Всего новостей: 2526540, выбрано 2 за 0.029 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Фирсов Алексей в отраслях: Внешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыНефть, газ, угольФинансы, банкиЭкологияСМИ, ИТМедицинавсе
Россия > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 28 февраля 2018 > № 2514625 Алексей Фирсов

Битва лоббистов: как российская энергетика делит триллионы рублей

Алексей Фирсов

социолог, основатель центра социального проектирования "Платформа", председатель комитета по социологии РАСО

По какому пути будет развиваться энергетика и как будет организована модернизация отрасли, решится в конце марта

Информационное поле российского бизнеса в последнее время крайне наэлектризовано. В коммуникационные практики постепенно возвращается драйв информационной борьбы — явление, почти забытое с начала нулевых. Собственно, прецеденты возникли раньше — прошлый год был также отмечен серией корпоративных конфликтов. Но тогда они строились вокруг трех-четырех игроков, в основном ресурсного сектора.

Хорошо известны конфликты между «Роснефтью» и «Транснефтью», «Транснефтью» и Сбербанком, скрытое, но регулярно выходящее наружу напряжение между «Роснефтью» и «Газпромом» или «Роснефтью» и «Лукойлом». Но теперь во вкус входят новые участники — например, энергетики.

Характерно, что сторонами публичной полемики в основном выступают госкомпании, хотя принадлежность к одному акционерному корню могла бы сдерживать их агрессивный азарт. Объяснять это специфичное явление можно по-разному: исторически высокой концентрацией госсобственности, наличием ресурсов и, следовательно, амбиций, лоббистскими возможностями, принадлежностью к элитным группировкам.

Есть еще один фактор, который часто сбрасывают со счетов, — позиция менеджмента, который постоянно должен доказывать свою эффективность, «зашитую» в его KPI. А в российской бизнес-среде самый весомый аргумент в пользу эффективности — экспансия, поскольку мышление оценщика носит количественный характер. Публичные конфликты внутри госсектора убедительно подтверждают гипотезы о конкретных группах интересов внутри власти с формальными и неформальными лидерами, наличии скрытых трещин в системе управления.

Модель такого конфликта хорошо видна на примере строительства мусоросжигательных заводов (МСЗ). Как известно, тема была актуализирована Владимиром Путиным, который обрушился на практику открытых захоронений отходов в регионах. При этом мало кто знает, что такой завод по своей классификации — электростанция. Технология сжигания мусора ведет к производству электроэнергии, которая затем поступает в сетевую систему.

Но себестоимость энергии здесь очень высока, что делает нерентабельными инвестиции в сектор. Поэтому государство применяет механизм компенсации — так называемый договор предоставления мощности (ДПМ). Этот механизм гарантирует инвестору возврат вложений с гарантированной доходностью 14% за счет надбавки к базовому тарифу для промышленных потребителей. Получается, что промышленники (в первую очередь из энергетически емких секторов, например, металлурги) коллективно окупают данную инвестицию, спасая население от коммунальной катастрофы.

Таким образом, даже при строительстве одного такого завода в одной точке соединяются самые разные, часто противоречивые интересы: территорий с открытыми свалками, общества, инвесторов, промышленных потребителей энергии, экологов. Каждый из участников обладает собственной финансовой и социальной логикой, стратегией и расчетом, ценностными позициями и возможностями в информационном пространстве. Поиск баланса — мучительная, а иногда и опасная процедура. Каждое решение содержит в себе целый блок аргументов pro et contra. Но переработка мусора — только частный пример.

Через инструмент ДПМ сегодня финансируется производство всей «чистой энергии» — строительство солнечных и ветряных электростанций. А в развитии этих «зеленых» сегментов уже включились серьезные игроки — «Ростех», «Росатом», «Роснано» (все компании с характерным корнем «рос») и крупные частные инвесторы, например «Ренова» Виктора Вексельберга F 10.

Понятно, что промышленники являются естественными противниками сложившегося порядка вещей. Ведь они работают в рамках своих корпоративных интересов и не хотят платить дополнительные деньги за «общественное благо». Сталкиваются два подхода. Один из них — развивайте что хотите, но не за мой счет. Второй — за прогресс надо платить, за утилизацию отходов коллективной жизнедеятельности — тем более.

У каждого подхода есть свое внутреннее обоснование. Но такое положение дел вызывает недовольство и среди аксакалов энергетического сектора, представителей традиционной генерации. Они бы тоже хотели найти решения, которые позволят им привлекать дополнительные инвестиции за счет потребителей, отодвинув более слабые, молодые сектора, существенно увеличив при этом масштаб сбора.

При введении ДПМ предполагалось, что после 2022 года компенсационная программа будет свернута и цена на энергию снизится. Но в конце декабря прошлого года правительство решило, что снижения не произойдет, а новые сборы направятся на модернизацию отрасли. Общий объем программы оценивался по-разному. Вначале называлась цифра в 1,5 трлн рублей, затем появились утечки со ссылками на рабочие документы Минэнерго, где эта цифра оказалась удвоенной, а программа продлевалась до 2035 года с фокусом на развитии тепловой и атомной генерации.

Ввиду того, что эти материалы комментируют в СМИ «неназванные источники», подтвердить значимость и достоверность данных не удается, не исключено, что их появление — часть информационной игры. Поэтому вопрос о том, как распределится внутри отрасли гипотетически огромный объем, остается открытым. Что понимать под модернизацией — новые объекты или поддержку старых? Игроков много, дифференциация среди них крайне высокая.

За каждым из направлений внутри отрасли стоит серьезный корпоративный бренд. Диспозиция энергетического лоббизма такова: «Интер РАО» (газ и уголь) — апеллирует к изношенности фондов, «Росатом» — ищет средства на новые энергоблоки, «Роснано» в альянсе с «Реновой» и другими игроками (возобновляемые источники энергии, МСЗ) — наиболее активно лоббирует «зеленый» сектор в качестве глобального мейнстрима, «Ростех» в альянсе с «Роснано» (МСЗ) — думает о расширении программы по переработке мусора, «Русгидро» — также ставит вопрос о дополнительных инвестициях.

При этом вес этих участников разный. Традиционные сегменты обладают серьезным лоббистским и ресурсным потенциалом. Представители «зеленого» сектора выглядят в их глазах как юный и амбициозный нахал, ворвавшийся в собрание грузных мужчин со своими подростковыми притязаниями на место под солнцем. Отсюда желание выставить его за дверь и вернуться к привычному порядку вещей.

Поэтому коммуникационное пространство оказалось насыщенным борьбой амбиций. Каждая из структур упорно ведет свою линию, не слыша аргументы других сторон. «Тяжелые» элементы вроде «Росатома» и «Интер РАО» сдвинуть с позиций очень сложно. Появляются серии публикаций, часть из которых доказывает неактуальность для страны нефти и газа новых секторов, встречные им волны апеллируют к мировым трендам и образу будущего.

В СМИ публикуются рабочие документы, закрытые проекты решений — как это было на этапе становления рынка и первых переделов. Финальное решение правительства ожидается в конце марта, и до этого момента ситуация будет накаляться. Затем, как это бывает в подобных конфликтах, ситуация моментально успокоится: стороны примут сложившиеся правила игры и будут искать возможности уже в новой реальности.

Какие выводы проявились в ходе данной истории? В целом позиции опрошенных экспертов по данному поводу таковы. Первое: отсутствует какая-либо комплексная стратегия, которая позволила бы расставить долгосрочные приоритеты. Какие сегменты нуждаются в ускоренном развитии, какова здесь приоритизация, как она соотносится с мировыми трендами? Раз почти все корпоративные участники дискуссии контролируются государством, то и распределение потоков должно идти в рамках общей политики, внутри стратегической архитектуры рынка, а не через лоббистский потенциал каждого отдельного участника и не через импульсивные решения.

Второе: ощущается явная нехватка качественной экспертной площадки для ведения публичного диалога. Логично, если бы модератором выступило профильное министерство, но Минэнерго традиционно сфокусировано на вопросах ТЭК, а не энергетики. В таких условиях единственным пространством публичного взаимодействия являются СМИ в качестве каналов продвижения корпоративных смыслов. Но здесь есть очевидное ограничение. Государственные структуры обладают высокой степенью резистентности по отношению к информационному давлению. Получается, что ключевым адресатом медийной кампании является уже не власть, а население, которое лишено какой-либо экспертизы в данных вопросах и реагирует только на идеологические схемы. Поэтому сами PR-кампании служат либо попыткой донести хоть какие-то сигналы наверх, либо психотерапией для менеджмента.

Третье: при отсутствии качественной модерации любой вопрос бизнес-уровня содержит потенциал выхода на ценностный уровень и начинает обрастать идеологическим контекстом. А это ведет к скрытой политизации процесса, использованию аргументов и приемов из другого уровня реальности. И даже если в ближайшей перспективе данный вопрос будет решен, сама по себе проблема ручного управления останется. А значит, останется и риск фундаментальных ошибок.

Россия > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 28 февраля 2018 > № 2514625 Алексей Фирсов


Россия > Нефть, газ, уголь. Финансы, банки > forbes.ru, 22 июня 2017 > № 2218459 Алексей Фирсов

Не по понятиям: эксперты исследовали конфликт «Роснефти» и АФК «Система»

Алексей Фирсов

социолог, основатель ЦСП "Платформа", председатель комитета по социологии РАСО

Компанию «Роснефть» часто описывали в терминах военного лагеря, каждый сотрудник которого — солдат, скованный жесткой дисциплиной и иерархией. Игорь Сечин, который, по слухам, начинает рабочий день в 5 утра, держит весь этот механизм на полном ручном контроле

Корпоративные конфликты, как, впрочем, и любая ссора, лучше всего отражают характер участников и общее состояние среды. В этих спорах стороны демонстрируют свои бойцовские качества и ресурсный потенциал, и, что более важно, через конфликт мы можем оценивать качество институтов, которые должны регулировать правила игры. Поэтому наша исследовательская команда регулярно изучает кейсы, связанные как с общественными противоречиями, так и с бизнес-войнами.

Для того чтобы понять, как экспертное сообщество оценивает природу и перспективы конфликта, связанного с иском «Роснефти» к АФК «Система» на сумму 170 млрд рублей, якобы выведенных из НК «Башнефть» в предыдущие годы, мы опросили около 30 экспертов — чиновников, экономистов, юристов, политологов, редакторов изданий. Никто из них не был стороной конфликта и поэтому мог претендовать на беспристрастную позицию. И вот какую картину мы наблюдаем в целом.

Первое, что бросалось в глаза, — это сложность самого интервьюирования. Значительная часть респондентов чувствовала серьезное внутреннее напряжение, когда их просили высказаться по поводу «Роснефти», даже на условиях анонимности. Складывалось ощущение, что «Роснефть» приобрела имидж совершенно замкнутого пространства, обнесенного оголенным эклектическим проводом, который лучше не трогать. Получалось так, что в большинстве своем ответы респондентов характеризовали не бизнес-структуру, а закрытый силовой центр.

Компанию «Роснефть» часто описывали в терминологиях военного лагеря, каждый сотрудник которого — солдат, скованный жесткой дисциплиной и иерархией. Игорь Сечин, который, по слухам, начинает свой рабочий день в 5 утра, держит весь этот механизм на полном ручном контроле.

Основное количество опрошенных оценивало конфликт с «Системой» с понятийной позиции: присутствие юридических аргументов в этом конфликте респонденты подвергали сомнению.

У «Системы» был актив, которым прежний собственник управлял из своих представлений об эффективности: что-то реорганизовывал, продавал, заключал контракты. В общем, эти действия и гарантированы правом собственности; результат его управления закладывался в стоимость актива при покупке его «Роснефтью». Но, по логике экспертов, Игорь Сечин исходит не столько из правовой стороны дела, сколько из понятийных моментов: нефть изначально считалась его сферой влияния, «Система» не должна была входить в эту область. «Он покупает не компанию, а ситуацию и пытается из этой ситуации выжать все, что возможно, постоянно поднимая ставки», — говорит эксперт из области корпоративного права. Этим, кстати, объясняется и странная симметрия: размер претензий близок к сумме дивидендов, полученных «Системой» за период управления «Башнефтью».

Впрочем, как уверял нас ряд источников, для Владимира Путина действия «Роснефти» стали неожиданностью. Специалисты по внутриэлитным конфликтам отмечали, что у главы государства не осталось персональных претензий к Владимиру Евтушенкову. В качестве подтверждений они указывают на участие Евтушенкова в совместных с президентом мероприятиях. В околокремлевских кругах распространен апокриф, по которому Владимир Путин попросил Игоря Сечина найти мягкий выход из ситуации; якобы, именно с этой просьбой была связана реплика главы «Роснефти» на Петербургском форуме — «все возможно». В любом случае эксперты отмечают, что «Роснефть» превратилась в слишком мощный и самостоятельный центр силы, который несет риски для баланса внутри политической системы.

«Не уверен, что Путину нужен такой ресурсный перевес в сторону одного человека из своей команды», — говорит известный политолог.

Влияет ли данный конфликт на инвестиционный климат страны в целом? Как известно, точки зрения на этот вопрос разные. На этой неделе независимые члены совета директоров «Системы» направили Владимиру Путину письмо, в котором утверждали, что создается угроза для снижения инвестиционной привлекательности национального рынка. Кремль ответил словами Дмитрия Пескова, который заявил, что не ощущает подобной угрозы. Наши респонденты разделились на три части. Одна из них, в относительно небольшом числе, утверждает, что история будет локализовала в пространстве отношений между двумя субъектами и не затронет среду в целом. Как частный случай этой гипотезы, опрошенные представители государства утверждают: все, что касается «Роснефти», надо рассматривать отдельно от остальной экономики. «Это особый случай, давайте выносить его за скобки», — говорит сотрудник одного из профильных министерств.

Две другие группы формально различаются, но, по сути, сходны. «Конфликт никак не повлияет на рынок, так как инвестиционный климат находится на предельно низком уровне», — говорят оптимисты. По их мнению, в Россию приходит только исключительный экзотический тип инвесторов, например катарских, для которых единственный индикатор — цена на нефть. На все остальное они уже не обращают внимания. Однако пессимисты настаивают, что создан плохой прецедент. «Мы обязательно будем учитывать этот фактор при приватизационных сделках», — говорит опрошенный инвестбанкир. По его словам, нет уже желания разбираться, что сейчас по понятиям, а что нет: «Можно вступить в игру и уже по ходу игры видеть, как судья меняет в ней правила».

Оценка перспектив конфликта в экспертной среде также разнится. Оценивается она не с позиций юридического состязания, а в контексте внутриэлитных договоренностей и решений, которые сформируются в Кремле. «Конфликт может оказаться очень долгим; вполне возможно, что стороны придут к мировому соглашению, по которому Сечин все же получит что-то из нефтесервисных активов «Системы», которые находятся за контуром «Башнефти», — говорит отраслевой эксперт. Но делать точные прогнозы, по его словам, не возьмется никто: это не тот случай, когда можно судить по открытым данным».

Оценка данного кейса позволила описать публичный образ «Роснефти» на инвестиционном рынке. Компания воспринимается через логику постоянной, неудержимой экспансии, в которой цена вопроса уже не имеет принципиального значения. «Роснефть» поглощает каждый раз новый актив, часто более эффективный по качеству менеджмента (ТНК-ВР, «Башнефть»), поднимает за счет него свои показатели и движется к новому расширению. Когда мы составили карту корпоративных конфликтов в нефтяной сфере за последние 10 лет, то увидели, что с «Роснефтью» связана большая часть сюжетов. Нужна ли такая концентрация ресурсов с экономической точки зрения? Единого ответа также нет.

«Мы видим, что целый ряд проектов «Роснефти» — Арктика, покупка НПЗ в Индии, Венесуэла — не содержит под собой явной экономической эффективности, — говорит нефтяной эксперт. «Конечно, можно смотреть на компанию как на инструмент геополитики. Игорь Сечин хочет сделать из «Роснефти» второй «Газпром», отсюда и его конфликт с «Транснефтью» за контроль над трубой, в котором победа пока осталась за Николаем Токаревым. Значительную роль играет персональная конкуренция Игоря Сечина с Алексеем Миллером перед лицом президента», — поясняет ведущий политолог.

Эксперты в значительной степени сходятся во мнении, что выбор стратегии «Роснефти» — частный случай выбора стратегии самого государства. Либо оно будет развивать мобилизационную модель, которая требует предельной концентрации ресурсов и ручного управления, либо приоритет будет отдан институциональному развитию. Нефтяная сфера, как основной ресурс страны, будет служить наиболее точным индикатором этого выбора.

Россия > Нефть, газ, уголь. Финансы, банки > forbes.ru, 22 июня 2017 > № 2218459 Алексей Фирсов


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter