Всего новостей: 2526812, выбрано 3375 за 0.149 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Сирия. США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 апреля 2018 > № 2568229 Марк Галеотти

Российские угрозы — это только сигналы

Михал Томеш (Michal Tomeš), e15.cz, Чехия

Ситуация в Сирии обостряется после того, как в городе Дума якобы было применено химическое оружие. Соединенные Штаты сообщили о запланированном военном ударе, а Россия пообещала ответить на него. Но, по мнению специалиста по России Марк Галеотти (Mark Galeotti) из пражского Института международных отношений, Россия не заинтересована в обострении конфликта.

Е15: Насколько серьезно стоит относиться к российским заявлениям, как к реальной угрозе?

Марк Галеотти: Определенно, речь идет, скорее, только о сигналах, а не о чем-то другом. Интересно обратиться к первым заявлениям, которые делали представители российских вооруженных сил. Они говорили о том, что армия ответит, если удар затронет россиян. Выделение именно российских граждан в данном случае принципиально, поскольку другие силы их не беспокоят. Я допускаю, что Россия будет защищать сирийские силы, сбивая ракеты, но я не могу себе представить, чтобы россияне открыли ответный огонь по кораблям или самолетам, как говорили позже.

— Трамп заявил, что нынешние отношения с Россией хуже, чем во времена холодной войны. Можно ли сложившуюся ситуацию сравнить с Карибским кризисом?

— Конечно, всегда остается возможность, что ситуация выйдет из-под контроля, как могло произойти и в 60-х. Но в остальном ситуации несопоставимы. В начале холодной войны противостояли две одинаково сильные державы. Сегодня все иначе, и военной мощи России недостаточно для противостояния западным державам. Да, у России есть масштабная ядерная программа, но служит она другим целям.

— Как ситуацию преподносят российские СМИ?

— Я ездил в Россию три недели назад и видел, как об этой ситуации информируют. Сначала российские СМИ рассказали о возможных апокалиптических сценариях, но сейчас градус уже спал. Нужно, правда, отметить, что на российские СМИ очень влияет пропаганда. Поэтому россияне получают неполную информацию, в частности, о недавней химической атаке. Методы преподнесения информации действительно изменились и после смены риторики Трампа. Главной причиной разногласий СМИ называют антипатию Запада к России.

— Оказывается ли внутри страны какое-то давление на российское правительство, чтобы оно действовало?

— С долей иронии можно сказать, что давление, скорее, направлено на то, чтобы Россия ни на кого не нападала. В регионе у нее нет особых интересов. Это касается и Сирии, и Асада. У России нет причин помогать Сирии, скажем, строить там дороги, когда, прежде всего, россиянам это нужно сделать у себя дома. Россия еще не держава. Да, она отправляет свои силы за рубеж, но, в первую очередь, заинтересована в геополитической конкуренции в мире. И именно в очагах конфликтов Россия проверяет решимость Запада и границы дозволенного.

— Это также касается действий России на границах с Украиной?

— Нет, там ситуация иная. На протяжении всей истории Украина оставалась под влиянием русского государства, поэтому Россия не могла так просто позволить ей сближаться с Европой. В рамках своей стратегии Путин, в частности, стремится сохранить влияние в постсоветских странах, за исключением прибалтийских. Он добивается этого, например, в Грузии и других регионах.

— Какое влияние на отношения с Россией оказала ситуация, связанная с бывшим российским агентом Скрипалем и его дочерью?

— Конечно, западные страны отреагировали не только на отравление одного бывшего российского агента. Подобных случаев было уже несколько, поэтому Западу пришлось подвести черту под всеми прошлыми событиями и показать России, что такого больше не должно повториться.

Разумеется, есть вероятность, что ситуация в Сирии обострится. Но Запад должен дать понять, что Асаду не сойдет с рук то, что происходит в стране, включая применение химического оружия. Также Запад должен показать, что Россия не может защищать Асада без всяких последствий для себя.

Сирия. США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 14 апреля 2018 > № 2568229 Марк Галеотти


Казахстан. США. Индия > Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 13 апреля 2018 > № 2569353

Казахстан может лишиться импортных льгот от США из-за нарушения прав трудящихся

Торговое представительство США (U.S. Trade Representative, USTR) объявило о пересмотре соответствия Казахстана, Индии и Индонезии американской единой системе тарифных преференций (GSP), сообщает «Интерфакс-Казахстан».

Американская федерация труда направила петицию USTR, в которой утверждается, что Казахстан не предпринял шагов по предоставлению международно признанных прав трудящихся, включая свободу собраний и право на ведение коллективных переговоров.

В документе также утверждается, что Казахстан активно ограничивает право на формирование профсоюзов и организаций работодателей. Серьезную обеспокоенность касательно законодательных ограничений и неоднократных преследований независимых профсоюзных лидеров выражала и Международная организация труда, отмечается в сообщении.

По словам заместителя торгового представителя США Джеффри Гэрриша, единая система тарифных преференций (GSP) - это важный инструмент, «который позволяет администрации президента Трампа внедрять принципы свободной и честной торговли по всему миру».

«Президент стремится обеспечить, чтобы страны, которые получают импортные преференции, выполняли свои обязательства, соответствуя требованиям, установленным конгрессом. Надеемся, что Индия, Индонезия и Казахстан будут сотрудничать с нами для решения проблем, которые привели к пересмотру соответствия требованиям GSP», - сказал Джеффри Гэрриш.

Дата публичных слушаний по обзору соответствия Казахстана требованиям GSP будет объявлена позже.

В октябре 2017 года Торговое представительство США объявило о новом трехлетнем процессе оценки соответствия стран-получателей импортных преференций требованиям GSP. Первый этап оценки затронул 25 стран Азии и Океании, получающих импортные преференции. USTR и другие ведомства США рассматривали политику и практику каждой страны в отношении 15 требований, включая уважение арбитражных постановлений в пользу американских граждан или корпораций, борьбу с детским трудом, уважение международных прав трудящихся, предоставление адекватной и эффективной защиты интеллектуальной собственности, снижение барьеров по предоставлению услуг и инвестициям и обеспечение рынка США разумным правом доступа на рынок.

Справка:

Единая система тарифных преференций (GSP) - система торговых преференций США, предназначенная для продвижения экономического развития путем предоставления беспошлинного ввоза товаров из отдельных стран.

Казахстан. США. Индия > Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 13 апреля 2018 > № 2569353


США. Украина. Сирия. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 апреля 2018 > № 2568237 Александр Невзоров

Будет большая война

Татьяна Гайжевская, Обозреватель, Украина

«Обозреватель» продолжает серию интервью с известными россиянами, посвященных новым 6 годам правления президента России Путина. Своим мнением о том, может ли РФ стать причиной большой войны — на Украине и в мире, о степени «кровожадности» рядового россиянина, о том, готов ли он протестовать и вообще хоть как-то реагировать на происходящее в его стране, о том, что ждет Украину, каковы перспективы решения вопроса Крыма и Донбасса в интервью «Обозревателю» поделился российский публицист Александр Невзоров.

«Обозреватель»: Мы опасаемся, что Путин может стать причиной большой войны — на Украине или в мире, особенно, исходя из того, что он сказал Федеральному собранию 1 марта, какие ракеты он там показал. Разделяете ли вы такие опасения?

Александр Невзоров: Я их, конечно же, разделяю. Я полагаю, что да, скорее всего, эта война будет — при том, что сейчас для нее нет никаких причин. Никогда еще человечество не находилось в ситуации, когда никаких причин для войны нет. И только из-за того, что Россия остается Россией, эти причины появляются. Еще в середине XIX века Маркс говорил, что именно Россия с ее кровожадностью и амбициями является причиной милитаризма в Европе. Надо понимать, что Путин — это просто имя России, и любой другой правитель, который следовал бы традициям и исполнял бы заветы, которые заложены в самой основе русской истории, вел бы себя примерно так же — плюс-минус.

Война действительно абсолютно реалистична, потому что в России есть путь войны, в России есть поклонение войне, в России — мечты о ней. Они высказываются то застенчивее, то громче, то совсем бесстыдно, но они всегда присутствуют. Русские писатели бредят ядерными ракетами, которые сожгут весь мир, рассказывают в своих эссе, как эти ракеты полетят на Лондон или в Голливуд, что недавно сделал Проханов. Надо понимать, что этот культ будет подогрет к 9 мая. То есть совсем считать ваши страхи безосновательными никак нельзя. Другое дело, что мы видим отсутствие какой бы то ни было мотивации для этой войны у тех, кто в России живет. Мы видели, как пожарные не захотели никого спасать в «Зимней вишне» — у них нет никакого драйва и никакого желания становиться героями.

И вот эта повсеместная прохладность сейчас определяет очень многие вещи в России. Есть определенная политическая элита, которая болеет войной и которая уже не мыслит себя без этой темы. Но предполагать, что Россия является какой-то грозной силой или чем-то серьезным в этом смысле, довольно сложно, потому что ничего, кроме плохого мультика, мы пока не видели. И есть обоснованные подозрения, что это всего лишь мультик.

— То есть вы считаете, что проблема российского общества, его прохладности, имеет сугубо исторические причины? Россияне — заложники собственной истории?

— Нет, никто не будет взрываться, героев не будет. А без героев не бывает войн. Не будет страсти к этому делу. Что бы ни пришло в голову руководству, все будет делаться спустя рукава. Это тот случай, когда русские войны не хотят — при том, что пропаганда их накачивает и разогревает. Сказать, что хоть один человек бредит желанием воевать, нельзя. Да, все они привыкли ненавидеть, они привыкли обзываться, они очень хотят мирового господства, но так, чтобы это не коснулось их, чтобы от них не потребовалось никаких вложений — кровью, потом, голодом, холодом. Они этого не хотят. При этом те, кто принимают решения, как вы знаете, ничем не рискуют, они гарантированы от ран и драм. Но, думаю, все равно что-то должно быть, потому что нарыв огромен, и он уже созрел. Может быть, он просто треснет по-тихому и будет долго вытекать, а может быть, он лопнет и забрызгает собою весь мир. Посмотрим.

— Если россиянам все безразлично, значит ли это, что им также безразлично участие в протестах, им безразлично, что какие-то регионы РФ при условии их самостоятельности могли бы быть успешными? Они безразличны, например, к преобразованию России в реальную, а не мнимую федерацию?

— Им все по фигу — я это могу сказать абсолютно определенно. Потому что они уже до такой степени попробовали все и объелись всего… Они пробовали свободу, они пробовали крайние формы рабства, они пробовали все — и ничто не приносило в их жизнь никаких качественных изменений — ни рабство, ни свобода. Все остается таким же безнадежным, глупым, кривым. На эту реальность ничто не действует. В этом заключается секрет их поразительного безразличия, нежелания протестовать, нежелания кого-то избирать. Мы прекрасно знаем, что одно дело — пригнать людей на избирательные участки и заставить их что-то опустить в урну, и другое дело — поднять этих людей для какого-то серьезного дела. Нет. Я думаю, что и Путин, в общем, избран больше от безразличия, чем от горячего желания разделять его убеждения и его политику.

— Значит, Россия оказалась в тупике, во временной ловушке? Кто может ее разбудить?

— Ее никто уже не может разбудить. По крайней мере, я не вижу таких лиц, и предполагаю, что в реальном мире они не присутствуют. Да, есть редкое отупение, редкое озлобление, но все это все равно под соусом безразличия и нежелания ударять пальцем о палец. Да, их мечты весьма кровожадны и глупы, но осуществлять эти мечты никто не пойдет. Если Россия не будет соответствовать своим традициям и правилам, она перестанет существовать как Россия. А если она будет соответствовать, она перестанет существовать как страна, потому что динозаврам уже нет места в современном мире. Это шизофреническое желание отомстить США, выраженное в том сладострастии, с которым русские патриоты описывают удары ядерными ракетами по США. Отомстить за бесконечную и решающую помощь в войне в свое время, отомстить за то, что спасли целые регионы от голода в 1990-е годы.

Да, действительно, сейчас сложилась очень трудноанализируемая ситуация для честного анализа, потому что она полностью не очевидна. Мы видим, с одной стороны, свирепый и бессмысленный радикализм, и мы видим, как, с другой стороны, сама Россия равнодушна к этому и к любому другому радикализму. Она не хочет протестовать и не будет. Возможно, какие-то бытовые или внезапные вещи — типа свалки или исключительной бездарности власти в ситуации с пожаром — могут разбудить. Потому что обычно на этой волне, когда все немножечко потревожено выборами, когда вдруг эта активность снова приобрела какой-то статус, возможно, пойдут какие-то глубокие трещины. Но предсказывать что-то с высокой долей определенности нельзя. Можно предсказывать только одно: что несомненно эта ситуация будет каким-то образом разрешаться, потому что деградация и поход в прошлое мало осуществимы в современном мире. Бедная Украина? Да, вероятно, ей опять будет хуже всех, потому что на свою беду — она самый близкий сосед, она принимает на себя все самые тупые и примитивные формы агрессии. Да, скорее всего, ей будет хреново, если этот огромный гнойник будет лопаться с грохотом. Но ей будет никак, если этот гнойник будет потихоньку вытекать.

— По поводу запуска автомобильной части Крымского моста, запланированного на май, я говорила с украинскими радикалами (в частности, об этом высказался координатор акции блокады Крыма Ленур Ислямов и руководитель «Добровольческого движения ОУН» (запрещенная в России организация — прим. ред.) Николай Коханивский. — прим. авт.). Они признают, что не имеют возможности препятствовать движению и действовать на территории оккупированного Крыма, но они не опускают рук, они не сдаются…

— Вы поймите, в ответе на этот вопрос я связан законодательством Российской Федерации, и того, что я думаю, я вам сказать не могу. Но Крым уже до такой степени растворен в общей игре, что этот вопрос не может быть решен в отрыве от глобальных изменений.

— Глобальных изменений в России?

— Конечно. Надо понимать, что любые действия, любые дерзости, любой героизм, любой красивый поступок сейчас просто бессмысленны. Сейчас нужно просто то, что называется, дождаться той ситуации, когда это все произойдет само собой и мирно. Хорошо было бы, если бы кто-нибудь разъяснил это радикалам, потому что они сейчас могут только испортить ситуацию. Я понимаю, что им тяжело, что они оскорблены, что им больно, но сейчас любые действия абсолютно неуместны. Потому что вопрос стал гораздо серьезнее, чем просто вопрос, хотя действительно Крым был детонатором, был причиной многих вещей.

— Каков ваш прогноз в отношении Донбасса? Может ли иметь место «разогрев» ситуации? Нужна ли сейчас Кремлю активность на этом направлении?

— Нет. Поймите, Кремль давно делает то, что ему не нужно. Разрушение, крушение, глобальные общемировые катаклизмы, в которых, в первую очередь, должна будет пострадать Россия как задиристая, но, в общем-то, слабая страна. Я думаю, что Кремль не станет делать это, но Донбасс тоже растворился в этой раскаленной магме сегодняшней реальности, он стал частью общей картины, и этот вопрос не будет решен отдельно от всех глобальных вопросов.

Это тоже надо понимать. Поэтому наилучшее, что можно сделать — это соблюдать эти Минские соглашения, понимая, что они все равно работают на вас. Потому что предоставленные друг другу, деморализованные, злобные уголовники становятся все меньше нужны Москве. В ситуации глобальных перемен, которую я предрекаю, они окажутся самыми крайними, самыми беззащитными. И уже не понадобится лить кровь и выпускать снаряды — это все тоже решится само собой.

США. Украина. Сирия. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 апреля 2018 > № 2568237 Александр Невзоров


Россия. Сирия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 апреля 2018 > № 2568233 Леонид Бершидский

Трамп и Путин: турнир двух мачо

«Российская» линия администрации Трампа вовсе не стала враждебной в одночасье из-за Сирии. Давайте признаем, они с самого начала вели себя как «ястребы».

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Майк Помпео (Mike Pompeo), избранный в госсекретари лично президентом Дональдом Трампом, заявил, что «мягкой политике» по отношению к России «пришел конец». Слово «пришел» вызывает некоторое недоумение.

Ошибочная риторика, распространяющаяся по всей Америке, гласит, будто жесткую позицию по России Трамп занял лишь недавно. На самом же деле, достаточно одного взгляда на долгий список враждебных заявлений и поступков его администрации против путинской России, чтобы ее опровергнуть.

Начать можно с выдвижений таких «ястребов» как представитель США при ООН Никки Хейли (Nikki Haley) и директор ЦРУ Помпео. Затем перейти к первому ракетному удару США по военной базе путинского союзника в Сирии Башара Асада в апреле 2017. В августе неожиданно закрылись три дипломатических представительства России в США — шаг, охарактеризованный Москвой как «откровенно враждебный». В декабре было принято решение о поставке на Украину смертоносных вооружений. В феврале были атакованы российские наемники в Сирии, что привело к летальным исходам. Гленн Гринвальд (Glenn Greenwald), который, как и я, давно опровергает любые утверждения, будто Трамп — «российская марионетка», в своей колонке в «Интерсепт» (The Intercept), привел слегка иной список антикремлевских действий его администрации.

Почитай «Твиттер» Трампа, выходит, что у него семь пятниц на неделе. За одну только среду он сперва угрожал России «прекрасными, новыми и «умными» ракетами», а потом заявил, что американо-российским отношениям вовсе не обязательно быть настолько плохими, как сейчас. Американцам давно пора привыкнуть к тому, как мало веса Трамп вкладывает в свои слова. Он, подобно заядлому пользователю соцсетей, давит больше на эмоции и четко излагать мысли не склонен.

Его «Твит» про ракеты как бы говорит «Ах, как я зол!», а дальнейшие, кажущиеся примирительными сообщения — «Ну вот, я расстроился». В случае с Трампом куда важнее его поступки или даже сделки. И вот тут уже его никак нельзя назвать пророссийским президентом — им он не был с самого начала, вопреки голословным утверждениям, будто Кремль имеет над ним тайную власть.

Недавние же шаги — крупнейшая за всю историю высылка российских дипломатов в ответ на отравление бывшего российского двойного агента, жесточайшие за всю историю санкции против российского миллиардера и алюминиевого магната Олега Дерипаски, вереница антироссийских карьерных назначений (перевод Помпео в госдепартамент и повышение Джона Болтона до уровня национального советника по безопасности) — лишь продолжают эту цепочку. Это лишь эскалация, а никак не смена политического курса.

Помпео заявил, что «мягкая» российская политика времен Обамы закончилась с избранием Трампа. И в самом деле: Обама ото всех враждебных шагов, предпринятых Трампом, последовательно воздерживался. Разве что тоже выдвигал «ястребов» на ключевые посты, но ни к чему, кроме разочарования, это не привело. То «сейчас», о котором говорит Помпео, началось гораздо раньше, с самого прихода Трампа.

Антикремлевскую риторику трамповского президентства нередко приписывают республиканскому истеблишменту и наущению «опытных советчиков» из его администрации. Но, как отметил мой коллега по «Блумбергу» и выдающийся трамповед Тим О'Брайен (Tim O'Brien), Трамп редко когда сам спрашивает советов и еще реже прислушивается к тем из них, что дадены по собственному почину. Поэтому его российская политика никак не продиктована снаружи.

Президент США хочет громких побед. Однако добиваться их втихую он не собирается. Он требует, чтобы их ему поднесли на блюде, потому что человеку, наделенному высшей властью, они полагаются по статусу. Путин как-то назвал Трампа «ярким» и «талантливым». Это неверно перевели как «выдающийся», и с тех самых пор Трамп полагал, что Путин как политик окажется куда более податлив. «Хорошее начало положено, — заявил Трамп еще во время своей президентской кампании, — он уже признал, что Трамп — гений».

Однако подарков и легких побед от Путина ждать не пришлось. Если ему и была интересна победа Трампа, то сугубо ради смуты в правящих кругах США. И он тоже всегда ведет переговоры с позиции силы, даже если эта сила напускная и по сути всего лишь камуфляж.

Для Трампа и бизнес, и политика — это турнир самцов. Это особенно бросилось в глаза, когда он во время своей кампании всеми силами утверждал свое превосходство над соперниками. Он отпускал снисходительные комментарии, давал им унизительные клички и всячески заострял внимание на их якобы недостатке мужественности. Таким же образом он повел себя с северокорейским лидером Ким Чен-Ыном. То же самое он сейчас пытается провернуть и с Путиным. «Российская экономика нуждается в нашей помощи, и она бы не составила нам особого труда» — «твитнул» Трамп в среду, намереваясь задеть одной этой фразой.

Мачизм Трампа удачно вписывается в воинственную линию республиканцев по отношению к России. Трамп ей подпевает более чем охотно. И вовсе не из-за расследования под руководством спецпрокурора Роберта Мюллера (Robert Mueller). До сих пор на сговор с Россией следователи не обнаружили ни единого намека, но Трамп прекрасно понимает, что расследование никуда не денется, сколько ни бомби Сирию и ни высылай дипломатов. Трамп пыжится доказать, что 400-килограммовая горилла и альфа-самец здесь он, а не Путин.

Логика самцового противостояния такова, что оно неизбежно выливается в драку, если, конечно, одна из сторон не решит уступить. У Путина же талант затягивать те конфликты, которые он не может выиграть тотчас же. Он будет раздувать враждебность, чтобы не прослыть «подстреленной уткой», ведь по конституции, ему остался последний срок на посту российского президента. Кроме того, это противостояние может помочь его давнишней мечте вернуть домой часть утекшего за границу капитала. Его преимущество в том, что он автоматически пересидит Трампа, если того не переизберут в 2020.

Сейчас США и России больше чем когда бы то ни было со времен распада Советского Союза нужно сесть и договориться о правилах своего единоборства. Тлеющее выяснение отношений двух самцов неизбежно приведет лишь к новым столкновениям. Будущее зависит от того, есть ли в командных пунктах Москвы и Вашингтона по-настоящему взрослые люди. И еще — скоординировали ли США и союзники свои действия против Асада с российскими военными, подобно тому, как было сделано в прошлом году? Будем надеяться, что да.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции или владельцев «Блумберга».

Россия. Сирия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 13 апреля 2018 > № 2568233 Леонид Бершидский


США. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 13 апреля 2018 > № 2568182 Федор Пашин

Россия перед войной или бурей в стакане?

Как при многоуровневом и многостороннем давлении на Россию извне не допустить ее разрушения изнутри?

СМИ не успевают комментировать антироссийские акции глобальной агрессии коллективного Запада против России. Сегодня мир замер в ожидании войны. Что ожидать еще от Запада и что же делать? На эти вопросы в интервью ИА REGNUM ответил эксперт Фонда содействия общественной дипломатии Федор Пашин.

ИА REGNUM : Для чего и почему наши «западные партнеры» массированно «атакуют» Россию? Какова основная цель всех этих антироссийских действий?

— Коллективный Запад взял курс на тотальную изоляцию России на международной арене в политическом, экономическом, дипломатическом и информационном планах, дестабилизацию обстановки, устранение неугодных правителей и переформатирование власти. Цель достигается по нескольким направлениям. Во-первых, по линии наращивания финансово-экономических санкций и ограничений, ведение торгово-экономической войны.

Во-вторых, втягивание России в вооруженные конфликты не только в Сирии и Донбассе, но и на всем пространстве от Суэца и Тибета, в том числе в Афганистане, Средней Азии, Кавказе, где сегодня предпринимаются усилия по дестабилизации обстановки. В-третьих, разрушение связей России со своими ближайшими союзниками и партнерами по Союзному государству, ЕАЭС, ОДКБ, ШОС, БРИКС и др.

В-четвертых, проведение антироссийских информационно-политических провокаций, которые поставлены на поток (обвинения в уничтожении самолета в Донбассе, химатаках в Сирии, убийствах людей в Англии и прочее). В-пятых, вытеснение российского влияния в международных институтах власти, в том числе ООН, срыв крупных мероприятий

Однако главным направлением удара рассматривается подрыв стабильности в самой России. Ставка делается на разветвленную сеть агентуры влияния во власти, СМИ, олигархических кругах, в среде творческой, преимущественно московской и питерской интеллигенции, консолидированную в рамках так называемого «глубинного государства» в России, действующих в тесном взаимодействии и под контролем известных международных институтов мирового управления и спецслужб, прежде всего, Моссад, МИ-5 и МИ-6, ЦРУ.

Здесь все средства хороши. И заговор олигархов с целью организации дворцового переворота по свержению нынешнего хозяина Кремля. Манипуляции общественным сознанием в СМИ и сети интернет с целью демонизации президента и его сторонников, возбуждения недовольства и ненависти к власти, нагнетание паники в обществе, разжигание межнациональных, религиозных и социальных противоречий, провоцирование массовых протестов и выступлений.

Продвижение во власть противников режима, подготовка антинародных решений с целью дискредитации президента, организация саботажа его указаний и поручений. Манипулирование курсами валют, нефтяными котировками, индексами активности бизнеса, чтобы нанести максимальный ущерб российским компаниям.

ИА REGNUM : Это весь набор имеющихся инструментов воздействия, или продолжение следует? Что еще можно ожидать?

— Во-первых, Запад может отключить платежную систему «Свифт», арестовать российские счета за границей, сорвать чемпионат мира по футболу в России или, в крайнем случае, не допустить участия в нем российской сборной, спровоцировать новый виток активных боевых действий в Сирии и на Донбассе, организовать серию терактов. По примеру позднего СССР возможно создание дефицита продовольствия и других товаров в крупных городах, и прежде всего в Москве и Санкт-Петербурге, заметно сократить финансирование и материально-техническое снабжение силовых структур.

Еще там вынашивают планы столкнуть между собой русских и православных, которые составляют большинство населения страны, с представителями других национальностей и вероисповеданий, а также подстегнуть дезинтеграционные и сепаратистские процессы, разжечь антимосковские настроения. Тем более что Москва, действительно, давно уже превратилась в источник всех бед и зол для российской провинции, как русских регионов, так и национальных территорий. Насколько эффективным может быть использование русофобии, хорошо видно на примере нынешних событий на Украине.

Серьезную опасность для безопасности страны представляет неуправляемая ситуация с 20-миллионной миграцией в стране, которая может быть использована Западом для разжигания межнациональных и межрелигиозных противоречий, дестабилизации обстановки, подрыва территориальной целостности.

Огромное число мигрантов, большая часть которых находится в стране нелегально, подрывает национальный рынок трудовых ресурсов, приводит к недобросовестной конкуренции в бизнесе, росту этнической преступности и массовым протестам в обществе. Миграционные перекосы не только пугают россиян, но и портят российский имидж в мире. На Украине и в Белоруссии «азиатский облик» серьезно сдерживает былые славянские симпатии граждан этих стран к России.

ИА REGNUM : Как можно противостоять этим угрозам? Перед каким выбором в сегодняшних глобальных политических реалиях находится Россия в условиях этого многоуровневого и многостороннего давления на нее извне? И есть ли этот выбор?

— Прежде всего, необходимо довести до российского общества, что России из двух зол вынуждена выбирать меньшее. Согласиться с требованиями Запада, в том числе сдать Башара Асада, уйти из Крыма, отказаться от поддержки Донбасса, отказаться от курса на укрепление российской государственности и так далее, — невозможно, так как следом будут выдвинуты новые неприемлемые требования.

Даже если олигархи с опорой на «пятую колонну» вынесут из Кремля нынешнего главу государства, давление не прекратится, спокойная жизнь для россиян не начнется, в покое страну не оставят. В конечном счете, Россию в короткие сроки проведут по пути бывшего СССР — сговора и предательства, позорной сдачи своих внешне– и внутриполитических позиций, до развала страны, изъятия ядерного оружия и уничтожения армии, гражданской войны, неисчислимых бедствий для гражданского населения.

Нынешняя трагедия братского украинского народа покажется «цветочками» по сравнению с «ягодками» на просторах России — национальные и религиозные стычки и конфликты, социальные потрясения, война всех против всех, социальные потрясения, деградация и голод. В водоворот российского тотального хаоса неизбежно окажутся втянутыми все приграничные страны с Россией, но не только. Этого и добиваются правители США, Англии, НАТО, Израиля, а вернее, их истинные хозяева.

Выбора нет, кроме как идти до конца — «на Вы», как это делали наши предки, которые «не жили, если бы не умирали».

ИА REGNUM : Так какие действия нужно предпринять? Как это осуществить?

— Прежде всего, необходимо определиться со стратегией выживания в эпоху глобальных вызовов и угроз, выйти из состояния позиционной обороны, действовать на опережение, перейти к точечным наступательным действиям по наиболее уязвимым местам наших главных противников. Другим важным шагом может и должен стать демонтаж структур «глубинного государства», очищение государственных структур от агентуры влияния, продвижение во власть последовательных сторонников курса на суверенное развитие, патриотов и профессионалов своего дела.

Одновременно следует кардинально оздоровить информационно-культурное пространство страны: сменить разрушительный вектор направленности медиа– и интернет-ресурсов на созидательный характер контента и подачи информации; сформировать инфоток позитивной информации, альтернативный западному чужеродному внешнему «мейстриму», поддерживаемого значительным числом российских СМИ; произвести кадровые изменения в руководстве государственных информационных структур.

ИА REGNUM : Что позволит сделать восстановление информационного суверенитета?

— Восстановление информационного суверенитета и концептуально-организационного единства федеральной власти позволит объединить, сплотить и мобилизовать общество и власть на активное противодействие нападкам извне, укрепление основ российской государственности, национальной и общественной безопасности. Кроме того, необходимо будет в ускоренные сроки обеспечить консолидацию органов власти, и прежде всего, силовых структур.

Исторический опыт свидетельствует о том, что в России может быть только традиционная демократия, которая сочетает авторитаризм федеральной власти, развитое самоуправление на местах, пропорциональное представительно различных народов в государственных и общественных институтах управления государством и обществом.

Перевод страны на рельсы мобилизационной экономики даст возможность в короткие сроки и с меньшими затратами укрепить оборонно-промышленный комплекс, на его основе дать инновационный толчок развитию других отраслей экономики, и прежде всего, отечественного предпринимательства. Достичь этой цели будет невозможно без изменения финансово-экономической политики государства, взятия под контроль Центробанка. Важным условием самодостаточного развития РФ должна стать деинтернационализация отечественного бизнеса, раскрепощение малого и среднего предпринимательства и сопряжение его интересов с инновационным развитием крупных ведущих отраслевых предприятий в промышленности и сельском хозяйстве.

ИА REGNUM : Насколько реально выиграть войну с объединенным Западом, если он нас сильнее в финансовой области?

— Пусть нынешняя Россия находится в неравных условиях с коллективным Западом, Москве есть, чем ответить на внешнюю агрессию. Например, можно не выплачивать полутриллионный долларовый долг Западу, если выключат пресловутый SWIFT, прекратить поставки стратегических материалов и технологий двойного назначения, разорвать кабальные договоренности, в том числе выйти из ВТО. Наконец, можно отказаться от использования доллара и перейти на торговлю с другими странами в национальных валютах или использовать возможности юаня.

В конце концов, можно прекратить поставки энергоносителей, газа и других ресурсов в Европу, а заодно вычистить всех зарубежных акционеров и миноритариев Роснефти, Газпрома и других ведущих государственных компаний. Вполне по силам сегодня провести «деамериканизацию» общества, по аналогии с Украиной, где полным ходом идет декоммунизация.

Почему не закрыть подрывные СМИ и деструктивные неправительственные общественные структуры, выдворить из страны всех агентов влияния, упразднить двойное гражданство, прикрыть макдональдсы и другие американские бизнес-структуры, ликвидировать засилье массовой культуры в российской общественной жизни. В военном отношении Россия сегодня также готова достойно ответить на любые попытки США и их союзников по НАТО использовать свои вооруженные силы.

ИА REGNUM : Только ли США являются нашим главным противником?

— Сегодня бить надо не только по США, но и по их союзникам по НАТО, которые являются марионетками «сильных мира сего». Эти могущественные силы также уязвимы и очень опасаются, что примеру России последуют многие другие страны, некоторые из них уже стали на путь суверенного развития (Китай, Иран, Южная Корея, Белоруссия, Венесуэла и другие). Поэтому необходимо развитие партнерских связей и сотрудничества с государствами, которые так же, как и Россия, выступают за установление справедливого миропорядка, безопасности и стабильности в мире.

Много еще чем можно ответить на враждебные угрозы Запада. Но без возрождения справедливости в обществе, обеспечения равенства всех перед законом, достижения единства власти и общества трудно рассчитывать на успех. Не обойтись и без ликвидации «пятой колонны», которая засела в тылу России, которая практически в одиночку противостоит западной гибридной агрессии. А вот ликвидации структур глубинного государства и агентуры влияния как раз больше всего боятся сегодня на Западе.

Маргарита Князева

США. Евросоюз. Россия > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 13 апреля 2018 > № 2568182 Федор Пашин


Казахстан. США > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 12 апреля 2018 > № 2569288 Айгуль Ибраева

Как новые санкции США отразились на казахстанском фондовом рынке?

Айгуль ИБРАЕВА

Несмотря на нарастающее напряжение в отношениях между Россией и США, индекс казахстанской фондовой биржи не отреагировал на падение основных индексов ближайшего соседа, пишет Finprom.kz. Более того, в день публикации дополнительного пакета санкций против России, индекс KASE вырос на 2,4%. В то же время, обвал курса акций российских банков потянул за собой наиболее ликвидные акции и казахстанских банков.

Объем торгов на KASE в марте 2018 года составил 10,1 трлн тенге, что на 26,6% меньше, чем годом ранее - 13,8 трлн тенге.

Наибольшее падение объемов произошло на денежном рынке - до 9,3 трлн тенге, против 12,9 трлн тенге прошлого года. Объем торгов иностранной валютой также показал спад. За март было совершено сделок купли-продажи инвалюты на 765,2 млрд тенге, что на 14,7% меньше, чем годом ранее.

Рост объемов торгов был зафиксирован только на рынке ценных бумаг - 111,9 млрд тенге (годом ранее - 24,7 млрд тенге).

За первые три месяца 2018 года совокупный объем сделок на KASE составил 33,8 трлн тенге (годом ранее - 38,5 трлн тенге).

Основной объем торгов сконцентрирован на денежном рынке - 91,4% от совокупного объема сделок купли-продажи на KASE. Следом идет секция торгов иностранными валютами - 7,5%, Удельный вес рынка ценных бумаг - всего 1,1%.

Несмотря на нарастающее напряжение в отношениях между Россией и США, индекс казахстанской фондовой биржи не отреагировал на падение основных индексов ближайшего соседа. Более того, в день публикации дополнительного пакета санкций против России, индекс KASE вырос на 2,4%. А с начала года - на 11,9%, обновив годовой максимум на уровне 2505,59 пунктов.

Обновленный список санкций минфина США может стать поводом для национализации ряда крупнейших российских компаний. Что касается казахстанских компаний, то ситуация с ними совершенно противоположная - уверенными темпами идет вторая волна приватизации крупнейших нацкомпаний и гособъектов.

На этом санкции США против России не заканчиваются: в конгрессе США готовится пакет санкций против госдолга и госбанков России. Законопроект полностью запрещает американским гражданам проводить какие-либо операции с госдолгом РФ. Также под санкции попали любые операции с облигациями и активами госбанков, два из которых торгуются на KASE - Сбербанк и ВТБ. Акции этих банков рухнули за текущую неделю на 23,3% и 13,3%, потянув за собой наиболее ликвидные акции казахстанских банков.

Акции крупнейшего банка страны - Народного - с начала недели упали на 3,8% со 113,42 до 109,14 тенге. Бумаги БКЦ просели на 2,6%. Aкции Банка Астаны потеряли в цене 2,1%.

Суммарно рыночная капитализация трех банков за три дня сократилась на 64 млрд тенге или 4,8%.

Распродажа ценных бумаг банковского сектора на KASE пока не отразилась на ценах акций компаний из других секторов.

Казахстан. США > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > kursiv.kz, 12 апреля 2018 > № 2569288 Айгуль Ибраева


Россия. США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 12 апреля 2018 > № 2567296 Алексей Груздев

Алексей Груздев: ответ России на санкции США не нарушит норм ВТО

Торговые споры уже перестали быть предметом разбирательств отдельных стран, а достигли планетарных масштабов. Ужесточение тарифной политики США и объявленные ответные меры Китая затрагивают интересы многих государств, в том числе и России. Почему эскалация торговой войны между КНР и США приведет к дисбалансу в мировой торговле, как Россия может ответить на новые американские санкции и почему члены ВТО не должны прикрываться национальной безопасностью в экономических интересах, в интервью РИА Новости рассказал замглавы Минэкономразвития Алексей Груздев. Беседовали Диляра Солнцева и Дарья Станиславец.

— В прошлую пятницу США обнародовали новые санкции, которые затронули конкретные крупные компании России и бизнесменов. Это фактически обрушило рынок акций и капитализацию компаний и банков, даже тех, кто не был включен в список. Нарушают ли новые санкции США нормы ВТО?

— Если говорить про новые индивидуальные (персональные) санкции США, то это элемент нерыночной конкуренции, таким образом усугубляется положение игрока на рынке. Ведь любое решение сказывается на капитализации компаний. Поэтому первый эффект от санкций — это нанесение экономического ущерба конкретной компании без подтверждения факта ущерба, который наносила или не наносила Соединенным Штатам ее деятельность. Считаем эти санкции необоснованными и нарушающими принципы здоровой конкуренции.

— Премьер-министр поручил правительству проработать ответные меры. Как Россия может ответить США, не нарушая международное законодательство?

— Мы приверженцы норм и правил ВТО, такие механизмы есть. Убежден, что при выполнении поручения председателя правительства будет в максимально возможной степени учитываться этот фактор, а также, несомненно, приоритет защиты национальных интересов.

То, что происходит сейчас с эксплуатацией термина "национальная безопасность", это пограничная тема. Традиционно члены ВТО старались оберегать статью XXI ГАТТ (GATT, Генеральное соглашение по тарифам и торговле — ред.) и не использовать ее для получения экономических преимуществ. Сейчас говорится об обратном — раз есть обвинения в недобросовестном поведении, то задействуется двадцать первая статья. Это может раскрутить маховик, когда и другие страны начнут оправдывать свои экономические шаги этой статьей.

— Но ведь Россия также использовала эту статью, когда вводила продэмбарго в 2014 году…

— Это другое, это была ответная реакция на введенные санкции со стороны Евросоюза.

— США фактически обвинили Москву и Пекин в несоблюдении ключевых обязательств в рамках ВТО, Китай ответил зеркальными мерами. Эксперты уже говорят, что торговые войны между Китаем и США сильнее ударят по российской экономике, чем новые санкции США. Согласны ли вы с такой позицией?

— Есть признанная площадка по урегулированию споров трактовки того или иного решения — ВТО. Мы — последовательные сторонники использования именно ее для проведения консультаций и урегулирования разногласий.

Что касается отношений США и Китая, обе страны являются ключевыми игроками в системе международной торговли, и любые напряженности отражаются на самой системе в целом. Явно, что такое развитие событий будет приводить к определенным дисбалансам, и здесь будут вызовы для других стран.

Оценивать конкретно, чем закончится спор США и Китая, пока преждевременно, потому что сейчас идет взаимный обмен упреками, уже инициированы первые встречные споры. Мы, как участник ВТО, следим за развитием ситуации.

Есть альтернативная — экспертная — точка зрения, что сложившаяся ситуация создаст дополнительные стимулы для наращивания торгово-экономических связей России и Китая, и если определенные ограничения будут введены, то возникнет возможность для российских экспортеров компенсировать выпадающие ниши.

Если помните, когда началось санкционное давление на Россию, были замещены отдельные позиции, которые попали под контрмеры, за счет поставок из других стран. Поэтому и такое развитие ситуации возможно.

— А в чем в данной ситуации вызов именно для России?

— Здесь сложно предсказать, как будет развиваться эта ситуация, какие еще сектора будут затронуты. Один из судьбоносных вызовов в этой истории — это отступление от норм и правил международного торгового права, за соблюдение которых всегда выступала Россия, как бы ее ни обвиняли. То, что сейчас происходит, и те инструменты, которые задействованы, не укладываются в эту логику.

Этот маховик, если он будет раскручиваться дальше, на следующем этапе приведет к очередной волне и так нарастающего протекционизма, закрытию рынков, перетоку товаров, которые не могут поставлять на закрытые рынки, а это уже может означать дополнительное давление на Россию и весь рынок ЕАЭС. Будем надеяться, что разум возобладает.

— Вы, как человек, долго проработавший в Китае и знакомый с их менталитетом и тонкостями ведения переговоров, ожидаете ли, что Китай пойдет на некие уступки США? Или же будет настаивать на своей позиции до конца? Чем может закончиться торговый спор двух гигантов?

— Могу высказать лишь свою экспертную оценку, я не могу говорить за Китайскую Народную Республику. Я исхожу из того, что Китай принципиально не согласен с теми выводами, которые делают Соединенные Штаты, с теми мерами, которые принимаются, они явно носят односторонний характер и не укладываются в правила ВТО. США нарушают тарифные обязательства, если мы говорим про конкретные решения по отдельным товарным позициям.

При этом Китай и США — партнеры настолько масштабные и настолько взаимно увязаны с точки зрения торговли и инвестиций, что, я думаю, в интересах обеих стран найти продуктивное решение. Я не думаю, что Китай заинтересован в разворачивании торговых войн.

— История конфликта между Китаем и США началась с введения заградительных импортных пошлин на сталь и алюминий, которые были введены и для России. Какие возможные ответные шаги разрабатывает Россия, будет ли обращаться в ВТО по этому вопросу?

— Мы следим за ситуацией, это очень серьезное решение США, мы уже официально в конце марта на площадке ВТО обозначили свое несогласие с этими мерами. В рамках Совета по торговле ВТО, который проходит каждый месяц, мы обозначили, что считаем такие шаги нелегитимными и юридически необоснованными, и просили дать разъяснения, но таких разъяснений нами получено не было.

— Это было самостоятельное заявление России? Или вместе с другими странами?

— Совет устроен так, что там высказываются страны-члены ВТО. Россия свое несогласие высказала. С аналогичной позицией выступил еще целый ряд стран.

В настоящее время процесс пересмотра ставок пошлин США на сталь и алюминий не завершен, отдельные страны проводили двусторонние переговоры с целью получения так называемых страновых изъятий — и эти изъятия были анонсированы. Поэтому окончательно ситуация пока не урегулирована. Она анализируется в правительстве РФ, я убежден, что необходимые шаги будут предприняты. Все возможные механизмы реагирования — это и ответные меры или разбирательство на площадке ВТО — рассматриваются, и будет выбран оптимальный вариант.

Россия. США. Китай > Внешэкономсвязи, политика > economy.gov.ru, 12 апреля 2018 > № 2567296 Алексей Груздев


США > СМИ, ИТ. Экология > regnum.ru, 12 апреля 2018 > № 2567050

Сервис Google Lens научился распознавать породы кошек и собак

Раньше искусственный интеллект мог различать лишь виды животных

Сервис Google Lens, доступный в приложении Google Photos для iOS и Android, теперь может называть породы собак и кошек, сообщает портал What’s new.

Эта функция работает при наведении камеры смартфона на объект. В течение нескольких секунд искусственный интеллект анализирует изображение и отвечает, что это такое. Также он может выдавать справочную информацию.

Например, можно навести камеру на архитектурный памятник и узнать его историю. По постеру к кинофильму сервис расскажет всё о картине. Если поднести смартфон к распечатанному объявлению, Google Lens отсканирует телефонный номер или адрес.

В предыдущей версии Google Lens мог ответить, видит он собаку или кошку. Теперь он знает множество пород и предлагает любопытные факты о них — например, характер животного или историю выведения породы.

Также эта функция способна распознавать виды растений. Кроме того, с помощью Google Lens в Google Photos можно будет создать небольшой фильм из лучших фотографий питомцев.

США > СМИ, ИТ. Экология > regnum.ru, 12 апреля 2018 > № 2567050


Россия. Китай. США > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 11 апреля 2018 > № 2580281 Джон Росс

США: конец гегемонии

против объединённой мощи России и Китая у Америки нет стратегии выигрыша

Сегодня наш собеседник — Джон Росс, британский экономист, действительный член Чунъянского института финансовых исследований при Народном университете Китая.

"ЗАВТРА". Господин Росс, первый вопрос: как вы оцениваете стартовавшую недавно торговую войну между США и КНР?

Джон РОСС. Я думаю, что эта война мало пользы принесёт для США и вряд ли чем-то сможет реально повредить Китаю. Связано это с тем, что повышение таможенных тарифов на китайские товары бьёт по самим США: во многие производственные цепочки, которые формально принадлежат американским компаниям, встроены китайские товары или сырьё, подпадающие под санкции. Итогом действий администрации Трампа скорее станет не улучшение конкурентной среды, а рост внутренних американских цен. Именно против такого сценария предостерегала Дональда Трампа Национальная ассоциация промышленников США, предлагая во взаимоотношениях с Китаем добиваться нового торгового соглашения, а не идти путём банальной конфронтации.

Столь же негативным образом на действия Белого дома, скорее всего, отреагируют и американские фермеры, которые уже понимают, что ответные меры Китая будут направлены против них. Например, Китай может просто обрушить американский рынок сои, на котором он выступал крупнейшим покупателем в последние годы, что вызовет массовые банкротства в отрасли.

Ну и, конечно, момент для начала торговой войны в целом выбран очень неудачно: экономика США так и не оправилась от длящегося мирового кризиса, а торговый конфликт с Китаем может иметь и обратный результат: вместо оживления национальной экономики США может завязнуть в стагнации ещё очень надолго.

"ЗАВТРА" А каково ваше общее впечатление от нынешних тенденций развития мировой экономики и сопровождающих их политических процессов?

Джон РОСС. Вначале я бы хотел чётко разделить два процесса, которые мы сегодня наблюдаем в мировой экономике. Первый из них — это обычный бизнес-цикл или же цикл инвестиций и потребления, который хорошо изучен и который определяет текущую динамику "небольшого улучшения", объективно присутствующего в мировой экономики. Второй процесс, который пока что ещё не исследован до конца и с которым мировая экономика столкнулась впервые — это то, что я называю "Великой стагнацией": ситуацию, в которой рост ведущих западных экономик так и не вернулся к уровням, которые были характерны для них до кризиса 2008 года и, в целом, для всей новейшей экономической истории ХХ века.

Термин "Великая Стагнация" неплохо подходит для описания сегодняшней ситуации в странах "Большой семёрки" и, шире того, во всех странах ОЭСР (Организации экономического сотрудничества и развития, в СМИ часто именуемых "развитыми западными странами"). В отличие от классической Великой депрессии, которая началась в 1929 году, Великая стагнация имеет совсем иную динамику. Во время Великой депрессии экономика западных стран очень резко вошла в глубокий кризис, но и столь же быстро из него выкарабкалась. Достаточно упомянуть, что уже через десять лет после "чёрного четверга" 24 октября 1929 года западные страны не только отыграли всё падение, но и обеспечили рост своих экономик на 17%.

А вот после финансового кризиса 2007-08 годов дела пошли совсем иначе. Вместо резкого падения и быстрого восстановления экономик ведущих стран мы увидели десятилетний период "нулевого роста", за который экономики западных стран смогли добавить от уровней 2007 года только 11% совокупного роста — около 1% в год, в пределах ошибок оценки инфляции и статистических погрешностей.

Отсюда, кстати, следует и разница в течении политических кризисов, сопровождавших Великую депрессию 1930-х и Великую стагнацию 2010-х. В ХХ веке все политические процессы и изменения прошли очень быстро: уже в 1931 году стартовала кровавая японо-китайская война, в 1933 году к власти в Германии пришёл Гитлер, а к 1939 году, через десять лет после "чёрного четверга", мир погрузился в пучину Второй мировой войны.

С другой стороны, нынешние политические кризисы — ближневосточный, "правый поворот" в Европе, "Брекзит" в Великобритании или же неожиданное избрание Трампа президентом США — выглядят как слабая тень потрясений, которые постигли мир после Великой депрессии.

Пока что мир наслаждается небольшим улучшением экономики, которое связано с обычным оживлением в очередной стадии классического бизнес-цикла; однако это не более, чем очередное затишье перед бурей. Этот "бумажный" рост не должен нас вводить в заблуждение. Как пример, экономика США выросла на 1,5% в 2016 году, но на 1,4% за этот же год выросло и американское население! А это означает очевидный факт: простые люди даже в США отнюдь не стали жить лучше, максимум — остались "при своих". При этом большая часть "критических вещей": образование, здравоохранение, даже еда, — в США подорожали отнюдь не пропорционально росту ВВП.

"ЗАВТРА". А каким образом Великая стагнация влияет на другие страны, не входящие в ОЭСР? На Россию или на Китай?

Джон РОСС. Здесь надо подчеркнуть, что и российская, и китайская модель развития в 1990-2000 годы были экспортно-ориентированными моделями. Эти модели позволяли и Китаю, и России расти даже быстрее западных стран. В ситуации же мирового кризиса и Великой стагнации этот подход перестал действовать: развитые страны перестали быть для остального мира бездонным рынком для сбыта или источником капитала. В такой ситуации каждая страна стала искать свой выход из сложной ситуации в мировой экономике.

Для Китая таким выходом стал переход к национально-ориентированной модели. Понимая, что единовременно невозможно переключить громадный глобальный спрос, за счёт которого жил Китай, на потребление внутри страны, китайское руководство пошло на очевидную экономическую хитрость: сразу же после кризиса 2007-2008 годов Китай направил огромные инвестиции в инфраструктуру и в модернизацию собственной экономики. На сегодняшний день около 40% китайского ВВП уходит на инфраструктуру, что, даже с учётом неизбежной амортизации и замены основных средств, приводит к удивительной цифре — около 20% инвестиций в ВВП. Условно говоря, за десятилетний период Великой стагнации китайская экономика уже два раза полностью обновилась! Для сравнения, уровень чистых инвестиций в экономике США в это же время составил всего 3,5% от американского ВВП.

Конечно, бесконечно инвестировать только в дороги, фабрики или порты не получится даже у Китая, в силу чего в последние годы китайским руководством был выработан второй, дополняющий первый, подход — постепенное поднятие стандартов потребления внутри страны, переход к экономике "высокого дохода и потребления", называемой в самом Китае подходом "новой социальной нормы".

В рамках этой концепции уже за последующие пять лет, к 2022-23 годам, Китай должен выйти по уровню подушевого дохода населения (и, как следствие, по уровню потребления) на одну ступеньку с Польшей, Венгрией или Россией — странами, традиционно считающимися в последнее время "нижним стандартом" мировой экономики потребления.

Тем не менее, эта задача отнюдь не так проста, как это может показаться на первый взгляд. Во-первых, для Китая это будет означать увеличение ВВП ещё в полтора-два раза и, во-вторых, для мировой экономики такое изменение станет и вовсе радикальным. Нынешнее население "стран коллективного Запада" (ОЭСР) составляет около 16% от общемирового. А население сегодняшнего Китая — ещё 18%! То есть для выполнения задач, поставленных перед китайской экономикой, человечеству надо где-то "приобрести" вторую такую же планету, какая у нас имеется, — и ресурсов вполне хватит на такой амбициозный китайский план. Можно сказать, что человечество ранее никогда не стояло перед потрясениями такого масштаба.

"ЗАВТРА". Но как будет смотреть нынешний мировой гегемон, США, на такое запланированное и неизбежное возвышение Китая? Ведь, включив логику, можно сказать, что их интересы неизбежно войдут в противоречие и вызовут столкновение?

Джон РОСС. Проблема США на сегодняшний момент состоит в том, что вот уже полвека они находятся в состоянии угасания и практически предопределённого ухода с роли мирового гегемона. Во многом это скрадывается тем, что на протяжении всей второй половины ХХ века и первых десятилетий XXI века США достаточно успешно разрушали стратегические наработки и "опускали" своих цивилизационных противников — Германию в 1960-е, Японию в 1970-е, затем — СССР в период его кризиса 1980-х годов и новую Россию в 1990-е.

Однако основная проблема США состоит не в их конкурентах, а в объективной слабости американской экономики. "Золотой век" Америки пришёлся на 1940-1950 годы, когда американская экономика была впереди всей мировой практически по всем параметрам — уровню накопления, инвестиций, лидировала в технологиях и вкладывалась в передовую науку. Но с тех пор "американская звезда" стала клониться к горизонту — и к началу 2000-х годов этот процесс стал совершенно очевиден. Ну и, конечно же, сыграло свою роль то, что с Китаем у США не получилось успешной геополитической игры "на выбывание": китайцы смогли блокировать практически все планы США, направленные против них и обеспечить себе собственную "зону комфорта".

Поэтому у США сейчас есть только две принципиальных возможности: или согласиться со своим медленным угасанием и перейти на роль "младшего партнёра", или же начать некую геополитическую авантюру, в которой им, скорее всего, придётся действовать в одиночку, на свой страх и риск.

Особенно наглядно это видно по ситуации вокруг самого Китая. На сегодняшний момент США могут лишь демонстрировать флаг в Южно-Китайском море, в то время как все сопредельные страны, ещё недавно бывшие чуть ли не враждебными Китаю, сейчас предпочитают вести нейтральную, а то и прокитайскую политику. Вьетнам, Филиппины, Индонезия — все они видят в Китае союзника, а не врага. Такая же ситуация складывается на Корейском полуострове, в Средней Азии, а на севере безопасность Китая обеспечена стратегическим союзом с Россией.

"ЗАВТРА". Будет ли в таких сценариях США пытаться нарушить российско-китайский союз?

Джон РОСС. Безусловно, наличие российско-китайского союза всегда воспринималось и воспринимается в США как "прямая и явная угроза". Связано это, опять-таки, не с намерениями или декларациями, но с возможностями. Китай — это, пожалуй, одна из самых быстро развивающихся мировых экономик на сегодняшний день и страна одной из самых эффективных дипломатий мирного времени; но его слабость — военное строительство. Россия — это, возможно, не самый лучший пример "экономического чуда" (и, скорее, даже наоборот), однако Россия очень сильна в военном и политическом плане. Достаточно увидеть, насколько легко она добилась в Сирии желаемого результата, используя уникальное сочетание военной силы и "дипломатии войны", которую, я думаю, в будущем будут изучать в качестве примера во всех военных академиях. Второй факт — несмотря на западные санкции, число "друзей России" в Восточной Европе и в мире только растёт.

Против такого тандема США мало что может противопоставить, так как мировая торговая война неизбежно приведёт к конфронтации с Китаем, а мировая "горячая" война тут же очень быстро скатится к ситуации взаимного обмена термоядерными ударами и уничтожению всей цивилизации. Поэтому мы пока и видим от США скорее практику мелких провокаций и уколов против России и Китая, нежели масштабную конфронтацию. Поэтому я скорее склоняюсь к тому сценарию, что США не пойдут на геополитические риски и эскалацию, предпочитая жить в той самой Великой стагнации, с которой мы начали этот наш разговор.

Алексей Анпилогов

Россия. Китай. США > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 11 апреля 2018 > № 2580281 Джон Росс


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 11 апреля 2018 > № 2580279 Леонид Ивашов

РЫЧАГИ

Трамп грозит Путину за «химатаку» в Думе, Израиль бомбит войска Асада, Россия держит паузу

Рычаги - от рычаг: жердь, шесть, для подъёма тяжести, на упорной точке; подъём. Рычаг подводят под тяжесть, упирают во что, поближе к тому же концу, а за другой нагнетают его; или подводят глубже, упирают концом в землю, повыше этого в кромку тяжести, и вздымают другой конец. Языком, что рычагом. Рычаг: мысленная черта, в которой отличают точки упора, силы и сопротивленья; в сем значении большая часть машинного строенья приводится к началам рычага; и колесо рычаг.

В. И. Даль. Толковый словарь живаго великорусского языка.

Дональд Трамп на своей странице в соцсети Twitter написал 8 апреля: «Многие погибли, включая женщин и детей, в бездумной химической атаке в Сирии. Зона поражения оцеплена и окружена армией Сирии, которая делает ее совершенно недоступной извне. Президент Путин, Россия и Иран ответственны в поддержке животного Асада. Придется заплатить большую цену».

9 апреля Министр обороны США Джеймс Мэттис заявил, что не исключает «никаких действий» против Сирии из-за сообщений о применении химического оружия в населенном пункте Дума, передаёт телеканал CNN. «Я ничего не исключаю на данный момент», — сказал Мэттис, отвечая на вопрос, исключает ли он возможность нанесения «удара по Асаду». «Первое, на что мы должны обратить внимание, — почему химическое оружие все еще используется, когда Россия была гарантом ликвидации всего химического оружия в Сирии», — добавил министр.

«Сообщения из Думы, подвергшейся атаке и бомбардировкам силами режима и его союзниками, свидетельствуют о том, что большое количество гражданских лиц было убито вчера вечером, включая семьи, которые погибли в укрытиях, где они прятались», — передаёт ТАСС текст заявления внешнеполитической службы ЕС.

9 апреля специалисты арабского «Красного полумесяца» сообщили, что не нашли никаких следов применения отравляющих веществ в городе Дума. Более того, по словам врача организации Мохаммеда Аднан Тбанга, за время его работы, с 2012 по 2018 годы, никаких доказательств применения отравляющих веществ в Сирии не было.

В ночь на понедельник, 9 апреля, израильские ВВС атаковали авиабазу Тифор. По данным российского Минобороны, удар нанесли два истребителя F-15. Погибли сирийские и иранские военные. Российские советники при атаке не пострадали. Израильские военные эту информацию комментировать отказались. В Кремле заявили, что Россия обсудила с Израилем этот инцидент «по соответствующим каналам».

Иллюстрация: Владимир Стенберг.

Экспертные оценки

Леонид Ивашов

Если американцы что-то запланировали — а именно они спланировали и даже частично профинансировали уничтожение очередного арабского государства, близкого к России, — то они это сделают. Причём работают они, не мудрствуя лукаво — как прошло у них с пробиркой с отравляющими веществами, которую госсекретарь США Колин Пауэлл демонстрировал в Генеральной Ассамблее ООН. И уничтожили государство Ирак. С тех пор фальшивое химическое оружие стало реальным политическим оружием. Как только они говорят о применении химоружия — значит, считай, что будут бомбить. Они ничего доказывать не собираются, они считают себя господами. И ничего в поведении Запада не изменилось. Они просто какое-то время, когда Советский Союз был силён, учитывали нашу силу, говорили о «демократии», «сдерживании коммунизма». Но те же фашистские методы, которые всемирные ростовщики породили в Германии, в Италии, сегодня опять востребованы, применяются. И делается это лишь потому, что, во-первых, никто не даёт отпор, и, во-вторых, Россия действует непоследовательно. Противник понимает, что наша элита вся в у них петле со своими вкладами, недвижимостью и так далее.

Поэтому мне пришлось говорить 17-го февраля на Общероссийском офицерском собрании именно о таком варианте: они не изменят своим планам. Дали России немножко порезвиться, дали Путину высказаться в отношении своих современных, перспективных вооружений. Но, тем не менее, своего добиваются: реализуют план по расчленению Сирийской Арабской Республики, не уходят с территории Сирии. Не исключено, что добьют президента Башара Асада и поставят марионеточное правительство. Или в провинциях будет несколько правительств, как, например, в Ливии.

А мы на словах грозные, но когда дело касается действительно реального отпора по любому поводу — по поводу Скрипаля, по поводу химического оружия в Сирии и так далее, — всего лишь ограничиваемся заявлением Марии Захаровой. И западники этим пользуются. Первым британский министр иностранных дел Борис Джонсон заявил, что, «если мы обнаружим в Сирии химическое оружие — нанесём удар». Трамп взял на себя миссию развития провокации, заявил, что «асадовцы применили газовую атаку в 30-ти километрах от Дамаска». Это сумасшествие: если оно так было, любой ветерок — и смертоносное облако пошло на Дамаск. Но им не нужно правдоподобия. Израиль взял на себя бомбардировки. Трамп заявляет, Израиль бьёт, и сейчас мы увидим, что те же англичане — возможно, и французы, ещё кто-то — начнут уничтожать те результаты, которых добилась сирийская армия при поддержке российских ВКС.

И следующее, о чём я говорю: обязательно вспыхнет Донбасс. Порошенко подсохнет немножко — и обязательно начнёт эту атаку. Потому что наша власть двуликая. С одной стороны, громкие пафосные речи, президент апеллирует к тому, что у нас есть грозное оружие. А когда приходится давать какой-то отпор и отстаивать свои интересы и интересы наших союзников, мы ограничиваемся или молчанием, или овечьим блеянием в виде протестов, неудовольствий и так далее.

У меня есть обратный пример, как мы отвечали (Министерство обороны) на каждый шаг Запада, когда начали бомбить Союзную Республику Югославию. Первое — выставили все натовские структуры, которые были в России. Второе — запретили военным атташе посещать любой орган Министерства обороны, мы нигде их не принимали. Отозвали всех наших военнослужащих, которые были на учёбе в западных странах, в командировках, на конференциях, и даже представительство в НАТО. Всё отозвали, кроме разведки, из этих стран. И вообще никакого общения не стало. И плюс действовали в соответствии с нормами международного права — правом на коллективную и индивидуальную оборону. Нужно было — бросили батальон на Приштину, нужно было — выдвинули войска к определённым местам, задействовали спецназ, корабли. И тогда американцы стали трезветь. И Клинтон звонил Ельцину — «надо, чтобы военные встречались где-то», и Олбрайт попросила включить переговорный процесс. Наше условие было — прекращение бомбардировок, только потом садимся за стол переговоров.

А сегодня мы заявлять заявляем — и депутаты, и члены правительства, и МИД, и президент, — а делать ничего не делаем. Где реализация заявления, что мы будем сбивать ракеты? Американцы, как и все западники, как Израиль, сейчас просто отстреливают свои старые боеприпасы, старые «Томагавки». Поэтому не нужно радоваться, что многие ракеты не долетают до целей. Их так утилизируют, отстрелять по чужой территории дешевле — вот и всё.

Сейчас мы отступаем. Во всех армиях есть принцип— если противник отступает, то нужно наращивать усилия, его нужно преследовать, его нужно давить, бросать в бой новые силы. Что мы и наблюдаем сегодня на военно-политическом фронте.

А с чисто военной точки зрения можно ли было защитить сирийский аэродром, который сегодняшней ночью был подвергнут атаке? Конечно. Первое — нужно прогнозировать вероятные действия противника. Для этого существует разведка, существуют аналитические структуры, существуют штабы. Нужно понять, что будет делать противник, на каких направлениях, по каким объектам бить. Потом штабы планируют отпор. Плюс всегда нужно иметь в виду, что бить нужно не только по летящим на объект целям, а и по тем государствам, которые предпринимают этот акт агрессии. Вот Израиль атаковал Сирию. А что, у нас нет рычагов для давления? Даже если боятся бить «своих» под Тель-Авивом, посмотрите, какие у нас рычаги: немедленно прекратить безвизовый режим, выставить отсюда израильского посла, отозвать своего посла оттуда, прекратить всякие контакты. И в конечном счёте можно было нанести ответный удар по тем целям, с которых были запущены «Томагавки» и самолёты-бомбардировщики. То есть рычагов много, желая реального ответа, всегда реагируют комплексно. Политически — созыв Совет безопасности ООН, дипломатически — разрыв отношений и ограничения отношений со странами-агрессорами. Нужно смотреть, чем ответить экономически. И, конечно, реагировать военным путём. Вот тогда нас бы уважали, нас бы слушали. А агрессоры уверены, что, пока у наших депутатов, членов правительства, президентских структур есть недвижимость, огромные счета и в Израиле, и на Западе — ответа с нашей стороны не будет.

Иногда кажется, что мы сталкиваемся не с реальной холодной войной, перерастающей в горячую, а с каким-то грандиозным спектаклем. Не исключено, что представители высших властей России могут встречаться за чаепитием или коньякопитием с представителями так называемого Запада и хохотать над лохами, которых они развели. Западным обывателям втемяшивается в головы, что полковник Кошкина сбежала в «Новичком» в зубах из дома Скрипалей и отравила в Гуте миллиарды мирных сирийцев, перед этим потравив всю Англию, и вообще Россия — это Мордор и империя зла. Нам же внушают, что на нас ополчился прогнивший Запад (который, впрочем, слаб и скоро самоликвидируется), а мстит он нам за то, что мы «встали с колен». Результат на самом деле виден один — обнищание масс. Возможно, со временем по обе стороны, но пока особенно в России. Потому что какой-нибудь Греф, который служит непонятно какому лагерю, руководит банком, часть которого принадлежит как бы России, а часть JP Morgan Chase. И этот самый Греф всё время отчитывается перед президентом о рекордных прибылях. За чей счёт и кому — прибыли? Силуанов и Набиуллина отправляют из-за бюджетного правила в те же Штаты гигантские деньги. И как прикажете это понимать? Разве не как спектакль?

Мы с вами прекрасно знаем, что если страна вывешивает белый флаг, то победившая страна ставит свою администрацию. И если мы в 1991 году вывесили белый флаг, то поставлена была именно проамериканская администрация. И она находится под жёстким контролем хозяев. И если Путин пытается проявить какую-то самостоятельность, то ему просто не позволяют, если он хочет честно отстоять наши интересы. Посмотрите, президент правительству поручает, приказывает — правительство делает наоборот, потому что начальство Медведева и всей шайки, которая сидит в Белом доме на Краснопресненской набережной, находится не в Кремле, не Путин начальство. Начальство сидит в Белом доме на Потомаке. И «наши» министры безропотно выполняют указания оттуда.

У меня остаётся только один вопрос: Путин действительно хочет помочь России или он в этом спектакле также играет определённую роль? Роль как бы прикрытия — говорит добрые и красивые слова, обещает что-то. А мы видим, куда валится страна и как с ней поступают. И никакой адекватной реакции нет.

Посмотрите, задерживают самолёты Аэрофлота в Лондоне. Почему не арестовать немедленно пять британских самолётов в Москве? Почему высылают наших дипломатов, а мы ходим на рауты, на приёмы в западных посольствах? Почему не ввести жёсткие контроль, наружную слежку за западными дипломатами — и никаких контактов с ними не поддерживать!? Мы этого ничего не сделали. Если сегодня не реагируем, когда враги бьют по Дамаску, по Хомсу, завтра они приучат нас, что мы не будем реагировать, даже если начнут бить по Кремлю. Будет Мария Захарова заявлять протесты — и на этом всё закончится.

Эта власть продажная. Она была поставлена ещё при алкоголике Ельцине и продолжает наследовать ту традицию.

В этом же ряду история с керченскими рыбаками. Реального ответа России ведь так и не было. Люди страдают, люди мучаются в плену — а МИД «выражает беспокойство». А зачем тогда нам мощные вооружённые силы, спецназ, спецслужбы? Да уже бы три или пять украинских судёнышек стояли под арестом, если бы была воля, если бы власть действительно защищала национальные интересы, а не интересы американских банков. Мы вспомнили Грефа, а посмотрите на «Газпром», «национальное достояние». 27% акций принадлежат Bank of New York, а остальные, которые считаются государственными, расхватало питерское окружение президента. А мы причитаем — «национальное достояние»! Пока будет терпеть — с нами так и будут поступать. По многим направлениям мы оккупированная страна.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 11 апреля 2018 > № 2580279 Леонид Ивашов


Сирия. Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 апреля 2018 > № 2565477 Дмитрий Галкин

Ответ Путину в Сирии: куда на этот раз полетят ракеты Трампа

О возможных последствиях для России после химатаки в Думе.

Дмитрий Галкин, Апостроф, Украина

В Сирии 7 апреля произошла очередная химическая атака: по меньшей мере 150 человек в городе Дума в Восточной Гуте погибли предположительно от бомбы с зарином, сброшенной с вертолета. Президент США Дональд Трамп заявил, что Россия Владимира Путина и Иран как союзники режима Башара Асада непременно понесут ответственность. Решение по поводу ответных мер американский лидер обещал принять в ближайшие дни. Какими могут быть действия США, особенно если вспомнить удар по военному аэродрому Шайрат в прошлом году, «Апострофу» рассказал российский политический обозреватель, заместитель главного редактора «Форин аффэрс хроникл» (Foreign Affairs Chronicles) Дмитрий Галкин.

От Трампа я в Сирии ничего особенного не ожидаю. Во-первых, у Трампа в Сирии не было стратегии. По крайней мере какая-то стратегия в Сирии была у [бывшего госсекретаря Рекса] Тиллерсона, а видение Трампа с ней полностью расходится. Тиллерсон выступал за укрепление существующей коалиции во главе с военными подразделениями сирийских курдов. Трамп же склоняется к тому, чтобы выполнить все требования Турции, которая в сирийских курдах видит своего главного противника. Только благодаря позиции Трампа стала возможна военная операция Турции в Сирии, которая в значительной степени привела к достижению целей, которые Анкара ставила перед собой.

Появилась ли у Трампа стратегия, стал ли Трамп рассматривать США как игрока, у которого есть какие-то собственные интересы в этом конфликте? Я плохо себе это представляю. Мне кажется, что нет. И не очень понимаю, почему США в принципе не должна устраивать существующая ситуация, когда нет ни одного явного лидера в конфликте, а Штаты остаются естественным оператором между их союзниками, участвующими в конфликте. Реализация интересов Турции, конечно, во многом зависит от того, насколько США будут их учитывать. Это относится и к [арабским] государствам Персидского залива, которые хотя и уменьшили свое влияние в Сирии, но, наверное, не готовы полностью от него отказаться.

Так что я не понимаю, почему Трамп должен действовать как-то сурово и решительно. Но какая-то показательная акция будет. Вполне возможно, что они опять обстреляют пустой аэродром: в прошлый раз (7 апреля 2017 года — прим. «Апострофа») они обстреляли военную базу Шайрат, на которой к этому времени не было ни людей, ни техники. Просто чтобы показать свою решимость и готовность и, главное, зафиксировать, что нет силы, готовой им противостоять. Я думаю, что-то подобное может быть и в этот раз.

Конечно, тогда погибли какие-то сирийские солдаты. Но количество жертв и разрушения не соответствовали силе удара (тогда США запустили около 60 ракет). Это даже позволило российскому Министерству обороны выступить с заявлением, что часть ракет они перехватили и сбили. Как оказалось, ничего они не перехватывали и не сбивали… Это был крайне бессмысленный с военной точки зрения удар: все ракеты долетели до цели, но особо ничего разрушить не могли, потому что ничего и не было, кроме нескольких самолетов в ангаре и каких-то людей, которые вокруг них стояли. Мощь удара и его результаты совершенно несопоставимы.

Может быть, в этот раз будет что-то не столь явно бессмысленное с военной точки зрения. Может быть, подобно Израилю, они обстреляют какие-то действующие части. Может быть, нанесут удар по Дамаску… Я, честно говоря, плохо представляю, что США могут сделать, потому что не понимаю, чего же они хотят. Пока, я думаю, все ограничится чисто символической акцией.

Трампу, конечно, надо показать, что США реагируют. Но это удобный случай в очередной раз зафиксировать, что военной силы, которая решилась бы противостоять США, если они действительно поставят какие-то цели и начнут их добиваться, не существует. По факту это превращает США в главного оператора конфликта. Несмотря на то, что Штаты стараются в него не вмешиваться: действуют через формирования, которые ориентируются на Америку, и в то же время не вводят собственные вооруженные силы.

Что касается решительных заявлений России, я думаю, что все будет точно так же, как в прошлый раз, когда Россия очень долго и решительно заявляла, но потом никак не отреагировала на действия США.

Сирия. Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 апреля 2018 > № 2565477 Дмитрий Галкин


США. Россия > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 11 апреля 2018 > № 2565446

Собирается ли Россия нанести ответный санкционный удар?

Чэнь Гуанвэнь, Eastday.com, Китай

Некоторые из новых и главных образцов ракетоносителей США в значительной степени зависят от поставок российских ракетных двигателей серии РД-180. Об этом очень хорошо знают обе стороны — США и Россия. «Россия может рассмотреть возможность ограничения поставок ракетных двигателей в США, чтобы это могло противодействовать увеличению пошлин, налагаемых США на экспортируемую российскую сталь». Как сообщило 3 апреля российское государственное информационное агентство, эксперты из Российского института стратегических исследований заявили, что на повышение пошлин на сталь Россия должна предпринять такие же контрмеры, как и Китай. Помимо ограничения экспорта титановых сплавов, необходимых для США, российская сторона также может ограничить поставку в Соединенные Штаты российских ракетных двигателей серии РД-180. Российские эксперты считают, что этот шаг нанесет серьезный удар по американской аэрокосмической отрасли.

Временно незаменимый для США российский двигатель РД-180

В области аэрокосмической промышленности США и Россия являются наиболее интенсивно конкурирующими странами, но есть некоторые странные виды сотрудничества и это, прежде всего — ракетные двигатели серии РД-180, закупаемые США у России, с помощью которых происходит доставка людей на МКС. Начиная с первых космонавтов на Международной космической станции 2 ноября 2000 года, все миссии по транспортировке космонавтов на сегодняшний день и большинство грузовых космических кораблей были запущены Россией. Российский космический аппарат «Союз-МС» является единственным средством доставки астронавтов «туда и обратно» на МКС. Тем не менее, удивительно, что на фоне того, когда, Соединенные Штаты неоднократно накладывали санкции против России, однако, контрсанкции России могут показаться более мощными, но она (Россия) ни разу не отказала американским астронавтам в пользовании российскими космическими аппаратами.

Международная космическая станция может использовать только космические аппараты российского производства для доставки астронавтов.

Еще более странно то, что Россия не наложила санкции в отношении доступа американцев к космическому пространству, а наоборот подписала новые контракты на продажу США ракетных двигателей РД-180. В дополнение к поставке 101 единицы ракетных двигателей РД-180 в США до конца 2018 года планируется поставка еще 60 агрегатов. В ракетных двигателях серии РД-180 в основном используется в качестве первой ступени ракеты США «Титан», а РД-181 в основном используется в качестве первой ступени ракеты-носителя «Антарис» производства American Orbital Technology Corporation. Были аргументы в пользу того, что, если Россия перестанет продавать ракетные двигатели серии РД-180 в Америке, то это будет иметь большое влияние на запуск тяжелых спутников США и, следовательно, на программы глубокого освоения космоса в гражданских целях.

США активизировали НИОКР двух моделей ракетных двигателей, которые могут заменить РД-180

Причина, по которой влияние России в этом вопросе настолько велико, заключается в том, что США не смогли разработать и предложить замены моделям ракетным двигателям серии РД-180. Фактически уже при покупке ракет российского производства США решили разработать собственный ракетный двигатель AR1 для запуска ракеты «Титан V» для доставки тяжелых спутников военного назначения. Однако только в 2019 году США смогут провести пусковые испытания ракетного двигателя, который бы смог заменить российский аналог. Другой аналог российской ракеты — BE-4, разрабатываемый американской орбитальной технологической компанией, как говорят, только в 2028 году сможет заменить российские ракетные двигатели. В настоящее время Соединенные Штаты не смогут отказаться от ракетных двигателей серии РД-180, и поэтому будут предусмотрены дополнительные планы по закупкам данных агрегатов. Однако сейчас, в момент, когда США продолжают вводить санкции в отношении России, РФ не может не использовать данный ход.

Китай хотел купить РД-180, но Россия до сих пор колеблется в этом вопросе

Согласно анализу, если ракетные двигатели серии РД-180 будут запрещены санкциями, то Россия, скорее всего, понесет потери в размере 3 миллиардов долларов США, но таким образом влияние на США станет еще больше, так как Америке требуется вывод в космос большое количество военных и гражданских сверхмощных спутников, которые в такой ситуации не смогут быть запущены по графику. Поэтому, если Россия решит навязать Соединенным Штатам санкции в отношении ракетных двигателей РД-180, то это может привести к тому, что США могут пойти на компромиссы, которые могут уменьшить или ослабить давление на Россию. Однако теперь, когда Россия борется с жесткими западными санкциями, действительно ли будет принято решения, учитывая огромные суммы контрактов в иностранной валюте, на самом деле пока неизвестно. Однако, если Россия сможет наложит контрсанкции, она, вероятно, заставит США сесть за стол переговоров, иначе ситуация с Россией не изменится.

США. Россия > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 11 апреля 2018 > № 2565446


США. Великобритания. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > inopressa.ru, 11 апреля 2018 > № 2565444

США: британским банкам придется разорвать отношения с олигархами, оказавшимися под санкциями

Эллен Бэрри | The New York Times

"Во вторник США приложили новые усилия к тому, чтобы запретить связанным с Кремлем промышленным магнатам вести бизнес с Западом, предупредив британские банки, что им придется разорвать отношения с олигархами, если они хотят сохранить доступ к американским финансовым институтам", - сообщает The New York Times.

Сигал П.Манделкер, высший представитель Министерства финансов США в Лондоне, в преддверии встречи со своими коллегами заявила, что британские банки могут столкнуться с "последствиями", если они продолжат осуществлять значительные финансовые операции от лица 24 влиятельных россиян, на которых Вашингтон в пятницу наложил санкции, передает автор статьи Эллен Бэрри.

"Это предупреждение имело резонанс в Лондоне, который в течение нескольких десятилетий служил убежищем для богатейших семей России. Российским инвесторам принадлежат легендарные британские активы, такие как футбольный клуб "Челси", целые районы элитной лондонской недвижимости, и они поддерживают благополучие сообществ адвокатов, финансовых советников и агентов по недвижимости", - отмечает журналистка.

"США давно побуждали европейских партнеров привести их экономические санкции против высокопоставленных россиян в соответствие с американскими, но это встречало сопротивление, потому что деловые связи России с Европой намного сильнее, чем с США", - говорится в статье.

Манделкер отметила укрепление единства позиции Запада по России после покушения на убийство экс-шпиона Скрипаля. По ее словам, США проводили активные консультации с британскими финансовыми институтами и надзорными органами во время подготовки к введению последнего раунда санкций, говорится в статье.

Бывший высокопоставленный чиновник Управления по контролю за иностранными активами Минфина США Брайан О'Тул считает, что, скорее всего, удастся заставить британские банки, не склонные к риску, вообще закрыть российские счета.

Это также может затронуть лондонский рынок недвижимости, получавший значительную выгоду от инвестиций россиян со связями в Кремле. Автор статьи указывает на возможные меры со стороны банков и агентов по недвижимости для повышения прозрачности сделок, в их числе - обязательное указание источника доходов покупателя.

"Объем российской недвижимости в Мэйфере хорошо известен, это своего рода фирменный анекдот в финансовой индустрии, - сказал О'Тул. - Лондон должен был это сделать давно, навести тут порядок. Я думаю, что Лондон знает это, и на Даунинг-стрит, 10 это тоже знают. Полагаю, это станет следующим шагом".

США. Великобритания. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > inopressa.ru, 11 апреля 2018 > № 2565444


США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 11 апреля 2018 > № 2565436

«Ваше пользовательское соглашение — отстой»: 10 ключевых моментов в показаниях Цукерберга в Сенате

Брайан Фанг (Brian Fung), The Washington Post, США

Заседание объединенного сенатского комитета, которое состоялось во вторник, 10 апреля и на котором дал показания глава компании «Фейсбук» (Facebook) Марк Цукерберг, длилось несколько часов, поэтому, если вы его пропустили, мы вас не виним. Но если вы хотите узнать, о чем шла речь на этом заседании, мы составили для вас краткий обзор важнейших моментов.

«Мы несем ответственность за контент»

Все заранее знали, что во время этих слушаний Цукерберг захочет принести извинения. В своем подготовленном заявлении Цукерберг признал, что ситуация с компанией «Кембридж Аналитика» (Cambridge Analytica) была «моей ошибкой, и я об этом сожалею». Но он также признал — стоит подчеркнуть, впервые — что его платформа несет ответственность за тот контент, который там появляется. Это стало очень важным шагом для компании, которая прежде всегда старалась позиционировать себя в качестве нейтральной технологии.

Поясняя свое заявление, Цукерберг сделал акцент на том, каким образом такая точка зрения связана с существующим мнением, что «Фейсбук» необходимо рассматривать как медиакомпанию.

«Я согласен с тем, что мы несем ответственность за контент, но мы не создаем этот контент, — ответил Цукерберг сенатору Дэну Салливану (Dan Sullivan). — Когда люди спрашивают нас, являемся ли мы медиакомпанией или издателем, они хотят понять, несем ли мы ответственность за контент на нашей платформе. Полагаю, что ответ очевиден: да. Однако это вовсе не противоречит нашей сути… заключающейся в том, чтобы создавать технологии и продукты».

Это самый четкий ответ Цукерберга на вопрос о разнице между технологической и медийной платформой.

Потребители стали жертвами ситуации с «Кембридж Аналитика»

На вопрос сенатора Дина Хеллера (Dean Heller), считает ли он 87 миллионов пользователей «Фейсбука», пострадавших от утечек «Кембридж Аналитика», жертвами, Цукерберг ответил утвердительно.

«Сенатор, я думаю, да, они не хотели, чтобы их личные данные были проданы разработчиком компании „Кембридж Аналитика", — сказал Цукерберг. — Но это случилось и случилось по нашей вине».

Во время слушаний сенатор Джон Нили Кеннеди (John Neely Kennedy) выступил с резкой критикой в адрес Цукерберга.

«В чаше „Фейсбука" столько посторонних примесей, — сказал он. — Я не хочу, чтобы мне пришлось голосовать за регулирование „Фейсбука". Но, Господь — свидетель, я это сделаю. Все зависит от вас… Ваше пользовательское соглашение — отстой».

Возможно, одной только саморегуляции недостаточно, но именно для этого и существует искусственный интеллект

На вопросы сенаторов, которые не верят в способность «Фейсбука» не допускать появления ксенофобской риторики и оскорбительного контента на ее платформе, Цукерберг постоянно упоминал о значимой роли искусственного интеллекта в решении этой проблемы.

Как сказал Цукерберг, отвечая на вопрос Эдварда Марки (Edward J. Markey), «создание инструментов искусственного интеллекта позволит выявлять» вредоносный контент.

Некоторые политические аналитики не могли не заметить иронию сложившейся ситуации: противоречие заключается в том, что законодатели, критикующие «Фейсбук» за излишнюю мощь и влияние, тем не менее, просят «Фейсбук» создать еще более мощные инструменты.

Нет, «Фейсбук» не использует микрофоны ваших устройств для того, чтобы за вами следить

Сенатор Гари Питерс (Gary Peters) попросил Цукерберга прокомментировать предположения многих пользователей о том, что «Фейсбук» может прослушивать разговоры пользователей посредством микрофонов их электронных устройств, а затем демонстрировать этим людям рекламу того, о чем они говорили. Цукерберг подчеркнул, что «Фейсбук» не использует микрофоны устройств, чтобы вести аудио-слежку, назвав это предположение «теорией заговора».

Цукерберг заработал кучу денег во время слушаний

Несмотря на то, что Цукерберг отправился в Вашингтон, чтобы понести ответственность за признанную им «ошибку», акции «Фейсбука» во вторник достигли рекордного за последние два года уровня. Каков итог? Чистая стоимость активов Цукерберга — сильно пострадавшая в силу недавних событий — всего за полдня увеличилась более чем на три миллиарда долларов примерно с 63 миллиардов долларов до 67 миллиардов.

Цукерберг пытался лавировать, отвечая на вопросы о регулировании

Сенатор Линдси Грэм (Lindsey O. Graham) задал Цукербергу вопрос о том, поддержит ли тот усиление механизмов регулирования в его технологической отрасли.

«Если нормы будут надлежащими, то да», — ответил Цукерберг.

В ходе слушаний подобные ситуации возникали неоднократно: сенаторы требовали от него конкретных обещаний поддержать конкретные законопроекты и предложения, а в ответ Цукерберг старался увильнуть, отказываясь одобрять те или иные меры, но при этом выражая согласие с принципами, которые за ними стоят.

«Мы уже много раз слышали извинения, — сказал сенатор Ричард Блументаль (Richard Blumenthal). — Пока какое-либо внешнее агентство не установит нормы и требования и не начнет следить за их исполнением, я сомневаюсь, что все эти расплывчатые обещания приведут к действиям».

Цукерберг смутился, когда его попросили поделиться своими личными данными

Сенатор Ричард Дурбин (Richard J. Durbin) затронул самую суть вопроса, спросив Цукерберга, насколько комфортно он чувствовал бы себя, если бы ему пришлось обнародовать название отеля, в котором он остановился. В конце концов Цукерберг признал, что ему было бы некомфортно.

«Я думаю, что суть как раз в этом, — подытожил Дурбин. — Ваше право на частную жизнь. Суть в границах вашего права на частную жизнь и в том, сколько всего вы разглашаете в современной Америке во имя, цитирую, сближения людей во всем мире».

«Фейсбук» «сотрудничает» со специальным прокурором Робертом Мюллером

Цукерберг признал, что «Фейсбук» оказывает помощь спецпрокурору Роберту Мюллеру (Robert S. Mueller) в его расследовании российского вмешательства в выборы и что некоторые представители «Фейсбука», возможно, давали показания в рамках этого расследования.

Вы владеете вашими данными в «Фейсбук», но проходит много времени, прежде чем они будут удалены после вашего ухода с этой платформы

Цукерберг ясно дал понять, что пользователи могут свободно скачивать свои данные в «Фейсбук» и делать с ними все, что захочется. Он также подтвердил, что, если вы захотите удалить ваши данные, эта информация в конечном итоге будет удалена с серверов «Фейсбука», и компания уже не сможет ее использовать. Но Цукерберг признал, что он не знает, как долго «Фейсбук» хранит вашу информацию после того, как вы приняли решение об удалении своего профиля. (На сайте «Фейсбук» говорится, что эти данные могут храниться до 90 дней.)

В случае с «Кембридж Аналитика» политика «Фейсбука» сработала

По словам Цукерберга, когда аналитик Александр Коган получил от пользователей «Фейсбук» разрешение на доступ к их личным данным, все «сработало в соответствии с тем, как создавалась наша система». Но, добавил он, как только данные попадают за пределы нашей системы, нам становится гораздо труднее анализировать то, что происходит«.

В этом и заключается основная проблема «Фейсбука» и общества.

США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inosmi.ru, 11 апреля 2018 > № 2565436


Сирия. США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 апреля 2018 > № 2565430 Дейв Маджумдар

В Сирии может разразиться война между Россией и США

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

В ближайшие 48 часов администрация Трампа собирается принять решение, каким образом ей отреагировать на предполагаемую химическую атаку в сирийском городе Дума.

Президент Дональд Трамп (Donald Trump) заявил, что США изучают улики, подчеркнув, что рассматривается применение силы. Трамп также пообещал принять меры даже в том случае, если его администрация решит, что ответственность лежит на России.

В ответ на прямой вопрос о причастности России к предполагаемой химической атаке, Трамп заявил, что ответственности Кремля все еще под вопросом. «Возможно, он [президент России Владимир Путин] и причастен. И если так, ответ будет жестким. Очень жестким», — подчеркнул Трамп на встрече с кабинетом министров 9 апреля — «Все заплатят за это. Причем дорого. Все без исключения».

По словам Трампа, на то, чтобы установить, какая из сторон причастна к предполагаемой химической атаке, у США уйдет примерно 24 часа. «Будь то Россия, Сирия, Иран или все они вместе взятые, в скором времени мы узнаем это наверняка», — заявил Трамп. «Мы внимательно наблюдаем и настроены решительно», — добавил он. Трамп подчеркнул, что и российская, и сирийская стороны отрицают сам факт применения химического оружия. «Они говорят, что ничего такого не было, но, как по мне, здесь и сомнений особых быть не может. В любом случае, наши генералы установят истину в ближайшие 24 часа», — заявил Трамп.

На прямой вопрос, рассматривается ли силовое решение, Трамп ответил, что рассматриваются любые. «Мы не отмели ни одно из них», — заявил он.

Кто виноват?

В своих комментариях Трамп несколько смягчился по сравнению с более ранними «твитами» от 8 апреля, когда он напрямую обвинял в предполагаемой химической атаке Россию, Сирию и Иран. «Бессмысленная ХИМИЧЕСКАЯ атака в Сирии, много погибших, включая женщин и детей. Район зверства заблокирован Сирийской армией, у окружающего мира нет доступа», — написал Трамп в своем «Твиттере». «Президент Путин, Россия и Иран несут ответственность за поддержку этого Зверя Асада. Они заплатят… сполна. Немедленно откройте доступ для оказания медицинской помощи и выяснения обстоятельств. Еще одна беспричинная гуманитарная катастрофа. МРАК!» — написал Трамп.

Кроме того, Трамп сообщил, что начни президент Барак Обама (Barack Obama) кампанию против сирийского режима еще в августе 2012 года — когда Дамаск подверг химической атаке сирийских повстанцев — нынешний кризис в Сирии был бы предотвращен. «Если бы президент Обама пересек свою же «красную линию в песках», сирийская катастрофа бы давно закончилась. И Зверь Асад был бы свергнут», «твитнул» Трамп.

По состоянию на настоящий момент под вопросом не только виновная сторона, но и сам факт химической атаки. Сирийско-американское медицинское общество (SAMS/САМО) сообщило, что Дума предположительно подверглась химическому нападению в субботу 7 апреля в 19:45 по местному времени. «Местные госпитали приняли свыше 500 человек, в основном женщин и детей, с симптомами химического отравления», — заявило общество. «У пациентов было затруднено дыхание, наблюдалось посинение кожных покровов, пена изо рта, ожоги роговицы и запах, напоминающий хлорный», — говорится в его заявлении.

Возлагать на кого бы то ни было ответственность за проведение химической атаки в обществе не стали, однако призвали расследовать события и потребовали международного вмешательства. «САМО и Сирийская гражданская оборона требуют незамедлительного перемирия в городе Дума, чтобы обеспечить доступ международным инспекторам из Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) для расследования этого жестокого нападения. САМО и Сирийская гражданская оборона призывают международное сообщество вмешаться в ситуацию, чтобы добиться выполнения международных законов, запрещающих применение химического оружия, а также обеспечить защиту медицинских и гуманитарных учреждений и их работу по спасению жизней» — говорится в заявлении.

Несмотря на то, что в госдепартаменте назвали отчет САМО «достоверным», его не подтвердил ни один независимый источник. Кремль же отвергает саму мысль о том, что Думе могла произойти химическая атака. Российский министр иностранных дел Сергей Лавров заявил, что ни российские вооруженные силы, ни персонал «Красного полумесяца» не нашли никаких следов химической атаки. «Наши военные специалисты обследовали этого место вместе с представителями сирийского «Красного полумесяца» и не нашли следов применения хлора или другого химического вещества против мирных граждан», — сообщил Лавров.

Российская сторона уверяет, что доказательства были сфальсифицированы для того, чтобы свалить вину на сирийское правительство. «Информация о применении сирийскими войсками хлора и других отравляющих веществ является вбросом», — говорится в сообщении российского МИДа. «Очередная такая сфабрикованная информация о якобы имевшей место химатаке на Думу появилась вчера. При этом звучат ссылки на пресловутую НПО «Белые каски», которую не раз уличали в смычке с террористами, и другие так называемые гуманитарные организации, базирующиеся в Великобритании и США», — отметили в ведомстве.

Российская сторона утверждает, что предполагаемая химическая атака — это провокация со стороны тех, кто «не заинтересован в уничтожении одного из последних очагов терроризма в Сирии и полноценного политического урегулирования», задуманная с целью подорвать позиции режима Асада. «Мы недавно предупреждали о возможных провокациях такого рода», заявили в российском МИДе. «Цель этих лживых домыслов, не имеющих под собой каких-либо оснований, выгородить террористов и непримиримую радикальную оппозицию, отказывающуюся от политического урегулирования, одновременно попытавшись оправдать возможные силовые удары извне», — отметили в МИДе.

Что делать?

Наиболее воинственные из американских политиков — такие как сенаторы-республиканцы Линдси Грэм (Lindsey Graham), Джон Маккейн (John McCain) и Сьюзан Коллинз (Susan Collins) — уже призвали к военному вторжению в Сирию. Это лишь немногие из хора голосов, призывающих Трампа отложить запланированный вывод американских войск из раздираемой войной страны в связи с разгромом ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в России — прим. ред.). Трамп пообещал взвесить все за и против и принять окончательное решение и в скором времени. «Мы должны принять решение по этим вопросам, особенно Сирии. Решать надо быстро, возможно, уже к концу дня. Подобных зверств мы допускать не можем. Попросту не имеем права», — заявил Трамп.

Однако какими военными возможностями Вашингтон располагает в Сирии? «В настоящий момент я ничего не могу исключить», — заявил министр обороны Джеймс Мэттис (James Mattis) из Пентагона. «Перво-наперво следует установить, откуда вообще могло взяться химическое оружие, если Россия выступала гарантом их полной ликвидации. Над этим вопросом мы работаем вместе с партнерами по всему миру, от НАТО до Катара», — сообщил Мэттис.

Основная проблема США — это то, что в регионе присутствуют вооруженные силы ряда стран, включая российские, нагнетая обстановку хаоса и неразберихи. Если Вашингтон не намерен открыто конфликтовать с Москвой и идти на риск полноценной войны, американским войскам следует быть предельно осторожными, чтобы ни в коем случае не задеть российских военнослужащих.

Москва неоднократно подчеркивала, что предпримет военные действия, в случае нападения на российские войска. «Необходимо еще раз предупредить, что военное вмешательство под надуманными и сфабрикованными предлогами в Сирию, где по просьбе законного правительства находятся российские военнослужащие, абсолютно недопустимо и может привести к самым тяжелым последствиям», — говорится в заявлении российского МИДа.

Своим недавним заявлением МИД подтвердил сообщение начальника Генерального штаба генерала Валерия Герасимова от 13 марта. «В случае возникновения угрозы жизни нашим военнослужащим Вооруженные силы Российской Федерации примут ответные меры воздействия как по ракетам, так и носителям, которые их будут применять» — сообщил Герасимов.

Как единодушно отмечают американские и российские эксперты, Герасимов не склонен блефовать и строго выполняет директивы лично Путина. «Когда глава российского генштаба делает заявление, приходится внимательно слушать, потому что он говорит не от себя», отметил Майкл Кофман (Michael Kofman), аналитик корпорации «Си-эн-эй» (CNA), научный сотрудник Института Кеннана.

Военные варианты США

Мэттис не дал прямого ответа на вопросы репортеров о том, как именно США намереваются нанести удары по сирийским складам с химическим оружием. В любом случае, определяющий фактор — это особая точность, чтобы ни в коем случае не пострадали российские войска. Дабы Россия не могла заранее оповестить своих сирийских союзников, от прямой линии, к чьей помощи сверхдержавы прибегают во избежание непредумышленных военных конфликтов, возможно, придется отказаться.

«Я убежден, что для ликвидации вероятных целей понадобится предельная точность. Существует ряд возможностей нанесения точечных ударов, включая крылатые ракеты. Запускать их можно как с воздуха, так и с воды — возможно, даже в обход авиации», сообщил Марк Ганцингер (Mark Gunzinger), бывший пилот Б-52, а ныне эксперт Центра стратегического и бюджетного анализа». «Помимо близости стратегически важных объектов, сочетание оружия и его носителя, подходящего для удара (или даже нескольких) будет зависеть от таких факторов, как вид цели, ее защищенность, мобильность, и так далее», — высказался Ганцингер.

Это значит, что для удара по целям внутри Сирии США может прибегнуть к управляемым системам дальнего действия, как, например, «Томагавки» морского базирования или авиационные крылатые ракеты AGM-86C — что значительно снизило бы угрозу жизни пилотов со стороны зенитных ракет противника. Поскольку крылатые ракеты полетят на предельно малой высоте, благодаря топографическим особенностям местности даже доказавшие свою эффективность и дислоцированные в Сирии системы ПВО С-400 и С-300В4 не смогут их засечь, если только сами не окажутся под ударом. Российские системы ПВО предохраняют от угроз средней и большой высоты, но при защите от крылатых ракет являются оружием точечным.

Для ударов по целям в Сирии США также могут пустить в ход самолеты-невидимки, такие как B-2 (компании «Нортроп-Грумман») и F-22 (компании «Локхид-Мартин»). Хотя российская сторона, вероятно, и сможет их засечь, у Москвы вряд ли окажутся под руками радары «оружейного качества», чтобы сбить их при помощи С-300В4 или даже С-400. Преимущество самолета-невидимки заключается в том, что на его борту имеются датчики высокого разрешения и ряд вооружений, что позволяет подобрать к каждой цели оптимальное оружие, используя данные, поступающие в реальном времени.

«Набор вооружений для того или иного удара зависит от целого комплекса факторов и желаемого результата», — заявил генерал-лейтенат Дэвид Дептула (David Deptula), бывший начальник разведывательной службы ВВС, участвовавший в разработке нескольких воздушных кампаний. «Важно то, какие угрозы имеются по пути туда и внутри самой зоны конфликта. Кроме того, важно, насколько быстрой реакции потребует президент, поскольку исходить придется из сил, имеющихся в наличии. При разработке атаки следует также принимать во внимание близость гражданских объектов и лиц и возможность сопутствующего ущерба», — добавил Дептула.

Ответ России

Если российские войска попадут под удар американцев или их союзников, Москва применит силу в ответ. Кремль не блефует, говорят аналитики. «Если будут атакованы российские войска, быть войне», — сообщил Василий Кашин, старший научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований Высшей школы экономики.

Российские войска способны нанести ответный удар по базам американцев и их союзников не только на Ближнем Востоке, но и в Европе. Как отметил Герасимов, в случае ответного удара Россия не обязательно ограничится территорией Сирии, а нанесет удар по стартовым площадкам и базам, где бы они ни были. Дальнобойное оружие высокой точности, такое как крылатые ракеты «Калибр» морского и подводного базирования, а также крылатые ракеты Х-101 на борту стратегических бомбардировщиков Ту-95 и Ту-160 позволяют Москве нанести удары по американским базам по всему региону. Это может стать головной болью и для американских союзников, на чьей территории базируются ударные самолеты США, возможные мишени для российских ракет.

Сложность ведения войны с другой ядерной державой заключается в том, что подобные конфликты неизбежно обостряются и выходят из-под контроля. Маловероятно, что конфликт между Россией и США станет исключением. «Скорее всего, он также выйдет из-под контроля», — считает Кашин.

Израиль добавляет неразберихи

В числе прочих неучтенных факторов следует назвать Израиль и другие региональные государства, участвующие в сирийском конфликте. Россия недавно обвинила Израиль в проведении воздушного удара по Т-4, базе ВВС правительственных войск Сирии.

«9 апреля в период с 03:25 по 03:53 по московскому времени два самолета F-15 ВВС Израиля, не заходя в воздушное пространство Сирии, с территории Ливана нанесли удар восемью управляемыми ракетами по аэродрому T-4», — заявило российское министерство обороны по сообщению ТАСС.

По заявлению российской стороны, подразделениями ПВО вооруженных сил Сирии были уничтожены пять управляемых ракет — что вызывает сомнение, учитывая состояние сирийских ПВО. По сообщению ТАСС, российских советников среди пострадавших нет, однако при атаке погибло по меньшей мере 14 представителей проправительственных войск, включая личный состав из Ирана. Таким образом, риск незапланированного столкновения между целым рядом стран крайне высок.

Пентагон оказался вынужден отрицать участие американских сил. «В настоящее время министерство обороны авиаударов в Сирии не проводит. Однако мы продолжаем внимательно следить за ситуацией и поддерживаем текущие дипломатические усилия по привлечению к ответственности за применение химического оружия в Сирии и иных странах», — заявили в министерстве обороны.

Столкновение сверхдержав

В зависимости от того, какое решение Трамп примет в ближайшие день-два, мир может оказаться перед лицом крупнейшего столкновения сверхдержав со времен Карибского кризиса. Итогом его может стать либо беспрецедентная катастрофа — если между Россией и США разразится открытая война — либо бесценный опыт по предотвращению подобных кризисов в будущем.

Вашингтонские спецы по национальной безопасности позабывали концепции ядерного сдерживания времен холодной войны и уроки дипломатии с ядерной державой. За последние двадцать пять лет Вашингтон слишком привык к миру без сверхдержав, где единственная реальная угроза исходит от терроризма.

«У людей очень поверхностные представления о противостоянии сверхдержав», считает Кофман. «Многие не имеют ни малейшего представления о ядерной стратегии и ядерном сдерживании, не говоря уже о механизмах эскалации конфликтов. По одним их разговорам можно понять: игра в борьбу с терроризмом и подавление мятежей затянулась, люди даже на высшем уровне попросту перестали понимать, с чем имеют дело. Все что я слышу, это какие-то шаблоны времен 1950-х и 1960-х», — объяснил он.

Возможно американской дипломатии потребуется Карибский кризис дубль-два, чтобы, наконец, осознать, чем может обернуться конфронтация с ядерной сверхдержавой. «Не хотелось бы так говорить, но, может, оно и к лучшему. Я и правда считаю, что такой кризис не помешает — пусть люди хоть немного повзрослеют», — заключил Кофман.

Сирия. США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 11 апреля 2018 > № 2565430 Дейв Маджумдар


Украина. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > minprom.ua, 11 апреля 2018 > № 2565239

Демократия в Украине пришла в упадок – Freedom House

В Украине впервые с 2014 г. зарегистрирован спад показателей демократических процессов. Об этом говорится в опубликованном докладе международной неправительственной организации Freedom House.

С продолжением управляемого Россией конфликта на востоке Украины провластные украинские политики пользуются лозунгами патриотизма, чтобы нападать на неправительственные организации и журналистов, обвиняя их в подрыве военных усилий, отмечается в докладе Freedom House.

"Нападения на гражданское общество и политических оппонентов подорвали движущую силу процесса реформ в Украине", – отметил директор проекта "Страны в переходном периоде" Нейт Шенкан.

По его словам, окно возможностей для Украины не закрылось, но оно сузилось. Представитель Freedom House отметил, что, обвиняя неправительственные организации и журналистов в антипатриотизме, провластные политики пытаются исключить легитимные голоса в публичных дебатах только потому, что они критикуют нынешнюю власть в Украине.

Доклад Freedom House под названием "Страны в переходном периоде" публикуется ежегодно, начиная с 1995 г. Он охватывает ситуацию в 29 посткоммунистических странах бывшего СССР, Центральной, Восточной Европы и Балкан.

Украина. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > minprom.ua, 11 апреля 2018 > № 2565239


Китай. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > russian.news.cn, 11 апреля 2018 > № 2564254 Ли Хуэй

Посол КНР в России Ли Хуэй опубликовал авторскую статью под заглавием "Торговый протекционизм наносит ущерб другим и не создает выгод для себя"

Посол КНР в России Ли Хуэй в среду опубликовал авторскую статью под заглавием "Торговый протекционизм наносит ущерб другим и не создает выгод для себя".

В статье китайский посол указал, что в современную эпоху в мире углубляется и развивается многополярность, экономическая глобализация уже стала объективной тенденцией и непреодолимым историческим трендом развития мировой экономики, придавшим мощные движущие силы ее росту. В процессе экономической глобализации своевременно возникла многосторонняя торговая система. Оглядываясь на историю последних 70 лет, видим, что многосторонняя торговая система, главной силой которой является Всемирная торговая организация /ВТО/, играла незаменимо важную роль в продвижении либерализации и упрощении глобальной торговли, содействии торговому и экономическому росту во всех странах, противодействии ударам со стороны экономических и финансовых кризисов, пользовалась в связи с этим широкой и активной поддержкой международного сообщества.

Ли Хуэй написал, что на саммите "Группы 20" /G20/ в Гамбурге было принято обязательство продолжать противодействие торговому протекционизму, был выражен протест против "несправедливых действий в области торговли"; саммит АТЭС в Дананге призвал все входящие в состав данного форума экономики к поддержке многосторонней торговой системы; страны БРИКС выступили в поддержку многосторонней торговой системы, достигли обширного консенсуса по усилению интеграции торговли, а также совместному развитию; опубликованное 11-м заседанием ВТО на уровне министров совместное заявление вновь подтвердило поддержку многосторонней торговой системы и т. д. Китай, являющийся крупнейшей развивающейся страной мира, неизменно участвует в экономической глобализации и многосторонней торговой системе, строит их и делает в них вклад. На крупных мероприятиях, включая экономический форум в Давосе, саммит G20 в Ханчжоу, а также первый Форум высокого уровня по международному сотрудничеству в рамках "Пояса и пути", Китай высоко держал знамя многосторонней торговли, играл ведущую роль ответственной крупной страны, решительно поддерживал открытый тип экономики, содействовал либерализации, упрощению торговли и инвестиций, способствовал развитию экономической глобализации в направлении большей открытости, инклюзивности, всеобщего благоприятствования, сбалансированности и общего выигрыша. Особенно позитивную роль для содействия процветанию и сбалансированному развитию мировой экономики сыграла выдвинутая Китаем инициатива "Пояс и путь".

По словам дипломата, Китай и США являются друг для друга наиболее важными торговыми партнерами, экономики двух стран взаимосвязаны. В 2017 году общий объем торговли Китая и США составил 3,95 трлн юаней, прирост по сравнению с позапрошлым годом составил 15,2 проц. Китай и США стали ведущими крупными двигателями восстановления глобальной торговли после международного финансового кризиса. Здоровое и гармоничное развитие торгово-экономических связей между двумя крупнейшими в мире экономическими субъектами -- Китаем и США -- способно не только принести реальные выгоды народам двух стран, но и обязательно даст импульс росту мировой экономики. Тем не менее, недавно президент США Дональд Трамп, основываясь на составленном во время "холодной войны" положении о защитных мерах, сделал первый выстрел в торговой войне против Китая. США объявили о введении больших пошлин на импортируемую из Китая продукцию, а также ограничили инвестиции, слияния и поглощения китайских предприятий в США. Китайская сторона решительно выступает против этого, считает действия США классическим образцом унилатерализма и торгового протекционизма, явным нарушением принципов ВТО, попранием и игнорированием многосторонней торговой системы. Сейчас на фоне по-прежнему хрупкой обстановки в мировой экономике, а также спада в торговле и инвестициях это решение американской стороны вызывает сожаление и в полной мере характеризует гегемонизм США в политике и их национализм в экономике.

Ли Хуэй указал, что Китай сейчас продвигает структурные реформы в сфере предложения, китайская экономика проходит ключевой период трансформации и совершенствования, экономика США проходит этап существенного восстановления. В этот ключевой момент дальнейшее укрепление двустороннего обмена и сотрудничества Китая и США крайне важно для двух стран. Вызывающие дисбаланс в китайско-американской торговле причины имеют много аспектов, эту проблему нельзя урегулировать путем закрытия дверей друг для друга, необходимо еще сильнее открыть двери, нарастить взаимную открытость, только так можно реализовать взаимную выгоду и общий выигрыш. Китай ранее многократно подтверждал решимость и искренний настрой на внешнюю открытость. В докладе на 19-м съезде Коммунистической партии Китая явно отмечается, что Китай поддерживает многостороннюю торговую систему, содействует строительству мировой экономики открытого типа. В связи с 40-й годовщиной политики реформ и открытости Китай проведет первую Китайскую международную импортную ярмарку, будет по собственной инициативе открывать миру свой рынок, делиться возможностями для развития.

В заключение посол отметил, что антиглобалистские действия США не соответствуют народным чаяниям, окажут негативное воздействие на восстановление мировой экономики. В качестве ответа китайская сторона заявила о введении дополнительных таможенных пошлин на 128 наименований импортируемой из США продукции. "Наша цель заключается в надежде на то, что американская сторона осознает свои заблуждения и вернется на правильный путь, будет следовать главному тренду мультилатерализма и глобализации, соблюдать правила международной торговли, совместно придавать позитивную энергию росту мировой экономики", -- подчеркнул Ли Хуэй.

Китай. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > russian.news.cn, 11 апреля 2018 > № 2564254 Ли Хуэй


Россия. США > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 10 апреля 2018 > № 2564125 Дейв Маджумдар

Сражение в воздухе: истребители стелс F-22 и F-35 против российского ЗРК С-400

Кому же в итоге достанется победа?

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Русские продолжают работать над решением проблемы, связанной с обнаружением самолетов с пониженной радиолокационной заметностью, однако маловероятно, что Москва уже решила этот вопрос. Значительные инвестиции России в создание многоуровневой противовоздушной обороны свидетельствует о том, что, по мнению Кремля, главной угрозой для его наземных сил являются американские военно-воздушные силы. В таком случае победа над технологией пониженной заметности является одним из главных приоритетов Москвы, и Кремль направляет значительные ресурсы на выполнение этой задачи, подчеркивает Кофман.

Российская противовоздушная оборона может показаться весьма грозной, и она является составной частью все более совершенной системы ограничения и воспрещения доступа и маневра (A2/AD), однако защищаемые ей зоны далеки от того, чтобы их можно было бы считать накрытыми непроницаемыми пузырями или «Железным куполом» (Iron Domes), как их называют некоторые аналитики.

Многоуровневая и интегрированная система противоракетной обороны, судя по всему, делает проникновение в обширные зоны воздушного пространства слишком затратными — с точки зрения персонала и материалов, — для проведения атаки с использованием таких обычных боевых самолетов четвертого поколения как «Супер Хорнет» F/A-18/F компании «Боинг» или F-16 «Файтинг Фалкон» компании Локхид Мартин, однако эти системы, тем не менее, имеют свою ахиллесову пяту. Создатели российских систем все еще пытаются найти способы эффективной борьбы против таких самолетов пятого поколения как F-35 «Раптор» (компания Локхид Мартин) или семейства ударных истребителей F-35.

«Что касается создания эффективной системы противовоздушной обороны, способной бороться с истребителями пятого поколения, то совершенно очевидно, что Россия пытается решить проблему стелс, проблему малозаметности, — сказал Майк Кофман (Mike Kofman), специалист по российским вооруженным силам из исследовательского центра CNA в беседе с корреспондентом журнала „Нэшнл Интерест". — Современные российские радары, целый ряд эффективных ракет и систем, в которых накапливаются значительные объемы информации для повышения возможностей противовоздушной обороны — все это будет приводить к разделению западных военно-воздушных сил на две части. В будущем, когда такого рода системы появятся в распоряжении Китая, Ирана и других региональных держав, будут существовать те самолеты, которые смогут преодолеть, оставшись невредимыми, продвинутую систему противовоздушной обороны в ходе боевых действий с использованием самых современных технологий, и те летательные аппараты, в задачу которых будет входить борьба против „Исламского государства" (запрещенная в России организация — прим. ред.) или его преемников».

По мнению Кофмана, современные российские противовоздушные системы — такие как С-300, С-400, а также и разрабатываемая в настоящее время С-500 — действуют вместе с комплексами, в задачу которых входит обнаружение и сопровождение таких малозаметных самолетов как F-22 и F-35. Это просто та часть, которая имеет непосредственное отношение к физике, как я уже отмечал ранее. Проблема для Москвы состоит в том, что российские радары раннего предупреждения и обнаружения работают в диапазонах ОВЧ, УВЧ, длинных и коротких волн, и они способны обнаружить и даже взять на сопровождение тактический боевой самолет с пониженной заметностью, размеры которого соответствуют тактическому истребителю и который оставляет характерный для систем вооружений след на кранах радаров.

«Россия вложила средства в разработку низкочастотных радаров раннего обнаружения, и были созданы несколько вариантов таких радаров. Но способны ли существующие системы свести все это в одно целое, обработать поступающие данные, обнаружить и сопровождать малозаметный самолет?» Кофман считает этот вопрос риторическим.

Физические законы требуют, чтобы самолет с технологией стелс размером с тактический истребитель был оптимизирован для отражения таких высокочастотных волн как С-волны, X-волны и Ku-волны, которые используются радиолокационными станциями управления огнем для получения следа с высоким разрешением. Представители промышленности, военно-воздушных и военно-морских сил согласны с тем, что происходят «пошаговые изменения» в сигнатуре самолета с малой заметностью в тот момент, когда частотность волн превышает определенный порог и вызывает резонансный эффект, которые обычно возникает в верхнем диапазоне S-волн.

Обычно подобный резонансный эффект появляется в тот момент, когда какая-то часть самолета — например, его хвостовое оперение — оказывается менее чем в восемь раз больше конкретной частоты волны. На самом деле, при производстве небольших самолетов стелс, имеющих допуски по размеру или весу 60 сантиметров и более, когда речь идет о способном поглощать электронные лучи покрытии на всех плоскостях, возникает необходимость решить вопрос о том, под какие частотные волны они будут оптимизированы.

Это означает, что тактические истребители с технологией стелс появятся на экранах радаров, работающих на более низких частотах, на таких как часть S-диапазона и L-диапазон или даже более низких. Более крупные самолеты с пониженной заметностью, такие как Б-2 «Спирит» компании Нортон Грумман (Northrop Grumman) или новейший Б-21, не имеют большого количества таких показателей у планера, которые вызывают резонансный эффект, и поэтому они являются значительно более эффективными в борьбе против работающих на низких частотах радаров.

Русские продолжают работать над решением проблемы, связанной с обнаружением самолетов с пониженной радиолокационной заметностью, однако маловероятно, что Москва уже решила этот вопрос. Значительные инвестиции России в создание многоуровневой противовоздушной обороны свидетельствует о том, что, по мнению Кремля, главной угрозой для его наземных сил являются американские военно-воздушные силы. В таком случае победа над технологией пониженной заметности является одним из главных приоритетов Москвы, и Кремль направляет значительные ресурсы на выполнение этой задачи, подчеркивает Кофман.

Россия использовала различные способы борьбы с технологией стелс. В том числе были предприняты попытки разработать плотную интегрированную сеть противовоздушной обороны с использованием различных радаров, ведущих поиск одного самолета с разных направлений, однако эффективность такого рода приемов пока остается под вопросом. «Это здорово, когда можно увидеть самолет или его часть, однако получение той точности, которая необходима для уверенного направления ракеты к цели, является основным вызовом», — отметил Кофман.

Пока еще русские — и китайцы — не смогли решить эту проблему, однако очевидно, что технологии стелс со временем будут терять свое преимущество, однако расходы на них будут оставаться высокими. В конечном итоге Москва найдет решение проблемы малозаметности, поскольку цикличная борьба между нападением и обороной будет продолжаться ad infinitum, до бесконечности, и это всего лишь вопрос времени.

Россия. США > Армия, полиция. Авиапром, автопром > inosmi.ru, 10 апреля 2018 > № 2564125 Дейв Маджумдар


США. Россия. Украина. Весь мир > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > oilworld.ru, 9 апреля 2018 > № 2577864 Уильям Мейерс

Драйверы и факторы неопределенности развития мирового рынка зерна – Уильям Мейерс.

Анализ тенденций и прогнозы – обязательная часть любой рыночной конференции, тем более в зерновом бизнесе. На конференции Grain&Maritime Days in Odessa один из лучших мировых экспертов – почетный профессор экономики сельского хозяйства Исследовательского института по продовольственной и сельскохозяйственной политике (FAPRI) Уильям Мейерс (William Meyers) представит прогноз FAPRI развития мирового рынка зерна до 2026 года.

В предвкушении получения важнейшей информации от высококлассного эксперта АПК-Информ побеседовал с Уильямом Мейерсом в преддверии события.

- Г-н Мейерс, выделите, пожалуйста, основные глобальные экономические факторы, в последнее время ощутимо влияющие на развитие агрорынков?

- Во-первых, из позитивных можно выделить то, что в последние годы глобальный экономический рост идет темпами выше среднего, из основных негативных – торговые войны и споры, распад союзов (сюда отнесу ситуацию с TPP, NAFTA, Brexit, Россию и т.д.). И, конечно, по-прежнему мировые цены на нефть остаются одним из ключевых факторов влияния на все рынки, включая аграрный.

- Согласно прогнозам FAPRI, как будет развиваться «американский пшеничный пояс», принимая во внимание сокращение посевных площадей на нем до 100-летнего минимума?

- Что касается американской пшеницы, первое значительное изменение произошло в 1996 году, когда США отказались от субсидий на выращивание, именно тогда многие фермеры переключились на более прибыльные культуры, в частности – сою. Кроме того, биотопливный бум с 2005 года начал способствовать росту посевных площадей под кукурузой и соей, а развитие биотехнологий улучшало агротехнологии для выращивания этих культур. Кроме того, изменения климата в США способствуют смещению «кукурузного пояса» на север и запад.

- Как Вы оцениваете утверждение ряда экспертов, что через 10 лет половина мирового экспорта пшеницы будет причерноморского происхождения?

- Это во многом зависит от развития сектора животноводства в вашем регионе, а также от ситуации с прибыльностью других зерновых и масличных культур, ведь именно от этого будет зависеть, сможет ли пшеница выдерживать конкуренцию «за гектары».

- Что касается Китая, как Вы оцениваете его дальнейшее влияние на мировой рынок сельхозпродукции?

- Да, Китай стал одним из ключевых факторов именно в последние 15 лет, но, думаю, рост страны замедлится в ближайшее десятилетие и соответственно – ее влияние на мировой рынок АПК (в связи со снижением роста спроса на основные виды агропродукции и высокие внутренние запасы).

- Выделите главные факторы, которые окажут влияние в ближайшие годы на развитие ситуации на мировом рынке продукции АПК?

- Во-первых, дальнейшая госполитика относительно биотоплива в мире и, в частности, в Китае. Во-вторых, фактор роста численности мирового населения остается важным, но стоит отметить, что темпы прироста населения в мире замедлятся.

В-третьих, стоит учитывать возможное влияние со стороны таких факторов неопределенности, как госполитика в ключевых странах – импортерах и экспортерах, валютное регулирование и связанные с ним риски, ослабление ВТО и усиление торговых войн. Ну и, конечно, пресловутых «черных лебедей» – войн, конфликтов, политических протестов и т.д.

США. Россия. Украина. Весь мир > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > oilworld.ru, 9 апреля 2018 > № 2577864 Уильям Мейерс


Россия. США > . Госбюджет, налоги, цены > snob.ru, 9 апреля 2018 > № 2564589 Владислав Иноземцев

Блокадная экономика

Владислав Иноземцев

Обвал акций «Русала» и российской биржи в понедельник — предвестник экономического будущего новой России

Мне кажется, что понедельник — практически идеально пришедшийся на середину периода между победой Владимира Путина на выборах и его очередной инаугурацией — стоит считать точкой начала того нового президентства, смутные черты которого многие давно уже пытались разглядеть. Этой точкой отсчета не могли стать ни мусорные бунты, ни трагедия в Кемерове — просто потому, что свалки будут вонять, а торговые центры гореть все предстоящие шесть лет, в то время как ответственные за них губернаторы будут переизбираться или на худой конец пересаживаться в не менее теплые чиновничьи кресла. Однако обвал на финансовых рынках, которого Путину все же удалось добиться своей политикой, имеет совершенно иное звучание: это качественно новое явление, прямо завязанное на внешнюю политику — главное содержание нового путинского срока.

Не буду излагать предысторию вопроса — она всем известна. Отмечу лишь, что с кризиса 1998 года ни одна российская компания не теряла более половины своей капитализации в течение одной торговой сессии, а провалы индекса RTS более чем на 11% отмечались лишь 6 раз за последние одиннадцать лет. В понедельник инвесторы поняли, что США (а Европа, уверен, последует за ними с небольшим отставанием) намерены серьезно «разобраться» с теми вызовами, которые бросает миру современная Россия.

Первые результаты наверняка обнадежат тех, кто разрабатывает западную санкционную политику. Уже сейчас можно практически наверняка говорить о том, что международный бизнес Дерипаски закончился: акции его компаний падают, иностранные члены советов директоров кладут заявления об отставках, Bloomberg и Reuters вычищают из торговых платформ евробонды Rusal’a. Следующими шагами станет отказ партнеров от импорта алюминия (цены на него на биржах уже пошли вверх как верный сигнал того, что один из поставщиков «сошел с дистанции»); разрыв контрактов с компанией со стороны иностранных менеджеров, юридических компаний и банков-андеррайтеров; закрытие счетов за рубежом.

Чуть менее драматично будет развиваться ситуация у «Реновы»: еще вчера компания успела выйти из капитала швейцарской Sulzer, а ее основной бизнес сосредоточен в России («КЭС-Холдинг», «Российские коммунальные системы», «РЭМКО» и «Аэропорты регионов») и связан с программами федеральных и региональных властей, так что тут можно надеяться на устойчивость финансовых потоков и даже на государственную поддержку. Однако надо понимать, что через несколько дней «волна» может дойти до Керимова и ассоциированного с ним «Полюса» (хоть компания и переписана на сына, но американский закон позволяет автоматически распространять санкции на тех, кто действует в интересах первоначально попавшего под них лица), Газпромбанка во главе с Акимовым, ВТБ, возглавляемого Костиным, да и до многих других компаний.

Логика этого «бикфордова шнура» понятна: сначала санкции вводятся против конкретного лица, а затем распространяются на компании (именно так было, например, с Чемезовым), так что сейчас мало кто может считать, что находится в безопасности. И для того, чтобы организовать такой же расстрел российской экономики, каким было для российского флота Цусимское сражение, не требуется ни отключать SWIFT, ни отрезать российские государственные бумаги от торговых площадок, ни объявлять принудительный делистинг акций отечественных компаний на западных биржах. Достаточно, собственно, только одного: последовательного расширения сообщества попавших под санкции со списка 6 апреля до списка 29 января, методично растянутого пусть даже на несколько лет — до тех пор, пока «кот», которому кто-то раз за разом отрубает кусочки хвоста, не обезумеет и не покусает и расцарапает пока еще держащего его на руках «хозяина».

Общая стратегия санкций проста: наши «партнеры» будут без лишней аргументации включать в лист все новых и новых чиновников и предпринимателей, близких к Кремлю. Тем самым они будут наносить все новые и новые удары по экономике, обесценивая российские активы и демотивируя инвесторов, с одной стороны, и заставлять пока еще не попавших под санкции бизнесменов сворачивать свою деятельность и бежать из страны, уводя свои деньги (как давно уже делают и «Альфа», и Прохоров, и Абрамович). Итогом станет полное разделение «списка “Форбс”» на тех, кто рискнет быть похороненным (как бизнесмен) вместе с режимом, и на тех, кто «хоть тушкой, хоть чучелом» предпочтет ощутить себя вне российских границ. Для такой «сепарации» российского бизнеса — а именно она и станет содержанием «следующих серий» захватывающего блокбастера — потребуется, на мой взгляд, от двух до трех лет. Если к концу этого срока отечественная экономика не встанет вновь на те же самые колени, которые она так неуклюже «распрямила», начнется второй акт, детали которого пока видны не слишком отчетливо.

Характерно, что сейчас, в начале реального действия санкций, ситуация складывается самым неблагоприятным для России образом — прежде всего потому, что событий, к которым при желании можно будет приурочить введение дополнительных ограничительных мер, окажется в ближайшее время в достатке.

Среди главных стоит отметить как минимум четыре.

Во-первых, относительно скоро (3–6 месяцев) будет завершено расследование по делу о вмешательстве российских властей в президентские выборы в США в 2016 году. Я не думаю, что такое вмешательство серьезно изменило результаты голосования, но сам факт того, что русские делали все возможное, чтобы на него повлиять, будет подтвержден и станет первым основанием для новой волны ограничений.

Во-вторых, примерно в то же время Великобритания представит доказательства по «делу Скрипалей», и что-то мне подсказывает, что масштабы «засветок», оставленных доблестными бойцами Кремля, превзойдут самые смелые ожидания, что не прибавит Москве союзников в Европе.

В-третьих, до конца года начнутся заседания суда на процессе по сбитому в 2014 году малайзийскому «Боингу» — ну а тут в непричастность России верят разве что Соловьев и Киселев. Процесс будет открытым, доказательств будет представлено много — и ниточки потянутся прямо к людям, так или иначе санкционировавшим операцию в Донбассе. К тому же, учитывая нынешнюю вовлеченность России в торговлю углем с сепаратистских территорий, санкции можно будет распространить на РЖД и все крупнейшие угольные и металлургические компании страны.

В-четвертых, не стоит сбрасывать со счетов «друга Башара»: России уже давно пора уносить ноги из Сирии, но это не в правилах Путина — и не стоит сомневаться, что дело там хотя и не дойдет до большой войны, но пойдет в таком направлении, которое позволит относиться к России как к стране — спонсору наемничества, покровителю военного преступника и одной из сторон в преступлениях против человечности. Поэтому основной вопрос будет сводиться только к тому, против кого и как вводить санкции — причин для этого будет в достатке.

Соответственно, возникает и фундаментальный вопрос о том, как все это отразится на российской экономике. Я бы обратил внимание прежде всего на три важных «среза» появляющихся проблем.

Во-первых, это катастрофическая ситуация с привлечением финансирования и расплатой по долгам. Сегодня российские корпорации должны западным кредиторам почти $350 млрд, и возникает выбор между дефолтом и замещением этих кредитов средствами Центрального банка. Речь идет даже не о сделках валютного РЕПО (т. к. они могут оказаться под запретом для таких клиентов), а, скорее, о рублевом кредитовании под залог активов или векселей. Мы, замечу, помним, чем заканчивались такие опыты с «Роснефтью», когда котировки рубля оказывались в свободном падении — и нечто подобное, я думаю, можно прогнозировать и в будущем, особенно если желающих перекредитоваться окажется слишком много.

Во-вторых, это стабильность национальной валюты и цен. Как увеличение кредитования из внутренних источников, так и спекулятивное давление на рубль в достаточно краткосрочной перспективе вызовут инфляционную волну, которая хоть и окажется несравнимой с той, что мы видели в 2014–2015 годах, вернет инфляцию с нынешних 2–3% к как минимум 6–8%, что поставит крест на самых амбициозных путинских обещаниях: росте инвестиций, сверхдешевой ипотеке и т. д. При этом я не предполагаю, что Центральный банк будет столь же жестко сдерживать инфляцию, как прежде, так как правительство окажется заинтересовано в дешевом рубле, позволяющем поддерживать бюджет в условиях сокращающейся валютной выручки.

В-третьих, это совершенно новая ситуация на внешних рынках: удары по российским компаниям действительно являются в том числе и ударами по конкурентам западных корпораций; ограничение экспорта российских товаров (оружия, алюминия, практически наверняка черных металлов и угля, а в конечном итоге, вероятно, даже нефти и газа) приведет к вытеснению нас с наиболее высокомаржинальных рынков и в конечном счете разрушит экономику, которая по-прежнему специализируется на обмене сырья на готовую промышленную продукцию. При этом никакой модернизации при закрытом рынке технологий и сокращающейся валютной выручке ожидать, конечно, не стоит.

Однако сегодня российским предпринимателям и чиновникам следует не паниковать и тем более не делать вид, что «все обойдется», а занимать «круговую оборону», искать и находить оригинальные инструменты выживания в «новой нормальности» и пытаться минимизировать нанесенный ущерб. И не забывать, что речь идет не о быстром столкновении, а о настоящей блокаде. Блокаде, которую мир не хотел вводить в отношении России практически «до последнего», но которой сегодня никто уже не видит альтернативы.

Россия. США > . Госбюджет, налоги, цены > snob.ru, 9 апреля 2018 > № 2564589 Владислав Иноземцев


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 9 апреля 2018 > № 2564080 Андрей Пионтковский

США могут уничтожить Россию

Татьяна Гайжевская, Обозреватель, Украина

«Обозреватель» продолжает серию интервью с известными россиянами, посвященных прогнозам на ближайшие 6 лет правления президента России Владимира Путина. Будет ли его новый срок принципиально отличаться от предыдущих? Сработает ли ядерный шантаж? Нужны ли Кремлю новые имперские победы и — главное — позволят ли ему их? Будет ли безмолвствовать российский народ? И, наконец, когда и как решится вопрос с оккупированными украинскими территориями? Своими размышлениями на эту тему с «Обозревателем» поделился российский политолог, журналист, политический деятель Андрей Пионтковский.

«Обозреватель»: Будут ли следующие 6 лет президентства Путина чем-то принципиально отличаться от того, что мы видели в предыдущие 18 лет?

Андрей Пионтковский: Во-первых, я бы возражал против цифры «6». Путин совершенно не думает о шести годах. Он десятки раз совершенно ясно давал понять, что его правление — это правление пожизненного диктатора. Мне кажется, каждый украинец должен посмотреть ту сцену из фильма «Миропорядок-2018», где Путин с вожделением рассуждает о том, как он лично будет применять ядерное оружие. Так же он говорит и такую фразу: «Зачем нам такой мир, если там не будет России?» То есть — зачем мне такой мир, в котором я не будут властвовать?

Когда он говорит о России, надо всегда вспоминать, как наш замечательный Володин (спикер Госдумы РФ Вячеслав Володин — прим. ред.) сказал, что Россия — это Путин, а Путин — это Россия. Поэтому, какие там 6 лет?

Но это с точки зрения Путина. А если говорить об объективных закономерностях развития, то я надеюсь, что мир все-таки уцелеет, и он будет без Путина. И это событие произойдет гораздо раньше, чем через 6 лет.

Что касается того, чем этот срок будет отличаться от предыдущих — ну, вот он и показал. Ядерным шантажом он занимается с 2014 года. Известно, что, задумывая крымскую операцию, аннексию Крыма, он привел в состояние боевой готовности ядерные войска. Но никогда этот шантаж не был столь явным и психологическим, как в последние дни.

Все его послание Федеральному собранию посвящено ядерному шантажу, причем, грубейшему и глупейшему. Все эти мультики, которые он демонстрировал, с одной стороны, не имеют никакого отношения к реальности — это задумки, разработки еще советских конструкторов. А с другой стороны, что нового он сообщил? Он сообщил, что Россия может уничтожить Соединенные Штаты. Да, это известно всему миру и США, но как минимум с 1962 года, когда это поняли Кеннеди и Хрущев и отступили от края ядерной войны.

Просто Путин забывает поставить запятую и продолжить, что и Соединенные Штаты также могут уничтожить Россию. Вопрос лишь в нюансах: Россия может 10 раз уничтожить США, США могут 15. Или наоборот.

Выступление было абсолютно параноидальным, и это говорит о том, что он сознательно идет на повышение уровня конфронтации с Западом и вечное балансирование на грани войны. Но не переходя эту грань. Пока еще он не самоубийца, готовый покончить с собой и миром. Но угрожает: если мной серьезно займутся, мир исчезнет. Потому что это единственный способ удержаться у власти. Какую еще повестку дня он может предложить населению?

— Вы сказали: «Путин пока не готов». А когда будет готов?

— Он сформулировал это условие: «Когда будет угроза моей личной власти». Дескать, мир без Путина во власти существовать не может. Им важно создать атмосферу осажденной крепости.

Но есть нюанс. Очень важно понять, чем Путин-2018 отличается от Путина-2014. Путин и весь российский фашизоидный политический класс в 2014 году, во время так называемой «русской весны», был на пике эйфории. «Русский мир», «воссоединение рассоединенной нации», «Новороссия» из 12 областей, дальше — везде, угроза Прибалтике… Тогда они думали об этом совершенно серьезно. И Путину казалось, что он нашел золотую жилу вечного правления, что на алтарь своей власти он будет приносить восторженному народу все новые и новые славные победы. Сначала Крым, потом — «Новороссия», потом — Нарва.

Но очень быстро он понял, что это невозможно. Прежде всего, провалилась сама идея «русского мира» на Украине — он собирался разжечь этническую войну между русскими и украинцами, но это не удалось: большинство русского населения отвергло эту идею и осталось верным украинскому государству.

И во многом он полез в Сирию для того чтобы отвлечь внимание от этого принципиального и метафизического, как я его называю, поражения и провала на Украине. Но и там тоже он долго хорохорился, три раза торжественно и победоносно, после завершения всех задач, выводил войска. Потом при первом серьезном столкновении с какой-то ротой американцев при попытке захватить какой-то нефтяной заводик вляпался в катастрофу, о которой до сих пор не сообщают россиянам.

— Как, по вашему мнению, на эти ультиматумы будет реагировать Запад? Он действительно позволит Путину оставаться во власти?

— Запад не позволит ему ничего больше. Это понял и Путин: что никаких больше славных побед не будет. Запад всегда медленно собирается — в отношении Гитлера он тоже медленно собирался.

Поэтому Путин будет продавать другую модель — оруэлловскую вечную войну, вечное балансирование на грани войны в осажденной крепости.

Если говорить об украинских делах — не полезет он ни на Мариуполь, ни тем более на Киев, понимая, что реакция Запада — многоплановая, и военная, и экономическая и какая угодно — будет просто сокрушительной для его власти.

Но он будет сидеть в осажденной крепости, с гниющей экономикой, и пугать всех оттуда своей ядерной пиписькой.

Я нахожусь в Вашингтоне, я общаюсь с людьми и ощущаю это ежедневно: здесь совершенно другое отношение к Путину, чем месяц назад. Пройден какой-то рубеж.

— Произошел сдвиг в их сознании?

— По большому счету, им наплевать и на Украину, и на Россию, но они уже почувствовали угрозу себе. Последней каплей было нападение с химическим оружием массового поражения в Солсбери. Они почувствовали, что это угроза серьезная и противостоять ей нужно всерьез.

— А как же российский народ? «Народ безмолвствует», как говорил классик? Он будет безмолвствовать и в ближайшие 6 лет?

— Вы знаете, у российского народа очень парадоксальное сознание. К его чести хочу сказать, что эта безумная имперская агрессивная философия не характерна для большинства народа. Она порождается правящим классом. Это не призыв снизу, на который верхам требовалось бы реагировать, как, скажем, в гитлеровской Германии. Или, например, во время развала Югославии сербы были гораздо более имперским и фашизоидным народом, чем русские. Милошевич развязал 4-5 войн для нарезания «великой Сербии», причем, он пользовался безоговорочной поддержкой сербского народа.

А какова была реакция на Беловежскую пущу в Москве? Я помню прекрасно: некоторые политики призвали к демонстрации протеста, вышло 200 человек.

То есть глубоких имперских инстинктов у русского народа нет. У него есть эта чудовищно агрессивная, разжиревшая на ограблении того же народа элита, захотевшая наслаждать имперскими комплексами.

— Имперских комплексов у народа нет, но и революционных настроений, желания что-то изменить — тоже.

— Есть две центральные идеи в русском сознании: имперский комплекс элиты, но 95% населения совершенно едины в том, что правящая верхушка ограбила страну. Удивительным образом благодаря работе пропаганды большая часть этих людей Путина выносит за скобки. Какие-то плохие олигархи, начиная с Медведева и дальше по списку — но о Путине молчок, хотя в общем-то все понимают, что: а) он во главе этой банды и б) его личное состояние там.

Так вот. Я все время подсказываю Западу, и мне кажется, он начинает понимать: у него есть прекрасная возможность повернуть ситуацию. Буквально в последние дни об этом стали говорить руководители Великобритании — Борис Джонсон и Тереза Мэй. О том, что «мы не боремся с русским народом и с Россией — мы боремся с клептократами, ограбившими Россию».

У Соединенных Штатов есть прекрасная возможность объявить эти 1,2 триллиона — по подсчетам американского Института экономических исследований (National Bureau of Economic Research), — деньгами, добытыми преступным путем.

Есть законодательства обеих стран, не надо ничего придумывать, не надо вводить новые санкции, а просто использовать его. Эти средства должны быть заморожены, конфискованы. Что делает честный американский или британский полицейский, когда конфискует у преступника украденный кошелек? Он возвращает этот кошелек владельцу.

То есть в принципе необходимо политическое заявление о том, что это деньги русского народа. Дескать, мы понимаем, что они должны быть возвращены, но, конечно, мы не можем их возвратить тем же преступникам, которые стоят во главе этого государства. При этом российское правительство, которое проведет люстрацию всех элит, причастных к этим преступлениям, получит в распоряжение русского народа эти громадные средства.

Такой шаг западных правительств, резонирующий с чаяниями 90% российского населения, был бы очень позитивен. Мне кажется, он подорвал бы сами основы антизападной пропаганды, раздуваемой теми же преступниками.

— Вы сказали, что сегодня Путин не может себе позволить активные наступательные действия в отношении Украины. А что будет с Донбассом и Крымом?

— Донбасс будет возвращен Украине после падения путинского режима. Любое новое правительство закроет ситуацию на Донбассе. А с Крымом, наверное, будут пытаться навязывать какие-то варианты. Попытаются договориться с Западом, чтобы он на время закрыл на это глаза — как это было в случае с Прибалтикой и США. Но в конце концов Крым будет возвращен Украине.

— То есть ситуация замораживается до момента ухода Путина из власти?

— Конечно, при Путине никаких подобных шагов не будет. Для него это публичное признание поражения. Вся власть его держится на том, что он «собиратель русский земель». Как же он может отдавать «русские земли»?

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 9 апреля 2018 > № 2564080 Андрей Пионтковский


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 9 апреля 2018 > № 2564058 Энн Эпплбаум

Это уже не только Россия

Энн Эпплбаум | The Washington Post

"Меня тревожит запоздалое рвение при разоблачении российских манипуляций, так как оно преуменьшает масштаб проблемы, которая вовсе не исчерпывается действиями русских", - пишет обозреватель The Washington Post Энн Эпплбаум.

Она описывает "онлайн-тактики россиян": использование подложных сайтов "для повышения доверия к экстремистским взглядам", выдумывание или искажение историй "с целью спровоцировать страх и усугубить социальные раздоры".

"Но все эти тактики, в большом масштабе впервые примененные россиянами, есть и в распоряжении других - и не только других авторитарных правителей. Они открыто и законно применяются и в западных демократиях", - пишет автор. По ее словам, правящая партия Венгрии в ходе недавней избирательной кампании "использовала ряд платформ для распространения целой серии видеозаписей, которые были фальсифицированы, вырваны из контекста или подправлены техническими способами".

"Ровно таким же образом действуют Fox News и те СМИ, которые дружественно относятся к Трампу. Как я уже писала, во время своей избирательной кампании 2016 года Дональд Трамп открыто пользовался российскими слоганами и версиями", - продолжает автор.

"Но в данный момент у него уже нет необходимости что-то у них заимствовать. Недавно The New York Times, проанализировав, как президент зациклился на "караване нелегальных мигрантов", перечислила, как первоначальный сюжет был намеренно приукрашен и искажен СМИ, которые мы в другой стране назвали бы "прорежимными", - говорится в статье. (Подразумевается история с "караваном", организованным, чтобы привлечь внимание к бедственному положению мигрантов и беженцев. Трамп в ответ направил Национальную гвардию для охраны границы США с Мексикой. - Прим. ред.).

Эпплбаум заключает, что "против дезинформационных кампаний недостаточно применять решения, сфокусированные исключительно на России".

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > inopressa.ru, 9 апреля 2018 > № 2564058 Энн Эпплбаум


Корея. Германия. США. РФ > СМИ, ИТ. Образование, наука > comnews.ru, 9 апреля 2018 > № 2563954 Анна Устинова

Samsung готовит IoT-кадры

Анна Устинова

Компания Samsung Electronics расширяет образовательный проект "IoT Академия Samsung". С сентября 2018 г. 10 высших учебных заведений России будут готовить специалистов в сфере промышленного Интернета вещей (IIoT) при поддержке Samsung. Студенты технических специальностей получат возможность пройти годовое очное бесплатное обучение по этому направлению.

IoT Академия Samsung с нового учебного года (с сентября 2018 г.) запустится в Уральском федеральном университете (УрФУ), Национальном исследовательском университете "Высшая школа экономики" (НИУ ВШЭ), Томском государственном университете систем управления и радиоэлектроники (ТУСУР), Южно-Уральском государственном университете (ЮУрГУ), Новосибирском государственном техническом университете (НГТУ), Казанском федеральном университете (КФУ), Санкт-Петербургском государственном университете (СПбГУ) и Северо-Восточном федеральном университете (СВФУ).

Помимо перечисленных восьми вузов, образовательный проект продолжит свою работу еще в двух. Напомним, что в сентябре 2017 г. в Московском физико-техническом институте (МФТИ) и Московском институте радиотехники, электроники и автоматики (МИРЭА) уже запустилась аналогичная программа. Обучение проходят около 50 студентов, а в июне им предстоит защита проектов.

Годовое обучение будет строиться на изучении реальных индустриальных кейсов по внедрению технологий Интернета вещей в первом семестре и создании прототипов IoT-устройств - во втором. При этом, как ожидают в Samsung, в перспективе вузы смогут сами дополнять курс в соответствии с их спецификой и особенностями учебного плана.

Например, в МФТИ и МИРЭА по инициативе студентов и преподавателей в дополнение к основному курсу IoT Академии организовали занятия по программированию микроконтроллеров. Таким образом, по словам создателей программы, они не просто предлагают готовый курс обучения, а стимулируют вузы к развитию настоящих центров экспертизы в области Интернета вещей на базе учебных заведений.

Целевой аудиторией будут студенты третьих-четвертых курсов и магистранты технических специальностей. Создатели проекта ожидают, что с сентября 2018 г. наберут не менее 600 студентов.

По окончании обучения студент получит сертификат от Samsung. Выпускной работой станет проект собственного прототипа IoT-устройства. Студент сможет показать его на межуниверситетском конкурсе проектов, куда Samsung пригласит экспертов из индустрии и инвесторов. Лучшим выпускникам, которых определят по итогам конкурса проектов, компания может предложить стажировку в Московском исследовательском центре Samsung.

Как рассказали в компании, Samsung обеспечит вузы современным оборудованием для учебно-научных IoT-лабораторий, окажет методическую поддержку и поможет преподавателям в работе с оборудованием и доступом к электронной системе обучения. Эксперты Samsung будут проводить мастер-классы и дополнительные лекции.

"Обучение молодых ИТ-специалистов, знакомых с последними технологическими трендами, в частности с Интернетом вещей, - одно из важнейших направлений нашей деятельности. Подключенные устройства имеют ключевое значение в самых различных сферах, от транспорта до здравоохранения. Наша задача - подготовить специалистов, которые смогут развивать эти сферы и вместе с Samsung двигаться в цифровое будущее", - отметил директор департамента по корпоративным проектам и взаимодействию с органами государственной власти Samsung Electronics Сергей Певнев.

Samsung, развивая данный проект, преследует социальные цели. Как объяснили в компании, они стремятся внести вклад в развитие высокотехнологичных направлений и подготовить будущих специалистов в рамках национальных приоритетов по развитию Цифровой экономики. Напомним, что с 2014 г. специалисты компании учат школьников основам ИТ и программирования в ИТ-школе Samsung.

Другие крупные ИТ-компании также развивают свои образовательные программы в области IoT.

Например, курс "Интернет вещей" входит в программу Сетевой академии Cisco. Как рассказали в пресс-службе, академии Cisco предлагают различные учебные курсы в зависимости от квалификации слушателя. При этом учебный план выстроен таким образом, чтобы каждый следующий курс был логическим продолжением предыдущего и позволял постоянно повышать профессиональный уровень. Слушатели могут выбирать направление, в котором планируют развиваться: в новейшем учебном плане большое внимание уделяется таким сферам, как сетевые технологии, информационная безопасность и IoT.

Как добавили в пресс-службе, в данный момент в России 400 академий Cisco, в которых преподает более 650 сертифицированных инструкторов, а общее число выпускников превысило 75 тыс. человек. В 2017-2018 учебном году там учится около 25 тыс. россиян.

Компания ZTE сотрудничает с Московским государственным техническим университетом имени Н.Э. Баумана (МГТУ им. Н.Э. Баумана) и Московским техническим университетом связи и информатики (МТУСИ). "Данные вузы выпускают специалистов в области информационных технологий, радиотехники, телекоммуникаций и электроники, поэтому мы стараемся привлекать студентов этих университетов для прохождения практики с целью знакомства со всей линейкой продуктов и решений ZTE - проводной и беспроводной связью, информационными и облачными технологиями", - отметила представитель компании.

Компания SAP реализует программу SAP Next-Gen. Компания взаимодействует с более 70 вузами России. Для всех учебных заведений, с которыми сотрудничает SAP, доступна обширная библиотека учебных материалов, включая тему Интернета вещей, концепцию Индустрии 4.0. Преподаватели могут использовать при обучении облачную платформу SAP Cloud Platform (бесплатно в режиме прототипирования), а также "классические решения" - SAP S/4HANA, SAP IBP, SAP HANA. Компания регулярно проводит сессии для обучения преподавателей работе с новыми технологиями. SAP также открыло 6 лабораторий SAP Next-Gen Lab в Университете ИТМО, МИРЭА, НИУ ВШЭ, Российском экономическом университете (РЭУ) им.Плеханова, Российском государственном университете (РГУ) нефти и газа им. И.М. Губкина и Санкт-Петербургским Политехническим Университетом (СПбПУ) им. Петра Великого. А с 2018 г. эксперты SAP будут курировать курсовые и дипломные работы студентов в некоторых вузах.

"У SAP есть свой взгляд на сферу Интернета вещей, потому что мы сконцентрированы на отраслевых бизнес-сценариях в этой сфере для широкого набора индустрий – от нефтегазовой отрасли до ритейла и транспортной промышленности, с использованием наших платформ и технологий для Big Data, предиктивной аналитики, машинного обучения. Поэтому мы видим, что существует недостаток специалистов в разных индустриях. Для этого мы инвестируем в образовательные программы, в программы обучения педагогов вузов, в организацию хакатонов и мастер-классов для студентов, а также поддержку студенческих кейс-чемпионатов по релевантным тематикам", - сказал исполнительный директор SAP CIS Дмитрий Красюков.

В подтверждение своих слов Дмитрий Красюков рассказал, что в ближайшее время SAP закончит подготовку учебного пособия вместе с МГТУ им. Н.Э. Баумана по промышленному Интернету вещей на основе совместного научно-прикладного проекта по созданию облачной платформы для управления гибким распределенным производством. Также SAP работает с СПбПУ им. Петра Великого над сценариями в области Интернета вещей для управления производством будущего.

В одном из центров инноваций, в SAP Next-Gen Lab в Университете ИТМО, студенты по итогам хакатона по теме FashionTech (WEARable Future) придумали проект умного ботинка для людей с ограниченными физическими возможностями. Проект подразумевает использование датчиков и голосового управления, пояснил Дмитрий Красюков.

Представитель SAP CIS поделился результатами работы SAP Next-Gen Lab. В 2017 г. студенты создали более 10 проектов, которые оказались востребованы клиентами и партнёрами SAP. Всего в учебных курсах и программах SAP принимают участие несколько тысяч человек ежегодно.

Эксперты и представители вузов, опрошенные корреспондентом ComNews, сошлись во мнении, что на рынке существует недостаток в хороших специалистах в области IoT.

"Недостаток специалистов на рынке IoT существует, и IoT-специалисты будут востребованы дальше потому, что эта тема постоянно развивается, вбирая в себя новые отрасли, новые услуги, новые технологии. Поэтому определенный недостаток специалистов и востребованность профильного высшего и среднего профессионального образования будут иметь место", - сказала представитель МТУСИ.

Заведующий кафедрой информатики и прикладной математики Университета ИТМО Дмитрий Муромцев также отметил недостаток готовых специалистов в этом направлении.

В свою очередь, как МТУСИ, так и ИТМО готовы к сотрудничеству с Samsung и другими компаниями в направлении IoT и открыты к предложениям.

Как рассказали в МТУСИ, в вузе на ИТ-факультете преподают дисциплины, имеющие прямое отношение к IoT, однако пока отдельных курсов по обучению в направлении Интернета вещей нет.

Дмитрий Муромцев сообщил, что в данный момент ИТМО готовит новый блок курсов (содержательная часть) и инфраструктуру (подготовка помещений, закупка оборудования - для создания центра по обучению IoT). Вуз также ищет партнеров, заинтересованных в сотрудничестве.

Директор по развитию Национального центра Интернета вещей (НЦИВ) Валерий Геленава положительно оценил появление подобных образовательных проектов в вузах. По его словам, подобного рода активности от других партнеров уже несколько лет работают в Санкт-Петербургском государственном электротехническом университете (СПбГЭТУ "ЛЭТИ") и ИТМО. Образовательные и научные программы в области Интернета вещей также существуют в НИУ ВШЭ. "У нас есть некоторая практика сотрудничества с вузами, но в основном в части применения их научных наработок и совместных разработок", - добавил он.

Руководитель отдела маркетинговых коммуникаций Orange Business Services в России и СНГ Дарья Абрамова обратила внимание не только на дефицит кадров на рынке IoT, но и на нехватку хороших специалистов в смежных с Интернетом вещей областях.

Согласно исследованию Orange Business Services и iKS-Consulting, на данный момент объем рынка корпоративного IoT в России составляет 20,8 млрд руб. Эксперты прогнозируют, что к 2020 г. он увеличится до 30 млрд руб. при среднегодовом темпе роста около 12% в год. "Число профессионалов в индустрии растет медленнее, поэтому необходимо проводить работу по обучению молодежи и переквалификации уже занятых ИТ-специалистов", - отметила Дарья Абрамова.

Корея. Германия. США. РФ > СМИ, ИТ. Образование, наука > comnews.ru, 9 апреля 2018 > № 2563954 Анна Устинова


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 9 апреля 2018 > № 2562754 Андрей Мовчан

Система санкций и противовесов. Куда ведет санкционная война России и Запада

Андрей Мовчан

В санкционные списки попадут еще многие олигархи, чиновники, компании. Россия, не видя немедленного катастрофического эффекта, будет отвечать на них усилением контроля внутри страны, поиском внутренних врагов и антиамериканской пропагандой. От Штатов, которые ничего не теряют от такой политики, ждать изменений не стоит – придется Кремлю что-то менять в своем подходе, пока не стало слишком поздно

Так уж повелось в последнее время, что чем более нудно и тщательно анонсируются те или иные события, чем более очевидна их экономическая или политическая подоплека, тем большее количество комментаторов называет их «неожиданными» и «меняющими мир». Таким «неожиданным» событием стал арест братьев Магомедовых после разногласий с представителями «Роснефти», ну и, конечно, расширение американских санкций еще на 24 человека и 14 компаний, тесно связанных с Россией.

Само расширение списка никак не может считаться удивительным или внезапным – делается это уже далеко не первый раз с 2014 года; о появлении в списке «околокремлевских олигархов» США предупреждали общественность многократно и в разных форматах. Чиновники и политики из списка ничего не добавляют к санкционному стандарту, установленному в 2014 году. Попавшие в список «бизнесмены» Скоч и Керимов давно являются политиками, чье имущество правильно реструктурировано и под санкции не попадет. Владимир Богданов (руководитель и условный бенефициар «Сургутнефтегаза») оставался вне списка скорее по недоразумению – сам «Сургутнефтегаз» давно под санкциями. Новый оттенок списку добавляют только два имени – Олега Дерипаски и Виктора Вексельберга.

Выбор двух крупных подконтрольных Кремлю бизнесменов, активно и плодотворно работавших с США и американцами, точно не объясняется ни проблемами рыбок, ни покупкой яиц. Он казался бы случайным, если бы не одно слово, которое их объединяет: слово это – алюминий. Дело в том, что En+ Дерипаски и SUAL Виктора Вексельберга и Леонарда Блаватника являются основными владельцами «Русала» – российского алюминиевого гиганта (Прохоров удачно продал свой пакет в «Русале» совсем недавно – повезло, или владелец контрольного пакета Brooklyn Nets что-то знал заранее).

США потребляют 16% мирового выпуска этого металла, а американское производство из-за экономической неэффективности за несколько лет сократилось в пять раз до менее чем 1 млн тонн в год. Администрация Трампа уже официально объявила о начале борьбы за возрождение внутреннего производства алюминия. Так появилась 10%-ная пошлина на ввоз алюминия из «дальних» стран. Так образуются санкции против «Русала» и Еn+ – это минус 0,7 млн тонн на американском рынке. Европейские партнеры США, которые перехватят поставки «Русала» по более низкой цене, тоже будут не против такого подарка.

Взаимные проекции

В разгорающейся в последние годы санкционной войне ясно отразилась неэффективность и российской, и западной внешней политики, которой с обеих сторон управляют бюрократы, плохо представляющие и свои и чужие государства и занятые в большой степени доказательством собственной нужности. Политические функционеры по обе стороны Атлантики продолжают проецировать свои представления о важном и неважном на другие страны, в которых система ценностей и триггеров выглядит совсем не так, как у них дома.

Россия бесконечно пытается обыграть Запад, ударяя в собственные слабые места. То хакерскими атаками пытается повлиять на избрание «не того» президента, как будто на Западе так же, как в России, от президента зависит курс страны; то военными угрозами провоцирует новую гонку вооружений, как будто не Россия является слабой стороной в такой гонке; то вводом антисанкций мы пытаемся ударить по европейскому бизнесу, как будто Европа не гибкая часть общего рынка, которая легко приспосабливается к смене покупателей, а ригидная, как российская, экономика, неспособная маневрировать.

В отношении России Штаты также последовательно пытаются применять меры воздействия, которые были бы чувствительны для их собственной власти. Страна почти идеальных институтов и с жесткой, высококонкурентной борьбой за власть, Штаты крайне чувствительны к темпам экономического роста, уровням доходов населения, состоянию государственных финансов. Неудивительно, что чиновники Госдепартамента легко убеждают законодателей, что экономические санкции должны всерьез повлиять на рейтинг кремлевской власти.

Поскольку успех избирательной кампании в США во многом зависит от ее частного финансирования и нефинансовой поддержки значимых фигур (селебрити и крупных бизнесменов, которые в США независимы в своих партийных симпатиях), тем же чиновникам не сложно убедить конгрессменов, что финансовую и промышленную элиту России можно расколоть, наказывая за сотрудничество с российской властью, что приведет к потере этой властью поддержки и, как следствие, к расшатыванию ее положения.

Первая проблема у этой стройной схемы обнаруживается еще до изучения российской специфики: именно потому, что США (да и Европа) так чувствительны к своим экономическим показателям, Штаты вынуждены применять по отношению к России только такие санкции, которые не ударят по экономике Америки и ее союзников.

Ассортимент невелик – хорошо, что подворачивается домашняя проблема с алюминием и можно под нее подвести показательную политическую акцию. Есть еще сталь, там, правда, проблемы США не так остры, но все же администрация Трампа хочет увеличить загрузки собственных мощностей на 8–10% и для этого даже вводит 25%-ную пошлину на «дальний» импорт – так что в будущем есть вероятность санкций против НЛМК и «Евраза». Есть еще сжиженный газ (конкуренция России на европейском рынке раздражает Белый дом), но пока США не смогут обеспечить достаточные поставки в Европу, вряд ли нам стоит ожидать секторальных санкций на этом рынке.

Тут возможности заканчиваются. Россия и США вообще почти не взаимодействуют в торговом поле, при этом сбыт американских компаний (машины, самолеты) трогать нельзя. Так же как нельзя трогать, например, поставки титана. Даже никель не может быть предметом санкций – США его сами не производят, закупки из России важны, удар по «Норильскому никелю» повысит цены для Штатов.

Союзники США по НАТО пока прочно зависят от российских поставок углеводородов и кровно заинтересованы в сбыте оборудования и машин на российский рынок – они даже на продовольственные контрсанкции, фактически не наносившие им экономического ущерба, реагировали болезненно. А сегодня, на фоне запрета на поставки в Россию целого спектра технологий, многие европейцы открыто выступают против санкций – их компании теряют существенную выручку (а топ-менеджеры и посредники, возможно, щедрые гонорары).

В итоге экономические санкции носят удивительно мягкий характер. Подсанкционные банки спокойно работают, подсанкционные госмонополии легко привлекают деньги через государство как посредника, подсанкционная продукция продается на третьи рынки, и даже технологии, правда очень ограниченно, но просачиваются на территорию России.

Удары по олигархам, контролирующим внутренний рынок, наносятся (собственно, старший Ротенберг, Тимченко, Чемезов уже давно в списках), но те практически неуязвимы в условиях избытка ликвидности в России и возможности государства неограниченно привлекать средства и спонсировать приближенных к Кремлю предпринимателей.

Вдобавок Россия – это, конечно, не США. Отсутствие конкуренции за власть (поле выжжено, дворцовые кланы нейтрализованы, система прочна) снимает экономические вопросы с повестки дня (действительно, плюс-минус 10% ВВП, кого это волнует?).

Массированная пропаганда, удачно опирающаяся на общественную травму нищеты конца 80-х и реформ 90-х годов и в неменьшей степени на объективный рост благосостояния общества в нулевые за счет роста цен на углеводороды, поддерживает фокус общества на идеологических, а не экономических вопросах и формирует устойчивый страх перемен. Вне элиты ухудшение экономического состояния страны (справедливости ради, происходящее не за счет санкций) воспринимается как вызов извне, инстинктивно толкающий граждан к власти, а не от нее.

Санкционные жертвы

Конечно, первые «мирные жертвы» санкционной войны должны быть огорчены. Акции En+ падали на объявлении санкций на 25%, «Русала» – на 50%, и падение продолжится – американские инвесторы и испуганные непрофессионалы выходят из капитала (а России бы сейчас как раз покупать!). Впереди много мелких проблем – будут увольняться сотрудники, имеющие американское гражданство; будут европейские и азиатские партнеры, которые пересмотрят программы сотрудничества (для размещенного в Гонконге «Русала» это особенно важно); что-то надо делать и Леонарду Блаватнику – американскому гражданину.

Но российские олигархи сильно отличаются и по статусу, и по стратегии от своих американских коллег. С 2003 года у них нет не то что возможностей влиять на власть или как-то ей оппонировать – у них нет даже фантазий на эту тему. Российские олигархи справедливо рассматривают свои российские активы как взятые во временную аренду у государства.

Российский «миллиардер» владеет огромным бизнесом на территории России только формально, а на самом деле является младшим управляющим по милости Кремля на неопределенное время (возможно, до завтра, может быть – до полуночи). И когда такой бизнесмен получает удар в спину от американцев из-за политики Кремля, у него, прямо скажем, не особенно большой выбор.

Можно возмутиться и показать Кремлю свое недовольство; с вероятностью 99% смельчака быстро переквалифицируют из миллиардеров в лучшем случае в почетные миллионеры, а в худшем – в заключенные. Был бы человек, а дело найдется; и молодых хищников, готовых принять из холодеющих рук миллиардный бизнес, у сегодняшней российской власти достаточно.

Можно попробовать бежать на Запад, но только до санкций. Потом Запад сам отрезает этот путь, объявляя олигарха «прокремлевским». К тому же бежать могут лишь те, у кого есть существенные зарубежные активы, приличная репутация и возможность показать, что заработаны эти активы непосильным трудом, а не в результате коррупционных схем и сотрудничества с властью. Таких олигархов в России немного, и почти все уже сбежали. Те же, кто этого еще не сделал, скорее всего, имеют более чем веские причины оставаться.

Последняя напрашивающаяся альтернатива – объявить, что санкции – это оценка высокой лояльности олигарха Кремлю, расписаться в абсолютной верности, пригрозить городу и миру дефолтами и запросить еще больше финансовой и бизнес-поддержки. Кремль, который рассматривает олигархов как приказчиков, поставленных следить за своим имуществом, поддержку, естественно, окажет. Всемерная помощь пострадавшим уже анонсирована, и можно не сомневаться, что они будут получать и льготные кредиты, и лучшие контракты, и специальные преференции, и, если надо, налоговые вычеты.

Так можно не только выжить, но даже преуспеть. Тем более что санкции против «Русала», безусловно чувствительные для компании, не разрушают ее бизнес, а лишь заставляют перенаправить потоки товара и схемы расчета. Параграф 574 DoT FAQ, посвященный санкциям, прямо разрешает налоговым нерезидентам США проводить с подсанкционными индивидуумами и компаниями все транзакции, кроме significant, включая deceptive or structured. То есть фактически все торговые операции, по размерам не превосходящие 10% валюты баланса компании (или состояния индивидуума), разрешены, ну а американскую часть финансирования «Русал» заместит российским. На глобальный запрет на взаимодействие с теми, кто попал под санкции, Штаты не решаются – слишком много будет побочных проблем.

Поэтому реакция и Дерипаски, и Вексельберга так предсказуема: они оба ведут работу по приспособлению вверенных им Кремлем империй к ситуации и просят поддержки у любимой власти. «Ренова» продает итальянские газовые активы (которые и так были не слишком прибыльны), сокращает свои доли в зарубежных предприятиях до менее чем 50% (сделка с Sulzer по снижению доли «Реновы» до 48% уже анонсирована) и фокусируется на рынке России, Ирана и стран Юго-Восточной Азии.

Кремль, в свою очередь, не обеспокоен последствиями санкций. В Кремле никогда не понимали, что такое «акционерная стоимость», тем более «частной» компании, так что биржевой крах «Русала» их не волнует – производство и продажи алюминия существенно не пострадают. А даже если и пострадают, то несколько миллиардов долларов экспорта для страны, наращивающей по нескольку десятков миллиардов резервов в год, – это болезненный, но булавочный укол. Такой collateral damage по сравнению с тем эффектом, который подобные действия США оказывают на российское общество, объединяющееся вокруг Кремля и лично президента в ответ на внешнюю угрозу.

Как ни странно, в конечном итоге (как это часто бывает в реальной политике) все стороны, принимающие решения, довольны. Белый дом регулярно отчитывается перед избирателями о принятии адекватных мер против неадекватного российского режима, параллельно решая мелкие задачи типа защиты собственного алюминиевого производства.

Кроме того, в США и Европе отлично понимают, какая долгосрочная бомба заложена под российскую экономику запретом на поставки чувствительных технологий (и фактическим отказом западных контрпартнеров от поставки существенно большего списка технологий просто ради перестраховки). На горизонте 10–15 лет такой бойкот неминуемо приведет к потере конкурентоспособности в немногих еще конкурентных областях российского производства, а значит, зависимость от импорта будет только расти, в то время как производство углеводородов – падать. Россия выводится из числа стран, с которыми в принципе возможна экономическая конкуренция (а внешнеполитическая позиция России очень в этом помогает), и это как бы решает «российскую проблему» без кризисов, катастроф, опасности применения ядерного оружия или толп беженцев с российской территории.

Кремль может быть вполне доволен результатами своей политики: активный «гринмейл» мирового сообщества и его неуклюжая реакция создали необходимую атмосферу внутри страны и позволили буквально вытащить рейтинг правящего режима из намечавшегося в 2010–2012 годах пике. При этом жесткая макрополитика удерживает экономику страны от развала, медленная рецессия никого не смущает, потери олигархов (давно ставших разменной фигурой в игре за власть) не беспокоят, а долгосрочная перспектива, в которой Россия планомерно опускается на уровень малой страны Юго-Восточной Азии, разве что с ядерными ракетами, вообще находится за горизонтом планирования нынешней власти. На их век хватит, а там всегда есть опция обернуться либералами и запросить помощи у того же Запада – в конце концов, неконтролируемое ядерное оружие и толпа беженцев по традиции должны беспокоить их, а не Кремль.

В будущем можно ожидать, что в санкционные списки попадут еще многие олигархи, чиновники, компании и бизнесы – в основном те, санкции против которых будут на руку Трампу в его политике поддержки собственного рынка, но возможно, и другие.

Россия, не видя немедленного катастрофического эффекта, будет отвечать на новые санкции достойно (в глазах собственного электората) – усилением контроля внутри страны, запретом иностранных СМИ (а возможно, эмбарго на отдельные товары и торговые марки), поиском все большего количества внутренних врагов, активной антиамериканской пропагандой.

Между тем технологическая удавка будет все больше затягиваться. И каждый новый список (или новый запрет, или посадка в России) будет встречаться как «новый этап», «серьезное усиление» или «изменение подхода». И лишь когда пресса устанет удивляться, а избиратели – реагировать, политикам придется поискать более разумные пути взаимодействия. Впрочем, от Штатов, которые ничего не теряют от такой политики, ждать изменений не стоит – придется Кремлю что-то менять в своем подходе, пока не стало слишком поздно.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 9 апреля 2018 > № 2562754 Андрей Мовчан


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 9 апреля 2018 > № 2561568 Георгий Бовт

Мы сползаем к войне

Георгий Бовт о том, чем россиянам грозят новые американские санкции

Объявленные в конце прошлой недели новые американские санкции против российской элиты, при всей «привычности» появления очередных рестрикционных списков, являются все же качественно новым этапом санкционного давления. И это толкает эскалацию напряженности в отношениях с Америкой по все более опасному пути.

Во-первых, Минфин США (формально санкции вводит он, а следит за их соблюдением его подразделение Office of Foreign Assets Management) не заморачивался на сей раз относительно конкретного повода для усиления санкционного давления. Хотя привязка к неким событиям на Украине и в Сирии в сопутствующем заявлении присутствует, все же в последнее время (особенно на Украине) там не происходило каких-то таких уж драматических событий, в которых можно было бы обвинить Москву и наказать за это санкциями. Например, главы России, Турции и Ирана буквально только что договорились о масштабном перемирии в Сирии, из которой также теперь собираются выходить американские подразделения. Казалось бы, надо поощрять за шаги в правильном направлении. Нет, вводят еще более жесткие санкции. Потому что –

Во-вторых.

Теперь даже какие-то относительные подвижки в мирном урегулировании что на Украине, что в Сирии не окажут того позитивного воздействия на налаживание отношений, как это могло бы произойти еще недавно.

Это, а также урегулирование северокорейской ядерной проблемы, перестает быть тем «ключом», которым мы бы открыли дверь, конечно, ни к какой не к разрядке и даже не к «перезапуску» отношений, но хотя бы к приостановке эскалации конфронтации. Она только усиливается.

Что касается Северной Кореи, то в Вашингтоне считают, видимо, что сами с ней теперь договорятся, а также надеются на Китай, который уже сыграл важную роль в том, что Ким Чен Ын пока заморозил свои ядерную и ракетную программы. КНДР станет одной из «разменных карт» в большой игре Америки и Китая (наряду с торговой войной), но не с Россией.

В-третьих. Санкции объявлены на сей раз, так сказать, по совокупности. Как сказано в отдельном заявлении Минфина США, в связи со «злонамеренным действиями» Москвы, направленными на подрыв западных демократий. Перечислено все «до кучи»: от вмешательства в выборы, до хакерских атак по другим поводам.

По сути, санкции вводятся и будут сохраняться «по факту» существования нынешнего российского режима и в связи с той внешней политикой, которую начала проводить Москва с начала 2000-х годов. Это делает их в контексте нынешней системы международных отношений «неотменяемыми» в обозримой исторической перспективе.

Впрочем, это было ясно уже в момент принятия соответствующего закона CAATSA 2 августа 2017 года. Было не вполне ясно, какие масштабы может принять санкционное давление. Теперь Вашингтон дает понять, что оно будет идти по нарастающей и практически вне зависимости от каких-то тактических действий и даже возможных договоренностей с Россией по каким-то вопросам. США будут ждать смены режима в России. Более того, фактически работать «на снос режима».

Поскольку закон предусматривает введение санкций и против контрагентов фигурантов «черных списков», то по мере расширения этих списков за счет российских олигархов и крупных государственных структур, под санкциями окажется почти вся российская экономика. Уже сейчас под ними оказалась значительная ее часть – причем далеко не только ВПК. Еще с пяток олигархов – и будет уже вся.

В-четвертых. Под санкции попали не только государственные структуры и новые госчиновники, не только люди, которые считаются на Западе членами «ближнего круга» президента Владимира Путина или его родственниками (можно предположить, что на каком-то следующей этапе санкции могут введены и лично против президента России), а также предприниматели, которые «совмещают» бизнес с работой на государство (как, к примеру, сенатор Сулейман Керимов или депутат Думу Андрей Скоч), но и крупные частные предприниматели Виктор Вексельберг и Олег Дерипаска, которые разбогатели еще в 90-х, и их в гораздо меньшей степени можно назвать «близкими Путину». Составители нынешнего списка исходили из того, что всякий крупный бизнес в России ведется с благословление государства и в тесном сотрудничестве с ним. Они не собираются разбираться в оттенках и тонкостях того, кого именно и насколько можно считать близким к российскому президенту, делая потенциально практически весь российский бизнес «токсичным» для его партнеров США и других странах.

Постепенно на бытовом уровне эта «токсичность» распространится на всех российских граждан, как она, скажем, распространилась на граждан Ирана или КНДР, которым в порядке проведения санкционной политики ряд государств отказываются выдавать визы.

В-пятых, некоторые фигуранты списка попали в него, похоже, не столько или не только за «близость» к Путину, сколько к Трампу. Фамилия Дерипаски в этом смысле давно «напрашивалась» в понимании американцев на включение в «черный список» потому, что он раньше имел деловые контакты с бывшим начальником предвыборного штаба Трампа Полом Манафортом, который проходит по делу о так называемом вмешательстве России в американские выборы (формально он обвиняется не в сговоре с русскими, а в отмывании денег).

Согласно такой же логике в списке оказался и Виктор Вексельберг. Якобы за то, что его структуры давали взятки чиновникам в республике Коми, то есть за государственную коррупцию. На деле же за то, что один из топ-менеджеров компании, аффилированной со структурами Вексельберга, (гражданин США) был крупным жертвователем в избирательную кампанию Дональда Трампа, а сам Вексельберг был гостем на инаугурации нынешнего президента.

Аналогичным образом в списке оказался бывший сенатор, а ныне зампред Центробанка России Александр Торшин. Будучи сторонником либерализации права на владение в России оружием самообороны, он поддерживал связи с Национальной стрелковой ассоциацией США (а с кем еще, спрашивается, как не с ней надо было поддерживать связи по этому вопросу?) и встречался в Москве зимой 2015 года (до того, как Трампа стал кандидатом в президенты) с приезжавшей делегацией. Что породило в американских масс-медиа конспирологическую теорию о том, что якобы Москва через NRA финансировала кампанию Трампа. Притом, что NRA – одна из богатейших организаций, она потратила на политическое лоббирование с 1998 года более 3,5 млрд долларов. Ее собственные, задекларированные и отслеженные пожертвования на компанию не только Трампа, но и других республиканских кандидатов в 2016 году составили $416 млн. Зачем ей «русские деньги»? Однако никто не ищет доказательств. Попал в публикации в прессе, даже самые бредовые, — попадешь и под санкции.

В-шестых.

Для составителей «черных списков» США более неважно, принадлежит ли тот или иной фигурант к «умеренным» или «ястребам», с точки зрения его политических взглядов.

Скажем, глава комитета по международным делам Совета Федерации Константин Косачев до недавних пор избегал попадания под санкции по причине своей должности. Однако теперь, не будучи никаким «ястребом», попал. Заодно учли его заслуги на посту бывшего главы Россотрудничества в деле распространения российской «мягкой силы». Значит, под будущие санкции могут попасть и другие ее распространители.

В-седьмых.

Нынешний санкционный список подтверждает наличие секретной части опубликованного в начале февраля так называемого «Кремлевского доклада», про который некоторые наши политики и чиновники шутили, что это некая помесь телефонной книги кремлевской администрации со списком журнала Forbes.

Например, в «Кремлевском докладе» фигурировал знакомый Владимира Путина Аркадий Ротенберг, который попал под санкции еще в 2014 году и затем продал 79% акций компании «Газпром-бурение» сыну Игорю. Игоря Ротенберга в «кремлевском досье» как раз и не было, а теперь он попал под санкции вместе с принадлежащей ему компанией. Можно предположить, что в секретной части досье есть и другие фамилии родственников, жен и близких фигурантов открытой его части. Это еще более повышает токсичность для потенциальных партнеров тех, кто в ней находится.

В-восьмых.

Нынешние жесткие санкции окончательно закрывают тему якобы имеющихся расхождений в санкционной политике в отношении России между администрацией и Конгрессом США.

В Конгрессе на сей раз не оказалось ни одного политика, который бы критиковал Трампа за мягкость в отношении русских. Например, занимающий по этому вопросу традиционно «ястребиную» позицию сенатор-республиканец Марко Рубио, бывший соперник Трампа по республиканским праймериз, приветствовал действия администрации в отдельном заявлении.

В-девятых. Нынешние санкции объявлены на фоне острейшего скандала вокруг дела об отравлении Сергея Скрипаля и его дочери в Великобритании. Если бы не это дело, можно было бы надеяться, что Евросоюз проявит бОльшую сдержанность в своей санкционной политике на фоне американской, как это бывало раньше. Однако теперь ожидать таковой со стороны Европы возможно, уже не приходится. И если к июньскому саммиту Евросоюза в деле Скрипалей вдруг появятся некие обстоятельства и факты, которые могут быть истолкованы на Западе (а уж многие постараются именно так и истолковать) как изобличающие причастность России к этому преступлению, то новых санкций со стороны Евросоюза, причем тоже жестких, не миновать.

«Дело Скрипаля» разыгрывается сейчас именно таким образом, чтобы оно стало точкой невозврата в отношениях с Россией. Причем уже вне зависимости от того, чем оно кончится. Даже если его спустят на тормозах, например, по причине того, что просто не найдут конкретных улик против Москвы. Оно уже нанесло отношениям России с Западом непоправимый среднесрочном плане ущерб.

В-десятых. Данный санкционный акт со стороны Америки – точно не последний.

Вероятно, уже в обозримом будущем на обсуждение американских властей будет поставлен вопрос о введении против России секторальных санкций в нефтегазовой отрасли и в отношении экспорта энергоносителей, как это было сделано в отношении Ирана. Это не вопрос ближайших недель, однако такое обсуждение может начаться в течение ближайших месяцев.

Тему уже поднимал, в частности, сенатор Линдси Грэм, который был одним из закоперщиков и авторов закона 2 августа 2017 года об антироссийских санкциях наряду с Джоном Маккейном.

Рассуждения о возможных ответных мерах России, конечно, имеют некоторый смысл. Но мне кажется, что это уже частности. Набор экономических контрсанкций, имеющихся в нашем распоряжении, будем говорить прямо, ограничен. Хотя еще в прошлом году в правительстве начали разрабатывать законодательные меры относительно возможной конфискации в том числе американской собственности в России как ответной меры на санкционное давление. Это можно считать «ядерным оружием» в экономической сфере. Потому что дальше остается только воевать в буквальном смысле слова. К тому же российских авуаров в Америке будет, пожалуй, не меньше. Одних только казначейских обязательств Минфина США Россия накупила на начало текущего года $96,6 млрд. В самом худшем случае, и эти средства могут быть заморожены и даже конфискованы.

Можно еще предположить возможность новой взаимной высылки дипломатов. Однако идти по этому пути — дело совсем тупиковое. Мы и так перестали разговаривать по тем вопросам, по которым диалог не прекращался даже в самые свирепые годы «холодной войны».

Например, сведены практически на ноль контакты по военно-политической линии, что весьма опасно для двух крупнейших ядерных держав. Нынешний уровень диппредставительства России в США и наоборот уже настолько низок и деградировал, что скоро высылать уже будет физически некого, останется только отозвать послов, понизить статус диппредставительства и, наконец, разорвать дипломатические отношения.

Самым действенным ответом на все эти санкции было бы, конечно, проведение в России таких экономических, административных и судебных реформ, которые бы раскрепостили предпринимательские силы, привели бы к росту экономики, в том числе за счет привлечения иностранного капитала, который еще не боится сюда идти.

Можно было бы расписать, что примерно можно было бы сделать для стимулирования экономического роста и предпринимательской активности. А еще для развития отечественного образования, науки и технологий, для модернизации, без чего страна становится все менее конкурентоспособной – и все более уязвимой для новых санкций уже в обозримом будущем. Но я лично не верю в реалистичность такого сценария. Свободная (в отличие от мобилизационной и огосударствленной) экономика не видится у нас главным ключом противодействия санкционном удалению. Для реализации этого сценария с начала 2014 года, когда были введены первые ограничения, у правительства было достаточно времени. Однако все это время мы только что и делали, что приспосабливались и «выживали», никакого рывка и даже предпосылок к нему не просматривается. Будем приспосабливаться и выживать и дальше. Прозябать.

Теоретически, с точки зрения внутренних ресурсов, в нынешнем виде российская экономическая и политическая система может выдерживать санкционное давление годами, даже десятилетиями.

Однако все более актуальной задачей во внешней политике становится на сегодня остановить сползание, уже без преувеличения, к войне. Ведь ее никто не видит же главным вариантом и средством разрешения создавшихся проблем, не так ли? Или кто-то всерьез допускает такую возможность?

Похоже, пока мало кто из политиков по обе стороны Атлантики всерьез отдает себе отчет в том, что именно в этом опасном направлении мы и движемся.

Ничем хорошим, по определению, не может закончиться политика, с помощью которой многомиллионную страну, по сути, стараются сделать всемирным «изгоем», ожесточенно и, кажется, даже уже азартно загоняя в угол и распространяя методы, по сути, травли на все новые категории ее правящей и бизнес-элиты. Не хочется тут проводить аналогий с Веймарской Германией.

Тем более что многие из них были бы не вполне корректны. Простые обыватели тоже не будут оставлены в стороне, несмотря на все уверения, что санкции «не направлены против российского народа».

Опасность продолжения такой политики осознают немногие. И пока это осознание не придет, никаких серьезных переговоров и осмысления того, как же нам остановиться в дальнейшей эскалации, не будет. Если только это осознание не придет слишком поздно.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 9 апреля 2018 > № 2561568 Георгий Бовт


Швейцария. США. Россия. Весь мир > СМИ, ИТ > bfm.ru, 9 апреля 2018 > № 2560937 Кирсан Илюмжинов

Илюмжинов: «Не собираюсь покидать пост президента ФИДЕ»

Президент Международной шахматной федерации заявил в интервью Business FM, что в сентябре снова будет баллотироваться. Досрочной отставки из-за санкций США потребовал президентский совет ФИДЕ

Кирсан Илюмжинов не только не уйдет в отставку с должности президента Международной шахматной федерации (ФИДЕ), но и будет вновь баллотироваться на этот пост. Об этом он заявил в интервью Business FM.

Президентский совет ФИДЕ 8 апреля в очередной раз потребовал от Илюмжинова уйти в отставку, ссылаясь на финансовые проблемы из-за того, что он больше двух лет находится под американскими санкциями. Финансовый директор организации Адриан Сигель предупредил, что 30 апреля имеющиеся счета федерации будут закрыты, а банки в Швейцарии и за ее пределами отказываются сотрудничать с ФИДЕ, пока она не сменит своего главу. «Трудности при исполнении финансовых обязательств плохо отражаются на нашей репутации и подрывают доверие», — говорится в обращении к Илюмжинову от имени членов совета ФИДЕ.

В середине февраля появились сообщения, согласно которым швейцарский UBS — расчетный банк Международной шахматной федерации — может разорвать отношения с ФИДЕ.

На заседании президентского совета, которое прошло 7-8 апреля, за досрочную отставку Илюмжинова проголосовали 14 человек, один — против, воздержавшихся не было. Там также постановили в кратчайшие сроки закрыть московский офис ФИДЕ. Ситуацию Business FM прокомментировал сам Кирсан Илюмжинов:

Кирсан Илюмжинов: Никаких трудностей нет, шахматная деятельность везде проходит, все турниры, соревнования, я по миру езжу. Недавно завершился кандидатский турнир в Берлине. Два месяца назад казначей ФИДЕ сказал, что якобы закрыли счета UBS. Я сказал, что никаких счетов не закрыли, все работают. Все нормально прошло, со счета ФИДЕ все оплачивали, и кандидатский турнир в Берлине прошел, там играл Сергей Карякин, Владимир Крамник, все они получили призовые. На сегодняшний день счета работают. Я никаких бумаг от UBS не получал. В той бумаге, которая пришла в ФИДЕ, не сказано, из-за чего они хотят закрыть или закрыли. На самом деле они не закрыли. Они вынуждают, хотят, чтобы я подал в отставку из-за санкций. Я не собираюсь покидать пост президента ФИДЕ. В сентябре в Грузии, в Батуми состоится Генеральная ассамблея ФИДЕ, где я буду баллотироваться на пост президента ФИДЕ. В ФИДЕ входят 188 стран мира, но Америка, наверное, довлеет над всеми, и поэтому некоторые члены ФИДЕ боятся каких-то действий со стороны США. Я езжу, пропагандирую шахматы, развиваю. Им не нравится, что я не боюсь. Кстати, мне до сих пор не прислали, почему я оказался в санкционном списке. Пишут, из-за связи с руководством Сирии. Они законно избранные люди, я как президент международной организации езжу, встречаюсь со всеми.

У них нет таких рычагов, чтобы вас без вашей воли снять?

Кирсан Илюмжинов: По уставу ФИДЕ президент избирается на четыре года делегатами Генеральной ассамблеи. Меня избрали 11 августа 2014 года в Норвегии, тогда я победил Гарри Каспарова. 110 стран проголосовали за меня, 61 страна — за Каспарова. Для победы достаточно 94 страны. Следующие выборы состоятся в Грузии. Или я подаю в отставку, или выборы на Генеральной ассамблее, или не могу исполнять свои функции в случае болезни.

Что думаете по поводу того, что ФИДЕ решила закрыть московский офис?

Кирсан Илюмжинов: Это однозначно удар, закрыли ни за что, сократили Берика Балгабаева, директора представительства ФИДЕ по России и странам СНГ. Я думаю, они выполняют инструкции. Дипломатов же отозвали, посла. Под копирку работают, что ли.

Кирсан Илюмжинов возглавляет ФИДЕ уже 22 года. Исполком организации не впервые пытается сместить его с этого поста. По словам поддерживающих Илюмжинова, выступающие против него недовольны предстоящими реформами федерации, которые он планирует провести. Как заявлял действующий глава федерации в конце марта в интервью порталу «Р-Спорт», он готов уйти в отставку, если кто-то докажет, что он является препятствием для организации из-за санкций США.

Швейцария. США. Россия. Весь мир > СМИ, ИТ > bfm.ru, 9 апреля 2018 > № 2560937 Кирсан Илюмжинов


Великобритания. США. Россия > Армия, полиция. Химпром > bfm.ru, 7 апреля 2018 > № 2560940 Вил Мирзаянов

Мирзаянов: «Надо будет в любом случае историю закончить тем, чтобы «Новичок» поставить под международный контроль»

Специалист в области химического оружия, один из создателей вещества «Новичок» прокомментировал Business FM новости о том, что Сергей Скрипаль вслед за дочерью пошел на поправку

Отравленный экс-сотрудник ГРУ Сергей Скрипаль и его дочь Юлия приходят в себя после отравления «Новичком». Название «Новичок» появилось после того, как советский ученый Вил Мирзаянов эмигрировал в США в 1994 году, заявлял ранее руководитель лаборатории химико-аналитического контроля научного центра Минобороны Игорь Рыбальченко. Мирзаянов в США выпустил книгу «Государственные секреты. Хроники инсайдера о российской программе химического оружия», в ней и была размещена формула этого вещества.

Business FM поговорила с самим Мирзаяновым — со специалистом в области химического оружия, одним из создателем боевого вещества «Новичок». Вот что он рассказал радиостанции:

— Летальный случай «Новичка» — это миллиграмм на человека теоретически, двух миллиграммов хватит. Возможно, они не получили эту дозу. Во-вторых, думаю, что англичане оказывают им очень высокопрогрессивную помощь, то есть у них лечение на высоком уровне, они, наверное, все-таки вымыли значительную часть «Новичка» из их организма. А то, что они говорят, что без всяких последствий, ну это же не врачи говорят, а они говорят. Хорошо, что они такие оптимисты. Я полагаю, что это хорошо. Я им желаю выздоравливания.

— Есть какие-то антидоты, которые можно применять при установлении класса отравляющего вещества? Условно, будет ли корректно сказать, что при использовании любых нервно-паралитических ядов в качестве антидота эффективен атропин? Есть ли вообще антидот широкого спектра действия?

— Кроме атропина, это уже пройденный этап, есть более сильные, так что антидоты есть, но они необязательно успешны для «Новичка». Может быть, англичане все-таки сумели выработать антидот, который специфически годится для «Новичка».

— Последние новости в связи с этим инцидентом в Солсбери — проект закона американских конгрессменов, которые представили законопроект о санкциях против России. Означает ли то, что сейчас было озвучено, это не конец? На ваш взгляд, где может эта вся история закончиться, связанная с Солсбери, если Скрипаль выйдет из больницы здоровым и поправившимся?

— Это чисто политические вопросы, в которых я не силен. Я могу только предположить, высказать свое мнение. Видимо, тут история еще только-только раскручивается, потому что, скорее всего, нужно будет найти исполнителя, если он не пойман уже, конечно, и дает показания, скорее всего, похоже на это. Так что после этого надо будет в любом случае историю закончить тем, что «Новичок», эту серию отравляющих веществ «Новичок» надо будет поставить под международный контроль, включив в список запрещенных отравляющих веществ Конвенции по запрету химического оружия.

Как рассказывал Мирзаянов, в качестве первой помощи пострадавшим могут вводить атропин и афин (холинолитические средства, используемые в качестве антидотов фосфорорганических отравляющих веществ). По его словам, «были разработаны другие антидоты, более сильные».

Великобритания отказывается выдавать визу двоюродной сестре Юлии Скрипаль Виктории. Ранее она подтвердила это в беседе с Business FM.

Великобритания. США. Россия > Армия, полиция. Химпром > bfm.ru, 7 апреля 2018 > № 2560940 Вил Мирзаянов


США. Япония. Россия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 6 апреля 2018 > № 2559951

Колониальный империализм Японии на российских Курилах

Япония против участия США в экономическом развитии российских Курил, но за приближение их военного присутствия к оспариваемым островам

Таро Коно, министр иностранных дел Японии, не желающей участвовать на основе юрисдикции Российской Федерации в хозяйственном развитии Курильских островов, выразил в адрес МИД России протест по поводу ее планов совместного с США строительства двух дизельных электростанций на российском о. Шикотан, что, по мнению губернатора Сахалинской области Олега Кожемяко, необходимо для питания электроэнергией создаваемых на территории опережающего развития «Курилы» рыбокомбинатов.

Таро Коно счел возможным заявить на слушаниях в японском парламенте: «Это полностью противоречит позиции Японии, и тот факт, что третьи страны вовлекаются в экономическую активность на четырех островах, заслуживает крайнего сожаления». Не постеснялась Япония довести свои граничащие с вмешательством во внутренние дела суверенных государств сожаления и до правительства «третьей страны», ближайшего своего военного союзника — США. Вместе с тем руководство Японии весьма благосклонно отнеслось к очередному шагу своего союзника по созданию новых возможностей для проецирования его военной силы на «северном направлении».

4 апреля размещенное в Токио командование вооруженных сил США в Японии (United States Forces Japan, USFJ) заявило, что «на этой неделе» развернет на главном острове Японии Хонсю вблизи от японской столицы конвертопланы Bell-Boeing CV-22 Osprey («Скопа»), причем сделает это гораздо раньше запланированного срока. В заявлении американского командования подчеркнуто, что ранее переброску конвертопланов в центральную часть территории Японии предполагалось осуществить лишь в рамках 2020 финансового года. При этом указано, что «развертывание CV-22 осуществлено в сфере ответственности командования вооруженных сил США в зоне Тихого океана и предназначено для обеспечения безопасности в регионе в соответствии с недавно опубликованной «Стратегией национальной безопасности и национальной обороны 2018 года».

Следует отметить, что конвертоплан CV-22 Osprey представляет собой летательный аппарат, сочетающий преимущества как самолета, так и вертолета. Он обладает дальностью и скоростью полета турбовинтового самолета, а также всеми возможностями вертолета по вертикальному взлету, зависанию и посадке на удаленной и ограниченной для использования обычной авиацией территории.

Казалось бы, нет ничего особенного в том, что военное командование США в Японии решило «щелкнуть каблуками», показать свое рвение перед подписавшим новую «Стратегию» президентом Дональдом Трампом. Разворачиваемые на авиабазе Йокота CV-22 (их будет не менее 10 единиц, кроме того, туда перебрасываются подразделения аэродромно-технического обслуживани) будут выполнять боевые задачи во взаимодействии с двумя эскадрильями конвертопланов CV-22, которые уже достаточно давно находятся на вооружении Корпуса морской пехоты США и ВМС США и, в частности, дислоцированы на авиабазе морской пехоты «Футенма» на удаленном японском острове Окинава. Однако, развернутые на Окинаве «Скопы» предназначены для применения в южных районах Азиатско-Тихоокеанского региона, а в новых условиях США могут без особых затруднений радикально усиливать боевой состав и десантные возможности американских частей и соединений в центре собственно Японских островов и кардинально наращивать способность проецирования военной угрозы в «северном», российском направлении, что не может не вызывать вполне справедливые опасения в России и принятие ею адекватных ответных мер по укреплению обороны Курил и всего Дальневосточного региона.

Очевидно, что именно для снижения мощи неизбежного в случае агрессии со стороны самой Японии или совместно с США ответного удара Япония решила закупить в США наземную систему ПРО Aegis Ashore («Иджис»), аналогичную той, которую Пентагон разворачивает в Европе, хотя корабли японских ВМС уже давно оснащены системой «Иджис» морского базирования. Лоббирует решение об ускорении принятия на вооружение «сил самообороны» комплексов ПРО Aegis Ashore лично премьер-министр страны Абэ, заявлявший о стремлении отменить и без того давно нарушаемую 9-ю статью японской конституции и считающий, что Япония «как суверенная страна имеет право обладать вооруженными силами, способными проецировать угрозу другим государствам».

Япония планомерно создает потенциал вооруженной агрессии против российских островных территорий. На граничащем с южными Курилами и Сахалином о-ве Хоккайдо размещена добрая половина насчитывающих около 180 тысяч личного состава сухопутных войск Японии, в том числе крупнейшая Северная армия, единственное бронетанковое соединение. Здесь сосредоточено 60% всего танкового парка японских «сил самообороны», около 800 артиллерийских и минометных систем, до 90 самолетов, современное ракетное оружие. Построенный (не в последнюю очередь исходя из военно-стратегических соображений) между островами Хоккайдо и Хонсю туннель «Сэйкан» позволяет быстро наращивать железнодорожным и автомобильным транспортом эту группи­ровку (до пяти дивизий в сутки), что регулярно отрабатывается в разных масштабах, в том числе и в рамках совместных учений с вооруженными силами США начиная с 1988 г.

Что касается совместных учений сухопутных войск Японии и США, то ежегодно проводится по 4−7 (в т. ч. не менее двух раз в год — в зимних условиях), на которых отрабатываются вопросы оперативной совместимости и взаимодействия в военных действиях, причем нередко они проходят на ближайшем к российским территориям о. Хоккайдо с частями и подразделениями 3-й дивизии морской пехоты, 25-й и особенно 9-й пехотных дивизий США, причем личный состав последней специально перебрасывается для участия в маневрах «Ямато» с западного побережья США. По 2−3 командно-штабных учения офицеров «сухопутных сил самообороны» Японии и соединений из состава «сил быстрого развертывания» США под кодовым названием «Ямасакура» проводятся ежегодно поочередно на японской территории и на Гавайях. Вся система укрепления и повышения боевой готовности японских сухопутных войск призвана, по словам их бывшего командующего генерала М. Накамуры, обеспечить их способность «вести длительную войну в соответствии с требованиями «чрезвычайных обстоятельств».

Осенью 1997 г. внимание военных наблюдателей привлек необычный характер подготовки и проведения учений морских пехотинцев США на полигоне японских сухопутных войск Ясубэцу на Хоккайдо. Как отмечали эксперты, их особенностью стало не то, что они были беспрецедентными по масштабам или что они состоялись в непосредственной близости к России, а то, что для переброски американских пехотинцев впервые была задействована японская военно-транспортная авиация.

В свете попыток Запада на бездоказательных и абсурдных обвинениях по поводу отравления в английском Солсбери бывшего шпиона Скрипаля и его дочери создать образ России как государства, готового применять по любому поводу оружие массового поражения, следует посмотреть, как к использованию такого оружия относятся те же США, которые, не дожидаясь итогов расследования инцидента, объявили о высылке из страны сразу 60 российских дипломатов, и их союзник по «договору безопасности» Япония. Далеко идущие последствия может иметь участие японских вооруженных сил в учениях и маневрах совместно с американскими формированиями, имеющими на вооружении оружие массового поражения. В ходе учений сухопутных войск двух стран проигрываются боевые действия в условиях применения не только ядерного, но и химического оружия, которым обладают части 3-й дивизии морской пехоты, а также пехотных бригад и дивизий армии США, прибывающих для участия в учениях на Японские острова. Об этом же свидетельствуют закупки Японией специальной техники для проведения дезактивации и дегазации военнослужащих и вооружения, наличие в дивизиях японских сухопутных войск рот защиты от «специальных видов оружия» и тренировочного центра в префектуре Сидзуока, где японские военнослужащие отрабатывают действия в условиях учебного применения ядерного, химического и бактериологического оружия. Япония и сама в состоянии быстро (по оценкам экспертов — буквально за 8 недель) приступить к созданию ядерного оружия, к чему ее в последнее время стали призывать США. Так, в бытность кандидатом в президенты США «прагматичный» Д. Трамп заявил, что богатые Япония и Южная Корея могли бы и сами защищать себя в военном отношении. И допустил, что для этого они могли бы обзавестись собственным ядерным оружием. Недавно бывший командующий ВМС США на Тихом океане вице-адмирал Джон Бёрд также, затронув северокорейскую программу создания ракетно-ядерного потенциала, заявил, что Японии следует создать свое ядерное оружие. О наличии технологических возможностей создания такого оружия неоднократно заявляли официальные лица Японии. 30 ноября 2006 г. на заседании комитета по безопасности палаты представителей это подтвердил тогдашний министр иностранных дел Японии Таро Асо (ныне, в кабинете С. Абэ — заместитель премьер-министра, министр финансов. — В.З.). При этом Т. Асо разъяснил позицию кабинета о том, что конституция страны якобы не запрещает ей иметь ядерное оружие.

«Обладание минимальным объемом вооружений в целях самообороны не запрещается положением 9-й статьи конституции, — заявил Асо. — Не запрещено даже ядерное оружие, если его объемы подпадают под это определение».

В подписанных 23 сентября 1997 г. «Руководящих принципах японо-американского оборонного сотрудничества» и их обновленной редакции от апреля 2015 г. отражены положения о возрастании роли Японии в совместной стратегии в регионе, что в свете попыток Вашингтона ломать нормы международного права способно втянуть Токио в опасные военные авантюры союзника.

Проведение большого количества совместных учений выгодно на данном этапе как Японии, так и США. В ходе них японские «силы самообороны» овладевают современными достижениями военного искусства, получают практику организации вооруженной борьбы на обширном театре военных действий с использованием всех видов вооруженных сил как во взаимодействии с войсками и силами авиации и флота США, так и самостоятельно. Американская сторона, в свою очередь, надеется, передав Японии свой военный опыт, подготовить ее к решению, если это понадобится Вашингтону или будет диктоваться интересами западного альянса в целом, части задач, решаемых ныне вооруженными силами США.

Существует и более серьезная опасность. С такой же легкостью, как и в случае с конвертопланами, США могут развернуть свои силы и средства на Курильских островах в случае их перехода при гипотетической передаче или, что в новых условиях нельзя исключать, захвате вооруженным путем под юрисдикцию Японии, ведь в 2009 году Япония решением парламента волюнтаристски «провозгласила» южные Курилы своими «неотъемлемыми территориями».

После капитуляции Японии все Курильские острова были включены в состав СССР, однако принадлежность островов Итуруп, Кунашир, Шикотан и группы островов Хабомаи оспаривается Токио при поддержке США, хотя возвращение Курильских островов, так же как и Южного Сахалина, СССР было согласовано с союзниками по борьбе с агрессорами в годы Второй мировой войны, осуществлено в результате операций советских Вооруженных сил против милитаристской Японии и закреплено решениями оккупационных властей, подписанным Японией Сан-Францисским мирным договором и имеющими международно-правовую силу решениями советского правительства.

Эти острова имеют важнейшее военно-стратегическое и экономическое значение. Дело в том, что гряда Курильских островов представляет собой своеобразный ключ к Охотскому морю, которое решением ООН в 2014 г. определено как «внутреннее море» Российской Федерации и является, как пояснил «Газете.Ru» бывший заместитель начальника Главного оперативного управления Генерального штаба генерал-лейтенант Валерий Запаренко, «одним из районов несения боевой службы ракетными подводными крейсерами стратегического назначения Тихоокеанского флота». Утрата хотя бы южных Курил влечет за собой возможность «запирания» противником единственного на выходе из Охотского моря на восток глубоководного незамерзающего пролива, чем, кстати, Япония активно пользовалась в годы Второй мировой войны.

И вот на этом фоне Японией делаются попытки убедить российское руководство в целесообразности скорого «компромиссного» решения т. н. «проблемы северных территорий», во имя чего, по словам премьер-министра С. Абэ, его правительство готово пойти на расширение широкого сотрудничества с Россией, и он намерен вновь поднять этот вопрос на ожидаемой в мае с.г. новой встрече с российским президентом.

В связи с тем, однако, что со времени широко разрекламированных, но весьма скромных (общий объем их не превышает 10 млн долларов) прожектов 2016 года из восьми пунктов японская сторона не только сама ни иены не вложила в «совместные проекты», но и категорически выступает против участия в развитии южных Курил третьих стран, даже США (как говорится, «сама не гам и другим не дам»!), нельзя не согласиться с мнением известного японоведа, доктора исторических наук Анатолия Кошкина, опубликованным им в ИА REGNUM 4 апреля. А. Кошкин считает, что, «не желая, вопреки разрекламированным заявлениям о договоренностях совместно развивать Курилы, работать на островах по российским законам, Токио в ультимативном порядке требует, чтобы для начала Москва согласилась фактически вывести эти российские земли из состава России и превратить их в некую «нейтральную зону», где будут введены законы, «учитывающие позицию Японии». При этом в Токио не скрывают, что «совместное хозяйствование» рассматривается как этап на пути к «возвращению всех северных территорий» Японии».

На мой взгляд, не в последнюю очередь для «подкрепления» своей решимости не мытьем, так катаньем добиться реализации своих реваншистских целей Япония при поддержке США осуществляет наращивание вопреки антивоенной 9-й статье Конституции страны свою военную мощь и военные приготовления на «северном направлении». Остается надеяться на твердость позиции президента Российской Федерации В. В. Путина, не раз заявлявшего, что Россия своими территориями не торгует, и Российское государство в состоянии защитить свои суверенитет и территориальную целостность от любой угрозы.

Читайте ранее в этом сюжете: Кто на Курилах хозяин?

 Вячеслав Зимонин

США. Япония. Россия. ДФО > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > regnum.ru, 6 апреля 2018 > № 2559951


США > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > regnum.ru, 6 апреля 2018 > № 2559888

Virgin Galactic испытала космоплан с запуском ракетных двигателей

Испытательный полёт космоплана прошёл в пустыне Мохаве и стал 12-м по счёту

 Американская компания Virgin Galactic испытала суборбитальный пилотируемый космоплан VSS Unity класса SpaceShipTwo. Об этом сообщается на странице компании в Twitter.

Испытательный полёт космоплана прошёл в пустыне Мохаве и стал 12-м по счёту. В ходе проверки были включены ракетные двигатели аппарата. Предыдущие 11 полётов проходили без включения ракетных двигателей.

Отмечается, что через 20 минут после старта космоплан отделился от несущего его самолета, после чего включились ракетные двигатели, и аппарат набрал высоту.

После отключения двигателя VSS Unity совершил контролируемое планирование на Землю. О том, на какую высоту поднялся аппарат, не сообщается.

Напомним, Virgin Galactic проводит испытания VSS Unity с февраля 2016 года. SpaceShipTwo предсталяет собой частный пилотируемый суборбитальный космический корабль, созданный для доставки туристов в космос.

Первая испытательная модель аппарата, VSS Enterprise, совершила первый пилотируемый полёт в октябре 2010 года. В октябре 2014 года в ходе очередного испытания аппарат распался на части, при аварии погиб один из пилотов. Крушение произошло спустя несколько минут после запуска двигателей космоплана.

США > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > regnum.ru, 6 апреля 2018 > № 2559888


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 6 апреля 2018 > № 2559388 Владислав Иноземцев

Россия без олигархов. Что означают новые санкции США для наших миллиардеров

Владислав Иноземцев

Директор «Центра исследований постиндустриального общества»

Посланный Минфином США сигнал должен обнадежить тех фигурантов «кремлевского доклада», кто не связан с властью. Для остальных послание тоже вполне понятно

«В России нету олигархов», — заявил на днях Дмитрий Песков. А есть только представители крупного бизнеса, пояснил пресс-секретарь самого крупного отечественного «предпринимателя». Это замечание оказалось тут же и практически в полной мере учтено Министерством финансов США, опубликовавшим 6 апреля новое дополнение к санкционному списку.

Всего несколько дней назад появились сообщения о проверках и обысках, которым, по слухам, недавно подверглись в США неназванные российские миллиардеры. С помощью сервиса отслеживания полетов Flightdiary's российские СМИ немедленно вычислили, что в Нью-Йорке приземлялись самолеты Романа Абрамовича F 12, Михаила Прохорова F 13 и Виктора Вексельберга F 10 и предположили, что на этот раз удар будет нанесен по крупному российскому бизнесу, прежде всего с тем, чтобы, «создав ему проблемы», таким образом «надавить» на политические элиты страны.

Только что опубликованный Минфином США список говорит, я полагаю, о совершенно противоположном и очень обнадеживающем тренде. Большинство попавших в него фигурантов — функционеры режима, лояльнейшие из лояльных членов путинской «дружины», находящиеся на государственных постах годы, если не десятилетия. Бывшие премьер и министры, руководители ФСБ и прокуратуры, которые никогда не станут в полной мере бывшими (Михаил Фрадков, Николай Патрушев, Владимир Устинов, Сергей Фурсенко); бойцы «силового» фронта, которые обеспечивали и обеспечивают личную безопасность Путина и созданной им системы (Владимир Колокольцев, Алексей Дюмин, Виктор Золотов, Тимур Валиулин); переметнувшиеся в окологосударственный бизнес профессиональные разведчики (Андрей Акимов и Андрей Костин); руководители государственных или частно-государственных корпораций (Алексей Миллер и Владимир Богданов F 49) и облизывающие всю эту команду «парламентарии» (Константин Косачев, Владислав Резник и другие) — вот основная часть списка.

Да, в него вошли и «представители крупного бизнеса», но нужно понимать, какого именно. Можно ли считать бизнесменом Кирилла Шамалова F 74, приближенного к власти и наделенного крупными пакетами акций? Андрея Скоча F 17, бизнес-биография которого началась практически одновременно с избранием в 1999 году депутатом Госудумы? Игоря Ротенберга F 145, сына одного из членов кооператива «Озеро»?

Конечно, есть и такие, кто и вправду начинал с предпринимательской деятельности (Олег Дерипаска F 23, Сулейман Керимов F 21 или Виктор Вексельберг F 10), но кто давно уже воспринимается скорее как поставщики разного рода неформальных услуг (от реальных дам полусвета на яхтах до виртуальных технологических новаций) на потребу кремлевским властителям.

Знак для «кремлевского списка»

Поэтому я бы прежде всего отметил, что список этот действительно исходит из правильного указания Пескова о том, что в нынешней России нет олигархов. В ней действительно есть представители крупного бизнеса, с одной стороны, и коррумпированные чиновники вкупе с теми, кто променял бизнес на околовластное мельтешение — с другой. Обнародованное властями Соединенных Штатов дополнение к санкционному списку состоит целиком из представителей этой второй категории лиц.

На мой взгляд, из этого можно сделать два вывода.

С одной стороны, список в его нынешней редакции — крайне важный месседж для большей части российского бизнеса. Сигнал, посланный из Вашингтона, предельно ясен. Российский бизнесмен вполне может перемещаться по миру на Boeing-767 или на Airbus-321, владеть в Нью-Йорке баскетбольным клубом и болеть за собственную футбольную команду английской премьер-лиги, быть в прошлом кандидатом в президенты России или губернатором ее самого отдаленного региона. И это совершенно нормально, если он в данный конкретный момент не погружен по уши в обслуживание финансовых, политических, или идеологических интересов кремлевского «ближнего круга» или сам не стал его «неотъемлемой частью».

И это исключительно хороший сигнал для тех, кто провел несколько последних месяцев в нервном ожидании дальнейших шагов американской администрации. Иначе говоря, после того, как был оглашен общий список тех, кто находится под подозрением, мы впервые увидели внутреннюю логику, в рамках которой будут накладываться реальные ограничения. И эта логика определяется представлением Запада о том, что основная угроза исходит от российских властей, а не от российских денег и, тем более, не от российского народа. Я готов даже предположить, что никакого усиления контроля в отношении большей части принадлежащих отечественным бизнесменам за рубежом активов не случится, а чиновникам в то же время послан дополнительный сигнал.

С другой стороны, предложенное Вашингтоном решение указывает на формирующееся в США и других западных странах осмысление перспективной стратегии для противостояния вызывающему поведению России. Ставка на давление на бизнес, которое должно было воплотиться в давление на власть, по всей видимости, сочтена ошибочной. Причины я вижу две. С одной стороны, западные политики, скорее всего, сочли, что такое давление не может быть достаточно сильным, так как российская власть зависит не от степени развития бизнеса и масштабов генерируемых им налогов, а по большей части от оприходования сырьевой ренты, «пропускаемой» через государственные корпорации, таможенные органы и налоговое ведомство.

Слияние бизнеса и власти

С другой стороны, стало понятно, что западная правовая система требует щепетильного и конкурентного доказывания вовлеченности каждого конкретного подозреваемого предпринимателя в то или иное незаконное действо — и поэтому просто так ввести в отношении них санкции довольно сложно (а всякого рода unexplained wealth orders вообще проблематичны в отношении тех, кто годами декларирует высокие доходы и вовлечен в более или менее понятный и легальный бизнес).

Иначе говоря, Минфин и Госдепартамент США согласились в том, что сегодня в России нет олигархов, которые способны, используя свое положение в бизнесе, активно влиять на государственную власть и определять ее шаги. Опубликованный список говорит о том, что бизнес в России воспринимается сегодня как либо независимый от власти (даже если он работает с государственными компаниями или бюджетными заказами — ведь иное и невозможно в стране, где госсектор составляет до половины экономики). Либо как осознанно инкорпорирующийся в государственные структуры для обеспечения большей безопасности для самого себя, уничтожения конкурентов или создания особых условий работы, но не как диктующий власти, что ей следует делать. Санкции против такого бизнеса и таких «бизнесменов» будут множиться, так как сама данная тактика воспринимается как наиболее опасный вид коррупции, поддерживающей существующее в России мафиозное государство.

Это, как мне кажется, переломный момент в отношении Запада к России: если в 1990-е годы казалось, что бизнес захватил государственную власть, то в 2010-е мейнстримом стало обратное утверждение. Именно поэтому санкционный список от 6 апреля предполагает, что американские граждане и компании не могут вести бизнес с теми, кто является не столько предпринимателем, сколько агентом агрессивного государства и получает прибыли и преимущества не только от разнообразных действий последнего, на которых могут обогатиться и другие инвесторы, но непосредственно от обслуживания его нужд и решения ставящихся им задач.

Логичными выглядят и заморозка их активов в юрисдикции США, и возможное автоматическое распространение санкций на других лиц, которые сознательно осуществляют транзакции от имени или по поручению фигурантов списка в американской юрисдикции. Последнее понятие ввиду экстратерриториальности законодательства США выглядит очень широким.

Запад постепенно расширяет список тех российских государственных чиновников, которые в той или иной мере ответственны за текущий политический курс Российской Федерации (напомню, что особо значимые фигуры типа Игоря Сечина, Сергея Чемезова, Сергея Шойгу и многих других уже давно включены в списки «первой волны»). И сегодня мы увидели, где проходит логическая граница этого списка — граница того круга, за пределами которого начинается может быть и не симпатичная для некоторых радетелей социальной справедливости и этических стандартов, но с точки зрения западных политиков, нормальная Россия. Россия, у многих представителей которой появился достойный повод выпить. У некоторых – впервые за долгие месяцы.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 6 апреля 2018 > № 2559388 Владислав Иноземцев


США. Эстония. Латвия. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 апреля 2018 > № 2559360

Выступление генерал-лейтенанта Г. Макмастера на обеде в Атлантическом совете в честь Балтийского саммита

The White House, США

Благодарю вас, генерал Джим Джонс. И спасибо за вашу совместную работу с Фредом Кемпом и Деймоном Уилсоном по организации этого замечательного сегодняшнего мероприятия и за приглашение всех нас на обед.

Президент Кальюлайд, президент Вейонис, министр Линкявичус, многоуважаемые гости и коллеги из США и из стран-союзниц. Для меня честь выступать перед вами этим вечером по случаю американо-балтийского саммита столетия. Я еще раз хочу поздравить Эстонию, Латвию и Литву со столетней годовщиной их независимости.

Мы рады возможности отметить эту важную историческую веху вместе с вами в Вашингтоне, начиная столетие возобновленного партнерства между нашими странами.

Как сказал сегодня президент, Соединенные Штаты никогда не отказывались от признания независимости прибалтийских республик.

В 1940 году, когда в ваши страны вторгся Советский Союз, исполнявший обязанности госсекретаря Самнер Уэллес выступил со знаменитой декларацией Уэллеса.

В этой декларации Уэллес с уверенностью написал о том, что американский народ выступает против «любой формы вмешательства одного государства, каким бы сильным оно ни было, во внутренние дела другого государства, каким бы слабым оно ни было».

При несоблюдении суверенитета, продолжил Уэллес, «невозможно сохранить саму основу современной цивилизации».

После смелой и исторической декларации Уэллеса и на всем протяжении последовавшей затем советской оккупации Соединенные Штаты продолжали настаивать на суверенитете прибалтийских республик.

Все это время мы уверенно демонстрировали флаги независимой Эстонии, Латвии и Литвы рядом с нашим собственным флагом.

Сегодня мы отмечаем эти величественные исторические события в очень важный момент для наших стран и для всего мира. Важный — потому что мы ведем принципиальную борьбу между нашими свободными и открытыми обществами и закрытыми и репрессивными системами.

Ревизионистские и репрессивные державы пытаются подорвать наши ценности, наши институты и наш образ жизни.

Чтобы отстоять и сохранить наш суверенитет, мы должны набраться той убежденности, которая вдохновляла Уэллеса и придавала сил народу прибалтийских стран в годы советской оккупации.

Взяв на вооружение эту убежденность, мы преодолеем новые угрозы, включая те, которые представляет собой усиливающаяся российская агрессивность во всем мире.

Со времен кибератак на Эстонию в 2007 году и вторжения в Грузию годом позже Россия использует старые и новые формы агрессии для ослабления наших открытых обществ и основ международного мира и стабильности.

Эстония, Латвия и Литва стали мишенями для так называемой гибридной войны со стороны России. Это губительная форма агрессии, в которой сочетаются политические, экономические, информационные и кибернетические посягательства на суверенные страны.

Россия использует утонченную стратегию для достижения поставленных целей, но таким образом, чтобы это не вызвало военный ответ со стороны подвергшегося посягательству государства. Среди ее тактических приемов — внедрение в социальные сети, распространение пропаганды, информационные войны и иные формы диверсий и шпионажа.

Некоторые страны очень долго закрывали глаза на эти угрозы. Россия беззастенчиво и лживо отрицает свои действия, а нам пока не удалось заставить ее платить по счетам.

Самоуверенность Кремля усиливается, а его агенты проводят целенаправленные кампании по подрыву нашего доверия к самим себе и друг к другу.

В прошлом месяце Россия совершила покушение на убийство при помощи боевого отравляющего вещества нервно-паралитического действия, поставив под угрозу жизни 130 с лишним людей, среди которых было несколько детей.

Это была первая атака с применением нервно-паралитического газа в Европе после окончания Второй мировой войны. Это было посягательство на суверенитет Соединенного Королевства. А применение химического оружия государством является явным нарушением Конвенции о запрещении химического оружия.

Россия также проводит многочисленные кибератаки против свободных стран. 15 марта администрация Трампа опубликовала доклад, в котором осудила российское правительство за злонамеренные и умышленные кибернетические нападения на важнейшие объекты американской инфраструктуры, включая энергетический сектор.

Кроме того, нам известно, что именно Россия стояла за недавней кибератакой с использованием вредоносной программы «НотПетя» (NotPetya), ущерб от которой составил миллиарды долларов.

Далее, за прошедший год Россия неоднократно осуществляла перехват самолетов и кораблей США, их союзников и партнеров в скандинавско-балтийском регионе, создавая угрозу свободе судоходства и ненужную опасность для нашего личного состава.

Возможно, Путин считает, что он побеждает в этой войне нового типа. Возможно, он верит, что своими агрессивными действиями в парках Солсбери, в киберпространстве, в воздухе и на море сумеет подорвать нашу веру в себя, в наши институты и в наши ценности.

Наверное, он считает, что наши свободные страны слабы и не станут отвечать на его провокации.

Но он ошибается. Российская агрессия только укрепляет нашу решимость и уверенность. Мы все можем и должны помочь Путину понять эту серьезную ошибку.

Мы можем показать ему пляжи Нормандии, где оставшиеся до сих пор воронки и пулевые отверстия свидетельствуют о решимости Запада приносить жертвы на алтарь нашей свободы.

Мы можем отвезти его в наши концертные залы и театры, где музыка и искусство нашего народа говорят о нашей свободе созидать, творить и мечтать.

Мы можем провести его по нашим университетам, где свободный обмен идеями между молодежью демонстрирует нашу свободу познавать, высказываться и достигать самых высоких целей.

Мы можем показать ему величественные здания здесь, в Вашингтоне, где в камне высечены слова о том, что у нас есть свобода вероисповедания, что мы равны перед законом, и что мы выступаем против «любой формы тирании над человеческим разумом».

Мы можем познакомить его с народом Эстонии, Латвии и Литвы, который пережил разруху Второй мировой войны, многолетнюю советскую оккупацию и коммунизм, и вышел из этих испытаний гордым, сильным, независимым, свободным и процветающим. Это три самые творческие и новаторские нации на земле.

И тогда Путин может задуматься о том, как устремления российского народа связывают его население с нами, несмотря на попытки Кремля посеять разногласия за рубежом и подавить свободу дома.

В этом зале сегодня находятся избранные должностные лица, государственные служащие, интеллектуалы и лидеры из частного сектора. Мы общаемся, не опасаясь того, что наши мнения приведут нас в тюрьму, к пыткам и к гибели близких.

Мы можем задать людям мира простой вопрос: хотите ли вы быть частью маленького клуба диктатур, которые проводят свои встречи в Москве, Тегеране, Дамаске, Гаване, Каракасе и Пхеньяне?

Или же вы хотите быть частью нашего клуба свободных народов, которые соблюдают суверенитет, права человека и власть закона?

Я думаю, что наш клуб лучше.

Пора разоблачить тех, кто приукрашивает и оправдывает коммунистические, авторитарные и репрессивные государства, которые пытают, порабощают, угнетают и убивают собственный народ.

Даже в США и других свободных странах находятся журналисты, ученые, государственные деятели и, что печальнее всего, молодые люди, которые придерживаются идеализированных взглядов на тиранию и репрессивные режимы.

Четкое и ясное представление о жестокости репрессивных государств и идеологий составляет основу Стратегии национальной безопасности нашего президента.

Вступив в должность, президент неоднократно говорил правду об этих кровожадных режимах и деспотичных идеях.

Мы слышали эту правду в Организации Объединенных Наций. Мы слышали эту правду в Эр-Рияде. Мы слышали эту правду в Варшаве. Мы слышали эту правду в Сеуле. И мы слышали эту правду здесь, в святилище нашей демократии, когда Чи Сон Хо (Ji Seong-ho) поднял свои костыли высоко над головой в знак демонстративного неповиновения.

История репрессий и самовластия — это история краж, пыток, убийств и тяжких человеческих страданий. Но она не стала уделом прошлого.

В настоящее время мы ведем соперничество с репрессивными и авторитарными системами, отстаивая свой образ жизни и защищая наши свободные и открытые общества. Мы должны быть уверены в себе. Мы должны быть активны. Мы не можем быть пассивными, надеясь на то, что нашу свободу защитят другие.

Призыв к соперничеству, а также к сотрудничеству с теми, кто разделяет наши принципы, и к содействию позитивным изменениям также является центральным элементом президентской Стратегии национальной безопасности.

За прошедший год Соединенные Штаты, наши союзники и партнеры многое сделали для защиты наших институтов и нашей свободы.

На прошлой неделе, отвечая на российскую атаку с применением нервно-паралитического отравляющего вещества, многие страны мира, включая Соединенные Штаты и прибалтийские республики, объявили о скоординированной высылке российских официальных представителей из своих стран. Соединенные Штаты помогли организовать ответ НАТО и государств-единомышленников. Количество выдворенных представителей увеличивается.

По состоянию на прошлую пятницу почти 30 стран выслали более 150 российских официальных лиц. Эти действия представляют собой самое масштабное коллективное выдворение российских разведчиков за всю историю.

В США президент Трамп распорядился выслать российских сотрудников разведки и закрыть российское консульство в Сиэтле. Эти действия также помогут защитить наши демократические институты и процессы, поскольку российские сотрудники осуществляют настойчивую и последовательную кампанию пропаганды, дезинформации и политической подрывной деятельности.

В апреле прошлого года Соединенные Штаты и еще восемь стран создали новый Европейский центр по борьбе с гибридными угрозами для защиты от новых форм агрессии и подрывной деятельности.

Эстония, Латвия и Литва, которые первыми испытали на себе удары со стороны России в киберпространстве и социальных сетях, оказывают неоценимую помощь и содействие этому центру.

Администрация Трампа также продолжает вводить санкции и применять другие карательные меры против российских организаций за посягательства на нашу кибербезопасность, за нападения на нашу инфраструктуру и за иные поползновения на суверенные права США и их союзников.

Кроме того, Соединенные Штаты существенно увеличивают финансирование Европейской инициативы сдерживания (European Deterrence Initiative), в рамках которой американская армия и армии союзников в Европе получают миллиарды долларов для сдерживания российской агрессии и предотвращения конфликтов.

Таким образом, мы не сидим сложа руки, а действуем. Но нам необходимо признать, что все мы должны делать больше для реагирования на российскую агрессию и для ее сдерживания, особенно в четырех исключительно важных областях.

Во-первых, мы должны соперничать с ней в рамках противодействия так называемой гибридной войне, как называют новую форму активных мероприятий и маскировки из советской эпохи.

Мы должны реформировать и интегрировать наши военные, политические, экономические, правоохранительные и информационные инструменты власти для сдерживания и устранения угроз нашему суверенитету.

Во-вторых, мы должны активизировать перемены. Мы должны инвестировать средства в кибернетическую инфраструктуру для защиты наших данных, базы инноваций и инфраструктурных объектов от шпионажа и краж. Для сдерживания агрессора мы должны быть готовы заставить его дорого заплатить за свою киберагрессию.

В-третьих, все мы должны сотрудничать и нести общую ответственность за эти и другие усилия в сфере безопасности.

В то время как Соединенные Штаты выделяют на Европейскую инициативу сдерживания почти 10 миллиардов долларов, многие страны НАТО, в отличие от прибалтийских республик, до сих пор не выполняют принятые в Уэльсе обязательства тратить на оборону как минимум два процента своего ВВП.

Наша общая безопасность требует, чтобы каждый вносил свой вклад.

И наконец, мы все должны осознать, что наши действия зависят от сохранения стратегической уверенности, от нашей воли и желания отстаивать свои ценности и свой образ жизни.

В своей декларации от 1940 года в подтверждение независимости прибалтийских стран Самнер Уэллес сделал предельно ясное заявление: «Народ Соединенных Штатов выступает против захватнической деятельности вне зависимости от того, как она осуществляется: с применением силы или посредством угрозы ее применения».

Благородная декларация Уэллеса навсегда объединила американцев и наших прибалтийских братьев и сестер в рамках партнерства, основанного на соблюдении суверенитета, свободы и власти закона.

Как сказала сегодня президент Кальюлайд, пока мы верим в эти основополагающие принципы, гордимся своей историей и сохраняем верность своим ценностям, наши страны будут сильными, безопасными и свободными.

Это большая привилегия — служить Соединенным Штатам на протяжении 34 лет. Сегодня, на последнем для меня мероприятии в официальном качестве я испытываю гордость, обращаясь к аудитории, которая в полной мере понимает цену вопроса для наших свободных и открытых обществ.

Я уверен, что свобода одержит верх над угнетением. Но мы должны крепить решимость, должны нести совместную ответственность, содействовать позитивным изменениям и эффективно соперничать в новых областях.

Победа свободных обществ не является предопределенной. Не существует той арки истории, или так называемого «конца истории», который обеспечил бы нам успех.

За нашу свободу сражались храбрые мужчины и женщины. Они сражались с пером в руке, как это делал Уэллес в 1940 году. Они сражались с мечом в руке, как это делали ваши отважные борцы за независимость в 1918 году.

Сегодня судьба наших свободных и открытых обществ, нашего образа жизни по-прежнему зависит от нашей веры в свои ценности, от нашей гордости за свое наследие и от нашей готовности защищать свою свободу.

Благодарю вас за оказанную мне честь быть сегодня с вами. Это настоящая привилегия. Спасибо.

США. Эстония. Латвия. РФ > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 апреля 2018 > № 2559360


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 апреля 2018 > № 2559352 Фарид Закария

Трамп злоупотребляет внешней политикой США

Соединенные Штаты привыкли быть особенными. И переговоры с Северной Кореей могут повернуть историю совсем в другое русло.

Фарид Закария (Fareed Zakaria), The Washington Post, США

Начиная от ежедневных разведывательных брифингов и заканчивая укомплектованием Госдепартамента — Трамп не соблюдает устоявшейся процедуры почти ни в чем. Но наиболее разительное отличие действующего американского президента от предшественников заключается в его манере высказываться. Обычно руководители США бережно подбирали слова — верили, что таким образом поддерживают авторитет страны-лидера.

И тут появляется Трамп со своей привычкой разбрасываться словами. На протяжении своей президентской кампании он критиковал Саудовскую Аравию как страну, которая «стремится убивать геев и держать женщин в рабстве», а затем, уже в качестве президента, посетил королевство и тепло поздравил его правителей. Трамп называл НАТО устаревшим, а потом передумал. Трамп сказал, что китайские валютные мошенники «насилуют» США, но потом выяснилось, что он ошибался.

Легкомысленная риторика и голословные угрозы имели негативные последствия. Став президентом, Трамп угрожал Китаю признать независимость Тайваня. Китайское правительство назвало это блефом и заморозило отношения с Вашингтоном. Трампу пришлось позвонить Си Цзиньпину и «съесть свои слова».

Но есть ситуации, где такое «легкомыслие» может сработать. Пытаясь решить вопрос с Северной Кореей, Трамп обещал стране невиданные «огонь и ярость» — то есть делал все, чтобы склонить Ким Чен Ына к переговорам. Сторонники американского президента считают, что такие маневры приведут к договоренностям, которые намного превзойдут ожидания консерваторов.

Надеемся, так и будет. Но пока под всем этим цирком угроз просматривается важная деталь: это Трамп, а не Ким Чен Ын пошел на уступки. Долгое время США стояли на том, что пока Северная Корея не сделает конкретных шагов в сторону денуклеаризации, переговоров не будет. Мол, администрация не преподнесет им такого подарка в ответ на усиление ядерного потенциала.

На таком фундаменте легко играть со словами. К тому же не следует забывать, что у Кима может быть собственная блестящая стратегия. Он взял курс на быстрое наращивание ядерного арсенала, увеличил количество ракет, которые могут нанести удар любой точке мира, создал атмосферу глобального напряжения и даже испортил отношения с Китаем. И теперь, когда ядерный арсенал готов, Ким стремится примириться с китайцами, ищет точки соприкосновения с Южной Кореей и предлагает Вашингтону переговоры.

Хорошо, если бы на этом этапе Трамп отказался от старой тактики и взялся за какую-то новую. Было бы целесообразнее, если бы США согласились на нечто меньшее, чем на желанную полную денуклеаризацию — кто знает, может со временем Трампу удастся каким-то образом продать трофей.

В этой истории есть еще одна сторона, более волнующая. Администрация тяжело налаживала торговлю с Южной Кореей, а затем объявила о соглашении, которое, дескать, дает США существенные льготы. Хотя на самом деле их скорее можно считать символическими — такими, которые лишь формально демонстрируют доминирование Администрации. Южная Корея согласилась увеличить объем экспортных поставок американских автомобилей: от 25 до 50 тысяч в год. Этого и без договоренностей было легко достичь: в прошлом году ни одна американская компания не смогла продать Южной Корее больше 11 тысяч машин.

США до сих пор остаются суперсилой. Ну а союзники пытаются приспособиться. Администрация Трампа и в дальнейшем может выдвигать свои нелепые требования и получить в ответ какие-никакие льготы — в конце концов, никто не хочет идти на откровенное обострение отношений с США. Если Трамп сказал, что европейцы вынуждены будут смириться с некоторыми изменениями в иранском ядерном соглашении, то они так и сделают. Они ведь не хотят, чтобы соглашение сорвалось, а на Западе начался хаос.

И это отнюдь не признак силы — скорее злоупотребление ею. Когда Джордж Буш заставил ряд стран поддержать войну в Ираке, это не усилило американский авторитет, а наоборот, привело к его ослаблению. И в этом проявляется нечто большее, чем просто президентская тактика.

США привыкли к особому отношению к себе. Например, с целью заставить иностранные банки платить штрафы и осуществлять расчеты, в штате Нью-Йорк по привычке используют силу доллара в качестве мировой резервной валюты. Это работает — но и порождает огромную неприязнь и побуждает такие страны, как Китай, искать этой системе альтернативу. Потому что нынешняя предполагает слишком много привилегий для США.

За последние сто лет Соединенные Штаты смогли завоевать авторитет и получить политические дивиденды. Сейчас же администрация Трампа рискует всем этим ради кратковременного политического преимущества. Так недолго и вовсе исчерпать свой потенциал.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 6 апреля 2018 > № 2559352 Фарид Закария


Россия. США > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > snob.ru, 5 апреля 2018 > № 2560688 Владислав Иноземцев

Вызовы новой экономики

Владислав Иноземцев

Колумнист «Сноба» размышляет о том, что российским компаниям необходимо сделать для конкуренции с гигантами технологического мира

Разговоры о модернизации в России затихли давно, однако задача обеспечения хотя бы локального технологического развития сохраняет свою актуальность. 2000-е годы прошли во всем мире под знаком увлечения традиционными отраслями: дорожали нефть и иные виды сырья, экономики индустриального типа развивались быстрее западных, к тому же всем был памятен эпический крах доткомов в первые годы нового столетия. Однако, как и в 1970-е и 1980-е годы, ренессанс прошлого оказался временным и в прошлом году мы впервые за тридцать лет увидели в первой пятерке самых дорогих компаний мира по итогам каждого квартала только американские корпорации, причем по итогу года все они — Apple, Alphabet, Microsoft, Amazon и Facebook — представляли «новую экономику».

Сегодня одна Apple стóит больше, чем все российские публичные компании, вместе взятые — как и Microsoft превосходила их по стоимости, например, в 2001-м. С этой точки зрения все наши «вставания с колен» не привели ровным счетом ни к чему. Российская экономика оценивается мировым рынком не дороже, чем одна лидирующая американская компания с персоналом в пятнадцать раз меньшим, чем взрослое население аннексированного Крыма (обо всей стране я и не говорю). Может ли ситуация измениться, или мы обречены жить в нынешней «системе координат», лишь иногда корректируя ее вследствие проявления непредсказуемых колебаний глобальной конъюнктуры?

Ответить на этот вопрос невозможно: все зависит от политического выбора, от решимости властей произвести революцию в российском отношении к технологиям и их развитию. И так как на царящие в Кремле настроения мы повлиять не можем, отметим хотя бы несколько важных особенностей, которые характеризуют сегодняшнее высокотехнологичное хозяйство и без учета которых нельзя даже надеяться на то, чтобы найти свой собственный путь в высококонкурентном мире.

— Современная высокотехнологичная (при всей условности этого термина) экономика отличается от индустриальной прежде всего тем, что главную роль в ней играет не производитель, а потребитель. Масштабы выбора, возникшие в последние десятилетия, таковы, что конкуренция между коммуникаторами от Apple и другими мобильными телефонами — это не то же самое, что конкуренция между различными типами холодильников или стиральных машин. Все большее количество товаров и услуг начинают нести в себе статусные и скрытые смыслы, предполагают принадлежность к определенному сообществу, удовлетворяют не материальные, а психологические потребности пользователей. Характерно, что все «взорвавшие» фондовые котировки компании действуют в секторах, максимально ориентированных на личностные качества человека: общение и стремление к социальному признанию (Facebook), статусное потребление и подчеркивание принадлежности к группе (Apple), стремление получить желаемое не в некоей перспективе, а «здесь и сейчас» (Amazon). Компании, ориентированные на В2В-проекты, не смогут достичь подобных результатов — а именно «промежуточные» продукты всегда были сильной стороной российского инновационного сектора, а спрос на них формировался крупными компаниями или «оборонкой». Поэтому сегодня не стоит замахиваться на то, чтобы повторить успех лидеров: куда правильнее в рамках «зонтичных» структур (таких, например, как «Роснано») выращивать «монопродуктовые» компании и либо выводить их на биржу, либо довольствоваться непубличным присутствием в тем не менее высоко маржинальном рынке частных технических решений. Пока нам стоит довольствоваться созданием новаций, которые впоследствии будут использованы другими (вспомним, что, например, сенсорный экран был изобретен в 1965-м, запатентован в 1972-м, и начал использоваться в середине 1980-х General Motors в автомобилях Buick и Casio — в своих калькуляторах, но лишь с появлением первого iPhone «пошел в массы»), однако защищать свое технологическое первенство и стремиться максимизировать обусловливаемые им доходы.

— Из сказанного следует и второй важный момент: успех в новых условиях наиболее вероятен у компаний, ориентированных на узкий сегмент рынка и доводящих до совершенства как свою технологию, так и способы общения с ее потребителями. Традиционный «отраслевой» подход, доминировавший долгое время в российской экономике, оказывается в такой ситуации естественным тормозом нашего развития. Соответственно, важнейшей задачей становится «переформатирование» как самой экономики, так и наших взглядов на нее: государству через имеющиеся у него инструменты (холдинговые структуры типа «Ростеха» и «Роснано», фонды типа «Сколково», ФАНО и ведущие университеты) стоит продвигать повестку дня, завязанную на «точечные» инновации и максимально гибкие коммерческие структуры, которые смогут их коммерциализировать. Технологический прогресс XXI века отличается от прогресса ХХ-го: если раньше «военка» или машиностроение создавали новые технические решения, которые позже начинали использоваться в гражданских отраслях, ориентированных на конечного потребителя, то сейчас технологический трансферт происходит в обратном направлении. В стране сейчас очевидно не хватает компаний последнего типа — и поэтому реалистичной задачей я бы видел развитие хотя бы тех «промежуточных» звеньев, о которых говорил выше. Задача состоит в стимулировании частных инноваторов и инвесторов на разработку новых «точек роста», которые могут затем встраиваться в самые разные сектора экономики, а не во «фронтальном наступлении» в какой-либо отрасли, которая впоследствии может оказаться тупиковой. Более того, учитывая сложную обстановку, в которой функционирует российская экономика и ее зависимость от глобальной политики, следовало бы акцентировать внимание на таких технологиях, которые не касаются отраслей, испытывающих серьезное влияние политических факторов (т. е. лучше создавать нанопокрытия для автомобильных стекол, чем элементы защиты ядерных реакторов, инвестировать в материалы для строительства, чем в ракетные технологии, и т. д.).

— Не менее важным моментом является совершенно новый тренд на постоянное удешевление продукции, задаваемый «новой экономикой». Если раньше его демонстрировали лишь на повышении быстродействия компьютеров и увеличении емкости жесткого диска при снижении цены, то с начала 2000-х годов этот тренд был продолжен за счет соединения различных функций в одном девайсе (современный смартфон сочетает в себе телефонный аппарат, планшет для выхода в интернет, фотоаппарат, диктофон, часы, таймер и с десяток других назначений), а с 2010-х — за счет появления и распространения полностью бесплатных для потребителя опций (Skype, отказ от взимания платы сервисами электронной почты, Facebook, система передачи сообщений и звонков в iMessages и Telegram, и т. д.). При этом целый ряд продукции, коммерциализированной несколько десятилетий назад (в первую очередь сами персональные компьютеры) окончательно переходит в традиционный сектор, и практически перестает и снижаться в цене, и качественно наращивать свои функции — зато попытки навязать потребителю относительно монофункциональный продукт по высокой цене практически всегда терпят провал, как это случилось с iWatch или Google Glass. Быть же на острие конкуренции означает быть готовым устойчиво повышать качество своего продукта без повышения издержек, а также обязательно предлагать потребителю некий набор бесплатных услуг. Здесь перед «новыми» российскими технологическими предпринимателями, действующими в рамках государственных холдингов и фондов, стоит крайне сложная задача слома характерного для российского (и еще советского) государства тренда на решение задач «любой ценой»; если им удастся изменить этот стереотип, именно с таких структур могут начаться перемены во всей системе управления отечественной экономикой.

— Еще одним очень важным обстоятельством является локализация места производства продукции или оказания услуг. Сегодня возникает консенсус относительно перспектив биотехнологий и передовых технологий использования возобновляемой энергии как очередных драйверов «новой экономики». Проблема, однако, состоит в том, что потребление новых продуктов в этой сфере территориально привязано к определенным локальностям. В случае с Facebook вы можете загрузить мессенджер везде, где есть мобильная связь — но Amazon опирается на гораздо более сложную логистику компаний срочной доставки, которые есть не везде. Новые методы лечения на основе нанотехнологий могут быть изобретены где угодно, как и нанопокрытия для медицинских инструментов или нанооболочки для лекарств — но применять их (и получать основную прибыль) будут там, где медицинские услуги доведены до совершенства, а рынок наиболее широк. Это предполагает необходимость приспособления к новым реалиям глобальной экономики и их использование. Прежде всего российские инноваторы должны сосредотачиваться на максимальном обеспечении прав на свои изобретения; Китай сегодня подает в 43 раза больше патентных заявок, чем Россия — и это один из факторов быстрого роста технологического сектора в этой стране. Мы, я полагаю, должны принимать в расчет, что нам будет крайне сложно обрести возможность прямого доступа к конечному потребителю, и поэтому необходимо получать гарантии международного признания наших разработок и скорее создавать совместные с западными фирмами компании для их коммерциализации, чем пытаться наладить производство конечного продукта в России.

— Наконец, следует сказать пару слов об особенностях финансирования сектора новых технологий. Здесь не действуют очень многие традиционные принципы, которые предполагали высокую предсказуемость отдачи тех или иных инвестиций. Именно поэтому фундаментально важными оказались два новых подхода. С одной стороны, для создания необходимой для развития «новой экономики» среды государство должно фактически спонсировать исследователей, не ожидая отдачи (это было институционализировано в т. н. Законе Бэя-Доула, принятом в США в декабре 1980 г., но практически нигде не было повторено — про Россию мы и не говорим). С другой стороны, компании, которые пытаются делать первые шаги со своими изобретениями, должны иметь возможность практически бесплатного (и даже невозвратного) фондирования во впечатляющих масштабах (тот же Amazon показывал убытки четыре года после своего выхода на биржу, компенсируя их продажей частей пакета акций, принадлежавшего его основателям). Во многом это объясняет, почему «взрыв» новых технологий и новых коммуникационных форм произошел именно в США, где традиционно была сильна культура рискового и венчурного финансирования через использование фондового рынка (которая в России, собственно говоря, отсутствует до сих пор). Кроме того, нужно иметь в виду, что «новая экономика» является важным подспорьем для бюджета прежде всего тогда, когда она порождает класс богатых граждан, преуспевающих налогоплательщиков, а не сама по себе: тот же Apple в 2016 году заплатил в американский бюджет 13,9 млрд долларов, или 2,1% от средней капитализации компании, а, например, «Газпром» выплатил в российский бюджет в 2017 году почти 2,2 трлн рублей, что соответствовало… 76% его рыночной оценки. Так что нормальной средой для развития современных технологических компаний могут быть только те страны, правительства которых не научились «разевать роток» на то, что им не принадлежит, не надеются радикально поправить свои финансовые дела за счет развития «новой экономики» и не боятся появления богатого и независимого «среднего класса».

Можно продолжать оценивать те особенности, которые приносит в мир современная «новая экономика», но пора, наверное, перейти к некоторым выводам относительно того, насколько возможно ее строительство в России и к чему оно может привести.

На мой взгляд, структуры типа «Роснано», «Сколково», разного рода наукограды и т. д. находятся сегодня в сложной ситуации, так как государство дало им некоторые важные инструменты для развития, но ожидает от них практически недостижимых результатов (отсюда, я думаю, проистекает и критика, которая часто слышится в их адрес). Чтобы не утратить того задела, который уже сделан, не остановить движение в правильном направлении, сегодня как никогда важно скорректировать задачи и пересмотреть ожидаемые результаты. Технологическим компаниям, которые действуют при государственной поддержке, я бы советовал сосредоточиться на проектах, имеющих конкретное практическое значение. Например, почему бы не заняться наноприсадками к бетону, разработка которых ведется в стране начиная с 1980-х годов, и которые могут радикально изменить методы строительства, если довести технологию их производства «до ума» и применить государственные рычаги для изменения строительных СНИПов? Или обратиться к банальным газовым горелкам с объемной матрицей, обеспечивающим направленное пламя даже на простой газовой плите — применение нанотехнологий в этой сфере может сэкономить до четверти всего потребляемого населением природного газа. Я не говорю про те же солнечные батареи или оконное стекло с нанопокрытием, которое позволит сократить затраты на отопление в районах с холодным климатом, но значительной инсоляцией, да и про многое другое. Используя свою близость к государству, эти компании должны — просто обязаны, я бы сказал — не только продуцировать инновационные технологии, но и лоббировать изменение стандартов и технических регламентов, которые сегодня практически закрывают собственно российский рынок для большинства их изобретений. Не стоит забывать, что важнейшие рывки в области прикладных технологий как раз в тех сферах, которые могли бы стать наиболее перспективными для «Роснано» (строительные материалы, топливо, энергосбережение и т. д.) были обусловлены в Европе действиями правительств, последовательно стимулировавшими технологический прогресс ужесточением стандартов.

Россия сегодня не только отстала от многих глобальных трендов, но она, как становится все яснее, стремится обособиться от них, не воспринимая их как «руководство к действию». Это политический выбор, и спорить о нем сейчас, наверное, уже бесполезно. Поэтому следовало бы спуститься с небес на землю и серьезно подумать о том, что могут сделать государственные технологические компании в огосударствленной экономике, опираясь на свою близость к политической элите. Подумать о конкретных вещах и о том, какую пользу они могут принести стране.

Россия. США > Госбюджет, налоги, цены. Образование, наука > snob.ru, 5 апреля 2018 > № 2560688 Владислав Иноземцев


США. Китай. Россия > Армия, полиция > carnegie.ru, 5 апреля 2018 > № 2560670 Александр Гольц

Угроза, которую пока не замечают

Александр Гольц

Военный эксперт Александр Гольц анализирует доклад Фонда Карнеги «Entanglement: Chinese and Russian Perspectives on Non-nuclear Weapons and Nuclear Risks»

Циники утверждают, что мир — не более чем краткий промежуток между войнами. Спустя четверть века после завершения первой холодной войны новая глобальная конфронтация стала фактом. Несколько директивных документов в сфере безопасности и обороны, только что одобренных американским президентом Дональдом Трампом, убедительно свидетельствуют о том, что Россия и Китай рассматриваются ныне в США как «ревизионистские державы», пытающиеся противопоставлять себя Вашингтону. Хотя авторы этих документов не устают повторять, что не считают Москву и Пекин военными противниками, тем не менее намерены сдерживать их. Наиболее отчетливо это проявляется в сфере ядерных вооружений. Недавно опубликованный в США Nuclear Posture Review (NPR), который представляет собой план развития американских ядерных сил, не скрывает, что это развитие будет осуществляться именно с целью сдерживания России и Китая.

При этом нынешняя ситуация представляется даже более сложной, чем в период предыдущей холодной войны. К полному недоверию, которое испытывают друг к другу все участники противостояния, прибавилась еще одна угроза, в существовании которой политики пока что не отдают себе отчета. В результате научно-технического прогресса неядерные вооружения начали играть существенную, но до сих пор не очень ясную роль в системе стратегического сдерживания. Речь идет прежде всего о крылатых ракетах большой дальности, гиперзвуковом оружии, системах противоракетной обороны и противоспутниковом оружии. Более того, возник феномен «переплетения» — смешения ядерного и неядерного оружия. Это смешение чревато неверной интерпретацией действий потенциального противника. Мировая война может начаться не в результате чьей-то широкомасштабной агрессии — к ней может привести цепь военных операций в ходе локальных конфликтов, в которые вовлечены «глобальные оппоненты». Грубо говоря, удар крылатыми ракетами (неважно, российскими или американскими) по какому-нибудь объекту в Сирии может при скверном стечении обстоятельств обернуться прямой американо-российской конфронтацией. И, как следствие, возрастает опасность непреднамеренного перерастания неядерного конфликта во всеобщую ядерную катастрофу.

Тому, как понимают этот риск в России и КНР, посвящен доклад Фонда Карнеги «Entanglement: Chinese and Russian Perspectives on Non-nuclear Weapons and Nuclear Risks» (дословно: «Переплетение: российские и китайские взгляды на неядерные вооружения и ядерные риски»), написанная ведущими экспертами двух стран. Российские взгляды представлены Алексеем Арбатовым, Владимиром Дворкиным и Петром Топычкановым, китайские Тун Чжао и Ли Бинем. Редактором выступил Джеймс Эктон.

Очень показательно, что и российские, и китайские исследователи, исходя из военной культуры каждой страны (а они существенно отличаются друг от друга) указывают: тема непреднамеренной эскалации находится на периферии внимания тех, кто занимается военным планированием в каждой из стран. Как российские, так и китайские стратеги полагают, что конфликты не могут возникнуть случайно, они могут начаться только по воле высших руководителей. Уверенность в том, что решение о начале любого конфликта, включая ядерный, принимается рационально и осознанно, отмечается в докладе, парадоксальным образом увеличивает риск непреднамеренной военной эскалации. Ведь никто не берет в расчет риск такой эскалации, не готовится противодействовать этой конкретной угрозе.

Что еще хуже, лидеры государств порой руководствуются концепциями, которые не совсем адекватно описывают реальность. Так, российские авторы подвергают вполне обоснованному критическому разбору концепцию «воздушно-космической войны», которая последние два десятилетия играет определяющую роль в российском военном планировании. В Москве полагают, что НАТО планирует, используя неядерные крылатые ракеты, а в будущем и гиперзвуковое оружие, уничтожить российский ядерный потенциал. С появлением такого же оружия у России — морских крылатых ракет «Калибр» и авиационных Х-101 — отечественные стратеги заговорили и о своей способности осуществлять «неядерное сдерживание». При этом Арбатов, Дворкин и Топычканов подчеркивают: «Опора как на наступательное, так и на оборонительное неядерное стратегическое оружие не исключает, а наоборот, предполагает ограниченное использование ядерного оружия». Так, например, не исключена вероятность того, что тактические ядерные боеприпасы в случае локального конфликта будут атакованы случайно — только потому, что они находятся на тех же базах, что и обычные вооружения. Мало того, Россия не раз прямо заявляла, что оперативно-тактические ракеты «Искандер» могут быть использованы для нанесения удара как ядерными, так и обычными боеголовками по базам системы противоракетной обороны в Польше.

Подобные концепции, указывают авторы книги, настолько искусственны, насколько и опасны. Но будучи предложенными неопытнoму, «стратегически невежественному» лидеру, эти концепции превращаются рецепт катастрофы. И это очевидно не преувеличение. Уже упомянутый Nuclear Posture Review исходит из того, что Россия руководствуется стратегией «эскалации ради деэскалации», то есть предполагает использование ядерного оружия в локальном конфликте, с тем, чтобы принудить США и НАТО согласиться на мир на выгодных Москве условиях. В докладе Фонда Карнеги (а он вышел до появления NPR) эту стратегию называют «экзотической». При этом авторы цитируют российских приверженцев этой концепции. И вот теперь никуда не уйти от того, что эта «экзотика» стала отправной точкой для формирования стратегии противодействия России.

Трезво оценивая нынешнюю ситуацию в мире, российские авторы указывают: предотвратить угрозу, исходящую от «переплетения» ядерного и неядерного оружия, можно лишь при наличии «грандиозных политической воли и дипломатических усилий в дополнение к стратегической и технической экспертизе». Ни один из вышеперечисленных факторов сегодня не существует, констатируют Арбатов, Дворкин и Топычканов. Если же диалог в области стратегических вооружений когда-либо возобновится, то следует включить в новый Договор СНВ гиперзвуковые вооружения, вне зависимости от того, несут они ядерные или обычные боеголовки. Угрозу от крылатых ракет морского и воздушного базирования можно избежать, включив в будущие меры взаимного доверия отказ от секретной концентрации сил флота и авиации на расстоянии досягаемости от стратегических объектов других стран. Можно также выработать «реалистичное» соглашение об антиспутниковых вооружениях.

Так — с опорой на максимально возможную транспарентность — выглядел бы рациональный подход государства, которое имеет стратегический потенциал, сопоставимый с американским. Китай с его значительно меньшим ядерным арсеналом, руководствуется, как следует из главы, написанной Тун Чжао и Ли Бинем, иным подходом. У потенциального противника необходимо создать ощущение полной неопределенности относительно возможностей китайских стратегических сил и их задач. Поэтому авторы концентрируются в основном на том, какие американские вооружения и какие варианты их развертывания могут быть интерпретированы Китаем как подготовка к удару по его ядерным силам.

Так, авторы указывают, что провоцирующим фактором может быть, например, развертывание американских беспилотных подводных аппаратов в районах, где патрулируют китайские стратегические подводные лодки. Еще одну угрозу представляют собой американские комплексы ПВО THAAD, развернутые в Южной Корее. Китайские эксперты, подчеркивают авторы, уверены, что эти комплексы предназначены вовсе не для защиты от северокорейских ракет, а для перехвата ракет КНР. Приведение этих комплексов в боеготовность в Китае могут принять за подготовку к первому удару. И, наоборот, в КНР полагают возможным удар по американским спутникам в случае конфликта в Тайваньском проливе, что в США могут посчитать вовсе не локальной войной, а началом мировой. Впрочем, все китайские аналитики напирают на то, что защиту от неверной интерпретации дает гарантия Китая не применять ядерное оружие первым.

В отличие от российских авторов их китайские коллеги не рассчитывают пока на прямые переговоры между Пекином и Вашингтоном. Они советуют попробовать убедить китайское руководство в том, что США понимают свою уязвимость. И это может доказать лидерам КНР, что, опасаясь последствий, Вашингтон не предполагает одержать победу, нанеся удар неядерным стратегическим оружием.

Таким образом, доклад представляет собой одну из первых попыток (по крайней мере, в России и Китае) осознать новые угрозы, которые, с одной стороны, проистекают из возможностей новых вооружений, а с другой — из неспособности ведущих держав договориться. Однако, когда время переговоров наступит, рекомендации авторов могут оказаться чрезвычайно полезными.

США. Китай. Россия > Армия, полиция > carnegie.ru, 5 апреля 2018 > № 2560670 Александр Гольц


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 5 апреля 2018 > № 2558498 Евгений Бужинский

Интервью с российским отставным генералом Евгением Бужинским

Пол Сондерс (Paul J. Saunders), The National Interest, США

Российский генерал в отставке говорит, что отношения между США и Россией сейчас более опасны, чем были во время холодной войны.

Пол Сондерс (Paul Saunders), соиздатель «Национального интереса» (The National Interest), взял интервью у российского отставного генерала Евгения Бужинского. Бужинский ушел в отставку из вооруженных сил России в 2009 в звании генерал-лейтенанта.

Пол Сондерс: Вы недавно сказали, что конфронтация между Великобританией и Россией в связи с отравлением Сергея Скрипаля и его дочери в Солсбери «могла привести к последней войне в истории человечества». Что Вы хотели этим сказать?

Евгений Бужинский: Прошу прощения, но корреспондент «Би-би-си» (BBC) меня неправильно понял. Не между Россией и Великобританией, а между Россией и так называемым коллективным Западом, возглавляемым, между прочим, США. Этот инцидент был преступлением. При расследовании такого рода преступлений любой следователь должен задать несколько вопросов: кто от этого выиграет? Каков мотив? Потому что, поверьте мне, президент Путин — это последний человек на Земле, который попытался бы сделать такую ужасную вещь накануне российских президентских выборов и чемпионата по футболу в Москве. Это вопиющая провокация, но какова цель этой провокации? Я не знаю, слышали ли вы «экстренные новости» о том, что британская военная лаборатория не нашла никаких улик, которые свидетельствовали бы, что этот яд российского производства, и это меня ничуть не удивляет. Так что ни доказательств, ни свидетельств — однако, британское правительство сказало, что «они собрали информацию» — какую информацию?— «и на основе этой информации пришли к убеждению, что преступление было совершено русскими».

В последнее время часто задают вопрос, не началась ли новая холодная война или вторая холодная война. Я всегда утверждаю, что это еще хуже! Во времена холодной войны все было ясно: идеологическая конфронтация, но при этом определенные истины, определенные красные линии, никаких угроз, никаких санкций. Никаких ситуаций вроде той, что случилась недавно, когда американский сенатор Линдси Грэм (Lindsey Graham) призвал подавить Россию, изолировать Россию, экономически загнать Россию в угол. На мой взгляд, это очень опасная игра — пытаться изолировать и загнать Россию в угол.

— В своем заявлении, однако, Вы, мне кажется, предположили, что существует возможность реального конфликта между Россией и Западом. Как что-то такое может произойти, по Вашему мнению?

— Первое место, где может произойти подобный конфликт, — это Сирия. Недавно, несколько дней назад, когда русские поговорили с Данфордом (председатель объединенного комитета начальников штабов генерал Джозеф Данфорд (Joseph Dunford)) после того, как американцы пригрозили нанести удар в центр Дамаска, Россия сделала официальное заявление, что если Соединенные Штаты ударят по центру Дамаска, где находятся российские военнослужащие и где находится штаб-квартира российской полиции и советников, то Россия нанесет ответный удар по крылатым ракетам и носителям крылатых ракет. На мой взгляд, это очень опасно, так как крылатые ракеты США запускаются с кораблей.

— Так Вы считаете, что это заявление генерала Валерия Герасимова, начальника генерального штаба вооруженных сил России — очень серьезная угроза?

— Да, это серьезно. И я не думаю, что он шутил или сделал заявление лишь для того, чтобы удивить каких-то американцев. Нет, я абсолютно уверен, что он говорил всерьез.

Раз уж мы говорим о Сирии, есть еще вопрос химического оружия. Я ценю, что наша объединенная разведка сигнализирует и может предупредить мир о том, что это террористы, а не сирийское правительство, размещают химическое оружие в определенных местах в целях провокации. В результате телевизионные команды оказываются в правильном месте в правильное время, предотвращая такие провокации. Но я думаю, что при таких противоречивых обстоятельствах Соединенные Штаты действительно могли бы решить нанести удар по Дамаску.

— И в такой ситуации, российские военные действовали бы согласно заявлению генерала Герасимова? Многие люди в США сказали бы, что у России действительно очень мощные вооруженные силы, но президент Путин — в конечном итоге очень прагматичный человек, который знает, что объем российской экономики составляет менее 5% от общего объема экономик США и Европы, и он никогда не пошел бы на риск такой войны.

— В случае войны экономика не имеет значения. 5%, 2%, 3% — это неважно. Потому что если все закончится войной, это будет очень короткая война. Вы думаете, Россия вступит с США в войну, которая будет длиться месяцы и годы? Конечно, нет.

— Вы полагаете, что это будет ядерная война, или все закончится очень быстро из-за природы современных способов ведения войны и конвенционального оружия, которое есть в распоряжении Соединенных Штатов и России?

— Это очень трудно предугадать, но я уверен, что любая военная конфронтация между Соединенными Штатами и Россией закончится использованием ядерного оружия. Я не верю, что ядерная конфронтация может быть контролируемой. Это иллюзия, питаемая американской стороной.

— Вы видите еще где-нибудь опасность, помимо Сирии?

— Возможно, Украина, если США вмешаются. Украина начала это, Россия ответила. Но я не думаю, что это очень вероятно.

— Возвращаясь к диспуту вокруг господина Скрипаля, Великобритания призвала к солидарности своих союзников. Большинство стран НАТО также выслали российских дипломатов. США, без сомнения, исключили очень значительное число дипломатов, а также закрыли консульство в Сиэтле. Как Вы думаете, какое действие это имело внутри России? Какое послание российское правительство и российский народ извлекли из этого сильного, скоординированного ответа?

— Прежде всего, я повторю: то, что случилось с господином Скрипалем — это спланированная провокация. Я не знаю, одна ли Великобритания это планировала, но это явственная провокация в целях демонизировать и изолировать Россию. Найти предлог для высылки российских дипломатов. Вот почему я не уверен, куда этот путь конфронтаций может завести. Что станет следующим?

Например, сейчас США думают над своим ответом, они вышлют следующую порцию российских дипломатов. Россия вышлет еще 50. США снова вышлют 50. И что потом? Замораживание дипломатических отношений?

— Возвращаясь назад, Вы упомянули идею, что все это началось с британской провокации, и это, кажется, весьма распространенная в России идея, что инцидент — это какая-то провокация. А каков, по вашему мнению, мог быть мотив у британского правительства делать что-то в этом роде?

— Ну, без обид, но я полагаю, что действия Терезы Мэй были согласованы с Вашингтоном. Многие российские эксперты и наблюдатели так считают. Каков был мотив? Я не знаю, возможно, это была попытка отвлечь внимание от внутренних проблем, с которыми сейчас сталкивается Тереза Мэй. Например, каков был первый пункт повестки дня во время последнего саммита ЕС? Условия Брексита, включая те, что для Великобритании неблагоприятны. А после провокации? Россия, а также дискуссии насчет европейской солидарности вместо разговоров о Брексите. Может быть, это и было настоящим мотивом.

— Можете себе представить, очень мало кто в США и Великобритании считает правдоподобным, что британское правительство могло совершить что-то в этом роде. Как Вы думаете, есть ли какие-то свидетельства, которые подтверждали бы такой сценарий, помимо Вашего мнения, что у России мотива для такого поступка на самом деле нет, а у Великобритании есть?

— Я вам откровенно скажу: я знаю кое-кого из наших разведывательных служб, и они очень обеспокоены. Потому что господина Скрипаля обменяли в рамках системы обмена нелегальными шпионами, и есть опасения, что этот инцидент может разрушить весь механизм обмена. Какой смысл в этой системе, если людей потом убивают? Так что с российской стороны нет никакого мотива. А насчет британской стороны мы можем только догадываться.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 5 апреля 2018 > № 2558498 Евгений Бужинский


Саудовская Аравия. США > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 4 апреля 2018 > № 2559312 Андрей Ляхов

Широко шагая. Как Saudi Aramco готовится стать лидером нефтепереработки

Андрей Ляхов

доктор юридических наук, арабист, директор группы «Третий Рим»

Зачем нефтяному гиганту из Саудовской Аравии совместное предприятие с российским «Новатэком»

В конце февраля компания «Новатэк», крупнейший частный российский производитель газа, выступила с заявлением, которое удивило многих аналитиков. В своем пресс-релизе «Новатэк» (не отличавшийся до этого дня особой активностью в области международных сделок и партнерства) сообщил о подписании соглашения с государственной компанией Саудовской Аравии Saudi Aramco о «международном сотрудничестве в области реализации проектов освоения газовых месторождений, в том числе в части обеспечения поставок сжиженного природного газа (СПГ), освоения рынков СПГ, разведки и добычи газа, а также в области исследований и разработки технологий».

Мотивы, которыми руководствуется «Новатэк», кажется, вполне очевидны: «Новатэк» хочет получить средства и доступ к технологиям производства СПГ для завершения строительства терминала по перевалке СПГ («Арктик СПГ-2»), а также для судостроительного завода, который будет выпускать СПГ-танкеры. Саудовская сторона, похоже, сможет обеспечить и то, и другое. Национальная судоходная компания Саудовской Аравии (National Shipping Company of Saudi Arabia) первой в начале 1990-х занялась производством супертанкеров и СПГ-танкеров, а ее давним партнером является американская «Халлибуртон» (Halliburton) — одна из крупнейших в мире компаний, оказывающих сервисные услуги в нефте- и газодобывающей отрасли. Сама Aramco никогда не вела работы в арктическом регионе, однако она связана с обеими указанными компаниями.

А вот мотивы, которыми руководствуется Aramco, стремясь установить партнерские отношения с «Новатэком», не совсем ясны. Чтобы понять их, надо «перевернуть медаль».

Другая сторона партнерства

Сверхпредложение нефти, по-прежнему слабый спрос на нефть со стороны США, использование в Европе нормативно-правовых механизмов для снижения потребления нефти и ряд иных факторов привели к падению мирового нефтяного рынка в 2014 году. Сейчас цены на нефть демонстрируют скромный рост, отчасти благодаря заключению соглашения ОПЕК+, способствовавшего стабилизации расценок. Тем не менее стоимость барреля остается на довольно низком уровне, что представляет угрозу финансовой стабильности таких стран-экспортеров, как Саудовская Аравия. Из-за недавнего провала второго тура переговоров между «сланцевыми ковбоями» и производителями традиционной нефти, а также ввиду ожидаемого прекращения действия ОПЕК+ в конце этого года цены на нефть вряд ли будут ощутимо расти. Похоже, что оба эти события продолжат в долговременной перспективе способствовать снижению цены и спроса на нефть.

Дефицит бюджета Саудовской Аравии в прошлом году достиг $61 млрд. Чтобы закрыть бюджетную дыру, королевству пришлось запустить программу выпуска сукук. Это разрешенный законами шариата финансовый инструмент, напоминающий облигации, — благодаря очередному выпуску сукук, номинированных в саудовских риалах, некоторое время назад ближневосточное государство привлекло еще 4,85 млрд саудовских риалов ($1,29 млрд). Чтобы уменьшить дефицит бюджета, Саудовская Аравия свернула несколько крупных программ экономического развития. К примеру, программу поддержки сельского хозяйства закрыли даже до выхода на самоокупаемость. Одновременно в королевстве сократили расходы на оборону, которые усугубляли проблему возмещения ущерба, вызванного нефтяным кризисом 2014 года.

Неопределенность перспектив мирового нефтяного сектора и сильная зависимость от нефтяных доходов диктуют необходимость диверсификации экономики Саудовской Аравии с целью освобождения от нефтяной зависимости. Аналогичные процессы наблюдаются в последние годы и в других нефтедобывающих странах. Бахрейн уделяет основное внимание превращению страны в финансовый центр, а эмират Дубаи, входящий в состав ОАЭ, старается зарекомендовать себя как торговый, банковский, туристический и медиацентр.

Диверсификация экономики

В отличие от соседних стран Саудовской Аравии не удалось добиться ощутимых результатов по освобождению своей экономики от нефтяной зависимости. Исключением можно считать разве что запущенную в 1978 году программу развития сельского хозяйства. Эта программа обеспечила стране продовольственную независимость по части зерна, пшеницы и кукурузы к 2007 году. Вот лишь один пример: в 2000 году Саудовская Аравия экспортировала 1 млн тонн пшеницы. Субсидии для сельского хозяйства составляли около 20% от нефтяных доходов, стабильность которых пошатнулась после нефтяного кризиса 2014 года. Прекращение одной лишь этой программы привело к сокращению около 500 000 рабочих мест и продемонстрировало необходимость диверсификации экономики страны с целью освобождения от нефтяной зависимости.

Выход Saudi Aramco на рынок ценных бумаг и первичное размещение акций компании (IPO) правительство страны считает одним из основных методов запуска программы диверсификации своей экономики. Наследный принц Мухаммед ибн Салман, который курирует экономическую политику Саудовской Аравии и план трансформации, оценивает компанию в $2 трлн. Нынешнее намерение заключается в продаже примерно 5% акций Saudi Aramco; таким образом IPO может принести $100 млрд. Это в четыре раза больше суммы, в которую оценивалась на момент IPO компания Alibaba. Если IPO состоится, оно может оказаться крупнейшим из всех происходивших.

Саудовской Аравии IPO принесет столь необходимые ей средства для диверсификации экономики. Доходы и право собственности на Saudi Aramco перейдут к Фонду государственных инвестиций (ФГИ), государственному фонду Саудовской Аравии, который тогда станет крупнейшим в мире государственным фондом с общей ориентировочной стоимостью активов в $2 трлн, опередив аналогичный норвежский фонд общей стоимостью в $850 млрд.

ФГИ будет способствовать экономической экспансии королевства за счет увеличения объемов иностранных инвестиций, а также инвестиций в ненефтяные отрасли, такие, как финансовые услуги, горнодобывающая промышленность, технологии и другие. Еще один важный результат: после ІРО объем и качество запасов нефти Саудовской Аравии станут объектом сверхстрогого контроля и многочисленных аудиторских проверок. А это станет четким сигналом для международного бизнеса: правительство Саудовской Аравии намерено сделать все возможное и невозможное для успешной реализации плана экономических и социальных реформ с основным акцентом на избавлении от нефтезависимости и развитии сектора услуг. Эти намерения отражены в долгосрочном плане трансформации экономики под названием «Видение-2030».

Одновременно Aramco нуждается в диверсификации собственного бизнеса. Компания явно отстает от других нефтяных компаний, которые с начала 1990-х годов инвестируют в развитие альтернативных источников энергии. В отличие от остальных нефтепроизводителей Aramco не ведет сегодня и вряд ли будет осуществлять в ближайшем будущем проекты разведки и добычи за пределами своей страны.

Зачем Saudi Aramco выход на IPO

Исторически сложилось так, что Aramco всегда стремилась охватить сетью своих перерабатывающих заводов ряд других стран с очевидной целью стать крупнейшим нефтепереработчиком в мире. На сегодня ее международные нефтеперерабатывающие активы размещены на ее основных рынках: в США, Нидерландах и Китае, где Aramco удовлетворяет 10% спроса на нефть. В 2016 году, когда IPO только планировалось, компания подписала необязательный меморандум о создании совместного предприятия для строительства НПЗ в Индонезии, являющейся еще одним крупным потребителем саудовской нефти.

Эти инвестиции показывают, что Aramco стремится усилить вертикальную интеграцию и создать подразделение по производству альтернативной энергии, чтобы надолго обеспечить себе надежное существование в качестве одного из ведущих производителей энергии. Для Aramco не осталась незамеченной всеобщая тенденция к переводу большей части энергопроизводства на газовые агрегаты. Компания значительно сократила объем сжигания газа на факеле, существенно расширила свои мощности по переработке газа и в конце 2016 года приступила к строительству газового завода «Фадхили» на севере Саудовской Аравии. Капитал, который должно принести IPO, в сочетании с недавним успешным выпуском сукук поспособствует реализации этих региональных и международных проектов.

Saudi Aramco вместе с девятью другими нефтяными компаниями поддерживает Инициативу нефтегазовой промышленности в области климата — добровольную программу нефтегазовой отрасли, нацеленную на стимулирование практических действий в области изменения климата посредством сотрудничества в области развития технологий и обмена передовым опытом.

Основными сферами сотрудничества компаний — участниц программы являются:

— увеличение доли газа в глобальной структуре энергопотребления, отказ от сжигания газа на факеле и сокращение выбросов метана;

— инвестирование в научно-исследовательские работы и инновационные разработки с целью сокращения выбросов парниковых газов, постепенного увеличения объемов улавливания и хранения углерода, а также увеличения доли возобновляемых источников энергии;

— повышение собственной энергоэффективности и энергоэффективности автодорожного транспорта.

Aramco очень осторожна в выборе способов реализации поставленных целей за пределами традиционно осваиваемых территорий. Ярким примером служат соглашения с Индонезией и «Новатэком». Ни одно из них не несет за собой юридических обязательств, и Aramco вправе выйти из соглашения, если после первоначальной оценки окажется, что проекты не соответствуют ее инвестиционным критериям и ожиданиям. К тому же Aramco уделяет большое внимание синергии между партнерами и может выйти из любого из новых совместных проектов, если почувствует дискомфорт в отношениях с ними.

Если же все сделки удастся довести до конца, то приобретенные и запланированные к приобретению перерабатывающие заводы в Азии помогут саудовцам закрепиться на азиатском рынке: по условиям заключенных соглашений новые заводы должны использовать значительную часть своих мощностей для переработки добываемой Aramco сырой нефти. Если Aramco инвестирует в расширение мощностей принадлежащего «Новатэк» СПГ-завода на Ямале, она тем самым продемонстрирует свою приверженность Инициативе нефтегазовой промышленности в области климата и действительно станет транснациональной компанией.

При этом откроется дверь для российского углеводородного сектора и будет обеспечена защита от политических рисков, создаваемых США. К тому же Aramco сможет получить доступ к технологиям эксплуатации СПГ-установок в экстремальных условиях, которые могут использоваться для повышения уровня безопасности на других газоперерабатывающих предприятиях компании.

Ожидания инвесторов

Понятно, что вопрос об IPO Aramco будет основным в повестке дня наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда ибн Салмана в контексте его визита в США. Лондонские инвесторы и британский регулятор приветствуют наличие у компаний, занимающихся освоением природных ресурсов, планов диверсификации. А вот на рынках США диверсификация имеет меньшее значение, поскольку здесь инвесторов больше волнуют внутриполитические вопросы США. И хотя подписание Aramco соглашений об участии в индонезийских и российских проектах наводит на мысль о том, что Aramco склоняется к решению о листинге в Соединенном Королевстве, ввиду нынешнего масштаба и характера диверсификации ее вряд ли можно отнести к числу истинно международных компаний, которые так любят на лондонском фондовом рынке.

С другой стороны, в результате выхода из совместного предприятия с Shell Aramco оказалась единственным собственником крупнейшего нефтеперерабатывающего завода в Соединенных Штатах, что само по себе, казалось бы, достаточно для максимального увеличения привлекательности Aramco для среднестатистического американского инвестора. Белый дом, несомненно, попытается заманить Aramco на Нью-Йоркскую фондовую биржу NYSE. Но позиция членов британского парламента в отношении этого вопроса более прагматична, чем у Конгресса США, и вероятность предъявления семьями погибших 11 сентября 2001 года астрономических по объемам требований о страховом возмещении, несомненно, возрастет, если Aramco выберет NYSE своей «родиной» для международного листинга. Впрочем, прямо сейчас это лишь общие соображения о том, что движет стремлением Aramco к выходу на Лондонскую биржу. А вопрос о том, удастся ли президенту Трампу убедить наследного принца Мухаммеда ибн Салмана отдать предпочтение Нью-Йоркской бирже, остается открытым.

Кажется неизбежным, что большая часть акций Aramco будет принадлежать американским инвесторам, даже если они будут формально размещены в Лондоне. При этом инвесторы, очевидно, не забудут о недавних антикоррупционных чистках с арестами в Эр-Рияде. Инвесторы, планирующие влить в экономику Саудовской Аравии миллиарды долларов, будут особенно настороже, учитывая недавнюю статью New York Times, в которой рассказывалось о всевозможных нарушениях прав и захватах активов задержанных бизнесменов. Это может стать основной темой обсуждений в Нью-Йорке, Техасе и Калифорнии, где саудовский принц будет говорить о повышении уровня защиты для американских инвесторов в Национальной программе трансформации — 2020 и «Видении-2030».

Вне зависимости от того, состоится ли и на какой бирже будет происходить IPO Aramco, отход в долгосрочной перспективе от использования ископаемых видов топлива и движение по защите окружающей среды приобретают все большее значение для каждой нефте- и газодобывающей компании. Структуры, подобные Saudi Aramco, вместе с правительствами нефтяных стран понимают огромное значение деловой смелости и диверсифицированных операций для долгосрочного процветания. Принцу Мухаммеду необходимо убедить не только потенциальных инвесторов, но и саудовские элиты в том, что время перемен уже наступило, и любое промедление неизбежно будет равно движению назад. Aramco во многом является образцом для подражания для других нефтяных компаний, и от того, куда и как она будет развиваться, во многом зависит развитие мирового нефтяного сектора.

Саудовская Аравия. США > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 4 апреля 2018 > № 2559312 Андрей Ляхов


США > Финансы, банки > forbes.ru, 4 апреля 2018 > № 2559292 Игорь Клюшнев

Эхо торговой войны. Как долго будет падать фондовый рынок США

Игорь Клюшнев

начальник департамента торговых операций ИК «Фридом Финанс»

На первой торговой сессии в апреле индекс S&P 500 потерял более 2%. Какой будет дальнейшая динамика американского рынка

Американский индекс широкого рынка S&P 500 продемонстрировал худший старт квартала с 1929 года, опустившись 2 апреля на 2,2%. Падение индекса было вызвано несколькими негативными новостями, которые появились в течение последней недели марта. Среди них возможная торговая война с Китаем, проблемы с защитой данных пользователей Facebook и расследование деятельности соцсети Федеральной торговой комиссией, негативное отношение Дональда Трампа к онлайн-гипермаркету Amazon и риск регуляторного воздействия на компанию. Связанные с этим угрозы посеяли среди инвесторов сомнения в среднесрочной перспективе роста котировок американских эмитентов.

По нашим оценкам, в результате торговой войны между США и Китаем крупнейшие экономики мира могут потерять до $132 млрд на импортных пошлинах и тарифах. Обвинения в адрес компаний, образующих FAANG (Facebook, Apple, Amazon, Netflix, Google), снизили их совокупную капитализацию на $78,7 млрд за основную торговую сессию 2 апреля. Правда, за прошлый год портфель, состоящий из FAANG в равных пропорциях, принес своим инвесторам около 50% доходности, заметно обогнав в этом отношении индекс S&P 500. Даже сейчас, теряя в последнее время больше широкого рынка, портфель технологических гигантов по-прежнему выглядит лучше него.

По итогам дня S&P 500 закрылся ниже 200-дневной скользящей средней, что является негативной ситуацией, однако технический уровень еще может устоять, если возвращение индикатора к уровню выше этой отметки будет быстрым. Вернуться в восходящий тренд индексу могли бы помочь фундаментально благоприятные новости.

Вероятность торговой войны США с Китаем, по нашим оценкам, составляет примерно 20%. Восстановление фондовых индексов может произойти в ближайшее время, как только угроза таможенного противостояния будет снята. Сильное падение дает хорошую возможность для покупки американских активов, ведь фундаментально экономическая ситуация в США по-прежнему стабильна. Ее характеризуют умеренная инфляция, низкая безработица и продолжающийся рост ВВП.

Таким образом, торговая война выглядит не более чем рыночной спекуляцией. Вероятность ее отсутствия оценивается нами в 80%, из которых 60% отражают возможность сокращения торгового дефицита между США и Китаем на $50–70 млрд. Достижение этой цели станет очевидной победой Дональда Трампа и американского бизнеса, поскольку сокращение дефицита произойдет из-за увеличения импорта из США в Китай. Это вызовет резкий рост рынков — возможно, мы увидим что-то похожее на январское ралли, когда индекс S&P 500 вырос более чем на 5%.

Сегодня фьючерсы на S&P 500 прибавляют около 0,5%, что говорит о наличии покупателей на текущих уровнях. Также стоит учитывать роль «медведей», которые заработали на вчерашнем падении котировок FAANG более $1 млрд. Они будут стремиться откупить свои позиции, поэтому велика вероятность, что S&P 500 завершит неделю в нуле, на уровне 2650 пунктов. В дальнейшем позитивная динамика продолжится, поскольку на следующей неделе начинается сезон отчетов. Рост выручки и прибыли американских корпораций с высокой долей вероятности продолжит показывать рекордную динамику. Таким образом, инвесторы активизируются уже к концу текущей недели и продолжат покупать подешевевшие активы до середины мая.

США > Финансы, банки > forbes.ru, 4 апреля 2018 > № 2559292 Игорь Клюшнев


США > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 3 апреля 2018 > № 2559445 Дмитрий Смирнов

Виртуальная полиция: разрешат ли Twitter и Google рекламу криптовалют

Дмитрий Смирнов

Управляющий активами Aurora blockchain capital

Как изменится мир с началом регулирования цифровых денег государствами, и смогут ли когда-нибудь крупнейшие игроки рекламного рынка простить криптовалютам волатильность

Март стал одним из самых тяжелых месяцев для рынка крипто-активов. Общая капитализация криптовалют сократилась на 43%, потеряв более $200 млрд.

Негативный тренд наблюдался и в новых размещениях. По данным Digrate на ICO за последний месяц привлекли криптовалюты на $855 млн. Это на 53% меньше, чем в феврале и является минимальным уровнем с августа прошлого года. Из 128 проектов 81 не смог собрать планируемые средства.

При столь слабом рынке новых размещений основной удар в ценах токенов пришелся на блокчейн-платформы для смарт-контрактов, такие как потерявший за месяц 55% капитализации Ethereum. В условиях спада биткоин пользовался относительно большим спросом, поэтому его доля в общей капитализации криптовалют выросла c 40% до 46%.

Основные события

Основой негативного новостного фона стал запрет рекламы любых криптовалют и ICO на Google, Snapchat и Twitter. Ранее аналогичное решение принял и Facebook. Вместе эти игроки составляют более 90% рынка интернет-рекламы в западных странах, поэтому их решение о приостановке продвижения криптовалют крайне негативно для рынка.

Но здесь стоит обратить внимание, что криптовалюты и ICO попали в один список с бинарными опционами и другими сомнительными, а иногда и откровенно мошенническими финансовыми продуктами. И если в отношении некоторых ICO такой запрет более чем оправдан, то запрет промоушена биткоина выглядит несколько странным и говорит больше о нежелании разбираться в каждом отдельном случае. Поскольку крупнейшие криптовалюты и без рекламы получают сейчас достаточное покрытие в основных СМИ, запрет интернет-рекламы прежде всего ударит по рынку новых размещений и криптовалютам второго эшелона.

С высокой вероятностью, по мере выработки стандартов регулирования отрасли реклама выборочно будет вновь разрешена. В этой связи надо отметить проходившее обсуждение криптовалют на встрече финансовых глав G20 и продолжающуюся работу в Сенате США. Этим летом мы можем ожидать первых шагов и решений на уровне государств, которые способны открыть эру широкого внедрения блокчейн-технологий в нашу жизнь.

Фундаментальная оценка Bitcoin

Мы наблюдаем снижение не только капитализации рынка, но и падения активности пользователей основных криптоактивов. Так, например, среднее число дневных транзакций в блокчейне Bitcoin упало до уровня 2016 года (около 182 000 в день). Также в марте упал средний размер блока Bitcoin (почти вдвое, с 950 до примерно 530 килобайт) и стоимость транзакций.

Поскольку фундаментальная оценка блокчейна напрямую связана с числом активных участников и объемом реальных (не спекулятивных транзакций), то перспектив роста у биткоин за счет этих показателей пока не просматривается.

Со стороны спекулятивного спроса все тоже не очень хорошо. Дневной объем биржевых торгов основной криптовалютой сократился за месяц с $6,7 млрд. до $4,5 млрд, что намного ниже оборота в $10-20 млрд, который мы наблюдали в декабре и январе. Основной причиной падения объемов стало падение волатильности.

Более низкая волатильность ведет к низким оборотам, что ведет к падению ликвидности и снижает желание активно торговать, что в свою очередь опять снижает обороты и волатильность.

Неликвидный, падающий рынок вызывает желание избавляться от актива, что в свою очередь далее снижает цены. Такой самоусиливающийся падающий рынок остановить может лишь внешняя сила. Таким фактором может стать изменение регулирования и следующий за ним приток свежих денег. Пока о каких-либо послаблениях не слышно, решения о биткоине принимают лишь страны, незначительно влияющие на общую ситуацию (например, Казахстан, планирует запретить майнинг и обмен цифровых валют на национальную). Возможно ситуация начнет исправляться летом. Создание стандартов регулирования, контроля и налогообложения криптовалют должно будет стать отправной точкой для следующей волны адаптации технологии и роста капитализации рынка.

США > СМИ, ИТ. Финансы, банки > forbes.ru, 3 апреля 2018 > № 2559445 Дмитрий Смирнов


США. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 апреля 2018 > № 2555945 Оскар Крейчи

Москва и Запад ведут боксерский поединок — никакого дзюдо

Časopis argument, Чехия

Интервью с политологом Оскаром Крейчи о нынешнем дипломатическом конфликте между Западом и Россией, о российской реакции и о текущем кризисе дипломатии.

Časopis Argument: В ответ на высылку российских дипломатов из 27 стран Россия объявила персонами нон-грата такое же количество дипломатических работников, какое высылали эти государства. Уже выслано 60 американских дипломатов, и по результатам народного голосования было принято решение о закрытии Генерального консульства США в Санкт-Петербурге. Вы считаете подобные действия адекватными?

Оскар Крейчи: Это логично и традиционно. Вопрос только в том, что за этим последует. Стремительность и решительность поступков западных стран говорит о том, что сценарий действий был заранее подготовлен, и он, несомненно, предполагал зеркальную российскую реакцию в духе ветхозаветного «око за око».

— Вы говорите о вероятном сценарии. Но у него должна быть некая цель.

— Да, хотя современная политика иррациональна…

— И тем не менее какой могла быть эта цель?

— Давно очевидны антироссийские усилия, направленные на две вещи. Первое — помешать проведению чемпионата мира по футболу в России. С середины 2015 года ясно, что за футбольное поле ведется жестокая гибридная война. И второе — заблокировать достройку «Северного потока — 2». Сокращение поставок российского газа в Европейский Союз — предпосылка для закупки дорогого американского газа. Кроме того, нужно удержать в игре Киев, обезопасить политические и финансовые инвестиции США на Украине, а значит, шантажировать Россию с помощью транзитных стран — не только политически выгодное, но иногда и просто привлекательное занятие.

— Если я правильно Вас понимаю, вы не считаете ответную высылку дипломатов из России единственно возможной реакцией. Были другие варианты? Вы полагаете, что Москва должна была ответить в духе библейского принципа «Если враг твой голоден, накорми его»?

— До сих пор дипломатический конфликт больше походил на боксерский поединок, когда за сильным ударом следует такой же в ответ. Но с давних пор каждый военачальник, который хотел победить в бою, старался сам выбирать поле битвы. В политике успех очень часто зависит от того, чтобы не позволить противнику навязать свои правила. Другое дело — дзюдо. В боксе даже удар в защиту помогает атакующему сохранить стабильность. В дзюдо же нужно отклонить удар противника так, чтобы отклонилась его ось и энергией его удара можно было воспользоваться себе на пользу.

— Хорошо, но каково значение этих наблюдений в контексте сложившейся ситуации?

— Дипломатия — инструмент для взаимодействия государств, поэтому в период кризиса ее важность возрастает. Но сегодня мы являемся свидетелями того, что в ходе текущего кризиса дипломатию целенаправленно уничтожают. Дипломатия деградировала до уровня слуги пропаганды. Спорно, стоит ли отвечать в аналогичной форме, если за этим последует очередной прогнозируемый деструктивный удар для реализации задуманного сценария. Намного эффективнее было бы смириться с тем фактом, что инструменты традиционной дипломатии сегодня играют намного меньшую роль, чем в прошлом. Следовало бы принять во внимание наглость западных послов, которые игнорируют вызов в Министерство иностранных дел, и просто их не приглашать. Стоило бы ограничить политическую деятельность дипломатов, взаимодействующих с Западом, до протокольного минимума, и приглашать западных дипломатов только в случае острой необходимости, причем наименее влиятельных и низкого ранга. Нужно было бы ограничить собственное политико-дипломатическое и военно-дипломатическое постоянное присутствие на Западе и сделать акцент на экономической дипломатии. Времена изменились: прямая связь между политическими центрами и высшим руководством стран заставила дипломатическую деятельность принять новые формы. В отличие от Ренессанса, когда появились постоянные представительские миссии, изменилось содержание работы аккредитованных дипломатов.

— То есть, по-Вашему, высылать дипломатов неправильно?

— Это крайняя мера, к которой стоит прибегать (если мы не движемся к глубокому кризису) в случае конкретного доказанного нарушения Венской конвенции. Но сегодня дипломаты превратились просто в игрушку в масштабной политической игре за влияние. В сложившейся ситуации новое правительство, которое будет создано после инаугурации президента Владимира Путина, должно оценить рентабельность существующей дипломатии. Нужно ли России дипломатическое представительство в Европейском Союзе? Есть ли у ЕС какая-то внешняя политика? Отличается ли эта политика от Вашингтона и НАТО? Не достаточно ли одного торгового представительства в ЕС? Для чего на данном этапе отношений нужно постоянное представительство в НАТО, если Брюссель относится к российским военным дипломатам, как к заложникам? Существуют ли какие-то проблемы, которые не решить высылкой дипломатов, и которые требуют переговоров, например, на уровне начальников генеральных штабов или глав спецслужб в условиях, когда отношения не удается наладить с помощью постоянных представительских миссий?

— Это звучит прямо-таки радикально!

— Так только кажется. Саммиты Россия — ЕС уже не проводятся, да и, кстати сказать, результаты тех, которые были проведены, стремятся к нулю. Только потраченные деньги, время и силы. Кроме того, совещания послов стран-членов ЕС в Москве очень часто используются для усугубления антироссийских настроений, и это происходит уже довольно давно. Другой пример. В четверг по каналу «Евроньюс» показывали карту, где были отмечены места запланированного укрепления шенгенских границ. Среди них — Финляндия, страны Прибалтики и Польша, то есть речь идет не о защите от нынешней нежелательной миграции с юга, а об обороне от России. Договор с ЕС невозможен без договора с НАТО, а договор с НАТО невозможен без смены политики США. Дипломатическое искусство обретает новые формы.

Мы живем во времена, когда функцию советников президента, которую когда-то выполняли такие исполины, как Генри Киссинджер и Збигнев Бжезинский, на себя взял Джаред Кушнер. Знания — необходимое бремя, а опыт — тормоз. Британского министра иностранных дел можно одеть во фрак и бабочку, но он все равно не поймет важности дипломатии в традиционном смысле. Ему будет не хватать благородства, искусства ведения переговоров и стремления решать проблемы. На данном этапе кризиса отношений России и Запада понятно, что нет иного инструмента для решения проблем, как только прямые переговоры Владимира Путина и Дональда Трампа. Искусство дипломатии предполагает способность ждать. В политике ничто не вечно.

— Как Вы полагаете, после взаимной высылки дипломатов чешско-российские отношения ухудшатся?

— Теперь в Москве, вероятно, зададутся вопросом об их функциональности. Сегодня Чехия представляет собой геополитический минимум государственности. Посмотрите на карту: Чехия — это котловина между Берлином и Веной. Все значимые геополитические оси обходят Чехию. В Китае приблизительно 15 городов, в которых больше жителей, чем во всей Чехии, а в столичном регионе Пекин-Тяньцзинь-Хэбэй проживает в десять раз больше народу, чем в Чехии. Тогда зачем возиться с Чехией? Заявления нашего премьера в условиях текущего кризиса подтверждают, что внешняя политика является лишь инструментом для саморекламы некоторых людей, средством для решения собственных внутриполитических проблем, а также методом постоянного убеждения западных держав в своей лояльности. Большая часть заявлений, сделанных чешскими политиками на ТВ, подтверждает, что вести с ними диалог — значит просто тратить время. Недавно мы это уже наблюдали. Это политики, которые до последней капли крови отстаивали тезис о том, что строительство американской военной базы — наша единственная возможность спастись от ракет, надвигающихся из Ирана и Северной Кореи, пока Вашингтон не заявил о закрытии проекта радара в Чехии. Все так происходит еще и потому, что определять и отстаивать национальные интересы намного труднее, чем заискивать перед сильными мира сего. Да еще и рискованнее. Политическая и военная дипломатия в такой стране выполняет только формально-представительские функции, и по сути это лишь разбазаривание средств.

— Однако в докладах Службы информации и безопасности (BIS) нас предупреждают о масштабной разведывательной деятельности России и Китая у нас. Многие политики недавно обращали внимание на этот факт. Возможно, Вы недооцениваете опасность?

— Разведывательные службы, в том числе, являются бюрократическими организациями. У них как таковых есть чувство самосохранения и желание расти. Если бы они написали, что все в порядке, то их штат мог бы сократиться. Кроме того, мы ходим по кругу: задачи перед разведкой ставятся сообразно идеологическим и союзническим приоритетам. В нынешней атмосфере вопрос российского дипломата об условиях достройки АЭС будет выдаваться за шпионаж. В особенности, когда существуют конкурентные интересы Большого брата. К сожалению, я вынужден констатировать, что в такой стране, как Чехия, никакой по-настоящему ценной стратегической информации ни одна разведка получить не может. Таких данных тут просто нет.

— Но говорят о том, что Москва старается через такие страны, как Чешская Республика, внести раскол в Европейский Союз.

— И как она это делает? Вы действительно думаете, что кто-то в Брюсселе воспринимает нас всерьез? Наш премьер-министр на ужине во время саммита сказал несколько слов, а потом дома похвалился этим перед журналистами, и чего он добился? Такие маленькие страны, как Чехия и Словакия, могут договариваться о названиях сыра, но их не пригласят к обсуждению, например, проблемы Косово, они не смогут заблокировать бессмысленные миграционные квоты или остановить санкционную политику против России. Не думаю, что в Москве этого не понимают.

— То есть Вы предполагаете, что в этом дипломатическом конфликте Москва еще не сказала свое последнее слово?

— То, что я говорю, является лишь теоретической моделью на момент, когда стремительно меняется понимание дипломатии и ее инструменты. Но такие державы, как Россия, слишком часто стараются «сохранить лицо» и ведут себя стереотипно, чтобы всем все сразу было понятно. Хотя иногда все же появляются политики, которым нравится дзюдо.

США. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 апреля 2018 > № 2555945 Оскар Крейчи


Россия. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 апреля 2018 > № 2555924 Евгений Киселев

За что могли убить Михаила Лесина?

О загадочной смерти бывшего министра печати РФ в Вашингтоне в ноябре 2015 года мне вновь приходится говорить из-за того, что издание «Базфид»опубликовало новую сенсацию.

Евгений Киселев, Новое время страны, Украина

В распоряжении ФБР, оказывается, есть доклад, подготовленный бывшим сотрудником британской разведки Кристфером Стилом — тем самым, что составил пресловутое «русское досье» на Трампа. И в этом докладе якобы содержится информация, подтверждающая, что Лесин не умер от травм или ушибов, полученных в результате нескольких падений в состоянии алкогольного опьянения, а был насмерть забит головорезами, которых к нему подослал некий близкий к Путину русский олигарх, у которого вырос зуб на Лесина. Причем это были профессиональные сотрудники российских спецслужб, подрабатывающие подобными «левыми» заказами. Задание у них было избить и напугать Лесина, но не убивать. Однако они перестарались. Эта информация, сообщает «Базфид» (Buzzfeed), подтверждается еще из четырех других независимых источников.

Издание в который раз напомнило, что в ФБР якобы нет ни одного человека, верившего в версию о несчастном случае. «Все думают, что Лесина замочили», — сказал один из собеседников Buzzfeed.

В предыдущей публикации на эту тему Buzzfeed утверждал, что Лесин приехал в Вашингтон, чтобы встретиться с людьми из Минюста США, которым раньше через некоего посредника якобы передал, что готов сотрудничать и делиться информацией с американскими правоохранительными органами и спецслужбами. И якобы даже номер в гостинице «Дюпон серкл» (Dupont Circle) сняли ему сотрудники Минюста или ФБР, которые часто используют этот отель для конспиративных встреч со своими информаторами. Но встретиться не успел — наемные убийцы настигли его накануне, вновь утверждает Buzzfeed, а ФБР обо всем этом молчит по неким высшим соображениям.

Получается, если версия Buzzfeed соответствует действительности, Михаил Лесин решил стать перебежчиком? Изменить Путину и начать рассказывать все американцам, что ему известно? Конспирология, скажет кто-то. Или, все-таки, такое могло быть?

Чтобы дать свой вариант ответа на этот вопрос, начну издалека.

«Я был потрясен тем, как Лесин, бросив работу, забыв про все дела, пытался спасти умирающего Заполя, мотался с ним по лучшим мировым клиникам, а когда все врачи развели руками, даже повез его на специальном частном самолете, оборудованном для перевозки тяжелобольных, в какую-то азиатскую глушь, кажется, во Вьетнам, к знахарю, который якобы может излечить самых безнадежных пациентов».

Эту историю мне рассказал один испанский адвокат вскоре после того, как в 2005-м буквально за несколько месяцев сгорел от рака Юрий Заполь, ближайший друг и партнер Михаила Лесина, легкий, веселый, всеми любимый, невероятно талантливый человек, безвременно ушедший из жизни в расцвете сил, в сорок девять лет. Заполь и Лесин когда-то вместе создали «Видео Интернэшнл» — рекламную компанию, которая вскоре стала лидером российского рынка и сделала своих соучредителей долларовыми миллионерами.

«После этого я не смог не зауважать Лесина как человека, — сказал мой испанский собеседник, — несмотря на то, что очень хорошо знаю, какую скверную роль он сыграл в судьбе нашего общего знакомого и моего уважаемого клиента, Владимира Гусинского».

К чему я рассказываю эту историю? Да к тому, что она весьма ярко характеризует покойного Лесина, с которым я когда-то был немного знаком. На мой взгляд, история жизни Михаила Лесина — это прежде всего история недюжинных страстей вокруг миллиардного бизнеса, пестрящая яркими, недюжинными людьми — друзьями и врагами. Жил Лесин по принципу: ради близких, родных, друзей расшибусь в лепешку (как в случае с Заполем), врагам — никакой пощады (как в случае с Гусинским).

Я, например, убежден (по моим нескольким разговорам с Михаилом Лесиным в бытность мою гендиректором прежнего НТВ весной 2001 года, когда власть начала решающий штурм медиа-империи Владимира Гусинского), что Лесин принял в этой кампании столь деятельное участие не только и не столько по должности — а он был тогда министром печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций, но еще и потому, что откровенно не любил Гусинского, считал его личным врагом и хотел уничтожить его бизнес.

Когда спустя почти полтора десятилетия Лесин по иронии судьбы возглавил Газпром-Медиа — то, что некогда было медиа-холдингом Гусинского — тогда чуть ли не в первый день после назначения Михаил Юрьевич объявил главному редактору Эха Москвы Алексею Венедиктову — Алексей Алексеевич не даст мне соврать — что непременно его уделает (было, правда, использовано гораздо более крепкое выражение), то есть добьется его увольнения, чтобы завершить зачистку последнего островка независимой журналистки, оставшегося от былых времен. Лесину это сделать не удалось — впрочем, это отдельная история.

А история его жизни, повторяю, это история про большие деньги и большие страсти, в том числе страсть к разудалой жизни, экзотическим путешествиям, роскошным виллам, океанским супер-яхтам, красивым дорогим автомобилям и всему такому прочему. Некоторые, может быть, помнят, как широко праздновал Лесин свое 45-летие летом 2003 года, когда над Москвой летали то ли дирижабли, то ли воздушные шары с надписями «С днем рождения, наш ласковый Миша!», а на самом празднике гостям пел то ли Тото Кутуньо, то ли Адриано Челентано, то ли они оба — покойник очень любил старую итальянскую эстраду.

Кстати, я вспоминаю все это без осуждения. Перефразируя Бродского, гедонист мне куда милей, чем кровопийца. Не поймите меня неправильно: я не пытаюсь выступить апологетом Лесина. Я — о другом.

Стиль жизни Михаила Юрьевича был, конечно, вызывающе нескромен для федерального министра, а потом советника президента — но Лесину было наплевать. Спустя шесть лет спустя временно исполняющий обязанности Путина Дмитрий Медведев, с которым Лесин не сработался, уволил его якобы с изначальной формулировкой «за несоблюдение этики госслужащего» (потом формулировку якобы смягчили).

Но очень скоро Лесин снова был востребован, снова стал ключевым игроком на российском медиа-рынке, уже вроде бы и не в качестве высокопоставленного госчиновника, но в очень важной с точки зрения интересов государства роли главы одного из крупнейших российских медиа-холдингов. И, разумеется, у него появились новые возможности для личного обогащения за счет контроля над денежными потоками холдинга, за счет влияния на многие процессы, происходящие на медиа-рынке. Как это было и прежде, когда он работал на прежних должностях — в ВГТРК, в администрации президента, министром, советником президента, теневым главой канала RT.

И вдруг — Лесин подал в отставку. Жил в основном за границей. И меньше чем через год погиб.

Что же, все-таки, произошло? По-моему, произошло следующее. Я ни за что не поверю, что когда случился Крым, когда началась война на Донбассе, когда сбили малайзийский «Боинг», когда американцы и европейцы стали вводить персональные санкции против крупнейших российских бизнесменов, тертый калач Лесин не задумался, а что будет с ним, с его зарубежными счетами, активами, офшорными компаниями, виллами в Калифорнии. С 55-метровой яхтой «Серенити» (Serenity). С детьми, прочно обосновавшимися за границей. С карьерой его сына, начинающего продюсера, которому удалось достаточно громко заявить о себе в Голливуде.

35-летний Антон Лесин принял участие в производстве — скорее всего, на отцовские деньги — нескольких довольно громко разрекламированных картин: «Ярость», «Рок на Востоке», «Дедушка легкого поведения», «Саботаж», «Семейка Фэнг». На них работали актеры и режиссеры первой величины: Брэд Питт, Вуди Аллен, Арнольд Шварценеггер, Барри Левинсон, Роберт де Ниро, Билл Мюрей, Николь Кидман и другие — впечатляющий букет имен для новичка в Голливуде, к тому же иностранца.

Правда, ни один из этих фильмов не сделал больших сборов, и лесинский американский кинобизнес трудно назвать финансово успешным, но, как говорится, лиха беда начало.

Что гораздо более важно: у 57-летнего Лесина наступила «третья молодость». Как рассказывали близко знавшие его люди, он был влюблен в юную красавицу Викторию Рахимбаеву, бывшую модель, путешествовал с ней по всему свету, души в ней не чаял, в сентябре 2015 года она родила ему дочь, они собирались поселиться в Америке и начать там новую жизнь. Не верю, что Лесин готов был все это потерять, от всего этого отказаться. Ради чего?

Во власть, на государственную службу Лесин в свое время перешел потому, что так было выгодно для его бизнеса и для него лично. Как только стало токсично — он со всем этим распрощался.

При этом Лесин, по-моему, не страдал «стокгольмским синдромом», которым в России заболевают многие — если приходиться на путинскую власть работать или, по крайней мере, играть по заданным ей правилам, то гораздо комфортнее жить, полюбив эту власть и искренне уверовав в ее лозунги. Лесин тоже на эту власть работал, по ее правилам играл, но любить не любил и в лозунги ее не верил.

Мне кажется, он представлял собой хрестоматийный пример члена российской правящей элиты, который деньги зарабатывает в России, но центр жизненных интересов которого на самом деле находится на проклятом враждебном Западе.

Я не знаю, когда именно Лесину стало известно, что сенатор-республиканец от штата Миссисипи Роджер Уикер в конце июля 2014 года обратился с письмом к тогдашнему министру юстиции США, в котором призвал разобраться с источниками доходов бывшего министра печати РФ: не подпадают ли они под действие одного очень неприятного американского закона, известного под аббревиатурой FCPA (Foreign Corrupt Practices Act) — Закона о коррупции за рубежом, согласно которому за решетку в США можно упрятать гражданина любой страны, если, к примеру, окажется, что он вел какой-то незаконный бизнес, зарабатывал и отмывал какие-то грязные деньги, а потом заводил их на территорию США, совершал там сделки — в том числе, приобретал недвижимость.

Я не знаю, как быстро Лесин узнал и о другом — что 3 декабря 2014 года помощник министра юстиции США Питер Кадзик, наконец, ответил сенатору Уикеру — с извинениями за многомесячную проволочку — что Криминальному управлению Минюста и ФБР дано распоряжение начать расследование. «После того», как известно, далеко не всегда означает «вследствие того». Но трудно избавиться от мысли, что неожиданная отставка Лесина, последовавшая через 9 дней, 12 декабря 2014 года была неслучайной.

Повторяю, мне трудно поверить, что Лесин мог оставаться в Москве и сидеть сложа руки, когда под угрозой неожиданно оказался его бизнес, его состояние, его имущество, благополучие его новой семьи, карьера его сына. И, наоборот, я легко представляю, как он резко подал в отставку, бросил все и уехал за границу — разруливать проблему.

Я ничего не утверждаю. Но я готов поверить, что в обмен на иммунитет Лесин действительно мог предложить свое сотрудничество американскому правительству.

И я готов допустить, что за это его и убили. И как по мне, никакой конспирологии в этом нет.

Россия. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 апреля 2018 > № 2555924 Евгений Киселев


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 апреля 2018 > № 2555923 Андерс Ослунд

Пришло время найти на Западе деньги Путина

Андерс Ослунд (Anders Åslund), The Washington Post, США

Реакция премьер-министра Терезы Мэй на химическую атаку в Солсбери была старомодной. Она выслала из страны 23 российских дипломата, позволив Москве ответить тем же, дополнительно закрыв представительства Британского совета и Британского консульства в России.

Через несколько дней 27 стран выслали со своих территорий российских шпионов. Такие координированные действия Запада могут дать России повод для возмездия. Или же в ответ Владимир Путин просто пожмет плечами.

Экономические ресурсы России ограничены. Поэтому Путин предпочитает такие дешевые асимметричные гибридные атаки, как вмешательство в выборы, кибернападения, манипуляции в соцсетях и подкуп иностранных политиков. Мы тоже должны отвечать асимметрично и жалить Кремль еще больше, чем он жалит нас.

Путин контролирует крупные российские государственные предприятия, учреждения и спецслужбы. Вместе со старыми друзьями из Санкт-Петербурга, президент использует государственные предприятия путем завышенных закупок без участия в тендере, трансфертного ценообразования, снятия активов и манипулирования акциями. Еще один способ заработать деньги — использовать старых знакомых олигархов и взять кредит в государственных банках, который никогда не вернется назад.

Борис Немцов, которого убили неподалеку Кремля, и нынешний оппозиционный политик Владимир Милов рассказали об этих клептократических привычках в буклете «Путин и Газпром», опубликованном в 2018-м. Более расширенное исследование на эту тему представлено в англоязычной книге Карен Давишы «Путинская клептократия: кто владеет Россией?» (Putin's Kleptocracy: Who owns Russia?). Панамские документы, обнародованные в апреле 2016 года, пролили немало света на существование различных оффшоров, в том числе с секретными сокровищами Путина.

По общим оценкам, начиная с 2006, персональное богатство российского президента и его ближайших соратников ежегодно увеличивалось на 20-25 миллиардов долларов. Более 60 миллиардов долларов из государственного бюджета с 2004 по 2007 годы успела «наварить» также компания Газпром — факты этих преступлений задокументировали те же Немцов и Милов. Вероятно, это лишь чуть больше половины украденной суммы, которая с годами только увеличивалась. Сейчас упомянутая группа олигархов накопила от 240 до 300 миллиардов долларов. Бизнесмен Билл Браудер подсчитал, что с состоянием в более чем 200 миллиардов долларов сегодня Путин является самым богатым человеком в мире. Согласно данным общественной организации «Глобэл файнэншл интегрити» (Global Financial Integrity) и Национального бюро экономических исследований, совокупное российское богатство, скрытое за рубежом, составляет от 800 миллиардов до 1,3 триллиона долларов.

Путин и его друзья накапливали все это не для того, чтобы тратить, а скорее для того, чтобы удерживать свою власть в России. Ирония заключается в том, что так как в их собственной стране с правом собственности никто не считается, то высшие чиновники — так же, как и остальные россияне — могут безопасно хранить свои состояния только в странах, где уважают закон, а заодно позволяют владельцам оставаться анонимными и не имеют ограничений по соотношению их активов к ВВП.

Многие страны имеют схожие привилегии, и только те, кто пользуется англо-американским правом, позволяют сохранять анонимность владельцам таких неисчислимых богатств. Большинство европейских стран такого не практикуют. Многочисленные маленькие острова допускают анонимность, но существенно ограничивают «финансовую глубину» активов. Учитывая это, только две страны могут быть пристанищем для богатых российских офшоров — США и Великобритания.

29 стран, среди которых и члены ЕС, призвали обнародовать информацию о бенефициарах упомянутых офшоров — еще 11 стран уже согласились выполнить это требование. Все вместе пришли к выводу: анонимность составляет основную угрозу для национальной безопасности. Премьер-министр Дэвид Камерон обещал предоставить желанную информацию в мае 2016 года — и два месяца спустя ушел в отставку. Его преемник, Тереза Мэй, не проявляет никакого энтузиазма относительно этой идеи — даже после химической атаки в Солсбери.

США должны наверстать упущенное. Сенатор Шелдон Уайтхаус представил проект, который должен следить за прозрачностью операций в корпоративном секторе, а в Палате представителей уже рассмотрели законопроект о борьбе с терроризмом и незаконным финансированием. Вскоре Конгресс примет одну из этих инициатив. Наиболее важно в этой истории — рассекретить офшоры индивидов или группировок, находящихся под санкциями.

Хорошо, что Путин сам рассказал, какие санкции ему больше досаждают. В частности, российский президент все время жалуется на закон об ответственности за верховенство права Сергея Магнитского и на санкции, возложенные на его петербургских друзей в марте 2014 за их роль в оккупации Крыма.

Эти карательные меры предусматривают запрет путинским компаньонам въезжать на территорию США и замораживают их активы, независимо от того, где их найдут. Но, к сожалению, эти санкции не имели предполагаемого эффекта, поскольку американское правительство обнаружило лишь несколько миллионов долларов на найденных счетах.

В 2015 министерство финансов США заявило, что в их страну ежегодно приходят более 300 миллиардов долларов «отмытых средств». Согласно данным, предоставленным Раймондом Бейкером, основателем общественной организации Global Financial Integrity, через год после этого заявления правительство смогло найти только 0,1% этих денег. Какова причина? Анонимность.

То же и в Великобритании. Их Национальное агентство по вопросам преступности выяснило, что в страну ежегодно приходят 125 «отмытых» миллиардов долларов. И во имя национальной безопасности, это следует остановить.

Лучший асимметричный ответ Великобритании и США на гибридную войну Путина — это найти и заморозить активы друзей российского президента, а также его собственные.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 3 апреля 2018 > № 2555923 Андерс Ослунд


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 апреля 2018 > № 2553099 Виталий Портников

«Плохой мальчик» из Кремля упрямо не понимает сигналов Трампа

Детское поведение Путина выводит Трампа из равновесия и делает малореальной встречу президентов

Виталий Портников, Главред, Украина

Телевизионный канал NBC со ссылкой на источники в Белом доме рассказал, что американский президент Дональд Трамп во время телефонной беседы со своим российским коллегой Владимиром Путиным предупредил собеседника, что готов к гонке вооружений и намерен ее выиграть.

Эти подробности появились через десять дней после беседы не случайно. Более того, совсем не обязательно считать, что Трамп вообще говорил с Путиным о гонке вооружений.

Тем более, что «утечка» подробностей сопровождается еще и публичным разъяснением факта, который действительно имел место. А именно предложения встретиться, которую Трамп сделал Путину. Теперь в Белом доме это предложение трактуют как «формальную любезность», чуть ли не ритуал, который Трамп соблюдает во время всех своих телефонных разговоров.

Но вот только во время разговора это не была формальная любезность. Трамп лично защищал идею встречи с Путиным в твиттере, а российская сторона сообщила о начале подготовки к долгожданному саммиту. Теперь российский посол в США Анатолий Антонов в отчаянии защищает ту же официальную версию разговора — мол, вы же помните, что беседа прошла в «теплой атмосфере».

Изменение акцентов может означать только одно: отношения между Москвой и Вашингтоном ухудшаются.

Мы не знаем, был ли Трамп действительно возмущен воинственной речью Путина перед Федеральным собранием России, но он мог ожидать от российского президента осторожной реакции на высылку дипломатов из Вашингтона. То, что Путин ответил зеркально, а не стал выжидать — как это было после высылки дипломатов Обамой — убедило Трампа и его советников в неспособности российского лидера к восприятию четких сигналов.

Трамп мог бы встретиться с Путиным, если бы российский президент понял, чего от него ждут и демонстрировал бы склонность к работе над ошибками. Это примерно то, что Трамп обещает другому «плохому мальчику» современного мира — северокорейскому лидеру Ким Чен Ыну. Встреча в обмен на денуклиаризацию Корейского полуострова. И пусть под самим понятием «денуклиаризации» стороны могут иметь в виду совершенно разные подходы к решению проблемы, во всяком случае, Ким Чен Ын говорит то, что Трамп хочет от него услышать. И может получить свой приз.

А хулиган из Кремля вовсе не пытается подыграть американскому президенту. Более того, он позволяет себе угрожать и противоречить — и это в ситуации, когда никаких особых ресурсов и союзников для такой игры у него нет.

Именно это детское поведение и может выводить Трампа и его советников из равновесия и делать малореальной и встречу президентов и договоренности между ними, и нормализацию отношений между США и Россией. Противостояние и обуздание оппонента — куда более реалистичный вариант. И оно соответствует характеру Трампа куда больше, чем какие-то соглашения.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 1 апреля 2018 > № 2553099 Виталий Портников


США. Германия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 30 марта 2018 > № 2579586 Егор Леонов

Методы информационного воздействия США на примере Германии

Егор Леонов, Вице-консул Генерального консульства РФ во Франкфурте-на-Майне, аспирант кафедры дипломатии МГИМО МИД России

Информационные и гибридные войны, публичная дипломатия и «мягкая сила» приобретают в современных условиях особое значение. Эти понятия, включающие в себя большой спектр инструментов несилового влияния, доказали свою большую эффективность в сравнении с традиционными методами вооруженного давления.

Одним из лидеров в этой области являются США. После окончания холодной войны в обстоятельствах усиления глобализационных процессов и развития информационно-технологического прогресса создаются условия для конвертации информационного потенциала Вашингтона в полноценное орудие принуждения и лоббирования интересов. В частности, с 1990-х годов американская сторона активно начала апробировать новые информационные технологии в ряде международных конфликтов (например, в операции «Буря в пустыне», югославском кризисе и т. д.). Сегодня США обладают самыми передовыми методами и формами информационного противоборства и используют их повсеместно.

Ключевым объектом американского информационного влияния сегодня является Европа, в первую очередь Германия как главный экономический двигатель и политический флагман ЕС. Можно выделить три основных вида инструментов информационного воздействия, применяемых США в отношении Германии: пропагандистская деятельность по линии СМИ, формирование информационного фона через фонды и неправительственные организации (НПО), шпионаж и кибератаки.

В первом случае американская сторона последовательно устанавливает контроль над СМИ ФРГ и разворачивает полномасштабные информационные войны с целью оказания давления на соответствующие внутриполитические и социально-экономические процессы в Германии, а также коррекции внешнеполитического курса страны. Путем соответствующего информационного вброса через СМИ Вашингтон участвует в воспитании ценностных ориентиров, взглядов и предпочтений немецких граждан, а также формирует у объекта влияния соответствующее отношение к общественно-политической жизни страны. Понимая, что СМИ представляют собой канал интенсивной социализации, США активно используют их в том числе для оказания воздействия на развитие молодого поколения Германии.

Одним из первых на эту тенденцию обратил внимание известный немецкий журналист Удо Ульфкотте*, (*Удо Ульфкотте занимал пост редактора одной из главных ежедневных газет Германии «Frankfurter Allgemeine Zeitung» (FAZ), а также был советником правительства федерального канцлера ФРГ Гельмута Коля. ) который убежден, что европейские СМИ (особенно немецкие) вынуждены публиковать материалы под пристальным контролем США. По данным Ульфкотте, в последние десятилетия ЦРУ системно занимается вербовкой и подкупом журналистов ведущих европейских изданий, заставляя их писать в проамериканском, в том числе антироссийском, ключе1. Как сотруднику газеты «Франкфуртер альгемайне цайтунг» Ульфкотте самому неоднократно приходилось писать статьи по прямому заказу спецслужб.

В свою очередь, ряд фондов, например Германский фонд Маршалла, оплачивают немецким журналистам поездки в США и организовывают им деловые встречи с представителями американского истеблишмента2. Иначе говоря, немецкие журналисты становятся элементом американской пропагандистской машины. Похожий подход используется не только в отношении журналистов, но и редакторов. Так, претендентам на пост редактора газеты «Франкфуртер альгемайне цайтунг» необходимо в обязательном порядке проходить годовую стажировку в США.

В целом этот сценарий является отнюдь не новым и, несмотря на появление и распространение определенных технологических достижений, основывается на фундаменте американского «культурного экспорта» времен холодной войны. Как и сегодня, 70 лет назад редакторами и ведущими журналистами большинства послевоенных немецких СМИ были преимущественно ставленники Вашингтона, которые продвигали послевоенные американские принципы и ценности в Западной Германии. Они получали от американской стороны задания по глубокому изучению и анализу настроений в германском обществе, а также по организации немецкой печати по американскому образцу3. Например, публицист Ханц Хабе, будучи гражданином США и проходя в свое время службу в американской армии, занимал при этом должность куратора немецких послевоенных СМИ и основал около 16 газет в Западной Германии.

Многие из современных немецких СМИ, как «Зюддойче цайтунг» и «Франкфуртер рундшау», появились сразу же после войны, в 1945 году, и обязаны своему существованию американской лицензии. В качестве подтверждения проамериканской линии изданий следует упомянуть, что на протяжении долгого времени в ряде изданий появлялись отдельные рубрики, освещающие события в США. Например, каждый понедельник в «Зюддойче цайтунг» выходило приложение со статьями из «Нью-Йорк таймс» на английском языке.

По аналогии с сегодняшним днем во многих западногерманских газетах и радиостанциях времен холодной войны проводился жесткий отбор кадров, а в ряде случаев откровенные чистки. Под давлением Вашингтона покидать редакции газет приходилось не только коммунистам, но даже нонконформистским интеллектуалам. Помимо чисток среди сотрудников СМИ, через «цензурную машину» проходил и сам контент статей и эфиров. В качестве примера жертвы американских надзорных органов в Западной Германии следует выделить издание «Дер Руф». Позиционирующее себя как независимую и свободную газету, а также пропагандирующее идею о посреднической роли Германии между Западом и Востоком, издание было ликвидировано отделом контроля информации американской военной администрации за «нигилистскую» направленность.

Кроме формирования нужного информационного фона, Вашингтон вел активную борьбу с неугодными политическими движениями, которые выступали за ослабление американской культурной экспансии в ФРГ. В частности, подавлялась активность немецкого студенческого движения «Поколение 1968», а также объединения немецкоязычных авторов левого толка «Группа 47», которое выступало с критикой в отношении американской несправедливой и хаотичной политики денацификации. В результате объединение постоянно попадало под жесточайшую цензуру и даже запрет со стороны американской военной администрации*. (*Füssel, Karl-Heinz, Deutsch-amerikanischer Kulturaustausch im 20. Jahrhundert. Campus Verlag Frankfurt/New York.)  

Политические условия в 1940-1960-х годах, то есть во времена формирования первых послевоенных немецких СМИ, и на современном этапе имеют определенные сходства, связанные с закладыванием основ нового миропорядка после краха предшествующих систем международных отношений (МО). В свою очередь, задачи информационного воздействия США на обоих рубежах также схожи: 70 лет назад это было продиктовано условиями глобальной конфронтации полюсов и, соответственно, «политикой сдерживания» в отношении СССР, в настоящее время - необходимостью дискредитации России и ее вытеснения за рамки глобальных и региональных политических процессов.

В этой связи Вашингтон продолжает сегодня апеллировать к клише времен холодной войны и навязывать стереотипы своим европейским партнерам. Большое количество современных статей ведущих немецких СМИ пестрят тезисами о якобы реваншистских намерениях России восстановить «советскую империю». Например, основной причиной украинского кризиса называется российское военное вторжение как первый шаг по воссозданию упомянутой империи. В европейском обществе последовательно продвигается посыл о наличии прямой опасности со стороны России, от которой Вашингтон готов спасти Европу под своим защитным крылом. Так, в ряде немецких газет регулярно публиковались заявления бывшего Верховного главнокомандующего Объединенными вооруженными силами НАТО в Европе Ф.М.Бридлава о том, что имеющихся у него в наличии сил не хватает для противодействия потенциальной угрозе со стороны России. В этой связи он просил выделить дополнительные боевые единицы для размещения в Европе, чтобы тем самым «подбодрить европейцев»4

Бывший вице-президент ОБСЕ, депутат Бундестага ФРГ, а также статс-секретарь Министерства обороны Германии В.Виммер подтверждает этот факт и отмечает, что немецкая пресса под давлением извне проводит целенаправленную пронатовскую политику демонизации образа России и личности Президента России В.Путина. По его мнению, подобный курс способен уничтожить плоды трудоемкого процесса выстраивания отношений с Россией, а ранее - с СССР, инициированного отцом «новой восточной политики» В.Брандтом и поддерживаемого обеими сторонами на протяжении десятилетий5

Во-вторых, важным информационным проводником и пропагандистским механизмом являются многочисленные американские неправительственные организации и фонды, действующие на территории Германии. В этом ключе необходимо отметить уже упоминавшийся Германский фонд Маршалла* (*Германский фонд Маршалла был образован 5 июня 1972 г. по случаю 25-летия плана Маршалла. Одним из инициаторов создания фонда был бывший федеральный канцлер Германии Вилли Брандт. )  (другое название - Фонд Маршалла «Германия - США»). Основанный в разгар холодной войны, фонд стал одним из инициаторов германо-американских программ двусторонних обменов. Фонд организовывал регулярные поездки для европейской и американской молодежи с целью, как это официально заявлялось, устранения барьеров, предубеждений и содействия укреплению дружеских отношений между США и ФРГ.

В реальности неправительственные организации, подобные Фонду Маршалла «Германия - США», преследовали в основном сугубо прагматические цели:

- выявление политических, социальных и культурных реалий Германии;

- установление прямого контакта с новым поколением политических элит;

- контроль и манипуляция крайне правыми и крайне левыми силами в немецком обществе, сторонниками которых была преимущественно студенческая молодежь;

- обретение поддержки со стороны немецкой молодежи в отношении внешнеполитических акций США в мире (например, в ходе войны во Вьетнаме) и т. д.6

Одним словом, посредством двусторонних обменов американские фонды тщательно изучали образ мышления немецкой молодежи и вербовали среди молодых кадров новых последователей атлантизма.

В 1990-х годах, после окончания двублокового противостояния, фонд начал постепенно терять идеологическое значение и, соответственно, актуальность. Однако в 1998 году, исходя из желания придать новый импульс атлантической концепции, было принято решение адаптировать деятельность фонда к современным условиям. Несмотря на ряд обновлений, цели и задачи организации остались прежними. Так, в новое время Фонд Маршалла «Германия - США» (в кооперации с «Compagnia di San Paolo») начал развивать проект в области трансатлантических исследований, основная цель которых заключается в изучении политического фона в Европе. Кроме того, Германский фонд Маршалла (совместно с Фондом Бертельсмана) организует регулярные встречи молодых лидеров в Италии, а также является организатором трансатлантического форума журналистов в Брюсселе (Бельгия)7. Одним словом, данная организация не отказалась от своей предыдущей концепции времен холодной войны и продолжила проводить анализ социально-политических реалий на этот раз уже объединенной Германии, а также оказывать идеологическое воздействие на современную немецкую молодежь.

Немаловажное значение имеет также тот факт, что активными членами фонда на разных этапах были лица, имеющие прямое отношение к американским разведывательным организациям. В частности, сотрудник фонда Роберт Рубин был назначен в 1993 году на пост главы Национального экономического совета (National Economic Council), который определял цели экономической разведки ЦРУ. В свою очередь, другой член фонда - бывший глава Международного валютного фонда Доминик Стросс-Кан контролировал комитет, занимающийся экономической разведкой в Исполнительном секретариате Министерства обороны США8.

Немаловажную роль в политической жизни Германии играет еще один институт - «Атлантический мост», основанный в 1952 году как внепартийная и некоммерческая организация, цель которой заключается, как официально заявлено, в выстраивании экономического, финансового, образовательного и военно-политического моста между США и ФРГ. В соответствии с уставом усилия объединения направлены на содействие улучшению взаимопонимания между народами США и Германии. Организация, включающая в себя более 500 видных представителей политических, финансовых, научных и общественных кругов, выступает в качестве совещательного или консультативного института9

На практике «Атлантический мост» представляет собой аналитический центр, формирующий общественное мнение в Германии. Кроме того, по аналогии с Германским фондом Маршалла «Атлантический мост» ставит перед собой цель по воспитанию немецкой молодежи в духе атлантической солидарности, для чего на регулярной основе организуются взаимные ознакомительные поездки для молодого поколения. Особый акцент делается на том, что молодые люди должны получать необходимую информацию из первых рук при встрече с ведущими политиками, бизнесменами, журналистами и представителями научно-исследовательских центров США10. Например, одна из подобных обучающих поездок была организована фондом в октябре 2016 года в преддверии выборов в США.

Объединение обладает тесными контактами с силовыми ведомствами США, например ЦРУ, что даже не скрывается. В частности, организация официально вручает «Премию Вернона Уолтерса»* (*В 1972-1976 гг. Вернон Энтони Уолтерс занимал пост заместителя директора ЦРУ.)  в память о бывшем заместителе директора ЦРУ. Закономерно, что в 1988-1991 годах, то есть в наиболее важный период истории современной Германии, Уолтерс был направлен в ФРГ в качестве посла США.

В ряде случаев данную структуру использовали для оказания прямого воздействия на внутриполитические процессы Германии. Например, посредством организации была осуществлена попытка повлиять на решение об отстранении с поста министра обороны Германии Карла-Теодора цу Гуттенберга.

Наконец, ряд журналистов всемирно известных изданий «Бильд», «Шпигель», «ФАЦ» являются по совместительству членами сетевой структуры «Атлантический мост». Так, в организации состоит бывший редактор «Бильд» Кай Дикманн. Это означает, что при определенных обстоятельствах через эти каналы можно управлять мнением масс в Германии, что соответствует интересам американских институтов информационной экспансии.

Подобные задачи ставит перед собой еще одна совместная организация - «Атлантическая инициатива», основанная в 2004 году как независимая, внепартийная структура. Члены организации позиционируют «Атлантическую инициативу» как институт, содействующий «усилению трансатлантического партнерства, а также развитию внешнеполитической культуры Германии»11. В качестве особой задачи выделяется воспитание молодежи как поколения будущего, способного брать на себя ответственность и принимать решения. Участниками организации подчеркивается, что американо-германские отношения могут быть успешными только при условии, что обычные граждане осознают важность их поддержания. В этих целях «Атлантическая инициатива» проводит регулярные программы обмена между различными представителями общественно-политической, культурной и экономической жизни обеих стран. Кроме того, организация выступает в качестве аналитической площадки для анализа современных проблем трансатлантической повестки дня, а также международных вызовов. Для этого был создан специальный аналитический центр в режиме онлайн, то есть на основе интернет-портала12

Из этого следует вывод, что различные проекты по линии общественных организаций вкладывают в умы интеллектуального ядра немецкого общества убеждение о важности поддержания трансатлантических связей, о роли США в обеспечении региональной и международной безопасности, об исторических заслугах Вашингтона в построении немецких государственных институтов, восстановлении экономики ФРГ, в борьбе с наследием нацизма, а также содействии во включении Германии в западные супранациональные организации и интеграционные объединения. Американские культурные ценности, образ жизни, модели и правила ведения бизнеса пропагандируются Вашингтоном в качестве образцовых. Как отметил немецкий публицист Й.Йоффе, «чудесная дружба» между США и Западной Германией проявляется в том, что немцы приняли не только покровительство американцев, но и систему их ценностей13

К тому же, как уже отмечалось, двусторонние фонды нацелены на воспитание молодого поколения. Этот инструмент пропаганды проверен временем: в период холодной войны в Западной Германии американские оккупационные власти создавали условия для активного участия немецкой молодежи в переустройстве страны. В этих целях были организованы специальные молодежные объединения, где проводилась соответствующая агитационная политика. Похожий механизм взят на вооружение современными институтами, которые реализуют различные двусторонние программы не столько для заполнения досуга и самовыражения немецкой молодежи, сколько для воспитания молодых людей в духе атлантизма14. Деятельность двусторонних общественных структур содействует тому, что в Германии формируются целые поколения государственных чиновников, военнослужащих, научных работников, которые продолжают посвящать свою жизнь поддержанию трансатлантических отношений15

Помимо информационных кампаний по линии СМИ и фондов, Вашингтон активно инициирует в современных условиях гибридные войны, включающие в себя такие подрывные методы, как шпионаж и кибератаки. В отношении Германии подобные инструменты стали впервые применяться США около 15 лет назад.

В 2013 году правительство ФРГ сделало заявление о многолетнем прослушивании американскими спецслужбами мобильных телефонов федерального канцлера А.Меркель, а также ряда других высокопоставленных политиков. По данным немецкой стороны, Вашингтон мог отслеживать звонки, переписку, а также контакты главы Германии начиная с 2002 года, то есть еще до вступления Меркель в должность канцлера. В этих целях в здании Посольства США в Берлине были установлены специальная аппаратура и объекты инфраструктуры, обеспечивающие соответствующие условия для проведения слежки. Несмотря на наличие конкретных улик, подтверждающих факт шпионажа, имеющихся в распоряжении у немецкого Федерального управления по информационной безопасности (BSI) и Федеральной разведывательной службы (BND), американская сторона ожидаемо отказалась признавать обвинения Берлина16.

Серьезных контрмер или адекватной реакции в отношении неприемлемого поведения американских спецслужб со стороны Германии не последовало. Намерения заключить всеобъемлющее соглашение между рядом европейских стран и США о недопустимости слежки друг за другом так и остались на бумаге. Немецкая сторона ограничилась лишь устными заявлениями со стороны руководства страны и рядом демонстраций общественных структур, что представляется не совсем полноценным ответом на подобный репутационный удар.

В 2014-2015 годах широкую огласку получил ряд новых шпионских скандалов в Германии. Один из них был связан с арестом завербованного Вашингтоном сотрудника немецкой разведки, который передал около 200 секретных документов спецслужбам США. В другом случае под ширмой соглашения об обмене информацией между спецслужбами США и ФРГ американская сторона откровенно следила за деятельностью крупных европейских концернов (например, «Airbus», «Eurocopter») и ряда политиков. Последовавшее за этим недовольство официального Берлина и его готовность активизировать контрразведывательную деятельность были оперативно подавлены Вашингтоном, угрожающим свернуть сотрудничество в области обмена оперативными данными.

В 2017 году после ряда информационных утечек стало известно, что Генеральное консульство США во Франкфурте-на-Майне используется ЦРУ в качестве Центра киберразведки (Center for Cyber Intelligence), предназначенного для подготовки кибератак в Европе, регионе БВСА и Азии. В задачи хакерского центра входит разработка программного обеспечения для кражи и мониторинга данных. Сотрудниками центра производится взлом мобильных устройств, телевизоров, компьютеров, а также систем управления в легковых автомобилях и грузовиках17. В случае необходимости хакеры способны дистанционно активировать микрофон или камеру прослушиваемого устройства, а также перехватывать сообщения в ряде популярных мессенджеров до того, как они подвергались шифрованию. На эти цели соответствующим подразделениям Генконсульства выделяются сотни млн. долларов18

Подрывная деятельность США связана не только со стремлением оказать влияние на внутриполитические процессы в Германии, но и с давним желанием внести разбалансировку в российско-германские отношения. Известный американский политолог и директор частной разведывательно-аналитической организации «Стратов» Дж.Фридман убежден, что геополитические интересы США, в защиту которых Вашингтон участвовал в обеих мировых войнах, в биполярном противостоянии, а также в современных конфликтах, заключаются в разрыве российско-германской связки, которая, по его мнению, является единственной силой, представляющей угрозу гегемонии США19

Позиция Фридмана имеет прямое сходство с геополитической теорией «Хартленд» Х.Маккиндера*. (*Хэлфорд Маккиндер - английский географ и геополитик, член Тайного совета Великобритании, основатель теории «Хартленда». ) Так, будучи сторонником баланса сил, Маккиндер по аналогии с Фридманом (только почти на 100 лет ранее) увещевал об опасности образования тандема между Германией и Россией, который может нарушить геополитическое равновесие в мире. В соответствии с теорией для устранения тандема между этими государствами необходимо создать буферные зоны. Именно по этой причине Маккиндер, участвуя в подготовке Версальского договора после завершения Первой мировой войны, добился того, чтобы договор включал в себя положения о формировании лимитрофных государств*, (*Лимитроф (по определению Малой советской энциклопедии) - термин, обозначающий «государства, образовавшиеся из окраин бывшей царской России, главным образом из западных губерний (Эстония, Латвия, Литва, отчасти Польша и Финляндия).)  разделяющих германцев и славян.

В заключение следует отметить, что информационная политика США имеет высокую эффективность, которая усиливается из-за отсутствия должной реакции со стороны германских политических элит, попавших в ловушку евроатлантической солидарности. Современные внешнеполитические доктринальные документы Германии, в которых антироссийская тема проходит красной нитью, лишь поощряют размытие общественного сознания в Германии.

Например, Белая книга 2016 года характеризует Россию в качестве государства, якобы представляющего собой угрозу для евроатлантического мирового порядка, который был выстроен в предыдущие десятилетия совместно с США. Российская сторона, по мнению авторов документа, действует в Европе исключительно исходя из собственных интересов перекройки границ. Считая себя независимым центром силы, Россия, как это прописано в доктрине, настроена на стратегическое соперничество и усиление военной активности вдоль границ ЕС20. Таким образом, американская пропагандистская машина добилась продвижения образа врага в лице России, которая якобы представляет прямую угрозу для региональной и международной безопасности.

Наличие иллюзорной опасности со стороны Москвы является удобным аргументом для развертывания программ по ведению информационной войны против России за пределами США (в частности, в Германии). В 2017 году стало известно, что в этих целях Вашингтон планирует открыть Центр глобального взаимодействия при Госдепартаменте США. Кроме того, рассматривается возможность создания структуры, которая бы заменила Рабочую группу активных мер, существовавшую во времена холодной войны и занимавшуюся борьбой с дезинформацией из СССР.

Очевидно, что в будущем США будут уделять еще более пристальное внимание информационному воздействию. Так, в новой Стратегии национальной обороны США, опубликованной 19 января 2018 года, особо отмечается необходимость наращивания американского военного потенциала, в первую очередь активной милитаризации киберпространства в условиях исчезновения глобального лидерства Вашингтона. Последнее проявляется в усилении конкуренции со стороны так называемых стран-ревизионистов, которые не признают гегемонию США. В этих условиях Вашингтон будет предпринимать все возможные усилия для возвращения своего лидерства, в том числе посредством разворачивания полномасштабной информационной войны при поддержке своих союзников. Российской стороне следует в этом контексте продолжать совершенствовать методы информационного противоборства с целью устранения продуктов американских пропагандистских институтов, создающих атмосферу дестабилизации в Европе.

 1German journo: European media writing pro-US stories under CIA pressure // RT. 18.10.2014 // https://www.rt.com/news/196984-german-journlaist-cia-pressure/

 2Ulfkotte U. Gekaufte Journalisten. Rottenburg am Neckar: Kopp Verlag, 2014 // https://archive.org/details/GekaufteJournalisten-UdoUlfkotte

 3Stephan A., Vogt J. America on my mind: Zur Amerikanisierung der deutschen Kultur seit 1945. München: Wilhelm Fink Verlag, 2006. S. 31.

 4Europa hat die Wahl // Paul Craig Roberts // http://www.antikrieg.com/aktuell/2015_05_06_europa.htm

 5Es wird gezündelt, dass es nur so kracht // Der Freitag. 10.03.2015 // https://www.freitag.de/autoren/asansoerpress35/es-wird-gezuendelt-dass-es-nur-so-kracht

 6Лепик А. Германский фонд Маршалла, пережиток Холодной войны? // Сеть Вольтер. 05.10.2004 // http://www.voltairenet.org/article128881.html

 7Там же.

 8Там же.

 9Официальный сайт организации «Атлантический мост». Раздел «Über uns» // https://www.atlantik-bruecke.org/ueber-uns/

10Там же. Раздел «Studienreisen» // https://www.atlantik-bruecke.org/programme/studienreisen/

11Über die atlantische Initiative // http://atlantische-initiative.org/ueber-uns/

12Сайт аналитического центра по вопросам внешней политики // http://www.atlantic-community.org

13Kaiser K., Krause J. Deutschlands neue Außenpolitik. Bd. 3. Interessen und Strategien. München, 1996. S. 117-118.

14Леонов Е.С. Истоки формирования германо-американских отношений как партнерства неравных // Вестник МГИМО-Университета. 2015. №6(45). С. 15-22.

15Германия. Вызовы XXI века / В.Б.Белов и др.; Российская академия наук, Институт Европы, Филиал Фонда им. Фридриха Эберта в Российской Федерации. М.: Весь Мир, 2009. С. 229.

16Скандал, связанный с прослушкой телефона канцлера ФРГ Ангелы Меркель // Информационное агентство «РИА Новости». 26.06.2015 // https://ria.ru/spravka/20150626/1090021526.

17WikiLeaks: во Франкфурте находится хакерская база ЦРУ // Информационное агентство «Новостное время». 08.03.2017 // http://n-z.tv/wikileaks-vo-frankfurte-nakhoditsya-khakerskaya-baza-tsru-2614-59865/

18Генконсульство США во Франкфурте может быть штаб-квартирой шпионажа // Белорусские новости «Naviny.by». 09.03.2017 // http://naviny.by/new/20170309/1489055676-genkonsulstvo-ssha-vo-frankfurte-mozhet-byt-shtab-kvartiroy-shpionazha

19STRATFOR: US-Hauptziel war es immer, Bündnis Deutschland + Russland zu verhindern // YouTube.com // https://www.youtube.com/watch?v=gcj8xN2UDKc

20Weissbuch 2016 zur Sucherheitspolitik und zur Zukunft der Bundeswehr // Die Bundesregierung. 13.07.2016 // https://www.bundesregierung.de/Content/Infomaterial/BMVg/Weissbuch_zur_Sicherheitspolitik_2016.pdf;jsessionid=69DBC0DF89A426F6C95BED82C0FFBF71.s2t1?__blob=publicationFile&v=2

США. Германия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ > interaffairs.ru, 30 марта 2018 > № 2579586 Егор Леонов


Россия. Великобритания. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 30 марта 2018 > № 2558111 Андерс Аслунд

Пора взяться за деньги Владимира Путина на Западе

Андерс Аслунд | The Washington Post

Комментируя на страницах The Washington Post решения Великобритании и еще 27 стран выслать российских дипломатов, старший научный сотрудник Atlantic Council (США) Андерс Аслунд пишет, что "президент Путин может безразлично пожать плечами".

"Лучше было бы надавить на кремлевские деньги на Западе, а для начала - разобраться с проблемой анонимного владения имуществом. Западу следует взяться за деньги, которые режим Путина сюда перевел", - рекомендует эксперт.

"Путин и его друзья сколотили колоссальные состояния не для того, чтобы ими пользоваться, а скорее чтобы сохранить власть в России. Ирония в том, что, ослабив право собственности в России, они - как и другие россияне - могут уберечь свои капиталы только за границей, в странах, где царит верховенство закона, разрешено анонимное владение имуществом, а финансовая сфера достаточно велика, чтобы вместить их гигантские капиталы", - пишет автор.

Аслунд подчеркивает: "Лишь две страны - США и Британия - могут приютить у себя большую часть офшорного богатства россиян, поскольку разрешают анонимные инвестиции в недвижимость в крупном масштабе".

29 стран уже требуют полностью раскрывать информацию о собственниках-бенефициарах. А что в Британии? Премьер-министр "Мэй не проявляет никакого интереса к такому шагу даже после применения нервно-паралитического вещества в Солсбери", критикует Аслунд.

Эксперт рекомендует Конгрессу США принять один из двух законопроектов, которые уже внесены, соответственно, в Сенат и в Палату представителей - "Акт о подлинной транспарентности инкорпорации" и "Акт против терроризма и незаконных финансов".

"Путин участливо сообщил нам сам, какие санкции ему сильнее всего навредили: он неустанно жалуется на "Закон Магнитского" от 2012 года и на санкции, наложенные на его петербургских приятелей в марте 2014-го за их роль в российской оккупации Крыма", - пишет Аслунд, тут же утверждая, что эти законы и постановления оказались все же не очень эффективными.

По мнению Реймонда Бейкера, основателя Global Financial Integrity, правительство США за год выявляет, в лучшем случае, 0,1% денег, отмываемых в США. "Причина в том, что в стране разрешено инвестировать анонимным компаниям. То же самое в Британии, где, по оценкам Национального агентства по борьбе с преступностью, отмывается 125 млрд долларов в год. Ради национальной безопасности этому надо положить конец", - пишет автор.

"Лучшим асимметричным ответом Британии и Америки на кремлевские гибридные средства ведения войны стало бы обнаружение в наших странах имущества Путина и его друзей, внесенных в санкционный список, и замораживание этого имущества", - заключает Аслунд.

Россия. Великобритания. США > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 30 марта 2018 > № 2558111 Андерс Аслунд


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 30 марта 2018 > № 2553105 Иэн Бреммер

Несмотря на явную мужскую дружбу, Трамп жестко действует в отношении России

Иэн Бреммер (Ian Bremmer), Time, США

Мы пока не знаем, почему Дональду Трампу так нравится Владимир Путин. И, возможно, никогда не узнаем. Но высылка из США 60 российских дипломатов и закрытие российского консульства в Сиэтле напоминает нам, что за одержимостью СМИ мужской дружбой между Трампом и Путиным скрывается реальность. А реальность такова, что политика правительства США по отношению к России остается такой же жесткой, какой она была при президенте Обаме (и возможно была бы при Хиллари Клинтон).

К примеру, Украина. В декабре администрация Трампа одобрила продажу украинской армии летального оружия, включая американские противотанковые ракеты «Джавелин», с тем, чтобы помочь Киеву укрепить оборону восточной Украины против сепаратистов, поддерживаемых Москвой. При Обаме США предоставили Украине только вспомогательное оборудование и провели обучение. Трамп также настоял на увеличении объемов поставок американского угля на Украину, испытывающую нехватку энергоносителей, что было бы выгодно угольщикам, которые поддержали кандидатуру Трампа, а также Украине, которая теперь менее уязвима на случай прекращения поставок энергоносителей в зимнее время. В Сирии американские войска присутствуют для и того, чтобы ограничить влияние России и Ирана на будущее страны, и для борьбы с остатками «Исламского государства» (террористической организации, запрещенной в РФ — прим. ред.).

Когда Трамп критиковал союзников по НАТО за недостаточные отчисления на оборону, его обвиняли в том, что он провоцирует Россию, «заставляя» ее проверить решимость Североатлантического альянса. Однако теперь страны НАТО предприняли шаги, чтобы выделять на оборону больше средств, и НАТО выглядит сильнее, чем раньше. То есть, в итоге получилось не то, на что рассчитывал Путин.

Высылка дипломатов позволяет провести еще одно наглядное сравнение. После выборов 2016 года Обама выслал 35 российских дипломатов и закрыл две дипломатические дачи, что было символическим шагом, который не слишком помог разубедить Москву и не заставил ее прекратить вмешательство в выборы по всему Западу. Трамп так и не признал однозначно, что это вмешательство имело место, но его администрация под давлением Конгресса одобрила санкции против 19 российских граждан и пяти российских организаций. По иронии судьбы, многие из лиц, попавших под эти санкции, были «раскрыты» в ходе расследования под руководством Роберта Мюллера.

Четыре месяца назад администрация Трампа ввела финансовые санкции и ограничения на въезд в США в отношении 50 с лишним лиц. Они обвиняются в коррупции и нарушениях прав человека в соответствии с Законом Магнитского (названным в честь российского информатора) и международной версией этого закона — «Глобальным законом Магнитского» (Актом о глобальной подотчетности в области прав человека). Среди тех, кто внесен в санкционные списки, были сын Генерального прокурора России Юрия Чайки и пользующийся поддержкой Путина авторитарный лидер — президент Чечни Рамзан Кадыров.

Так как же понять это несоответствие между отсутствием критики со стороны Трампа и реально ощутимыми шагами его администрации, направленными против Москвы? Здесь следует учесть три обстоятельства. Во-первых, существуют ограничения на власть президента — даже на внешнюю политику. Во-вторых, из-за несогласованности и невнятности политики Белого дома Конгрессу и Пентагону легче продвигать ту внешнюю политику, которую они поддерживают. В-третьих, хотя Трамп испытывает известные симпатии к «родственным» по духу авторитарным лидерам (например, президенту Филиппин Родриго Дутерте, наследному принцу Саудовской Аравии Мухаммеду бин Салману и президенту Египта Абдул-Фаттаху ас-Сиси), он также болезненно воспринимает любые заявления о том, что Путин его контролирует. Возможно, он и не называет Путина лжецом, но, встав на сторону западных союзников в украинском вопросе и в деле расследования отравления в Великобритании, он дает понять, что может, конечно, закрывать глаза на агрессивное поведение России, но не до бесконечности — всему есть предел.

«Я намного жестче по отношению к России, чем Обама — просто взгляните на факты. Тотальные фейковые новости!», — написал Трамп в «Твиттере» в феврале. Возможно, он делает это под давлением. Но он прав. И нам всем было бы лучше, если бы СМИ в своих репортажах больше уделяли внимания политике, а не личностям.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 30 марта 2018 > № 2553105 Иэн Бреммер


Россия. США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 30 марта 2018 > № 2552543 Владислав Иноземцев

Санкции навсегда

Владислав Иноземцев

Не понимая Россию, Запад посылает ей сигналы, намекающие, что Путину следует образумиться: стать пусть даже не менее антизападным, но более рациональным. Кремль делает вид, что не понимает намеков

Недавняя одновременная высылка 139 российских дипломатов из 24 стран — событие неординарное. Особенно если учесть, что предпринята она не в ответ на какие-то провокационные действия в отношении самих этих государств, а в знак солидарности с Великобританией, обвиняющей Россию в покушении на своей территории на жизнь бывшего разведчика Сергея Скрипаля с использованием боевого отравляющего вещества.

Сейчас модно говорить о происходящем как о новой холодной войне — и я давно отмечал, что изменившийся тип отношения России к миру подпадает как раз под это определение. Однако, быть может, события пошли даже еще дальше (или, если быть точнее, несколько в иную сторону).

Запад был крайне обеспокоен происходившим на Украине в 2014–2015 году; вместе с выступлениями Путина 2007–2008 годах в Мюнхене и Бухаресте, пятидневной войной в Грузии, попытками Москвы укрепить свое влияние на территории бывшего Советского Союза и с выстраиванием Кремлем дружеских отношений с некоторыми лидерами стран Центральной Европы агрессивные действия России хорошо вписывались в прежние представления. Понятными выглядели и варианты ответов: сдерживание, помощь союзникам, конкуренция и соперничество на глобальной периферии. Про Путина привычно говорили, что он понимает лишь правила «игры с нулевой суммой»: если у кого-то убыло, то где-то прибыло.

Между тем начиная с середины 2010-х годов ситуация, как мне кажется, начала меняться, хотя это сложно было сразу заметить. Вмешательство России в те же американские выборы (неважно, смогли ли они изменить их результаты или нет), заигрывание с европейскими ультраправыми, открытая поддержка военных преступников типа Асада и государственный терроризм в отношении противников режима, а также тех, кого сам Путин или его окружение могут счесть предателями, — все это, на мой взгляд, стало указывать не только на то, что Кремль вообще перестал признавать всякие правила. Намного более важным мне кажется то, что Москва перестала даже задумываться о собственной выгоде, предпринимая те или иные шаги.

Чего добился Кремль тем, что оставил грязный след в истории выборов 2016 года в Америке? Если говорить о России, то ровным счетом ничего: кто бы ни выиграл те выборы без нашего вмешательства, отношения между странами практически наверняка не были бы хуже, чем сегодня. Единственным последствием стало перенапряжение американской политической системы и обострение внутренней борьбы в вашингтонском истеблишменте. Чего Москва добивается в Европе, финансируя и поддерживая антиевропейские силы? Судя по всему, похожей же дестабилизации. Характерно, что само ее появление, буде таковое случится, России также ничего не даст. ЕС не развалится, но станет менее функциональным — и проевропейским силам будет лишь проще выстраивать свою линию аргументации, доказывая, что странам Старого Света нужно сплотиться не столько для чего-то, сколько против кого-то. И даже если пропутинские силы одержат где-то локальные победы, это не изменит общей картины. Бóльшая часть Европы будет становиться все более антироссийской. Чего добился Путин, убив в Британии, судя по всему, уже более десятка своих личных врагов, которые давно были лишены любой возможности навредить России? Похоже, никому не нужного превращения нашей страны в международного изгоя.

На мой взгляд, реакция Запада в виде высылки российских дипломатов указывает на некую новую реальность, заключающуюся прежде всего в том, что мир окончательно перестал понимать Россию. И это не должно удивлять: сегодня действительно не ясно, чего хочет Путин. Стать диктатором в собственной стране, где не останется даже видимости демократии? Запад ему в этом никак не мешает и даже не очень пытается. Воссоздать Советский Союз? Да ради бога — только не факт, что этого хотят среднеазиатские ханы и баи, с которыми у Москвы пока не очень получается выстроить настоящую интеграцию (Украина — особый случай, но и тут правильнее было бы договариваться с украинским народом, а не с Брюсселем или Вашингтоном). Отмывать украденные в России деньги в Европе и различных офшорах? Я пока не слышал, чтобы кто-то арестовал там какие-то российские капиталы и собственность. Не понимая Россию, Запад начинает посылать некие сигналы, намекающие на то, что Путину следует образумиться: стать пусть даже не менее антизападным, но более рациональным; вернуться с небес на землю и творить беспредел по возможности внутри собственных границ.

Кремль делает вид, что не понимает этих сигналов, и предпочитает действовать в рамках «симметричных ответов»; однако то, что было в годы холодной войны нормальным, сейчас таким не выглядит. В 1970-е члены ЦК КПСС не владели виллами на юге Франции и не держали деньги на счетах фирм, зарегистрированных в Люксембурге или Делавэре. Российские предприятия не принадлежали компаниям, закредитованным на Западе. Отечественная промышленность худо-бедно обеспечивала население практически всем необходимым, а чем не могла, то удавалось получить от восточноевропейских сателлитов. Сейчас все изменилось; Россия намного более уязвима не столько для американских ядерных ракет, сколько для европейских экономических санкций.

Симметричные ответы были хороши тогда, когда сторонами двигал интерес; когда одной движет банальная обида, они становятся контрпродуктивными. Москва полагает, что ее «берут на понт», хотя на самом деле сигнал состоит в другом: разговаривать с Кремлем не о чем, к тому же сам этот процесс никому уже не кажется приятным. Зачем в такой ситуации иметь в странах-противниках посольства, по численности превосходящие миссии их самых проверенных друзей?

Если говорить об аналогиях, которые появляются при осмыслении последних шагов Кремля, они напоминают не столько действия Хрущева или Брежнева, сколько эксперименты сталинской поры — когда советские спецслужбы устраняли врагов революции за рубежом, а из Кремля категорически требовали от германских коммунистов не блокироваться с социал-демократами перед лицом фашистской угрозы. Тогда казалось, что максимальная дестабилизация функционирования демократических стран приведет к их коллапсу и поможет установлению всемирной власти пролетариата. История, однако, показала ошибочность тогдашнего курса. От провала Веймарской республики никто не пострадал больше, чем Советский Союз. Если европейская интеграция развалится, Россия также вряд ли будет в выигрыше. Мы, помнится, радовались недавно Брекзиту? Считали, что более самостоятельная Британия нанесет удар евробюрократам? Только пока скорее заметно, что «возросшая самостоятельность» Соединенного Королевства увеличивает его решимость разбираться с Москвой, а Европа (да и не только) склонна поддержать «отщепенца».

Подводя итог, я могу только повторить свое давнее предположение: санкции против России — это практически навсегда. Вместо того, чтобы осмыслить происходящее рациональным образом, взвесить все за и против (в советские времена у партийного руководства хватало ума на то, чтобы продолжать диалог по экономическим, и не только, вопросам даже тогда, когда гонка вооружений была наиболее активной) и принять решения, направленные на снижение напряженности, Россия продолжает провоцировать, лгать и изворачиваться. Западу сложно ответить на это силовым методом, да этого никто и не хочет, поэтому знаки нарастающего презрения будут проявляться снова и снова. И к этому нужно быть готовыми. Или начать меняться — хотя, видимо, ждать этого не приходится.

Россия. США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 30 марта 2018 > № 2552543 Владислав Иноземцев


США. Россия > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 30 марта 2018 > № 2552467 Антон Табах

Как жить в новой финансовой реальности отношений России и Запада

Антон Табах

Российскому бизнесу необходимо понимать, что пользование зарубежными финансовыми услугами будет дороже, как и соблюдение всех требований. Во многом центры принятия глобальных регулятивных решений не только неформально, но и официально концентрируются в Вашингтоне. Это могло бы быть не так уж плохо, но американская система регулирования – что признают и сами американцы – раздроблена, политизирована и склонна к кампанейщине

Требование американских регуляторов издавна создавали большие проблемы для иностранных финансовых институтов. Дело здесь не только в санкциях, введенных по политическим мотивам (сейчас уже только любители финансовой истории помнят, что так называемый рынок евродепозитов появился не в последнюю очередь для того, чтобы советские загранбанки могли уклоняться от потенциальных санкций со стороны США). Не меньше хлопот доставляют и просто законы и постановления США, часто очень жесткие и адаптированные исключительно под защиту местных потребителей.

Более того, для американского права характерно глобальное применение: даже мелкая и слабая связь с американским рынком или институтами – например, транзакция в долларах – уже ведет к включению в американское правовое поле. Но из-за раздробленности мировой финансовой системы и ограниченных возможностей по сбору информации раньше это не представляло большой проблемы.

Однако в последние 10–15 лет волна борьбы с терроризмом, наркомафией, отмыванием денег и уклонением от налогов (а также то, что после кризиса 2008 года банкам пришлось обращаться за масштабной господдержкой) привела к тому, что мечты силовиков, налоговиков и регуляторов сбылись – они получили карт-бланш.

В результате банки и инвесткомпании оказались погребены под требованием отчетности и проверок чистоты клиентов. Разнообразные черные списки – международные и для каждой страны – стали плодиться, а сотрудники отделов compliance (соблюдение требований разнообразных регуляторов) и консультанты в этой области превратились в самое быстрорастущее направление финансовой индустрии. Криптовалюты и даже риск-менеджеры остаются далеко позади по скорости и масштабам.

На волне увеличения объемов доступной информации, собранной в рамках национального законодательства, американские власти пошли дальше. Особенно показателен тут пример Закона о налоговой отчетности по зарубежным счетам (Foreign Account Tax Compliance Act, FATCA), который был принят в США для борьбы с уклонением американских граждан и резидентов от уплаты налогов.

Принятие FATCA имело серьезные внешнеэкономические последствия, поскольку закон обязал иностранные финансовые организации отчитываться перед американскими налоговиками о движении средств американских (или подозреваемых в том, что они американские) налогоплательщиков. В противном случае финансовые организации ожидали санкции в виде 30-процентных штрафов на движение средств с их корсчетов в банках США и даже закрытие таких счетов, то есть отключение от платежей в долларах.

Закон создал большие неудобства для американских корпораций и граждан США, живущих за рубежом, а также заставил иностранные (в том числе российские) банки сдавать массу отчетности в Налоговое управление США (IRS). Россия хоть и была в 2014 году в очень натянутых отношениях с США, тем не менее приняла закон, разрешающий российским банкам, в том числе с госучастием, сдавать такую отчетность американцам. Ситуацией по своим причинам воспользовались и европейские власти, которые стали активно продвигать соглашения об обмене налоговой информацией. К ним радостно присоединились власти других стран, в том числе и России, чтобы повысить собираемость налогов и сделать бессмысленным нахождение в офшорах.

Решения американских властей в отношении финансовых институтов практически гарантированно воспроизводятся в еврозоне. Характерна последняя история с крахом латвийского банка ABLV. Все началось с отключения банка от американского рынка по обвинению в нарушении различных санкционных режимов. Затем последовали решения европейских и латвийских регуляторов о запрете деятельности. При этом финансовое положение самого банка особых вопросов не вызывало, основная претензия была в большом количестве нерезидентов (то есть российских и украинских предприятий), использовавших банк для платежей, в основном не носивших криминального характера.

Санкции в отношении российских эмитентов работают менее жестко и пока не настолько всеобъемлющие, но их обход также создает существенные сложности и издержки. Во многом центры принятия глобальных регулятивных решений не только неформально, но и официально концентрируются в Вашингтоне. Это могло бы быть не так уж плохо, но американская система регулирования – что признают и сами американцы – раздроблена, политизирована и склонна к кампанейщине. FATCA тут очень яркий пример – он решает незначительную в масштабах американских налоговых поступлений проблему, но навешивает огромные издержки на зарубежные банки, попутно потоптав суверенитет. При этом от налоговой реформы Трампа для решения того же вопроса будет несравнимо больше пользы, но закон уже принят и работает.

В этих условиях российскому бизнесу необходимо понимать, что пользование зарубежными финансовыми услугами будет дороже. Как и соблюдение всех требований – ведь все теперь под колпаком у Мюллера. Некоторым утешением может послужить то, что требования российских регуляторов бывают не менее сложными. Например, российский закон против отмывания денег (фз-115) не отличается логичностью, а его исполнение свирепо. Банки в этих условиях становятся агентами не только своих, но и американских регуляторов.

Тем не менее и в такой ситуации остаются способы смягчить существующие трудности. Прежде всего, есть возможность судиться в США. Дело это небыстрое, первые иски по FATCA от граждан и компаний, пострадавших от его реализации, только сейчас проходят нижние уровни судебной системы. Но случаи оспаривания действий регулятора в судах известны, пускай они порой больше напоминают посмертную реабилитацию (например, успешное оспаривание лишения лицензии Arthur Andersen). В мягком случае можно закладывать в бюджет деньги на антисанкционных специалистов, их наем или консультации.

Также России необходимо развивать альтернативные платежные системы, которые бы функционировали не в долларах и избегали американской юрисдикции. Современные технологии упрощают и удешевляют этот процесс. Однако надо понимать, что эта история не про заголовки, конференции и казенные деньги, а про удобство использования и современные технологии. Криптовалюты могут (а возможно, и не могут) помочь в этом, но пока это явно не основной путь.

Наконец, России нужно развивать собственные финансовые рынки, потому что даже азиатские рынки слишком зависимы от США и не особенно помогут в смягчении эффекта санкций. При этом не столько регуляторам (им собственные ведомственные интересы застят глаза), а законодателям нужно понимать – свирепость и консерватизм регулирования сильно сдерживают инновации. В этом отношении опыт Японии, достаточно либеральной к криптовалютам, несмотря на консерватизм банковского сектора страны, может быть хорошим примером.

США. Россия > Финансы, банки. Приватизация, инвестиции. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 30 марта 2018 > № 2552467 Антон Табах


Великобритания. США. Евросоюз. РФ > Финансы, банки. Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 29 марта 2018 > № 2560954

Минфин отреагировал на заявления Лондона, а о мерах против российского капитала заговорили и в США

Посол в России Джон Хантсман не исключил возможности ареста российских активов в Соединенных Штатах. Это связано с делом Скрипаля

В Минфине прокомментировали возможный запрет на продажу российских долговых бумаг в Лондоне. Рассматриваемая в Великобритании мера негативно повлияет не только на российских инвесторов, но и на иностранцев, заявили в российском министерстве.

Ранее стало известно, что Тереза Мэй согласилась рассмотреть возможность запрета на продажу Россией своих долговых ценных бумаг на фондовом рынке Лондона. Как рассказывает The Guardian, в минувшем месяце клиринговые палаты Сити помогли одному из подсанкционных российских банков выпустить евробонды на 4 млрд долларов для покрытия госдолга, а около половины еврооблигаций приобрели лондонские инвесторы.

После этого в Вестминстере зазвучали призывы закрыть лазейки в законодательстве ЕС и Великобритании и лишить ведущие клиринговые компании Европы права работать с российскими облигациями. Сообщается, что инициативу уже поддержал глава британского МИД Борис Джонсон.

По мнению Guardian, это сделало бы российские бонды почти нереализуемыми на вторичном рынке. Однако преувеличивать угрозу не следует, отмечает гендиректор инвестиционного партнерства «Ван Дер Блэк» Станислав Машагин:

«Ежели вдруг так случится, что на лондонском рынке российские компании не смогут занимать, то этот долговой рынок переместится по российской бумаге в Азию, прежде всего в Гонконг, и, конечно, можно об этом сожалеть. Какого-то великого ущерба не будет, но будет задержка, и крайне неудобно эмитентам переходить на другие площадки обслуживаться. Но это неизбежно. Московская биржа также ждет клиентов, поэтому, мне кажется, в ближайшее время там принципиальных изменений не будет, а для крупнейших компаний всегда есть замена в виде синдицированных клубных кредитов, которые могут заменить размещение. Это будет чуть дороже. То есть великих издержек и потерь не будет, но неудобства и ограничения свободы тут всем не понравятся, поэтому я вижу умеренно нейтральной эту новость, все-таки вряд ли можно сказать, что она негативная, тем более большинство готовы, и мир большой, не только сегодня для эмитентов он в Лондоне».

Есть и другое мнение: запрет на торговлю российскими облигациями можно сравнить едва ли не с отключением системы SWIFT. Комментирует председатель совета директоров компании «Сафмар — финансовые инвестиции» Олег Вьюгин:

— На самом деле он болезненный, может быть, первое — для тех инвесторов иностранных, которые покупают эти бумаги, и очень часто они это делают именно на Лондонской бирже, на лондонском рынке правильнее сказал, а учет ведет Euroclear, у которого есть счет в Национальном расчетном депозитарии (НРД). То есть таким образом создан мостик, когда иностранные инвесторы могут совершенно спокойно покупать, хранить это в европейской юрисдикции, а пользоваться доходностью российской. Второе — это будет, наверно, неприятно и для российских инвесторов, потому что у них заблокируются средства в Euroclear, по ним нельзя проводить операции, и их некуда девать. То есть можно пойти в JP Morgan тогда, в какие-то другие крупные банки, которые как уже кастодианы, имеющие счет в НРД, смогут начать обслуживание. Но это болезненно, достаточно неприятный процесс.

— Насколько реалистично, что все-таки такие меры будут приняты? Пока они лишь анонсированы. Доведут до конца?

— Пока это угроза, ну, скорее, больше угроза, чем реальные действия. Во-первых, Euroclear, который находится под бельгийской юрисдикцией, не факт, что так легко согласится бельгийское правительство такие вещи делать, они довольно-таки независимые, и потому что это действительно реально неприятная вещь, болезненная, сродни некой маленькой войны, как отключение SWIFT, только помягче. Не факт, что это состоится, но это угроза.

О новых мерах в отношении российского капитала заговорили и в США. Американский посол в России Джон Хантсман не исключил возможности ареста российских активов в США из-за дела об отравлении экс-сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля.

«Я не знаю, каким будет наше будущее, надеюсь, что нам удастся стабилизировать отношения. Но, конечно, это возможно», — сказал дипломат в эфире телеканала РБК. Ранее глава британского Минобороны Гэвин Уильямсон сообщил, что страна выдала первые ордера на арест российского имущества, происхождение которого неизвестно.

В Кремле внимательно отслеживают заявления об угрозах санкций в отношении российских активов в США и Великобритании. Такие решения нанесут вред реноме этих стран у инвесторов, сказал пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

«Мы очень внимательно наблюдаем за этим. Конечно, безусловно, это очень важная субстанция, которая касается в целом, наверное, имиджа стран как надежных, экономических партнеров. И, конечно, такие решения не могут не наносить вред реноме этих стран в плане их взаимоотношений с другими инвесторами. Поэтому мы сейчас очень внимательно отслеживаем и наблюдаем за такими заявлениями».

Ранее глава британского Минобороны Гэвин Уильямсон сообщил, что страна выдала первые ордера на арест российского имущества, происхождение которого вызывает у Лондона подозрения. Кроме того, британские власти намерены пересмотреть инвестиционные визы более 700 богатых россиян.

Великобритания. США. Евросоюз. РФ > Финансы, банки. Недвижимость, строительство. Приватизация, инвестиции > bfm.ru, 29 марта 2018 > № 2560954


США > Химпром > regnum.ru, 29 марта 2018 > № 2550018

Физики научились водой печатать 3D-объекты

Печать водой возможна внутри вязкого силиконового масла

 Учёные из США и Китая разработали метод 3D-печати, при котором возможна печать водой внутри вязкого силиконового масла. Об этом сообщается в журнале Advanced Materials.

Новый метод предполагает образование плёнки из поверхностно-активных наночастиц на границе раздела двух жидкостей. За счёт этого напечатанные структуры сохраняют устойчивую форму на протяжении нескольких часов.

Геометрию объектов можно менять как во время, так и после печати. Для этого необходимо варьировать состав наночастиц, состав жидкости и скорость печати.

В ходе эксперимента учёные смогли получить несколько различных жидких структур, спиралеобразной или разветвленной формы длиной в несколько сантиметров.

Исследователи отмечают, с помощью нового метода можно создавать материалы для жидкостной электроники, систем молекулярного транспорта, а также микрореакторы для проведения многофазных реакций или биологического анализа.

США > Химпром > regnum.ru, 29 марта 2018 > № 2550018


США > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > regnum.ru, 29 марта 2018 > № 2550015

Американский корабль Crew Dragon доставит астронавтов на МКС в 2019 году

Он будет выводиться на орбиту ракетой-носителем Falcon 9

 Космический корабль Crew Dragon, разработанный компанией SpaceX Илона Маска, доставит первых астронавтов на орбиту в 2019 году. Об этом сообщается на сайте NASA.

Crew Dragon представляет собой многоразовый пилотируемый космический корабль компании SpaceX. Он был разработан в рамках программы Commercial Crew Development по заказу NASA.

Предполагается, что он будет выводиться на орбиту ракетой-носителем Falcon 9.

Также отмечается, что помимо астронавтов из США, Европы, Канады и Японии, экипаж нового корабля будет включать и российских космонавтов. В Роскосмосе, свою очередь, заявили, что для того новому кораблю предстоит пройти лётные испытания и сертификацию.

Напомним, в настоящее время только российские космические корабли «Союз» доставляют экипажи на МКС.

США > СМИ, ИТ. Авиапром, автопром > regnum.ru, 29 марта 2018 > № 2550015


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter