Всего новостей: 2525842, выбрано 3 за 0.045 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Шефчович Марош в отраслях: Нефть, газ, угольвсе
Шефчович Марош в отраслях: Нефть, газ, угольвсе
Украина. Россия. Евросоюз > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 14 марта 2018 > № 2539509 Марош Шефчович

«Северный поток — 2» задуман как наказание для Украины

Маттиас Ауэр (Matthias Auer), Die Presse, Австрия

Die Presse: Ни один другой проект в ЕС не вызывает столь противоречивые дискуссии, как запланированный российский газопровод «Северный поток — 2». Австрия поддерживает этот проект. Концерн OMV даже участвует в его финансировании. Надо ли строить «Северный поток — 2»?

Марош Шефчович: Если этот трубопровод будет построен, то на него должны распространяться законы ЕС на нашей территории. Лучшим решением было бы обсуждение того, как это можно сделать. От защитников проекта часто можно услышать, что этот газопровод — чисто коммерческий проект. Но я могу сказать, что еще ни разу не видел коммерческого проекта, которым бы занимались столько глав государств и правительств. В случае с «Северным потоком — 2» речь идет не только о бизнесе. У этого проекта — весьма политический и раскольнический характер.

— Поскольку ЕС опасается, что Украина как транзитная страна будет обойдена?

— Когда было объявлено об этом проекте, то Россия ясно дала понять, что он задуман как наказание для Украины. Теперь ЕС с одной стороны миллиардами евро помогает Украине поднять на ноги экономические структуры, а с другой стороны мы должны поддержать проект, который лишит страну ежегодных транзитных пошлин в два миллиарда? К счастью, в ЕС существует согласие о том, что транзит газа через Украину будет иметь для ЕС приоритетное значение и после 2019 года. Такого же мнения придерживаются Австрия и Германия. И мы все чаще слышим голоса из России, которые допускают, что транзитный путь через Украину надо сохранить.

— Может, для ЕС безразлично, по какому пути к нам приходит российский газ?

— Нет. Для нас транзит газа через Украину имеет стратегическое значение также по соображениям диверсификации. Некоторые предприятия из ЕС готовы к тому, чтобы перенять транзит и обеспечить выполнение правил ЕС и бесперебойные поставки. Банки развития готовы оплатить ремонт сети трубопроводов. Это прежде всего важный сигнал для Украины. А также для всех восточноевропейских членов ЕС, которые больше платят за российский газ, чем Западная Европа, хотя географически они расположены ближе.

— Означает ли это, что «Северный поток — 2» не нужен?

— Мы хотим вести переговоры, но сначала должно быть ясно, что в конечном счете наше право будет иметь значение. Было предложено изменить директиву газового рынка ЕС, чтобы подчинить офшорные трубопроводы, такие как «Северный поток — 2», правилам ЕС. Глава «Северного потока — 2» Маттиас Варниг (Matthias Warnig) считает, что это убьет проект, потому что тогда Газпром не сможет больше быть собственником и поставщиком. Это не так. Есть одна причина, почему мы это предложили. Мы хотим пояснить, что Третий энергетический пакет ЕС полностью применим к трубопроводам, которые проходят по территории стран-членов ЕС. Более половины всех стран-членов ЕС требуют этого изменения. Или есть другая альтернатива? Если консорциум построит этот трубопровод сейчас, то он очень скоро получит жалобы от государств ЕС, общественных организаций и предприятий. Мы предлагаем переговоры, в результате которых по крайней мере будет обеспечена правовая безопасность. Мы должны также обсудить, что означает продолжение поставок газа в ЕС через Украину.

— Сколько проектов трубопроводов нам еще надо? Нет ли опасности, что дорогостоящие инвестиции будут выброшены на ветер? Каково ваше мнение? Нужно ли Европе еще больше российского газа или, например, больше американского?

— Согласно нашим анализам, в 2030 году ЕС будет потреблять 400 миллиардов кубометров природного газа в год. Это примерно уровень сегодняшнего дня. При этом известно, что запасы газа в Северном море иссякают. Поэтому мы будет больше импортировать из третьих стран. Как клиент, который в день тратит один миллиард евро на энергию, ЕС заслуживает самую лучшую цену, самое лучшее качество без всяких политических ловушек. Россия останется самым крупным поставщиком. Но наряду с этим есть Норвегия, Алжир, первые поставки сжиженного газа и то, что эксперты называют «новой Норвегией», — большие месторождения газа между Кипром и Израилем. В этом — наша безопасность снабжения.

— Сторонники энергетического поворота считают, что эту безопасность Европе может дать только полный отказ от ископаемого горючего.

— Когда речь заходит о сокращении CO2, то у Европы — самые амбициозные цели. Мы являемся единственной экономикой, которая обязалась к 2030 году побороть изменение климата. Мы переживаем глубочайшее изменение энергетической системы, которая была основана 120 лет тому назад на нефти и газе. В 2030 году мы даже по самым пессимистическим сценариям будем 70% нашей электроэнергии получать без CO2.

— Однако Брюссель разрешает шести государствам поддерживать угольные и газовые электростанции. Нет ли здесь противоречия?

— До 2020 года ЕС должен на 20% сократить выброс CO2 в атмосферу, 20% энергии получать из альтернативных источников и на 20% эффективнее использовать энергию. Двух из трех целей мы достигнем. Вот только с эффективностью использования будут проблемы. Я надеюсь, что к 2030 году мы выполним наши цели. Предприятия в отдельных странах, о которых вы говорите, — это необходимая страховка гарантированного электроснабжения в этих отдельных странах. И они получат разрешения на работу только после того, как пройдут жесткие испытания. Выиграть могут не только электростанции на ископаемом горючем, но и использующие возобновляемые источники энергии. Но здесь мы хотели бы иметь более строгие правила.

Украина. Россия. Евросоюз > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 14 марта 2018 > № 2539509 Марош Шефчович


Украина. Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь > interfax.com.ua, 20 сентября 2017 > № 2353958 Марош Шефчович

ЕС предлагает РФ и Украине посредничество в переговорах по транзиту газа после 2019 года – Шефчович

Эксклюзивное интервью вице-президента Европейской комиссии по вопросам Энергетического союза Мароша Шефчовича агентству "Интерфакс-Украина"

В конце июля "Газпрому" удалось снять временный запрет суда на использование ранее замороженных мощностей OPAL. Как вы оцениваете эту ситуацию?

Речь идет о предварительных мерах. Сейчас же мы ожидаем финального решения Европейского суда. Важно отметить, что если мы посмотрим на два последних года, то транзит газа через территорию Украины растет, в последние дни мы наблюдаем, что он достиг рекордных уровней. Это доказывает, насколько транзит через Украину важен, и мы намерены предпринять максимум, чтобы так и оставалось после 2019 года.

Возможен ли перенос точки продажи ЕС российского газа с западной на восточную границу Украины?

Это справедливый вопрос. Я знаю, что есть очень уважаемые европейские компании, которые с радостью были бы готовы тесно сотрудничать с украинскими партнерами НАК "Нафтогаз Украины" и ПАО "Укртрансгаз" относительно разных механизмов транспортировки газа из России в Украину, чтобы гарантировать то, что транзит газа будет сохранен после 2019 года. Несколько раз я предлагал, что лучшим решением спора в Стокгольмском арбитраже могут быть трехсторонние переговоры, если Украина будет в них заинтересована, чтобы найти самые удобные решения для гарантирования транзита газа на последующие периоды. При этом каковы могут быть схемы продолжения транзита в значительной мере зависит от позиции и подхода властей Украины, анбандлинга «Нафтогаза». Я знаю, что в данной ситуации европейские компании готовы рассмотреть любые варианты.

Видите ли вы интерес со стороны европейских компаний к участию в управлении газотранспортной системой (ГТС) Украины?

Ранее был подписан меморандум взаимопонимания между НАК "Нафтогаз Украины", ПАО "Укртрансгаз", Snam (Италия) и Eustream (Словакия) о взаимопонимании в совместной оценке возможностей сотрудничества в использовании и развитии ГТС Украины. Я слышал, что есть и некоторые другие компании, которые были бы заинтересованы в присоединении к меморандуму. Таким образом, были определены основные направления сотрудничества. Ключевым элементом тут является прогресс в анбандлинге "Нафтогаза", чтобы мы могли понимать, что станет его результатом. Потом, конечно, можно будет продолжить переговоры. Я знаю, что интерес в участии в управлении ГТС Украины есть, и мы со стороны Европейской комиссии (ЕК) поддерживаем этот процесс, поскольку считаем, что он позволит сохранить транзит через Украину.

Анбандлинг «Нафтогаза» - ключевой пункт реформы энергетической сферы?

Я считаю, что он является важным элементом реформирования в Украине. Для будущего энергетического сектора Украины очень важно продвигаться в вопросе анбандлинга. Подобные процессы были проведены в странах-членах Европейского Союза. В результате он должен привести к большей конкурентности, принести пользу экономике и позволит увеличить функциональность энергосистемы.

С 11 сентября газопровод Nord Stream в очередной раз встал на ремонт, транзит газа переброшен на традиционный украинский маршрут. В случае строительства второй нитки Nord Stream для Украины пропадет смысл поддерживать в постоянной готовности большие транзитные мощности. Что будет делать Европа, ведь, при таких обстоятельствах, Украина уже не сможет "подставить плечо" при очередной поломке, или ремонте Nord Stream?

Возможность транзита газа по территории Украины доказывает свою важность сегодня. Из-за ремонта газопровода Nord Stream, увеличился транзит через украинскую ГТС. Это то, что мы подчеркиваем все время: для ЕС неприемлимо переходить от трех маршрутов (Украина и Nord Stream) ко всего двум, игнорируя масштабную газотранспортную систему, которая на протяжении многих лет была построена в Украине. Следовательно, для нас приоритетом является сохранение существующих газотранспортных маршрутов и в период после 2019 года. Говоря о сохранении маршрутов, мы имеем в виду сохранение транспортировки по ним коммерчески жизнеспособных объемов. Мы понимаем, что для поддержания такой системы вам необходим хороший бизнес-кейс, и мы очень хотим, чтобы маршрут через Украину был коммерчески выгоден и использовался. Как я ранее говорил, у нас есть минимум две компании, которые готовы сотрудничать с Украиной в управлении ГТС. Я уверен, что если анбандлинг "Нафтогаза" будет продолжен, то эти кампании смогут принять участие в проекте управления ГТС. Тогда мы сможем обратиться к международным финансовым институциям, как, например, ЕБРР, Всемирный банк, чтобы они помогли с финансированием необходимых реноваций и улучшений ГТС.

Nord Stream-2 не нужен для обеспечения ЕС необходимым объемом газа?

Говоря о Nord Stream-2, мы отмечали, что не считаем нужной подобную дополнительную газотранспортную мощность. Мы рассматриваем такой проект, который реализовывается исходя из коммерческого интереса пяти компаний, как политически очень чувствительный, поскольку в Европе о нем очень часто дискутируют на самом высоком политическом уровне. Поэтому мы попросили мандат на ведение переговоров между ЕС и Россией о форме этого проекта, его соответствии законодательству ЕС и других необходимых аспектх, чтобы убедится, что сам проект будет соответствовать базовым принципам европейского права.

В независимости от реализации проекта Nord Stream-2, украинская ГТС останется одним из основных маршрутов транспортировки газа в ЕС?

Для нас важно, чтобы украинский транзитный маршрут оставался значимым и после 2019 года. Мы считаем, что коммерческие соглашения на транзит газа, которые заканчиваются в 2019 году, должны быть продолжены на коммерчески выгодные объемы. Нас бы порадовало, если бы это было соглашение между Россией и Украиной и их компаниями, но как я уже говорил – как и в прошлом, мы готовы предложить наши посреднические услуги в этом вопросе. Если будет желание обеих сторон вести переговоры в трехстороннем формате, то ЕС готов подтвердить свою заинтересованность в транзитном маршруте через Украину. Мы также готовы предложить наши ноу-хау и европейские компании готовы принять в этом участие.

Согласно последнему решению Европарламента, ЕК получает право истребовать с газовых компаний детали крупных договоров, влияющих на энергетическую безопасность стран ЕС.

Тут необходимо говорить о нескольких важных решениях с точки зрения энергетической безопасности. Первое касается прозрачности межправительственных соглашений о поставках газа. Теперь перед подписанием такие соглашения должны быть проверены Европейской комиссией на предмет полного соответствия европейскому законодательству, потому что мы знаем, что в прошлом так было не всегда. Второе же, касается безопасности поставок энергоресурсов и подразумевает, что если компания доминирует на рынке страны, занимая там нишу в более чем 28%, то коммерческие контракты таких компаний должны анализироваться национальным регулятором, а потом и Европейской комиссией. Мы считаем, что это очень полезный инструмент и когда понадобится, то мы, конечно, им воспользуемся.

А ощущает ли ЕК сейчас потребность в истребовании таких данных?

Сейчас мы находимся в достаточно комфортной ситуации и не видим пока угроз в сфере поставок газа. Мы диверсифицировали источники поставок, мы намного лучше взаимосвязаны и используем намного лучшие хранилища газа, кроме того, LNG (сжиженный газ) играет все более и более важную роль в Европе. Сейчас мы в намного лучшей ситуации, чем были 2-3 года тому назад. В то же время, если появится такая необходимость, то мы готовы воспользоваться новым предоставленным нам инструментом и истребовать необходимые данные.

По данным Минэнергоугля Украины, консорциум компаний в составе Westinghouse Electric Sweden AB, Polenergia International S.àr.l. и EDF Trading Limited намерен участвовать в проекте обустройства энергетического моста "Украина-ЕС" (для экспорта электроэнергии с ХАЭС в ЕС). Что известно вам о таком проекте, как его оценивает ЕК?

Идея такого проекта была озвучена более года назад, но нам необходима дополнительная информация о нем. Пока же мы не получили ответы от компаний на наши вопросы касательно коммерческой жизнеспособности такого проекта, и вопросов атомной безопасности.

Украина. Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь > interfax.com.ua, 20 сентября 2017 > № 2353958 Марош Шефчович


Россия. Евросоюз > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 27 октября 2015 > № 1533257 Марош Шефчович

Европа ищет альтернативу российскому газу ("Die Welt", Германия)

Марош Шефчович (Maroš Šefčovič ), вице-президент Еврокомиссии, отвечающий за вопросы энергетики, критикует зависимость от российского природного газа. И не только расширение трубопровода «Северный поток» является для него серьезной проблемой.

Андрэ Таубер (Andre Tauber)

В кабинете Мароша Шефчовича можно увидеть щит круглой формы. «Пожалуйста, не останавливайтесь!» написано на нем. Вице-президент Еврокомиссии получил его во время своей недавней поездки в Румынию, где он обсуждал вопросы энергетической политики.

Полгода назад Шефчович представил свой план создания Энергетического союза. Он хочет добиться взаимодействия между странами-членами Евросоюза, а также уменьшить зависимость от поставок российского природного газа. Вторая тема особенно важна для новых членов Евросоюза из Центральной и Восточной Европы.

Welt: Вновь существует опасность соскальзывания в холодную войну с Россией. Есть ли опасность того, что и конфликты по поводу поставок газа будут обостряться?

— Марош Шефчович: Европейский Союз может чувствовать себя уверенно. Мы являемся самым крупным потребителем энергоносителей в мире. В год мы тратим на эти цели ровно 400 миллиардов евро. Если мы сегодня пытаемся более тесно сотрудничать, получить новых поставщиков энергоносителей и создать дополнительную конкуренцию на европейском рынке, то Россия должна это уважать.

— В то время как Брюссель выступает за уменьшение зависимости от России, Германия увеличивает вдвое мощность трубопровода «Северный поток». Вы с пониманием относитесь к этому?

— Мы ведем дискуссии по этому вопросу с немецким правительством, и я призываю участвующие в данном проекте предприятия серьезно отнестись к политическим озабоченностям. Однако коммерческие решения должны принимать сами предприятия. В настоящее время мощности «Северного потока» используются всего на 50%.

— Занимаясь расширением «Северного потока», Германия создает альтернативу трубопроводам, проходящим через территорию Украины. Это повышает энергетическую безопасность Германии.

Открытие газопровода "Северный поток" в Германии

— В Европе существует политическое единство по поводу сохранения транзитных маршрутов поставок природного газа, проходящих по Украине. Мы не хотели бы, чтобы эта страна стала объектом для шантажа со стороны России.

Но и некоторые другие страны Центральной и Восточной Европы получают энергоносители по этому маршруту. В связи с этим мы в феврале представим стратегию снабжения Европы сжиженным природным газом — это возможность для Европы получать природный газ со всего мира.

— Однако, судя по всему, Восток и Запад в этом отношении говорят на разных языках.

— В Европе существует широкая поддержка Энергетического союза. Однако различные государства делают свои собственные акценты. Северные страны больше подчеркивают значение возобновляемых источников энергии. На юге на первом месте находятся вопросы энергетической безопасности. Кроме того, есть страны, делающие ставку на ядерную энергетику, а также те, что ее отвергают. Мы теперь смотрим, каким образом можно все это связать.

— В феврале вы объявили о проекте создания Энергетического союза. Как продвигается его реализация?

— У нас был хороший старт. По теперь мы должны показать хороший результат. В следующем году мы хотим начать реализацию 90% объявленных мер. Это необходимо еще и потому, что по этому вопросу должны проголосовать отдельные члены Евросоюза, а также Европарламент. В 2017-2018 годах вступят в силу первые правила Энергетического союза.

— Одной из целей является расширение сотрудничества при закупке природного газа из России. Вы хотите, чтобы предприятия и государства представляли детали своих соглашений с Россией. Однако они настроены скептически.

— Мы, конечно же, серьезно относимся к коммерческой тайне. Однако я убежден в том, что мы найдем возможность для получения Европейской Комиссией минимального количества информации для проверки того, что договоры по поставках были заключены на справедливых условиях. Весной мы переработаем правила безопасности поставок электричества и природного газа. После этого мы представим свои предложения.

— Будете ли вы в таком случае представлять планы по общей закупке газа?

— И в этом отношении мы работаем над альтернативными вариантами, повышающими энергетическую безопасность и не нарушающими требований относительно конкуренции, а также правил Всемирной торговой организации.

— Германия продвигает вперед работу с возобновляемыми источниками энергии, однако она не занимается расширением сетей. Это вас беспокоит?

— Меня беспокоит недостаточное количество электрических сетей в Германии. Активизация работ по использованию возобновляемых источников энергии не проходила рука об руку с расширением соответствующей сетевой инфраструктуры. Это привело к тому, что электрические сети в Польше и в Чехии оказались под сильным давлением. Но есть и позитивные сигналы из Германии. С помощью подземных линий электропередач можно будет добиться быстрого расширения инфраструктуры в тех местах, где возможны протесты граждан.

— Верите ли вы в успех Всемирной конференции по климату?

— У меня есть чувство уверенности. Сегодня 150 стран, которые отвечают за 90% выбросов в атмосферу, представили свои планы. Европейский Союз не может в одиночку предотвратить изменение климата. В глобальном масштабе мы несем ответственность за 9% выбросов, влияющих на состояние климата. Поэтому важно добиться в Париже того, чтобы все внесли свой вклад в реализацию целей в отношении климата.

— Сможет ли Европа выполнить целевые установки относительно выбросов CO2?

— У меня в этом на по этому поводу нет никакого беспокойства. Мы превзойдем намеченные на 2020 года планы относительно сокращения выброса CO2 и выполним также планы, намеченные на 2030 год. И мы идем правильным курсом, расширяя использование возобновляемых источников энергии. В настоящее время мы формулируем цели относительно сокращения выбросов для транспорта, для сельского хозяйства и для зданий в Европе на 2030 год. Государствам следует настроиться на амбициозные показатели. Мы ведь должны сократить выброс в атмосферу CO2 на 30%. Летом мы представим свои предложения.

— Дизельные двигатели из-за махинаций концерна Volkswagen впали в немилость. Это не угрожает замеченным целям в отношении климата?

— Этот случай затрагивает прежде всего имидж европейской промышленности. Мы ведь всегда гордились тем, что европейские автомобили лучшие, а еще самые чистые и надежные. А сегодня во всем мире ведется дискуссия по поводу этой истории. Мы должны сделать все необходимое для того, чтобы восстановить имидж европейской автомобильной промышленности.

— Как вы это себе представляете?

— Я рад тому, что мы со следующего года будем тестировать выхлоп автомобилей в реальных условиях на дороге, а не в лабораториях. Но мы должны также обсудить вопрос о том, не имеет ли смысл проверять автомобили не только до их допуска на рынки, но и тестировать их в течение всего жизненного цикла. В Соединенных Штатах это стало уже обычной процедурой.

Россия. Евросоюз > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 27 октября 2015 > № 1533257 Марош Шефчович


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter