Всего новостей: 2526540, выбрано 1 за 0.064 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Тарнавский Виктор в отраслях: Металлургия, горнодобычаНефть, газ, угольвсе
Тарнавский Виктор в отраслях: Металлургия, горнодобычаНефть, газ, угольвсе
Украина. Россия > Нефть, газ, уголь > minprom.ua, 12 ноября 2013 > № 976760 Виктор Тарнавский

Заблудились в коридорах

Адриатический газовый коридор, меморандум о создании которого так и не был подписан 5 ноября, пополнил список неудачных проектов поиска альтернативного "Газпрому" поставщика газа для Украины. "Белый поток", LNG-терминал под Одессой, проекты закупок азербайджанского, туркменского, катарского, американского газа, реверсные поставки из Словакии, Турции, Румынии… Сколько их было и, наверное, еще немало будет. Всех их объединяет одно: экономическая непродуманность при дутой внешней эффективности. Может, Украине вообще не стоит рассчитывать на альтернативных поставщиков газа?

Куда приводят мечты

Стремление избавиться от зависимости от поставок российского газа стало для украинских властей, можно сказать, маниакальным. В последние годы на этой навязчивой идее буквально основана вся энергетическая политика страны, а один фантастический прожект сменяется другим.

С этой точки зрения Адриатический газовый коридор отличается разве что быстротой развития событий. По данным хорватских СМИ, переговоры о возможном участии Украины в строительстве LNG-терминала на хорватском острове Крк стартовали в марте 2013 года. В конце октября проект отправки газа, получаемого через этот терминал через территории Хорватии и Венгрии в Украину, был озвучен в ходе визита министра энергетики и угольной промышленности Украины Эдуарда Ставицкого в Брюссель и его встречи с еврокомиссаром по энергетике Гюнтером Эттингером. Уже 5 ноября ожидался приезд в Киев премьер-министра Хорватии Зорана Милановича и подписание меморандума (почему-то без участия Венгрии, которая должна была стать третьей стороной в проекте). Однако хорватский премьер в Украину так и не приехал, отправив туда своего заместителя, заявившего, что вопрос еще требует дальнейшего обсуждения, и вообще так быстро подписывать соглашение не планировалось.

В принципе, Эдуард Ставицкий еще полон энтузиазма и считает, что подписание меморандума может состояться в конце ноября на саммите Восточного партнерства в Вильнюсе. Но сам проект Адриатического коридора вызывает все больше недоуменных вопросов.

Прежде всего, возникает впечатление, что в Украине перепутали два проекта. Действительно, поначалу LNG-терминал мощностью 15 млрд куб. м в год на острове Крк планировал построить немецко-австрийско-французский консорциум, но в 2010 году его участники отказались от проекта из-за падения спроса на газ в Европе и снижения цен на него. В 2011 году новый проект на 5 млрд куб. м в год инициировало само правительство Хорватии, но для реализации ему требовались партнеры. Во-первых, потребление газа в Хорватии не превышает 3,5 млрд куб. м в год, из которых только чуть более 1 млрд куб. м приходится на импорт. А, во-вторых, ориентировочные затраты в 600 млн евро были для страны великоваты.

Поэтому, если бы Украина подписалась на создание Адриатического коридора, то ее финансовый вклад стал бы значительно большим, чем 100-120 млн долл. на строительство интерконнекторов, т.е. соединительных перемычек между национальными газопроводными сетями трех стран, о которых говорил Эдуард Ставицкий. Да и предполагаемый объем поставок был бы не 5-6 млрд куб. м в год, как сообщал "Коммерсант-Украина", ссылаясь на источник в Минэнерго, а в несколько раз меньше.

Кроме того, возникают очень большие сомнения, что этот газ был бы дешевле российского. Средняя стоимость LNG в Европе в настоящее время составляет около 350-360 долл./тыс. куб. м, к которым нужно прибавить расходы на регазификацию (не менее 20-40 долл./тыс. куб. м) и доставку. При этом цены на сжиженный газ на мировом рынке растут. По мнению экспертов, в ближайшие 2-3 года произойдет выравнивание котировок для Европы и Восточной Азии на уровне порядка 400-420 долл./тыс. куб. м.

В то же время далеко не факт, что хорватский терминал будет вообще построен. Дело в том, что его прямым конкурентом является российский проект "Южный поток", который вообще-то пройдет мимо Хорватии, но предусматривает отвод в эту страну. Вполне возможно, что хорватские власти, подписавшие соглашение с "Газпромом" в конце прошлого года, предпочли именно этот вариант и решили вообще не затевать сомнительный проект с терминалом. По крайней мере, этим может объясняться недавнее резкое заявление украинского вице-премьера Юрия Бойко, фактически обвинившего Европейскую комиссию в том, что она никак не помогает Украине диверсифицировать поставки газа и не препятствует строительству "Южного потока", угрожающего украинским интересам.

Что за комиссия, создатель!

Еще одна претензия украинских властей к Европейской комиссии заключается в том, что она никак не может повлиять на Словакию и заставить ее начать реверсные поставки газа в Украину. Между тем на этот газ украинские представители возлагают особые надежды. Как заявляли ранее Юрий Бойко и Эдуард Ставицкий, через Словакию в Украину можно будет поставлять от 10 млрд до 30 млрд куб. м газа в год, т.е. с ее помощью можно будет полностью избавиться от российских поставок. Для сравнения, за первые 10 месяцев текущего года Украина получила из Европы немногим более 1,7 млрд куб. м газа.

Однако даже если не вдаваться в подробности о том, как использовать поступающий из Словакии газ в Украине без реверса всей отечественной ГТС и полного прекращения российского транзита в Европу, возникает резонный вопрос: а где взять эти пресловутые 10-30 млрд куб. м в год? В случае с поставками из Польши и Венгрии известно, что, скорее всего, речь идет о российском же газе, который германская компания RWE выкупает согласно действующему контракту с "Газпромом", а затем перепродает в Украину с небольшой наценкой (хотя немцы это старательно отрицают).

Других значимых источников газа в Восточной Европе просто нет. При этом попытки замены российского газа каким-то другим были, скорее, неудачными. Польша, строящая свой LNG-терминал, ухитрилась так заключить договор с Qatargas, что будет платить за катарский газ в полтора раза больше, чем за российский, – около 720 долл./тыс. куб. м, причем по принципу "take or pay". Азербайджанский газ, который с 2018 года будет поступать на юг Европы по газопроводу TAP, по данным азербайджанской стороны, также будет обходиться покупателям дороже российского.

Вообще вся украинская затея с реверсными поставками основана только на наличии излишков российского газа у крупных европейских покупателей, имеющих право на скидки благодаря своему участию в совместных проектах с "Газпромом". Кроме того, схема с приобретением газа на европейском спотовом рынке, как показывает опыт текущего года, работает в основном в теплое время года. В октябре, когда в Европе произошло незапланированное похолодание, а цены на споте подскочили, украинским компаниям пришлось приостановить закупки в Польше, а стоимость газа, поставляемого через Венгрию, практически сравнялась с фиксированным российским уровнем.

Правда, Европейская комиссия уже давно возится с проектом создания интегрированного восточноевропейского газового рынка, к которому могла бы подключиться и Украина. Постулируется, что создание такого рынка должно покончить с монополией "Газпрома" и привести к снижению цен во всем регионе.

Однако опыт показывает, что ко всем газовым инициативам Европейской комиссии нужно относиться очень осторожно. Дело в том, что брюссельские чиновники, как говорится, только и мечтают о том, чтобы взять под свой контроль энергетическую политику Евросоюза, хотя по Лиссабонскому договору этот вопрос является прерогативой национальных правительств.

Объясняется это, во-первых, тем, что Европейская комиссия стремится стать наднациональным правительством всего Евросоюза и, во-вторых, господствующей в Брюсселе идеологией агрессивного ультралиберального капитализма. Идеологи Еврокомиссии требуют создания единого европейского рынка газа и электроэнергии с общими правилами и свободной конкуренцией между поставщиками, которым отводится подчеркнуто подчиненная роль. Поэтому противостояние с "Газпромом", стремящимся продавать газ по долгосрочным двусторонним договорам и владеть построенными им и его партнерами газопроводами, имеет не только экономический, но и идеологический характер.

Украина в этом конфликте однозначно стала на сторону Европейской комиссии, но, похоже, не обратила внимания на то, что претензии Брюсселя часто идут вразрез с национальными интересами ведущих стран ЕС и европейского большого бизнеса. К тому же, у Еврокомиссии нет реальных экономических рычагов, из-за чего все ее проекты чаще всего существуют только на бумаге.

Так, еще в 2009 году Еврокомиссия, согласно Брюссельской декларации, обещала помочь Украине с выделением кредитов на модернизацию ГТС, но ничего так и не сделала до сих пор. Все разговоры о трехстороннем консорциуме по управлению ГТС с участием Европы не привели ни к чему конкретному. Проект газопровода Nabucco, который несколько лет лоббировала Еврокомиссия, блистательно провалился: правительство Азербайджана выбрало иной вариант. Точно так же ничем не завершились хлопоты Брюсселя о прокладке Транскаспийского газопровода для поставок туркменского газа в Европу. Поэтому появление еврокомиссара Эттингера на старте Адриатического коридора тоже, скорее всего, означает то, что этот проект тоже является абсолютно мертворожденным.

Не наш Восток

Впрочем, в начале ноября газовую тему поднял украинский МИД, заявивший о возможности поставок в Украину туркменского газа уже с 2015 года. Ранее, в феврале, то же самое утверждал и Эдуард Ставицкий, называвший даже конкретную цифру – 10 млрд куб. м в год, причем по фантастически низкой цене в 280 долл./тыс. куб. м, правда, на туркменской границе.

Вообще в украинском правительстве вспоминают о туркменском газе и обещают "ну, буквально, вот-вот" начать его закупки как минимум 1-2 раза в год. И, естественно, с нулевым результатом. Все проекты организации этих поставок упираются в то, что Туркмения, не имея долей собственности во всех своих экспортных газопроводах, продает газ только на границе. А между туркменской и украинской территориями находится "Газпром", который принципиально не качает чужой газ по своим газопроводам и может только покупать его у той же Туркмении, чтобы потом перепродавать его по назначенной им цене. В 2012 году российская компания уже так сбывала среднеазиатский газ группе Ostchem Holding Дмитрия Фирташа, но стоил он немного дороже собственно российского.

Альтернативные же проекты поставки туркменского газа в Украину в обход российской территории предполагают, во-первых, строительство Транскаспийского газопровода, что пока совершенно невозможно по юридическим причинам, затем закачку этого газа в газопроводы TANAP и TAP, а потом и поставку с турецко-болгарской границы в Украину. Очевидно, и обходиться отечественным покупателям этот газ будет никак не дешевле, чем полякам – катарский.

Кроме того, на туркменский газ есть и другие претенденты. Как раз в начале сентября 2013 года туркменское правительство подписало новое соглашение с Китаем, в соответствии с которым объем поставок в КНР должен возрасти от 20 млрд куб. м в 2012 году до 40 млрд куб. м в ближайшие годы и 65 млрд куб. м в год после 2020 года. Кстати, в 2013 году в Туркмении планируется добыть около 77 млрд куб. м газа, из которых почти 44 млрд куб. м – отправить на экспорт в Китай, Россию и Иран. Кроме того, в прошлом году подписан меморандум по проекту газопровода TAPI, в рамках которого порядка 30 млрд куб. м туркменского газа в год предполагается поставлять через территорию Афганистана в Пакистан и Индию.

Вот и получается, что, помимо России, у Украины нет значимых и надежных поставщиков природного газа. Реверс из Европы способен покрыть не более 4-5% национальных потребностей, да и базируется он на достаточно шатких предпосылках. Импорт LNG через Черное море, пожалуй, можно исключить, так как Турция не дала согласия на пропуск танкеров-газовозов через Босфор, да и слишком дорогой сейчас сжиженный газ. Туркменский газ в обозримом будущем пойдет в основном в Китай, а азербайджанский – в Турцию и Южную Европу, минуя Украину. Остаются в итоге только крайне неоднозначные и противоречивые проекты разработки сланцевых месторождений силами американских компаний да весьма дорогостоящий и небезопасный с экологической точки зрения перевод промышленности и теплоэнергетики с газа на уголь.

Виктор Тарнавский

Украина. Россия > Нефть, газ, уголь > minprom.ua, 12 ноября 2013 > № 976760 Виктор Тарнавский


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter