Всего новостей: 2032014, выбрано 2180 за 0.100 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет
США. Саудовская Аравия > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 21 марта 2017 > № 2112741 Александр Ершов

Худой мир на рынке нефти: в чем проблема соглашения ОПЕК?

Александр Ершов

главный редактор по товарным рынкам Thomson Reuters

Нефтеэкспортеры без ума друг от друга: пакт ОПЕК соблюдается, цены подросли вместе с надеждами на ребалансировку рынка. Но праздничные огни догорают, и эйфория от амбициозного соглашения начинает уступать место скучным фактам

Факты таковы, что, строго соблюдая ограничение добычи, участники сделки ОПЕК как-то позабыли про экспорт нефти: этот показатель рос и продолжает расти, в частности у России. Саудовская Аравия сообщила, что сократит поставки нефти в Европу и Северную Америку, но не горит желанием делать это в Азии, где она ведет борьбу за долю рынка с партнерами по ОПЕК Ираном и Ираком, а также с Россией. А между тем именно объем продажи нефти на рынке, а не ее добычи – важнейший фактор ценообразования для трейдеров – людей, которые, собственно, и устанавливают текущие значение Brent. Именно их ОПЕК собиралась убедить, что порядок на рынке восстановлен, не так ли? Пакт заключен на полгода – хватит ли этого времени?

Министр энергетики РФ Александр Новак на недавнем форуме в Сочи сказал журналистам, что обсуждать возможность продления пакта на второе полугодие «преждевременно». Такое же мнение у генсека ОПЕК Мохаммеда Баркиндо – он высказался на конференции IP Institute в Лондоне в конце февраля. Министр энергетики Саудовской Аравии Халид аль-Фалих уверен, что полгода абсолютного следования пакту приведут к тому, что запасы нефти опустятся до среднего показателя за последние пять лет, поэтому смысла в продлении соглашения нет.

Но следование производителями глобальному пакту – только половина дела. Сегодня трейдеры внимательно следят за возрождением добычи сланцевой нефти в США, чтобы иметь представление, сколько лишних баррелей попадет на рынок. Число буровых установок в США растет быстрыми темпами, достигнув в феврале максимума за 16 месяцев, и даже при консервативных оценках времени, необходимого для бурения скважин, и задержек прибытия бурильщиков, все эти дополнительные установки помогут США увеличить добычу к середине 2017 года. По прогнозу Управления энергетической информации (EIA), добыча нефти в континентальной части США увеличится примерно на 300 000 баррелей в сутки. Но если рост будет больше, то ОПЕК почти наверняка придется отказаться от заключенного ранее соглашения и начать увеличивать объем собственного производства, чтобы отстоять долю рынка. Ведь ОПЕК и не входящие в картель государства заключили соглашение о совместном сокращении добычи примерно на 1,8 млн баррелей в сутки – компенсировать этот объем, лишив все упражнение рыночного смысла, вполне по силам США и другим странам – Канаде, Бразилии и Казахстану, Ливии, Ирану, Нигерии, по разным причинам, оставшимся вне пакта (а может, и одним США). Значит, пройдет полгода – и снова каждый за себя? Проблема для ОПЕК в том, что если высокий уровень соблюдения нефтяного пакта и поможет снизить запасы, то недостаточный спрос и рост поставок из стран вне ОПЕК может свести эффект на нет. Тем более что большинство факторов, побудивших ОПЕК к действию, пока сохраняют свое влияние.

Резкое падение цен на нефть в середине марта – крупнейшее за год – показало всю шаткость пакта ОПЕК+. Отчасти откат котировок был обусловлен растущим разочарованием части публики и ее неверием в то, что запасы в скором времени начнут сокращаться и рынок стабилизируется.

ОПЕК, а точнее Саудовская Аравия, пытаясь найти золотую середину рынка, которая бы увеличила доходы и в то же время не стимулировала бы сланцевую добычу, поневоле оказывается перед выбором: сосредоточиться на росте цен или защищать свою рыночную долю, понимая, что чем-то придется жертвовать.

И пусть неверие в рост цен отдельных трейдеров – это их личная прозорливость (или малодушие, нужное подчеркнуть), но, когда 14 марта Саудовская Аравия объявила об увеличении добычи нефти в феврале до 10,011 млн баррелей в сутки против 9,748 млн баррелей в январе (хоть и в рамках принятых обязательств), перспективы пакта ОПЕК стали объективно бледнее. А уже на следующий день президент США Дональд Трамп и наследный принц Саудовской Аравии Мохаммад бин Салман договорились продолжить консультации в энергетической сфере для обеспечения глобального роста экономики и ограничения «сбоев поставок и волатильности». Стоит ли ждать нового пакта?

США. Саудовская Аравия > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 21 марта 2017 > № 2112741 Александр Ершов


США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interaffairs.ru, 21 марта 2017 > № 2111231 Владимир Козин

Ядерная стратегия Дональда Трампа: первые контуры

Владимир Козин, Главный советник директора Российского института стратегических исследований, профессор

Вступивший в должность Президента США Дональд Трамп унаследовал от своего предшественника Барака Обамы значительный ракетно-ядерный потенциал стратегического и тактического назначения в виде ядерных боезарядов и средств их доставки, а также ядерную стратегию «безусловного наступательного ядерного сдерживания», предусматривающую нанесение первого «упреждающего и превентивного» ядерного удара практически по любому государству мира, которое не относится к союзникам, друзьям или партнерам Вашингтона.

Богатое наследство

По состоянию на 1 сентября 2016 года в американских стратегических ядерных силах находился в общей сложности 681 развернутый стратегический носитель в виде межконтинентальных баллистических ракет (МБР), баллистических ракет подводных лодок (БРПЛ) и стратегических тяжелых бомбардировщиков (СТБ), на которых на обозначенную дату было установлено 1367 ядерных боезарядов стратегического назначения. Российская Федерация располагала в суммарном виде 508 стратегическими ядерными носителями, или в 1,22 раза меньше, чем у американской стороны, которые могли доставить 1796 ядерных боезарядов стратегического назначения, или в 1,31 раз больше соответствующего показателя США. По конкретным видам названных стратегических наступательных вооружений (СНВ) американская стратегическая ядерная триада была представлена 416 МБР «Минитмен-3», 209 БРПЛ «Трайдент-2» и 56 СТБ, в том числе 10 бомбардировщиками В-2А и 46 бомбардировщиками В-52Н.

Эти показатели не в полной мере отражают реальную картину ядерного потенциала США: в них не учитываются крылатые ракеты воздушного базирования в ядерном снаряжении, а также ядерные авиабомбы, которые могут нести на борту упомянутые В-2А и В-52Н, поскольку по согласованным правилам засчитывания один такой бомбардировщик учитывается как одна единица СНВ - независимо от количества ядерных боезарядов, который он может нести на борту.

В январе 2017 года уходящий со своего поста вице-президент Дж.Байден признал, что по состоянию на 30 сентября 2016 года США располагали в общей сложности 4018 оперативно развернутыми и оперативно неразвернутыми ядерными боезарядами стратегического и тактического назначения (в это количество не вошли приблизительно 2800 ядерных боезарядов, снятых с вооружения и ожидающих утилизации).

Администрация Б.Обамы разработала и приступила к реализации перспективного плана создания качественно новой стратегической триады, начав с тяжелых бомбардировщиков. В ближайшие 15 лет США собирались произвести новые стратегические тяжелые бомбардировщики В-21 Рейдер, иногда неофициально именуемые как В-3, которые начнут поступать на вооружение с 2025 года и прослужат приблизительно до 2075-2080 годов. Их предполагается создать 80-100 единиц. Появятся новые межконтинентальные баллистические ракеты класса «GBSD», или «средство стратегического сдерживания наземного базирования», для упрощения называемое как «Минитмен-4», первые образцы которой поступят на вооружение в 2029 году и останутся в строю до 2080 года. Их общее количество запланировано довести до 400-420 единиц.

Активно проектируются новые подводные ракетоносцы (ПЛАРБ) класса «Колумбия», которые начнут приниматься на вооружение с 2028 года. В общей сложности будет построено 12 таких «экспериментальных» атомных ракетных подводных лодок; на каждой из них установят по 16 БРПЛ.

В общей сложности такая перекройка традиционной стратегической ядерной триады позволит США иметь к середине нынешнего века до 692 принципиально новых носителей СНВ - без учета крылатых ракет воздушного базирования повышенной дальности, оснащенных ядерными боезарядами.

При нем на модернизацию и обновление всех средств данной категории ожидалось выделение от 500 миллиардов (по данным бывшего министра обороны Эштона Картера) и от 800 миллиардов до 1 трлн. долларов (по оценкам американских неправительственных экспертов из Монтерейского института).

Д.Трамп сразу же сформулировал общую задачу: продолжать модернизацию и стратегических, и тактических ядерных вооружений. Как было объявлено в середине февраля 2017 года в американском Конгрессе, в период с 2017 по 2026 год на эти цели предполагается израсходовать 400 млрд. долларов, что на 15% больше суммы, определенной на 2015-2024 годы при Б.Обаме. Тогда она составляла 348 млрд. долларов.

47% из названной суммы в 400 млрд. долларов, или 188 миллиардов в абсолютном выражении, пойдут на развитие СНВ, 2% - на модернизацию ТЯО (это 8 млрд. долларов). Остальные ассигнования будут выделены на финансирование лабораторий по разработке ядерного оружия, развитие командно-управленческих структур в системе ракетно-ядерных вооружений и модернизацию элементов раннего предупреждения о ракетном нападении.

Д.Трамп унаследовал четыре типа ядерных авиабомб тактического назначения проекта «В-61», общее количество которых официально не разглашается. Американские эксперты предполагают, что ядерные силы США имеют несколько тысяч таких авиабомб, часть из которых сосредоточена на континентальной части страны, а другая дислоцирована в четырех странах Европы (Бельгии, Италии, Нидерландах и ФРГ), а также в азиатской части Турции.

Администрация Б.Обамы была решительно настроена на то, что в 2020 году или даже раньше американский ВПК приступит к массовому производству корректируемых ядерных авиабомб нового поколения повышенной точности «В-61-12», которые заменят четыре типа авиабомб этого класса, разработанных ранее. Завершенные в октябре 2015 года испытания новой авиабомбы первого и второго (ответного) удара открывают двери для ее массового производства. Новые авиабомбы способны выполнять как тактические, так и стратегические ядерные задачи. Под ее доставку создаются многоцелевые истребители-бомбардировщики F-35A и F-35C, которые будут находиться на вооружении до 2075 года, а также упоминавшийся новый стратегический тяжелый бомбардировщик В-21. В ближайшие два десятилетия на обновление названных авиабомб Пентагон в период президентства Б.Обамы планировал израсходовать до 65 млрд. долларов или даже больше.

В период своего правления он инициировал лишь ряд незначительных изменений в ядерной доктрине: объявил о неприменении ядерного оружия против городов, что, однако, относится только к конфликтам с применением обычных видов вооружений. Б.Обама утвердил положение о неприменении ядерных средств против государств, которые присоединились к Договору о нераспространении ядерного оружия и которые полностью выполняют все его положения; при этом он не оговорил, какой международный орган будет иметь право выявлять факт выполнения или невыполнения этого договора таким государством; администрация Демократической партии США считала, что такое право должно принадлежать только Вашингтону, а не какому-то международному контрольному органу, например МАГАТЭ.

В «послужном списке» администрации Б.Обамы имеется целый реестр негативных решений в ракетно-ядерной сфере. 44-й Президент США оставил Д.Трампу 15 нерешенных проблем в области контроля над ядерными и неядерными вооружениями, прежде всего наступательную доктрину ядерного сдерживания, возросшее американское военное присутствие в Европе и Азии, начало развертывания глобальной эшелонированной системы противоракетной обороны, а также программы модернизации и переоснащения ракетно-ядерных вооружений стратегического и тактического назначения. Победа Х.Клинтон на состоявшихся президентских выборах привела бы к затягиванию решения всех этих вопросов; она пошла бы даже дальше по пути ядерного перевооружения, чем Б.Обама. Об этом 28 октября 2016 года сообщила газета «Нью-Йорк таймс», активно симпатизирующая американским демократам.

Являясь на словах поборником «безъядерного мира», Б.Обама сократил меньше ядерных боезарядов, чем три его ближайших предшественника на посту президента: он сократил их на 10%, а Дж. Буш-старший уменьшил их на 41%, Б.Клинтон - на 22% и Дж.Буш-младший - на 50%. Если подсчитать в абсолютных цифрах, то Президент Б.Обама сократил количество ядерных боезарядов в общей сложности на 507 единиц, в то время как оба Джорджа Буша (отец и сын, являющиеся представителями Республиканской партии) сократили их на 14 801 единицу, или в 29 раз больше.

Однако этот президент от Демократической партии США израсходовал больше средств на модернизацию ядерных вооружений и создание носителей ядерных вооружений нового поколения, чем другие американские президенты, хотя в марте 2012 года он признавал в Университете Хангук (Южная Корея), что Пентагон имеет больше ядерных вооружений, чем ему требуется. Б.Обама завещал своему сменщику отказ от стратегии «минимального ядерного сдерживания». Он так и не пошел на замену деструктивной парадигмы прошлого - «взаимное гарантированное уничтожение» на более конструктивную теорию «взаимной гарантированной безопасности», а также отказался перейти на стратегию отказа от нанесения первого ядерного удара.

44-й американский президент отклонил предложение понизить степень боеготовности ракетно-ядерных сил США, к чему его призывали многие американские гражданские и военные эксперты. Он ничего не сделал для учета оперативно неразвернутых ядерных вооружений, то есть находящихся в резерве, которые составляют все еще существенную часть суммарного количества от оперативно развернутых ядерных боезарядов стратегического назначения, что позволяет американской стороне быстро увеличить ракетно-ядерный потенциал в случае необходимости.

При правлении Б.Обамы в американских военно-политических кругах стали широко обсуждаться возможности начала «ограниченной ядерной войны» с целью «деэскалации» вооруженного конфликта, который может начаться с использованием обычных видов вооружений. При нем стали дебатироваться возможности развязывания боевых действий с применением миниатюрных ядерных боезарядов, а также проводиться комбинированные военные учения, начинавшиеся с использования сил общего назначения, но впоследствии трансформировавшиеся в военные учения с применением ядерного оружия.

Высокопоставленные американские представители администрации Б.Обамы открыто говорили о необходимости создания «баланса между ядерным сдерживанием и эскалацией», о сочетании «ядерного и неядерного сдерживания». Появились даже публично сделанные высказывания действующих высокопоставленных государственных деятелей США об «ограниченном применении ядерного оружия». В период Б.Обамы к проведению «ядерных» военно-штабных компьютерных игр стали привлекаться высокопоставленные гражданские государственные служащие, которые могли оказывать влияние на принятие решений в ракетно-ядерной сфере. Его администрация фактически отказалась выполнять Соглашение об утилизации избыточного оружейного плутония, заключенного с Россией в 2000 году, в результате чего Москва была вынуждена приостановить его действие. Соглашение предусматривало утилизацию оружейного плутония, объявленного излишним для военных программ, объемом 34 тонн с каждой стороны, то есть количества, достаточного, по данным агентства ЮПИ, для изготовления 17 тыс. ядерных боезарядов.

Сохранит ли Д.Трамп ядерное наследство своего предшественника или он пойдет иным путем? На этот принципиально важный и многоплановый вопрос пока нет однозначного ответа. Почему?

Военная политика Трампа: первые контуры

До сих пор Д.Трамп сделал не так уж много заявлений о будущей ядерной политике США. Все они прозвучали в основном до президентских выборов, и главным образом в предвыборном манифесте Республиканской партии «Возрождающаяся Америка», в разработке которого он принимал непосредственное участие, а также в ряде его интервью. Манифест является пока единственным подробным письменным документом, позволяющим судить о приоритетах будущей американской администрации в области военной политики и стратегии.

В предвыборной платформе республиканцев изложены общие принципы строительства и использования американских вооруженных сил. Отмечается, что партия будет стремиться к переоснащению вооруженных сил страны таким образом, «чтобы они стали самыми сильными в мире и имели значительное превосходство над любым государством или группой государств». Повторена ключевая задача американских вооруженных сил, которая была определена президентом-республиканцем Р.Рейганом: Америка должна быть способной вести войну и одержать победу в «двух с половиной войнах» в глобальном и региональном масштабе.

В документ, представляющий основу всей военной политики Соединенных Штатов, по крайней мере на первый президентский срок правления Д.Трампа, включена формулировка «Мир через силу», которую, как утверждали в ходе предвыборной кампании его ближайшие помощники, Д.Трамп исповедует уже давно. Такая же формулировка отражена в Концепции внешней политики Соединенных Штатов, изложенной на сайте Государственного департамента страны уже после вступления нового президента в должность, в качестве «ее центрального элемента».

В манифесте «Возрождающаяся Америка» прямой критике подвергнут уровень содержания американских стратегических ядерных сил, длительный срок использования средств доставки ядерного оружия и обращено внимание на важность обновления всей традиционной классической стратегической ядерной триады. В предвыборной платформе также критикуется Договор СНВ-3, подписанный в 2010 году с Россией, который якобы позволил ей нарастить ядерный потенциал при одновременном сокращении американских СНВ, а также то, что он имеет «слабый» инспекционный механизм, не дающий возможности доказать его нарушения Москвой. Этот договорный акт Д.Трамп раскритиковал и в интервью агентству Рейтер 23 февраля 2017 года, охарактеризовав его «односторонней сделкой», которая, мол, предоставила России преимущества. Как и Б.Обама, президент-республиканец подверг критике «нарушение» российской стороной Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности 1987 года путем «разработки» новой крылатой ракеты. Но, как и его предшественник, он не представил никаких реальных доказательств такого «нарушения».

Новый Президент США и новый министр обороны Д.Мэттис высказались за модернизацию стратегических наступательных ядерных вооружений. В своем личном твите 22 декабря 2016 года Д.Трамп заявил: «Соединенные Штаты должны основательно укрепить и расширить свой ядерный потенциал до тех пор, пока мировое сообщество не определится с ядерным оружием». Одна из ведущих новостной программы на Эм-эс-эн-би-си Мика Бжезинская приписала в декабре 2016 года Д.Трампу слова: «Пусть будет гонка вооружений. Мы обойдем их [конкурентов] на любом направлении и превзойдем их во всем». Вскоре его пресс-секретарь Шон Спайсер интерпретировал это замечание как предупреждение другим государствам «не подрывать суверенитет США».

В то же время в одном из интервью еще до ноябрьских выборов Д.Трамп заявлял о готовности взять вместе с российским военно-политическим руководством обязательство о неприменении ядерного оружия в первом ударе, оформив такую договоренность в письменном виде, придав тем самым сделке политически и юридически обязательный характер. Во время слушаний в Конгрессе уже в январе этого года шеф Пентагона заявил о готовности новой администрации выработать такую точку зрения относительно национальной стратегической ядерной триады, «чтобы это оружие никогда не должно было быть применено». Он также подверг сомнению целесообразность производства новой крылатой ракеты воздушного базирования с ядерным боезарядом, которых при Б.Обаме предполагалось изготовить от 1 тысячи до 1100 единиц. В интервью агентству Рейтер 23 февраля 2017 года Д.Трамп отметил, что он хотел бы видеть мир без ядерного оружия, не указав при этом, как и Б.Обама в 2009 году, даже приблизительных сроков достижения этой цели.

На военную политику Д.Трампа оказывается сильное давление со стороны Демократической партии. Через два дня после его вступления в должность два представителя Демократической партии - сенатор Эдвард Марки и член Палаты представителей Тед Лью внесли на рассмотрение Конгресса законопроект, который запретил бы новому президенту применить первым ядерное оружие против кого бы то ни было до объявления войны Конгрессом. Свое решение оба законодателя мотивировали тем, что в ходе предвыборной кампании Д.Трамп делал противоречивые заявления, касающиеся проблемы распространения ядерного оружия и его применения в первом ударе. До вступления в должность новый президент действительно заявлял, что он не применит ядерное оружие в первом ударе и будет последним, кто применит его первым, но одновременно добавлял, что будет готов использовать любые имеющиеся в его распоряжении возможности в этой сфере. В октябре прошлого года десять бывших руководителей командными центрами боевого управления МБР написали открытое письмо с просьбой не допускать Д.Трампа к кодам запуска таких ядерных ракет из-за его некомпетентности.

По состоянию на первое марта этого года новый хозяин Белого дома так и не коснулся целого ряда аспектов столь обширной и многоплановой ядерной политики Соединенных Штатов, по которым многократно высказывался его непосредственный предшественник, еще будучи кандидатом на пост президента, несмотря на прошлогодние испытания ракетно-ядерного оружия КНДР и военно-политическое противостояние двух ядерных государств Азии - Индии и Пакистана.

По этим соображениям Совет директоров по вопросам науки и безопасности журнала «Бюллетень ученых-атомщиков» (США) 26 января 2017 года установил стрелки символических часов Судного дня в две минуты 30 секунд до «катастрофической» полуночи вместо трех минут, которые были зафиксированы до вступления Д.Трампа в должность главы государства.

Д.Трамп еще не повторил и не модифицировал предложение Обамы о необходимости достижения с Москвой новых сокращений американских и российских СНВ - примерно на одну треть относительно Договора СНВ-3, подписанного в Праге в апреле 2010 года. Следует напомнить, что этот договорный акт предусматривал выход каждой стороны к 2018 году на уровень 700 оперативно развернутых стратегических носителей и до 1550 стратегических ядерных боезарядов. Президент-республиканец пока не предложил и каких-то иных собственных вариантов сокращений СНВ, которые отличались бы от варианта, изложенного президентом-демократом. Вступив в должность главы американского государства, он пока лишь высказался за готовность пойти на «весьма существенное» сокращение ядерных вооружений с Россией в обмен на снятие «некоторых» торгово-экономических санкций с нее. Но Москва уже на официальном и на экспертном уровнях отклонила эту идею из-за ее неэквивалентности и несовместимости элементов «размена».

Во время публичных теледебатов с Х.Клинтон в октябре 2016 года Д.Трамп парировал ее высказывание, что главной угрозой миру является «глобальное потепление», своим замечанием о том, что такой угрозой является не «глобальное потепление», а «ядерное потепление», вероятно имея в виду накапливание ядерных арсеналов многими странами.

Д.Трамп уклоняется от вывода на континентальную часть США всех американских ядерных боезарядов тактического назначения из четырех стран Европы и азиатской части Турции, на чем последовательно и постоянно настаивала и по-прежнему настаивает Российская Федерация, которая уже вывела все тактическое ядерное оружие бывшего СССР из Беларуси, Казахстана и Украины на свою территорию к середине 1990-х годов. Министр обороны США Д.Мэттис высказался за продажу европейским государствам - членам НАТО новых многоцелевых истребителей-бомбардировщиков F-35, способных нести ядерные боезаряды. Пентагон привержен стратегии «расширенного ядерного сдерживания» - установке, предусматривающей раскрытие американского ядерного «зонтика» над 32 государствами - союзниками Соединенных Штатов, как входящими, так и не входящими в НАТО. Д.Трамп будет выполнять «соглашения о разделении ядерной ответственности» («соглашения о совместных ядерных миссиях») с группой стран, входящих в Североатлантический союз, которые не имеют собственного ядерного оружия.

Не изложил 45-й президент своих подходов к перспективам ратификации США Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), проваленной американским Сенатом в 1999 году. Обама многократно обещал провести его ратификацию в Конгрессе, но за восемь лет своего правления даже не приступил к осуществлению этой задачи. Вместе с тем проблема вступления в силу столь важной международной договоренности представляется исключительно важной. США входят в список 44 государств - обязательных ратификантов ДВЗЯИ. Без ратификации хотя бы одним из них договор не сможет вступить в силу. По этой причине данный краеугольный международный договорный акт в области ядерного нераспространения находится в «подвешенном» состоянии уже свыше 30 лет. Россия ратифицировала договор еще в 2000 году.

Вернется ли Д.Трамп к выполнению в полном объеме Соглашения об утилизации избыточного оружейного плутония? Его отношение к этой договоренности станет некой «лакмусовой бумажкой»: будет ли его администрация накапливать избыточный оружейный плутоний для производства новых ядерных боезарядов или нет?

Д.Трамп не объявил, откажется ли он от «чикагской триады» - созданного на саммите НАТО в Чикаго в мае 2012 года оперативного военного механизма - трансатлантического альянса в виде объединения ракетно-ядерных, противоракетных и обычных вооружений, выдвинутого к рубежам России в качестве средств «передового базирования». Новый хозяин Белого дома не поставил вопрос о прекращении провокационной в отношении России и Белоруссии круглосуточной и круглогодичной операции ВВС 15 стран НАТО (из 28) «Балтийское воздушное патрулирование» в небе Латвии, Литвы и Эстонии, в которой с 2004 года принимают участие самолеты «двойного назначения», то есть способные нести как обычные, так и ядерные авиабомбы трех ядерных держав - Великобритании, США и Франции.

Д.Трамп уже неоднократно подвергал критике сделку по иранской ядерной программе 2015 года, назвав ее «самой худшей сделкой когда-то достигнутой», но так и не заявил о стремлении перезаключить ее.

Президент-республиканец не отказался от блокирования предложения арабских и ряда других государств о создании на Ближнем Востоке зоны, свободной от трех классических видов оружия массового уничтожения: ядерного, химического и биологического (бактериологического) оружия. Эта идея постоянно торпедировалась предыдущими администрациями США.

Итак, ракетно-ядерное кредо нового американского президента нуждается в предметном уточнении. Рано или поздно он будет вынужден прояснить свои взгляды по двум взаимосвязанным между собой проблемам: наращиванию ядерных вооружений и их сокращению. Скорее всего, на каком-то этапе он внесет некоторые коррективы в два основополагающих документа общенационального значения, касающиеся ракетно-ядерного оружия, - «Обзор ядерной политики США» и «Стратегию применения ядерного оружия Соединенными Штатами Америки». В указаниях шефу Пентагона Д.Мэттису, переданных 27 января 2017 года, Д.Трамп предписал подготовить обновленный проект «Обзора ядерной политики» для того, «чтобы ядерное сдерживание Соединенных Штатов опиралось на современные, надежные, гибкие, эффективные, готовые к применению и соответствующим образом скомпонованные ядерные силы, способные сдерживать угрозы XXI века и вселять уверенность в наших союзников». Изложенные указания, по сути дела, ставят перед новым министром обороны задачу не ослаблять американские ядерные силы, а, наоборот, модернизировать их и повышать их эффективность.

Согласится ли Дональд Трамп?

Представляется нужным, не дожидаясь столь важных уточнений позиций с американской стороны, реализовать в сфере контроля над вооружениями ряд практических предложений. Так, нужно ставить перед Соединенными Штатами и другими ядерными государствами, входящими в НАТО, вопрос о взаимном неприменении ядерного оружия в первом ударе или договариваться о его неприменении вообще в виде юридически обязывающего бессрочного документа. А вот соглашаться на продление Договора СНВ-3 или заключение нового Договора СНВ-4 на двусторонней основе нецелесообразно, так как невозможно игнорировать бесконтрольное развертывание глобальной противоракетной системы и модернизацию тактического ядерного оружия США у рубежей России. С выполнением Договора СНВ-3 Россия исчерпала возможности для дальнейших шагов на двусторонней основе. Необходимо подключение к соответствующему переговорному процессу всех государств, обладающих ядерно-оружейным потенциалом, в особенности Великобритании и Франции как военных союзников США, имеющих взаимные обязательства в сфере стратегического наступательного ядерного сдерживания. Тем более не может идти речи о дальнейшем сокращении российских СНВ, часть которых призвана преодолевать американскую систему ПРО, в условиях ее неконтролируемого распространения. Это и опасно, и может вызвать новый виток гонки вооружений противоракетных систем.

Нужно настаивать на реальном подсчете стратегических наступательных ядерных вооружений - условные зачеты одного стратегического тяжелого бомбардировщика «как одна единица СНВ».

Очень важно учитывать следующие моменты: развитие в Соединенных Штатах высокоточного оружия большой дальности в неядерном оснащении, противодействие со стороны Вашингтона началу переговоров о предотвращении размещения оружия в космосе, отсутствие прогресса в ратификации ДВЗЯИ, неконтролируемое наращивание дисбалансов в обычных вооружениях.

Следует предложить заключить многосторонний договор об ограничениях систем ПРО с установлением максимальных пределов на ракеты-перехватчики и определением пространственных зон их размещения за пределами национальных территорий. Нельзя забывать о требовании к Вашингтону и его союзникам о выводе всех видов их вооруженных сил, в особенности тяжелых вооружений, а также новых военно-штабных структур с территории европейских государств, развернутых там после 1 апреля 2014 года.

При выдвижении подобных предложений в ракетно-ядерной сфере следует подчеркивать, что Москва выступает против развязывания ядерной войны любого формата - будь то «ограниченной», «региональной» или «глобальной». Выступая на заседании Валдайского дискуссионного клуба в Сочи в октябре 2016 года, Президент России Владимир Путин твердо обещал, что Россия всегда будет очень ответственно относиться к своему ядерному статусу, считая, что бряцать ядерным оружием - «самое последнее дело». Он также заявил, что применение ядерного оружия - это конец существования всей земной цивилизации.

Во время телефонного разговора, состоявшегося между Владимиром Путиным и Дональдом Трампом 28 января этого года, среди ряда вопросов двусторонней и международной повестки дня президенты обсудили сферу стратегической стабильности и ядерного нераспространения, а также условились наладить сотрудничество по этим и иным направлениям. Такая попытка должна быть предпринята в интересах укрепления глобального мира и безопасности. Образно говоря, необходимо повернуть вспять стрелки символических часов Судного дня, которые впервые за последние 70 лет так близко подошли к критическому положению.

США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > interaffairs.ru, 21 марта 2017 > № 2111231 Владимир Козин


США > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 21 марта 2017 > № 2111229 Евгений Сулима, Максимилиан Шепелев

Реванш Хитрого Дика? Политика Д.Трампа сквозь призму президентства Р.Никсона

Евгений Сулима, Профессор кафедры геополитики МГУ им. М.В.Ломоносова, доктор философских наук

Максимилиан Шепелев, Профессор кафедры международных отношений и государственного управления Юго-Западного государственного университета (г. Курск), доктор политических наук

Вступивший 20 января 2016 года в должность 45-й Президент США Дональд Джон Трамп был известен прежде всего как бизнесмен, не занимал никаких государственных должностей и изначально не стремился к посту президента. Но еще в 1990 году он сказал: «Я изменю свое мнение, только если увижу, что страна летит к чертям»1. Очевидно, это понимание у него сложилось к 2015 году, когда Трамп принял решение баллотироваться на выборах президента США за свой счет без привлечения спонсоров и лоббистов, заявив о намерении стать лучшим американским президентом.

Трамп одержал победу на выборах, ставших свидетельством глубокого политического кризиса и раскола американской элиты на условных сторонников либерального глобализма, намеревавшихся продолжать курс администраций Дж.Буша-мл. и Б.Обамы, и ставших опорой Трампа условных приверженцев «палеоконсервативного» американского национализма, для которых приоритетом являются национальные интересы США, а не «глобальная демократическая революция». Последним удалось одержать победу, опираясь на «молчаливое большинство» американцев, причем в значительной степени это белый рабочий класс. В этом смысле нынешняя ситуация весьма напоминает 1968 год, что и заставило обратиться к теме сравнения двух политических ситуаций и политических стилей, обеспечивших успех победителям выборов 1968 и2016 годов, в расчете на то, что такое сравнение поможет лучше понять, чего следует ожидать от нового президентства.

Но прежде - для понимания логики политического мышления Трампа - важно напомнить, что еще в марте 1990 года в интервью журналу «Playboy» Трамп предсказал развал СССР. Оценив тогдашнее состояние советской системы словами «просто катастрофа», он заявил, что «там скоро будет революция», четко обозначив: «Моя претензия к Горбачеву - он слишком слаб». И дальше: «Я думаю, его свергнут - он показывает просто невероятную слабость». Напротив, в силовом подавлении китайскими властями протестов на площади Тяньаньмынь он увидел «пример пользы силы». Считая, что США выглядят слабой страной, он призывал проявлять больше жесткости. В его понимании «жесткость - это внутренняя готовность победить противника, и сделать это с улыбкой. Жесткость - это систематическая победа».

Так, он предлагал тогда ввести «налог на каждый Mercedes-Benz, ввозимый в страну, на все японские товары» и обращал внимание на то, что «проблема еще и в том, что мы защищаем самые богатые страны Земли бесплатно»2. Эти мысли уже в наши дни нашли отражение в его предвыборной программе, ориентированной на возрождение американской экономики путем переноса производства обратно в США и защиты протекционистскими мерами прежде всего  от дешевого китайского импорта, а также на ликвидацию ситуации, когда США обеспечивают безопасность союзников в основном за собственный счет.

Будучи природным реалистом, Трамп, по собственному признанию, верит в силовое превосходство, исходит из презумпции недоверия и часто импровизирует. Во взаимоотношениях с конкурентами он исходит из необходимости «требовать всего, что только можно получить». По его словам, «в бизнесе нужно давить на людей почти до слома - но не ломая; нужно довести их до клинча - но не сломать. Это признак хорошего бизнесмена. Плохой будет давить людей и после слома»3.

Считая, что США слишком долго проводили безответственную интервенционистскую политику, не оправдавшую себя, Трамп исходит из того, что Америка должна «заниматься своей жизнью» и больше обращать внимания на собственные проблемы. Главным среди них является восстановление реального сектора американской экономики за счет возвращения в США производства из Китая и ликвидации неэквивалентного торгового обмена между США и КНР.  В связи с этим ожидается усиление напряженности в отношениях между ними. В ходе избирательной кампании Трамп говорил о необходимости занять в отношении Китая жесткую позицию: ввести 45-процентный тариф на китайские товары, увеличить группировку военно-морских сил США в Азиатско-Тихоокеанском регионе и бороться с «авантюризмом КНР» по всему миру. После выборов он побеседовал с главой Тайваня, в затем публично поставил под вопрос  принцип «одного Китая». Впервые за последние годы Китай вошел в число оборонных приоритетов США в качестве одной из главных угроз. Допускается, что нарастание конфронтации с Китаем может привести не только к поддержке Тайваня, но и к тому, что США позволят Японии и Южной Корее владеть ядерным оружием.

Но здесь интересно вспомнить, что в начале 70-х годов ХХ века, когда США устроили «шок Никсона», пойдя на признание КНР и сделав ставку на партнерство с Пекином для сдерживания СССР, архитектор этого геополитического разворота Генри Киссинджер исходил из сугубо прагматических соображений, допуская, что при необходимости в будущем США придется сделать еще один разворот - в пользу России, но уже для сдерживания Пекина. Возможно, мы станем свидетелями того, как США (при жизни того же Киссинджера и, может быть, при его участии) предпримут попытку реализовать такой ход. Это один из многих моментов, которые заставляют обратить внимание на параллели между ситуацией, в которой находятся США сегодня, и «имперским президентством» Ричарда Никсона. 

Распространенное в декабре 2016 года СМИ мнение бывшего главного политического советника экс-президента США Дж. Буша-мл. Карла Роува о том, что Д.Трамп в течение большей части первого года президентского срока не сможет пользоваться Овальным кабинетом из-за необходимости обновления системы безопасности и поэтому, может быть, вынужден использовать бывший рабочий кабинет 37-го Президента США Ричарда Никсона в здании Административного офиса Эйзенхауэра, хотя пока и не подтвердилось, добавило новые штрихи к мысли о заметном сходстве между Д.Трампом и Р.Никсоном как в целом в контексте ситуаций, в которых оказались США и их руководство в соответствующие исторические периоды, так и в плане политического стиля и подходов к принятию политических решений. К этой мысли пришли и многие американские аналитики и журналисты, увидевшие в Трампе «политическую реинкарнацию Никсона».

Весьма примечательно, что сам Р.Никсон еще 30 лет назад разглядел в Д.Трампе потенциальные способности к политике. В новой книге «Не успокаиваться на достигнутом: Дональд Трамп и погоня за успехом» (Never Enough: Donald Trump and the Pursuit of Success) корреспондент «The Times» Риз Блейкли утверждает, что супруги Никсон были одними из первых фанатов Трампа. В книге сообщается, что 21 декабря 1987 года, после того как жена Никсона - Пэт посмотрела ток-шоу с участием Трампа, Р.Никсон написал ему письмо с такими словами: «Дорогой Дональд, я не видел передачу, но миссис Никсон сказала мне, что Вы были великолепны. Как Вы понимаете, в политике она спец, и она предсказывает: когда бы Вы ни решили баллотироваться, Вы победите!» В свою очередь, и Трамп не скрывал свое восхищение Никсоном. Когда-то он написал: «В отрасли, где я работаю, я видел настоящих убийц, но по сравнению с Ричардом Никсоном они - словно младенцы. Никсон - просто кремень, как бы вы к нему ни относились»4. А входящий в близкое окружение Трампа Роджер Стоун даже признавался, что у него имеется татуировка «Никсон» на верхней части спины.

Примечательно, что параллели между Никсоном и Трампом проводят достаточно давно. Так, в материалах, посвященных конвенту Республиканской партии в Кливленде, на котором Трамп был выдвинут кандидатом в президенты, мягко говоря, не симпатизировавшая ему газета «The New York Times» назвала Трампа «новым Никсоном». С учетом созданного экс-президенту имиджа внутри США это выглядело практически как ругательство.  Но помощник Трампа П.Манафорт (позднее пострадавший из-за «украинского компромата») тогда признался журналистам, что, готовясь к своим выступлениям, Трамп использовал положения из речи Никсона, произнесенной на аналогичном предвыборном конвенте. По его словам, «речь Никсона 1968 года - если вы возвращаетесь и читаете ту речь - находится в значительной степени на линии с большим количеством проблем, которые продолжаются сегодня. И это была поучительная речь».

Почему же Д.Трамп и его команда сочли, что речь Никсона на конвенте 1968 года и его кампания должны служить их моделью? Стоит вспомнить, что в 1965 году с новой силой разгорелся военный конфликт между Северным и Южным Вьетнамом, что привело к американскому вмешательству. К концу года численность войск США во Вьетнаме была увеличена до 200 тысяч, а в 1966 году - до 600 тыс. человек. Растущие военные расходы похоронили возможность реализации объявленной Президентом Л.Джонсоном амбициозной программы «Великого общества». Массовые антивоенные демонстрации и социальные протесты  в 1966-1967 годах привели к тому, что Л.Джонсон был подавлен и деморализован и в итоге отказался от выдвижения своей кандидатуры для избрания на пост президента на второй срок. Ожидания от президентства и его итоги в этом случае во многом сопоставимы с президентством Б.Обамы, которому в отличие от Джонсона, правда, удалось пробыть в Белом доме два полных срока.

Р.Никсон начал кампанию 1968 года в обстановке высокой общественной напряженности и массовых уличных беспорядков и протестных настроений даже у среднего класса. В то время беспорядки вспыхнули больше чем в 100 городах, несмотря на попытки лидеров движения за гражданские права ввести его в русло ненасильственного сопротивления. Это движение дополнялось мощным антивоенным движением. Во время массовых беспорядков имели место как случаи расстрелов темнокожих мужчин полицией, так и случаи карательных нападений на полицию. В этой обстановке Р.Никсон выдвинул лозунг восстановления «законности и правопорядка». В ответ на обвинения в том, что «законность и правопорядок - кодовое слово для расизма», он заявил: «Наша цель - справедливость, справедливость для каждого американца. Если мы должны испытывать уважение к закону в Америке, у нас должны быть законы, которые заслуживают уважения. Так же, как у нас не может быть прогресса без закона, не может быть и закона без прогресса».

В 2016 году Трамп также назвал себя «кандидатом законности и правопорядка» и так же, как и Никсон, апеллировал к «молчаливому большинству», к голосу значительного большинства американцев, которые не выходят на демонстрации и о которых забывают. И тогда, и сейчас критики пытаются обнаружить в этом выражении расистский подтекст. Наконец, лозунг Трампа «Сделаем Америку снова великой» («Make America great again») тоже перекликается со словами Никсона: «Давайте никогда не забывать, что Америка - великая нация. И Америка великая, потому что ее люди великие». П.Родькин видит в Трампе «собирательный образ «старой доброй» Америки, который в современной эстетической политике США оказался выведен из политического обращения, но не потерял пока своей ликвидности»5.

Д.Трамп успешно использовал экономические и культурные разочарования белого рабочего класса, с которым в прошлом заигрывал Р.Никсон и которые еще больше усилились во времена Великой рецессии в фундаментально изменившейся Америке, возглавляемой темнокожим президентом. В лозунге Трампа звучит слово «again», то есть снова возродим, сделаем той, какой она была раньше. На основании этого в Трампе видят попытку стать новым Никсоном и Рейганом, вернуться в те времена, когда республиканцы были на коне и совершали «консервативную революцию»6.

В 1960-х годах, в президентство Л.Джонсона, Демократическая партия превратилась в поборницу гражданских прав чернокожих граждан, что привело к массовому исходу из нее белых южан, которые сочли, что партия, на которую они делали ставку со времен Гражданской войны, предала их интересы, и в конце концов вступили в ряды Республиканской партии. Именно при Никсоне утвердились нынешние принципы республиканцев, закрепленные позднее Рейганом. Апеллируя к давним настроениям враждебности в отношении движения за гражданские права, Никсон выступил за ослабление десегрегации, то есть фактическое снижение усилий по уравниванию прав черных и белых в южных штатах. Этим он привлек на сторону «великой старой партии» так называемых диксикратов. И это при том, что, будучи вице-президентом в администрации Д.Эйзенхауэра, Никсон выступал за соблюдение гражданских прав куда активнее, чем тогдашние сенаторы Джон Ф.Кеннеди и Линдон Б.Джонсон, а его роль в успешном принятии Сенатом Закона о гражданских правах в 1957 году была отмечена в поздравительном письме от Мартина Лютера Кинга, упоминавшего «неустанные труды» вице-президента Никсона и его «неустрашимость в достижении цели». В предвыборных баталиях 1968 года главная ставка была сделана на завоевание миллионов голосов обывателей, прежде всего из числа так называемого «среднего класса», испытывавшего растущий «страх перед черными жителями городов».

Наблюдая за процессом формирования администрации Трампа, мы видим привлечение в нее большого количества миллионеров и миллиардеров, выходцев из крупного бизнеса. В свое время Никсон тоже всемерно поддерживал крупный бизнес, продолжая в этом традицию Эйзенхауэра, чью администрацию журналисты именовали «правительством восьми миллионеров и одного водопроводчика», и сделав первые шаги в направлении будущей «рейганомики».

Считается, что Трамп позаимствовал у Никсона прагматизм крутого парня, стремление к победе и апелляцию к чувству страха. Никсон тоже в свое время полагал, что люди активнее голосуют из страха, а не из надежды. Проводится и такая параллель: в 1968 году, в разгар войны во Вьетнаме, Никсон заявлял о том, что у него имеется «секретный план по завершению войны», а ныне Трамп предлагает секретный план по завершению войны с «Исламским государством» (запрещенным в России).

В самом начале своей избирательной кампании он заявил в беседе с Гретой Ван Састерен из «Fox News»: «Я знаю, что надо сделать, и я знаю, как заставить ИГИЛ запросить пощады, и даже более того, как очень быстро разделаться с ИГИЛ… я не скажу вам, в чем состоит мой план… я не хочу, чтобы враги знали, что я собираюсь предпринять».

Правда, некоторые аналитики сравнивают избирательную кампанию 2016 года с кампанией 1960 года, в которой Никсон с небольшим отрывом уступил Джону Кеннеди, о котором недоброжелатели говорили тогда, что его отец Джозеф Кеннеди купил своему сыну президентство. В 1960 году телевидение впервые обеспечило преимущество телегеничному молодому ДФК, а в 2016 году социальные сети и различные альтернативные информационные ресурсы Интернета, вопреки антитрамповской кампании в традиционных СМИ, сделали реальностью его победу. В представлении П.Родькина, «Трамп - это Никсон, достигший той степени богатства и эмансипации, когда, не стесняясь потерять респектабельность, уже можно плюнуть в прямом эфире в условного Кеннеди. Сделай такой эстетически непозволительный для консерваторов старой школы жест реальный Никсон, и история США могла бы быть другой»7. Правда, в 2016 году травле в СМИ подвергался как раз «условный Никсон», и именно его оппоненты отнюдь не пытались изображать респектабельность. Но если отвлечься от эмоциональной и эстетической составляющих кампании, то Трамп действительно выступил против той Америки, которая как раз и ориентируется на те ценности и тот стиль, олицетворением которых был в свое время Кеннеди.

Примечательны звучавшие в ходе предвыборной кампании заявления Трампа о том, что он может не признать исход голосования. В 1960 году, когда  Кеннеди победил с минимальным перевесом голосов (за него проголосовали 49,7% избирателей, а за Никсона - 49,6%), Никсон тоже ставил под сомнение результаты голосования. Он даже разработал план по их оспариванию, полагая, что союзники Кеннеди обеспечили ему победу за счет систематических нарушений и мошенничества (в двух ключевых штатах - Иллинойсе и Техасе, которые помогли изменить ход выборов, победу Кеннеди многие республиканцы сочли нечестной). Правда, Никсон проявлял свое недовольство и обиды (которые, вполне возможно, были законными и обоснованными) только до определенного предела, он признал итоги выборов.

 Некоторые аналитики видят в Никсоне «плоть от плоти американской нации, с ее болезненным взрослением и упорным самосозиданием», человека «самодельного» (self-made man) и самодеятельного. И в этом тоже у Трампа с ним общие черты, несмотря на то, что Трамп - сын миллионера, а Никсон в полном смысле слова «сделал себя сам». По словам Д.Шкаева, «универсальный Никсон - олицетворение того, что движет страной, - пресловутой американской мечты». Он полагает, что в исторической перспективе шанс Трампа - это реванш Хитрого Дика в условиях, когда перед Америкой стоят те же вызовы, что и полвека назад8.

Еще более интересно выглядит ситуация, если вспомнить, что в разгар Уотергейского дела в аппарате Юридического комитета Палаты представителей Конгресса США работала не кто иная, как Хиллари Клинтон, активно участвуя в кампании против Президента Р.Никсона. Как известно, у комиссии, расследовавшей участие президента в организации «прослушки» Национального комитета Демократической партии, не было никаких доказательств его вины, кроме одной получасовой записи, пропавшей с магнитофонной ленты, на которую президент был обязан записывать все свои переговоры, а госсекретарь Хиллари Клинтон уничтожила 33 тысячи(!) своих электронных писем после получения повестки на передачу этих писем Конгрессу США. Тем не менее Президент Ричард Никсон в 1974 году ушел в отставку, а Хиллари Клинтон в 2016 году была оправдана ФБР.

В массмедиа уже прозвучали намеки на угрозу импичмента, что вновь заставляет вспомнить судьбу Никсона. Кстати, некоторые записи, относящиеся к Уотергейтскому скандалу, были сделаны именно в здании Административного офиса, куда предлагают переселиться Трампу. Однако между Трампом и Никсоном есть серьезные отличия. Трамп, хотя и не имеет профильного политического опыта, как человек большого бизнеса хорошо умеет зарабатывать, разбирается в людях и прекрасно контролирует подотчетные процессы, и как раз таких качеств давно не хватает американским лидерам. Никсон неприязненно оценивал роль телевидения в политической жизни США, а Трамп упивается возможностями масс-медиа, чувствует себя в медиапространстве как рыба в воде, что, очевидно, затруднит его демонизацию в том духе, в каком ее осуществили в отношении Никсона.

До сих пор вызывает противоречивые оценки экономическая политика администрации Никсона. С одной стороны, в условиях экономического и энергетического кризиса конца 1960-х - начала 1970-х годов она сделала ставку на  активное использование методов государственного регулирования экономики. В 1971 году Р.Никсон даже заявил журналистам: «Я теперь кейнсианец». В 1972-1973 годах темп инфляции удалось снизить с 6,1 до 2,7%, рост ВНП повысить с 3,4 до 6,3%, снизить подоходный налог на 20% и увеличить реальную заработную плату на 4% в год9. С другой стороны, в условиях международного валютного кризиса Р.Никсон дал указание о прекращении обмена долларов на золото, что означало окончательный отказ от золотого стандарта в США. Прекратился размен других валют на доллары по твердому курсу и был введен плавающий курс доллара. При Никсоне возник и феномен «нефтедоллара». Собственно, начались те процессы в финансовой сфере, которые привели к абсолютному отрыву финансового сектора от реальной экономики и к нынешнему 20-триллионному американскому долгу.

Очень важно и то, что именно при Никсоне были заложены основы того курса, который привел в итоге к сегодняшней деиндустриализации Америки.  Управление общественными процессами стало строиться на доктрине постиндустриального общества. С начала 1970-х годов явным стал упадок промышленного Севера, его города опустели, а население вместе с корпорациями стало перемещаться в «Солнечный пояс» в поисках дешевой рабочей силы. После расовых восстаний 1960-х годов администрация Никсона свернула программы восстановления и благоустройства городов, равно как и начатые в эпоху «нового курса» Рузвельта программы строительства железных дорог, дамб, других инфраструктурных объектов. С 1971 года начался свободный отток капиталов в офшорные зоны.

Все это привело к упадку промышленных и культурных центров Севера и возникновению «нового Юга» как основы постиндустриального общества «белых воротничков, брокеров и компьютерных программистов, клерков и разносчиков пиццы». Вопрос ответственности лично Никсона за эту политику является спорным, некоторые считают его как раз жертвой «заговора корпораций». Но так или иначе Трамп вынужден будет принимать меры по преодолению последствий финансово-экономической политики, проводившейся с начала 1970-х годов.

Политика разрядки, налаживание отношений с Китаем и СССР (по отдельности, при поддержании напряженности в отношениях между ними),  завершение войны во Вьетнаме, наконец, высадка астронавтов на Луну сделали Ричарда Никсона на выборах 1972 года президентом с самым большим числом голосов выборщиков со времен Дж.Вашингтона, получившего 100% голосов в силу своей безальтернативности. Победив в 49 штатах из 50, Никсон получил 520 голосов выборщиков против 17 голосов у его соперника Джорджа Макговерна. Ряд политических ошибок Никсона и развязанная против него кампания тотальной дискредитации и демонизации за короткий срок превратили этот триумф в прах, еще раз заставив вспомнить известные слова: «Так проходит мирская слава».

А.Шлезингер-мл. считал основной причиной «свержения» Никсона то, что, решительно действуя в борьбе с экономическим и социальным кризисом и преодолевая внешнеполитические провалы предшественников, ему удалось стать слишком сильным президентом (Шлезингер даже ввел термин «имперское президентство»), поднявшись над Конгрессом и нарушив тем самым традиционное соотношение исполнительной и законодательной власти в США. Вспоминая слова А. де Токвиля о том, что «президент Соединенных Штатов, обладающий почти королевскими полномочиями, практически ими не пользуется», Шлезингер справедливо полагает, что «в наши дни международные кризисы - реальные, гипотетические или потенциальные - обеспечили президенту возможность воспользоваться этими «почти королевскими правами». Здесь - истоки имперского президентства»10.?

Тогда попытка Никсона утвердить такую модель обернулась провалом, хотя в дальнейшем, в особенности с 1990-х годов, баланс между президентской властью и представительными органами, предусмотренный Конституцией США, все равно смещался в пользу президента. Сегодня мы также видим попытки Трампа управлять с помощью «исполнительных указов», но ему приходится с самого начала гораздо сложнее, даже в сравнении с Никсоном 1969 года. Между тем кризисное состояние миросистемы в целом и США как «лидера глобализации» в частности могут подталкивать к новым попыткам осуществлять правление в стиле «имперского президентства».

Еще одной причиной «свержения» Никсона считают неприятие проводимой им политики разрядки, которую ее многочисленные противники считали выгодной лишь СССР. Неслучайно вскоре после отставки Никсона Конгресс принял знаменитую «поправку Джексона - Вэника»,  которая лишала СССР статуса наибольшего благоприятствования в торговле до тех пор, пока СССР не снимет ограничения на свободу эмиграции (прежде всего речь шла о советских евреях), но которая просуществовала до ноября 2012 года. Примечательно, что Г.Киссинджер, остававшийся на посту госсекретаря США, выступал решительно против принятия данной поправки, но это не повлияло на решение Конгресса, в котором неприятие нормализации советско-американских отношений было весьма сильным. Что же касается Д.Трампа, то две недели спустя его вступления в должность прозвучал весьма знаковый призыв нового президента в адрес наиболее радикальных русофобов в американском Сенате Дж.Маккейна и Л.Грэма «не разжигать третью мировую войну», свидетельствующий о том, что проблема, которая существовала для Никсона и Киссинджера, видимо, будет иметь место и для Трампа и его госсекретаря Тиллерсона.

Несколько лет назад, посмотрев фильм «Фрост против Никсона», Трамп задумался о детях Никсона. Тогда он написал: «Как бы ни относиться к Никсону, семья есть семья, и просто невероятно, что никто из родных не защитил его. Они что, исчезли? Почему они его не защитили? Я надеюсь, мои дети будут сражаться за меня - не в пример детям Никсона. Я уверен, что будут. И я думаю, что Никсон бы дрался за своих детей, как и я за своих. Молчание детей Никсона для меня загадка. Да, «уотергейт» был тяжелым временем и для них, но мне кажется, что Никсон заботился о своей семье и в горе, и в радости. <…> Никсон сказал, что самые яркие моменты жизни - те, что тускнеют быстрее других. И мне очень грустно, что он это предвидел»11.

В заключение следует отметить, что, несмотря на созданный в США негативный образ Р.Никсона, в нашей стране он как раз - один из немногих позитивно воспринимаемых американских президентов, хотя (как и Трампа) его, разумеется, никоим образом нельзя считать «просоветским» или «пророссийским». Понятно, что такое восприятие Никсона связано с заметным улучшением при нем отношений между СССР и США. И то, что Д.Трамп заявляет о намерении «договориться с Россией», несмотря на возникшее серьезное противодействие такому намерению, внушает в этом смысле осторожный оптимизм.

 1«Неизвестный Трамп» - сенсационное интервью 1990 г. с будущим Президентом США // http://rusvesna.su/news/1479074726 (дата обращения: 20.01.2017).

 2Там же.

 3Там же.

 4Avlon John. Donald Trump Is Running for Richard Nixon’s Third Term // http://www.thedailybeast.com/articles/2016/02/15/donald-trump-is-running-for-richard-nixon-s-third-term.html (дата обращения: 22.01.2017).

 5Родькин Павел. Дональд Трамп и эстетическая политика США // http://www.prdesign.ru/text/2016/tramp.html  (дата обращения: 22.01.2017).

 6Blakely Rhys. Nixon foresaw Trump White House win // http://www.thetimes.co.uk/tto/news/world/americas/article4552313.ece (дата обращения: 22.01.2017).

 7Родькин Павел. Указ. соч.

 8Шкаев Дмитрий. Эпоха «крепких яиц» // http://khazin.ru/articles/1-ekonomika-i-politika/28164-epoha-krepkih-jaits (дата обращения: 23.01.2017).

 9Ambrose  Stephen. Nixon.The Triumph of the Politician, 1962-1972. Vol. 2. N.Y.: Simon & Schuster, 1989. Р. 550.

10Шлезингер-младший А.М. Циклы американской истории / Пер. с англ. М.: Издательская группа «Прогресс», «Прогресс-Академия», 1992. С. 400.

11Трамп Дональд. Почему дети бросили Никсона. 20.01.2009 // https://snob.ru/selected/entry/1495?v=1460294062 (дата обращения: 21.01.2017).

США > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 21 марта 2017 > № 2111229 Евгений Сулима, Максимилиан Шепелев


США > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 21 марта 2017 > № 2111188 Евгений Роговский

Выборы в США: успех технологических инноваций

Евгений Роговский, Ведущий эксперт Центра международной информационной безопасности и научно-технологической политики МГИМО МИД России, кандидат экономических наук

Еще совсем недавно в США все придерживались «мантры» - «Интернет ни направлять, ни ограничивать не надо!» Инноваторы Силиконовой долины разрабатывали платформы социальных сетей, особенно не задумываясь о том, как именно люди могут использовать создаваемые ими технологические возможности. Они ориентировались на формирование онлайновых сообществ, все участники которых могли бы комфортно общаться и торговать. Они имели в виду бесконфликтное, так сказать, сугубо «прогрессивное» социальное развитие цифрового американского общества и полагали, что их разработки далеко опережают возможности террористов.

Но за десятилетия, прошедшие после своего создания, Интернет не просто вырос - он стал конфликтным. Теперь в киберпространстве одновременно происходит жесткая экономическая конкуренция и идеологическая борьба, противодействие зарубежным киберагрессорам, борьба с терроризмом, кражами интеллектуальной собственности и персональных данных. Все это разительно отличается от прежнего режима применения компьютерных сетей исключительно в научном сообществе.

Сегодня в Америке и политики, и военные осознали существование целой палитры возможных способов использования Интернета против интересов США

Многочисленные публикации представителей спецслужб, военных и политиков свидетельствуют, что в США уже давно знают о возможностях ИГИЛ, «Аль-Каиды» и других террористических групп применить в своих интересах широко доступные сетевые технологии. Об использовании онлайновых социальных сетей в террористических целях можно познакомиться в некоторых источниках1.

В частности, в публикациях подчеркивается, что террористы могут использовать социальные сети для рекрута новых членов своих организаций, планирования террористических актов и политических провокаций, для сбора информации, для распространения слухов и ложных сведений, для того, чтобы посеять панику, ввести кого-нибудь в заблуждение, для осуществления нападок на отдельных лиц, на группы людей или компаний.

Когда же уровень доступных террористам технологий (например, шифрования контента) превысил уровень противодействия со стороны ФБР (например, по его дешифрованию), Президент Обама обратился непосредственно к инноваторам Силиконовой долины с настоятельной просьбой - сделать что-нибудь для того, чтобы предотвратить использование террористами онлайновых социальных сетей для радикализации общества и мобилизации рекрутов, иначе говоря, не использовать против интересов США те «технологические возможности, которые предоставило нам современное цивилизованное общество». В своем обращении к нации (после теракта, произошедшего в Сан-Бернардино) Президент США настоятельно побуждал лидеров высокотехнологичных компаний затруднить террористам использование высоких технологий «для ухода от правосудия»2. (Кстати, вопрос о такого рода сотрудничестве с федералами для очень многих корпораций Силиконовой долины оказался весьма болезненным3.)

О применении информационных технологий 
командой Х.Клинтон

На команду Х.Клинтон работала корпорация «Google». Демократы использовали сетевые технологии прежде всего для сбора денег и тенденциозной онлайновой агитации.

Корпорация «Google» когда-то относилась к политическому лоббированию весьма пренебрежительно. Однако под эгидой Б.Обамы эта корпорация приобрела опыт мобилизации миллионов своих пользователей на политическую борьбу (как это было сделано в ходе противодействия закону «О прекращении онлайн-пиратства» («Stop Online Piracy Act» - SOPA*)(*В 2012 г. Белый дом помог Силиконовой долине одержать победу над антипиратским законопроектом (Stop Online Piracy Act - SOPA), лоббировавшимся киноиндустрией. Главы таких компаний, как «Google», «Yahoo», «Wikipedia» и «Mozilla», встретились с чиновниками Белого дома и убедили их в том, что этот законопроект предполагает закрытие ряда веб-сайтов и может привести к цензуре Интернет-трафика. Их позицию поддержали миллионы пользователей сети, которые направили законодателям соответствующие голосовые сообщения и e-mails (в том числе молодые люди, составляющие критически важную часть избирателей Демократической партии). После этой встречи в начале 2012 г. Белый дом, который ранее в целом «Голливудскую реформу» (законопроект о копирайте) поддерживал, встал на позицию «Google» и этот законопроект утопил.) и постепенно превратилась в опытного мастера вашингтонского лоббирования4. Его сотрудники активно участвовали в работе таких элитных либеральных экспертных структур, как «Cato Institute», «Competitive Enterprise Institute» и «New America Foundation».

Одной из важнейших особенностей предвыборной кампании Х.Клинтон можно считать продолжение сугубо пропагандистского (исключительно лидерского) отношения Обамы к своему присутствию в Интернете5. Эта особенность состояла в явной тенденциозности, в чрезмерном увлечении различными «технологиями манипуляции».

«Технология манипуляции» - SEME

Два американских ученых - Р.Эпштейн (Robert Epstein) и Р.Робертсон (Ronald E.Robertson), работая в Институте поведенческих исследований и технологий (American Institute for Behavioral Research and Technology)6, придумали метод, позволяющий выявить в механизме web-поиска наличие так называемого «эффекта манипуляции» («search engine manipulation effect» - SEME). Речь идет о методе выявления случаев намеренного смещения результатов поиска вверх (к началу списка), иначе говоря, о выявлении случаев неправомерного завышения оценки соответствия между вопросом пользователя и представленных ему результатов поиска. 

Проверка с помощью этого метода различных онлайновых  поисковых механизмов (в том числе «Google») позволила исследователям сделать выводы, существенные с точки зрения избирательного процесса:

1. Пристрастное ранжирование результатов поиска в Интернете может существенно сместить преференции неопределившихся избирателей в среднем до 20%;

2. В некоторых демографических группах такое смещение может быть намного больше;

3. Пристрастное ранжирование может быть замаскировано так, чтобы избиратели не осознавали наличие какой-либо манипуляции.

Впоследствии выяснилось, что такое пристрастное ранжирование результатов Интернет-поиска может предоставить корпорации «Google» на президентских выборах в США чуть ли не право «решающего голоса». В самом деле, половина президентских выборов в США завершалась с разницей не более чем 7,6% голосов. Это выглядит как здоровая конкуренция, однако в эпоху Интернета близость количества набранных кандидатами голосов представляется опасно уязвимой. Такая ситуация означает, что манипуляции с голосами «неопределившихся избирателей» могут легко склонить чашу весов в пользу интересов манипулятора. (По мнению авторов этой работы, даже если только 60% населения того или иного штата имеет доступ к Интернету и только 10% избирателей окажутся «неопределившимися», этого может быть достаточно для достижения контролируемого результата выборов с победной маржой, достигающей 1,2%.)

По мере того как все больше людей присоединяются к онлайновым социальным сетям, влияние SEME (эффекта тенденциозного ранжирования) на предпочтения избирателей будет расти, потенциально его вклад может далеко превзойти влияние традиционных медиа-ресурсов. Пропорционально будет возрастать авторитет людей, контролирующих поисковые системы в социальных сетях. И поскольку абсолютное большинство людей результатам онлайнового поиска слепо доверяет, противодействовать этому практически невозможно. Такие люди искренне верят в то, что именно «Google» будет решать, кто будет американским президентом7.

Таким образом, с точки зрения соблюдения демократических принципов избирательного процесса неконтролируемый обществом онлайновый поисковый механизм в предвыборный период может представлять весьма существенную угрозу, которую, безусловно, следует отнести к сфере информационной безопасности.

Чего опасался Обама

С практической точки зрения в предвыборной кампании демократов в качестве рабочей стратегии последовательно использовался «китайский» политический принцип - «превратить плохое дело в хорошее». Так, осознавая уязвимость американского киберпространства на уровне государственных и партийных организаций, демократический кандидат в президенты Х.Клинтон (поддержанная спецслужбами!) трактовала ее в качестве результата чужого злого умысла. В таком свете на президентских выборах 2016 года Америка выглядела как жертва систематического внешнего воздействия, угрожающего национальной безопасности.

Администрация Б.Обамы поставила задачу предотвращения использования глобальной информационной инфраструктуры против интересов США,  но решить ее не смогла. Теперь уже не только «Викиликс» и китайцы, но и коммерческие акторы стали всерьез угрожать Америке. Информационная небезопасность США перед выборами приобрела воистину геополитические масштабы.

В сентябре 2016 года американская «демократическая элита» наконец осознала, что современная Америка не может гарантировать проведение президентских выборов, осознала всю серьезность угрозы их дискредитации. Тут политически нейтрального Ассанжа или бывшего разведчика Сноудена мало. Тут террористы ИГИЛ или даже весь Китай не подходят. Страх дискредитации выборов требовал самого крупного врага. А кто в настоящее время самый крупный и влиятельный человек на планете? По версии журнала «Форбс» - В.В.Путин!

Судя по всему, последней каплей, спровоцировавшей публикацию 7 октября 2016 года совместного заявления Министерства внутренней безопасности США и Нацразведки8, стало нестерпимое желание дискредитировать будущие разоблачения «Викиликс» и прочих «независимых» источников, «запятнав их связями с Москвой»9

«Нестерпимо» насущной такая дискредитация становилась на фоне августовских (2016 г.) сообщений о том, что у АНБ украли важный шпионский код10. Это означало, что теперь против США может быть применено их собственное кибероружие, ранее доступное очень немногим, - политиков охватил страх перед лицом вышедшего из повиновения американского кибероружия. Это похоже на неизбывный страх человека, живущего в стеклянном доме, страх фокусника, у которого перед выступлением украли его ящик с зайцами, лентами и иными причиндалами. (Министр иностранных дел России С.В.Лавров назвал это сообщение «истерикой».)

Такая ситуация казалась невыносимой -  кого-то срочно надо было уличить в готовности нанести хакерские атаки, способные дискредитировать выборы американского президента. Виновники были назначены. Президент Обама выключил свой «ядерный кибертелефон» и начал «изображать жертву», демонстрируя уверенность в том, что именно Российское государство стоит за кибератаками на сервер Демократической партии США. Эта идея стала стратегической «фишкой» всей предвыборной кампании Х.Клинтон.

О применении информационных технологий 
командой Д.Трампа

На Трампа работала корпорация «Facebook» и Центр долгосрочной кибербезопасности (CLTC), которые придерживались принципиально иной стратегии организации предвыборной кампании - здесь доминировал сугубо коммерческий технологический бизнес-подход.

Команда Трампа исходила из того, что в современном американском информационном обществе конечная результативность расходов как на телевизионную, так и традиционную безадресную интернет-рекламу существенно снизилась (иначе говоря, цена каждого голоса выборщика, завоеванного с помощью такой рекламы, за последние годы резко возросла). А потому общую стоимость традиционной предвыборной кампании, обеспечивающей поддержку необходимого количества голосов выборщиков, Трамп посчитал чрезмерно высокой. Соответственно, следуя своему имиджу успешного бизнесмена, Трамп поставил своей команде задачу - сформировать нетрадиционную стратегию его предвыборной кампании, такую, чтобы его победу обеспечили не огромные деньги, а новейшие технологические инновации, способные резко снизить цену каждого завоеванного голоса.

Д.Трамп умел обращаться с «Твиттером», но он оставался противником всяких гаджетов и связанных с ними новшеств. Такой технологии общения с избирателями для победы было явно недостаточно. После знаменательной ноябрьской (2015 г.) встречи Д.Трампа с избирателями в г. Спрингфилде (штат Иллинойс) он и Дж.Кушнер, муж его дочери Иванки - его зять, пришли к заключению, что их предвыборная кампания явно недооценивает возможности социальных медиа. И Трамп попросил зятя заняться возможностями корпорации «Facebook».

Дж.Кушнер сразу позвонил своему знакомому в высокотехнологической компании, с которой он раньше работал, и попросил прислать ему руководство по использованию в сети «Facebook» так называемых методов «микротаргетирования» (microtargeting)*( *См. справку ниже.). В результате бизнес-принципы корпорации «Facebook» были своевременно адаптированы для нужд избирательной кампании Д.Трампа. Так была создана инновационная предвыборная стратегия, обеспечившая победу Д.Трампу.

По правде говоря, влияние сети «Facebook» на избирательный процесс было тестировано задолго до президентских выборов 2016 года. Так, например, на выборах в Конгресс США в 2010 году11 «Facebook» провел эксперимент с опцией «I voted» («я проголосовал»), которая была подключена более чем у 61 млн. пользователей этой сети. (По результатам переписи, в 2010 г. население США составляло 308,8 млн. человек, из них имевших право голоса - примерно 125 млн.) Эта опция, подобно оперативной публикации данных «экзитпола», позволила в ходе голосования сделать видимыми для еще не проголосовавших избирателей предпочтения тех, кто уже проголосовал. Таким образом, согласно обнародованным результатам, удалось увеличить активность избирателей и дополнительно привлечь к избирательным урнам около 340 тыс. человек (хотя в принципе применение такой информационной технологии можно было рассматривать как нарушение запрета на агитацию в день выборов, а также режима тайного голосования).

В президентской кампании Обамы 2012 года «Facebook» также использовался в качестве площадки оперативного оповещения о ходе голосовани12. Так, в день президентских выборов «Facebook» зафиксировал, что в его социальной сети они упоминались 71,7 млн. раз13. Причем каждому, кто заходил на сайт «barackobama.com» и выбирал опцию «поделиться на «Facebook», предлагалось отправить сообщение друзьям (в том числе в других штатах) о том, что он уже проголосовал.

Некоторые специалисты отмечали14, что если бы руководители «Facebook», захотели бы «подтолкнуть» только тех избирателей, кто благоволит конкретному кандидату, они легко могли бы взвинтить результаты выборов в его пользу15. Еще за два года до президентских выборов газета «Washington Post» обращала внимание своих читателей на то, что Республиканская партия проводит систематическую работу по согласованию списка своих избирателей со списком пользователей «Facebook» в различных штатах страны16.

В феврале 2014 года «Facebook» отмечал свое десятилетие. К этому времени он имел во всем мире более 1 млрд. пользователей, стал хостом для более 400 млрд. фото и в настоящее время регистрирует более 6 млрд. «лайков» в день.

В 2016 году численность пользователей сети «Facebook», охватившей всю территорию США, составила 162,9 млн. человек, что превзошло половину населения страны.

 К ноябрю 2016 года «Facebook» - самая крупная социальная сеть в мире, объединяющая около 1,18 млрд. ежедневно активных пользователей (1,79 млрд. пользователей, проявляющих свою активность хотя бы раз в месяц, - 11% всего населения мира). В США сетью «Facebook» пользуются 91% людей в возрасте от 15 до 35 лет.

Абсолютное большинство людей, «мигрировавших в цифровое пространство «Facebook» и пользующихся в нем удобными услугами, не хочет замечать своей информационной небезопасности. Эти люди не задумываются о том, что современные технологии «big data», используя сведения об их поведении в сети, могут раскрыть весьма чувствительную персональную информацию, в том числе многие «атрибуты личности» (от сексуальной ориентации до уровня интеллектуального развития, включая политические предпочтения).

Стоит отметить, что из-за отказа корпорации «Apple» выполнить требования ФБР и раскрыть шифры смартфона, принадлежащего одному из террористов, ее отношения с администрацией демократического Президента Б.Обамы перед президентскими выборами были довольно натянутыми.

Бизнес-стратегия этой корпорации опирается на созданные ею технологические возможности соответствующей социальной сети, а именно: на возможности настраиваться на конкретную аудиторию своих пользователей, а также выявлять и использовать их персональные данные в своих интересах.

«Facebook» позволил команде Д.Трампа создать прецедент политического (некоммерческого) «микротаргетирования»17 американских избирателей, которые в своем подавляющем большинстве «оказались» пользователями этой онлайновой социальной сети.

«Технология микротаргетирования»

«Микротаргетирование» - это механизм точной настройки и использования социальных медиа для работы с целевой аудиторией. Это понятие предполагает «интимное знание» пользователя социальной сетью (избирателя), что отличается от традиционного маркетингового таргетирования коммерческих клиентов. Задача, которая ставится перед микротаргетированием, - побуждение избирателя к голосованию за того или иного кандидата - существенно сложнее задачи, стоящей перед агрессивной коммерческой рекламой. Для того чтобы предсказать поведение конкретного избирателя на выборах, необходимо составить многогранное целостное представление о его личности. В данном случае отдельных сведений о человеке (его доход, пол, раса, другие демографические параметры, марка машины, которую он водит, сорт кофе, который пьет и т. д.) недостаточно; все эти  сведения характеризуют человека лишь частично и не позволяют составить о нем достаточно точное представление как об избирателе.

Поэтому надо уметь подбирать многосложные комплексы факторов, позволяющих надежно прогнозировать, за кого проголосует тот или иной человек. Надо оперативно использовать мощные компьютерные технологии, позволяющие: 1) хранить в цифровом виде и архивировать гигантские массивы исходных данных; 2) наращивать количество и качество информации, поступающей из широкого спектра источников; 3) интегрировать разнородные массивы данных (информацию о результатах  предшествующих голосований, географические данные, погоду и проч.); 4) создавать аналитические инструменты обнаружения новых значимых структур и отношений, имеющих стратегическую и тактическую ценность (в рамках поставленной задачи).

Технологические ориентиры предвыборной 
стратегии Трампа

Таким образом, для противодействия Х.Клинтон  Д.Трамп в работе с избирателями активно использовал не столько традиционные СМИ (практически все они были против него), сколько ориентировался на максимально эффективное применение значительно более дешевых мобильных сообщений (в том числе «лайков» и «смайликов»), способных появляться перед глазами конкретного избирателя в любом месте в любое время суток. При этом команда Д.Трампа рассылала свои сообщения с учетом индивидуальных профилей пользователей («message tailoring»), прибегала к манипуляции их эмоциональным состоянием («sentiment manipulation») и даже использовала машинное обучение (элементы искусственного интеллекта).

Команда Д.Трампа также исходила из того, что с политической точки зрения следует «превратить плохое дело в хорошее», и преуспела в этом. Люди из «Facebook» точно знали, от кого прежде всего зависит информационная безопасность их клиентов. Эти люди не призывали к защите конфиденциальности пользователей - их эффективная предвыборная стратегия имела прямо противоположную цель - воспользоваться дефицитом конфиденциальности пользователей в собственных политических интересах.

У Дж.Кушнера в Центре CLTC нашлись знакомые, которые помогли ему использовать имеющиеся разработки в политических интересах. Судя по сообщениям американской прессы18, с помощью Центра CLTC команде Д.Трампа удалось воспользоваться уникальными возможностями сети «Facebook», опробовать на их платформе новые аналитические технологии типа «big data». Эта социальная сеть, обрабатывая огромные массивы информации, успевала практически в реальном масштабе времени улавливать мельчайшие сдвиги в настроении избирателей и выдавать соответствующие рекомендации по ведению предвыборной кампании.

Это позволило Д.Трампу очень эффективно планировать свои предвыборные выступления (опираясь на подготовленную учеными подробную картину политической идентификации пользователей «Facebook»).

Главное, предвыборная стратегия Трампа имела два ключевых технологических ориентира: «big data» + оптимизация расходов.

1) Для привлечения максимального числа избирателей на свою сторону надо было говорить им именно то, что они хотели услышать. Такая информация была подготовлена на основе точной политической идентификации пользователей социальной сети «Facebook», которая затем была обработана с помощью и технологий «big data» (в том числе в региональном разрезе).

2) При планировании избирательных митингов надо было ориентироваться в основном на «правильных» избирателей и представлять им обработанную информацию как можно дешевле.

С технологической точки зрения предвыборную кампанию Д.Трампа можно разбить на следующие пять этапов:

1) создание технологии выявления подсознательных предпочтений конкретных избирателей (технологии косвенной политической идентификации личности) на основе обработки представительного массива данных о пользователях сети «Facebook» («personal unconscious level - PUL»).

На этом этапе надо было «прокачать через детектор» как можно больше избирателей и зафиксировать их персональную реакцию («лайки») на различные новости. Особого внимания здесь заслуживает такая важная качественная характеристика предвыборного информационного трафика, как ложь (провокационные вбросы, дезинформация, поддельные новости, троллинг и т. п.).

По мере приближения к дате президентских выборов масштабы распространения ложных сведений обеими конкурирующими сторонами нарастали. Так, демократы были замечены в систематическом распространении дезинформации на очень высоком, так сказать, пропагандистском уровне (например, неоднократные заявления в прессе руководителей спецслужб19 и кандидата в президенты Х.Клинтон о вмешательстве России в американскую избирательную кампанию). Республиканцы же «работали на нижних этажах», на уровне конкретных избирателей - например, в сети «Facebook» быстро нарастал объем распространяемых поддельных новостей (ко дню голосования, судя по 20 самым «горячим» новостям, количество их «считываний» превысило количество обращений к основному новостному потоку);

2) создание методики применения технологии косвенной политической идентификации личности для подготовки и проведения предвыборной кампании.

Оценка представительности выборок - согласование списков зарегистрированных избирателей (по избирательным участкам и округам) с перечнем пользователей «Facebook». Статистическое обоснование надежного агрегированного показателя, характеризующего средний уровень политического предпочтения для больших контингентов населения («society's unconscious level - SUL»);

3) расчет показателей, характеризующих средний уровень политического предпочтения для массы зарегистрированных избирателей (по штатам);

4) заблаговременное планирование (оптимизация) и проведение предвыборной кампании на основе полученных оценок, в каких штатах может быть достигнут наилучший показатель «прибыли» (т. е. количества голосов в коллегии выборщиков) на инвестированный капитал;

5) систематический контроль (верификация) полученных оценок и оперативная корректировка планов проведения предвыборной кампании.

Это сделано в Америке

Еще совсем недавно некоторые ученые полагали, что в реальной жизни (в офлайн) люди слишком прочно связаны рамками различных социальных отношений, которые так или иначе ограничивают их возможности самовыражения, и что именно киберпространство предоставляет человеку анонимность и, следовательно, возможность свободного выбора политической идентичности20.  Увы, теперь это не так! Киберпространство потеряло анонимность и приобрело ту самую прозрачность, которая мешает совпадению «латентной политической самоидентичности индивида» с его декларациями о поддержке тех или иных политических принципов. Современные информационные технологии, опираясь на косвенные данные о поведении пользователя в онлайновой социальной сети, могут достаточно точно охарактеризовать его скрытую («латентную») политическую самоидентичность.

Здесь стоит особо подчеркнуть, что речь идет отнюдь не о российских, а именно об американских инновационных технологиях, которые применялись гражданами США изнутри, с помощью компьютеров, находящихся на территории страны, что более всего раздражает и Х.Клинтон, и Б.Обаму!

Можно сказать, что последняя президентская избирательная схватка в США, по существу, отняла у рядовых американцев право на тайное голосование, нанесла колоссальный ущерб всей системе американской демократии, дискредитировала ее, наглядно продемонстрировала, что против американского народа изнутри было применено самое современное информационное оружие («Facebook»-сканирование и технологии «big data»), подрывающее веру избирателей в совместимость принципов демократии и Интернета.

 Thomas Timothy L. Al Qaeda and the Internet: The Danger of «Cyberplanning» // Parameters. Spring 2003. Р. 112-123; Weimann G. How Modern Terrorism Uses the Internet. Special Report 116. March 2004.

 2White House Wants Silicon Valley to Help Stop Terrorist Recruitment // http://abc7news.com/technology/white-house-wants-silicon-valley-to-help-stop-terrorist-recruitment-/1152288/ January 8, 2016; Washington raises pressure on Silicon Valley in fight against terrorism // http://www.latimes.com/business/technology/la-fi-obama-silicon-valley-20160109-story.html / January 8, 2016.

 3Cм., например: Роговский Е.А. Сотрудничество между Кремниевой долиной и Вашингтоном: что препятствует его развитию // США *Канада: экономика, политика, культура. 2015. №12.

 4Google, once disdainful of lobbying, now a master of Washington influence // http://www.washingtonpost.com/politics/how-google-is-transforming-power-and-politicsgoogle-once-disdainful-of-lobbying-now-a-master-of-washington-influence/2014/04/12/51648b92-b4d3-11e3-8cb6-284052554d74_story.html?wpisrc=nl_hdln

 5Here’s how the first president of the social media age has chosen to connect with Americans // http://www.washingtonpost.com/news/politics/wp/2015/05/26/heres-how-the-first-president-of-the-social-media-age-has-chosen-to-connect-with-americans/?lkjadf

 6Epstein R. How Google Could Rig the 2016 Election. August 19, 2015 // http://www.politico.com/magazine/story/2015/08/how-google-could-rig-the-2016-election-121548

 7Rogers A. Google’s Search Algorithm Could Steal the Presidency // https://www.wired.com/2015/08/googles-search-algorithm-steal-presidency/ 

 8Joint DHS and ODNI Election Security Statement. Director of National Intelligence. Washington, DC 20511. October 7, 2016 // https://www.dni.gov/алindex.php/newsroom/press-releases/215-press-releases-2016/1423-joint-dhs-odni-election-security-statement?tmpl=component&format=pdf

 9США заподозрили Россию в передаче украденных данных Wikileaks // https://news.mail.ru/politics/27443191/

10The National Security Agency’s primary mission is to spy on the electronic communications of countries and people overseas // http://www.pbs.org/newshour/bb/analyzing-nsa-code-breach-context-recent-cybersecurity-events/

11Доклад Фонда открытой новой демократии: Власть и контроль в мире социальных сетей. Предвыборные кампании в интернете. Москва, 2013. С. 25-87 // http://fondfond.org/wp-content/uploads/doc_aug13_fond.pdf

12Там же.

13http://www.smbmad.org/facebook-tips-tricks-and-politics/

14Zittrain J. Facebook could decide an election without anyone ever finding out // http://www.newstatesman.com/politics/2014/06/facebook-could-decide-election-without-anyone-ever-finding-out

15How Facebook plans to become one of the most powerful tools in politics // http://www.washingtonpost.com/blogs/the-fix/wp/2014/11/26/how-facebook-plans-to-become-one-of-the-most-powerful-tools-in-politics/

16Там же.

17Microtargeting: Knowing the Voter Intimately // Winning Campaigns Magazine. Vol. 4. №1 // http://media.washingtonpost.com/wp-srv/politics/documents/Microtargeting_101.pdf

18Exclusive Interview: How Jared Kushner Won Trump the White House // http://www.forbes.com/sites/stevenbertoni/2016/11/22/exclusive-interview-how-jared-kushner-won-trump-the-white-house/#39cbb47c2f50

19https://www.dni.gov/index.php/newsroom/press-releases/215-press-releases-2016/1423-joint-dhs-odni-election-security-statement?tmpl=component&format=pdf

20Бондаренко С.В. Политическая идентичность в киберпространстве // Политическая наука. 2005. №3. С. 76-92 // http://www.dzyalosh.ru/01-comm/statii/bondarenko.htm

США > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 21 марта 2017 > № 2111188 Евгений Роговский


Израиль. Сирия. США. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 17 марта 2017 > № 2108719 Моше Яалон

«Нужно смириться с тем, что Сирию не объединить»

Бывший министр обороны Израиля рассказал о Сирии, США и России

Отдел политики

«Газета.Ru» публикует интервью с Моше «Буги» Яалоном, министром обороны Израиля с 2012 по 2016 год. В нем он рассказал о том, кто в последние годы заменил США на Ближнем Востоке и на какие части распадется Сирия. Беседа состоялась в рамках программы Valdai Talks Международного дискуссионного клуба «Валдай».

— При каких условиях сирийский конфликт может расшириться и более прямо включить в себя мировые державы?

— Сейчас мы наблюдаем коллапс искусственных государств. Это результат западного влияния в регионе, особенно после договора Сайкса-Пико и постколониальной эпохи после Второй мировой войны. Тогда западноевропейские лидеры считали, что к ближневосточным государствам можно применить европейскую систему, но они игнорировали реалии.

Западные страны выдавали желаемое за действительное и пытались диктовать Ближнему Востоку, как правильно поступать.

Даже в Европе не было особого успеха: в Югославии был коллапс искусственного государства. Государства Ближнего Востока больше похожи на Югославию, чем на другие европейские страны. И когда тиранические режимы были свергнуты — как в Ираке, Ливии, Сирии, Йемене, — мы увидели внутренние конфликты. В Ливии — племенной, в Ираке — религиозный, в Сирии — между алавитами, курдами и суннитами.

Нужно понять, что Сирию невозможно объединить. Нужно привыкнуть к тому, что мы увидим сирийский «алавистан», «курдистан», «суннистаны». После террористического «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России. — «Газета.Ru») будет сирийский «суннистан».

Основная моя мысль относительно сверхдержав касается событий в Сирии. Сирийский конфликт стал результатом решений администрации США.

Уход США из региона, пассивность или низкая активность привели к тому, что вакуум заполнили три радикальных исламистских движения и поверх этого Иран.

Ирану понравились ядерное соглашение, снятие санкций и другие положительные условия сделки. У Ирана — гегемония в Тегеране, Багдаде, Дамаске, Бейруте и Сане, в Йемене. Кроме того, есть претензия расширить это влияние на радикальные шиитские движения.

С другой стороны, есть сунниты, ИГ и «Аль-Каида» (организация запрещена в России. — «Газета.Ru») с их претензией на создание исламского халифата. Они тоже заполнили часть американского вакуума.

«Братья-мусульмане» (радикально-консервативное суннитское движение, особенно сильно в Египте. — «Газета.Ru») в очень интересной ситуации. Турция стала их лидером. С одной стороны, эта страна — член НАТО, с другой — она претендует на гегемонию Османской империи с идеологией «Братьев-мусульман».

Это вызов и для сверхдержав. Или шанс. Встреча между Трампом и Путиным позволит обсудить общие вопросы, а также заполнить ближневосточный вакуум, в котором сегодня три упомянутые политические силы борются за власть, гегемонию и влияние.

Переговоры Трампа и Путина могут дать положительный результат.

В ближайшем будущем не будет стабильности. Но есть вероятность, что между силами в регионе установится баланс, и это приведет к стабилизации.

— Вы были министром обороны Израиля до прошлого года. Многие десятилетия после создания этой страны она была примером, как небольшое государство может выжить в недружелюбной среде. В этом контексте много говорилось о стратегических отношениях Израиля и США. Однако и здесь не обошлось без взлетов и падений. Что вы считаете главной гарантией выживания Израиля в будущем, в меняющейся международной обстановке?

— Главный предмет спора между нами и европейцами — израильско-палестинский конфликт. Увы, налицо коренное непонимание процесса, и это приводит к спорам.

Первое — суть конфликта. Европейцы говорят об израильской оккупации с 1967 года. Но дело в том, что даже умеренные палестинцы не разделяют эту точку зрения. Они говорят об израильской оккупации с 1948 года.

Они не готовы признать право существования еврейского государства в любых границах. Арафат не был готов закончить конфликт по границам 1967 года, та же самая позиция сегодня и у Абу Мазена (он же Махмуд Аббас, глава нынешней Палестинской национальной администрации. — «Газета.Ru»). И я говорю об умеренных палестинских организациях, не о радикалах из ХАМАС. Именно в этом заключается корень конфликта.

Во-вторых, израильско-палестинский конфликт — не главный в регионе, он не порождает региональную нестабильность.

Какая связь между израильско-палестинским конфликтом и сирийской гражданской войной с 500 тыс. погибших и миллионами беженцев? Никакой связи.

Какая связь между израильско-палестинским противостоянием и религиозным конфликтом в Ираке, племенным конфликтом в Ливии, революцией и контрреволюцией в Египте? Нет связи.

В Израиле мы бы хотели закончить конфликт, но это сложный вызов. Такое понимание ситуации очень важно для наших союзников в Европе. Мы должны были понимать вызов идеологии Арафата (Ясир Арафат, председатель Организации освобождения Палестины с 1969 года и до своей кончины в 2004 году). Обученные джихадисты приходят из Сирии и Ирака в Европу как нелегальные иммигранты. Нам нужно сотрудничать с Европой, Израиль не виноват в этом.

Конфликт на Ближнем Востоке касается не только США и России. Европейцы тоже вовлечены. Нам нужно достичь понимания между всеми сторонами, чтобы ситуация стала безопасной.

К счастью, мы достигли взаимопонимания с арабами. Можно сказать, что Израиль и суннитские арабские режимы сегодня в одной лодке — у нас общие враги.

Для арабских суннитов Иран — главный враг. Суннитско-шиитский конфликт, персидско-арабский конфликт, мы в одной лодке. Ливанская «Хезболла» признается террористической организацией со стороны Лиги арабских государств — но не со стороны Евросоюза.

Глобальные джихадисты вроде ИГ и «Аль-Каиды» тоже общие враги для Израиля и арабских держав. Если раньше некоторые арабские режимы использовали их как инструмент против шиитов в Ираке и Сирии, то сегодня они отказались от этой практики.

«Братья-мусульмане» — враги египетских властей. ХАМАС — неофициальный враг для Египта. У короля Иордании тоже внутренние вызовы. Идея неоосманской империи — тоже вызов для арабов-суннитов.

Получается, между Израилем и арабскими странами есть место для сотрудничества.

Говоря же о европейцах, хотелось, чтобы у них было лучшее понимание Ближнего Востока. Это позволит ЕС играть положительную роль в регионе.

— Россия несколько лет назад вернулась на Ближний Восток в качестве активного игрока. У нее хорошие отношения с Израилем и Ираном, которых нельзя назвать друзьями. Что бы вы посоветовали России в этой связи?

— Мы рады, что времена «холодной войны» закончились. Тогда Россия и Израиль были на разных сторонах, и это было совсем не нормально. Мы рады, что у нас сегодня есть дипломатические отношения. Даже когда между двумя странами возникают споры, у нас есть каналы для того, чтобы это обсудить.

Лучший пример — координация военных действий в регионе. После развертывания российских сухопутных и военно-воздушных сил в Сирии мы нашли способ оповещать друг друга о планах.

У Израиля есть собственный интерес. У нас там есть противники, которые пытаются нарушить наш суверенитет, передать оружие нашим врагам в регионе. У России — свои интересы. Мы нашли способ создать «горячую линию» между российским штабом в Сирии и израильским штабом в Тель-Авиве.

На этом канале связи сидят русскоговорящие с обеих сторон, чтобы избежать недопонимания или инцидентов, как с перехватом Турцией российского Су-24 на севере Сирии. Мы нашли способ организовать дискуссию и добиться взаимопонимания, пусть и не в полном объеме, с разными и, возможно, противоречащими интересами.

Израиль. Сирия. США. Ближний Восток. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 17 марта 2017 > № 2108719 Моше Яалон


Россия. США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 16 марта 2017 > № 2110273 Анна Нестерова

Трудный экспорт: почему России не удается повторить опыт Китая и США

Анна Нестерова

член президиума генерального совета «Деловой России», председатель совета директоров «Глобал Рус Трейд»

У лидеров мирового экспорта свои секреты успеха. В чем они заключаются?

После того как рубль существенно ослаб, заговорили о новом шансе для нашей экономики — развитии несырьевого экспорта. Руководство таких стран, как Южная Корея или Китай в свое время сделали ставку на экспорт и не прогадали. Можем ли мы воспользоваться полезным опытом соседей и на что сделать ставку России?

За последние годы структура экспорта России действительно очень изменилась. Если сравнить картину с 2013 годом, когда цены на нефть сорта Brent держались на уровне выше $100 за баррель, топливно-энергетические товары составляли 71% в общем объеме долларового несырьевого экспорта, а по результатам 2016 года — уже 58%. Соответственно, изменения произошли в области продовольственных товаров: их доля возросла с 3% до 6%. Металлы и изделия из них также прибавили с 8% до 10%. То же самое можно сказать про машины и оборудование (рост с 5% до 9%), а также древесину и целлюлозно-бумажные изделия (рост с 2% до 3%).

Если посмотреть на динамику экспорта под другим углом — ослабления рубля с 32,6 руб. за «американца» в конце 2013 года до 61 руб. в конце 2016 года, — то мы видим, что по несырьевым неэнергетическим областям (включая зерно) произошел рост в рублях. Например, экспорт продовольственных товаров составил $16,2 млрд в 2013 году и $17 млрд в 2016 году, что в рублях означает практически двукратный рост. По сектору машин и оборудования, несмотря на падение долларового экспорта с $28,3 млрд (2013 год) до $24,3 млрд (2016 год), в рублях было зафиксировано более 60% роста.

В экспорте сейчас заняты более 16,5 тыс. малых и средних экспортеров, что пока является достаточно скромным показателем. Тем не менее, на мой взгляд, именно у них сейчас есть великолепный шанс занять свои ниши на новых рынках и заявить о себе. Именно поэтому сейчас важно обратиться к международному опыту, который поможет определиться с возможными мерами поддержки и спрогнозировать эффект от их применения.

Стран, похожих на Россию по территориальному и экономическому устройству, просто нет. Поэтому, на мой взгляд, правильно было бы посмотреть, как достигли высочайших результатов в экспорте лидеры, которые по результатам 2016 года продали за рубеж больше всего товаров: Китай ($2 трлн) и США ($1,3 трлн).

Секреты Китая

Начиная с 1978 года в Китае работникам, занятым в сельском хозяйстве, разрешили продавать часть урожая на открытом рынке. Постепенно Китай начал вводить особенные условия для инвестиций в особых экономических зонах, которые были локализованы. После того как этот инструмент стал успешно работать, было принято решение тиражировать опыт. В таких зонах компаниям давался приоритет в получении необходимых документов на строительство и льготных кредитов, были снижены административные барьеры, действовали налоговые льготы (на реинвестируемую прибыль, налоговые каникулы и т. д.) и др.

С 1978 года был введен нулевой налог на все сырье, материалы и комплектующие для экспортного процесса. Одновременно условием иностранных инвестиций было повышение доли локальных материалов и комплектующих в производственном процессе. Создавая совместное предприятие, иностранные инвесторы должны были делиться технологией с местными компаниями. Таким образом, запускался процесс технологического перевооружения, происходил трансфер технологий, при котором импортированные знания использовались для пользы национальной экономики. Надо отдать должное, что в Китае не забывали и о защите внутреннего производителя (высокие импортные пошлины, низкие ставки по кредитам, субсидии).

За счет существенной децентрализации провинции могли субсидировать конкретным предприятиям не только затраты на электричество, но также и помогать им закупать товары по более низким ценам. Также субсидии шли на выплату бонусов топ-менеджменту в случае достижения высоких показателей производительности.

Еще один интересный механизм, который помог китайским компаниям преуспеть, — это обязательная регистрация на платформах электронной коммерции. Этим же и объясняется тайна успеха Alibaba.

«Полный цикл» в США

Поддержка экспорта в США насчитывает не один десяток лет и отличается своей агрессивной политикой. В стране как в государственной, так и в частной плоскостях выстроена многоуровневая структура, которая по активности и действенности не уступает ни одной стране мира. Поддержка ведется во всех сферах работы компаний: от льготного кредитования до разрешения споров за рубежом. В частности, есть единая база, в которой ведется реестр всех конфликтных ситуаций на зарубежных рынках, ведется выработка эффективных подходов по разрешению этих ситуаций.

Хотелось бы остановиться на том опыте, который мог бы быть полезен российским экспортерам. В частности, большую практическую помощь оказывает бизнесу Международная торговая администрация (МТА — International Trade Administration), которая является всесторонним навигатором для американских экспортеров. Сотрудничая с 19 правительственными учреждениями США, МТА не просто помогает выстроить компаниям экспорт с нуля, но предоставляет маркетинговый анализ зарубежных стран, помогает найти партнеров, наладить логистику и делает это частично на возмездной основе. Ресурс export.gov является «настольной книгой» для американских экспортеров и завоевывает все большую и большую популярность.

Еще один полезный ресурс для экспортеров — globalTrade.net. На ресурсе есть ценная практическая информация по большому перечню стран: можно найти дистрибьюторов, торговых агентов, управленцев экспортными поставками, оптовиков, трейдеров. Вместе с Коммерческой службой США и Департаментом торговли и инвестиций Великобритании, а также другими мировыми ассоциациями GlobalTrade.net публикует рыночные исследования и другие отчеты. На ресурсе можно найти анализ торговли стран, мнения экспертов, видеоруководства, видеопрезентации и другую полезную информацию.

Извечный вопрос: что делать?

Российские компании называют самыми существенными сложностями в экспорте поиск надежных партнеров за рубежом, а также сложности в прогнозировании возврата на инвестиции. В частности, заместитель коммерческого директора компании «Гейзер» (производство очистительных систем для воды) Шараф Кочкаров считает, что часто неизвестен потенциал новых рынков и сложно найти проверенные местные исследовательские компании, которым стоит доверять. В свою очередь, выводимый бренд также неизвестен на новых рынках, а это приводит к сложности расчета эффективности вложений в новый рынок и в любом случае к необходимости значительных инвестиций без их окупаемости на первом этапе.

Кроме этого, по мнению Кочкарова, субъективные барьеры, с которыми сталкивается компания, больше связаны с поведением игроков на местном рынке, необходимостью искать к ним какие-то нетрадиционные подходы и их стимулирование (что чаще встречается на рынках Азии), а также усложненные порядки регистрации предприятий, непрозрачность систем лицензирования и сертификации, вплоть до различных криминогенных факторов.

Гендиректор «Элкомсофта» (IT-компания) Владимир Каталов считает, что ключевым фактором успеха на внешних рынках является локализация продуктов. Еще очень важным условием является участие в местных мероприятиях. Участвовать можно и самостоятельно, но лучшие результаты достигаются в сотрудничестве с местным партнером. Местный партнер является одним из ключевых факторов успеха. Партнеры могут обеспечить знание национальной специфики, локального законодательства, приемов работы с местной прессой, традиций и др. И, разумеется, за партнерами контакты с правильными людьми в каждом конкретном случае.

Экспортеры признают, что существует большое количество препятствий и узких мест при выходе на новые рынки. Тем не менее опыт, который экспортеры нарабатывают годами, оказывается полезным на следующих этапах. На мой взгляд, работы для развития экспорта много. Я считаю, что, в первую очередь, нужно собрать в электронном виде данные обо всех компаниях, которые уже экспортируют или имеют экспортный потенциал. Во-вторых, начать собирать базу по лояльным импортерам и контрагентам из зарубежных стран, к которым можно было бы обращаться на постоянной основе. В-третьих, считаю, что нужно использовать все возможные ресурсы в интернете, которые уже созданы для экспортеров: можно начать с FITA и GlobalTrade.net. И самое главное — оказать поддержку в зарубежных странах, чтобы у экспортеров было первичное понимание, какие подрядчики являются достойными, как ускорить процедуры получения необходимых документов и по другим похожим вопросам.

Россия. США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 16 марта 2017 > № 2110273 Анна Нестерова


США > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 15 марта 2017 > № 2110289 Арег Галстян

Рак, страховки, истребители: на что американские лоббисты потратили $2,4 млрд

Арег Галстян

Кандидат исторических наук, американист, колумнист журналов "The National Interest" и "Россия в глобальной политике"

Управление по правительственной этике США обнародовало данные о финансировании лоббистской деятельности

В 2016 году 10 крупнейших внутриотраслевых групп потратили на лоббизм федерального уровня в США $2,36 млрд. Это следует из годового отчета, подготовленного юридическим комитетом сената и Управлением по правительственной этике США на основании данных, собранных Центром за ответственную политику и Lobby Watch.

Крупнейшими отраслевыми заказчиками на услуги лоббизма в США в 2016 году стали:

медико-фармацевтические корпорации, потратившие на лоббизм $244 млн

страховые компании, выделившие на лоббистскую деятельность $146 млн

энергетические корпорации в 2016 году потратили на эти цели $117 млн

протестантские группы влияния в 2016 году выделили на продвижение своих интересов $115 млн

предприятия военно-промышленного комплексе — $92 млн

Многие корпорации, организации и иностранные правительства, не желающие или не имеющие возможность заниматься прямым лоббизмом, прибегают к услугам специальных фирм.

Akin Gump Strauss Hauer & Feld.

Годовой доход — $27 млн

Крупные заказчики:

Альянс центров по лечению рака - $2 млн

Empresas Fonalledas (недвижимость, девелопмент) — $1,2 млн

Amazon.com (e-commerce) – $650 000

Американская медицинская ассоциация – $500 000

Bridgestone (производитель шин, Япония) — $380 000

Brownstein Hyatt Farber Schreck

Годовой доход — $20 млн

Крупные заказчики:

сеть игорных заведений и отелей Caesars — $1,5 млн

Национальная ассоциация телерадиовещателей США (National Association of Broadcasters, NAB) – $1 млн

нефтедобывающая компания PDVSA (Венесуэла) — $500 000

Blue Cross Blue Shield (страхование) - $350 000

CIM Group (недвижимость) — $280 000

Podesta Group

Годовой доход — $18 млн

Крупные заказчики:

Crawford (маркетинговая компания) — $700 000

корпорация Hitomi Financial - $500 000

корпорация Lockheed Martin — $420 000

Nestle – $300 000

Van Scoyoc Associates

Годовой доход — $15 млн

Крупные заказчики:

Alphabet Inc (материнская компания Google) — $800 000

Национальная ассоциация риелторов — $500 000

Ассоциация техасских университетов — $230 000

Squire Patton Boggs

Годовой доход — $14 млн

Крупные заказчики:

Nissan — $450 000,

объединение Airlines for America - $260 000

Airbus Group — $240 000

Национальная ассоциация телерадиовещателей США (National Association of Broadcasters, NAB) – $200 000

США > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 15 марта 2017 > № 2110289 Арег Галстян


США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 14 марта 2017 > № 2105427

Эксперты: основа «могущества» Путина – в соперничестве с Западом

Российские политологи комментируют фильм телекомпании CNN о президенте России

МОСКВА — Фильм обозревателя CNN Фарида Закарии о Владимире Путине «Самый могущественный человек в мире» был воспринят в Кремле с раздражением: пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков оценил его в комментарии для журналистов как «очередной материал в русле истеричного эмоционального фона, который основывается на мнении, не имеющем под собой ничего существенного, мнении, которое чаще всего является абсолютным вымыслом».

Дмитрий Песков сообщил во вторник, что сам российский лидер с фильмом «не успел ознакомиться, потому что он вышел ночью, у нас этого фильма еще нет, мы какие-то выжимки из СМИ читали».

«Зачастую эти мнения формулируют в материале CNN разные представители, которые уже успели выйти в тираж, поэтому это достаточно одиозный материал, из серии того, что было, ничего нового там нет» – так оценил представитель Кремля мнения критиков Путина, приводимые в работе Фарида Закарии.

При этом сам Дмитрий Песков дал для этого фильма интервью и позже признал, что его точка зрения «в каком-то объеме в фильме присутствует».

Российские политологи в интервью Русской службе «Голоса Америки» ответили на вопрос, насколько оправдано определение, которое журналисты телекомпании CNN дали президенту России.

Мария Липман: Путин воплотил традиционную роль России как соперника Запада

Главный редактор журнала «Контрапункт» Мария Липман говорит, что Запад долгое время наслаждался отсутствием в Москве какого-то лидера, вызывающего страх: «После распада СССР было десятилетие эйфории по поводу того, что не надо больше бояться России, потому что они боялись ее всю «холодную войну», а потом у них наступило облегчение, принесшее много бед — никто не думал о том, что будет дальше, а все, в основном американцы, только радовались тому, что теперь они самые сильные».

«Путин не просто создает себе такой «могущественный» имидж – это же правда, он действительно доказал всем, что он может присоединить часть территории чужого государства, и за это ему ничего не будет, кроме санкций, которые на него не действуют. И это – его серьезное заявление о том, что раньше только США сходило с рук военное вмешательство в разных частях мира, а вот теперь и Россия так может. Для Путина это важнейший этап – «теперь я могу как Америка, никто мне ничего не сделает» – считает Мария Липман.

«Россия вообще всю «холодную войну» себя сравнивала с Америкой, когда было ясно, что это – противостояние двух центров силы, деливших между собой мир, а во времена Ельцина Москве просто было не до этого противостояния, но это не значит, что оно не предполагалось: Ельцин был жестко против расширения НАТО, и сейчас по всем мемуарам видно, что Биллу Клинтону пришлось его успокаивать и подсластить пилюлю, например, принятием России в «Большую восьмерку», куда она по параметрам этого клуба не подходила» – говорит главный редактор «Контрапункта».

По ее мнению, «Россия всегда в силу разных обстоятельств оказывается соперником Запада из-за того, что не может стать его частью – она слишком большая, слишком серьезное у нее ощущение национальной идентичности и своего величия, и при Путине она просто восстанавливала свою традиционную установку: доминирование государства во внутренней политике и внешнее позиционирование как соперника Запада».

«Путин в своей знаменитой мюнхенской речи предупреждал Запад, что так, как себя ощущала Россия в 90-е годы, будет не всегда, и, честно говоря, Западу надо было прислушаться к этим предупреждениям и понять, как действовать дальше. Он – лидер, очень естественный для России, и со стороны Запада было легкомысленно и недальновидно не ожидать возможности прихода такого лидера, пренебрегать такой возможностью» – полагает Мария Липман.

Дмитрий Орешкин: Путин пугает Запад, но западные страны сделают из этого выводы

Специалист по российской внутренней политике, член Комитета гражданских инициатив Дмитрий Орешкин считает, что слово «могущественный» («powerful») использовано Фаридом Закарией в названии его фильма со значением «опасный»: «Да, Путин сейчас – самый опасный и непредсказуемый из мировых лидеров, что в самой России очень многим нравится, тут это понимают как «самый крутой». С каждым годом его действия становятся все более «отмороженными» и, в то же время, холодно просчитанными. Вопрос в том, как выйти из сферы таких определений, по сути, пропагандистской сферы, в сферу реальных действий».

В области же реальных действий, говорит Дмитрий Орешкин, отношение к «крутизне» Путина со стороны Запада пока не определено, но, как говорит эксперт, западные журналисты правильно определяют желание российского лидера доминировать и контролировать существующими у него страхами (в фильме CNN говорится об испуге, который Путин испытал, увидев массовые выступления в Дрездене в конце 1980-х): «Когда человек все время ждет от мира какого-то бесконечного коварства и упреждает это предполагаемое коварство и опасность своими агрессивными действиями, это, конечно, отражение внутренней слабости».

«Путин совершенно открыто презирает Запад и считает, что стоит ему топнуть ногой, и они все испугаются. Что иногда работает, как например, со всеми решениями по выплатам ЮКОСу – они не платят, и невнятно грозят в ответ, и никто ничего пока не может сделать. Эта модель поведения дает краткосрочные и персональные преимущества Путину, но России она сильно портит будущее» – полагает Дмитрий Орешкин.

«Путин совершенно открыто презирает Запад и считает, что стоит ему топнуть ногой, и они все испугаются.

«СССР – ядерная держава, большая и крутая – проиграл афганскую войну, а потом и сам рассыпался. Примерно такая же ситуация случится и с государством Путина, и вопрос только в том, сколько людей в процессе разрушения этого государства будет погублено, и какую цену мы все, включая Запад, за это заплатим» – делает неутешительный вывод российский политолог.

США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 14 марта 2017 > № 2105427


США > Медицина > golos-ameriki.ru, 14 марта 2017 > № 2104375

Бюджетное управление Конгресса: 14 миллионов американцев лишатся медстраховки в 2018-м году

Однако, согласно подсчетам, закон, которым республиканцы планируют заменить Obamacare, позволит снизить дефицит бюджета

Бюджетное управление Конгресса утверждает, что в случае одобрения Конгрессом предложенного республиканцами плана по замене Закона о доступном здравоохранении, известном как Obamacare, 14 миллионов людей потеряют страховку в следующем году.

Управление, в которое входят представители обеих партий, опубликовало долгожданный доклад с подсчетами стоимости выполнения обещания Трампа в ходе президентской кампании: отмены и замены Obamacare. В докладе говорится, что в случае одобрения плана республиканцев, 14 миллионов людей останутся без страховых полисов в 2018-м году, а к 2026-му году количество людей без медицинской страховки вырастет до 52 миллионов. Эти цифры вдвое больше прогнозируемых в случае, если программу Obamacare оставить без изменений.

Однако, согласно подсчетам, новый план позволит сократить дефицит бюджета на 337 миллиардов долларов до 2026 года. Согласно новому плану, тем, кто решит не приобретать страховой полис, не нужно будет платить штраф. Отмена этого требования, установленного Законом о доступном здравоохранении, особенно порадует многих консерваторов, которые называли его вмешательством правительства в частную жизнь и лишением права выбора.

Новый план также подразумевает прекращение федеральной поддержки, как минимум на год, программы Planned Parenthood и других организаций, которые предоставляют услуги по контрацепции, планированию семьи и абортам. Данное положение вызывает большое беспокойство среди большинства демократов и некоторых умеренных республиканцев. Вероятнее всего, это решение затронет тех, кто «проживает в районах без доступа к услугам здравоохранения, без клиник или медицинских специалистов, которые работают с малообеспеченными слоями населения».

Министр здравоохранения Том Прайс выступил с критикой доклада. На встрече с прессой возле Белого дома он заявил, что Бюджетное управление Конгресса рассмотрело только часть предложенного республиканцами плана по здравоохранению. По его словам, «невозможно», чтобы в результате внедрения новой программы 14 миллионов человек остались без страховки, потому что в действительности стоимость страховых полисов должна уменьшиться и люди смогут самостоятельно выбирать страховку, которая будет устраивать их, а не правительство.

Прайс также заявил, что Бюджетное управление не приняло во внимание все составляющие нового плана, включая законопроект по реформе рынка страхования.

Лидер демократов в Палате представителей Нэнси Пелоси призвала республиканцев отозвать законопроект, потому что это было бы «единственным порядочным поступком». Лидер демократического меньшинства в Сенате Чак Шумер сказал: «Trumpcare станет кошмаром для американцев». По его словам, от нового закона выиграют богатые, а все остальные будут игнорироваться.

Акт о доступном здравоохранении ­­– это предмет гордости бывшего президента США Барака Обамы. Двадцать миллионов человек, которые ранее не могли себе позволить медицинскую страховку, получили доступ к медицинским услугам. При этом им не грозит банкротство или возможность оказаться за чертой бедности в случае болезни.

США > Медицина > golos-ameriki.ru, 14 марта 2017 > № 2104375


Австралия. США. Весь мир > СМИ, ИТ. Образование, наука > bbc.com, 13 марта 2017 > № 2103585

Почему чистый лист бумаги - это самое крутое мобильное приложение

Элисон Биррейн

BBC Capital

Мобильные приложения постепенно становятся неотъемлемой частью нашей повседневной жизни. Однако, как выяснила обозреватель BBC Capital, все больше людей тоскуют по тем временам, когда жизнь была проще, а технологии еще не заполонили все вокруг.

Каждый год в январе Анжела Себерано составляет список целей на 12 месяцев вперед, а по вечерам в воскресенье готовит и систематизирует план мероприятий будущей недели.

Однако при этом Анжела, создавшая собственную фирму по связям с общественностью Flourish PR в австралийском Мельбурне, использует не электронные таблицы и замысловатые приложения для смартфонов: ей достаточно блокнотов, старомодного ежедневника, цветных авторучек и стопки журналов.

При помощи этих простых вещей она генерирует новые идеи, составляет списки и коллажи.

Себерано вовсе не технофоб. Она свободно владеет цифровой техникой и активно общается в социальных сетях, но при этом пользуется и традиционными носителями информации. Живет она тоже "на два дома" - в Австралии и Сан-Франциско, где находятся некоторые клиенты ее стартапа.

Она считает, что для некоторых задач удобнее использовать лист бумаги - простой, осязаемый и пригодный для многих целей.

"Иногда мне хочется уйти от всех технологий и просто присесть в тихом уголке с ручкой и чистым листом бумаги, - говорит она. - Приложений огромное множество, но мне кажется, что ни одно из них не соответствует моим задачам полностью".

"Я пыталась пользоваться ими: заполняла списки дел, расставляла приоритеты, использовала приложения для "мозгового штурма"... Но с листом бумаги или старомодным ежедневником и ручкой я чувствую себя более свободной. Я в любой момент могу взять его и сосредоточиться".

У Анжелы много единомышленников. При беглом обзоре социальных сетей обнаруживается, что люди потихоньку снова начинают получать удовольствие от таких простых радостей, как рукописные заметки в бумажных блокнотах и дневниках.

Вооружившись цветными чернилами, они от руки расписывают свои жизненные планы или конкретные цели - будь то занятия спортом, финансы или карьерный рост.

И хотя приложений становится все больше, в сетевом сообществе набирают популярность и другие идеи, объединенные принципом "назад к истокам".

Что говорит наука

Результаты последних научных исследований показывают, что приверженцы традиций по-своему правы.

Конечно, технологии могут облегчить решение конкретных задач, но избыточность цифровой информации представляет собой реальную и все более серьезную угрозу.

Согласно проведенному в 2010 году исследованию Калифорнийского университета в Сан-Диего, сегодня мы потребляем почти втрое больше информации, чем в 1960-х годах.

По данным британского медиарегулятора Ofcom, 60% британцев признают собственную зависимость от электронных устройств, и каждый третий ежедневно проводит в сети больше времени, чем изначально планировал.

Означает ли это, что мы переутомляемся и что гаджеты слишком нас отвлекают? Возможно.

Например, результаты многих исследований указывают на то, что одновременное выполнение нескольких дел вредно для человека и приводит к рассредоточенности мышления.

Другие ученые выяснили, что бумага и ручка имеют некоторые преимущества перед клавиатурой.

Совместное исследование Принстонского университета и Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе, опубликованное в 2014 году, доказывает, что написанное пером действительно "не вырубить топором".

Проведя три эксперимента, исследователи выяснили, что студенты, которые вели конспект с помощью ноутбука, отвечали на абстрактные вопросы хуже, чем их однокашники, делавшие заметки от руки.

Студенты с бумажными конспектами лучше понимали и запоминали учебный материал, так как обрабатывали информацию в мозгу вместо того, чтобы перепечатывать ее дословно.

А в другом исследовании, опубликованном в "Журнале прикладной когнитивной психологии", содержится вывод о том, что рисование каракулей облегчает запоминание однообразной информации.

Набросок в блокноте

Разумеется, в самой идее постановки задач без использования технологий нет ничего нового. Именно так поступали все люди до наступления эры интернета.

Разница заключается в том, что сегодня к традиционным методам возвращаются даже те, кто свободно пользуется цифровой техникой. Многие из этих людей ведут успешные видеоблоги, работают в технической сфере и отлично разбираются в новых медиавозможностях.

Производители ежедневников Moleskine и Leuchtturm1917 утверждают, что эта тенденция привела к настоящему буму продаж канцелярских принадлежностей.

Например, президент Moleskine America Марк Сислински сообщил, что за последние четыре года ежегодный рост продаж компании превышал 10%.

Директор по маркетингу компании Leuchtturm1917 Ричард Бернье говорит, что продажи начали стремительно расти в июне 2016 года, и не последнюю роль здесь сыграла bullet journaling - новая форма ведения ежедневников, набирающая популярность в сетевом сообществе.

Самоанализ по-новому

Итак, в чем же заключается неизменная привлекательность простых методов в эпоху расцвета технологий, специально направленных на повышение эффективности и производительности труда?

Для начала, у блокнота никогда не сядет аккумулятор и он не зависнет на середине задачи. Вы никогда не удалите информацию по ошибке.

Он не звонит, не вибрирует и не выводит вас из себя, постоянно докладывая о новой почте и обновлениях в социальных сетях.

В блокноте можно нарисовать набросок, диаграмму или схематичную картинку, что непросто сделать в смартфоне, а ведь иногда рисунок может заменить тысячу слов.

Эми Джонс из американского Сан-Диего создала проект Map Your Progress, который позволяет отслеживать достижение целей с помощью рисунков. Ей самой использование наглядной иллюстрации помогло вернуть долг в 26 тысяч долларов.

Взяв за образец визуальные подсказки, которые использовала ее мать, работавшая в сфере продаж, Джонс нарисовала на большом листе бумаги множество завитушек, каждая из которых соответствовала 100 долларам, и повесила этот плакат на стену.

Каждый раз, когда ей удавалось вернуть такую сумму, Эми закрашивала один из завитков ярким фломастером.

И что же в итоге? Она вернула долг вдвое быстрее, чем рассчитывала, и заодно создала интересное произведение искусства.

"Я поразилась тому, насколько эффективным оказался плакат и сколько удовольствия принесло мне его раскрашивание, - говорит Джонс. - Я могла взглянуть на любой завиток и увидеть на цветном рисунке, как становлюсь все ближе к цели".

"Это помогало мне принимать решения, и я отдавала долг намного более активно, чем если бы у меня не было настолько наглядной мотивации".

Когда она поделилась своим успехом в "Фейсбуке", идея обрела популярность. В 2015 году Эми начала продавать через интернет свои плакаты, получившие название "карты прогресса".

Ее клиенты из разных стран мира, включая даже Австралию, используют их, чтобы сосредоточиться на достижении своих целей, будь то возвращение долга, похудение или подготовка к марафону.

"В этом действии даже есть что-то от ритуала, - объясняет Эми. - Люди волнуются и ждут того момента, когда смогут закрасить очередной завиток. Это более важное ощущение, чем простое движение пальцем по экрану телефона или заполнение ячейки в таблице. Вы переживаете его более интенсивно".

Точно так же нью-йоркский дизайнер цифровых устройств Райдер Кэрролл придумал для самого себя метод составления заметок и списков, названный им Bullet Journal.

"Вы видите перед собой итог моих многолетних попыток справиться с собственной неорганизованностью, - рассказывает он. - Все началось еще в детстве, когда мне поставили диагноз "синдром дефицита внимания".

"Те, кто считает, что мы ни на что не обращаем внимания, очень ошибаются. На собственном опыте я знаю, что мы обращаем внимание на слишком много вещей одновременно. Поэтому мне пришлось придумать способ фиксирования информации короткими блоками и научиться слушать".

"Я придумал систему Bullet Journal для себя, но она подходит для всех людей с моим складом ума, нуждающихся в гибком подходе", - продолжает Кэрролл.

"Ее можно использовать для рисования, записей, планирования - в общем, для чего угодно. Я хотел создать систему, которая была бы многофункциональной".

Не бойтесь испачкать руки

Записывая идеи на бумаге, вы можете придумать нечто совершенно новое.

Чтобы разбудить в себе творческое, новаторское начало, необходимо "испачкать руки", говорит профессор бизнес-школы Кенан-Флэглер при университете Северной Каролины Арвинд Малотра.

Именно этого ощущения не хватает людям, использующим гаджеты и современные технологии.

"Исследования также показали, что тактильные ощущения могут стимулировать участки мозга, связанные с творческой деятельностью. Поэтому творческие достижения во многом зависят от прикосновений, ощущений и того чувства, которое вы испытываете, создавая нечто материальное", - говорит он.

"Мой собственный опыт быстрого прототипирования показывает, что даже в цифровую эпоху новые идеи появляются на стыке цифрового и физического аспектов", - рассказывает Малотра.

По его словам, именно поэтому во многих компаниях любят использовать настенные доски.

"По моим наблюдениям, почти в 80% офисов, где принимаются важные творческие решения, используются настенные доски", - поясняет ученый.

"И самое интересное, что почти во всех высокотехнологичных компаниях, производящих цифровое оборудование и программное обеспечение, эти настенные доски по-прежнему остаются основным инструментом для стимулирования творческой мысли и совместной работы".

Назад к основам

Главное для Анжелы Себерано - это возможность выключить телефон, отойти от компьютера, сесть и сосредоточиться. Для создания собственных систем ей нужна свобода.

"Технологии увлекают вас, но на самом деле вы всегда играете по чужим правилам, - говорит она. - Я не пользуюсь приложениями потому, что они всегда сделаны для кого-то другого. Мой процесс мышления выглядит иначе".

"Поэтому когда я беру ручку и бумагу, мои записи выглядят для меня идеально организованными, но для другого человека, возможно, это будет не так. Я считаю, что люди просто пытаются вернуть себе контроль над своим временем и над той информацией, которую они поглощают".

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Capital.

Австралия. США. Весь мир > СМИ, ИТ. Образование, наука > bbc.com, 13 марта 2017 > № 2103585


США. Россия. Корея > Армия, полиция. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 13 марта 2017 > № 2102810 Георгий Бовт

На пороге кибервойны с Америкой

Георгий Бовт о том, как будет выглядеть новая гонка вооружений

Теперь мне совсем не жалко двух накрывшихся один за другим смартфонов «Самсунг». Предсмертные конвульсии были странные. Но теперь все понятно. После публикации «Сейфа номер 7» от «Викиликс».

Это все происки ЦРУ! И телевизор одноименной марки имени импичмента корейской президентши — тоже ведь дурным красным глазом косит в темноте. Я давно заметил. Подсматривает, сволочь. Буду накрывать его, как попугая, попонкой. Глазок камеры на ноуте заклеивать изолентой. Мобильник запирать в железный ящик. Не зря их теперь делают со встроенными и неизвлекаемыми батареями.

Прознали враги про давнюю (сейчас она, конечно, устарела, новые средства защиты есть) привычку важных чиновников вынимать источник питания во время конфиденциальных разговоров.

В прошлом году «члены секты Стива Джобса» следили за препирательствами гордой корпорации Apple в лице Тима Кука и ФБР, требовавшего разлочить айфон участника массового расстрела в Сан-Бернардино. Не сдался гордый Кук: якобы ФБР нашло иные пути вскрыть невскрываемую продукцию. Капитализация устояла. Вера «сектантов» в неприкосновенность своих постов про котиков не пошатнулась.

Но вываленные «Викиликс» документы ЦРУ вернули многих с небес мечтаний о неприкосновенности их персональных данных на грешную и усеянную шпионами землю. Еще недавно ФБР активно лоббировало в конгрессе закон о защите гаджетов граждан США от взлома террористами и заморскими шпионами. Производители обязаны были бы по такому закону устранять вскрытые спецслужбами уязвимости устройств. И обязательно должен был быть предусмотрен «золотой ключ», или «задняя зверь» для проникновения в программное обеспечение этих устройств для самих спецслужб. Но теперь, как ясно из слива «Викиликс», в ЦРУ нашли «золотой ключик» сами. При этом сознательно скрыли от компаний-производителей обнаруженные уязвимости (хотя обязаны были информировать), чтобы пользоваться ими.

Короче, взломано и заражено шпионскими программами все. Весь софт от Windows до Linux, флешки и CD, операционные системы айфонов и смартфонов. Всех типов.

Секретные мессенджеры оказались несекретными, притом без взлома их кода, а просто путем внедрения соответствующих вирусов в ОС передающих устройств. Разработка самоуправляемых, без водителей, автомобилей тоже под колпаком у ЦРУ — «закладки» в софте есть и там.

В условный час икс еще неизвестно, что начнут вытворять компьютеры, дроны и прочая электроника. А внедрение вируса в бортовой компьютер современного авто, на минуточку, является потенциально идеальным оружием для покушения на неугодных лиц. Да, и ракеты. Куда полетят ракеты? Особенно у тех стран, компонентная база которых зависит от кудесников из Кремниевой долины. И, как выяснилось, от «тихих американцев» из Лэнгли тоже.

На днях газета The New York Times, ненадолго отвлекшись от борьбы с ненавистным ей Трампом, опубликовала расследование о кибервойне США против Северной Кореи. Она идет уже года три. С тех пор, как северокорейские хакеры взломали серверы Sony Pictures Entertainment. Вышло им это боком. А вы думаете, почему до 88% пусков северокорейских ракет (как их называют американцы, «советского типа») — неудачные? А вот, оказывается, почему. В отличие от 13% (данные тоже американские) в России. Это пока 13%.

Кстати, об уязвимостях, так называемых zero days, и всяких «золотых ключиках» (в прошлом году ЦРУ использовало в своих целях 24 уязвимостей в айфонах). Если они стали известны хакерам из ЦРУ, то станут рано или поздно доступны террористам. Это как в гонке вооружений: все, что изобретает одна страна, может быть использовано против нее же. Уже сейчас в широком доступе имеются (данные Центра интернета и общества Гарвардского университета) 865 продуктов по шифрованию контента из 55 стран, из которых две трети коммерциализированы, а остальные находятся в открытом доступе. Это уже огромный рынок, оцениваемый более чем в 75 млрд долларов, и там непременно найдется место «зловредным хакерам», которые разработают собственный зашифрованный софт.

В киберпространстве начинается неконтролируемая гонка вооружений. Россия и Америка в ней снова будут противниками. Собственно, они уже.

В Америке потенциально ошеломительный слив «Викиликс» насчет глубины проникновения ЦРУ во все электронное и с чипами постепенно затягивается тиной полуумолчания. Оно понятно: если ЦРУ не шпионило за гражданами Америки (чем занимается АНБ, спасибо Сноудену, что рассказал), то преступления нет, — против иностранцев можно все. Хотя по мере обработки очередной порции файлов шум периодически будет.

Но примечательно, что в первой же публикации, посвященной скандальной утечке, газета The Washington Post сразу же предполагает, что нельзя исключить и тут «русского следа», поскольку, мол, связи русских с «Викиликс» давно известны. Потенциальный противник как бы вскользь, но обозначен.

Борьба за контроль над big data станет сутью нового противостояния, как раньше была борьба за контроль над природными ресурсами. Big data — это «новая нефть».

Так это сформулировал Эрик Шмидт, один из топ-менеджеров «Гугла», в недавнем выступлении.

Теперь «вопрос в студию»: страшно ли вам, что за вами следит или может следить ЦРУ? А если не ЦРУ, а наши? А кто страшнее?

Каковы будут последствия нынешнего скандала для нашей страны? Они будут. То, что еще недавно казалось мракобесными бреднями охранителей, обернулось правдой? То, над чем смеялись, вчитываясь в формулировки Доктрины информационной безопасности, изготовленной недавно Советом национальной безопасности под руководством Николая Патрушева, это не перепевы советской идеологии 70-х, а вроде как тоже недалеко от истины? То есть враг — в каждом чипе, и надо бдить? Реакция на слив от «Викиликс» будет не меньшей, чем в свое время на откровения Сноудена, сильно впечатлившие, говорят, наше руководство.

Будет усилено давление на разные мессенджеры, чтобы они подчинились российскому законодательству по поводу персональных данных, а также предоставили коды шифрования российским спецслужбам. Упрямых будут от российского рынка отключать. Как-то вовремя случилась эта утечка в «Викиликс». Только собрались смягчать «пакет Яровой» — а тут такое. ЦРУ за каждым углом. Найдутся теперь охотники придумать новые ужесточения.

Давить будут на «Гугл», «Фейсбук» и пр. Угрожая блокировкой в России, о чем уже давно говорит «помощник по интернету» при президенте Клименко. Каждая иноземная интернет-структура будет рассмотрена как вольный или невольный агент ЦРУ. Может быть ужесточен порядок сертификации ввозимых в страну электронных устройств. Мало ли что там зашили враги. Госслужащим и особенно силовикам светят новые ограничения в пользовании интернетом и всякими мессенджерами. Иностранный софт, включая «Майкрософт», будет еще более активно вытесняться отечественным. Под это придумают соответствующие государственные целевые программы.

Будет ли только прок от таких «неошарашек»? Софт по госкоманде разве размножается? Какие новости из «Сколково»?

Скорее под страшилки про ЦРУ легче представить расцвет разных яровых, которые начнут сыпать новыми бессмысленными репрессивными «пакетами». Или не начнут? Многое зависит от того, сумеют ли Москва и Вашингтон договориться об ограничении гонки вооружений в киберпространстве. Усиление конфронтации приведет к усилению репрессий по этой части внутри нашей страны. Она будет подстегивать внутренние тенденции к самоизоляции (как защите от вездесущего ЦРУ) и ограничениям свободы интернета.

Переговоры об ограничении гонки вооружений в киберпространстве должны бы, по идее, стать темой уже первой встречи Путина и Трампа.

Другая проблема — внутренняя — состоит в том, что наше законодательство об охране частной жизни и персональных данных находится на уровне, условно, каменного века. При полном неведении общества о том, кто из «наших» следит за нами и с какой целью.

Когда мне, например, начинают названивать из разных страховых компаний в момент истечения страховки на машину — это сигнал: персональные данные проданы и перепроданы. Судя по субъективным ощущениям, это сейчас наиболее активно происходит в страховом бизнесе и банковской сфере. И это только начало. Торговля персональными данными и манипулирование поведением людей на этой основе — дело ближайшего будущего и у нас тоже. И не только в безобидном маркетинге, но и в общественно-политической сфере.

Уже в обозримом будущем можно создать условия, при которых выборы станут бессмысленными технически, — все какая-нибудь система «ГАС Выборы» решит.

Тотальный контроль за умонастроениями при помощи новейших технологий даст возможность пресекать нежелательное поведение в зародыше. Ты еще не успел подумать — а за тобой уже пришли.

Что мы вообще знаем о способностях отечественных компаний? А о соответствующих способностях отечественных спецслужб? Если про ЦРУ известно, что оно не должно шпионить за гражданами США (это уголовное преступление), то разве у наших есть какие-то ограничения? У нас не принято задавать такие вопросы. Ни в парламенте, ни — почти никогда — в прессе.

В обществе отсутствует на массовом уровне понятие неприкосновенности частой жизни. Индивидуальные свободы вторичны по сравнению с социальными. Свобода вторична по сравнению с безопасностью. Она вообще у нас вторична.

Мы еще не успеем построить развитую демократию и привыкнуть к ней, а она уже сменится тоталитаризмом на новой технологической основе?

Отечественный закон об обработке персональных данных россиян в России на самом деле ничего не решает. Он почти бессмысленный. Его писали люди, не разбирающиеся в проблеме. Само понятие «хранить данные на территории» — уже нонсенс. Хотя самоуспокаивает.

Осознания масштабов новой реальности, где большая часть экономики будет строиться на обработке big data, попросту нет. Для понимания: сегодня коммерческие компании США имеют доступ и анализируют информацию big data по 75 тысячам «точек» в отношении каждого (!) отдельного потребителя. При этом идентифицировать конкретного человека с почти 100-процентной вероятностью, не имея доступа к тому, что у нас понимают под «персональным данными», а только лишь на основе big data, — это уже технологическая реальность.

Мы стоим на пороге взрывного развития «интернета вещей». Условно, когда ваш холодильник сам начнет заказывать привычную вам еду в службе доставки. А автомобиль сам запишется на сервис в нужное время. К 2020 году в мире будет не менее 30 миллиардов вполне самостоятельно общающихся в сети гаджетов. Готовы ли мы к этому в иной форме, чем привычно запрещать или ограничивать все новое и непривычное?

У нас пытаются сыграть с новой технологией сугубо «от глухой обороны», закрываясь максимально от внешнего «враждебного воздействия». Такая игра обречена на поражение. Нужно развивать собственные технологии. В том числе давая всевозможные льготы отечественным IT-компаниям, стимулируя, но контролируя законодательно, гарантируя права потребителей, развитие отечественных технологий работы с big data в самых разных областях, в том числе сугубо коммерческих.

Именно оттуда сегодня во многом на Западе идут разработки, затем используемые в ВПК, а не наоборот, как раньше. Всякие «войска информационных операций» нужны, конечно, но к ним не должна сводиться вся активность в этой области — иначе это станет печальным повторением СССР: военные технологии были, а страна технологически в целом была отсталой.

То есть выстроить большой Всероссийский Firewall попытаться можно. Но за ним не удастся отсидеться.

США. Россия. Корея > Армия, полиция. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 13 марта 2017 > № 2102810 Георгий Бовт


Китай. США > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 12 марта 2017 > № 2101542

Торговая война между КНР и США не принесет ничего, кроме вреда, заявил в субботу министр коммерции КНР Чжун Шань на пресс-конференции в рамках 5-й сессии ВСНП 12-го созыва.

Чиновник отметил, что Китай и США, исходя из интересов двух стран и их народов, должны усилить сотрудничество, не давать воли разногласиям и эффективно выявить роль торгово-экономического сотрудничества как "балласта" и "двигателя" китайско-американских отношений.

Чжун Шань сказал, что Китай и США - два крупнейших экономических субъекта в мире. Отношения между двумя странами, особенно торгово-экономические связи, оказывают влияние не только на социально-экономическое развитие двух государств, но и на глобальную торгово-инвестиционную деятельность.

По словам министра, за период после установления дипотношений между Китаем и США их торгово-экономические связи неизменно развивались и продвигались вперед по правильному пути. В 2016 году объем двусторонней торговли товарами достиг 519,6 млрд долларов США, увеличившись в 208 раз по сравнению с 1979 годом. Объем двусторонней торговли услугами превысил 110 млрд долларов, общая сумма взаимных инвестиций составила более 170 млрд долларов.

Чжун Шань подчеркнул, что Китаю нужны США, Соединенным Штатам также нужен Китай. На долю Китая приходится 26 проц. экспортируемых США самолетов "Боинг", 56 проц. американского экспорта соевых бобов, 16 проц. вывозимых из США автомобилей и 15 проц. интегральных схем, поставляемых США на международный рынок.

"Последние 10 лет среднегодовой рост американского экспорта в Китай составлял 11 проц., между тем экспорт Китая в США ежегодно в среднем возрастал только на 6,6 проц.," - отметил Чжун Шань.

Китай. США > Внешэкономсвязи, политика > russian.china.org.cn, 12 марта 2017 > № 2101542


Австралия. США > Электроэнергетика > svoboda.org, 10 марта 2017 > № 2103726

Илон Маск предложил Австралии решить ее энергетические проблемы

Глава корпорации Tesla Илон Маск предложил правительству Австралии помощь в решении энергетических проблем. По словам Маска, он готов в течение 100 дней смонтировать электрический аккумулятор стоимостью 25 миллионов долларов и в случае нарушения им заявленного срока сдачи объекта – передать его Австралии бесплатно.

Предложение Илона Маска последовало за несколькими авариями на энергетических объектах штата Южная Австралия, в частности, отключениями подачи электричества на промышленных предприятиях в течение двух недель. Эти инциденты вызвали обеспокоенность австралийских производителей.

Австралия числится среди тех государств мира, которые более всего нуждаются в возобновляемых источниках энергии, информирует агентство Reuters. На этой неделе компания Tesla выпустила на австралийский рынок свой новый продукт – литий-ионный аккумулятор Powerwall 2, предназначенный для сохранения энергии для бытового использования, сдвига нагрузок потребления и для резервного питания.

Австралия. США > Электроэнергетика > svoboda.org, 10 марта 2017 > № 2103726


США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 марта 2017 > № 2101212

Белый дом уверен, что президента Дональда Трампа преследует "глубинное государство" — многочисленные бюрократы на средних должностях, нелояльные главе государства и, предположительно, пытающиеся саботировать его инициативы, сказал журналистам пресс-секретарь Трампа Шон Спайсер.

На вопрос, пытается ли "глубинное государство" "достать" Трампа, Спайсер ответил: "Без сомнения".

По его словам, за 8 лет некоторые чиновники администрации Барака Обаму успели "окопаться" в правительстве.

Трамп неоднократно конфликтовал со спецслужбами, сотрудники которых допускали многочисленные утечки в прессу с закрытых брифингов тогда еще избранного президента, а после его прихода к власти — утечки разговоров с иностранными лидерами. Трамп назвал утечки "преступными" и пообещал наказать виновных.

Алексей Богдановский.

США > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 марта 2017 > № 2101212


Палестина. США. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 марта 2017 > № 2101208

Глава Палестинской национальной администрации Махмуд Аббас и президент США Дональд Трамп на встрече в Белом доме будут обсуждать мирный процесс между Палестиной и Израилем, передает официальное информационное агентство ВАФА со ссылкой на пресс-секретаря Аббаса Набиля Абу Рудейну.

По его словам, Трамп хочет обсудить с Аббасом пути возобновления палестино-израильского мирного процесса, который был прерван почти три года назад.

"Президент Трампа передал официальное приглашение президенту Аббасу в ближайшее время посетить Белый дом, чтобы обсудить пути возобновления политического процесса", — цитирует ВАФА Абу Рудейну.

Около месяца назад Трамп встретился в Вашингтоне с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху и объявил о намерении плотно работать над урегулированием ближневосточного конфликта.

В разговоре с Аббасом Трамп "подчеркнул свою приверженность к мирному процессу, ведущему к реальному миру между палестинцами и израильтянами", сказал представитель палестинского лидера.

"Президент Аббас подчеркнул приверженность миру как стратегическому выбору для образования Палестинского государства рядом с Государством Израиль", — добавил Абу Рудейна.

Палестина. США. Израиль > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 марта 2017 > № 2101208


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 марта 2017 > № 2101187

Президенту США Дональду Трампу необходимо больше времени, чтобы сформировать свою команду и определить основной политический курс по отношению к России, заявил глава ВТБ Андрей Костин.

"Я думаю, это займет больше времени — просто начать диалог с Трампом и его командой. Я все еще оптимистично настроен по этому вопросу", — заявил Костин в интервью телеканалу CNBC. По мнению бизнесмена, у американского лидера "сейчас проблемы не с Россией, а с сопротивлением внутри".

Костин подчеркнул, что Россия "не делает теперь особого акцента на снятии санкций". По его словам, несмотря на то что санкции имеют негативное воздействие, в России уже научились с ними жить. Глава ВТБ считает, что важно начать диалог по иным вопросам, в частности о борьбе с терроризмом.

"Я оптимистично настроен, потому что я не думаю, что отношения между США и Россией могут еще больше ухудшиться, мы практически достигли уровня холодной войны", — заявил Костин. "Русские готовы работать с Трампом, но я не думаю, что мы особенно давим на скорую встречу Путина и Трампа", — добавил он.

В то же время Костин отметил значимость отношений с Европой для России.

"Я думаю, что диалог между европейскими лидерами и Россией более интенсивен, чем с американскими лидерами. Америка не очень значительный торговый партнер для России, например, а Европа – да. Роль Европы в урегулировании, например, украинского кризиса, в минском процессе и другом очень важна. Я уверен, что мы очень заинтересованы в отношениях", — объяснил он.

Президент России Владимир Путин в четверг провел встречу с главой МИД ФРГ Зигмаром Габриэлем. В ходе встречи российский лидер заявил, что канцлера Германии Ангелу Меркель ждут с визитом в РФ. Ранее МИД Соединенного Королевства объявил о предстоящем в ближайшие недели визите министра иностранных дел Бориса Джонсона в Москву.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > ria.ru, 10 марта 2017 > № 2101187


США. Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 10 марта 2017 > № 2100748 Яков Миркин

«Трампономика» по-русски: налоги, бюджет и идеология

Яков Миркин

Председатель совета директоров ИК «Еврофинансы»

Какие нововведения Дональда Трампа разумно было бы применить для российской экономики?

С момента избрания Трампа (8 ноября 2016 года) акции в США выросли на 11–13% (DIJA — на 13%, NASDAQ Composite Index — на 11,6%). И после инаугурации (20 января 2017 года) тоже непрерывно росли. Это выдающийся успех. Если рынки акций — это оракулы, то, значит, бизнес и его мельчайшие владельцы веруют в «трампономику» и Трампа — пророка ее. А что, собственно, делает Трамп?

Дерегулирование. Трамп ввел норму: на каждое новое правило — отмена двух старых. Запретил рост регулятивных издержек в 2017 году. Любые изменения в законодательстве должны иметь «ноль» в динамике таких издержек. Заморозил прием на работу новых чиновников. Объявил о начале административной реформы. И, наконец, обещал крупнейшим корпорациям, что, если они вернут рабочие места в США, регулятивное бремя для них будет урезано на 75%. И еще — объявил децентрализацию для штатов: меньше решений в Вашингтоне, больше — на местах.

Для России что-то подобное было бы сильнейшим стимулом. У нас регулятивное бремя росло по экспоненте: в первом полугодии 2000 года было принято 1729 новых нормативных актов федерального уровня, в первом полугодии 2016 года — 5027. Административная реформа нужна как воздух. Трампономика по-русски – поощрительный, а не тотально запретительный корпус права.

Историческое сокращение налогов. Не менее значимое, чем при Рональде Рейгане. Пока оно только обещано. Сокращение, адресованное крупнейшим корпорациям, мелкому бизнесу, среднему классу. Все, чтобы подстегнуть экономику, создать в ней бум. Вернуть рабочие места в США. Главные идеи — «очень, очень значительное сокращение» налоговых ставок для «всех категорий» бизнеса и домохозяйств (особо — для среднего класса), упрощение Налогового кодекса (речь Трампа от 15 февраля 2017 года). Повысить минимум доходов, не облагаемый налогами (помощь бедным). Ни один бизнес любого размера не должен платить налоги выше 15% своей прибыли. Репатриировать капитал из-за рубежа, амнистировать его за 10%. Отменить налог на наследство — он несправедлив для семей, достигших своей американской мечты (Trump taх plan). И, как цель, сделать налоговую систему в США одной из самых привлекательных в мире.

А как у нас дома? Налоговое бремя в России невыносимо для экономики, которой нужно расти хотя бы на 3–5% в год. Доходы государства (налоги, квазиналоги, прочее) — 41% ВВП, в США — 32%, в Китае — 28,6% (2015, Government Finance Statistics, MBФ). Ну да, мы перегружены социальными обязательствами и воровством. Но хотя бы как-то двинуться вниз, дать бизнесу вздохнуть, вывести доходы из серой зоны. Расти ведь нужно! Но у Минфина другая логика. Любые налоговые льготы, послабления — это вычет из бюджета, а не стимул к росту.

Бюджетный план. Объявлены массивные инвестиции в инфраструктуру — дороги, туннели, мосты, аэропорты ($1 трлн), а также рост военных расходов (рычаг для роста экономики). Похоже на маневр: сокращение налогов, а для этого — экономия расходов, чтобы не вылететь в космический дефицит бюджета. А в чем экономия? Прекращение выплат субсидий по Obamacare, удешевление госзакупок, урезание затрат на госаппарат (по оценкам, на 10–20%), на внешнюю помощь, на множество обильно спонсируемых отдельных проектов.

И высшее достижение — личное участие в том, чтобы сбить цены и закупить истребители F-35 у Локхид – Мартин на $750 млн дешевле (речь в Конгрессе от 28 февраля 2017 года). Пресса назвала это «атакой Трампа».

Грубо говоря, меньше масла, размазанного по бутерброду, меньше денег на бюрократию, на регулирование, на проекты, которые она плодит и на которых сидит, – и гораздо больше денег туда, где создаются рост и рабочие места. Точно так же Трамп бы действовал, реорганизуя убыточную корпорацию. Резать «косты» и вкладываться в рост. Если экономика начнет наращивать обороты, налоговая база и доходы бюджета сами собой вырастут.

Для России подобное решение было бы сверхактуально. У нас слишком дорогое государство. Индикатор «Конечное потребление государства/ВВП» в России — 19,1%, США — 14,4%, Китай — 13,8% (Всемирный банк, National Accounts Data). Резать, кроить, удешевлять, собирать бюджетные деньги там, где рост, чтобы стать рычагом для частных инвестиций. И делать это не в яму, без следа, а по-рыночному, возвратно, в имущество государства, чтобы его потом продать и окупить затраты.

Жизнь «как в бизнесе». Предпочтение прямых встреч с руководителями крупнейших компаний. Сделать все своими руками. Договориться лично, совершить сделку, суть которой верните рабочие места в США из Китая, из Мексики, откуда угодно. Лично убедить уступить в цене. А за это вам будет большой пряник. Такой стиль непривычен для тех деятелей «макро», кто никогда не жил в бизнесе.

И еще — Трамп любит экономику. Именно ее он предпочитает, по оценке, юридическим конструкциям, армии, силам безопасности. Для него она — не задний двор, отданный специалистам. Только сильная экономика делает сильной страну, ее армию, ее идеологию и обеспечивает подлинные превосходство и безопасность. В его команде — масса успешных бизнесменов.

Россия? Иногда можно подумать, что нелюбовь к экономике и желание отдать все эти хозяйственные дела кому-нибудь на откуп, кто в этом разбирается — главный двигатель у многих высших должностных лиц. Иначе невозможно понять, почему в макроэкономической и финансовой политике так много решений, противоречащих здравому смыслу. И почему за четверть века мы не смогли сделать самые обычные вещи — нормализовать процент, инфляцию, волатильность финансов, закончить модернизацию, стать мастерской для современных технологий и продуктов с высокой добавленной стоимостью.

Усиление государства. Трамп проповедует усиление государства развития. Государства, сосредоточенного на росте.

По смыслу это продолжение того, что уже случилось после кризиса 2008 года, когда правительства, с одной стороны, стали активно всех спасать (политика «количественных смягчений», программы публичных работ), а с другой — решили придавить регулированием финансовые рынки. Мы обязательно увидим, как «трампономика» вызовет новую циклическую волну изменений в экономических теориях. Какую? Движение от рыночного фундаментализма к интервенционизму и от глобализации к защите протекционизма (но только не для сирых и убогих, а для стареющих слонов).

Для России нет ничего важнее, чем переход от приватизированного государства, защищающего немногие частные интересы, от полуфеодальной, кумовской системы, к государству развития, ставящего целью создание открытой, социальной рыночной экономики у нас дома.

Идеология «Для нас первое — Америка». «Покупай американское, нанимай американцев». Торговля должна быть справедлива. На ваши пошлины мы ответим своими пошлинами. Сделаем снова великой американскую экономику. «Мы тратили триллионы долларов за рубежом, пока инфраструктура у нас дома приходила в упадок». «Мы потеряли 60 000 заводов с 2001 года, когда Китай вступил в ВТО» (речь в Конгрессе 28 февраля 2017 года). Протекционизм и изоляционизм, но пока в пределах здравого смысла.

Для нас это ключевая проблема. «Для нас первое — Россия». Но не абстрактное государство, не Левиафан, а российские семьи, российский бизнес, рабочие места не где-то там, а здесь, от Балтийского моря до Тихого океана.

Это значит перестать слепо копировать и действовать в ущерб самим себе. За этим — разумный эгоизм в экономической политике, в которой интересы российских семей, их качество жизни должны быть на первом месте. Четверть века мы больше отдавали, чем брали. Мы сделали в экономике гораздо меньше, чем могли бы. Мы безмерно отстали от развитых стран по продолжительности жизни: 71 год с хвостиком — это сотое место в мире. В Китае живут дольше.

«Первое — это российские семьи». Такое кредо, если бы встало в центр интересов властей всех уровней, привело бы к совершенно иной экономической и финансовой политике. И, скорее всего, это был бы вариант «трампономики», пусть и с обычными нашими заносами то влево, то вправо.

США. Россия > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 10 марта 2017 > № 2100748 Яков Миркин


Испания. США > Нефть, газ, уголь > minprom.ua, 10 марта 2017 > № 2100323

На Аляске обнаружено крупное нефтяное месторождение

Представители испанской нефтедобывающей компании Repsol и ее американского партнера - компании Armstrong Energy - сообщили об открытии нового месторождения нефти на Аляске.

Это месторождение является крупнейшим из открытых на суше на территории Соединенных Штатов за последние 30 лет.

Объем извлекаемых запасов углеводородов, по оценкам самой компании, составляет 1,2 млрд барр. Начиная с 2021 года ежедневная добыча нефти здесь может составить до 120 тыс. барр. Для сравнения, это больше, чем добывается на одном из крупнейших российских месторождений - Приобском.

Компания Repsol занималась геологоразведкой на Аляске с 2008 года.

Испания. США > Нефть, газ, уголь > minprom.ua, 10 марта 2017 > № 2100323


США. Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 9 марта 2017 > № 2100810 Руслан Юнусов

Вычисления на скоростях: технологии квантового компьютинга готовятся к масштабированию

Руслан Юнусов

генеральный директор Российского квантового центра, кандидат физико-математических наук

Квантовые компьютеры в 2017 году покажут, что они могут больше, чем самые мощные классические суперкомпьютеры

В начала марта бок о бок в журнале Nature вышли статьи о коммерциализации квантовых технологиях и возможностях квантовых компьютеров для бизнеса, а затем статья о разработке компанией IBM первого коммерческого сервиса квантовых облачных вычислений. Однако квантовый компьютер — это не только новые перспективы для бизнеса, но и драйвер развития средств информационной безопасности, поскольку его появление сделает существующие инструменты уязвимыми. Для того, чтобы при появлении доступного коммерческого квантового компьютера все секреты вдруг не стали открыты — нужны новые идеи для защиты информации.

Больше полувека развитие компьютеров подчиняется знаменитому закону Мура: каждые два года в процессорах становится вдвое больше элементов. А сами элементы же становятся все меньше… Но в следующем десятилетии закон Мура может перестать действовать: транзисторы нельзя сделать меньше атомов. И чаще всего главной надеждой ИТ-отрасли называют квантовый компьютер.

Тут, правда, имеет место некоторое недоразумение. Квантовые компьютеры вряд ли заменят обычные. Скорее они станут сверхмощными вычислительными модулями для решения отдельных особо трудоемких задач, подобно современным видеокартам обрабатывающим мультимедийную информацию.

Обычный компьютер работает с битами — нулями и единицами в ячейках памяти. Квантовый строится на основе кубитов — квантовых ячеек, способных находиться не только в состояниях «0» и «1», но и одновременно в каждом из этих двух состояний, подобно знаменитому коту Шрёдингера, который одновременно и жив, и мертв. В таком смешанном состоянии «0» и «1» сосуществуют в определенной пропорции. Так продолжается, пока значение кубита не будет считано обычным компьютером. Тогда кубит с соответствующей вероятностью принимает одно из двух значений.

Впрочем, одиночный кубит — вещь не слишком полезная. Всё самое интересное начинается при взаимодействии кубитов. В особых условиях, называемых квантовой запутанностью, кубиты объединяются в единую систему. Если каждый из них смешан в два состояния, то пара запутанных кубитов будет находиться сразу в четырех состояниях, три кубита — в 23 = 8 состояниях, а N кубитов — в 2N состояниях. И все эти состояния могут одновременно участвовать в вычислительных операциях.

Представьте что, вы забыли код цифрового замка на чемодане. Подбирать его — это часы нудной работы. Вот если бы все возможные положения дисков замка можно смешать вместе и применить одновременно… Тогда одна из комбинаций сразу открыла бы замок, а остальные не оказали бы никакого воздействия. С механическим устройством такого не сделать, но для квантовых частиц это — норма. Надо только научиться приводить их в нужное исходное состояние.

Квантовые алгоритмы устроены так, что по мере их выполнения в системе запутанных кубитов быстро растет вероятность того состояния, которое решает поставленную задачу. Достаточно привести систему кубитов в определенное исходное состояние, немного подождать и считать получившееся состояние — оно и окажется искомым ответом.

Примерно так видится процесс взлома систем шифрования с использованием квантового алгоритма Шора, позволяющего раскладывать целые числа на множители. Сегодня шифрование большей части данных, передаваемых по интернету, опирается на огромную трудоемкость этой задачи в случае разложения больших чисел. Классически она решается только перебором вариантов, что не под силу даже суперкомпьютерам. Алгоритм Шора позволяет мгновенно решить эту задачу, опробовав сразу все варианты. Остается только создать квантовый компьютер с сотнями кубитов, и банки со спецслужбами лишатся своих секретов.

Впрочем, взломом криптографических систем квантовые вычисления не ограничиваются. Есть и другие неподъемные для классических компьютеров задачи. И, в первую очередь, это крайне ресурсоемкое моделирование самих квантовых систем. Еще в прошлом веке советский математик Юрий Манин и американский физик Ричард Фейнман почти одновременно предложили использовать одни квантовые объекты для предсказания поведения других, с которыми трудно экспериментировать. Моделирование на квантовом компьютере может, например, позволить разработать материалы, сохраняющие сверхпроводимость при комнатной температуре. Пока этого состояния добиваются лишь при температуре жидкого азота, хотя фундаментальных запретов на сверхпроводимость при комнатной температуре нет. Квантовый компьютер мог бы смоделировать строение новых высокотемпературных сверхпроводников, которые обойдутся без криогенных систем. Появление таких материалов приведет к грандиозным переменам не только в электроэнергетике, но и во всей технологической цивилизации. Например, обыденностью станут сверхскоростные поезда на магнитной подушке.

Квантовые сопроцессоры помогли бы и в поиске структуры других новых материалов, например, легких, высокопрочных, жаростойких, которые необходимы авиакосмической отрасли. А, скажем, квантовый алгоритм Гровера, позволит значительно ускорить поиск в неупорядоченных базах данных. Это очень актуальная задача в условиях роста популярности «больших данных». На сайте американского Национального института стандартов и технологий собирается полная коллекция известных квантовых алгоритмов, и их там уже более полусотни. Так что квантовый компьютер может стать уникальным и незаменимым инструментом для решения множества задач, вот только создать его очень трудно.

Запутанные квантовые состояния крайне хрупки. Любое случайное взаимодействие с окружающей средой разрушает их и прерывает вычисление. Поэтому так важно на пути к квантовому компьютеру найти лучшую технологию реализации кубитов, чтобы они могли запутываться между собой, не испытывая посторонних помех. Мы знаем, что все классические процессоры построены на одной технологии – кремниевой. В случае же квантовых, можно использовать совершенно разные материалы и соответственно разные подходы: одиночные атомы, фотоны в оптическом резонаторе, ионы азота в кристаллической решетке алмаза, так называемые сверхпроводящие джозефсоновские цепи.

В 1999 году квантовое состояние у сверхпроводящих кубитов на основе контактов Джозефсона удавалось сохранять всего несколько наносекунд. К 2013 году это время выросло в 10 000 раз — до сотни микросекунд, и этого уже достаточно для полезных вычислений. Но есть другая трудность — при переходе от одиночного кубита к системам из десятков и сотен сложность поддержания квантовых состояний многократно вырастает. Так что проблема полноценной изоляции от внешних помех остается главным препятствием на пути создания квантовых вычислительных машин.

Среди физиков есть пессимисты, считающие, что преодолеть это препятствие не удастся. Так израильский физик Джил Калай полагает, что рост числа кубитов ведет к лавинообразному росту шумов, которые делают бессмысленными попытки что-то просчитать. Российский физик Михаил Дьяконов полагает, что невозможно с необходимой точностью задавать начальные и считывать конечные состояния квантовых процессоров. Однако большинство специалистов считает эти препятствия преодолимыми. Так, Алексей Устинов, профессор Технологического института Карлсруэ и руководитель научной группы РКЦ, называет создание универсального квантового компьютера чисто инженерной проблемой, которая будет решена в ближайшие десять лет.

Судя по всему, так же считают и крупные технологические корпорации. В развитие квантовых вычислений десятки и сотни миллионов долларов вкладывают Google, Microsoft, IBM, Intel и даже китайский интернет-ритейлер Alibaba. Проекты в этой области реализуют NASA и Lockheed Martin, а правительства многих стран запускают программы по развитию квантовых технологий.

Единственная компания, предлагающая сегодня решения в области квантовых вычислений — канадская D-Wave Systems. В ее устройствах используются тысячи сверхпроводящих кубитов, однако это не полнофункциональные, а так называемые адиабатические квантовые компьютеры. Они решают, по сути, только одну задачу — поиск минимума очень сложных функций методом квантового отжига. Их можно сравнить с популярными в середине XX века аналоговыми компьютерами, где вычисления проводились путем измерения параметров специально подобранных физических процессов, например, давления воды в перенастраиваемой гидравлической системе.

До недавнего времени многие специалисты даже сомневались, что эти устройства D-Wave действительно используют квантовые эффекты. Но эксперименты сотрудников Google подтвердили наличие квантовой прибавки к скорости вычислений. Компьютерами D-Wave интересуется Пентагон и американские разведывательные агентства. Компания Lockheed (один из первых клиентов компании) закупила такую машину для проверки и оптимизации программного обеспечения, используемого в разработке истребителя пятого поколения F-35. При тестировании системы удалось с помощью D-Wave за шесть недель найти ошибки в программном обеспечении истребителя F-16, тогда как c традиционными инструментами для этого понадобилось несколько месяцев.

«Настоящие» квантовые компьютеры содержат пока лишь по несколько кубитов, из которых собирают отдельные логические элементы для экспериментов. В 2001 году ученые из Стэнфорда и IBM впервые продемонстрировали практическую реализацию алгоритма Шора — устройство из семи кубитов успешно разложило число 15 на простые множители — 3 и 5. Через десять лет, в 2011 году, группа китайских физиков объявила, что им удалось разложить число 143. Прогресс кажется не слишком быстрым, но в этой области он идет сразу во всех направлениях — создаются языки программирования для будущих квантовых ЭВМ, прорабатываются алгоритмы, ведутся эксперименты с задачами. Например, IBM открыла для всех желающих доступ к своему 5-кубитному квантовому компьютеру Quantum Experience. Microsoft работает над своим вариантом квантового компьютера, основанного на использовании квазичастиц — неабелевских анионов, которые возникают в цепочках холодных электронов.

В России эксперименты в этой сфере пока на начальной стадии: группа ученых из РКЦ и МФТИ под руководством Алексея Устинова создала первый кубит на базе контактов Джозефсона. Готовятся эксперименты с двумя кубитами.

Наблюдая за всем разнообразием идей и подходов, ведущий научный журнал Nature в первые дни января 2017 года опубликовал статью, прогнозирующую уже в этом году выход квантовых компьютеров из лабораторий в «большую жизнь». Это означает появление технологий масштабирования квантовых вычислителей, позволяющих наращивать их мощность, как это делается с классическими компьютерами. По мнению журнала, возможными лидерами в этом прорыве будет группа под руководством Джона Мартиниса, который работает в лаборатории Google с кубитами на основе контактов Джозефсона, а также компания IonQ под руководством Кристофера Монро из университета Мэриленда. Эта компания развивает технологии кубитов на основе ионов в магнитных ловушках.

Мы ждем, что в этом году или в следующем будет достигнута точка квантового превосходства – момент, когда квантовые компьютеры покажут, что они могут больше, чем самые мощные классические суперкомпьютеры. Сама по себе задача квантового превосходства не является решением индустриальных вызовов, но это означает первый шаг квантовых вычислительных машин из лабораторий в реальный мир. И нам нужно готовиться к этим переменам.

США. Россия > СМИ, ИТ > forbes.ru, 9 марта 2017 > № 2100810 Руслан Юнусов


США > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 7 марта 2017 > № 2104322 Андрей Мовчан

Катастрофа, которой нет. Почему американский бизнес не боится Трампа

Андрей Мовчан

Несмотря на панику в американском истеблишменте, бизнес и рынки, судя по объективным данным, приветствуют победу Трампа и не боятся за судьбу Америки. С точки зрения бизнеса, если Трамп и не сумеет ничего улучшить, то по крайней мере он не будет ухудшать ситуацию в тех секторах, где консенсус старой политической элиты только усугублял проблемы

Впервые с 1933 года в Белый дом в Вашингтоне вошел успешный бизнесмен (Джордж Буш-старший, конечно, тоже был бизнесменом, но все же до президентского кресла он долгие годы был на выборных должностях). Появление президента не из привычной среды политического истеблишмента, с эпатажным стилем поведения и ультрапопулистскими обещаниями, вызвало у уверенной до того момента в своем статусе западной политической и медийной элиты плохо контролируемую истерику, заставившую рафинированных гуманистов забыть о приличиях и породить слова и действия, которых даже сам Трамп не решился бы себе позволить.

Йозеф Йоффе, редактор немецкого еженедельника Die Zeit, в ответ на сам по себе неприличный вопрос «Как можно убрать Трампа из Белого дома и прекратить катастрофу?» публично заявил: «Например, убийство прямо в Белом доме». Экономический редактор Independent Бен Чу озаглавил свою статью «Дональд Трамп – внутренняя трагедия для Америки». Скотт Рейд в Los Angeles Daily утверждает, что с избранием Трампа Лос-Анджелес теряет шансы на Олимпиаду в 2024 году. The Week называет победу Трампа «победой расизма над плюрализмом», описывает состояние читателей как «эмоциональный шок с элементами ужаса» и призывает приготовиться к катастрофе – «Америка стоит на краю пропасти».

В последние недели на первый план вышла тема «русского следа» в победе Трампа – тем более знаменательная, что именно в России шовинистическая ксенофобия всегда была в почете и еще полгода назад на вопрос multiple choice «В какой стране боятся влияния какой страны на свою политику? – 1) в России боятся влияния США; 2) в США боятся влияния России» – любой знакомый с политикой студент колледжа не задумываясь выбрал бы первое.

Сложно сказать, чем в большей степени обусловлены такая паника и такая радикализация высказываний. Возможно, страхом засидевшихся функционеров за теплые места и большие зарплаты в аппарате. Но многие функционеры сегодня уходят сами, не дожидаясь конфликта. Возможно, классовой ненавистью бюрократов к бизнесменам. Но почти все бюрократы отлично работают с бизнесом. Может быть, дело в искренней вере части европейцев и американцев в то, что идеи Трампа снизить налоги, защитить рынки и инвестировать в инфраструктуру губительны.

Как бы там ни было, страх этот раскрывает удивительную неуверенность в том, что двухсотлетний фундамент демократии, на который сами же «либералы» и «бюрократы» тратят гигантские средства и в котором занято столько «белых воротничков», сможет устоять перед напором одного специалиста по телешоу и недвижимости всего-то за четыре коротких года.

Есть и еще одно подозрение – причина просто в том, что Трамп непонятен современному западному истеблишменту, поколениями привыкшему к определенным правилам поведения и игры.

Правила рекламы

Политика американской власти уже долгое время определяется набором идеологем и традиций без оглядки на их практическую обоснованность. Расширение субсидируемых союзов (без учета выгодности); повышение налогов (невзирая на депрессию производства); рост количества пособий и льгот малоимущим за счет зарабатывающих (демотивирующий и работников и работодателей); сотрудничество во имя демократии (что бы это ни значило) и конфронтация с теми, кто демократии не хочет; нерушимость границ любой ценой (в том числе ценой многих жизней и отказа нациям в праве на самоопределение); примат проблем типа глобального потепления или ядерного разоружения над проблемами экстремизма и нестабильности вне США – вот неполный перечень правил мышления, которые, по мнению старых элит, Трамп должен был бы соблюдать.

Трамп был бы ближе элитам, если бы произносил привычные слова о всеобщем равенстве, об Америке – доме для эмигрантов, о борьбе с бедностью за счет богатых, о стремлении к единому торговому пространству в масштабах мира, ругал Россию и осторожно приветствовал отказ Ирана от ядерной программы, делал вид, что не замечает Тайвань, и стыдливо молчал про Израиль. От Трампа ждали бы сдержанности, во имя которой политик должен врать либо правдоподобно, либо в рамках общепринятого дискурса.

Реальный же Трамп – борец с идеологемами и шаблонами, достаточно посмотреть на его бизнес-историю. «We better get along with Russia», – говорит прагматик, имея в виду: «Мир лучше конфронтации, хорошо бы нам удалось договориться с русскими». «Он хочет принять условия русских!» – в ужасе восклицают оппоненты. «Разве лучше не договориться?» – с удивлением спрашивает Трамп, который совершенно не имел в виду, что готов уступать России. Но политики его не понимают, им важны принципы, а не результат.

Трамп вообще кажется противоположностью политикам. Политик рассматривает свою деятельность как великое служение, за которое народ делится с ним налогами. Это служение имеет незыблемые принципы, но зачастую не имеет ни цели, ни практического результата. Трамп, как бизнесмен, принципов не имеет вообще и, похоже, видит в своей работе президентом товар, который надо продать избирателям.

В этом смысле Трамп абсолютно последователен, полагая, что, во-первых, чтобы продать товар, реклама должна сделать его интересным и запоминающимся. Во-вторых, товар должен иметь хотя бы иллюзию полезности, отвечать конкретным задачам покупателей. И в-третьих, вина за несоответствие товара рекламе должна быть возложена на кого угодно, кроме производителя.

Трамп говорит не то, что думает, и не то, что предписывают правила политики, а то, что от него хотят услышать избиратели, какими бы они ни были. Он, как хороший игрок, считает свои действия на несколько ходов вперед, особенно когда речь идет о саморекламе. Похоже, что Трамп никогда не планировал увидеть свой указ о запрете на въезд гражданам нескольких мусульманских стран воплощенным в жизнь – его задачей было продемонстрировать части избирателей, которые ждали от него ограничений на въезд мигрантов в страну, что он бы рад выполнить их желания, но демократические политики не дают. Рискну предположить, что голоса апологетов «Америки без мусульманских мигрантов» Трамп для следующих выборов за собой закрепил, в то время как политика по отношению к ним в стране никак не изменилась.

Аналогичные ходы Трамп делает постоянно – разговор с президентом Тайваня обратил на себя внимание, но ничего в отношениях с Китаем не изменилось. Выход из TТП закрепляет за Трампом голоса противников интеграции с Азией, меж тем ТТП пока еще существовало только в бумажных проектах, и неоткуда было выходить. Наверняка выход из ТТП большое число простых избирателей Трампа воспримут как защиту американского рынка; меж тем это большой подарок Китаю, который в Пекине уже наверняка оценили по достоинству и будут готовы в ответ говорить о более выгодных для США условиях торговли.

Другие угрозы Трампа только выглядят страшными – в точном соответствии с законами рекламы. Про таможенные пошлины, которые Трамп обещал ввести, пока никто (и он сам) не вспоминает, да и стоит ли – в американском конечном потреблении лишь 12% составляет импорт, а доля Китая – несколько процентов. Американцы не смогут ни заметить рост цен, ни получить много рабочих мест в результате введения пошлин.

Китаю же введение США пошлин на импорт может парадоксальным образом даже помочь – снижение выручки производителей вызовет остановку роста зарплат, и для всего остального мира конкурентоспособность китайских товаров вырастет. Китайское производство не заменится на американское – слишком высока себестоимость, даже с 40%-ной пошлиной. Скорее вместо китайских товаров (если их поставки сократятся) в США пойдут товары из других стран – от Бразилии до Малайзии, а их место на мировом рынке займет китайская продукция. Так что будет введена пошлина или нет, принципиально на США это не отразится.

Вопрос занятости, который так волнует Трампа и который он обещает решать с помощью «вдавливания» производственных мощностей американских компаний обратно в Америку, похоже, используется им лишь для саморекламы и не имеет долгосрочных последствий. Эта проблема просто слишком серьезная, чтобы решать ее так прямолинейно. Исторически рабочие места в США намного лучше создавали демократы, а не республиканцы, а единственный бизнес-президент США в прошлом – Герберт Гувер – был также единственным за последние сто лет, кто сократил их количество за время своего президентства.

Америке нужно едва ли не 40 млн новых качественных рабочих мест, чтобы решить проблему занятости в ее нынешнем виде, суметь уйти от субсидирования почти 50 млн человек. Создание такого количества рабочих мест просто путем их перевода из стран с низкой средней зарплатой и низкими налогами на оплату труда – задача невозможная: нет такого экономического стимула, который мог бы перевесить восьмикратную разницу в стоимости человеко-часа в США и Мексике.

Естественно, корпорации делают реверансы в сторону президента, и он отчитывается перед избирателями – за первый месяц его правления получены обещания создать (или перевести в страну) около 10 тысяч рабочих мест. Даже если эти обещания будут выполнены и этот темп сохранится, Америка за годы правления Трампа получит 480 тысяч новых рабочих мест благодаря его политике, притом что при Обаме только за его второй срок количество новых рабочих мест превысило 10 млн, а сегодня экономика США прибавляет без всякого участия Трампа по 200 тысяч рабочих мест в месяц по инерции.

Конечно, рабочие места в промышленности растут на скромные 5000 в месяц, и Трамп может утроить этот объем – но большим вопросом является вообще их целесообразность для Америки: искусственно создавать полмиллиона рабочих мест в машиностроении ничуть не лучше, чем возрождать газовое освещение, чтобы дать работу фонарщикам, или ликвидировать АТС, чтобы занять делом телефонисток.

Америка удерживает высокую среднюю оплату труда ровно за счет того, что не размещает на своей территории производства с низкой стоимостью трудовых ресурсов, уступая эту возможность другим странам. Более того, перемены, которые ждут рынок труда в ближайшее время, поставят перед Америкой совершенно другие проблемы, если не в течение президентского срока Трампа, то в ближайшие десять лет после: автоматизация производства ликвидирует все те рабочие места, которые создаст Трамп, и еще много других.

В частности, уйдет в прошлое профессия водителя грузовика – самая распространенная у мужчин во многих штатах США на сегодня. На эти вызовы Америка должна отвечать не попыткой уцепиться за прошлое, а созданием рабочих мест там, где они еще будут нужны (в частности, в сервисе и высоких технологиях), и сокращением рабочей загрузки на одного человека. Трамп, очевидно, и не претендует на переворот в области занятости – создание полумиллиона рабочих мест добавит ему миллион избирателей на выборах, вот и вся его цель.

Экономика стены

То же самое касается денег. Бюрократ осваивает бюджеты, которые сперва выбивает, – чем больше освоит, тем больше выбьет в следующий раз. При этом логика «выбить – освоить» применяется во всех случаях, будь то военный бюджет, выбиваемый у правительства, или налоги, выбиваемые у налогоплательщиков. Условная Америка Хиллари Клинтон продолжала бы подходить к бюджетам чисто бюрократически: больше налогов – больше затрат. Несмотря на то что эта логика уже очевидно приводит к эскалации проблем – что в социальном обеспечении, что в медицине, что в образовании.

Трамп мыслит о бюджетах в терминах «заработать» и «сэкономить», – терминах, политикам незнакомых и потому пугающих, кажущихся предвестниками катастрофы, потому что они вырывают из-под бюрократии основу ее деятельности – вместо любимого «собрать и распределить» от нее будет требоваться «создать и использовать эффективно». Бюрократы в ужасе обвиняют Трампа в предложении существенно увеличить дефицит бюджета и государственный долг. Эти обвинения звучат как минимум некорректно на фоне того, что за последние 8 лет государственный долг США вырос с 70% до 102% ВВП, а дефицит федерального бюджета – от суммарного уровня $2 трлн за период 2000–2008 годов при Буше до $7,3 трлн при Обаме. На практике Трамп не предлагает ничего, что могло бы существенно увеличить расходы государственного бюджета.

Множество стенаний посвящено предложенной Трампом программе привлечения $1 трлн в американскую инфраструктуру за 10 лет. Цифра звучит угрожающе, но между тем это всего $100 млрд в год. На инфраструктуру в США уже сейчас тратится 2,4% ВВП – это $450 млрд в год. Добавить $100 млрд в год – это чуть более 20% прибавки, причем сделанной за частный счет, – налоговые стимулы, которые приведут к привлечению частных денег, обойдутся США всего в 0,6% федерального бюджета.

Еще одна великая тема – это стена на границе с Мексикой. Трамп настаивает на строительстве стены высотой 10 метров и протяженностью от 1500 до 1900 миль. По независимой оценке, такая стена обойдется в $25 млрд (Трамп говорит о $10 млрд в своей привычной манере: «Никто лучше меня не строит стены и никто не строит их так дешево»). Разговоров вокруг стены идет очень много, избирателей она привлекает, но стоимость ее меньше, чем уже сэкономленные Трампом на сокращении контракта на производство самолетов F-35 деньги. Вдобавок Трамп предлагает ввести налог на переводы долларов иностранными рабочими домой. С учетом того, что только мексиканцы переводят более $25 млрд в год, даже 5%-ный налог даст 50% стоимости стены за 10 лет.

Трамп утверждает, что за постройку стены заплатит Мексика, и частично это может быть и так. С одной стороны, США могут, как предлагает Трамп, перейти к налогообложению прибыли компаний не по месту производства, а по месту реализации, так что сальдо счета торговых операций с Мексикой (на сегодня около $60 млрд в год) будет приносить США $12 млрд в год. Мексика не сможет возражать против такого налога, так как он будет одинаков для всех стран-импортеров. Американские корпорации не будут возражать, так как их экспорт будет освобожден от налога. С другой стороны, строить стену будут в основном мексиканские рабочие (они дешевле, а Трамп же строит дешевле всех), и бетон для стены поставят мексиканские компании – у США нет близлежащих производителей, а Chimentos Mexicanos и CEMEX уже объявили о готовности обеспечить требуемые 339 млн кубометров бетона. Так что Мексика не остается внакладе.

Набор остальных инициатив Трампа – ограничение регулирования, зеленый свет проектам трубопроводов, введение системы приема иммигрантов на базе их полезности США и возможности себя содержать, построение системы симметричных таможенных барьеров и прочее – не выглядит ни катастрофическим, ни даже потенциально вредным, и это не могут не понимать критики Трампа, в том числе и яростные. Правда, его анонсируемый пакет налоговых стимулов и мер, в сущности, еще никто не видел, и потому невозможно судить о его влиянии (краткосрочном и долгосрочном) на бюджеты. Но отдельные идеи, которые озвучивает Трамп, не выглядят ни неразумными, ни существенно сокращающими сборы в краткосрочной перспективе.

Тем не менее Трамп не только встречается с открытым сопротивлением вокруг себя, ему не удается даже укомплектовать органы государственной власти – высокопоставленные сотрудники уходят, крупные блоки в системе госадминистрирования остаются открытыми, экспертизы не хватает. «One of the key problems today is that politics is such a disgrace, good people don't go into government», – говорит Трамп, имея в виду своих предшественников.

Многие соглашаются, имея в виду и самого Трампа тоже. Яростная критика нового президента вызывает опасения своеобразного бойкота Трампа системой и возможных провалов в политике, говорят и о высокой вероятности импичмента. Независимые обозреватели отмечают резкую радикализацию не только политических элит, но и населения – противники Трампа среди самых разных слоев общества, пожалуй, впервые в новейшей истории США готовы радоваться неудачам Америки, лишь бы в них можно было обвинить нового президента.

Рыночный оптимизм

Однако бизнес и рынки, судя по объективным данным, приветствуют победу Трампа и не боятся за судьбу Америки. Мировые биржи растут ускоренными темпами, инфляция в США повышается, рост ВВП ускоряется, ФРС собирается повышать ставки в марте – второй раз за полгода.

Бизнесмены, конечно, лучше понимают и то, что говорит, и то, что делает Трамп (и, конечно, их, в отличие от привыкших к протоколу бюрократов, не пугает эпатажность Трампа и не отвращает его навязчивое отсутствие вкуса и меры – они к таким персонажам привыкли). И банкиры, и производители, и инвесторы имеют сегодня свой взгляд на происходящее. С их точки зрения, США только что выдержали важный экзамен – на способность сохранять демократию и учиться на своих ошибках.

Уже первые события после инаугурации Трампа показали, что в США, в отличие от стран, где демократией называют диктатуру большинства, власть хорошо распределена и страна защищена от волюнтаризма и революционных действий даже президента. Конечно, умный игрок может использовать это в своих интересах, и бизнес это знает, а Трамп, лишенный скромности, не скрывая, говорит: «I've been dealing with politicians all my life. All my life. And I've always gotten them to do what I need them to do». Но это использование имеет жесткие пределы, за которые не выйти даже Трампу. Несколько крупных бизнесменов из США сказали мне в последнее время, что они не удивятся, если спустя годы после президентства Трампа период его пребывания в Белом доме будет оцениваться как позитивный, но сравнительно скучный.

Рынки помнят историю. А история говорит, например, что экономика США мало зависит от личности президента. За последние сто лет темпы роста рынков при президентах демократах и республиканцах совпадают, а кризисы приходят циклично, невзирая на экономическую политику Белого дома или на то, первый срок идет у президента или второй. Это историки рассуждают о «плане Рузвельта» или рейганомике как о триггерах экономических изменений. Профессиональные инвесторы считают, что США вышли из Великой депрессии благодаря Второй мировой войне, а вместо рейганомики сработали появление рынка информационных технологий и рост новых экономик на фоне дешевой нефти.

Нельзя сказать, что бизнес и инвесторы не ждут от Трампа хотя бы начала перемен в секторах, в которых консенсус старой политической элиты только усугублял проблемы. Многие считают, что назрели перемены в образовании, где масштаб льгот и субсидий загнал цены на уровень, запретительный для не имеющих льготы семей, а чрезмерная защита прав учителей привела к существенному падению уровня образования в школах. Необходимо что-то делать с депрессивно влияющей на бизнес налоговой нагрузкой, рост которой связан с неоправданным увеличением тех же льгот и субсидий. Не справляется Америка и с огромными затратами на внешнеполитические операции, мягко говоря не всегда осмысленные и еще реже – успешные.

Пора критически оценить роль профсоюзов и их влияние на экономику. Что-то надо делать с очень дорогой и широко разрекламированной программой развития медицинского обеспечения, которая расширила круг застрахованных, но неоправданно увеличила стоимость страховки для тех, кто готов был ее оплачивать. В конце концов, с точки зрения бизнеса если Трамп и не сумеет ничего улучшить, то по крайней мере он не будет усугублять ситуацию, как это было бы, стань президентом, например, Берни Сандерс.

Да, Трамп испытывает явные проблемы с формированием аппарата. Но что, кроме дополнительного регулирования, видят рынки и бизнес от государственного аппарата? Именно представители бизнеса обычно выступают за его сокращение и утверждают, что у государственного администрирования отрицательная добавленная стоимость.

Наконец, самое главное. Рынкам, как правило, неинтересны политические дебаты. Инвесторам все равно, какая прическа у президента, как много он врет и какую страну он любит больше, а какую – меньше. Рынки управляются спросом и предложением на ценные бумаги. Что означают слова (и дела) Трампа для спроса и предложения? Прежде всего, что предложение денег на фондовых рынках будет расти – налоги снизятся, значит, у населения и компаний останется больше средств на сбережения. При этом бюджет будет тратить – на инфраструктуру, на стену, на военные нужды. Америка будет занимать; Европа будет вынуждена печатать больше денег, так как количественное смягчение придется продолжать; Китай будет вынужден использовать свои резервы, и они окажутся на рынке, и прочее.

ВВП США, по мнению рынков, будет расти – по тем же причинам. Это значит, что ставка рефинансирования будет расти, инвестиции с долговых рынков, возможно, временно переберутся на рынки акций (именно в ожидании этого рынки акций и растут), а потом, когда цены на рынке долга абсорбируют основной этап роста ставки, пойдет обратный поток – и в ожидании этого короткие долги не теряют в цене.

Конечно, рынки и бизнес – это не оракулы. Катастрофа на то и катастрофа, чтобы приходить внезапно – так было и в 1998, и в 2003, и в 2008 годах. Кроме того, рынки недооценивают внезапные события, связанные не с действиями Трампа (он как бизнесмен умеет просчитывать риски), а с действиями его оппонентов – про импичмент действительно говорят всерьез. Не надо забывать и про то, что за последние 150 лет четыре президента США были убиты.

Но политики в деле прогнозирования справляются не лучше рынков. Так что ни спокойствие первых, ни паника вторых на самом деле ничего не говорят о будущем. В феврале 2016 года в Неваде Трамп в своей привычной манере воскликнул: «Я люблю плохо образованных!» Ну что ж, все мы заслуживаем его любовь – мы недостаточно образованы для того, чтобы предсказать сегодня последствия его президентства, и, видимо, это единственная взвешенная позиция.

США > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 7 марта 2017 > № 2104322 Андрей Мовчан


Украина. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 марта 2017 > № 2100934 Михаил Саакашвили

Саакашвили: Яценюк и Порошенко вместе встречаются с Ахметовым

Экс-президент Грузии, бывший одесский губернатор, оппозиционер двух стран Михаил Саакашвили - о Порошенко, Трампе и о себе в украинской политике

Роман Чернышев, Андрей Самофалов, ЛІГАБізнесІнформ, Украина

Михаил Саакашвили — это политик-явление. Однако отношение к этому явлению на Украине разнится в зависимости от времени. В период своего президентства в Грузии он воспринимался как успешный реформатор, создатель нового государства и личный враг Путина — издалека любить всегда проще.

В Грузии Михаил Саакашвили был политическим тяжеловесом. На Украине ему еще предстоит стать таковым. Он появился в стране не так давно — в мае 2015 года, сменив в губернаторском кресле Игоря Палицу, близкого к олигарху Игорю Коломойскому. Вместе с ним полностью обновилась и верхушка региональной власти. На смену чиновникам старой закалки в Одессу съехались люди с имиджем романтиков новой волны — Саша Боровик, Мария Гайдар, Юлия Марушевская.

На первых порах все выглядело так, словно эксцентричному губернатору позволено все. Поначалу на орехи от него доставалось местным правоохранителям и налоговикам, затем с молчаливого согласия президента шквал критики накрыл и киевских чиновников — главу Госавиаслужбы Дениса Антонюка, премьер-министра Украины Арсения Яценюка с его многочисленным окружением.

Но как только риторика Саакашвили коснулась ближайшего окружения самого Порошенко, идиллия в отношениях между ними быстро сошла на нет. Тут же воспряли духом и местные кланы, которые откровенно выдавливали команду Саакашвили в Одессе.

Амплитуда нынешнего отношения к Саакашвили на Украине колебалась от восторга до раздражения, от полной поддержки харизматичного оратора за критику власти до абсолютного неприятия и обвинения в огульном популизме. Сдав губернаторский пост и явно упустив момент для перехода в оппозицию, к началу 2017 года Саакашвили успел разругаться, кажется, со всеми ведущими игроками украинского политического рынка.

Но он не сдается — называет себя внесистемным украинским политиком, надеется стать «отцом-основателем новой Украины», официально зарегистрировал партию и ждет выборов. В интервью LIGA.net, за столом с бюстом Рональда Рейгана, Саакашвили рассказывает, как будет развиваться его новая украинская партия, почему Трампу бесполезно предлагать продажу Украины и почему Порошенко два года назад и сейчас, как говорят в Одессе, — это две большие разницы.

LIGA.net: «Рух нових сил» («Движение новых сил» — прим. ред.) официально зарегистрирован, как политическая партия. Каким вы видите его роль и место в действующей политической системе?

Михаил Саакашвили: В сегодняшней политической системе нашей партии места точно нет. Но мы должны создать новую структуру, где она будет ведущей. Мы не ищем союзников среди больших имен, мы ищем огромное количество местных групп по многим областям Украины. Я каждый день встречаюсь с местными активистами, энтузиастами. Зачастую это те, кто представлен в местных советах, советах объединенных общин, но не привязан ни к какой партии. Они нам нужны как представители в регионах, а мы им нужны как политическая платформа. Им нужен общенациональный бренд с которым они могут заявить о себе как на региональном, так и на общенациональном уровне.

— Упор будет на антикоррупционную деятельность?

— Не только. Мы хотим вообще все изменить. Вот, например, в Ромнах Сумской области к нам пришла группа ребят, которые выиграли местные выборы — это беспартийные молодые активисты — экономисты, волонтеры. Точно так же мы работаем в ряде других областей. Сейчас мы собираем команды на местах. У нас уже много десятков тысяч активных зарегистрированных членов, открываются местные ячейки.

— Где вы находите финансирование?

— Все делается за счет местных маленьких бизнесменов, которые нас поддерживают. У нас нет никаких обязательств перед ними. Более того, они берут обязательства по отношению к нам. Мы тщательно перебираем людей и смотрим, чтобы там не закрались бывшие коррупционеры, чтобы нашим именем не прикрывали какие-то плохие дела.

— В июне 2016 года было заявлено об объединительном процессе ряда демократических и антикоррупционных сил — Демальянс, отдельные политики из Самопомощи, грузинские реформаторы, депутаты-журналисты из БПП плюс общественный сектор. Почему большого объединения так и не произошло?

— Я не был готов организовывать партию в прошлом году. У нас был Рух за очищение, у которого были четкие цели — избавиться от Арсения Яценюка, избавиться от Шокина (бывший генпрокурор Виктор Шокин — прим. ред.) и начать серьезные реформы. Первую часть выполнили — эти два должностных лица ушли и мы получили обещание реформ. Получили новое правительство, которое шло под лозунгом реформ, по крайней мере, Гройсман говорил, что они будут их проводить. Естественно, мы остановили Рух за очищение, отменили целый ряд мероприятий и приостановили активность. Как и обещали. Мы не кривили душой.

— То есть, объединения партий и не предполагалось?

— Нет, я этого и не обещал. В направлении политической партии я начал работать только после того, как убедился, что вторая часть наших требований — проведение реформ — не выполняется.

— А что за история с проектом «Хвиля»? Например, депутат Виктор Чумак говорил, что они с коллегами готовили организационную платформу и ждали вашего к ней присоединения, а вы, как он говорит, исчезли.

— Да, Чумак, Касько и так далее — они организовались… Я все время говорил, что будет «хвиля», имея ввиду волну новых идей, правил и людей, но никогда не говорил, что «Хвиля» — это будет такая партия. Но им понравилось название, они начали работать, процесс ассоциировался со мной, но я никогда никаких обязательств этой партии не давал, хоть и дружил с ними. У них большой потенциал. Но если я что-то хочу делать, то делаю сам, а не под «политическими офшорами». Они все хорошие люди, и, я думаю, в конце концов, мы все равно все объединимся на какой-то более широкой платформе.

— А недавняя ваша встреча во львовском кафе с Андреем Садовым и Василием Гацько — это такой троллинг Банковой?

— Нет. Мы общаемся, у нас запланирован целый ряд совместных мероприятий — с Гацько и Демальянсом, с Садовым, с Гриценко, (лидер Громадянськой позиции Анатолий Гриценко — прим. ред.) с партией Воля. Мы на одном фланге и у нас единые ценности. Я для них очень полезный партнер, потому что не могу и не буду конкурировать за какие-то должности, у меня нет бонапартистских, единоличных лидерских амбиций. И не было никогда. Я ограничен конституционно тем, что не могу баллотироваться в президенты и не могу быть в Верховной Раде. Потому я хороший партнер. К тому же мне это и не нужно — если нужно было бы, все сложилось бы по другому. Мне Порошенко дважды предлагал быть премьер-министром.

— Когда это было?

— В начале работы Антикоррупционного руха и чуть-чуть в середине его работы. То есть с осени 2015-го.

— Получается, Порошенко вам предложил должность для того, чтобы вашими руками убрать Яценюка?

— Нет. Когда уже стало ясно, что Яценюк может быть сбит, они искали разные варианты, и предложили мне пост премьера. На что я ответил, что в сегодняшнем раскладе я отказываюсь, и посоветовал президенту идти на досрочные парламентские выборы. Я убеждал Порошенко таким образом обновить политический класс, но, к сожалению, он не пошел по этому пути. Видимо, я требовал невозможного.

— Как так получилось, что вас — с вашим опытом — использовали?

— Я не считаю, что меня использовали. Тем более, считаю, что избавиться от Яценюка — было полезным делом. Он погряз в коррупции и ничего полезного для страны не сделал. Он даже больше, чем Порошенко виновен в отсутствии реформ, потому что у него были непосредственные рычаги влияния на экономику. У него были шансы изменить страну к лучшему, тем более, нельзя сказать, что он не знает или не умеет работать — он во всем хорошо разбирается. В том-то и цинизм, что в отличие от власти Януковича, Порошенко и Яценюк знают, как сделать лучше, но сознательно этого не делают. Яценюк предпочел быть не реформатором, а циничным прислужником олигархов, вот и вся история.

— Как бы там ни было, почему же вы говорите, что вас не использовали, если в итоге у Яценюка и Порошенко все равно нормальные отношения, а вы оказались в глубокой оппозиции?

— Да, Яценюк и Порошенко вместе регулярно встречаются с Ахметовым, у них все хорошо. Это междусобойчик. Мне жаль, что Гройсман, став премьером, тоже не захотел брать на себя инициативу и проводить реформы.

— Он же человек Порошенко.

— Я так не считаю. Просто у Гройсмана, видимо, пока не хватило масштаба, чтобы пойти на резкие перемены.

— Вы поддерживаете отношения с Гройсманом?

— Не особо, но время от времени переписываемся. Я ему сообщаю о тех вещах, которые вижу в регионах, но никакой реакции в ответ я не наблюдаю.

— Когда и о чем вы в последний раз говорили с Порошенко?

— За два дня до моей отставки с поста главы Одесской ОГА. Порошенко мне сказал: «Раз ты так недоволен тем, что я тебя не поддерживаю в борьбе с Трухановым и местными кланами, может быть, ты поедешь послом куда-то в Юго-Восточную Азию?

— Это шутка была?

— Нет, он вполне серьезно предлагал. Решил, что я устал от всего, и мне хотелось бы отдохнуть где-нибудь в Таиланде. Я на это ответил, что буду бороться до конца.

— Вы не считаете, что для успешного старта собственного политического проекта, надо было уходить с должности раньше — в конце осени 2015-го, когда у вас был максимальный рейтинг?

— Я играю по правилам. И ушел с должности только тогда, когда все возможности что-то изменить к лучшему были исчерпаны. К тому же, за то время, когда я был в Одессе, мне удалось хоть что-то сделать и сдвинуть с места. Наконец-то, я выбил деньги на трассу Одесса-Рени. Конечно, для страны в целом это небольшой проект, но жителям Одесской области, глядя в глаза, я могу сказать, что я это сделал. В этом году трассу достроят. Я очень надеялся закончить проект Открытого таможенного пространства, и мы его почти довели до конца, но потом правительство его убило. То есть, у меня были конкретные вещи, у меня были обязательства перед молодыми людьми, которых привел в область. Я не хотел, чтобы они говорили, что пытались что-то сделать, но я их сначала собрал, а потом бросил из-за каких-то личных рейтинговых соображений. Я работал вместе с ними до конца, пока видел перспективу.

— Почему вы критиковали только Яценюка, а о Порошенко стали говорить только после отставки? Порошенко ведь тот же, он не изменился, но до недавнего времени ни слова критики от вас о нем слышно не было.

— Это было честно. К тому же, нельзя сказать, что я не критиковал. Когда я нападал на Шокина, это для Порошенко было очень неожиданно.

— Но все же это опосредовано, лично Порошенко это не касалось. О Кононенко вы тоже не говорили.

— О Кононенко говорил. На первом Антикоррупционном форуме в Одессе я говорил о Кононенко, и Порошенко за это был крайне обижен. Единственный, кого я не трогал — это Порошенко лично, да. Но это было честно. Нечестно поступал Порошенко, который делал вид, что хочет избавиться от Яценюка, а на самом деле хотел слегка изменить конфигурацию власти в свою пользу. Потому-то первый раз от отставки Яценюка спас именно Порошенко. Помните, когда Рада не дала голосов за отставку премьера.

— В 2014-м году вы всячески хвалили Порошенко. В частности в своей колонке для Politico вы говорили: «Порошенко именно тот, кто нужен Украине», вспоминали, что знакомы с ним более 30 лет и хвалили за то, что он не эскплуатирует госмонополии. Вы называли его «рациональным политиком» и «подходящим на роль главнокомандующего». Но прошло три года и вы резко изменили тон, лишившись должности губернатора Одесской области.

— Тогда вместе со мной так же думали большинство украинцев, потому Порошенко впервые в истории Украины и победил на выборах президента в первом туре. Мы при всем скептицизме по отношению к политическому классу Украины в целом надеялись, что Порошенко использует с пользой для страны предоставленный ему шанс. Что он умнее, прагматичнее и образованнее остальных. Это раз. Во-вторых, нужно понимать, что Порошенко тогда говорил о реформах, и он начал какие-то реформы. Этого нельзя отрицать. Он начал реформу полиции, сферы обслуживания, начал какую-то дерегуляцию. На первых Национальных советах реформ были по-настоящему интересные дискуссии. Он пригласил в страну многих людей…

— В том числе и вас.

— Нет, я приехал без его приглашения, но Порошенко меня попросил привести людей, которые способны провести реформы. Так что Порошенко тогда и Порошенко сейчас — это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

— Когда, на ваш взгляд, произошли изменения?

— Думаю, откат начался сразу после местных выборов 2015 года. Но окончательно оформился после того, как премьер-министром стал Гройсман. Потому что раньше Порошенко говорил, что Яценюк ему мешал, а после смены Кабмина этого говорить уже было нельзя.

К тому же, Порошенко даже перестал что-либо обещать. Посмотрите на него сейчас: он не артикулирует свое видение ситуации. Вместо этого он занят наглым выстраиванием контроля над медиа, над коррупционными потоками. Кстати, вначале он реально отказался от практики коррупционных потоков из регионов в центр, которая всегда была. Раньше из Одессы в чемоданах в Администрацию президента ежемесячно плыли $3-5 миллионов коррупционных денег. Порошенко поначалу прекратил эту практику.

— Контроль над медиа, это вы что имеете ввиду?

— Посмотрите на телеканалы, они меня перестали показывать.

— Вы недавно давали интервью телеканалу 112.

— Да, когда ведущая решила хлопнуть дверью перед своим уходом с телеканала.

— Так проблема только в том, что вас не показывают, или в отсутствии критики работы президента?

— Критика президента на телевидении вроде бы и есть, но от тех люди, которые по делу ничего не скажут. Ляшко может говорить все, что угодно про президента, но он не опасен. Это как домашний попугай, который тебя иногда может нецензурными словами обругать, но кормится с твоей руки. Потому таких попугаев можно показывать, сколько угодно — в решающий момент они нажмут правильную кнопку.

— Вы выступаете за досрочные выборы парламента. Вы же видите социологию — да, альянс власти в формате БПП-Народный фронт — не то, о чем можно мечтать, но разве лучше, чтобы правительство сформировали Оппоблок и Батькивщина, пусть даже в этом случае в Раду зайдет ваша маленькая фракция?

— Я уверен, что как только будут досрочные выборы, люди будут голосовать за новые силы. Сегодняшнюю социологию можете порвать и выбросить. Мировая тенденция другая. У Трампа в начале кампании было 2% рейтинга, все смеялись. Но, если в Америке люди захотели изменить политический класс, что тогда говорить об Украине? В политике всего мира есть запрос на обновление, какие бы опросы нам не рисовали. Когда будут досрочные выборы, украинцы сметут нынешний политический класс.

— Новые политики, а вы новый украинский политик, говорят то же самое перед каждыми выборами. А при власти у нас все равно примерно одни и те же лица.

— Правильно, потому что новых, на самом деле, никогда и не было. Были разные форматы участия в выборах одних и тех же. Как только появился проект с новыми людьми, вроде Самопомощи, украинцы тут же отдали им свои голоса. Когда выглядела новой Свобода — она набрала много. Считался таким Кличко — он тоже получил хороший результат. Украинцы всегда искали новых людей в политике, а сейчас и подавно. Так что наш сегодняшний рейтинг реально надо умножить на три.

— Когда вы ожидаете досрочных выборов?

— Как только, так сразу. Как только мы мобилизуем людей. Ждать не будем, потому что каждый день этой власти для Украины — это потеря времени. На Украине сокращается население. Я с ужасом сейчас жду отмены визового режима с ЕС, хоть и очень хочу, чтобы украинцы, особенно молодые люди, имели возможность ездить в Европу без виз. Просто мы потеряем еще 2-3 миллиона населения сразу, которые уедут нелегалами.

Через три года на Украине будет меньше населения, чем в Польше, тогда как в начале независимости украинцев было на 20 миллионов больше, чем поляков. Украиной сегодня управляет не эта власть, а кризис. Власть управляет медиа и коррупционными потоками, но не страной.

— Как только появляется новая политическая сила, если она перспективна, вокруг нее сразу появляются крупные спонсоры, олигархический капитал. Такова практика. Вы встречаетесь с украинскими олигархами?

— Если вы заметили, я переругался со всеми, чуть ли не публично. Я не помню ни одного украинского политика, который так открыто конфликтовал бы с олигархами. Я с самого начала объявил их врагами страны.

— С Игорем Коломойским вы, например, знакомы еще с Грузии. У него там бизнес.

— В Грузии Коломойский был паинькой. Он платил налоги и был очень законопослушным. Но это в Грузии, а на Украине он не платит налоги, потому что и без них всех всегда покупал.

— Ваши оппоненты упоминали ваши отношения с Константином Григоришиным.

— Григоришин — это человек, против которого мы совсем недавно устроили забастовку в Сумах. Потому что его областная компании блокировала подключение предприятия, которое выполняло необходимый для страны военный заказ.

— С Борисом Кауфманом вы общаетесь?

— С Кауфманом единственное общение у меня было в Одессе. Причем, принудительно с моей стороны. Я его принуждал построить аэропорт. Пока он думал, что я в силе — пока у нас был прокурор, полиция, и он считал, что Порошенко меня поддерживает, он реально почти достроил терминал в одесском аэропорту. Хотя тоже, как только сняли Сакварелидзе, работы на этом терминале практически прекратились. Сейчас какое-либо общение с ним у меня полностью прекращено.

— В здании, где находится офис вашей партии, этажом ниже находится компания Vertex United, которая принадлежит Кауфману.

— Когда мы сюда заселялись, мои друзья предупреждали об этом и говорили, что нас все будут ассоциировать. Я сказал: Мне все равно, мы чисты. Я не буду отказываться от выгодного предложения по аренде офиса, потому что рядом кто-то, с кем нас потом могут ассоциировать. В Киеве куда не посмотри — все кому-то принадлежит.

— Давайте поговорим об иностранцах в украинской власти. Вам не кажется, что эксперимент не вполне удался? Почему?

— Абсолютно с вами согласен. Это все фасадные изменения. Не может поляк, который даже по-русски, не то, что по-украински, не говорит, понять, как менять железную дорогу на Украине. Что касается меня лично, то это другая история. Я приехал на Украину совсем юным. Здесь сформировался, здесь учился. Мне не нужно было адаптироваться. Еще Сакварелидзе более-менее адаптировался, а остальные — нет.

— Почему? Например, что помешало адаптироваться экс-главе Нацполиции Хатии Деканоидзе?

— Хатия никогда не была политиком. И она и Эка Згуладзе хотели помочь, как профессионалы, но когда в один момент «пациент отказался от приема лекарств», им ничего не осталось, как уйти.

— Но они получили украинские паспорта, статус. В каком положении они сейчас?

— Хатия — грузинский политик, вернулась в Грузию. Эка, насколько я понимаю, во Франции. Сакварелидзе здесь — он стал украинским политиком. В этом прелесть Украины — она гостеприимна и усыновляет всех, кто хочет здесь работать. Я это почувствовал еще в студенчестве, когда мои одногруппники и друзья очень быстро заставили меня забыть о том, что я не украинец. Украинцы умеют так делать.

— Вы говорили в 2014 году, что личных сбережений у вас осталось не более, чем на полгода жизни на Украине. Вы сейчас без работы, на что живете?

— Так и есть. А кто сказал, что я богато живу? Да, сегодня у меня есть серьезные материальные проблемы, я этого не скрываю. Надеюсь, что мы сейчас выстроим официальное финансирование партии, и я буду там получать зарплату. Сегодня я живу не то, что не роскошно, но даже скромнее, чем хороший средний класс, к сожалению.

— И все же, из каких источников партия будет официально финансироваться?

— Я уже ответил, что региональные офисы у нас везде финансируют местные бизнесмены. Очень классные люди. Они, в отличие от олигархов, хотят наведения порядка и жизни по закону, потому нас и поддерживают. Куда бы мы не приехали, они оплачивают наше передвижение, гостиницу, питание. В Киеве тоже есть некоторые бизнесмены, которые оплачивают этот офис и зарплату нескольких сотрудников. И все. Больше никаких расходов. Мне бы очень хотелось, например, издавать газету, а газеты у нас нет. Многие каналы предлагают эфиры за деньги, на это денег у меня тоже нет.

— Какие телеканалы?

— Практически все. На полунеподконтрольных власти Порошенко каналы говорят: «Пожалуйста, за деньги мы готовы дать вам эфир». Есть и бесплатно, но это где-то в регионах. Есть исключения. Например, мне недавно сказали, что Интер меня не освещает не потому, что им Порошенко приказал, а потому что я помешал государству выплатить долг Фирташу в 230 миллионов.

— Вы говорите об информационной блокаде, но в то же время LIGA.net безуспешно добивалась с вами интервью еще даже до того, как вы стали губернатором. И мы говорим бесплатно. Почему вы так долго не соглашались?

— Я прошу прощения за это. Видимо, не было времени. Очень рад сейчас пообщаться. Но я говорю о телеканалах, в первую очередь, центральных. Они для меня сейчас закрыты, потому что их смотрит Порошенко.

— По поводу финансирования. Когда вы были губернатором, на Украине часто появлялся ваш соратник бизнесмен Коба Накопия. Он участвует в финансировании вашей деятельности сегодня?

— К сожалению, у него много денег не осталось. Я бы с удовольствием принимал от него финансирование, но такой возможности просто нет.

— Вы остались в руководстве грузинской партии?

— Нет. Я даже формально не могу участвовать в политической жизни Грузии. Но людям не запретишь… в Грузии я для людей больше, чем формальный лидер. Я для них символ чего-то, ассоциируюсь с идеей и реформами..

— Вы бы уехали из Украины и вернулись в Грузию, если бы ваша партия выиграла выборы и сформировала большинство в парламенте?

— Нет. Если я живу на Украине уже несколько лет, значит я тут для чего-то. Мы должны довести нашу борьбу здесь до логического конца. Мне бы хотелось ездить в Грузию, хотелось бы общаться с друзьями, но институционально я туда возвращаться и занимать какие-то должности после этих выборов точно не буду. На Украине у нас есть большая миссия.

— Какова ваша личная цель на Украине?

— Этот вопрос мне когда-то задавал Порошенко, я об этом говорил. Я тогда сказал, что мои амбиции выше, чем пост премьера, и все подумали, что я имею ввиду президентство. Но все еще выше — я хочу поменять систему. Я готов участвовать в процессе, как играющий тренер. Хочу найти людей, которые способны создать новую страну, как когда-то Джефферсон, Вашингтон или Гамильтон создали США.

— Видите себя в числе отцов-основателей новой Украины?

— Для меня очень большая честь, если я буду одним из них.

— Вы не можете баллотироваться с парламент или участвовать в президентских выборах. Но вам ничто не мешает баллотироваться, например, в мэры какого-то города, закрепиться, таким образом, институционально в украинской политике и показать результат там. Вы об этом не думали?

— Я это прекрасно понимаю. Но вы посмотрите, что происходит сейчас с Садовым, как его бьют со всех сторон. Впрочем, может быть, моей ошибкой было то, что в свое время и не баллотировался в мэры Одессы. Хотя не уверен, что меня выбрали бы, потому что я видел, как там выборы полностью фальсифицировали.

— Но, все-таки, лично у вас рейтинг выше, чем у Саши Боровика.

— Да, но я видел, как там считали. Да и потом, от какой партии мне тогда было баллотироваться? От БПП вместе с Гончаренко?

— Я слышал от представителей власти, что вам предлагали возглавить список БПП в Одесский облсовет, но вы сказали, что тогда вам нужно возглавить местную ячейку партии, а забирать у Алексея Гончаренко эту роль власть не захотела.

— От первого номера в списке БПП на местных выборах я отказался — это правда. Неправда в том, что хотел возглавить местную ячейку. И отказался быть в этой команде как раз потому, что там такие, как Гончаренко, который продавал места в списке и места в комиссиях.

— Вы часто критикуете украинских политиков, они в ответ подают на вас в суд. Какова ситуация с судами? Вы их проиграли, вроде бы Николаю Мартыненко и Андрею Иванчуку, по крайней мере. Иванчук нам говорил, что вы перед ним извинились за обвинения в коррупции с Одесского припортового завода.

— Это неправда. Он может говорить, что угодно. Однажды на Нацраде реформ он ко мне подошел и сказал: «У меня денег нет, только у моей жены есть, с которой я развелся». Я ответил: «Ты, наверное, меня с кем-то путаешь. Я же помню, что когда я был президентом Грузии, ты лично мне предлагал вложить в Батуми $100 миллионов, и я это приветствовал. Ты после этого будешь говорить, что у тебя денег нет?».

Какие-то суды я проиграл. Вроде бы должен извиниться перед директором ОПЗ, который является подставным лицом, и сказать, что он не вор. Я не могу сказать, что он не вор. Могу сказать, что судья, который принял такое решение, сам должен за это ответить. Не буду я извиняться ни по каким судейским решениям. Это не судьи, они как «воры в законе».

— Вы в целом за приватизацию ОПЗ?

— Конечно. Но настоящую приватизацию. ОПЗ работает на убыток. Посмотрите на Криворожсталь. Это единственное предприятие, которое не жалуется на блокаду Донбасса, они платят все налоги, не получают субсидий, выполняют все социальные обязательства. Пока это государственное предприятие, его будут грабить.

— Есть мнение, что ваши громкие, скандальные заявления на эту тему просто срывают приватизацию.

— Когда банда грабит предприятие, его никто не будет покупать. Я хотел, чтобы банды оттуда убрали, привели большие международные компании и провели приватизацию. Каждое государственное предприятие должно быть продано. Где есть чиновник, там есть грабеж.

— «План Артеменко». У вас хорошие отношения с республиканцами. У вас нет никакого плана Саакашвили? И вообще, что вы думаете о новом президенте США и его отношениии к России?

— Плана нет, конечно. Вообще вся свистопляска под названием «Трамп, давай мы тебе поможем выгоднее продать Украину» — это все от недалеких людей, которые вообще не понимают Трампа. Трамп никогда не будет торговать Украиной и никогда не будет пророссийским. Трамп — сильная личность. Он первый президент США за много лет, который сказал: «Америка должна научиться выигрывать войны». Путин не сможет наладить отношения с Трампом. Это раньше он выглядел хулиганом, который делает, что хочет, а цивилизованный мир его сторонился, потому что не хотел влезать в конфликт, в том числе и Обама. Для нас с вами результат правления Обамы — это Иванишвили и Янукович. Они пришли к власти на Украине и Грузии, пока Обама игрался в «перезагрузку» с Россией. А Трамп ищет конфликта, это его стихия. Путину за Трампом не угнаться.

— Вы поддерживаете энергоблокаду Донбасса?

— Я считаю, что люди, которые блокируют, задают совершенно справедливые вопросы власти. Нельзя одновременно воевать и с этими же людьми делать деньги.

— Говорят, что вы, будучи президентом Грузии, в аналогичной ситуации не заблокировали работу Ингурской ГЭС, 40% вырабатываемой энергии которой шло в оккупированную Абхазию.

— Это ложь, которую распространяет Банковая. Рубильник там находился на неподконтрольной нам территории. И все равно, это была не торговля. Мы просто бесплатно давали Абхазии электроэнергию. Да, мы торговали с Россией, но Россия не была в первой пятерке наших торговых партнеров. Мы покупали 10% российского газа и могли в любой момент от него отказаться.

— Все-таки, уголь — это сложный вопрос. С той стороны линии разграничения наши люди или нет?

— Да, там наши люди, но вопрос в другом. Почему Ахметов покупает уголь в копанках за 600, максимум — 800 гривнь, и продает за 1600? Почему платежные квитанции в итоге для украинцев формирует не рыночная цена, а желание олигархов. Не только Ахметова — есть Григоришин, есть Фирташ, есть Онищенко. Кто меня может убедить в том, что платежка честная, когда в ней такие фамилии? Из-за этого у нас тарифы выше, чем в Австрии. В этом вопрос, а не в людях, которые там тяжело работают и сидят без зарплаты. Их тоже очень жаль. В руках Ахметова шахты, генерация и дистрибуция. И нас шантажируют отключением, что вообще неправильно, потому что Украина экспортирует электроэнергию в Польшу, Молдову и другие страны.

— Бурштынскую ТЭС, которая поставляет электричество на экспорт, нельзя быстро развернуть внутрь страны.

— Если готовиться заранее, можно было бы разворачивать. Что трудно предсказать эту ситуацию? Представить, что Путин может нас отключить? Если бы не было договорняков, вопрос давно был бы решен. Мы в Грузии это проходили.

— И все же, вы не жалеете, что тогда, осенью-2015 не удалось сделать объединение всех политсил и политиков на базе Антикоррупционного руха? Это уже тогда была бы очень рейтинговая структура.

— Я уже говорил, что у меня была надежда на новое правительство, которое придет на смену Яценюку. Больше украинский народ таких шансов этой власти не оставит и ждать не будет. Я признаюсь, что тоже был обманут, меня тоже развели. Но я в этом не одинок — власть невыполненными обещаниями развела меня вместе со всеми украинцами. Больше мы им этого не позволим.

Украина. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 марта 2017 > № 2100934 Михаил Саакашвили


США. Иран. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 7 марта 2017 > № 2097587 Пол Валлели

«России уходить из Сирии сразу не нужно»

Американский генерал рассказал о перспективах конфликта на Ближнем Востоке

Александр Братерский

Иранские военные корабли в понедельник опасно сблизились с кораблями ВМС США в Ормузском проливе, что может привести к открытому конфликту. О том, можно ли избежать войны с Ираном и почему США нужно сотрудничество с Россией, в кулуарах ближневосточной конференции клуба «Валдай» «Газете.Ru» рассказал генерал-майор в отставке Пол Валлели, эксперт по безопасности, в прошлом заместитель командующего Тихоокеанским командованием США.

— Новая администрация говорит об угрозе, которую представляет Иран. Есть ли у вас опасения насчет конфликта США и Ирана?

— Этого нельзя исключать, если они снова появятся возле наших кораблей. Мы их будем уничтожать, такого мы не потерпим, и им нельзя будет на своих катерах сновать возле наших кораблей. По моему мнению, у них уже есть ядерные возможности. Речь не о том, что они могут их иметь, они их уже имеют. Иран работал с КНДР по этому направлению, и я думаю, что у них уже есть ядерное оружие. Поэтому если они совершат ошибку и ударят по Израилю или будут вести себя как Северная Корея, то они будут уничтожены.

— Но у США и Ирана есть общий враг — исламисты. Не дает ли это возможности для сотрудничества?

— Они в таких категориях не думают, а считают себя державой-гегемоном. Именно поэтому у них конфликт с Саудовской Аравией. И именно поэтому они поддерживают радикальные исламистские группировки, такие как «Хезболла». Чтобы продемонстрировать способность к диалогу, Иран должен сделать что-то позитивное — это улица с двусторонним движением. Они должны сделать шаг навстречу и не вести себя столь агрессивно.

— В последнее время говорят, что США могут пойти на наземную операцию в Сирии. Как вы видите такое развитие событий?

— Это то, что мы называем «воздушно-наземной» операцией.

Примерно такая же идет сейчас в иракском Мосуле, но здесь упор будет сделан на Ракку.

Такие операции проходят при участии нескольких стран. Сначала при помощи орбитальной группировки мы определим, где находятся исламисты, чтобы приступить к уничтожению противника c помощью сил, которые можно назвать общим термином «спецназ».

— Что вы как американский военный могли бы посоветовать России, которая сейчас ищет стратегию выхода из Сирии?

— Уходить сразу не нужно, необходимо побыть какое-то время. Российские базы в Латакии и Тартусе очень важны, так они будут защищать беженцев, возвращающихся из Европы в Сирию. В экспертном плане, который я готовлю, есть идеи подготовки зоны безопасности. Когда жизнь там понемногу обустроится, тогда уже можно говорить о продвижении в сторону Турции. По моим оценкам, игиловцы (ИГ — организация, запрещенная в России. — «Газета.Ru») будут нейтрализованы к концу года в Сирии в Ираке. Возможно, они попытаются возобновить деятельность в Северной Африке, однако все их «государство» вскоре перестанет существовать. Их идея «халифата» провалилась.

— В чем, по-вашему, проблема предыдущей администрации в борьбе с исламистской угрозой?

— Так ничего и не добились, создали вакуум в регионе, способствуя снижению уважения и доверия к США.

— Каким вы видите будущее НАТО? Известно, что из Белого дома и Пентагона звучит критика в адрес альянса.

— Президент Трамп считает, что НАТО необходимо поменять фокус, прекратить все время смотреть на Россию и начать смотреть на игиловцев. НАТО должно перестать смотреть в прошлое и заняться будущим.

Им необходимо обратить внимание на Ирак, на Сирию, на Северную Африку. Это война, которая должна быть выиграна, необходимо нейтрализовать угрозу исламизма, существующую сейчас в мире. Мы знаем об этом и укрепляем границы, потому что мы знаем, кто к нам проникает и создает ячейки внутри США. Честно говоря, это люди, которых невозможно переубедить, их нужно уничтожать. Россияне имели такие же проблемы, когда шла война в Чечне. Однако мы не должны быть интервенционистами, мы должны работать с другими странами, чтобы решать общие проблемы.

— Вы многие годы провели на высоких должностях на флоте в Тихом океане. Как вы сейчас смотрите на ситуацию, связанную с усилением военного присутствия Китая в регионе?

— Могу сказать, что они заботятся о сфере своих интересов, при этом они никогда не затрудняли судоходство в Южно-Китайском море. Однако, как и мы, они заинтересованы в определенных регионах и будут продолжать поддерживать там свое военное присутствие, нравится нам это или нет. Но и мы будем демонстрировать свое право проходить в международных водах для того, чтобы показать, что мы там остаемся, а Тайвань должен оставаться независимым. Но с китайцами можно договориться, с ними надо говорить с уверенных позиций, и это способствует хорошей сделке.

— Вы часто выступаете на телеканале Fox как военный аналитик. Как вы видите ситуацию с прессой и войной против СМИ, которую ведет Трамп?

— Он не ведет войну, он бросает им вызов, так как они плохо делают новости.

Репортеры перестали делать свою работу. Они просто перепечатывают статьи интернета.

Что касается CNN, то оно просто ужасно. И когда я смотрю французское телевидение, ощущение то же самое. Даже телеканал RT делает больше фактических новостей, чем они. Правда, там есть, конечно, несколько комментаторов, которых я всегда переключаю.

— Как бы вы охарактеризовали военную команду Трампа?

— Их главной задачей будет сделать все, чтобы собрать армию воедино. Мы должны показать, что мы сильны, что наши ядерные силы адекватны сегодняшним задачам. Россия сделала много за последние пять лет в модернизации своих вооруженных сил, Китай тоже, а мы плетемся позади. Это не значит, что мы должны давить на Россию, но мы должны быть сильными, чтобы об этом знали те, с кем мы ведем бизнес. И если нам угрожают, мы спокойно сидеть не будем.

США. Иран. Китай. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > gazeta.ru, 7 марта 2017 > № 2097587 Пол Валлели


США. Япония > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 6 марта 2017 > № 2104347 Максим Крылов

Почему Япония так старается подружиться с Трампом

Максим Крылов

Трансформация «азиатского века Америки» в «китайский век Азии» – самый неприятный из возможных сценариев для Японии, поскольку в этом случае противостоять Китаю ей придется в одиночку. А отчаянные попытки Токио не дать Америке уйти покорно в мрак ночной говорят, помимо прочего, и о том, что к подобному развитию событий Япония пока не готова

Новому американскому госсекретарю Рексу Тиллерсону не позавидуешь: с момента его вступления в должность прошел всего месяц, а отношения США со многими соседями и союзниками уже испортились настолько основательно, что и не знаешь, с чего начать их исправлять. «Одолжил бы и у кошки лапу», – говорят о подобных кризисных ситуациях японцы, но ближайший кот с опытом работы на столь высоком уровне уже трудоустроен на полную ставку в Лондоне на Даунинг-стрит, и взять хоть какую-то часть этого кота в аренду не представляется возможным.

Даже краткий список внешнеполитических кризисов, устроенных Дональдом Трампом на ровном месте, выглядит впечатляюще: помимо прочего, Трамп успел назвать НАТО устаревшей организацией, пригрозить Мексике вооруженной интервенцией, оттолкнуть Канаду требованиями пересмотреть Североамериканское соглашение о свободной торговле (НАФТА) и даже поругаться с Австралией, что вообще до сих пор мало кому в мире удавалось.

И без того не испытывавшие особой симпатии к Трампу зарубежные партнеры в долгу оставались недолго: Ангела Меркель выступила с лекцией о Женевской конвенции о статусе беженцев, спикер Палаты общин Джон Беркоу не выразил желания видеть Трампа в стенах британского парламента, а бывший президент Мексики Висенте Фокс заявил, что его страна ни при каких обстоятельствах не будет платить за обещанную Трампом стену на американо-мексиканской границе, попутно снабдив вышеозначенный памятник архитектуры непечатным эпитетом. «В мыслях имея всегда непристойные многие речи, вечно искал он царей оскорблять, презирая пристойность».

Японии от Трампа тоже досталось (и не однажды), но в отличие от столиц упомянутых выше стран в Токио хулу восприняли стоически, о беженцах вежливо промолчали (да и сами их приняли в минувшем году всего 28 человек) и даже начали всеми возможными способами добиваться расположения новой американской администрации. В феврале эти усилия увенчались успехом: Синдзо Абэ не только посетил Вашингтон с официальным визитом, но и, судя по отзывам, весьма приятно и с пользой провел время в компании Трампа в загородной резиденции Мар-а-Лаго.

Почему Япония изо всех сил старается не испортить отношения со столь неудобным партнером, уже умудрившимся поругаться с половиной мира? Вернемся на три месяца назад и посмотрим на ситуацию глазами японского руководства.

Мелкие неприятности

То памятное утро 9 ноября 2016 года началось для премьер-министра Синдзо Абэ вполне стандартно – с рабочих и протокольных встреч. К 9:00 по токийскому времени в США только начинался подсчет голосов, и сенсаций от президентских выборов никто не ожидал: бронепоезд «Дональд Трамп» должен был остаться на запасном пути на станции Невозможное.

У бронепоезда, как оказалось, были другие планы. Выехав со станции Невозможное, к полудню по Токио он без остановки пролетел станцию Маловероятное, попутно обрушив котировки японских акций и отправив курс иены в стратосферу, а еще через три часа добрался до конечной станции Неизбежное. В 15:00 Абэ вызвал к себе советника по особым поручениям Кацуюки Каваи и велел тому лететь в Вашингтон устанавливать контакт с новой администрацией.

Примерно в это же время в резиденцию премьера прибыл для совещания директор департамента Северной Америки японского МИДа Такэо Мори. Отправив Каваи паковать чемоданы и посовещавшись с Мори, в 18:29 Абэ вышел к журналистам, сказал дежурные банальности, после чего уехал домой крепко думать о случившемся.

Победа Трампа создала для Японии две проблемы: тактическую и стратегическую. Тактическая неприятность заключалась в том, что к такому исходу американских выборов в Токио никто не готовился. Еще 19 сентября Абэ встретился в Нью-Йорке с Хиллари Клинтон и договорился с ней обо всем хорошем против всего плохого. Удовлетворившись полученными результатами, Абэ вернулся домой, а о наличии еще одного кандидата в президенты США японцы, судя по всему, забыли. Девятого ноября эта самая забывчивость обернулась для Японии потерей лица, а для Кацуюки Каваи – незапланированной командировкой в Вашингтон. Новая глава в отношениях Японии с ее единственным союзником началась даже не с чистого листа, а с серьезного конфуза.

Оплошность, впрочем, удалось довольно быстро исправить стараниями самого Абэ, отправившегося 18 ноября в Нью-Йорк на встречу с избранным президентом. Растопить лед помогло общее хобби двух лидеров: в подарок Трампу Абэ привез позолоченную клюшку для гольфа японского производства, приобретенную им (по словам самого японского премьера) на личные средства. Особое внимание наблюдателей в Токио привлекло то, что на встрече присутствовала Иванка Трамп, которой, если верить ее отцу, Абэ очень понравился. Саму Иванку после этого некоторое время даже прочили в новые американские послы в Японии, на смену дочери другого американского президента, Кэролайн Кеннеди.

Тем не менее ни позолота на клюшке, ни благорасположение Иванки не решили главной проблемы для Токио. Риторические выпады Трампа в адрес почти всего, что принято считать статус-кво в международной политике и экономике (если они хоть в какой-то мере отражают его истинные взгляды и намерения), означают отказ США от двух важных принципов, которые в Токио привыкли считать аксиомами. Катет короче гипотенузы, Миссури впадает в Миссисипи, Соединенные Штаты всегда будут выполнять свои союзнические обязательства и выступать за свободу международной торговли. Правильно? Неправильно.

Большие проблемы

Поначалу Японию более всего беспокоили, мягко говоря, неортодоксальные взгляды Трампа на роль США в мире: не хочу быть мировым жандармом, а хочу делать Америку снова великой. Хватит охранять Европу с Азией не пойми от чего, когда у нас тут одеяло убежало, улетела простыня и даже подушка задумалась о выводе активов за рубеж. Применительно к Японии все это вылилось в уже порядком подзабытое в Токио требование больше платить за содержание американских военных баз и совсем уж экзотическую рекомендацию обзавестись ядерным оружием. Не то чтобы у последней идеи в Японии совсем не было поклонников, но с учетом не очень давней истории взаимоотношений двух стран в ядерной области прозвучало сие как предложение открыть магазин веревочной продукции в доме повешенного.

Дальше было хуже: разобравшись с внешней политикой, Трамп озаботился вопросами международной торговли. Здесь он обвинил Японию в искусственном занижении курса иены к доллару (не совсем безосновательно), в создании барьеров для экспорта американских автомобилей (к числу барьеров, вероятно, относится правостороннее движение) и злоупотреблении режимом свободной торговли в рамках НАФТА (по словам Трампа, минимальные пошлины на ввоз автомобилей позволяют японским автопроизводителям размещать производственные мощности в Мексике и почти беспрепятственно экспортировать оттуда свою продукцию в США).

Все эти инвективы крайне неудачно совпали с публикацией последних данных по торговому балансу Соединенных Штатов, из которых следовало, что по объему профицита в торговле с Америкой Япония вышла на второе место, обойдя Германию и уступая теперь лишь Китаю.

Всем упомянутым выше безобразиям Трамп пообещал положить конец, кардинально пересмотрев базовые принципы американской оборонной и торговой политики. Подобные инициативы крайне болезненны лично для Синдзо Абэ уже потому, что он потратил два последних года и значительную часть своего политического капитала на укрепление американо-японских отношений именно в этих двух плоскостях.

Так, в 2015 году Абэ с боями протащил через парламент пакет законов, позволяющих японским Силам самообороны участвовать в военных операциях за рубежом в случае, если японские союзники (50 штатов и округ Колумбия) подвергнутся вооруженной агрессии со стороны третьих стран (той же Австралии, например). Эта спорная с точки зрения действующей японской Конституции инициатива встретила ожесточенное сопротивление оппозиции, но Абэ был непреклонен: нарастающее давление со стороны Китая и непредсказуемое поведение Северной Кореи требовали неотложных действий по укреплению американо-японского союза, а для этого Токио должен был продемонстрировать Вашингтону свою готовность быть более активным его участником.

Годом позже Япония подписала и ратифицировала соглашение о создании Транстихоокеанского партнерства (ТТП) – торгового блока исполинских масштабов, включающего в себя, помимо Японии и США, еще 10 стран Тихого океана с совокупным ВВП 40% от мирового. Прописанное в соглашении снижение тарифных и административных барьеров означало, что Токио придется пустить под нож и значительную часть мелких и средних фермерских хозяйств внутри страны, неспособных конкурировать с зарубежными производителями без запретительных импортных тарифов.

Соглашение готовили несколько лет, фермеры волновались, оппозиция негодовала, но Абэ терпел, не без оснований рассчитывая, что ТТП станет одним из драйверов роста японской экономики. А Трамп терпеть не стал и заявил о выходе США из ТТП в первый же понедельник после инаугурации, похоронив все соглашение целиком. Усилия Абэ пошли прахом, а тут еще и подоспели разговоры об искусственно заниженном курсе иены, который, строго говоря, был почти единственным успешным компонентом абэномики и основным фактором, поддерживающим слабый экономический рост в Японии.

Если для европейских стран избрание Трампа оказалось неприятным сюрпризом и источником неопределенности, то из Японии все это выглядело скорее как знакомый сюжет с падением метеорита в Тихий океан и последующим пробуждением Годзиллы. В последний раз Япония сталкивалась с американским изоляционизмом в межвоенный период, и окончилось это для нее не очень приятно. Поэтому с Годзиллой было решено дружить. Любой ценой.

Тактические успехи

Учитывая описанные выше проблемы, Синдзо Абэ отправился в Вашингтон с двумя задачами. Во-первых, от него требовалось не допустить одностороннего пересмотра Америкой базовых положений японо-американского союза и по возможности сохранить положительную динамику последних четырех лет в двусторонних политических отношениях. Во-вторых, японский премьер должен был предотвратить перерастание антияпонской риторики Трампа в ощутимые экономические потери для Японии.

Первая задача была частично решена уже в ходе визита нового министра обороны США Джеймса Мэттиса в Токио в начале февраля. Мэттис подтвердил важную роль японо-американского союза в обеспечении безопасности и стабильности в Азии, согласился с японской трактовкой основных угроз (Северная Корея и Китай) и заверил японское руководство в том, что США готовы защищать острова Сэнкаку – предмет японо-китайского территориального спора – от посягательств со стороны Пекина в соответствии с положениями статьи 5 Договора о взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности между США и Японией от 1960 года.

В Вашингтоне Абэ добился аналогичных заверений и от Трампа. Разговорам об увеличении расходов на содержание американских баз, по словам Абэ, также был положен конец. По всей вероятности, японская сторона просто ознакомила американского президента со статистикой, говорящей о том, что Япония уже сейчас оплачивает 75% этих расходов – намного больше, чем другие американские союзники, такие как Южная Корея (40%) или Германия (30%).

В экономической плоскости японская стратегия сводилась к следующему. Во-первых, Абэ должен был убедить Трампа в том, что активность японского бизнеса в США не сводится к похищению сабинянок и американских рабочих мест. Что и было сделано: в ходе визита японский премьер сообщил американскому президенту, что одни только японские автопроизводители в настоящее время трудоустраивают в общей сложности более полутора миллионов американцев.

Во-вторых, Абэ должен был добиться расположения американского президента, пообещав японские инвестиции в инфраструктуру и промышленность США. Для этого японское правительство подготовило пакет предложений о расширении американской сети скоростных железных дорог с участием японского капитала и с применением японских технологий. Также за неделю до отлета в Вашингтон Абэ встретился с президентом Toyota Motor Corporation Акио Тоёдой, чтобы получить из первых рук детальную информацию об инвестиционных планах компании в США.

Третий пункт был самым деликатным: нужно было, с одной стороны, отсрочить разговор о наиболее неприятных для Японии аспектах двусторонних экономических отношений (курсе иены и тарифах), а с другой – по возможности исключить склонного к демагогии и не любящего нюансы Трампа из участия в этой дискуссии. И то и другое Абэ, похоже, удалось: в совместном заявлении для прессы по итогам визита стороны ограничились упоминанием новой рабочей группы по вопросам экономического сотрудничества, возглавить которую должны вице-президент Пенс и вице-премьер Асо.

Стратегическая неопределенность

С одной стороны, итоги первого американо-японского саммита при новом хозяине Белого дома должны обнадеживать японское руководство: разногласия в оборонной политике сняты, диалог об экономическом сотрудничестве будет продолжен в более спокойной обстановке без участия Трампа. Личные отношения двух лидеров также выглядят многообещающе: последний раз президент США и премьер-министр Японии вместе играли в гольф в 1957 году, и тогда это помогло добиться доверительных отношений между Дуайтом Эйзенхауэром и дедом Абэ Нобусукэ Киси.

Абэ, похоже, удалось найти путь к сердцу Трампа, у которого пока катастрофически мало друзей на международной арене: японский премьер без устали нахваливал своего партнера, вчистую проиграл ему раунд из 18 лунок и целых 19 секунд жал ему руку под камеры. За подобные вещи Абэ уже досталось от прессы и оппозиции, но тут уж ничего не попишешь – Трампа нужно было очаровать во избежание дальнейших проблем.

С другой стороны, на дне этой бочки меда плещется не одна ложка дегтя. Во-первых, Японии пришлось заплатить за снятие напряженности обещаниями инвестиций в американскую экономику и серьезными уступками – например, необходимостью пожертвовать ТТП в пользу переговоров о двустороннем соглашении о свободной торговле с США, где японские переговорные позиции будут намного слабее. Парадоксальная ситуация, при которой японский премьер говорит о необходимости участия Японии в создании рабочих мест в США (учитывая, что американская экономика растет быстрее японской при уже почти полной занятости), точно не добавила ему популярности дома.

Во-вторых, и в-главных, сам факт, что казавшиеся незыблемыми основы двусторонних отношений, опираясь на которые Япония строила планы на будущее, оказались под угрозой пересмотра из-за итогов американских президентских выборов, весьма настораживает все заинтересованные лица в Токио. И радует все заинтересованные лица в Пекине.

Почившее по милости Трампа в бозе ТТП если и не задумывалось (как проект ЦРУ) как альтернатива нарастающему экономическому влиянию Китая в АТР, то точно стало подобной альтернативой после того, как к нему подключились Япония и США. Сейчас на его месте образовался вакуум, который китайское руководство с радостью заполнит собственными интеграционными инициативами.

Любое возможное ослабление военного и политического присутствия США в регионе также играет на руку Пекину, предпочитающему решать проблемы с соседями в двустороннем формате без посторонних лиц. Если эти процессы зайдут достаточно далеко, то обозначенная в 2009 году доктрина «азиатского века Америки», на которую в Токио очень рассчитывали, станет, по меткому японскому выражению, пеной на воде.

Трансформация «азиатского века Америки» в «китайский век Азии» – самый неприятный из возможных сценариев для Японии, поскольку в этом случае противостоять Китаю ей придется в одиночку. Отчаянные попытки не дать Америке, по Дилану Томасу, уйти покорно в мрак ночной говорят, помимо прочего, и о том, что к подобному развитию событий Япония пока не готова.

США. Япония > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 6 марта 2017 > № 2104347 Максим Крылов


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 марта 2017 > № 2097258 Джон Батчелор

Кремль готовится к «Трампгейту»

Демократы подливают масла в огонь скандала вокруг связей администрации Трампа с Россией. Между тем Кремль уже начал налаживать дружеские отношения с другими странами, а это наводит на мысль о том, что, возможно, он вполне трезво оценивает перспективы отношений с администрацией Трампа.

Джон Батчелор (John Batchelor), The Daily Beast, США

Если верить слухам, Кремль сегодня понимает, что сенсационные обвинения в адрес бывшего советника по вопросам национальной безопасности Майкла Флинна (Michael Flynn) и генерального прокурора Джеффа Сешнса (Jeff Sessions), которых считают жертвами обмана России, являются частью масштабной кампании Конгресса, призванной блокировать попытки президента Дональда Трампа добиться разрядки в отношениях с президентом Владимиром Путиным.

В качестве одного из аргументов в пользу этой точки зрения приводится Уотергейтский скандал: сложные шаги президента Ричарда Никсона, которые он предпринимал в 1969-1972 годах, чтобы наладить отношения с советским лидером Леонидом Брежневым, были блокированы разразившимся Уотергейтским скандалом, обернувшимся отставкой Никсона.

В начале своего президентского срока, в 1969 году, Никсон вместе с его советником по вопросам национальной безопасности Генри Киссинджером (Henry Kissinger) пытались найти такие инициативы, которые позволили бы США и СССР начать налаживать отношения в рамках так называемой оттепели в период холодной войны — тогда это было названо политикой разрядки. Это была довольно смелая и рискованная дипломатическая инициатива, учитывая катастрофическую войну во Вьетнаме и глобальную гонку вооружений.

В период с 1969 по 1972 год прошли переговоры ОСВ-1, целью которых стало ограничение стратегических вооружений. Помимо этого, велись переговоры по вопросу о подписании Договора об ограничении систем противоракетной обороны, призванного ограничить число мест и единиц оружия, которое каждая сторона может развернуть.

Кроме того, предпринимались меры для подготовки к подписанию Конвенции о биологическом оружии, которая обязывала обе сверхдержавы избавиться от целых классов вооружений, таких как, к примеру, сибирская язва.

Эти соглашения, которые сегодня кажутся весьма разумными, в то время вызывали массу горячих споров, потому что спустя 25 лет апокалиптического противостояния мало кто был готов довериться слову СССР.

Опытный и уважаемый сенатор Генри Джексон (Henry Jackson) очень резко высказался против подписания договора ОСВ-1, которое состоялось 26 мая 1972 года, и против Договора об ограничении систем противоракетной обороны. «Эти соглашения, вероятнее всего, приведут к росту интенсивности гонки вооружений, что вызовет серьезную неопределенность, дестабилизацию ситуации и повлечет за собой значительные издержки».

Джексон, который претендовал на президентский пост, добавил, что численное превосходство в оружии, которое получил СССР, «должно стать главным объектом тщательного расследования Конгресса».

Администрация Никсона с осторожностью продолжала вести политику разрядки наряду с так называемой вьетнамизацией и осторожными шагами по направлению к налаживанию отношений с КНР. Это был год выборов, поэтому сторонники жесткой политики господствовали как в рядах демократического большинства в Конгрессе, так и среди республиканцев Конгресса, решительно придерживавшихся антикоммунистических позиций.

Москва восприняла переизбрание Никсона в 1972 году и его энергичную инаугурационную речь, которую он произнес в январе 1973 года, как подтверждение готовности США следовать по пути разрядки. Однако после лета 1972 года Уотергейтский скандал продолжал преследовать Никсона, отравляя его отношения с Конгрессом, а с мая 1973 года началась открытая политическая война с сенатской комиссией по Уотергейту, и судебные слушания стали передаваться по телевидению на всю страну.

К сентябрю 1973 года Брежнев уже был в ужасе от решительного стремления демократов обвинить Никсона в преступном поведении. Амбициозный Кремль захотел воздержаться от подписания масштабных соглашений и переключиться на более скромные и ограниченные по времени договоры, такие как договоры об условиях торговли. Он рассматривал Уотергейт как срыв планов.

Во время президентского брифинга 5 сентября 1973 года представители ЦРУ сообщили Никсону о взгляде Брежнева на будущее политики разрядки: «Брежнев воспользовался возможностью, чтобы похвалить Никсона и посетовать на Уотергейт. Он озвучил свое предположение о том, что противники сближения СССР и США пытаются воспользоваться Уотергейтским скандалом, добавив, что ему хотелось бы закрепить политику разрядки настолько прочно, чтобы в будущем США больше не возвращались к этому вопросу».

Драматические события следующего года укрепили СССР во мнении, что Уотергейтский скандал представляет собой бунт Конгресса, стремящегося саботировать оттепель и возобновить холодную войну.

В конце концов «резня субботней ночью», которая произошла в октябре 1973 года в Министерстве юстиций в результате отказа Никсона предоставить прокуратуре аудиозаписи своих переговоров в Овальном кабинете, случилась на фоне противостояния СССР и США в арабо-израильской войне 1973 года. Белый дом и Кремль были напуганы нависшей над ними угрозой, и, если верить историческим записям, Брежнев отказался от дальнейшего вмешательства, когда узнал, что США изменили уровень боевой готовности с четвертого на третий.

Однако никакие попытки Брежнева и Никсона предотвратить интенсификацию холодной войны не могли остановить контролируемую демократами Конгресса машину уотергейтского расследования. Встреча Брежнева и Никсона в Москве в конце июля 1974 года утратила весь свой смысл, как только Верховный суд США приказал Никсону выдать все аудиозаписи прокуратуре 30 июля.

Никсон ушел в отставку спустя 10 дней после того, как республиканцы Конгресса отвернулись от него, а Кремль сделал вывод о том, что сторонники холодной войны в Вашингтоне совершили настоящий государственный переворот, чтобы не мириться со сближением с Россией.

Возможно, наследники советского Кремля считают, что сегодня события в Вашингтоне разворачиваются по той же самой схеме: ястребы Конгресса стремятся любыми способами помешать администрации сблизиться с президентом Владимиром Путиным и, вероятно, проверить администрацию Трампа на прочность при помощи конституционного кризиса.

Тот факт, что в своем обращении к Конгрессу 28 февраля Трамп не стал упоминать о России, вызывал еще больше вопросов о том, готов ли президент встать на путь разрядки в отношениях с Россией.

Кремль не хочет ждать лучших времен. Москва стремится укрепить своим связи с другой евразийской сверхдержавой, с Китаем, и, возможно, хочет предоставить Конгрессу возможность заняться перекладыванием вины и заботой о своих интересах. Между тем российские лидеры начнут готовиться к кризисам и противостояниям, которые, возможно, станут частью провала этого раунда разрядки, как это случилось во время и после Уотергейтского скандала.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 марта 2017 > № 2097258 Джон Батчелор


Азербайджан. Армения. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 5 марта 2017 > № 2101356 Фархад Мамедов

Фархад Мамедов: ″Для установления доверия между народами сначала руководству Армении надо вывести из Азербайджана войска оккупантов″

Прошло чуть меньше года после апрельских боев за Карабах, в ходе которых впервые с введения режима прекращения огня в 1994 году был изменен статус-кво и часть оккупированных территорий Азербайджана оказались освобожденными, однако на линии соприкосновения армянских и азербайджанских войск вновь нарастает напряженность, столкновения учащаются и становятся все более кровопролитными. В преддверии годовщины событий апреля 2016 года "Вестник Кавказа" побеседовал с директором бакинского Центра стратегических исследований Фархадом Мамедовым.

- По вашей оценке, насколько продвинулось мирное урегулирование нагорно-карабахского конфликта за прошедшие с апрельских боев за Карабах 11 месяцев?

- Что касается последней эскалации на линии соприкосновения, то позиция Азербайджана ясна, она высказана президентом и основывается на международном праве - эскалации может не быть, если будет начат процесс урегулирования, а первым его этапом должен стать вывод армянских вооруженных сил с оккупированных территорий Азербайджана. Нужно решить те вопросы, которые возможно решить сейчас, а на будущее оставить те вопросы, которые требуют более глубокого изучения. Карабахское урегулирование состоит из нескольких узлов, и эти узлы невозможно развязать сразу. Развязав один узел, вы меняете ситуацию и создаете условия для развязывания следующего узла.

С другой стороны, Азербайджан констатирует тот факт, что внимание к карабахскому конфликту со стороны сопредседателей Минской группы остается на низком уровне. В Госдепе США пока не определились с приоритетами в этом вопросе. Во Франции близятся выборы президента, и там ведется достаточно жесткая борьба, а отличительной чертой избирательной системы Франции является то, что внешнеполитические вопросы становятся одними из главных в местном дискурсе. Россия - главный модератор процесса, который начался в апреле. Но мы хотели бы, чтобы деятельность сопредседателей не сводилась к тому, чтобы повторять «священные мантры» относительно мониторинговой группы, которая должна бегать по линии соприкосновения с камерой и снимать, кто начал первый. Это неэффективно, это косметические элементы, которые не решат вопросы в целом. Азербайджан выступает за субстантивные переговоры, за начало процесса урегулирования, который, кстати, не вносит определенности по всем вопросам, в частности, оставляет открытым вопрос статуса Нагорного Карабаха. Этот вопрос нельзя решить мгновенно, потому что сначала нужно формировать условия доверия. Доверие же сформируется после вывода оккупационных армянских вооруженных сил, после разблокировки границ Армении, после создания атмосферы, в которой можно говорить о статусе, о правах не только армян в Нагорном Карабахе, но и 700 тысяч беженцев-азербайджанцев, которые покинули этот регион в результате этнической чистки.

- Какой вам представляется политика США в отношении Закавказья?

- С приходом новой администрации появилась надежда, что начнется решение глобальных вопросов, но последние процессы показывают, что в Белом доме не могут добиться тех целей, которые были поставлены до выборов. Сегодня там идет коррекция между тем, чего они хотят, и на что реально способны.

Что касается непосредственно Южного Кавказа, то, по-моему, для США пока в качестве приоритета этот вопрос не значится. Свидетельством тому стал тот факт, что после увольнения сопредседателя Минской группы ОБСЕ от США Джеймса Уорлика так и не назначен новый сопредседатель - эту функцию временно выполняет один из дипломатов Государственного департамента США.

С другой стороны, нам важны тренды, которые складываются у США с соседями нашего региона. Это взаимоотношения США и Турции, США и Ирана, США и России. И президент, и глава МИД Азербайджана не раз заявляли, что страна не хотела бы обострения отношений между глобальными игроками и нашими региональными соседями. В противном случае мы станем пространством для борьбы, чего Азербайджан никогда не хотел, он никогда не выполнял эту функцию.

В мае в Иране пройдут президентские выборы. Наверное, к лету в политике США уже появится какая-то ясность в отношении Тегерана. В свое время со стороны Барака Обамы были приняты достаточно конкретные шаги, и точка невозврата по иранской ядерной программе пройдена. Администрация Трампа не может обвинять Иран в невыполнении тех обязательств, которые он взял на себя. Вводить новые санкции будет нечестно. Думаю, что мировая общественность и СБ ООН сыграют свою роль в том, чтобы не обострять противоречия с Тегераном, который играет позитивную роль сирийском конфликте. Это взаимосвязанные процессы. Для Азербайджана важно, чтобы глобальные игроки вроде США и Китая не имели бы острых противоречий с соседями региона в лице России, Турции, Ирана.

- Как, на ваш взгляд, процессы, происходящие на Ближнем Востоке, влияют на Южный Кавказ?

- Ближневосточные процессы – один из трендов мировой политики. Ближний Восток для Южного Кавказа - соседний регион, и происходящее там влияет и на Азербайджан, и на весь Кавказский регион в целом. Главная проблема региона – сирийский конфликт, и меня обнадеживают процессы, которые начались с конца прошлого года, - конструктивное взаимодействие между Россией, Турцией и Ираном, синхронизация дипломатической и военной деятельности между этими тремя странами. Это имеет очень большое значение и для Азербайджана, и для всего Южного Кавказа. Интересно, что ни Россия, ни Турция, ни Иран не имеют общих границ со всеми тремя странами Южного Кавказа. По товарообороту со странами Закавказья на первом месте находится Турция, на втором - Россия, на третьем – Иран, но в цифровом выражении товарооборот практически одинаков. Между тем, если эти три страны будут синхронизировать свои позиции по Сирии, найдут общее решение этого вопроса, начнут работать совместно по всему спектру внешнеполитической повестки дня, то это позитивно скажется на их взаимодействии и в регионе Южного Кавказа. Исторически Россия, Турция и Иран - конкуренты в нашем регионе, но новая тенденция позволяет говорить о том, они будут больше сотрудничать, идти по конструктивному пути, нежели по пути соперничества и конкуренции.

Азербайджан. Армения. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > vestikavkaza.ru, 5 марта 2017 > № 2101356 Фархад Мамедов


США. Мексика > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 5 марта 2017 > № 2094862

«Недокументированные иммигранты» стремятся найти защиту в американских церквях

По данным Pew Research, в 2016-м году в штате Аризона проживало порядка 325 тысяч «недокументированных иммигрантов»

ФЕНИКС – Исмаэль Дельгадо ждет решения своей участи на краю пустыни, которую пересек по пути из Мексики в США 26 лет назад. «Я надеюсь на скорый ответ, аминь», – говорит он, проводя ладонью по желтой ткани флага, подрагивающего на ветру. Дельгадо вместе с другими прихожанами церкви «Шэдоу Рок» в Фениксе сшили и раскрасили этот церковный флаг.

Все, кто работал над флагом, в отличие от Исмаэля могут покинуть церковь после службы. Он – один из немногочисленных недокументированных иммигрантов, укрывающихся от иммиграционных властей в церквях по всей стране.

Несмотря на то, что специального законодательства по этому вопросу нет, в служебном распоряжении для иммиграционных властей от 2011-го года говорится, что Службы иммиграции и таможенного контроля США (ICE) для проведения операций на территории больниц, школ, церквей и других подобных местах должны либо «получить предварительное разрешение соответствующего контролирующего должностного лица, либо действовать в неотложных обстоятельствах, требующих немедленных действий».

Исмаэль Дельгадо заплатил за временную защиту этих церковных стен жизнью, оставшейся за ними. По его словам, он добился «американской мечты» – у него была жена, дети, хороший дом и машина. Сейчас он спит на кровати в подвале прихода.

Он пришел сюда почти два года назад, еще во время администрации Барака Обамы, спасаясь от депортации – Дельгадо арестовали во время обычной проверки на дорогах.

«Я пришел, как есть, без ничего, в первый день моя голова была слишком занята другими мыслями», – рассказывает он. В церкви он рассказал пастору Кену Хейнцельману и прихожанам о своей ситуации... О реакции, последовавшей на его просьбу о защите, Исмаэль до сих пор говорит с нескрываемым удивлением.

«Пастор Кен... с самого начала, как только я впервые увидел его глаза, то понял, что он хочет помочь мне, – вспоминает Дельгадо. – Он сказал, что двери Церкви «Шэдоу Рок» отрыты для меня...Господи!»

«Иностранные захватчики»

По данным Pew Research, в 2016-м году в Аризоне проживало порядка 325 тысяч «недокументированных иммигрантов», и Феникс – крупнейший город штата – не мог не оказаться в центре иммиграционных дебатов страны. Недавно городской совет отклонил предложение о наделении Феникса статусом так называемого города-убежища семью голосами против двух.

Протесты, впыхнувшие после ареста Гваделупе Гарсии де Райос, – недокументированной иммигрантки, которая была арестована после того, как пришла на рутинную проверку в ICE, привлекли внимание всей страны.

«Президент Трамп выступает за верховенство закона, и нелегальные иммигранты – не гости. Они преступники, они нарушают закон, они совсем не невинны», – восклицает житель Феникса Нол Розен, стоя у здания ICE, где была задержана Райос.

Розен принес с собой американский флаг и баннер с лозунгом «Спасибо президенту Трампу за соблюдения закона об иммиграции». Розен подчеркивает, что был вынужден прийти сюда, узнав о протестах в защиту Райос, показанных по телевидению.

«Почитайте Конституцию: эти иммигранты будут считаться иностранными захватчиками, – рассуждает он. – Если вы незаконно пересекли границу, то что вы сделали? Правильно, вы вторглись».

В письменом ответе «Голосу Америки» руководство полиции города сообщило, что в настоящее время ему «не известны места, которые используются как убежища в границах города Феникса».

Пастор церкви «Шэдоу Рок» Кен Хейнцельман отмечает, что его приход ожидал более активной реакции активистов в защиту иммигрантов. Он также рассчитывал на большее число тех, кто обратится к церкви за помощью после того, этот приход объявил о своем статусе убежища в 2014-м году. Интерес к помощи церкви стал расти только после инаугурации президента Трампа.

«Мы понимаем, что сейчас наше стремление предоставить безопасное место таким людям в условиях новой администрации будет иметь другие последствия для нас, но мы пришли к выводу, что хотим и дальше продолжать эту работу, поскольку верим в наши ценности: человеческое достоинство, инклюзивность, справедливость и нерушимость семьи», – поясняет пастор.

По оценкам группы Church World Service, порядка 800 церквей предлагают убежище в США. Это число удвоилось с момента избрания Трампа, чьи президентские указы теперь лишают федерального финансирования города-убежища.

Администрация нового президента также стремится активизировать исполнение иммиграционного законодательства, которое при администрации Обамы фокусировалось на депортациях нелегальных иммигрантов, совершающих нарушения криминального характера.

Современное движение церквей-убежищ началось в 1980-е годы, когда церковные лидеры страны укрывали беженцев из Центральной Америки, спасающихся от гражданских войн и насилия. Однако сама идея цекви как оплота безопасности столь же стара, как и христианство.

Дельгадо беспокоится, что администрация Трампа не будет с уважением относится к этим неписанным правилам.

В ожидании ответа

Девять месяцев назад в подвал церкви «Шэдоу Рок» переехал еще один «недокументированный иммигрант» Сиксто Паз.

Оба мужчины продолжают бороться за возможность остать в стране, отстаивая свою позицию в споре со сложной иммиграционной системой США. Жизнь в церкви изменила их.

«Я больше не произношу плохих слов, алкоголь мне тоже не нужен. Я не курю. Все это уже не нужно», – говорит Дельгадо. В стенах церкви он проводит время, готовя еду, читая Библию и обсуждая с Паз последние шаги администрации Трампа.

«Силу жить мне дает мой маленький сын. Он – то, что делает меня сильнее в этой борьбе», – со слезами на глазах говорит Паз. Он скучает по своей работе плотника и сейчас старается починить крышу церкви.

Гористая местность, где живут Дельгадо и Паз, усложняет доступ к Интернету и телевидению. Зачастую о новостях они узнают только на следующий день. Увидев репортажи о новых шагах администрации, мужчины переживают шок...

«Господи, быть может, настало время вернуться домой, – восклицает Дельгадо, пытаясь вникнуть в последние директивы Белого дома. –Боже, как он много указов он подписывает, это же целый вихрь».

В худшем случае для этих людей президент Трамп прикажет изменить порядок работы иммиграционных властей, касающихся особых мест – церквей, школ и больниц. У Дельгадо и Паз приготовлены рюкзаки: в них лежат их мексиканские паспорта, одежда и туалетные принадлежности. «Мы покинем территорию церкви, мы готовы делать все, что нам придется делать», – говорит Исмаэль, ставя рюкзак на пол.

...А пока их будущее остается неясным, их молитвы – без ответа.

США. Мексика > Миграция, виза, туризм. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 5 марта 2017 > № 2094862


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 марта 2017 > № 2093526 Энн Эпплбаум

«Путин не является законно избранным президентом»

Андреа Зайбель (Andrea Seibel), Die Welt, Германия

У нее как раз завершился первый день в авторитетной Лондонской школе экономики. На этой территории ведется большое строительство, и идти приходится по зигзагообразной дороге. Наконец я добралась до здания Turm 3. Ее бюро пропитано шармом тюремной камеры, более безрадостным была только каморка Херфрида Мюнклера (Herfried Münkler). Но дух силен. Лондонский свет падает сквозь мутные стекла. На пустых полках одна единственная книга — о Советском Союзе.

Die Welt: Вы публикуете страстные комментарии в газете Washington Post, и вы — историк. Ваша последняя книга посвящена «железному занавесу». А какой будет следующая?

Энн Эпплбаум: Книга об Украине под названием «Red Famine» (Красный голод). В ней описывается, как Сталин использовал голод и репрессии, чтобы уничтожить национальное движение на Украине и «советизировать» эту страну. Я стала работать над ней еще в 2010 году. Однако когда начались протесты на майдане, я занялась ими, а книгу отложила.

— Будет ли эта книга встречена с таким же вниманием, как «ГУЛАГ» и «Железный занавес»?

— Каждый, кто хочет понять европейскую политику, будет заниматься этой темой. Она поможет разобраться в сложных отношениях между Россией и Украиной. И она поможет понять Путина и что он хочет сделать с Россией.

— Тогда Украина переживала жестокие унижения, вспомним лишь «Bloodlands» автора Тимоти Снайдера (Timothy Snyder). Произойдет ли для Украины некоторое продвижение?

— Быть может, Путин порою был бы почти готов отказаться от Украины. Ведь он начал эту войну. Конфликт в Восточной Украине Россия использовала по внутриполитическим соображениям. В конечном счете, Путин не является законно избранным президентом. Он должен постоянно доказывать, что он у власти и почему. По его словам, одна из причин заключается в том, чтобы защитить Украину, а также Россию от фашистских и нацистских сил. Другая история — это борьба против исламизма. Конфликт на Украине перестал между тем быть популярным в России, так что он мог бы захотеть завершить его.

— А как обстоят дела с самой Украиной? Является ли она чем-то другим, чем просто несчастным обществом, которое слишком поздно проявило свою волю к свободе и которая безразлична для европейцев?

— О нет! За последние годы произошли огромные положительные изменения, и в каждом городе живут люди, которые имеют вполне четкое представление о будущем своей страны. Здесь срабатывает полезный либеральный патриотизм. Они хотят добиться перемен со своим собственным правительством. И не забывайте: Украина действительно является практически последней страной, которая настроена настолько проевропейски. Люди должны преодолеть не только советский период, они были также долгое время колониальной страной. Преодолеть это очень трудно. Но несчастной эта страна отнюдь не является.

— Станет ли Украина когда-либо частью Запада?

— Я не думаю, что там стремятся к членству в ЕС или в НАТО, хотят лишь торговых отношений и свободы передвижений. На большее большинство украинцев и не рассчитывает. Но и это уже «Запад» в смысле внутренней позиции и приверженности.

— Существует много спекуляций о дружественном отношении Дональда Трампа к России. Но можно ли действительно представить себе сближение обоих антагонистических моделей общества или даже союз?

— Каждый президент со времени Рональда Рейгана пытался построить особые отношения с Россией. И каждый из них потерпел в этом неудачу. Проблема проста — США и Россия по-разному смотрят на мир и не имеют общих ценностей. Мы, американцы, верим в то, что правительство существует для того, чтобы служить народу, гарантировать свободу и способствовать благосостоянию. А русские думают, что правительство для того, чтобы обогащалось руководство.

— Кто опаснее, Трамп или Путин?

Ну и вопросы у Вас! Мы еще не знаем опасен ли Трамп и насколько. С Путиным дело проще. У него не только имперские замашки, чтобы контролировать другие регионы. Ему нужна для своего собственного восприятия власти миссия разрушения ЕС, а с ним и НАТО. Идеи демократии, правового государства и прав человека являются для него кошмаром, что он и доказал. Для этого он использует методы кибервойны во всех европейских странах. По сравнению с этим воинственное военное обхождение с Украиной является необычным.

— Однако обоих сейчас связывает большее, чем в это отваживались верить.

Что объединяет Трампа и Путина, так это неспособность понять и оценить значение и силу западных ценностей. Трамп не обманывает и не предает Запад, он просто не заинтересован в нем. Его не трогает и не волнует то, какие союзные структуры и альянсы возникли 70 лет тому назад. Он первый президент со времени второй мировой войны, которому Европа действительно безразлична.

— Почему никто не смог представить себе такую фигуру, как он, которого историк Дэн Дайнер (Dan Diner) назвал «искусственной фигурой»?

— Он находится в некотором роде вне возможности представления. Но он избран демократическим путем, и он, это надо признать, еще пока не нанес реального ущерба демократии. Мы должны быть осторожными в слишком быстрых оценках в отношении него. Но ясно также, что в ХХ веке не было ни одного президента с аналогичным коррупционным потенциалом.

— До сих пор структуры реагировали прямо-таки образцово.

— Посмотрим. Америка не так централизована, как Европа. Президент не может контролировать полицию, также и ФБР имеет многие региональные бюро. И юстиция имеет обширную сеть. Она гигантская. Трамп не может также контролировать СМИ или конгресс. Но сможет ли тот сдерживать его? И здесь любой прогноз слишком преждевременен. Его поведение и его стиль еще недостаточны для процесса импичмента, о чем многие левые мечтали уже после четырех недель президентства.

— Итак вы признаете за ним «презумпцию невиновности»?

— Нет. Он будет плохим президентом. Меня сбивает с толку, что он говорит и как он это говорит. У меня нет иллюзий, но ведь было бы ненормально уже теперь утверждать, что в Америке больше нет никакой демократии. Об этом сейчас можно услышать от многих немцев. Это ерунда. Дональд Трамп просто не понимает демократию, а также нашу конституцию. Когда он говорил про судью, который отменил его запрет на въезды в страну, то было заметно, что он, пожалуй, в первый раз вообще подумал об этом. Сейчас он на собственном опыте узнает, что президент не обладает абсолютной властью и он также связан обязательствами и его контролируют. Для него все это целина. Но это хорошие уроки.

— Создается впечатление, что Брексит, который был шоком прошлого лета, сократился между тем до незначительных размеров.

— Его можно было бы просто забыть. Если бы не было разнообразного эхо, которое он вызвал. Трудно будет покинуть не только внутренний рынок, но и таможенный союз. Как вы думаете, что произойдет, если между Северной Ирландией и Республикой Ирландия вновь будут осуществлять пограничный контроль? Тереза Мэй действует не осторожно и не в интересах всех, а поддается влиянию воинственного меньшинства в своем кабинете. Проблема Брексита в том, что большинство его эффектов носят более долгосрочный и более деликатный характер. Не будет никакого краха. Изменения будут происходить постепенно.

— Не осталось ли здесь положительных мыслей, например, о том, что британское «нет» имело смысл, а ЕС необходимо радикальное новое начало?

— Это было бы фантастическим моментом для ЕС. Ведь пограничный вопрос является решающим вопросом в каждом обществе. Мы должны обеспечивать охрану внешних границ и создать морские патрули. «Крепость» для меня слишком жесткое понятие. Но, конечно же, Европа не может принять всех беженцев и дать себя дестабилизировать и разобщить. А охрана границ не является задачей одной единственной страны, а всех стран. Тогда в этих странах не будет недовольства.

— А если изберут Ле Пен, и она выйдет из ЕС?

— Тогда, вероятно, возникнет новое объединение под руководством Германии. Это было бы временем, чтобы все тщательно взвесить и посмотреть, кто с кем вообще может иметь дело.

— В любом случае возникает немецкий вопрос. Вновь.

— Я ненавижу, когда говорят: Германия должна для себя самой стать ведущей страной при новом осмыслении и новой структуризации ЕС.

— Почему вы это ненавидите?

— Я ненавижу, если на Германию возложат такую обузу — именно на страну, которая как раз этого не хочет.

— Что было самой большой ошибкой представительской демократии?

— А она совершила ошибку?

— Откуда тогда недовольство и недоверие населения, отчуждение от правительства? Партии являются устаревшими образованиями.

— Это другой вопрос. Старые структуры больше не работают, потому что они не воплощают истинные разделительные линии. Христианские демократы делали ставку на церковь, социал-демократы на профсоюзы. Обе структуры больше не важны.

— А что же тогда важно?

— Действительно, существует разница между «открытым» и «закрытым». У популизма на самом деле нет никакого большинства. В лучшем случае он достигает 25%. Ле Пен может получить даже 26%, поскольку другие партии слишком расколоты. Партия Качиньского никогда не имела более 25% и представляет 18% населения. Она выиграла, потому что остальные силы были раздроблены.

— «Мы народ, а кто вы?» — спросил Эрдоган.

— В Германии Вы еще не достигли этого кризисного момента. Ограничение популистов возможно лишь через новые альянсы. Но они должны ставить правильные вопросы, не такие, как налоги или справедливость. Каждый хочет справедливости, это прописная истина. Партийная система действительно должна постепенно осознать серьезность положения. Консерватизм центра должен сплотиться и мог бы просто победить. Это было бы легко в Польше и кстати также и в Нидерландах.

— А что мешает партиям центра придерживаться, скажем, ответственной этики?

Меня кое-что ужасно разочаровывает: я еще не так стара, но я помню о крушении коммунизма и почему он проиграл. И я помню о том, как люди поняли, что социализм попросту не функционирует. Все это произошло лишь 28 лет тому назад. Однако сегодня политики уже снова требуют национализации промышленности. Однако это не помогало и не помогает более бедным людям. Почему люди хотят вернуться к этим провалившимся лозунгам? Для меня это загадка. Торговля однозначно создает новые рабочие места, также и открытые границы. Таким образом возникает благосостояние, которое рождает чувство сопричастности. Однако что не удалось западным обществам, так это сокращение коррупции. В Лондоне целые кварталы принадлежат иностранцам, которые тем самым получают налоговые преимущества. А молодые люди не могут найти подходящую недорогую квартиру. Это действительно большая социальная проблема. Каждое правительство устранялось от того, чтобы найти решение. Вместо этого у нас Брексит!

— Также и невероятно высокая безработица среди молодежи во Франции не имеет ничего общего с экономическим либерализмом, а наоборот вызвана безуспешным чрезмерным государственным регулированием.

— Возвратимся к либеральному капитализму. Мы должны залатать дыры. Будем честными, что касается его слабостей. Олигархи должны платить налоги. Международный капитал по всему миру должен быть привлечен к ответственности. Нужно сильное государство, которое бы строило дороги и дома. В Швейцарии накапливают золотые слитки в бывших бункерах. Это абсурд.

— Есть ли партия или политик, которые производят на вас впечатление?

— Да, есть либеральные головы, которые знают, что мы живем в новую эпоху. В Испании, в Польше, а во Франции Макрон. Он создал новую партию, новое движение. Добьется ли он успеха? По крайней мере, он понял, что такое вакуум. В Великобритании намного тяжелее создать что-то новое. Об этом думают многие люди. Потому что в обеих партиях действуют меньшинства как захватчики заложников. А в центре огромное количество людей не чувствуют себя представленными. Отдадим свой голос этим людям.

— Итак, вы — не только пессимист?

— Я невероятно пессимистична! Я уже полтора года назад говорила о возможном конце либерального миропорядка. И Брексит я тоже предсказывала. Почему я не увидела, что придет Трамп? По крайней мере, я не верила в силу Клинтон. Как долго можно сопротивляться пессимизму, спрашиваю я сама себя? В США, в любом случае, произошло самое плохое из того, что могло произойти. А каковы ответы? Поэтому я и сижу здесь, в этом бюро и хочу говорить. Мы займемся дезинформацией и тем, как можно с ней бороться. Над этим я работаю уже несколько лет.

— Составьте быстро программу и помогите нам в предвыборной борьбе в Германии!

— Возможно, мы на самом деле сделаем немецкую программу. Я, конечно, думаю о России. Это что, глубоко прочувствованная вина, которая немцев делает такими русофилами или невосприимчивыми к очевидным опасностям? Нет, немцы боятся России. Ибо Россия причинила кое-что немцам. Особенно восточные немцы хорошо помнят об этом. В Германии находится огромное количество российских денег. Они вложены туда очень осторожно и постепенно, в учреждения, фирмы, вплоть до художественных выставок как несколько лет назад в DHM, которую спонсировал «Газпром». Я не хотела бы быть чрезмерно конспиративной, но Германия два десятилетия находится под прицелом российской дезинформации. В Германии это успешно удалось.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 марта 2017 > № 2093526 Энн Эпплбаум


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 марта 2017 > № 2093523 Дональд Трамп

Эксклюзивное интервью президента Дональда Трампа Breitbart в Овальном кабинете

Breitbart, США

Breitbart News Network (BNN): Прежде всего хотелось бы узнать вашу реакцию на вчерашнюю церемонию вручения Оскаров — на ту большую ошибку, которая была допущена при объявлении лучшей кинокартины. Что вы об этом думаете?

Президент Дональд Трамп: Они так сосредоточились на политике, что в итоге у них возник полный беспорядок. Было немного печально. Глянец Оскара несколько потускнел. Это был не очень яркий вечер. Я бывал на этой церемонии. В этот раз чего-то сильно не хватало, да и закончилось все как-то грустно.

BNN: Я хотел бы прямо сейчас поговорить об «оппозиционной партии» — о СМИ…

— Ну, это не СМИ. Это лживые СМИ.

BNN: Я как раз хотел об этом…

— Есть разница. Лживые СМИ — это оппозиция. Лживые СМИ — это враг американского народа. Таких лживых СМИ у нас огромное количество. Они сочиняют грандиозные фейковые истории. Проблема в том, что не участвующие в этом обмане люди не знают, что это обман.

Хоуп Хикс: Тот факт, что они не передали это точно, доказывает вашу правоту.

— Что не передали точно?

Хоуп Хикс: Они сказали: «Ах, Дональд Трамп заявил, что СМИ — это враг американского народа».

— Правильно. Они убрали слово «лживые». Они сказали, что СМИ — это враг американского народа, но не упомянули слово «лживые». А я не говорил, что СМИ — это враг, я сказал «лживые СМИ». Они убирают одно слово, и вдруг получается, что я — против таких замечательных репортеров, как вы. Я знаю великолепных и порядочных репортеров, которые замечательно делают свое дело, скажем Стив [Холланд] из Reuters и другие, много других. Я говорил не об этом. Я говорил о лживых СМИ, которые выдумывают все, что только можно выдумать.

BNN: Да, я как раз хотел об этом поговорить с вами, так как знаю, что вы очень четко заявили об этом на Конференции консервативного политического действия. Не могли бы вы более конкретно охарактеризовать те стандарты и качества, которых вы ждете от репортеров?

— Намерение. И еще раз намерение. Если почитаете New York Times — намерения у них злобные и плохие. Статьи во многом ошибочны, но главное здесь — общее намерение, цель. Посмотрите эту газету за последние два года. Вообще-то, им надо было извиниться перед своими читателями, потому что они полностью ошиблись с выборами. Они разместили на первой странице статью о женщинах, которые говорили обо мне. Эти женщины пришли просто в ярость, когда увидели, что напечатано совсем не то, что они говорили. А это была большая статья на первой странице, и New York Times даже не извинилась, хотя была неправа. Вы, наверное, видели этих женщин. Они выступали на телевидении и все такое.

BNN: Да, для New York Times это была очень неловкая ситуация.

— Они сказали: «Нам на самом деле нравится Дональд Трамп, а он [репортер New York Times] все переврал. Он заявил, что будет говорить хорошее, а в итоге там одно только плохое». Это была статья на первой странице, она заняла почти половину разворота New York Times, и это была фальшивка. Это была фальшивка. Они извинились? Нет. Я называю эту газету провальной New York Times, потому что она пишет неправду. Она пишет неправду. Никто бы об этом не узнал. Например, когда люди читали эту историю о женщинах… во-первых, у написавшего ее репортера есть веб-сайт, которые брызжет ненавистью к Дональду Трампу. Ему нельзя было разрешать работать репортером, так как он необъективен. Там не все, но очень многое о Дональде Трампе негативно. Ему нельзя было позволять писать о Дональде Трампе. А он написал. И это только одна статья. Если вы почитаете воскресную New York Times, то там хит за хитом. Честно говоря, я думаю, что люди во всем разобрались, потому что рейтинги у газеты пошли вниз. Знаете, их просто больше нет. Уровень одобрения очень низок.

BNN: Во время предвыборной кампании вы и многие люди из вашего штаба, такие как Питер Наварро (Peter Navarro), говорили, что надо разрушить эту олигополию в СМИ. Если посмотреть на средства массовой информации, то проблема заключается в том, что подавляющим большинством медийных компаний владеет небольшая кучка людей. Похоже, грядет слияние AT&T и Time Warner. Хотелось бы узнать, что вы думаете об этом, а еще о CNN с ее отвратительным поведением. Совершенно очевидно, что они не желают исправляться. В связи с этим не возникают ли у вас сомнения по поводу сделки?

— Я не хочу комментировать никакие конкретные сделки, но считаю, что на рынке должна быть конкуренция, тем более на медийном рынке, потому что будет ужасно, если спустя все эти годы там останется всего один голос. Я не комментирую никакие сделки, но в целом необходима конкуренция, и особенно в СМИ.

BNN: Сегодня вечером вы впервые выступаете с речью перед обеими палатами Конгресса. Это будет большая речь. Вы не могли бы в общих чертах сказать, чего нам ждать?

— Мы будем говорить о здравоохранении. Мы будем говорить о реформе здравоохранения Обамы, мы будем говорить о провале, известном как реформа здравоохранения Обамы, потому что она обернулась абсолютным и полным провалом. Мы будем говорить о налогах. Мы будем говорить об экономике в целом. Мы будем говорить о вооруженных силах и расходах на вооруженные силы, а также о границе. Мы затронем множество разных тем — и я должен подчеркнуть, что я унаследовал беспорядок. Это настоящий беспорядок, говорим ли мы о Ближнем Востоке или о программе Obamacare — где расходы вышли из-под контроля — или о каких-то других проблемах. Ситуация очень сильно отличается от того, какой люди ее себе представляли, и они понимают это. Мы намереваемся ее исправить. Самое важное — это то, что мы собираемся ее исправить.

BNN: Если выделить несколько вещей, то в первую очередь надо назвать унаследованный хаос. Можете привести пару примеров того, в чем проявляется этот хаос?

— На Ближнем Востоке хаос. Северная Корея ступила на очень опасную территорию. Северная Корея — это беда. На нашей границе совершенный беспорядок. Наши торговые соглашения никуда не годятся — никуда не годятся. Создается впечатление, будто переговоры для их заключения вели дети. Мы это исправим. Реформа здравоохранения идет очень плохо, и превышения доходят до 116%.

BNN: Вы упомянули об увеличении доли военных расходов в бюджете. Есть информация, что военные расходы могут быть увеличены на сумму от 54 до 84 миллиардов долларов…

— Я не стану называть конкретные цифры, но я хочу существенно увеличить наши военные расходы. Нам нужно это сделать. Наша армия истощена. Наше оборудование устарело, но у нас будет лучшая армия из тех, что были у США за всю их историю.

BNN: Создается впечатление, что большое внимание будет уделено национальной безопасности — бюджету системы национальной безопасности.

— У нас будет мощная система национальной безопасности. У нас будет лучшее оружие, лучшая армия из тех, что у нас когда-либо были, и она будет лучшей в мире.

BNN: Теперь, когда вы занимаете пост президента страны уже — дайте подумать — немногим больше месяца, я хотел бы спросить вас а) о строительстве стены на границе и б) о реализации иммиграционных законов, подобных тому, что нам предложило Министерство внутренней безопасности.

— У нас будет стена. Работы по ее созданию идут с опережением сроков. У нас будет стена, и она поможет нам остановить поток наркотиков, который отравляет нашу молодежь. Она помешает попасть к нам тем людям, которым нельзя к нам приезжать. У нас будет эта стена, и работы уже ведутся с опережением сроков. Генералу Келли она очень нужна, она всем нужна.

BNN: В продолжение темы стены. Существуют транснациональные преступные организации, которые работают в Мексике и которые переправляют наркотики в США, способствуя нелегальной иммиграции, торговле людьми и так далее. Недавно мы видели репортажи о том, что члены связанной с картелем группировки MS-13 пытаются распространять наркотики даже среди младших школьников здесь, в Вашингтоне. На прошлой неделе об этом сообщили местные издания. Мне хотелось бы понять, какого рода действия будут предприниматься в этом направлении…

— Вы уже успели увидеть первые шаги. Посмотрите, что сделал генерал Келли. Он избавляет страну от плохих парней. Мы сосредоточились на преступниках. Он взялся за преступников, и сейчас они уезжают, быстро уезжают.

BNN: Следующее, о чем мне хотелось бы вас спросить — вы упоминали о здравоохранении и налоговой реформе. Расскажите нам, какими будут временные рамки и последовательность действий в этих двух сферах, а также какого сокращения налогов нам стоит ожидать?

— Мы продвигаемся очень быстро. О системе здравоохранения я буду подробно говорить завтра, в том числе о сроках. Налоговая реформа будет осуществлена после реформы здравоохранения, потому что с точки зрения бюджета такой порядок действий более целесообразен. Но мы продвигаемся очень успешно как в вопросах бюджета, так и в вопросах здравоохранения и снижения налогов. Снижение налогов будет очень значительным и коснется как предприятий, так и простых граждан.

BNN: Кроме того, в эти выходные демократы избрали своего нового председателя. Это был в некотором роде жесткий процесс в их партии. Они представлены в меньшинстве и в Палате представителей, и в Сенате, а также в законодательных органах штатов по всей стране и на территориях, подведомственных губернаторам. Я хотел бы узнать, что Вы думаете о новом председателе демократов и…

— Вообще-то я ничего о нем не знаю. Я желаю ему большой удачи. Я ничего не знаю о нем. Я считаю, что этот процесс, судя по всему, был довольно несправедливым по отношению к сторонникам Берни, но, как известно, это обычная практика, поскольку демократы всегда плохо относились к Берни.

BNN: А теперь — о том, что касается перезаключения торговых сделок и тому подобного. Вы уже говорили том, что это будет осуществляться на двусторонней основе, не могли бы Вы рассказать нам…

— Да. Мы собираемся делать это на двусторонней основе, мы не будем создавать особого столпотворения. Мы будем делать это на двусторонней основе, заключать сделки — мы уже запустили этот процесс. Мы собираемся заключать отдельные сделки с отдельными странами — так, чтобы не запутаться во всем этом.

BNN: И тогда вы еще говорили — и это будет мой последний вопрос — вы говорили о фармацевтической промышленности. Не могли бы Вы сказать, что Вы думаете по этому поводу?

— Мы хотим, чтобы была конкуренция. А конкуренции нет, и мы собираемся создать в этой отрасли конкуренцию, и это будет хорошо для всех — и, в конечном счете, для фарминдустрии.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 марта 2017 > № 2093523 Дональд Трамп


США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 марта 2017 > № 2093519

Частная разведка США: в Европе уже готовятся к распаду еврозоны

Европейские правительства и партии серьезно рассматривают возможность краха еврозоны.

Ярослава Кривцун, Апостроф, Украина

Этот год станет решающим для еврозоны. В период с марта по сентябрь в Нидерландах, Франции и Германии пройдут выборы, а их результаты определят будущее единой валюты Европы. Италия тоже может провести выборы до конца года. В свете неопределенности основные игроки еврозоны предпринимают шаги, чтобы обезопасить себя перед возможными будущими невзгодами. О том, почему еврозона подвержена риску распада и как ее возможный крах отразиться на Европе, рассказывают в своем отчете эксперты частной американской разведывательно-аналитической компании Stratfor.

В Италии правительство висит на волоске. Но независимо от того, когда страна проведет свои очередные выборы, тот факт, что почти половина ее электората поддерживает партии, которые хотят покинуть еврозону, поставит международные рынки и страны еврозоны в шаткое положение. Беспокойство будет расти еще больше, поскольку члены левоцентристской Демократической партии Италии объявили, что они сформировали новую политическую партию. Новосозданная сила способна подорвать эффективность правящей партии против евроскептически настроенной силы «Движение 5 звезд». «Национальный фронт» во Франции также хочет провести референдум по вопросу членства в еврозоне, заявляют аналитики.

Между тем, угроза выхода Греции из Европейского Союза очень возросла, считают в Stratfor. Афины недавно пообещали провести экономические реформы ради получения очередного транша, но некоторые меры включают политически чувствительные вопросы, такие, как пенсии и трудовое законодательство, что может спровоцировать политическую нестабильность или социальные волнения. Поскольку коалиционное правительство Греции занимает лишь незначительное большинство мест в парламенте, оно может рухнуть. А досрочные выборы в стране могут превратиться в референдум по вопросу членства в еврозоне. Теперь большая часть долга Греции находится в руках ее институциональных кредиторов, а Grexit из еврозоны не будет столь же пагубным сегодня, как это было бы пять лет назад. Тем не менее, потрясение могло бы создать волну и распространиться на другие слабые звенья еврозоны, включая Италию и Испанию. Так вскоре после Brexit, Grexit только углубит суматоху в Евросоюза, а также вполне может повлиять на выборы в других странах еврозоны.

Неопределенность побудила членов валютной зоны начать изучать возможные варианты. Например, Нидерланды даже решили начать изучение «взаимотношений» с евро. Формальным поводом для начала такого исследования стало беспокойство в связи с возможным влиянием политики Европейского центрального банка на голландских вкладчиков и пенсионеров. Но в исследовании, результаты которого будут объявлены позже, также попытаются дать ответ на вопрос о том, как ли и каким образом Нидерланды могут покинуть еврозону. Проведение такого исследования также демонстрирует, насколько серьезно правительства и партии осознают возможность краха еврозоны, подчеркнули в Strafor.

Это исследование было предложено центристской партией, христианскими демократами, а не евроскептиками из «Партия свободы». Начав изучение такого вопроса перед выборами 15 марта, умеренные партии могут отправить своим избирателям месседжи о том, что они тоже беспокояться о влиянии единой валюты и фискальной политики на экономику страны. В то же время голландские политики обеспокоены будущим валютного пространства и хотят знать, какие могут быть применены варианты в случае кризиса в еврозоне. Учитывая угрозу референдума о членстве в еврозоне во Франции, Италии или Греции, их опасения вполне обоснованные.

Нидерланды являются важным игроком в Северной Европе. В окружении Германии, Франции и Великобритании центры этой страны большую часть своей внешней политики сосредотачивают на поддержании баланса сил в регионе. Мнение Нидерландов о том, как управлять еврозоной очень схоже с позицией Германии по этому поводу. Эти две страны, например, критиковали планы о том, чтобы выручить страны Южной Европы. Тем не менее, Нидерланды понимают важность франко-германского союза в сердце Европейского Союза и были главным сторонником европейской интеграции за последние шесть десятилетий. По этой причине страна вряд ли будет действовать в одиночку. В случае, если кризис в ЕС ускориться, Нидерланды, вероятно, попытаются согласовать свою политику с интересами своих традиционных союзников — Бельгией и Люксембургом — а также со стратегией Германии, считают аналитики.

Германия, однако, сама сталкивается с непростой ситуацией. Хотя большая часть электората страны — и особенно ее консервативные избиратели не одобряют греческую программы финансовой помощи, правительство в Берлине хочет предотвратить кризис в Греции в преддверии выборов в сентябре. Следовательно, Афины, вероятно, в конечном итоге придут к соглашению со своими кредиторами, если только эта затычка убережет страну от дефолта в ближайшие полгода. Правительство Германии будет иметь меньшее влияние на ситуацию во Франции и Италии — на страны, которые представляют гораздо более серьезную угрозу для будущего европейской интеграции. Если евроскептически настроенные силы придут к власти во Франции или Италии, Берлин войдет в режим кризиса и сразу попытается достичь взаимопонимания с новыми ренегатами правительства в Париже или Риме. Но некоторые из их требований — например, предложения «Национального фронта» по введению тарифов на весь импорт во Францию или обложение компаний, которые нанимают иностранных работников, в том числе граждан ЕС, то об этом будет сложно договориться.

Парламентский запрос Нидерландов на исследование показывает, что роспуск еврозоны или, по крайней мере, ее реконфигурация, все это правительства начинают учитывать при оценке их вариантов на будущее. И тот факт, что именно центристская группа поставила этот вопрос, показывает, что теперь не только евроскептики ставят под сомнение судьбу Европейского союза. На самом деле еще в 2015 году голландский Кабинет министров вопрос Шенгена, с тем чтобы уменьшить в этой зоне количество стран-членов Северной Европы.

Как подчеркнули в Stratfor, когда была создана еврозона, ее главная цель состояла в том, чтобы максимально приблизить Францию и Германию друг к другу настолько, чтобы еще одна война между ними была бы немыслима. Но договоренность поставила членов в тупиковое положение. Если еврозона развалиться, то ее крах спровоцирует устойчивую отчужденность между членами — особенно между Францией и Германией, что поставит под угрозу экономический, политический и военный порядок на континенте. С другой стороны, если еврозона продолжает функционировать и вызывать недовольство среди избирателей, это будет порождать сомнения среди правительств и финансовых рынков о том, что она находится под постоянной угрозой. Постоянная опасность, в свою очередь, навредит экономике Европы и приведет к разрастанию еще более радикальных националистических и популистских политических движений в будущем.

США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 4 марта 2017 > № 2093519


США. Россия > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 2 марта 2017 > № 2094841

Фиона Хилл займется отношениями с Россией в Совете национальной безопасности США

Она является автором книги «Шесть масок Владимира Путина» и известна своей критикой российского лидера

Эксперт влиятельного вашингтонского Института Брукингса Фиона Хилл в ближайшее время займет должность старшего директора отдела России и Европы при Совете национальной безопасности США.

По оценке издания Foreign Policy, это назначение будет поддержано представителями обеих партий в Конгрессе. Фиона Хилл получила широкую известность, как эксперт по России и неизменный критик президента Путина.

В своей книге «Шесть масок Владимира Путина», вышедшей в 2013 году, Хилл предупреждала, что главной целью российской элиты является «ослабление президентской власти в США».

В ноябре прошлого года, после победы Дональда Трампа, эксперт заявила в интервью журналу The Atlantic, что не верит в скорое улучшение американско-российских отношений. «Русские поначалу будут испытывать радостное возбуждение, но уже через пять минут испытают глубокое разочарование потому, что у США и России очень разные приоритеты», - сказала она.

Фиона Хилл имеет двойное гражданство Великобритании и США. С 2006 по 2009 год она была сотрудником американских спецслужб.

Как стало известно, предложение перейти на работу в Совет национальной безопасности она получила еще в конце января этого года, но пока не прошла необходимые проверки.

В Белом доме подтвердили информацию о назначении Фионы Хилл, пояснив, что «в ближайшее время она займет должность куратора направления по Европе и России».

США. Россия > Армия, полиция > golos-ameriki.ru, 2 марта 2017 > № 2094841


США > СМИ, ИТ. Медицина > americaru.com, 1 марта 2017 > № 2089980

Новые алгоритмы искусственного интеллекта Facebook будут вычислять сообщения пользователей, которые выражают суицидальные мысли.

Социальная сеть разработала алгоритмы, которые помогут определять предупредительные знаки в сообщениях и комментариях пользователей. После того, как эти подозрения подтвердятся командой специалистов Facebook, владельцу аккаунта предложат способы, куда он может обратиться за помощью. Сеть имеет партнерские отношения с несколькими организациями по охране психического здоровья США, и клиенты получат уведомление с полезной информацией через Messenger.

Пока инструмент проходит тестирование только в США. Это знаменует собой первый этап использования искусственного интеллекта для проверки сообщений по сети.

Основатель Fаcebook Марк Цукерберг (Mark Zukerberg) объявил в прошлом месяце, что сеть также будет использовать алгоритмы для идентификации сообщений, оставленных террористами, среди контента другого содержания.

США > СМИ, ИТ. Медицина > americaru.com, 1 марта 2017 > № 2089980


США > СМИ, ИТ > americaru.com, 1 марта 2017 > № 2089977

Директор по развитию бизнеса YouTube Роберт Канкл (Robert Kuncl) представил сервис YouTube TV, который будет транслировать различные телевизионные каналы. Стоимость подписки на такой сервис составит 35 долларов в месяц, при этом основной целевой аудиторией станут молодые люди.

Google Inc. наращивает спектр услуг развлечений, открывая новый сервис YouTube TV, который позволит абонентам смотреть прямые трансляции топовых телеканалов. Служба будет запущена в течение ближайших месяцев и будет сотрудничать с 40 телевизионными сетями, включая CBS, ABC, ESPN, Fox и NBC.

Поскольку большинство молодых людей использует смартфоны для просмотра видео, то это привлечет дополнительное количество зрителей, желающих смотреть телеканалы на своем мобильном устройстве.

«Нет сомнений, что поколение «тысячелетия» любит смотреть телеканалы, но зачастую ТВ остается доступным лишь традиционными способами. Теперь молодым людям не придется в обязательном порядке смотреть телевидение, сидя в гостиной. Достаточно лишь подключиться через смартфон», - говорит исполнительный директор YouTube Сьюзан Воджиски.

Через новый сервис Google выходит на переполненный рынок услуг интернет-телевидения услуг, на котором уже работают Apple TV, Sling TV, Sony PlayStation и Vue DirecTV . Популярный онлайн видео сайт Hulu также планирует запустить свой собственный инструмент для трансляции традиционных телеканалов.

США > СМИ, ИТ > americaru.com, 1 марта 2017 > № 2089977


Узбекистан. Канада. США > Авиапром, автопром. Транспорт > uzdaily.uz, 28 февраля 2017 > № 2097889

В марте текущего года НАК «Узбекистон хаво йуллари» получит Full-flight-симулятор (FFS) самолета Boeing-767 канадской компании САЕ.

С помощью нового тренажера летный состав авиакомпании будет укреплять навыки пилотирования этого типа ВС в условиях, максимально приближенных к реальным.

FFS Boeing-767 – это новейшая разработка компании САЕ - ведущего производителя авиационных тренажеров. Он оснащен самым современным компьютерным обеспечением, системами визуализации и подвижности c шестью степенями свободы, на нем можно разыгрывать различные сценарии полета, как в воздухе, так и на земле. Кроме того, база данных, заложенная в компьютерной системе симулятора, позволяет совершать полеты в любую точку земного шара и осуществлять взлет и посадку во многих аэропортах мира.

Для технической поддержки тренажера на первом этапе канадскими специалистами в Учебно-тренировочном центре НАК будут обучены восемь специалистов - инженеров авиакомпании, которые получат допуски к самостоятельному обслуживанию FFS.

Сегодня в Тренажерном комплексе Национальной авиакомпании функционируют современные процедурные тренажеры для воздушных судов Боинг-757, А320 и Full-flight симуляторы А320 и отечественного Ил-114-100, которые позволяют НАК «Узбекистон хаво йуллари» осуществлять тренажерную подготовку не только собственного летного состава, но и предлагать услуги по обучению и переподготовке пилотов иностранным авиакомпаниям. А с вводом в эксплуатацию FFS B-767 в Узбекистане будет создана необходимая база для подготовки и переподготовки пилотов на ВС Boeing -767 без привлечения зарубежных учебных центров.

Запуск в эксплуатацию нового Full-flight-симулятора Boeing-767 запланирован на июнь этого года.

Узбекистан. Канада. США > Авиапром, автопром. Транспорт > uzdaily.uz, 28 февраля 2017 > № 2097889


США > Медицина. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 28 февраля 2017 > № 2094867

Трамп винит Обаму в протестах против отмены Obamacare

Президент заявил, что за протестами избирателей стоит его предшественник

Президент США Дональд Трамп обвинил своего предшественника Барака Обаму в недавних протестах против законодателей-республиканцев, когда те встречались с избирателями в своих штатах во время парламентских каникул.

Конгрессмены столкнулись с гневными вопросами о планах по отмене проведенной Обамой реформы здравоохранения, известной как Obamacare. По словам некоторых республиканцев, многие из протестующих принадлежат к группам, организованным демократами.

«Я думаю, за этим стоит президент Обама, потому что его люди определенно стоят за этим», – сказал Трамп в интервью программе Fox & Friends в Белом доме

«Я также понимаю, что это политика. То, что он стоит за всем этим, это политика. И, вероятно, это будет продолжаться. Я меняю то, что он хотел сделать», – добавил президент.

Спикер Палаты представителей Пол Райан во вторник вновь пообещал отменить Закон о доступном здравоохранении и ввести альтернативную программу. «Obamacare – закон на грани коллапса», – сказал он. По его словам, вычитаемые суммы при обращении за страховой выплатой и стоимость страховых полисов «взлетают до заоблачных высот», а предлагаемые республиканцами изменения «дадут людям больше возможностей выбора».

Трамп в понедельник сказал, что разработка многочисленных деталей нового закона о здравоохранении оказалась очень сложным делом.

«Никто не знал, что здравоохранение – это так сложно», – сказал он.

США > Медицина. Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 28 февраля 2017 > № 2094867


США > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 28 февраля 2017 > № 2094803

Уилбур Росс стал новым министром торговли США

Четыре часа продолжались слушания по кандидатуре Уилбора Росса, выдвинутого президентом США Дональдом Трампом на пост министра торговли. В поддержку Уилбура Росса выступили и бывшие министры торговли.

«Уилбур Росс будет использовать десятки лет опыта в введении бизнеса, предпринимательства и гражданского опыта на этой важной должности.» - заявил сенатор-республиканец из штата Южная Дакота Джон Тун. – «Я считаю, что его большой опыт управления в частном секторе, его понимание проблем, с которыми сталкиваются как работники, так и предприятия, хорошо вооружат его для работы в Министерстве торговли».

Элизабет Уоррен, сенатор-демократ из штата Массачусетс, раскритиковала не только деловые связи Росса в России, но и способ управления ипотечным кредитором во время жилищного кризиса.

«Г-н Росс имеет обширные связи с Россией. Он планирует продолжать зарабатывать деньги с помощью своих крупных нефтяных судоходных компаний, работая в качестве министра торговли. Он заработал миллиарды на домовладельцах'', - заявила Уоррен во время слушаний.

В рамках соглашения по вопросам этики, Росс отказывается от своей должности в фирме «Даймонд С. Шиппинг» (Diamond S. Shipping), но оставляет за собой долю в компании, перевозящей нефть и другие товары. В рамках соглашения, Росс пообещал не предпринимать никаких действий на посту министра торговли, которые принесут пользу любой компании, в которой он имеет финансовый интерес.

На слушаниях в сенатском комитете Россу не был задан вопрос о его деловых связях с Россией или работе в качестве ипотечного кредитора. Росс, в свою очередь, эти вопросы не затрагивал.

Бизнес-империя Уилбура Росса оценивается в 2,9 миллиарда долларов. Он имеет обширные деловые связи во всем мире. В 2000 году новый министр торговли США основал WL Ross & Co. - частную акционерную компанию. В рамках своего соглашения по вопросам этики, Росс откажется от этой фирмы.

На данный момент Сенат США утвердил 15 из 22 членов кабинета Дональда Трампа. Ожидается, что сенаторы продвинутся в вопросе рассмотрения кандидатуры конгрессмена Райана Зинке на пост министра внутренних дел США. Голосование пройдет уже на этой неделе.

Уилбур Росс заявил, что все соглашения о свободной торговле должны пересматриваться каждые несколько лет, чтобы убедиться, что они работают в интересах США.

Он также заявил, что выступает за свободную торговлю между странами, но и указал на свои тесные отношения с профсоюзом сталелитейщиков США, как на доказательство того, что он будет бороться за сохранение рабочих мест в Америке. Профсоюз выступил с поддержкой его кандидатуры на пост министра торговли.

Министр торговли США имеет несколько направлений в своей работе, как внутри страны, так и за ее пределами. Министерство занимается вопросами торговли, проводит работу по привлечению иностранных инвестиций в США. Кроме этого, министерство осуществляет надзор за агентствами, курирующими рыболовство, метеорологическую службу и Бюро переписи населения, которое пройдет в 2020 году.

США > Внешэкономсвязи, политика > golos-ameriki.ru, 28 февраля 2017 > № 2094803


США > Госбюджет, налоги, цены > americaru.com, 28 февраля 2017 > № 2089975

Как говорится в новом докладе, опубликованном журналом «News & World Report», юг Соединенных Штатов - не самое лучшее место для проживания. Список штатов, в которых лучше всего жить, был составлен на основании мнения жителей.

Каждый штат был оценен по семи категориям. Составители рейтинга учли мнение американцев относительно здравоохранения, образования, экономики, правительства, возможностей, инфраструктуры и уровня преступности в штатах. Массачусетс оказался на вершине списка за программы в областях образования и здравоохранения. Нью-Гемпшир, жители которого отметили расовое равенство в области образования и гендерное равенство, оказался на втором месте.

Южные штаты обосновались в самом конце рейтинга. По мнению американцев, Миссисипи и Луизиана – два двоечника, которые не справляются со здравоохранением и образованием. Однако их тоже есть за что похвалить: обеспечение безопасности, прозрачность деятельности правительства, доступность жилья и низкий уровень долгов за обучение среди выпускников.

США > Госбюджет, налоги, цены > americaru.com, 28 февраля 2017 > № 2089975


США > СМИ, ИТ > americaru.com, 28 февраля 2017 > № 2089974

Сколько раз просмотрен один ролик на YouTube – отследить легко, поскольку у каждого видео есть счетчик. Намного сложнее узнать, как долго зрители просматривают файла на портале. Разработчики YouTube сообщают, что на сегодня ежедневная продолжительность просмотров по всему миру составляет миллиард часов.

Для одного человека просмотр такого количества часов займет 100 тысяч лет. Но на данный момент количество регулярных зрителей портала так велико, что такие показатели стали возможны всего за сутки. Больше половины пользователей просматривают видео с мобильных устройств, и все больше тех, кто предпочитает смотреть ролики без звука.

Общее количество часов просмотра в сутки будет расти, считают эксперты, поскольку все чаще портал предоставляет возможность прямых трансляций.

США > СМИ, ИТ > americaru.com, 28 февраля 2017 > № 2089974


Турция. Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 28 февраля 2017 > № 2088218 Яшар Якиш

«Путину и Эрдогану под силу решить многие проблемы»

Экс-глава МИД Турции о том, чего ожидать от визита Эрдогана в Москву

Александр Братерский

В начале марта Россию с визитом посетит президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. О том, чего он ждет от этого визита, как будет развиваться российско-турецкое взаимодействие в Сирии и в чем главная претензия Турции к сирийским курдам, «Газете.Ru» рассказал на полях конференции клуба «Валдай» «Ближний Восток. Когда наступит завтра?» экс-глава МИД Турции Яшар Якиш.

— Чего вы ожидаете от визита президента Турции?

— Сейчас Турция открылась для диалога с администрацией Дональда Трампа. И так как у нее не было такого диалога с администрацией Обамы, это дало международному сообществу ощущение, что Турция начинает снова дрейфовать в сторону США в ущерб отношениям с Россией. И визит президента должен продемонстрировать, что это мнение не имеет под собой оснований. Известно, что, когда встречаются Путин и Эрдоган, им под силу решить многие проблемы на высоком уровне. Я надеюсь на этот визит, который поможет снять противоречия, если таковые есть.

— Сегодня Россия, Турция и Иран представляют собой региональную тройку, которая вместе работает над решением проблемы Сирии, между тем, как считают эксперты, у стран разные цели. Может ли несовпадение преследуемых целей отдалить эти государства друг от друга?

— Я работаю в дипломатической сфере более 40 лет, и мой метод заключается в том, что надо исходить из понимания, что интересы двух стран не могут полностью совпадать. Однако Турция и Россия должны сфокусироваться на тех вопросах, где есть совпадение интересов, работать над ними, действовать на их основе, расширяя переговорные возможности. Мы не должны ждать ситуации, при которой все, что делает Турция в Сирии, должно отвечать российским интересам. Это два суверенных государства, которые проводят собственную политику.

— Недавно Турцию посещал глава ЦРУ Майк Помпео. О содержании его переговоров неизвестно, но есть опасения, что США не очень хотят совместных боевых действий России и Турции в Сирии.

— Я думаю, что военное сотрудничество продолжится, так как оно выгодно для обеих сторон, и здесь как раз позиции России и Турции взаимно конверсируемы.

США хотят, чтобы Турция оставалась на их стороне, так как у США есть интересы на Ближнем Востоке, которые они хотят еще больше расширить.

Что касается российско-турецких отношений, то мы должны посмотреть, как администрация Трампа будет взаимодействовать с Россией в отношении Сирии, Ирака, на Ближнем Востоке и в районе Черного моря.

Новая американская политика будет важным ориентиром политики Турции в отношении России, но это не значит, что Турция будет соглашаться со всеми пунктами политики США.

Когда глава ЦРУ посетил Турцию, турецкая сторона объяснила, каковы ее ожидания. По возвращении Помпео представит их своему президенту. Пока глава ЦРУ прибыл для того, чтобы ознакомиться с информацией, которая необходима для определения сирийской политики Вашингтона.

— У Турции, России и США есть противоречия в вопросе курдов. Как разрешить их, чтобы не навредить отношениям?

— Да, Россия — это страна, которая поддерживала цели курдов. При этом необязательно сирийских или турецких. Американцы имеют связи с курдскими отрядами Демократического союза в Сирии и хотят использовать их военное крыло для того, чтобы взять Ракку. Что касается турецкого подхода, то Турция не против курдов. Она лишь против тех групп курдов, которые хотят превратить районы, не населенные курдами, в курдские. Если в провинции Джазира и Кобани курды составляют большинство населения, то есть, например, провинция Манбидж, где национальное представительство курдов не превышает и 10%.

Если они возьмут под контроль эту местность, создадут курдский регион, они приведут соотечественников из других мест и превратят регион в курдский, изменив состав населения. Турция хочет предотвратить это, чтобы туркоманов и арабов под этим предлогом не изгоняли со своих мест там, где они живут компактно.

Хочу сказать, что в курдском вопросе у Турции есть полное взаимное понимание с Ираном. Обе стороны понимают, что в случае, если курды образуют непрерывный пояс своих поселений в Сирии, это даст ложный сигнал курдам в Иране и Турции.

Иран и Турция также придерживаются единого мнения по вопросу о единстве Сирии.

— Вы говорите о единой Сирии, но сможет ли она выжить как единое государство в сегодняшних условиях?

— Сирия не должна быть дезинтегрированным государством, она должна остаться в своих границах, но все в нем должны обладать правами.

Турция. Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 28 февраля 2017 > № 2088218 Яшар Якиш


Турция. США. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 27 февраля 2017 > № 2104441 Екатерина Чулковская

Турецкая перезагрузка. Подружатся ли Трамп с Эрдоганом

Екатерина Чулковская

После непростых отношений с Обамой в Турции Трампа воспринимают как «своего человека». Нового американского президента сближают с Эрдоганом и консервативные взгляды, и обещания антиэлитной революции. Даже антимусульманская риторика Трампа и введенный им запрет на въезд в США для граждан ряда мусульманских стран не вызвали особого гнева в Турции

Для американо-турецких отношений февраль стал месяцем встреч и надежд. Действительно, встреч между турецкими и американскими уполномоченными лицами было немало. Начало положили два президента – Трамп и Эрдоган. Седьмого февраля между ними состоялся первый телефонный разговор, как сообщается, в позитивной атмосфере. Девятого февраля в Турцию с первым зарубежным визитом в новой должности приехал глава ЦРУ Майкл Помпео – встретился с главой турецкой разведки МИТ Хаканом Фиданом, а также с президентом Эрдоганом и премьером Йылдырымом.

Семнадцатого февраля в Турции на военной базе Инжирлик побывал начальник Генштаба ВС США генерал Джозеф Данфорд – провел переговоры с министром обороны Турции Хулуси Акаром. А 18 февраля на полях конференции по безопасности в Мюнхене турецкий премьер Йылдырым пообщался с вице-президентом США Майклом Пенсом. Серию февральских встреч завершил Джон Маккейн, возглавляющий комитет Сената по делам вооруженных сил. Двадцатого февраля он приехал в Турцию, где встречался с президентом Эрдоганом и премьером Йылдырымом.

Общее настроение встреч – начать с чистого листа отношения с Вашингтоном. Вслед за турецким руководством его подхватили турецкие эксперты и СМИ. Первые стали прогнозировать укрепление двустороннего сотрудничества, выгодные Анкаре договоренности по Сирии и так далее. Вторые смягчили свою антиамериканскую риторику, которая доминировала в турецких СМИ в последнее время.

Три пункта разногласий

При предыдущем американском президенте Бараке Обаме в отношениях двух союзников по НАТО хватало кризисов, особенно напряженным выдался последний год. Есть три главных источника разногласий между Вашингтоном и Анкарой.

Во-первых, это сирийский кризис. С самого начала гражданской войны в Сирии турецкое руководство объявило Сирию внутренней проблемой Турции, стало оказывать активную поддержку сирийской оппозиции, проводить встречи «Друзей Сирии». На волне арабских революций Турция хотела решить сирийский вопрос резко и быстро – убрать Асада и установить в Дамаске дружественный ей режим.

Долгое время Эрдоган тщетно пытался втянуть США в сирийский конфликт. В качестве аргументов турецкая сторона использовала то, что сирийская армия несколько раз нарушала воздушное пространство Турции и даже обстреляла жилой дом на турецкой территории. При желании союзники по НАТО могли бы рассмотреть все эти случаи как нападение на одну из стран альянса и применить пятую статью, но никто в НАТО не хотел вмешиваться в сирийские дела.

Также Турция настаивала на создании бесполетной зоны в Сирии. Обосновывали необходимость такой зоны тем, что там могли бы разместиться сирийские беженцы, которых Турция приняла рекордное количество – 2,7 млн. Вашингтон и здесь не шел навстречу. Отношения союзников зашли в тупик.

Другим спорным вопросом в отношениях двух стран, вытекающим из сирийского кризиса, стала курдская проблема. Вашингтон оказывает военную помощь курдским отрядам в Сирии, против чего выступает Анкара. Турция рассматривает сирийских курдов не иначе как ответвление Рабочей партии Курдистана (РПК), сепаратистской курдской организации, ведущей военные действия на юго-востоке Турции с 1984 года. РПК признана террористической организацией не только в Турции, но и в США и странах ЕС. Власти Турции неоднократно призывали США отказаться от поддержки курдских отрядов в Сирии, но безрезультатно. Вашингтон видит в сирийских курдах крупную военную силу, которая сражается против ИГИЛ (запрещено в РФ), и не готов так просто отвернуться от них.

Наконец, третий пункт разногласий – это вопрос об экстрадиции турецкого богослова Фетхуллаха Гюлена, с конца 1990-х проживающего в США. Некогда соратник Эрдогана, Гюлен создал влиятельное религиозное движение «Хизмет», которое при поддержке турецких властей долгое время чувствовало себя в Турции свободно и активно внедряло своих сторонников в систему госуправления. Но сейчас ситуация иная. Гюлена и его движение «Хизмет», которое нынче в Турции называют FETO (расшифровывается как Террористическая группировка фетхуллахчистов), обвиняют в организации попытки военного переворота 15 июля прошлого года.

В стране до сих пор продолжаются аресты участников движения, их вычищение из судебной, правоохранительной, образовательной системы и так далее. Самого Гюлена турки требуют вернуть домой, но американцы отказываются это делать из-за отсутствия необходимых юридических обоснований. В Турции отказ рассматривают как доказательство возможной причастности ЦРУ к июльскому путчу.

Так похожи

После непростых отношений с администрацией Обамы нового президента Трампа в Турции воспринимают как «своего человека». Его победу на выборах встретили с радостью. «С этим выбором началась новая эра в Америке. Я надеюсь, что этот выбор американского народа внесет вклад в развитие основных прав и свобод и принесет перемены в наш регион», – отметил тогда президент Эрдоган.

Трамп чем-то похож на Эрдогана своей харизмой и желанием «сделать свою страну снова великой». Публичные выступления Трампа напоминают эрдогановские – только «Сделаем Америку снова великой» надо заменить на «Построим новую Турцию». Оба совмещают игру на консервативном правом поле с обещаниями провести антиэлитную революцию.

Трамп похож на нынешнего турецкого лидера и еще по одной причине. Приход к власти в Турции Партии справедливости и развития во главе с Эрдоганом чем-то напоминает неожиданную для многих победу Трампа. И то и другое событие было новым веянием в политике – протестом против привычной политической элиты. Трампа выбрала «одноэтажная Америка»; ПСР – анатолийская провинция. Первые устали от Клинтонов – Бушей, вторые – от многочисленных коррупционных скандалов 1990-х, в которых была замешана старая турецкая элита.

Новый глава Белого дома в отличие от глав ЕС не критикует нынешнее турецкое руководство за давление на оппозицию – в Турции до сих пор действует режим чрезвычайного положения и продолжаются массовые аресты лиц, причастных к июльскому путчу, и других оппозиционеров. Администрация Трампа также пока никак не высказалась по поводу предстоящего в Турции референдума, на который будет вынесен вопрос об изменении формы правления страной – с парламентской на президентскую, что критики режима Эрдогана называют «установлением режима одного человека». Такое отношение американского руководства к референдуму вызывает симпатии среди турок, которые в качестве главного аргумента в пользу перехода к президентской форме правления приводят пример США.

Даже антимусульманская риторика Трампа и введенный им запрет на въезд в США для граждан ряда мусульманских стран не вызвали особого гнева в Турции. Премьер-министр Турции ограничился заявлением, что «запрет – это не решение проблемы».

Торг начался

Трамп пока не обещал ничего конкретного ни по одному из спорных вопросов в отношениях между Турцией и США. По Сирии и курдским отрядам страны начали диалог. Анкара в идеале хотела бы, чтобы Вашингтон поддержал ее поход на Ракку, но при этом прекратил помогать курдам и переключил внимание на поддерживаемую Турцией Сирийскую свободную армию. По Гюлену тоже нет ясности. Новая американская администрация обещает рассмотреть вопрос об экстрадиции Гюлена, но как надолго может затянуться это рассмотрение, неизвестно.

Смогут ли два во многом похожих политика (возможно, даже симпатизирующие друг другу) перезагрузить испорченные при Обаме американо-турецкие отношения, покажут конкретные договоренности сторон по основным пунктам разногласий. Судя по содержанию февральских встреч, новую вашингтонскую администрацию в отношениях с Турцией больше всего интересует сотрудничество в Сирии, а вот внутренним турецким делам они собираются уделять куда меньше внимания.

Возможно, стороны придут к устраивающему всех компромиссу – Гюлена поменяют на признание Анкарой сирийских курдов как самостоятельного субъекта сирийской оппозиции. Как бы там ни было, после жестких идеологических разногласий с администрацией Обамы в американо-турецких отношениях наступает новый этап – торга по конкретным вопросам, в которых прямо пересекаются интересы США и Турции.

Турция. США. Сирия > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 27 февраля 2017 > № 2104441 Екатерина Чулковская


США > Медицина > americaru.com, 27 февраля 2017 > № 2089971

Исследование, проведенное Американской психологической ассоциацией, показало, что отдельно существующего стресса из-за нехватки денег не существует около 61% американцев переживает напряжение из-за финансов, но это никак не связано с их недостачей – подобный стресс присущ как бедным людям, так и обеспеченным гражданам США.

Многие думают, что если бы у них было больше денег, то им бы не пришлось беспокоиться так много. Оказывается, что эта мысль неверна. Количество денег никак не влияет на появление стресса – богатые люди не меньше малообеспеченных пекутся по этому вопросу.

Чтобы перестать напрягаться из-за денег, психологи советуют придерживаться нескольких правил поведения. Стоит реже проверять счета, чтобы избежать навязчивых напоминаний о деньгах. Следите за своей финансовой ситуацией, но без фанатизма, говорят специалисты. Второй принцип – сосредоточиться на потребностях, а не на мимолетных стремлениях к роскоши. Важно постоянно напоминать себе, что счастье не зависит от наличия нового телефона или машины.

Третье правило предусматривает принятие ограничения расходов – нужно определить лишь необходимы затраты, включая развлечения и походы в ресторан. Это позволит испытывать меньше чувства вины из-за выходов в свет. Также важно помнить, что деньги – лишь инструмент решения вопросов, и находить другие источники радости.

США > Медицина > americaru.com, 27 февраля 2017 > № 2089971


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 27 февраля 2017 > № 2088238 Сьюзан Мэсси

«Мы должны уложить Россию и Америку в постель»

Посредник между Горбачевым и Рейганом Сьюзан Мэсси дала интервью «Газете.Ru»

Александр Братерский

В Москву на презентацию русского издания своей книги «Доверяй, но проверяй: Рейган, Россия и я» прибыла американская писательница и общественный деятель Сьюзан Мэсси. Знаток русской культуры, Мэсси была неофициальным посредником в отношениях между президентом СССР Михаилом Горбачевым и США Рональдом Рейганом. О том, что она говорила Рейгану о России и почему понимает действия РФ в Крыму, Мэсси рассказала «Газете.Ru».

— Президент США Рональд Рейган, которого вы хорошо знали, начал диалог с СССР. Как вы помогали ему в выстраивании этого диалога?

— Это достаточно редкое явление, когда действующий президент звонит частному гражданину, писателю, который к тому же является демократом, хотя и консервативным. Но Рейган был достаточно «народным» человеком. Его не интересовали подробности, связанные с политикой Кремля. У него было полно советников.

От меня он хотел побольше узнать о русских: что им нравится, чем они гордятся, о чем смеются? Каковы их человеческие черты? Ведь прежде всего Рейган был актером, и Горбачев говорил мне: «Президент Рейган был человеком, который обладал самой прекрасной интуицией из всех мировых лидеров. Это талант актера».

Актеры, когда хотят сыграть кого-то не похожего на себя, должны эмоционально проникнуть в этого человека. И я поняла, что это то, чего Рейган хотел достичь за эти четыре года. Он пытался понять, что может чувствовать другой человек.

Рейган написал мне несколько писем. Одно из них — после встречи с Горбачевым. В нем он признался, что между ними есть «химия». Рейган сказал о Горбачеве, что тот «хороший парень», хотя и верит «во все эти вещи». Но я ему сказала: «Горбачев с этим родился, и эти убеждения — часть него». Однако самое главное, что есть хороший парень, у которого могут быть другие взгляды. Это помогло Рейгану.

— Многие эксперты видят в нынешнем президенте США Дональде Трампе черты политического стиля Рейгана. Находите ли их вы?

— Они с Рейганом все-таки очень разные. Рейган — из бедной семьи, у которой не было средств купить себе очки. Ему приходилось постоянно щуриться, даже листья на деревьях трудно было разглядеть. С другой стороны — супербогатый Дональд Трамп, у которого совершенно другой опыт. Я не думаю, что мы знаем о Трампе достаточно, чтобы понять его. Но надо отдать Трампу должное: он хорошо чувствует настроения в США.

Проблема Трампа в том, что он вытащил наружу худшие качества американизма. Мне грустно из-за этого. Правда, я желаю ему удачи, это важно для обеих наших стран.

Я сама не была слишком удивлена его победе, хотя и не голосовала ни за него, ни за Клинтон.

— Большая часть вашей жизни пришлась на времена «холодной войны». Считаете ли вы, что мы возвращаемся в эти времена?

— Я думаю, что все происходящее — большая глупость. «Холодная война» плоха и для нас, и для вас. Я не понимаю, почему мы не можем заняться чем-то другим, вместо того чтобы постоянно обвинять друг друга. Мы всегда должны искать пути сближения.

В свое время я предлагала Рейгану провести родео между русскими и американцами.

Ведь у вас в России есть известные породы лошадей, ну а русским нравятся культура ковбоев. Я думала, что это хорошо будет смотреться по телевизору, это же очень яркое зрелище.

Не все американцы и русские знают, какими были отношения наших стран во времена царя Александра II, «царя-освободителя», который состоял в переписке с Авраамом Линкольном и всегда подписывался «Ваш добрый друг» — так же, как и Линкольн. Русский флот сыграл большую роль в спасении Американского союза.

Есть еще одна история, которую я исследовала. Когда Александр II послал в США с миссией своего сына Алексея.

Молодому человеку был 21 год. Когда он проехал по Америке, его приветствовали плакатами: «Добро пожаловать, сын великого американского союзника России». В местной церкви Святой Троицы играли «Боже царя храни». В Америке Алексей выразил желание поохотиться на бизонов, и американская сторона организовала организовала для него эту охоту. Подготовкой занимался знаменитый охотник Буффало Билл, а помогали в организации охоты индейцы из племени сиу.

Алексей также посетил фестиваль Марди Гра в Новом Орлеане, где в его честь была также исполнена песня «If Ever I Cease to Love» («Если я перестану любить»). Я думаю, эта история может стать основой для хорошего российско-американского мюзикла.

— Но как изменить настроения, которые формирует пропаганда и с той, и с другой стороны?

— Я много думала об этом, и я нахожу такую метафору. Россия — это женщина, и это объясняет ее непредсказуемость. У нее есть интерес к молодому человеку — Америке. Я иногда говорю в шутку, что мы должны уложить Россию и Америку в постель. Но какой должна быть это постель?

Одна из них — это музыка. Вам нравится наша, нам — ваша. Мы должны искать много таких «постелей» в тех вещах, которые нам нравятся друг в друге.

Когда вы играете наш «диксиленд», вы делаете это прекрасно. В свою очередь, «Щелкунчик» стал неотъемлемой частью празднования Рождества. Многие американцы считают, что Чайковский — американец.

— Я знаю, что вы много говорили с Рейганом о роли религии в России. Сегодня религия, похоже, становится аргументом, разделяющим различные группы населения. Как здесь найти общий язык?

— Буду откровенна, я считаю, что православие лучше, чем коммунизм.

Я думаю, что для американцев трудно понять, что православие является основой вашей культуры, частью вашей идентичности. Мы же в Америке часто относимся к религии как к покупке нового автомобиля: «Не нравится эта модель — выберу другую». В России православие имеет такое значение, что, даже если вы не православный, вы все равно думаете как православный. Для американцев это трудно понять. Я сама православная и хорошо знаю русскую церковь.

Я состояла в комиссии по диалогу между американской и русской церквями, мой сын — епископ. СССР не был основан на моральных принципах. Собчак (мэр Петербурга Анатолий Собчак. — «Газета.Ru»), которого я хорошо знала, и патриарх Алексий говорили в 1990-е годы, что главная проблема в стране — это не экономика, а отсутствие моральных основ. Люди находилась в нелегких условиях, и многие должны были врать или заставлять детей врать.

— Вы хотели стать послом США в СССР, но так и не стали, хотя и много сделали для того, чтобы сблизить наши страны. Вы чувствовали, что выполняете в каком-то роде дипломатическую миссию, налаживая отношения между СССР и США?

— Я всегда говорила, что люблю русских. В вас есть черты, которых у нас на Западе нет, и чаще всего это вещи, которым мы не придаем значения. У русских большая восприимчивость к человеческим эмоциям. У нас этого нет. Я часто говорю, что у русских есть слово «эмоциональный», которое они используют в другом значении.

Мы используем его скорее с негативным оттенком: «Она поступила эмоционально». Но в русском языке слово «эмоциональный» означает очень хорошую черту характера.

— Не считаете ли вы, что мы, россияне, со временем становимся все более западными людьми в худшем смысле этого слова: менее эмоциональными, более рациональными и погруженными лишь в свои собственные проблемы?

— Я много говорю об этом с русскими знакомыми. Один из них недавно сказал, что сейчас больше стали обращать внимания на одежду, больше думать о деньгах. Но я не думаю, что русские сильно меняются.

Как женщина, я всегда очень ценила вежливость русских мужчин. Может, потому, что я пожилая дама? Я никогда не была против знаков внимания со стороны российских мужчин. Это признак хорошего тона в отношениях между полами. В мой последний приезд в Петербург я шла с палочкой, и я была поражена, сколько людей разного возраста предложили свою помощь при переходе улицы.

Я думаю, что это еще и потому, что Ленинград пережил тяжелые времена блокады и помогать другим — в генах у его жителей. Поэтому я призываю русских: не надо меняться!

— В одном из американских интервью вы сказали, что понимаете позицию России в ситуации с Крымом. Почему?

— Посмотрите на нас. Я была в Крыму два раза. Один — во время СССР. Другой раз — в украинский период. Крым всегда был русским, там все говорили по-русски.

Потом взгляните: где находится Крым? Вопрос незамерзающего военного порта всегда имел значение для национальной безопасности России. Если бы я была президентом России, я бы сделала в Крыму в тех же условиях то же самое.

Я могу понять другую сторону. Это не значит, что я одобряю происходящее, но я могу видеть картину в целом. Я понимаю опасения Украины. Я также понимаю, что США в истории тоже предпринимали шаги по защите интересов национальной безопасности.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > gazeta.ru, 27 февраля 2017 > № 2088238 Сьюзан Мэсси


США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 26 февраля 2017 > № 2086962

Официальный представитель Белого дома Шон Спайсер лично отчитал подчиненных и распорядился проверить их мобильные телефоны после утечки в СМИ информации с закрытого совещания, пригрозив более жестким наказанием в случае повторных утечек, сообщает издание Politico со ссылкой на присутствовавших при беседе.

По словам одного из источников, на прошлой неделе Спайсер выяснил, что в СМИ просочилась информация с закрытого совещания сотрудников пресс-службы. После инцидента все присутствовавшие сотрудники — около десяти человек — были повторно вызваны для беседы в кабинет Спайсера.

При входе в кабинет сотрудники должны были сдать на проверку свои электронные устройства, в том числе личные и служебные телефоны.

Спайсер напомнил подчиненным, что, согласно американскому законодательству, сотрудникам администрации запрещено пользоваться приложениями для шифрования и автоматического удаления отправленных сообщений, и пригрозил принять более жесткие меры в случае повторных утечек.

Как отмечают источники газеты, прежде чем вызвать подчиненных для разговора, Спайсер проконсультировался с советником по юридическим вопросам Доном Макганом. Во время беседы в комнате присутствовали представители юридической службы Белого дома.

США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > ria.ru, 26 февраля 2017 > № 2086962


США > СМИ, ИТ > golos-ameriki.ru, 25 февраля 2017 > № 2094782

Прессе отказали в доступе в Белый дом

Решение администрации СМИ назвали беспрецедентным

Белый дом оказался под шквалом критики после того, как в пятницу представителей сразу нескольких средств массовой информации не пустили на ежедневный брифинг пресс-секретаря президента США Шона Спайсера.

В «черном списке» неожиданно оказались ведущие издания и телеканалы, не раз выпускавшие критические материалы о президенте Дональде Трампе – The New York Times, Los Angeles Times, телеканал CNN и интернет-издание Buzzfeed.

В то же время такие СМИ, как Breitbart News, One America News Network и Washington Times, не скрывающие своих симпатий к Трампу, были допущены на брифинг.

Запрет не коснулся также крупнейших телекомпаний США – ABC, CBS, NBC и Fox. Несмотря на это, некоторые СМИ, в том числе и крупнейшее мировое агентство новостей Associated Press из солидарности с коллегами отказались освещать брифинг в Белом доме.

Вопреки традиции, в пятницу ежедневный брифинг для прессы прошел не в конференц-зале Белого дома, а в кабинете Шона Спайсера. Любая съемка на этом мероприятии не допускалась.

Президент Ассоциации журналистов, аккредитованных в Белом доме (WHCA), Джефф Мэйсон пообещал, что руководство организации будет добиваться объяснений от администрации президента.

«Мы выражаем решительный протест, и возмущены тем, как сегодняшний вопиющий инцидент был организован Белым домом», - заявил Джефф Мейсон.

По словам исполнительного директора New York Times Дина Багета, ему никогда не приходилось сталкиваться с подобными демонстративными акциями.

«Ничего подобного никогда не происходило в Белом доме за все долгие годы, в течении которых мы освещали работу разных (президентских) администраций, представляющих различные партии», - заявил журналист.

В пресс-релизе, распространенном агентством Associated Press, говорится, что запрет нарушает основополагающие права граждан.

К вечеру пятницы в Белом доме не ответили на официальную просьбу о комментарии, направленную «Голосом Америки».

США > СМИ, ИТ > golos-ameriki.ru, 25 февраля 2017 > № 2094782


США > Авиапром, автопром. Армия, полиция > militaryparitet.com, 25 февраля 2017 > № 2087114

NASA продувает модель нешумного сверзвукового самолета.

В США проходят испытания в аэродинамической трубе модели будущего сверхзвукового пассажирского самолета QueSST X-Plane разработки Lockheed Martin, сообщает "Военный Паритет" со ссылкой на космическое агентство NASA.

Работы проводятся в Научно-исследовательском центре им. Гленна NASA в Кливленде. Агентство проверяет масштабную модель в размере 9% от перспективного авиалайнера. В течение 8 недель инженеры должны протестировать модель на скоростях от 0,3 до 1,6 М. Отмечается, что летные испытания самолета начнутся "в не слишком отдаленном будущем".

Основной целью испытаний является снижение шумности при полетах на сверхзвуковой скорости. Недавние исследования показали, что есть возможность того, что сверхзвуковой самолет будет гасить ударную волну быстрее чем скорость звука достигнет земли. Таким образом, люди на земле вряд ли услышат, что над ними пролетает самолет на сверхзвуковой скорости.

"Уникальный дизайн самолета имеет такую форму, которая существенно снижает шум на сверхзвуковой скорости. Этот шум можно сравнить с обычным сердцебиением, чем с тем звуковым ударом, который сейчас обычен для сверхзвукового полета", говорит инженер, менеджер программы QueSST компании Lockheed Martin Skunk Works Питер Лосифидс (Peter Iosifidis).

NASA выдало контракт компании Lockheed Martin для предварителного проектирования сверзвукового самолета в феврале 2016 года, испытания в аэродинамической трубе будут продолжаться до середины 2017 года. Предполагается, что демонстрационный образец с низким уровнем шума начнет летные испытания примерно в 2020 году.

США > Авиапром, автопром. Армия, полиция > militaryparitet.com, 25 февраля 2017 > № 2087114


Узбекистан. Казахстан. США > Авиапром, автопром > uzdaily.uz, 24 февраля 2017 > № 2097870

Компания GM Uzbekistan в марте 2017 года запустит сборочное производство автомобилей в Казахстане. Об этом было сообщено на заседании Совместной межправительственной комиссии по двустороннему сотрудничеству между Узбекистаном и Казахстана.

Мощности по сборке автомобилей будут созданы на базе компании «СарыаркаАвтоПром».

На первоначальном этапе будет создано производство по сборке седана Ravon Nexia R3 мощностью 7 тыс. автомобилей в год. В будущем планируются наладить сборку автомобилей Spark.

Узбекистан и Казахстан начали работу по организации в Казахстане сборки транспортной техники предприятия JV MAN Avto Uzbekistan, автобусов и грузовых машин «СамАвто».

Узбекистан. Казахстан. США > Авиапром, автопром > uzdaily.uz, 24 февраля 2017 > № 2097870


Россия. США > СМИ, ИТ > golos-ameriki.ru, 23 февраля 2017 > № 2097625

МИД России занялся разоблачениями «недостоверной» информации о России

На сайте ведомства появился раздел со ссылками на публикации западных СМИ, которые якобы содержат ложные сведения

Российские власти запустили проект, направленный на опровержение сообщений СМИ, которые они считают ложными.

На официальном сайте российского МИДа появился новый раздел «Примеры публикаций, тиражирующих недостоверную информацию о России».

На данный момент в поле зрения внешнеполитического ведомства попали пять СМИ. Среди них NBC News, Telegraph, New York Times и Bloomberg. Кроме того, критике подвергся значительно менее известный калифорнийский сайт Santa Monica Observer.

Однако разоблачения министерства носят очень сжатый характер.

В каждом случае приводится краткое изложение темы публикации и опровержение из одного предложения: «В этом материале распространяются данные, не соответствующие действительности».

Кроме того, ссылка на каждую публикацию содержит ее скриншот, на который наложена красная печать с надписью «Фейк».

Все публикации, за исключением одной, основаны на анонимных правительственных источниках или на публичных заявлениях политиков.

Россия. США > СМИ, ИТ > golos-ameriki.ru, 23 февраля 2017 > № 2097625


США. ЛатАмерика > Транспорт. СМИ, ИТ > golos-ameriki.ru, 23 февраля 2017 > № 2094791

Google займется перевозкой пассажиров

Новый сервис запустят в нескольких городах в США и стран Латинской Америки в ближайшие месяцы

Сервису по обслуживанию пассажиров «Uber» придется серьезно конкурировать с бывшим партнером - «Google».

По сообщению газеты The Wall Street Journal, самый популярный в мире поисковик дополнит свое навигационное приложение «Waze» функцией поиска попутчиков.

В отличие от «Uber» и «Lyft», «Google» собирается убедить обычных водителей использовать навигационное приложение, чтобы подвозить людей, которые едут в том же направлении.

Новый сервис запустят в нескольких городах в США и стран Латинской Америки в ближайшие месяцы. Ранее сообщалось, что «Google» успешно протестировал услугу в Сан-Франциско и Израиле.

«Сможем ли мы убедить обычного водителя время от времени подбирать попутчика по дороге на работу? Это самый сложный вопрос», - считает глава компании «Waze» Ноам Бардин.

Поездки «Waze» будут обходиться дешевле услуг, которые предоставляют «Uber» и «Lyft». Так, добраться из центра Окленда в центр Сан-Франциско будет стоить 4,5 доллара. В «UberPool» этот же маршрут обойдется в 10,57 долларов, а в «Lyft Line» – 12,40.

The Wall Street Journal сообщает, что водители также будут отличаться от водителей сервиса «Uber» и «Lyft», многие из которых работают полный рабочий день и даже больше. Пользуясь услугами «Waze», пассажиры будут платить всего лишь $0,54 за милю.

В начальный период «Waze» не планирует взимать плату с водителей, но в будущем может удерживать 15 процентов от стоимости оказанной услуги, если сервис заработает в полную силу.

В 2013-м году венчурный фонд «Google» инвестировал в сервис «Uber» 258 миллионов долларов.

США. ЛатАмерика > Транспорт. СМИ, ИТ > golos-ameriki.ru, 23 февраля 2017 > № 2094791


Россия. США > СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 23 февраля 2017 > № 2089148 Елена Соловей

Елена Соловей: «Надо воспитывать в себе силу»

Оксана ТАРЫНИНА, Нью-Джерси

Через несколько кварталов раскинулся Гудзон, парят в вышине башни Манхэттена, но здесь тихо и спокойно. Городок Фэр-Лон — отсюда начинается знаменитая «одноэтажная» Америка, именно тут более четверти века живет народная артистка РСФСР Елена Соловей. 24 февраля обожаемая миллионами кинозрителей актриса отметит юбилей. Мы встретились накануне, чтобы вместе вспомнить ее звездные роли, обсудить любимых режиссеров, поговорить о сегодняшнем житье-бытье вдали от Родины.

культура: Предлагаю начать с абстрактного «красота это...».

Соловей: Талант, прежде всего. Сейчас часто говорят о ком-то «она символ красоты». Но символы меняются. Талант же быть красивой — величина неизменная, демократичная, вневозрастная. Недаром и простая домохозяйка может быть на удивление привлекательнее какой-нибудь кинодивы.

культура: Вы с раннего детства мечтали стать актрисой. Настолько были уверены в своих сценических способностях и внешних данных?

Соловей: Никогда не мнила себя красавицей. Хотя, конечно, не считала и дурнушкой. Я очень не любила смотреться в зеркало. И это не кокетство. То, что кинозрители в дальнейшем воспринимали Елену Соловей как красивую женщину, результат большой работы вокруг меня. Каждый образ, если мы говорим о кино, создается волшебными руками гримеров, талантом оператора и любовью режиссера. Все складывается воедино.

Вы знаете, вот это детское «хочу быть...». Позже в интервью я часто утверждала, что по образу жизни актрисой не являюсь — актрисой управляет «драйв», стремление пестовать свой имидж, двигаться к выбранной творческой цели, развивать успех, проходить сквозь стены ради кинопроекта, который добавит славы. У меня ничего подобного не было. К слову, Никита Сергеевич Михалков однажды заметил: «Лена не побежит даже за звездной ролью, если ей придется оставить дома больного ребенка». Наверное, тут и проходит водораздел. Настоящей актрисе сложно иметь семью, ибо приходится полностью отдаваться профессии, для чего, возможно, поступаться личным счастьем, материнством.

Но, с другой стороны, сейчас, спустя годы, думаю: рассуждая так о себе, я несколько обманывалась. Ведь желание играть захватило меня еще ребенком, мне всегда нравилось примерять разные образы. В красноярской школе — хор и театр. Потом в Москве ходила в драмкружок, принимала участие в бесконечных конкурсах чтецов, завоевывала премии. Так вышло, что оказалась среди детей, которые в 1963-м приветствовали проходивший в советской столице Всемирный конгресс женщин. Еще школьницей выступала на телевидении. При этом летело все само собой, сверхусилий не прикладывала. Но получала мало с чем сравнимое удовольствие.

культура: А родители как воспринимали?

Соловей: Терпеливо. Девочка же занята. Никто не предполагал, что речь идет о жизненном выборе. Они не относились к увлечению серьезно. Когда я не прошла в Школу-студию МХАТ и решила никуда более не поступать... вот тут у родителей была драма. Ведь я хорошо училась. И папа с мамой гордились моими пионерскими выступлениями, но дочь — артистка? Да они вообще не понимали, что за профессия такая.

культура: Однако сложилось как нельзя лучше: спустя год Вы поступили во ВГИК и еще в студенчестве попали в кино.

Соловей: Со второго курса я начала сниматься: на киностудии имени Горького в фильме «Король — олень», в телеспектакле «Цветы запоздалые». А еще ранее — у Рустама Хамдамова, в курсовой работе.

культура: Когда же появилось ощущение: «Я — актриса»?

Соловей: Не сразу, значительно позже. Хотя... Дипломный спектакль во ВГИКе ставил наш мастер Бабочкин, «Стеклянный зверинец». Я в нем играла Аманду Вингфилд. Как осталось в моей памяти и как читала позднее у Бориса Андреевича в его дневниках, постановка имела огромный успех. Скорее всего, в тот момент и возникло какое-то необыкновенное чувство: да, мы можем, я могу, я — артистка.

культура: Та самая короткометражка Хамдамова и Киселевой «В горах мое сердце» считается одним из самых ярких Ваших появлений на экране.

Соловей: Это было словно наитие, легкое дыхание. Я сейчас часто стараюсь воскресить свое ощущение молодости, вспомнить, что чувствовала, как воспринимала жизнь и первые прикосновения к кинематографу, — и не могу. Но было безумно увлекательно, круговерть заполняла всю повседневность.

ВГИК — вообще уникальное учебное заведение, где попадаешь в другой мир. И он кружит голову, обволакивает, в нем живешь с 9 утра до 7 вечера... Там репетиции, занятия, забегаешь в какие-то маленькие залы и смотришь кино, которого бы никогда не увидел, — старые ленты, волшебные, удивительные актрисы, актеры. Они тебя завораживают, иное перестает существовать. Во ВГИКе чувствуешь, что реальность где-то там, она тебя не касается.

культура: Но ведь и последующая актерская жизнь, наверное, такая же?

Соловей: Нет, потом все сложнее. Распределение, кинопробы, знакомство и переговоры с режиссерами... Хотя и тут мне везло, все будто само собой складывалось.

культура: Ангел-хранитель вел?

Соловей: Не знаю, правда. Мне не случалось мучительно ждать ролей. Они меня сами находили... Я не была до них жадной, мол, хочу играть все-все-все — быть главной. Нет, у меня такой страсти никогда не наблюдалось. Впрочем, предложений действительно хватало. Приглашение к Юлии Ипполитовне Солнцевой — небольшой эпизод предстояло сыграть на Украине, один съемочный день — восприняла за счастье. Потому что она выбрала меня. Пусть играть какую-то крестьянку с ребенком. Можете себе представить? Маленькая работа в стилизации пушкинской «Метели» со Спартаком Мишулиным и Лидией Смирновой. Как-будто клубочек наматывался роль за ролью. Так оно и крутилось.

культура: И вот клубочек докатился до съемок у Никиты Михалкова в «Рабе любви».

Соловей: Там, думаю вы знаете, была предыстория с Рустамом Хамдамовым. Я снималась у него в ленте с подобной фабулой — «Нечаянная радость», но ее закрыли. Объявили, что картину должен заканчивать какой-то другой режиссер, по мнению студии. Я для себя не видела возможности участвовать. За досъемку пытались браться несколько человек, и у них ничего не получалось. В конце концов Андрей Сергеевич Кончаловский, автор сценария, попросил своего брата, Никиту Сергеевича. А тот ответил, что не может продолжить фильм, раз он не в материале, но готов снять его заново, если сценарий перепишут. Так и сделали. Поэтому речь уже шла об ином фильме.

Тем не менее, когда мне позвонили, я все-равно сказала «нет, не могу... есть ведь картина Рустама». Но меня убедили прочесть новый сценарий. К тому же я находилась под впечатлением от ленты Михалкова «Свой среди чужих, чужой среди своих», в которой есть поразительное ощущение счастья, свободы. Пусть еще не великого мастерства, но легкости мышления, удивительной актерской импровизации. Согласилась познакомиться с Никитой Сергеевичем. Затем были пробы. И материал оказался прелестным. Так туда и попала.

Я же никогда не оцениваю роль. Я размышляю: интересно или нет. Каждая роль — как параллельная жизнь. Хочется ли ее прожить, привнести в кинообраз собственное видение, эмоции, стиль.

культура: В «Рабе любви» Вы имели достаточную свободу для этого?

Соловей: Конечно. На съемках у Никиты Сергеевича шли постоянные репетиции. Хотя иногда кажется, а что там репетировать? Но именно такой процесс и давал возможность актерской импровизации.

Когда посмотрела целиком «Рабу любви», где-то через год после премьеры, сказала Никите Сергеевичу, что у нас получилась ж и в а я женщина. Есть пространство в ней, есть воздух вокруг нее, и ни прибавить, ни убавить. Вот она такая, и замечательно. Наверное, важно, что я участвовала в рождении этого образа, но там сложился целый великолепный симбиоз: и необыкновенная камера Паши Лебешева, и удивительная легкость таланта Михалкова. Плюс на мне еще не висел груз ролей.

Дело в том, что картину снимали, «шутя играя», как любит повторять Никита Сергеевич. Он зачастую так прямо и напутствовал актеров: «Играем шутя, легко». Это значило отпустить себя, дать возможность жить образу... При том, что у нас была и трагедия: в тот период умерла жена Саши Адабашьяна. Лента снималась тепло, царили добрые отношения. Жили в гостинице цирка, со своими семьями. Я — с мужем и дочкой, Никита Сергеевич — со всей семьей. Было эмоционально комфортно, и поэтому славно работалось. А самое главное, никто не относился к съемкам с угрюмой серьезностью или с претензиями. Это не только мое впечатление. Когда на озвучивании я встретила Сашу Адабашьяна, он сказал: «А ты знаешь, по-моему, Никита сделал хорошую картину». Прекрасно, когда творишь легко, не дрожишь и не думаешь: «Я должен снять шедевр!» Нет, а вот сняли...

культура: Вы участвовали в трех фильмах Михалкова, атмосфера на съемках всегда такая?

Соловей: Да, и отмечу, что одна из составляющих его успеха — удивительная преданность и уважение к тем людям, которые трудятся вокруг.

культура: К актерам?

Соловей: Не только. Ко всем без исключения: ассистентам, осветителям, водителям. Ведь коллектив работает на него, и он осознает: от вклада каждого зависит атмосфера на площадке. Мы же люди со своими проблемами, счастьем-несчастьем. Но когда приходим на съемку, должны получать и дарить удовольствие. Мне думается, такой подход имеет ключевое значение.

Наглядный пример — то, как я согласилась сниматься в «Неоконченной пьесе для механического пианино». Никита Сергеевич сказал, что они с Сашей уже придумали для меня роль. Но недавно родился мой сын, и я поняла: мне трудно разорваться пополам и окунуться в работу. Я отказалась. Вдруг мне позвонили: «Приезжай, Лена, просто на пробу». Я приехала и, конечно, пробовалась с Юрочкой Богатыревым. На площадке — Паша Лебешев, Саша Адабашьян и Никита Сергеевич. Мне было хорошо. Но играть все равно не соглашалась. И тогда Михалков спросил: «Ну, скажи, где тебя еще будут так любить, как здесь?» Это очень точные слова. Актер, как и всякий человек, должен чувствовать, что необходим.

культура: На Ваш взгляд, для артиста важно найти «своего» режиссера?

Соловей: Кино — особый вид искусства. Актеры, считающие, что они сделали свою роль самостоятельно, глубоко не правы. Результат во многом зависит от режиссера. Ты можешь изображать что угодно, но режиссер уберет лишнее, оставит только необходимое ему. Даже если имеет дело с гениальным исполнителем... Понимая это, я всегда с трудом соглашалась на новую роль. Хотелось сначала уяснить, почему именно я нужна для нее, именно этому режиссеру, и зачем мне самой нужна эта «параллельная реальность». И вот, когда я разбиралась, что к чему, остальные мотивы, неудобства, неудовольствия — все уходило в сторону. Я верила режиссеру, зная: он видит то, чего не вижу я, — финальный результат.

Бывало, считаешь, сыграла сцену замечательно, а режиссер чувствовал иначе и вырезал. В том же «Обломове», в трудной для меня роли Ольги Ильинской, огромные отснятые куски не вошли в картину. Я, когда впервые посмотрела картину, ужасно расстроилась: где та романтика, та любовь, что родилась и получила развитие? Никита Сергеевич почти все убрал. А потом подумала: «Лен, как называется фильм? «Несколько дней из жизни И.И. Обломова». Не из жизни Ольги Ильинской. Это история не про твою героиню. Значит, она нужна только там, где с ее помощью проявляется характер главного персонажа». Я успокоилась и внутренне согласилась.

культура: Никита Михалков в одном из интервью сказал, что Вы самая удивительная актриса из тех, с которыми он работал.

Соловей: Я тогда просто потеряла дар речи. Очень приятно было слышать, хотя не знаю, чем объясняется столь высокая оценка. У него же всегда такие замечательные артистки снимались. Это большое удивление для меня, правда.

Но вообще, как человек, в кино состоявшийся, я никогда не забываю, кому обязана: благодарна всем мастерам, с которыми довелось познакомиться и поработать. Витя Титов один чего стоит, Динара Асанова, Илья Александрович Авербах, Инесса Сергеевна Селезнева, Виталий Вячеславович Мельников, Швейцер Михаил Абрамович. Мой самый первый режиссер — Анатолий Миронович Наль. И, конечно же, Рустам Хамдамов.

культура: А кто повлиял на Ваше становление в драме?

Соловей: Игорь Петрович Владимиров, пригласивший меня в Театр Ленсовета. Тут есть своя предыстория. Еще по окончании института звали в Малый. С подачи Смоктуновского, полагаю. Незадолго до этого мы пробовались вместе у Андрея Кончаловского в «Дяде Ване». А Иннокентий Михайлович в то время начинал работать в Малом театре. Я даже успела написать заявление. Но внутри для себя еще не приняла окончательного решения. Понимала, что шаг ответственнейший. И вот звонят мне, предлагают познакомиться с труппой. Я пришла, и было мне и сложно, и страшно. Почувствовала себя маленькой девочкой среди великих корифеев сцены. Я не отважилась. Как раз тогда в моей личной жизни происходили изменения, я переезжала в Ленинград.

Теперь думаю, все сделала правильно. Приглашение же в Театр Ленсовета в 1983-м стало большим подарком и серьезным испытанием, но случилось в нужный момент. Мне важно было себя сломать, иначе так бы и играла этих женщин... Владимиров дал возможность поработать на сцене, а это совсем другая профессия. Он вывел меня к живому зрителю.

культура: Помните свой дебют в Северной столице?

Соловей: После первого спектакля упала в обморок. Еле вышла потом на поклоны. Вместе с тем театральная сцена по-прежнему манит меня своей энергетикой, адреналином, удивительным состоянием души и тела.

культура: А что для Вас жизнь?

Соловей: Самореализация и бесконечное испытание. Если кино — некая параллельная реальность, где свои законы, то одновременно существует и настоящая жизнь. И она штука не простая. В ней слишком много вопросов и проблем, которые никуда не денутся, если не научишься их решать. Имею в виду болезни, потери. Надо воспитывать в себе силу. Мы же порой не готовы к превратностям судьбы, выпадающим на нашу долю. Впрочем, что касается меня, то я человек счастливый.

культура: Переосмысление даже негативных событий в позитивном ключе пришло с опытом?

Соловей: Нет, судьба в целом была ко мне благосклонна. Я и теперь, когда вот-вот стукнет семьдесят, просыпаюсь с удивлением и благодарностью. Ведь кто-то не перешагнул этот рубеж, а мне, Бог даст, будет предоставлена такая возможность — посмотреть, что же там дальше.

культура: Вы живете в Америке с 1991 года. Есть разделение на «до» и «после»?

Соловей: Да, разумеется. Я понимала: одна жизнь закончилась, а как сложится другая, не знает никто. Мы уехали осенью, после путча, в преддверии распада СССР. Положение в стране было крайне нестабильным. А у меня 19-летняя дочь, сын 15 лет и внучка-грудничок. Что их ждет, не могла даже предположить. Считала главным поставить детей на ноги, выучить. И мы с мужем рискнули. Сейчас они оба заняты в большой науке, состоявшиеся взрослые люди.

культура: Вы бываете в России?

Соловей: Когда приглашают, с удовольствием. Люблю старую мою Москву, всегда ею восхищалась, но мне нравится и современная, обновленная русская столица. Такая величественная, широкая, зеленая.

культура: Хотели бы преподавать в Москве, например в театральном вузе?

Соловей: Я не мечтаю, не думала об этом.

культура: Но преподавать Вы любите — у Вас же своя детская творческая студия «Этюд».

Соловей: Да, ей 16 лет. Наша основная задача — сохранение русского языка. В первое время там занимались ребята из едва перебравшихся в Америку семей. Мы ставили спектакли на русском языке. Много читали. Сейчас ситуация несколько иная, приходят дети второго поколения эмигрантов. Для них русский — не родной. Так что учим с азов, декламируем стихи, потом разбираем небольшие произведения. Они впитывают. Надеюсь, ничего не забудут. И однажды, когда подрастут, осознают, что могут прочитать в оригинале самого Пушкина.

Россия. США > СМИ, ИТ > portal-kultura.ru, 23 февраля 2017 > № 2089148 Елена Соловей


США. Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 23 февраля 2017 > № 2083788

NASA-ждение: нужны ли нам пришельцы, чтобы спасти себя от нас самих?

Джин Колесников

Forbes Contributor

Пока пришельцы не прилетели, у нас есть только один шанс совершить эволюционный скачок для человечества

У меня зазвонил телефон. Кто говорит? NASA? Нашли? Наконец-то! Экстренная пресс-конференция в 21.00? Понял. Быть в парадном? Да, буду во фраке. И галстук-бабочка, конечно. Понял, свой алкоголь приносить не надо. NASA закроет счет за свои? Прекрасно!

Примерно так я себе рисовал картину, как буду рассказывать внукам… о самом большом разочаровании 2017 года.

Новость об экстренной пресс-конференции NASA (как оказалось, посвященной открытию семи новых экзопланет) застала меня по дороге на закрытую встречу Валдайского клуба (совместный дискуссионный клуб Международного дискуссионного клуба «Валдай» и «Российской Венчурной Компании» (ОАО, РВК, подробнее о ее достижениях - здесь — Forbes). В небольшом кругу гостей участники дискуссии (среди них, например, декан экономфака МГУ Александр Аузан и социолог Виктор Вахштайн) собрались потолковать про будущее и «технооптимизм». Про NASA вспомнили лишь однажды. Евгений Кузнецов, заместитель генерального директора РВК, в обсуждении прогнозов упомянул новость вскользь, да и то лишь в контексте того, что «случиться может всякое».

Еще до того, как добраться до оригинальной новости, я успел перебрать в голове с десяток гипотез, известных всем нам с детства: от планов постройки межгалактической трассы на месте Земли до возвращения Майкла Джексона. Еще была смутная надежда на то, что хоть где-то нашли разумную жизнь. Надежда — потому, что в отношении того, считать ли таким местом Землю, у меня по-прежнему определенные сомнения.

Как мы теперь знаем, в накале страстей виноваты авторы из Independent — для их работы пора бы придумать мем «британские журналисты» (вслед известному «британские ученые»). Это журналисты добавили в новость о пресс-конференции, которую собирается провести NASA об открытии «за пределами Солнечной Системы», слово «major»,которое сразу придало сообщению оттенок сенсационности. Это спровоцировало настоящий ажиотаж интерпретаций. Так, статья на сайте телекомпании «Звезда» так и гласила: «NASA анонсировало экстренную пресс-конференцию по внеземной жизни».

И хотя некоторые не исключают, что одна из главных причин PR-активности NASA в том, что агентству каждый год приходится выбивать «командировочные» на поездки за пределы Солнечной Системы (если серьезно — NASA действительно ведет серьезную PR-деятельность, в том числе для привлечения стороннего финансирования), в этот раз придраться не к чему: специалисты NASA нашли новую экзопланету, и значит, если нашу мы погубим еще при жизни, нашим детям и внукам будет куда бежать на челноках Space X (компания американского предпринимателя Илона Маска стала первой частной корпорацией по строительству ракет — Forbes), посапывая во сне и покрываясь мурашками в криокамерах, как героям футурологических фильмов.

Однако давайте на секундочку представим, что мы обнаружили пришельцев первыми. Но не они — нас. Это важно.

Что мы могли бы им противопоставить? Как могли бы их встретить и как проводить? Будем откровенны — ничего и никак.

Несмотря на то, что астрофизик Нил Деграсс Тайсон, один из десяти самых влиятельных людей в науке по оценке Discover Magazine и один из ста самых влиятельных людей в мире вообще по мнению журнала Time, а также директор Планетария Хейдена в Нью-Йорке, на одном из круглых столов исключил практически любую возможность, встретив разумную жизнь, поговорить с ее носителями — мы можем (ради мыслительного эксперимента) предположить три вероятных сценария развития событий.

Исторические события подсказывают нам (и об этом здорово пишет The Atlantic), что единственная вещь, которая ограничивает неравенство, — катастрофы. Эпидемии, революции, крупные войны, распад государств — это то, что достоверно уменьшает экономические различия. Поэтому, первый сценарий — космополитический. Так что появление общего внешнего врага, возможно, единственная историческая возможность для становления идеологии мирового гражданства, где каждый человек важен, и все объединяются ради всего человечества.

Разумеется, это — самый оптимистичный сценарий для следующего скачка развития человечества. Ведь что мы сейчас имеем? Все технологии по большей части базируются на открытиях, сделанных чуть более полвека лет назад. А новые технологии потребуют новых вычислительных мощностей, к пределу которых мы почти подобрались. Закон Мура вот-вот перестанет работать, и даже последние эксперименты с графеном и медью для микросхем нового типа только обещают подстегнуть возможности будущих процессоров, но никак не гарантируют. Так что для технологического скачка потребуются серьезные совместные усилия. Ну а сценарий, что цивилизация, способная к межзвездным гиперпространственным путешествиям (раз она доберется до Земли) окажется глупее и примитивнее нас, предлагаю даже не рассматривать.

Необходимость работать совместно подводит меня к идее о поиске технологий дистанционного проектного образования, с которым сегодня только начинают работать США и Китай. Образование должно будет стать межязыковым, что наконец заставит производителей браузеров и мобильных устройств внедрить сервисы для автоматического перевода. Подобные решения, видимо, сделать можно уже сейчас — если у нас не будет границ и требований государственной тайны для специалистов, ранее работавших против соседних правительств. А пока границы есть — есть и что делить. Тот же Китай прямо сейчас требует пересмотра морских законов.

Что еще нужно для рывка в технологическом прогрессе в космополитическом сценарии? Безусловно, технологии продления жизни. Ведь именно нынешние умы, опыт и знания первооткрывателей и ученых, позволяют нам совершенствовать технологии (вклад юных талантов, будем считать, меньше). Этот тезис плавно приводит нас ко второму сценарию — трансгуманистическому.

Еще совсем недавно на трансгуманистов смотрели как на городских сумасшедших. Но в тот момент, когда вслед за достижениями первых генетиков секвенирование ДНК стало массовой технологией, стало понятно, что проект «Геном человека», масштабный проект по расшифровке последовательности нуклеотидов в цепочке ДНК человека в начале 2000-х, был началом чего-то большего. Безусловно, идея трансгуманизма — не только о совершенствовании человека, но и в целом — об использовании достижений науки и технологий на благо человечества. Этот сценарий не противоречит концепции космополитизма, но и не требует совместной работы всепланетарного масштаба. Однако надо понимать, что результаты достижений трансгуманизима, вероятнее всего, станут общедоступными — и помогут сберечь не только его последователей, но и человечество в целом (или хотя бы его часть).

И таким нехитрым путем мы дошли до третьего сценария развития — меритократического, когда руководящие посты будут заниматься наиб. В принципе, к нему мы движемся прямо сейчас, в сторону пресловутой технологической сингулярности (точки, после которой прогресс станет настолько быстрым, что окажется недоступен пониманию человека), которую обещают нам Google и его технический директор, известный футуролог, изобретатель и визионер — Рэй Курцвейл. Правда, обещая «таблетку от старости» в 2029 году, Рэй Курцвейл тактично умалчивает о том, сколько она будет стоить и кому достанется. На мой взгляд, последний сценарий - технологической сингулярности — для современного общества, хоть и крайне пессимистичный, наиболее вероятен.

Сегодня никому нет дела до бедных стран, беженцев, проблем стран третьего мира, и нет никаких предпосылок для того, чтобы эта ситуация как-то изменилась даже с учетом угрозы тотального уничтожения всего населения Земли. Илон Маск не борется с социальными проблемами за забором Space X, он строит ракеты, чтобы можно было улететь на Марс и именно там начать жизнь с чистого листа. Хотя, может быть, и стоило бы поступить именно так.

А пока пришельцы не прилетели, у нас есть только один шанс совершить эволюционный скачок для человечества. NASA, возможно, нужно немножечко больше приврать. Ведь мы не осуждаем NASA за то, что их специалисты делают цветными снимки — изначально не столь красочные и привлекательные — с телескопа «Хаббл». Пусть уже кто-нибудь в агентстве додумается пририсовать к следующему снимку НЛО. Тогда, возможно, у нас есть шанс «развернуться» от третьего сценария к первому.

США. Россия > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 23 февраля 2017 > № 2083788


Латвия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 февраля 2017 > № 2083745

Оборонный договор: что будет разрешено и что — запрещено американским солдатам в Латвии

Delfi.lv, Латвия

На прошлой неделе Сейм Латвии в первом чтении концептуально одобрил законопроект о ратификации договора «О сотрудничестве между Латвией и США в сфере обороны». Портал Delfi изучил 35-страничный документ, который максимально конкретно регулирует права и обязанности американских военнослужащих, находящихся на территории Латвии.

Из договора можно узнать о том, кто будет иметь доступ к определенным объектам и территориям, как разместят военную технику, каким образом военнослужащие США будут въезжать и выезжать из Латвии, а также проходить таможенные процедуры. В договоре четко прописаны пункты о безопасности, защите окружающей среды, уголовной юрисдикции, ввозе и вывозе вещей для официальных нужд и личного пользования, о военных почтовых отделениях, о процессе обмена валюты, о коммунальных платежах, об освобождении от уплаты налогов и многое другое.

В посольстве США в Латвии порталу Delfi сообщили, что договор является типовым соглашением — похожие документы США подписали с более чем 100 странами во всем мире. Такие же договоры США заключают с Эстонией и Литвой, причем литовский Сейм уже ратифицировал документ в ускоренном порядке.

На сегодняшний день статус вооруженных сил США и других стран НАТО в Латвии определяет Договор Североатлантической организации (NATO SOFA), подписанный в 1951 году. Латвия присоединилась к нему в 2004 году. Согласно этому договору, страны могут заключать дополнительные двухсторонние соглашения, которые более подробно регулируют статус вооруженных сил, находящихся на территории страны пребывания. Договор о сотрудничестве между Латвией и США в сфере обороны существенно дополнит условия договора NATO SOFA.

Доступ к определенным объектам и территориям

На сегодняшний день к специально согласованным объектам относятся: авиационная база воздушных сил в Лиелварде, военная база и полигон в Адажи, а также конечный пункт Гаркалненской железнодорожной линии. С учетом того, что в последнее время в Латвии повсеместно начато строительство военных объектов, список согласованных объектов и территорий может существенно расшириться.

В договоре указано, что силы США (далее по тексту мы будем их также называть американскими военнослужащими или военнослужащими США), исполнители договорных работ (физические лица, юридические лица и их сотрудники, которые не являются гражданами или негражданами Латвии, но заключили договор или договор о субподряде с Департаментом безопасности США (иными словами, снабженцы и подрядчики), иждивенцы (члены семьи участника вооруженных сил США или гражданской части сил, которые финансово, юридически или по состоянию здоровья зависят от этих лиц и их поддержки, проживают с этим лицом по одному месту жительства и находятся на территории Латвии с разрешения руководства сил США), воздушные, сухопутные и морские средства, которые эксплуатируют силы США или в конкретный момент эксплуатируются на пользу силам США, должны иметь беспрепятственный доступ ко всем согласованным объектам и территориям. Также они имеют право использовать их для визитов, обучения, маневров, транзита и других мероприятий.

Доступ должен быть также к заправке воздушных судов, резервуарам для заправки топлива морских транспортных средств. Территории могут использоваться для посадки и взлета самолетов, эвакуации, краткосрочных мероприятий по обслуживанию воздушных судов и морских транспортных средств, размещения персонала, для нужд, которые связаны с размещением сил США и их материально-технических средств, для совместных учений.

Вышеперечисленные категории лиц должны также иметь доступ к мероприятиям по ликвидации последствий катастроф, операциям в непредвиденных чрезвычайных ситуациях, на строительные объекты, которые возводятся для задач, оговоренных в договоре.

Согласованные объекты и территории, а также их части могут быть предусмотрены либо для эксклюзивного использования силами США, либо для совместного использования сил США и Национальных вооруженных сил Латвии (НВС).

В целях безопасности и обороны Латвия уполномочивает силы США контролировать доступ на согласованные объекты и территории, а также их части, на эксклюзивное использование которых есть право у сил США. Также силы США совместно с латвийской стороной будут координировать доступ на эти согласованные объекты и территории, используемые для совместной деятельности сил США и ЛНВС.

По соответствующему запросу представитель латвийской стороны, в рамках требований нормативных актов, cпособствует кратковременному доступу сил США и исполнителей договорных работ к другим государственным объектам (например, дорогам, портам и аэропортам), которые не являются согласованными объектами, в том числе к собственности и объектам, которые принадлежат или управляются государством или самоуправлениями, к частной собственности и объектам (дорогам, портам и аэропортам), используемых для поддержки сил США.

Все согласованные объекты и территории, а также те их части, которые силы США используют вместе с латвийской армией, Латвия предоставляет силам США бесплатно.

На согласованных объектах американская сторона имеет право проводить строительные работы, также силы США могут переделывать инфраструктуру в рамках одного из пунктов договора, речь о котором пойдет позже. Силы США должны будут обсуждать строительные работы с латвийскими компетентными органами и проводить их строго в рамках соблюдения технических требований и строительных нормативных актов, соответствующих требованиям и стандартам обеих сторон.

Силы США берут на себя все затраты на строительные работы, которые будут вестись на согласованных объектах и территориях, в эксклюзивном порядке используемых для нужд сил США. В том случае, если согласованные объекты и территории используются обеими сторонами договора, затраты на строительство и улучшение инфраструктуры распределяются пропорционально между сторонами.

Техника, оборудование, боеприпасы: доступ всегда и везде

Силы США имеют право транспортировать, размещать и хранить оборудование оборонного назначения, боеприпасы и материально-технические средства на согласованных объектах и территориях, на их частях или в других местах, о которых будет достигнута договоренность между представителями обеих сторон. Силы США заранее информируют НВС о видах оборудования оборонного значения, их количестве и графике доставки, а также о том, кто должен доставить грузы.

Ранее установленные силами США материально-технические средства и объекты, их части, которые определены для хранения, находятся в эксклюзивном использовании силами США. У сил США есть эксклюзивный контроль над ранее установленными материально-техническими объектами, их использованием и размещением, а также неограниченное право в любое время вывезти эти объекты из Латвии.

У сил США и исполнителей договорных работ есть неограниченное право на доступ к хранилищам и использование их в связи с размещенными там ранее и хранящимися материально-техническими средствами.

Воздушному, морскому и сухопутному транспорту сил США присвоен доступ к латвийским аэродромам, морским портам и другим местам, по которым обеими сторонами была достигнута договоренность о доставке, хранении и размещении материально-технических средств сил США на территории Латвии.

Право на собственность: здания остаются латвийскими

Все здания, постройки и конструкции, которые находятся на земле согласованных объектов и территорий, включая те, что силы США переделали или улучшили, остаются в собственности Латвии. Все эти объекты становятся латвийской собственностью после завершения строительных работ, однако силы США используют их до того момента, пока у сил США не отпадет необходимость в их использовании.

Все вышеперечисленные объекты передаются в собственность Латвии после того, как силы США перестают их использовать с условием, что США не погашают никакие связанные с этим издержки. Стороны могут обсудить условия передачи любого объекта, включая пункт о возмещении США остаточной ценности строительных работ.

Силы США и исполнители трудового договора сохраняют право собственности на все оборудование, материально-технические средства, хранилища, конструкции и другое движимое имущество, которое было ввезено в Латвию или приобретено в Латвии в связи с данным договором, до тех пор, пока американская сторона не откажется от своих прав на эту собственность.

Безопасность: Латвия обязуется защищать силы США

Латвия обязуется проводить все необходимые мероприятия для того, чтобы обеспечить защиту и безопасность силам США, исполнителям трудового договора, иждивенцам, ранее размещенным материально-техническим средствам, а также защиту и безопасность официальной информации США. За это отвечают военные инстанции Латвии и США, которые должны работать в тесном сотрудничестве.

Латвийская сторона позволяет силам США использовать все права и полномочия, которые необходимы силам США, чтобы эксплуатировать, защищать или управлять согласованными объектами. США при этом обязуются координировать все подобные мероприятия с латвийскими компетентными органами.

Также оговаривается, что Латвия оставляет за собой ответственность на оборону за пределами согласованных объектов и территорий.

Транспорт: латвийские номера для частных машин

Латвийские компетентные органы признают документы и регистрационные документы, выданные на транспортные средства силам США и исполнителям трудового договора американскими военными и гражданскими учреждениями.

По запросу военного ведомства США латвийская стороны регистрирует и бесплатно выдает военные номера для тех официальных транспортных средств сил США, которые не являются тактическими транспортными средствами.

На личные автомобили представителей сил США, исполнителей трудового договора и иждивенцев выдаются номера, которые не отличаются от номеров, выданных жителям Латвии.

Лицензии и другие разрешения, выданные американской стороной силам США или исполнителям трудового договора, которые позволяют эксплуатировать воздушный, сухопутный и морской транспорт, действуют и на территории Латвии.

Латвийские учреждения без проверки навыков вождения и внесения пошлин признают водительские удостоверения, которые власти США выдали военнослужащим США, иждивенцам, а также исполнителям трудового договора на управление личным транспортом. От этих же лиц не будут требовать международных водительских удостоверений.

Движение транспорта: без пошлин и проверок

Согласно условиям договора, сухопутный, морской и воздушный транспорт,который эксплуатируются силами США или единственно в пользу сил США, может въезжать на территорию Латвии, выезжать с нее и свободно перемещаться, соблюдая при этом соответствующие правила безопасности воздушного сообщения, правила безопасности дорожного движения и правила безопасности судоходства.

Воздушные суда правительства США и воздушные суда гражданской авиации, используемые в конкретный момент только в соответствии с договором с Департаментом безопасности США, уполномочены пересекать территорию Латвии, совершать посадку и взлет на территории Латвии в соответствии с правилами безопасности и навигации.

В отношении воздушного, сухопутного и морского транспорта правительства США не будет применяться обыск и проверка без согласия органов США.

С воздушного, сухопутного и морского транспорта правительства США не взимаются пошлины за аэронавигацию, плата за перелет над территорией Латвии, плата за посадку и перемещение на стоянку (воздушные суда), а также плата за лоцманские услуги, плата за использование порта, портовые налоги и др. (для морского транспорта).

Уголовная юрисдикция: судить будут суды США

Согласно этому пункту договора, Латвия частично отказывается от наказания военнослужащих США, совершивших на территории Латвии преступления.

Латвия отказывается от права реализовывать первичную уголовную юрисдикцию или наказание за уголовные преступления, совершенные военнослужащими США во время, свободное от выполнения служебных обязанностей. В этом случае наказание будет назначаться США. Исключением станут особые случаи, когда Генеральная прокуратура Латвии в связи с важными обстоятельствами может отозвать отказ от прав реализовывать юрисдикцию.

Таким образом, если речь будет идти о совершении особо тяжкого преступления, а также о преступных деяниях, в которых есть пострадавшие, наказание будет осуществлять латвийская сторона. Об этом в течение 21 дня после того, как станет известно о преступлении, латвийская сторона должна послать запрос военным органам США.

Генпрокуратура Латвии информирует силы США о начале уголовного процесса в отношении военнослужащего США, гражданского персонала военных частей США или иждивенца, а силы США обязуется информировать Генпрокуратуру ЛР о каждом существенном преступлении.

Лишение свободы: может ли Латвия арестовать американского военного?

Латвийские органы незамедлительно информируют военные ведомства США о задержании или аресте военнослужащего США, представителя гражданского персонала военных частей США или иждивенца. У военных органов США всегда должен быть скорейший доступ к задержанным или арестованным. У представителей этих военных органов США есть право участвовать во всех процессуальных действиях, а также присутствовать на допросах.

Участник вооруженных сил США или связанное с ним гражданское лицо, в отношении которого латвийские власти ведут досудебное расследование, остается под контролем американских учреждений до тех пор, пока не завершится делопроизводство в суде. В таких случаях военные структуры США делают все, чтобы обеспечить явку конкретного лица в Латвию для следственных действий, в которых требуется его участие. Однако, если суд не завершился в течение года с момента начала процесса, военные ведомства США от этой обязанности освобождаются. В отдельных случаях этот период можно продлить — по обоюдному согласию сторон.

Военные ведомства США несут ответственность за дисциплину в силах США и могут организовать работу своей Военной полиции на согласованных объектах и территориях, на которых располагаются силы США. Эта полиция сможет работать в содействии с представителями латвийской стороны.

Налоги: без НДС, дорожного налога и других сборов

Силы США освобождаются от уплаты НДС, налога на торговлю, налога на использование, акцизного и прочих налогов при условии, что материально-технические средства и запасы будут использоваться для нужд сил США, для выполнения задач, оговоренных в договоре с силами США. Для этого военные силы США предоставляют компетентным органам Латвии согласованный сертификат о том, что все материально-технические средства, запасы, оборудование и прочие товары предназначены для нужд американской армии.

Военнослужащие США, а также иждивенцы, освобождаются от уплаты всех налогов, включая НДС, пошлин, и платы за лицензии при ввозе на территорию Латвии вещей для личного пользования.

Военнослужащим США и их иждивенцам, которые обладают личным транспортным средством, не нужно платить дорожный налог, а также вносить плату за регистрацию транспортного средства.

Военнослужащие США, их иждивенцы и исполнители трудового договора имеют право ввозить на территорию Латвии личные вещи, мебель, одно транспортное средство на каждое лицо, достигшее 18 лет, а также другие товары, предназначенные для личного пользования и ведения домашнего хозяйства. За ввоз этих вещей в Латвию не будет взиматься налоговая пошлина и налоги. Эти привилегии также распространяются на товары и вещи, которые будут присылаться в качестве подарков военнослужащим, их иждивенцам и исполнителям трудового договора.

Товары и вещи, которые были ввезены без уплаты налогов и пошлин, нельзя продать или передать третьему лицу на территории Латвии, у которого нет прав ввозить подобные товары без уплаты соответствующей пошлины, если только разрешение на передачу этого товара или вещи не дали компетентные органы Латвии.

Таможня: должна быть максимально быстрой

Согласно условиям договора, Латвия обязуется проводить все необходимые мероприятия, чтобы максимально ускорить процесс ввоза и вывоза товаров, а также процедуру растаможивания. Таможенный досмотр будут проводить в ускоренном порядке.

Латвийские таможенники проводят проверку личных вещей въезжающих и выезжающих военнослужащих по месту их жительства, когда вещи доставлены или вывезены в соответствии с определенными процедурами.

Классифицированную силами США информацию ввозить и вывозить из Латвии можно без таможенного досмотра.

Военные ведомства США обеспечивают необходимые мероприятия на объектах, где размещены военнослужащие США, чтобы предотвратить возможные злоупотребления в рамках соблюдения таможенных правил. В случае нарушения таможенных правил дело будут расследовать как латвийские органы, так и военные ведомства США.

Кафе, магазины и почта: США могут открывать «военторги»

Силы США по договоренности могут размещать на территории Латвии военторги, а также другие магазины, открывать столовые, социальные и образовательные центры, обустраивать зоны отдыха для военнослужащих США, а также их семей.

Также за силами США остается право организовать разнообразные мероприятия с привлечением других организаций. Для этого им не потребуется лицензия, разрешение, проверка или другие регулирующие контрольные мероприятия.

США имеет право создавать, содержать и руководить военными почтовыми отделениями, которые предусмотрены для нужд военнослужащих США, их иждивенцев, а также исполнителей трудового договора.

На корреспонденции, которая будет отправляться из этих почтовых отделений, будут стоять штампы США. Официальная корреспонденция и посылки сил США не могут быть подвержены таможенному досмотру, обыску или быть конфискованы.

Латвия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 февраля 2017 > № 2083745


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter