Всего новостей: 2526812, выбрано 3375 за 0.364 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

США. Евросоюз. Весь мир > Агропром. Экология > agronews.ru, 9 декабря 2017 > № 2417696

Треть производимой в мире еды идет на выброс.

40% купленных продуктов не съедается, а отправляется в мусорное ведро, сообщает Международный совет по защите природных ресурсов.

Больше всего выкидывают еды американцы — на $2 тыс. в год каждый. В глобальном масштабе человечество выбрасывает продуктов на $750 млрд в год.

По данным «Ъ», выбрасывается треть производимой пищи — 1,6 млрд тонн. При этом на Земле около 1 млрд страдает от голода.

Член Международного совета по защите природных ресурсов Дана Гандерс отмечает, что еда теряется на всех этапах: во время уборки урожая, доставки к фабрикам и супермаркетам, в торговых сетях. Кроме того, сами потребители ее выбрасывают.

Так, до 7% урожая остается на полях, так как из-за низких рыночных цен на продукты фермеру дорого его собирать. До 20% уже собранного урожая приходится выбрасывать, поскольку фрукты и овощи не соответствуют «стандартам красоты» торговых сетей.

Немалую роль играет и «ловушка срока годности». В США и Европе на упаковке есть две временные границы: «годен до» и «лучше употребить до». Обычно продукты отправляются в мусорное ведро за 2-3 дня до истечения последней даты.

США. Евросоюз. Весь мир > Агропром. Экология > agronews.ru, 9 декабря 2017 > № 2417696


США > Агропром. СМИ, ИТ > agronews.ru, 9 декабря 2017 > № 2417692

Топ-5 девайсов для любителей здоровой пищи.

Интересные девайсы для ресторанов и любителей выращивать здоровую пищу дома были показаны на выставке Food Loves Tech, которая завершилась в Нью-Йорке. Вот ТОП-5 новинок, которые вызвали особенный интерес у посетителей.

SproutsIO

Технология позволяет выращивать зелень в городских квартирах. Инновационная система похожа на цветочный горшок со встроенной настольной лампой. Однако на самом деле это сочетание высокоэффективного светодиодного освещения с гидропонной и аэропонной системами. Датчики контролируют состояние окружающей среды и здоровье растений. Система сама определяет, насколько ярким должен быть свет и как часто нужны поливы. Это позволяет выращивать ее в 2-3 раза быстрее, чем на огороде. Данные о растениях поступают в приложение на смартфоне и постоянно обновляются. Двух ламп достаточно, чтобы вырастить месячную норму зелени на семью из четырех человек.

Selffee

Нью-йоркский стартап Selffee презентовал технологию, которая позволяет напечатать любое изображение на кексах и молочных коктейлях за несколько минут. Специальный принтер использует пищевые чернила, которыми наносит фотографии на готовые торты или холодные напитки с густой пеной.

Новинку уже испробовали на себе сотрудники Twitter, Google и других крупных брендов. Они делали на корпоративах селфи, а через пару минут печенье с этим снимком на глазури можно было съесть.

BeeHex

Стартап BeeHex использует 3D-печать, чтобы готовить пиццу любой формы. Изначально эту систему разрабатывали для астронавтов NASA, а теперь технологию решили применять и на Земле.

Принцип работы принтера немного напоминает кулинарный рожок: специально запрограммированный робот выдавливает жидкое тесто на противень, придавая ему любую форму, сверху «наливается» кетчуп и выкладывается начинку. Пиццу помещают в печь и через 5 минут она готова.

Технологию будут дорабатывать, чтобы расширить ассортимент блюд любыми видами выпечки.

The Good Spoon

Французская компания The Good Spoon сделала апгрейд традиционному майонезу. Вместо яиц основатели стартапа добавили в соус микроводоросль хлореллу. Содержание белка в ней составляет до 55% от общей массы, протеина в два раза больше, чем в говядине и в 15 раз больше железа, чем в шпинате.

Такой майонез — источник протеина для всех, кто заботится о своем здоровье или не ест мясо.

PicoBrew

Стартап PicoBrew представил устройство для приготовления крафтового пива, в которое нужно просто загрузить необходимые ингредиенты в соответствии с рецептом, и оно самостоятельно все сварит. Картриджи, в которые засыпают хмель и солод, сделаны из биоразлагаемых материалов и могут послужить удобрением для садовых деревьев.

США > Агропром. СМИ, ИТ > agronews.ru, 9 декабря 2017 > № 2417692


США. Россия. Евросоюз > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 8 декабря 2017 > № 2417778 Кевин Зиси

Часть элит США видит выгоду в военном конфликте с Россией – американский эксперт

7-8 декабря в Вене проходит заседание совета министров иностранных дел государств-участников Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ). На его полях состоялась очередная встреча Сергея Лаврова и Рекса Тиллерсона. МИД и Госдепартамент вынуждены поддерживать постоянный контакт с тем, чтобы избежать эскалации. Однако сегодня мало кто верит в скорую нормализацию отношений между двумя крупнейшими ядерными державами. По мнению американского юриста и политического аналитика Кевина Зиси, определенные силы в США активно противодействуют конструктивному диалогу между Москвой и Вашингтоном. Политик рассказал «Евразия.Эксперт» о том,

- Господин Зиси, 7 декабря в Вене на полях заседания Совета министров иностранных дел ОБСЕ состоялась встреча Сергея Лаврова и Рекса Тиллерсона. Каковы ваши ожидания от встречи и насколько реалистичным является сценарий отставки Тиллерсона с поста госсекретаря в свете последних событий?

- Я думаю, на Лавров и Тиллерсон могли бы совершить осторожные шаги в сторону улучшения российско-американских отношений. В США есть силы, которые настроены против такого развития событий, поэтому действовать придется осмотрительно. Мне бы хотелось увидеть встречу Трампа и Путина, но, боюсь, антироссийские силы сейчас слишком сильны. Возможно, это будет последняя крупная встреча Тиллерсона, так как в начале следующего года он уже может уйти в отставку.

Отставку Тиллерсона сейчас широко обсуждают, в Вашингтоне по этому поводу ходят слухи, хотя Трамп их опровергает. Согласно этим слухам, конгрессмен из Канзаса Майк Помпео, который сейчас возглавляет ЦРУ, – это наиболее вероятный кандидат на замену Тиллерсону, если тот будет вынужден оставить свой пост. Тиллерсон был одним из немногих противников милитаризма в администрации Трампа. Из-за его действий большое количество чиновников покинуло свои высокие посты в Госдепартаменте, что ослабило дипломатические возможности Госдепа. Майк Помпео был бы гораздо более агрессивным госсекретарем. Он выступал против иранской ядерной сделки и, скорее всего, подтолкнул бы США к более жесткому противостоянию с Ираном.

- На ваш взгляд, какие изменения могут произойти во внешней политике США по отношению к России, если место Тиллерсона займет директор ЦРУ Майк Помпео?

- Не уверен, что в этом вопросе все зависит от Помпео и Тиллерсона. Дело, скорее, в давлении, которое оказывают на Трампа Конгресс и расследование специального прокурора относительно его предполагаемых связей с Кремлем. Помпео, определенно, милитарист в гораздо большей степени, чем Тиллерсон, но он в основном сосредоточен на Иране.

Трамп хотел бы более дружелюбных отношений с Россией. Тиллерсон – бывший председатель совета директоров «ExxonMobil», и мне кажется, Трамп хотел бы переговоров с Россией с целью получения доступа к ее нефти и газу, но из-за позиции Конгресса и расследования по поводу его связей с Москвой мы не увидели такого развития событий.

У США и России долгая история противостояния еще со времен холодной войны, и идея о том, что Россия – враг номер один, не нова. Американо-российские отношения очень сложные, и я не знаю, удастся ли Трампу сделать их проще.

- Трамп выступает за нормализацию российско-американских отношений, но в США есть силы, которые мешают налаживанию диалога между Москвой и Вашингтоном. Что это за силы?

- В правительстве США, в разведке и среди военных очень силен контингент противников нормализации отношений с Москвой. США сотрудничают с определенными странами НАТО, перебрасывая войска и оборудование к границам России. В сирийском конфликте Россия и США находились по разные стороны. Россия и Сирия добились успеха, и мы посмотрим, как США на это отреагируют.

В США есть группа людей, которая видит выгоду в военном конфликте с Россией. Да, от увеличения расходов на вооружение и разведку кто-то, определенно, получит прибыль. Но некоторые придерживаются другой позиции, согласно которой США выиграют от сотрудничества с Россией с ее богатыми запасами газа и нефти.

Поэтому в США сейчас наблюдается конфликт на очень высоком уровне, бизнес и правительство никак не могут решить российский вопрос.

Многие люди думают, что расследование против Трампа ведется из-за его предполагаемых связей с Россией. Однако по сути оно проистекает из страха возможной нормализации отношений между Россией и США. Этот конфликт сейчас в самом разгаре, и ситуация может очень быстро накалиться.

- В последнее время все чаще говорят о том, что новой точкой противостояния могут стать Балканы, где США наращивают давление на Сербию с целью отказа от ее нейтрального статуса. Атлантический совет – близкий к НАТО научно-исследовательский центр – разработал новую стратегию в отношении Балкан. В чем суть этой стратегии и почему она представлена именно сейчас?

- Атлантический совет – это один из тех научно-исследовательских центров, которые сотрудничают с государством и учитывают его интересы. Балканы сейчас находятся в переходном периоде, стоят между США и Россией. Одни балканские страны являются членами ЕС, другие нет, некоторые имеют базы США на своей территории. И, конечно, на Балканах сосредоточено множество ценных ресурсов, которые США хотели бы заполучить.

Если страны Балканского полуострова сделают шаг в сторону членства в ЕС или НАТО, они станут частью очень крупного антироссийского блока. Не уверен, что со стороны балканских стран это было бы мудрым решением.

Мне кажется, для них лучше быть независимыми от ЕС, России и США и брать от каждой стороны то, что им необходимо. Если у них в союзниках будут ЕС или США, можно ожидать появления большего количества военных баз, американских и европейских корпораций, старающихся получить на Балканах максимальную выгоду. Банки США и ЕС приложат все усилия, чтобы Балканы залезли в долги, и тогда их станет легко контролировать.

Для Балкан сейчас время быть осторожными. Американская империя слабеет, американская экономика не так сильна, как раньше. Если взглянуть на ВВП, то Китай и Европа сейчас сильнее США. Усиливается и Россия, наращивает военную мощь. Балканским странам в современном мире следует избегать ситуации, когда их будут перетягивать между Россией и США, им стоит прокладывать свой собственный курс.

- В последнее время большое внимание приковано к противоречиям внутри евроатлантического сообщества. Например, в связи с отношением Дональда Трампа к Евросоюзу и брекзиту, который он активно поддержал...

- На этой неделе британский парламент делал все возможное, чтобы Трамп не прибыл с официальным визитом в Великобритании. Твиты Трампа об экстремистских группировках в Великобритании задели большое количество людей. Тереза Мэй оказалась в сложной политической ситуации. Ее партия победила на прошлых выборах с минимальным перевесом. Джереми Корбин, лидер лейбористов, на выборах выступил гораздо лучше, чем ожидалось. Между тем, в Великобритании нарастает движение за более справедливую экономику. Недавно группа членов кабинета Терезы Мэй ушла со своих постов, чем поставила кабинет в кризисное положение.

Тереза Мэй теряет позиции, а Джереми Корбин становится сильнее. И Трамп поддерживает слабую сторону, поэтому его вмешательство в Великобритании еще больше ослабит Терезу Мэй и укрепит позиции Корбина.

- Великобритания и Евросоюз пока не смогли достичь окончательных договоренностей по выходу королевства из ЕС (брекзиту). Что мешает этим странам?

- Когда Великобритания голосовала за выход из ЕС, не думаю, что люди осознавали, насколько трудным будет этот процесс. Это первый случай выхода страны из Евросоюза. Не думаю, что они понимали, что ЕС не позволит им просто уйти, перед ними будут поставлены определенные требования. Поэтому Тереза Мэй оказалась в крайне сложной ситуации.

Множество представителей как левых, так и правых хотят, чтобы Великобритания была независимой страной, а не частью ЕС. Среди правых заметны и националистические настроения. У британцев сложилось ощущение, что корпорации обладают очень сильным контролем над ЕС, и что Евросоюз не уважает демократии стран-членов.

Недавно ЕС и Великобритания пытались прийти к соглашению, и я думаю, что Великобритании оно очень дорого обойдется. И когда оно все-таки будет достигнуто, предполагаю, уже гораздо меньшему количеству людей захочется платить за брекзит и независимость.

Решение Великобритании выйти из ЕС было далеко не единогласным. Возможно, когда станут известны детали договоренностей, и люди узнают цену, которую они должны заплатить за выход из Евросоюза, они предпочтут остаться частью ЕС.

Источник – Евразия.Эксперт

США. Россия. Евросоюз > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > camonitor.com, 8 декабря 2017 > № 2417778 Кевин Зиси


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 декабря 2017 > № 2434278 Иван Курилла

Всякий раз, когда Америка попадает в кризис, Россия становится ее мальчиком для битья

Иван Курилла, The Washington Post, США

Санкт-Петербург. — Русские наблюдают за продолжающимся скандалом по поводу вмешательства своей страны в американские выборы 2016 года со смешанными чувствами радостного удовольствия, гордости, негодования и сожаления. Будучи историком, изучающим российско-американские отношения, я понимаю, что бурный поток шаблонных антироссийских высказываний в СМИ и в рядах оппортунистических политиков — это старая история, повторившаяся в очередной раз: когда Америка в кризисе, Россия становится для нее неизменным мальчиком для битья.

Сторонники российского президента Владимира Путина гордятся огромными возможностями российского государства и его могущественного лидера, который благодаря своей мудрости и хитрости сумел повлиять даже на выборы американского президента. Государственные пропагандисты опровергают все обвинения во вмешательстве, но в то же время используют сегодняшнюю одержимость Россией, говоря о Путине как о лидере мирового уровня, к которому должны прислушиваться другие страны.

Либеральные российские критики путинского режима расстроены по тем же самым причинам. Они считают, что американские средства массовой информации и политики преувеличивают значимость Путина и его реальные возможности. По мнению российских либералов, длящаяся уже второй год американская одержимость лишь усиливает популярность Путина в России, которая в противном случае пошла бы на убыль. Их также тревожит то, что американская политическая система очень уязвима даже для незначительного вмешательства, и что такое впечатление способствует продвижению антидемократических идей и риторики в России.

Все это имеет огромное значение для россиян, поскольку внутренняя политика страны давно уже тесно связана с отношениями Москвы и Вашингтона. Периоды развития российско-американского сотрудничества обычно совпадали с либерализацией внутренней политики. А каждая волна враждебности находит себе жертву среди российских либералов и разрушает их надежды на демократизацию. Тот ущерб, который уже нанесен долгосрочным российско-американским отношениям, вызывает огромное сожаление у россиян, склоняющихся в сторону Запада.

Большинство граждан России, как противников путинского режима, так и его верных сторонников, просто не понимают, почему американские СМИ в связи с многочисленными расследованиями заняли такие антироссийские позиции. Если их беспокоит то, к чему привело избрание Трампа и его команды, зачем в таком случае демонизировать Россию?

Многие россияне сравнивают предполагаемое вмешательство Москвы в американские выборы с предполагаемым вмешательством Америки в прежние российские выборы. По мнению многих российских либералов, сегодняшние новости повторяют историю протестов 2012 года против фальсификации результатов российских выборов. В то время государственная пропаганда пыталась дискредитировать лидеров протестов, отыскивая их связи с американскими дипломатами, и в качестве важного дополнительного хода демонизировала Америку.

Жертвой этой пропагандистской кампании стал Майкл Макфол, работавший в то время послом США в России. Появившиеся в 2017 году истории об опасном российском после Сергее Кисляке напомнили российским либералам о тех событиях. В сегодняшних новостях они увидели зеркальное отражение ситуации того времени. Трудно поверить, что Майкл Флинн, занимавший в то время пост советника по национальной безопасности у Трампа, стал бы лгать своему руководству о характере бесед с Кисляком, если бы критики Трампа к тому моменту не считали такие контакты подозрительными.

Глядя на историю российско-американских отношений, я вспоминаю несколько случаев из прошлого, которые очень похожи на настоящее. Во времена холодной войны американские консерваторы постоянно выдвигали ложные обвинения о советских заговорах и ухищрениях, пытаясь доказать, что именно Советы провоцируют все то, чем они недовольны в США, будь это гражданские права или движение против войны во Вьетнаме.

У холодной войны были свои приливы и отливы. После периода разрядки и ослабления напряженности, наступившего в первой половине 1970-х годов, возникли новые конфликты. Еще задолго до советского вторжения в Афганистан в 1979 году президент Джимми Картер начал резко критиковать Москву за нарушения прав человека. Он твердил о нравственном превосходстве Америки и о ее праве выступать с нападками на своего старого соперника, делая это в момент, когда репутацию США в мире серьезно подпортила Вьетнамская война и Уотергейтский скандал. Главная цель Картера (а после него президента Рональда Рейгана) заключалась в том, чтобы возродить американское чувство собственного достоинства, использовав Россию в качестве отвлекающего маневра.

За 100 лет до Картера американцы пережили аналогичный кризис самосознания после Гражданской войны и Реконструкции, когда вера в американское нравственное превосходство была точно так же серьезно подорвана. В 1891 году исследователь и путешественник Джордж Кеннан (не путать с дипломатом Джорджем Ф. Кеннаном, который является его дальним родственником) опубликовал свою знаменитую книгу о сибирской каторге и ссылке при царях. Американцы, обеспокоенные своей собственной недавней историей, получили возможность осудить Россию за деспотизм, а США на ее фоне стали выглядеть намного лучше.

Нет никаких сомнений в том, что царскую Россию, Советский Союз и современную Россию надо критиковать за безнравственную политическую систему и нарушения прав человека. Но мы не можем игнорировать тот факт, что сегодняшние американские дебаты о России, а также напряженность этих дискуссий невозможно объяснить одними только действиями Москвы.

Тема России поднимает голову в американском обществе только во время внутренних кризисов. Россию в это время представляют либо в качестве угрозы и источника бед, которые она несет Америке, либо в качестве какой-то неполноценной державы, которой превосходящие ее по всем статьям американцы должны читать нотации. Все это помогает поддерживать веру Америки в свою историческую миссию мирового лидера демократии. Американцы, как сказал однажды теолог Рейнольд Нибур (Reinhold Niebuhr), любят считать себя наставниками человечества отправившегося в дальнее странствие к самосовершенствованию.

Если посмотреть на нынешнюю американскую одержимость Россией с этой точки зрения, станет ясно, что эту страну снова используют в качестве козла отпущения во внутриполитической борьбе. Многие американцы явно презирают Трампа. Они видят в нем что-то неамериканское, поскольку его позиции, да и внешний вид явно противоречат их представлениям о том, каким должен быть американский лидер. Скандал со сговором стал удобным подтверждением их подозрений.

Другие же американцы усматривают в этом хороший инструмент, помогающий оказывать постоянное давление на непредсказуемого президента. Из-за встреч помощников Трампа с русскими (неважно, были они безобидными или злонамеренными) критики уже не могут связывать президента с традиционной американской идентичностью. Тем самым они усиливают демонический облик России и характер ее намерений.

То, что уже произошло и еще произойдет с Трампом, это чисто внутриамериканский вопрос, который имеет очень мало отношения к России. Меня беспокоят последствия сегодняшней медийной кампании и политической риторики для перспектив российско-американских отношений. В этой истории уже есть несколько вполне конкретных и очевидных результатов. Общество не позволит Трампу предпринимать шаги по улучшению отношений между двумя нашими странами или идти на компромиссы по насущным вопросам, таким как ядерное оружие или европейская безопасность.

Долгосрочные последствия намного серьезнее. Это возрождение образа дьявольской России, которая угрожает американской политической системе. Это чувство уязвимости и слабости американской демократии перед лицом авторитарных противников. И это нежелание понимать российские озабоченности даже тогда, когда они вполне обоснованны. Образ угрожающей России будет наносить ущерб двусторонним отношениям еще очень долго, даже после того, как Трамп и Путин станут уделом истории. Сегодняшние противоречия возродили призраков холодной войны, и у меня есть опасение, что нынешняя враждебность в отношении России возникнет снова, когда в Америке начнется кризис, и ей потребуется козел отпущения.

Иван Курилла — историк, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге, специализирующийся на международных отношениях.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 7 декабря 2017 > № 2434278 Иван Курилла


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 7 декабря 2017 > № 2425913 Сергей Лавров

Ответ на вопрос Министра иностранных дел России С.В.Лаврова по итогам переговоров с Госсекретарем США Р.Тиллерсоном «на полях» СМИД ОБСЕ, Вена, 7 декабря 2017 года

Вопрос: Как Вы прокомментируете Вашу встречу с Госсекретарем США Р.Тиллерсоном?

С.В.Лавров: Встреча с Госсекретарем США Р.Тиллерсоном была достаточно конкретной и продолжительной – около часа. Особое внимание мы уделили реализации договоренностей, закрепленных в заявлении президентов России В.В.Путина и США Д.Трампа, которое было принято в Дананге «на полях» саммита АТЭС. В частности, мы обсудили, как идут контакты по линии наших внешнеполитических ведомств, по линии военных «на земле», поставили некоторые вопросы, требующие прояснения с точки зрения того, что происходит. В том числе, сошлись на необходимости не допускать действия, которые подвергали бы сомнению и угрозе нашу общую приверженность суверенитету и территориальной целостности САР.

Говорили и о политическом процессе под эгидой ООН, который в свое время реанимировался после начала астанинского процесса и который в последнее время активизируется в результате инициатив, выдвинутых в Сочи на трехстороннем саммите президентов России, Ирана и Турции. Мы приветствовали возобновление женевских переговоров, но выразили убежденность, что Правительство и оппозиция должны в них участвовать без каких-либо предварительных условий. Это было подчеркнуто и подтверждено, когда этот раунд возобновлялся, специальным посланником Генерального секретаря ООН по Сирии С. де Мистурой. Но, к сожалению, некоторые оппозиционеры занимают позицию, которая противоречит их собственным обязательствам, при этом выдвигая предварительные условия. Здесь у нас с американцами единые подходы в том, что таких предварительных условий быть не должно. Должны начаться прямые переговоры по вопросам подготовки новой конституции и проведения выборов.

Мы проинформировали Госсекретаря США Р.Тиллерсона о том, как идет подготовка к Конгрессу сирийского национального диалога, в рамках которого будут участвовать широкие представители оппозиционных кругов и племен, проживающих в Сирии. В рамках него мы будем стараться помочь начать конституционную реформу, обсуждение предметных аспектов по проведению будущих выборов под надзором ООН.

Второй темой стала Украина. Но здесь у нас пока еще меньше совпадающих подходов, хотя между Россией и США есть немало противоречивых позиций и по Сирии. Мы о них говорили, эту тему обсуждали и наши военные. По Украине мы объяснили безальтернативность Минских договорённостей. Попросили американскую сторону подтвердить, что и они сохраняют такую же позицию. Надеюсь, это подтверждение действительно отражает нынешнее положение дел в Вашингтоне.

Нас беспокоят попытки поставить с ног на голову нашу инициативу о направлении охранников ООН для обеспечения безопасности миссии ОБСЕ. Эта инициатива на сто процентов вписывается в дух и букву Венских договоренностей. Наша инициатива заключается в том, чтобы где бы наблюдатели ОБСЕ не работали, куда бы они сейчас не передвигались, их везде сопровождали бы охранники ООН. То, что мы услышали от представителя США К.Волкера, – это совсем противоположный подход. Он заключается в том, чтобы не зацикливаясь на вопросах особого статуса Донбасса, амнистии, подготовки выборов через прямой диалог Киева, Донецка и Луганска, первым делом ввести туда, по сути, ооновскую администрацию, которая будет руководить всем тем, что происходит в провозглашенных ДНР и ЛНР. Понятно, что в таком случае ни о каком минском процессе речи быть не может, потому что его корень – это именно прямой переговорный процесс и достижение договоренностей по всем перечисленным мной аспектам.

Мы привлекли внимание к тому, что было бы очень неправильно посылать сигналы такого рода украинцам, потому что это будет укреплять их во мнении, что можно манкировать своими обязательствами, уходить от минских договоренностей. Собственно некоторые члены правительства говорят об этом публично и заявляют, что могут решить проблему и силовым путем. Призвали Вашингтон пресекать такие провокации.

Говорили по положению дел на Корейском полуострове. Здесь наша позиция неизменна. Мы убеждены, что нужно прекратить порочную спираль конфронтации, авантюр, провокаций. И объяснили, как мы видим возможности реализации российско-китайской «дорожной карты» по снижению напряженности и созданию условий, которые позволили бы начать переговорный процесс в любом формате, который будет приемлем непосредственно заинтересованным странам. Мы знаем, что Северная Корея, прежде всего, хочет разговаривать с США о гарантиях своей безопасности. Готовы это поддерживать и участвовать в содействии таким переговорам. Наш американский коллега, Госсекретарь США Р.Тиллерсон, это услышал.

Подтвердили полезность контактов по Афганистану между представителями МИД России и Госдепартамента. Контакты были и в сентябре, и в декабре. Там тоже есть необходимость лучше понимать, кто чего хочет. Нас несколько встревожило объявление Вашингтона о новой стратегии, которая, по сути дела, означает ставку на решение силовым путем афганского кризиса. Это нереалистичный подход. Мы поговорили об этом. Условились, что наши представители будут продолжать контакты и сопоставлять свои подходы, а также, конечно же, сотрудничать с другими странами, которые участвуют в афганском урегулировании.

Мы попросили разъяснить смысл решений, которые были приняты относительно перевода эвентуального Посольства США в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим. Попросили объяснить, какие они видят последствия этого шага для усилий, которые предпринимаются под эгидой ООН, в рамках «квартета» международных посредников. У нас много вопросов. Мы привлекли внимание к опасениям, которые высказывали арабские и в целом мусульманские страны, ЛАГ, ОИС в отношении того, что это может подорвать и даже «поставить крест» на переговорах о двугосударственном решении, когда Государство Израиль и Государство Палестина полноценно, бок о бок живут друг с другом в безопасности. Это все было отражено в решениях Генеральной Ассамблеи ООН и СБ ООН, которые могут сейчас подвергаться испытаниям.

Условились продолжить контакты по линии наших экспертов, чтобы лучше понять американский подход (там есть еще аспекты для прояснения), и как нам дальше работать в «квартете» международных посредников (Россия, США, ООН и Евросоюз).

Конечно, мы напомнили обо всех вопросах, которые стоят на нашей двусторонней повестке дня и реально портят отношения. В очередной раз подчеркнули, что сотрудничество по интересующим американцев международным вопросам очень сильно страдает из-за того, что в сфере двусторонних отношений продолжается настойчивая, последовательная линия на их сознательное разрушение.

Условились, что наши заместители продолжат контакты по этой теме, хотя последние пару-тройку раундов никаких результатов не дали, а также контакты по вопросам стратегической стабильности тех договоров, которые действуют между нами в сфере сокращения стратегических наступательных вооружений, ракет средней и малой дальности и по вопросам, которые возникают в отношении Договора об открытом небе.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > mid.ru, 7 декабря 2017 > № 2425913 Сергей Лавров


Япония. США > Транспорт. Авиапром, автопром > americaru.com, 7 декабря 2017 > № 2419689

«Japan Airlines» вложила 10 миллионов долларов в создание сверхзвукового пассажирского самолета

Японские авиалинии хотят видеть мир, где Токио и Западное побережье Соединенных Штатов будут разделять всего лишь пять с половиной часов сверхзвукового полета.

«Japan Airlines» инвестировали 10 миллионов долларов США в компанию «Boom Technologies», стартап из Денвера, который планирует возродить сверхзвуковые авиаперелеты к середине следующего десятилетия.

Компания «Boom Technologies» надеется, что однажды построит пассажирский самолет, летающий со скоростью в 2333 километров в час, что в 2,2 раза больше скорости звука. Самолет должен будет вмещает от 45 до 55 пассажиров в креслах бизнес-класса. Это примерно вдвое меньше, чем у ушедшего в отставку «Конкорда».

Основатель «Boom Technologies», Блейк Шолл (Blake Scholl) сказал, что его компания работает с «Japan Airlines» с прошлого года. По его словам, «Japan Airlines» первая авиакомпания, которая вкладывает серьезные средства в самолет, летающий в два раза быстрее, чем скорость звука.

«Благодаря этому партнерству мы надеемся внести свой вклад в будущее сверхзвуковых путешествий. Основная наша цель – экономия драгоценного времени наших пассажиров, при этом мы уделяем особое внимание безопасности полетов», - заявил Йосихару Уэки (Yoshiharu Ueki), президент «Japan Airlines».

Япония. США > Транспорт. Авиапром, автопром > americaru.com, 7 декабря 2017 > № 2419689


США. Израиль. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 7 декабря 2017 > № 2419520 Арег Галстян

Иерусалимская карта. Почему Трамп признал Святой город столицей Израиля именно сейчас

Арег Галстян

американист

Финансовое влияние еврейского капитала не может не отражаться на политических позициях большинства республиканцев. Будучи президентом-республиканцем, Трамп должен делать шаги, направленные на укрепление и расширение американо-израильского диалога во всех сферах

Президент Дональд Трамп в очередной раз оказался в центре международной политики, признав Иерусалим единой и неделимой столицей Государства Израиль. Он также поручил Госдепартаменту начать работу по переносу посольства США из Тель-Авива в Святой город. Эта новость вызвала неоднозначную реакцию как внутри страны, так и в международном сообществе. Против этого шага выступила не только палестинская сторона, но и стратегические союзники Вашингтона по Североатлантическому альянсу (НАТО) — Великобритания, Франция и Германия.

Турция, помимо резких заявлений, поставила ультиматум — разрыв дипломатических отношений с Еврейским государством и приостановка совместных американо-турецких экономических программ.

Не остались в стороне и международные организации. Высокопоставленные чиновники ООН и Европейского союза подчеркнули, что подобные действия не способствуют мирному урегулированию палестино-израильского конфликта, а Лига арабских государств (ЛАГ) созывает экстренное совещание.

В чем заключается проблема Иерусалима и чем мотивировано столь неоднозначное решение американского президента? Еврейский народ получил право создать свое государство на основе резолюции ООН, принятой в 1947 году. Этот документ покончил с британским колониальным мандатом и объявил о формировании двух государств для двух народов: еврейского и арабского. При этом Иерусалим — центр трех старейших мировых религий — должен был перейти под международный контроль. Лидеры арабского мира посчитали это актом международной агрессии и выступили против любой формы еврейской государственности. С тех пор Израилю приходилось доказывать свое право на существование в войнах против арабских коалиций. В результате Шестидневной войны 1967 года израильская армия взяла под контроль территорию Восточного Иерусалима, которую палестинцы считают своей столицей. Международное сообщество воспринимает это как оккупацию и требует от еврейской стороны соблюдать принятые резолюции.

Палестино-израильский конфликт считается одним из самых затяжных в человеческой истории. Переговоры проходят с переменным успехом в рамках международного «квартета» — ООН, ЕС, США и России. Однако ключевую роль в процессе урегулирования играет именно Вашингтон. В международном сообществе по объективным и субъективным причинам сложилось мнение о том, что для Америки отношения с Израилем имеют особую историческую, цивилизационную и политическую ценность. Но не все так однозначно. Чтобы понять природу американо-израильских связей, необходимо знать исторический фундамент, на котором они строились.

При обсуждении вопроса о признании независимости Израиля в администрации президента Гарри Трумэна сложилось два условных блока. Первый блок — это реалисты во главе с госсекретарем Джорджем Маршаллом. Они считали, что официальное признание Израиля может осложнить отношения Америки с арабским миром — гегемоном ближневосточного мира, обладающим крупными запасами нефти и газа. Второй лагерь был представлен политтехнологами, которыми руководил Кларк Клиффорд — близкий советник Трумэна. Для прагматичного Клиффорда внешняя политика была пустым звуком, его единственной задачей было добиться переизбрания президента на второй срок.

Для положительного исхода избирательной кампании Трумэну нужно было одержать победу в округах Нью-Йорка с преобладающим еврейским населением. Известный меценат Эдди Джекобсон обещал Клиффорду, что в случае поддержки независимости Израиля он обеспечит победу Трумэна в этих округах. В итоге на время кампании президент принял сторону политтехнологов. Но после победы Трумэн поддержал идею Маршалла об издании специального указа, в котором отмечалось, что Соединенные Штаты поддерживают создание «двух государств для двух народов». Более того, второй срок демократа был отмечен активизацией американской политики на Ближнем Востоке, где в качестве основных союзников рассматривались Персия и Саудовская Аравия. Таким образом, американские политические элиты с самого начала отнеслись к израильской повестке довольно расчетливо и прагматично, извлекая собственные дивиденды.

Принципиального слома в этом направлении не произошло, но по мере изменения мирополитической картины и усиления израильского лоббистского фактора вносились определенные коррективы. Демократы всегда относились к Израилю как к одному из союзников, однако не пытались выделять его среди прочих. Именно президенты-демократы Джимми Картер и Билл Клинтон, стремясь к сбалансированной политике, старались примирить Еврейское государство и арабский мир (Кэмп-Дэвидские соглашения, соглашения в Осло и т.д.) При Бараке Обаме наметился кризис в двусторонних отношениях после того, как стало известно о секретных переговорах США с Ираном, которые привели к подписанию исторического соглашения. Более того, при демократических администрациях падала американская финансовая, гуманитарная и военно-техническая помощь Еврейскому государству.

Между тем за последние сорок лет в Америке укрепились политические позиции и увеличились финансовые возможности консервативной части еврейской общины. В отличие от большинства американских евреев, ориентированных на Демократическую партию, эта влиятельная группа стала важным элементом Республиканской партии. В идеологическую основу был заложен посыл о священной миссии протестантской Америки — защищать Святую землю и богоизбранный народ Израиля. Позже эта идея привела к формированию влиятельной политико-религиозной концепции христианского сионизма c лозунгом «Я американец, я христианин, я за Израиль».

Второй фундамент — это фактор еврейского капитала в республиканской элите. На протяжении последних тридцати лет в топ-10 крупнейших спонсоров партии входят такие влиятельные американо-еврейские миллиардеры, как Шелдон Адельсон, Пол Сингер, Норман Браман, Стивен Коэн и Марк Эпштейн. По данным Центра ответственной политики, только Адельсон выделил «слонам» на федеральные выборы (президентские и Конгресс) $82 млн, из которых $30 млн были направлены в фонды Дональда Трампа. В целом крупнейшие доноры про-израильских организаций потратили за последние три года $320 млн на выборы в Конгресс, $195 млн на выборы губернаторов и $78 млн на выборы в органах местного самоуправления.

Отдельные пожертвования идут от различных фондов и организаций. Наиболее активным в этом направлении считается Американо-Израильский комитет по общественным делам (АИКОД), выделяющий ежегодно $3 млн на избирательные кампании законодателям из рабочей группы по израильским делам в Конгрессе.

Становится очевидным, что подобное финансовое влияние не может не отражаться на политических позициях большинства республиканцев.

Таким образом, наличие общей идеологической концепции вкупе со спонсорской поддержкой превратили Республиканскую партию в главного лоббиста интересов Израиля. Трамп не является исключением. Будучи президентом-республиканцем, он должен делать шаги, направленные на укрепление и расширение американо-израильского диалога во всех сферах.

В израильскую повестку его предвыборной кампании входило два вопроса: аннулирование соглашения с Ираном и перенос посольства США из Тель-Авива в Иерусалим. Первое обещание реализовать практически невозможно. За сохранение соглашения с Ираном выступают не только демократы, но и значительное число умеренных республиканцев и законодателей-либертарианцев (избирательные кампании которых финансируют миллиардеры Чарльз и Дэвид Кохи). Более того, по иранскому вопросу президент находится в меньшинстве и в собственной администрации. Военно-разведывательное лобби в лице министра обороны Джеймса Мэттиса, советника по нацбезопасности Герберта Макмастера и руководителя аппарата Джона Келли ратует за мирное разрешение споров вокруг Ирана. В подобной ситуации Трампу оставалось разыграть карту Иерусалима.

Помимо большой политики этот шаг мог преследовать и другую важную цель — отвлечь американское и международное сообщество от результатов расследования комиссии Мюллера о связях членов переходной команды Трампа с представителями России. В данном контексте весьма любопытным представляется тот факт, что кроме «Рашагейт» Мюллер нашел иные серьезные нарушения. Одно из них напрямую связано с Израилем. Предполагается, что Джаред Кушнер — зять и старший советник Трампа — во время переходного периода просил посла Великобритании в США повлиять на отсрочку голосования в Совбезе ООН по резолюции, которая осуждала строительство израильских поселений на Западном Берегу. Сложно сказать, насколько этот эпизод связан с внешнеполитическим шагом Трампа. Однако факт остается фактом: президент принял столь противоречивое решение в тот момент, когда вся Америка обсуждает показания его бывшего советника Майкла Флинна и готовящиеся закрытые слушания в Сенате.

США. Израиль. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 7 декабря 2017 > № 2419520 Арег Галстян


США. Израиль. Палестина > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 7 декабря 2017 > № 2419268 Марианна Беленькая

Столица Иерусалим. Как решение Трампа изменит Ближний Восток

Марианна Беленькая

Новая палестинская интифада невыгодна большинству арабских стран. Египту, Иордании, Ливану – потому что угрожает их внутренней безопасности. Палестинским властям – потому что усилит позиции радикальных сил и не приведет ни к чему, кроме жертв. Для Саудовской Аравии интифада означает рост влияния Ирана. Именно Тегеран объединяет фронт сопротивления израильской оккупации – силы ХАМАС и ливанской «Хезболлы», а противостояние Ирану для саудовцев важнее заботы о правах палестинцев

Президент США Дональд Трамп официально признал Иерусалим столицей Израиля и дал указание Госдепартаменту начать подготовку к переводу туда американского посольства. Таким образом, спустя год после выборов он сдержал слово, данное избирателям, и исполнил мечты израильтян.

Однако это решение не нашло поддержки международного сообщества, даже среди союзников Вашингтона. Многие мировые лидеры, в первую очередь в арабских странах, говорят о негативных последствиях и считают, что Трамп окончательно похоронил надежды на мир в регионе. Но можно ли похоронить то, что давно мертво?

Что признано

Формально решение американского президента ничего не меняет, кроме расположения посольства США. «Сегодня мы наконец признаем очевидное: что Иерусалим является столицей Израиля. Это признание реальности, не больше и не меньше», – подчеркнул Трамп в своем выступлении.

И он прав. Вопрос, какой город считать столицей, для израильтян никогда не стоял. Иерусалим был и остается центром политической и духовной жизни Израиля. Здесь заседает правительство и работает администрация президента, здесь расположен парламент. Большинство международных переговоров также происходит в Иерусалиме, сюда приезжают послы вручать верительные грамоты.

То есть де-факто Иерусалим давно признан столицей Израиля. И это та реальность, о которой говорил Трамп. Не менее реально и то, что осуществить надежды палестинцев сделать Иерусалим столицей своего государства на практике очень сложно, для этого необходим совершенно иной уровень доверия между двумя народами.

Другой вопрос, что заявление Трампа можно трактовать как угодно. Каждый может услышать в нем то, что хочет. Дьявол в деталях. Или, как заявил накануне выступления Трампа госсекретарь США Рекс Тиллерсон, в нюансах. Он предостерег журналистов и мировых лидеров от поспешных выводов и предложил обратить внимание на нюансы заявления Трампа и общий контекст.

Этот контекст выглядит так: давайте откажемся от иллюзий и начнем строить реальный мир между палестинцами и израильтянами, в том числе на основе принципа «два государства для двух народов», если у палестинцев и израильтян будет такое желание. Трамп подчеркнул, что у США по-прежнему нет позиции относительно окончательного статуса города, открытым также остается вопрос о разделительных линиях и границах между Палестиной и Израилем, в том числе и в Иерусалиме. «Конкретная граница суверенитета Израиля в Иерусалиме – предмет для переговоров об окончательном статусе», – гласит текст заявления.

То есть действительно ничего не меняется. Но было большой иллюзией считать, что кто-то на Ближнем Востоке готов отказаться от иллюзий. Здесь символы важнее реальных смыслов. И в Израиле, и в Палестине воспринимают слова Трампа как безусловную поддержку признания единого и неделимого статуса Иерусалима, то есть однозначную поддержку израильской позиции.

О чем спор?

Согласно плану ООН о разделе Палестины на два государства – еврейское и арабское, принятому в 1947 году, Иерусалим как священный город для иудеев, мусульман и христиан должен был получить самостоятельный статус и не принадлежать никому, по крайней мере в первое время, пока жители города не сделают свой выбор. Но до обсуждения этого вопроса дело так и не дошло. Арабы в принципе не приняли план раздела, независимость Израиля была провозглашена в одностороннем порядке в 1948 году.

В результате Войны за независимость израильтяне получили контроль над западной частью города, при этом у них не было доступа к Стене Плача, главной святыни иудеев. Восточная часть оказалась под управлением Трансиордании (сейчас Иордания). В ходе Шестидневной войны 1967 года израильтяне заняли весь Иерусалим.

В 1980 году израильский парламент (Кнессет) принял закон о том, что Иерусалим является единой и неделимой столицей Израиля. Любое решение об уходе Израиля из восточной части города может быть принято, только если получит 80 из 120 голосов в Кнессете, а также будет одобрено на референдуме. То есть, скорее всего, никогда.

Международное сообщество решение Израиля не признало. До последнего времени считалось, что статус Иерусалима должен быть определен в ходе палестино-израильских переговоров об окончательном урегулировании. Еще в 1988 году палестинцы назвали Иерусалим (Аль-Кудс) своей столицей, но в отличие от израильтян в 1948 году у них не было возможности превратить эти слова в реальность. Они надеялись сделать это сейчас, де-факто и де-юре провозгласить Восточный Иерусалим столицей Палестины. И после Трампа потеряли последнюю надежду, несмотря на вопросы, которые президент США оставил открытыми.

При чем здесь Россия?

Рассуждая о решении США, многие произраильские политики и эксперты ссылаются на заявление МИД России от апреля этого года. Мол, Россия признала Иерусалим израильской столицей еще весной, став первой страной, которая поступила подобным образом, и ни у кого это не вызвало протестов. Почему должна быть другая реакция на слова Трампа?

«Подтверждаем приверженность решениям ООН о принципах урегулирования, включая статус Восточного Иерусалима как столицы будущего палестинского государства. Одновременно считаем необходимым заявить, что в этом контексте рассматриваем Западный Иерусалим в качестве столицы Государства Израиль», – гласит российский документ.

Все в соответствии с решениями СБ ООН. Трамп термины «восточный» и «западный» не употребил. И оставил вопрос открытым – может быть так, а может быть иначе. Палестинцы опасаются, и не без оснований, что будет иначе. Ведь, говоря, что каждый народ имеет право сам решать, какой город считать своей столицей, Трамп говорил только об израильтянах, не упомянув о желаниях палестинцев.

Взорвется ли регион?

Палестинские активисты призывают к забастовкам и дню гнева. ХАМАС называет решение Трампа неприкрытой агрессией. Палестинский лидер Махмуд Аббас оплакивает мирный процесс. Жители Иерусалима, как арабы, так и евреи, опасаются столкновений.

Еще за неделю до речи Трампа Госдепартамент США решил усилить меры безопасности в своих дипмиссиях. Американских граждан за границей предупреждают: будьте бдительны, возможны протесты и нападения.

Саудовский король и другие арабские лидеры предрекают, что решение Трампа вызовет гнев во всем регионе. В выходные на срочное заседание соберется Лига арабских государств; возможно, в ближайшее время проведет встречу и Организация исламского сотрудничества, которая уже обратилась с призывами ко всем государствам, состоящим в ее рядах, разорвать отношения с любой страной, кто переведет свое посольство в Иерусалим и кто признает израильскую аннексию Восточного Иерусалима.

В Организацию исламского сотрудничества, помимо всех арабских стран за исключением Сирии, входят Турция, Индонезия, Иран, Пакистан, Афганистан, некоторые страны Черной Африки, мусульманские республики бывшего СССР. Для большинства из них разрыв отношений с США невозможно представить. Президент Турции Эрдоган, у которого в последнее время достаточно напряженные отношения с США, заявил, что если Вашингтон признает Иерусалим израильской столицей, то Турция разорвет отношения с Израилем. Про разрыв с США сказано не было.

Что касается Лиги арабских государств, то и от нее не стоит ждать ничего, кроме заявлений. Повторения 1973 года, когда арабские страны устроили нефтяной кризис, чтобы надавить на Запад, поддержавший Израиль в войне Судного дня, не будет.

По некоторым слухам, распространяемым в некоторых арабских и израильских изданиях, Эр-Рияд давно согласился с планами США относительного будущего Палестины, которая будет признана государством на бумаге, но не на деле в обмен на большие уступки, в том числе и по Иерусалиму. Но официально в Саудовской Аравии в этом никогда не признаются. Королевство осудило решение Трампа и призвало его пересмотреть.

В реальности палестинская интифада невыгодна большинству арабских стран, в первую очередь Египту, Иордании, Ливану, так как несет угрозу их внутренней безопасности. Невыгодна она и палестинским властям, так как это усилит позиции радикальных сил и не приведет ни к чему, кроме жертв.

Не нужно это и Саудовской Аравии. Для королевства интифада означает рост влияния Ирана. Именно Тегеран объединяет фронт сопротивления израильской оккупации – силы ХАМАС и ливанской «Хезболлы». Противостояние Ирану для саудовцев важнее заботы о правах палестинцев.

Но проблема в том, что резкие заявления арабских лидеров, которые не намерены ничего делать, а только говорить, подогревают улицу. И найдется немало сил, которым нечего терять, им не нужна стабильность, и они будут использовать решение Трампа как повод для беспорядков. Другой дело, насколько длительными и массовыми они будут.

По сути, заявление Трампа ничего не меняет на Ближнем Востоке. Вопросы, как жить палестинцам дальше, какая судьба ждет десятки тысяч арабов, живущих в Иерусалиме без палестинского и без израильского паспортов, по-прежнему открыты. Дело не в посольстве, а в отсутствии решения для палестино-израильского конфликта. Трамп призывает признать реальность, но реальность лишает палестинцев жизни. Если бы в свое время евреи признали реальность, то государства Израиль сейчас бы не было. Израильтяне сами показали палестинцам, что мечты сбываются.

США. Израиль. Палестина > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 7 декабря 2017 > № 2419268 Марианна Беленькая


Украина. США > Агропром. Химпром > interfax.com.ua, 7 декабря 2017 > № 2419190 Пьерр Флие Сант Мари

Руководитель сельхозподразделения DowDuPont в регионе ЕМЕА: Украина – один из самых быстрорастущих для нас рынков

Эксклюзивное интервью агентству "Интерфакс-Украина" руководителя сельскохозяйственного подразделения DowDuPont в регионе ЕМЕА (Европа, Ближний Восток и Африка) Пьерра Флие Сант Мари.

-Какое место занимает Украина в общем объеме продаж компании? Насколько важен этот рынок и почему?

Украина – один из самых быстрорастущих и стратегически важных сельскохозяйственных рынков в мире. Вклад украинской команды – это более 1% от глобального оборота сельскохозяйственного подразделения DowDuPont. Ваша страна может стать ведущим мировым производителем и экспортером сельскохозяйственной продукции. Что нужно для этого? Считаю, что главное - прозрачный инвестиционный климат и поддержка правительства; во-вторых, где мы как компания можем помочь - это устойчивое предложение высококачественных семян и средств защиты растений. Могу заверить, что вклад Украины в наши продажи в Европе, на Ближнем Востоке, в Африке и в глобальном масштабе очень велик. У нас есть крупное производство в с. Стаси (Полтавская обл.) и огромные возможности для исследований, а также очень опытная команда и расширенные сервисные предложения. Таким образом, мы стремимся продолжать развитие нашего бизнеса в Украине и сотрудничество с фермерами, деловыми партнерами, помогая Украине полностью реализовать свой сельскохозяйственный потенциал.

- Существуют какие-либо трудности в объединении DowDuPont в разных странах с точки зрения антимонопольного законодательства?

Мы уже завершили слияние 31 августа 2017 года, с 1 сентября 2017 года компания DowDuPont начала торговать на Нью-Йоркской фондовой бирже под символом "DWDP". В Украине также требовалось разрешение Антимонопольного комитета на концентрацию, оно было получено надлежащим образом.

- Какие активы в мире обе компании должны были продать для получения разрешений на транзакцию?

DuPont продала портфолио своих гербицидов для защиты посевов зерновых культур от широколистных сорняков и инсектицидов для борьбы с грызущими насекомыми. DuPont также отделит исследования по защите растений, за исключением направления обработки семян, нематоцидов и программ научных исследований, находящихся на поздней стадии, которые мы продолжим развивать и выводить на рынок. Весь персонал, необходимый для поддержки продвижения продуктов и научно-исследовательских программ, останется с DuPont.

- Какова будет доля DowDuPont на рынке пестицидов и семян после слияния, как изменится доля оставшихся игроков после их транзакций?

Наше подразделение сельского хозяйства состоит из двух направлений – "Защита растений" и "Семена и трейты". Совокупный чистый объем продаж, за исключением отчуждаемых активов по защите растений, составляет около $16 млрд со скорректированной доналоговой прибылью (EBITDA) в размере около $3 млрд. Новое подразделение включает в себя наследие сельскохозяйственного сегмента DuPont и наследие бизнеса сельскохозяйственных наук Dow. Будущая независимая сельскохозяйственная компания будет глобальным лидером. Мы будем обладать теми масштабами, которые необходимы для обеспечения большой ценности и выбора для производителей во всем мире, а также будем конкурировать с крупнейшими компаниями в мире.

- Какие преимущества принесет слияние Dow и DuPont? Какие задачи управления стоят перед руководством обеих компаний?

Объединяя дополняющие друг друга портфели Dow и DuPont, мы создаем три сильных конкурента в сфере сельского хозяйства, материаловедения и специальных продуктов. Они будут обеспечивать долгосрочную ценность для всех заинтересованных сторон. У нас будут усовершенствованные инновации с исследованиями и разработками, которые более сфокусированы на клиента. Кроме того, компания получит расширенный доступ к рынкам благодаря уравновешенным клиентским отношениям и дистрибьюторским сетям DuPont и Dow. У нас будет финансовая выгода благодаря эффективной организационной структуре и запланированной синергии затрат в размере $3 млрд и прибыли в $1 млрд.

Если говорить о наших сотрудниках, то они, конечно, выиграют от того, что будут работать в одной из трех конкурентоспособных компаний-лидеров. А клиенты, как я уже упоминал, получат преимущества от превосходных решений и расширенных предложений продуктов. Объединив наши взаимодополняющие преимущества, мы сможем быстрее и эффективнее реагировать на быстроменяющиеся условия с инновационными продуктами, большим выбором и конкурентоспособной ценой.

- Как будут интегрированы команды Dow и DuPont?

Каждое из подразделений, возможно, будет двигаться разными темпами, выстраивая структуру и разделение в дальнейшем в зависимости от уникальных факторов, которые им необходимо учесть. И Dow, и DuPont имеют опыт работы с крупными транзакциями и достаточно немалый послужной список операционных достижений. Говоря о подразделении сельского хозяйства, мы работаем над созданием новой культуры компании. Мы все понимаем, за что боремся. Наша цель - обогатить жизнь тех, кто выращивает, и тех, кто потребляет, обеспечивая развитие будущих поколений. Все наши ценности и задачи согласованы с этой целью.

Думаю, для людей из обеих компаний не будет проблемой работать вместе, поскольку наше мышление очень схожее. В Украине уже создана единая команда, коммерческая организационная структура, и я должен сказать, что все прошло очень естественно.

- На какой мировой бирже будет представлено сельскохозяйственное подразделение DowDuPont?

Пока не приняты каких-либо решения относительно предполагаемых независимых компаний, в том числе на какой бирже они будут котироваться. Что касается DowDuPont, то компания начала торговать под символом "DWDP" 1 сентября 2017 года на Нью-Йоркской фондовой бирже.

- Сельскохозяйственное подразделение будет отвечать за бизнес семян и средств защиты растений. DuPont Pioneer в Украине имеет завод по производству семян. Планирует ли компания инвестировать в дальнейшее наращивание мощностей или строительство завода по производству пестицидов или работу по давальческим схемам с украинскими заводами?

Как сельскохозяйственное подразделение мы рассматриваем разные решения. Семена, защита растений, цифровые технологии - все это часть нашего бизнеса. Важно разрабатывать инновации, постоянно работать над решениями, которые принесут пользу потребителям, клиентам, деловым партнерам и внешним заинтересованным сторонам. Вы правы, у нас есть предприятие по производству семян в Украине, и в последнее время мы добавили к этим инвестициям почти $5 млн. Мы открыли новую линию по производству подсолнечника и таким образом дополнительно создали в регионе до 40 новых рабочих мест. Всего в эту страну мы уже вложили более $55 млн и рассматриваем возможность расширения инвестиций. Украинский объект полностью интегрирован в нашу глобальную сеть производственных комплексов, чтобы при необходимости была возможность удовлетворить потребности других стран. К настоящему времени несколько грузовиков с украинской кукурузой Pioneer уже отправлены в Румынию и Болгарию, в качестве пилотного проекта - в Венгрию. Система работает, поэтому в случае необходимости мы можем отправлять семена кукурузы из Украины в другие страны. Если украинские стандарты будут соответствовать нормативам OECD по подсолнечнику, мы можем сделать это и для этой культуры. Как я уже сказал, Украина является одним из самых быстрорастущих и стратегически важных рынков для нас, поэтому, учитывая этот потенциал роста, мы, конечно, постоянно ищем дальнейшие инвестиционные возможности.

- Каковы особенности украинского рынка, если вы знакомы с ним? Может быть, вы сравните его с сельскохозяйственным сектором своей родной страны – Франции?

Говоря о сельском хозяйстве Франции, нужно отметить различие климатических и почвенных условий в разных регионах. Баланс между полевыми и специализированными культурами присутствует в большей степени, чем в Украине. В целом во Франции сегмент специализированных культур более развит, он более зрелый. Очевидно, что инфраструктура более современна, да и средний размер хозяйства другой. Во Франции средний размер фермерского хозяйства намного меньше, чем в Украине. Тем не менее, удельный вес сельского хозяйства в ВВП национальной экономики намного больше в Украине, чем во Франции.

Украина хорошо известна в мире как страна с богатыми черноземами и большими пахотными землями. Более 70% украинских земель находятся под сельскохозяйственным производством. Здесь сосредоточено 28% мировых черноземов. Я был впечатлен тем, что площадь украинских черноземов примерно равна, например, площади Великобритании.

Очень благоприятные климатические условия, идеальное месторасположение, которое соединяет Украину с основными экспортными рынками, с сельскохозяйственной, профессиональной точки зрения - очень образованные, квалифицированные, трудолюбивые люди.

Сейчас сельское хозяйство в Украине является эффективным, продуктивным сектором, в то же время есть возможности для улучшения. Очевидно, что инфраструктура - это одна из областей, требующая инвестиций, модернизации. Отсутствие доступа к финансам и кредитам также является проблемой, фермерам нужны лучшие варианты финансирования. Также необходимо улучшить нормативную, законодательную базу. Мы хотим, чтобы украинские фермеры получили доступ к новейшим инновациям, решениям в сельском хозяйстве. Чтобы обеспечить этот доступ, нам нужны правила, которые защищают права на интеллектуальную собственность и нашу продукцию от подделок.

- Зачастую украинские фермеры недоверчивы к продукции, производимой в Украине. Как изменить такое отношение? В конце концов, французы всегда будут покупать французские семена, но в Украине это правило не всегда работает.

Это вопрос мышления и времени. Думаю, что ситуация в Украине за последние 10 лет значительно улучшилась в этой перспективе. Для производства высококачественных семян и средств защиты растений нужны ноу-хау и навыки. Компании начали инвестировать в местное производство - и не просто капитал, но еще и образование, передачу знаний, развитие навыков. И результаты уже заметны, мы производим семена такого же качества в Украине, как и в любой другой стране. Я могу сказать, что у нас одинаковые стандарты качества в каждой стране, где мы работаем. Наши украинские клиенты получают такую же качественную продукцию, как и другие клиенты в мире. Это важно - следует доверять брендам, а не месту производства.

- Какие доли DowDuPont планирует занять на мировом рынке пестицидов и семян в ближайшие пять лет, в частности в Украине?

В Украине, очевидно, мы хотим быть лидирующей компанией в сельском хозяйстве. Позвольте мне повторить нашу цель: мы хотим обогатить жизнь тех, кто выращивает, и тех, кто потребляет, обеспечивая развитие будущих поколений. Мы способны предоставить расширенные предложения по продуктам и услугам с надежным портфолио семенной зародышевой плазмы, трейтов, защиты растений, семян и цифровых сельскохозяйственных технологий – предложить нашим клиентам превосходные решения, больший выбор и ценность. У нас есть объединенные возможности научных исследований мирового класса, поддерживающие сельскохозяйственные инновации и перспективные технологии. Мы работаем через оптимизированные глобальные цепочки поставок и ориентированные на клиента продажи, дистрибуцию и каналы. Это основа нашего стремления стать ведущей компанией в сельском хозяйстве (согласно данным Kleffmann, доля Dow и DuPont на суммарном рынке СЗР в Украине составляет 11,3%; доля DuPont Pioneer и Dow на украинском рынке семян подсолнечника, кукурузы, озимого рапса - 18,8% - прим. ред.).

.- Поменяется ли стратегия продаж DowDuPont в Украине после слияния, как она будет отличаться?

Наши клиенты должны по-прежнему ощущать тот же уровень прямой вовлеченности, который позволяет нам предлагать решения с высокой добавленной стоимостью и высококачественный сервис, который они всегда ожидали от компаний-наследодателей (Dow и DuPont). По мере движения вперед мы считаем, что преимущества для клиентов будут становиться все более очевидными. В Украине наша компания продолжает работать с таким подходом к продажам, который наилучшим образом соответствует текущим условиям на рынке страны. Таким образом, наша стратегия продаж в предстоящем сезоне 2018 года будет аналогична той, которую мы применяли в предыдущем сезоне.

Украина. США > Агропром. Химпром > interfax.com.ua, 7 декабря 2017 > № 2419190 Пьерр Флие Сант Мари


Германия. США. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 7 декабря 2017 > № 2418450

Новые санкции США против России угрожают немецким экономическим интересам.

Антироссийские санкции со стороны США затрагивают даже действующие немецкие газопроводы, идущие из России.

Глава МИД ФРГ Зигмар Габриэль выступил за поворот в немецкой внешней политике в сторону большей независимости от США и к большей европейской самостоятельности. Новые санкции США против России летом 2017 года, распространяются на проекты газопроводов с немецким участием и угрожают немецким экономическим интересам, подчеркнул он на Берлинском форуме по внешней политике.

«Антироссийские санкции, которые Конгресс США принял летом, содержат условия, которые затрагивают даже действующие немецкие газопроводы, идущие из России. Эти санкции угрожают, по существу, нашим собственным экономическим интересам», – отметил Габриэль.

«Россия остается соседом Европы, и очень влиятельным соседом, как показывает пример Сирии. Безопасность и стабильность в долгосрочной перспективе возможны только с Россией, а не против нее. Кроме того, угроза распространения ядерного вооружения может быть остановлена только при участии США, России и КНР», – подчеркнул глава МИД ФРГ.

Германия. США. Евросоюз. РФ > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > oilcapital.ru, 7 декабря 2017 > № 2418450


Россия. США. Евросоюз. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 6 декабря 2017 > № 2477767

Российских олигархов взяли в оборот

недооценка зарубежных спецслужб выходит российским бизнесменам боком

Александр Сухаренко

Внезапное задержание в Ницце дагестанского сенатора-миллиардера Сулеймана Керимова (21-е место в списке «Форбс» – 6,3 млрд. долл.) по подозрению в отмывании денег и уклонении от уплаты налогов при покупке недвижимости (вилла площадью в 12 тыс. кв. м) воскресила в памяти слова незабвенного советского классика Корнея Чуковского, которые можно переиначить так: «Дяди богатеи! Ни за что на свете не ходите в западные страны вы гулять! Там же есть спецслужбы. Разные и злые. Будут за аферы в тюрьмы вас сажать!». Правда, в случае с Керимовым французский судья ограничился пятимиллионым залогом и отобранным загранпаспортом, сделав того невыездным на весь период следствия. Недовольная таким поворотом местная прокуратура обжаловала его решение.

В последнее время российские бизнесмены, привыкшие чувствовать себя неприкасаемыми хозяевами жизни на родине, всё чаще оказываются беззащитными перед иностранным правосудием. Вседозволенность и бесшабашность сыграли со многими из них злую шутку. То, что сходило им с рук в российских пенатах, оказалось почему-то преступным в странах развитого капитализма. Странно было бы, если б это было не так.

Несмотря на череду громких арестов отечественных бизнесменов в Европе, остальные не стали от этого более осмотрительными. По всей видимости, они, как и прежде, воспринимают Запад не иначе как «край непуганых идиотов», не могущих распутать их хитроумных замыслов. Хотя опыт последних лет убеждает нас в обратном.

Осенью прошлого года в испанский переплёт попали глава совета директоров «Первого Клиентского Банка» Григорий Мухин, акционер этого банка Михаил Савульчик, а также их сотрудник Станислав Байков. Все они обвиняются в отмывании более 60 млн. евро и уклонении от уплаты налогов в составе организованной группы. По версии следствия, капиталы вывозились из России первоначально в офшоры, в том числе в Андорру, после чего переправлялись в Испанию – наличными или посредством банковских переводов. При этом речь идёт о суммах, «которые превосходят все, что фигурировали в делах других иностранцев, в том числе россиян, привлекавшихся к суду за отмывание денег в Испании за последнее десятилетие». На эти средства было приобретено около двухсот объектов недвижимости в разных провинциях страны.

А в начале текущего года в Швейцарии было завершено расследование махинаций с кредитами, фигурантами которого являются двое россиян. По данным женевской прокуратуры, специализирующаяся на торговле металлоломом компания Nori SA, владельцем которой является Пётр Теребов, взяла в восьми банках ничем не обеспеченные кредиты на 25 млн. долл. под гарантии поставок продукции от Ростовского электрометаллургического завода (РЭМЗ). Обвиняемые сознались в содеянном.

Весной Гражданская гвардия (жандармерия) Испании объявила о заключении сделки с бизнесменом Андреем Петровым, обвинявшимся в отмывании 56 млн. евро и подкупе мэра города Льорет де Мар (провинция Жирона) Хавьера Креспо. По условиям сделки, россиянин, отсидевший под стражей с февраля 2013 года по январь 2015 года, сознаётся в отмывании денег в обмен на двухлетний приговор со штрафом в 5,5 млн. евро. Кроме того, двум его компаниям придётся выплатить штрафы на общую сумму 900 тыс. евро. Конфискуют также и имущество на 11 млн. евро. Заключённая сделка повлекла за собой также прекращение дел в отношении остальных обвиняемых, которые были выделены в отдельное производство. На скамье подсудимых могли оказаться «боссы» Петрова: гендиректор НПО «Спецнефтегаз» Виктор Канайкин, его заместитель Сергей Налимов и казначей организации Андрей Зинченко, находящиеся в России.

В конце сентября всё те же гвардейцы взяли в оборот владельца футбольного клуба «Марбелья» Александра Гринберга, владельца завода по производству бутилированной воды «Agua de Mijas» Олега Кузнецова и одного из топ-менеджеров ОАО АФК «Система» Арнольда Спиваковского, арестовав их по подозрению в отмывании 30 млн. евро. Кстати, футбольные клубы всплывают в криминальных сводках всё чаще: летом прошлого года в Португалии по обвинению в создании преступной группы, отмывании денег, подделке документов и налоговом мошенничестве арестовали владельца ФК «Униан Лейрия» Александра Толстикова. Следствие по этому делу продолжается.

Месяц спустя кассационный суд швейцарского кантона Невшатель оставил в силе прошлогодний приговор чеченскому бизнесмену и экс-владельцу футбольного клуба «Ксамакс» Булату Чагаеву, осуждённому на три с половиной года тюрьмы за недобросовестное ведение дел клуба, растраты, попытку мошенничества и подделку документов. Свою вину бизнесмен так и не признал.

По подсчетам агентства Knight Frank, за последние 13 лет из России уехали 20 тыс. долларовых миллионеров и миллиардеров, причём около 6 тыс. из них – за последние три года. По этому показателю наша страна стала пятой в мире. Среди причин называются нездоровое вмешательство государства в сферу бизнеса, непостоянство законодательства, антизападные настроения властей и закон о деофшоризации 2014 года.

Согласно недавнему опросу адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнёры», 40% из 300 состоятельных россиян, являющихся бенефициарами офшоров, перестали быть налоговыми резидентами, а 9% перевели свои активы на родственников-нерезидентов. То есть теперь с их сверхдоходов бюджету не перепадает ни копейки.

«Россия вошла в пятёрку стран с наибольшей долей финансовых активов, хранящихся в офшорах», - говорится в докладе Национального бюро экономических исследований (NBER). Состоятельные россияне держат там средства, эквивалентные 46% ВВП, или около 590 млрд. долл. (по данным Центробанка, за 1994-2016 годы чистый отток капитала из России составил всего 672,4 млрд. руб.). Впереди нас только Саудовская Аравия, Венесуэла и ОАЭ. При этом для России исследователи NBER привели и альтернативную оценку офшорного капитала, в которой не учитываются активы лиц, сменивших налоговое резидентство, – около 14% ВВП или 179,6 млрд. долл. Сверхбогатые россияне держат в офшорах около 60% всех своих активов, что превышает показатели США (около 10%), Западной Европы (30-40%) и Скандинавии (5-10%). Предпочтительными налоговыми гаванями для них остаются Швейцария и Кипр.

Однако российский стиль ведения бизнеса, как видим, не приживается за границей. Более того – получает там соответствующую уголовно-правовую оценку. При этом иностранные правоохранители всё чаще сетуют на незаинтересованность российских коллег в расследовании финансовых махинаций приехавших бизнесменов. Одна из возможных причин – наличие у тех высокопоставленных покровителей во властных кругах (например, испанское дело Геннадия Петрова и др. (2008 г.). Оттого и приходится им рассчитывать только на собственные силы в изобличении внешне респектабельных россиян, наводнивших страны Евросоюза и США в последние годы.

То ли ещё будет. По британскому закону «О криминальных финансах», вступившему в силу в сентябре, английские власти смогут конфисковать любое имущество у иностранцев, если те не смогут доказать законность его происхождения. Расследование может начинаться в отношении недвижимости, драгоценностей, предметов искусства стоимостью свыше 50 тыс. фунтов у «политически значимых лиц», которыми считаются бывшие или действующие госслужащие и сотрудники госпредприятий, члены их семей и связанные с ними лица.

В свою очередь, закон «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA), подписанный президентом США Дональдом Трампом 2 августа, предписывает к февралю 2018 года (в самый разгар президентский гонки в России) Минфину, директору Национальной разведки и госсекретарю представить Конгрессу подробный доклад «о наиболее высокопоставленных политических деятелях, олигархах, определяемых их близостью к правящему режиму и их чистым капиталом». Попадание в этот перечень может грозить введением персональных санкций, предполагающих запрет на въезд на территорию США, замораживание активов и запрет на ведение дел с американскими гражданами и компаниями.

Особого внимания заслуживают статьи 241 и 243 этого закона, которые de facto расширяют возможности применения санкций в отношении неопределённого круга российских юридических и физических лиц. Если ранее основанием для включения в санкционные списки были действия, нарушавшие территориальную целостность Украины или режим ранее введённых санкций, то теперь задачей ставится «выявление наиболее значимых высокопоставленных политиков и олигархов, определяемых по их близости к российскому режиму и размеру их состояния», оценка «отношений между означенными лицами и президентом В. Путиным или другими членами правящей российской элиты», «их вовлечённости в коррупцию», а также «состояния и источников дохода данных лиц и членов их семей (включая супругов, детей, родителей и братьев/сестер), их активов, инвестиций и бизнес-интересов» (п. А-D ст. 241). При этом американским властям предстоит «находить, изучать, документировать и пресекать незаконные финансовые потоки, связанные с Россией», если они затрагивают финансовую систему США или их союзников (п. 1 ст. 243). В частности, Минюсту, управлению директора Национальной разведки и Министерству внутренней безопасности придётся значительно увеличить количество расследований, касающихся приобретаемой российскими гражданами или в их интересах американской недвижимости (п. 5). В этой связи Соединённые Штаты планируют сотрудничать «с отдельными странами в Европе и Евразии», чтобы «гарантировать неиспользование их финансовых систем для сокрытия незаконной финансовой деятельности членов российского правительства или лиц из ближайшего окружения президента В. Путина, наживающихся на коррупции» (п. 9 ст. 252).

За составление санкционных списков отвечает Office of Foreign Assets Control (OFAC), подразделение Минфина США, которое в 2014 году включило в санкционный список SDN (Specially Designated Nationals) Геннадия Тимченко, Аркадия и Бориса Ротенбергов, Юрия Ковальчука, мотивировав это тем, что они входят «в личный круг президента Путина», а позже и других, в том числе главу «Роснефти» Игоря Сечина.

Закон CAATSA предусматривает финансирование сбора компромата, определив вознаграждение для информаторов, способствующих получению интересующих их сведений (ст. 323), а также учреждение Фонда противодействия российскому влиянию (Countering Russian Influence Fund), которому на 2018-2019 годы будет выделено 250 млн. долл. (ст. 254).

Таким образом, американский Закон опасен для России не столько возможным ужесточением ограничительных мер в сфере финансирования государственных долговых обязательств, кредитования компаний с госучастием и усилением давления на энергетические компании, сколько тем, что даёт старт «охоте» на правящую элиту. Даже если американские власти не применят к её представителям каких-либо прямых санкций, само по себе раскрытие информации об их теневых активах окажется весьма болезненным, так как противоречит антикоррупционным и антиотмывочным обязательствам, взятым на себя Россией в соответствии с Конвенциями ООН, ОЭСР и СЕ, а следовательно, дискредитирует её руководство на международной арене. Ну, а кроме этого, ставит под сомнение легитимность самой власти в России.

Россия. США. Евросоюз. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 6 декабря 2017 > № 2477767


США > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > americaru.com, 6 декабря 2017 > № 2419696

В США количество бездомных растет из-за кризиса с жильем

Число бездомных американцев неуклонно увеличивается, и этот процесс связан с кризисом доступного жилья на западном побережье Соединенных Штатов.

Впервые с 2010 года число бродяг в США начало увеличиваться – в этом году зарегистрировано 553742 человека, живущих на улице или в приюте – на 0,7% больше, чем годом ранее, сообщает Департамент жилищного строительства и городского развития.

Причиной становится серьезная нехватка доступного жилья в Лос-Анджелесе и других городах на западе США, в том числе Сиэтл, Сан-Диего и Сакраменто. Фактически, в Лос-Анджелесе бродяг стало на 26% больше в течение 2016 года.

Число бездомных ветеранов также увеличилось на 1,5%, несмотря на значительные усилия правительства и некоммерческих групп по размещению ветеранов.

США > Недвижимость, строительство. Госбюджет, налоги, цены > americaru.com, 6 декабря 2017 > № 2419696


Украина. США. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > interfax.com.ua, 6 декабря 2017 > № 2419264 Степан Полторак

Полторак: за год силы АТО ни разу не нарушили Минские соглашения в части территорий

Интервью министра обороны Украины Степана Полторака агентству "Интерфакс-Украина" и телеканалу "1+1"

Из штаб-квартиры НАТО уже были заявления о том, что ветирование Венгрией заседания комиссии Украина – НАТО на уровне министров не отразится на партнерстве в целом. Министерство обороны получало ли какие-либо сигналы от Альянса об изменениях сотрудничества?

У нас в этом плане полное взаимопонимание, я общался со многими министрами обороны стран Альянса. Недавно в Ванкувере (Канада) у меня были встречи с 40-а министрами обороны, двусторонние встречи я провел с 10-ю министрами обороны, из них 8 – министры стран НАТО.

В ходе встречи с польским коллегой, с коллегой из США было подтверждено, что у нас нет никаких проблем в общении, у нас наоборот идет наращивание нашего сотрудничества.

Относительно проведения комиссии Украина-НАТО на уровне министров, - эта работа запланирована на следующий год, с самого начала года. Заседания Комиссии в декабре не будет, но у нас был ряд очень важных двусторонних и многосторонних встреч. И главнейшая – заседание Комиссии Украина-НАТО в июле в Киеве, визит генсека Йенса Столтенберга. Наше взаимодействие только наращивается. Наш потенциал имеет перспективы для увеличения. Поэтому тут проблем никаких нет.

Как сейчас исполняются соглашения, подписанные с Канадой в начале 2017 года? Насколько близка перспектива предоставления оружия, или нашей закупки оружия у Канады?

У нас регулярные встречи с министром обороны Канады Хаджитом Саджаном, у нас очень хорошие с ним отношения, он патриот Украины. Во время визита в Ванкувер я встречался и с министром иностранных дел (Канады – ИФ) Христей Фриланд, которая тоже патриот Украины.

Процессы, которые сейчас происходят в Канаде по поводу предоставления разрешения на закупку или поставку вооружения, техники, оснащения они происходят планово. Мы подписали в апреле с министром обороны Канады соглашение о сотрудничестве в оборонной сфере, которым предусматривается возможность закупать вооружение в Канаде. Процесс в Канаде проходит определенные этапы, и он в декабре должен быть завершен. Об этом говорили все, с кем я встречался, и главы МИД и Минобороны, и глава украинской диаспоры в Канаде.

Речь идет о возможности проведения поставки стрелкового вооружения. Имеется в виду все, весь комплекс. И я думаю, что до нового года они должны принять это решение.

Как вы оцениваете ход реформ, реально ли их завершение до 2020 года?

В плане выполнения стратегического оборонного бюллетеня сказано, что указом президента могут вноситься изменения каждый год. Ситуация меняется, поэтому мы внесем изменения в наши планы, их немного, но они будут.

Что касается украинской армии, я хотел бы сказать, что нами был принят план до 2020 года, - мы должны выполнить все критерии, что бы вступить в НАТО, чтобы быть совместимыми с войсками стран НАТО. Но я хотел бы сказать, что мы должны принять за стандарт систему, которая существует в тех странах, систему Вооруженных сил. Но я глубоко убежден, что мы должны строить свою систему, потому что одинаковой формулы для всех случаев нет. Каждые Вооруженные силы имеют свои особенности даже в странах Альянса. Наши партнеры много чего поменяли в своих армиях после того, как были в Украине. После того как услышали нас, увидели наши трудности.

Поэтому нам необходимо строить ту армию, которая отвечает нашим потребностям, исходя из угроз, экономического положения. Я хотел бы, чтобы нам удалось создать армию, которая имела бы преимущества в воздухе, на море, на суше и в информационных вопросах. Тогда, я думаю, что эта армия будет той, которой будет гордиться Украина, украинский народ. И я буду служить народу Украины.

Как называть правильно то, что происходит на востоке Украины? Это антитеррористическая операция или война?

В 2014 году, когда принималось решение о введении режима антитеррористической операции, тогда я был командующим Национальной гвардии Украины, это было единственно правильное решение. Была возможность сконцентрировать силы и средства и провести мероприятия по приведению армии в боевое состояние и всех силовых структур. Это дало нам возможность выстоять в первые дни, когда все силовые подразделения были не готовы к боевым действиям в Донецкой и Луганской областях. Со временем Россия начала массировано вводить свои группировки, регулярные войска, артиллерию, танки, на территорию Донбасса, потом была выстроена четкая вертикаль командования теми подразделениями со стороны России, и 1-й и 2-й армейские корпусы вошли в состав 8-й армии ВС России. Сейчас есть четкая вертикаль управления, и, кстати, последние происшествия в Луганске, там были непонятные события, а 2-й армейский корпус туда не вмешивался.

Сейчас ситуация сменилась, необходимо менять законодательную базу. Поэтому и подготовлен проект закона, где четко определено, что происходит в Донецке и Луганске – агрессия со стороны РФ.

Я не вижу разницы между террористическими группировками и ВС России. Армия, которая перешла границу другого государства и осуществила агрессию, это и есть террористическая группировка. Все, что происходит в Донецке и Луганске, это все происходит при поддержке, при разрешении и полном управлении России.

Можно говорить, что на сегодня конфликт на Донбассе заморожен?

Когда лишь в этом году 14 тыс. раз были обстреляны наши позиции и населенные пункты, погибли 400 гражданских лиц, нельзя говорить, что конфликт заморожен. Он находится в активной фазе. Имеют место и боевые столкновения и обстрелы.

Главная задача ВСУ – защитить народ, страну, территориальную целостность. Для нас выгодно, чтобы Российская Федерация ушла с Донбасса и вернула Крым.

Мы готовимся к тому, чтобы не повторить ошибок 2014 года, создаем армию, которая может защитить наши границы. В 2014 году в этому не были готовы ни Вооруженные силы, ни другие подразделения не были готовы. Армия была в таком состоянии, что по некоторым направлениям не было ни одного подразделения на пути от границы до Киева. На сегодня у нас достаточно сил и средств в зоне проведения АТО, достаточно сил в учебных центрах и на полигонах, где они проходят подготовку, боевое слаживание, чтобы реагировать на угрозы не только с направления АТО. У нас сформированы новые части и соединения на опасных направлениях. Все, что связано с Россией – это опасное направление, начиная от Приднестровья, Крыма и востока Украины, где формируется инфраструктура российских сил, создаются новые части и подразделения.

Наших соседей на Западе – Венгрия, Польша – мы рассматриваем, как партнеров, которые помогают нам реформироваться.

У сил АТО есть возможность сдерживать агрессию на линии разграничения или все же на госгранице?

Мы готовимся к тому, чтобы территориальная целостность Украины была восстановлена. Что касается ВСУ, то это можно сделать путем создания сильных ВСУ. Необходимо повышение обороноспособности, надо закупать технику, вооружение, менять систему подготовки, надо реформировать ВСУ, создавать инфраструктуру, наращивать силы. В 2014 году мы были к этому не готовы. Но принятые меры позволили нам остановить врага и обеспечить ВСУ основными элементами, которые определяют боеспособность армии, сегодня мы готовы защищать страну.

Возможна ли вторая волна российской агрессии?

Мне тяжело сказать, потому что я не знаю, что думает Путин, невозможно прогнозировать какие действия он спланировал. Но в любом случае мы должны готовиться, тем более что такая угроза, конечно, остается.

Учитывая инфраструктуру, части, подразделения, объединения которые разворачиваются на границе с Украиной, все это свидетельствует о том, что Путин точно не отказывается от агрессии против Украины.

Но если раньше они могли пройти до Киева без потерь, то сегодня, конечно потенциал у России большой, но это совсем другая война будет. И в том числе сильные Вооруженные силы Украины являются сдерживающим фактором, для того чтобы отражать открытую агрессию против страны.

Довольны ли вы армией по контракту?

За прошлый год на военную службу по контракту пришли свыше 69 тыс человек, в этом году – 34 тыс. Большинство из них имеют боевой опыт, они обучены и мотивированы. Сегодня наша армия уже в основном контрактная, потому что военнослужащих срочной службы у нас около 20 тыс, и они не привлекаются к выполнению боевых задач. Срочники находятся на полигонах, обеспечивают учебный процесс, а также выполняют другие задачи, возложенные на другие подразделения ВСУ. В зоне АТО нет ни одного солдата-срочника, там только контрактники.

У нас кроме 250 тыс военнослужащих ВСУ еще есть 100 тыс резервистов, которые каждый год проходят боевые учения. Там не только мобилизованные, там бывшие добровольцы, другие военные, которые имеют опыт и желание.

Госбюджет на 2018 год позволит повысить зарплаты военнослужащим?

Предварительно запланировано в бюджете 83,3 млрд грн, бюджетный запрос у нас был 143 млрд грн. Наши бюджетные возможности ограничены, но даже с такой суммой можно улучшить реальное положение дел. Это рациональное использование средств, проведение прозрачных торгов, закупка необходимых вещей. Это все нам позволит максимально рационально использовать выделенные средства. Сначала мы обеспечим срочные направления, по боеспособности ВСУ, выполнению задач в зоне АТО. В этом бюджете мы большинство средств закладываем на развитие.

Какова ситуация с небоевыми потерями в ВСУ?

Проблема небоевых потерь существует и во всех армиях мира, и у нас. Если сравнить с предыдущими годами, то количество таких потерь уменьшилось в 5 раз. В этом году у нас 90 таких случаев. И это прогрессивная динамика. Хотя еще не все сделано – и командирами на местах, и специалистами по отбору личного состава.

Сумма, предусмотренная в проекте госбюджета-2018, включает средства на охрану складов и арсеналов?

Что касается хранилищ и арсеналов, это системная проблема государственного значения. За всех годы Независимости этой проблеме никто внимания не уделял, а ее решение требует комплексного подхода. Мы подготовили предложения, идет работа, я думаю, что в течении месяца мы приступим к системному решению этой проблемы.

У нас сотни тысяч боеприпасов, вывезенных с Европы, остались Украине. Проблема в том, что эти ракеты, боеприпасы, хранятся на земле, а это постоянная опасность диверсии. Мы сейчас планируем строительство подземных железобетонных хранилищ, которые даже при существующей системе охраны и обороны обеспечат надежность хранения этих боеприпасов.

На это надо до 10 млрд грн, это на то, чтобы все арсеналы привести в должное состояние. Это невозможно сделать за один год. Мы разработали программу сроком действия на несколько лет, выбрали арсеналы, по которым необходимы срочные решения и по ним мы работаем. А есть арсеналы, на которых охрана в принципе обеспечивается, поэтому на них мы будем тратить меньше средств.

Что качается недавних инцидентов на военных складах, то по каждому из них есть приказ министра и назначена комиссия. В отчетах указаны все предпосылки таких событий, есть приказ о привлечению ответственности должностных лиц и спланированы необходимые мероприятия.

Не считаете ли вы, что необходимо менять международный формат по урегулированию конфликта из-за того, что Минские соглашения не работают?

Как работает Россия? Она сначала создает проблему, а потом выступает миротворцем. Также происходило и в Украине. Сначала РФ захватила Крым, начала открытую агрессию против Донецка и Луганска, а потом приехала в Минск, села за стол и начала выступать, как миротворец.

Минские соглашения, когда были подписаны, были жизненно необходимы для ВСУ. Решение, принятое президентом Порошенко, было единственно правильным на то время.

Я тоже недоволен качеством выполнения этих договоренностей, но я убежден, что очень сложно рассчитывать на выполнение договоренностей со стороны России. К сожалению, Минские соглашения не работают, потому что Россия не хочет мира в Украине, а не потому, что документ плохой или что-то еще.

Россия блокирует выполнение Минских соглашений, так как хочет, чтобы Украина теряла территории, людей, и она над этим работает.

Необходимо сильное давление на Россию, с тем, чтобы она начала выполнение хотя бы первого пункта этих соглашений. Одним из вариантов для того, чтобы начать хоть какой-то диалог может стать размещение миротворческой миссии ООН в Донецке и Луганске. Об этом я говорил на конференции в Ванкувере (Канада). Там было 40 министров обороны, я выступал, доносил им позицию официального Киева, наши условия для размещения такой миссии.

Есть вопросы к наблюдателям СММ ОБСЕ, в частности, последний случай братания члена миссии и боевика

Давать оценку СММ ОБСЕ должно руководство ОБСЕ. Я не буду этого делать. Есть человеческий фактор. Но чтобы приступить к процессам, которые бы свидетельствовали о том, что Россия желает восстановить территориальную целостность Украины, для начала надо прекратить огонь. Это можно сделать путем введения миротворческой миссии ООН на Донбасс, при чем – на всей территории.

Мог бы изменить ситуацию в зоне АТО факт предоставления западными партнерами Украине летального вооружения?

Нам не надо делать акцент на том, что кто-то должен нам дать летальное вооружение, или денег для того, чтобы мы могли сами себя защищать. Нам надо сначала использовать все свои возможности, а у нас их достаточно. И то, что сегодня происходит в ВПК, свидетельствует о наличии у нас потенциала, просто надо немного больше работать.

У нас много говорится о Джавелинах (Javelin - переносной противотанковый ракетный комплекс, США), но давайте посчитаем, сколько он стоит. Сможем ли мы с нашим бюджетом обслуживать его, обучать наших военных. По моему убеждению, мы должны рассчитывать на собственные силы, возможности нашего ВПК, создавать свои ракеты, танки, противотанковые средства, средства ПВО.

Сколько территорий вернули в этом году силы АТО?

По территориальному признаку, размещению на линии разграничения мы ни разу не нарушили свои обязательства по Минским соглашениям. Для того, чтобы с нами вели диалог, в том числе и наши партнеры, мы должны выполнять наши обязательства. Что касается тех участков, которые выгодны в военном плане для сил АТО, которые нам принадлежат по некоторым направлениям, конечно же мы их заняли. Но мы передвигаемся по нашей территории. Там тоже наша территория, но тут я имею в виду территории, определенной Минском.

По состоянию на сегодня нужна ли волонтерская помощь военнослужащим, выполняющим задачи в зоне АТО?

Я с большим уважением отношусь к тем людям, которые вместе с военными поехали из дома, правда, без оружия, чтобы помочь Вооруженным силам. Сегодня волонтеры есть, и даже при Минобороны работает Совет волонтеров. Но, по моему убеждению, главными задачами волонтеров, большинство из которых очень прогрессивные, является помощь в реформировании ВСУ, делать их более открытыми, выносить новые идеи и помогать контролировать процессы. Я практически каждый день встречаюсь с волонтерами.

Я буквально неделю назад был на линии столкновения в зоне АТО и могу заверить, что на сегодня все необходимое для того, чтобы ВСУ, подразделения и соединения успешно выполняли задачи – все есть. Конечно, когда человек находится далеко от дома и ему привозят то, чего в зоне операции нет, то это хорошо. Но такой острой необходимости, как в начале АТО, на сегодня нет.

На днях я встречался с волонтерами, которые занимались авиаразведкой и многие сейчас готовы помогать в подготовке и они начинают работать в новом формате.

Если же какой-то человек хочет помочь армии, он может приехать в военную часть, не обязательно на передовую, и помочь военчасти, которая готовится к АТО, но пока что находится в пункте постоянной дислокации.

Расскажите о новосозданном подкомитете по реформам, сколько там будет людей, чем будут заниматься, войдут ли туда те волонтеры, которые сейчас работают при Минобороны?

Во всех странах во время проведения реформ в Вооруженных силах создавались комитеты, которые под руководством министра осуществляли эти реформы. Сейчас создается подразделение, которое контролирует, что сделано, что не сделано, корректирует программу, докладывает, осуществляет полностью мониторинг и координацию всей этой работы.

У меня 65 советников по реформам, а также 6 советников стратегического уровня – от США, Великобритании, Канады, Германии, Польши и Литвы. Мы вместе с ними решили, что для улучшения работы необходимо создать подразделение, которое будет мониторить ход реформ и ускорять их.

Я сначала получил предложение, чтобы сделать отдельное подразделение численностью, по-моему, человек 40. Но я считаю, что это неправильное решение. Поэтому мы сделали подразделение с численностью 12 человек. Оно будет подчинено генералу Петренко, директору департамента, который занимается стратегическими планированиями, и это будет один коллектив, который будет направлять, контролировать и докладывать обо всех проблемах, связанных с реформами.

До конца года Верховной Раде осталось меньше 10-и пленарных дней. Вы можете назвать самые необходимые Министерству законодательные инициативы, которые необходимо принимать срочно?

Очень нужен бюджет Украины (госбюджет на 2018 год - ИФ), я очень надеюсь, что он будет принят на этой неделе. Потому что нам нужно время для того чтобы правильно спланировать государственный оборонный заказ на следующий год, планировать все наши закупки, чтобы мы впопыхах не делали все это, и начали реальные тендера и процесс закупки и поставки вооруженной техники и оснащения буквально с января месяца. Это для нас очень важно и очень нужно.

Очень нужен закон про полицию. Этот законопроект неоднократно подавался в Верховную Раду, я надеюсь, что он будет принят. Там четко определен порядок использования военной полиции, она будет иметь определенные полномочия относительно привлечения к ответственности. Мы сможем давать более обоснованную и профессиональную, как мне кажется, оценку событиям, которые совершили военные.

По поводу судов, тут разные мысли. Я думаю, что по большому счету, даже если не создавать специальные суды по рассмотрению дел, связанных с военными, то судья, который рассматривает дела военных, точно должен быть незаангажирован и должен быть подготовлен. Потому, что очень много есть документов, которые определяют деятельность каждого военного. И такой судья, перед тем, как рассматривать дела военных, должен пройти определенную подготовку. Или это может быть вообще отдельный суд.

Украина. США. Евросоюз. РФ > Армия, полиция > interfax.com.ua, 6 декабря 2017 > № 2419264 Степан Полторак


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 6 декабря 2017 > № 2414440 Иван Курилла

Всякий раз, когда Америка переживает кризис, Россия служит ей "мальчиком для битья"

Иван Курилла | The Washington Post

Скандал вокруг российского вмешательства в выборы в США вызывает у россиян самые разные чувства: изумление, гордость, негодование и сожаление, пишет в своей статье для The Washington Post Иван Курилла, профессор истории и международных отношений (Европейский университет, Санкт-Петербург).

"Для меня как для историка американо-российских отношений постоянный поток антироссийских фарисейских речей в прессе и в кругах политиков-конъюнктурщиков - это старая история, которая повторяется еще один раз: когда Америка в кризисе, Россия - готовый "мальчик для битья", - пишет автор.

Курилла находит в истории американо-российских отношений несколько похожих случаев. "Во времена холодной войны американские консерваторы постоянно выступали с ложными утверждениями о советских происках, дабы доказать, что все ненавистное им в США - будь то движения за гражданские права или против войны во Вьетнаме - инспирировалось Советским Союзом", - пишет он.

Во второй половине 70-х президент Картер "начал резко критиковать Москву за нарушения прав человека. Он ссылался на моральное превосходство США, чтобы нападать на давнишнего соперника в момент, когда слава Америки в мире сильно померкла из-за Вьетнамской войны и Уотергейтского скандала", - пишет автор, отмечая, что Картер и Рейган стремились возродить моральное превосходство Америки, играя на ее контрастах с СССР.

"За столетие до Картера американцы пережили еще один кризис идентичности после Гражданской войны и Реконструкции (периодом Реконструкции принято называть послевоенную реорганизацию южных штатов. - Прим. ред.), когда доверие к моральному лидерству США сходным образом было подорвано", - пишет автор. В 1891 году издание книги путешественника Джорджа Кеннана о системе ссылки в Сибирь "стало для американцев, обеспокоенных своей недавней историей, шансом заклеймить российский деспотизм и тем самым исправиться по сравнению с ним".

Автор признает, что царскую Россию, СССР и современную Россию следует критиковать. Но он полагает: "В американском обществе российская тема поднимает голову только на фоне внутренних кризисов; Россия изображается либо как зловещий источник смуты на внутриполитической арене, либо как некая менее развитая держава, заслужившая нотации со стороны более развитых американцев. Оба этих образа - главная опора для сохранения веры Америки в ее историческую миссию мирового лидера демократии".

"Если взглянуть под этим углом на текущую зацикленность Америки на России, очевидно, что Россию вновь используют как "мальчика для битья" во внутренней борьбе", - делает вывод эксперт.

Куриллу беспокоят последствия. По его прогнозам, в краткосрочной перспективе подозрения общественности не позволят Трампу совершать какие-либо шаги ради улучшения российско-американских отношений или договариваться о компромиссах по безотлагательным вопросам.

"Долгосрочные последствия более серьезны: возрождение образа демонической России, которая угрожает политической системе США, ощущение, что американская демократия уязвима и слаба перед лицом авторитарных противников, и отказ понимать тревоги России, даже когда они обоснованны", - заключает автор.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 6 декабря 2017 > № 2414440 Иван Курилла


Украина. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 6 декабря 2017 > № 2414425 Леонид Бершидский

Запад поддержал на Украине не того человека

Леонид Бершидский | BloombergView

"Все больше проясняется, что американские политики эпохи Обамы поддержали на Украине не тех людей. Действия президента Петра Порошенко по консолидации собственной власти теперь включают в себя отстранение от антикоррупционных институтов, которые он был вынужден основать под давлением западных сторонников Украины", - пишет обозреватель Bloomberg View Леонид Бершидский.

Когда для Украины были жизненно важны западные деньги, Порошенко и его политические союзники выполняли условия, обязательные для получения помощи. Помимо прочего, парламент проголосовал за учреждение независимого Национального антикоррупционного бюро (НАБУ), напоминает автор.

Однако бюро, как отмечает журналист, хотя и "наделало шуму и расследовало одновременно сотни дел", не смогло обеспечить реализацию своих обвинений, столкнувшись с сопротивлением нереформированной судебной системы.

В то же время генеральный прокурор Юрий Луценко, близкий сторонник Порошенко, начал открытую войну против НАБУ. Агент антикоррупционного бюро был задержан на прошлой неделе при попытке дать взятку сотруднику миграционной службы, и штаб-квартира бюро подверглась обыску. Глава НАБУ Артем Сытник заявил, что взятка была частью оперативного эксперимента, о котором Луценко не знал. Это не прекратило атаки Луценко на Сытника, говорится в статье.

Хотя США в этом споре приняли сторону НАБУ, Порошенко не высказал по этому поводу определенного мнения, в целом осудив эти распри, пишет автор.

Порошенко, очевидно, решил, что не потеряет политическую поддержку Запада, пока продолжает занимать антироссийскую позицию. У него больше нет острой необходимости в финансовой поддержке, что позволяет ему действовать как "классическому украинскому политику", полагает Бершидский.

"Его жесткие действия против своего самого активного оппонента, бывшего президента Грузии и губернатора Одесской области Михаила Саакашвили показали, что Порошенко может быть таким же беззастенчивым, как и Янукович", - говорится в статье.

Автор напоминает о попытках не впустить Саакашвили на Украину и преследовании его сторонников. Во вторник следователи прибыли для обыска киевской квартиры экс-президента Грузии, и через несколько минут он был уже на крыше восьмиэтажного здания, угрожая спрыгнуть вниз, если его не оставят в покое. Его несколько часов продержали в автозаке рядом с домом, в то время как сотни его сторонников не давали машине тронуться с места.

"В этот момент даже самые активные западные сторонники постреволюционного украинского правительства осознали, что с Порошенко что-то не так", - отмечает Бершидский.

"Президент Порошенко, кажется, отказался от борьбы с коррупцией, каких-то попыток обеспечить экономический рост, финансирование ЕС или МВФ", - написал экономист Андерс Аслунд.

"Нелегко найти более молодых и принципиальных, действительно проевропейски ориентированных политиков на Украине, но они существуют. Иначе западным политикам и аналитикам останется только продолжать действовать, пребывая в состоянии шока от того, что очередной представитель старой элиты внезапно стал в значительной степени напоминать Януковича", - заключает автор.

Украина. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 6 декабря 2017 > № 2414425 Леонид Бершидский


США > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 6 декабря 2017 > № 2414258 Майкл Милкен

Миллиардер Майкл Милкен рассказал о смысле жизни в эпоху роботов

Майкл Милкен

Финансист и филантроп, известный как «основатель рынка мусорных облигаций»

К 100-летию журнала Forbes финансист Майкл Милкен написал эссе о том, насколько стремительны изменения в бизнесе и технологиях

В середине прошлого столетия я стал взрослым и начал собственный бизнес. Особенно сильное влияние на меня оказали два выпуска Forbes: приуроченный к 50-летию журнала в 1967 году и посвященный 60-летнему юбилею десять лет спустя. Второй из них я много лет носил в чемодане и часто перечитывал.

Оба выпуска заставили меня задуматься над тем, как со временем изменяются финансовые структуры и как сменяются лидеры среди компаний. Я часто говорю о том, как автомобильный рынок изменил мир, хотя в 1917 году, когда большая часть стоимости автомобиля складывалась из сырья, крупнейшей компанией США был производитель стали U.S. Steel. Среди других гигантов были производитель сельскохозяйственной техники International Harvester (сегодня — Navistar International), производитель шин U.S. Rubber, металлодобывающие компании Anaconda Copper и Phelps Dodge — совсем нетрудно догадаться, что все было завязано на природных ресурсах. Сегодня, век спустя они представляют собой всего лишь мизерную часть от стоимости главного товара современности — компьютерного микрочипа, экономическое наполнение которого определяется изобретательностью инженеров.

100 лет назад автомобили начали кардинально менять привычную транспортную парадигму, и люди все меньше оказывались привязаны к одному и тому же месту. Компания Ford в те годы была на 21-м месте по величине. К своему выходу на биржу (который стал в истории самым масштабным) в 1956 году компания была одной из самой дорогих в Америке. Сегодня же ее полная стоимость даже меньше изменения рыночной стоимости в течение года таких компаний как Amazon, Facebook, Apple или Google.

Ключевым элементом является понимание механизмов преобразований. К началу 70-х годов производитель швейных машин Singer был известен благодаря своей рекордно долгой истории в качестве надежного и выгодного капиталовложения на протяжении 100 лет. Но перевесила все-таки женская эмансипация, которая поддерживала бизнес производителя долгие годы. Компания не понимала, что женщинам больше интересна работа, а не шитье.

Когда в 50-х годах я учился в начальной школе, в космос запустили первый советский спутник. Благодаря этому событию я заинтересовался наукой, а потом поступил в Калифорнийский университет в Беркли, потому что оттуда вышло множество нобелевских лауреатов. До беспорядков в Уоттсе в 1965 году я считал, что американская мечта может сбыться у любого вне зависимости от цвета кожи. Но когда понял, что это не так, я сменил специальность и от науки ушел в управление бизнесом. 22 года спустя я оказывал финансовую поддержку Реджинальду Льюису, когда он приобрел у корпорации Beatrice компанию — производителя пищевых товаров Beatrice International Foods. Льюис был темнокожим бизнесменом-первопроходцем, которого можно сравнить с первым темнокожим игроком Главной лиги бейсбола Джеки Робинсоном. Финансы помогают изменять мир, создавать миллионы рабочих мест и вдохновлять на большее людей, которые на это способны.

Сегодня главная задача заключается в том, чтобы наполнить человеческую жизнь смыслом. Мы уже пришли к величайшему достижению в истории — продлили жизнь человека. На протяжении 4 миллионов лет эволюции, средняя продолжительность жизни у гоминид, а потом и у человека разумного колебалась в пределах от 20 до 31 года. Но уже с начала XX века средняя продолжительность жизни по всему миру выросла с 31 до 70 лет. По оценкам экономистов, около половины всего экономического роста напрямую зависит от системы здравоохранения и проведения медицинских исследований — вместе они составляют основу для увеличения продолжительности жизни.

Как же дать смысл жизни всем этим людям да еще и тем миллиарду или двум, которые скоро появятся? Какие рабочие места останутся в эру роботов, беспилотных грузовиков и других новейших технологий? В одно время 90% населения США было занято в сельском хозяйстве, затем этот показатель снизился до 40%, и сегодня он вовсе составляет менее 2%. Век назад крупнейшей компанией была U.S. Steel, однако сегодня во всей сталелитейной промышленности Соединенных Штатов работают менее 140 000 человек. Сегодня этому сектору промышленности приходится очень туго.

Основная масса людей, открывающих свое дело, живут и дышат им. Они знают, чего хотят. Те, кто работал на меня, так же как и я верили в то, что капитал нужно сделать доступнее, поощряя тем самым новых талантливых сотрудников и создавая новые рабочие места.

Я хочу, чтобы мое имя связывали не с мусорными облигациями, а чтобы оно ассоциировалось с пониманием структуры капитала и наилучшим способом капиталовложений ради создания рабочих мест и положительной динамики для всего рынка.

Перевод Антона Бундина

США > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 6 декабря 2017 > № 2414258 Майкл Милкен


США. Норвегия. Весь мир. РФ > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 6 декабря 2017 > № 2414246

Школы будущего. Какие технологии изменят систему образования

Сабур Ибрагимов

Независимый журналист

Купив планшет и загрузив в него учителя с искусственным интеллектом, человек будущего сможет не расставаться со своим частным преподавателем. Получение высшего образования через 10 лет возможно перестанет быть чем-то особенным, превратится в обыденность, как умение читать

В ноябре этого года Microsoft выпустил обучающее приложение для изучения китайского языка. В нем ученик отвечает на короткие печатные и аудио-сообщения преподавателя-бота в чате. Однако, цифровой учитель Microsoft — это не очередной чат-бот. Заложенный в его алгоритм искусственный интеллект анализирует ответы пользователя и подбирает нужную нагрузку для его обучения. Имитировать реального собеседника цифровому учителю помогает и интерфейс приложения. Он схож с популярным в Азии мессенджером WeChat.

Рост технологий постепенно меняет систему образования — получение знаний становится проще. В США сервисы помогают ученикам школ быстрее выполнить домашние задания. Актуальность учебников и рефератов постепенно исчезает. Сегодня, каждый пользователь сети может заглянуть в википедию и получить нужную информацию из одного или тысячи источников. Проблем с недостатком информации нет. Скорее наоборот — мы наблюдаем ее переизбыток.

От чат-ботов к искусственном интеллекту

Преподаватели школ и университетов, репетиторы и удаленные учителя сегодня помогают собрать нужные знания в голове у ученика. Но и они уже пользуются электронными помощниками. Преподаватель университета Джорджии использует как помощника чат-бота отвечающего студентам в отдельном учебном канале. Профессор Ашок Гоэль загрузил в своего помощника — чат-бота Джил Уотсон, 40 000 сообщений из форумов для подбора верного и человечного ответа. Алгоритм помогает ученикам с решением не только домашних заданий, но позволяет проводить внеклассные занятия через смартфон. Сегодня боты подобные Уотсон внедряются в университетах по всему миру. Один из последних — BI Norwegian Business School в Осло.

А разработанный MIT Media Lab робот Tera находит индивидуальный подход к ученику. В Массачусетском университете студенты изучают испанский словарь через обучающую игру на планшетном компьютере вместе с роботом Tega. Обучая не как учитель, а, скорее, ученик-сверстник, он поощряет учеников, предоставляя подсказки, когда это необходимо, и даже скучает над не интересными заданиями вместе с ними.

Современные сервисы удаленного обучения также меняются внедряя новые технологии. Duolingo использует собственного бота в обучении иностранных языков. Задавая вопрос чат-боту, ученик быстро получает простой ответ. Несмотря на то, что такие решения на рынке появились совсем недавно, уже разрабатываются технологии совершеннее. Под давящим катком развития искусственного интеллекта, стандартные обучающие чат-боты также могут остаться в прошлом, как и занятия с репетитором.

Для получения знаний, людям нужно большее, чем просто бот работающий в режиме вопрос-ответ. Также как и алгоритм Microsoft, приложение для изучения иностранных языков Parla — это уже полноценный шаг к оцифровке учителя. Заложенная технология анализирует знания ученика и подстраивает под него индивидуальную программу обучения. Разработчики утверждают, что на основе ошибок и правильных ответов, отведенного времени, скорости выполнения заданий и увлечений, искусственный интеллект способен найти индивидуальный подход к обучению человека. Приложения Parla и Microsoft уже заставляют задуматься о появлении «карманных учителей» в ближайшие пять лет.

Почему машины лучше людей

По существу, страх перед машинами становится все меньше. В исследовании Bot.Me: A Revolutionary Partnership 63% опрошенных людей считают, что технологии искусственного интеллекта помогут в решении многих проблем человечества.

Нехватка квалифицированных преподавателей. В слаборазвитых странах существует проблема с недостатком достойных учителей. Из исследования PISA 2009 стало ясно, что в Бразилии одна треть из них едва прошла среднюю школу, а в Мексике 70% не прошли «Национальную проверку учителей». В таких многомиллионных странах, как Китай, Япония и Индия квалифицированных учителей также не так много. Нехватка преподавателей там — только один аспект. Традиционно в школах и университетах применяют подход, основанный на одном уровне с преподаванием. Но студенты учатся по-разному. Кто-то усваивает материал с одного урока, а кому-то нужно повторить правило несколько раз. Между тем, учителям часто трудно идентифицировать таких учеников, и подстраивать под них программу обучения. Разработчики онлайн-платформы для обучения математике Third Space Learning запустили алгоритм, который анализирует данные взаимодействия учеников с преподавателем из миллионов уроков. Они считают, что искусственный интеллект сможет персонализировать занятия так, чтобы отстающие подтягивались за успевающими.

Доступное образование. Люди за чертой бедности не позволят себе учебу в университете или частные занятия. В 2003 году в регионах Латинской Америки насчитывалось 23 млн детей от 4 до 17 лет без образования. 30% детей дошкольного возраста (от 4 до 5 лет) не посещали школу, а для наиболее уязвимых групп населения — бедных и коренных — этот расчет превышает 40%. Дети в отдаленных районах в условиях нищеты не могут позволить себе образование начального уровня. В Латинской Америке только 60% детей от 13 до 17 лет посещают среднюю школу, а 14% посещают начальную. По данным World Economic Forum 2008 92% латиноамериканских детей начинают начальную школу, но только 41% бразильцев и 35% мексиканцев заканчивают среднюю. Примерно 22,2 млн детей и подростков в Латинской Америке не учатся в школе.

В 2016 году ситуация не сильно изменилась. Почти 70% молодежи Латинской Америки не завершают школьного образования. 20 млн подростков 15-24 лет не работают и не учатся. Вполне возможно. что появление бесплатных стандартизированных учителей с искусственным интеллектом способно решить эту проблему. Это касается не только изучения языка, но и других наук.

Немногие способны оплатить частного репетитора. Самая высокая стоимость занятий у репетитора в Москве — в среднем от 2000 рублей за 90 минут. Для подготовки к экзаменам цена может вырасти до 4000 рублей за 90 минут. В Санкт-Петербурге академический час занятия с репетитором стоит от 1000 до 1500 рублей. Час занятий с репетитором в небольших городах варьируется от 700 до 1000 рублей. К тому же, не так просто найти хорошего учителя, а шанс потратить деньги, так и не получив нужных знаний — велик. Купив планшет за $50 и загрузив в него учителя с искусственным интеллектом, человек будущего сможет не расставаться со своим частным карманным учителем. Полагаю, получение высшего образования через 10 лет возможно перестанет быть чем-то особенным, превратится в обыденность, как умение читать.

Индивидуализация. В докладе корпорации RAND для фонда Мелинды и Билла Гейтса утверждается, что учащиеся в школах, использующие персонализированное обучение, добились большей успеваемости. Индивидуальный подход учителя к каждому ученику помогает не просто быстрее усвоить материал второму, но и даже полюбить сам процесс обучения.

Лучшие учителя, как правило, ищут подход к каждому индивидууму. Легко потерять ученика скучной лекцией. Хороший педагог не просто читает с учебников, а вдохновляет и пробуждает интерес. Как пример, герой Робина Уильямса из фильма «Общество мертвых поэтов».

Но в сегодняшней системе образования в школах и университетах, учителям не удается уделить больше времени одному ученику. В среднем, в классах учатся 30-40 человек. Если внедрять индивидуальное образование сегодня, то потребуются десятки или сотни новых учителей для одного учреждения. Также, это не дает уверенности в том, что они найдут подход к каждому ученику. Сегодняшнее использование чат-ботов и электронных помощников учителями лишь частично облегчают усвоение материала. Персонализированный учитель с искусственным интеллектом нацелен на анализ каждого, находя подход к его продуктивному обучению. Разработчики из Microsoft и Parla уже выделяют индивидуализацию, как особое преимущество в учителях с искусственным интеллектом.

Образование будущего

В опросе Bot.Me: A Revolutionary Partnership PwC о том, какие профессии будут заменены искусственным интеллектом, принимавшие участие технологические эксперты, потребители и бизнес-менеджеры поставили на первое место учителей: 58% респондентов уже не видят будущего у человека с указкой у доски в ближайшие пять лет.

Появление «электронных учителей на смартфоне» поможет решить ключевые проблемы образования. В целом, количество неграмотных людей в мире на конец 2014 года составляло более 780 млн. Обучающий искусственный интеллект может дать миру бесплатные знания без специальных учреждений. Виртуальные учителя уже входят в нашу жизнь, но пока только как дополнение реальных.

В исследовании фонда Билла и Мелинды Гейтс в 17 школах США только половина учеников используют технологии в образовательных целях. Сегодня люди еще не готовы обучаться от алгоритмов. Полагаю, поводырями в мир знаний в ближайшие 5-10 лет еще будут выступать педагоги и частные репетиторы. Однако, предпосылки на постепенное вытеснение человека искусственным интеллектом заметны столь же, как и появление беспилотных машин на дорогах.

США. Норвегия. Весь мир. РФ > Образование, наука. СМИ, ИТ > forbes.ru, 6 декабря 2017 > № 2414246


КНДР. США > Армия, полиция > inopressa.ru, 5 декабря 2017 > № 2412970 Мадлен Олбрайт

Мадлен Олбрайт: Как защитить мир от Северной Кореи

Мадлен Олбрайт | The New York Times

Мадлен Олбрайт, занимавшая в администрации Билла Клинтона посты посла США в ООН (1993-1997) и госсекретаря США (1997-2001), рассказывает в The New York Times о своих переговорах с северокорейским лидером Ким Чен Иром и заключении договора "Рамочная договоренность" (Agreed Framework), благодаря которому США удалось убедить Северную Корею не создавать ядерное оружие.

"Когда к власти пришла администрация Буша, она отказалась продолжать переговоры и перешла к более конфронтационной стратегии. К 2003 году "Рамочная договоренность" обрушилась. К 2006 году Северная Корея испытала свое первое ядерное устройство", - напоминает Олбрайт.

"Уходя в отставку, я полагала, что события на Корейском полуострове могут развиваться во многих направлениях. К сожалению, после множества поворотов они прошли полный цикл. Администрация Трампа теперь имеет дело с тем самым призраком, которого боялся Клинтон: с Северной Кореей, вооруженной ядерными бомбами в достаточном количестве, чтобы угрожать своим соседям - и Соединенным Штатам, - предотвращая вторжения на свою территорию", - отмечает Олбрайт.

"Очевидно, если бы данную дилемму было легко решить, это было бы давно сделано. Фундаментальная проблема в том, что руководство Северной Кореи считает, что для того, чтобы гарантировать его собственное выживание, требуется ядерное оружие. Для подтверждения этой идеи ему нужно только поразмышлять о судьбе Саддама Хусейна (Ирак) и Муаммара аль-Каддафи (Ливия), - рассуждает политик. - Однако самый многообещающий способ стабилизировать ситуацию не отличается от подхода, использованного администрацией Клинтона. Политика Соединенных Штатов в отношении Северной Кореи должна включать в себя дипломатическое давление, улучшенное военное сдерживание, тесное сотрудничество с Южной Кореей и Японией, а также готовность участвовать в прямых переговорах не в качестве вознаграждения для Пхеньяна, а в качестве средства сделать то, что необходимо для нашей собственной безопасности".

"Слишком долго американские политики тщетно искали ловкого, простого решения для северокорейских ядерных амбиций. Была надежда на то, что режим в Пхеньяне изменится или что Китай принудит Северную Корею к капитуляции. В результате произошел откат назад. Прежние достижения упущены, не замененные ничем новым. Настало время для более реалистичного и серьезного подхода - такого, который позволяет исчерпать возможности дипломатии и защитить наших граждан, а также не повергнуть мир в войну, без которой можно обойтись", - заключает Олбрайт.

Данная статья впервые опубликована в издаваемом редакцией The New York Times журнале Turning Points, посвященном поворотным моментам текущего года, которые могут повлиять на следующий год

КНДР. США > Армия, полиция > inopressa.ru, 5 декабря 2017 > № 2412970 Мадлен Олбрайт


США > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > offshore.su, 4 декабря 2017 > № 2420573

Соединенные Штаты Америки планируют вести активную борьбу с оффшорами

Планы Правительства США - "вознаграждение" тех компаний, которые примут и реализуют решение по возврату прибыли в страну. Для этого установлены специальные низкие налоги, позволяющие оффшорным компаниям, которые решат вернуться в США, сохранить порядка трех миллиардов долларов. Именно такая сумма на сегодняшний день накоплена бизнесом в оффшорах.

Новый инструмент законодательной базы Америки - установление десятипроцентного налога на доходы, которые предприниматели получают за рубежом. Д. Трамп, президент Соединенных Штатов и представители Конгресса страны из партии республиканцев считают, что убедив бизнес не уводить деньги в оффшоры, они будут способствовать созданию новых рабочих мест внутри страны. В настоящее время, по действующим законам, величина такого налога составляет 35% (на международную прибыль). На сегодня это самый высокий в мире показатель. Но его уплату можно отсрочить, просто не выводя прибыль из-за границы. Пользуясь этой возможностью, компании, фактически, ведут бизнес за границей. С 1996 года произошло двукратное увеличение прибыли американских компаний в других странах мира.

Попытки решить проблему предпринимались и ранее. В 2004 Конгресс предложил временные налоговые льготы тем, кто перенесет свой бизнес в США и создаст в стране новые рабочие места. Но воспользоваться ей поспешили немногие. В результате, в государственную казну вернулось лишь 5.25% всей зарубежной прибыли, что в абсолютных величинах составило 312 млрд долларов.

США > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > offshore.su, 4 декабря 2017 > № 2420573


США. Афганистан. РФ > Армия, полиция > inopressa.ru, 1 декабря 2017 > № 2410254

США ведут переговоры с Россией о военном партнерстве в Афганистане

Карло Муньоз, Гай Тейлор | The Washington Times

Американские военачальники и дипломаты рассматривают возможность изменения стратегии войны в Афганистане, концентрируясь на расширенном военном сотрудничестве с Россией, пишет The Washington Times.

"В ходе разных мероприятий на этой неделе госсекретарь Рекс Тиллерсон и генерал армии Джон Николсон, главнокомандующий войсками США в Афганистане, публично высказались об общих интересах Вашингтона и Москвы в этой войне, что может отвечать более масштабным целям каждой страны в регионе в сфере безопасности", - передают корреспонденты Карло Муньоз и Гай Тейлор.

"В Афганистане могут быть возможности для сотрудничества. Мы пока не знаем, как это может выглядеть, но ведем об этом переговоры", - заявил Тиллерсон.

По словам аналитиков, подобное партнерство ознаменует собой резкое изменение для Пентагона, но общение между Вашингтоном и Москвой в военной сфере на высшем уровне происходит более регулярно, чем об этом сообщалось.

Представители Пентагона сообщили The Washington Times, что председатель Объединенного комитета начальников штабов генерал Джозеф Данфорд за последний год раз десять разговаривал со своим российским коллегой Валерием Герасимовым.

Эти переговоры обычно не становились достоянием общественности, потому что два генерала "договорились не предавать огласке подробности этих бесед", пояснил пресс-секретарь Объединенного комитета полковник Патрик Райдер, говорится в статье.

Он подчеркнул, что два генерала в основном говорили о том, как избежать столкновений на театре боевых действий в Сирии, где размещены войска обеих стран, но американский чиновник, ознакомленный с содержанием телефонных переговоров, сказал: то, что генерал Данфорд и генерал Герасимов могли обмениваться данными по Афганистану, "не выходит за пределы вероятности".

В более ранних сообщениях в этом году, которые не опроверг генерал Николсон во время своего визита в Кабул в апреле, говорится, что русские могли поставлять оружие "Талибану"*, чтобы сдерживать растущую угрозу "Исламского государства"* в Афганистане, пишут журналисты.

Возвращение США к войне в Афганистане, согласно объявленной в августе стратегии президента Трампа, может повлечь за собой уменьшение подобной поддержки, утверждают дипломатические источники.

Издание также указывает на такие возможные сферы взаимодействия России и США в Афганистане, как борьба с производством наркотиков и терроризмом. Но, по словам аналитиков, подобное сотрудничество может быть трудным, в особенности с учетом истории ожесточенной опосредованной войны СССР и США в этой стране.

Однако, указывают аналитики, военный договор между Москвой и Вашингтоном может послужить фактором, сдерживающим расширение влияния Ирана на Ближнем Востоке и в Юго-Западной Азии, на фоне того как Тегеран стремится воспользоваться успехами подчиненных ему сил в Ираке, Сирии и Йемене во всем регионе.

*"Исламское государство" (ИГИЛ), "Талибан" - террористические организации, запрещенные в РФ.

США. Афганистан. РФ > Армия, полиция > inopressa.ru, 1 декабря 2017 > № 2410254


США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 1 декабря 2017 > № 2410038

Миллиардеры Кох покупают Time. Смогут ли они влиять на политику издания

Мэйделин Берг

Корреспондент Forbes USA

Meredith уже пыталась приобрести Time Inc. в начале этого года, но не смогло найти для этого необходимые деньги. Почему братья-миллиардеры решили участвовать в сделке

Издатель и распространитель журналов Meredith Corporation приобретет Time Inc., издателя журналов Time, People, Sports Illustrated, Fortune и других за $2,8 млрд. Частично финансировать сделку будут братья Чарльз и Дэвид Кох через частную акционерную компанию Koch Equity Development (KED), пишет Forbes. В рамках сделки акции Time Inc. оцениваются в $18,5 за штуку, как ожидается, она будет закрыта в течение первого квартала 2018 года.

Обе компании подчеркивают, что KED и братья Кох не будут входить в состав совета директоров Meredith и не будут оказывать какое-либо «влияние на редакционные или управленческие операции Meredith». Тем не менее в интернете уже развернулись дискуссии о том, будут ли братья-миллиардеры, известные своей консервативной политикой и пожертвованиями либертарианским и консервативным аналитическим центрам и республиканским кандидатам, влиять на политику изданий Meredith и Time Inc., особенно существующего уже 100 лет Time, который считается обычно центристским или левым.

Однако более пристальный взгляд показывает, что эти $650 млн, которые миллиардеры предоставляют Meredith, по сути являются заемным финансированием. Получить кредит под приобретение Time Inc., стоимость которого снижалась на протяжении нескольких лет, было бы очень сложно. Фактически Meredith отказалась от сделки по покупке Time Inc. в начале этого года, потому что не смогла привлечь необходимое финансирование.

На этот раз Meredith обратилась к KED, которая в течение последних нескольких лет расширяет свой бизнес, например, совершая подобные сделки. Meredith выступает в качестве еще одного объекта для инвестиций для KED, и поскольку компания Кохов предоставила привилегированный собственный капитал, KED имеет право на специальные финансовые права, но не право голоса. Она может получить дивиденды, когда денег недостаточно, чтобы заплатить всем акционерам, например, или получить деньги в приоритетном порядке, если Time Inc. когда-либо будет продана.

Это бизнес-модель была популяризирована Berkshire Hathaway Уоррена Баффета, которая в прошлом предоставляла средства для сделок, в которых банки не хотели участвовать. Баффет, например, помог частной акционерной компании 3G Capital наличными деньгами, необходимыми для покупки Heinz, Tim Hortons и Kraft Foods, и он предоставил $4,4 млрд Mars для поглощения Wrigley за $23 млрд в 2008 году. Фактически Berkshire Hathaway даже инвестировала в ряд медиа-компаний, в том числе в два десятка местных газет.

Братья Кох начали участвовать в аналогичных сделках в начале 2016 года, когда KED предоставила привилегированный собственный капитал в размере $750 млн частной акционерной компании Apollo Global Management для покупки ADT, занимающейся производством домашних систем безопасности. С этого момента KED активизировала финансирование сложных проектов.

Как отмечается в заявлении Meredith, «инвестиции в размере $650 млн в Meredith следуют за привлечением более чем $2 млрд привилегированного собственного капитала, необходимого для четырех аналогичных стратегических сделок с участием публичных компаний».

Конечно, влияние Кохов может ощущаться — хотя это и не дает им никакого контроля над изданиями — и даже если будет это не так, братья вряд ли смогут получить что-то от этой сделки помимо возврата инвестиций. Братья Кох могут использовать понимание потребителей, которое есть как у Meredith, так и у Time Inc., чтобы продвинуть свою компанию по анализу данных i360, являющуюся кладезью информации об избирателях для Республиканского национального комитета и консервативных кандидатов. Время покажет.

Перевод Анастасии Ляликовой

США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 1 декабря 2017 > № 2410038


США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 1 декабря 2017 > № 2410035 Арег Галстян

Гудбай, Рекс. Кто и почему готовит отставку госсекретаря США

Арег Галстян

американист

В отношениях с Москвой возможный преемник Рекса Тиллерсона — глава ЦРУ Майк Помпео — настроен на расширение санкций и усиление военно-политического американского фактора на Украине и в Грузии

Ведущие американские информационно-аналитические центры, среди которых The Washington Post и The New York Times, сообщили о готовящейся отставке действующего госсекретаря США Рекса Тиллерсона. Ссылаясь на свои источники в Белом доме, журналист NYT Питер Бейкер утверждает, что место Тиллерсона займет нынешний глава ЦРУ Майк Помпео, ведомство которого, в свою очередь, перейдет к сенатору-республиканцу Тому Коттону. Официальные лица в администрации сделали довольно неоднозначное заявление, которое не подтверждает, но и не отрицает возможность столь серьезных кадровых изменений в Западном крыле. Пресс-секретарь Белого дома Сара Сандерс отметила, что Тиллерсон по-прежнему возглавляет Госдепартамент, а его команда сосредоточена на завершении успешного первого года президентства Трампа. Но в публикациях СМИ ничего не говорилось о конкретных сроках отставки Тиллерсона, а последнее предложение о завершении года, до которого осталось чуть больше месяца, порождает еще больше вопросов.

То, что Рекс Тиллерсон продолжает в настоящее время возглавлять внешнеполитическое ведомство США, — простая констатация факта. Сандерс не ответила на ключевой вопрос — готовится отставка госсекретаря или нет? Разговоры о возможном уходе Тиллерсона идут уже не первый месяц. Его непосредственное вхождение в большую политику раздражало многих представителей республиканской партийной элиты. Достаточно вспомнить, что наиболее ярыми противниками Тиллерсона были влиятельные сенаторы-республиканцы Марко Рубио и Джон Маккейн, а также лидер демократического меньшинства Чарльз Шумер. Впервые за тридцать лет номинант от правящей партии оказался перед угрозой блокирования (56 голосов «за», «43» против и 1 «воздержался»). Рубио, Маккейн и ряд других «слонов» не изменили свои позиции де-факто и поддержали Рекса де-юре, не желая подыгрывать сенатору Шумеру, сплотившему демократов вокруг идеи борьбы с Трампом и его кандидатами. Именно такими были стартовые позиции экс-главы корпорации Exxon Mobil на новой должности.

Сложности, с которыми сразу же столкнулся Тиллерсон, оказались труднопреодолимыми из-за отсутствия серьезного политического опыта. Многие американские эксперты писали, что давать деньги на политический лоббизм корпоративных интересов и избирательные кампании законодателей — это одно, а заниматься непосредственным формированием политики и управлять таким сложным институтом, как Государственный департамент, — совсем другое. Тиллерсон, как и Трамп, надеялся, что бизнес-навыков будет достаточно для решения задач внутреннего и внешнего характера. Но череда кризисных событий и непрекращающиеся скандалы вокруг администрации доказывают обратное. Во многих интервью Рекс подчеркивал, что президент наделил его определенной самостоятельностью в выстраивании работы подконтрольного ему ведомства. Более того, вопрос о предоставлении широких полномочий, по словам Тиллерсона, сыграл ключевую роль в его решении занять должность госсекретаря.

На деле он оказался в ограничительных тисках: администрация на протяжении нескольких месяцев рассматривала просьбы Рекса об одобрении предложенных им кандидатов, а Сенат блокировал более 30% из тех, что были согласованы Тиллерсоном и Трампом. В этих условиях госсекретарь пошел напролом, сводя общение с администрацией к минимуму. Сложилась обстановка, в которой Белый дом делает одно заявление, а Госдепартамент в лице Тиллерсона совершенно другое, противоречащее общей линии администрации. Подобное отношение привело к неизбежному конфликту с представителями военного блока в администрации — министром обороны Джеймсом Мэттисом, советником по национальной безопасности Гербертом Макмастером и руководителем администрации Джоном Келли.

Помимо внутренних противоречий изменилась и внешняя конфигурация. Кризис в Венесуэле, иранская ядерная проблематика, ужесточение санкционной политики против России и испытание Северной Кореей межконтинентальной баллистической ракеты требуют от Соединенных Штатов более решительных действий. Процесс принятия политических решений в Америке усложнен многими объективными бюрократическими барьерами и субъективными факторами (фракции, лоббисты, кокусы, специальные группы влияния и т.д.) Для облегчения этого процесса необходима скоординированная работа между ключевыми институтами администрации и профильными комитетами Конгресса. Усугубляющиеся внешнеполитические проблемы показывают, что Тиллерсон не смог устранить внутренние противоречия в Госдепе и не сумел стать опорной точкой в диалоге Белого дома с Капитолием по внешнеполитическим вопросам.

Рекс также позволял себе делать неоднозначные заявления о введении новых санкций против Москвы, затрагивающих бизнес-интересы Exxon Mobil в России. Ведущие американские СМИ не раз отмечали, что Тиллерсон при любом удобном случае использует свое положение для продвижения интересов своей бывшей компании как на внутреннем, так и на внешнем рынке. За последние полгода в американское информационное поле было вброшено большое количество материалов о конфликте между Тиллерсоном и Риком Перри — лоббистом компании Chevron, конкурента Exxon.

Потенциального кандидата на замену Тиллерсона — действующего директора ЦРУ Майка Помпео — характеризуют как последовательного и командного игрока, лишенного амбиций на самостоятельные решения. При этом он является одним из самых ярых сторонников усиления санкций против России, выступает за предоставление Украине современного наступательного вооружения и незамедлительное военное решение северокорейской проблематики. Более умеренная позиция у Помпео прослеживается в иранском направлении. С одной стороны, он придерживается общей линии администрации, называя Иран спонсором терроризма, геополитической головной болью для Америки и главной угрозой ее союзникам на Ближнем Востоке. С другой, он призывает объективно оценивать военный потенциал Тегерана как влиятельного регионального игрока. Резкая риторика вкупе с реальным пониманием положения дел позволяют относить Помпео не к «ястребам», а к категории «вооруженных голубей» (именно такой человек нужен Трампу в Госдепартаменте).

По мнению американских экспертов, иранское направление может быть отдано сенатору-ястребу Тому Коттону — возможному наследнику Помпео на должности директора ЦРУ. Коттон выступает за отмену ядерного соглашения Ирана с США в рамках стран «большой шестерки», и отличается непримиримой позицией о необходимости исключительно военного решения иранской проблематики. Однако потенциальный уход республиканца в разведку не обязательно говорит о настрое Белого дома к военным действиям против Ирана. Напротив, должность директора ЦРУ резко ограничивает возможности (в том числе и жесткую риторику) Коттона. Военный блок во главе с Мэттисом не настроен на войну, о чем свидетельствуют многочисленные заявления и выступления его членов. Главная угроза — это ястребы в Сенате, рупором которых долгое время является именно Том Коттон. Логично предположить, что для военно-разведывательного лобби гораздо выгоднее привлечь сенатора в свои ряды, тем самым ограничив его по всем направлениям.

В целом следующий год без Тиллерсона может ознаменовать урегулирование внутрибюрократических проблем и межведомственных конфликтов, мешающих нормальному функционированию администрации. При работе над этими проблемами следует ждать более решительных шагов в отношении Венесуэлы, Северной Кореи и России. В отношениях с Москвой Помпео и Коттон настроены на расширение санкций, увеличение внешних военных ассигнований союзникам НАТО в Прибалтике и Восточной Европе (особенно Польше), усиление военно-политического американского фактора в Украине и Грузии, а также сворачивание российского политического, экономического и информационного факторов в различных участках мира. В то же время на иранском треке Соединенные Штаты продолжат политику сочетания жесткой риторики и взвешенности в реализации конкретных шагов.

США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 1 декабря 2017 > № 2410035 Арег Галстян


США. Канада. Россия > Химпром. Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > rusnano.com, 30 ноября 2017 > № 2428963 Дмитрий Аханов

Инвестор Дмитрий Аханов: Путь «ботаника» к деньгам короче, чем у шпаны.

Быть инвестором в России — рискованное предприятие. Директор по взаимодействию с компаниями США и Канады УК «РОСНАНО» и президент RUSNANO USA Дмитрий Аханов рассказал «Снобу» о том, почему проваленный проект — это хорошо и что для инвестора лучший подарок.

Едва поздоровавшись, мы начали обсуждать биткойны. И вы сказали, что это своего рода казино. Тогда и то, чем вы занимаетесь, — венчурный бизнес, прямые инвестиции, — если посмотреть на них с этой стороны, то же самое казино.

Для 80% инвесторов, занимающихся этим непрофессионально и особенно в России, так и есть. И если проводить аналогии, фондовый рынок в последние 20 лет очень похож на казино.

Какие качества необходимы профессиональному инвестору?

В первую очередь — интуиция. Всем известны истории успеха, но есть истории тысяч компаний, которые делали примерно то же самое, в них вложили сотни миллионов долларов, а в итоге все закончилось плохо.

Главное, чем отличается правильный менеджер венчурного фонда — это умением формировать портфель. Ты можешь сказать: я универсальный фонд, и инвестировать во все — от софта до игрушек. Есть крупные фонды с так называемой стратегией spray and pray, заводящие в портфель по 500 компаний. Но 90 процентов фондов, инвестирующих, например, в медицину, узкоспециализированные, потому что это требует специальных знаний.

Мы (УК «РОСНАНО». — Прим. ред.) на 99 процентов инвестируем эксклюзивно в реальный сектор, то есть в то, что можно пощупать, и у нас в портфеле практически отсутствуют компании, которые занимаются чистым софтом.

Это совпадает с тем, как подходят к инвестициям в странах с более развитым венчурным рынком?

На Западе инвестируют в людей, в их способности.

И в кого лучше всего инвестировать?

В человека, у которого уже есть два успешных проекта и один проваленный. Он знает, что такое слава и деньги, но уже в чем-то просчитался. Кстати, по этим же характеристикам инвесторы оценивают друг друга. Это игра вдолгую, и важно понимать опыт тех людей, с которыми ты это делаешь.

Вы ставите перед собой задачу прыгнуть на восходящий тренд?

Да. Есть рынки, на которых выигрывает пионер, а есть куча рынков, на которых пионеры не выигрывают никогда. Потому что, как ни крути, в современном мире, помимо чистой технологии, важны еще маркетинг, ресурсы, финансы. И удача. Без нее нельзя: нужно попасть в правильное место в правильное время.

Если вы помните, первый айфон Джобс показал в феврале только на слайдах. Как глава «Майкрософт», не самый последний человек в бизнесе, отреагировал на эту презентацию? «Это сделать технологически невозможно!» Но продажи начались уже в июне. Или другой пример: до «Гугла» были поисковики? А соцсети были до «Фейсбука»? Были. И много.

Ты никогда не знаешь, что в итоге приведет к успеху.

А какой подход к инвестициям в России? У нас чаще хотят быть пионерами или, наоборот, совершенствовать то, что уже существует в мире?

Отличие крупных российских корпораций от западных — отсутствие опыта работы со стартапами и понимания, как этот процесс нужно выстраивать. То есть ты приходишь в какую-нибудь крупную российскую компанию и говоришь: «Вот я для вас сделал, классная штука». Первое, о чем тебя спросят: «А где она уже работает?» И желательно лет тридцать. А на Западе есть понимание, что людям нужны деньги. Многие говорят: «Окей, нам этот продукт потенциально интересен, давайте мы вам заплатим за право быть первыми, кто сможет тестировать его у себя, опять же за деньги». И добавят: «Вы, пожалуйста, учтите, что нам в продукте нужно». Основная причина такого подхода — очень высокая конкуренция и необходимость постоянно двигаться вперед.

Это такое общее мнение, что крупные компании плохо приспособлены к инновациям. С чего или с кого начинаются изменения?

Если говорить о классических больших корпорациях, то, как правило, с руководителя, который начинает всех толкать. Тогда создается свое венчурное подразделение, либо вкладываются деньги в какие-то фонды, которые работают отчасти по заказу корпорации.

Вообще, за последние пять лет в сфере венчурных инвестиций корпоративный сегмент наиболее быстрорастущий, а в сфере, в которой мы работаем, он занял процентов 70 от объема инвестиций.

Есть люди, которые честно говорят: я хочу заработать. Есть те, кто хочет «изменить мир». Насколько хороша финансовая мотивация?

Человек всегда будет думать о деньгах. Это базис, о котором можно даже не говорить.

То есть деньги «приложатся», если ты делаешь крутое дело?

Абсолютно. Венчурные инвесторы любят инвестировать в компании, меняющие мир. Взять того же Маска. Его личный интерес — не заработать очередной миллиард долларов, а основать колонию на Марсе. Это его детская мечта. Но он при этом понимает, что, если не заработает этот условный миллиард, у него не получится сделать то, что он хочет. И — уникальная вещь для Америки, но уже справедливая для Индии и для Китая, — у очкарика-программиста или физика, или биолога путь к деньгам короче, чем у шпаны.

У нас же сложилось мнение, что уважающий себя ученый не должен быть торгашом.

Это то, что мешает российским ученым. А еще они говорят: «Я изобрел гениальную вещь, она стоит миллиарды долларов, поэтому я вам ничего не покажу и не расскажу — вы все украдете. Но вы мне должны дать еще миллиард, чтобы я все-таки смог это сделать». Нашим инженерам всегда не хватало умения довести свое изобретение до конца и сделать продукт, который кто-то купит. Это в том числе менталитет. У нас нет, что называется, «продакт маркетинга» и желания создать конечный нужный продукт.

Чтобы ситуация изменилась, нужно, во-первых, рассказывать о людях, способных сделать научную разработку, технологию, а потом построить из нее бизнес. В России таких примеров мало, но они есть. Во-вторых, поощрять западные компании открывать центры разработки в нашей стране. Но у нас, к сожалению, с одной стороны, исторические традиции, а с другой — есть такая штука, как недоверие к тому, что делают русские.

Почему?

До начала 2010-х годов в стране не существовало ни венчурных инвестиций, ни фондов.

Вы меряете других по себе? Вас это не подводит?

Иногда подводит. Но если не верить в людей, то этот бизнес делать невозможно. Есть многие вещи, которые нельзя заранее проверить, в том числе в технологиях. Вот пример одной компании, с которой мы общались. Они делали оптические лазеры для системы очистки трубопроводов, в том числе высокомощные. На тот момент о них было две статьи, в которых приводились комментарии двух экспертов: создателя крупнейшего в мире производителя промышленных лазеров, одного из самых успешных российских технологических предпринимателей Валентина Гапонцева и Стивена Чу, нобелевского лауреата и на тот момент министра энергетики США. Оба заявили: то, что пытается сделать эта компания, технологически невозможно. Через два года эта компания сделала то невозможное.

За последние шесть-семь лет венчурный рынок в России хотя бы начал формироваться. Однако остается проблема: кто будет покупать стартапы?

Покупателей практически нет. И единственный в текущем моменте выход — сразу строить компанию с прицелом на международный рынок.

Как далеко готовы идти российские предприниматели, насколько для них открыт мир?

К сожалению, далеко идти не готовы. Любой рост требует усилий, амбиций, рисков — многие в России боятся больших денег. Я знаю пример компании, работающей в том числе и на международных рынках. Ей ничто не мешает расти дальше, но люди получают свои $15–20 млн дивидендов в год, и им достаточно.

Как вы считаете, у компании РОСНАНО уровень осторожности, аппетит к риску — какой? Компанию часто обвиняют в том, что она «прыгает» на тех, кто уже показывает классную динамику.

Иметь возможность инвестировать в ранние стадии иногда правильно, но это не наша специализация, это не то, что мы умеем делать лучше всего. Мы инвестор поздних стадий, наш аппетит к риску умеренный. Мы, как правило, готовы брать на себя рыночные риски, но не технологические.

А каков ваш личный аппетит к риску?

Я подхожу к этому с точки зрения портфеля. Грубо говоря, если у меня есть портфель на $100 млн, $5 млн я готов направить на очень рискованные, с моей точки зрения, проекты.

У меня в портфеле нет каких-то безумных, ярких звезд, которые могут принести «сто икс». Такие цифры дают единицы из десятков тысяч. Особенно в прямых инвестициях, которые требуют финансирования не в 5–10 млн, а в 100, 200 и так далее.

У меня в портфеле было девять компаний, сейчас осталось четыре: три я продал, две мы закрыли. Одна из них была попыткой построить крупную компанию по созданию биотоплива из углекислого газа и бактерий.

Это был проект-демонстрация аппетита к риску?

Да. Есть успешные компании, которые мы вполне хорошо продали. SiTime стала крупнейшей венчурной сделкой в области полупроводников в 2014 году, мы продали ее за 200 миллионов японцам. Продали компанию Soft Machines. Это де-факто один из примеров, когда группе инвесторов не хватило аппетита к риску. Ее можно было вырастить в многомиллиардную компанию, но нужно было вложить еще очень много денег. И в итоге за несколько сотен миллионов долларов компания пока без продукта и без выручки была куплена. Это дорогого стоит.

Что с остальными проектами, которые вы ведете?

У меня сегодня три публичных проекта, то есть их акции котируются на бирже. IPO — это, с одной стороны, выход, а с другой стороны, еще ведь нужно правильно продать.

Компания Quantenna, которая делает wi-fi чипы, в прошлом году сделала мне подарок: в день моего рождения мы сделали IPO. Есть публичная компания NeoPhotonics с выручкой $300 млн. Еще одна компания, вышедшая на биржу, — Aquantia, успешно разрабатывающая сетевые чипы для передачи данных.

Перспектива IPO определяется в начале пути?

Когда строишь большую компанию, ее правильно строить с целью выхода на IPO или M&A. Не все компании и бизнесы можно вырастить до миллиарда.

Но есть и вполне нормальные, внятные бизнесы, которые можно дорастить с нуля до $35–70 млн и продать, понимая, что на IPO эта компания вряд ли когда-нибудь выйдет. Это тоже вполне адекватная инвестиция.

США. Канада. Россия > Химпром. Приватизация, инвестиции. СМИ, ИТ > rusnano.com, 30 ноября 2017 > № 2428963 Дмитрий Аханов


Китай. Россия. США > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 30 ноября 2017 > № 2427340 Дейв Маджумдар

Вопрос по третьей мировой войне: смогут ли Россия и Китай одержать победу в бою над F-22 Raptor?0

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Конечно, очень важно иметь нужные средства ведения войны, но человеческий фактор еще важнее. Летчиков и техников необходимо обучать и готовить к преодолению самых современных угроз в условиях боевых действий. Недавно я побывал в элитном 1-м истребительном крыле ВВС США. Это передовая часть, летающая на машинах F-22 Raptor. Дело было во время учений по проверке боевой готовности. В отличие от крупных учений типа Red Flag или тех, что проводит Школа вооружений ВВС США на этапе обучения выполнению боевой задачи, когда главным образом отрабатываются навыки пилотирования, учения по проверке боевой готовности имеют целью выяснить, насколько то или иное подразделение готово к выполнению боевой задачи. По сути дела, это генеральная репетиция и проверка готовности к войне.

Поскольку Россия и Китай принимают на вооружение современные истребители и зенитно-ракетные комплексы, маленькой элитной группе летчиков ВВС США, летающих на самолетах F-22 Raptor компании Lockheed Martin, все чаще приходится думать о том, как выполнять боевые задачи и удерживать превосходство в воздухе в условиях усиливающихся военных рисков.

Концепция «Раптора» была разработана в последние годы холодной войны. Этот современный сверхзвуковой самолет-невидимка предназначался для уничтожения самого грозного оружия, которое Советский Союз мог применить против США и НАТО в случае начала третьей мировой войны в Европе. Но когда закончилась холодная война, а в 1991 году распался Советский Союз, F-22 остался без дела (по крайней мере, так тогда казалось). Надо сказать, что второй Буш и Обама в 2008 году отменили программу строительства F-22, сделав это в момент, когда было заказано всего 195 самолетов (из них 187 серийных). Причина такой отмены проста: им казалось, что межгосударственные конфликты с применением самого современного оружия стали уделом истории. Однако сегодня становится все более очевидно, что они ошибались.

В этом году министр обороны Эштон Картер (Ashton Carter) заявил, что соперничество великих держав возобновилось. «Мы будем готовы противостоять современному противнику. Мы называем это полным спектром. Своим бюджетом, планами, военным потенциалом и действиями мы должны продемонстрировать вероятному противнику, что если он развяжет войну, мы сможем его победить. Та сторона, которая способна предотвратить конфликт, должна демонстрировать, что она в состоянии доминировать в таком конфликте, — сказал Картер, выступая в феврале в Вашингтонском экономическом клубе. — В этом плане Россия и Китай являются самыми сильными нашими противниками. Они разработали и продолжают разрабатывать современные системы вооружений, стремясь ликвидировать наши преимущества в некоторых областях. Иногда они создают такое оружие и такие методы ведения войны, которые позволяют им очень быстро достигать своих целей, до того, как мы сможем нанести ответный удар (по крайней мере, они надеются на это)».

Надо сказать, что даже после распада Советского Союза Россия, сохранила самые лучшие предприятия военно-промышленного комплекса, несмотря на экономические и социальные невзгоды девяностых годов. Вопреки серьезным проблемам, Россия сумела создать и принять на вооружение самые совершенные виды оружия и боевой техники, такие как самолет Су-35С, зенитно-ракетные комплексы С-300В4 и С-400, а также другие системы. Тем временем усиливающийся Китай всерьез взялся за модернизацию своей армии, разрабатывая новые истребители и новые системы ПВО, такие как J-16 и HQ-9. Таким образом, пока Вашингтон игнорировал своих вероятных противников, сосредоточившись на войнах в Ираке и Афганистане, китайские и российские руководители продолжали модернизацию своих вооруженных сил, чтобы сдержать американцев в случае возникновения конфликта.

Почему F-22 Raptor нужен Америке (причем больше, чем когда бы то ни было)

Сегодня, когда голоса с левого и правого фланга требуют активных действий в Сирии, где Кремль поддерживает своего давнего союзника Асада, Пентагон пришел к выводу что ему придется делать ставку на свой крошечный парк из 186 самолетов F-22, если возникнет необходимость в создании бесполетных зон или зон безопасности в этой истерзанной войной стране. Raptor — это единственный боевой самолет, способный бороться с современными средствами противовоздушной обороны, такими как «Панцирь-С1» С-300В4 и С-440, которые сегодня развернуты в Сирии. Более того, это единственный самолет в составе ВВС США, обладающий существенными преимуществами над последним поколением российских истребителей, к которому относятся машины Су-30СМ и Су-35С, также направленные в этот регион.

«Наша задача заключается в том, чтобы выбить дверь, — рассказал мне во время моей поездки на базу ВВС в Лэнгли, штат Виргиния, командир 1-го истребительного крыла полковник Пит Феслер (Pete Fesler), долгие годы летающий на F-22. — Несомненно, мы всегда будем в первом эшелоне, какова бы ни была группировка наступающих сил, потому что наш самолет обладает такими возможностями, каких нет ни у кого больше».

Важна подготовка

Конечно, очень важно иметь нужные средства ведения войны, но человеческий фактор еще важнее. Летчиков и техников необходимо обучать и готовить к преодолению самых современных угроз в условиях боевых действий. Недавно я побывал в элитном 1-м истребительном крыле ВВС США. Это передовая часть, летающая на машинах F-22 Raptor. Дело было во время учений по проверке боевой готовности. В отличие от крупных учений типа Red Flag или тех, что проводит Школа вооружений ВВС США на этапе обучения выполнению боевой задачи, когда главным образом отрабатываются навыки пилотирования, учения по проверке боевой готовности имеют целью выяснить, насколько то или иное подразделение готово к выполнению боевой задачи. По сути дела, это генеральная репетиция и проверка готовности к войне.

«Летчики „Рапторов" являются важнейшим компонентом, но они все равно входят в состав команды. Они ничего не смогут сделать, если техники не подготовят машины к вылету. Техники, обеспечивающие малозаметность самолета, должны подготовить его поверхность. Парни, занимающиеся вооружением, устанавливают бомбы и ракеты. Авиадиспетчер выпускает машину в полет. Разведчики готовят летчиков к выполнению задачи. Все это надо делать комплексно, поскольку если будет какой-нибудь сбой, вылет не состоится, — рассказал мне Феслер, показывая район стоянки и обслуживания самолетов. — На таких учениях мы должны выйти из состояния статики, быстро мобилизоваться, запустить двигатели, а затем без промедлений вступить в бой. Другого способа подготовки просто не существует».

Как объяснил мне Феслер, замысел учений состоит в том, чтобы взять шесть эскадрилий, составляющих крыло, а также личный состав 192-го истребительного крыла Национальной гвардии вместе со вспомогательными подразделениями, и развернуть все это в разных частях авиабазы в условиях, приближенных к боевым. В рамках учений крыло получило приказ подготовиться к выполнению боевой задачи на конкретном театре военных действий и к убытию на него в кратчайшие сроки. Получив такой приказ, личный состав крыла пакует все необходимое вспомогательное оборудование, готовит свои самолеты к действиям на указанном театре, а спустя несколько часов вылетает на него. Во время моего пребывания на базе две эскадрильи F-22 были переброшены в разные ее части и работали в районе стоянки и обслуживания в палатках. «Это требует очень тщательной организации», — сказал Феслер.

Абсолютная страховка

Во многих отношениях «Раптор» является страховым полисом ВВС США. Если остальные самолеты ВВС готовятся и ведут боевые действия в условиях конфликтов низкой интенсивности, то F-22, будучи авангардом и элитой авиации, сосредоточен почти исключительно на противодействии самым современным и высокотехнологичным угрозам. «Мы постоянно готовимся к боевым действиям с самым высококлассным противником, — сказал Феслер. — На самом деле, исключения из этого правила бывают тогда, когда мы участвуем в операции „Непоколебимая решимость" (это кампания против ИГИЛ) и оказываем там непосредственную авиационную поддержку. Конфликт низкой интенсивности — это не главная наша задача».

С самого начала, когда в 2002 году начались эксплуатационные испытания F-22, он очень хорошо зарекомендовал себя в имитированной боевой обстановке, одержав несоразмерно большое количество побед в воздухе по сравнению с другими машинами. Даже когда «Раптор» действовал против самых грозных вражеских машин, таких как Су-35, а также против ЗРК С-300В4 и С-400, «сбивали» его крайне редко. «Потери среди F-22 — это исключительная редкость, против каких бы машин он ни воевал в имитированной боевой обстановке», — сказал Феслер.

Почему «Раптор» сильнее других

На самом деле, главная проблема в ходе подготовки летчиков F-22 состоит в том, чтобы создать достаточное количество целей для поражения и по-настоящему серьезные угрозы, потому что в противном случае пользы от таких тренировок будет мало. Еще одна проблема заключается в том, что этот самолет обладает просто блестящими характеристиками в плане скорости, разгона, малозаметности, приборов обнаружения и маневренности, что компенсирует тактические ошибки летчика.

«Летчик может допустить массу ошибок, показать множество недостатков, день может выдаться очень неудачный, но самолет все равно покажет себя с самой лучшей стороны, — сказал один из наиболее опытных пилотов F-22 с позывным Crash. — То, что ты одерживаешь победу в бою, вовсе не означает, что ты показал хороший результат. А если ты проиграл, это не значит, что именно ты все испортил. Бывают случаи, когда наши парни погибают во время учебных полетов, хотя все делают правильно. А бывает и так, что какой-нибудь болван портит все направо и налево, но в итоге все равно добивается успеха. Но в этом самолете выжить намного легче».

Чтобы подготовить летчиков к учениям, в 1-м истребительном крыле используют сочетание учебных самолетов Т-38 и F-22, играющих роль условного противника. В этих случаях они создают угрозы на уровне Су-35. А бортовые компьютеры и линии передачи данных F-22 имитируют работу вражеских средств ПВО, таких как С-300В4 и С-400. Во время одного из вылетов «Раптор» столкнулся с несколькими современными «сушками» и серьезнейшей угрозой с земли, рассказал мне молодой офицер по системам вооружений F-22 из 1-го истребительного крыла с позывным Bullet. Bullet — выпускник элитной Школы вооружений ВВС США, и он принимал самое активное участие в подготовке этих учений.

«Обычно мы готовимся к борьбе с самыми серьезными и самыми современными угрозами, так как хотим быть готовы ко всему и поддерживать высокий уровень, — рассказал мне Bullet. — Все дело в том, что когда мы действуем в условиях самых худших сценариев, мы используем максимум своих возможностей. А когда подготовка проходит не на таком высоком уровне, то получается, что мы не полной мере подготовлены к выполнению боевых задач».

Поскольку самолет обладает превосходными характеристиками, а летчики являются элитой высшей пробы, противник может одержать верх над «Рапторами» только в том случае, когда имеет большое численное превосходство. Летчик с позывным Crash рассказал мне об одном случае, когда четыре F-22 одновременно вели бой с 10 самолетами противника четвертого поколения, похожими на Су-35. «Ну, они были даже немного лучше, чем типичные машины четвертого поколения, — сказал Crash. Мы обычно не выполняем учебные задачи против машин, которые еще не приняты на вооружение. Но мы стараемся бороться с самыми современными из существующих угроз».

Обычно F-22 уничтожает противника с большого расстояния. Как отмечает Феслер, если «Раптору» не удалось поразить самолет противника издалека, и он вступает в воздушный бой в условиях визуального контакта, значит, произошло нечто ужасное. Обычно тут же начинается разбор полетов в попытке понять, в чем заключается ошибка. Надо сказать, что все летчики, с которыми я беседовал, в один голос говорили мне, что такой разбор является самой важной частью учебного вылета. Тем не менее, летчики F-22 очень серьезно готовятся и к воздушному бою в условиях визуального контакта. «Обычно мы проходим весь комплекс тренировок от А до Z, — сказал Crash. При этом мы исходим из того, что летчик F-22, прошедший подготовку на Западе, является самой серьезной угрозой из числа тех, с которыми мы можем столкнуться».

Большая (и необходимая) модернизация

Одним из последних усовершенствований «Рапторов» в Лэнгли является программное обеспечение Block 3.2A/Update 5. А еще этот самолет наконец-то получил ракету AIM-9X Sidewinder компании Raytheon, которая способна поражать цели с большими бортовыми углами. Летчики F-22 давно уже мечтали о такой ракете. Это серьезный плюс для «Раптора», о чем мне говорили буквально все летчики 1-го крыла, с которыми я беседовал. Новое оружие существенно повышает и без того грозные боевые возможности F-22. И это несмотря на то, что обновление Block 3.2A/Update 5 является промежуточным. Ракеты AIM-9X и AIM-120D AMRAAM будут полностью совместимы с «Раптором», когда появится обновление Increment 3.2B, которое пока не принято на вооружение.

Чего до сих пор не хватает F-22, так это нашлемного дисплея. Такие дисплеи давно уже применяются в большинстве американских и иностранных истребителей. Из-за его отсутствия «Раптор» в ближнем воздушном бою оказывается в очень невыгодном положении, если он не в состоянии в полной мере проявить все свои боевые качества.

В ВВС собираются включить такие шлемы в экипировку F-22, однако летчики из 1-го истребительного крыла говорят, что он не так уж и необходим. «Раптор» обычно имеет превосходство в бою и без такой системы. Как отметил Феслер, летчики F-22 даже без ракет AIM-9X и нашлемных дисплеев часто подлетают к противнику на прицельную дальность бортового оружия или нападают на его самолеты из засады в пределах прямой видимости. «Я могу незаметно подобраться к противнику, — сказал Феслер. — На F-22 я облетаю его, а он меня даже не видит. Я пристраиваюсь ему в хвост и говорю: „Зачем тратить ракету, если есть пушка"».

В конечном итоге, поскольку F-22 является в ВВС США единственным истребителем пятого поколения, предназначенным для завоевания превосходства в воздухе, и действует во все более враждебном мире, где угроз становится с каждым днем все больше, командование этого вида вооруженных сил должно быть заинтересовано в постоянном наращивании боевых возможностей «Раптора». Сейчас в планах ВВС оснастить F-22 к 2020 году нашлемным прицелом, однако в прошлом это сделать не удавалось из-за бюджетных сокращений.

«Было бы здорово получить такой шлем, но для нас он ничего кардинально не меняет, — сказал Crash. — А вот нашлемный прицел очень бы нам пригодился».

Дейв Маджумдар — редактор The National Interest, освещающий военные вопросы.

Китай. Россия. США > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 30 ноября 2017 > № 2427340 Дейв Маджумдар


Украина. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 30 ноября 2017 > № 2426760 Курт Волкер

Курт Волкер: полная стенограмма беседы

Сьюзан Глассер (Susan B. Glasser), Politico, США

Сьюзан Глассер: Привет, я Сьюзан Глассер, добро пожаловать на передачу The Global Politico. Рада представить нашего сегодняшнего гостя посла Курта Волкера, которого я знаю уже давно, и который сегодня выполняет по-настоящему трудные задачи, оказавшись в самом центре новостей. Он стал специальным представителем Соединенных Штатов по украинскому кризису и очутился в эпицентре неспокойных и захватывающих российско-американских отношений. Я бы сказала, что сегодня вы один из немногих в американском правительстве, кто проводит переговоры с русскими на высоком уровне.

Вы совсем недавно вернулись с очередного раунда переговоров, которые состоялись у вас с одним из главных помощников Владимира Путина Владиславом Сурковым. Расскажите нам о них, Курт.

Курт Волкер: Что ж, Владислав Сурков работает в президентской администрации. Ему поручали заниматься некоторыми замороженными конфликтами типа Абхазии, Южной Осетии. Его считают человеком, который несет ответственность за российскую интервенцию на Украине — как в Крыму, так и в Донбассе.

Госсекретарь Тиллерсон от имени Госдепартамента и от имени американского правительства попросил меня представлять США и более активно подключиться к переговорам, нацеленным на урегулирование конфликта в Донбассе на востоке Украины. Разрешить его призваны так называемые Минские соглашения

Это была моя третья встреча с Сурковым. Мне кажется, что русские задумались вот над чем: может, стоит закончить этот конфликт, установить мир, уйти оттуда, а потом посмотреть, что из этого получится? Не думаю, что они приняли окончательное решение, и что они твердо намерены это сделать. Однако мне кажется, что они рассматривают такую возможность.

Я обнаружил, что сам Сурков очень умный, очень профессиональный и очень способный человек. Возможно, у него несколько циничное чувство юмора, однако он знает, что делает. Мне кажется, что он в этом смысле хороший собеседник. Поэтому, если мы чего-то и добьемся, то это будет исходить от Суркова и от его отношений с президентом Путиным.

— То есть, вам кажется, что у него есть определенные возможности добиться каких-то результатов? Он говорит от имени Путина?

— Я думаю, что решить этот вопрос может только сам президент Путин. Однако Сурков имеет возможность общаться с президентом, а это очень важно. Кроме того, он скроен не по лекалам Министерства иностранных дел или Министерства обороны. Он политтехнолог. Он занимался предвыборными кампаниями, он занимался некоторыми региональными конфликтами, имел дело с лидерами Чечни, а также Южной Осетии и Абхазии, о чем я уже говорил. Поэтому у него имеются каналы общения. Однако я считаю, что решения принимает Путин.

— Хорошо. Многие люди говорят — в том числе, люди из администрации, с которыми я беседовала в последнее время — они говорят, что наши отношения в настоящий момент не только очень плохи, но и не достигли пока самой нижней точки. Так что переговоры с ними об Украине — это довольно интересный момент.

Насколько плохи, на ваш взгляд, эти отношения?

— Что ж, это интересно. Безусловно, сегодня существует очень негативная реакция на то, что делает Россия, будь это выдворение дипломатов из нашего посольства в Москве, какие-то ее действия в Сирии и других странах, или договор РСМД.

Украина — это интересная тема, по которой у нас очень разные точки зрения. Однако мы можем договариваться о каких-то совместных действиях, и это может стать основой для достижения чего-то позитивного. Я считаю, что Россия хочет, чтобы Украина была пророссийской, дружественной по отношению к ней страной, и чтобы с ее правительством можно было работать.

Тем не менее, вторгшись на Украину и захватив часть ее территории, они добились лишь того, что эта страна стало гораздо более сплоченной, националистической и ориентированной на Запад.

— Да, обратная реакция. Как это ни парадоксально, многие люди говорят, что путинская интервенция еще больше сплотила украинцев.

— Верно. Это прямо противоположно тому результату, которого они добивались. Поэтому у них есть основания сказать: «Что ж, мы не добились того, чего хотели. Это дорого нам обходится, как в плане затрат на ведение боевых действий и на поддержание гражданской администрации, так и в плане санкций, репутации, отношений с Европейским Союзом, отношений с Соединенными Штатами». Поэтому не исключено, что они заинтересованы в разрешении этой проблемы.

И конечно, мы хотели бы, чтобы при разрешении этой проблемы была восстановлена территориальная целостность Украины.

— Хорошо. Как вы думаете, в какой мере Сурков и прочие россияне готовы признать эти факторы? Насколько они откровенны с вами?

— Это любопытно, потому что есть разница между тем, что они говорят и что, согласно моей интуиции, они знают. Они ни за что не скажут: «Да, мы совершили вторжение, да, мы сделали то, сделали это». Но мы знаем, что они знают, и они знают, что мы знаем, и…

— Я знаю, что ты знаешь, что он знает.

— Поэтому можно вести речь о том, чего мы можем достичь.

— По этому поводу, в какой степени мы можете поднимать вопросы о Крыме и о Донбассе? Или вы говорите только об одном?

— Это очень хороший вопрос, потому что разницы между ними почти нет. Это российское вторжение, оккупация чужой территории. Что касается Крыма, то они заявляют, что присоединили его, но в обоих случаях мы это не признаем, Это незаконно.

Минские соглашения действуют в отношении только конфликта на востоке Украины, где сейчас ведутся активные боевые действия. Сегодня в среднем каждые три дня гибнет один украинский солдат, гибнет на территории Украины, защищая свою страну. Поэтому там происходит очень горячий конфликт.

В Крыму ситуация иная. Безусловно, мы не согласны с российским вторжением и оккупацией Крыма, а также с его присоединением к России. Но если мы можем добиться прогресса по другому вопросу, вопросу Донбасса, мы должны это сделать.

— То есть, вы не поднимаете вопрос о Крыме?

— Я поднимаю вопрос о Крыме. Я поднимаю вопрос о Крыме, а русские говорят мне в ответ: «Мы не собираемся вести переговоры о Крыме». Просто важно понизить планку и договориться о том, что мы в этом вопросе не соглашаемся,

— Понятно. Итак, сейчас идет дискуссия о том, существует ли возможность для ввода миротворцев в соответствии с российской инициативой, которая была выдвинута в сентябре.

— Да. Здесь возникает вопрос о том, хочет ли Россия уйти, что далеко не ясно. Но между русскими и украинцами существует глубокое недоверие. Русские не верят в то, что украинцы будут выполнять Минские соглашения, поскольку они предусматривают большое количество политических шагов. А украинцы считают, что русские никогда не откажутся от контроля над этой территорией.

Так что миротворческие силы должны будут навести мосты и устранить недоверие. Они позволят укрепить безопасность, создать условия для проведения выборов в местные органы власти, создать условия для того, чтобы украинцы могли выполнить другие положения Минских соглашений, получив в результате свои территории назад и восстановив украинский суверенитет. Это и будет полным выполнением Минских соглашений.

Но проблема в том, что патовая ситуация существует уже три года, и дело не сдвигается с мертвой точки. Поэтому идея с миротворцами предназначена для того, чтобы обеспечить безопасность, а также дать время и пространство для достижения этой цели.

— Некоторые люди говорят, что дипломаты неисправимые оптимисты, так как в противном случае они бы этого не делали. В сообщениях о вашей последней встрече — мне кажется, это была ваша третья встреча с Сурковым — говорится, что вы предложили список из 29 пунктов, где изложены некие принципы, и что русские отвергли все эти пункты, за исключением трех.

Я полагаю, что эти три пункта были о том, как писать слово Украина.

— Да, я даже не считал. Ситуация складывается следующим образом. Россия в сентябре представила в Совет Безопасности ООН проект резолюции. Ее предложение предусматривает направление сил ООН на Украину для защиты наблюдателей ОБСЕ, которые работают на востоке. Предполагалось, что миротворцы будут следить за соблюдением условий прекращения огня и за отводом тяжелых вооружений.

Безусловно, сейчас все знают, что условия прекращения огня не соблюдаются. Их нарушают каждую ночь, иногда по несколько раз. Ведет огонь артиллерия, звучат взрывы, стреляют минометы и так далее. А тяжелое вооружение так пока полностью и не отведено.

Так что соглашение на самом деле не работает. А замысел русских заключается в том, что если наблюдатели будут находиться под защитой, они смогут углубиться на территорию, будут в безопасности, и им не придется преодолевать большие препятствия. На мой взгляд, это довольно спорный аргумент, потому что если бы русские хотели пустить наблюдателей во все районы Донбасса, они бы сделали это. Нет, здесь что-то другое.

Поэтому мы сказали: «Смотрите, нас заинтересовала идея, которую Россия предложила ООН. Следует подумать над направлением миссии ООН на Украину. Но это должны быть настоящие миротворческие силы, это должны быть такие силы, которые смогут обеспечивать безопасность на всех спорных территориях, которые будут знать о местах размещения тяжелых вооружений, и которые смогут реально контролировать украинскую сторону границы с Россией, чтобы через нее не переходили свободно люди, и не перебрасывалось оружие. Если сделать это, такой шаг будет очень полезен, и он позволит перейти к исполнению Минских соглашений».

Я считаю, что русские выступили с этим предложением для того, чтобы начать диалог. Они хотели запустить переговорный процесс по вопросу о том, какими должны быть миротворческие силы.

Наша третья встреча, как вы сказали, была шагом назад. Они снова вернулись к своему первоначальному предложению. Не знаю, какой после этого будет их следующий шаг. Возможно, это произошло совсем по другим причинам, никак не связанным с Украиной, и что это просто отражение нынешнего состояния российско-американских отношений. Наверное, это в большей степени связано с тем, что двусторонняя встреча между президентами Трампом и Путиным не состоялась.

— Наверное. Значит, это их очень сильно разозлило?

— Ну, мы не знаем. Просто такова была последовательность событий. Двусторонняя встреча не состоялась. У нас была встреча с Сурковым в Белграде, которая совершенно очевидно стала шагом назад. Это была теплая встреча, у нас состоялась хорошая дискуссия, но это был шаг назад. Посмотрим, что произойдет на следующей встрече, которая должна состояться где-то в декабре.

— Хорошо. И конечно же, это будет ближе к марту 2018 года, когда Владимир Путин предположительно будет баллотироваться на очередной срок, когда пройдут более или менее формальные выборы, вокруг которых, тем не менее, будет много политики. Итак, очень многие из числа тех, кто следит за Россией, задают вопрос: сможет ли Путин до выборов сделать что-то в отношении Украины, а не просто топтаться на месте, заняв выжидательную позицию. Какова ваша точка зрения на сей счет?

— Ну, это открытый вопрос. На выборах 2012 года он действовал на националистической платформе, защищая российский народ от внешних врагов и оправдывая необходимость сохранения своей власти в России. Как будет на сей раз — захочет ли он снова разыграть националистическую карту или решит действовать иначе — это пока неясно.

Думаю, позволительно сказать, что он решил помириться, решил прекратить боевые действия и уничтожение украинцев и русских. Он добьется особого статуса для восточной Украины. Он добьется исполнения Минских соглашений, и международное сообщество обеспечит безопасность в этом регионе, безопасность для русскоязычного населения и для всех остальных.

Так что если он захочет, он сможет претендовать на большие достижения. Но нам неизвестно, как он хочет это повернуть.

— Хорошо. Конечно, можно допустить, что будет именно такая версия кампании, которая нравится нам. Но Владимир Путин добивается успехов не только за счет критики США и своей националистической политики, но и благодаря тому, что в последние годы на российском телевидении была создана целая повествовательная линия, целая теория о том, что это буквально передовая войны между Россией и Западом, войны между Россией и США. Он публично заявляет об этом.

Поэтому, как мне кажется, у вас должны быть некоторые сомнения в том, что Владимир Путин откажется от повествовательной линии об этом конфликте, которую он сам создал.

— Это верно, и откровенно говоря, все в его руках. А мы можем только четко заявлять о том, что такое состояние дел — это настоящая война, это гуманитарная трагедия, это негативно отражается на населении региона, которое он якобы защищает. Именно эти люди несут на себе основное бремя страданий и лишений. И это очень дорого обходится России.

Они могут это сделать. Они сделали это в Абхазии, они сделали это в Приднестровье. Они могут это сделать. Но это для них не лучший вариант. А мы можем попытаться создать некие рамки, некую концепцию, показав, какой может быть альтернатива. Что будет, если Россия поддержит размещение миротворцев на этой территории, поддержит реализацию Минских соглашений, согласится на восстановление украинского суверенитета и увидит, какой результат это ей дает.

Думаю, есть немало причин, по которым они захотят попробовать. Но решение будут принимать только они.

— Безусловно, ведь мы очень много говорили о российской стороне, о том, чего хочет Путин. Это всегда самый важный вопрос с тех пор, как он пришел к власти.

Но есть еще и американская сторона, и я должна задать тот же вопрос: чего хочет Трамп? Мне очень интересно, какую политику в отношении России в данный момент проводит администрация, особенно в связи с тем, что в Вашингтоне сегодня говорят о России больше, чем когда-либо, по крайней мере, на моей и вашей памяти.

С кем вы работаете по этим вопросам? Насколько согласована эта политика? И как идут дебаты в администрации о поставках оружия на Украину, какова ее позиция, и насколько это осложняет вашу работу?

— Мне предложил заняться этой работой госсекретарь Тиллерсон, и я подчиняюсь напрямую госсекретарю Тиллерсону, ведя с ним активные беседы. Кроме того, я получил возможность встретиться с большинством высокопоставленных руководителей из кабинета и администрации, и поговорить с ними об Украине и о том, что мы делаем.

Я бы сказал, что в этом вопросе есть большая степень единодушия, есть единая и сплоченная позиция. Кроме того, я также имел возможность принять участие во встрече президента Трампа с президентом Порошенко на полях Генеральной Ассамблеи ООН. Исходя из этого, я могу сказать, что в администрации существует довольно прочный консенсус. Проще всего об этом можно сказать словами президента, который заявил, что он хочет мира. На Украине воюют и гибнут люди, и он хочет, чтобы там был мир.

Кроме того, если мы хотим каких-то улучшений в российско-американских отношениях — а я думаю, что это должно быть целью США — мы не должны стоять на месте. Мы хотели бы более конструктивных отношений. Тогда удастся добиться прогресса по Украине. Именно так надо действовать, и именно об этом президент Трамп сказал президенту Путину на встрече G-20 в Гамбурге. Именно так, если мы хотим улучшений…

— Что касается поставок оружия на Украину, то дебаты на эту тему идут с переменным успехом уже долгое время. Считаете ли вы, что это решение будет в конечном счете утверждено — это первый вопрос. А во-вторых, какое воздействие это окажет на ваши переговоры о мире?

— Что ж, важно правильно сформулировать этот вопрос. Эта страна — Украина, она ведет боевые действия на собственной территории, защищается от насилия, там каждый день гибнут люди. Речь идет о самозащите. А этот принцип заложен в уставе ООН. Так поступила бы любая страна, которая хочет защитить свою территорию, защитить свое население от агрессии.

У США есть военные связи с десятками и десятками стран во всем мире, и Америка поставляет оружие в десятки и десятки стран. Я не вижу никаких убедительных причин, по которым Украина является чем-то особенным. Почему бы это не сделать? Ведь украинцы активно пытаются защитить свою территорию. Это вопрос обороны, а не…

— Могло ли что-то быть иначе, если бы администрация Обамы, которая точно так же не могла решить этот вопрос, несмотря на рекомендации госсекретаря и Пентагона (а в итоге Обама отказался), все же сделала это? Теперь возникает такая же ситуация, и Госдепартамент с Пентагоном снова выступают с такой рекомендацией.

Могло ли что-то пойти иначе в этой войне, если бы решение было принято? И если мы решим осуществить такие поставки, к чему это приведет?

— Аргументы, с которыми некоторые люди выступали в прошлом, они не очень убедительны, на мой взгляд. Один аргумент состоит в том, что поставки могут привести к эскалации боевых действий, к гонке вооружений, что у России всегда будет больше возможностей для эскалации, что мы сами разжигаем этот конфликт. Но на самом деле, конфликт уже существует, Россия уже разжигает его, уже ведет боевые действия. Так что, на мой взгляд, эти доводы неубедительны.

А еще говорят, что такие подставки придадут смелости украинцам, которые перейдут в наступление. Но украинцы не глупцы, они тоже это знают. Еще один довод состоит в том, что есть разница между летальной и нелетальной боевой техникой.

— Похоже, именно это поставило в тупик администрацию Обамы.

— Опять же, смысл поставок военной техники в том, чтобы Украина могла применить силу в целях самообороны. Администрация Обамы, например, поставляла туда контрбатарейные РЛС. Контрбатарейные РЛС дают возможность определить, откуда ведется минометный огонь, и точнее скорректировать ответный огонь, чтобы можно было убить тех людей, которые делают это. Их называют нелетальной боевой техникой, однако это была очень эффективная помощь украинцам со стороны администрации Обамы, и я считаю ее весьма уместной.

Также важно помнить о том, что украинцы и сами производят большое, очень большое количество военной техники.

— Правильно. Украина была одним из центров производства вооружений в Советском Союзе.

— Точно. И они до сих пор их производят, они провели довольно большую работу по восстановлению и перестройке своей армии. В 2014 году эта армия была почти полностью разгромлена, но они ее восстановили, и эта армия, надо сказать, довольно успешно поддерживает стабильность на линии конфликта.

— Верно. Именно об этом я хотела вас спросить. Они более или менее — они как бы остановили русских, повстанцев. Изменится ли что-то…

— Я бы сказал иначе: Россия решила не продвигаться дальше на украинскую территорию.

— Хорошо.

— И я думаю, украинцы нарастили свои возможности, усилили армию.

— Хорошо. Это в большей степени похоже на сдерживание, чтобы Россия снова не перешла в наступление.

— Именно так. Именно так. Это сдерживание.

— По крайней мере, таковы аргументы в его пользу.

— Да, таковы аргументы. Опять же, я не хочу углубляться в детали и говорить о том, что это большая проблема. Просто Украина, как и любая другая страна в мире, должна иметь возможность защитить себя и сдержать агрессию. Но есть вопрос гораздо важнее. Это вопрос о том, сможет ли Украина добиться успеха как страна. Сможет ли она создать демократию, рыночную экономику, добиться благополучия, укрепить безопасность и так далее. А еще, сможем ли мы урегулировать этот конфликт, что, на мой взгляд, является важным шагом в восстановлении суверенитета, в восстановлении территориальной целостности в Европе, в выходе из того тупика, в котором мы сегодня оказались вместе с Россией. Именно в этом направлении мы хотели бы двигаться.

— Но я бы не сказала, что вы возлагаете большие надежды на скорейшее установление мира. Еще один вопрос по поводу поставок оружия. Можно себе представить другую версию того, как на это отреагирует Россия.

Скажем, Трамп принимает решение о поставках, и они начинаются где-то в следующем месяце или около того. То есть, до президентских выборов в России. Вы же понимаете, как это преподнесет российское телевидение, как на это посмотрят в Москве. Начнутся разговоры о том, что Соединенные Штаты снова начали свои провокации, и поэтому России необходимо сделать в ответ то-то и то-то. Начнется новый виток пропаганды, а Путин снова заговорит о том, как он защищает страну от злобного западного агрессора. И все это будет происходить накануне выборов.

— Что ж, прежде всего, позвольте мне повторить, что никакого решения пока нет.

— Я это понимаю, я понимаю.

— И сделаем мы это или не сделаем, это наше решение. Да, и в связи с вашим вопросом, я не думаю, что мы должны принимать свои решения, исходя из того, что будут говорить об этом российские СМИ, какую повествовательную линию они представят. Я думаю, что мы должны принимать решения, исходя из американских интересов, из национальных интересов США, из того, как мы позиционируем себя в мире. Мы должны исходить из своих собственных суждений, а не из чего-то другого.

— Хорошо. Давайте немного поговорим о другом, потому что это очень интересно, и я уверена, что это заинтересует наших слушателей. Вы работали в администрации Буша. Теперь вы вернулись назад в правительство в совершенно иных обстоятельствах. Это совершенно другая республиканская администрация. Я знаю, что у вас есть множество друзей, которые по-разному относятся к нынешней версии внешней политики, существенно отличающейся от прошлого.

Но у вас другая позиция, которую вы, как я слышала, излагали в Госдепартаменте. Совершенно очевидно, что сегодня звучит много вопросов, проходит много публичных дискуссий о том, не зашел ли госсекретарь Тиллерсон слишком далеко; о том, что случилось с нашим моральным состоянием, и к чему приведет эта реорганизация. На самом деле, никто этого не знает. А еще он собирался ликвидировать все должности специальных представителей, видимо, за исключением вашей. Так что это очень интересно. Расскажите нам немного о том, почему вы решили вернуться, и что вы обнаружили, придя в Госдепартамент.

— Ну, ответить на первый вопрос довольно просто. Мне небезразличны эти проблемы, мне небезразлична Украина как страна, небезразличен ее успех. Я хочу, чтобы этот конфликт был урегулирован. Я хочу, чтобы мы вернулись к идее о том (об этом говорили многие, очень многие администрации, начиная с Джорджа Буша-старшего и далее), что Европа должна быть единой, свободной и мирной. Что мы стремимся продвигать демократические общества, общества процветающие, приводимые в движение рыночными силами. Мы хотим безопасности для всех без исключения, в том числе, для России.

Но мы этого не добились Да, мы многое сделали. Многие страны, которые в 1990 году не являлись членами НАТО, позднее вступили в эту организацию, и сегодня это демократические, процветающие и надежно защищенные государства, такие как Чехия, Эстония и так далее.

Так что мы добились колоссальных успехов, но мы прошли не весь путь. В Европе сохраняются активные конфликты. Поэтому, если есть какой-то способ решения этих вопросов, я бы очень хотел сделать это. Я готов делать все возможное в этих целях.

И во-вторых, из-за этого меня не очень-то беспокоит связанная с этим политика, будь это политика демократической администрации республиканской администрации, политика Буша, Трампа и так далее. Я думаю, что в этом многие со мной согласятся. Если мы не будем втягиваться во внутриполитические дебаты, которые сегодня идут в нашей стране, и сосредоточимся на сути и содержании внешней политики, с этим тоже очень многие согласятся.

А что касается Госдепартамента, то там работают замечательные люди. Это люди очень умные, очень целеустремленные. Они хотят вносить свой вклад, они хотят упорно работать. Передача власти всегда очень трудна, а нынешняя передача особенно. И мне кажется, что такие люди как Уэс Митчелл (Wes Mitchell), которые сегодня занимают…

— Это новый помощник госсекретаря по европейским делам.

— Верно. Новый помощник госсекретаря по европейским делам. Возникает связка между политическим руководством, находящимся на самом верху администрации, дипломатической службой и теми профессионалами, которые в ней работают. Такую связку надо укреплять и наращивать. Она нужна для того, чтобы Госдепартамент ощущал себя полезным, чтобы он осознавал свою способность вносить полезный вклад.

Теперь, что касается цифр. После 2001 года Госдепартамент очень сильно разросся. Если посмотреть на Госдепартамент и его бюджет в то время, а затем взглянуть на то, что произошло потом, на те миссии, которые он выполнял после этого, то можно сказать, что он разросся колоссально.

Вы здесь говорили о специальных посланниках. Их очень много, этих специальных посланников Я не знаю точное их количество но…

— 78 человек или около того?

— Да, огромное количество. Знаете, хотелось бы думать, что правильнее было бы поступать по-другому. Те люди, которые занимают свои должности, которые назначаются президентом, утверждаются сенатом и несут ответственность за различные регионы мира — именно они должны отвечать за внешнюю политику.

Мне предложили заняться этими переговорами по Украине тогда, когда помощник госсекретаря еще не был утвержден. Французы, немцы, украинцы, а также русские громко требовали, чтобы США назначили такого человека для ведения переговоров. И я рад тому, что занимаюсь этой работой. Я делаю это добровольно, бесплатно, я не ввожу в расходы налогоплательщиков, и я…

— Да? Я не знала об этом. Это интересно.

— Да, и я бы хотел, чтобы такая должность появилась в Госдепартаменте, когда это будет целесообразно.

— Да, это интересно, потому что они очень хотели, чтобы за столом переговоров присутствовал кто-то из США.

— Да.

— Еще об этом. Я понимаю вашу мысль о том, что из этого нужно убрать политику, которая раскалилась до предела во всем, что связано с Россией. И я понимаю, что в конкретном плане, если США сядут за стол переговоров и попытаются помочь запустить некий миротворческий процесс, они найдут в этом немало единомышленников. Но что вы думаете по этому поводу? Я имею в виду, чтобы работали на Джона Маккейна, который, пожалуй, является самым видным республиканским критиком внешней политики президента Трампа. И совершенно очевидно, что по-прежнему существует конфликт между глобалистами (я полагаю, что мы с вами тоже попадаем в эту категорию) и идеей о том, что появился и усиливается национализм нового типа, действующий под лозунгом «Америка прежде всего» и превращающийся во внешнюю политику. Видите ли вы практические выражения такого национализма, или он пока еще не проявился?

— Речь идет о том, чтобы сотрудничать и взаимодействовать с остальным миром. Со всем миром.

— Но есть люди, которые могут сказать: «Это не наша забота. Почему Америка должна этим заниматься?»

— Соответственно, я не могу говорить от имени сенатора Маккейна. Существуют разные точки зрения, находящие отражение во внутренней политике. Но вопрос в том, как это делать, как решать на практике эту внешнеполитическую проблему. И мне кажется, что когда мы начнем заниматься реальным делом, возникнет серьезное единодушие.

Людям нужна сила, им нужны американские ценности, им нужны американские интересы. Они хотят добиваться успеха. И я бы сказал, что это касается всех, и демократов, и республиканцев.

— Хорошо. А вот еще один момент. Смотрите, мы только что говорили о Суркове и о том, в какой мере решению этих вопросов содействуют соответствующие руководители. Готов ли Путин добиваться мира? Готов ли Трамп добиваться мира? Это очень важный вопрос.

Безусловно. Я знаю, я слышал это непосредственно от президента, он хочет добиться этого. Он хочет добиться мира, хочет урегулирования, хочет, чтобы Украина вернула свою территорию. Это предельно ясно.

Что касается Путина, то мне кажется, что мы видим некие проблески надежды, мы видим причины, по которым они тоже могут на это пойти. Однако они сами будут принимать решение на сей счет, и вполне возможно, что их решение будет прямо противоположным.

— Что ж. Это очень важный момент. Я хотела бы спросить вас — ведь вы занимаетесь этим всего несколько месяцев, вы человек новый, и вы три раза вели переговоры с Ссурковым. Так вот — что вас удивило? Как вам кажется, что нового вы узнали? Появились ли какие-то новые мысли, новые взгляды на происходящее, отличающиеся от того, что мы обычно наблюдаем в Вашингтоне?

— Ну, я бы не стал так говорить, но что меня действительно удивило, так это те изменения, которые произошли в отношении Западной Европы к России с тех пор, как я ушел из правительства.

— Я должна заметить, что вы занимали должность представителя США в НАТО.

— Да Я занимал эту должность с 2008 по 2009 год. Как раз в то время Россия вторглась в Грузию. Но тогда существовало сильное нежелание откровенно говорить о том, что сделала Россия, или резко выступать против нее. Если вы помните, после того, как они вторглись в Грузию, буквально через шесть месяцев мы привезли эту большую кнопку перезагрузки, а Лавров с госсекретарем Клинтон заявили, что мы будем двигаться дальше.

Сегодня отношение Западной Европы к России совершенно иное. Налицо гораздо больше откровенности, больше понимания того, что Россия вмешивается в их выборы, в их политические процессы. Больше понимания того, что Россия сделала со своими соседями, такими как Грузия, Молдавия, Украина. То есть, налицо совершенно другое отношение, не то, что существовало 10 лет тому назад.

— Сегодня все ястребы, что касается России.

— Знаете, Россия сама все это создала. Люди этого не хотели. Люди были за то, что всегда говорит президент — что мы хотели бы поладить с Россией, но из-за ее действий поладить с ней чрезвычайно трудно.

— Вы подняли вопрос о вторжении в Грузию. У меня сложилось такое впечатление, что тот шестимесячный период после вторжения, о котором вы говорили, был ключевым. За это время Путин каким-то образом уверовал в то, что карательные меры за нападение на соседей будут не очень серьезными. Наверное, это повлияло на его ошибочное решение вторгнуться на территорию Украины.

— Да. Думаю, вы правы. Если посмотреть прямо на эти взаимосвязанные моменты, возникает впечатление, что после вторжения в Грузию он получил карт-бланш. Наверное, он подумал, что и с Украиной будет точно так же, что и в этом случае он тоже получит карт-бланш. Еще один момент. Если говорить откровенно, все красные линии в Сирии по химическому оружию, которые мы обозначили, но не стали соблюдать, то есть, поговорили об этом, а потом замолчали — это каким-то образом убедило Путина в том, что мы не будем предпринимать активные действия в случае с Украиной.

Это, как мне кажется, привело к просчетам, так как он подумал, что ему снова все будет дозволено. Но вместо этого мы ввели санкции, которые действуют уже три с половиной года. Изменилось отношение в Западной Европе. Изменилось отношение в нашей стране. Мы в ответ увеличили численность группировки войск в прибалтийских странах, в Польше и Румынии, сделав это для того, чтобы укрепить силы сдерживания НАТО, чтобы помочь нашим союзникам. Мне кажется, он этого не ожидал, думая, что все будет как прежде.

— Да, интересно, что вы подняли вопрос о санкциях и о НАТО. Вы давно уже за этим наблюдаете, и у меня в связи с этим вопрос. Должна ли Украина в будущем стремиться к членству в НАТО?

— Ну, никто не может отнять у нее эти устремления. Решение будут принимать сами украинцы. Чего они хотят для своей страны? Ни мы, ни европейцы, ни кто-то еще не должен вести переговоры через их головы, показывая, что выбор у них небольшой. Но мы должны сохранять свои стандарты. Мы не должны понижать стандарты членства в НАТО. Мы должны настаивать на демократии, на реформах, на рыночной экономике, на борьбе с коррупцией, на реформах в армии, на вкладе в общую безопасность, на оперативной совместимости. Все это пришлось сделать чехам, все это пришлось сделать полякам. Эти вопросы пока не решены. Следовательно, Украине предстоит еще пройти долгий путь.

— Вы считаете, что от дальнейшей агрессии Путина удерживает то, что Польша и страны Прибалтики являются членами НАТО?

— Да. Знаете, это гипотетический вывод, потому что практические выводы делать трудно. Но я думаю, что русские знают: если они предпримут что-то против одного из прибалтийских государств, это вызовет многостороннюю реакцию со стороны Европы и США. Это сдерживающий фактор.

Конечно, здесь могут быть разные точки зрения. Скажем, НАТО важна в психологическом плане. Но есть и приверженцы другой точки зрения. Например, если бы мы не продемонстрировали такую решимость, русские могли пойти на агрессию даже против члена НАТО. Так что на это можно смотреть по-разному. Но мне кажется, факты говорят о следующем: Россия считает, что мы продемонстрировали свою готовность ответить на ее нападение. А поэтому ей не стоит этим заниматься.

— Это любопытно. Я имею в виду, как вы обрисовали вопрос о том, что администрация Обамы по сути дела непреднамеренно подала Путину неправильный сигнал, показав после Грузии, что он не понесет серьезное наказание за вторжение в соседнее государство, что издержки ему по карману, и что именно из-за этого он решил ввести войска на Украину.

Как вам кажется, дошли ли до него до него новые сигналы, или он думает так же, как и прежде? Кто-то из администрации говорил мне, что русских на самом деле это не убедило. Может быть, Владимир Путин считает, что это нечто вроде хоккейного буллита. Ты занимаешь место в воротах, тебя обстреливают санкциями пару минут, а потом ты возвращаешься на лед и снова начинаешь играть. Понял ли Путин, дошло ли до него, что он уже не сможет играть как раньше?

— Ну, я смотрю на это так. Это стабилизирует обстановку. Они начинают думать: да, надо что-то делать, надо начинать решать некоторые проблемы, начинать урегулирование. Вот почему — здесь я снова возвращаюсь к теме Украины — они могут прийти к выводу, что мы в состоянии с ними о чем-то договориться.

— Итак, мы совершили полный круг. Наш сегодняшний гость — посол Курт Волкер, который, как мне кажется, занимает одну из самых интересных должностей в администрации Трампа, который реально говорит с русскими. Многие другие высокопоставленные американские руководители сегодня этого не делают. Так, надо закругляться. Но позвольте задать вам еще один вопрос: каковы в процентах шансы на то, что через год боевые действия на востоке Украины будут продолжаться?

— Я бы сказал, как минимум 80%.

— 80%?

— Думаю, есть шанс, что боев не будет, но наиболее вероятный сценарий — это их возобновление. Дело в том, что люди там по-прежнему гибнут. Это плохо для населения Донбасса, которое Россия, по ее словам, пытается защитить. Это плохо для самой Украины. За время боевых действий на востоке Украины погибло уже более 10 000 человек. Если боевые действия продолжатся, это будет очень и очень печально.

Мы должны предпринимать все возможные усилия для решения этой проблемы, но мы должны быть реалистами и понимать, что это очень трудно.

— Когда ваши внуки будут изучать карту, Крымский полуостров будет в составе России?

— Нет. Здесь ситуация такая же, как в моем детстве. Тогда на карте Прибалтики была сноска со словами о том, что Соединенные Штаты не признают насильственное включение Эстонии, Латвии и Литвы в состав СССР. Я думаю, на новых картах будет то же самое.

— Так что на пенсии поедем отдыхать в Ялту.

— Ну, будем надеяться на то, что рано или поздно мы добьемся такого результата. Но к счастью для меня, до внуков мне уже совсем недалеко.

— Это были очень интересные взгляды на Россию, которым не уделяется должное внимание здесь, в Вашингтоне. Я была рада побеседовать о политике в отношении России и Украины с послом Куртом Волкером, и я благодарю вас за то, что вы пришли на передачу The Global Politico. И спасибо всем нашим слушателям за то, что слушали нас.

— Великолепно. И спасибо вам за то, что пригласили меня.

— Спасибо.

Сьюзан Глассер — главный обозреватель POLITICO по международным делам. Она ведет новую еженедельную передачу The Global Politico.

Украина. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 30 ноября 2017 > № 2426760 Курт Волкер


Россия. Китай. США > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Авиапром, автопром > inopressa.ru, 30 ноября 2017 > № 2410238

Доклад: США проигрывают России и Китаю в борьбе за искусственный интеллект

Том О'Коннор | Newsweek

Россия и Китай хотят революционизировать свои вооруженные силы при помощи искусственного интеллекта - сферы, в которой США рискуют отстать, согласно опубликованному в среду новому докладу бывших сотрудников министерства обороны и экспертов в этой области, сообщает Newsweek.

В докладе правительственной аналитической организации Govini и бывшего главы министерства обороны Роберта Уорка говорится, что два крупнейших военных конкурента Америки быстро продвигаются в сфере искусственного интеллекта, оставляя американской армии выбор, хочет ли она "возглавить грядущую революцию или пасть ее жертвой", передает издание.

"ВС России используют искусственный интеллект в крылатых ракетах и беспилотных летательных аппаратах. На прошлой неделе Россия объявила об успехах своего плана по отправке в космос робота "Фёдор" (Final Experimental Demonstration Object Research). Этот передовой робот может также управлять автомобилями, выполнять упражнения и, возможно, помочь вывести российский космический корабль "Федерация" на орбиту к 2020 году. Россия также продемонстрировала боевой костюм пехоты третьего поколения "Ратник-3", - говорится в статье.

Россия. Китай. США > СМИ, ИТ. Армия, полиция. Авиапром, автопром > inopressa.ru, 30 ноября 2017 > № 2410238


Россия. США > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 30 ноября 2017 > № 2410236

Дональд Трамп - настоящее мучение для иностранных корреспондентов в России

Эми Феррис-Ротман | Foreign Policy

"Сейчас быть зарубежным корреспондентом в России труднее, чем когда-либо за весь период после холодной войны", - утверждает московский корреспондент Foreign Policy Эми Феррис-Ротман. По ее словам, работать мешают не только "обостряющиеся секретность и недоверие со стороны российского правительства", но и "когнитивный диссонанс".

"В условиях, когда расследуется предполагаемый сговор избирательного штаба президента Трампа с Кремлем, сообщения из России как никогда востребованы обществом, но никто из журналистов, находящихся в России, едва ли в силах добавить что-то существенное к сюжету, о котором думают все", - пишет она.

"То, что почти все крупные новости на тему связей Трампа с Россией поступают из США, а не из России - не случайность. Мы в Москве не в силах проверять и подтверждать у независимых источников последние новости о стране, в которой базируемся", - говорится в статье.

Феррис-Ротман поясняет: "Основная причина в том, что, вопреки расхожим представлениям, иностранным журналистам давно уже не удается культивировать источники в Кремле, завязывать или развивать отношения с ними. А если теперь мы в этом хоть как-то преуспеем, то пробудем здесь недолго. Российское правительство тщательно отслеживает нашу работу; не секрет, что наши каналы связи прослушиваются. Мы подчиняемся неписаному руководству по самоцензуре".

По мнению Феррис-Ротман, "с этой стороны Атлантики" крупицы информации смогли добыть только российские журналисты. Телеканал "Дождь" записал интервью с сотрудником "Агентства интернет-исследований" (автор называет эту компанию "печально известной кремлевской "фабрикой троллей"). РБК опубликовал статью о финансировании "фабрики" и ее сосредоточенности на выборах в США в прошлом году.

"Российские власти жестко ограничивают информацию, которую позволяется сообщать широким массам. Самое большее, журналисты могут прочесывать один и тот же скудный набор намеков на взгляды политиков, изложенный в государственных СМИ", - пишет автор.

По словам журналистки, десять с лишним лет назад ситуация была иная: "мы могли видеть сюжеты вокруг и имели доступ. Мы могли звонить пресс-секретарю Путина Дмитрию Пескову по телефону (сегодня до него почти невозможно добраться), а (некоторые) министры и топ-менеджеры соглашались давать нам интервью без того, чтобы нам пришлось ждать, как положено, до шести недель, чтобы затем услышать, что у них слишком плотный график".

"Вдобавок в те времена редакторы на Западе шире интересовались сюжетами о России; сегодня есть тенденция делать упор (за некоторыми исключениями, такими, как освещение в Foreign Policy российской кампании по завоеванию умов и сердец в Сирии, усиливающегося инакомыслия в российской провинции и все более широкой кампании Церкви против абортов) исключительно на Трампе", - пишет автор.

Феррис-Ротман подчеркивает: "И это, возможно, связано с самой крупной проблемой, с которой теперь столкнулись зарубежные корреспонденты, особенно те, кто пишет для американской аудитории. Похоже, дискуссия среди американцев находится на грани срыва в конспирологические теории. Да, имели место различные российские попытки посеять раздоры в США и повлиять на президентские выборы. (Правда, Москва не впервые попыталась это сделать. А было и обратное, особенно когда США финансово поддержали Ельцина на президентских выборах 1996 года)".

Автор продолжает: "Но если бы даже мы получили доступ к высшим эшелонам российского правительства, есть масса причин сомневаться в том, что нам однажды удалось бы соединить все части головоломки в единый масштабный план". В последние недели независимые российские журналисты постарались объяснить, что Запад понимает превратно. "Российское правительство - хаотично устроенная институция, а не слаженная машина. Путин вовсе не великий стратег, он действует по принуждению и часто противореча своим же целям", - пересказывает автор их мысли.

"Итак, маловероятно, что Путин хоть когда-то подписал четкий план того, каким образом и насколько сильно следует вмешиваться в выборы в США. Пестрые, все более многочисленные российские действующие лица, всплывающие в скандале, почти наверняка пытались произвести впечатление на Кремль, а не действовали по его приказам", - заключает автор.

Россия. США > СМИ, ИТ > inopressa.ru, 30 ноября 2017 > № 2410236


США. Россия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 30 ноября 2017 > № 2407808

Пользователи из разных стран мира 30 ноября жалуются на сбои в работе мессенджера WhatsApp. Сообщения об этом в больших количествах размещены в социальной сети Twitter.

О нарушениях в работе этого приложения сообщают и пользователи из России.

Из сообщений пользователей следует, что они не могут отправлять и получать сообщения. Официальных комментариев от администрации мессенджера по этому вопросу пока не было.

Напомним, в мае 2017 года уже наблюдался сбой в работе мессенджера WhatsApp. Тогда пользователи также сообщали, что не могут отправить и получить сообщения.

Как сообщало ИА REGNUM, 29 ноября специалисты «Лаборатории Касперского» сообщили об обнаружении в магазине Google Play 85 приложений, маскирующихся под дополнения к «ВКонтакте» и крадущих информацию пользователей этой соцсети.

США. Россия > СМИ, ИТ > regnum.ru, 30 ноября 2017 > № 2407808


КНДР. США. Корея > Армия, полиция > carnegie.ru, 30 ноября 2017 > № 2407119 Андрей Ланьков

От защиты к нападению. Может ли ядерная программа Северной Кореи стать наступательной

Андрей Ланьков

Если США увязнут во внутри- или внешнеполитических проблемах, в Пхеньяне могут подумать, что им удастся не допустить вмешательства американцев в их конфликт с Югом под угрозой ядерного удара. Тем не менее нынешняя политика Ким Чен Ына не похожа на политику человека, готового начать поход на Сеул и Пусан

В последнее время весь мир стал свидетелем ракетной канонады, доносящейся с Корейского полуострова: Пхеньян ускоренными темпами создает ядерный потенциал. Тем временем Вашингтон, а если точнее, то в первую очередь Совет национальной безопасности и ближайшие советники Трампа находятся в непростых размышлениях, какие именно долгосрочные цели преследует Ким Чен Ын, столь решительно взявшийся за продвижение ядерной программы.

Наращивание потенциала

До недавнего времени с его целями, казалось, все было ясно. За исключением небольшого количества особо упрямых правоконсервативных идеологов, все в Вашингтоне, равно как и в других мировых столицах понимали: работа северокорейцев над ядерным оружием, начатая еще в 1960-е годы и ускорившаяся в начале 1990-х, продиктована опасениями по поводу безопасности КНДР. В зависимости от личных политических предпочтений эти опасения можно описать как «беспокойство за будущее страны» или «беспокойство о сохранении режима» – это вопрос вкуса.

Иначе говоря, северокорейское руководство, несмотря на тяжелейшие проблемы в экономике, не жалело сил на ракетно-ядерную программу в первую очередь потому, что хотело избежать печальной судьбы режимов Саддама Хусейна и Муаммара Каддафи. И это в целом понимали в мировых столицах.

Более того, до недавнего времени подразумевалось, что Северная Корея не представляет прямой угрозы для США и в чисто техническом плане. В распоряжении северокорейских военных просто не было средств доставки, которые бы позволяли им нанести удар по континентальной территории Соединенных Штатов. Конечно, теоретически Пхеньян мог проявить изобретательность и, например, спрятать ядерный заряд в трюме обычного обшарпанного рыболовного траулера, который потом был бы отправлен куда-нибудь к берегам Калифорнии и там подорван (о возможности такого варианта давно уже говорили всерьез, и не только в США). Тем не менее отсутствие средств доставки успокаивало.

Северокорейская ядерная программа все равно вызывала беспокойство, но в первую очередь потому, что создавала опасный прецедент. В отличие от Индии, Пакистана и Израиля КНДР в свое время подписала Договор о нераспространении ядерного оружия и использовала это обстоятельство, чтобы легально получить доступ к некоторым ядерным технологиям. Потом она, как известно, вышла из Договора о нераспространении и успешно разработала ядерные заряды. Понятно, что этот прецедент не вызывал восторга у США и других официально признанных ядерных держав, включая Россию и Китай. Тем не менее прямой угрозы для США не было.

Однако на протяжении последних лет ситуация изменилась кардинальным образом. Ким Чен Ын, придя к власти, не был удовлетворен тем уровнем ракетно-ядерного потенциала, который был создан его отцом. Хотя многие специалисты считали, что и этот уровень был достаточным для минимального сдерживания Соединенных Штатов и иных потенциальных противников.

Ким Чен Ын начал вкладывать немалые средства в ускоренное развитие ракетно-ядерной программы и за пять лет правления добился куда больших успехов, чем ожидали зарубежные эксперты. За время его правления Северная Корея не только провела четыре ядерных взрыва, но и успешно разработала термоядерный заряд, который был испытан в сентябре этого года.

Еще важнее здесь то обстоятельство, что за годы правления Ким Чен Ына впечатляющих успехов добились северокорейские ракетчики. В частности, им удалось создать межконтинентальную баллистическую ракету «Хвасон-14», которую впервые испытали в июле 2017 года. Все четыре запуска ракет этого типа оказались успешными. «Хвасон-14» способна поражать цели на большой части континентальной территории США – в частности, в зоне ее досягаемости находятся Сан-Франциско и, возможно, Нью-Йорк, хотя Вашингтон и города южной части США в эту зону, кажется, пока не попали.

Одновременно северокорейские инженеры успешно работают над созданием твердотопливных ракет и баллистических ракет подводных лодок. Пока в северокорейском подводном флоте есть только одна подводная лодка, оборудованная для запуска баллистических ракет, но данные спутниковых снимков не оставляют сомнений в том, что в ближайшее время количество таких лодок вырастет.

В результате Северная Корея стала третьей после Китая и России страной в мире, которая в состоянии нанести удар по континентальной части Соединенных Штатов, и это обстоятельство сильно меняет всю ситуацию. Раньше США, если бы решили принять участие в новом вооруженном конфликте на Корейском полуострове, рисковали лишь жизнью своих солдат. В новых обстоятельствах потенциальная цена подобной военной акции (необходимой, например, в рамках союзнических обязательств по отношению к Южной Корее) может измеряться сотнями тысяч и миллионами жизней простых американских граждан – обитателей крупных американских городов.

Могут повторить

В этой обстановке в Южной Корее стали задумываться о том, насколько они могут полагаться на обязательства, взятые США в былые годы. Далеко не все в Сеуле сейчас уверены, что Соединенные Штаты будут готовы, как часто говорят, «пожертвовать Сан-Франциско, чтобы спасти Сеул». Именно этим вызван резкий рост интереса Сеула к идее создать собственное южнокорейское ядерное оружие.

Вдобавок многие стали осознавать, что в нынешней ситуации у Северной Кореи появилась теоретическая возможность перейти от оборонительной стратегии к наступательной. Сейчас, когда Северная Корея в состоянии нанести удар по США, Ким Чен Ын и его окружение могут попытаться завершить дело, некогда начатое, но проваленное дедом нынешнего северокорейского руководителя, – попытаться объединить Корейский полуостров под властью семьи Ким.

Как известно, сразу же после создания КНДР, в 1948 году, Ким Ир Сен начал активную дипломатическую кампанию, направленную на то, чтобы получить у Москвы и Пекина благословение на «операцию по освобождению Южной Кореи», жители которой, как считал Ким и его окружение (возможно, вполне искренне), «страдали под гнетом американского империализма и лисынмановской клики».

Ким Ир Сен, проявив немалое дипломатическое мастерство, в конце концов убедил Сталина в том, что военное решение северокорейской проблемы вполне реально. Сталин и Ким Ир Сен исходили тогда из того, что американцы не захотят или не успеют вмешаться в конфликт и спасти своих сторонников в Сеуле от разгрома. Как выяснилось, эти расчеты были ошибочными: США в конфликт вмешались, и в результате корейская война окончилась вничью.

Однако сейчас у северокорейского руководства может возникнуть ощущение, что в нынешней ситуации рано или поздно будет подходящий момент для повторения неудачной попытки 1950 года. Если в Вашингтоне у власти будет слабый президент или США увязнут в каких-то внутри- или внешнеполитических проблемах, в Пхеньяне могут подумать, что им удастся не допустить вмешательства американцев в их конфликт с Югом – «внутренние дела корейского народа» – под угрозой ядерного удара.

Такой конфликт будет представлен именно как внутреннее дело единой корейской нации, истинный лидер которой, конечно же, находится в Пхеньяне. К тому же наличие ядерного оружия дает Пхеньяну решающее военное преимущество над Югом – и руководство КНДР относится к числу тех немногих правительств мира, которые могли бы такое преимущество использовать. Таким образом, запугав США и нейтрализовав Юг – угрозами или реальным тактическим применением ядерного оружия, Северная Корея может (теоретически) объединить страну под своим контролем.

Насколько велика вероятность такого поворота событий, сказать сложно, но о том, что такой поворот событий возможен, сейчас говорят специалисты не только в Вашингтоне, но и в иных странах – в том числе и в тех, отношения которых с Соединенными Штатами трудно назвать идеальными.

Правда, сама по себе вероятность того, что Ким Чен Ын начнет мечтать о завоевании Юга, значит не так много. В конце концов, на протяжении большей части истории генеральные штабы всех армий в основном готовились к конфликтам, которые там так и не произошли. Можно, например, вспомнить, что весь XIX век французский флот готовился к решительным сражениям с британцами – каковых, как известно, так и не случилось. Наличие теоретической возможности и желания вовсе не означает, что тот или иной сценарий реализуем и будет реализован на практике.

Управление рисками

Даже забыв о роли США и потенциале южнокорейской армии, можно понять, что Южная Корея едва ли станет для Севера легкой добычей. Южная Корея превосходит Северную по объему ВВП в 30–60 раз, а по численности населения – в два раза. В истории действительно были случаи, когда более развитые в экономическом плане общества захватывались не столь богатыми, но решительными соседями. Однако в последние века во всех этих случаях на стороне бедного, но агрессивного соседа обычно было хотя бы численное преимущество.

Нынешняя политика Ким Чен Ына также не похожа на политику человека, готового начать поход на Сеул и Пусан. Ким Чен Ын по-прежнему активно тасует руководство вооруженных сил. За шесть лет его правления на посту начальника Генерального штаба побывали пять человек, а на посту министра обороны – шесть. Для сравнения: за все 46 лет правления его деда Ким Ир Сена в КНДР было восемь начальников Генштаба и шесть министров обороны. Постоянные чистки и перемещения в армии показывают, что Ким Чен Ын вряд ли сейчас готовится к активному наступлению. Вдобавок Ким Чен Ын активно занимается проблемой увеличения уровня жизни населения и вкладывает немалые средства в развитие гражданской экономики. Все это едва ли является индикатором близкого конфликта.

Тем не менее в Соединенных Штатах все громче звучат разговоры о том, что в нынешней ситуации КНДР готовится к внезапному удару, который может быть нанесен в ближайшее время. Беспокойства американским дипломатам и военным добавляет то обстоятельство, что многие считают (скорее всего, несправедливо) Ким Чен Ына иррациональным и непредсказуемым лидером, который мотивирован какой-то непонятной, но явно агрессивной идеологией. Неслучайно, что в последние год-два в Вашингтоне с большим интересом читают работы американского культуролога и историка-корееведа Брайана Майерса, который уже не одно десятилетие доказывает, что КНДР, несмотря на всю свою псевдосоциалистическую оболочку, в действительности является ультраправым государством, цель и смысл существования которого – завоевательные походы (точнее, один такой поход – на Юг), а идеология – перекрашенный японский милитаризм образца 1941 года. Независимо от того, имеет ли построение Брайана Майерса (человека в профессиональных кругах, безусловно, уважаемого) отношение к реальности, сам факт его популярности среди американских элит говорит о многом.

Спор о северокорейских намерениях носит не слишком академический характер. Если в Вашингтоне решат, что КНДР готова не просто рассматривать (на уровне, скажем, планов Генерального штаба) теоретическую возможность завоевания Юга, а реально собирается начать такую войну в ближайшем будущем, то наиболее логической позицией США и их союзников является нанесение упреждающего удара. Понятно, что такой удар приведет к досрочному началу войны на Корейском полуострове – но сторонники этой стратегии считают, что лучше начать войну сейчас, чем ждать, когда Северная Корея будет представлять еще большую угрозу и нарастит еще больший ракетный потенциал.

К счастью, подобная точка зрения пока разделяется меньшинством американских экспертов и лиц, принимающих решения, в том числе и явным меньшинством в Госдепартаменте и Пентагоне. Однако число ее сторонников быстро увеличивается, и это обстоятельство не может не вызывать тревогу.

КНДР. США. Корея > Армия, полиция > carnegie.ru, 30 ноября 2017 > № 2407119 Андрей Ланьков


Финляндия. США. Мальдивы. Весь мир. РФ > Экология. Электроэнергетика > ecolife.ru, 29 ноября 2017 > № 2445504

Вкладываться в атомную энергетику и ископаемое топливо бессмысленно

Возобновляемые источники энергии могут полностью обеспечить мировой спрос на электричество уже к 2050 году. И это не сказки: на Климатической конференции ООН в Бонне ученые Лаппеенрантского технологического университета (LUT, Финляндия) и Energy Watch Group (EWG) представили новое исследование, доказывающее это.

Используя систему моделирования, ученые рассчитали сценарии развитие ВИЭ для 145 регионов мира. Исследование показало, что к 2050 году 139 стран смогут комфортно жить, используя только энергию ветра, воды и солнца. При этом энергетический переход создаст к 2050 году 36 миллионов рабочих мест.

«Полная декарбонизация системы электроснабжения возможна к 2050 году на основе имеющихся технологий и оказывается дешевле поддержания нынешней системы. Энергетический поворот уже давно вопрос не технической осуществимости или экономической целесообразности, а политической воли», – утверждает профессор Кристиан Брейер, ведущий автор исследования.

«Это бессмысленно – вкладывать даже один доллар в производство ископаемых или атомных энергоресурсов, – говорит президент EWG Ханс-Йозеф Фелл. – Все планы по дальнейшему расширению угольной, ядерной, газовой и нефтяной промышленности должны быть отменены. Необходимо направлять больше инвестиций в развитие возобновляемых источников энергии и необходимой инфраструктуры для их накопления и передачи. Все остальное приведет к ненужным затратам и ускорению глобального потепления».

По оценке экспертов, население планеты должно к середине века вырасти с 7,3 до 9,7 млрд человек, а глобальный спрос на электроэнергию увеличиться с 24 310 ТВт-ч в 2015 году до примерно 48 800 ТВт-ч к 2050 году. Из-за стремительно падающих затрат солнечная энергия и накопительные батареи составят значительную часть системы электроснабжения, при этом в 2050 году доля солнечной генерации в мировом энергобалансе достигнет 69%, ветряной – 18%, гидроэнергии – 8%, биоэнергии – 2. Ученые предполагают, что при этом объем «накопленной» энергии составит 31% от общего спроса, накопительные системы будут обеспечивать в основном суточное хранение, а возобновляемая энергия на основе газа – сезонное.

Энергетическая альтернатива: шествие по миру

Во всем мире страны сводят к минимуму зависимость от ископаемого топлива. По самым «сдержанным» прогнозам, объем производства энергии на основе ВИЭ вырастет в ближайшие 25 лет минимум в три раза. Происходящий сейчас бурный рост возобновляемой энергетики вполне объясним: чем больше она развивается, тем меньше оказывается стоимость ее производства – цена чистой энергии в некоторых странах уже упала до 2 центов за кВт в час и продолжает падать. Согласно отчету Международного агентства по возобновляемой энергетике (IRENA), к 2025 г. средняя стоимость электричества, полученного из возобновляемых источников, сократится еще от 26 до 59%.

На сегодня уже есть успешные примеры перехода отдельных городов и даже государств на чистую энергетику. Первой страной, которая полностью перешла на возобновляемую энергию, считают Коста-Рику. Американские города Аспен, Бёрлингтон, Вермонт также последовали «зеленому» тренду. В конце прошлого года Лас-Вегас стал крупнейшим городом США, отказавшимся от традиционной энергетики. Калифорния обязалась полностью перейти на ВИЭ к 2045 году, несмотря на то, что является третьим по величине государственным производителем нефти и газа. Точно так же город Атланта рассчитывает прекратить использование ископаемого топлива к 2035 году.

К 2020 году полностью планируют перейти на чистую энергию Шотландия и Мальдивы. В июне 2017 года целая провинция Китая смогла работать на 100% возобновляемой энергии в течение семи дней подряд. В Исландии уже достигнуты 100% производства электроэнергии и 85% тепловой энергии за счет ВИЭ. Такой активный участник декарбонизации как Германия, на сегодня уже имеет практику использования около 85% «зеленой» энергии.

Европейские эксперты уверены в возможности полного перехода на чистую энергетику уже к 2050 году и считают, что значительную роль в этом процессе играют частные потребители и население. При этом решающее значение имеет государственная поддержка, а также бизнес-модели в жилищно-коммунальном хозяйстве, предполагающие привлечение местных общин и частных потребителей.

Основные барьеры на пути энергетического перехода: отсутствие системной и долгосрочной политики, противодействие традиционной энергетики и инерция. Причем речь идет не только об инфраструктурных изменениях, но и о нежелании поведенческих изменений. Значительным фактором, сдерживающим рост возобновляемой энергетики в развивающихся странах, является доступ к финансированию, технологиям и ноу-хау.

100% ВИЭ на постсоветском пространстве

На боннской климатической конференции были представлены и доклады о возможностях использования 100% ВИЭ в Украине и Беларуси. Для всех стран, которые нуждаются в стабильной, безопасной, независимой энергетике возобновляемые источники – единственный путь обеспечения доступной, конкурентоспособной и чистой генерации, утверждают эксперты Фонда им. Г. Белля. Уже сейчас в Украине есть реальные примеры полного перехода на ВИЭ, к примеру, село Севериновка. По данным Института экономики и прогнозирования Национальной академии наук Украины, страна имеет все предпосылки и необходимый технический потенциал для реформирования энергетического сектора и увеличения доли «зеленой» энергии в конечных поставках энергии до 91% к 2050 году.

Не обошли вниманием исследователи и Россию. Около года назад ученые Лаппеенрантского университета провели исследование возможностей использования ВИЭ в странах Центральной Азии и в России. По мнению экспертов, переход к 2030 году на 100% используемой энергии из возобновляемых источников – цель более чем достижимая для региона.

«Мы полагаем, что это первая в истории модель, которая показывает возможности стопроцентного обеспечения региона России и Центральной Азии за счет возобновляемой энергии. Она показывает, что Россия может стать одним из самых энергетически конкурентоспособных регионов мира», – говорит Кристиан Брейер.

Исследователи финского университета предполагают, что на постсоветском пространстве система сможет работать за счет солнечной и геотермальной энергии, ветра (60% всей получаемой энергии), воды и биомассы. Общая энергетическая мощность – 550 гигаватт, что, согласно модели, на 162 гигаватта выше способности имеющейся сейчас в регионе энергосистемы.

Чем больше мощностей для получения электричества из возобновляемых источников будет построено, тем больше они могут быть использованы для различных секторов – отопления, транспорта и промышленности. Гибкость системы снижает потребность в хранении и, соответственно, снижает затраты.

Исследования потенциала ВИЭ имеют особую актуальность для региона, считают ученые, поскольку эффекты глобального потепления уже проявляются, и правительства начинают осознавать опасности изменения климата и преимущества возобновляемых источников энергии. Велики потери от утраты ледников и вечной мерзлоты.

Исследователи говорят, что, несмотря на явные перспективы в России и Центральной Азии, большинство стран региона страдают от отсутствия прозрачности в правительствах и недостаточного контроля со стороны природоохранных групп. Они констатируют, что большинство правительств официально приняли политику, направленную на производство возобновляемой энергии, в том числе речь идет даже о льготных тарифах, но субсидии на ископаемое топливо столь высоки, что препятствуют ее развертыванию.

При этом планы по развитию ВИЭ в России действительно есть, однако финансовое наполнение значительно отстает от словесных амбиций – в возобновляемые источники энергии РФ до 2035 года планирует вложить 53 млрд долл. В то время как в атомную энергетику – 220 млрд, в угольную – 95 млрд, а в нефтяную и газовую – более 2 трлн долл. Доля ВИЭ в российской энергетике даже скромнее, чем у менее обеспеченных соседей – всего 0,1%. К примеру, в Казахстане она составляет 1%, и около 3% в Узбекистане и Таджикистане.

Мир ждут перемены

Все эксперты, анализируя энергетические тренды, сходятся в том, что развитие ВИЭ продолжится, особенно учитывая, что для такого развития есть необходимый технический и экономический потенциал, который на сегодня в значительной мере не используется.

Спектр институциональных изменений в энергосистеме может быть направлен на разработку инвестиционных стратегий с наименьшими затратами, но с сохранением при этом надежности энергосистемы, утверждают эксперты. Важно, чтобы энергетическая политика государства носила долгосрочный характер и предусматривала конкретные инструменты и механизмы для внедрения технологий возобновляемой энергии.

Международное энергетическое агентство заявляет, что сейчас мы являемся свидетелями перехода общемировых энергетических рынков в рынки возобновляемой энергетики, поскольку более половины новых энергетических мощностей, появившихся в прошлом году, обеспечиваются возобновляемыми источниками энергии – такими, как ветер и солнце.

Достижение доли ВИЭ в 100% в энергобалансе может помочь странам любой экономической формации обновить производство, оживить трудовой рынок. А общий сдвиг в сторону чистой децентрализованной энергетики может обеспечить стремительное расширение доступа к электричеству и улучшить ключевые показатели социально-экономического развития – то есть, просто сделать жизнь людей комфортнее и лучше.

Финляндия. США. Мальдивы. Весь мир. РФ > Экология. Электроэнергетика > ecolife.ru, 29 ноября 2017 > № 2445504


Иран. Франция. США > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ. Транспорт > iran.ru, 29 ноября 2017 > № 2418046

В Иране проходит международная выставка авиационной и космической промышленности

Средний возраст региональных самолетов составляет около пяти лет, в то время как в Иране он находится на уровне 23, заявил глава Иранской ассоциации авиационной и космической промышленности.

Выступая на 8-ой международной выставке авиационной и космической промышленности Ирана, Масуд Касеми также сообщил IRNA, что 20-летний план развития Ирана поставил перед Ираном необходимость в увеличении, в первую очередь, авиационных грузовых перевозок, а во вторую - пассажирских перевозок в регионе, но это невозможно осуществить при наличии имеющихся 150-160 самолетов.

В последние годы, Иран предпринял важные шаги для обновления своего воздушного флота, измотанного годами санкций.

Иранские авиационные компании заказали в общей сложности 323 (с возможностью добавления еще 50) новых самолетов, стоимостью в десятки миллиардов долларов у крупнейших мировых авиастроителей, включая "Airbus", "Boeing" и ATR.

До сих пор иранский авиаперевозчик "Iran Air" получил девять самолетов (один самолет "Airbus 321", два самолета "Airbus 330" и шесть ATR 72-600). Первая поставка самолетов "Boeing" запланирована на апрель 2018 года.

Главный исполнительный директор ATR Кристиан Шерер недавно сказал, что франко-итальянский авиастроитель ожидает, что количество его двухмоторных турбовинтовых самолетов, доставленных в Иран, достигнет восьми к концу года. Остальные 12 заказанных самолетов будут доставлены в 2018 году.

8-ая международная выставка авиационной и космической промышленности Ирана проходит в "Avians Exhibitions Center", расположенном на окраине Тегерана. Она открылась во вторник и продлится до 1 декабря 2017 года, сообщает Financial Tribune.

Иран. Франция. США > Авиапром, автопром. СМИ, ИТ. Транспорт > iran.ru, 29 ноября 2017 > № 2418046


Израиль. Палестина. США. ООН > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 29 ноября 2017 > № 2407118 Марианна Беленькая

70 лет спустя. Как теперь выглядит будущее конфликта Палестины и Израиля

Марианна Беленькая

Новая формула палестино-израильского урегулирования звучит как «Иран в обмен на Палестину». Ни арабский мир, ни США не будут подталкивать Израиль к переговорам. Давить будут на палестинцев, чтобы те не принимали компромисса с ХАМАС и не позволили Ирану влиять на ситуацию в регионе

Семьдесят лет назад, 29 ноября 1947 года, Ближний Восток изменился навсегда. Генеральная Ассамблея ООН одобрила резолюцию, в которой рекомендовала международному сообществу принять план о разделе Палестины на два государства – арабское и еврейское, на основе экономического союза. Иерусалим должен был получить статус международного города.

План был почти идеальным – неким прообразом будущего Европейского союза, в котором мирно сосуществуют два государства, а Иерусалим превращается еще в один Ватикан – государство в государстве, вернее, в двух. Но, как всякий идеальный план, он был далек от реальности. В итоге вместо мира Ближний Восток получил войну, которой не видно конца.

По данным СМИ, в начале 2018 года президент США Дональд Трамп планирует представить очередной план урегулирования палестино-израильского конфликта. Что может ждать регион на этот раз и может ли Трамп добиться успеха там, где не получилось у его предшественников? Переговоры о мирном урегулировании прекратились еще в 2010 году, а последние прямые консультации между сторонами конфликта проводились в 2014-м.

Дела неминувших дней

Сто лет – это много или мало? Мы видели, как в общем-то равнодушно в России встретили столетний юбилей Октябрьской революции. На Ближнем Востоке все иначе. События столетней и тем более семидесятилетней давности по-прежнему влияют на расклад сил в регионе, как будто произошли вчера.

Второго ноября 1917 года министр иностранных дел Великобритании Артур Бальфур в письме представителю британской еврейской общины лорду Уолтеру Ротшильду выражает поддержку созданию «еврейского национального очага на территории Палестины». Письмо стало известно как «декларация Бальфура». Через несколько лет документ получил признание мировых держав, идею о «создании очага» закрепили в полученном Великобританией мандате на Палестину.

В 1920–1930-е годы численность еврейской общины Палестины резко растет. Внутри нее появляются официальные структуры управления – от профсоюза до армии. Формируется будущая партийная система Израиля, разделение на правых и левых. И одновременно это годы бесконечных арабских восстаний, в ходе которых зародилась самоидентификация палестинских арабов. Именно тогда верх начали одерживать лидеры, не признававшие идею сосуществования двух общин на одной земле.

Еврейская община воспринимала арабские восстания достаточно однозначно – как погромы против евреев. В то же время некоторые сионистские лидеры осознавали, что столкнулись с соперничающим национальным движением.

«Мы видим ситуацию единственно возможным для себя образом. Арабы видят нечто абсолютно противоположное тому, что видим мы… Их страх не в потере земли, а в потере родины арабского народа, которую другие хотят превратить в родину еврейского народа», – писал Давид Бен-Гурион, будущий первый премьер-министр Израиля.

Еврейская община боролась за независимость и свое государство, арабская – за отсутствие еврейского государства. В итоге, когда в 1947 году ООН приняла свое решение, для одних это стало сбывшимся чудом, для других – катастрофой.

«Декларация Бальфура – это не то, что можно забыть», – написал в Guardian к столетнему юбилею документа глава Палестинской национальной администрации Махмуд Аббас.

Палестинцы ведут отсчет катастрофы своего народа не с момента, когда арабские лидеры фактически отказались от предложения ООН создать два государства на одной земле, а с момента, когда международное сообщество согласилось на реализацию идеи о «еврейском очаге» в Палестине. И это очень важно для понимания сущности палестино-израильского конфликта и того, почему в 1947 году план Генассамблеи был слишком идеалистичен.

Потребовались десятилетия войн, чтобы факт существования Израиля был признан частью арабских государств и частью палестинской политической элиты. В 1993 году премьер-министр Израиля Ицхак Рабин и председатель Организации освобождения Палестины Ясир Арафат подписали Декларацию принципов о временных мерах по самоуправлению (соглашения Осло). На основании этого документа была создана Палестинская национальная администрация, постепенно получившая под свое управление территорию на Западном берегу реки Иордан и сектор Газа.

Соглашения Осло вызывают противоречивые чувства как у палестинцев, так и у израильтян. Но с этого момента принцип «два государства для двух народов» как основа для окончательных палестино-израильских договоренностей стал непреложным. Идея ООН снова обрела актуальность. Другое дело, что речь идет о совсем других границах, чем в 1947 году, и это один из самых болезненных вопросов для урегулирования.

Палестинцы настаивают на признании границ, существовавших до начала Шестидневной войны 1967 года; Израиль отказывается уходить с части оккупированных территорий, где за эти годы появилось множество еврейских поселений. И ни одна из стороны не готова к компромиссу по Иерусалиму.

Ультиматум Трампа

Заступив на пост президента США, Дональд Трамп, как и его предшественники, пообещал добиться мира на Ближнем Востоке. Ответственным за это направление он назначил своего зятя Джареда Кушнера.

«Всю свою жизнь я слышу, что сложнее сделки в мире нет. И я это видел. Но я предчувствую, что Джаред прекрасно справится с этой работой», – сказал Трамп, добавив, что, если у Кушнера не получится добиться мира между Израилем и Палестиной, это не выйдет ни у кого.

С тех пор прошел год. Кушнер, как и другие советники Трампа, совершил несколько серий поездок по региону; побывал на Ближнем Востоке (в Израиле и Саудовской Аравии) и сам Трамп. Однако никакой четкой программы урегулирования предъявлено не было. Хотя стала понятна главная цель Трампа в регионе – положить конец влиянию Ирана на Ближнем Востоке. Остальное не важно.

Еще в феврале новый президент США заявил, что больше не настаивает на реализации принципа «два государства для двух народов». «Я смотрю и на два государства, и на одно, и мне нравится то, что нравится обеим сторонам. Меня и то и другое устраивает. Одно время мне казалось, что решение на основе двух государств проще, но, честно говоря, если Израиль и палестинцы будут довольны, то и я буду рад тому, что им больше нравится», – сказал Трамп на пресс-конференции в Вашингтоне по итогам переговоров с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху в феврале этого года.

Что имел в виду Трамп, так до конца никто и не понял. Ни тогда, ни сейчас. По словам официального представителя Палестины на переговорах с Израилем Саиба Ариката, единственная альтернатива «принципу двух государств» – это единое демократическое государство с равными правами для христиан, мусульман и иудеев. Однако, как он подчеркнул, эта формула нуждается в двух сторонах, Израиль к этому не готов.

Арикат прекрасно помнит, что понятие «еврейское государство» закреплено в Декларации независимости Израиля; признать право на существование еврейского государства требует Израиль от арабского мира. А единое государство не может быть ни еврейским, ни арабским.

Однако есть версия, что слова Трампа могли означать и то, что он не собирается добиваться окончательного размежевания между палестинцами и израильтянами любой ценой. Два государства – не самоцель. Главное – компромисс, стабильность и нейтрализация Ирана. По сути, новая формула палестино-израильского урегулирования звучит как «Иран в обмен на Палестину».

В начале ноября газета «Аль-Кудс аль-Араби» опубликовала информацию, что США якобы предлагают палестинцам согласиться на признание палестинского государства «на бумаге» в обмен на замораживание строительства еврейских поселений на оккупированных территориях, экономические поблажки и облегчение режима передвижения на границах с Иорданией и Египтом.

По сути все то же самое, что сейчас, с некоторыми дополнительными поблажками. Газета утверждает, что этот план был представлен Аббасу в ходе его неожиданного визита в Саудовскую Аравию в начале ноября. В конце октября Эр-Рияд посетил Кушнер. Согласно источникам издания, если Аббас предложение не примет, Вашингтон откажется от своих обязательств относительно палестино-израильского урегулирования. Другие СМИ сообщают, что Аббасу фактически предъявлен ультиматум: или принять план, или уйти в отставку.

В США сообщение «Аль-Кудс аль-Араби» не подтверждают, но ультиматум, похоже, действительно был. Это подтверждает история вокруг представительства Организации освобождения Палестины в Вашингтоне. Трамп дал палестинцам 90 дней (с 24 ноября) на то, чтобы возобновить переговоры с Израилем о мирном урегулировании, или представительство будет закрыто.

Цена единства

Условие для Аббаса практически невыполнимо. Сейчас для него главная задача – сосредоточиться на внутрипалестинском примирении, прежде всего двух основных политических сил – ФАТХ и ХАМАС, и восстановлении прерванных почти десять лет назад связей между Западным берегом реки Иордан и сектором Газа.

Первого декабря должно начать работу правительство национального единства, а в 2018 году пройти парламентские и президентские выборы. Сроки полномочий Аббаса как главы Палестинской национальной автономии давно истекли. Но из-за раскола выборы были невозможны. Теперь, в рамках процесса консолидации, внутри Палестины предстоит серьезная борьба за власть – за депутатские и министерские кресла и, возможно, за президентское. На этом фоне трудно представить палестинских политиков, идущих на уступки Израилю.

Со своей стороны израильтяне не готовы вести переговоры с палестинцами, если в составе палестинского правительства и органов безопасности окажутся члены ХАМАС и других вооруженных группировок, не признающих государство Израиль.

То есть Аббасу нужно не мириться с ХАМАС, а подавить его, победить политически и взять под контроль его силы безопасности. В этом Аббасу готова помочь Саудовская Аравия, которая обеспокоена резким сближением ХАМАС с Ираном и «Хезболлой» – своими злейшими врагами в регионе. Вопрос, справится ли Аббас, в его ли это силах? Пока тема разоружения ХАМАС отложена, дабы не подрывать и без того хрупкое перемирие внутри Палестины. ХАМАС настаивает на интеграции своего движения в политические структуры автономии. Именно так они видят реализацию соглашений о перемирии.

Ближайшие недели покажут, смог ли установить Аббас контроль над сектором Газа и как работает правительство национального единства, удается ли преодолеть разногласия. Но времени у Аббаса немного. На него будут давить Израиль, Саудовская Аравия и США, которые не примут компромисса с ХАМАС, чтобы не оставить шанс Ирану влиять на ситуацию в регионе.

Еще в 2002 году Саудовская Аравия от лица всех арабских стран заявила о возможном налаживании отношений с Израилем, если будет урегулирована палестинская проблема: освобождены оккупированные территории, провозглашена независимость Палестины со столицей в Восточном Иерусалиме, беженцы получат право вернуться домой. Спустя 15 лет саудовско-израильские контакты больше не являются секретом, две страны создали совместный общий фронт против Ирана. Все разговоры о ближневосточном урегулировании сводятся к нейтрализации Тегерана. Проблемы Палестины отошли на второй план.

Обещания заморозить строительство еврейских поселений – слабая альтернатива независимости. Но ни арабский мир, ни США не будут подталкивать Израиль к переговорам. Давить будут на палестинцев. Нынешнее правительство Израиля во главе с Биньямином Нетаньяху ситуация устраивает – окончательное урегулирование с болезненными компромиссами ему не нужно, да и предлог для отказа от переговоров всегда есть, ведь ХАМАС отказывается признавать Израиль.

Но нерешенные вопросы так или иначе дадут о себе знать, будут постоянно подпитывать радикальные настроения и среди палестинцев, и среди израильских арабов.

«Израиль и друзья Израиля должны понять, что можно отказаться от решения по принципу «два государства», но палестинский народ все равно останется здесь», – подчеркнул Аббас в своей статье в Guardian. Похожие слова когда-то говорили израильтяне: нравится арабам или нет, но мы никуда не уйдем с этой земли.

А значит, придется договариваться. Причем на место Аббаса могут прийти гораздо более несговорчивые политики. Хотя и такой этап в истории двух народов уже проходили и все равно возвращались к необходимости переговоров. Но до тех пор, пока палестинцы и израильтяне не осознают неизбежность компромиссов, не примут друг друга не на словах, а на деле, ни один план, навязанный извне, не сработает, как не сработал 70 лет назад план Генассамблеи ООН.

Израиль. Палестина. США. ООН > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 29 ноября 2017 > № 2407118 Марианна Беленькая


Россия. США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 ноября 2017 > № 2406009 Андрей Грачев

США подталкивают Европу к России

Parlamentnilisty.cz, Чехия

«В момент, когда США откровенно заявляют, что не намерены опекать Европу, она должна теснее сотрудничать с Россией, в том числе в вопросах безопасности. После падения Берлинской стены появились новые угрозы и вызовы, нависшие над старым континентом. Давайте не позволим опуститься новому железному занавесу, который сейчас формируется на Украине. Давайте не совершать старых ошибок времен холодной войны». Близкий соратник Михаила Горбачева Андрей Грачев, который приехал из Парижа в Чешскую Республику на презентацию чешского перевода своей книги «Гибель советского „Титаника"», рассказал в эксклюзивном интервью порталу ParlamentniListy.cz о наследии «отца перестройки».

ParlamentniListy.cz: Что вас подвигло на написание книги, в которой не только ваши воспоминания?

Андрей Грачев: Я хотел, чтобы мы задумались и поняли, что именно родилось в начале прошлого века, и в каком направлении шли процессы. 70 лет существования СССР — это довольно долгий срок для жизни одного человека и, как оказалось, для одной утопии. Кроме того, в книге я хотел высказать свое мнение по политическим вопросам, потому что моя книга не только биография, но и анализ уроков 20 века. А он, в частности, показал, что люди могут жить в условиях подчинения одному проекту, одной идеологии, которая им навязывается. Я был рад войти в команду Горбачева и работать для того, чтобы мы ушли от этого негативного прошлого и встали на путь к лучшему будущему.

— Тогда какую ошибку совершил Михаил Сергеевич Горбачев?

— Я бы не стал связывать произошедшее с ошибкой Горбачева. Его драма и вместе с тем и драма целой страны, а может и всего мира, в том, что Горбачев пришел к власти слишком поздно, чтобы возродить проект, стартовавший в 1917 году, и слишком рано, чтобы российское общество сумело оценить ту космическую перспективу, которую сам он предлагал. А она заключалась в том, чтобы создать единую общечеловеческую цивилизацию.

— Как сегодня, по-вашему, вообще живется в России?

— Горбачев подтверждает, что без перестройки, которую он начал, российское, точнее, советское общество осталось бы жить в том самом прошлом. Это стало бы трагедией и таило бы опасность не только для России, но и для всего мира. При этом Горбачев обеспокоен нынешним развитием отношений между Россией и остальным миром, поскольку он видит, как Россия и Запад упорно стремятся вернуться в окопы холодной войны. Эта неожиданная мнимая стабильность прошлой эпохи, разумеется, основывалась на обоюдном страхе, но была политически комфортной, и люди по обе стороны железного занавеса к ней привыкли.

— Однако отношение России к Украине и ее действия как минимум проблематичны…

— Отношения между Украиной и Россией начались, конечно, не три или четыре года назад. Проект Горбачева позволил бы этим двум государствам, а также другим республикам бывшего Советского Союза, выстроить новый, общий современный дом, который мог бы называться (но не обязательно) Советским Союзом. Однако поскольку нам не удалось справиться с взаимным недоверием, Украина превратилась в новую границу между Востоком и Западом. В определенном смысле она стала прифронтовым государством, что сказывается как на самой Украине, так и на России.

На территории Украины столкнулись страхи и опасения, свойственные как Западу, так и России. Так, Запад считает, что Российская Федерация строит новую империю, возможно, новый Советский Союз. А Москва опасается Запада, который осуществляет экспансию, чтобы оттеснить Россию, свести на нет ее усилия, стремясь к тому, чтобы она заняла то место, которое Запад ей отводит. Украина может стать местом, где опустится новый железный занавес, способный разделить само украинское общество. Это самое печальное явление с 1989 года, когда нам удалось объединить Берлин, Германию, а вместе с тем — всю Европу.

— Можно ли сказать, что Горбачева больше любят за рубежом, чем в России?

— Не соглашусь с этим. В России есть много тех, кто жалеет о распаде Советского Союза, и кто обвиняет Горбачева в том, что это он де-факто разрушил страну. Они обвиняют его в том, что он оказался нерешительным, что не повел себя так, как на его месте в прошлом повели себя Сталин или Милошевич в Югославии. Но для своей страны Горбачев открыл путь во внешний мир и в новый век. Я не думаю, что в России много тех, кто думает: без Горбачева Россия смогла бы начать движение к столь гигантскому проекту.

— Некоторые называют новый режим, установившийся после революций в России, Чехословакии, Польше, «революцией, спущенной сверху». Скажем, поляки считают, что революцию совершили не люди площадях, мечтавшие о демократии, а более прозорливые реформаторы, которые нашлись в рядах руководителей прошлых режимов…

— 20 век дал нам много примеров революций, начиная с русской революции 1917 года. Она была, пожалуй, первой цветной, то есть красной, революцией. Другое дело, что любая революция все равно в итоге оказывается в руках политиков. Вероятно, уникальность Горбачева в том, что он инициировал революцию сверху, и я уверен, что в странах Восточной Европы многие согласятся: без Горбачева не видать им своих цветных революций 1989 года. И главное, этих цветных революций не удалось бы совершить, не пролив крови. Горбачев как будто открыл двери большой клетки. Есть такая поговорка, печальная для реформаторов, хотя Горбачев и Млинарж назвали свою книгу «Диалог счастливых реформаторов». Так вот, говорят, что человека, который первым выходит из горящей комнаты, первым же обдают водой.

— Вернемся на несколько лет назад, когда Михаил Горбачев посетил страны восточного блока и, разумеется, Чехословакию. Было ясно, что бывший коммунистический истеблишмент боится советского лидера. Отметили ли вы опасения, которые у политиков того времени вызывал Горбачев?

— Есть одна крылатая фраза, сказанная Горбачевым на заседании Социалистической единой партии Германии: «Тех, кто идет слишком медленно, кто опаздывает, наказывает история». Он хотел, с одной стороны, поделиться собственным опытом, а с другой, предостеречь жителей Восточной Европы. Однако Горбачев не подумал о том, что, кроме граждан восточноевропейских стран, его услышат и в СССР. Поэтому и слова Горбачева о том, что каждый народ сам может выбирать собственный путь, услышали, конечно, в том числе, народы бывшего Советского Союза. Тем самым Горбачев сам сократил себе мандат. Я сам вошел в историю, когда, занимая должность пресс-секретаря, сообщил 25 декабря 1991 года о распаде Советского Союза. Я получил эксклюзивное право на написание книги о развале Советского Союза. И благодаря Милану Сиручеку, который ее перевел, теперь мою книгу могут прочитать и в вашей стране.

— Вы довольно давно проживаете во Франции. Как вы оцениваете ситуацию там? Довольны ли вы результатами президентских выборов, и как вы можете охарактеризовать современные французско-российские отношения?

— Французская политическая жизнь всегда была активной — во Франции никогда не соскучишься. Я не хочу упрощать, но во время недавних президентских выборов наметилась тенденция, которая заметна и в других странах мира. Речь о том, что политический истеблишмент, который прежде жил припеваючи, дошел почти до конца своего пути — своего легитимного срока. Поэтому люди голосовали не столько за новых кандидатов, сколько за новые имена, лица и поколение.

— А хорошо ли, по-вашему, что победил молодой кандидат Макрон?

— Я думаю, что он лучше Марин Ле Пен. А вот какими будут достижения Макрона (будущие), удастся ли ему переизбраться на второй срок, чего не удалось ни Саркози, ни Олланду…

— Появилась мода «пугать Россией». Стоит ли нам ее бояться, как вы считаете?

— Вам не стоит никого бояться, потому что иначе какие из вас демократы. Во-вторых, вы должны достаточно трезво оценивать ситуацию, чтобы понимать, нужно ли относить Россию к стану противников и соперников или тем более союзников Китая. Европа только проиграет от этого. Мне кажется, что, как ни парадоксально, новый президент США подталкивает Европу к России.

— Мы по-прежнему видим, что марксизм в Европе — довольно распространенная идеология, а наследие Карла Маркса не забыто даже в среде западноевропейской молодежи… Кто-то может сказать, что сейчас другие времена и другие условия, но левые в Европе не «золушка»…

— Марксизм родился из реалий 19 века, точнее, из географии Западной Европы. Воплощаться его идеи начались на иной почве, что стало трагедией не только для России, но и для самого марксизма. Но поскольку я оптимист и демократ, то крах той карикатуры на марксизм, которая была в России, заставляет реальные силы вернуться к реальным проблемам, из которых родился марксизм в Европе, и искать другие ответы.

— Из периода, когда у нас были четко определенные враги, мы перекочевали в период, когда врагов у нас много, но не всех нам легко определить. Что вы думаете по этому поводу?

— Прочитайте книгу и найдете в ней ответ…

— Но почему вы считаете, что президент Трамп подталкивает Европу к России? Подобного еще не было слышно в СМИ мэйнстрима… или, скорее, если это и звучало, то негативно…

— Мне кажется, все просто. Дональд Трамп, заявляя, что США не готовы нести ответственность за Европу, заставляет ее пересмотреть проблему собственной безопасности. Но с кем ей объединяться? И тут встает вопрос, а не лучше ли поговорить о европейской безопасности с Россией и не враждовать с ней. То есть поступить так, как предлагал еще Горбачев в своем проекте общего европейского дома.

После падения Берлинской стены мы открыли для себя в нынешнем многополярном мире множество реальных угроз, которые пришли на смену выдуманным и кажущимся. Уже нет идеологического конфликта между коммунизмом и капитализмом, нет железного занавеса, нет двух армий, которые стояли по разные стороны железного занавеса. Но есть новые угрозы. Речь об угрозе радикализма, третьего мира, исламского мира, экологических угрозах, социальных контрастах в мире, из-за которых восемь миллиардов могут восстать против одного «золотого миллиарда». И в подобной ситуации Европе и России стоит искать общие пути, а не с ностальгией перелистывать альбом холодной войны. Мы должны вместе трезво посмотреть на новую реальность, которая нас объединяет.

Россия. США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 29 ноября 2017 > № 2406009 Андрей Грачев


США. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > forbes.ru, 28 ноября 2017 > № 2403859 Сергей Беляков

Apple для пенсионера. Почему стоит разрешить НПФ инвестировать в зарубежные активы

Сергей Беляков

президент Ассоциации негосударственных пенсионных фондов, бывший замминистра экономического развития РФ

Данные ОЭСР по реальной доходности инвестиций пенсионных средств говорят о том, что наиболее эффективные системы — в тех государствах, которые активно вкладываются в зарубежные бумаги. Россия пока не входит в их число, но в скором времени все может измениться

Банк России рассмотрит предложение о возможности инвестировать средства негосударственных пенсионных фондов (НПФ) в иностранные финансовые инструменты. Об этом недавно сообщил первый зампред ЦБ Сергей Швецов. Хотя он оговорился, что к пенсионным накоплениям принято относиться как к некоему внутреннему ресурсу, который способствует развитию российской экономики, сама идея вполне логична. Ведь пенсионные средства нужно подстраховывать от страновых рисков, а также при возможности размещать их с большей доходностью.

Для того чтобы добиться нужного уровня диверсификации для сглаживания циклов национальной экономики, естественно, необходимо больше инструментов, чем сегодня предлагает российский рынок. Несмотря на то что этому вопросу будет сопутствовать сложная дискуссия, основной накал которой придется на будущий год, готовность ЦБ всерьез подумать над предложением об инвестировании средств пенсионных накоплений в иностранные активы — это позитивный сигнал для всей отрасли.

Зачем это нужно

Во-первых, это страховка от цикличности национальной экономики. Если кризис разгорается в европейских странах, то можно уйти в американские бумаги или бумаги развивающихся государств. В любом случае хеджирование от страновых рисков — обычная мировая практика. Практически все зарубежные пенсионные фонды, которые управляют большим количеством средств, демонстрируют стабильную и высокую доходность, имеют возможность инвестировать в ценные бумаги, торгующиеся на международных фондовых рынках. У НПФ в России, увы, такой опции пока нет.

Во-вторых, многие инвестиционные гуру говорят сейчас о том, что пенсионные деньги имеет смысл вкладывать в ценные бумаги стран, где хорошо обстоят дела с демографией. Это поможет компенсировать демографические риски, характерные для всех развитых государств.

В-третьих, состояние российского фондового рынка сейчас не позволяет считать активы, доступные на нем, самыми привлекательными в мире. Да и капитализация российских индексов не идет ни в какое сравнение с глобальными индикаторами. К примеру, если капитализация фондового рынка в России составляет менее 50 трлн рублей, то стоимость акций компаний, размещенных только на Нью-Йоркской фондовой бирже, уже превышает $22 трлн, причем потенциал для роста и динамика там очень хорошие.

Данные ОЭСР по реальной доходности инвестиций пенсионных средств свидетельствуют о том, что наиболее эффективные системы — в тех государствах, которые активно вкладываются в зарубежные бумаги. Например, фонды Нидерландов — самого активного игрока на этом поле — в прошлом году продемонстрировали реальную доходность в 7,2%. Показатели России куда скромнее — 5,4%. Самую же высокую реальную доходность показали фонды Армении (9%), Польши (8,3%) и Хорватии (7,6%), которые также имеют возможность инвестировать за рубеж.

Еще один важный момент — летом этого года вступило в силу положение ЦБ, которое ограничивает для НПФ инвестиции в бумаги одного эмитента или группы связанных лиц. При этом в России большая часть капитализации рынка приходится на небольшое количество компаний. Всего шесть эмитентов (главным образом из сырьевого сектора) формируют более 40% стоимости фондового рынка. Из этого следует, что выбор у пенсионных фондов небольшой.

Соответственно, есть как минимум две причины, по которым НПФ могут быть интересны зарубежные активы: повышение доходности за счет получения доступа к большему объему капитала и снижение рисков, связанных с качеством активов. Расширение возможностей для НПФ в части инвестиции способно оказать положительное воздействие и на российскую экономику с точки зрения снижения ее зависимости от нефтегазового сектора.

Каковы риски

Чаще всего возникает вопрос, могут ли у НПФ в случае появления возможности инвестирования в зарубежные активы возникнуть проблемы из-за санкций США и стран ЕС. Важно отметить, что, естественно, никаких разрушений существующих парадигм не будет. Расширение возможностей для НПФ не означает, что все средства пенсионных накоплений сразу же устремятся на иностранные площадки.

Большая часть средств все равно будет вкладываться в бумаги, обращающиеся на российском фондовом рынке, по одной простой причине — никто не позволит, да и потребность в пенсионных деньгах есть и в российской финансовой индустрии.

Если же говорить о рисках, связанных с санкциями и не слишком теплыми отношениями с некоторыми странами, — следует помнить, что большая часть российских международных резервов, а это средства и ЦБ, и суверенных фондов, вложена в бумаги США и Европы. Эти же государства и регионы лидируют в списке эмитентов, в чьи бумаги вкладываются пенсионные фонды всего мира.

Такие инвестиции вряд ли можно считать рискованными, поскольку попытка государств-эмитентов как-то воздействовать на них может обернуться против них самих. Если риски и существуют, то это традиционные инвестиционные риски. Но они есть везде, и против них не существует стопроцентной страховки.

Актуальность инвестиций НПФ в зарубежные активы возрастает в связи с планами финансовых властей по введению ИПК (индивидуального пенсионного капитала), а это шаг к развитию добровольного пенсионного страхования. Люди будут сами осуществлять взносы в систему, и, естественно, им придется более внимательно относиться к доходности инвестирования. Если эти вложения будут еще и застрахованы от странового риска, то это повысит доверие к такой форме накоплений.

США. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Госбюджет, налоги, цены. Финансы, банки > forbes.ru, 28 ноября 2017 > № 2403859 Сергей Беляков


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 28 ноября 2017 > № 2403848

«Серые методы» Путина формируют международную повестку

Тянь Чжихуэ, Sohu.com, Китай

Начало положено американскими СМИ

Сообщения о «тайном замысле Путина» — применении «серых методов» для формирования международной повестки дня (Теория «agenda-setting» или теория повестки дня — теория, согласно которой средства массовой информации оказывают значительное влияние на общественность непосредственно самим подбором того, что именно они освещают — прим. пер.), берут свое начало из статей New York Times. 10 апреля 2017 года были оглашены имена лауреатов ежегодной Пулитцеровской премии, и Washington Post стала победителем в номинации «Национальный репортаж» за продолжительное освещение политической кампании Трампа, которое поставило под сомнение его щедрость в отношении благотворительных организаций. За этот год Россия оказалась под пристальным вниманием американцев из-за слухов о вмешательстве в выборы, и, как можно догадаться, премия в номинации «Международная журналистика» досталась «увядающей» New York Times. Судьи обосновали свой выбор следующим образом: «New York Times успешно раскрыла методы, применяемые Владимиром Путиным для расширения влияния России на мировой арене: онлайн-преследование, сотрудничество с хакерами, политические убийства, использование компромата против оппонентов и другие «серые методы», позволяющие формировать повестку».

Пулитцеровская премия, обладающая репутацией Нобелевской премии, представляла собой высшую награду в журналистике США, но теперь с распространением влияния Америки она постепенно стала мировой наградой, образцом для всемирной журналистики, которой присущи негативные сюжеты, расследования, сильно влияющие на реальность и общественное мнение. Сложность получения Пулитцеровской премии сопоставима с премией Оскар. Членами жюри являются работники редакций, информационных агентств и представители научных кругов. Имена первых победителей Пулитцеровской премии были оглашены в 1917 году, однако традиция сохраняется по сей день. Таким образом, история этой премии насчитывает более ста лет.

Всего с 2010 года New York Times выиграла 10 Пулитцеровских премий, лауреатами стали журналисты этого издания. Статьи New York Times, получившие награду, раскрывают используемые сейчас для формирования повестки «серые» методы, в частности интернет-технологии. «Серые» методы, используемые Путиным, включают в себя: поддержку интернет «троллей» и платных отзывов, использование ложных новостей в качестве оружия для борьбы с оппонентами, хакерские атаки на сайт Демократической партии США для вмешательства в выборы, наём специалистов для ведения информационной войны в интернете, политические убийства, использование компромата против оппонентов и т.д.

Если все именно так, как утверждает New York Times, Путин использует «серые» методы для формирования международной повестки. Но что из себя представляет эта международная повестка? Что касается событий 2016 года, то предметом обсуждения стал референдум о выходе Великобритании из состава ЕС, президентские выборы в США, выборы в Европе и т.п. Но несет ли Путин ответственность за Брексит, вступление Трампа в должность президента США, итоги выборов в Европе? Могли ли «тщетные попытки» расширить международное влияние России поставить под контроль и повлиять на другие страны? Так ли велик тот, кто формирует эту повестку?

Формирование повестки Америкой

США являются родоначальниками современного новостного вещания, они создали систему «эффективных социальных коммуникаций». Теория формирования повестки — это способ влияния СМИ на общество, который также является важной составляющей вышеупомянутой системы. Идея влияния СМИ на общество, проистекающая из политологии, появилась еще в 1922 году в книге Уолтера Липпмана «Общественное мнение», которая, как считается, заложила фундамент теории социальных коммуникаций.

После Второй мировой войны мир вступил в период холодной войны. И целью развития теории массовых коммуникаций в этот период было удовлетворение спроса участников холодной войны. Правительство США, военные и разведывательные структуры, а также важные фонды через разные каналы продвигали исследования, связанные с техниками убеждения, измерением общественного мнения, политической и военной мобилизацией, идеологической пропагандой и другими предметами обсуждения.

Таким образом, формирование повестки — это освещение определенных проблем, их выявление и установление. Но что же значит это слово «проблемы»? По-английски оно будет звучать как issues (крупные социальные, политические, экономические проблемы). Под словом «повестка» (agenda — англ.) понимается способ или шаг по внедрению плана или стратегии, «формирование» означает реализацию этого плана.

Хотя формирование повестки связано с теорией массовых коммуникаций, влияние повестки, сформированной СМИ, на общество, политику и мир все еще ограничено. На самом деле, если есть государства, то есть и международная повестка, которая в основном опирается на конфликтный период. Проблемами в таком случае являются спорные вопросы или несоответствующие друг другу интересы государств. Однако при отсутствии вооруженной борьбы, когда есть какой-то замысел, в котором можно преуспеть без применения силы, необходимо думать о том, кто будет формировать повестку, как она будет формироваться, и как это будет способствовать интересам данного государства. Как написано в «Искусстве войны» Сунь Цзы: «Самая лучшая война — разбить замыслы противника; на следующем месте — разбить его союзы; на следующем месте — разбить его войска. Самое худшее — осаждать крепости».

Прогресс в технологиях распространения новостей после Второй мировой войны сделал идею всемирного вещания осуществимой. Это привело к тому, что влияние СМИ на международную политику стало еще более очевидным. Владение информацией в определенной степени превратилось во власть, а имидж в силу, особенно это касается нынешней эпохи цифровой глобализации.

СМИ могут предоставлять информацию и зарубежной, и местной общественности, формировать настроения и создавать общественное давление. Они могут также инициировать социальную или политическую мобилизацию, что в дальнейшем может повлиять на внешнюю и международную политику государств. Это и есть эффект, оказываемый формированием повестки.

Неважно, говорим мы о проблемах или о суждениях, в том, что касается международной стратегии, интересы государства всегда находятся на первом месте. Пути решения проблемы и реализации плана, а также способы формирования повестки иногда должны быть ясно показаны, а иногда должны быть скрыты. Использование оценок американских СМИ — это «серый», двоякий метод. Иронично то, что теория социальной коммуникации, бесспорно, является продуктом холодной войны, но вне зависимости от методов формирования повестки («серых» или «белых») странам приходится бороться за влияние.

Холодная война — «белый» метод, используемый американцами для формирования международной повестки

Современный мир быстро меняется, но международная ситуация, существовавшая на протяжении ста лет — противостояние Востока и Запада, связана с участием мировых держав, с тем, как они направляли другие страны и как выражали свою волю. Ими же определяется и международная повестка, но место самой знаменитой и самой результативной из стран, формирующих повестку, занимает США.

Теория повестки дня, созданная в США, успешно применялась не только в исследованиях средств массовой информации, но и на практике — в основном через «освещение пути» другим странам. Со времен Второй мировой войны США укрепили свое положение «главаря», сделали решение мировых проблем своей монополией. Теория «мирной эволюции» (попытка США после Второй мировой войны оказать влияние на склоняющиеся к социалистической идеологии страны Азии, особенно Китай, путем распространения западных политических идей и стиля жизни — прим. пер.) является самым лучшим примером формирования повестки американцами.

После Второй мировой войны Запад и Восток вошли в фазу холодной войны — борьбы общественных мнений, идеологий без оружия и взрывов. В это время противостояние усилилось, а скрытых угроз, ударов «со спины» стало больше, поэтому страны Запада во главе с США отказались от решения проблемы силовым методом, воплощая в жизнь теорию «мирной эволюции», одним из исполнителей которой стали СМИ. Аллен У. Даллес (Allen W. Dulles), директор ЦРУ с 1953 по 1961 год, выступая на заседании Совета по международным отношениям, сказал: «Мы бросим всё, что имеем, всё золото, всю материальную мощь и ресурсы на оболванивание и одурачивание людей…». При Кеннеди идеи Даллеса превратились в концепцию «мирной эволюции», которой пользовались все президенты США вплоть до 25 декабря 1991 года, когда распался СССР, обозначив тем самым успешное применение вышеупомянутой концепции.

Традиционным СМИ и новым медиа в этой войне было отведено очень важное место. Они доказали, что, так как через медиа можно легко донести свои мысли и оказать психологическое влияние на людей, вещание — это и есть политика и наоборот.

В процессе «мирной эволюции» времен холодной войны страны Запада, возглавляемые США, создали несколько международных СМИ, противодействующих радиостанциям социалистических государств. Они защищали интересы западных держав, создавали им позитивный имидж, продвигали демократические ценности, влияли на внешнюю политику и т.д. Западные СМИ также хорошо себя проявили, когда в Восточной Европе происходили серьезные перемены, связанные с распадом СССР. После того, как в 1985 году Горбачев стал Генеральным секретарем ЦК КПСС, в СССР началась «перестройка», направленная на гласность, свободу слова и полную демократизацию. Именно эта политика и «открыла дверь» западным СМИ с их демократическими ценностями. В мае 1987 года были сняты помехи для всех иностранных радиостанций. Таким образом, роль СМИ очень велика.

После Второй мировой войны Америка превратилась в сверхдержаву, обладающую абсолютной дискурсивной властью, которая, размахивая флагом демократии, за последние несколько десятков лет инициировала серьезные изменения в международной ситуации, такие как события в Восточной Европе, распад СССР, цветные революции и т.д. По окончании холодной войны силы США остались такими же огромными, Америка использовала борьбу с терроризмом как предлог для ведения войн в Персидском заливе, Косово, Ираке и Афганистане.

Если внимательно рассмотреть медиавойну, информационную войну или формирование повестки, то окажется, что борьба США и Советского Союза за власть превратилась единоличное господство США, что по сути защитило интересы сильных западных держав. Применение СМИ в информационной войне подразумевало распространение западных ценностей и идеологии.

В книге Аврама Ноама Хомского (Avram Noam Chomsky) и Эдварда С. Хермана (Edward S. Herman) «Производство согласия: политическая экономика средств массовой информации» говорится, как ведущим американским СМИ удается действовать согласованно в обозрении международных событий. Они легализуют внешнюю политику США через «производство согласия». Можно сказать, что Америка единолично властвует над миром, обладает абсолютной дискурсивной властью, а СМИ оказывают ей помощь.

Из всего вышесказанного можно заключить, что по нормам американских СМИ США используют «белые», честные методы для формирования международной повестки, а Путин, желая расширить влияние России, использует «серые», нечестные методы.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 28 ноября 2017 > № 2403848


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 ноября 2017 > № 2403845

Американский закон о санкциях — это бомба замедленного действия для Трампа и Путина

Конгресс взял под свой контроль процесс, опасный для обоих президентов. Олигархи, против которых вводятся персональные санкции, впадают в отчаяние.

Натали Нугайред (Natalie Nougayrède)? The Guardian, Великобритания

В России порождаемая пропагандой надежда неугасима, и больше всего это заметно в информационном агентстве ТАСС. Европа начинает понимать, что ее политика санкций против России «бессмысленна и бесплодна», процитировало оно в понедельник члена комитета Государственной Думы по международным делам Сергея Железняка. России следует отдать должное: некоторых своих целей она добивается неумолимо.

Дело в том, что России очень хочется избавиться от международных санкций, которые были введены после ее военной интервенции против Украины и аннексии части ее территории. В Британии об этом почти не говорят, хотя это очень важно. Санкции оказались в самом центре расследования взаимоотношений между Трампом и Путиным, а также возможного сговора. Для Трампа это может стать своеобразным «Рашагейтом». Отмена санкций была одной из тем скандально известной встречи, состоявшейся в июне 2016 года между российскими представителями и членами предвыборного штаба Трампа, среди которых был Дональд Трамп-младший. Когда были введены санкции, Хиллари Клинтон занимала пост госсекретаря. Это стало одной из нескольких важных причин, по которым путинская система и ее армия хакеров, ботов и троллей упорно пытались ослабить ее позиции, а то и помочь Трампу.

Американские санкции имеют огромное значение из-за глобального финансового веса и влияния Америки. Но Владимир Путин очень хочет, чтобы европейские и американские санкции были ослаблены. Решение об их введении было принято во взаимодействии. Российские деньги можно найти в Европе повсюду. В своей недавно вышедшей книге «Россия и крайне правые на Западе» (Russia and the Western Far Right) исследователь Антон Шеховцов проводит связь между кремлевской поддержкой популистских движений в Европе и систематическими осуждениями антироссийских санкций, с которыми выступают лидеры этих движений.

Этот вопрос пока отошел на второй план, но он может обрести новую актуальность в феврале, когда будет приниматься американский закон, предусматривающий новые и весьма обширные санкции против России. Дональд Трамп неохотно подписал этот законопроект в августе, сделав это после того, как за него почти единогласно проголосовал конгресс, решивший не дать Трампу отменить санкции в одностороннем порядке после публикации доклада американских спецслужб о вмешательстве России в выборы. Этот законопроект получил знаковое название «Противодействие врагам Америки посредством санкций». В нем есть раздел 241, который может стать громом среди ясного неба для путинской пирамиды власти. Там говорится, что к февралю 2018 года американская администрация должна представить в конгресс детальный доклад с «информацией о самых влиятельных российских олигархах», о их отношениях с Путиным, о фактах их коррупции, о размерах их состояний и источниках доходов. Любой, кто будет соответствовать указанным критериям, может быть подвергнут персональным санкциям, таким как заморозка счетов и запрет на выдачу виз.

Беспрецедентным американским проверкам подвергнутся не только самые богатые люди России, но и члены их семей, а также все те, кто занимается с ними бизнесом на Западе. Таким образом, масштабы нового законопроекта выходят далеко за рамки тех мер, которые до настоящего времени принимались против путинского окружения. Если будет принять закон о санкциях, и если он будет полностью исполняться, это может привести к дестабилизации режима, а не только к неприятностям для ближайших путинских сподвижников.

В результате среди российских олигархов возникло нечто сродни панике. Бывший координатор по санкциям из администрации Обамы Дэниел Фрид (Daniel Fried), ныне работающий в аналитическом центре «Атлантический совет», недавно рассказал мне, что ничего подобного он раньше не видел. Российские олигархи наводнили Вашингтон своими лоббистами и адвокатами, которые пытаются выяснить, что их может ожидать. «Они хотят знать, будут ли составляться черные списки», — сказал Фрид, с которым неоднократно связывались эти эмиссары, и который явственно ощутил их «отчаяние». Moscow Times сообщает из России, что самые состоятельные россияне в растерянности, поскольку не знают, как уклониться от предстоящего удара. Некоторые юридические фирмы якобы советуют этим людям развестись со своими супругами и зарегистрировать свои активы на бывших жен, чтобы их состояния были в безопасности.

Направленные против олигархов точечные персональные санкции создают серьезную проблему для путинской власти. Россия — это авторитарная клептократия. Преданность элиты президенту в значительной мере зависит от той защиты, которую он может ей гарантировать. Путин готовится к переизбранию в марте будущего года, когда ему будет 65 лет, однако он хочет быть уверенным в том, что созданная им система правления по-прежнему прочна как сталь. Олигархам не нравятся санкции, особенно те, из-за которых им будет трудно наслаждаться накопленными и размещенными за рубежом богатствами, такими как роскошная недвижимость в Лондоне, Нью-Йорке и на Ривьере, а также многочисленными оффшорными счетами, о которых говорится в «Панамских документах».

Российский истэблишмент может продолжать петь свою песню о патриотизме, но жить он предпочитает за пределами России, прекрасно понимая, что имущественные права лучше всего защищены там, где есть власть закона.

Тот, кто сомневается в шокирующих последствиях этого закона, должен задуматься, как российский режим отреагировал на Закон Магнитского, принятый в 2012 году и ставший прообразом более обширных санкций, введенных двумя годами позднее, а также на санкции, за которые конгресс проголосовал в этом году. Давая в июле показания в сенатском юридическом комитете, британско-американский бизнесмен Билл Браудер, возглавлявший кампанию за принятие этого закона, ясно дал понять, насколько важно Путину «гарантировать безнаказанность» своим близким дружкам и ставленникам, обеспечивая бесперебойную работу «системы незаконного накопления состояний». Москва, в свою очередь, обвинила Браудера в трех убийствах в попытке опорочить этого влиятельного иностранного критика.

Возможно, Путин и популярен, однако олигархи никакой популярностью в стране не пользуются. Трамп, между тем, заявляет, что ему нечего скрывать, и верит в путинские опровержения российского вмешательства. Но санкции все равно маячат на заднем фоне. Во время своей поездки в Азию Трамп пожаловался на то, что Россия подверглась «очень, очень суровым санкциям… Эти санкции введены на очень высоком уровне и были приняты совсем недавно. Пора возвращаться к нормализации».

Администрация Трампа пока еще не применила новые санкции в полном объеме. На самом деле, появилось много признаков того, что она тормозит их реализацию и не хочет осуществлять эти меры. Однако часы тикают, и до февраля остается совсем мало времени, как и до мартовских президентских выборов. Расстояние от Трампа до Путина составляет восемь тысяч километров, но они слышат эти часы ясно и четко.

Натали Нугайред — обозреватель Guardian.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 ноября 2017 > № 2403845


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 ноября 2017 > № 2403838 Стивен Коэн

Россия — не «угроза № 1». Она даже не в первой пятерке угроз

Стивен Коэн (Stephen Frand Cohen), The Nation, США

Пишущий редактор журнала Nation Стивен Коэн и Джон Бэтчелор (John Batchelor) продолжают еженедельные обсуждения новой американо-российской холодной войны. (С предыдущими материалами, которые публикуются уже четвертый год, можно ознакомиться на TheNation.com. Данный материал размещен на несколько дней позже, чем обычно, в связи с праздником Дня благодарения).

В 1990-е годы администрация Клинтона считала постсоветскую Россию «стратегическим партнером и другом Америки». 20 лет спустя американская политическая элита — начиная либералами и заканчивая консерваторами — настойчиво утверждает, что Россия при Владимире Путине является главной угрозой для американской национальной безопасности. Главной причиной, объясняющей это изменение в восприятии, которое началось при президенте Джордже Буше-младшем, более отчетливо проявилось во время президентства Обамы и теперь стало практически двухпартийной аксиомой, так что икать следует не в Москве, а в Вашингтоне. Но каким бы ни было полное объяснение, этот новый подход серьезно угрожает национальной безопасности США, поскольку преуменьшает реальные угрозы и мешает установлению необходимого для их устранения партнерства с Россией.

Указывая на то, что заявления об угрозах могут быть следствием реальных заблуждений по причине неосведомленности, или же о них заявляют, преследуя корыстные интересы, Коэн утверждает, что Россия сегодня не входит даже в пятерку самых опасных угроз для США. Он перечисляет пять существующих, по его мнению, угроз и объясняет, почему он считает их главными.

1. «Рашагейт». С конца 1940-х годов, когда и у Соединенных Штатов, и у Советского Союза появилось атомное, а затем и ядерное оружие, первым экзистенциальным долгом американского президента было избежать возможности войны с Россией — конфликта, который мог бы привести к гибели современной цивилизации. Каждый американский президент по сей день наделен политическим правом выполнять этот долг — даже во времена самых опасных кризисов. По-прежнему безосновательные, но все более настойчивые утверждения о том, что президент Трамп каким-то образом был скомпрометирован Кремлем и, возможно, даже был его «агентом», являются угрозой № 1 для Америки, поскольку они мешают ему (а то и полностью лишают его способности) выполнять этот экзистенциальный долг. Совсем недавно, например, его переговоры с Путиным, необходимые для того, чтобы сократить количество американо-российских конфликтов в Сирии и наладить там взаимодействие, были восприняты как «изменнические». Причем, такое мнение было высказано не в публикации какого-нибудь очередного Общества Джона Берча (John Birch Society отличается праворадикальными антикоммунистическими взглядами — прим пер.), а на страницах The New York Times и других ведущих СМИ. При этом обозреватель газеты Washington Post Джош Рогин (Josh Rogin) — возможно, в менее грубой форме, но в выражениях, указывающих на такую же неосведомленность и наносящих не меньший ущерб интересам безопасности США, обвинил Трампа в том, что тот «играет на руку России в Сирии». Более того, в основе скандала «Рашагейт» лежит утверждение о том, что на президентских выборах 2016 года «Россия на нас напала», совершив действие, которое можно уподобить «политическому Перл-Харбору». Что может быть более безрассудным, чем настаивать на том, что мы уже находимся в состоянии войны с другой ядерной сверхдержавой? Чтобы не возникло сомнений в отношении того, насколько серьезной реальной угрозой национальной безопасности является «Рашагейт», представьте себе президента Джона Кеннеди, если бы он находился «под тяжестью» подобных утверждений во время кубинского ракетного кризиса 1962 года. Вряд ли он смог бы договориться о мирном урегулировании этого кризиса. Кроме того, следует понимать, что новая холодная война чревата такими потенциальными кризисами на пространстве от Балтийского региона и Украины до Сирии.

2. Демонизация Путина. Это тоже не имеет аналогов в истории. Ни одного советского или постсоветского лидера никогда не шельмовали, не подвергали такой яростной безосновательной критике, какой все больше подвергают Путина на протяжении более десяти лет. И не только критике — кое-какие отдельные представители некоторых американских спецслужб заявили в январе 2017 года, не предоставляя каких-либо на то доказательств, что он лично приказал «начать (хакерскую) атаку на Америку» в 2016 году. Демонизация Путина приняла настолько маниакальную форму, что ведущие «деятели, формирующие общественное мнение», похоже, думают, что он — коммунист. Фактически об этом заявила ведущая телеканала MSNBC Джой Рейд (Joy Reid), но более многозначительным было предупреждение, которое убийственным тоном сделал Дэйна Милбэнк (Dana Milbank), еще один комментатор из Washington Post, заявивший о «красной угрозе, исходящей от путинской России». Милбэнк при этом добавляет: «На нас напала Россия — в этом нет никаких сомнений». Потребителей новостей основных СМИ можно простить за то, что, по их мнению, в Москве каким-то образом вновь появилась советская коммунистическая «угроза». Более того, она, по их мнению, возродилась в виде угрозы еще более страшной, учитывая то зло, которое олицетворяет собой сегодняшний лидер России. Даже директор нынешнего «трамповского» ЦРУ Майк Помпео, видимо, верит в эту ерунду (являющуюся результатом полнейшей неосведомленности) или желает, чтобы в нее верили мы. Предупреждая о том, что «мы по-прежнему подвергаемся угрозе со стороны русских», он объясняет: «Это — русские, это — „советы"… называйте как хотите». Демонизация Путина делает эту угрозу более масштабной. Трудно представить, чтобы «Рашагейт» казался хоть сколь-нибудь правдоподобным, если бы не было главного кремлевского злодея. В результате мы отказываемся (фактически лишая права на существование) самого необходимого Вашингтону партнера в борьбе с угрозами национальной безопасности — независимо от того, кто сидит в Кремле. И это тоже является беспрецедентным случаем в ядерный век.

3. ИГИЛ (организация, запрещенная в РФ — прим. пер.) и другие международные террористические организации, пытающиеся получить в свое распоряжение радиоактивные материалы для своих снарядов. Эта реальная угроза была бы главной, если бы американские политико-медийные элиты не выдумали предыдущих угроз. В этой связи особых комментариев не требуется, и следует добавить разве что несколько слов. Просто представьте себе, если бы на борту самолетов во время терактов 11 сентября находилось хотя бы небольшое количество радиоактивного материала. Или в бомбах, которые взрывались в Париже, Бостоне и многих других городах. Представьте, что эти вещества во время взрывов попали бы в воздух, и ветер разнес бы их в разные стороны. И задайтесь вопросом, остались бы сегодня в этих местах люди. Это огромная угроза и для России, которая с 1990-х годов была жертвой многочисленных терактов. А теперь задумайтесь над тем, насколько ценным и заинтересованным партнером в ликвидации этой угрозы является Москва, учитывая ее опыт, расположение на огромной территории между Востоком и Западом и исключительные возможности ее разведслужб. Эта экзистенциальная угроза объективна и может быть доказана. Чего не скажешь о «Рашагейте» и демонизации Путина, которые служат препятствием для такого партнерства. (PS: в данном контексте истинный смысл предполагаемого скандала под названием Uranium One заключается в том, пропало ли с предприятия какое-то количество этого материала, и если да — где он).

4. Увеличение количества государств, обладающих ядерным оружием. В 1949 году таких государств было два. Сегодня их — девять. И это в новую эру межгосударственной национальной и религиозной ненависти и войн, фанатизма, из-за которых табу на применение этого оружия может быть легко нарушено. Иран и Северная Корея — не единственные государства, способные в конечном итоге обзавестись ядерным оружием и средствами его доставки (всякий раз, когда Соединенные Штаты совершают военное нападение на неядерное государство, другие считают необходимым стать обладателями такого оружия). И, как уже давно предупреждают эксперты, американское и российское ядерное оружие, которое приведено в состояние повышенной боевой готовности и может быть применено молниеносно, очень опасно и может привести к катастрофическим последствиям. Самым целесообразным и немедленным шагом, который мог бы сегодня предпринять президент Трамп для обеспечения национальной безопасности — начать переговоры с Путиным, чтобы положить конец этой опасной ситуации. Путин указал на готовность сделать это. Но не станут ли угрозы № 1 и № 2 препятствием для президента Трампа в решении этого вопроса?

5. Изменение климата (выводы ученых убедительны и очевидны) и неравенство доходов во всем мире, которое порождает нищету, недовольство, фанатизм и, следовательно, терроризм во всем мире (согласно последним исследованиям, «1% самых богатых людей Земли сегодня владеют более чем половиной мирового богатства, а 10% самых богатых владеют около 90% мирового богатства»). Коэн ставит эти растущие угрозы на последнее место, потому что основное внимание он уделяет тому, чего можно было бы достичь благодаря американо-российскому двустороннему партнерству. Для устранения этих двух угроз требуется взаимодействие гораздо большего количества стран и значительно больше времени.

В конце своей аналитической статьи Коэн объясняет, почему в его списке нет ни России, ни Китая. Россия не вошла в список потому, что она вообще не представляет для США никакой угрозы (кроме случаев ядерной аварии или просчета), если не считать те, которые Вашингтон и НАТО придумали себе сами. Китай отсутствует в списке потому, что для него как величайшей державы наступил исторический момент. Для США он может быть экономическим и региональным конкурентом. Но реальной угрозой (по крайней мере, пока) он станет только в том случае, если Вашингтон будет угрозой для него. Расширяющийся союз между Россией и Китаем, сам по себе в немалой степени являющийся следствием неразумной политики Вашингтона, — это отдельная тема.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 ноября 2017 > № 2403838 Стивен Коэн


США > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 28 ноября 2017 > № 2403836

Состояние Джеффа Безоса превысило $100 млрд

Редакция Forbes

Киберпонедельник подхлестнул рост акций Amazon, крупнейшего онлайн-ретейлера в мире, что и помогло миллиардеру преодолеть эту отметку

Основатель и главный исполнительный директор Amazon Джефф Безос стал единственным миллиардером в мире с двенадцатизначным состоянием — 27 ноября оно впервые превысило $100 млрд, свидетельствуют данные рейтинга Forbes Real Time. Это означает, что с 24 ноября оно выросло более чем на $600 млн и сейчас составляет $100,2 млрд.

Последний раз, когда кто-то пересек отметку в $100 млрд, пришелся на расцвет эпохи dot com. Состояние соучредителя Microsoft Билла Гейтса в апреле 1999 года превысило $100 млрд, когда акции Microsoft выросли до рекордных значений. Сейчас, спустя почти двадцать лет, Гейтс является вторым самым богатым человеком в мире после Безоса, его состояние оценивается в $89,4 млрд — за вычетом более $35 млрд, которые он передал своему благотворительному фонду.

Безос богатеет достаточно быстро для того, чтобы занять первое место в рейтинге богатейших людей мира по версии Forbes в 2018 году с состоянием в $100 млрд. Успех Безоса обусловлен ростом акций Amazon, которые в 2017 году подорожали почти на 60% и достигли рекордного уровня в $1 133,41 за штуку 27 ноября.

Безос ненадолго становился самым богатым человеком в мире в июле, всего на четыре часа, а потом вновь спустился на второе место. Затем 27 октября Безос в очередной раз превзошел Гейтса, став самым богатым человеком в мире, и скачок цен на акции Amazon добавил ему $10 млрд за один день. С тех пор он удерживает за собой первое место, и сейчас у него на $10,8 млрд больше, чем у Гейтса.

Когда Forbes опубликовала свой ежегодный рейтинг 400 самых богатых американцев в октябре, состояние Безоса оценивалось в $81,5 млрд, что было на $7,5 млрд меньше, чем у Гейтса. За почти два месяца после публикации этого рейтинга состояние Безоса выросло почти на $20 млрд. Безос впервые вошел The Forbes 400 в 1998 году с состоянием в $1,6 млрд, через год после выхода Amazon на IPO.

США > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 28 ноября 2017 > № 2403836


США > СМИ, ИТ. Медицина > forbes.ru, 28 ноября 2017 > № 2403835

Facebook начнет искать суицидальные посты по всему миру

Ангелина Кречетова

Редактор Forbes.ru

Искусственный интеллект Facebook получил новые возможности и сможет искать людей с суицидальными намерениями по всему миру. Отключить технологию, следящую за постами и видеосвязью, пользователи не смогут

Facebook объявил о совершенствовании системы, позволяющей с помощью технологий искусственного интеллекта определить суицидальные намерения пользователей. Об этом сообщил основатель социальной сети Марк Цукерберг. Он отметил, что теперь ресурсу не потребуются обращения со стороны друзей такого пользователя. Представитель соцсети добавил, что функцию нельзя будет отключить.

Система, созданная для профилактики самоубийств, будет анализировать сообщения пользователей и предупреждать их друзей о том, что им нужна помощь. Ранее технология требовала пользователя или одного из своих друзей написать в поддержку просьбу о помощи, теперь же искусственный интеллект может самостоятельно сигнализировать об этом модераторам.

Система как «читает» сообщения пользователя, так и «просматривает» его трансляции в Facebook Live. Если она обнаруживает признаки, которые идентифицируются как «мысли о самоубийстве», то эти сообщения перенаправляются специально обученным модераторам Facebook, которые, в свою очередь, при необходимости могут связаться с пользователем, оказавшимся под угрозой.

Вице-президент Facebook по управлению продуктами Гай Розен отмечает, что преимущество усовершенствованной системы в том, что она может помочь пользователю еще до того, как кто-то из его близких заподозрит неладное.

Экспансия добрых намерений

Кроме того, теперь компания модернизирует свое программное обеспечение для распознавания образов в других странах после успешных тестов в США, чтобы обнаружить пользователей с суицидальными намерениями. Розен добавил, что за прошедший месяц сотрудники Facebook проверили более 100 подобных случаев, как сообщил Techcruch.

«Это направлено на то, чтобы сохранить минуты на каждом этапе (реагирования), особенно если речь о (сервисе прямых трансляций) Facebook Live. За последний месяц Facebook инициировала около 100 «профилактических проверок», когда сотрудники соответствующих служб посещали пользователей. Были случаи, когда люди приходили, а пользователь еще вел трансляцию», — рассказывает вице-президент компании.

В компании подчеркнули, что теперь постараются привлечь специалистов, которые смогут работать на местных языках круглосуточно. «Скорость действительно имеет значение. Мы должны оказывать помощь людям в режиме реального времени», — подчеркивает топ-менеджер Facebook. Сейчас компания уже заключила соглашения о партнерстве в этой сфере с 80 организациями, которые занимаются срочной психологической помощью.

Социальная сеть начала тестировать ПО в США в марте 2017 года, тогда компания сканировала текст сообщений Facebook и комментарии на наличие фраз, которые могут быть сигналом о надвигающемся самоубийстве.

Facebook не раскрывал технические детали программы, отмечая лишь, что программа ищет определенные фразы, которые могут быть ключом, например, вопросы «Все в порядке?» и «Могу ли я помочь?». Затем отчет получает модератор и после этого пользователь или его друзья. Сообщения также могут перенаправляться на телефонную линию помощи. В редких случаях сотрудники Facebook связываются с местными властями для вмешательства.

Теперь эти инструменты также будут доступны за пределами США в первый раз — Facebook расширяет их в глобальном масштабе (за исключением стран Евросоюза, где использование такой технологии конфликтует с местным законодательством в области защиты частной информации).

Этические вопросы

Представитель Facebook ответил Techcrunch отрицательно на вопрос о возможности отключения новой функции соцсети. Собеседник издания добавил, что функция предназначена для повышения безопасности пользователей социальной сети, и если кому-то не понравятся такие ресурсы поддержки от Facebook, то они будут автоматически скрыты.

При этом сотрудник соцсети уклонился от ответа на вопрос, собирается ли соцсеть использовать эти технологии для выявления других постов — например, политической или криминальной направленности.

«Со всем страхом насчет того, как ИИ может быть вредным в будущем, хорошо напомнить себе, как ИИ фактически помогает спасти жизнь людей сегодня», — отметил основатель Facebook в сообщении в социальной сети. Глава службы безопасности в Facebook Алекс Стамос также прокомментировал опасения пользователей и журналистов. По его словам, Facebook крайне серьезно относится к использованию технологий искусственного интеллекта. Он выразил уверенность, что риск злонамеренного использование таких технологий будет присутствовать всегда, а потому обществу необходимо уже сегодня выработать нормы работы с ними, не забывая о той пользе, которую подобные технологии могут принести человеку и найти пределы допустимого.

Заявление Стамоса совпало с очередными опасениями главы SpaceX и Tesla Илона Маска, который в своем Twitter вновь выразил уверенность в необходимости регулирования искусственного интеллекта и робототехники. Бизнесмен подчеркнул, что государство должно регулировать эти области так же, как оно регулирует рынок продуктов питания, фармацевтический рынок, авиастроительный, автомобильный и другие. «Общественные риски требуют общественного контроля», — уверен миллиардер.

США > СМИ, ИТ. Медицина > forbes.ru, 28 ноября 2017 > № 2403835


США. Евросоюз. Люксембург. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 28 ноября 2017 > № 2403831

Налоговые оптимизаторы: как Apple, Amazon и McDonald’s избегают излишних затрат

Людмила Титова

адвокат Forward Legal

Экономить на налогах в Европе теперь очень непросто.

С прошлого года у всех на слуху дело Apple об уклонении от уплаты налогов в размере 13 млрд евро. По результатам проверки, проведенной Еврокомиссией, Ирландия должна взыскать с компании недоимку по налогу и проценты за нарушение сроков уплаты. В этом году за Apple последовал интернет-гигант Amazon. 4 октября Еврокомиссия вынесла решение, которым обязала Люксембург взыскать с компании 250 млн евро налогов. С 2014 года Еврокомиссия также ведет проверку в отношении McDonald’s. Компанию подозревают в уклонении от уплаты налогов на сумму более 1 млрд евро.

В чем же заключается суть претензий Еврокомиссии?

Отдельные государства (например, Ирландия, Голландия, Люксембург, Бельгия) предоставляли крупным международным компаниям налоговые льготы (illegal state aid). Налоговые органы выдавали заключения (tax rulings), фактически одобряющие проведение операций на заведомо нерыночных условиях. В результате корпорации получали существенные преимущества по сравнению с другими налогоплательщиками.

Дело Apple

С 1991 по 2014 годы группа компаний Apple вела свою деятельность в Европе через компании Apple Sales International и Apple Operations Europe, зарегистрированные в Ирландии и подконтрольные американской Apple Inc. Компания Apple Sales International отвечала за продажу продуктов Apple, а Apple Operations Europe занималась производством компьютеров.

Ирландские компании распределяли свои доходы между головным офисом (Head office) и ирландскими подразделениями. Большую часть прибыли они направляли в свои головные офисы, у которых не было ни адреса, ни сотрудников. Головные офисы не осуществляли никакой операционной деятельности и нигде не платили налогов. Небольшая часть прибыли оставалась у компаний и облагалась налогом в Ирландии. Согласно данным Еврокомиссии, из полученных Apple Sales International 16 млрд евро прибыли налог был уплачен только с 50 млн евро. Эффективная ставка по налогу на прибыль компаний составляла от 1% в 2003 году до 0,005% в 2014 году.

Выданные ирландскими налоговыми органами заключения (tax ruling) подтверждали используемый компаниями метод расчета налоговой базы. Заключения были вынесены в соответствии с действующим на тот момент законодательством. Однако они нарушали принципы, установленные правилами Евросоюза о предоставлении госпомощи (EU State Aid Rules), поскольку используемый Apple метод распределения прибыли не имел никакого экономического обоснования, был «искусственным».

Дело Amazon

В Люксембурге были зарегистрированы две компании группы — Amazon EU и Amazon Europe Holding Technologies, подконтрольные американской Amazon.com, Inc.

Amazon EU – операционная компания с 500-ми сотрудниками, отвечающая за организацию онлайн-продаж и доставку товара покупателям в Европе. Amazon Europe Holding Technologies — холдинговая компания, у которой нет ни сотрудников, ни собственного офиса. Ее единственный актив – акции Amazon EU. Компания Amazon EU платила налоги в Люксембурге, а материнская, в силу особенностей ее организационно-правовой формы (limited partnership) – нет.

Для операционной деятельности компания Amazon EU использовала программное обеспечение, товарные знаки, принадлежащие американской Amazon.com, Inc. Права на интеллектуальную собственность передавались через холдинговую компанию. Она выступала исключительно в качестве посредника, получала роялти и перечисляла часть из них в США.

Налоговые органы Люксембурга выдали компании Amazon EU заключение (tax ruling) об одобрении порядка расчета налогооблагаемой базы и фактически об обоснованности размера роялти, выплачиваемых в пользу материнской компании.

Расследование Еврокомиссии показало, что в заключении налогового органа допустимый размер роялти был завышен – сумма выплачиваемых материнской компании роялти составляла почти 90% от общей выручки компании. При этом холдинговая компания была лишь посредником и не выполняла никаких функций, связанных с получением дохода. Фактически же активом управляла и увеличила его стоимость (путем доработки) компания Amazon EU.

Что в итоге?

С момента вынесения решения Еврокомиссии по делу Apple прошло более года. Однако оно до сих пор не исполнено. Apple и Ирландия обратились в Суд ЕС с апелляционной жалобой на решение. А Еврокомиссия в свою очередь направила в суд дело в связи с неисполнением решения. Чем закончится это противостояние, пока непонятно. Мы полагаем, что суд встанет на сторону Еврокомиссии.

Люксембург должен исполнить решение к началу февраля 2018 года. Будет ли он предпринимать какие-либо действия по взысканию задолженности с Amazon зависит в том числе и от позиции европейского суда по делу Apple. После того, как Еврокомиссия инициировала проверки в отношении Apple, Amazon McDonald’s, корпорации начали поиск новых «льготных» юрисдикций. В 2015 году они изменили свои схемы и переехали в другие государства. Согласно данным Paradise Papers, новым «налоговым убежищем» Apple стал остров Джерси (Jersey). А McDonald’s перебрался в Великобританию.

Европейские страны отменяют налоговые заключения (tax rulings). Компании уже не могут претендовать на льготы, которые они получали ранее. В связи с выявленными нарушениями Еврокомиссия инициировала изменения законодательства, направленные на борьбу с выведением прибыли из-под налогообложения. Они предусматривают устранение расхождений между законодательством европейских стран, ограничение вывода средств за пределы Евросоюза, стимулирование финансирования компаний путем увеличения их уставного капитала, а не через предоставление займов. Так, в январе 2017 года Люксембург ввел специальные правила, касающиеся внутригруппового финансирования. Кипр также изменил свое законодательство. С 2019 года европейские налоговые консультанты, юристы, бухгалтеры, банкиры будут обязаны информировать налоговые органы о разрабатываемых или применяемых ими схемах налогового планирования. В свою очередь, налоговые органы европейских государств будут обмениваться полученной информацией в автоматическом режиме.

Таким образом, в результате выявления используемых Apple, Amazon и McDonald's налоговых схем и деятельности Еврокомиссии правила игры в Европе существенно изменились. Сэкономить на налогах там теперь очень непросто. Эти изменения могут сказаться и на европейских компаниях, подконтрольных российским резидентам. Эти компании могут столкнутся с отменой ранее полученных заключений налоговых органов, что означает увеличение налоговой нагрузки. Кроме того, стоит пересмотреть существующие схемы финансирования бизнеса, поскольку внутригрупповые займы будут привлекать пристальное внимание налоговых органов.

США. Евросоюз. Люксембург. Весь мир > Госбюджет, налоги, цены > forbes.ru, 28 ноября 2017 > № 2403831


США. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 27 ноября 2017 > № 2406860 Ариэль Коэн

Пока Америка спит, Россия возвращается на Ближний Восток

Ариэль Коэн (Ariel Cohen), The National Interest, США

Россия возвращается на Ближний Восток. Кремль методично создает реальную систематическую геополитическую угрозу интересам США и их союзников. Поведение Москвы вызвано стремлением к престижу и влиянию, а поиск рынков для своего оружия и других товаров является классической манерой поведения любой великой державы.

Центральным элементом этого стремления является нефть, но проблема эта не единственная. Поскольку цены на нефть находятся на отметке выше 55 долларов за баррель, а Саудовская Аравия, оказывающая определяющее влияние на этот рынок, переживает самый тяжелый политический кризис с 1920-х годов, когда была создана монархия, сотрудничество Москвы с Тегераном и Эр-Риядом в вопросе ограничения добычи ставит Россию в центр внимания в регионе. Однако возобновление деятельности Кремля на Ближнем Востоке носит геополитический характер и выходит за рамки бизнеса. Как и в советское время, Москва стремится контролировать правительства, восстанавливать военные базы, открывать морские пути и расширять экспорт. Эти амбиции великой державы означают серьезные изменения геополитического равновесия сил в регионе, что свидетельствует о возврате к стратегической конкуренции XIX века и поднимает серьезные вопросы о будущем американской державы.

Возобновление конкуренции великих держав

Россия с незапамятных времен определилась как империя, постоянно расширяющая свои границы. За 800-летнюю историю страны ее территория сокращалась всего три раза: в начале XVII века во время «смуты», приведшей к польской оккупации Москвы; после большевистского переворота 1917 года; и, наконец, в результате распада СССР в 1991 году.

После распада СССР Россия отказалась от большинства своих военных баз на Ближнем Востоке, хотя и сохранила нескольких клиентов, покупавших оружие. Быть империей было слишком дорого. Сирия — со своей военно-морской базой («пунктом материально-технического снабжения») в Тартусе и авиабазой в Хмеймиме — была единственной страной, из которой Москва уходить не хотела.

На фоне роста цен на нефть после российско-грузинской войны 2008 года и особенно после вторжения Москвы на Украину и в Крым в 2014 году (позже в том году цены на нефть упали) Россия приступила к методическому восстановлению равновесия сил на Ближнем Востоке. Ее цель состоит в том, чтобы бросить вызов Соединенным Штатам и их партнерам.

Некоторые аналитики считают, что Сирия может стать разменной монетой в урегулировании украинского кризиса и рычагом давления в вопросе санкций, введенных Соединенными Штатами. Однако сокращение регионального присутствия США на Ближнем Востоке и готовность России заполнить образовавшуюся пустоту указывает на то, что амбиции (Москвы) простираются дальше.

Цели России на Ближнем Востоке включают в себя несколько аспектов, имеющих большое значение для ее национальной безопасности и глобальной стратегии:

• Плацдарм для борьбы с джихадизмом. Радикальный ислам оказался привлекательным примерно для 2,5 тысяч российских граждан, воевавших в Сирии и Ираке, а также многих сотен граждан бывших советских республик, которые решили вступить в отряды боевиков ИГИЛ (организация, запрещенная в РФ — прим. пер.). Их «возвращение на родину» представляет реальную угрозу. Москва является вторым по величине городом Европы после Стамбула по численности мусульманского населения.

• Театр стратегического соперничества с США. Правящая элита — Путин и его окружение, руководство силовых ведомств, а также российское телевидение — зациклены на проблеме поражения (России) в холодной войне. Все они одержимы мыслью о том, что Америка якобы пытается ослабить их Родину или даже разделить ее на части.

• Влияние цен на нефть. Россия заинтересована в том, чтобы усилить свое влияние на цены на нефть — тем более что этот ресурс жизненно важен для российской экономики. Это влияние может быть обеспечено за счет заключения картельных соглашений или путем разжигания конфликтов — например, как в случае конфликта Саудовской Аравии с Ираном. Ничто так не повышает цены на нефть, как угроза войны или блокада Ормузского пролива.

• Рынок оружия. Конфликт в Сирии продемонстрировал возможности российского военно-промышленного комплекса — от крылатых ракет средней дальности Калибра до истребителей СУ-35 и зенитных ракетных комплексов С-400. Они продаются тем, кто предлагает самую высокую цену, потому что, как говорят в Москве, «продавая оружие, приобретаешь хороших союзников».

• Решимость России поддерживать своих союзников. Сирийская война продемонстрировала решимость Москвы не бросать союзников, несмотря на ухудшающиеся обстоятельства. Русские ведут дела с такими политиками как Саддам или Асад, а Вашингтон остается слишком требовательным и ставит условия.

Вакуум власти в регионе

Администрация Обамы считала, что в интересах США отказаться от участия в «войнах Буша». Реакция Обамы на сирийский кризис свидетельствует о том, что иранская ядерная сделка и неучастие в военных конфликтах было важнее, чем предотвращение крупнейшей со времен Второй мировой войны гуманитарной катастрофы. Да и Трамп в первый год пребывания у власти тоже не предложил последовательной политики.

Реакция Америки на вызовы России на Ближнем Востоке указывает на вакуум власти в регионе. Европейцы не могут его заполнить, а Китай сможет сделать это не раньше чем через десять лет. Поэтому по умолчанию — и согласно своим намерениям — в «игру» вступает Россия.

Всегда виновата Америка

Россия сочинила «изобличительную» историю о региональном вмешательстве США на Ближнем Востоке, в Европе и на постсоветском пространстве, начиная с оккупированного Советским Союзом Афганистана. Некоторые российские «эксперты» задним числом изображают «советы» анти-джихадистами, в то время как США якобы поддерживали моджахедов, в том числе и радикалов.

Подобно консервативным арабским лидерам и израильтянам, Россия считала, что США при Обаме отказываются от союзников и открывают двери «Братьям-мусульманам» (организация, запрещенная в РФ, — прим. перев.), что порождает хаос в Египте, Сирии, Иордании, Газе и в других странах. Кроме того, русские не обращали внимания на системное поражение закосневших, коррумпированных и жестоких авторитарных квази-социалистических режимов в Каире, Багдаде, Триполи и Дамаске, постоянно думая лишь о реальном или воображаемом влиянии Америки в этих странах.

Последний рубеж Москвы

Поэтому Кремль выстроил в Сирии линию обороны. Это — сделка Москвы с дьяволом: Асад, которого осудили и Обама и Трамп, до сих пор остается у власти; мирными переговорами в Астане управляют из Москвы и Тегерана; и российские военные завершили свою первую успешную операцию по развертыванию сил и средств за пределами советских границ за период после полнейшей неудачи в Афганистане несколько десятилетий назад.

Россия восстановила свои напряженные отношения с Турцией — Анкара даже покупает российские зенитные ракетные комплексы С-400. Кроме того, несмотря на санкции Запада, Турция приступила к реализации проекта строительства трубопровода «Турецкий поток». Некоторые могут сказать о столкновении интересов России и Турции в Сирии и на Черном море, но в краткосрочной и среднесрочной перспективе антиамериканизм Анкары может взять верх.

Даже верный союзник США Израиль после сделки Обамы с Ираном стал теплее относиться к Москве. В условиях роста влияния Ирана на Голанских высотах и активизации «Хезболлы» у границ еврейского государства возникла необходимость диалога между Иерусалимом и Москвой. Отношения между Путиным и Нетаньяху остаются прочными, несмотря на масштабное развертывание российских войск и техники в Сирии, которое угрожает воздушному господству Израиля над Левантом.

Путин также добивается расположения президента Египта Абдель Фаттаха ас-Сиси. Египет и Россия совместно поддержали генерала Халифа Хафтара в его стремлении к власти в Ливии, тогда как Госдепартамент США по-прежнему поддерживает слабое правительство Триполи.

Наконец, в Иране Россия теперь пользуется правом на временную посадку и дозаправку своих самолетов на авиабазе в Хамадане, а также возможностью вести через воздушное пространство Ирана ракетный огонь с акватории Каспийского моря по целям в Сирии. Продолжающееся на протяжении многих десятилетий сотрудничество между Тегераном и Москвой против Соединенных Штатов, их арабских союзников-суннитов и Израиля крепнет.

Выводы: альтернативы для США на Ближнем Востоке

Сланцевая революция в Соединенных Штатах проходит на фоне усталости США от войны и сокращения международного участия в международных делах. Трампа не интересуют глобальное распространение демократии и идеологические крестовые походы против других государств, и он, по всей видимости, стремится к партнерству с Путиным. Однако вашингтонская правящая элита (включая республиканцев из числа лидеров Конгресса) с ним не соглашаются, считая Россию непримиримым глобальным противником.

Откажется ли Америка от политики «неучастия», мы не знаем. Как показывает история, США — глобальная держава и она будет втянута в процесс будущего состязания с великими державами — в том числе с Россией, Китаем и Ираном. Но пока не будет сформулирована внятная, последовательная, заслуживающая доверия политика и ее цели, пока не будут налажены отношения с ключевыми для нее странами, Америка может лишиться своего господствующего положения, которое она занимала после окончания холодной войны в различных регионах — в том числе и на Ближнем Востоке. Поддержка саудитов в Йемене, сотрудничество с Ираком против ИГИЛ и новый «мирный план» урегулирования израильско-палестинских отношений пока нельзя назвать последовательной региональной стратегией.

Из-за этого отсутствия ясной и последовательной политики Соединенным Штатам будет еще сложнее оказывать поддержку своим союзникам в Персидском заливе и Израилю. К тому же, это станет причиной дальнейшего ухудшения отношений с Египтом, ключевым союзником США в арабском мире. В конечном итоге это ослабит положение Америки на мировой арене, поскольку Россия со своей слабеющей экономикой (которая составляет лишь одну четырнадцатую часть экономики Америки) одерживает победу над сверхдержавой США на важнейшем с геостратегической точки зрения театре.

США. Россия. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 27 ноября 2017 > № 2406860 Ариэль Коэн


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 ноября 2017 > № 2406858 Эмма Эшфорд

Новые санкции не изменят поведение Москвы

Эмма Эшфорд (Emma Ashford), Foreign Affairs, США

31 октября, спустя 25 дней после установленного Конгрессом окончательного срока, администрация президента США Дональда Трампа, наконец, выпустила инструкции по поводу применения новых санкций в отношении России. Эти новые меры будут добавлены к уже действующим санкциям в отношении российского бизнеса и отдельных физических лиц, которые были приняты в связи с захватом в 2014 году Крыма. К сожалению, предыдущие ограничения являются лишь в незначительной мере успешными по своему воздействию, и они не вызвали никакого существенного изменения проводимой Москвой политики. Маловероятно, что новые меры ограничительного характера принесут какой-то иной результат. Их главный смысл состоит в том, чтобы связать Трампу руки, лишив его тем самым возможности снять многочисленные введенные против России санкции без одобрения Конгресса. Во многом этот законопроект является лишь отражением более широких проблем, связанных с формулированием какой-либо последовательной политики Соединенных Штатов в отношении России — конфронтация продолжает оставаться направлением, вызывающим наименьшее сопротивление, тогда как политика сфокусирована в одинаковой степени как на внутренних политических потребностях, так и на потребностях внешней политики, а санкции не предлагают никаких стимулов для улучшения существующего статус-кво.

Пределы возможностей санкций

Вмешательство России в американские выборы 2016 года представляют собой лишь очередной повод для принятия нового закона о санкциях. Соединенные Штаты уже давно используют разные формы санкций, направленные против России. Так, например, в 2012 году были введены санкции на основании Закона Магнитского, которые направлены против физических лиц, обвиняемых в нарушении прав человека. Сам по себе Закон Магнитского связан с прекращением действия поправки Джексона-Вэника, то есть с санкционным законом 1974 года, который лишал Россию статуса наибольшего благоприятствования в торговле до того момента, пока советские евреи не получат эмиграционные права. Поправка Джексона-Вэника после окончания холодной войны представляла собой препятствие для вступления России во Всемирную торговую организацию.

И только в 2014 году, после того как России вторглась в Крым, а украинские сепаратисты сбили авиалайнер рейса MH 17 компании Malaysia Airlines, санкции стали определяющей чертой американо-российских отношений. В течение шести месяцев на фоне обострения конфликта на Украине администрация Обамы ввела широкий и амбициозный набор санкций для наказания энергетических компаний, производителей вооружений и банков, тогда как конечная их цель состоит в том, чтобы сократить поток доходов российского государства и остановить его агрессивное поведение.

К сожалению, этот эпизод представляет собой наглядное свидетельство ограниченных возможностей санкций как политического инструмента. Как уже давно показали исследования специалистов, санкции часто оказываются неэффективными, особенно те, которые сфокусированы на вопросах национальной безопасности. Такие исключения как иранские санкции, после введения которых начались переговоры о Совместном всеобъемлющем плане действий (Joint Comprehensive Plan of Action) являются, как правило, многонациональными, экономически эффективными и ясными с точки зрения критериев и обстоятельств, при которых политические изменения могут привести к их отмене.

Тот факт, что американские и европейские санкции в отношении России оказались значительно менее эффективными, не является сюрпризом. Разумеется, они причинили некоторый экономический ущерб — по данным Международного валютного фонда (МВФ), в 2015 году санкции, судя по всему, стали причиной потери 1,5% годового ВВП России. Тем не менее, именно низкие цены на нефть, а не санкции, в значительной мере послужили причиной определенного экономического спада в экономике России в последние годы. Недавнее повышение цен на нефть позволило российской экономике в 2017 году вернуться к скромному, хотя и анемичному, росту.

Тем временем санкции не принесли никаких конкретных изменений в области политики. Кремль сохраняет свой контроль над Крымом, а война на востоке Украины продолжается. Возможно, введенные санкции удержали Россию от захвата дополнительных территорий на Украине, однако обоснованность подобного рода утверждений невозможно оценить. В то же время, Россия проводит несколько существенных и агрессивных операций с 2014 года — от ее кровавого вмешательства в гражданскую войну в Сирии до вмешательства в американские выборы 2016 года. Не представляет особого труда сделать вывод о том, что американские санкции мало в чем смогли улучшить поведение России за три года после их введения.

Неопределенная стратегия

31 октября стало кульминацией того процесса, который начался в декабре прошлого года. Когда стали появляться свидетельства вмешательства России в электоральный процесс, администрация Обамы ввела санкции в отношении отдельных физических лиц, компаний, а также двух российских разведывательных ведомств — Главного разведывательного управления (ГРУ) и Федеральной службы безопасности (ФСБ) за их участие в «злонамеренной деятельности в кибер-пространстве». Кроме того, администрация Обамы выслала из страны целый ряд российских дипломатов, а также захватила два дипломатических участка на основании подозрений о том, что они использовались для сбора разведывательной информации. После прихода к власти к власти Трампа, новая администрация стала занимать попеременно то обычную, то противоречивую позицию по поводу введенных санкций. В июне нынешнего года Министерство финансов без лишнего шума добавила определенное количество граждан России к уже существовавшему списку. Однако президент Трамп выступил против новых санкций, и он постоянно говорит о том, что он, возможно, рассмотрит в декабре вопрос о возвращении тех земельных участков, которые ранее были конфискованы.

В ответ Конгресс в июле принял новый санкционный законопроект, который, по сути, сводит на нет власть президента в области санкционной политики, то есть в той сфере, которая раньше традиционно оставалась под контролем исполнительной власти. В дополнение к обязательным санкциям Конгресс придал законодательный характер и тем санкциям, которые были введены администрацией Обамы, а также увеличил количество требований, которые, в конечном счете, лишают президента возможности отменить введенные карательные меры без согласия Конгресса.

Поучительным в очередной раз будет сравнение с Ираном. В соответствии с Совместным всеобъемлющим планом действий Обама издал распоряжение о снятии санкций, что позволило ядерной сделке вступить в силу без необходимости принятия конкретных шагов в этом направлении со стороны Конгресса. Что касается российского сакционного законопроекта, то Конгресс закрыл эту лазейку и прямо заявил о том, что он не доверяет позиции Трампа по этому вопросу.

Принятый законопроект добавляет также целый ряд новых драконовских ограничений, в том числе он предусматривает введение санкций против иностранных фирм, работающих в рамках совместных предприятий с российскими энергетическими компаниями и занимающихся реализацией сланцевых и других нетрадиционных газовых и нефтяных проектов, а также против тех компаний и стран, которые покупают российское оружие. Эти положения вызвали серьезную озабоченность у таких союзников Соединенных Штатов как Турция и Саудовская Аравия, поскольку они покупают российское оружие.

Европейские страны лоббируют против этого законопроекта. Они опасаются того, что введенные ограничения окажут влияние на реализацию проектов с участием российских фирм. Компании будут избегать штрафных санкций за счет того, что будут держать российские активы на уровне менее одной трети, или будут спорить по поводу определения сланцевых проектов. Инструкции, которые, наконец, были опубликованы Государственным департаментом 31 октября, также предполагают, что администрация Трампа сможет достаточно свободно интерпретировать эти требования, с учетом недавнего заявления президента о том, что «любое выполнение раздела 232 законопроекта о санкциях должно исключать нанесение ущерба энергетической безопасности наших партнеров или причинение вреда общественному здоровью и безопасности».

Тем не менее, эти ограничения вызывают озабоченность, поскольку они могут привести к отчуждению союзников Соединенных Штатов в Европе. Так, например, трубопровод «Северный поток 2», в соответствии с новыми санкциями, может столкнуться с серьезными препятствиями при попытке получить финансирование. Высокопоставленные немецкие политики, в том числе официальный представитель Министерства иностранных дел Мартин Шефер (Martin Schaefer) задают вопрос: А не являются ли введенные Конгрессом санкции, в действительности, инструментом «промышленной политики» Соединенных Штатов, направленной на увеличение экспорта американских энергоносителей в Европу за счет сокращения поставок из России?

Новые санкции, как же как и предыдущие меры такого характера, не приведут к изменению политики. На самом деле, у них еще меньше шансов добиться желаемого результата, поскольку у них нет четко определенных целей. Введенные Обамой санкции, имеющие отношение к Крыму и Украине, по крайней мере номинально, были направлены на то, чтобы добиться окончания агрессии России на Украине, однако новые санкции значительно менее конкретны и не ограничены по времени. Судя по всему, Конгресс больше сфокусирован на том, чтобы наказать Россию за ее действия во время выборов 2016 года, а также на том, чтобы ослабить ее в более длительной перспективе, чем на конкретных политических целях. В результате трудно сделать вывод о том, как Соединенные Штаты будут снимать эти санкции, и поэтому у Кремля мало стимулов для изменения своего поведения. Введенные санкции могут даже оказаться полезными для российского президента Владимира Путина, поскольку огни позволяют ему представить экономические проблемы страны как следствие действий Запада, а не как результат своего собственного плохого руководства. Путина ожидают президентские выборы в марте следующего года, и хотя никто не ожидает того, что они будут честными и свободными, санкции могут увеличить его популярность и ограничить представление о том, что их результаты являются подтасованными.

Политический паралич продолжится?

Введенные против России санкции свидетельствуют о наличии более серьезных проблем в американо-российских отношениях. Все признают, что эти отношения находятся на самом низком уровне с момента окончания холодной войны, однако мало у кого есть представление о том, как их можно улучшить. Целый ряд неудачных решение, принятых за последние 20 лет влиятельными политиками с обеих сторон — особенно российская агрессия в ее ближнем зарубежье, увеличившиеся репрессии внутри страны, а также расширение НАТО, — подорвали потенциал для установления рабочего партнерства. Располагая крупнейшем в мире арсеналом ядерного оружия, Россия остается единственной страной, способной полностью уничтожить Соединенные Штаты, однако она является важным игроком при решении таких вопросов как нераспространения ядерного оружия и глобальная торговля оружием.

Российское вмешательство в выборы 2016 года, каким бы ни было его воздействие, лишь способствует сохранению политического паралича. Связав руки Трампу с помощью санкций, Конгресс ясно дал понять, что он не хочет доверить президенту управление связями с Россией. Администрация Трампа не будет иметь возможность применить новых подход к отношениям с Россией, пока ее возможности будут ограничены из-за обвинений в сговоре. В этой напряженной в политическом отношении ситуации введение новых санкций — и, в целом, усиление конфронтации — стало тем направлением в американо-российских отношений, где существует наименьшее количество препятствий.

Однако, ограничив возможности президента в том, что касается отмены санкций, Конгресс также связал руки будущим администрациям и создал таким образом предпосылки для возникновения разногласий со своими европейскими союзниками в долгосрочном плане. Поправка Джексона-Вэника отравляла американо-российские отношения спустя много лет после окончания холодной войны, а нынешний законопроект о санкциях сократит в будущем возможность проявлять гибкость на переговорах с Россией и ограничит способность сотрудничать с ней в ключевых областях — будь то контроль над вооружениями, конфликт в Сирии, на Украине или в других местах. Решение Конгресса наказать Россию за ее действия — а также его желание ограничить возможность Трампа отменить это наказание — является понятным, однако оно вынуждает американо-российские отношения оставаться на пути конфронтации и не предлагает никакого варианта для ослабления напряженности. В результате ситуация может только еще больше ухудшиться, прежде чем она начнет улучшаться.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 27 ноября 2017 > № 2406858 Эмма Эшфорд


Италия. США > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 27 ноября 2017 > № 2403842

Италия, готовясь к предвыборному сезону фейковых новостей, просит помощи у Facebook

Джейсон Горовиц | The New York Times

"Остались месяцы до решающих парламентских выборов, и растет тревога, что Италия станет следующей целью дестабилизирующей кампании фейковых новостей и пропаганды. Это побудило лидера правящей партии страны призвать Facebook и другие социальные сети следить за своими платформами", - передает корреспондент американской газеты The New York Times Джейсон Горовиц.

"Мы просим социальные сети, особенно Facebook, помочь нам провести чистую предвыборную кампанию", - заявил в интервью газете в прошлый четверг лидер Демократической парии Маттео Ренци.

"На фоне мировой атмосферы, насыщенной подозрениями касательно российского вмешательства в выборы в США, во Франции и в Германии, а также в британский референдум по выходу из ЕС и каталонское движение за независимость в Испании, многие аналитики считают Италию слабым звеном во все более уязвимом Евросоюзе", - говорится в статье.

Больше всего в Италии обеспокоена правящая Демократическая партия. "В последние дни ее члены предприняли организованную попытку сосредоточить внимание страны - и могущественных социальных сетей, как Facebook - на кампании по дезинформации, которая, как они полагают, задумана с тем, чтобы навредить одному из последних крупных левоцентристских правительств, удерживающихся в Европе", - сообщает автор.

Как информирует издание, исследователь Андреа Строппа, который работает на компанию под названием Ghost Data и является консультантом Ренци по вопросам кибербезопасности, внес вклад в статью о фейковых новостях, опубликованную в Buzzfeed на прошлой неделе и ставшую одним из главных тезисов Ренци. После этой статьи Facebook закрыл сайты, которые промышляли писаниной националистического и антимигрантского толка.

Представители Facebook сказали итальянским чиновникам, что они планируют направить итальянскую "целевую группу" для проверки фактов, чтобы решить проблему с фейковыми новостями в Италии до выборов, пишет газета со ссылкой на правительственного чиновника, который присутствовал на переговорах.

Также Строппа подготовил доклад для Ренци, который пытается продемонстрировать связь между внешне не связанными сайтами, продвигающими конкурирующие политические движения, выступающие против политического истеблишмента, говорится далее. Этот доклад, который Строппа предоставил изданию, показывает, что официальная интернет-страница движения, продвигающего Маттео Сальвини, лидера крайне правой партии "Лига Севера", имеет общий уникальный код в Google со страницей сторонников "Движения 5 Звезд", ведущей пропаганду в поддержку движения. Эти коды, используемые для отслеживания рекламного и интернет-трафика, также являются общими для ряда других сайтов, некоторые из которых распространяют нелепые конспирологические теории, атакуют Ренци или имеют отрыто пророссийскую подачу.

Один из сайтов, IoStoConPutin.info ("Я с Путиным"), критикует расследование США касательно российского вмешательства в американские выборы как "фейковые новости" и публикует анонимные посты, один из которых озаглавлен "Путин - образец настоящего лидера" и включает статьи со Sputnik Italia.

Еще один сайт, mondolibero.org, распространяет отчетливо антиамериканский и антилиберальный взгляд на мир, передает корреспондент. "Москва раскрывает, что Twitter полагается на американские спецслужбы", - гласит один заголовок.

Согласно данным в докладе Строппы, которые были проверены изданием, "эти разнообразные сайты имеют общий уникальный ID, который присваивается Google Analytics, чтобы следить за тем, как идут дела у сайта, а также номер AdSense, при помощи которого Google управляет рекламой, размещаемой на сайтах".

"Лига Севера" и "Движение 5 Звезд" номинально не являются союзниками и даже изображают из себя противников, поясняет журналист. Но их объединяет заинтересованность в продвижении пророссийской повестки, направленной против истеблишмента и иммигрантов, которая сделала "Движение 5 Звезд" самой популярной партией в Италии.

При участии Ширы Френкель

Италия. США > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 27 ноября 2017 > № 2403842


Саудовская Аравия. США. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 ноября 2017 > № 2406853 Томас Фридман

«Арабская весна» наконец пришла в Саудовскую Аравию

Наследный принц всерьез намерен вернуть своему обществу былой уровень терпимости.

Томас Фридман (Thomas L. Friedman), The New York Times, США 

Эр-Риад — Я никогда не думал, что доживу до того времени, когда смогу написать эти строки: наиболее значимый процесс реформ, охвативший весь Ближний Восток, наблюдается сегодня в Саудовской Аравии. Да, вы не ослышались. Приехав сюда в самом начале саудовской зимы, я обнаружил, что страна переживает собственную «Арабскую весну».

В отличие от других вариаций «Арабской весны» — которые все, за исключением случая Туниса, осуществлялись снизу вверх и потерпели неудачу — эта проводится по инициативе 32-летнего наследного принца Мухаммеда бин Салмана сверху, и, если все пройдет успешно, она не только изменит характер Саудовской Аравии, но и задаст новый тон и направление исламу во всем мире. Только глупец возьмется прочить этим реформам успех — и вместе с тем только глупец не станет за них болеть.

Решив разобраться в происходящем, я прилетел в Эр-Риад, чтобы взять интервью у наследного принца, известного как «M.B.S.». Он еще не комментировал события чрезвычайного характера, имевшие место здесь в начале ноября, когда его правительство арестовало десятки саудовских принцев и бизнесменов по обвинению в коррупции и заключило их в импровизированную позолоченную тюрьму — отель Riyadh Ritz-Carlton — где они остаются до тех пор, пока не согласятся отказаться от своих нажитых нечестным путем богатств. Такое увидишь не каждый день.

Мы встретились ночью в богато украшенном фамильном дворце с глинобитными стенами в Оудже, к северу от Эр-Риада. Принц Мухаммед говорил по-английски, в то время как его брат, принц Халид, новый посол Саудовской Аравии в США, и несколько старших министров угощались разными блюдами из мяса ягненка и придавали беседе особый колорит. После почти четырехчасового интервью в 1:15 утра я наконец сдался, напомнив принцу, что ровно в два раза его старше. Уже очень, очень давно не обрушивался на меня столь неистовый поток новых идей по преобразованию страны, исходящий от кого-то из арабских лидеров.

Мы начали с очевидного вопроса: что происходит в Ritz? Пытается ли принц тем самым продемонстрировать свою силу, чтобы избавиться от соперников внутри семьи и частного сектора экономики до того, как больной отец, король Салман, передаст ему ключи от королевства?

«Нелепо», сказал он, предполагать, что эта антикоррупционная кампания была захватом власти. Принц отметил, что многие видные деятели среди задержанных в Ritz публично уже заявили о своей верности ему и его реформам и что «большинство членов королевской семьи» его поддерживает.

Вот что, по его словам, произошло: «С 1980-х годов по сегодняшний день наша страна серьезно страдает от коррупции. По подсчетам наших экспертов, каждый год примерно десять процентов государственных расходов разворовывается коррупционерами на всех уровнях власти. За это время правительство не раз объявляло «войну коррупции», и все эти попытки потерпели неудачу. Почему? Потому что все они начинались снизу».

Поэтому, когда его отец, который за почти 50-летний срок на посту губернатора Эр-Риада ни разу не был уличен в коррупции, поднялся на трон в 2015 году (в период падения цен на нефть), он поклялся положить всему этому конец. Принц сказал:

«Мой отец понимал, что мы не можем оставаться в „Большой двадцатке" и расти при таком уровне коррупции. В начале 2015 года одним из его первых приказов своей команде было собрать всю информацию о коррупции — наверху. На протяжении двух лет эта команда собирала самую точную информацию, чтобы затем представить список из примерно 200 имен».

По словам принца, когда все материалы были готовы, прокурор Сауд аль-Моджиб принял соответствующие меры. Подозреваемые миллиардеры или принцы были арестованы и поставлены перед выбором: «Мы показываем им все имеющиеся у нас документы, и после этого примерно 95% из них соглашаются на сделку», которая заключается в списании наличных или акций в государственную казну Саудовской Аравии.

«Около одного процента, — добавил он, — в состоянии доказать, что они чисты перед законом, и их дело закрывается на месте. Около 4% утверждают, что не замешаны в коррупции и со своими адвокатами намерены обратиться в суд. Согласно законодательству Саудовской Аравии прокурор является независимой фигурой. Мы не можем вмешиваться в его работу, король имеет право уволить прокурора, но ведет этот процесс именно он… У нас есть эксперты, которые следят за тем, чтобы в ходе этого процесса не обанкротится ни один бизнес» — дабы избежать безработицы.

«Сколько денег они возвращают?» — спросил я.

По словам прокурора, эта сумма по результатам сделок может составить «около ста миллиардов долларов», сообщил принц.

Он добавил, что искоренить всю коррупцию сверху донизу невозможно, «поэтому приходится отправлять сигналы, и нынешний сигнал звучит так: „Вам не скрыться". И результаты налицо», например, «когда люди пишут в соцсетях: я позвонил своему посреднику, а он не отвечает». Саудовские бизнесмены, которые платили взятки за услуги, оказываемые бюрократами, не привлекаются к ответственности, объяснил принц. «Это те, кто вытряхивал деньги из правительства» — путем завышения цен и получения откатов.

Ставки принца Мухаммеда в этой антикоррупционной кампании довольно высоки. Если общественность считает, что он действительно борется с подрывающей систему коррупцией, гарантирует прозрачность этого процесса и дает понять будущим саудовским и иностранным инвесторам, что верховенство закона будет преобладать, это значительно укрепит доверие к системе. Но если эта кампания в конечном итоге станет произвольной, непрозрачной и запугивающей, нацеленной скорее на консолидацию власти ради самой власти и не контролируемой никаким законом, она в конечном итоге отпугнет саудовских и иностранных инвесторов и лишит их решимости, а этого страна не может себе позволить.

Но одно я знаю точно: все без исключения саудовцы, с которыми мне довелось в эти дни беседовать, выражали горячую поддержки этой борьбе с коррупцией. Саудовское молчаливое большинство явно сыто по горло царящей несправедливостью, когда их страну как липку обдирает такое большое число принцев и миллиардеров. В то время как иностранцы, подобно мне, интересовались правовыми рамками этой операции, среди саудовцев, с которыми я разговаривал, царили такие настроения: «Просто переверните их всех вверх тормашками и трясите, пока из их карманов не высыпятся все деньги!»

Но знаете что? Эта антикоррупционная кампания является лишь второй по значимости инициативой принца. Первая заключается в том, чтобы вернуть саудовскому исламу более открытую и современную ориентацию — от которой он отошел в 1979 году. То есть возвращение к тому, что на проходившем здесь недавно мировом инвестиционном форуме принц Мухаммед определил как «умеренный, сбалансированный ислам, открытый миру, всем религиям и всем традициям и народам».

Я хорошо помню тот год. В 1979 году я начинал свою карьеру в качестве репортера на Ближнем Востоке в Бейруте, и регион, которым я с тех пор занимаюсь, в тот год был сформирован тремя крупными событиями: захватом Большой мечети в Мекке саудовскими пуританскими экстремистами — которые обвинили правящую семью Саудовской Аравии в коррупции и раболепстве перед западными ценностями; исламская революция в Иране; и советское вторжение в Афганистан.

Эти три события в то время не на шутку испугали правящую семью Саудовской Аравии и заставили ее попытаться укрепить собственную легитимность, разрешив своим ваххабитским священнослужителям навязывать обществу гораздо более строгий ислам, а также начав общемировое соперничество с аятоллами Ирана в том, кто из них способен экспортировать более фундаменталистский ислам. То, что США попытались взять эту тенденцию на вооружение, использовав против России в Афганистане исламистских бойцов, только усугубило ситуацию. В итоге, по всему миру ислам дал крен вправо и подготовил 9/11.

Адвокат по образованию, создавший фонд для поддержки образования и социального обеспечения, принц взял на себя задачу вернуть саудовский ислам в центр. Он не только запретил всемогущей религиозной полиции Саудовской Аравии отчитывать женщин за то, что они не покрывают каждый дюйм своей кожи, но и позволил женщинам сесть за руль. И в отличие от всех предыдущих лидеров Саудовской Аравии он критикует сторонников жесткой линии с идеологических позиций. Как сказала мне одна 28-летняя жительница Саудовской Аравии, получившая образование в США, принц Мухаммед «пользуется другим языком. Он говорит: „Мы намерены уничтожить экстремизм". Он не пытается ничего приукрасить. Это вселяет уверенность в реальность будущих перемен».

И действительно принц Мухаммед наставлял меня так: «Не пишите, что мы „переосмысливаем" ислам — мы „возвращаем" ислам к его истокам — и наши самые главные инструменты — это практики Пророка и [повседневная жизнь] в Саудовской Аравии до 1979 года». Во времена Пророка Мухаммада, утверждал он, существовали музыкальные театры, было смешанное общество из мужчин и женщин, в Аравии уважали христиан и евреев. «Первым судьей по торговым делам в Медине была женщина!» Поэтому, если Пророк все это принял, вопрошает принц: «Выходит, Пророк не был мусульманином?»

Потом один из его министров вынул свой мобильный телефон и показал мне фотографии и видеоролики на YouTube, снятые в Саудовской Аравии 1950-х годов: женщины с непокрытыми головами, в юбках, прогуливающиеся по улицам с мужчинами, а также концерты и кинотеатры. Это по-прежнему была традиционная и сдержанная страна, но не та, где развлечения объявляются вне закона, что и произошло после 1979 года.

Если Саудовской Аравии удастся победить этот вирус антиплюралистического, сексистского ислама, который вышел из Саудовской Аравии в 1979 году, в мусульманском мире распространятся умеренные воззрения, которые, безусловно, будут только приветствоваться в стране, где 65 процентов населения составляют люди моложе 30 лет.

Саудовская Аравия. США. Ближний Восток > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 ноября 2017 > № 2406853 Томас Фридман


Россия. США > СМИ, ИТ. Транспорт > forbes.ru, 24 ноября 2017 > № 2400731 Ангелина Кречетова

ФАС разрешила «Яндекс.Такси» и Uber объединить бизнесы

Ангелина Кречетова

Редактор Forbes.ru

Стороны вложат в новую компанию более $300 млн. Закрытие сделки запланировано на январь 2018 года

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) одобрила соглашение Яндекса и Uber об объединении бизнесов онлайн-заказа поездок в России. Об этом говорится в сообщении ведомства.

Сделку также одобрило Министерство антимонопольного регулирования и торговли Белоруссии. Теперь компании ожидают решения антимонопольного ведомства Казахстана. После публикации сообщения ФАС, акции «Яндекса» на торгах Московской биржи выросли на 2,7% и достигли 2041,5 рубля за бумагу.

После закрытия сделки оба приложения для заказа поездок — и «Яндекс.Такси», и Uber — по-прежнему будут доступны пользователям. При этом таксопарки и водители перейдут на единую технологическую платформу, что по задумке участников сделки должно помочь нарастить число доступных для выполнения заказов машин, сократить время их подачи, снизить холостой пробег, повысить надежность и доступность сервиса в целом.

Условия сделки

О подписании сделки стороны объявили 13 июля 2017 года. Согласно договоренностям, «Яндекс» и Uber объединят свои бизнесы онлайн-заказа поездок в России, Азербайджане, Армении, Белоруссии, Грузии и Казахстане в составе новой компании. В нее также войдет сервис по доставке еды UberEATS.

Стороны вложат в новую компанию $225 млн и $100 млн соответственно, оценивая ее в $3,725 млрд. С учетом этих вложений и возможных корректировок на момент закрытия сделки, 59,3% компании получит «Яндекс», 36,6% — Uber, 4,1% — сотрудники двух компаний. Стороны решили закрыть сделку после новогодних и рождественских праздников в январе 2018 года, чтобы избежать сбоев в работе сервисов в этот период.

В Uber по итогам договоренностей заявили, что для компании сделка открывает большие возможности для развития бизнеса в конкретном регионе, «охватывающем эти шесть стран». В то же время Financial Times указывала, что Uber этим шагом фактически уступает конкуренту российский рынок после нескольких лет напряженной конкурентной борьбы. Газета также называла это такое решение Uber первым стратегическим шагом после скандального ухода в отставку основателя сервиса Трэвиса Каланика.

Телеканал CNBC уточнял, что к сделке Uber и «Google of Russia» «приложили руку» сам Каланик, который до сих пор входит в совет директоров компании и владеет долей в Uber, и его соратник — бывший главный директор по развитию бизнеса Uber Эмиль Майкл (покинул компанию в июне).

Россия. США > СМИ, ИТ. Транспорт > forbes.ru, 24 ноября 2017 > № 2400731 Ангелина Кречетова


США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 24 ноября 2017 > № 2400730 Павел Эйгес

Facebook виляет элитой: победа Трампа — лишь вершина «айсберга»

Павел Эйгес

директор ООО «Открытая мобильная платформа»

Как иконы прогрессивной мысли превратились в политическое оружие, а общество этого не заметило

Американское медиапространство и общественное мнение вот уже несколько месяцев сотрясается от скандалов, порожденных победой в президентской гонке Дональда Трампа. Отдельной главой этой саги стала история о российском следе в этой победе, а точнее о ботах (роботах, автоматически выполняющих команды через интерфейсы, предназначенные для людей), якобы покупавших в Facebook рекламу в поддержку кандидата от республиканцев. 3 тысячи постов, будь даже эта версия правдивой, разумеется, не смогли бы изменить результаты предвыборной гонки, но сама по себе технология влияния на общественное мнение через управление контентом, как выясняется, успешно применялась на десятках миллионов пользователей и не раз, причем самими цифровыми гигантами. И эти факты, куда более примечательные, не получают громкой огласки, не провоцируют волн служебных расследований и общественного негодования.

Не останавливаясь на изучении хроники событий, отметим лишь, что в итоге The Wall Street Journal опубликовала новость о дезавуировании российского вмешательства. Данные из доклада Facebook были удалены, а «понимание компанией российской активности» было объявлено «слишком спекулятивным». Гораздо интереснее проследить первопричины таких явлений — крайне непубличные события, которые заставили политических консультантов обратиться к подобным инструментам управления общественным мнением и поверить в их силу. Как завещал киногерой Владимира Высоцкого, «неслыханных преступлений не бывает: что-нибудь подобное где-нибудь, когда-нибудь, с кем-нибудь уже было».

«Небезопасная Америка»

Предвыборная агитационная кампания Трампа в социальных сетях, с российским следом или без него, достойна оказаться в учебниках по технологиям пиара в социальных сетях (SMM). По словам Президента США, все его аккаунты в социальных сетях являются «собственным видом медиа», так как за ними следят почти 100 млн человек.

Например, роль сервиса микроблогов Twitter, где у Трампа около 30 млн подписчиков, 45-ый по счету хозяин Белого Дома в интервью Fox News оценил так: «Я думаю, что мог бы не быть здесь сейчас, если бы не было Twitter…». Но это если говорить о публичной активности в социальных медиа: выражении позиции, полемике с другими участниками и так далее. Но ведь была и другая сторона.

Известно, что предвыборная риторика Дональда Трампа во многом строились на осуждении нелегальной иммиграции, критике исламизации США и террористической угрозе. Одним из наиболее эффективных инструментов, формирующих нужные стереотипы, у электората стало применение социальных сетей с непосредственным влиянием на информационное поле пользователей.

В частности, агентство Bloomberg опубликовало данные о том, что ключевую роль в формировании необходимых стереотипов в американском обществе через Facebook и YouTube сыграло digital-агентство Harris Media по заказу общественной организации «Безопасная Америка». По данным Bloomberg, антимусульманская кампания «Безопасной Америки» выстраивалась при активной поддержке сотрудников Facebook и Google, которые оказывали помощь специалистам Harris Media в точной настройке таргетирующих сервисов месседжей.

Анонимный источник Bloomberg в Harris Media сообщил, что основной целью рекламы «Безопасной Америки» было формирование страха у целевой аудитории. Также этот источник подтвердил прямую связь Harris Media с Google и Facebook. В числе прочего издание сообщает о личной встрече представителей «Безопасной Америки» совместно с Harris Media с официальными лицами из Google и Facebook для обсуждения эффективности рекламной кампании в июне 2016 года.

В дальнейшем «Безопасная Америка» распространяла вирусные видеоролики через YouTube и Facebook, пользуясь рекомендацией этих площадок по наиболее эффективному целевому воздействию (таргетингу). Этот контент в различных вариантах спровоцировал волну антиисламских настроений в американском обществе, что позволило Трампу с его программой получить внушительное количество голосов.

«Неинформированное согласие» на манипуляцию вашим мнением

Характерным примером возможностей массового влияния социальных сетей на большие группы людей является исследование Facebook по изменению настроения, которое проводилось в 2012-м году. Более 600 тыс. пользователей неосознанно стали участниками эксперимента по так называемому эмоциональному «заражению».

Для воздействия на испытуемых использовался специально подготовленный контент, который размещался в их новостной ленте. По замыслу организаторов, контент преимущественно содержал материалы с «позитивными» сообщениями. Семантика, лексика и иные особенности текстовых сообщений в таком контенте содержали информацию об эмоциях, чувствах и т.п. (невербальные сигналы не использовались). На основе экспериментов были сделаны выводы о том, что через Facebook можно «заразить» пользователя радостью, депрессией, страхом, гневом.

В 2014 году исследователями Адамом Крамером, Джейми Гиллори и Джеффри Хэнкоком, были представлены экспериментальные доказательства возможности «эмоционального заражения» (формирования определенных эмоций) исключительно путем публикации постов в Facebook, без прямого контакта пользователей друг с другом. Для получения валидных результатов понадобилась всего 1 неделя, исследование проводилось с 10 по 18 февраля 2012 года.

Многие пользователи Facebook, были возмущены тем, что исследователи не следовали принципу информированного согласия и эксперимент проводился без их ведома. Гражданские активисты задались вопросом, сколько людей стали жертвами эксперимента и посредством намеренного изменения ленты были доведены до депрессии. Оценок негативных последствий эксперимента не проводилось, руководство Facebook ограничилось формальными извинениями.

Ещё одним малоизвестным социальным экспериментом Facebook, проведенным без согласия пользователей стало саботирование работы их же Android-приложения. Намеренное внедрение ошибок в код приложения, о котором сообщили в прошлогоднем сообщении The Information, практиковалось на протяжении нескольких лет. Эксперимент проводился с целью выявить время, за которое пользователи отказываются от использования неработоспособного ПО. Как и в случае с социальным экспериментом, с заражением эмоциями ни один из пользователей не уведомлялся об участии в эксперименте.

Однако наиболее масштабным подобным эксперимент по своему размаху стал проект Facebook 2010 года, который был напрямую связан с выборами в Конгресс США. Так в рандомизированном контролируемом исследовании по «политической мобилизации», не давая на то предварительного согласия, участвовало более 61 000 000 человек. В процессе эксперимента выяснилось, каким образом сообщения в ленте пользователей влияют на их политическое самовыражение, а также определялось, насколько возможно такое влияние на друзей пользователей, получивших сообщения и «друзей друзей». Данные о результатах эксперимента были опубликованы в 2012 году.

В результате исследователи пришли к выводу, что влияние «социальной передачи» дружеских сообщений в реальном мире было даже выше чем, чем влияние сообщений на таргетированных пользователей. Таким образом, было экспериментально доказано, что репост сообщения близкими друзьями обладает большим мотивационным потенциалом, нежели другие источники. Исследование опять-таки проводилось с пренебрежением к принципу информированного согласия: ни один из пользователей не был предупрежден об участии в исследовании.

Социальный спрут

Жалобы на подобные махинации транснациональных корпораций бесполезны, потому что пользователи таких сервисов как Facebook, YouTube, Google+ отреклись от возможности их совершать, просто поставив галочку в поле «согласен с пользовательским соглашением». Тем самым вы на самом деле подтверждаете, что согласны наполнять свои ленты любым контентом, использовать часть личных данных в целях рекламы и маркетинга, а также снимаете с социальных сервисов ответственность за работу их приложений.

Масштаб проблемы глобален, так как количество пользователей Facebook превышает 2 млрд человек, а суммарная аудитория всех сервисов Google превышает это количество. Для среднестатистического американца Facebook, Twitter и YouTube уже давно являются основными источниками информации о мире, кроме того соцсети также являются одним из наиболее популярных способов коммуникации. По данным edisonresearch.com, Facebook является наиболее крупной и востребованной соцсетью среди людей всех возрастов с общей долей на мировом рынке не менее 64%. Более 50 % используют Facebook через смартфон. Более миллиарда пользователей YouTube ежеминутно загружают около 300 часов видеоконтента.

В России ситуация схожая. В 2016-м году социальные сети обогнали телевидение как источник новостной информации. Среди всех источников контента наиболее популярным в России является смартфон иностранного производства. 80 млн этих устройств по умолчанию используют поиск Google, самым популярным видеосервисом является Youtube. В России Facebook занимает второе по популярности место среди соцсетей с долей 27,7%, а Google – первое среди поисковых систем долей 49,82% (по данным seo-auditor за 2017 год). При этом в последние полтора года эти сервисы всё активнее наращивают пользовательскую аудиторию в России, что, по некоторым оценкам, может быть связано с предстоящими выборами. Таким образом, это позволяет с большой долей вероятности говорить о том, что сегодня Россия фактически лишена информационного суверенитета в новых социальных медиа.

США. Россия > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 24 ноября 2017 > № 2400730 Павел Эйгес


США. Китай > Армия, полиция. Образование, наука > regnum.ru, 24 ноября 2017 > № 2399587

Strategist: ВС США обречены на технологическое отставание от КНР?

Вашингтон рассчитывает на «третью стратегию противовеса», которая подразумевает развитие военных технологий следующего поколения для того, чтобы сохранить за собой военно-техническое превосходство на поле боя. Однако имеются тревожные признаки того, что США рискуют проиграть гонку технологий

Модернизация Вооруженных сил (ВС) КНР всё еще остается для Вашингтона и его региональных союзников одной из ключевых проблем. Самым опасным моментом в данной ситуации является то, что модернизация военной техники позволит КНР заблокировать для потенциальных противников доступ в воздушное и морское пространство Восточной Азии. Действия по «ограничению и воспрещению доступа и маневра» (которые являются частью стратегии сдерживания) подразумевают блокирование для противника доступа в определенный регион и оспаривание его свободы передвижения, пишет Малькольм Дэвис в статье для The Strategist.

США тоже не стоят на месте. Вашингтон сталкивается всё с большими сложностями при проекции своей власти в удаленной от США западной части Тихого океана, в отличие от Китая, который наращивает свое влияние в относительной близости от своих берегов. Вашингтон рассчитывает на «третью стратегию противовеса», которая подразумевает развитие военных технологий следующего поколения для того, чтобы сохранить за собой военно-техническое превосходство на поле боя. Однако имеются тревожные признаки того, что США рискуют проиграть гонку технологий.

В настоящий момент США столкнулись с дилеммой: направлять инвестиции на модернизацию своих ВС или на поддержание боевой готовности уже существующих сил. Данным вопрос является очень острым, поскольку как глобальная сверхдержава США постоянно сталкиваются с глобальными проблемами, требующими немедленного вмешательства. КНР не сталкивается с подобными проблемами, поэтому может сосредоточить свои инвестиции на разработке более эффективных средств для реализации политики по «ограничению и воспрещению доступа и маневра» в Восточной Азии.

За последние 10 лет боеготовность ВС США значительно снизилась. Без получения стабильного военного финансирования Пентагон не может осуществлять адекватное развитие ВС, чтобы сохранять баланс между модернизацией и поддержанием необходимого уровня боеготовности имеющихся сил. Столкновение двух американских эсминцев с торговыми судами в 2017 году и низкая подготовка летчиков-истребителей являются свидетельством снижения боеготовности ВС США. Также есть признаки того, что США не обладают высокопрофессиональными кадрами и техническими средствами для эффективного ведения борьбы с подводными лодками противника.

Ранее Конгресс одобрил законопроект о военном бюджете США в размере $700 млрд. Скорее всего, он будет подписан президентом США Дональдом Трампом. Но не стоит забывать про секвестр бюджета, который автоматически «съест» $72 млрд после того, как законопроект будет подписан Трампом. Конечно, этого можно избежать, если произойдет очередное повышение потолка госдолга США, но это маловероятно.

Главная проблема заключается в том, что из-за проблем с бюджетом Пентагону приходится постоянно сталкиваться с указанной выше дилеммой. Пентагон также не может расширить численность своих сил для адекватного ответа на глобальные угрозы. Обещаниям Трампа о том, что количество военных кораблей США будет увеличено до 355, не суждено воплотиться в реальности. Получается, что США не смогут найти адекватного ответа на увеличение численности кораблей ВМС КНР. По мере того, как военные корабли США будут постепенно устаревать, КНР продолжит внедрять новые технологии, что, в свою очередь, усугубит ситуацию для ВС США.

В 2017 году комиссия Конгресса по обзору отношений США и Китая в сфере экономики и безопасности предоставила отчет, в котором освещаются ряд ключевых областей, включая разработку гиперзвукового оружия, на которые США стоит обратить особое внимание. Указано, что Китай улучшил свои возможности в ведении подводной войны. Одновременно с этим Пекин уделяет внимание развитию систем ПРО и разработке нового стратегического бомбардировщика H-20. КНР вкладывает значительные средства, чтобы обеспечить прорыв в таких областях, как квантовая физика, военная робототехника, искусственный интеллект.

Успешное развитие военных технологий позволит Пекину более эффективно проводить политику по «ограничению и воспрещению доступа и маневра» в отношении ВС США в Восточной Азии. Китай преисполнен решимостью не только ликвидировать технологическое отставание от США, но и занять лидирующие позиции. Подобное развитие событий грозит тем, что военное преимущество в Восточной Азии окажется не на стороне Вашингтона.

 Александр Белов

США. Китай > Армия, полиция. Образование, наука > regnum.ru, 24 ноября 2017 > № 2399587


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 24 ноября 2017 > № 2399345 Оливер Стоун

Александр Девеккио | Le Figaro

Оливер Стоун: "Путин, с которым я встречался, сильно отличается от "злодея" в американских СМИ"

Это была встреча на высшем уровне. За пятьдесят часов бесед Владимир Путин доверился великому американскому кинорежиссеру Оливеру Стоуну, который снял об этом документальный фильм, а затем написал книгу "Беседы с Путиным", вышедшую во французском издательстве Albin Michel. В интервью журналисту Le Figaro Александру Девеккио Оливер Стоун рассказывает о закулисной стороне своей беседы с хозяином Кремля при закрытых дверях.

"Изменилось ли ваше восприятие этой личности?" - спросил журналист.

"С западной точки зрения, у меня было отрицательное восприятие личности Путина и его политики. Но я часто бывал в России. Впервые я туда приехал в 1982 году, в эру Брежнева. Там я встретился с дюжиной диссидентов, у которых были неприятности с режимом, и они были отправлены в психлечебницы. В США и России я также познакомился с Горбачевым. Сначала он критиковал Путина, но сразу же после событий 2014 года на Украине он изменил свою позицию. И мне, и другим он заявил, что пока Запад расширяет НАТО и подготавливает государственный переворот на Украине, "Путин является идеальным человеком для России". Западные СМИ хранят молчание по поводу подобной точки зрения, исходящей от столь всемирно почитаемого деятеля, как Горбачев", - ответил Стоун.

"Американцы описывают Путина по-своему, как холодное, циничное, безжалостное существо, как убийцу журналистов и оппозиционных кандидатов, то есть как наихудшего из царей. Тот человек, с которым я встречался, совсем другой. Передо мной сидел человек с мнимыми замашками европейского технократа. Должен сказать, что на протяжении 50 часов бесед я ни разу не слышал, чтобы он повысил голос ни на нас, ни на свою команду", - признался кинорежиссер.

"Что бы вы ответили тем, кто обвиняет вас в снисходительности?" - поинтересовался журналист.

"Со стороны частных американских СМИ это неудивительно. В последние годы они демонстрировали неприкрытую враждебность по отношению к Путину и его политическим деятелям. По сути, эти частные СМИ служат рупором американского правительства, которое наложило санкции на Россию после начала войны на востоке Украины. Целью этих санкций и этого конфликта, разжигаемого США, является раскол Европы, сдерживание ее торговых связей с Россией и сохранение Европы в лагере НАТО. Выступления Путина по Украине, Сирии, НАТО, терроризму и по целому ряду сюжетов такого рода фактически никогда не были ретранслированы на Западе во всей их полноте. Американские СМИ под эгидой Washington Post и New York Times, за которыми последовали информационные каналы, чрезмерно выставляли напоказ свой отказ представлять точное или даже просто почтительное освещение одного из самых могущественных глав государств в мире. Единственная вина этого главы государства состояла в том, что он решил продемонстрировать немного настороженности и сопротивления в отношении концепции нового миропорядка, установленного США. В этих газетах я не прочел ни одной статьи о России, которая хоть в малейшей степени была бы приближена к реальности, которую я видел своими глазами и изучал", - ответил Стоун.

"Читатели этой книги откроют для себя то, что Путин неустанно выступает за соблюдение международного права как за единственное решение для того, чтобы обеспечить стабильность миропорядка и сохранить мир во всех странах. Он постоянно это повторяет, и тем не менее, его неизменно выставляют в качестве "злодея", - указывает Стоун.

"В Путине можно усмотреть российского "националиста", с учетом того, что он защищает национальные интересы России, как это делают, например, китайские руководители. Запад же и Восточная Европа, наоборот, явно попали в зависимость от НАТО. Между тем некоторые были бы удивлены констатацией того факта, что Алексей Навальный, оппозиционер Путина и любимчик западных СМИ, куда больший националист, нежели российский президент. Если Путин проиграет выборы 2018 года, то я не вижу никакой стоящей альтернативы. Доступ к власти получит либо крайне националистический режим, либо приспешник Запада наподобие Ельцина. И Россия снова будет опустошена и лишена своих ресурсов", - уверен собеседник издания.

"Дело Сноудена прекрасно доказало, что у США повсюду есть свои уши, это они наблюдают за политическими дебатами и пытаются контролировать различные события и выборы. Обвинения по поводу российского вмешательства в американские выборы вызывают у меня хохот. Суммы, упомянутые западными информационными источниками, смехотворно низки для того, чтобы Россия смогла с их помощью добиться хоть какого-то значимого результата", - считает Стоун.

"Кто же тогда подрывает американскую демократию? Не Россия, а сами США. Я ни на мгновение не поверю даже в малейшее российское влияние. Трамп был избран за свои собственные заслуги и по причине ослабления американской политической системы, которая допускает образование избирательных округов и выдвижение партией кандидата на основе голосования избирательной коллегии, а не на основе всенародного голосования", - поясняет режиссер.

"Я, как и многие, был захвачен врасплох американскими президентскими выборами 2016 года, но по сути не был ими шокирован. Последовавшие затем действия со стороны Трампа, большей частью, оказались никудышными. Он назначил в свое правительство неподходящих людей и почти по всем вопросам не принял правильных решений. Он оказался не в состоянии достичь даже малейшего сближения с Россией. Однако беда в том, что это поражение в очередной раз проистекает из глубокого тупика в области внешней политики, созданного спецслужбами и государством", - полагает Стоун.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 24 ноября 2017 > № 2399345 Оливер Стоун


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 ноября 2017 > № 2437887 Гарри Каспаров

Каспарову не нравится, когда говорят, что Трамп играет в 4-D шахматы

Эдвард-Айзек Довер (Edward-Isaac Dovere), Politico, США

Шахматы? По мнению Гарри Каспарова, игра, в которую играют Трамп или Путин — это уж точно не шахматы. Ни трехмерные, ни какие-то еще. Но если бы они действительно решили разыграть партию, то, безусловно, победил бы российский президент, считает бывший гроссмейстер.

«Оба они терпеть не могут играть по правилам, так что это будет игра по принципу „кто кого первым обманет", — сказал мне Каспаров в интервью для Off Message, подкаста издания POLITICO. — Но в любой интеллектуальной игре я бы поставил на Путина, к сожалению».

На протяжении последних 10-ти месяцев Каспаров наблюдает за тем, как Трамп общается, взаимодействует с российским президентом, и считает, что Трамп играет на руку Кремлю, делая именно то, что тому нужно. Но, судя по всему, при этом не желает понимать, какие цели преследует Путин.

С предыдущими администрациями все обстояло иначе. Каспаров утверждает, что Джордж Буш-младший и Барак Обама неправильно понимали Путина и невольно помогали российскому президенту расширять свою власть. Но в каком-то смысле они также понимали и стратегическую угрозу, которую представлял собой Путин — как раз то, чего, по его мнению, не понимает Трамп. «Можно проиграть войну, даже при наличии явных преимуществ — военных, экономических, технических — если не признавать, что находишься в состоянии войны», — говорит Каспаров.

Трамп, по словам Каспарова, «действует в расчете на ближайшую перспективу, не особенно заглядывая вперед…. То, как он общается с миром, однозначно свидетельствует об отсутствии у него каких-либо стратегических расчетов».

И, прошу вас, не надо называть это шахматами.

«Когда я слышу что-то вроде того, что „Путин играет в шахматы, Обама играет в шашки", или, что еще и „Трамп играет в шахматы", я чувствую, что обязан защитить игру, в которую играю уже не один десяток лет. Игра в шахматы — это стратегическая игра. Разумеется, есть масса возможностей показать свои тактические навыки, но прежде всего — здесь необходима стратегия. Кроме того, шахматы — прозрачная игра, абсолютно прозрачная, — говорит Каспаров. — Ты знаешь, что есть у меня, я знаю, что есть у тебя. Таким образом, мы не знаем намерений соперника, но мы знаем те ресурсы, которые наш соперник может использовать, чтобы причинить нам вред».

В 1980-е годы Каспаров, наполовину еврей и наполовину армянин, завоевал международную известность, став в 22 года самым молодым в истории чемпионом мира по шахматам. Такие достижения на мировой арене сделали его на родине символом советской гордости. Спорт, по словам Каспарова, был «важным инструментом, позволявшим продемонстрировать интеллектуальное превосходство коммунистического режима над загнивающим Западом» — даже когда сам он начал ненавидеть коммунистический строй. Благодаря своей любви к шахматам он стал лучше разбираться в политике: он ездил по всему миру на шахматные турниры с 13 лет, и у него была возможность «увидеть разницу» между СССР и капиталистическими странами. Это политическое пробуждение еще больше укрепило его статус национального героя, и он пользовался своим положением, поддерживая борьбу за реформы и свободу в Советском Союзе в конце 1980-х и начале 1990-х годов.

Каспарова настолько обеспокоил возврат России к авторитаризму, что в 2008 году он попытался баллотироваться на пост президента России против Дмитрия Медведева, временно замещавшего Путина. Но ему было отказано в регистрации по «технической» причине. Он не смог выполнить формальное требование, позволявшее не допускать к участию в выборах оппозиционных лидеров. Официальной причиной отказа в регистрации было то, что он не провел съезд инициативной группы, выдвигавшей его кандидатуру, поскольку не арендовал подходящее для этого помещение. В итоге он бойкотировал выборы.

Сейчас Каспаров наблюдает за действиями Путина из своего дома в Нью-Йорке. Он разочарован тем, что он называет отсутствием у демократических сил геополитической стратегии — вроде той, что используется в шахматах. «Мы пока не видим таких политических лидеров, которые могут думать на перспективу, не ограничиваясь сроками своих полномочий, — говорит он. — В этом и состоит стратегия, поскольку демократия предполагает непрерывность, преемственность [власти]. А диктатору все равно, что будет после того, когда он уйдет, так что все дело просто в выживании».

Каспаров никогда не встречался с Путиным, но с самого начала относился к нему с подозрением. Вскоре после того, как президент Борис Ельцин в канун нового 1999-го года удивил весь мир, выбрав своим преемником своего премьер-министра, Каспаров в своей статье, опубликованной в газете The Wall Street Journal, предупредил, что это за человек. Одно лишь то, что Путин был офицером КГБ, было достаточной причиной для беспокойства, говорит Каспаров. Но это усугублялось еще и тем, что Путин назвал распад СССР катастрофой, а затем еще и «возродил» старый советский гимн.

Как и сейчас, говорит Каспаров, Путину придавало смелости то, что остальные страны почти не реагировали, когда он прибирал к рукам компании, наступал на свободную прессу и организовывал убийства политических оппонентов.

«Лидеры свободного мира делали вид или верили, что Путин может быть хорошим партнером, — говорит Каспаров. — Да, возможно, он и делал в России что-то такое, что они не одобряли, ну и что с того? Им было безразлично, потому что с ним можно было взаимодействовать на международной арене».

По словам Каспарова, Путин «обрабатывал» Джорджа Буша-младшего, действуя в лучших традициях КГБ — он разузнал, что тот является ревностным христианином, и придумал себе историю о том, что его самого крестили тайно, и он якобы тайно носил крест. А для Обамы, по словам Каспарова, он устроил представление, сделав вид, что ему надо заключить сделку по Сирии. Но «взаимопонимания, общей позиции не было, поскольку даже если Путин и делал вид, что хочет помочь в Сирии, он просто пользовался возможностью, а ухватиться за любую возможность у него получалось хорошо. И как только Обама создал вакуум, Путин сразу же этим воспользовался».

То, что Башар Асад удержался и никуда не ушел, мировая общественность, по мнению Каспарова, должна понимать следующим образом: «Путин этим показывает, что если вы будете держаться меня, я буду вас защищать — даже если США, самая могущественная страна на Земле, хочет, чтобы вы ушли».

А теперь — о Трампе. По словам Каспарова, у него самого, в отличие от большинства людей, была возможность наблюдать, как американские и российские СМИ параллельно освещали события во время избирательной кампании и после выборов. Серьезное отношение россиян к Трампу формировалось поэтапно. Сначала говорили, что кандидатура Трампа показывает, что вся политика может быть коррумпирована, затем начали говорить, что он повсюду сеет хаос, а затем заговорили о том, что хотя он и отличный парень, он никогда не победит, потому что система коррумпирована, и все основано на фальсификациях.

«Ну а потом началось массовое ликование, и можно было прочитать — иногда между строк, а иногда почти открыто — слова одобрения, когда Трампа восхваляли, как человека, который в отношениях с Россией все изменит, — говорит Каспаров. — Я не сомневаюсь, что Путин мечтал об очередной большой встрече в Крыму, о большой „Ялтинской встрече", на которой произойдет раздел мира».

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 23 ноября 2017 > № 2437887 Гарри Каспаров


Украина. США > Финансы, банки. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 23 ноября 2017 > № 2399994 Гари Бейкер

Управляющий директор CFA Institute в регионе EMEA: любой актив может получить инвестиции при наличии доверия в системе

Эксклюзивное интервью управляющего директора CFA Institute в регионе EMEA Гари Бейкера агентству "Интерфакс-Украина"

- Сейчас все чаще идут разговоры о роботизации инвестиционной и в целом финансовой деятельности. CFA Institute недавно решил дополнить свой экзамен на звание дипломированного финансового аналитика (Chartered Financial Analyst) вопросами об искусственном интеллекте, роботизированном консалтинге (robo advisers). Как вы полагаете, можно ли ожидать полного вытеснения человека из сферы банковских/финансовых услуг?

- Реалии процесса действительно соответствует заявлениям, и нет никаких сомнений, что технологии являются частью будущего. CFA Institute добавил некоторые вопросы, касающиеся финансовых технологий (FinTech) и искусственного интеллекта, поскольку мы постоянно следим за тем, как сохранить актуальность программы CFA, как обеспечить востребованность в будущем того, что мы пытаемся научить студентов.

Стоит ли ожидать вытеснения роботами людей из финансовой деятельности? Возможно! Предположительно замещение может происходить в рамках коммерциализация продуктов (вывода продуктов на широкий рынок). Ведь что, по сути, делают роботы-консультанты? Они, например, позволяют в режиме онлайн оценить степень вашей готовности к риску.

Как только этот параметр определен, тогда дальнейшее управление вашими средствами будет формально строиться на степени рисковости инвестиций в те или иные активы - высокий, средний или низкий у них риск.

Другой вопрос, действительно ли это более эффективно, нежели прямой диалог между мной и вами, когда я непосредственно могу видеть, как вы отвечаете на вопросы, где вы проявляете неуверенность? Кроме того, если я, например, предложу своей матери заполнить форму в интернете, она будет много возмущаться, что она не уверена в том или ином ответе, переспрашивать, что они подразумевают в том или другом вопросе.

Сам процесс, посредством которого роботы-консультанты принимают решения, почти не отличается от такого при традиционном подходе управления активами.

Вместе с тем с роботами-консультантами потенциально теряется контекст, в котором люди заполняют формы. Соответственно, если ваш вопрос будет неправильно понят, система управления будет строиться на недостоверных входящих данных, и вы неизбежно получите нежелательные результаты.

Я полагаю, что роль человека остается неотъемлемой даже в рамках роботизации индустрии.

Используя свой уникальный опыт, интуицию, а также в целом будучи нацеленным на построение более эффективного процесса управления инвестициями, человек должен следить за тем, какие данные вводятся в систему.

Таким образом, включение в экзаменационные тесты CFA Institute вопросов о новых технологиях является важным, но не снижает актуальности других вопросов. Это лишь дополнение к тому, на что мы обращаем внимание наших студентов, расширяет их навыки, опыт, и понимание каким образом это можно наилучшим образом применить в жизни.

- В исследовании CFA также отмечается, что с ростом пенсионных активов в управлении возрастает и спрос на управляющих пенсионными фондами. Стоит ли ожидать, что этот спрос будет заполняться роботами-консультантами или хотя бы частично заполняться – например, публичные фонды будут управляться роботами, тогда как частные – людьми?

- Пока сложно говорить однозначно.

Я считаю, что подход при управлении как частными, так и публичными пенсионными фондами должен быть одинаковым. Оба вида пенсионных активов являются одинаково важными. Применение роботов-консультантов следует рассматривать в контексте общей системы управления пенсионными активами.

Будут ли роботы удовлетворять спрос на управляющих, многое зависят от того, какие навыки инвестиционного менеджера применяются в процессе управления активами. Это могут быть глубокие знания о компаниях-эмитентах или о том, как лучше распределить активы, уникальный опыт или умение брать интервью у руководства компаний и понимать, что оно говорит и что делает. Это также может быть способность сочетать различные, не связанные между собой, экономические или политические события и внезапно находить между ними связь. Определенно, пока инвестиционные менеджеры могут доказать свою ценность в процессе управления активами, они будут оставаться неотъемлемой частью этого процесса. Если же они не добавляют никакой ценности, то неизбежно учредители фондов будут искать иные способы управления их сбережениями, и применение роботов-консультантов может быть частью альтернативного решения.

Еще важный момент, касающийся применения роботов-консультантов - они не обязательно должны заменить инвестиционных менеджеров, а могут занять свою нишу в рамках процесса управления активами. Такая ниша может заключаться в анализе больших массивов данных. В частности, роботы могут применяться в качестве искусственного интеллекта при распознавании определенных ситуаций, помогать в управлении огромным количеством источников информации и применении полученных данных. В свою очередь менеджеры должны будут использовать свои навыки, чтобы систематизировать все это в рамках процесса достижения определенного результата.

Что мне определенно не нравится, это системы, которые строятся на детерминированном алгоритме, где вся обработка выполняется в таком себе "черном ящике", который ускоряет получение определенного результата, но вы абсолютно не знаете, что происходит внутри этого механизма обработки данных. Необходимо очень осторожно относиться к применению таких технологий.

- Все более популярными становятся технология блокчейн и криптовалюты, которые стирают границы для частного капитала. Каково мнение CFA Institute по этому поводу? Считаете ли вы, что государствам необходимо предпринять какие-то действия по урегулированию использования этих технологий?

- Да, это актуальные вопросы, особенно - последний.

Прежде всего, хочу разграничить понятия "блокчейн" и "криптовалюта".

Криптовалюты, как я считаю, хотя являются легальной инвестиционной альтернативой, в настоящее время это чисто спекулятивный актив. Не думаю, что вы можете оценить, чем определяется их реальная стоимость. Вы можете попытаться найти аргументы того, что является фундаментальной ценностью биткойна. Но на самом деле необходимо гораздо больше энергии на то, чтобы найти ответ, нежели чтобы сгенерировать сам биткойн. Именно поэтому мы сейчас видим массовое возникновение в Китае и других странах фабрик биткойнов, которые используют разные источники энергии для создания такого рода результатов. Поэтому я склонен рассматривать это как своего рода спекуляцию.

Тем не менее я продолжаю поощрять людей оставаться открытыми к этим идеям, поскольку базовая технология, на основе которой функционируют криптовалюты - технология блокчейн, принципиально важна. Полагаю, что это то направление, в котором будет развиваться вся информационная система в ближайшие 10-20 лет, и нам еще предстоит увидеть, каким будет реальное ее применение. Некоторые эксперты сравнивают блокчейн с интернетом 20-25 лет тому назад. Тогда было довольно сложно объяснить кому-либо, что такое протокол TCP/IP, что такое интернет, как все это работает, какие технологии используются в системе и прочее. Все те вещи, которые мы пытались объяснить тогда, теперь больше не вызывают вопросов. Интернет - это просто то, с чем мы живем в настоящее время, и я подозреваю, что будущее блокчейна будет аналогичным. Более того, это станет фундаментально важным элементом многих бизнес-процессов, особенно тех, где речь идет о коммерциализации продуктов. Поэтому я действительно призываю больше интересоваться этой технологией и пытаться понять, в чем заключается ее основная идея.

- Какие вызовы, кроме новых технологий, стоят перед специалистами по инвестициям? В исследовании CFA Institute упоминается снижение доходности активов и доверия к финансовой системе.

- Если говорить о снижении доходности, то есть два аспекта. Один из них - сам рынок, который ее определяет. Наличие низкой доходности может быть обусловлено вливанием центральными банками в систему огромного объема ликвидности, что снижает стоимость денежных ресурсов. Это одна интерпретация. Другая заключается в том, что сейчас в мире накопился огромный объем сбережений, тогда как возможности для инвестирования этих средств ограничены, соответственно, доходность находится там, где она есть.

Второй аспект - это доверие к системе. Я изучал возможности инвестирования в Украине и предлагаемая доходность фантастически привлекательна для некоторых инвесторов, но отсутствует этот второй элемент, который, в конечном счете, является основой всего рынка.

Очень трудно убедить людей в том, что 20% годовых - это разумная доходность, если они не понимают или не доверяют системе, в которой определена такая доходность, в которой они могут истребовать свои средства в случае проблем с должником или его дефолта. Инвестировать легко, сложно вернуть свои инвестиции. Вот почему я считаю: пока международные инвесторы не будут уверены, что они могут легально вернуть свои средства, вряд ли стоит рассчитывать, что они заинтересуются высокой доходностью.

Конечно, всегда найдутся инвесторы, которые готовы рискнуть. Но если говорить о привлечении внимания крупных инвестиционных фондов международного уровня, тогда, безусловно, нужны доверие к финансовой системе, верховенство закона, должная защита права собственности как на акции, так и на другие активы. Как только эти вопросы будут решены, доходность в Украине неизбежно упадет, поскольку сейчас в ней учитывается множество рисков - риск ликвидности, валютный, регуляторный и прочие.

- Вы длительное время работали в инвестиционном банке Merrill Lynch, занимались стратегией инвестиций в европейском регионе. Принимая во внимание то, что у нас остается слабое доверие к системе, есть ли в Украине активы, которые все еще могли бы быть привлекательными для клиентов этой компании?

- Конечно, отсутствие желаемого уровня доверия не отсекает все возможности для инвестиций. Но, как я сказал, если будет установлено верховенство права, должная защита имущественных прав, тогда любой актив будет привлекательным для инвестиций.

Обычно начальной точкой для вхождения капитала служат инструменты с фиксированной доходностью. Как только на рынок выходит суверен, вслед за ним долговые ценные бумаги выпускают и корпоративные заемщики. Кроме того, обращение облигаций, как правило, лучше урегулировано, поэтому на них всегда более высокий аппетит.

В то же время, принимая во внимание фундаментальные показатели Украины - демографию, запасы сырья, экономическую ситуацию, акции выглядят не менее привлекательным активом, если не более. Аналогична ситуация с прямыми инвестициями, инвестициями в инфраструктурные объекты, сырьевые товары. Сомневаюсь, что есть классы активов, в которые международным инвесторам нельзя вкладывать средства. Но мы вновь возвращаемся к проблеме доверия к системе. Прозрачность и доверие - основополагающие элементы, определяющие все операции в рамках системы.

- В рамках недавнего Украинского Инвестиционного Форума в Киеве вы участвовали в дискуссии, стоит ли в Украине развивать собственный рынок ценных бумаг или же эффективнее просто либерализовать движение капитала. Какой позиции вы придерживаетесь в этом вопросе?

- Считаю важным наличие доступа к обоим источникам финансирования. Вряд ли возможна зависимость исключительно от международного рынка капитала.

Более того, если выполняются условия для успешного размещения ценных бумаг среди международных инвесторов, то соответствующие условия должны выполняться и в отношении внутренних инвесторов. Прозрачность деятельности и структуры активов эмитента, регулярное раскрытие отчетности одинаково важно как международным, так и внутренним инвесторам. Не вижу каких-либо оснований в том, почему в одном случае это должно работать, а во втором - нет.

Поэтому развитие внутреннего рынка важно. Это будет не скоро. Обычно этот процесс занимает много времени. Тем не менее рассчитывать исключительно на внешний рынок не стоит - вы должны каким-то образом мобилизировать внутреннюю базу инвесторов. Более того, не все внутренние инвесторы имеют возможность вкладывать средства на международном уровне, они должны иметь возможность для сохранения и приумножения капитала внутри страны.

Украина. США > Финансы, банки. СМИ, ИТ. Приватизация, инвестиции > interfax.com.ua, 23 ноября 2017 > № 2399994 Гари Бейкер


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter