Всего новостей: 2523556, выбрано 6 за 0.013 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Аскаров Тулеген в отраслях: Приватизация, инвестицииВнешэкономсвязи, политикаГосбюджет, налоги, ценыНефть, газ, угольФинансы, банкиЭкологияСМИ, ИТНедвижимость, строительствоОбразование, наукаАрмия, полицияАгропромМедицинавсе
Китай. Венесуэла. Иран. ДФО > Нефть, газ, уголь. Финансы, банки > dknews.kz, 1 марта 2018 > № 2516064 Тулеген Аскаров

Нефть – за юани

С началом долгожданной весны, когда в природу возвращается благодатное тепло, напоминая людям о приближающемся празднике равноденствия и обновления Наурыз, вполне естественно хочется слышать больше позитивных новостей, в том числе и экономических.

Тулеген АСКАРОВ

Одна из самых ожидаемых таких новостей в этом году должна вот-вот прийти от нашего восточного соседа, где на Шанхайской международной энергетической бирже (Shanghai International Energy Exchange, INE) уже давно все готово к торговле нефтяными фьючерсами в юанях. В декабре прошлого года свое разрешение INE выдал Госсовет Китая, а первые торги планировалось провести 18 января. Но, по всей видимости, из-за празднования китайского Нового года было решено перенести начало торгов на март, что, в общем-то, и верно.

В ШАНХАЕ ВСЕ ГОТОВО

Расчеты в юанях за нефть ведутся уже давно, поскольку валюта эта устойчивая, а с осени 2016 года она еще и вошла в валютную корзину МВФ наряду с долларом, евро, фунтом стерлингов и иеной. В Венесуэле с прошлого года начали использовать китайскую валюту для определения цен в юанях. Руководство российской «Газпром нефть», поставляющей нефть в Китай по трубопроводу «Восточная Сибирь – Тихий океан», также подтвердило, что практически весь ее объем продается за юани.

Быстрыми темпами увеличиваются объемы платежей в китайской валюте за поставки нефти в Поднебесную из Анголы, на территории которой юань стал вторым легитимным средством для платежей после национальной валюты! И чем больше пополняются ряды тех экспортеров нефти, которые попали под финансовые санкции США или могут подвергнуться им в ближайшее время, тем сильнее становится для них стимул не только рассчитываться в юанях за «черное золото», но и определять в этой валюте биржевые цены на этот стратегически важный товар. Напомним, что в этом строю уже находятся помимо упомянутых выше Венесуэлы и Анголы еще и Россия, Иран, Ливия. А Китай при этом в прошлом году стал еще и главным импортером нефти, опередив США.

Так что запуск торгов нефтяными фьючерсами в Китае, номинированными в юанях, – вполне естественное и давно назревшее важное событие для мировой экономики. Как следует из информации, опубликованной на сайте INE, в Шанхае полностью готовы к их началу. Летом прошлого года прошли тренинги, посвященные торговле нефтяными фьючерсами, в Чэнду, Чжэнчжоу, Даляне, Циндао, Нинбо и Сямэнь. Разработаны и утверждены необходимые регуляторные правила и нормы, включая допуск иностранных участников, подготовлены и тестированы торговая платформа, система расчетов и клиринга, риск-менеджмента, определен типовой контракт размером в 1000 баррелей, минимальный финансовый порог для индивидуальных (500 тысяч юаней) и институциональных (1 млн юаней) инвесторов.

В минувшем месяце были утверждены инспекционные агентства по контролю за соблюдением условий фьючерсной торговлей – «China Certification & Inspection Group Inspection Co., Ltd.», «SGS-CSTC Standards Technical Services Co., Ltd.», «Shanghai Orient Intertek Testing Services Co., Ltd.» и «Technical Center for Industrial Product and Raw Material Inspection and testing of SHCIQ».

Определен и список организаций, обеспечивающих поставку нефти согласно заключенным фьючерсам. В него вошли как портовые («Dalian Port (PDA) Company Limited», «Yingkou Port Xianrendao Wharf Co., Ltd.» и «CNOOC Yantai Port Petrochemical Terminal Co., Ltd.»), так и нефтяные компании вместе с логистическими организациями («Sinopec Petroleum Reserve Co., Ltd.», «PetroChina Fuel Oil Company Limited», «Sinochem-Xingzhong Oil Staging (Zhoushan) Co., Ltd.», «Dalian PetroChina International Warehousing & Transportation Co., Ltd.», «Qingdao Shihua Crude Oil Terminal Co., Ltd.» и «Yangshan Shengang International Oil Logistics Co., Ltd.»).

Сама INE была зарегистрирована в ноябре 2013 года в пилотной зоне свободной торговли Шанхая, ее деятельность обеспечивается Шанхайской фьючерсной биржей (SHFE). Торги на этой площадке будут проходить с 9.00 утра до 11.30, а после обеда – с 13.30 до 15.00 по времени Пекина. Пробные же торги были проведены в декабре прошлого года. Поскольку тамошнему бизнесу нужно еще войти в трудовой ритм после 16-дневного празднования китайского Нового года (праздника Весны), которое заканчивается как раз в эту пятницу, то, по всей видимости, наиболее реальным сроком для начала торгов нефтяными фьючерсами на INE станет конец марта.

И ВНОВЬ ЗА ПАРТУ!

Для нашей страны, экспортировавшей в прошлом году около 70 млн тонн нефти, в том числе и в Китай, опыт соседей по организации фьючерсной торговли на этот товар, конечно же, будет весьма важным и поучительным. Ведь политика дедолларизации, которой следуют сегодня казахстанские власти, не может быть эффективной без диверсификации валютных расчетов по нефтяным контрактам. К тому же и у отечественных биржевиков наработан опыт работы с разного рода фьючерсами. А осенью 2016 года начались торги нефтяными контрактами за рубли на Санкт-Петербургской товарно-сырьевой бирже, что дает основу для распространения российского опыта и на торговые площадки стран ЕАЭС.

Напомним и о том, что китайские инвесторы уже давно активно работают в Казахстане, у нас представлены через «дочек» несколько крупнейших банков Поднебесной, к которым вскоре присоединится и еще один гигант – China Construction Bank. Китайцами предоставлены многомиллиардные займы отечественным заемщикам, реализующим крупные проекты (к примеру, модернизация Атырауского НПЗ), финансируется также масштабная программа по созданию 51 совместного предприятия на территории Казахстана. Мощным потоком идет из Китая к нам импорт потребительских товаров.

Но при этом роль юаня на нашем финансовом рынке невелика. В банках в этой валюте не предлагаются депозиты или кредиты, только в последнее время они стали предлагать карточки китайской платежной системы «UnionPay» с прямой конвертацией тенге в юани. Торгуется китайская валюта и на Казахстанской фондовой бирже, в обменных пунктах, но обороты по ней все еще невелики. Сторонятся от юаневых инструментов и управленцы активами Национального фонда и пенсионными активами ЕНПФ. Конечно, их осторожность можно понять – ведь юань все еще не является свободно конвертируемой валютой. Между тем несколько лет тому назад между центральными банками наших стран было заключено соглашение о валютном свопе на вполне приличную сумму – 7 млрд юаней, или 200 млрд тенге.

Тем не менее до официальной инаугурации международного финансового центра «Астана» (МФЦА), намеченной на начало июля, у отечественных биржевиков с алматинской и астанинской площадок и нефтяников еще есть время для ознакомления с опытом INE по организации торгов фьючерсами на «черное золото». К тому же нужно учесть, что стратегическим партнером и крупным акционером проекта МФЦА выступает Шанхайская фондовая биржа, которая окажет содействие в создании высокотехнологичной торговой площадки в столице Казахстана. Так что было вполне логичным осуществлять часть расчетов на бирже МФЦА в юанях с последующим запуском там и фьючерсной торговли. Кстати, стоило бы апробировать там и расчеты в тенге.

Момент для важного исторического урока от нашего восточного соседа сейчас весьма благоприятный. Казахстанская экономика вновь набирает обороты, относительно стабилен обменный курс тенге, вполне благоприятна ценовая конъюнктура на нефть и другие отечественные экспортные товары. Конечно, речь не идет об отказе от сполна оправдавшей себя многовекторности – свои выгоды есть в экономическом партнерстве с США, Европой, Россией и другими участниками глобального мирового хозяйства. Но при этом надо все же успеть запрыгнуть в быстро набирающий ход «экспресс» китайской и азиатской экономики в целом с тем, чтобы успешно провести третью модернизацию Казахстана и достойно вписаться в мир четвертой промышленной революции!

Китай. Венесуэла. Иран. ДФО > Нефть, газ, уголь. Финансы, банки > dknews.kz, 1 марта 2018 > № 2516064 Тулеген Аскаров


Казахстан. Россия > Нефть, газ, уголь. Транспорт. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 28 сентября 2017 > № 2327848 Тулеген Аскаров

Под крылом самолета керосином почти не пахнет…

Официальное заявление национальной компании «Эйр Астана» об угрозе срыва регулярного воздушного сообщения в нашей стране из-за дефицита авиакеросина стало весьма неприятным сюрпризом для казахстанцев и потенциальных гостей нашей страны. Ведь многие из них уже строят планы поездок в новогодние праздники, до которых осталось совсем немного.

Тулеген АСКАРОВ

КАК ОБУХОМ ПО ГОЛОВЕ

После успешного проведения в этом году двух масштабных международных мероприятий – Универсиады-2017 в Алматы и всемирной выставки ЭКСПО-2017 в столице, значительно укрепивших благоприятный имидж Казахстана, верилось в то, что теперь все флаги уж точно будут постоянно в гости к нам по гостеприимному открытому небу над бескрайней степью. Да и сами мы, благодаря вводу в действие нового аэропорта в Астане, приобретению новых самолетов отечественными авиаперевозчиками, рассчитывали летать гораздо чаще и за рубеж, и по просторам Отечества, где есть немало прекрасных мест для отдыха и знакомства с его славным прошлым и настоящим.

Увы, как сообщила «Эйр Астана», из-за резкого падения поставок авиакеросина из России, на которую приходится 70% от общей потребности в этом топливе, недостаточных мощностей резервуарного парка отечественных аэропортов и разрешенного лимита его хранения для нацкомпании заправка воздушных судов планируется сейчас лишь на 10-дневный срок. В таких условиях, конечно же, не приходится говорить о выполнении авиаторами долгосрочных обязательств перед пассажирами и устойчивой реализации производственных программ. О том, что поставки авиа-керосина из России имеют нестабильный и негарантированный характер, было известно давно. Он реализовывался оттуда по остаточному принципу, то есть после того, как удовлетворялись потребности тамошних авиаперевозчиков. По информации «Эйр Астаны», основными поставщиками выступают компании «Газпромнефть», «Роснефть», «Лукойл» и «Татнефть». В этом году совокупный среднемесячный объем их поставок упал до 15 тыс. тонн с прошлогодних 44 тыс. тонн, то есть почти в три раза!

Перспективы на ближайшее будущее выглядят и вовсе печальными, так как из-за высокого спроса на авиакеросин в России эти компании не подтвердили объемы поставок на октябрь. А «Газпромнефть» и вовсе уведомила о возобновлении экспорта топлива не ранее мая 2018 года. Дефицит царит сейчас и в других странах СНГ, экспортирующих авиационное топливо, – Туркменистане, Азербайджане и Беларусь. В Китае же производится другой тип авиакеросина, для использования которого не подходит нынешняя инфраструктура наших аэропортов. В итоге в краткие сроки организовать ввоз топлива из других стран практически невозможно.

С отечественным производством этого топлива вопреки нашумевшей ПФИИР – госпрограмме форсированного индустриально-инновационного развития – дела обстоят неприглядно. При годовой потребности в 800 тысяч тонн стабильно авиатопливо производится лишь Шымкентским НПЗ в объеме порядка 240 тысяч тонн. А завод этот останавливается по осени на проведение ремонтно-профилактических работ, что, как заявляют в «Эйр Астане», еще более усугубит кризисную ситуацию.

Кстати, о дефиците керосина сообщили и другие ведущие авиаперевозчики страны. У «Ската» топлива осталось на неделю. Там сообщили журналистам, что импорт из России прекратился еще в июне из-за нехватки авиакеросина для собственных нужд при том, что его стоимость поднялась более чем на треть. Глава Qazaq Air Блэр Трехерн Поллок заявил о наличии запасов топлива лишь до середины октября, а на все запросы о поставках россияне ответили отказом.

Напомним также, что еще в начале этого года «Эйр Астана» и Qazaq Air заявляли прессе о непрозрачности и несовершенстве процедуры распределения топлива между авиакомпаниями и о недостаточных объемах его производства на отечественных НПЗ. Более того, технические мощности этих НПЗ не позволяют полностью обеспечить внутренний рынок авиакеросином, хотя именно такая цель была поставлена государством почти 10-летие тому назад! В реальности же объемы производства авиатоплива в Казахстане упали за последние годы в 2,5 раза из-за прекращения его выпуска на Павлодарском нефтехимическом заводе и незначительных объемов производства на Атырауском НПЗ. Стоимость же отечественного продукта при этом поднялась более чем на 60% вопреки падению мировых цен на нефть!

В СТОГЕ НЕ СПРЯЧЕШЬ!

Отечественные СМИ и пользователи социальных сетей дружно отреагировали в поддержку авиаторов, потребовав немедленных объяснений от Минэнергетики, отвечающего за порядок в топливной сфере. Однако явление народу вице-министра энергетики Асета Магауова получилось по давно известному принципу пинг-понга. Более того, создалось впечатление, что чиновники из этого министерства, не говоря уже о представителях ФНБ «Самрук-Казына» и нацкомпании «КазМунайГаз», вообще не хотели комментировать эту скандальную ситуацию.

Но к этому моменту к освещению скандала уже подключились и влиятельные западные СМИ. К примеру, на ленте информагентства Bloomberg появилось сообщение с точно отражающим суть дела заголовком – «Booming Russian Airlines Leave Kazakh Carrier Short of Jet Fuel» («Растущие российские авиакомпании оставляют казахского перевозчика с дефицитом топлива»). По данным этого агентства, пассажирские авиаперевозки растут в соседней стране благодаря дешевому топливу и восстановлению экономики. В годовом выражении в августе пассажиропоток в России увеличился более чем на 16%, а главный ее перевозчик – «Аэрофлот» – поставил рекорд в июле. В такой ситуации российские нефтепереработчики просто не успевают за быстрорастущим спросом авиаторов на топливо. В «Газпромнефти» на запрос Bloomberg пояснили, что наращивают выпуск авиакеросина на своих НПЗ для того, чтобы не допустить срыва поставок в первую очередь на внутренний рынок. «Роснефть» сообщила нашим коллегам о полном исполнении своих контрактных обязательств, тогда как в «Лукойле» подчеркнули, что поставки авиатоплива в Казахстан ведутся в пределах квот, согласованных министерствами энергетики обеих стран. Но при этом в последней компании заявили, что возможность поставок в нашу страну на последний квартал этого года будет возможна при наличии доступных ресурсов. Однако замминистра энергетики РФ Кирилл Молодцов через СМИ официально заявил, что все запросы Казахстана в авиатопливе удовлетворены и острой проблемы здесь не наблюдается. Правда, он оговорился, что индикативный баланс на следующий год пока не подписан казахстанской стороной.

Г-н Магауов с явным раздражением заметил для начала на своей пресс-конференции: «…«Эйр Астана» перед тем, как делать такие громкие заявления, могла бы с нами проконсультироваться. Тем более, у нас есть прямой контакт с ними. Любой проблемный вопрос с ними всегда онлайн обсуждаем». По поводу Шымкентского НПЗ он заявил, что «никаких капремонтов, которые повлияют на остановку завода, не предполагается. В рамках весеннего капитального ремонта все установки были модернизированы, могут уже требования К4 и К5 выполнить». По его мнению, ситуация на рынке нефтепродуктов вполне благоприятная. По авиакеросину, хотя в августе объем его импорта упал «из-за некоторых вопросов Российской Федерации», при поддержке министерства «Эйр Астане» удалось заключить «некоторые контракты» с предприятиями, подконтрольными «Роснефти», общим объемом 8 тысяч тонн, к которым могут добавиться еще 4 тыс. тонн. Минэнергетики увеличило загрузку Шымкентского НПЗ: в сентябре с 390 тыс. тонн до 500 тыс. тонн перерабатываемой нефти, а в октябре – с 380 тыс. до 490 тыс. тонн, что ежемесячно добавит порядка 12 тыс. тонн авиакеросина. В среднем же, по данным вице-министра, в этом году импортировалось ежемесячно 25 тыс. тонн авиатоплива, что, как нетрудно подсчитать, дает общий объем импорта в 212,5 тыс. тонн, явно не соответствующий потребностям авиаторов.

Впрочем, как выяснилось, руководство Минэнергетики эта драматическая ситуация особо и не волнует, ибо там уверенно полагают, что «вопросы поиска и контрактации объемов, которые импортируются из РФ – это, прежде всего, задача самих авиакомпаний и аэропортов»! По мнению г-на Магауова, его министерство «может обеспечить производство, подкорректировать графики загрузки НПЗ», хотя вполне очевидно, что и с этой задачей оно не справляется, раз уж импортом приходится закрывать 70% потребностей авиаторов. Более того, раз уж «Эйр Астана» и Qazaq Air контролируется государством, то вообще непонятно, почему в правительстве в лице Минэнергетики отмахиваются от своих «дочек», вместо того, чтобы лелеять и холить их?! Но г-н Магауов в этом вопросе был непреклонен. Не только все отечественные авиакомпании, но и аэропорты, с его точки зрения, должны сами вести переговоры с российскими поставщиками, законтрактовывать нужные им объемы и обеспечивать поставки необходимого топлива.

Как бы то ни было, позже вице-министру пришлось все же признать, что дефицит авиатоплива в стране есть и его хватит лишь на две недели. Что произойдет в случае, если не поступят обещанные российские объемы и дополнительный керосин с Шымкентского НПЗ, он объяснять не стал, заверив лишь, что упомянутый выше индикативный баланс в Астане подписан и дело теперь за Беларусь.

ЗАЙМИТЕСЬ ДЕЛОМ!

Возможно, для игр бюрократического разума такой странный расклад выглядит логичным. Но у большинства нормальных людей сразу же возникают вопросы об адекватности действий, точнее, бездействия чиновников требованиям национальной безопасности в стратегически важной сфере авиаперевозок, и о том, является ли вообще наша экономика рыночной, о чем любят заявлять с высоких трибун. Ведь в подлинно рыночной экономике каждый должен заниматься своим делом, а не добывать дефицит!

Те же авиаторы по идее не должны думать о производстве и поставках топлива для самолетов, а заниматься повышением комфортности перевозок, улучшением сервиса на борту, не говоря уже о точном следовании расписанию. Керосин же в условиях свободного рынка просто должен быстро поставляться туда, где на него возникает дополнительный спрос, а чей он – наш, российский или китайский, для пассажиров значения не имеет. Авиаторы даже не должны пахнуть керосином в отличие от их поставщиков из нефтепереработки, ибо пассажирам нужен кристально чистый воздух в салонах самолетов, и уж, конечно, не беспокоить последних обсуждением темы дефицита авиатоплива. С детства помнятся замечательные стихи Джанни Родари в переводе Самуила Маршака по этому поводу – «Чем пахнут ремесла? Какого цвета ремесла?»:

«У каждого дела

Запах особый:

В булочной пахнет

Тестом и сдобой.

Мимо столярной

Идешь мастерской–

Стружкою пахнет

И свежей доской.

Пахнет маляр

Скипидаром и краской.

Пахнет стекольщик

Оконной замазкой.

Куртка шофера

Пахнет бензином.

Блуза рабочего-

Маслом машинным.

Пахнет кондитер

Орехом мускатным.

Доктор в халате –

Лекарством приятным.

Рыхлой землею,

Полем и лугом

Пахнет крестьянин,

Идущий за плугом.

Рыбой и морем

Пахнет рыбак.

Только безделье

Не пахнет никак.

Сколько ни душится

Лодырь богатый,

Очень неважно

Он пахнет, ребята!»

Что ж, остается лишь констатировать, что бездеятельные наши чиновники все еще не пахнут никак. А когда они появляются на информационной сцене, то не могут толком разъяснить сложную ситуацию и помочь бизнесу. Когда мировые цены на нефть падали, те же представители Минэнергетики объясняли, почему бензин у нас должен дорожать. А теперь, когда «черное золото» поднимается к отметке в $60 за баррель, они с тем же спокойствием поясняют, отчего в стране исчезает авиакеросин при том, что на Кашагане добыта уже 6-миллионная тонна нефти!

Помнится, такие ситуации периодически возникали в советское время, когда временами бензин исчезал с заправок. Поэтому-то и думается, что подлинно рыночная экономика в топливной сфере у нас просто отсутствует, а государство управляет ею так же, как и в СССР, административно-командным методом, деликатно именовавшимся плановым. И только тогда, когда важный иностранный инвестор приедет в аэропорт Астаны или Алматы, на закрытых дверях которого будет красоваться табличка «Закрыто. Авиакеросина нет», и начнет от возмущения звонить знакомым в высокие кабинеты с требованием решить проблему, что-то на время задвигается со скрипом в нашей бюрократической системе.

Впрочем, в соцсетях говорят и том, что авиакеросин на самом деле в стране имеется в достатке, просто он укрыт до поры до времени на приватизированных железнодорожных тупиках в ожидании, когда на него объявят новую повышенную цену. Такие трюки вполне обычны для нашего бизнеса, тесно связанного с высокими чиновничьими кабинетами.

Казахстан. Россия > Нефть, газ, уголь. Транспорт. Госбюджет, налоги, цены > dknews.kz, 28 сентября 2017 > № 2327848 Тулеген Аскаров


Казахстан > Нефть, газ, уголь > dknews.kz, 8 декабря 2016 > № 2004299 Тулеген Аскаров

Предновогодние ставки

Приближающееся Рождество вместе со следующим за ним Новым годом и традиционная предпраздничная суета в канун выходных временно отошли на второй план для жителей нефтедобывающих стран, включая и Казахстан.

Тулеген АСКАРОВ

Вена дает шанс

Ведь завтра, 10 декабря, в австрийской столице состоится историческая встреча стран-членов ОПЕК с представителями государств – экспортеров нефти, не входящих в этот картель. От ее исхода зависит многое. Как выяснилось, низкие цены на «черное золото» вопреки надеждам лидеров ОПЕК оказались неэффективными в борьбе с американскими производителями сланцевой нефти. Более того, игра на понижение этих цен повлекла значительное ухудшение финансовой ситуации и снижение уровня жизни во многих нефтедобывающих странах, вынужденных сокращать государственные расходы, распродавать госсобственность и девальвировать национальные валюты.

Насколько болезненно сказывается такой расклад на мировом нефтяном рынке, казахстанцы смогли в очередной раз убедиться на собственном опыте. В конце лета прошлого года произошла резкая девальвация тенге, поданная правительством как очередная попытка перехода к свободному плаванию казахстанской валюты. Государству вновь пришлось вливать в экономику миллиарды долларов из Национального фонда, пока не выяснилось, что его деньги могут быстро иссякнуть при нынешних объемах расходов. Бюджет с трудом сводит концы с концами, закрывая свой дефицит зарубежными займами и пенсионными накоплениями соотечественников, чтобы суметь достойно провести зимнюю Универсиаду и выставку ЭКСПО-2017. Нацбанк отчаянно балансирует на денежном рынке, выводя с него «лишние» тенге, которые оказались не нужными по той простой причине, что из-за финансовых проблем у бизнеса и населения значительно сократился круг качественных заемщиков банков. Падает платежеспособный спрос, фактически исчез горизонт планирования у предпринимателей, неопределенными остаются обменный курс тенге к доллару и инфляция.

В общем, как говорилось в популярных раньше детских стихах, «в этой сказке нет порядка». А ведь в «лихих» 90-х годах прошлого столетия казахстанцев еще не покидала вера в светлое нефтяное будущее. В середине «нулевых» годов этого века могло даже показаться, что сказочные макроэкономические чудеса стали явью в виде невиданно высоких цен на недвижимость, новеньких иномарок и жилья бизнес-класса. Увы, после первого же серьезного кризиса в 2008-2009 годах всем стало понятно, что наша экономика по-прежнему стоит на хрупком фундаменте нефтедолларов и внешних займов, не будучи способной поддерживать саму себя здоровыми малым и средним бизнесом, обрабатывающей промышленностью и развитой сферой услуг. И две последние девальвации тенге, одна из которых была проведена при ценах на нефть выше $100 за баррель, лишь подтвердили это всеобщее разочарование.

А посему нам всем только и остается надеяться в предстоящую субботу на предновогодний подарок экономической судьбы в виде согласованного сокращения мировой добычи «черного золота» с последующим подъемом цен на него. Напомним читателям «ДК», что надежду на восстановление мирового нефтяного порядка дала в последний день минувшей осени встреча стран – членов ОПЕК в Вене, где им впервые за последние 8 лет удалось договориться о сокращении в предстоящую новогоднюю ночь объемов добычи нефти сроком на полгода. Из богатых арабских государств взяли на себя весомые обязательства Саудовская Аравия, ОАЭ и Кувейт, а из других ведущих производителей нефти, входящих в картель, к ним присоединился Ирак. Ливию и Нигерию освободили от таких обязательств, членство Индонезии в ОПЕК было приостановлено, а Ирану дали возможность заморозить добычу «черного золота».

Похоже, нефтяным росточком мы не вышли

Сразу же после этого решения цены на нефть пошли вверх, начала укрепляться против доллара и казахстанская валюта. И если в предстоящую субботу, 10 декабря, соглашение стран – членов ОПЕК будет поддержано сокращением нефтедобычи государствами-экспортерами, не входящими в эту организацию, то эти позитивные тенденции неизбежно усилятся. Конечно, решающая роль здесь принадлежит России, входящей в тройку лидеров мировой нефтедобычи. Видимо, по этой причине и появились вести о том, что историческую встречу примет у себя Москва, – ведь россияне пообещали взять на себя половину из общего объема сокращения добычи нефти странами, не входящими в ОПЕК. Кто возьмет обязательства по оставшейся половине, пока не ясно, но в ОПЕК, конечно же, надеются на поддержку, пусть даже и символическую, со стороны официальной Астаны. Кстати, ждут там жеста доброй воли и от соседнего с нами Узбекистана, где на днях был избран новый президент.

Увы, двойственная реакция властей Казахстана была вполне прогнозируемой. С одной стороны, наше министерство энергетики заявило о поддержке усилий государств – экспортеров нефти по заморозке объемов ее добычи, что и не удивительно – ведь это выгодно и Казахстану. С другой, добыча «черного золота» у нас в последнее время снижалась со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями для бюджета, обменного курса тенге и экономики в целом. Поэтому с такой помпой обставляется сейчас начало коммерческой добычи нефти на Кашагане, откуда до конца уходящего года должно поступить более миллиона тонн, а в следующем году – от 4 до 8 млн тонн. Экономической логики здесь пока мало, поскольку нынешние цены на нефть почти вдвое ниже себестоимости ее добычи на Кашагане порядка $100 за баррель. Но поскольку близится 25-летний юбилей независимости, то, как говорится, тут все средства хороши, а дареному коню, то есть трудовому подарку нефтяников в данном случае, в зубы не смотрят.

Но так как ссориться с арабами и россиянами в Астане не хотят, то уже найдены отговорки для того, чтобы Казахстан не участвовал в соглашении о сокращении добычи нефти. Как пояснил министр энергетики Канат Бозумбаев, «речи об ограничении добычи на Кашагане быть не может вообще, потому что есть обязательства. Огромные средства вложены, никто ограничивать этого не будет». Далее, казахстанская сторона сейчас настойчиво подчеркивает, что уровень добычи нефти у нас весьма скромен по мировым меркам. Г-н Бозумбаев так и заявил: «Мы не самая большая нефтедобывающая страна вне ОПЕК, мы будем смотреть на позицию партнеров». А ведь еще недавно с высоких трибун у нас равняли Кашаган с открытием Аляски, точнее, с расположенным там уникальным газонефтяным месторождением Прудо-Бей, обещая народу огромный куш в виде десятков миллиардов нефтедолларов. Но в итоге жители Аляски, уровень жизни которых и так гораздо выше нашего, продолжают исправно получать причитающиеся им ежегодные выплаты из Перманентного фонда этого штата (Alaska Permanent Fund), управляющего прибылью от добычи нефти там. А казахстанцев по-прежнему кормят сказками о светлом нефтяном будущем, не платя им напрямую ни тиына из Национального фонда, тогда как олигархам-сырьевикам и обласканным властью банкирам при первом же их требовании оттуда идут миллиарды долларов.

In oil we trust!

Ну, что поделаешь – такой уж перекошенной сложилась у нас за 25 лет независимости политико-экономическая система, которую сами «слуги народа» считают вполне совершенной, напоминая временами, что у Казахстана даже есть все шансы войти в «Топ-30» наиболее развитых стран мира! Достаточно выехать за пределы Алматы или Астаны, чтобы убедиться, какой третий, а может, и вовсе четвертый мир начинается там, где до сих пор греют воду для умывания на печках и ходят по нужде (пардон!) в дощатые щелястые нужники, установленные над наспех вырытой ямой в земле.

И, тем не менее, как известно, надежды не только юношей питают, но и отраду подают всем остальным поколениям. А посему всего за несколько недель до предстоящих рождественских и новогодних праздников по неискоренимой нашей традиции вновь будем верить в лучшее и надеяться, что светлое будущее все же наступит. К тому же стоит вспомнить и о том, каким неплохим был 2005 год, когда среднегодовая цена на нефть сорта «Брент» сложилась на отметке в $54,4 за баррель, близкой к нынешней. Кстати, сразу же по окончании того года после новогодних праздников вышел в свет первый номер «ДК». В принципе, до 20 августа, когда правительство резко девальвировало тенге, неплохим был и прошлый год, по итогам которого средняя цена на нефть оказалась на уровне в $52,4.

А если в Вене участники переговоров договорятся о сокращении добычи странами, не входящими в ОПЕК, то уходящий год гарантированно закончится в мажоре с дальнейшим ростом нефтяных котировок до тех пор, пока ФРС США не поднимет свою учетную ставку и не восстановят свои позиции американские производители сланцевой нефти. Тенге должен укрепиться против доллара, а поступления нефтедолларов в казну и Национальный фонд возрастут. Понятно, что при таком сценарии на подъеме пройдет и празднование 25-летнего юбилея независимости, где взбодренные Кашаганом чиновники наверняка будут опять шокировать нас своими внезапными озарениями вроде строительства пантеонов, проведения Олимпиады и чемпионатов мира по футболу.

С другой стороны, с ростом нефтяных цен столь же гарантированно подорожают бензин и солярка вместе с авиабилетами, проездом на железнодорожном транспорте и в общественном транспорте. Наверняка продолжится рост цен на товары в супермаркетах и на рынках, вряд ли будут упускать свой шанс и поставщики платных услуг.

Впрочем, ко всему этому негативу мы уже давно привыкли, как к капризам погоды, и каждый год забываем на время о нем под звон курантов и бокалов с шампанским за новогодним столом с неизменными оливье и винегретом! Конечно, верить в экономические чудеса в наших условиях становится все труднее. Но все же можно пожелать читателям «ДК», да и самим себе, увидеть в новогоднюю ночь нефтяные цены где-нибудь в районе $80-85 за баррель, а обменный курс в районе 300 тенге за доллар и ниже, что, несомненно, придало бы предстоящему праздничному застолью особый вкус!

Казахстан > Нефть, газ, уголь > dknews.kz, 8 декабря 2016 > № 2004299 Тулеген Аскаров


Казахстан > Нефть, газ, уголь > dknews.kz, 6 октября 2016 > № 1921280 Тулеген Аскаров

Время нового курса пришло!

По мере того, как новые трубопроводы, идущие с Кашагана на берег Каспия начинают заполняться нефтью, а мировые цены на «черное золото» растут благодаря предварительному соглашению стран-членов ОПЕК о возможном замораживании его добычи с ноября, все более «очевидным – невероятным» становится отсутствие заметной позитивной реакции нашего общества на эти радостные новости.

Тулеген АСКАРОВ

За четверть века и не такое видывали

Удивительно, но даже нефтяники, которым сам Бог велел откупоривать шампанское и спешно наращивать добычу, пока не торопятся слать ударные трудовые рапорты к 25-летнему юбилею Независимости и обещать новые рекордные свершения в сжатые исторические сроки. Видимо, весьма близок к реальности оказался диагноз «ДК» месячной давности о том, что и добытчики нефти, и вся отечественная экономика, не говоря уже о мировом хозяйстве, приспособились к новой «нормальности» низких цен на сырье. Да и соотечественники, скорее всего, просто устали ждать обещанного им нефтедолларового процветания вместе со своим куском этого «пирога», который так и не оказался на их столах, точнее, на банковских и пенсионных счетах. Вряд ли бодро чувствуют себя и инвесторы, вложившие огромные средства в освоение Кашагана, – не зря ведь наши коллеги из британского журнала «The Economist» окрестили это месторождение как «cash all gone», что буквально означает «наличность на ветер». В огромных долгах оказалась и нацкомпания «КазМунайГаз», участвующая в этом проекте, а к ее спасению от финансовой катастрофы пришлось подключиться даже Нацбанку.

В общем, экономического чуда от Кашагана сейчас, конечно же, лучше не ждать. Но, как учит народная мудрость, даже синица в руках лучше журавля в небе. А уж Кашаган даже по мировым меркам все же не малая нефтяная «птаха», а тянет скорее на вполне солидную «дойную корову», сравнимую со славным Тенгизом, исправно поддерживающим отечественную экономику в самые тяжелые кризисные времена. Кроме того, Кашаган преподал важный экономический урок всем нам, ясно дав понять, что гораздо лучше жить благополучно уже сегодня, упорно трудясь и используя имеющиеся ресурсы, чем предаваться мечтам о большой нефти и финансовом рае, транжиря попутно деньги Национального фонда, принадлежащие будущим поколениям казахстанцев.

Вполне спокойно относимся мы теперь и к прогнозам о возможном падении нефтяных цен ниже $20-25 за баррель в случае, если в ноябре страны-члены ОПЕК так и не придут к окончательному соглашению об ограничении добычи «черного золота». На днях глава Банка России Эльвира Набиуллина, признанная одним из лучших руководителей центральных банков мира по версии журнала «Global Finance», вполне авторитетно заявила, что и в таком случае катастрофы в соседней стране не произойдет. Причина, с ее слов, проста – российская экономика, финансовая система и платежный баланс уже приспособились к нынешним невысоким ценам на нефть.

Вряд ли вызывает сейчас сердечный трепет и апокалиптический прогноз главы Сбербанка России Германа Грефа, утверждающего, что к 2030 году придет конец экономике, ориентированной только на экспорт углеводородов, вместе с «золотым» веком нефти и газа. По его мнению, выход из моноресурсного состояния непрост и болезнен, ибо влечет революционные проявления, гражданские войны наряду с сильной зависимостью от других государств. В принципе, и участники международного энергетического форума, прошедшего недавно в Алжире, где заодно провели неформальную встречу страны-члены ОПЕК, также призвали ускорить переход к новым источникам энергии, чтобы заменить ими ископаемые природные ресурсы и ядерное топливо.

Казахстан > Нефть, газ, уголь > dknews.kz, 6 октября 2016 > № 1921280 Тулеген Аскаров


Казахстан > Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 22 июля 2016 > № 1833703 Тулеген Аскаров

Битва за «дочку» «КазМунайГаза» в эпистолярном жанре

Автор: Тулеген Аскаров

Давно известно, что уровень и стиль корпоративного, да и государственного управления в нашей стране значительно отличается от стандартов развитых государств, в ряды которых она стремится. Но все же можно утверждать, что противостояние национальной нефтегазовой компании Казахстана с миноритарными акционерами ее дочерней АО "Разведка Добыча КазМунайГаз" открыло новую страницу нашей экономической истории.

10 лет спустя табачок врозь

К счастью, пока это противостояние ограничивается весьма познавательной и вежливой перепиской между руководством "мамы" и "дочки" без обычных в прежние времена "масок-шоу" с надеванием наручников на экспатов и их побегом из Казахстана ночными рейсами западных авиакомпаний, либо на авто в соседний Кыргызстан. Тексты же писем, которыми обмениваются две родственные компании (их офисы расположены по соседству в Астане на проспекте Кабанбай-батыра в зданиях с номерами 17 и 19!), стали достоянием общественности благодаря тому, что их ценные бумаги торгуются на Казахстанской фондовой бирже (KASE).

Принципиальная же разница между ними с точки зрения структуры акционерного капитала заключается в том, что акции "дочки" находятся в свободном обращении не только в Алматы на KASE, но и на Лондонской фондовой бирже (LSE) с 2006 года в форме глобальных депозитарных расписок (GDR). По данным последнего годового отчета "РД КМГ", общий объем свободно обращающихся акций этой компании весьма значителен - 33,7%, из которых на долю государственного инвестиционного фонда Китая ("CIC") приходилось 10,4%. "Маме" же, то есть "КазМунайГазу", принадлежит в "дочке" 57,9%, еще 8,3% выкуплены. При этом у нацкомпании акции и облигации обращаются на площадке в Алматы, а акционеров, кроме ФНБ "Самрук-Казына" с долей 90% и Нацбанка (10,0%), у нее нет.

Наличие миноритарных акционеров и обращение ценных бумаг "дочки" в Лондоне, где на их защите стоят английское право, свободная пресса, высококвалифицированные юристы вместе с финансовыми консультантами, и обусловили нынешнюю конфликтную ситуацию между ними и нацкомпанией. Конечно, свое влияние оказали и упавшие нефтяные цены, сократившие прибыль и дивиденды "РД КМГ", а также тяжелое финансовое положение материнской компании, обремененной тяжелым долговым грузом.

Кстати, первым "на вы" пошел "КазМунайГаз", ведомый Сауатом Мынбаевым. 17 июня KASE разместила уведомление о том, что "РД КМГ" получила от своей "мамы" требование созвать внеочередное собрание акционеров. Через некоторое время совет директоров "дочки" принял решение о проведении этого собрания 3 августа в Астане в ее штаб-квартире. На брифинге г-н Мынбаев заявил, что нацкомпания планирует внести изменения в договор о взаимоотношениях с "дочкой" и в ее устав для повышения эффективности деятель­ности последней, решения неких системных проблем и сохранения стабильности в трудовом коллективе "РД КМГ".

Он отметил быстрое падение наличности на счетах "дочки" (в прошлом году - на $700 млн., в первом квартале текущего года - на $160 млн.) при том, что в "РД КМГ" царит режим жесткой экономии с сокращением инвестиций и текущих затрат. Для быстрого внедрения антикризисных мер и предполагалось внести изменения в договор между "мамой" и "дочкой", подписанный еще в 2006 году при выходе последней на IPO в Лондоне и Алматы.

Тогда же глава нацкомпании заявил, что новшества не поддерживаются независимыми директорами "РД КМГ" и устроят не всех акционеров дочерней компании, которым предложат просто продать ее акции. Кстати, в 2006 году эти бумаги размещались по цене $14,64 (11 163,39 тенге), что позволило эмитенту привлечь более $2 млрд. Так что у миноритариев "РД КМГ" игра стоит свеч! К тому же "дочка" даже при низких ценах на нефть располагает значительным запасом денежных средств, поскольку особо не инвестировала в геологоразведку и не тратилась на приобретение активов. А в таком случае акционеры вполне справедливо могут рассчитывать на выплату им хорошего специального дивиденда.

Лондонский Сити вступился за независимых

Поэтому неудивительно, что на предложение "КазМунайГаза" последовала жесткая ответная реакция представителей "малых" акционеров в руководстве "дочки". На их сторону встали и влиятельные деловые СМИ Запада, в первую очередь газета "Financial Times", базирующаяся в Лондоне. Независимые члены совета директоров "РД КМГ" заявили, что предложения материнской компании не являются справедливыми или разумными по отношению к миноритарным акционерам, которым было рекомендовано голосовать против принятия решений, включенных в повестку дня собрания, назначенного на 3 августа.

А на случай, если эти решения будут одобрены, директора пригрозили отставкой. Деликатность момента заключалась в том, что при таком исходе значительно ухудшился бы корпоративный имидж не только "РД КМГ", но и материнской компании, да и инвестиционная привлекательность нашей страны в целом. Ведь для всех стало бы очевидно, что власти Казахстана только на словах привержены курсу на снижение роли государства в экономике, тогда как на самом деле происходит обратное явление с явным ущемлением прав частных акционеров.

Кроме того, ущерб был бы нанесен и имиджу ФНБ "Самрук-Казына", начавшему трансформацию своей бизнес-модели. Ну а требование "КазМунайГаза" увеличивать долю неф­ти, добываемой "РД КМГ", для продажи на внутреннем рынке Казахстана и вовсе шокировало "малых" акционеров, так как это сулило бы "дочке" новые убытки вместо доходов от более выгодного экспорта. К тому же им пригрозили отзывом экспортной лицензии у "РД КМГ", что в казахстанских условиях делается очень просто.

Еще одним камнем преткновения стала цена выкупа акций "РД КМГ" у миноритарных акционеров, предложенная "КазМунайГазом". Она составила $7,88 за глобальную депозитарную расписку, что вызвало ответную критику в преднамеренных действиях "мамы" по снижению цены акций "дочки" с тем, чтобы скупить их по дешевке.

В общем, грянул бой! Главный рупор Лондонского Сити - "Financial Times" - начал бить прямой информационной наводкой по позициям "КазМунайГаза" и инвестиционному имиджу нашей страны, вполне справедливо подчеркивая, что конфликт вокруг "РД КМГ" станет лакмусовой бумажкой не только для иностранных инвесторов, но и для масштабной программы приватизации государственных активов в Казахстане. Понятно, что такая подача вроде бы сугубо корпоративного конфликта двух компаний выводила его на уровень пристального внимания Ак-Орды, поскольку он и в самом деле сводил на нет усилия руководства страны по реализации заявленного стратегического курса государства на снижение своей роли в экономике.

Через неделю после Дня столицы позиции "КазМунайГаза" слегка дрогнули, и нацкомпания объявила о намерении увеличить цену выкупа бумаг своей "дочки" до $9,00 за депозитарную расписку, что соответствует $54,00 за простую акцию и $31,55 за привилегированную в тенговом эквиваленте. Однако это предложение действовало лишь при условии, что акционеры одобрят 3 августа требования, предъявленные им в циркуляре от 17 июня. Обновленная версия этого документа была опубликована 14 июля. Заодно "КазМунайГаз" уведомлял, что у нацкомпании не будет права вето на назначение новых независимых директоров "дочки", что, как говорилось в пресс-релизе, "позволит дать миноритарным акционерам максимальную степень уверенности в полной независимости НД (независимых директоров - прим. ред.) РД КМГ в будущем".

Однако "повстанцы" из совета директоров "РД КМГ" были неумолимы. В своем ответном заявлении они указали, что их "способность защищать права независимых акционеров все равно будет существенно снижена по причине принятия остальных предлагаемых изменений". Повышение же цены в предложении о выкупе, по их мнению, не соответствует предыдущим заявлениям нацкомпании в отношении того, что она "не стремится приобрести дополнительную существенную долю участия в РД КМГ в рамках этого предложения".

Независимые директора также указали, что принятие предложения о выкупе может привести к делистингу глобальных депозитарных расписок "РД КМГ" с LSE, не говоря уже о снижении их ликвидности. В итоге независимым акционерам было предложено голосовать против всех предлагаемых решений на внеочередном общем собрании. Кстати, интересы независимых директоров "РД КМГ" защищает компания "N M Rotschild & Sons Limited". Всего их в совете директоров "РД КМГ" трое - Аластэр Фергюсон, Филип Дэйер и Эдвард Уолш. Есть еще независимый консультант по нефтегазовым вопросам Густав ван Меербеке. Им противостоят в совете посланцы "КазМунайГаза" - Кристофер Хопкинсон, возглавляющий эту руководящую структуру, Асия Сыргабекова и Игорь Гончаров, а также генеральный директор "дочки" Курмангазы Исказиев.

"Я к вам пишу, чего же боле?"

В прошлую пятницу эпистолярное противостояние нацкомпании и ее "дочки" вышло на новый уровень. С открытым письмом к акционерам последней обратился Фрэнк Куйлаарс, председатель совета директоров "КазМунайГаза", ветеран этой руководящей структуры, в состав которой он впервые вошел еще в 2006 году. Он заявил: "Мы только пытаемся исправить ситуацию в РД КМГ. Мы не пытаемся значительно увеличить нашу долю. Мы также нацелены поддерживать ее листинг". А еще г-н Куйлаарс подчеркнул:

"Наше предложение направлено на сохранение вашего действующего права потребовать от РД КМГ выкупить ваши акции в случае внесения изменений в Устав. Как вы знаете, это право дает возможность продать акции по цене на 10% ниже рыночной цены, однако объемы выкупа законодательно ограничены, поэтому существует риск того, что некоторые инвесторы могут оказаться в неблагоприятном положении. Вкупе с сохранением (а на самом деле усилением) этого права мы хотим, чтобы те акционеры, которые захотят выйти из доли в РД КМГ, могли это сделать на справедливых условиях".

И, главное, на будущее он заверил в неукоснительном исполнении трех обязательств мажоритарного акционера, которым "КазМунайГаз" будет следовать в будущем. Во-первых, если "РД КМГ" достигнет положительного операционного результата в результате предлагаемого антикризисного плана и/или улучшения текущей цены на нефть, то возобновится выплата дивидендов как минимум на уровне 15% от результата "дочки".

Во-вторых, если такой результат будет вызван улучшением производственной деятельности "РД КМГ", то нацкомпания в дальнейшем будет поддерживать приобретение "дочкой" активов и перспективных разведочных площадей. И, в-третьих, в случае одобрения предложенных изменений в устав и договор о взаимоотношениях с последующей отставкой независимых директоров "РД КМГ" миноритарные акционеры последней смогут сформировать комитет для поиска трех новых членов совета директоров.

В минувший вторник на сайте KASE появился ответ независимых директоров "РД КМГ" на протянутую им пальмовую ветвь. Они просто опубликовали отчеты лидирующих консалтинговых компаний в области корпоративного управления - "Institutional Shareholder Services" и "Glass Lewis" - которые и рекомендовали голосовать против всех изменений, предложенных "КазМунайГазом". Заодно эти члены совета директоров "РД КМГ" приветствовали заявления, озвученные г-ном Куйлаарсом, о поддержке возобновления выплаты дивидендов и о признании важности приобретения активов и перспективных разведочных блоков.

Ответный пресс-релиз "КазМунайГаза" не заставил себя ждать. Из его текста следовало, что свой боевой дух руководство нацкомпании не утратило. Ведь было заявлено, что пресс-релиз "вносит коррективы в вводящие в заблуждение заявления, озвученные независимыми неисполнительными директорами "РД КМГ" 18 июля для того, чтобы миноритарные акционеры "РД КМГ" могли сделать справедливые и взвешенные выводы" о тех предложениях, которые описаны в пересмотренном циркуляре нацкомпании от 14 июля, дабы основываться на достоверной информации.

Как выяснилось, консультанты "КазМунайГаза" в минувшие выходные сообщили советникам "РД КМГ" о том, что последние предложения "являются окончательными и не подлежат дальнейшему пересмотру". Сообщалось и о том, что в 2014 году нацкомпания готова была выкупить акции "дочки" по цене $18,50 за глобальную депозитарную расписку, но тогда не удалось достичь согласия по этому предложению.

Спорным, с точки зрения "КазМунайГаза", выглядит и утверждение о положительных операционных результатах АО "ОзенМунайГаз" и АО "ЭмбаМунайГаз", входящих в "РД КМГ", так как данные не учитывают подоходный налог и затраты на капитальные вложения. Кроме того, не учтены результаты совместных и ассоциированных предприятий "дочки".

В итоге меньше чем за две недели до исторического собрания акционеров "РД КМГ" у его участников сложился своего рода цейтнот. Похоже, что разрешить его на уровне "КазМунайГаза", ФНБ "Самрук-Казына", Министерства энергетики и правительства Казахстана уже нельзя. Остается лишь надеяться, что этот гордиев узел сможет разрубить Ак-Орда до 10-летнего юбилея IPO "РД КМГ" в Лондоне и Алматы, который приходится на сентябрь.

Казахстан > Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 22 июля 2016 > № 1833703 Тулеген Аскаров


Казахстан. США > Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 13 июля 2016 > № 1822120 Тулеген Аскаров

Тенгиз тревоги нашей: подарок или проклятие?

Автор: Тулеген Аскаров

«Подарок в 36,8 млрд. долларов США» - под таким несвойственным госорганам по-детски радостным заголовком в канун минувшего Дня столицы Министерство энергетики выдало новость о принятии окончательного решения по расширению производственных мощностей Тенгизского месторождения.

Дорога ложка к обеду и для странового PR

Слово «подарок» явно адресовалось не столько Астане, сколько президенту Казахстана, отмечавшему свой 76-й день рождения и, как известно, поддерживающему давние добрые отношения с американской компанией «Chevron», которая работает на Тенгизе. Подарком эта новость стала и для свежеиспеченного министра энергетики Каната Бозумбаева, не говоря уже о премьер-министре и правительстве в целом, на счету которых давно уже не было сделок такого исторического масштаба. Правда, в приливе радости чиновники позабыли о своей борьбе с долларизацией и принятом ими же требовании указывать все расценки только в тенге, но это, как говорится, к слову.

Как следовало из официального пресс-релиза, размещенного на сайте министерства, объявление об этом историческом решении оно сделало совместно с ТОО «Тенгизшевройл» (ТШО). Речь идет о финансировании Проекта будущего расширения и Проекта управления устьевым давлением (ПБР-ПУУД), который станет следующим этапом расширения производственных мощностей Тенгизского месторождения.

Стоимость работ этого этапа оценивается в уже упомянутые $36,8 млрд. с учетом резерва на непредвиденные расходы и увеличения, а получение первой нефти запланировано на 2022 год. Производственные мощности по добыче сырой нефти на Тенгизе увеличатся примерно на 12 млн. тонн в год (260 тыс. баррелей в сутки) и достигнут около 39 млн. тонн в год (850 тыс. баррелей в сутки), при этом в период максимальной добычи ожидается превышение уровня в 900 тыс. баррелей в сутки. По оценкам экспертов, такой скачок равносилен появлению на мировом нефтяном рынке нового небольшого государства-производителя, сопоставимого с Ливией, а Казахстану он сулит шансы обойти по объемам добычи Норвегию.

В общей сложности объем дополнительно добытой нефти до окончания действия контракта по Тенгизу в 2033 году составит более 250 млн. Но эффект от расширения мощностей продолжится и в последующие годы, что может довести общий объем дополнительной добычи до 420 млн. тонн. В большом выигрыше окажется и казна, так как, по оценке г-на Бозумбаева, до 2033 года Казахстан получит налогов от участников консорциума ТШО на общую сумму в $120 млрд., правда, только в случае, «если с ценами на нефть будет все более или менее нормально».

В пресс-релизе сообщалось также, что в разгар строительства на ПБР будет создано примерно 20 тыс. рабочих мест, а к настоящему времени более 1 600 казахстанских компаний прошли через процедуру предварительного отбора для выполнения работ по проектированию, закупкам и изготовлению модулей. Завершены работы по эскизному проектированию, выполнено более половины объёма детального проектирования, идет закуп оборудования с длительными сроками поставок, начались ранние работы по строительству основной инфраструктуры проекта на объектах Тенгиза. В общем, все выглядит так, что от слов участники проекта уже перешли к делу, и очередной проект века имеет шансы не остаться на бумаге, как это случалось уже не раз, а быть воплощенным в реальности.

Показательно и то, что решение о расширении мощностей Тенгиза было анонсировано ведущими деловыми СМИ Запада, включая информационные агентства «Bloomberg», «Reuters» и газету «Financial Times». Такой позитив оказался весьма кстати для официальной Астаны после недавних драматических событий в Актобе, вызвавших переполох в стане иностранных инвесторов, которые потребовали дополнительных гарантий безопасности для своих вложений в Казахстане.

Напомним, что эта тревожная тема даже обсуждалась на заседании правительства 14 июня, где были даны поручения по мерам усиления безопасности и внесению корректив во внешнюю информационную работу государства – чтобы, как отметил премьер-министр, «целенаправленно таргетировать инвесторов в связи с нынешней ситуацией». На это же обстоятельство обратила внимание и «Financial Times» в своей статье, опубликованной 6 июля.

В ней приводится весьма симптоматичное высказывание Доминика Люэнца, управляющего директора консалтинговой фирмы «Frontier Advisory», эксперта по энергетической сфере Центральной Азии: «Назарбаеву нужно что-то, чтобы показать. Он всегда стоял за «Chevron», теперь они должны постоять за него» («Nazarbayev needs something to point to. He’s always stood by Chevron; they’ve got to stand by him»).

Ему вторит Мэтью Сэйджиз, старший директор по энергетике России и Каспия из компании «IHS»: «Казахи отчаянно нуждаются в чем-нибудь успешном» («The Kazakhs are desperate for something to be successful»). С другой стороны, западные СМИ указывают, что и «Chevron» нуждается в Тенгизе как никогда ранее, - ведь только в прошлом году полученная от этого месторождения прибыль в $1,9 млрд. составила более 40% от общего финансового результата корпорации!

Это и неудивительно, если учесть, что себестоимость добычи тенгизской нефти оценивается всего лишь в $4,32 за баррель – вчетверо ниже, чем на американских месторождениях. Г-н Люэнц иронично, но вполне справедливо отмечает по этому поводу, что Тенгиз для «Chevron» стал «огромной дойной коровой наличности» («a huge cash cow»). Кроме того, Тенгиз обеспечивает 27% суммарных нефтяных и 8% газовых резервов корпорации, а в общем объеме добычи ею углеводородов доля казахстанского месторождения оценивается в 13%.

Сомненья гложут, цифры смущают – ведь бесплатный сыр бывает только в мышеловке

Увы, но сразу же после Дня столицы стало ясно, что преподнесенный чиновниками и нефтяниками «подарок» на самом деле таковым не является и даже наносит серьезный ущерб участникам проекта расширения мощностей Тенгиза. Так, аналитики рейтингового агентства «Fitch Ratings» заявили 7 июля, что реализация этого проекта сократит в среднесрочной перспективе дивидендный поток нацкомпании «КазМунайГаз», владеющей 20% в «ТШО». А поступления этих дивидендов (порядка $3,1 млрд. в 2013-2015 годах) служили важным источником «кэша» для «КМГ», обремененной долгами.

Напомним, что в прошлом году на выручку нацкомпании был призван даже Нацбанк! Напоминают в «Fitch» и о том, что резкая девальвация тенге также помогла участникам консорциума «ТШО», поскольку некоторые из их расходов по проекту финансируются в казахстанской валюте. Говорится и о необходимости привлечения значительных долговых обязательств для финансирования ПБР-ПУУД с последующими масштабными выплатами по ним, что тоже скажется не в пользу «КМГ». По информации «Reuters», из «ТШО» уже направлены кредиторам необходимые документы для получения займа на $3 млрд. сроком на 5-7 лет.

Неудивительно, что другое международное агентство, «Standard & Poor’s», дало негативный прогноз по рейтингу «ТШО», присвоив его на уровне «ВВВ». Аналогичную оценку получили и облигации консорциума на сумму в $1 млрд., которые будут размещаться под его гарантии финансовой «дочкой» «Tengizchevroil Finance International Ltd.».

Аналитики «S&P» указывают, что реализация ПБР-ПУУД повлечет высокое отрицательное значение свободного денежного потока от операционной деятельности «ТШО» в ближайшие несколько лет. А общий объем заемных средств для финансирования этого масштабного проекта оценивается ими в $21,5 млрд., включая выпуски облигаций, кредиты коммерческих банков, приоритетные кредиты партнеров и денежный поток от операционной деятельности.

Среди других негативных факторов в «S&P» отмечают подверженность «ТШО» высоким страновым рискам ведения операционной деятельности в Казахстане, где расположены все активы компании, ограниченную диверсификацию продуктовой линейки и географии присутствия, зависимость компании от использования трубопровода Каспийского трубопроводного консорциума и риск значительного роста затрат в случае перерыва в работе этой «трубы».

Западные аналитики напоминают также, что проект расширения Тенгиза никак не вписывается в грустную глобальную картину состояния дел в нефтегазовой сфере, где общий объем инвестиций сократился более чем на $1 трлн., а сотни тысяч буровиков, инженеров и геологов остались без работы. К тому же, по их мнению, этот проект опирается на явно «бычьи» прогнозы роста спроса на нефть в ближайшие десятилетия при сохранении хотя бы нынешнего ценового уровня на нее. Они напоминают и о решении «Chevron» сократить расходы корпорации более чем на четверть в 2017-2018 годах на общую сумму порядка $35-45 млрд.

Масла в огонь скептических суждений аналитиков подлил и глава «Chevron» Джон Уотсон, который во время встречи с ними заявил, что его компания в своей стратегии решила делать ставку на меньшие по масштабу проекты, способные обеспечивать быструю отдачу добываемой нефти от вложенных инвестиций. Каким образом в таком случае вписывается в новую стратегию проект расширения Тенгиза, остается непонятным, если не считать объяснения, что из правил всегда бывают исключения.

Усомнились в эффективности этого проекта и отечественные аналитики, напомнившие о том, что еще недавно стоимость проекта была примерно в полтора раза ниже – примерно $24 млрд. Более того, скептики полагают, что и нынешняя сумма в $36,8 млрд. не является окончательной и может вырасти по мере реализации ПБР-ПУУД, как это обычно и происходит. А такой значительный рост стоимости явно не вписывается в текущие кризисные тенденции, когда вслед за падением нефтяных цен снизилась конъюнктура и в смежных отраслях - у поставщиков нефтяного оборудования, строителей, сервисных компаний и прочих партнеров нефтяников.

Напоминают эксперты и о значительной девальвации тенге, которая обеспечивает большую экономию долларовых средств при оплате расходов в национальной валюте, и о том, что сегодня Тенгиз и Атырауская область в целом уже не представляют собой «голое поле», поскольку за годы независимости Казахстана там сложилась развитая инфраструктура нефтегазовой отрасли.

И, наконец, эксперты с тревогой говорят о том, что расширение мощностей Тенгиза поставит крест на попытках диверсификации отечественной экономики и сделает непреодолимой ее зависимость от «нефтяного проклятия». Как говорят в народе в таких случаях, за что боролись, на то и напоролись.

Казахстан. США > Нефть, газ, уголь > camonitor.com, 13 июля 2016 > № 1822120 Тулеген Аскаров


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter