Всего новостей: 2528446, выбрано 1 за 0.015 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Землянский Валентин в отраслях: Нефть, газ, угольвсе
Землянский Валентин в отраслях: Нефть, газ, угольвсе
Украина. Россия > Нефть, газ, уголь > ria.ru, 2 марта 2016 > № 1672085 Валентин Землянский

"Нафтогаз" обнародовал во вторник претензии к "Газпрому" в Стокгольмском арбитраже. По словам главы украинской компании Андрея Коболева, эта сумма составляет 8,2 миллиарда долларов, но она, по его мнению, может быть и увеличена. О сути претензий "Нафтогаза" и перспективах Стокгольмского процесса рассказал в интервью РИА Новости директор энергетических программ Центра мировой экономики и международных отношений Национальной академии наук Украины Валентин Землянский. Беседовал обозреватель Захар Виноградов.

— Валентин, у Украины есть претензии к России, вернее, у "Нафтогаза" к "Газпрому" по поводу цены на поставляемый газ и претензии по цене на транзит газа, который поставляется из РФ в Европу через Украину. Украина хочет цену на газ ниже, а за транзит получать больше, чем сейчас. "Газпром" с этим не согласен. Поэтому дело передано в Стокгольмский арбитраж. И какое решение он может принять?

— Начнем с того, что в Стокгольме разбирательство уже идет несколько лет. То есть началось это не сегодня, а в 2014 году. Более того, в 2015 году иски со стороны "Газпрома" и "Нафтогаза" дополнялись. Это такая длительная история. С той и с другой стороны примерно одинаковые претензии по суммам, но не по сути.

Между "Газпромом" и "Нафтогазом" в 2009 году было заключено два договора. Первый — на поставки газа из России на Украину. Второй — на прокачку, то есть транзит газа из России в Европу по газотранспортной системе Украины, за что Россия обязана платить Украине.

— Насколько я понимаю, именно эти контракты, а вернее, контракт на поставку газа, который в 2009 году подписала тогдашний премьер-министр Украины Юлия Тимошенко, и стал причиной ее уголовного преследования и осуждения при предыдущем правительстве?

— Да, это так. Но после смены власти в 2014 году все обвинения с нее были сняты, и она была полностью амнистирована нынешней властью, а уголовная статья аннулирована. Претензий к ней со стороны нынешних властей по этим контрактам нет.

Что же касается самих контрактов, тут есть нюансы. В конце 2015 года "Нафтогаз" в одностороннем порядке поднял цену на транзит российского газа через Украину. Однако проблема в том, что, согласно положениям контракта, в одностороннем порядке сделать это нельзя. До тех пор пока действует контракт на транзит, подписанный в 2009 году, а он действует до 2019 года, по международным законам и внутреннему законодательству Украины в одностороннем порядке ничего изменить невозможно, если стороны не придут к иному соглашению — к изменению условий на основе обоюдных договоренностей — либо если не будет принято решение Стокгольмским арбитражем. Но и в последнем случае нет никакой уверенности, что решение будет в пользу Украины. Это, как рулетка: 50 на 50.

Однако и это еще не все. Проблема в том, что по этим контрактам, по этим искам цены на газ, на транзит Стокгольмский арбитраж определить не может.

— Почему?

— Он не имеет права вмешиваться в действия двух хозяйствующих субъектов. Он может сказать, что, ребята, в принципе, ценообразование, зафиксированное в ваших документах, не соответствует европейскому законодательству в области энергетики. Но сказать, что "Газпром" должен продавать газ Украине по какой-то определенной цене, которую определит Стокгольмский арбитраж, этого нет.

Да, в Европе существует свое законодательство, так называемые энергетические пакеты. Там все прописано. Но ни Россия, ни Украина не являются членами ЕС, поэтому эти энергопакеты на их отношения между собой не распространяются.

— Тогда для чего нужно обращение в Стокгольмский арбитраж?

— В контрактах прописано, что в случае возникновения претензий стороны могут обратиться в Стокгольмский арбитраж. Но это обращение, это решение не может быть обязательным для сторон по уже перечисленным причинам. Задача арбитража в той части, которая касается рассматриваемого нами дела, в том, чтобы вовлечь стороны в процесс урегулирования взаимных претензий.

Но и тут возникают проблемы. Например, увеличение цены за транзит газа. К примеру, Стокгольмский арбитраж примет решение, что цена за транзит должна быть увеличена, и, допустим, "Газпром" согласится с таким решением. Тогда произойдет и увеличение цены на газ, который он поставляет в Европу. А там тоже все уже записано ранее в контрактах. И тогда может возникнуть новая череда арбитражных разбирательств между "Газпромом" и другими его потребителями. То есть это такая длинная арбитражная история с непредсказуемым финалом. Поэтому "Газпром" и не идет на изменение цены транзита газа.

Заметьте, что глава "Нафтогаза" Коболев не гарантирует быстрого решения, он тоже говорит, что все это дело времени. И что, скорее всего, этот вопрос надо урегулировать в ходе подготовки к арбитражу в Стокгольме путем переговоров. Во всяком случае, не исключает такого варианта разрешения взаимных претензий.

— Тогда в чем суть претензий?

— Претензии идут, собственно говоря, по трем основным позициям. В контракте записано, что в год Украина обязуется выбирать 50 миллиардов кубометров газа. Это обязательный объем. Однако на сегодня Украина потребляет значительно меньше. Например, при заключении контракта о поставках промышленность страны (а импортный газ шел в основном на промышленное производство) потребляла 30 миллиардов кубов. По прошлому году эта цифра составила 11-11,3 миллиарда. То есть сегодня Украина не может потреблять столько газа, сколько было зафиксировано в контракте 2009 года. Причина — падение промышленного производства в целом по стране, а не только в Донбассе, как официально говорят на Украине.

Вторая претензия — отказ от принципа "бери или плати". То есть если Украина не выбирает в течение года 50-52 миллиардов кубов газа, зафиксированных в контракте с "Газпромом", она все равно должна заплатить за весь законтрактованный газ.

В принципе в этом нет ничего криминального. Такая мировая практика существует, и можно, например, переносить невыбранный в течение определенного периода газ на другие, будущие периоды. Например, с учетом будущего роста промышленного производства. Но перспектив увеличения потребления тоже нет.

— А Украина действует по этому принципу, то есть платит?

— Нет, не платит. Такая ситуация началась еще в 2009 году, потом в 2010-м она была урегулирована. Однако с 2012 года счета за не потребленный газ накапливались. И последовательно продолжают накапливаться до сегодняшнего дня. Но это мало влияет на отношения сторон.

— Почему?

— "Газпром" выписывает счета, "Нафтогаз" последовательно их не оплачивает. Ну, счета и счета. Это ж просто бумажки. "Газпром" все равно продолжает ведь поставлять газ. Значит, ему это выгодно. А деньги за не поставленный газ не получает.

И третий момент претензий "Нафтогаза" к России — это цена. Цена не фиксированная. Формула ценообразования поставок газа зависит от стоимости нефти. Если цена на нефть падает, падает и цена на газ, но с отставанием в 9 месяцев. Так записано в контракте. И это тоже международная практика. При заключении контракта в 2009 году, когда цены на нефтепродукты были высокими, цена на газ составляла 450 долларов за 1000 кубометров. Сейчас, когда цены на нефть упали, "Газпром" предлагает газ по 212 долларов, то есть почти вдвое ниже.

— Я так понимаю, что Украина хочет, чтобы и эта формула была изменена и цена на газ была еще ниже.

— Да. Но еще раз подчеркну, что Стокгольмский арбитраж не может обязать "Газпром" продавать газ Украине по какой-то определенной цене. Это просто невозможно. Он может указать на некие несоответствия в контракте, на несоответствия с мировыми ценами, но не может обязывать поставщика продавать по цене, которая устраивает только одну из сторон.

— Теперь о мировых ценах на газ. На Украине постоянно говорят, что цены на поставляемый "Газпромом" газ выше того, что поставляет наша российская естественная монополия в другие европейские страны. Это так?

— Это непростой вопрос. Потому что у "Газпрома" десятки, сотни контрактов с разными странами, организациями и так далее. В каждом конкретном случае цена определяется многими сопутствующими условиями.

— И тем не менее Украине выгодно получать так называемый реверсный газ из Европы.

— Да, есть страны, у которых есть излишки законтрактованного газа (например, зима была теплой, газа израсходовали меньше, чем планировали). И они могут себе позволить продать его Украине. Я уже говорил, что в конце прошлого года "Газпром" предлагал газ по цене 212 долларов за тысячу кубометров, а "Нафтогаз" закупил по цене 188 долларов.

Но и здесь не все так просто. С учетом транзита этого газа он в конечном итоге оказался даже на доллар дороже того, что предлагал "Газпром". К тому же есть прецеденты прошлого года, второго и третьего кварталов, когда цена, которую предлагал "Газпромом" Украине, была ниже, чем та, по которой Украина закупала газ в Европе, причем это по данным "Нафтогаза".

— Тогда в чем интерес "Нафтогаза", правительства Украины воевать с "Газпромом"?

— Правительство Украины хочет уйти от монополии "Газпрома" в поставках газа. То есть диверсифицировать поставки, получать газ из разных источников. Хотя я не совсем понимаю, почему наше правительство все время при этом заявляет обратное, то есть декларирует, как это делает премьер Арсений Яценюк, что хочет полностью отказаться от поставок газа из России. Диверсификация предполагает получение энергоносителей из разных источников, в том числе и из "Газпрома". К тому же и отказаться полностью от этих поставок невозможно. Реверсный газ может покрыть лишь часть наших потребностей.

Есть еще собственный газ, который добывает Украина, порядка 18 млрд кубов в год. Но все равно этого недостаточно, он идет в основном на ЖКХ.

— Получается, несколько абсурдная ситуация. "Нафтогаз", а вернее, правительство Украины хочет отказаться от поставок газа из России, но не может этого сделать. Хочет изменить условия контракта, заключенного Юлией Тимошенко в 2009 году, для чего обращается в Стокгольмский арбитражный суд, хотя понятно, что этот суд может лишь предложить урегулирование вопроса между сторонами, но не может обязать "Газпром" в одностороннем порядке изменить условия поставок и оплаты. "Нафтогаз" в нарушение контракта поднимает цену на транзит газа, но тоже не может этого сделать в одностороннем порядке. Тогда зачем все это?

— Здесь чистая политика — сократить до нуля отношения с Россией. Однако, как я считаю, и в основе политики должен быть заложен экономический резон, экономическая выгода. Для Украины в этом нет никакой выгоды.

Но больше всего от этого выигрывает Германия. Понимаете, пока идут все эти споры о ценах, поставках, реверсах, Стокгольмские арбитражные суды, принято решение о прокладке второй нитки "Северного потока", то есть увеличение поставок российского газа через Германию. Таким образом, именно Германия начинает играть все более заметную роль на энергетическом рынке Европы.

Украина. Россия > Нефть, газ, уголь > ria.ru, 2 марта 2016 > № 1672085 Валентин Землянский


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter