экспортером промышленной продукции, «Коммерсанту» рассказал Министр промышленности и торговли России Денис Мантуров.

— Расскажите, пожалуйста, о реализации стратегии импортозамещения по итогам 2015 года. В каких отраслях ее удалось реализовать, и получили ли мы на выходе какую-либо продукцию, которая в полной мере заместила бы импорт?

— Давайте отделим программу импортозамещения, а точнее отраслевые планы, которые были утверждены в прошлом году, от политики импортозамещения, которая проходила красной нитью через все программы и стратегии начиная еще с 2004 года. С учетом того, что в отраслевых планах представлена продукция, не имеющая аналогов, и ее нужно разрабатывать «с нуля», наиболее ощутимая отдача от реализуемых проектов будет в 2017–2018 годах. Тем не менее в совокупности с позитивным влиянием девальвации в ряде отраслей уже удалось превзойти целевые показатели 2015 года по снижению доли импорта. В тяжелом машиностроении (7%), фармацевтике (7%) и автопроме (4%) она сократилась в диапазоне 4–7% и более чем на 10% в транспортном (12%) и сельхозмашиностроении (12,5%), а также в строительно-дорожной технике (15,5%). Замещение по остальным секторам промышленности — на уровне плана или чуть лучше. А если говорить собственно о политике импортозамещения, то примеров отраслей, где она реализуется, очень много, от фармацевтики до авиапрома, не говоря про судостроение и автопром.

Когда мы, например, затрагиваем автопром, то 90% реализуемых на российском рынке автомобилей производятся на территории нашей страны — с тем или иным уровнем локализации. Что касается планов, которые были утверждены в прошлом году, мы запустили в работу порядка 900 проектов. И в этом году будет дополнительно дан старт еще более чем 400, в следующем — оставшимся, которые были отражены и зафиксированы в плане импортозамещения.

По прошлому году финансовые средства, которые были направлены из бюджета на эти проекты, составили 53 млрд руб. непосредственно из бюджета плюс 20 млрд руб. из Фонда развития промышленности, то есть общий объем инвестиций в реализацию этих проектов достиг 560 млрд руб.: это и бюджетные источники, и кредиты, и собственные средства предприятий.

Надо сказать, что все те индикаторы, все те задачи, которые мы ставили перед собой и предприятиями, которые декларировали свои намерения их реализовывать, были выполнены. И мы рассчитываем на то, что эта тенденция сохранится в будущем. И вот что меня убеждает в этом. Помимо финансовой поддержки мы оказываем предприятиям еще и нефинансовую поддержку за счет административных и регуляторных механизмов. Я имею в виду меры стимулирования, особенно через закон о стандартизации, который принят и вступает в силу. Мы сейчас это будем активно применять с учетом внесения изменений в ФЗ-44, который регламентирует госзакупки.

— Цифры, которые вы назвали,— это итоги 2015 года. Можете обозначить задачи и объемы инвестиций на 2016 год?

— Из бюджета мы запланировали направить на программу импортозамещения 70 млрд руб., в том числе финансирование из Фонда развития промышленности, который докапитализировали еще на 20 млрд руб. Сегодня все проекты, которые проходят через фонд, направлены так или иначе на цели импортозамещения. Если вернуться в прошлое, когда только формировалась концепция создания фонда, его основная цель состояла в финансировании проектов, направленных на импортозамещение и внедрение наилучших доступных технологий.

— Во второй половине 2014 года был заявлен план: 90% импорта, который у нас сейчас есть в станкопроме, сократится до 40% к 2025 году. Прошло два года, 90% остались, а станкостроители жалуются, что, хотя поддержка есть и сумма очень большая, делят ее на очень небольшие доли между всеми, что неэффективно. Почему так происходит?

— На сегодняшний день доля импорта сократилась ниже 80%, и мы видим, что больше половины предприятий вошли в активную фазу. Дальше всего продвинулась, по моему мнению, группа «Стан», которая последние три года консолидировала активы и скупала предприятия. Параллельно мы содействовали компании в разработке новых модификаций, моделей станков, обрабатывающих центров, и сегодня мы являемся свидетелями роста производства и спроса на нашу станкостроительную продукцию. Так, количество произведенных и реализованных «Станом» обрабатывающих центров возросло почти в 1,5 раза, что составило более 3,3 млрд руб. в денежном выражении. Выпущены пятиосевые фрезерные обрабатывающие центры с токарной функцией с размером стола до 2 м, токарно-фрезерные обрабатывающие центры и новая линейка высокоточных пятиосевых многофункциональных обрабатывающих центров портального типа с размером стола до 1,25 м.

— А если рассмотреть ситуацию в целом?

— Если брать статистику в целом, то по металлорежущим станкам за прошлый год рост составил хоть и немного, но 5% в количественном выражении. Если до этого мы видели тенденцию к снижению объемов производства, то в 2015 году наступил переломный момент за счет того, что сработали инструменты поддержки, которые реализовывались в предыдущие четыре года. Программа, которая реализовывалась еще в формате ФЦП, была нацелена на развитие технологического оборудования основных фондов: созданы новые модели станков, комплектующих, модули инженерного программного обеспечения и, конечно же, более технологичные обрабатывающие центры, рост по которым в прошлом году составил 60% в натуральном выражении (с 347 до 542 шт.). Глобально сейчас растет спрос на обрабатывающие центры. Мы движемся в этом тренде: те наработки, которые сегодня формируются, в основном нацелены как раз на такое оборудование. При этом мы не забываем и про модернизацию станков, в которой у нас есть компетенции. В первую очередь речь идет о Коломенском заводе тяжелых станков, а также о Краснодарском заводе им. Седина, где по сей день сохранились компетенции с советских времен и есть потребность в поставке продукции не только на внутренний рынок, но и на экспорт. Но невозможно заниматься всеми видами продукции: мы все-таки должны исходить из того, что имеет более массовый спрос. В эту нишу мы и направляем средства и ориентируем наши предприятия.

— Есть ли прогресс в привлечении иностранных инвесторов и развитии локализованного производства?

— Такие примеры есть. DMG Mori в Ульяновске построил завод и перевел сюда выпуск целой линейки станков, которые не будут теперь производиться в Европе, а именно: универсальные токарные и фрезерные станки, обрабатывающие центры серии Ecoline. Но самое главное, о чем мы договорились с компанией, заключая специнвестконтракт (СПИК), это основание инжинирингового центра: наши российские разработчики будут участвовать в создании технологического оборудования на базе технологий, которые привносит немецко-японский концерн.

— Институт СПИК в некотором смысле рушит сложившиеся правила игры. Так, на рынке сельхозтехники всегда были четкие правила — господдержка в обмен на достигнутый уровень локализации производства. Теперь же производитель сельхозтехники Claas, который собирается инвестировать 750 млн руб. и не в самое ближайшее время, будет получателем господдержки, превышающей инвестиции?

— Немного не так. Компания Claas уже вложила в предприятие €140 млн и планирует вложить еще 750 млн руб. Исходя из этой суммы, мы и подписали СПИК. Инвестиции в 750 млн руб. — нижняя планка, и мы готовы подписывать такие контракты при отсутствии или низком уровне конкуренции на рынке или при нехватке компетенций в этих направлениях. В случае с Claas ситуация следующая: в России есть крупный производитель комбайнов «Ростсельмаш». Мы заинтересованы в получении новых компетенций от Claas и создании второго мощного игрока для формирования здоровой конкуренции на российском рынке. Если к нам придет еще один зарубежный производитель комбайнов, будет сложно поддержать новую инициативу, потому что внутреннего рынка, даже с учетом перспектив роста, достаточно только для двух крупных участников. Иначе демпинг, вызванный перепроизводством, остановит развитие отрасли.

— Если говорить об аналогичных проектах в автопроме, то многие участники рынка недоумевают, зачем на фоне недозагрузки мощностей в 40% договариваться с Daimler о строительстве еще одного автозавода?

— Все зависит от сегмента рынка. План Daimler относится к премиальному сегменту, который в РФ пока формируется за счет импорта.

— Но при невысоких продажах проблематично организовать локализацию — поставщикам компонентов интересен более крупный масштаб производства?

— Вряд ли Daimler будет совершать необдуманные поступки, они мыслят стратегически. Они долго выбирали площадку, наконец определились с ней, и сегодня мы находимся в активной фазе обсуждения условий СПИКа. Компания идет по серьезному формату инвестиций и созданию высокого уровня локализации.

— Будет построен завод двигателей?

— Завод двигателей в рамках СПИКа они строить не планировали. Но они будут соответствовать требованиям по постановлению правительства №719 об условиях и требованиях к российскому производителю. Насколько мне известно, они хотят даже закрывать производства каких-то моделей за рубежом и переносить их выпуск в Россию.

— А как СПИКи будут коррелировать с текущими льготными режимами в автопроме — «старой» и «новой» промсборками? Получаются неоднородные условия для разных игроков.

— Соглашения по первому этапу промсборки завершаются у кого-то в этом году, у кого-то в следующем. Второй этап промсборки, соответственно, завершается на рубеже 2020 года. СПИКи не станут массовым инструментом реализации инвестиций, мы будем подходить очень взвешенно и, я бы даже сказал, штучно.

— В таком случае, если ситуация с премиальным Mercedes понятна, то в чем смысл СПИКа с концерном Hyundai-Kia, выпускающим массовый сегмент?

— Я могу комментировать только после того, как получу заявку для рассмотрения на межведомственной комиссии. В настоящее время мы ведем только консультации по параметрам возможного проекта.

— А что происходит с «Автотором» по истечении таможенных льгот в рамках ОЭЗ в Калининграде? Как чувствуют себя те, кто ведет там сборку (Hyundai, Kia, BMW)?

— Работают. Они рассматривают возможность подачи заявки на заключение СПИКа с более глубоким уровнем локализации тех моделей, которые сегодня у них на конвейере.

— Вы не волнуетесь, что с «Автотора» могут уйти производители вслед за General Motors?

— Я не могу исключить никакие варианты. Могу сказать лишь, что мы никому специально не создаем преград. Если компания готова реализовывать с государством согласованный путь развития, всегда найдем решения для нее, потому что мы заинтересованы в этом сегменте автопрома. Это серьезный мультипликатор: чем выше уровень локализации, тем больше добавленная стоимость для экономики. Поэтому мы всегда готовы идти по отношению к автопрому на максимальный компромисс.

— Можете ли назвать ключевые тезисы, на которых будет основана обновленная стратегия автопрома, которая должна появиться к осени? За счет чего будет выживать отрасль, переживающая падение третий год подряд?

— Главный ориентир — на глубокую локализацию через создание производств комплектующих в России для того, чтобы хеджировать риски волатильности (рубля.— “Ъ”). Хотя в последний год наша валюта достаточно стабильна, но тем не менее.

— А как вы рассчитываете это осуществить при таких небольших объемах производства?

— В прошлом году у нас было продано 1,6 млн машин — это достаточно большой объем, который позволяет поставщикам рассчитывать на достойное место на рынке.

— Тем не менее они пока не очень рвутся в Россию.

— Я с вами не соглашусь — некоторые автоконцерны пришли на наш рынок быстрее, чем за ними стали подтягиваться их комплектаторы. В то же время ряд производств компонентов, которые живут вместе с рынком и быстро локализовались, показывают рост (объем производства комплектующих для автомобилей за первое полугодие 2016 года в денежном выражении вырос на 9,7%, до 151 млрд руб.). Но мы хотим увеличить уровень присутствия автокомпонентщиков на российском рынке и готовы создавать для них дополнительные условия — в том числе и через СПИКи.

— Насколько реально с учетом себестоимости производство автокомпонентов на экспорт?

— Это один из стимулов для производителей организовывать у нас в стране выпуск в секторе машиностроения в целом. Сегодня мы конкурентны с точки зрения условий, от коммунальных расходов до заработной платы. Экспорт машин в целом — это второе стратегическое направление. Цель — повысить его долю с 7,7% до 25% к 2025 году. Будем создавать для этого все условия. И третье — конечно же, нахождение оптимального баланса мощностей для того, чтобы компании были заинтересованы не просто в сохранении производств, а в дальнейшем их наращивании, для того чтобы удовлетворять спрос нашего рынка и экспорта. Вот эти направления мы будем в октябре вносить в правительство.

— Если вернуться к импортозамещению, в каких сегментах у нас сохраняется провал, который надо закрыть?

— Вернусь к изначальному тезису: нужно разделить в целом подходы к импортозамещению. Мы же не ставим перед собой задачу заместить все. Иначе у нас было бы не 1730 проектов, а гораздо больше. Мы нацелены на импортозамещение в тех отраслях, где от этого заметен экономический эффект и где продукция не просто заточена на российский рынок или на рынок ЕАЭС, а имеет существенный экспортный потенциал. Именно такие проекты мы будем поддерживать в 20 отраслях, где сформирован план импортозамещения.

Второй аспект — это вопросы национальной безопасности. Мы исходим из того, что вне зависимости от политической конъюнктуры мы должны обеспечивать себя производством тех компонентов, той продукцией, которая сегодня закупается или закупалась на Украине. Поскольку у нас, по сути, остается полтора года, за это время мы закроем последний сегмент, в котором имели зависимость,— в части газотурбинного морского двигателя. Дальше то же самое по странам НАТО, где ввели определенные ограничения по поставке. Это тоже чувствительный аспект.

Итак, есть две составляющие: первое — это экономический эффект как позитивный стимул, второе — национальная безопасность. Есть сегменты на стыке между ними, где есть узкие места, например, оборудование для работы на шельфе. Конечно, эту проблему можно решать путем поставки оборудования из тех стран, которые не вводили для нас ограничения, но это будет не то оборудование, в котором есть необходимость. Но с учетом того, что в целом шельфовые проекты несколько смещаются вправо (по срокам.— “Ъ”) в свете экономической ситуации, по производству этого оборудования мы пошли путем создания собственной компетенции и из госпрограммы развития гражданской морской техники выделили отдельный сегмент, который заточен именно на оборудование для работы на шельфе. Это не только суда — это все, начиная от фланцев и заканчивая ПО. По этому направлению, во-первых, мы уже заложили почти 2 млрд руб. на эти два года, во-вторых, мы также ориентируем проекты Фонда развития промышленности под нефтегазовое оборудование.

— Вопрос с газовой турбиной большой мощности для электростанций уже считается решенным?

— Если говорить о ГТД-110, которая разрабатывалась и производилась на НПО «Сатурн» и находится сейчас в опытной эксплуатации, мы подключили к этому вопросу абсолютно все институты, привлекли всю компетенцию в этой области. Я не буду сейчас брать на себя обязательства, говоря точные сроки, называя этот год или следующий. Но думаю, что в ближайшее время мы выйдем на стабильную работу этих газовых турбин, для того чтобы не было нареканий и мы бы могли дальше запускать серию, поставляя не только в опытную эксплуатацию, но и потребителям — не только в России, но и за рубежом. Я просто подтверждаю, что мы не сняли вопрос с повестки дня и из отраслевой стратегии, рассчитываем, что это будет только началом. 110 МВт — первая ступень, дальше можно двигаться в сторону 130 МВт и 150 МВт.

— Альтернативных программ не предвидится?

— В таких отраслях это бессмысленно по одной только причине: это штучная продукция и гигантские затраты на НИОКР.

— Рассуждая об импортозамещении, вы говорили о том, что приоритетными являются отрасли, напрямую связанные с национальной безопасностью. А в авиации у нас есть прорывные успехи?

— Импортозамещение для нас действительно важно с точки зрения достижения технологической независимости по ключевым сегментам оборонно-промышленного комплекса. Но это далеко не единственная задача. Если говорить в приложении ко всем отраслям, то здесь цель перекликается с тем, о чем вы сказали — нужно стремиться к созданию собственных продуктов, по ценовым и качественным характеристикам не уступающих иностранным аналогам. Именно на это ориентированы 20 отраслевых планов импортозамещения, сформированные в прошлом году.

Я уже не раз говорил: нет задачи вслепую заместить все и вся. Вы упомянули авиапром, это очень хороший пример того, насколько размыты границы производства высокотехнологичной продукции. Главная задача в гражданском авиапроме — создавать конкурентоспособные на мировом рынке самолеты и вертолеты, привлекательные и для России, и для зарубежных авиакомпаний. Иначе производство воздушных судов не имеет шансов на рентабельность. Сегодня ни одна авиационная держава не обходится без очень глубокой интеграции в международную кооперацию. Технологические и финансовые риски авиационных программ настолько велики, что производители вынуждены искать партнеров по всему миру.

И Россия, нужно сказать, один из таких надежных партнеров. У нас успешно работают инжиниринговые центры Airbus и Boeing, созданы СП по обработке титановых изделий, производятся отдельные компоненты. Точно так же мы готовы взаимодействовать в обратном направлении, развивая собственное производство. Могу сказать, что ряд российских поставщиков сильно прибавили и в технологиях, и в качестве. В частности, они выражают намерение производить комплектующие для SSJ 100. Для них участие в кооперации по нашему ближнемагистральному самолету — возможность доказать свою конкурентоспособность и стать частью международных проектов.

Что касается самого SSJ 100, то в текущем году мы продолжим продвигать его на традиционные и новые для нас рынки: в СНГ, Китай, Европу, Латинскую Америку, страны Азии. Имеются перспективы в Африке. Сейчас изучаем возможность поставок в Иран. А контрактом с ирландской CityJet мы «прорубили окно в Европу»: она приобретет в лизинг 15 SSJ 100 с опционом еще на 16 самолетов.

Хотя более четко обозначить возможности в гражданской авиации сможет МС-21, доля российских комплектующих в котором в целом будет больше, чем в SSJ 100. Все ключевые компетенции будут российскими — это разработка и производство самолета, системная интеграция, а двигатель для МС-21 будет определять заказчик, на выбор будет предлагаться как российская, так и американская установка. Российский двигатель ПД-14 сейчас в стадии интенсивных испытаний.

— Какие реальные темпы производства SSJ 100 запланированы на 2016–2017 годы, и каким российским и зарубежным заказчикам этот самолет будет реально поставлен в этом году?

— В 2016 году планируется произвести 26 новых воздушных судов, еще четыре будут подготовлены и переданы заказчикам в рамках ремаркетинга. До конца года SSJ 100 будет поставлен «Аэрофлоту», «Ямалу», (мексиканской.— “Ъ”) Interjet и CityJet. Продолжится работа по поставке SSJ 100 Государственной транспортной лизинговой компании в рамках контракта, который был подписан на МАКСе в 2015 году. Недавно заключенная CityJet сделка позволит продемонстрировать SSJ 100 ведущим европейским авиакомпаниям, так как одно из основных направлений деятельности CityJet — это сублизинг (на условиях «мокрого» лизинга) парка крупным перевозчикам ЕС.

— Как продвигаются договоренности по возможным поставкам и участии в производстве SSJ 100 с китайцами и иранцами?

— Для SSJ 100 Иран и Китай являются перспективными рынками, рассматриваются различные варианты работы на них. Интерес к Ирану объясняется тем, что в республике проживает 78,5 млн человек, действует свыше 50 аэропортов, а средний возраст самолетов — более 20 лет из-за экономических санкций против страны, отмененных только в январе. Впрочем, для поставок в Иран SSJ 100 как самолета, имеющего различные комплектующие от международных поставщиков, нужно еще пройти различные юридические экспертизы и согласования.

Обеспечить продвижение SSJ 100 можно, также наладив сотрудничество с Китаем, Индией и странами Ближнего Востока. Процесс сертификации SSJ 100 в Китае и взаимодействие с китайскими авиационными властями продолжаются. Потребность китайских перевозчиков в новых региональных самолетах в ближайшие 15–20 лет — около 1300 единиц, и SSJ 100 претендует на 10% этого рынка.

— Какие именно импортозамещающие проекты реализованы в сфере радиоэлектроники? Как при этом повысилась эффективность — удалось добиться экономии ресурсов, создать новые рабочие места?

— Таких проектов достаточно много. Отмечу лишь часть из них, которые мы считаем наиболее прорывными. К примеру, российские разработчики создали мультипротокольный маршрутизатор, не уступающий аналогу, производимому американскими Cisco Systems и Juniper Networks. Есть у нас неплохие достижения в сегментах оборудования систем широкополосного беспроводного доступа, пакетной передачи голоса, инфраструктуры построения технологической линии микроэлектронных производств. Могу сказать, что только в рамках данных проектов до стадии опытного производства и реализации малой серии изделий доведено свыше 10 технологий мирового уровня, создано около 100 рабочих мест. Наверное, это не так много, но совсем недавно у нас вовсе не было поводов для гордости в гражданской радиоэлектронике.

Если брать отдельно микроэлектронику, то здесь мы рассчитываем на существенный рост компетенций наших производителей благодаря участию в масштабном проекте по выпуску платежных карт «Мир». До конца 2018 года планируется выпустить свыше 35 млн таких карт, оснащенных чипами российского производства. Важно, что весь этот объем наши производители способны потянуть самостоятельно.

Мы прорабатываем и ряд других подобных проектов, суммарная выручка от которых к 2022 году может составить более 105 млрд руб. Например, выпуск электронных документов: паспортно-визовых документов нового поколения для нужд МВД России и персональной карты — электронного жетона военнослужащего для Минобороны и МЧС.

Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены. Внешэкономсвязи, политика > minpromtorg.gov.ru, 16 августа 2016 > № 1882861 Денис Мантуров


Турция. Россия > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 11 августа 2016 > № 1856426 Денис Мантуров

Ситуация в российской экономике заставила правительство принять меры по ее поддержке, которые уже дали определенный результат. О том, какой дальнейший рост промышленности ждет страну, чем будут руководствоваться власти РФ при возобновлении экономических отношений с Турцией и зачем нам наряду с тяжелыми машинами производить круизные лайнеры, рассказал в интервью РИА Новости министр промышленности и торговли Денис Мантуров.

− Недавно мы стали свидетелями попытки военного переворота в Турецкой Республике. Может ли это отразиться на нормализации экономических отношений Москвы с Анкарой?

− Это в большей степени вопрос дипломатии и международной политики.

Если вы имеете в виду российско-турецкое сотрудничество в части промышленности, то думаю, что мы будем продолжать развитие в положительном тренде. Естественно, это должно быть сотрудничеством исключительно во взаимовыгодном ключе. Экономические интересы российской промышленности будут стоять во главе угла.

− А наоборот – меры по расширению сотрудничества будете предлагать?

− По всем направлениям, которые выгодны нашим деловым кругам, мы даже в период сложных отношений практически ничего не ограничивали.

Падение двустороннего товарооборота почти на 42% — до 6,1 миллиарда долларов — за первые пять месяцев 2016 года и потеря Турцией статуса пятого по величине торгового партнера России связано в первую очередь с рисками, которые видели для себя сами наши компании.

Свою роль в этом сыграло также падение мировых цен на энергоносители, составлявшие существенную долю российского экспорта в Турцию. Однако российско-турецкий товарооборот по-прежнему является весьма диверсифицированным. Полагаем, что в будущем при благоприятном развитии событий он будет расти, но достичь прежних объемов будет тяжело.

Последние события в российско-турецких отношениях создают хорошие предпосылки для возобновления наших полноформатных двусторонних отношений в торговой и промышленной сферах.

Мы готовы продолжить взаимовыгодное экономическое сотрудничество, тем более что у нас имеются хорошие устоявшиеся связи в различных отраслях промышленности, в том числе металлургии, автомобилестроении, сельскохозяйственном и энергетическом машиностроении, фармацевтике и деревообработке.

− Сейчас в правительстве обсуждается бюджет на 2017–2019 годы. При этом расходы в номинальном выражении планируется заморозить. Как считаете, возможен рост промпроизводства без увеличения расходов на промышленность?

− Да, конечно же, возможен. Более того, мы считаем, что по мере оздоровления экономики рыночные механизмы должны начинать доминировать в развитии любой отрасли, за исключением тех, где у нас априори неравные отношения с зарубежными партнерами.

Возьмем, например, авиацию – она долгие годы была недофинансирована. Более того, если мы говорим о советской гражданской авиации, то практически все типы самолетов, выпущенные в советское время, не ставили топливную эффективность во главу угла. А именно топливная эффективность является основным индикатором экономической эффективности гражданского самолета в целом.

Они выпускались в другой экономической реальности и при абсолютно других экономических подходах. А когда наша страна резко перешла к рыночной экономике, отечественная авиация стала просто неконкурентоспособной.

Все эти предпосылки привели к тому, что нужно было разрабатывать абсолютно новую авиационную технику.

Почему, например, появился проект Sukhoi Superjet, а не продолжилось производство существовавших на тот момент самолетов? Потому что существовавшие на тот момент самолеты при всех возможностях к реализации не давали перспектив дальнейшего развития для нашего авиапрома, в них не было никаких новаций. А в Superjet была инновационность, и предпочтение было отдано ему. Так появился SSJ100 со своим дальнейшим развитием МС-21. Любому производителю самостоятельно создать подобный самолет невозможно. Поэтому по таким отраслям экономики, как авиапром, для того чтобы поддержать заданный в середине 2000-х годов темп развития, мы точно будем сохранять приоритет в части бюджетных инвестиций.

− А по каким еще отраслям сохранится инвестиционный приоритет?

− Авиация – это лишь один из примеров. Если взять фармацевтику, то здесь мы сегодня видим результаты реализации программы, принятой в 2011 году. Мы будем переводить механизмы поддержки этой отрасли в рыночные механизмы через льготные займы, через субсидии на клинические исследования.

Сейчас принято решение по переводу части средств из госпрограммы в Фонд развития промышленности под клинические исследования и вывод наших лекарственных препаратов на внешние рынки.

Если мы говорим про автопром, то здесь был резкий рост за счет того, что мы запустили механизм промсборки для иностранных производителей. Это было своевременно, целесообразно и дало в итоге ощутимый эффект.

Но сегодня мы видим, что мощностей создано почти в два раза больше, чем есть потребность у российского рынка. Поэтому нужно организовывать спрос, то есть создавать механизмы по компенсации скидок нашим автопроизводителям, по льготному автокредитованию, по созданию механизма по выходу на внешние рынки.

Естественно, в каком-то виде мы сохраним субсидии и на следующий год, чтобы поддержать автопром и сохранить те мощности, которые были созданы.

− Каким будет уровень промпроизводства в 2017 году?

− Я могу поделиться только своими личными прогнозами, исходя из реализации тех стратегий, которые были утверждены. Мы должны оказаться по крайней мере в положительной зоне именно по обрабатывающим отраслям промышленности, а сколько это будет… больше 1% точно. Согласно базовому сценарию прогноза на 2017 год, в промышленности рост составит 1,1%, в обрабатывающих отраслях − 1,7%. Это близко к реальности с учетом тенденций по инфляции, тем более что все равно будет снижаться ставка рефинансирования.

Прожитые полгода дают такие ощущения, что следующий год должен быть более позитивным. Мы уже нащупали дно и должны двигаться вверх.

− В прошлом и текущем годах правительство реализовывало план поддержки экономики или антикризисный план. Понадобится ли он в следующем году?

− При готовящемся бюджете нам никто никаких лимитов в этой части не доводил и не доведет, поскольку всегда принимается решение на правительственном уровне. Но, по нашим ощущениям, какой-то объем средств будет зарезервирован на следующий год. В каком объеме – мне сложно спрогнозировать, но это будет явно меньше, чем в прошлом и в этом годах. По крайней мере, средств должно хватить на то, чтобы поддержать положительную динамику по ряду отраслей промышленности, где мы задали хороший темп.

Например, транспортное машиностроение. Меры поддержки сработали мультипликативно, когда было принято решение по запрету на продление срока службы вагонов. То есть в совокупности с административными мерами сработали и финансовые. Мы исходим из того, что в этом году подход тоже даст эффект, мы должны продлить его как минимум еще на год, а то и на два, чтобы выровнять переходный этап.

По автопрому в каком-то объеме меры должны сохраниться, в каком – будем смотреть по возможностям и по результатам этого года. Продажи грузовых машин, например, растут, и продажи по году будут выравниваться за счет того, что часть мер по автобусам, по машинам скорой помощи и по школьным автобусам на сумму 6 миллиардов рублей придут с отложенным эффектом, и мы увидим результат производства уже в третьем квартале.

Будем смотреть, что будет происходить с легковыми автомобилями, и подстраивать механизмы поддержки. Если пошли в рост коммерческие и легкие коммерческие автомобили, это говорит об оздоровлении экономики в целом, потому что это значит, что бизнес заинтересован в приобретении такого транспорта. Мы должны найти правильное решение по включению всех мер, которые должны сработать по легковому автотранспорту.

− Вы упомянули автопром. А авиастроение и сельхозмашиностроение?

− Да, в сельхозмаше рост производства перевалил уже за 30%. Я думаю, мы постепенно должны снижать уровень субсидирования. По этому году там заложено 25%, в следующем году, может, будет чуть меньше, через год – еще меньше и так далее. При этом мы должны сохранить позитивный тренд в отрасли, поэтому резко ничего нельзя отменять. Как резко вводить, так и резко отменять. Всегда должны быть какие-то переходные периоды. Но сельхозмаш в каком-то объеме точно должен сохранить развитие, в том числе и за счет государственных мер поддержки. То же самое касается и фармацевтики.

В судостроении, например, у нас тоже много разработок, которые мы должны внедрять. В отраслевой госпрограмме у нас заложен существенный объем средств, которые предполагается направить на лизинг, на продвижение нашего судостроительного сегмента на рынке. Надо сказать, что, принимая в 2009 году решение по периоду лизинга протяженностью семь лет, мы получили колоссальный эффект – за этот период было реализовано порядка 100 судов, и мы должны сохранить этот тренд, особенно речное судостроение, которое за это время сильно обновилось. В этом году мы делаем акцент на пассажирском судостроении. Подчеркну, что ранее никогда, ни в советское время, ни в современное российское, мы не строили крупных круизных лайнеров.

− Ранее обсуждалась возможная приватизация ОСК и УВЗ, которые производят и гражданскую, и военную продукцию. Были предложения о разделении производств и приватизации именно гражданской части. Актуален ли этот вопрос сейчас, если да – в каком ключе?

− Это неверно. Приватизация какой-то части, гражданской либо военной, – ни в коем случае.

Площадка российского вертолётостроительного холдинга ОА Вертолеты России во время открытия Международного авиационно-космического салона МАКС-2015. Архивное фото

Приватизацию пакетов акций компании мы не исключаем.

Такой процесс уже запущен, например c холдингами госкорпорации "Ростех". Частными инвесторами был приватизирован пакет акций концерна "Калашников", продан контрольный пакет "АвтоВАЗа" альянсу "Рено-Ниссан", согласованы условия сделки по продаже значимого миноритарного пакета акций "Вертолетов России", осталось технически реализовать сделку.

Также рассматриваются и остальные холдинги, входящие в Ростех.

− Какие-то конкретные планы по приватизации промышленных активов государства на следующий год уже есть?

− Что касается ОСК и УВЗ – вряд ли. А вообще, точно нужно искать либо портфельных, либо стратегических инвесторов. На все активы без исключения.

Другой вопрос, в каком объеме: 25% или 49% – все будет зависеть от конъюнктуры и от принимаемых правительством и президентом решений. Я буду предлагать постепенно по всем промышленным холдингам, по которым будет принято решение о приватизации, привлекать внебюджетные источники, вопрос только в том, когда лучше это сделать. Это необходимо, потому что бюджетные источники будут сжиматься, а программы развития предприятий нужно реализовывать.

Когда продаются активы из других отраслей экономики, государство ставит для себя цель получить средства для пополнения бюджета. Когда мы говорим про промышленные активы государства, то они все в аспекте ОПК требуют инвестиций. И если правительство принимает решение по снижению объемов финансирования этого сектора, тогда нужно искать альтернативные решения, как сохранить динамику развития. Мы не можем, просто снижая гособоронзаказ и госинвестиции, оставить предприятия опять у разбитого корыта, как в 1990-е годы. Мы этого не допустим.

− При условии конвертации долга Ростеха в акционерный капитал "АвтоВАЗа" сколько нужно будет внести "Рено", чтобы доля французского концерна не размылась?

− Это счетная позиция. Мы точно не хотим размытия доли "Рено", которая, в свою очередь, заинтересована в сохранении и развитии актива. Поэтому, думаю, акционеры смогут договориться. Мы не видим здесь для себя никаких опасений.

То же самое по КАМАЗу. Его рост сегодня заложен во многом за счет унификации большого количества компонентов, в том числе и кабин, в которой заинтересован рынок. Сегодня рост продаж приходится в первую очередь на те модели, которые были разработаны вместе с Daimler. В этом заключается синергетический эффект. Есть много других примеров в различных отраслях промышленности. Но в каждой из них мы должны принимать взвешенные решения, чтобы не потерять эффект развития и получить возможность привлечения существенных внебюджетных источников.

− Согласованы ли окончательно со всеми ведомствами корректировки в соглашениях о промсборке с автопроизводителями, которые должны учесть экспорт и складские запасы в общем объеме производства на 2016 и 2017 годы?

− Во-первых, те соглашения, которые заканчиваются в 2016 году, не будут корректироваться. Поэтому те автопроизводители, которые завершают их сейчас, задумываются о специнвестконтракте и начинают вести с нами диалог. А в таком контракте главным инструментом и мотивацией в части выполнения его условий является 719-е постановление правительства, где по каждой отрасли прописаны требования по уровню локализации, который привязывается к технологическим операциям. Поэтому все корректировки стратегии автопрома до 2025 года будут ориентированы именно на этот показатель, который сейчас как раз находится в стадии формирования.

Возвращаясь к автопрому, рассчитывать только на российский рынок будет неправильно. Мы должны создать такой механизм, который будет работать и мотивировать на то, чтобы российские автопроизводители (как аутентичные, так и иностранные) были ориентированы на внешние рынки.

− И завершающий вопрос. В июле проходил международный промышленный форум "Иннопром-2016", почему именно Япония стала партнером форума 2017 года?

− Во-первых, Япония – один из ведущих технологических мировых лидеров. Выставка носит прикладной характер и традиционно сильна именно в части инновационного развития отраслей промышленности. Поэтому мы видим в участии Японии большие перспективы для тех отраслей, где есть интерес у наших предприятий.

Речь идет о секторах, которые дают в перспективе высокую добавленную стоимость для наших предприятий, начиная от биотехнологий и заканчивая утилизацией твердых бытовых отходов, где у японцев есть огромный опыт. Это недооцененный потенциал для развития целых индустрий в экономике нашей страны. Поэтому мы видим здесь отдельную нишу и перспективу развития.

Турция. Россия > Госбюджет, налоги, цены > ria.ru, 11 августа 2016 > № 1856426 Денис Мантуров


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 11 апреля 2016 > № 1719306 Денис Мантуров

Рабочая встреча с Министром промышленности и торговли Денисом Мантуровым.

Владимир Путин провёл рабочую встречу с Министром промышленности и торговли Денисом Мантуровым. Глава Минпромторга информировал Президента о способах поддержки отдельных отраслей промышленности, в частности транспортного машиностроения.

В.Путин: Денис Валентинович, давайте начнём с вопросов, которые, на наш с Вами взгляд, мы говорили об этом один раз – требуют особого внимания, и с отраслей, которые требуют особой поддержки. Одна из них – это транспортное машиностроение.

Д.Мантуров: Владимир Владимирович, с учётом того, что Вы приняли в прошлом году своевременное решение относительно ограничения по эксплуатации вагонов с продлёнными сроками службы, мы в Правительстве системно отработали это поручение. Минтранс в конце прошлого года принял все нормативные акты, которые позволят в этом году снять с сети порядка 80 тысяч старых вагонов и отправить их в металлолом.

Но для того, чтобы найти баланс между отраслями, Правительство поддержало нашу инициативу по увеличению объёма финансирования прямых скидок транспортным компаниям, для того чтобы они были больше заинтересованы в приобретении нового подвижного состава, в первую очередь это касается инновационных вагонов.

Мы в прошлом году эту меру реализовывали – инновационный вагон. Самый главный критерий – это использование тележки с нагрузкой на ось свыше 25 тонн по отношению к традиционным – 23,5, и самое главное – это увеличенный срок межремонтного ресурса. Для транспортной компании это даёт существенное облегчение с точки зрения того, что они сегодня сдают вагонометаллолом, получают примерно 200 тысяч по сегодняшним ценам, 300 тысяч рублей выделяется в виде субсидии.

Это практически по сегодняшним ценам на новый вагон, четверть компенсируется государством, и, естественно, это на 10 процентов увеличивает грузоподъёмность подвижного состава, даёт возможность снижать издержки за счёт увеличения срока службы и межремонтного срока эксплуатации. А самое главное – это снижает, во–первых, нагрузку на железнодорожную инфраструктуру и повышает безопасность с учётом того, что у нас в стране единая колея по пассажирским и грузовым вагонам.

Хочу сказать также, что у нас появилась положительная тенденция, особенно с прошлого года, в части поставки вагоностроительной продукции на экспорт. Это, собственно, сложилось по двум факторам. Первое – это удешевление рубля, мы получаем конкурентоспособную цену. Второе – своевременно приняты решения по финансированию через Единый экспортный центр, который создан при Внешэкономбанке, внешних кредитов, компенсируя таким образом процентную ставку.

Мы увеличили в прошлом году объём поставок в пять раз, и к традиционным странам, которые были в прошлом году, – это Казахстан, Азербайджан, Литва и Эстония, – мы в этом году рассчитываем ещё на поставки в Иран. Мы с коллегами сейчас уже финализируем контракты, и надеюсь, что наши производители будут туда поставлять.

В этом году мы так же, как и по автопрому, отдельно определили меру поддержки с учётом компенсации логистических затрат на отгрузку продукции транспортного машиностроения за рубеж, в том числе с учётом омологации на зарубежных рынках, поскольку каждая страна имеет свои собственные требования к подвижному составу, поэтому мы разрабатываем специальные модификации, для того чтобы удовлетворять те запросы, которые есть у наших иностранных партнёров.

В этом году за первые три месяца уже рост на 15 процентов, и мы рассчитываем, что в совокупности всех тех мер, которые будут реализованы, в этом году нам удастся произвести и продать порядка 40 тысяч вагонов. Это даст нашим основным компаниям транспортного машиностроения обеспечить загрузку и, самое главное, обеспечить стабильность по трудовым ресурсам.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 11 апреля 2016 > № 1719306 Денис Мантуров


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 24 февраля 2016 > № 1666318 Денис Мантуров, Сергей Собянин

Заседание Правительства.

Первый вопрос повестки – о развитии индустриальных парков и технопарков.

Стенограмма:

Д.Медведев: Добрый день, уважаемые коллеги!

Мы начинаем заседание Правительства с обсуждения вопроса по развитию индустриальных парков, технопарков. Институт относительно новый, но действительно ключевой, и задача его очевидна – нарастить долю несырьевого сектора в нашей экономике, а параллельно, конечно, увеличить число высокотехнологичных производств, поступления в бюджеты различных уровней, прежде всего региональные.

Что не менее важно, многие здесь успешные проекты могут быть примером того, как выстраивать отношения между государством и частным сектором, и такие примеры уже есть. Этот опыт надо изучать, адаптировать, распространять внутри наших регионов.

В целом институт индустриальных парков и технопарков развивается достаточно интенсивно, несмотря на непростые условия, в которых мы сейчас работаем. Число индустриальных парков и технопарков растёт, причём это именно работающие структуры, то есть не бумажные, не те, которые созданы и находятся только в стадии становления. Готовятся к запуску новые проекты, их тоже немало.

По предварительным оценкам, по итогам прошлого года общий объём промышленного производства резидентов индустриальных парков превысил 480 млрд рублей. Цифра вполне приличная – полтриллиона практически. Индустриальные парки и технопарки сохраняют высокую привлекательность и для иностранцев. Сейчас там работают уже сотни предприятий с иностранным участием из разных стран – и европейских, и азиатских, среди них есть представители крупнейших концернов, известных мировых брендов. Они реализуют проекты в самых разных сферах, включая автопром, станкостроение, что для нас, кстати сказать, очень важно, фармацевтику, пищевую промышленность и ряд других направлений.

Мы реализуем ряд мер поддержки индустриальных парков. Создана специальная информационная система, которая упрощает поиск, сформированы национальные стандарты, требования к таким паркам, оказывается и финансовая помощь, в частности предусмотрена возможность получения регионами субсидий из федерального бюджета на возмещение затрат на создание инфраструктуры.

Сегодня мы рассмотрим перечень из 15 новых проектов, которые могут претендовать на получение поддержки государства. Минпромторг провёл предварительный отбор кандидатов. Распределим субсидии регионам, где планируется запустить новые индустриальные парки и технопарки.

Специализация у этих технопарков широкая, многоотраслевая. На их территориях планируется развивать проекты в сфере металлургии, потребительской электроники, бытовой техники, автокомпонентов, строительных материалов, станкостроения, деревообработки, а также транспортного, сельскохозяйственного и специального машиностроения, фармацевтики (которая, кстати, активно на этих площадках присутствует), медицинской промышленности и ряде других. С сообщениями выступят Министр промышленности и торговли и мэр Москвы. Мы недавно с Сергеем Семёновичем как раз обсуждали создание технопарков в Москве, говорили о том, что их уже создано много и что это очень энергично развивающаяся сфера бизнеса, потому что именно в такие места готовы вкладывать деньги инвесторы, притом что по целому ряду других направлений сегодня существуют проблемы, сказывается кризис, но это не отражается на интенсивности этой деятельности, во всяком случае в Москве.

Сегодня мы также рассмотрим поправки в Налоговый кодекс, которые позволят освободить от НДС ввоз в Россию комплектующих и сырья для производства медицинских товаров. Речь идёт о жизненно важных для людей вещах, таких, например, как протезы, ортопедические изделия, автотранспорт для инвалидов, очки и некоторые другие. От НДС мы освобождаем только те товары, аналоги которых не производятся в России. Таким образом, мы сделаем эти товары более доступными для людей. Конечно, необходимо, чтобы всё это соответствовало существующим евразийским правилам.

Также мы рассмотрим поправки в Трудовой кодекс. Они должны улучшить, оптимизировать соотношение зарплат руководителей и работников государственных и муниципальных учреждений, унитарных предприятий и государственных внебюджетных фондов. Иными словами, речь идёт о сокращении соотношения зарплат между руководителями и работниками.

Напомню, сейчас установлен предельный уровень, он касается федеральных государственных учреждений, однако есть предложение ограничить уровень зарплат и в тех организациях, которые находятся в ведении регионов и органов местного самоуправления, чтобы применялись аналогичные критерии, включая и внебюджетные фонды.

Это позволит создать прозрачный механизм оплаты труда руководителей и, скажем прямо, преодолеть существующую в ряде случаев неоправданную разницу в зарплатах на предприятиях. Она, конечно, должна быть, никакой уравниловки допускать нельзя, но и разница в десять, двадцать, а то и больше раз тоже выглядит совершенно вызывающе. Информация о среднемесячном заработке будет размещаться в интернете.

Мы также сегодня рассмотрим ратификационный документ по Соглашению о свободной торговле между государствами Евразийского союза и Вьетнамом. Долго мы над ним работали, долго увязывали различные подходы, но в настоящий момент обо всём договорились. Рассчитываем на то, что снятие барьеров позволит расширить инвестиционное сотрудничество между Россией и государствами Азиатско-Тихоокеанского региона, и прежде всего Вьетнамом.

И субсидии сегодня также у нас распределяются на развитие сельского хозяйства. Мы сейчас делаем это регулярно. На прошлом заседании, напомню, мы это с вами делали и сегодня почти 4 млрд рублей направим на поддержку начинающих фермеров. На предоставление грантов на развитие семейных животноводческих ферм в этом году 3,5 млрд направляется и 900 млн – на укрепление материально-технической базы сельскохозяйственных потребительских кооперативов. Также около 7 млрд рублей выделяется регионам на развитие сельских территорий в рамках ФЦП «Устойчивое развитие сельских территорий». За счёт этих денег решаются разные задачи, включая жилищные проблемы людей, которые живут в сельской местности, а среди них много молодых семей и специалистов, которые действительно нуждаются в жилье, и жильё является для них основным стимулом для того, чтобы работать на территории того или иного сельскохозяйственного района.

Давайте обсудим первый вопрос. По индустриальным паркам слово для выступления Денису Валентиновичу Мантурову.

Д.Мантуров: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые коллеги! Создание новых производств и повышение технологического уровня реального сектора невозможно без современной промышленной инфраструктуры. Решению этой важнейшей задачи способствует формирование в регионах индустриальных парков и промышленных технопарков. Что касается индустриальных парков, сейчас в нашей стране 78 действующих площадок, это более 7 млн кв. м производственных площадей и почти 100 тыс. рабочих мест.

В этом году объёмы выпуска продукции в индустриальных парках прогнозируются как минимум на уровне прошлого года, и при этом налоговые поступления в бюджеты всех уровней составят около 60 млрд рублей.

Содействие развитию индустриальных парков ведётся на всех уровнях, учитывая, что это новые точки роста промышленности, которые обеспечивают высокую экономическую эффективность.

Для наглядности. Индустриальный парк «Заволжье» в Ульяновской области на 1 рубль, вложенный в инфраструктуру, привлекает 22 рубля частных инвестиций в производство и свыше 8 рублей ежегодных налоговых платежей в региональный бюджет, с учётом запуска станкостроительного завода японско-немецкого концерна DMG MORI и запланированного к открытию буквально на текущей неделе немецкого производства по выпуску пластиковой упаковки Jokey Plastik.

Современная инфраструктура индустриальных парков в России уже привлекла свыше 200 иностранных компаний из 25 стран. Только в прошлом году было размещено 30 зарубежных предприятий разных. В Калуге, в частности, запущен был новый завод инсулиновый Novo Nordisk, в Самарской области, в индустриальном парке «Преображенка» – завод по автокомпонентам Bosch. Но, безусловно, большинство резидентов представлено именно отечественными предприятиями, численность которых за прошлый год увеличилась на 250 резидентов, достигнув величины 1680 компаний.

В части решения ключевых задач промышленной политики, помимо индустриальных парков, развиваются и промышленные технопарки, которые осваивают производство новых видов продукции, ориентированной на импортозамещение и наращивание экспортного потенциала.

Сегодня в нашей стране действует 16 промышленных технопарков, в которых расположено 930 компаний, работающих в высокотехнологичных секторах промышленности. Среди наиболее крупных стоит выделить технопарк «Космос-Нефть-Газ» в Воронежской области, где освоен выпуск 45 видов оборудования для нефтегазовой, химической отраслей. Это позволило в 2015 году снизить с 80 до 40% зависимость от импортных компонентов по широкой номенклатуре изделий.

Другой пример – это технополис «Москва», объединяет более 40 компаний, которые производят композитные конструкции для аэрокосмической, энергетической и автомобильной промышленности. Они пользуются устойчивым спросом в ряде зарубежных стран.

В настоящий момент индустриальные и промышленные технопарки представлены в 47 субъектах Федерации. Хотел бы отметить, что даже в нынешней непростой ситуации практически все регионы заявляют о намерениях создать новые промышленные зоны. Например, в Дальневосточном федеральном округе планируется семь площадок, и четыре – в Республике Крым и Севастополе. В целом по стране к 2020 году должны быть созданы ещё минимум 49 индустриальных парков и 22 промышленных технопарка. За счёт этого появится около 70 тыс. новых рабочих мест, ежегодный совокупный объём выпуска промышленной продукции увеличится на 312 млрд рублей, а бюджеты всех уровней будут получать дополнительно 40 млрд рублей налоговых поступлений в год.

Для обеспечения системной работы по повышению инвестиционной привлекательности парков и облегчения резидентам процесса выбора наиболее удобных площадок мы создали геоинформационную систему индустриальных парков и технопарков. В ней отражена полная информация об энергетической, коммунальной, транспортной инфраструктуре всех действующих и строящихся площадок, а также показатели состояния промышленного потенциала регионов.

Геоинформационная система работает на четырёх языках – русском, английском, испанском, китайском, что позволяет использовать её при общении с зарубежными партнёрами и инвесторами. Этот ресурс получил высокую оценку со стороны профессионального сообщества и стал лауреатом всероссийской интернет-премии «Прометей-2015» в номинации «Власть и государство».

В целях создания прозрачных условий привлечения прямых инвестиций и оказания господдержки нами разработаны два национальных стандарта в индустриальных парках и технопарках. Отраслевые ассоциации уже начали проводить добровольную сертификацию парков. В прошлом году подтверждение соответствия требованиям национальных стандартов получили 10 индустриальных и пять промышленных технопарков.

На федеральном уровне по линии Минпромторга предусмотрены две меры поддержки. Это субсидия управляющим компаниям на возмещение части затрат по обслуживанию кредитов на создание индустриальных парков и технопарков. Она даёт возможность привлечь банковское финансирование по эффективной ставке 5% годовых на весь срок реализации проекта.

Второй механизм поддержки разработан в соответствии с поручением Президента в рамках Послания Федеральному Собранию. Он предусматривает возмещение регионам из федерального бюджета затрат на создание промышленной инфраструктуры парков за счёт возврата уплаченных резидентами налогов и таможенных пошлин. Фактически это источник финансового обеспечения и дальнейшего развития этих площадок.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, сегодня мы просим утвердить перечень из 15 проектов индустриальных парков и технопарков, которым будет оказана такая поддержка. Я не буду перечислять все 15. Общий объём финансирования – 4,2 млрд рублей. Необходимые средства в бюджете предусмотрены. Самые крупные объёмы будут предоставлены Калужской области, Москве, Ульяновской области, Ставропольскому краю.

В рамках данных проектов к 2020 году будет создано свыше 8 тыс. га подготовленной площади парков и 50 тыс. рабочих мест. При этом объём налоговых поступлений в бюджеты всех уровней по этим паркам составит дополнительно около 67 млрд. Прошу утвердить предлагаемый перечень и распределение субсидий на этот год. Спасибо.

Д.Медведев: Спасибо, Денис Валентинович. Сергей Семёнович, мы с вами обсуждали недавно ситуацию в Москве. Вы некоторые любопытные цифры привели, поделитесь с членами Правительства, пожалуйста.

С.Собянин: Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Уважаемые члены Правительства!

Я согласен с тем, что программа создания технопарков является крайне эффективной. Приведу пример: в технопарке «Строгино» в Москве на рубль вложенных бюджетных средств – 60 рублей частных инвестиций и 15 рублей ежегодных налоговых поступлений. Это хорошая, высокая степень эффективности.

В Москве идёт очевидный, видимый рост технопарков, несмотря на сложную экономическую ситуацию. Этому способствуют и вопросы, связанные с импортозамещением, и ситуация на рынке недвижимости. Москва несколько перенасыщена офисно-административными зданиями и испытывает определённый дефицит качественных промышленных площадей. В результате в прошлом году строительство офисов в Москве сократилось на четверть, а ввод промышленных объектов увеличился в полтора раза. Это говорит об определённой, уже устоявшейся тенденции.

Город в свою очередь определил свои льготы для качественных технопарков, отвечающих требованиям к промышленным предприятиям. Вне зависимости от того, новое это или действующее предприятие, объём льгот – от 10 до 25% налоговых выплат. Это достаточно серьёзные льготы.

Помимо тех требований, которые выставили Минпромторг, Правительство Российской Федерации к технопаркам, в Москве есть ещё дополнительные требования, связанные с эффективным использованием земельных ресурсов и уровнем средней заработной платы. Выручка на гектар в технопарках Москвы должна составлять не менее 600 млн рублей, а заработная плата должна быть на 20% выше средней заработной платы по городу. Казалось бы, жёсткие требования, тем не менее заявок на получение статуса технопарка достаточно.

Речь идёт не только о технопарках, которые создаются за счёт бюджетных ресурсов, на основе бюджетных инвестиций. Бо?льшая часть этих заявок – это частные технопарки. В Москве на сегодняшнюю дату зарегистрировано 20 технопарков с численностью работающих более 20 тыс. человек, причём динамика очень серьёзная. Мы планируем в ближайшие годы увеличить количество технопарков ещё в три раза. Мы видим по заявкам предприятий, что это абсолютно реальные цифры.

Что? можно было бы предложить по данному направлению? Создана корпорация развития малого и среднего бизнеса. Одним из направлений деятельности этой корпорации могла бы быть поддержка такого рода технопарков, потому что там 90% работающих – это именно малый и средний бизнес, как правило, инновационный. Мы с руководителем корпорации говорили на эту тему, в принципе они поддерживают это направление. Это было бы правильно, причём там легко контролировать расходование этих средств, потому что это сосредоточено на одной компактной площадке, которая обусловлена определёнными требованиями и договорами уже с региональными властями. Это первое.

Второе. Наверное, правильно, что для получения субсидий есть жёсткие требования, но тем не менее они не должны быть чрезмерно бюрократизированы, а должны быть рациональны. Поэтому есть предложение упростить оформление паспортов индустриальных парков для получения субсидий, потому что там, на наш взгляд, несколько избыточное бумаготворчество. Поэтому, я думаю, с Минпромторгом и Минфином можно поработать, сделать более рациональными эти документы.

И третье. В сентябре в Москве будет проводиться Всемирный конгресс Международной ассоциации научных парков, в нём участвует более 400 научных парков со всего мира. Мне кажется, было бы правильным, если бы наши технопарки приняли участие в этой ассоциации, и в последующем, возможно, создали европейско-восточный дивизион научных парков на основе российских технопарков. Это полезно для обмена опытом, инкорпорирования в общую инновационную мировую среду.

Д.Медведев: Спасибо, Сергей Семёнович. Пожалуйста, коллеги, какие будут предложения по сути доклада, по проекту распоряжения Правительства, которым утверждается новый набор этих технопарков? Есть предложение поддержать.

На самом деле тема исключительно важная, и это основы той самой новой экономики, которую мы с вами сейчас всячески стараемся создавать, для того чтобы изменить структуру российской экономики и перейти к высокотехнологичному производству, не связанному с циклическими изменениями на рынке сырьевых товаров, а стало быть, создающим дополнительную прочность российской экономики.

Давайте примем решение и проект распоряжения Правительства.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 24 февраля 2016 > № 1666318 Денис Мантуров, Сергей Собянин


Россия > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 29 января 2016 > № 1635442 Денис Мантуров

Владимир Путин встретился с министром промышленности и торговли Денисом Мантуровым.

Президент провел рабочую встречу с министром промышленности и торговли Денисом Мантуровым. Обсуждалась ситуация в реальном секторе экономики, меры его поддержки, реализуемые министерством.

В. Путин: Денис Валентинович, предварительные данные по работе промышленности известны. Сколько у нас минус составил, примерно 3,3–3,4 процента?

Д. Мантуров: Индекс промышленного производства – три с небольшим, а обрабатывающая промышленность – чуть больше.

В. Путин: Но в целом 3,3–3,4?

Д. Мантуров: Да.

В. Путин: В целом понятно, и причины понятны, тем не менее мне хотелось услышать ваши оценки причины этого падения. Первое.

Второе. Меры, которые предпринимались вашим ведомством и с вашей подачи Правительством Российской Федерации, на какой срок они рассчитаны? Это среднесрочные перспективы и ближайшие перспективы? Какие инструменты применялись – настраивались и применялись – в прошлом году? И на что вы рассчитываете в ближайшее время, в том числе в 2016 году?

Д. Мантуров: Для того чтобы компенсировать проблемные явления в экономике и падение нашей промышленности, правительством в прошлом году был эффективно реализован антикризисный план поддержки предприятий реального сектора экономики, за который отвечает наше министерство. В первую очередь это касается автопрома, сельхозмашиностроения. Была отдельная субсидия, программа по компенсации процентов по кредитам на привлечение оборотных средств предприятий промышленности. Более 180 компаний получили эту поддержку. Это дало им возможность и остаться на плаву, и обеспечивать реализацию своих производственных планов.

Мы исходим из того, что тот опыт и те заделы, которые сделаны не только по текущей поддержке, основные системные механизмы, с учетом принятия закона о промышленной политике, дадут основу не просто на 2016 год, но и возможности развития наших предприятий на среднесрочную перспективу.

В. Путин: Какие?

Д. Мантуров: Что касается закона, то благодаря его реализации был сформирован новый институт развития – Фонд развития промышленности. Меньше чем за год этот институт развития стал очень динамичным и весьма востребованным инструментом для привлечения средств, льготных займов для наших предприятий промышленности, разных ее секторов, была оказана поддержка 74 проектам. Это и основные секторы машиностроения, это и фармацевтика, медицина, радиоэлектроника, новые материалы.

В рамках реализации этих проектов будет обеспечено создание более 10 тысяч новых высокопроизводительных рабочих мест, и до 2020 года будет реализована произведенная продукция дополнительно на 600 миллиардов рублей, а это, в свою очередь, дополнительные налоговые поступления только для федерального бюджета около 50 миллиардов рублей.

В этом году совместно с Центральным банком мы запускаем новую программу с фондом, который будет обеспечивать льготный лизинг, что крайне важно для модернизации предприятий среднего, малого бизнеса.

В. Путин: О чем идет речь?

Д. Мантуров: Лизинг технологического оборудования. Для запуска либо новых проектов, либо для модернизации существующих предприятий промышленности.

Мы исходим из того, что самым востребованным направлением сегодня является создание сети индустриальных парков, и на сегодняшний день уже в регионах создано 78 таких парков, они уже действуют. На стадии реализации находится еще 46, и до 2017 года они будут закончены, начнут привлекать новых резидентов.

Дальнейшее развитие промышленного потенциала субъектов Российской Федерации – мы ориентируемся на реализацию нового механизма, который также заложен в законе о промышленной политике, – это специальные инвестиционные контракты, которые дают возможность инвесторам, и российским, и зарубежным, получать льготы как из федерального бюджета, так и из регионального. Это дает возможность при приобретении оборудования, которое будет произведено в рамках специнвестконтрактов, иметь ускоренную амортизацию, то есть будет мотивировать наши секторы потребления приобретать это оборудование.

И, наверное, самое главное – это сохранение условий ведения бизнеса на десятилетний период срока реализации инвестконтрактов со стороны как федеральной, так и региональной власти. То есть, по сути, это, как в народе говорят, «дедушкина оговорка» для бизнеса. Но, в свою очередь, и бизнес должен брать на себя обязательства: точка отсечения по этим проектам, по этим контрактам – это 750 миллионов рублей собственных средств, которые должны инвесторы вкладывать в эти проекты. И повышение уровня локализации, создание новых высокопроизводительных рабочих мест.

Сейчас на оформлении находится уже около десятка таких контрактов, заявки поступают, этот механизм крайне востребован. И мы рассчитываем, что это будет не только обеспечение внутреннего рынка в рамках программы импортозамещения – мы ставим условие для инвесторов, что проекты также будут ориентированы на разработку и производство высокотехнологичной продукции, экспортно ориентированной.

Хотел бы отметить, что в прошлом году на фоне снижения практически на треть импорта увеличился экспорт российской промышленной продукции – на 10 процентов. Это, конечно же, произошло и за счет того, что снизилась стоимость российской валюты, но в первую очередь за счет системных мер поддержки, которые были предоставлены нами через Внешэкономбанк, через Росэксимбанк, который также входит в структуру ВЭБа.

Правительством в этом году уже принято принципиальное решение о продлении этих мер поддержки нашим экспортерам. Это даст возможность подписания новых экспортных контрактов и увеличения объемов нагрузки на внешние рынки нашей высокотехнологичной продукции.

С учетом тех вызовов, которые есть перед экономикой в целом, и тех задач, которые вы перед нами ставите в части создания новых точек роста в реальном секторе экономики и в промышленности в частности, мы в инициативном порядке сейчас начали разработку стратегии развития промышленности на период до 2030 года. В этом документе будут заложены основные направления развития нашей промышленности, те секторы, где мы видим потенциал роста, а также те системные меры поддержки, которые будут реализовываться для того, чтобы наши предприятия и их продукция были конкурентоспособны на глобальных рынках.

В. Путин: Такая программа до 2030 года нужна. Но что ожидаете в 2016 году?

Д. Мантуров: Мы исходим из того, что уже приняты решения по поддержке некоторых секторов промышленности. В частности, подписан план программы по поддержке автопрома. Это отрасль, которая является мультипликатором и по другим отраслям промышленности. Мы рассчитываем либо на сохранение объемов 2015 года, либо на небольшой рост. С учетом того, что 600 тысяч автомобилей было реализовано в прошлом году по этой программе поддержки спроса, мы рассчитываем, что где-то 600–625 тысяч автомобилей будет реализовано и в этом году.

То же самое будет сделано по другим секторам промышленности. Это и сельхозмашиностроение, это и легкая промышленность, и другие отрасли экономики, которые должны дать либо сохранение объемов производства по прошлому году, либо наметить определенный стимул роста на 2016 год.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 29 января 2016 > № 1635442 Денис Мантуров


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 29 января 2016 > № 1632190 Денис Мантуров

Встреча с Министром промышленности и торговли Денисом Мантуровым.

Президент провёл рабочую встречу с Министром промышленности и торговли Денисом Мантуровым. Обсуждалась ситуация в реальном секторе экономики, меры его поддержки, реализуемые министерством.

В.Путин: Денис Валентинович, предварительные данные по работе промышленности известны. Сколько у нас минус составил, примерно 3,3–3,4 процента?

Д.Мантуров: Индекс промышленного производства – три с небольшим, а обрабатывающая промышленность – чуть больше.

В.Путин: Но в целом 3,3–3,4?

Д.Мантуров: Да.

В.Путин: В целом понятно, и причины понятны, тем не менее мне хотелось услышать Ваши оценки причины этого падения. Первое.

Второе. Меры, которые предпринимались вашим ведомством и с вашей подачи Правительством Российской Федерации, на какой срок они рассчитаны? Это среднесрочные перспективы и ближайшие перспективы? Какие инструменты применялись – настраивались и применялись – в прошлом году? И на что вы рассчитываете в ближайшее время, в том числе в 2016 году?

Д.Мантуров: Для того чтобы компенсировать проблемные явления в экономике и падение нашей промышленности, Правительством в прошлом году был эффективно реализован антикризисный план поддержки предприятий реального сектора экономики, за который отвечает наше министерство. В первую очередь это касается автопрома, сельхозмашиностроения. Была отдельная субсидия, программа по компенсации процентов по кредитам на привлечение оборотных средств предприятий промышленности. Более 180 компаний получили эту поддержку. Это дало им возможность и остаться на плаву, и обеспечивать реализацию своих производственных планов.

Мы исходим из того, что тот опыт и те заделы, которые сделаны не только по текущей поддержке, основные системные механизмы, с учётом принятия закона о промышленной политике, дадут основу не просто на 2016 год, но и возможности развития наших предприятий на среднесрочную перспективу.

В.Путин: Какие?

Д.Мантуров: Что касается закона, то благодаря его реализации был сформирован новый институт развития – Фонд развития промышленности. Меньше чем за год этот институт развития стал очень динамичным и весьма востребованным инструментом для привлечения средств, льготных займов для наших предприятий промышленности, разных её секторов, была оказана поддержка 74 проектам. Это и основные секторы машиностроения, это и фармацевтика, медицина, радиоэлектроника, новые материалы.

В рамках реализации этих проектов будет обеспечено создание более 10 тысяч новых высокопроизводительных рабочих мест, и до 2020 года будет реализована произведённая продукция дополнительно на 600 миллиардов рублей, а это, в свою очередь, дополнительные налоговые поступления только для федерального бюджета около 50 миллиардов рублей.

В этом году совместно с Центральным банком мы запускаем новую программу с фондом, который будет обеспечивать льготный лизинг, что крайне важно для модернизации предприятий среднего, малого бизнеса.

В.Путин: О чём идёт речь?

Д.Мантуров: Лизинг технологического оборудования. Для запуска либо новых проектов, либо для модернизации существующих предприятий промышленности.

Мы исходим из того, что самым востребованным направлением сегодня является создание сети индустриальных парков, и на сегодняшний день уже в регионах создано 78 таких парков, они уже действуют. На стадии реализации находится ещё 46, и до 2017 года они будут закончены, начнут привлекать новых резидентов.

Дальнейшее развитие промышленного потенциала субъектов Российской Федерации – мы ориентируемся на реализацию нового механизма, который также заложен в законе о промышленной политике, – это специальные инвестиционные контракты, которые дают возможность инвесторам, и российским, и зарубежным, получать льготы как из федерального бюджета, так и из регионального. Это даёт возможность при приобретении оборудования, которое будет произведено в рамках специнвестконтрактов, иметь ускоренную амортизацию, то есть будет мотивировать наши секторы потребления приобретать это оборудование.

И, наверное, самое главное, – это сохранение условий ведения бизнеса на десятилетний период срока реализации инвестконтрактов со стороны как федеральной, так и региональной власти. То есть, по сути, это, как в народе говорят, «дедушкина оговорка» для бизнеса. Но, в свою очередь, и бизнес должен брать на себя обязательства: точка отсечения по этим проектам, по этим контрактам – это 750 миллионов рублей собственных средств, которые должны инвесторы вкладывать в эти проекты. И повышение уровня локализации, создание новых высокопроизводительных рабочих мест.

Сейчас на оформлении находится уже около десятка таких контрактов, заявки поступают, этот механизм крайне востребован. И мы рассчитываем, что это будет не только обеспечение внутреннего рынка в рамках программы импортозамещения – мы ставим условие для инвесторов, что проекты также будут ориентированы на разработку и производство высокотехнологичной продукции, экспортно ориентированной.

Хотел бы отметить, что в прошлом году на фоне снижения практически на треть импорта увеличился экспорт российской промышленной продукции – на 10 процентов. Это, конечно же, произошло и за счёт того, что снизилась стоимость российской валюты, но в первую очередь за счёт системных мер поддержки, которые были предоставлены нами через Внешэкономбанк, через «Росэксимбанк», который также входит в структуру ВЭБа.

Правительством в этом году уже принято принципиальное решение о продлении этих мер поддержки нашим экспортёрам. Это даст возможность подписания новых экспортных контрактов и увеличения объёмов нагрузки на внешние рынки нашей высокотехнологичной продукции.

С учётом тех вызовов, которые есть перед экономикой в целом, и тех задач, которые Вы перед нами ставите в части создания новых точек роста в реальном секторе экономики и в промышленности в частности, мы в инициативном порядке сейчас начали разработку стратегии развития промышленности на период до 2030 года. В этом документе будут заложены основные направления развития нашей промышленности, те секторы, где мы видим потенциал роста, а также те системные меры поддержки, которые будут реализовываться для того, чтобы наши предприятия и их продукция были конкурентоспособны на глобальных рынках.

В.Путин: Такая программа до 2030 года нужна. Но что ожидаете в 2016 году?

Д.Мантуров: Мы исходим из того, что уже приняты решения по поддержке некоторых секторов промышленности. В частности, подписан план программы по поддержке автопрома. Это отрасль, которая является мультипликатором и по другим отраслям промышленности. Мы рассчитываем либо на сохранение объёмов 2015 года, либо на небольшой рост. С учётом того, что 600 тысяч автомобилей было реализовано в прошлом году по этой программе поддержки спроса, мы рассчитываем, что где–то 600–625 тысяч автомобилей будет реализовано и в этом году.

То же самое будет сделано по другим секторам промышленности. Это и сельхозмашиностроение, это и лёгкая промышленность, и другие отрасли экономики, которые должны дать либо сохранение объёмов производства по прошлому году, либо наметить определённый стимул роста на 2016 год.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 29 января 2016 > № 1632190 Денис Мантуров


Россия > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 15 января 2016 > № 1620203 Денис Мантуров

Брифинг Дениса Мантурова по завершении совещания по финансово-экономическим вопросам.

Стенограмма совещания по финансово-экономическим вопросам, состоявшегося 15 января 2016 года:

Д. Мантуров: Сегодня основная задача (собственно, это и было главной темой совещания) – определиться с точками роста ряда отраслей экономики. В данном случае рассматривался именно сектор, за который отвечает Министерство промышленности и торговли. Это в первую очередь три отрасли, которые продемонстрировали снижение темпов производства по прошлому году. Это автопром, который является серьезным мультипликатором для экономики, и, естественно, принято было еще в конце прошлого года председателем правительства решение относительно продолжения поддержки отрасли, чтобы не дожидаться окончательно всех прогнозов по 2016 году. То есть с 1 января программа действует и в части льготного автокредитования, и по утилизации и trade-in в части поддержки спроса, и льготный лизинг. Также будут оказаны меры поддержки по газомоторному топливу, по закупке субъектами Российской Федерации на 3 млрд рублей, как это было в прошлом году.

Две новые меры обсуждались. О компенсации затрат компаниям, которые реализуют свои автомобили на внешних рынках, чтобы обеспечивать адаптацию к требованиям зарубежных стран. Это поможет компаниям быстрее выходить на внешние рынки и таким образом увеличить производство внутри нашей страны по автомобилям.

Что касается транспортного машиностроения, вы знаете, что было принято решение и с 1 января наложен запрет на продление срока службы вагонов железнодорожных. Это регулятивная мера, которая даст – при совокупности с теми субсидиями, которые будут предоставляться и на закупку инновационных вагонов, и на компенсацию затрат перевозчикам при приобретении подвижного состава при естественном условии утилизации старых вагонов, – мы рассчитываем, увеличение объемов производства до 45–50 тыс. единиц по 2016 году. У нас всего общий объем производства рассчитан на 90 тыс. единиц, поэтому с учетом снижения в 2015 году на более чем 30% мы исходим из того, чтобы загрузить хотя бы на 70%. Это где-то 45 тыс. вагонов.

И по легпрому. Относительно легпрома поддержана мера стимулирования швейных предприятий, которые будут шить школьную форму из российских камвольных тканей – это объем примерно 600 млн рублей на этот год. Цифры будут корректироваться, но примерно так.

Что касается изменений требований, которые позволят относить предприятия легпрома к малому и среднему бизнесу, – это существенная мера поддержки. Она даст возможность предприятиям получать кредиты госкорпорации МСП, таким образом, обеспечит поддержку и в части кредитов на оборотные средства, и по тем инвестиционным проектам, которые запланированы нашими предприятиями, у которых отсутствовала, по сути, возможность из-за низкой базы по обеспечению своих кредитов получать кредиты в коммерческих банках.

Еще, наверное, важно было бы сказать, что помимо упомянутых конкретных отраслей речь шла и о межотраслевой субсидии. Это продление по 214-му постановлению правительства, которое отработано достаточно эффективно в прошлом году. Это компенсация процентов по кредитам на оборотные средства для широкого перечня промышленных предприятий, в число которых в том числе входят уже перечисленные мною.

Вопрос: Это на сумму неизрасходованных остатков – то, что у вас было в проекте, – или увеличение будет какое-то?

Д. Мантуров: Речь идет не об остатках средств ведомств. Более того, если брать наше ведомство, то у нас остатков было не более 200 млн рублей, потому что средства были все полностью использованы. А 200 с небольшим миллионов при таком бюджете – это, естественно, несущественный объем, который сформировался из-за экономии при проведении конкурсов. Это дополнительные средства, которые есть в бюджете, которые были зарезервированы именно на точечную поддержку отраслей экономики.

Вопрос: Вы можете все-таки назвать сумму поддержки автопрома в этом году?

Д. Мантуров: Что касается первого полугодия, эта цифра уже называлась, она не изменилась, она в районе 20 млрд рублей. Что касается дополнительно тех субсидий на транспортировку автомобилей внутри страны для последующего экспорта, эта цифра в районе 5 млрд рублей. Дано поручение председателем правительства окончательно обсчитать и внести уже как нормативные акты в правительство для выделения этих средств.

Вопрос: На весь год или тоже на первое полугодие?

Д. Мантуров: Нет, это на весь год.

Вопрос: На весь год сколько?

Д. Мантуров: Около 5 млрд рублей.

Вопрос: То есть в дополнение к тем 20? Всего 25?

Д. Мантуров: Да. 20 млрд рублей – это на первую половину года.

Вопрос: 20 – это то, что в бюджете утверждено?

Д. Мантуров: 20 млрд дополнительно будет зарезервировано, но решения по ним будут приниматься только в мае этого года, поэтому пока принято решение только на 20 млрд на первую половину.

Вопрос: А 5 млрд рублей?

Д. Мантуров: 5 млрд рублей – это предложение Минпромторга относительно компенсации затрат на перевозку автотранспорта для последующей поставки на экспорт на весь год 2016-й. Но дано поручение окончательно сумму обсчитать для последующего принятия решения о выделении этих средств. Принципиально – да, а что касается суммы – около 5 млрд.

Вопрос: Не возникают ли проблемы с металлургами в части поставок внутренними производителями, как это было в прошлом году из-за курсовых разниц?

Д. Мантуров: На сегодняшний день никаких таких проблемных вызовов не поступало ни от потребителей металлургической продукции, ни от самих металлургов.

Вопрос: А по удобрениям?

Д. Мантуров: По удобрениям то же самое. У нас согласованные объемы, коридор цен между производителями минеральных удобрений и потребителями – производителями сельхозпродукции.

Спасибо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 15 января 2016 > № 1620203 Денис Мантуров


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 15 января 2016 > № 1611049 Денис Мантуров

Брифинг Дениса Мантурова по завершении совещания правительства.

Стенограмма:

Д.Мантуров: Сегодня основная задача (собственно, это и было главной темой совещания) – определиться с точками роста ряда отраслей экономики. В данном случае рассматривался именно сектор, за который отвечает Министерство промышленности и торговли. Это в первую очередь три отрасли, которые продемонстрировали снижение темпов производства по прошлому году. Это автопром, который является серьёзным мультипликатором для экономики, и, естественно, принято было ещё в конце прошлого года Председателем Правительства решение относительно продолжения поддержки отрасли, чтобы не дожидаться окончательно всех прогнозов по 2016 году. То есть с 1 января программа действует и в части льготного автокредитования, и по утилизации и trade-in в части поддержки спроса, и льготный лизинг. Также будут оказаны меры поддержки по газомоторному топливу, по закупке субъектами Российской Федерации на 3 млрд рублей, как это было в прошлом году.

Две новые меры обсуждались. О компенсации затрат компаниям, которые реализуют свои автомобили на внешних рынках, чтобы обеспечивать адаптацию к требованиям зарубежных стран. Это поможет компаниям быстрее выходить на внешние рынки и таким образом увеличить производство внутри нашей страны по автомобилям.

Что касается транспортного машиностроения, вы знаете, что было принято решение и с 1 января наложен запрет на продление срока службы вагонов железнодорожных. Это регулятивная мера, которая даст – при совокупности с теми субсидиями, которые будут предоставляться и на закупку инновационных вагонов, и на компенсацию затрат перевозчикам при приобретении подвижного состава при естественном условии утилизации старых вагонов, – мы рассчитываем, увеличение объёмов производства до 45–50 тыс. единиц по 2016 году. У нас всего общий объём производства рассчитан на 90 тыс. единиц, поэтому с учётом снижения в 2015 году на более чем 30% мы исходим из того, чтобы загрузить хотя бы на 70%. Это где-то 45 тыс. вагонов.

И по легпрому. Относительно легпрома поддержана мера стимулирования швейных предприятий, которые будут шить школьную форму из российских камвольных тканей – это объём примерно 600 млн рублей на этот год. Цифры будут корректироваться, но примерно так.

Что касается изменений требований, которые позволят относить предприятия легпрома к малому и среднему бизнесу, – это существенная мера поддержки. Она даст возможность предприятиям получать кредиты госкорпорации МСП, таким образом, обеспечит поддержку и в части кредитов на оборотные средства, и по тем инвестиционным проектам, которые запланированы нашими предприятиями, у которых отсутствовала, по сути, возможность из-за низкой базы по обеспечению своих кредитов получать кредиты в коммерческих банках.

Ещё, наверное, важно было бы сказать, что помимо упомянутых конкретных отраслей речь шла и о межотраслевой субсидии. Это продление по 214-му постановлению Правительства, которое отработано достаточно эффективно в прошлом году. Это компенсация процентов по кредитам на оборотные средства для широкого перечня промышленных предприятий, в число которых в том числе входят уже перечисленные мною.

Вопрос: Это на сумму неизрасходованных остатков – то, что у вас было в проекте, – или увеличение будет какое-то?

Д.Мантуров: Речь идёт не об остатках средств ведомств. Более того, если брать наше ведомство, то у нас остатков было не более 200 млн рублей, потому что средства были все полностью использованы. А 200 с небольшим миллионов при таком бюджете – это, естественно, несущественный объём, который сформировался из-за экономии при проведении конкурсов. Это дополнительные средства, которые есть в бюджете, которые были зарезервированы именно на точечную поддержку отраслей экономики.

Вопрос: Вы можете всё-таки назвать сумму поддержки автопрома в этом году?

Д.Мантуров: Что касается первого полугодия, эта цифра уже называлась, она не изменилась, она в районе 20 млрд рублей. Что касается дополнительно тех субсидий на транспортировку автомобилей внутри страны для последующего экспорта, эта цифра в районе 5 млрд рублей. Дано поручение Председателем Правительства окончательно обсчитать и внести уже как нормативные акты в Правительство для выделения этих средств.

Вопрос: На весь год или тоже на первое полугодие?

Д.Мантуров: Нет, это на весь год.

Вопрос: На весь год сколько?

Д.Мантуров: Около 5 млрд рублей.

Вопрос: То есть в дополнение к тем 20? Всего 25?

Д.Мантуров: Да. 20 млрд рублей – это на первую половину года.

Вопрос: 20 – это то, что в бюджете утверждено?

Д.Мантуров: 20 млрд дополнительно будет зарезервировано, но решения по ним будут приниматься только в мае этого года, поэтому пока принято решение только на 20 млрд на первую половину.

Вопрос: А 5 млрд рублей?

Д.Мантуров: 5 млрд рублей – это предложение Минпромторга относительно компенсации затрат на перевозку автотранспорта для последующей поставки на экспорт на весь год 2016-й. Но дано поручение окончательно сумму обсчитать для последующего принятия решения о выделении этих средств. Принципиально – да, а что касается суммы – около 5 млрд.

Вопрос: Не возникают ли проблемы с металлургами в части поставок внутренними производителями, как это было в прошлом году из-за курсовых разниц?

Д.Мантуров: На сегодняшний день никаких таких проблемных вызовов не поступало ни от потребителей металлургической продукции, ни от самих металлургов.

Вопрос: А по удобрениям?

Д.Мантуров: По удобрениям то же самое. У нас согласованные объёмы, коридор цен между производителями минеральных удобрений и потребителями – производителями сельхозпродукции.

Спасибо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 15 января 2016 > № 1611049 Денис Мантуров


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 9 февраля 2015 > № 1293394 Денис Мантуров

О стабильном функционировании химического и нефтехимического комплекса.

Рабочая поездка Дмитрия Медведева в Воронежскую область и совещание.

Брифинг Дениса Мантурова по завершении совещания.

Стенограмма:

Вопрос: Премьер сегодня сказал, что в случае необходимости помощь будет оказываться не только предприятиям, попавшим в список системообразующих, но и остальным. По каким критериям им будет оказываться помощь и что это будет вообще?

Д.Мантуров: Давайте я разъясню сразу, что такое список системообразующих предприятий. Это уже сложившаяся практика, которая была применена в мониторинге предыдущего кризиса в 2008–2009 годах, и мы ориентируемся на те критерии, которые были разработаны ещё в те годы.

Это не говорит о том, что только этим предприятиям будет оказываться поддержка или только по этому списку будет проводиться мониторинг. У нас, например, в ведомстве моим приказом утверждён список более широкий, с расшифровкой предприятий, входящих даже в головные компании, которые отражены как раз в федеральном списке, утверждённом на уровне Правительства. Это просто ориентир на те предприятия, которые в первую очередь сами предоставляют оперативную информацию в региональные комиссии, в ведомственные и в Правительство, для того чтобы своевременно реагировать на те изменения, которые возникают или могут возникнуть в конъюнктуре рынка и прежде всего рынка труда. Поэтому мы ориентируемся на то, что эти предприятия должны отвечать следующим критериям: не менее 4 тыс. работников, не менее 10 млрд рублей выручка. Собственно, поэтому федеральный список на самом деле достаточно ограниченный, туда не входят, например, все предприятия Объединённой авиастроительной корпорации – а их там больше 20, туда входит только головная компания ОАК. Или ОСК (Объединённая судостроительная компания), или другие структуры. То же самое по торговым сетям: если у «Магнита» 4,2 тыс. предприятий, то записан просто «Магнит», и так далее.

Мы будем продолжать мониторинг по всем региональным сигналам, которые нам регулярно поступают. Мы каждую пятницу проводим свои антикризисные комиссии в рамках тех отраслей промышленности и торговли, которые мы курируем, и стараемся оперативно находить решения в ручном режиме для предприятий, которые – по отраслям, которые мы курируем – обращаются к нам, в наш адрес. Это те инструменты, которые сегодня утверждены в рамках антикризисного плана, это те традиционные меры поддержки, которые были у ведомства и будут модифицированы.

Как я сегодня уже сказал, в пятницу согласовали окончательный формат с Минфином о переключении и модификации всех субсидиарных инвестиционных механизмов, которые у нас были по отраслям, переходя от привязки к ставке рефинансирования к ставке ключевой. Это основное, что было согласовано, это отражено в антикризисном плане. Весь перечень мер, которые сегодня есть у ведомства, который появляется с утверждённым антикризисным планом, будет использован как по тем предприятиям, которые вошли в список системообразующих, так и тем, которые будут появляться по мере тех сигналов, которые будут поступать от регионов, то есть список абсолютно не ограничивается... Есть примеры, когда предприятие насчитывает в своём составе не более 500 человек, но тот же самый индикатор по выручке может быть и 10 млрд, и больше, и это не означает, что если предприятие не вошло в список системообразующих, мы не обратим внимания на ту ситуацию, которая будет складываться в связи с теми или иными вызовами. Мы будем очень гибко подходить к режиму мониторинга по предприятиям промышленности.

Вопрос: По автомобильному рынку, по производству автомобилей. И автомобиль «Кортеж» где будет производиться?

Д.Мантуров: Я отвечал много раз на этот вопрос, но готов ещё раз прокомментировать. Что касается автомобильного рынка в целом, то думаю, что говорить о прогнозах сегодня достаточно сложно. Всё будет зависеть от конъюнктуры экономики и рынка – не только автопрома, но и в целом состояния экономики. Поэтому давайте проживём первые полгода, для того чтобы давать прогнозы, как сложится рынок до конца года.

Относительно производства я уже говорил, что, по нашим оценкам, снижение производства возможно примерно на 10% по отношению к 2013 году. Что касается мер поддержки автомобильной отрасли, мы продлеваем программу стимулирования спроса в объёме 10 млрд рублей (цифра согласована), плюс 3 млрд – на поддержку закупки субъектами Российской Федерации, муниципалитетами газомоторной техники. При этом мы вышли сейчас с инициативой в Правительство о модификации этой субсидии под оказание поддержки субъектам при закупке троллейбусов и трамваев.

Реплика: Поподробнее об этом проекте, если можно.

Д.Мантуров: Поподробнее смогу сказать после того, как мы окончательно посчитаем объёмы средств, которые потребуются по предприятиям данных отраслей промышленности. Таких предприятий порядка десяти в стране, которые занимаются производством троллейбусов и трамваев.

Вопрос: Скажите, а есть лимит госпомощи, которую системообразующие компании могут получить?

Д.Мантуров: Нет таких лимитов и нет ограничений по мерам. Это может быть мера как административного, регулятивного порядка, так и финансового. Поэтому очень сложно говорить о каких-то лимитах. Всё зависит от того, что предприятие на сегодняшний день… Вот мы сегодня обсуждали по химической отрасли. В целом мы констатируем, что есть позитивный результат по прошлому году. Важно сохранить эту динамику по текущему году, и для этого есть все основания, поскольку в данном случае дешёвый рубль играет на руку экспортно ориентированным предприятиям химической отрасли.

С другой стороны, это создаёт дополнительную мотивацию для предприятий, которые ориентируются на обеспечение производства продукции для ЖКХ, строительного рынка, автопрома как крупного мультипликативного индустриального потребителя, для того чтобы создавать новое производство – малое, среднее, да и крупных это касается тоже – в части импортозамещающих производств.

Вот сегодня Председателю Правительства показывали компоненты, которые мы абсолютно в состоянии сами производить. Здесь на заводе, на шинном заводе, у вас будет возможность ознакомиться. Из чего состоит современная шина? Это всевозможные присадки, всевозможные химические компоненты – за исключением натурального каучука, который мы закупали и будем продолжать закупать у наших друзей, коллег из разных стран Юго-Восточной Азии. Поэтому мы нацелены на то, чтобы поддерживать местного производителя, который заинтересован в развитии импортозамещающих производств. Для этого у нас есть инструменты, которые мы сформировали ещё в прошлом году. Как я уже сказал, мы сейчас их модифицируем в части привязки к ключевой ставке. Это на самом деле основа для того, чтобы предприятия сохранили свою мотивацию привлекать кредитные ресурсы, вкладывать свои средства для создания новых производств, в модернизацию существующих, в обеспечение импортозамещающих мер.

Что касается «Кортежа», мы в прошлом году приняли окончательный формат этой программы. Всё производство будет сконцентрировано на Ульяновском автомобильном заводе «Соллерс». Все три модификации будут там производиться.

Что касается бизнес-партнёра и партнёра с точки зрения развития дальнейших продаж автомобилей, то это будет «Росавто», входящая в корпорацию «Ростех». И что касается нашего технологического партнёра. У нас сохраняется технологическая кооперация с иностранными партнёрами, главный инжиниринговый партнёр – это Porsche Engineering. Ну а разработчик у нас так и остаётся НАМИ – институт, который разрабатывает и будет испытывать эти автомобили.

Вопрос: Денис Валентинович, вы сегодня говорили, что близки к соглашению с металлургами по ценообразованию. О чём идёт речь, может ли быть снижение или ограничение цен для некоторых отраслей, например автопром, транспортное машиностроение?

Д.Мантуров: К сожалению, я не могу похвалиться результатами согласованных позиций между металлургическими компаниями и отраслями-потребителями в отличие, например, от производителей минеральных удобрений, которые пришли к согласию с сельхозтоваропроизводителями в основной своей массе по согласованной формуле цены, согласованной с ФАС, с Минсельхозом. Мы рассчитываем на такую же разумную позицию, политику со стороны наших коллег из металлургических предприятий. Мы рассчитываем, что в ближайшее время такое решение по отраслям-потребителям будет принято. В противном случае… Нам очень не хотелось бы вводить какие-то ограничительные меры в части экспортных пошлин, например, по их продукции за рубеж. Я думаю, что коллегам это точно сегодня не на руку, а смотреть однобоко только на открывающиеся возможности сегодняшнего дня, когда экспорт более выгодный, чем российский рынок, – я считаю, это неправильная позиция, она недолгосрочная. И думаю, что коллеги слышат нас, слышат позицию Правительства, министерства и действительно должны прийти к правильному решению.

Вопрос: Крайний срок будет когда?

Д.Мантуров: Я думаю, что в ближайшие две недели такие решения должны быть приняты.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 9 февраля 2015 > № 1293394 Денис Мантуров


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 29 января 2015 > № 1285972 Денис Мантуров

Заседание Правительства.

Брифинг Дениса Мантурова.

Стенограмма:

Вопрос: Денис Валентинович, телеканал «РБК». Скажите, пожалуйста, на ваш взгляд, достаточно ли тех мер поддержки промышленности, которые вошли в антикризисный план, и решатся ли благодаря этому проблемы с кредитами, которые сейчас испытывают промышленные предприятия?

Д.Мантуров: Исходя из предварительно проработанных мероприятий с нашими коллегами из экономического блока и собственно с отраслевыми союзами, с предприятиями промышленности, мы полагаем, что тех предложенных мер поддержки, которые сейчас отфиксированы в плане Правительства по антикризисным мерам, достаточно, по крайней мере на первый период. Никто не может спрогнозировать до конца всех возможных сценариев и вызовов, которые будут развиваться в перспективе. Мы исходим из того, что это база, на которой мы должны основываться и исходить из того (и Председатель Правительства это говорил, и это записано непосредственно в преамбуле самого плана), что это не исчерпывающий перечень мер, которые могут быть оказаны предприятиям промышленности.

Мы исходим из того, что это первоочередные и основные базовые меры, на которых мы будем основываться, а дальше уже, по мере развития ситуации, могут формулироваться и предлагаться предприятиями и нашим ведомством, которое отвечает за свод всех этих предложений, дополнительные отраслевые, а также межотраслевые решения. Это вопросы, не только связанные с выделением средств, как это прописано, например, по автопрому. Мы уже на эту тему много раз говорили, мы эти меры уже озвучивали, они просто сейчас отфиксированы документально и формализуются в ближайшее время уже в виде постановлений Правительства.

В частности, мы говорили о поддержке спроса через программу утилизации trade-in – это 10 млрд рублей на начало года. Это 3 млрд рублей на поддержку субъектам Российской Федерации при приобретении муниципального автотранспорта на газомоторном топливе. И ряд других решений, в том числе, естественно, как основное, наверное, – это 20 млрд рублей на компенсацию процентов по кредитам на обеспечение оборотных средств предприятиям промышленности, которые входят в список системообразующих. Этот список сейчас доформировывается и в ближайшее время будет утверждён. Поэтому, как я уже сказал, помимо финансовых мер есть административные, которые также отражены в антикризисном плане. И мы рассчитываем на то, что такие отрасли, как сельхозмашиностроение, опять же с учётом одного из двух пунктов в антикризисном плане… Это докапитализация «Росагролизинга» на льготное субсидирование при приобретении сельхозмашиностроительной техники предприятиями-сельхозпроизводителями и это увеличение объёмов финансирования по постановлению Правительства №1432 в части опять же предоставления льгот при приобретении сельхозтехники.

Таков комплекс первоочередных мероприятий, который мы согласовали и рассчитываем на то, что он окажет существенную поддержку нашим предприятиям именно в ближайшее время.

Вопрос: Денис Валентинович, вы упомянули уже поддержку автопрома, в то же время вы сказали, что возможны какие-то дополнительные меры. В частности, интересно, кроме 10 млрд… Во-первых, будет ли продолжена программа утилизации, после того как будут выбраны эти 10 млрд в этом году, и какие ещё меры, кроме этих 10 млрд и 3 млрд на газомоторное топливо..? Не планируете ли вы, в частности, возродить программы льготного автокредитования? Возможно, это станет особенно актуально после снижения ключевой ставки.

Д.Мантуров: Вы сейчас сами обозначили срок начала изучения данного вопроса, поскольку при сегодняшней ключевой ставке вопрос по льготному автокредитованию, на мой взгляд, ставить нецелесообразно.

Мы с коллегами из автопрома достаточно подробно и детально рассматривали данную позицию, советовались с экономическим блоком Правительства и пришли к выводу, что на сегодняшний день эта мера просто не сработает так эффективно, как в 2013 году.

Поэтому, когда изменится ключевая ставка и в зависимости от того, как сложится конъюнктура на автомобильном рынке, мы будем возвращаться к этому вопросу для принятия последующих решений.

Вопрос: А какие сроки вам называет финансовый блок по изменению ключевой ставки?

Д.Мантуров: Финансовый блок не может называть никаких сроков, поскольку Центральный банк обладает определённой независимостью в принятии таких решений, поэтому мы в первую очередь ориентируемся на решения Центрального банка. Как только такие решения будут приняты, мы будем оперативно реагировать и на дальнейший комплекс мер, которые будут корректироваться в зависимости от конъюнктуры, в данном случае на рынке автопрома. Сегодня, я считаю, самая действенная мера – это прямая скидка, которая ощутима для покупателей. Мы увидели с вами результаты и в прошлом году. Ключевая ставка появилась не в сентябре (я имею в виду её повышение), а в декабре, и, собственно, программа была крайне эффективна, вплоть до того, что мы дополнительно добавили почти 3 млрд рублей в конце прошлого года, для того чтобы обеспечить увеличение объёмов производства и, естественно, реализации. Поэтому будем следить за ситуацией на автомобильном рынке, естественно, будем мониторить ситуацию по предприятиям автомобильной промышленности и будем оперативно реагировать в зависимости от ситуации. Принимать какие-либо решения будем после того, как те объёмы выделенных средств, которые я назвал, будут до конца реализованы.

Вопрос: Будет ли продолжена программа утилизации автомобилей после того, как будет выбрано 10 млрд, предусмотренных на этот год?

Д.Мантуров: Я же ответил как раз на этот вопрос. Мы должны сначала выбрать эти 10 млрд. Когда мы будем подходить к рубежу, к завершению этой программы, мы будем понимать, как складывается конъюнктура на рынке и как складывается ситуация у автопроизводителей, и будем оперативно принимать соответствующие решения. Ещё очень важно: я не упомянул о том, что основной инструмент в виде предоставления субсидии на компенсацию процентных ставок по кредитам будет как раз привязан к ключевой ставке, поскольку сегодня все отраслевые субсидии, которые есть у нашего ведомства, привязаны к ставке рефинансирования. Поэтому основное решение, которое было принято Председателем Правительства (это отражено в антикризисном плане), – это изменить подход, изменить формат исчисления этих субсидий именно в привязке к ключевой ставке, что становится возможным и эффективным для субсидирования, для привлечения кредитов на оборотку, а также это затронет субсидии отраслевые, касающиеся инвестиций. Это те субсидии, которые есть у Минпромторга, которые также будут сейчас унифицироваться и пересматриваться в сторону оптимизации ключевой ставки.

Вопрос: Можно по поводу банка «плохих долгов»? Насколько я понимаю, там будет оказана поддержка системообразующим предприятиям. Минпромторг как-то в разработке этого механизма участвует?

Д.Мантуров: Могу сказать одно. Что касается мониторинга ситуации на промышленных предприятиях, в конце прошлого года мы создали свою комиссию, но первые сведения начали получать в начале этого года – с учётом запуска работы субъектовых комиссий по антикризису, которые сводят информацию, получаемую от предприятий промышленности, и направляют оперативно нам. Более того, мы также параллельно получаем информацию от предприятий, которую сводят наши отраслевые департаменты. Свою комиссию мы проводим каждую пятницу. Создан сайт, на котором сводится эта информация, открыты личные кабинеты предприятий. В зависимости от той ситуации, которая складывается непосредственно на предприятии, мы оперативно будем принимать решения, оперативно реагировать. Если требуется решение Правительства – будем выносить на уровень Правительства те решения, которые необходимо будет принимать по предприятиям. Поэтому мы оперативно будем реагировать в зависимости от ситуации, которая будет складываться.

Вопрос: А все контролируемые вами госпрограммы сокращаются на 10%?

Д.Мантуров: Это касается вообще-то всех программ всех ведомств. Поэтому мы не являемся исключением и будем оптимизировать, исходя из тех решений, которые принимаются коллегиально в данном случае и касаются наших программ.

Вопрос: От базы действующего бюджета?

Д.Мантуров: От базы действующего бюджета. Совершенно верно. Спасибо.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 29 января 2015 > № 1285972 Денис Мантуров


Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 4 августа 2014 > № 1139908 Денис Мантуров

Рабочая встреча с Министром промышленности и торговли Денисом Мантуровым.

Д.Мантуров информировал Президента о ситуации в отрасли. Особое внимание уделено развитию рынка композитных материалов, решению проблем малой авиации.

В.ПУТИН: Здравствуйте! Как в целом оцениваете ситуацию сейчас в отрасли?

Д.МАНТУРОВ: По композитным материалам?

В.ПУТИН: Нет, в целом в отрасли, по линии вашего ведомства как обстоят дела, как Вы считаете?

Д.МАНТУРОВ: В целом у нас по первой половине этого года разносторонней направленности статистика. Если говорить про обрабатывающие отрасли промышленности в ведении Минпромторга, то рост составил примерно 3,7 процента. Они опять же разнонаправленные. Основной рост составили предприятия авиационной промышленности. За счёт развития лёгкой промышленности сегодня около 7 процентов прироста. Определённые есть осложнения по автопрому – 2,5 процента за полгода упало производство лёгких автомобилей, легковых автомобилей. Наиболее серьёзно сегодня упал объём производства по лёгким коммерческим грузовикам и автобусам. Больше всего по лёгким коммерческим, поскольку использовали их в основном в малом и среднем бизнесе. Из-за недоступности кредитных ресурсов предприятия не имеют возможности часто обновлять автомобильный парк.

Что касается других отраслей, потихонечку восстанавливается металлургия, активно развиваем сейчас новые индустрии. Вы давали поручение в части композиционных материалов на самом первом заседании Комиссии по модернизации. Мы подготовили презентацию.

У нас в стране серьёзный потенциал по развитию этой отрасли и вообще по потреблению композитных материалов. В среднем мировой рынок растёт на 5–7 процентов по году. У нас основное использование этих материалов в ЖКХ, транспортной инфраструктуре, авиации, космосе, энергетике.

К сожалению, потребление на душу населения композитных материалов в сравнении с другими развитыми странами у нас в 15 раз меньше, это всего полкилограмма на одного человека.

В.ПУТИН: У нас и производство меньше.

Д.МАНТУРОВ: У нас и производство меньше, и потребление. Поэтому в целом тот комплекс мер, который был подготовлен в виде отдельной подпрограммы по Вашему поручению…

В.ПУТИН: На каких площадках идёт?

Д.МАНТУРОВ: Очень большое количество предприятий. Это касается и крупных холдинговых структур, это и дочерняя компания «Ростеха» – ХК «Композит», это и структуры, которые созданы с участием «Роснано», очень большое количество предприятий среднего и малого бизнеса за счёт как раз переработки. Что касается производства нитей, препрегов, связующих смол – это в основном крупные предприятия. Что касается уже производства готовой продукции – это средний и малый бизнес.

Основная задача сегодня стоит по созданию благоприятных условий к потреблению, за счёт чего будет увеличиваться рост производства. Поэтому мы сейчас активно занимаемся изменением регламентов, разработки новых регламентов, СНиПов, сметных документаций, стандартов, конечно же.

Запущены четыре отраслевые программы, которые находятся в ведении Минпромторга, Минэнерго, Минтранса и Минрегиона. Также реализуются сейчас 16 субъектовых программ, которые были подготовлены с нашими рекомендациями, и в 61 регионе сейчас находятся на этапе разработки программы.

Очень важным направлением является разработка технологий и разработка непосредственно самих образцов промышленной продукции. Эта задача решается в рамках нового механизма софинансирования НИОКРов в этой области. Абсолютно новый принцип, который заложен постановлением Правительства в конце прошлого года, который предполагает не только софинансирование со стороны участников по разработке, но и по взятию обязательств по коммерциализации разработанной продукции и последующему уже внедрению в производство. В противном случае предполагается возврат бюджетных средств, направленных на это направление, обратно в бюджет. Мы такие нововведения заложили в том числе и в законопроект по промышленной политике, который сейчас уже внесён в Государственную Думу. Мы отобрали 25 инвестиционных проектов за конец прошлого года и начало этого года, которые получат из бюджета в общей сложности до конца 2016 года 4 миллиарда рублей.

Поддержку процесса внедрения новых видов продукции на производстве окажут два уже созданных инжиниринговых центра. Это, по сути, мост между разработкой и внедрением. Один – в ведении нашего Министерства, это институт авиационных материалов, на базе него создан инжиниринговый центр, и второй – на базе «дочки» «Ростеха» – холдинговая компания «Композит». Два – на этапе подготовки и реализации, один – на базе Бауманского технического университета, и второй – на базе Казанского авиационного университета.

Параллельно ведётся расширение мощностей ключевых предприятий, в частности, «Тверьстеклопластик», где организовано уже производство цельнокомпозитных крупногабаритных конструкций для строительства. На базе московской компании «Препрег-СКМ», которая располагается в индустриальном парке «Технополис», создано производство тканей и препрегов в общем объёме 5 миллионов квадратных метров в год. Препреговая технология позволяет создавать крупномасштабные конструкции с минимальным использованием инструментальной обработки, и это активно сегодня востребовано в первую очередь в авиации, в космосе.

В числе новых мощностей – запущен уже цех – Средненевский судостроительный завод в Санкт-Петербурге по производству катеров. Начали работу два завода «Объединённой авиастроительной корпорации», один завод – в Ульяновске, второй завод – в Казани, в общей сложности 100 тысяч квадратных метров. Там будут производиться компоненты фюзеляжа и крыла для МС-21, которые сейчас разрабатываются, и перспективно для других самолётов.

Одновременно создаются образцы и новые изделия. В этом году мы уже закладываем судно на подводных крыльях полностью из композитов. И рассчитываем, что в целом по России будет заменён парк сегодняшних «Метеоров», а их около трёхсот эксплуатируется, которые уже требуют замены.

Создан на «Уралвагонзаводе» не имеющий аналогов вагон-хоппер. Он предполагает перевозки минеральных удобрений, сыпучих грузов. Увеличен срок эксплуатации до 32 лет. Увеличена грузоподъёмность на 15 процентов. И компания «Русагротранс» и «Уралвагонзавод» тоже согласовывают сейчас контракт на 1,5 тысячи вагонов до 2020 года с учётом выделяемых из бюджета через Минпромторг субсидий на стимулирование продажи инновационных вагонов. Очень активно выбирается это направление.

Также создана конструкция моста, сокращаются сроки монтажа всего до одного, максимум двух дней. Будут заказываться «Автодором» на строительство мостовых переходов на федеральных и региональных трассах. 50 лет эксплуатации без ремонта. Естественно, это выгоднее для бюджета.

И обязательно должен сказать о том, что в 2012 году Вам был представлен проект по композитным газовым баллонам. Уже производится нижегородской компанией «Газсервискомпозит», около 10 тысяч единиц в месяц, это только через торговые сети реализовывается. На сто процентов безопасная технология, не взрывоопасная – наличие стравливающего клапана, который не создаёт избыточное давление. Разработан новый ГОСТ, утверждён буквально 1 июля этого года. Потенциальный рынок таких баллонов низкого давления по России, по оценкам экспертов, около 200 тысяч в год.

Я обозначил только несколько проектов в гражданских отраслях. В целом хочу доложить о том, что объём производства увеличился за 2013 год на 40 процентов по сравнению с 2012-м. И начиная с этого года мы рассчитываем, что минимум на 25 процентов в год данные отрасли будут прирастать каждый год. Рассчитываем к 2020 году выйти на объём в 120 миллиардов рублей в год, что в 5 раз выше прошлогоднего уровня.

В.ПУТИН: Сейчас Вы сказали про малые суда. Мы недавно были с Вами на одном из предприятий, мы смотрели небольшие самолёты отечественного производства для местных линий. В целом как ситуация у нас обстоит? Потребность в них велика, мы постоянно об этом говорим. Что-нибудь происходит?

Д.МАНТУРОВ: Что касается малой авиации или авиации для региональных перевозок, то на сегодняшний день полностью отработана программа ремоторизации и модернизации Ан-2, которые очень востребованы.

В.ПУТИН: Это понятно. Это вчерашний день. Понимаю, что их нужно привести в божеский вид, более того, двигатели могут быть новые, авионика – всё это понятно. Мы говорили о совершенно новых продуктах.

Д.МАНТУРОВ: Да, Владимир Владимирович, с прошлого года уже проводится научно-исследовательская работа по новому типу, типоразмеру нескольких самолётов вместимостью от девяти до 12 мест и 16-местные. Это нировская работа на базе нашего института ЦАГИ. Используется потенциал нашего филиала в Новосибирске, который должен уже в следующем году показать опытный проект. Начиная с 2017 года мы должны сертифицировать и начать производство этих самолётов.

В.ПУТИН: А то, что мы с Вами видели недавно совсем?

Д.МАНТУРОВ: Это самолёт «Рысачок». Организована опытная работа, и компания ЦСКБ «Прогресс» рассчитывает на завершение сертификации этого самолёта до конца этого года. В следующем году они рассчитывают на начало уже серийного производства.

Мы исходим из того, что местные авиакомпании непосредственно в субъектах Российской Федерации будут активно использовать самолёты малой авиации, которые садятся на малооборудованные аэродромы.

В.ПУТИН: С двигателем там нужно ещё разбираться. Надо отечественные двигатели туда ещё вставлять.

Д.МАНТУРОВ: Да. Сейчас там используется чешский двигатель. При этом у нас уже есть наработки по собственному двигателю. Мы рассчитываем, что до конца 2016 года должны выйти на производство и сертификацию этих двигателей в России.

В.ПУТИН: Хорошо.

И в целом по сравнению с прошлым годом промышленность демонстрирует лучшие показатели, да?

Д.МАНТУРОВ: С учётом тех статистических данных, которые есть именно за первые полгода, потому что первые четыре месяца, честно говоря, оптимизма не внушали, а именно по результатам конца мая – начала июля мы видим восстановительную тенденцию особенно по тем отраслям, о которых я упомянул. Но при этом это не говорит о том, что мы полностью, гарантированно, стабильным ростом до конца года... Мы рассчитываем всё-таки на стабильные три процента и будем стараться.

В.ПУТИН: Рост промышленности?

Д.МАНТУРОВ: Рост обрабатывающих отраслей промышленности. А в целом по промышленности я думаю, что показатель должен быть около двух процентов – 1,8–2 процента.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > kremlin.ru, 4 августа 2014 > № 1139908 Денис Мантуров


Россия > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 10 июля 2014 > № 1119740 Денис Мантуров

Денис Мантуров: в России будет создана сеть инжиниринговых центров.

В России сегодня есть все предпосылки для создания мощной сети инжиниринговых центров. Развитие инжиниринга и промдизайна позволит стране занять лидирующее место по выпуску высокотехнологичной промышленной продукции. Об этом заявил министр промышленности и торговли Денис Мантуров на первом совместном заседании Координационного совета по промышленности и Совета по инжинирингу и промышленному дизайну при Минпромторге России, которое прошло сегодня в Екатеринбурге в рамках Международной промышленной выставки «ИННОПРОМ-2014».

По словам главы Минпромторга, инжиниринг, к сожалению, сегодня во многом выпадающий элемент российской промышленности.

«Сейчас мы восстанавливаем знания и компетенции в этих вопросах, - сказал он. - Инжиниринг включает в себя весь жизненный цикл промышленного продукта: от появления идеи, разработки опытного образца, внедрения в производство, в том числе его технологического оснащения, до маркетинга, поставки на рынок, сервисного обслуживания и последующей утилизации. У нас есть 3-4 года для того, чтобы создать мощную сеть инжиниринговых центров, обеспечивающих разработку и внедрение в производство новых образцов промышленной продукции. Причем работа этих центров должна ориентироваться не только на российский, но и на внешний рынок. Это даст дополнительный стимул для роста объемов производства».

Денис Мантуров сообщил, что в прошлом году Минпромторг совместно с Минобразования провели конкурс, в результате которого были выделены средства из бюджета для создания инжиниринговых центров на базе российских технических вузов. Эта практика будет продолжена в 2014 году.

«Мы рассчитываем, что технические вузы будут создавать инжиниринговые центры, совершенствовать и развивать их», – подчеркнул он.

Глава ведомства напомнил, что при участии Минпромторга активно ведется работа по реализации мероприятий дорожной карты и правительственной подпрограммы «Развитие инжиниринговой деятельности и промышленного дизайна», которые нацелены на развитие всей индустрии, создание новых рабочих мест и обеспечение производств квалифицированными кадрами. Прошедшее сегодня первое совместное заседание Координационного совета по промышленности и Совета по инжинирингу и промышленному дизайну при Минпромторге заложит фундамент для дальнейшей работы в этом направлении.

Инжиниринг служит связующим звеном между наукой и промышленностью. По оценкам Минпромторга, в 2012 году объем мирового рынка инжиниринговых услуг и промышленного дизайна составил 750 млрд долларов, а к 2020 году прогнозируется его двукратное увеличение – до 1,4 трлн долларов.

Российский рынок инжиниринговых услуг и промдизайна пока находится в стадии формирования. Если зарубежные игроки уже давно практикуют такой подход, как ЕРСМ-контракты (Engineering Procurement and Construction Management – инжиниринг, поставки и управление строительством), в рамках которых подрядчик полностью концентрирует у себя процессы по проектированию, консалтингу, закупкам и подрядам, то российским компаниям еще предстоит его в совершенстве освоить.

Как отметили участники заседания, у России, несмотря на некоторое отставание в этом вопросе, есть все предпосылки для ускоренного развития инжиниринга. Появление новых и развитие существующих отечественных компаний будет способствовать технологическому прорыву, привлечению инвестиций в высокотехнологичные отрасли экономики и общему росту промышленного производства.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 10 июля 2014 > № 1119740 Денис Мантуров


Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 9 июля 2014 > № 1118801 Денис Мантуров

«Новая промышленная революция несет в себе переформатирование многих производств».

Министр промышленности и торговли Денис Мантуров возглавляет организационный комитет международной промышленной выставки «ИННОПРОМ-2014». В интервью газете «Коммерсант» глава Минпромторга рассказал, как выставка изменилась за пять лет, как определить ее эффективность и каким отраслям промышленности власти уделяют особое внимание.

– Как проходила подготовка к выставке «ИННОПРОМ-2014»?

– За пять лет «ИННОПРОМ» прошел путь от мероприятия внутрироссийского масштаба до выставки, заметной на международном уровне. В этом году около 600 компаний из 70 стран мира примут участие в выставке и деловой программе «ИННОПРОМа».

Впервые многие международные производители выставят всю линейку своих инновационных промышленных продуктов. Министерство промышленности и торговли РФ приняло активное участие в подготовке мероприятия и его продвижении за рубежом, обсуждении повестки и планировании деловой программы. Руководители министерства выступят на самых востребованных бизнесом конференциях, посвященных импортозамещению, стимулированию экспорта, автоматизации машиностроения, государственной поддержке робототехники, а также другим темам, определяющим промышленное будущее России и мира.

– Почему для «ИННОПРОМа-2014» была выбрана тема «Интеллектуальная промышленность»?

– Тема так называемых «умных» производств – smart production – сегодня очень актуальна и обсуждается на крупнейших мировых промышленных площадках. Минпромторг рассматривает это направление промышленности как одно из самых перспективных и поэтому требующих особого внимания со стороны государства. Для его определения используются самые разные термины – «Индустрия 4.0», «Новое производство» и другие. Новая промышленная революция несет в себе переформатирование многих производств, значительный передел рынка.

Важно, чтобы Россия не отставала от мировых тенденций, а в чем-то даже шла на опережение. Поэтому в этом году на «ИННОПРОМе» мы уделяем особое внимание развитию новых для России отраслей промышленности: робототехники, автоматизации, биотехнологий, индустриальных IT.

Мы создали все условия для того, чтобы дискуссии на эту тему прошли на самом высоком уровне. В «ИННОПРОМе» примут участие мировые лидеры в производстве промышленной робототехники – компании KUKA, FANUC и АВВ. И впервые на выставке будет представлен стенд российской робототехники с перспективными разработками – андроидной техникой, сервисными роботами. Даже главное пленарное заседание «ИННОПРОМа» носит название «Промышленность в поисках интеллекта». Его участники – руководители крупнейших компаний из Европы, Азии и Америки – обсудят механизмы и стимулы для внедрения новых технологий в производство.

– Какие инициативы Министерства промышленности и торговли РФ будут впервые реализованы на «ИННОПРОМе»?

– В этом году в рамках «ИННОПРОМа» стартуют два важных проекта: Национальная промышленная премия «Индустрия» и Стратегический совет по инвестициям в новые индустрии, созданный при Минпромторге. Что касается совета, хочу отметить, что в его состав вошли именно те компании и те их руководители, которые заинтересованы в продвижении интересных для России отраслей.

Мы рассчитываем, что заседания совета будут носить прикладной характер, на них будут рассматриваться как инициативы Минпромторга, так и конкретные предложения членов совета для создания благоприятного климата для инвесторов, планирующих вкладывать средства в новые отрасли. Также на «ИННОПРОМе» мы проведем заседание Координационного совета Минпромторга России с участием министров промышленности всех субъектов Федерации, и оно будет посвящено такой актуальной сегодня теме, как развитие промышленного дизайна и инжиниринга.

– В прошлом году в рамках «ИННОПРОМа» разрабатывались и обсуждались положения Федерального закона «О промышленной политике в Российской Федерации». Какие самые важные тезисы в итоге попали в проект закона?

– В проекте закона, одобренном правительством и внесенном в Государственную думу, содержательно сохранены все основные подходы и механизмы стимулирования развития промышленности. Среди них – специальный инвестиционный контракт, гарантирующий инвесторам на длительную перспективу неизменные условия ведения бизнеса и обеспечивающий разрешенную законодательством поддержку: льготное предоставление госимущества и земли, результатов интеллектуальной деятельности, преференций отраслевого характера, а также налоговых каникул.

Второе: предоставление налоговых льгот для новых предприятий, что позволит им увеличить объем собственных финансовых ресурсов, необходимых для развития производства. Отдельно в законопроекте прописаны меры содействия созданию инфраструктуры для промышленных инвестиций, строительству специальных индустриальных парков. Есть и другие инициативы, которые будут выполнять функцию обеспечения – например, предложение создать государственную информационную систему по промышленности.

Чтобы все это успешно воплотить в жизнь, требуется плотное взаимодействие между промышленниками и представителями власти. Поэтому в проекте закона предусмотрено создание такого координирующего органа, как Совет по промышленной политике. Это основные новеллы и положения закона, которые формируют базовые предпосылки дальнейшего развития промышленности России.

– На «ИННОПРОМе-2014» будет вручена первая Национальная промышленная премия «Индустрия». Кто на нее претендует?

– Еще в конце июня были объявлены пять номинантов, один из которых получит свою награду в первый день «ИННОПРОМа». Среди них: «Биокад» – биофармацевтическая компания; «Диаконт» – инженерно-производственное предприятие, выпускающее высокотехнологичную продукцию для повышения безопасности в атомной и газовой промышленности; ООО «Новые плазменные технологии» – научно-производственное предприятие, специализирующееся на упрочнении и повышении износостойкости режущего инструмента; компания RoboCV, создающая системы автопилотирования X-Motion для складской техники; и группа «Транзас», специализирующаяся на разработке решений для транспортной сферы, нефтегазовой отрасли, образования, обороны и безопасности.

Что касается самой награды, премию не случайно уже сейчас называют российским «промышленным Оскаром». Лауреат премии «Индустрия» получит награду перед лицом полутора тысяч руководителей крупнейших российских и зарубежных промышленных компаний, а также в присутствии журналистов ведущих деловых СМИ.

– Какой эффект от «ИННОПРОМа» вы ожидаете?

– Главный показатель эффективности выставки – это его качественный посетитель, то есть руководители, принимающие решения. Если крупнейшие компании готовят специально для «ИННОПРОМа» премьеры своей продукции, а топ-менеджеры крупнейших корпораций ставят мероприятие в свой график и прилетают на «ИННОПРОМ» – это и есть ответ на вопрос о полезности мероприятия. Задача организаторов – собрать нужных людей в правильном месте, создать комфортные условия для их общения и задать правильные векторы для коммуникации. На мой взгляд, эти задачи и должен решить «ИННОПРОМ-2014».

– Как планируется в дальнейшем развивать «ИННОПРОМ»?

– О ближайших планах по развитию уже рассказал президент России Владимир Путин, пригласив Китай в качестве страны – партнера «ИННОПРОМа» в 2015 году. Это важный шаг в развитии двусторонних отношений в промышленном секторе с одним из важнейших торговых партнеров России. Участие Китая, безусловно, даст новый стимул как выставке, так и деловой программе «ИННОПРОМа». Нужно стремиться к тому, чтобы конкурировать и быть на равных с такими мировыми выставочными площадками, как Hannover Messe. На мой взгляд, «ИННОПРОМ» поступательно движется именно в этом направлении.

Россия. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 9 июля 2014 > № 1118801 Денис Мантуров


Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 26 июня 2014 > № 1107579 Денис Мантуров

Брифинг Министра промышленности и торговли Дениса Мантурова по завершении заседания Правительства.

Вопрос: Денис Валентинович, поясните, пожалуйста, зачем потребовалось принятие отдельного закона по промышленной политике. Не было ли достаточно тех законодательных актов, которые существуют в Российской Федерации? И вопрос следом. Насколько я знаю, на Правительстве должны были быть рассмотрены документы по импортозамещению, которые были как раз связаны с ситуацией на Украине. Были ли заслушаны какие-то предложения? И чего ожидать в ближайшем будущем? Какие производства будут организованы на территории Российской Федерации?

Д.Мантуров: Вы знаете, я тоже думал, так же как и вы, относительно того, зачем нам закон-то нужен. То есть всё вроде бы и так понятно, есть федеральные целевые программы, есть отраслевые стратегии, с 2012 года появились государственные программы. И вроде бы всё должно быть понятно и структурированно, но на самом деле у нас не всё так гладко и прекрасно, особенно в обрабатывающем секторе промышленности. Почему? Потому что мы находимся в глобальной конструкции, в глобальном рынке и от изменений, которые происходят на внешнем периметре, также зависят показатели и возможности нашей промышленности. Как вы заметили, последние два года у нас динамика развития обрабатывающей промышленности невысокая, особенно за прошлый год, по сути, был нулевой рост. В этом году по результатам первых пяти месяцев мы осторожно констатируем о том, что появился рост – 3% с небольшим.

Но всё это очень нестабильно. Для того чтобы и промышленность, и отрасли потребительские ориентировались и понимали, что государство ориентировано на развитие этого сектора экономики, поскольку не раскрыт потенциал развития этого направления, – должны быть направленные меры государственной поддержки и должны быть даны правильные ориентиры развития этого сектора экономики. Для этого, собственно, и разработан законопроект о промышленной политике (можно спорить, как его правильно называть – «Развитие промышленности», «О промышленной политике» или просто «О промышленности», но по крайней мере рабочее название на сегодняшний день – «О промышленной политике»), в который мы заложили достаточно большое количество инструментов поддержки. И это, как я сегодня на заседании Правительства докладывал, не просто, вы знаете, какая-то мера поддержки слабого звена, это инструменты, которые позволяют, во-первых, субъектам предпринимательства ориентироваться на чёткие совершенно законодательные решения. В частности, важная инновация в законе – это специальный инвестиционный контракт.

Вы все прекрасно осведомлены и мониторите, наверное, ситуацию по автопрому. Принималось в своё время решение по подписанию с инвесторами так называемого инвестиционного контракта по промышленной сборке. Это что-то аналогичное, поскольку в других отраслях, в других секторах промышленности такая практика не применялась, мы хотим распространить её на другие индустрии. Во-первых, мы видим, что это работает, а во-вторых, хотим получить результат в других отраслях. Инвестор будет брать на себя ряд достаточно серьёзных обязательств, а федеральная и, соответственно, региональная власть должна брать на себя обязательства, которые сегодня возможны в рамках законодательства. Самое главное, наверное, чтобы не менялись правила игры. Это, собственно, носит фундаментальный характер, я считаю. Наверное, многие из вас знают, что такое «дедушкина оговорка». Это когда взятые на себя со стороны государства обязательства не будут меняться на срок исполнения взятых инвестором на себя обязательств, в данном случае это до 2025 года.

Также мы планируем изменить подход по существующим инструментам субсидиарного характера, то есть изменить субсидии в сторону, во-первых, конкурсной основы. Второе – опять же обязательства со стороны бизнеса по внедрению результатов интеллектуальной деятельности в рамках, в частности, разработки каких-то новых продуктов или образцов промышленных, и также внедрению в производство – это, соответственно, с конкретными объёмами, на три года, скажем.

Что ещё? Это налоговые льготы – налоговые льготы федеральные (это налог на прибыль – 2% будет обнуляться), это возможность регионам снижать налог на прибыль до 5%, это обнуление налога на имущество в регионах, что, собственно, даёт возможность также новым предприятиям, которые только становятся на ноги, получить возможность формирования и сохранения прибыли как собственного дополнительного источника для развития.

Что нового ещё? Государственная информационная система. Сегодня порой мы не знаем – ни федеральное министерство, ни региональные власти, что происходит в соседних регионах. Крайне важно, чтобы в государственной информационной системе была информация, которая позволила бы давать правильные посылы и ориентиры в регионы, с которыми мы сейчас активно взаимодействуем, в части того, какие отрасли, какие направления имеет смысл развивать, чтобы не было такого дурного дублирования.

Я могу привести пример в деревообрабатывающей отрасли, когда в одном из регионов создаётся производство, для которого недостаточно лесных балансов в этом регионе, но они при этом рассчитывают получать поставки леса из соседнего региона, а в соседнем регионе недозагружено собственное производство. Явно получается создание переизбыточных мощностей, которыми потом мы, собственно, будем заниматься и пытаться сохранить оба производства, что достаточно сложно. Или в металлургии, когда каждый регион старается создать обязательно у себя крупное, или среднее, или малое металлургическое предприятие. При этом мало кто задумывается, что у нас дефицит металлолома. И есть даже определённые стимулы и в определённом смысле ограничения по вывозу этого металлолома на экспорт, для того чтобы перерабатывался этот продукт у нас в стране. А мы, к сожалению, не можем повлиять на эти процессы, поэтому государственная информационная система будет давать возможность чётких ориентиров в этом направлении.

Это не значит, что мы за счёт этого инструмента хотим накладывать какие-то жёсткие ограничения. Мы дадим правильные ориентиры регионам, где есть, например, дефицит мощностей в импортозамещающих направлениях – по переработке каких-то химических продуктов, по производству, например, пенопропиленовой плёнки. У нас огромные объёмы заходят по импорту. Явно при наличии собственного газа нам имеет смысл развивать эти направления, и у нас есть для этого потенциал. Я готов перечислить другие отрасли, где есть определённый опять же рост и стимулы развития.

Ряд других направлений, которые также зафиксированы в законе о промышленной политике. В частности, мы даём определение индустриальным паркам, кластерам – это было больше на понятийном таком уровне, но в законодательстве эти направления не зафиксированы.

Что касается тематики, связанной с импортозамещением, у нас ни в повестке дня сегодняшнего заседания не было...

Вопрос: А в принципе Дмитрий Олегович (Рогозин) говорил, что 10–15 июня от Минпромторга ожидаются предложения в части импортозамещения, именно корректировки программы в связи с ситуацией на Украине. Может быть, по двигателям есть какие-то новые темы?

Д.Мантуров: Дмитрий Олегович как раз сказал о том, что Минпромторг внёс 10-го числа, как и было предписано Правительством, соответствующую программу. Она предусматривает создание производств и соответствующих мощностей, которые будут обеспечивать производство тех агрегатов, тех комплектующих, которые сегодня мы закупаем по импорту (и оказались в непредвиденной ситуации в части ограничений по поставкам, в частности с Украины). Поэтому мы такую программу в рамках выполнения поручений именно по оборонно-промышленному комплексу внесли, и дальше мы занимаемся её реализацией.

Вопрос: А можете рассказать хотя бы о самых ярких проектах, которые присутствуют в этой программе?

Д.Мантуров: Наверное, все знают о том, что мы на 100% зависим по газотурбинным агрегатам для наших кораблей – в частности, фрегатов, корветов и сторожевых кораблей. Поэтому этот предмет совершенно чётко отражён в этой программе. Будет создаваться производство самого газотурбинного агрегата на рыбинском «Сатурне» в Ярославской области, и редуктор для этого двигателя, который является неотъемлемой частью технологического процесса, будет производиться на заводе «Звезда» в Санкт-Петербурге.

Большой перечень комплектующих, я сейчас не буду называть их количество – их несколько тысяч, которые поставляются сегодня из-за рубежа, в частности с Украины, и которые будут производиться теперь в России. Я могу сказать, что для наших российских предприятий это достаточно хорошее подспорье, поскольку по году это будет дополнительный объём производства – более 30 млрд рублей начиная с 2015 года. По каким-то комплектующим процесс импортозамещения займёт полгода, по каким-то – до трёх лет. Поэтому в течение трёх лет мы должны полностью себя обезопасить, обеспечить себя собственным производством.

Вопрос: Максим Товкайло, газета «Ведомости». Можете рассказать, на каком этапе сейчас создание фонда? Политическое решение о создании этого фонда поддержки промышленности принято, но непонятны параметры его: во что он будет вкладываться, будут это возвратные средства или субсидии по процентной ставке? Есть ли уже какие-то решения по объёму и механизму финансирования?

Д.Мантуров: Что касается решений, решения озвучены были Президентом на питерском экономическом форуме. Он поручил создать такой фонд для поддержки промышленности. Речь в первую очередь идёт о средствах на возвратной основе. В частности, в законопроекте о промышленной политике уже заложен такой инструмент, который даёт право Правительству определиться по соответствующему механизму. Но опять же заложена основа, которая говорит именно о возвратной составляющей.

Что касается объёмов, то мы для себя предварительно считали, что для того, чтобы реализовать те направления, которые отражены в государственных программах развития промышленности, в тех законах, в частности, по внедрению наилучших доступных технологий при модернизации мощностей предприятий, потребуется от 200 до 300 млрд по году. Что касается кредитных ресурсов, которые должны предоставляться предприятиям на таких разумных и доступных кредитных правилах, мы исходим из расчётной ставки 4,5–5% годовых. Исходя из этих объёмов, мы ориентируемся на то, что, предоставляя часть средств из федерального бюджета (как вариант) в капитал, например, банка или института развития, – институт развития и кредитные учреждения должны привлекать средства с рынка. Под какой процент эти средства будут привлекаться и на какой срок – это, соответственно, и будет определять окончательный объём предоставляемых из федерального бюджета средств на это направление, на Фонд развития промышленности.

На этот год в проекте федерального бюджета заложен пока пилотный миллиард рублей для Внешэкономбанка, и мы должны отработать этот механизм до конца. Но при осенней корректировке, я уверен, мы с Министерством финансов найдём решение по увеличению объёмов предоставления из федерального бюджета на это направление. Я не готов сегодня называть конкретных сумм, но мы исходим из того, что это должно быть по этому году не менее 10 млрд.

Вопрос: То есть оператором фонда будет ВЭБ, я верно вас понял?

Д.Мантуров: Я сказал, что это пилотный проект. И как раз сегодня обсуждается вариант, что фонд будет создан по аналогии, например, с Фондом национального благосостояния, то есть это не юридическое лицо, это статья, строка в бюджете, которая будет наполняться и из которой будут направляться средства, в частности, как я сказал, в институты развития, в частности, в банки, которые будут заинтересованы в развитии этого направления и в кредитовании реального сектора экономики, промышленности. Поэтому у нас будут определённые варианты и манёвры.

Вопрос: Сейчас в Правительстве активно обсуждается помощь компании «Мечел». Возможен ли вариант с банкротством компании и отхождением её активов банкам-кредиторам? Или есть всё-таки политическое решение, что компании так или иначе будут помогать?

Д.Мантуров: Я несколько раз на этот вопрос уже отвечал в том или ином ракурсе. Что касается позиции нашего министерства, то мы противники банкротства «Мечела», и по большому счёту на тех совещаниях, на которых я присутствовал и мои коллеги, такой вариант не рассматривался, на всех уровнях – как в Правительстве, так и в других ведомствах.

Что касается наиболее реалистичного варианта, который сегодня стоит на повестке дня, это выкуп облигационного фонда, облигаций, которые выпустит, соответственно, «Мечел», и выкупать будут банки, в частности ВЭБ, этот облигационный займ. Я думаю, что это наиболее реалистичный и разумный вариант.

Вопрос: Вы не считаете целесообразной смену менеджмента «Мечела» в связи с этой госпомощью?

Д.Мантуров: Вас Зюзин не устраивает чем-то?

Ответ: Мне лично всё равно, но кредиторов вроде как не устраивает.

Д.Мантуров: Наверное, никогда вы не найдёте стопроцентного консенсуса по руководителю того или иного предприятия – кому-то нравится, кому-то не нравится. Кредиторы на то и кредиторы: предоставляя изначально эти займы, они должны, наверное, думать, кому они предоставляют, кто стоит во главе этого предприятия. Человек не поменялся на протяжении этих лет. Я его достаточно давно знаю, он как был Зюзиным, так и остался. Человек на самом деле хотел лучшего. Он хотел развития компании, развития новых мощностей, что, собственно, и отражено в результатах. Построено новое предприятие, запущены новые комплексы. Да, ещё пока не до конца завершено Эльгинское месторождение угля, но опять же деньги не в офшорах спрятаны, они вложены в абсолютно реальные, живые проекты. Поэтому не знаю… Кредиторам, конечно, виднее, но, думаю, что надо находить какое-то компромиссное решение.

Вопрос: Пётр Козлов, «Известия». Денис Валентинович, поясните, пожалуйста, какой смысл в себе несёт одобренный сегодня Правительством законопроект о стандартизации и какую пользу он может принести производителям и потребителям, с другой стороны?

Д.Мантуров: Со всех сторон это очень важное и актуальное решение. И как Председатель Правительства сказал, во многом он даже увязан с первым вопросом, который рассматривался сегодня, – это закон о промышленной политике. В частности, закон о стандартизации даёт возможности, предпосылки к развитию, к модернизации, к инновационному развитию нашей промышленности и других отраслей экономики. Закон определяет ряд основополагающих моментов, которые не были отражены ранее в законе о техническом регулировании, в который стандартизация была погружена как один из разделов закона о техническом регулировании. Сегодня стандартизация через закон о стандартизации выводится в отдельную отрасль, в отдельный свод правил, который отражён в законе, который, во-первых, в части инноваций даёт возможность предприятиям осуществлять трансфер международных стандартов, тем самым экономя сроки внедрения этих стандартов на практике – от года до полутора. Это достаточно большие сроки, особенно когда мы говорим об инновационных продуктах или услугах, которые будут предоставляться российскими предприятиями. Также предусматривается возможность ссылки на национальные стандарты, которые будут разрабатываться. Определены форматы финансирования разработки стандартов, как они будут разрабатываться – это всё отражено в законе.

Что касается потребителей, то в первую очередь потребители заинтересованы в получении качественной продукции и услуг. Закон о стандартизации даёт такую возможность и предусматривает такие возможности в принимаемом документе.

Вопрос: «Промышленный вестник». Денис Валентинович, у меня два вопроса по «Иннопрому». Расскажите, пожалуйста, о двух основных инициативах министерства, которые относятся к выставке «Иннопром-2014», в частности о национальной промышленной премии «Индустрия» и создании стратегического совета по инвестициям в новой индустрии. Какие задачи они решают? И второй момент по премии. Премия – это всё-таки больше некий PR-инструмент, нежели реальный стимул для развития инноваций. Какие сейчас ещё меры принимает министерство для осуществления технологической революции, о которой говорил Президент на питерском форуме? Спасибо.

Д.Мантуров: Давайте я тогда отвечу по «Иннопрому». Потому что если мы говорим в целом о том, что предпринимается Правительством или нашим ведомством, то мы с вами сейчас, на протяжении нескольких минут это подробно обсуждаем. Это и закон о промышленной политике, государственная программа, отраслевые стратегии, закон о стандартизации, который также даёт возможности предписывать ряд требований и соответствующих нормативных правил.

Что касается «Иннопрома», это крупная промышленная выставка, которая будет в пятый раз проводиться в Екатеринбурге, в определённом смысле она юбилейная. Мы постарались наполнить её в этом году рядом мероприятий. В частности, вы упомянули премии. Действительно, это не какой-то инструмент по продвижению или реализации тех или иных проектов. Это в определённой степени отражение государственной позиции в части того, что о предприятиях, которые являются инновационными, передовыми, – должны знать. Население должно знать о продукции, которую они производят, услугах, которые они предоставляют. Национальной премией «Индустрия» мы хотели бы это более широко осветить в СМИ, в том числе через вручение этой премии в зале. Там будут присутствовать более полутора тысяч человек, посетителей, в основном это руководители крупных предприятий. В целом мы рассчитываем, что на выставке будет около 50 тыс. посетителей, которые ознакомятся с этой продукцией, получат представление. Я думаю, что, с одной стороны, это пиар, а с другой стороны, это награда за те своевременные действия, которые менеджмент этих предприятий предпринимал для того, чтобы реализовать, в частности, промышленную политику на своих предприятиях.

Что касается номинантов. Сегодня пока пять лауреатов, соответственно, будет из этих пяти лауреатов отобрано одно предприятие, и премия будет вручаться в первый день открытия выставки – 9 июля. Претендентов сегодня, как я сказал, пять. На самом деле даже мне были очень интересны (и в определённой степени были для меня новостью) предприятия, которые попали в список лауреатов. Я из пяти знаю только два – это «Биокад» (в области фармацевтики) и «Транзас» (в части производства навигационного оборудования). Другие три компании: «Новые плазменные технологии» – это компания, которая разрабатывает инструменты, точнее, нанотехнологические покрытия для инструмента, мне до этого не была известна; компания «Диаконт», которая производит оборудование для атомной и газовой промышленности, и компания «РобоСиВи» – это автоматы для складских комплексов. Эти три компании новые, были не на слуху.

Что касается совета. Совет учреждён в этом году, как и премия, в состав его входит 33 представителя разных направлений, институтов развития, индустриальных компаний, компаний-разработчиков, причём как российских, так и зарубежных представителей. Поэтому мы рассчитываем на то, что этот Совет по инновациям будет носить абсолютно прикладной характер, на нём будут рассматриваться в том числе инициативы нашего ведомства, инициативы членов совета, которые должны быть направлены на создание благоприятного инвестиционного климата в нашей стране, в первую очередь ориентированного на то, чтобы инвесторы вкладывали средства в российскую промышленность. Вот, наверное, коротко о том, как будет наполнен «Иннопром». Но самое главное: в этом году основная тематика – это робототехника и автоматизация производства, особенно в транспортном машиностроении.

Вопрос: Алексей Ашихмин, «Интерфакс». Денис Валентинович, возвращаясь к вопросу поддержки промышленности. В мае одна из ведущих отраслей промышленности, производство легковых автомобилей LCV, показала, соответственно, серьёзное падение – 12%. Долго поднимался вопрос возможного возобновления поддержки этой отрасли в тех или иных формах. Не рассматриваете ли вы его сейчас? Если да, то в каких формах возможно возобновление?

Д.Мантуров: Мы с вами регулярно на эту тему говорим, взаимодействуем. Это одна из любимых ваших тем – автопром. Это отрадно на самом деле, потому что эта индустрия в определённом смысле носит межотраслевой характер и даёт достаточно серьёзную занятость трудового населения в разных отраслях, которые обеспечивают автопром. И мы с учётом того, что достаточно внимательно мониторим эту отрасль, стараемся своевременно оказывать ту или иную поддержку этому направлению.

В частности, если вы не знаете, то я хотел рассказать, что в законопроекте, который сейчас проходит финальное обсуждение в Государственной Думе и будет направлен Президенту на подпись, это корректировки бюджета 2014 года, заложена абсолютно конкретная сумма на поддержку автопрома, в частности и лёгких коммерческих автомобилей, через целевую закупку двумя ведомствами – Министерством внутренних дел на 2,3 млрд рублей и Федеральным медико-биологическим агентством на 300 млн рублей. Также предусмотрены средства на развитие направлений по газомоторному топливу, на закупку муниципального транспорта, в первую очередь это автобусы (вы упомянули только LCV, по автобусам ещё больше процент падения – до 20%). Поэтому мы рассчитываем на то, что эти инструменты и эта возможность, предоставленная нашим предприятиям, нивелирует то падение, которое мы наблюдаем сегодня по результатам пяти месяцев. Средства будут расходоваться до конца года, я считаю, что мы таким образом нивелируем падение к концу года.

Спасибо большое.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > premier.gov.ru, 26 июня 2014 > № 1107579 Денис Мантуров


Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 4 февраля 2014 > № 1022815 Денис Мантуров

Денис Мантуров: «Минпромторг России подготовил ряд программных документов по развитию промышленности на основе возобновляемых источников сырья».

В настоящий момент уже приняты или находятся на финальной стадии утверждения программные документы по развитию промышленности на основе возобновляемых источников сырья. Это комплексная программа развития биотехнологий на период до 2020 года и разработанный нами проект подпрограммы «Промышленные биотехнологии», на которую мы изыскали 1,5 млрд. рублей на ближайшие 3 года. Также сформированы технологические платформы, призванные оказать поддержку новым разработкам. Об этом заявил Министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров в своем докладе на заседании президиума Совета при Президенте Российской Федерации по модернизации экономики и инновационному развитию России, которое провел в Белгороде Председатель Правительства Российской Федерации Дмитрий Медведев.

«Развитие производства продукции из возобновляемых источников сырья требует принятия совместных комплексных решений разными ведомствами. Как в части поддержки создания новых производственных мощностей, так и развития рынков потребления», - сообщил Денис Мантуров.

Глава Минпромторга России подчеркнул, что в нескольких регионах уже началась реализация инвестиционных проектов, основанных на использовании возобновляемых источников.

«Это, прежде всего, производство субстратов в г. Бердске Новосибирской области, завод по изготовлению ферментных препаратов в Тамбовской области, производство наноцеллюлозы из отходов сельхозпродукции в Белгородской области с объемом выпуска более 650 тонн в год», - отметил Министр.

Денис Мантуров особо подчеркнул, что в настоящее время уже есть стартовые позиции, чтобы расширять масштабы деятельности и количество предприятий, работающих с использованием возобновляемых источников сырья.

«Для дальнейшего развития этого направления необходима поддержка научных исследований и стимулирование создания новых мощностей. Требуется сформировать нормативно-техническую базу, систему стандартов и общероссийских классификаторов, а также другие административно-регуляторные меры. Кроме того, нужно обеспечить поэтапный переход к обязательной переработке отходов, в первую очередь в лесопромышленном комплексе. Дополнительно хотел бы предложить руководителям регионов включить в число показателей оценки эффективности властей субъектов Российской Федерации использование возобновляемых источников энергии», - заявил Министр промышленности и торговли.

Россия. ЦФО > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 4 февраля 2014 > № 1022815 Денис Мантуров


Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 5 сентября 2013 > № 988377 Денис Мантуров

Денис Мантуров: «Во всех субъектах СКФО должны быть приняты долгосрочные региональные программы развития промышленности»

«Резервы по развитию промышленности есть во всех субъектах. Чтобы их использовать в полной мере, необходимо переходить от проектного к программно-целевому методу управления. Для этого во всех субъектах Северо-Кавказского федерального округа, должны быть приняты долгосрочные региональные программы развития промышленности, - об этом заявил Министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров в докладе на совещании по вопросу развития промышленности Северо-Кавказского федерального округа под председательством заместителя Председателя Правительства Российской Федерации - полномочного представителя Президента Российской Федерации в Северо-Кавказском федеральном округе Александра Хлопонина.

В своем докладе Денис Мантуров, в частности, сказал:

«Уважаемый Александр Геннадиевич! Уважаемые коллеги!

В настоящий момент промышленное производство в рамках Северо-Кавказского Федерального округа не имеет ярко выраженной отраслевой специализации. Динамика в разных субъектах федерации также сильно разнится. В частности, в первом полугодии 2013 года рост промышленности, варьирующийся от 10 до 18% продемонстрировали Дагестан +18%, Северная Осетия-Алания +17%, Ингушетия +11% и Ставропольский Край +10%.

В то же время наблюдается существенное замедление промышленного производства в Карачаево-Черкесской Республике -3,2%, Чечне -6,5% и, особенно, Кабардино-Балкарии -26%.

Несмотря на такой разброс, резервы по развитию промышленности есть во всех субъектах. Чтобы их использовать в полной мере, необходимо переходить от проектного к программно-целевому методу управления.

Для этого во всех субъектах СКФО, должны быть приняты долгосрочные региональные программы развития промышленности.

Пока такой стратегический документ есть только в Ставропольском крае и Чечне. А также в Кабардино-Балкарии существует государственная программа экономического развития республики на 2012-2015 годы, где одна из подпрограмм отвечает за развитие различных отраслей промышленности. Готов проект Концепции госпрограммы «Модернизация промышленности Республики Дагестан на 2014-2018 гг.» Власти других субъектов тоже пришли к пониманию необходимости подготовки региональных программ по промышленности. Мы поддерживаем эту инициативу и готовы оказать со своей стороны необходимую экспертную и консультационную поддержку.

Однако здесь важно не просто декларировать намерение развивать «всего понемножку», а сфокусировать ресурсы на поддержке отдельных индустрий. Они должны стать новыми точками роста и способствовать решению социально-экономических задач регионов.

При этом региональные власти смогут четко увязать свои мероприятия и инструменты поддержки с общенациональными, предусмотренными в федеральных отраслевых госпрограммах и подпрограммах.

Источниками роста промышленности региона могут стать традиционные для Северного Кавказа индустрии с относительно быстрым оборотом капитала. В первую очередь это легкая промышленность и деревообрабатывающий комплекс.

Развитие специализации в этих отраслях имеет ряд преимуществ. Они увязаны с планами по развитию курортной зоны и программами жилищного строительства – то есть, обеспечены гарантированными рынками сбыта. Эти сектора отличаются сравнительно небольшой инвестиционной потребностью и создают большое количество рабочих мест.

Еще одним драйвером роста промышленности Северо-Кавказского федерального округа является строительная индустрия. В сфере ответственности Минпромторга находятся столь необходимые для ее развития сектора как металлоконструкции, строительная техника и продукция химической промышленности. Представляется целесообразным использовать намечающееся расширение рынков сбыта, чтобы развить и другие связанные отрасли (например, композиционные материалы и производство мебели). По всем этим направлениям мы должны активизировать наше взаимодействие.

В рамках перечисленных отраслей перспективным будет развитие межрегиональной кооперации, когда субъекты федерации выстраивают единую производственную цепочку. Например, в легкой промышленности: поставка сырья и первичная обработка осуществляется на территории Дагестана, а выпуск готовой продукции в Ставропольском крае.

Развитие деревообрабатывающей промышленности также необходимо развивать комплексно на территории сразу нескольких республик - в Чечне, Ингушетии, Северной Осетии-Алании.

Четко выстроенная кооперация является основой для создания кластеров. В этом случае будет проще решать инфраструктурные вопросы. Работу по проектированию кластеров следует провести в рамках координационного взаимодействия властей всех регионов Северо-Кавказского федерального округа. Мы готовы к ней присоединиться и совместно определить необходимые меры поддержки на федеральном и региональном уровне.

В отношении уже существующих предприятий ряда других отраслей следует провести работу по усилению их интеграции в отраслевые производственные цепочки общенационального уровня. Здесь Минпромторг России может оказать поддержку как во взаимодействии с федеральными интегрированными структурами, так и отраслевыми профессиональными объединениями.

Для успешного развития всех направлений промышленной политики, о которых я сказал выше, необходимо обеспечить решение целого ряда инфраструктурных задач.

Отдельный и пока весьма проблемный вопрос – это доступ к финансовым ресурсам. Здесь нужна более активная позиция «Корпорации развития Северного Кавказа». Считаем необходимым: во-первых, проинформировать промпредприятия о финансовых инструментах государственных банков. Второе, скоординировать действия субъектов СКФО по созданию транспортной и инженерной инфраструктуры для промышленных площадок. Регионы могут воспользоваться субсидией федерального бюджета при условии софинансирования расходных обязательств субъектами федерации в соответствии с утвержденными ими программами поддержки малого и среднего предпринимательства. В этом году ни один регион СКФО данным инструментом не воспользовался.

Другая важная проблема округа за исключением Ставропольского края – недостаток энергоресурсов. Подведомственная Минпромторгу Объединенная двигателестроительная корпорация обладает компетенциями по строительству газотурбинных электростанций и парогазовых установок различной мощности. Нужно также изучить возможности развития малой электроэнергетики и возобновляемых источников энергии, а это малые ГЭС, и солнечная энергетика, чему способствуют природные условия.

Дефицит квалифицированных кадров для промышленности, возможно, одна из самых болезненных проблем. Проведенный Минобрнауки мониторинг показал, что в округе наихудший уровень эффективности ВУЗов по стране - 54%. Относительно благополучная ситуация в Ставропольском крае и Северной Осетии-Алании. Это усугубляется несоответствием приоритетов промышленного развития регионов и номенклатуры специальностей.

Приведу пример: в Чечне, собирающейся делать промышленный парк по автопрому, специальность «Автомобили и автомобильное хозяйство» есть только в Грозненском государственном нефтяном институте, который к тому же признан неэффективным. В Кабардино-Балкарской Республике, запрашивающей поддержку легкой промышленности, специализированные ВУЗы или же их филиалы отсутствуют.

Мы, в свою очередь предлагаем: совместно с Минобразования разработать средне и долгосрочный прогноз потребностей рынка труда по каждому субъекту СКФО; привести в соответствие с ними образовательные программы ВУЗов; привлечь бизнес для организации стажировок и корпоративного обучения; приглашать преподавателей из ведущих технических ВУЗов страны для прочтения учебных курсов.

Коллеги, в заключение хочу сказать, что наше ведомство открыто для взаимодействия и предложений. И я, и мои замы, директора отраслевых департаментов готовы к совместной работе для развития промышленного потенциала Северо-Кавказского федерального округа».

Россия. СКФО > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 5 сентября 2013 > № 988377 Денис Мантуров


Россия > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 29 мая 2013 > № 863867 Денис Мантуров

Глава Минпромторга России Денис Мантуров выступил в Совете Федерации Федерального собрания России

Министр промышленности и торговли Российской Федерации Денис Мантуров выступил на заседании Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации. Глава Минпромторга России рассказал о мерах по развитию отечественной промышленности в РФ и повышению ее конкурентоспособности.

До начала заседания Денис Мантуров ознакомил председателя Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Валентину Матвиенко с экспозицией выставки «Промышленность России», на которой представлены уникальные разработки российской промышленности.

В начале своего выступления глава Минпромторга России поблагодарил Валентину Матвиенко и всех членов Совета Федерации за возможность провести в здании Совета Федерации выставку товаров отраслей промышленности России.

Далее в своем выступлении Денис Мантуров, в частности, сказал:

«Мы неоднократно докладывали о темпах развития отечественной промышленности за прошлый год. Не буду повторяться. Скажу лишь, что по регионам несырьевой сектор развивается неравномерно. В 44-х субъектах России рост промпроизводства превзошел средний показатель по стране. Еще около 20 регионов прибавили за год от 1 до 3%. То есть позитивную динамику в обрабатывающей промышленности демонстрируют 3/4 субъектов. А снижение отмечалось в 15 регионах.

На итоги 2012 года в худшую сторону повлияло замедление роста промпроизводства в мировой экономике в 3-м и 4-м кварталах. Сейчас этот тренд сошел на нет. Обрабатывающий сектор в России за первые четыре месяца прибавил +1,2% к соответствующему периоду прошлого года. Но ситуация продолжает оставаться неустойчивой. К концу этого года мы планируем выйти на прирост около 3%.

Кратко остановлюсь на тенденциях, которые определяют текущую ситуацию в промышленности и ее развитие в ближайшей перспективе.

Д.Мантуров: «Обрабатывающий сектор в России за первые четыре месяца прибавил +1,2% к соответствующему периоду прошлого года. Но ситуация продолжает оставаться неустойчивой. К концу этого года мы планируем выйти на прирост около 3%».

Условия для роста инвестиций в производство остаются неблагоприятными. Завышенные ставки банковских кредитов не позволяют увеличивать инвестиции в основной капитал за счет заемных средств. Именно об этом говорили представители бизнеса на недавней встрече с Президентом. В пределах своей компетенции Минпромторг содействует решению этой проблемы через механизм госгарантии и субсидий для компенсации части затрат на уплату процентов по кредитам. Мы используем этот инструмент как по «гражданским» отраслям, так и в оборонно-промышленном комплексе.

Объемы инвестиций в обрабатывающую промышленность в прошлом году увеличились в 61 субъекте Российской Федерации. Однако в 13-и регионах капитальные вложения сократились от 10 до 20 процентов. Это может весьма негативно отразиться на промышленности данных регионов. Несмотря на это инновационная активность в промышленности постепенно растет. Число созданных в России передовых технологий увеличилось на 16 процентов. Лидер второй год подряд - Санкт-Петербург. Причем на отрасли, подведомственные Минпромторгу, пришлось более 40 процентов технологий, разработанных в российской экономике в прошлом году. Повышение инновационной активности на местах – это крайне важный тренд. Мы его будем поддерживать в тесном сотрудничестве с региональными властями, стимулируя создание отраслевых инновационных центров на базе технических вузов и НИИ, а также внедряя в производство результаты инновационной деятельности, права на которые сейчас закреплены за Российской Федерацией.

Д.Мантуров: «Число созданных в России передовых технологий увеличилось на 16 процентов. Лидер второй год подряд - Санкт-Петербург. Причем на отрасли, подведомственные Минпромторгу, пришлось более 40 процентов технологий, разработанных в российской экономике в прошлом году».

Меры для стимулирования инновационного развития включены в пять государственных программ, утвержденных в конце 2012-го года. Они охватывают практически все отрасли промышленности. Госпрограммы являются основой для подготовки закона «О промышленной политике». Мы сейчас работаем над ним и планируем в текущем году внести данный закон в Правительство. Его принятие особенно актуально в условиях членства в ВТО, требующего комплексных мер по стимулированию развития конкретных отраслей.

Для поддержки отечественной промышленности Министерство реализует адресные действия по отраслям. Мы переформатировали ряд субсидиарных инструментов, использовали незапрещенные международными правилами механизмы госрегулирования.

ВТО не ограничивает наше влияние на развитие отраслей через госзаказ. В частности в станкостроении действует Постановление о запрете на приобретение предприятиями за счет бюджетных средств импортных станков, если их аналоги производятся у нас. В легкой промышленности этот механизм действует по камвольным тканям. Высокая доля госзакупок и в системе лекарственного обеспечения - 35 процентов - в сочетании с успешной реализацией профильной ФЦП позволили достичь хороших показателей импортозамещения в сегменте лекарственных средств. По номенклатуре жизненно необходимых и стратегически значимых лекарств объем отечественного производства в 2012 году достиг целевого уровня в 63%. На финальной стадии согласования находится постановление о перечне товаров, по которым налагаются ограничения на госзакупки импортной продукции имеющей российские аналоги. Мы рассчитываем на поддержку региональных и местных властей в части внедрения этой нормы в практику.

Министерством разрабатываются и новые инструменты поддержки. Например, по авиастроению. Среди них: предоставление государственных гарантий по остаточной стоимости отечественных воздушных судов и возвратное бюджетное финансирование

Важнейшим направлением адаптации к ВТО является модернизация национальной системы стандартизации. Мы внесли на рассмотрение Правительства Закон «О стандартизации». Надеемся, что после согласовательных процедур он получит поддержку парламентариев. Закон позволит внедрить в правоприменительную практику международные стандарты, которые обеспечат признание результатов оценки соответствия российских товаров мировым требованиям. Это будет способствовать росту конкурентоспособности российских производителей на глобальном рынке и повышать эффект от вступления в ВТО. Позволит быстрее внедрять в производство отечественную инновационную продукцию в новых отраслях.

Больше всего опасений о негативном влияния членства в ВТО высказывалось по потребительскому сектору, о котором расскажу подробнее. Тем более, что его сегменты имеют наибольшее социально-экономическое значение и создают значительную часть рабочих мест в регионах.

Важную роль для промышленности регионов играет, в частности, автомобилестроение. Надо сказать, что за несколько лет автомобильная отрасль модернизирована кардинально. Объем мощностей по выпуску грузовиков вырос в два раза. По легковым автомобилям утроился. Такой прорыв, стал результатом совместных усилий федеральной власти и руководства регионов. В 2012 году производство легковых автомобилей увеличилось на 13%, грузовых– на 1,5%, автобусов на 30%. Эту позитивную динамику нужно удерживать, и создать все условия для выполнения Стратегии развития автомобильной промышленности на период до 2020 г. В частности, для этого продлена программа субсидирования кредитов на реализацию инвестиционных проектов. Развитию производства автоконцернов в регионах способствует введение новых условий получения льгот на ввоз автокомпонентов. Наиболее ярко это проявляется в тех субъектах, где власти создают специальные условия для развития производства: Татарстане, Самарской, Ульяновской, Калужской, Ленинградской и Калужской областях. Мы будем внимательно следить за ситуацией на автомобильном рынке и готовы оперативно реагировать на ее изменение.

Д.Мантуров: «Мы будем внимательно следить за ситуацией на автомобильном рынке и готовы оперативно реагировать на ее изменение».

Другой, к сожалению, менее успешный сегмент потребительского сектора, который требует особого внимания – это легкая промышленность. Этой отрасли было посвящено отдельное совещание в Вологодской области под председательством Владимира Владимировича Путина, на котором обсуждались наиболее острые вопросы. Основная проблема отрасли – контрафакт, составляющий почти 1/3 рынка. Из-за этого бюджет теряет около 200 миллиардов рублей ежегодно. Для борьбы с теневым оборотом товаров, предусматривается создание специализированных таможенных постов по пресечению ввоза контрафактной продукции. Отрасль в значительной степени зависит от импортного сырья. По хлопку на 100 процентов, шерсти – на 85 процентов, химических волокон – на 30 процентов. Сейчас формируется три сырьевых кластера: по шерсти в Северо-Кавказском округе, в Вологде по льняному производству. В Астраханской области получен первый урожай хлопка. В отрасли высокая изношенность основных фондов – до 60%. В бюджете этого года мы выделили отдельную статью на поддержку реализации инвестиционных проектов по техническому перевооружению. На эти предусмотрено 70 млн. рублей. Уверен, нам удастся продлить эту меру на более длительный срок.

Новым направлением поддержки легпрома является продвижение отечественной продукции на рынке. В рамках него запланирован запуск единого бренда «Сделано в России». Организация рекламных акций направленных на формирование позитивного имиджа отечественной продукции. Организация тематических коллективных стендов на российских и зарубежных выставках. А также создание интернет-ресурсов об ассортименте выпускаемой российской продукции.

Также при поддержке Минпромторга отечественные компании и торговые сети достигли соглашения, облегчающего доступ российским товарам на полки магазинов. В некоторых супермаркетах уже открываются секции с продукцией исключительно российских предприятий. Подобную практику нужно активно внедрять в регионах. Тем более что в торговле отчетливо проявляется рост спроса на качественные товары, отвечающие требованиям экологичности, натуральности.

Д.Мантуров: «Новым направлением поддержки легпрома является продвижение отечественной продукции на рынке. В рамках него запланирован запуск единого бренда «Сделано в России». Организация рекламных акций направленных на формирование позитивного имиджа отечественной продукции. Организация тематических коллективных стендов на российских и зарубежных выставках. А также создание интернет-ресурсов об ассортименте выпускаемой российской продукции».

Контроль качества товаров особенно актуален в сегменте детских товаров. Продукцию для детей и семей с детьми производят 15 отраслей. В этой индустрии занято свыше 300 тыс. человек. Ежегодный рост сегмента внутри страны (10%) превосходит общемировые показатели и (5%). Проект Стратегии развития индустрии детских товаров до 2020 года согласован и внесен на рассмотрение в Правительстве и будет рассмотрен 6 июня.

Приоритетами Стратегии является обеспечение безопасности, высокого качества и доступности товаров детского ассортимента. Мы считаем абсолютно достижимой задачу по увеличению доли российской продукции на внутреннем рынке с сегодняшних 20 процентов до 45 процентов к 2020 году. Необходимо также повысить объем экспорта детской продукции за счет преодоления дизайн-барьеров в индустрии. Будет обеспечен доступ российских производителей детских товаров и к субсидиям для продвижения продукции легкой промышленности на зарубежных рынках. Особую роль в развитии сегмента детских товаров играет поддержка предприятий среднего и малого бизнеса. Для этого будет создан перечень приоритетных отраслевых проектов, по которым Минпромторг создаст условия для доступного кредитования и окажет содействие заключению трехсторонних соглашений между банками, регионами и инвесторами.

Д.Мантуров: «Проект Стратегии развития индустрии детских товаров до 2020 года согласован и внесен на рассмотрение в Правительстве и будет рассмотрен 6 июня».

Теперь несколько слов по новому сегменту промышленности, развитие которого повлияет и на потребительский сектор, и на отрасли инвестиционного спроса. Речь пойдет о биотехнологиях. Спектр продукции и направлений, в которых применяются промышленные биотехнологии, очень широк. Конечным продуктом подобных производств является биотопливо, бытовая химия, субстанции лекарств, удобрения и средства защиты растений, биополимеры и т.д. Доля России на глобальном рынке биотехнологий, составляет менее одного процента. А по ряду сегментов, таких как биоразлагаемые полимеры, равна нулю. По прогнозам экспертов к 2030 г. объем мирового рынка биотехнологий увеличится с 60 до 300 млрд. долларов.

В соответствии с поручением Председателя Правительства сформирована рабочая группа по развитию биотехнологий. Она будет решать вопросы комплексного развития биотехнологий с учетом их возможного применения в разных отраслях промышленности и обеспечивать необходимую межведомственную координацию.

В настоящий момент Минпромторг прорабатывает комплекс мероприятий по этой теме в рамках госпрограммы «Развитие промышленности».

Д.Мантуров: «Активное взаимодействие с региональными властями и бизнесом является центральным направлением в деятельности Министерства».

В завершение моего выступления хочу сказать, что активное взаимодействие с региональными властями и бизнесом является центральным направлением в деятельности министерства. Минпромторг инициировал в прошлом году проведение в регионах Координационных советов по развитию промышленности. Их участниками являются министры исполнительной власти субъектов, курирующих промышленность, и руководители предприятий. В этом формате мы проработали многие вопросы, касающиеся развития легкой промышленности, жилищного строительства, поддержки экспорта отечественной продукции, управления качеством производственных систем. Сейчас мы планируем проведение Координационных советов по индустрии детских товаров в конце июня».

Россия > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 29 мая 2013 > № 863867 Денис Мантуров


Россия > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 24 апреля 2013 > № 863868 Денис Мантуров

В минувшем году Россия показала лучший результат по приросту ВВП среди стран большой восьмерки – Денис Мантуров

По итогам 2012 года прирост валового внутреннего продукта составил 3,4%. Это лучший результат среди стран «Большой восьмерки». Промышленное производство с учетом сырьевой составляющей выросло на 2,6%. При этом, обрабатывающие отрасли прибавили около 4-х процентов, и их удельный вес в ВВП составил 15,2% (или 9,5 трлн. руб.), (для сравнения - добыча полезных ископаемых 10,9%, (6,8 трлн. руб.), - об этом заявил Министр промышленности и торговли Российской федерации Денис Мантуров в своем докладе в Государственной Думе в рамках «Правительственного часа».

Глава Минпромторга России, в частности, сказал:

«В отраслевом разрезе можно выделить следующие три группы:

отрасли, демонстрирующие опережающую динамику роста, выше средней по промышленности. Это автомобилестроение, (которое прибавило +21,3%), авиастроение (с результатом +12,5%), радиоэлектроника (+ 12,4%), фармацевтика (+18,1%), оборонный комплекс (+ 6,4%).сегменты промышленности, показавшие чуть менее значительный рост, на уровне среднего по промышленности: металлургия (+4,5%), химическая промышленность и лесопромышленный комплекс (динамика на уровне 2,5 – 3%).отрасли, показатели которых по итогам 2012 года снизились. В их числе: легкая промышленность (минус 2% в текстильном производстве) и судостроение (снижение на 2,6%). Падение в последнем наблюдалось в основном из-за дискретности в выполнении заказов и последствий кризиса, «докатившихся» до отрасли только сейчас из-за длинного производственного цикла. Негативная динамика сложилась также в отдельных видах производства машин и оборудования (выпуск энергетического оборудования, насосов, подшипников – спад на 10,8%, по горнодобывающему оборудованию – на 15,1%).

Причина - в снижении объема заказов со стороны сырьевых секторов и энергетики, где ощущается сокращение внешнего спроса. Кроме того, многие предприятия завершили программы модернизации, реализованные в 2010 и 2011 годах, которые они запустили после сокращения инвестиций в основные фонды в 2009 году.

Выделю две основные тенденции, которые определяют текущую ситуацию в промышленности и ее развитие в ближайшей перспективе.

Во-первых, это некоторое замедление темпов роста промышленного производства, которое начало проявляться в августе-сентябре прошлого года во всей мировой экономике. Наша страна, к сожалению, не стала исключением (в январе-феврале индекс промпроизводства в России сократился на 1,5% к уровню 2011 года). Однако в марте развитие этого тренда остановилось. В январе-марте 2013 года динамика промышленного производства составила 100% к январю-марту 2012 года. Причем в обрабатывающих производствах за этот же период наблюдается рост - +1,2%.

Во многом это связано с тем обстоятельством, что в целом негативный внешний фон к концу первого квартала сменился на нейтральный.

Во-вторых, сохранение неблагоприятных условий для роста инвестиций в производство. Доля собственных средств предприятий, инвестированных в основной капитал в 2011-2012 гг., постепенно увеличивалась (достигнув в сентябре 66%), что указывает на очевидные проблемы с доступом к заемному финансированию. Кроме того, с учетом снижения базовых уровней рентабельности в отраслях промышленности, реальные ставки по кредитам для предприятий в коммерческих банках носят запретительный характер. Несколько лучше обстоит ситуация с кредитованием промышленных предприятий госбанками.

Эти тенденции были учтены при разработке и утверждении в конце 2012 года 5 государственных программ. Четыре из них нацелены на развитие отдельных отраслей – это авиастроение, судостроение, радиоэлектронная промышленность, медицина и фармацевтика. Пятая программа – «Развитие промышленности и повышение ее конкурентоспособности» – комплексная, и адресована целому ряду отраслей и направлений. Все госпрограммы рассчитаны на долгосрочную перспективу – до 2020-30 годов и в совокупности детализируют промышленную политику, которую намерено проводить Правительство и Министерство в ближайшие годы.

К сожалению, мое выступление ограничено по времени. В отведенный лимит невозможно описать каждую из отраслей. Я бы хотел остановиться на тех секторах, которые оказывают комплексное влияние на другие отрасли промышленности и формируют базу для реиндустриализации страны.

Повышение технологического уровня в промышленности невозможно без активной модернизации основных фондов. Здесь особую роль играет станкостроение. В настоящий момент потребности в новых станках удовлетворяются преимущественно за счет импорта, что не может нас устраивать.

Большой комплекс мер, направленных на изменение этой ситуации, предусмотрен подпрограммой «Развитие отечественного станкостроения и инструментальной промышленности». На первом этапе, который заканчивается в нынешнем году, реализуется более 100 проектов по разработке новых видов технологического оборудования – прежде всего, металлорежущих станков и кузнечно-прессовых машин. На втором, в 2014-2016 году будет осуществлено 12 инвестиционных проектов, частично финансируемых из федерального бюджета. В рамках этих проектов будут созданы производства наиболее перспективных видов станков мирового уровня. Суммарный бюджет подпрограммы составляет 26,5 млрд. рублей.

Существенную поддержку развитию отрасли оказывает Постановление Правительства №56, которое налагает запрет на приобретение предприятиями за счет бюджетных средств импортных станков, если их аналоги производятся у нас. Это позволило перераспределить в пользу российских станкостроителей спрос, генерируемый российским государством в рамках проектов технического перевооружения ряда отраслей.

Основным драйвером роста станкостроения станет реализация программ по развитию ОПК. Главным стратегическим документом господдержки и технологической модернизации ОПК является ФЦП «Развитие оборонно-промышленного комплекса на 2011–2020 годы». В 2012 году техническое перевооружение охватило почти 500 предприятий, причем на 35 из них новые мощности уже введены в эксплуатацию. Они будут использоваться, в том числе, для обеспечения производства перспективного истребителя, ракетного комплекса "Искандер", ЗРС С-400 и ряда других вооружений. Научные разработки в отрасли охватывают 665 промышленных критических и базовых технологий, выполнено 374 НИОКР для производства современной электронной компонентной базы.

С 2013 года предусмотрен механизм опережающего финансирования отдельных мероприятий по модернизации и техперевооружению за счет привлечения кредитных средств. Предусмотрены госгарантии и субсидии для компенсации части затрат на уплату процентов по коммерческим кредитам. В общей сложности по кредитной схеме будет выполнено почти 160 проектов. Мы также активно будем использовать механизмы государственно-частного партнерства, в том числе для развития кадрового потенциала отрасли.

Однако, учитывая особую значимость вопросов национальной безопасности, финансирование капитальных вложений предприятий стратегической ядерной триады, глубоководной техники и казенных предприятий останется полностью бюджетным.

Теперь я хотел бы сказать несколько слов по двум новым сегментам промышленности, которые только начинают формироваться и поэтому требуют повышенного внимания и поддержки.

К числу крайне необходимых для нового технологического уклада отраслей, относится производство редких и редкоземельных металлов. Причем не только сырья, но и полуфабрикатов, и конечной продукции. Особенно остро стоит вопрос развития этого направления в связи с хорошо вам известной сложной ситуацией на мировом рынке РЗМ.

Сфера межотраслевого влияния этого сектора очень широкая. Без него невозможно полноценное внедрение 14 из 27 критических технологий, находящих применение в ОПК, атомной энергетике, авиастроении и ракетно-космической отрасли, производстве электронной компонентной базы и наноматериалов, постоянных магнитов, спецсталей т.д.

Мы подготовили отдельную подпрограмму развития производства РЗМ. Ее целью является разработка, освоение и адаптация критических технологий производства редких и редкоземельных металлов для отечественного ОПК и гражданских отраслей, а также выход России на мировой рынок с продукцией высоких переделов.

В рамках первого этапа, который реализуется в 2013-2016 годах, запланировано проведение НИОКР, геологоразведочных работ с постановкой месторождений на баланс, создание базы нормативно-правового и технического регулирования отрасли. На втором этапе будут созданы опытные производства, обеспеченные мерами господдержки.

Справочно Общий объем финансирования программы до 2020 года составит 147 млрд. рублей, из них 23,4 млрд. бюджетных средств.

Другим направлением, где Россия может и должна вмешаться в инновационную конкуренцию, является развитие индустрии композитных материалов. Мировой рынок композитов динамично развивается - его прирост, по оценкам экспертов, составит 5 - 7% ежегодно, и в перспективе он будет определять более 80% приоритетных разработок новой техники в ведущих областях экономики.

Объем мирового рынка композитов составляет 12 млн тонн в год и не менее 700 млрд евро в денежном выражении. Учитывая, что по потреблению ПКМ на душу населения мы отстаем от США и развитых стран почти в 20 раз, существует огромный потенциал роста этого рынка в нашей стране.

Наша цель, отфиксированная в подпрограмме развития композитной отрасли, – к моменту ее завершения увеличить отечественный рынок композитов как минимум в 10 раз относительного текущего положения дел.

Она предусматривает создание сети испытательных, инжиниринговых и сертификационных центров, развитие национальной базы НИОКР, подготовку отраслевых и региональных программ внедрения новых материалов. Будут профинансированы инновационные пилотные проекты, задача которых «открыть» важнейшие рынки-потребители продукции из композитов. Это строительство, реконструкция всех видов транспортной инфраструктуры, ЖКХ, радиотехника, электроэнергетика, машиностроения и другие.

В этой работе нам поможет новый Федеральный закон «О ФКС». Он открывает возможность поставщикам новой, более совершенной продукции на равных конкурировать в конкурсах по госзакупкам с теми, кто предлагает более дешевые, устаревшие решения. Это стимулирует предприятия к инновационному развитию, позволяет государству более рационально использовать бюджетные средства. Хочу поблагодарить депутатов за активное участие в разработке этого закона.

Для развития отрасли стандарта крайне важно то, насколько эффективно будет выстроена нормативно-регуляторная база. В частности, до 2016 года нам необходимо разработать около 480 стандартов, регламентирующих производство, оценку соответствия импорту и применения композитов. Формирование благоприятной нормативной среды – это важнейшая системная предпосылка для развития всех отраслей. Сейчас организация и технологическое перевооружение промышленности невозможно без эффективной системы технического регулирования, стандартизации и обеспечения единства измерений. Мы продолжаем работу по гармонизации национальных стандартов и классификаторов с международными правилами. Эта задача решается, но нам предстоит еще много, что сделать. В конце мы должны внести в Правительство новый разрабатываемый закон о стандартизации, и я надеюсь, после завершения всех согласительных процедур, к вам поступит, в Государственную Думу, он получит от вас поддержку и будет принят. К 2015 году мы хотим добиться корреляции российских и международных стандартов на уровне 48%, а к 2020 году выйти на уровень 56%. В совокупности по всем отраслям экономики это даст прирост ВВП минимум на 2% ежегодно. В условиях ВТО, когда еще одна дополнительная возможность для защиты нашего рынка, для защиты наших промышленных предприятий от недобросовестных зарубежных конкурентов и производителей некачественной продукции.

Довольно часто название нашего министерства сокращают до краткого – Министерства промышленности. Однако с нашей точки зрения, эффективно развитая торговля является двигателем развития национального промышленного производства.

Торговля обеспечивает наибольший вклад в ВВП - 19,6% (или 12,27 трлн. руб), обеспечивает десятую часть всех налоговых поступлений в бюджет. Она является лидером среди всех отраслей экономики по количеству созданных рабочих мест. Отрасль динамично развивается, стремительно приближаясь, а иногда и превосходя лучшие мировые практики. Хотел бы выделить несколько важнейших трендов.

Во-первых, растет доля сетевой торговли. В 2012 году она составила почти 20% (или 4,2 трлн. рублей). Но не стоит полагать, что крупный бизнес «наступает» на малый. Среди сетей велика роль субъектов малого предпринимательства, на них приходится почти половина оборота розничной торговли.

Во-вторых, увеличивается спрос населения на качественные товары, отвечающие требованиям экологичности, натуральности. Высокими темпами в прошлом году росли продажи свежих продуктов: овощей, мяса, молока.

В-третьих, опережающими темпами увеличивается потребление непродовольственных товаров. В этом сегменте продажи по 2012 году выросли на 8%, продажи пищевых продуктов - на 3%. Иными словами, наши граждане могут позволить себе тратить деньги на электронику, вещи, мебель.

В-четвертых, рост продаж через интернет. За последние два года количество потребителей, готовых покупать продукты питания и бытовую технику онлайн, увеличилось на 44%.

За прошедший год мы постарались активизировать взаимодействие промышленных предприятий и торговли. Так, к Кодексу добросовестных практик взаимоотношений между торговыми сетями и поставщиками потребительских товаров по нашей инициативе присоединился Союз предпринимателей легкой промышленности. Это облегчит доступ отечественному производителю на полки магазинов. Обратите внимание на еще один позитивный момент. В некоторых торговых сетях уже сегодня открываются секции с продукцией исключительно от российского производителя. Это показатель того, что и у потребителей и в торговле в лучшую сторону меняется отношение к российским товарам. Надеюсь, что этот тренд сохраниться

В заключение моего выступления хочу отметить, что для каждой из отраслей, как традиционных, так и новых, мы постарались найти свои индивидуальные подходы и алгоритмы поддержки и стимулирования их роста. Но при этом, даем четкий сигнал - время финансирования прямым бюджетным рублем постепенно проходит. Конечно, останутся сектора, в которых присутствие государства будет высоким – это авиация и судостроение, ОПК. Но по другим сегментам, в горизонте до 10-15 лет фокус промышленной политики от масштабных государственных инвестиций будет постепенно смещаться к совершенствованию нормативно-правовой базы, созданию благоприятной инвестиционной и инфраструктурной среды. И здесь мы рассчитываем на вашу помощь и содействие, так как многие из наших инициатив будут проходить утверждение в парламенте. Я нисколько не сомневаюсь, что вместе нам по силам противостоять сегодняшним вызовам и в полной мере реализовать тот потенциал, которым обладает отечественная промышленность.

Коллеги, я благодарю вас за внимание! Готов ответить на вопросы, в том числе по тем отраслям, которые не были затронуты в докладе.

Также Глава Минпромторга России ознакомил депутатов с экспозицией выставки промышленных товаров российского производства, проходящей в здании Государственной Думы. На выставке представлены текущие достижения и перспективные разработки российской промышленности, показан имеющийся потенциал развития высокотехнологичного экспорта в области продуктов и технологий, прежде всего в машино- и приборостроении, а также перспективы расширения выпуска импортозамещающей продукции промышленного и потребительского назначения.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 24 апреля 2013 > № 863868 Денис Мантуров


Россия > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 1 апреля 2013 > № 795091 Денис Мантуров

Денис Мантуров принял участие в заседании Генерального совета "Деловой России"

Д. В. Мантуров: Добрый вечер, уважаемые коллеги. Признателен Вам за приглашение. «Деловая Россия» объединяет людей очень активных, деловых, поэтому она так и называется - «Деловая Россия». Надеюсь, что от сегодняшней дискуссии мы должны получить обоюдную выгоду. Мы заинтересованы в том, чтобы включить в наши программы и стратегии новые идеи - будь то промышленные парки или индустриальные парки. Знаю, что у Вас эта тема активно обсуждается и у Вас есть конкретные предложения. Мы готовы всячески оказывать содействие в развитии этого направления. Мне кажется, оно заслуживает внимания и, соответственно, дает стимул к развитию среднего и малого бизнеса. Новые технологические направления, новые подходы к стимулированию промышленности, государственно-частного партнерства и так далее.

Для начала - краткая характеристика нынешней ситуации, которая складывается в целом у нас в промышленности. По итогам прошедшего года мы наблюдаем положительную динамику в большинстве отраслей промышленности. Рост промышленного производства составил с учетом сырьевой составляющей 2,6%, в обрабатывающих отраслях промышленности результаты чуть лучше – около 4 %. По итогам 2012 года в отдельных видах производства машин и оборудования сложилась, к сожалению, негативная динамика. В первую очередь, это энергетическое оборудование, насосы, подшипники. Спад составил около 11%, металлургическое горнодобывающее оборудование – спад еще больше, около 15%. Собственно, ключевой вклад в снижение темпов роста производства данного вида продукции - это инвестиционный спрос со стороны сырьевых секторов и энергетики. В этом нет ничего удивительного, так как экспортно-ориентированное производство сейчас имеет устойчивую тенденцию к снижению. Это естественно реактивно влияет на спрос, на ту продукцию, которая производится предприятиями в обрабатывающем секторе. Напротив, сектора, где реализовывалась целенаправленно промышленная политика - автомобильная промышленность, транспортное машиностроение, авиастроение, судостроение, фармацевтика - наблюдались и продолжают сохраняться стабильно высокие темпы роста. Суммарный вес этих производств пока не позволяет им формировать итоговую динамику в обрабатывающих секторах экономики.

Решающее значение для динамики промышленного производства имеют виды деятельности, не относящиеся к сырьевым отраслям и не имеющие прямой государственной поддержки. Как правило, это средние предприятия, деятельность которых сталкивается в последнее время с очевидными ограничениями развития. Без устранения этих ограничений, невозможно говорить о повышении темпов промышленного производства в кратко- и среднесрочной перспективе. Ключевой проблемой на данный момент, и это не только наша оценка, Вы с этим тоже согласитесь, является исчерпание потенциала текущей модели финансирования экономического роста. Доля собственных средств предприятий в финансировании инвестиций в уставной капитал в 2011-2012 году постепенно увеличивалась, достигнув в январе-сентябре прошлого года 66%, что свидетельствует о том, что существуют очевидные проблемы с доступом к инвестициям. Кроме того, с учетом снижения базовых уровней рентабельности в отраслях промышленности, реальные ставки по кредитам для среднего бизнеса носят по сути закрепительный характер. Для банков кредитование реального сектора является малопривлекательным по сравнению с кредитованием населения.

Инструментом реализации промышленной политики является государственная программа развития отраслей промышленности. В прошлом году, в декабре месяце, Правительство одобрило пять государственных программ, находящихся в ведении Минпромторга. Здесь мы являемся рекордсменом по количеству принятых госпрограмм. Сначала были пассивными участниками в согласительном процессе, когда внедрялась новая методика, как целевой метод финансирования и управления. Когда мы поняли, что здесь есть возможность и ответственность среди отраслевых ведомств принимать решения и влиять на принятие этих решений, мы стали активными союзниками этого процесса, и поэтому достаточно быстро и эффективно отработали эти мероприятия.

Четыре из этих программ нацелены на развитие отдельных отраслей: авиастроение, судостроение, радиоэлектронная промышленность, медицина и фармацевтика. Пятая программа развития промышленности и повышения ее конкурентоспособности – комплексная и адресная целому ряду подведомственных отраслей и направлений. Все указанные госпрограммы рассчитаны на долгосрочную перспективу до 2020-2025 года. Эти программы включают, в том числе отраслевую стратегию, этапы реформирования и весь комплекс мер, которые мы хотим воплотить в жизнь. Они предусматривают бюджетное финансирование, а также ожидаемые в каждом году результаты, позволяющие оценивать эффективность их реализации.

В совокупности данные госпрограммы детализируют промышленную политику, которую намерено проводить Правительство и Министерство в первую очередь. В них отражена наша работа, в том числе по адаптации к условиям работы предприятий с учетом вступления России в ВТО. Сделан акцент на госзакупках и косвенных субсидиях. Это то, что сегодня разрешено и вписывается в правила, с которыми, вы согласитесь, мы стараемся адаптироваться к новым условиям. Эти документы открыты, я думаю, что Вы все имели возможность, и каждый из Вас имеет возможности по своим направлениям ознакомиться с ними. В том числе, мы учитывали в процессе принятия этих программ интересы промышленности и отраслевых ассоциаций. Я бы хотел сказать, что главный гвоздь программы - это достаточно динамичные инструменты финансирования, в которые будут оперативно вноситься изменения по ходу их реализации. С учетом происходящих событий в экономике как в России, так и в мире 30 января этого года были внесены изменения в программу развития промышленности и повышения конкурентоспособности, соответствующие изменения в подпрограмму по редкоземельным металлам. Поскольку мы не успевали зафиксировать конкретные мероприятия и объемы финансирования, мы зарезервировали объемы средств на годы и приблизительно обозначили темы, которые будут освещены в рамках этой подпрограммы. В январе с.г. мы четко отфиксировали и средства, и тематики. Вот, наверное, коротко о том, что было седлано за последние полгода. Я не буду расшифровывать все индикаторы, цели и задачи каждой из госпрограмм. Если у вас будут какие-то вопросы, с удовольствием готов дать и ответы и, как и обещал, прокомментировать.

С.Ю.Ветохин (Председатель отраслевого отделения по производству композиционных материалов): Буду говорить о положительном и эффективном взаимодействии между бизнесом и органами власти. В частности, Министерством промышленности и торговли. В настоящее время сложилась такая ситуация, когда уже не надо, по крайней мере, на уровне руководства страны доказывать необходимость развития такой отрасли промышленности как производство и внедрение композитов и их широкое применение во всех ключевых отраслях экономики страны. Благодаря усилиям и поддержке Министерства промышленности и торговли и лично Дениса Валентиновича, и благодаря тем усилиям, которые предпринимало экспертное отраслевое сообщество, в том числе и «Деловая Россия», вопрос о государственной поддержке отрасли был вынесен в прошлом году на совет по модернизации и инновационному развитию при Президенте Российской Федерации, который состоялся 24 октября 2012 года. Вот такую поддержку в лице высшего руководства страны получили.

В итоге в настоящее время в рамках государственной программы, о которой говорил Денис Валентинович, это государственная программа развития промышленности и повышения конкурентоспособности, разработана подпрограмма развития композитной отрасли. Эта программа рассчитана на 8 лет и в настоящее время проходит согласование в Министерстве экономического развития и Министерстве финансов Российской Федерации. К сожалению, процесс этот немножко затянулся. Денис Валентинович, думаю, в курсе. Хотелось бы, конечно, придать ускорение, потому что сроки поджимают. Специалисты отрасли, со своей стороны, предпринимают все усилия, чтобы этот вопрос был максимально быстро решен. Коротко об этой программе. Программа реализуется на принципах государственно – частного партнерства. В рамках программы предусматривается финансирование в размере более 9 млрд рублей на 4 года, до 2016 года, причем из них 4 млрд это внебюджетное финансирование, то есть государственно-частное партнерство. Ключевой показатель программы это объем внутреннего производства, который к 2020 году в денежном выражении должен составить 120 млрд рублей. По отношению к текущему положению дел, это десятикратный рост. Это важный момент. Программа имеет набор важных инструментов, которые позволяют развиваться отрасли. Это проекты инвестиционные, инновационные, включающие реализацию проблем ориентированных научно-исследовательских и крупных конструкторских работ и целый набор общесистемных мер, стимулирующих спрос на инновационную продукцию.

Среди этих мер я хотел бы акцентировать внимание на новых инструментах, которые мы предложили реализовать, которые были поддержаны на уровне Президента и вписаны в поручение по итогам совета. Это так называемая программа внедрения инновационных материалов, с также программы отраслевые и региональные. Среди региональных программ, было выделено 4 министерства. Это Министерство транспорта, Министерство регионального развития, Министерство промышленности и торговли и Министерство энергетики. Я бы хотел акцентировать внимание на одной из этих программ - это Министерство регионального развития. Потому что один из очень емких рынков потребления композитов – это строительная индустрия, в том числе строительство и ремонт объектов жилищно - коммунального хозяйства. И здесь мы сталкивались с проблемой, связанной с экспертизой проектной документации и проверкой сметной стоимости объектов капитального строительства. Проблема по большому счету не устранена на данный момент, и мы, со своей стороны, подготовили ряд мероприятий, которые эти проблемы системно помогут решить.

Поэтому такое предложение, Денис Валентинович: может быть в ближайшее время, в двадцатых числах апреля, провести рабочее совещание в рамках нашего межведомственного совета по развитию композитной отрасли, пригласить туда Министра регионального развития, Министра транспорта, подведомственные органы и, собственно, обсудить инициативы, которые предложены и принять по ним конкретное решение.

Второй важный момент, на который хотел бы обратить Ваше внимание и получить поддержку - это вопрос, касающийся субсидирования процентных ставок по кредитам. В рамках подпрограммы мы такой инструмент государственной поддержки заложили. Там касается субсидирования процентных ставок по закупкам сырья, оборудования, субсидирования процентных ставок на НИОКРы и очень важное субсидирование касается расходов предприятия на продвижение продукции на мировых рынках, участие в выставочно-ярморочных мероприятиях.

В рамках программы предусмотрена разработка огромного объема нормативно-технической документации, которая является важным инструментом для внедрения этих материалов, и мы вышли с инициативой создать новый единый технический комитет, который взял бы на себя ее деятельность и координацию. Прошу Вас эту идею поддержать.

Д.В.Мантуров: Я бы хотел использовать возможность дать комментарий о подпрограмме госпрограммы и показать, как мы на этой подпрограмме отрабатывали новую систему, немножко видоизмененную, в отличие от тех отраслевых, которые сегодня еще действуют.

В этой подпрограмме основной акцент ставится на внедрении в жизнь того, что будет производиться промышленностью. И основной акцент ставится, во-первых, на стандарты, поскольку это вообще отдельная отрасль. Мы сейчас хотим выйти с инициативой первой редакции этого закона, нами подготовленной, закона о стандартизации. То есть есть закон о техническом регулировании. Мы созрели к тому, чтобы внедрить на деле нормативный акт, в виде закона. Я конечно понимаю, что нам придется пройти еще очень долгий путь согласования с другими ведомствами, затем в Государственной Думе, Совете Федерации. Но для нас это крайне важно, если мы хотим развивать промышленность, хотим, в том числе, защищать свой рынок от иностранного производителя, особенно касающегося некачественной продукции, то мы должны внедрять свои стандарты. Это, с одной стороны, двигает ту продукцию, которую предприятия будут в ближайшее время, в будущем производить, это новые направления, новые точки роста. Соответственно, это одновременно является абсолютно законным барьером для иностранной некачественной продукции.

Что касается субсидирования. Эта программа не предусматривает прямого финансирования конкретного производства. Предполагается, что субсидии, которые там заложены будут использоваться на техперевооружение, будут субсидироваться процентные ставки, о которых мы с Вами сегодня говорили, поскольку они сегодня уже не дают возможности предприятиям обновлять свои основные фонды.

Второе. Впервые - после легкой промышленности - мы постарались фиксировать субсидии на продвижение продукции, что раньше никогда не применялось. Нам удалось убедить наших коллег из Минэкономразвития, из Минфина пойти на такую, в определенной степени, беспрецедентную меру. Поэтому мы будем стараться быстро внести все изменения, согласовав их с нашими коллегами, и в частности, согласен с Вами провести не просто совещание, а очередное заседание нашего Совета, потому что мы проводили последний раз в январе месяце, поэтому в апреле как раз нормальное время. Мы отмониторим, сделаем срез и посмотрим, что мы сделали за 3 месяца. И я, конечно, приглашу своих коллег. Понятно, что достаточно сложно совместить графики всех министров, но по крайней мере, коллеги точно отреагируют и добавят, как минимум, свои усилия.

С.В. Недорослев (член Генерального совета «Деловой России»): Денис Валентинович, мы предлагаем создать рабочую группу при Минпромторге по разработке и внедрению инновационных технологий, готовы взять на себя ее работу. Если можно, ввиду отсутствия времени, мы Вам в письменном виде передадим подробности. Основной вывод – российское станкостроение ждет большое будущее.

Д.В.Мантуров: Только государственный целевой заказ может обеспечить мощный рывок для этой отрасли, поскольку наши предприятия привыкли к иностранному оборудованию, оно хорошее, оно профессиональное. Соответственно, мы должны производить конкурентоспособную продукцию, которая будет востребована как внутри, так и на внешних рынках. Но перестраиваться с иностранного на российское, как опыт показал, по станкпрому, по авиации, в том числе, очень тяжело. Поэтому действовать можно только жестко и ограничения по закупке иностранного основного оборудования, аналогов которого нет в производстве в России, мы такое постановление выпустили в 2011 году. Иными словами, когда компании, которые участвуют в федеральной целевой программе, рассчитывают на государственные средства, они должны пройти экспертизу у нас в ведомстве на предмет наличия аналогов оборудования, которое им нужно, которое производится в России. Если аналог такой есть, то компания получает отказ и, соответственно, не имеет права закупать это оборудование. Жестко, но другого пути нет.

Но предприятия иногда хитрят. Собственно, это происходит и по другим государственным закупкам. Прекрасно известно, как закупаются у нас лекарственные препараты и медицинская техника. Когда ставится количество оборотов, 4555 в минуту, а станок российского производства делает 4500 оборотов в минуту. Вот этих оборотов в минуту и не хватает. Соответственно размеры с габаритами тоже не соответствуют тем конкурсным требованиям, которые к нему предъявляются. Поэтому вот эти хитрости, они конечно имеют определенную инерцию, и мы с этим должны вместе бороться. Причем бороться с этим абсолютно четко и прозрачно. Потому что на все эти тендеры, которые проводятся сегодня уже предприятиями в рамках государственных закупок, они публикуются, и мы должны четко за ними следить и отслеживать все происходящее. Мы же должны делиться с Вами информацией о том, какие предприятия к нам приходят и запрашивают голосование на закупку, для того, чтобы вы вовремя ориентировались и давали сигнал бизнесу, который должен вовремя реагировать и получать адекватную информацию. По этому вопросу – твердая позиция Минпромторга, и Вы можете на нас рассчитывать.

Что касается ближайшей средней перспективы в части запуска либо новых производств либо модернизации существующих, используя запуск новых модификаций. Здесь нужно находить баланс. Если сегодня нам выгоднее «затащить» иностранного производителя, то надо «затаскивать» и создавать с ним либо совместное предприятие, либо давать ему возможность входить на рынок с определенными условиями, чтобы российский бизнес в этом участвовал. Мы проводили 5 марта форум по станкостроению, пригласили около 50 иностранных предприятий. В основном, это были собственники или первые лица, и каждый из них был заинтересован в участии в проектах в России. Единственная основная проблема, с которой они сталкиваются, это запрет на передачу технологий. Сами собственники говорят мне, переговорите с руководством ЕС, с руководством страны, чтобы нам дали право на передачу технологий. Это уникальный случай, когда нашим коллегам из Китая дают такие технологии, а своим соседям – европейцам, России не дают. Такая позиция, естественно, нас не устраивает. Мы сейчас ведем диалог с ЕС напрямую, при этом будем отстаивать свою позицию и получать то, что нам нужно.

Ф.Ф. Гумеров (член Генерального совета «Деловой России»): Денис Валентинович, хотелось бы узнать подробнее про участие малых средних предприятий в госзаказах на автомобили, Кортеж, электромобили...

Д.В.Мантуров: Мы сейчас вышли с согласованной инициативой создания автомобиля для первого лица, и, соответственно, на базе этой платформы, создание целого ряда автомобилей для коммерческого использования в премиум-сегменте, в люксовом сегменте и в бизнес-сегменте. Не только мы финансируем ряд разработок за государственные средства, европейцы тоже финансируют, но при этом потом говорят, что мы нарушаем правила ВТО. Нам были бы весьма интересны инновационные решения, разработки данного проекта и модельного ряда этих автомобилей, потому что мы потратим на это минимум 3,5-4 млн. То есть это седан, это микроавтобус и это, соответственно внедорожник. Мы планируем поэтапно вставать в рынок и на закупки этих автомобилей, но тем не менее, мы должны заказывать сегодня технологические решения, которые будут, по нашему пониманию, востребованы через 5-6 лет.

Про электромобиль здесь нужно говорить аккуратно. В каждой стране есть своя специфика. У нас свои климатические условия, есть инфраструктура, которая должна быть не маленькая. Нужно будет сделать кучу станций зарядки и обслуживания этих автомобилей. Ну и вообще, если считать потом процесс оптимизации и все, что с этим связано, почему не поделить надвое, что выгоднее и безопаснее для экологии с точки зрения утилизации. Ну и самое главное, по количеству углеводородо, которое есть у нашей страны, - нужно максимально эффективно их использовать. Другой вопрос, посмотреть, что можно и как правильно использовать, с одной стороны, наши природные ресурсы, а с другой стороны уже те инновационные решения, которые разрабатываются. Мы вас готовы привлекать к работе.

Что касается участия малых средних предприятий в госзаказах, наверное, это правильно. Правда, нужно до конца посмотреть, просчитать ваши предложения...

Ю.Ф. Глухов (член Генерального совета «Деловой России»): Денис Валентинович, в многих странах мира существуют системы поддержки и продвижения продукции национальных производителей на зарубежные рынки. Возможно ли и у нас создать подобные меры поддержки? Например, сделать нулевой налог на прибыль национальным производителям, которые работают на экспорт хотя бы в федеральной части ...

Д.В. Мантуров: Надо своих поддерживать. И, соответственно, мы заказали разработки подходов по ведению проектов российского бренда. Помните, раньше был значок такой - «знак качества», сейчас его нет. Сегодня у нас нет государственного влияния напрямую на частные компании, но если сами компании будут заинтересованы в получении этого знака для того, чтобы их продукция имела соответствующий вес на рынке, я думаю, что это будет работать.

Что касается Америки, здесь две проблемы. Я очень рьяно начал заниматься продвижением этой программы «Сделано в России» и получил сразу же критику с разных сторон. Не буду называть от кого. Но эта критика сводилась к тому, что когда американцы внедряли у себя программу «Сделано в Америке», и американский гражданин приходит в магазин и спрашивает, где та полка, где продается «Сделано в Америке», ему отвечают, а он говорит- я туда не пойду и спрашивает где продается «Сделано в Китае» и идет покупать то, что сделано в Китае. Вот их психология. Поэтому с одной стороны, мы с вами понимаем прекрасно, что нужно заниматься этим активно, продвигать, показывать пример того, как мы будем делать и покупать российское. Но здесь нужно найти правильный компромисс, чтобы не переборщить с одной стороны, а с другой стороны - увеличить объемы производства и потребления российских товаров российскими потребителями.

Мы не так давно, 7 марта в Вологде, проводили совещание под председательством Президента, говорили на тему реализации продукции легкой промышленности через торговые сети. Было подписано соглашение между ассоциацией торговых сетей и ассоциацией производителей легкой промышленности о присоединении к Кодексу добросовестных практик, в котором прописаны как раз условия, не то чтобы обязательные, но некоторые рекомендательные тренды. Что можно выйти на объем присутствия в торговых сетях российского продукта не менее 30%. Но что происходит в легкой промышленности? Опять же, все дело в ментальности. У нас 70 лет вышибали всякое желание покупать «советское», поэтому для нас всегда дефицитный иностранный товар был лучшим.Поэтому когда ворота открыли, мы все заполонили иностранной продукцией, в том числе и плохого качества. Для того, чтобы ситуация поменять, нужно многое сделать и вот этот период нужно пройти. Российский человек должен понимать, что приходя в магазин, он хочет покупать российский продукт.

По многим предприятиям легкой промышленности, ситуация следующая. Российская продукция присутствует на рынке, но когда вы приходите, вы не знаете, что она российская. Продукт обязан иметь на ярлычке запись, где произведено, но, как правило, туда никто не смотрит. Видит бренд явно не российского происхождения, но на самом деле, это российский бренд, российского производства. И таких примеров много. Например, Вы приходите, покупаете одеяло или подушку и никогда не задумываетесь, что это, потому что оформлено все в лучшем стиле европейского дизайна. Ну и так далее. Поэтому с российским брендом «Сделано в России» нужно заниматься аккуратно. Я попросил вас, как деловиков, дать правильные советы, возможно и Вам, в том числе, заказать какие-то маркетинговые исследования, мы бы потом еще раз обсудили, посмотрели и перевели свое собственное представление о том, что за бренд должен быть российский, чтобы он вами воспринимался как производителями, и покупателями.

Что касается налоговых предприятий - не готов сегодня давать вам однозначных ответов, поскольку часть из них отчасти решены, часть нужно просто адаптировать к тем условиям, в которых вы живете. Мы готовы ознакомиться со всеми предложениями, которые вы дадите, я их заберу с собой и дальше дадим свое мнение на предмет реализуемости. Поскольку мы говорим о производстве, то мы заинтересованы в отстаивании ваших интересов, естественно исходя из наших возможностей. Используя нашу площадку, вы можете напрямую выходить к другим ведомствам, и, в том числе, занимать там активную позицию для того, чтобы принимались те или иные решения. То, за что я отвечаю, готов вам сразу давать ответ, соглашаться или не соглашаться.

В.Н.Шестаков (председатель отраслевого отделения по фармации и биотехнологиям): Денис Валентинович, сейчас много говорится о том, что невыгодно инвестировать в Россию…

Д.В. Мантуров: Я бы прокомментировал следующим образом. Я также как и Вы, имею опыт работы на предприятии. Понимаю, что нужно и стараюсь сделать это в рамках тех инструментов, что существуют. Что происходит сегодня? Мы просто забиваем экономику огромными деньгами таким образом, что нет мотивации и заинтересованности работать. Причем это происходит не только у нас в ведомстве, это происходит по всем отраслям. Люди за последние 10 лет, с одной стороны, не получавшие до этого никаких государственных поддержек, стали получать огромные средства. Они привыкли, что им все равно дадут, мотивация теряется. По многим программам просто вливается капитал в предприятия. Это ущербно. Но денег у нас немало тратится на экономику, вопрос в эффективности, чтобы мы с вами потом получили фактический результат. Не просто спасли отрасль от разорения, а получили конкретный центр компетенции, новую точку роста и развития для того, чтобы потом мы могли сбалансировать за счет налоговых поступлений от этой отрасли с предприятиями добывающей промышленности.

Поэтому я попросил бы Вас, если у вас есть конкретные предложения, исходя из анализа мирового опыта, мы хотим предложить Правительству то, за что мы отвечаем. На 90% шерсть, используемая в России - импортная, мы не стимулируем собственные отрасли. Мы ждем от вас конкретных предложений, которые будем использовать. Чтобы мы получили конкретный финансовый эффект, скажем, через 5 лет. Если мы какое-то время назад были противниками закона о промполитике, потому что у нас были сформированы отраслевые стратегии, под них были обеспечены ФЦП, в том числе субсидии, и когда мы получали от разработчиков этого закона просто пустой декларативный документ, мы были, конечно, против. Я сейчас не просто согласен, что должен быть закон о промполитике. Мы устали каждый год ходить с протянутой рукой и просить. Мы должны прописать конкретный перечень отраслей для субсидий. Мы не можем поддержать всю промышленность в целом. Мы должны прописать приоритеты, у нас есть понимание, что делать по авиации, судостроению, по ряду других направлений, но по многим отраслям отсутствуют четкие программы решений. Государство в течение 10 лет должно обеспечить рост этой промышленности, этих отраслей за счет конкретных мер поддержки, не только финансовых. Это должна быть комбинация решений. Если говорить откровенно, то вы должны сначала с нами отработать, мы внести, дальше Минэкономразвития вносит на комиссию Таможенного союза.

Россия > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 1 апреля 2013 > № 795091 Денис Мантуров


Россия > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 7 марта 2013 > № 795077 Денис Мантуров

Глава Минпромторга Денис Мантуров: «В наших магазинах больше трети товаров будут российскими - без всякой принудиловки»

Источник: "Комсомольская правда"

Сможем ли мы заменить китайский ширпотреб своей продукцией, есть ли у нас шанс догнать Запад по технологиям?

Когда встречаешься с человеком, ответственным за все, что производит наша страна, то первым делом хочется его проверить. А сам-то он как поддерживает отечественного производителя?

- У меня есть российские костюмы, которые вы абсолютно не отличите от тех, что сделаны итальянскими кутюрье, - говорит Денис Мантуров. - И мне не то что не стыдно, мне почетно но-сить российскую продукцию, рекламировать ее на себе.

- То есть наша легкая промышленность вполне себе жива...

- Есть бренды - торговые сети и производители применяют специальные маркетинговые ходы, - которые кажутся импортными - па-залини там какой-нибудь и так далее...

- А на самом деле?

- Это все российские производства! И вы никогда не ошибетесь, если посмотрите на шильдик. По российскому законодательству производитель обязан писать, в какой стране это произведено. И там написано: «Сделано в России».

- А может, к русским названиям вернуться? Вот были же знаменитые «Парижская коммуна», «Большевичка»...

- А некоторые из этих брендов по-прежнему живут, процветают и развиваются. Это не преувеличение. Буквально в декабре прошлого года в Ростовской области мы проводили совещание по проблемам легкой промышленности. Я попросил организовать импровизированную выставку отечественной продукции. Я был - вот честно вам говорю - искренне удивлен, как много мы производим хороших вещей. Мы просто мало внимания уделяли и уделяем этой отрасли. Но я беру на себя обязательства развивать легкую промышленность!

- Я ведь эти ваши слова записываю...

- Записывайте! Я от своих слов никогда не откажусь. И все мои обещания пока всегда исполнялись.

- Прямо так и хочется с вами заключить пари...

- Можем и поспорить! Только не спрашивайте у меня завтра же результат. Хорошо?

- Хорошо.

- Дайте мне какое-то время.

- Сколько? Год, два?

- Через год мы сможем с вами подводить какие-то промежуточные итоги. А реально мы должны выйти на достойный уровень про-изводства качественных товаров легкой промышленности через три, максимум четыре года. Основной конкурент - это недобросовестный производитель. Тот, кто делает некачественный, а потому дешевый товар. В ближайшее время мы сформируем спецкомиссию по борьбе с контрафактом. Но главное - нужно смотреть самим, что вы покупаете.

- Нет китайскому ширпотребу - покупай российское?

- Да! Покупай российское! А еще лучше по-другому: «Сделано в России, сделано с душой!» Неплохой бренд? «Сделано с душой!» То же самое есть и во многих других странах - у них целые департаменты, министерства, которые целенаправленно занимаются массированной пропагандой своей собственной продукции. В Турции есть специальные отдельные прилавки в магазинах, есть отдельного цвета шильдики, где написано: «Сделано в Турции». Они не стесняются этого. И нам стесняться нечего.

- А Всемирная торговая организация, в которой мы уже полгода, не возмутится? Они же нам навязывают свободный рынок, с равными условиями для западных и отечественных производителей...

- А что здесь такого? Правила Всемирной торговой организации не запрещают продвигать товары отечественного производителя законными способами.

- А ваша идея о том, чтобы в магазинах было не менее 30% российских товаров, - это тоже в правила вписывается?

- Конечно. Но я отмечу: Минпромторг никого не обязывает это делать. Это не наш метод. Мы разговариваем с торговыми сетями, предлагаем разные варианты.

Более того, доля отечественных товаров - речь идет о продукции легкой промышленности: обуви, одежде - так вот, ее доля на розничном рынке в прошлом году уже составила около 25%. Поэтому если говорить про те 30% отечественной продукции, что должны появиться на прилавках, - это цифра взята не с потолка. Она вполне реальна и достижима. А если учесть, что министерство активно стимулирует промышленных производителей, чтобы они повышали качество товаров, то российской продукции в магазинах в скором времени будет больше тех самых 30% без какой-либо принудилов-ки.

- Были опасения, что вступление в ВТО может придушить нашу промышленность...

- Прошло слишком мало времени после присоединения к ВТО. Конечно, промышленность еще не полностью адаптировалась к новым условиям. Но говорить о том, что мы испытываем какие-то трудности или наоборот, пока рано.

Тем не менее у нас есть все механизмы, чтобы защитить свою промышленность - это и субсидии, и приоритет отечественным товарам при госзаказах плюс специальные программы по закупке современного технологического оборудования.

- А можно здесь поподробнее? Считается, что наша промышленность отстала от западной на несколько десятилетий: нет технологий, низкая производительность труда. Но вот Сталин, например, когда проводил индустриализацию СССР, он же, по сути, целые заводы на Западе скупал. Нам-то что мешает?

- Я бы не говорил, что мы такие уж прямо отсталые. Из-за серьезной экономической ситуации в конце 80-х - начале 90-х годов прошлого столетия мы пропустили почти полтора индустриальных цикла. Оборудование, технологии не обновлялись. Как результат - заметное падение производительности труда. Но сейчас мы быстро наверстываем упущенное. Кое-где мы не просто достигли мирового уровня, но и обгоняем Запад. Речь идет о тех отраслях, которые всегда работали на внешний рынок. Но с машиностроением действительно есть проблемы. Здесь у нас все внимание Министерства сосредоточено.

- Ну так и воспользуйтесь известным рецептом «отца народов».

- Сталина? Его способ модернизации страны не подходит. Вся промышленность и все средства производства были в собственности государства. Экономика СССР была изолирована, а основная цель развития промышленности в то время была связана с подго-товкой к большой войне. Страна создавала экономику, способную прежде всего обеспечить армию вооружением и техникой.

А основным ресурсом, который обеспечил индустриализацию, была не только импортируемая техника. Основным ресурсом стали десятки миллионов людей, создававших новую промышленность в тяжелейших условиях. В том числе и миллионы крестьян, которые погибли из-за того, что их лишили средств к существованию - все реквизировалось для получения золота и валюты, чтобы закупать новое оборудование. Мы готовы платить такую цену?

- Надеюсь, что нет...

- Вот и я уверен, что нам такого не надо. Сейчас поиск новых на-правлений и технологий в самом разгаре. И по многим направлениям у нас есть уникальные решения. Вот здесь и есть возможность стать первыми.

- Вот-вот, про то, что мы должны сами создавать новые технологи, мы слышим давно, а в реальности хоть что-то создано прорывное?

- Если вы говорите про гражданские отрасли, то здесь действительно зачастую неэффективно пытаться изобретать велосипед. Выгоднее перенести технологии из-за границы и на их основе создавать конечную продукцию в стране. Но в ряде отраслей, напри-мер металлургия, у нас есть заводы, самые современные в мире. Еще пример - применение композиционных материалов. Скажем, дороги с применением композитов надо ремонтировать раз в пять лет, а не ежегодно.

- Ну и главная наша гордость - самолет «Суперджет»...

- А что вы ерничаете?

- Ну в последнее время всякие нарекания на самолет слышны: мол, недоделан, а денег на него порядочно потратили...

- В прессе была цифра, что на «Суперджет» потрачено из бюдже-та 7 млрд. долларов. Тот, кто это заявляет, - большой фантазер, писатель-фантаст, я бы сказал. Я бы мечтал, чтобы мы из бюджета такие суммы стали тратить на авиацию. На самом деле на «Суперджет» потрачено всего 51,7 млрд. руб. - это 1,7 млрд. долларов. При этом 75,9% - это внебюджетные источники. Вообще последние 25 лет ни Россия, ни Советский Союз не разрабатывали такого рода современной техники.

- Но в разработке и иностранцы принимали участие.

- Это правда, сегодня 40% - это наше участие в «Суперджете», 60% - зарубежные компании. Но это и планировалось с самого начала, так как проект рассчитан на мировой рынок. В настоящее время проводится репрайсинг, включая работу по замене импортных комплектующих на отечественные. В дальнейшем соотношение, безусловно, изменится.

- А когда это случится?

- Примерно в 2015 - 2016 годы. Быстро это сделать не получится.

Уже сейчас создано 13 таких лайнеров. Плюс есть 170 твердых заказов по всему миру (Индонезия, Мексика, Лаос), при этом «Аэрофлот» заказал 30 самолетов.

- А что с другими самолетами-новинками?

- Что касается других проектов, в 2008 году стартовала программа по созданию нового ближнее - среднемагистрального пассажирского самолета. Он придет на смену Ту-154 и семейству Ту-204. Мы говорим о МС-21. Кстати, в этом самолете изначальная пропорция уже будет другой: примерно 60% - наше участие, 40% - зарубежные компании.

Первый его полет планируется на июнь 2015 года. Но уже на сегодня у нас есть заказы на 256 таких самолетов. И, кстати, про технологии. В этом самолете мы тоже применяем наши разработки, связанные с композитными материалами. Так что у нас все еще впереди!

Россия > Госбюджет, налоги, цены > minpromtorg.gov.ru, 7 марта 2013 > № 795077 Денис Мантуров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter