Всего новостей: 2528376, выбрано 5 за 0.032 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Юшков Игорь в отраслях: Нефть, газ, угольФинансы, банкиЭлектроэнергетикавсе
Австрия. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 18 декабря 2017 > № 2427732 Игорь Юшков

Шок для Европы. Кому выгодна авария на газовом хабе в Баумгартене

Игорь Юшков

Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ.

Взрыв на газовом хабе в Австрии вновь поднял проблему энергобезопасности Европы и ее зависимости от российского газа. При этом ЕС относит часть проектов новых газопроводов к группе нежелательных по политическим причинам

Отношения России и Европы в газовой сфере всегда были напряженными, а в последние годы градус возрос крайне высоко. Поэтому новостям по этой теме уделяется особое внимание. Авария на австрийском газовом хабе Баумгартен в обычных условиях должна проходить в рубрике происшествий. Однако в сегодняшних условиях это событие имеет не только экономические, но и политические последствия, так как вновь ставит вопрос об энергетической безопасности Европы.

Сразу же после взрыва газовый регулятор Австрии E-Control сообщил о прекращении транзитных поставок в направлении Италии, Словении и Венгрии. По большому счету решение об ограничении использования газопроводов стало перестраховкой, так как оператор не знал, какие трубы и объекты инфраструктуры повреждены, а какие нет. Чуть позже появилась предварительная информация, что взорвался газовый фильтр-сепаратор (служит для очистки газа от влаги и механических примесей), а газопроводы не пострадали. Примерно через сутки после аварии работа газопроводов была восстановлена.

Сравнительно незначительный, с точки зрения реальных технических последствий, инцидент привел к открытой панике на рынках. На итальянском хабе PSV цена поднималась до $600 за тыс. куб. м, в Баумгартене — на 17,5%, до $304 за тыс. куб. м. Котировки повысились и на других европейских спотовых площадках. В целом можно выявить, кто больше всего пострадал от данной аварии, а кто может выиграть.

Стоит заметить, что говорить о фактическом ущербе от взрыва в Баумгартене можно только в отношении Австрии: гибель работников газораспределительной станции и разрушение оборудования. Все остальные — компании и страны — просто не успели почувствовать на себе последствия аварии, так как газоснабжение было восстановлено очень быстро. Но если бы газоснабжение через Баумгартен прервалось бы на более значительный срок, пострадали бы сразу несколько групп.

Во-первых, не досчитались бы газа Италия, Словения и Венгрия. Хотя последняя получает российский газ как через Баумгартен, так и напрямую из Украины, поэтому полностью без российского газа страна не осталась бы. У Словении и Италии ситуация хуже. Около 70% газа Словения получает из Австрии (через Баумгартен). А в Италию весь объем российского газа идет через Австрию. Если взять данные 2016 года, получается, что Венгрия зависит от российского газа примерно на 64%, Словения — на 65%, Италия — на 35% от объема потребления и на 38% от объема импорта.

В Италии Министерство экономического развития ввело чрезвычайное положение. Дело в том, что на севере Италии, куда и приходит российский газ через Австрию, установилась холодная погода и потребителям нужен большой объем сырья. Помимо российского газа Италия получает трубопроводный газ из Алжира, Ливии, Нидерландов и Норвегии, а также СПГ из Катара. Но именно наша страна является крупнейшим поставщиком итальянских потребителей.

В случае остановки поставок трубопроводного газа на одну-две недели «Газпром» для исполнения контрактов стал бы поднимать газ из подземных хранилищ (ПХГ) на территории ЕС. Причем в начале зимы, как сейчас, объем газа в ПХГ куда более существенен, чем, скажем, в феврале-марте, когда он находится на минимальном уровне. «Газпром» владеет долями в 8 ПХГ на территории Европы: в Германии, Австрии, Нидерландах, Сербии и Чехии. Однако суммарная мощность этих ПХГ на начало 2017 года составляла всего лишь 5 млрд куб. м. А возможность суточного отбора из них невелика. К тому же австрийское ПХГ «Хайдах» мощностью 2,89 млрд куб. м, обеспечивающее сбалансированные поставки потребителям Италии, Словении, Хорватии, Венгрии, Австрии, Германии и Словакии, расположено выше Баумгартена. А значит, оно не помогло бы «Газпрому» в случае аварии на хабе.

Вторая группа потенциальных пострадавших от аварий, аналогичных взрыву в Австрии, — потребители, подписавшие контракты с привязкой цены к спотовым площадкам. Инцидент в Баумгартене показал, насколько нестабильны котировки на биржах. Цены взлетели не только на австрийском хабе, но и на всех спотовых площадках Европы. Между тем европейские политики и экономисты долгие годы говорят о необходимости отказа от якобы архаичных контрактов с привязкой стоимости газа к ценам на нефть. Хотя клиенты «Газпрома» наверняка остались довольны тем, что эта архаика сейчас уберегла их от лишних трат.

Влияние взрыва на работу «Газпрома»

После взрыва в Баумгартене у многих остался вопрос: выиграл ли «Газпром» от происшествия или проиграл? То, что ЧП произошло не на российской территории, на руку российской компании. Россия стремится доказать европейцам, что необходимо диверсифицировать маршруты доставки газа. В настоящее время у «Газпрома» нет выбора, по какой трубе качать газ в Европу: все «неукраинские» трубы загружены на максимум возможного, а все, что в них «не влезло», идет через газотранспортную систему Киева. В связи с этим тезис «Газпрома» прост: если бы ЕС разрешил концерну построить «Южный поток», вторую нитку «Турецкого потока» или «Северный поток-2», то авария на одной трубе не привела бы к «газовому шоку» в целом регионе Европы.

ЕС и в своих собственных документах приоритетной задачей ставит развитие газотранспортной системы, то есть соглашается с тем, что чем больше газопроводов, тем лучше. Однако далее часть проектов новых газопроводов относят к группе нежелательных по политическим причинам, а другие, наоборот, получают все возможные преференции. Так, кстати, получилось с остановленным «Южным потоком» и азербайджанским «Южным газовым коридором».

Традиционные критики «Газпрома», в свою очередь, будут трактовать взрыв в Баумгартене как подтверждение ненадежности России как поставщика. Хотя им будет сложно объяснить, почему нехорошей является Россия, а не Норвегия, чей газ также проходит через австрийский хаб.

Остается только надеяться, что авария в Австрии вновь выведет надежность газоснабжения на первый план, отодвинув политические интриги.

Австрия. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 18 декабря 2017 > № 2427732 Игорь Юшков


Россия > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 21 ноября 2017 > № 2395462 Игорь Юшков

Раскулачивание «Газпрома». Почему его конкуренты хотят реформировать газовую отрасль

Игорь Юшков

Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ.

В случае выделения из «Газпрома» газотранспортной системы, «Роснефть» и «Новатэк» будут выступать за приведения газовой отрасли к модели нефтяной — что подразумевает либерализацию экспорта трубопроводного газа

По стране шагал 100-летний юбилей Великой Октябрьской социалистической революции. По центральным каналам показывали сериалы про Ленина и Троцкого. Может, и вопреки желанию авторов, но определенная романтизация революций происходит. Наверное, поэтому СМИ так живо восприняли новость о том, что «Газпром» впервые в меморандуме к выпуску евробондов признал возможность разделения компании на части по видам деятельности, а именно — за счет выделения газотранспортной составляющей в отдельную структуру. Такая реформа стала бы настоящей революцией в российской газовой отрасли. Однако памятные даты прошли, и очередные споры о выселении Ленина из мавзолея утихли. А вот разделенный в революционном угаре «Газпром» назад уже будет не склеить. Поэтому стоит рационально отнестись к реформированию газовой отрасли, рассмотрев все плюсы и минусы.

Зачем «Газпром» вообще признал угрозу разделения компании? Стоит напомнить, что концерн уже много лет пишет в своих документах, что правительство может лишить его монопольного права на экспорт трубопроводного газа. Нынешнее заявление о разделении компании является лишь производной от риска лишения монополии. Скажем откровенно, все риски для «Газпрома» создают его конкуренты «Роснефть» и «Новатэк». Игорь Сечин и Геннадий Тимченко F 4 имеют сравнимый с Алексеем Миллером аппаратный вес. Они стремятся получить для своих компаний право самостоятельного экспорта трубопроводного газа, так как продажа газа на внешних рынках более прибыльна, чем реализация сырья российским потребителям. Но простые заявления о том, что несправедливо, когда экспортом газа занимается только одна компания, ни к чему не приводят.

Решение о реформе газовой отрасли может принять только Владимир Путин. Возможно, президент опасается, что, если либерализовать экспорт трубопроводного газа, российские поставщики станут конкурировать между собой на европейском рынке. Этим воспользуются потребители и станут сбивать цены. В итоге российский бюджет недополучит доход от НДПИ (налог на добычу полезных ископаемых) и экспортной пошлины, так как их размер рассчитывается с учетом цен рынке.

Сокращение доходов бюджета приведет к снижению расходов, в том числе и социальных, а значит — повысятся протестные настроения. А повторения событий 100-летней давности правящие элиты уж точно не хотят.

Аргументы за сохранения экспортной монополии кажутся железобетонными. Но «Роснефть» и «Новатэк» решили идти к своей цели постепенно. Сначала они получили право экспорта СПГ. Вероятно, они смогли убедить президента в том, что необходимо дать проекту «Роснефти» «Дальневосточный СПГ» и ямальским СПГ-проектам НОВАТЭКа («Ямал СПГ» и «Арктик СПГ») возможность самостоятельно продавать свой сжиженный газ именно на азиатских рынках. Аргументация могла быть следующая: азиатские рынки газа растут большими темпами, и рынок Китая в частности, поэтому важно занять их российским газом, и не важно, кто будет его поставлять — «Газпром» или другие компании, конкуренция будет происходить между Россией и другими странами-экспортерами, а не между компаниями. В итоге СПГ-проекты «Роснефти» и НОВАТЭКа получили право экспорта сжиженного газа. Показательно, что полной либерализации экспорта СПГ не произошло: поправки в закон были составлены так, что под них подпадали только некоторые проекты.

Теперь коалиция двух независимых производителей делает следующий шаг. Они говорят о том, что подразделения «Газпрома» нужно разделить по видам деятельности внутри самой компании, так как это повысит прозрачность, эффективность и вообще так принято в цивилизованном мире. Конечно, когда внутри «Газпрома» газотранспортная инфраструктура будет выделена в отдельное подразделение, ее гораздо легче будет вывести из структуры концерна под теми же благими аргументами. Но в тот же момент встанет вопрос о самой модели газовой отрасли России. Сейчас один из участников рынка — «Газпром» — конкурирует с другими компаниями в сегментах добычи и сбыта, но одновременно владеет инфраструктурой и оказывает услуги по транспортировке и хранению газа конкурентов.

В случае выделения из концерна газотранспортной системы, «Роснефть» и «Новатэк» будут выступать за приведения газовой отрасли к модели нефтяной, что подразумевает либерализацию экспорта трубопроводного газа.

Вот так тезис о разделении «Газпрома» превращается в тезис о либерализации экспорта газа. Поэтому нынешний меморандум госконцерна не содержит в себе ничего нового. Другой вопрос, а приведет ли либерализация к тем негативным последствиям, которых может опасаться российское руководство? Рост потребления газа в Европе в 2017 году показывает, что цена является определяющим фактором для потребителя и он станет сбивать ее любыми методами. Аргумент о том, что допуск независимых производителей к экспортным газопроводам позволит обойти ограничения Третьего энергопакета также весьма сомнительны. Ведь дело не в том, какая компания поставляет в Евросоюз газ, а в том, что этот газ идет из России, которую, по мнению ряда европейских политических лидеров, нужно сдерживать. В том числе через блокаду наших газопроводных проектов.

Россия > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 21 ноября 2017 > № 2395462 Игорь Юшков


Россия > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 5 июля 2017 > № 2232860 Игорь Юшков

Схватка трех «ёкодзун»: кому достанется победа в российском газовом треугольнике

Игорь Юшков

Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ.

Споры о либерализации цен на газ — следствие не только экономической конкуренции «Газпрома», «Роснефти» и «Новатэка». Это элемент борьбы номеклатурно-политических групп в российском ТЭК

На российском рынке происходит битва титанов. Крупнейшие производители газа «Газпром», «Роснефть» и «Новатэк» конкурируют как за внутренний рынок, так и за право экспорта трубопроводного газа. За каждой из компаний стоит мощная лоббистская поддержка в лице либо руководителя, либо собственника: Алексей Миллер, Игорь Сечин и Геннадий Тимченко соответственно, что придает остроту перманентному конфликту. Ведь из-за примерно равной силы политических фигур пока никто не может одержать решающую победу.

Нынешний виток противоречий касается либерализации цен на газ на внутреннем рынке. По действующему законодательству «независимые» производители газа — «Роснефть» и «Новатэк» — могут продавать газ промышленным потребителям по свободным ценам. А «Газпром» обязан торговать только по установленным ФАС тарифам. Это привело к тому, что «независимые» «отъели» у «Газпрома» существенную часть внутреннего рынка, просто предлагая покупателям небольшую скидку от официальных тарифов. «Газпром» при этом ничего сделать не может, конкурировать по цене ему запрещает закон.

Подобная особенность госрегулирования на газовом рынке привела к тому, что сначала «Новатэк», а затем и «Роснефть» нарастили добычу и сбыт газа.

Причем на первом этапе обе компании забирали клиентов у «Газпрома», а позже стали конкурировать и друг с другом. В 2016 году «Роснефть» вышла на второе место по добыче газа и к 2020 году собирается нарастить производство до 100 млрд куб. м газа в год. Проблема в том, что «независимым» производителям выгодно поставлять газ промышленным потребителям, расположенным близко к районам добычи газа, то есть к ЯНАО и ХМАО, так как стоимость транспортировки сильно влияет на рентабельность поставки. Соответственно, отдаленные потребители «Новатэку» и «Роснефти» малоинтересны. Но даже при таких ограничениях доля «Газпрома» на внутреннем рынке сократилась с 80% в 2010 году до примерно 64% в 2016 году, а «Новатэк» и «Роснефть» имеют примерно по 18% рынка. Так что называть «Газпром» монополистом можно, говоря только об экспорте трубопроводного газа.

Из-за постоянного роста цен на российском рынке и падения на европейском «Газпром» стремится вернуть себе позиции. Для этого он просит правительство предоставить ему право давать скидку потребителям, что поставит его в одинаковое положение с «Новатэком» и «Роснефтью». Позицию концерна поддержал ФАС, предложив провести пилотный проект по либерализации цен на газ для промышленности в трех регионах: ХМАО, ЯНАО и Тюменской области. Против выступило Минэнерго, резонно замечая, что такой эксперимент приведет к банальному выдавливанию «независимых поставщиков из этих регионов, ведь «Газпром» сможет перебить ценовое предложение и «Новатэка», и «Роснефти». Сами же компании так же обоснованно указывают на то, что если уж и создавать равные условия, то стоит начать с установления равных тарифов на транспортировку газа по Единой системе газоснабжения и его хранению в подземных хранилищах газа (ПХГ). В настоящее время «дочки» «Газпрома» платят за эти услуги меньше, чем сторонние организации.

В итоге Сечин и Тимченко смогли отбиться от пилотных проектов по либерализации цен. Периодически они переходят в наступление и требуют также равных прав на экспорт трубопроводного газа. В их предложениях можно увидеть как тактические задачи (получение экспортной прибыли), так и стратегические — изменение модели всей газовой отрасли России.

«Роснефти» и «Новатэку» выгодно привести модель газовой отрасли к виду нефтяной, т. е. выделить из «Газпрома» транспортную составляющую, а остальные части приватизировать, как это было при реформе РАО «ЕЭС России». Как и в электроэнергетике, покупателем газовых активов в этом случае смогут быть как частные компании, например «Новатэк», так и государственные — «Роснефть». Владимир Путин опасается, что выход нескольких российских компаний на европейский рынок приведет не к росту поставок российского газа, а к конкуренции и падению цен. Соответственно, снизится экспортная пошлина и налог на добычу полезных ископаемых, а значит, и доходы бюджета. А это уже путь к социальной напряженности.

Для убеждения президента в необходимости реформы «Газпрома» «независимым» производителям выгодно указывать на неэффективность этой компании. Для этого и «Роснефть», и «Новатэк» договорились о поставках газа с зарубежными потребителями и исполняют их за счет закупки газа на спотовых рынках. Кроме того, «Новатэк» вскоре сможет поставлять сжиженный газ со своего проекта «Ямал СПГ» в Европу. Для того чтобы конкурировать с компанией Тимченко и Михельсона, «Газпром» стремится сдвинуть с мертвой точки проект «Балтийский СПГ», ориентированный на западные рынки сбыта. Для этого нужно мотивировать Shell к более активным действиям. Предложения предоставить налоговые льготы, аналогичные проекту «Ямал СПГ», вероятно, были отвергнуты на уровне руководства страны. Теперь же «Газпром» просит правительство предоставить ему право самостоятельно определять стоимость газа, реализуемого на заводы СПГ. Часто можно услышать такую интерпретацию этой просьбы: «Газпром» хочет продавать газ для «Балтийского СПГ», в котором 49% будет принадлежать Shell, дороже официальных тарифов, чтобы максимизировать именно свою маржу. Но для того, чтобы затащить иностранного партнера в проект, нужно делать все наоборот: продавать совместному предприятию газ дешевле тарифа, чтобы Shell польстился на прибыль и приступил к реализации проекта.

Выходом на СПГ-рынок из Балтийского моря «Газпром» сможет продемонстрировать, что ничем не хуже «Новатэка» с его «Ямалом СПГ» и «Роснефти» с ее «Печорой СПГ». Так что можно рассматривать либерализацию цен на газ не как исключительно экономическую конкуренцию, а как элемент борьбы номеклатурно-политических групп в российском ТЭК.

Россия > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 5 июля 2017 > № 2232860 Игорь Юшков


Саудовская Аравия. Катар. РФ > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 6 июня 2017 > № 2200744 Игорь Юшков

Нефтегазовые выгоды России от конфликта Саудовской Аравии и Катара

Игорь Юшков

Ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ.

Обострение ситуации в странах Персидского залива неизбежно вызовет сокращение поставок энергоресурсов на мировые рынки и рост цен. Россия окажется в числе выигравших

У востоковедов есть старая шутка: даже перед концом света последней новостью будет сообщение о том, что на Ближнем Востоке вновь неспокойно. Регион характеризуется непрекращающимися конфликтами, и в понедельник мы стали свидетелями очередного. Саудовская Аравия, Египет, Бахрейн и ОАЭ обвинили Катар в финансировании террористических группировок, вмешательстве во внутренние дела других государств и разорвали с эмиратом дипломатические отношения, введя ряд дополнительных мер типа прекращения транспортного сообщения и закрытия офисов катарского телеканала Al Jazeera. Позже к антикатарской коалиции присоединились власти восточной части Ливии, Йемена, Мальдивы и Маврикий.

Для мировой экономики и политики события в этом регионе важны прежде всего из-за наличия на территории ближневосточных государств крупных запасов нефти и газа. Суммарные запасы нефти стран, участвующих в нынешнем конфликте (включая Иран, непосредственно замешанный в происходящих событиях), составляют примерно 35,3% от общемировых, газа — 40,9%.

Основные причины нынешнего конфликта Саудовской Аравии и Катара лежат в политической плоскости: Доха и Эр-Рияд конкурируют за лидерство на Ближнем Востоке и Севере Африки. Однако конфликт может затронуть и мировые рынки энергоресурсов.

Сценарий эскалации конфликта Саудовской Аравии и Катара наименее вероятен, все-таки США, имеющие военные базы на территории обоих государств, стремятся урегулировать спорную ситуацию. Однако, в последнее время мы видим столько «черных лебедей», что ни один из вариантов развития событий нельзя исключать. С точки зрения экономических интересов для России была бы крайне выгодна дестабилизация как в Саудовской Аравии, так и в Катаре. С первыми Россия конкурирует на рынке нефти, со вторыми — на рынке газа.

По данным секретариата ОПЕК КСА в среднем экспортирует примерно 7,2 млн баррелей в сутки, из которых 0,9 млн идут на европейский рынок, а 4,6 млн — на рынки АТР. В случае усугубления конфликта Катара и саудовского королевства, Доха, вероятно, попыталась бы выполнить свой план дестабилизации шиитских районов Саудовской Аравии (восточные провинции королевства, там сосредоточены основные запасы нефти), что повлияло бы на объемы добычи и экспорта саудовской нефти.

Естественно, это привело бы к прекращению действия соглашения ОПЕК+, а значит, российские компании получили бы возможность добывать по максимуму, чтобы занять долю саудитов на рынке нефти. Одновременно с сокращением предложения сырья выросла бы и цена нефть, что также выгодно России.

Катар не является крупным производителем нефти, но он сохраняет мировое лидерство по экспорту СПГ. В 2016 году эмират экспортировал 79,6 млн тонн СПГ, из которых 52,7 млн ушло в Азию, а 17,9 — в Европу. Соответственно, сокращение экспорта позволило бы «Газпрому», во-первых, нарастить поставки газа в Европу. Во-вторых, европейские страны заняли бы более благоприятную позицию по отношению к российским газопроводным проектам.

В частности, Польша, намеревающаяся сократить закупки газа из России за счет контрактов с Катаром, активно торпедирует проект «Северный поток-2» и сорвала загрузку газопровода OPAL (ответвление от «Северного потока) на 100% мощности. При дефиците газа Брюссель, Москва и Варшава быстрее нашли бы компромисс.

Напряженность между Саудовской Аравией и Катаром заставляет США ранжировать своих союзников в регионе. Прошедший визит Трампа в Саудовскую Аравию показывает, что пока американская благосклонность на стороне Эр-Рияда. Хотя это и не означает, что Вашингтон позволит саудитам осуществить военное нападение на Катар, но ожидать ужесточение позиции США по иранскому вопросу вполне можно.

Трамп и ранее критиковал сделку по ядерной программе Ирана, а теперь может перейти от слов к делу. Возврат американской администрации к антииранской политике усложнит выход Тегерана на европейский рынок газа. Хотя Иран является российским союзником в Сирии, конкуренция на европейском рынке газа принесла бы Москве в разы больше проблем, чем выгоды от нынешнего партнерства.

Негативным для России моментом в сценарии эскалации ближневосточного конфликта является развитие ВИЭ в ответ на рост цен на нефть. Однако в нынешней экономической ситуации для Москвы это было бы меньшим из зол.

Саудовская Аравия. Катар. РФ > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 6 июня 2017 > № 2200744 Игорь Юшков


Турция. Россия > Нефть, газ, уголь > vestikavkaza.ru, 1 февраля 2017 > № 2058902 Игорь Юшков

Игорь Юшков: "Для строительства "Турецкого потока" все готово"

Еще один шаг к официальному старту реализации проекта "Турецкий поток" был сделан сегодня Советом Федерации РФ, одобрившим принятый Госдумой закон о ратификации соответствующего соглашения между правительствами России и Турции. В преддверии завершения юридической части строительства "Турецкого потока" "Вестник Кавказа" побеседовал с ведущим аналитиком Фонда национальной энергетической безопасности, преподавателем Финансового университета при правительстве РФ Игорем Юшковым о перспективах проекта.

- В первую очередь, Игорь Валерьевич, по вашей оценке, как быстро смогут приступить стороны к практической реализации "Турецкого потока"?

- Прежде всего, стоит отметить, что реализация "Турецкого потока" была начата давно, сейчас дело лишь за непосредственными работами по укладке труб. "Газпром" ведет проект на всем его протяжении, акватория Черного моря уже исследована и под старый маршрут "Южного потока", и под участок, где газопровод уходит от Болгарии на юг к Турции. Теперь нужно определить точный маршрут первой и второй ниток на территории Турции и выделить под них соответствующую полосу. Поскольку сейчас нет проблемы, будут ли подписаны все необходимые документы, все понимают, что работы уже надо вести.

- Остаются ли какие-либо противоречия между российской и турецкой сторонами?

- С первой ниткой все вполне ясно, она точно будет построена, есть лишь некоторые разногласия между "Газпромом" и частными турецкими газовыми компаниями, требующими себе скидку на газ. Дело в том, что, когда готовилось первое соглашение по "Турецкому потоку" в 2015 году, "Газпром" пообещал турецким компаниям дать скидку на газ для потребителей. Тогда это было естественно, так как цены на газ были довольно высокими, более $300 за тысячу кубов стоимость – но теперь европейские цены составляют $200 и менее за 1 тыс кубометров. Поскольку рыночные условия настолько изменились, "Газпром" говорит, что скидку дать не может, ведь газ и так дешевый, а турецкие компании настаивают, что скидка все равно должна быть предоставлена. Пока что это противоречие не преодолено. При этом надо понимать, что ни той, ни другой стороне не выгодно распространять этот ценовой конфликт на газопровод, так как Турции важны надежные газовые поставки и перспективы превращения в транзитера российского газа в Европу.

- Откажется ли Турция от маршрута поставок через Украину при реализации "Турецкого потока"?

- Ежегодно Турция получает через Украину, Румынию и Болгарию по Трансбалканскому газопроводу порядка 15 млрд кубов российского газа. Как только будет построена первая нитка "Турецкого потока", весь этот объем закупаемого в России газа Турция будет получать напрямую без посредников, что увеличит ее энергетическую безопасность. Думаю, для этого первая нитка и строится. При этом, если будут реализованы обе нитки, с Украины уйдет примерно 30-32,5 млрд кубов транзитного российского газа.

- На ваш взгляд, каковы шансы, что вторая нитка будет построена?

- Турция в этом заинтересована, так как этот газопровод позволит ей увеличить свой статус для европейцев и даст дополнительный рычаг на переговорах с Европой. При этом турецкий маршрут второй нитки "Турецкого потока" как раз таки под большим вопросом. Дело в том, что, несмотря на прописанное в межправсоглашении строительство второй трубы через территорию Турции до границы Болгарии, далеко не факт, что "Газпром" будет прокладывать ее именно так – в идеале компания хотела бы построить вторую нитку по старому маршруту "Южного потока", сразу в Болгарию и оттуда через Балканы до австрийского Баумгартена. Опять же, это позволит поставлять газ конечным потребителям без посредников.

При этом не стоит забывать, что сами европейцы еще не определились, в каком формате они готовы принять "Турецкий поток". И если первая нитка – уже свершившийся факт, то вторая по-прежнему является дискуссионным вопросом.

Турция. Россия > Нефть, газ, уголь > vestikavkaza.ru, 1 февраля 2017 > № 2058902 Игорь Юшков


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter