Всего новостей: 2526812, выбрано 3375 за 0.146 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 28 марта 2018 > № 2580821 Леонид Ивашов

Гибридные войны

геополитика современного миропорядка и мобилизационный проект для России

Цивилизационная многополярность, предсказанная Н.Я. Данилевским ещё в 1869 году, сейчас, через полторы сотни лет, проявляется со всей очевидностью. Китай, Индия проявляют себя не только как динамично развивающиеся государства, но прежде всего — как мировые цивилизации. Чрезвычайно важный процесс трансформации происходит в России. Идёт формирование "центра силы" в Латинской Америке, в стадии переосмысления и поиска своей цивилизационной идентичности находится исламский мир. Как и прогнозировалось, не складывается строительство единой евроцивилизации — в силу кардинальных политических, культурных, религиозных, духовно-ценностных различий между странами, входящими в ЕС. Британия, также живущая своей колониальной рентой, уже попыталась выйти из Евросоюза.

Сегодня мы можем констатировать, что эпоха всемирно-исторического лидерства Запада завершается — вопрос только в том, чем именно она завершится: сменой лидера, или же попыткой сдающего лидера уничтожить всё человечество. Похоже, что такая попытка обязательно последует, поскольку она запрограммирована всей предшествующей историей "западной" цивилизации. И, в первую очередь, эта попытка будет направлена против нашей страны, что вызвано не только актуальными финансово-экономическими, политическими или военно-стратегическими, но и, что главное, системно-геополитическими причинами, исходя из которых "западная" цивилизация всегда обязана вести войну с Россией и стремиться к её подчинению и уничтожению.

Теории и стратегии западной геополитики

Для практической реализации законов и закономерностей геополитики лучшие умы отрабатывали теории, стратегии и доктрины. Остановлюсь лишь на некоторых, действие которых продолжается и сегодня. Начну с теории "хартленда" британца Х. Маккиндера. Рассматривая географию нашей планеты, он сделал вывод (1904 г.) о том, что центральным регионом мира является Евразия, Мировой остров, в центре которого находится "сердце мира", "хартленд" — самый выгодный для контроля над миром регион планеты. И отсюда следовала стратегическая установка, или формула мирового господства: "Кто контролирует Восточную Европу, доминирует над хартлендом; тот, кто доминирует над хартлендом, доминирует над Мировым островом; кто доминирует над Мировым островом, доминирует над миром". Итак, только контроль над Россией (ибо "хартленд" — это и есть Россия) даёт англосаксам контроль над Евразией и над всем миром. Потому-то Збигнев Бжезинский и объявил после крушения СССР, что "Евразия — приз победителю в холодной войне". То есть — добыча. Но вот проблема, которую "западники" пытались решить со второй половины ХIХ столетия: как установить контроль над российским континентом, "огромной континентальной массой" по выражению американского адмирала Альфреда Мэхэна. Некоторые пытались решать её методом военного вторжения, но с печальным для себя результатом.

Мэхэн предложил в 1890 году иную стратегию овладения Россией: "петлю анаконды", суть которой заключалась в блокаде российской территории, воспрещении выхода в мировой океан и к теплым морям, ограничении торговли, отхватывания ее прибрежных территорий и т.д. А конечную цель этой стратегии адмирал видел так: "Приступить к овладению всею полосой южной Азии между 30-м и 40-м градусами северной широты, и с этой базы постепенно оттеснять русский народ к северу. Так как, по обязательным для всего живущего законам природы, с прекращением роста начинается упадок и медленное умирание, то и наглухо запертый в своих северных широтах русский народ не избегнет своей участи". Очень гуманно, не правда ли? Но разве сегодня, или еще когда-либо, они нам другое предлагали?

Суть германской геополитики (основатель — Ф. Рацель): государство — живой организм, который, по мере своего развития, требует всё большего жизненного пространства, Lebensraum. Обретается это дополнительное пространство за счёт территорий "менее удачливых соседей". Гитлер в своей политике исходил именно из этой стратегической концепции, пытаясь захватить Lebensraum военным путём. Нынешнее руководство Германии делает то же самое, но с помощью "мягкой силы": покоряя пространство Европы экономическими методами. К России оно пока относится осторожно, памятуя уроки истории. Но сегодня складывается ситуация, для которой характерно наступление континентальных держав, прежде всего — Китая, ШОС и БРИКС, и заката США, Британии и Запада в целом.

Приход к власти в США Дональда Трампа как раз и стал попыткой отсрочить уход Запада во главе с Соединёнными Штатами с лидирующих позиций, но не более того. Это, прежде всего, внутриамериканский конфликт за право распоряжаться миропорядком и глобальными ресурсами. Схватились две глобальные силы: транснациональный финансовый капитал и национальная элита Америки, что сулит ряд глобальных потрясений и, возможно, переформатирование мирового политико-экономического пространства.

Приход в Белый дом Трампа, его предвыборные тезисы и первые президентские действия, говорят о том, что США примут и будут реализовывать новую геополитическую доктрину, опять же — с целью остановить развитие Востока, на стороне которого выступает сегодня и Россия. Но эта доктрина будет строиться на прежних теориях и принципах англосаксонской геополитики. Главной её целью, опять же, будет "сжатие в кольцах анаконды" и разрушение России. Санкции, информационные атаки, демонизация российской политики и руководства, лишение России внешнего и внутреннего пространства безопасности, включение Евразии в зону "жизненно важных интересов" Америки с назначением Центрального военного командования США ответственным за евразийский регион, — всё это и есть реализация классических американских геополитических теорий, концепций и доктрин. Альтернатив у них в этом отношении нет, и пока не предвидится.

Место и роль России в современном мире

Наиболее слабым звеном современной России является её система социального управления. Правящая "элита" неспособна выявить и определить адекватное и естественное целеполагание для нашего общества, а тем более — предложить обоснованную и эффективную методологию его достижения. Именно по этим причинам, Россия находится вне процесса культурно-цивилизационного созидания. Более того, из трёх матриц, синтезирующих русскую цивилизацию, одна, "советская", уже почти полностью разрушена, а две остальные: православно–славянская и евразийская (русско–тюрская), — активно разрушаются. Среди бывших постсоветских республик Центральной Азии и Кавказа растёт разочарование поведением российских властей и бизнеса, Россия не предложила развёрнутой взаимовыгодной геополитической концепции формирования будущего евразийского пространства. Православно–славянский ареал также не имеет ясной перспективы, кроме конфликта с Украиной и трагедии Донбасса. Единственный союзник на Балканах — Сербия движется в сторону ЕС и НАТО. В целом нынешняя власть РФ проиграла в процессе цивилизационного строительства всё, что могла. Наши надежды на формирование Евразийского союза, как культурно–цивилизационного фундамента, развитие ШОС, как регионально-политического образования, БРИКС — как объединения цивилизаций не-Запада и модели будущего мироустройства, — пока не оправдываются. Похоже, идёт искусственное торможение этого процесса. По крайней мере, Россия на этих направлениях утратила активность и наступательность, а культурно-цивилизационное строительство замещается попытками обыденной экономической выгоды, причём — на китайских условиях.

Гибридная война, как главный феномен ХХI века

Усложнение современного миропорядка затронуло и такую сферу как война. Из сферы традиционного вооруженного насилия, война перешла в новое, более сложное и многомерное пространство. Сначала такой переход обозначался термином "холодная война", сейчас — "гибридная война". Но ясной государственной теории, раскрывающей сущность этого явления, в России нет. В Академии геополитических проблем лет десять назад исследовались изменения в понятии "война". Ввели термин "геополитические операции". Предложили проект геополитической доктрины, направили в Совбез РФ. Но в беседе с одним из сотрудников аппарата Совбеза, услышав его понимание геополитики, как науки о фашизме, прекратили общение. Тем не менее, мы эти исследования продолжаем. Руководитель Уральского отделения Академии геополитических проблем, доктор политических наук Н.А. Комлева пишет: "Гибридная война представляет собой исключительно геополитическое явление, в своём полном объёме не определяемое в иных исследовательских парадигмах.

Гибридная война — это совокупность действий, направленных на разрушение всех основных геополитических пространств общества-соперника, то есть на его абсолютное сокрушение. При этом агрессия во всех основных типах геополитических пространств осуществляется одновременно.

Основными геополитическими пространствами автор… полагает следующие: географическое, экономическое, информационно-идеологическое и информационно-кибернетическое. В каждом типе геополитического пространства способы ведения гибридной войны различаются в соответствии с природой данного типа пространства.

Основные способы ведения гибридной войны в географическом пространстве:

1) локальные "традиционные" войны в ресурсных регионах страны–объекта агрессии, вовлечение данной страны в серию "конфликтов малой интенсивности" по периметру её границ; 2) "цветные революции", то есть государственные перевороты в стране–объекте агрессии и в государствах, являющихся её геополитическими союзниками; 3) поощрение сепаратизма в стране–объекте агрессии.

Все перечисленные технологии применяются против современной России. В конце 90-х—начале 2000-х гг. страны Запада и их союзники, включая страны Ближнего Востока (Саудовская Аравия, Иордания, ОАЭ), спонсировали террористическую войну на российском Северном Кавказе в финансовом отношении, поставляли в регион наёмников, военных советников, современное вооружение. Террористическая война была составной частью сепаратизма так называемой Республики Ичкерия, образованной на большей части Чеченской Республики в составе России, а также определенных сил в Республиках Ингушетия, Кабардино-Балкария, Дагестан (проект "Лакской республики"). Попытки осуществить "ромашковую революцию" в Российской Федерации наблюдались в 2003–2008 гг., а также в 2012 г. ("белоленточное движение"). "Цветные революции" прошли по Сербии, Украине (дважды), Грузии, Киргизии.

Основные способы ведения гибридной войны в экономическом пространстве:

1) санкции против отдельных отраслей экономики страны-объекта агрессии, в том числе — закрытие для неё международных рынков (или отдельных их сегментов) и блокирование доступа к определённым технологиям;

2) санкции против всех отраслей экономики страны-объекта агрессии в совокупности (экономическая блокада);

3) санкции против ключевых персоналий, определяющих содержание и ход экономических процессов в стране-объекте агрессии".

Дополню данные тезисы уважаемой Натальи Александровны. Гибридная война — это сочетание "мягкой силы", применяемой во всех жизненно важных сферах государства-объекта агрессии, с жёстким военным давлением и ограниченными военными действиями, операциями спецслужб и мощным информационным подавлением воли к сопротивлению.

Против России операция "гибридная война" ведётся на плановой основе. Она была запущена с момента введения санкций в 2014 г., 2 августа 2017 г. план операции был утвержден окончательно, с 2018 г. начинается активная фаза её реализации.

Замысел операции противника я бы сформулировал так: "Используя экономическую слабость России и отсутствие устойчивой системы государственного управления, полномасштабную многоуровневую коррумпированность органов государственной власти, самый высокий в мире разрыв доходов населения, разобщённость и апатию офицерского корпуса, склонность большого числа офицеров и чиновников высокого ранга к услужению кому угодно ради денег, комфорта и удовольствий, — осуществить наступательную операцию гибридного типа с целью ликвидации российской государственности и приведению остатков Российской Федерации под полный контроль правительства, Конгресса и Федеральной резервной системы США, главный удар нанести по системе госуправления, производственному сектору экономики и финансовой системе государства".

Цель — паралич управленческой деятельности, производства товаров и военной продукции, финансовых операций. Другими направлениями ударов (и здесь основной ударной силой будет выступать главное киберкомандование Пентагона) должны стать дезорганизация работы транспорта, связи, платёжной системы, медицинских учреждений, что должно вызвать массовые протесты среди населения, силовые захваты банков, учреждений, торговых сетей и т.д. И затем — организация всероссийского бунта с целью разрушения государства и организация вооружённой междоусобицы. После чего — в "благих целях" — взятие российского ядерного оружия под "международный" (читай — американский) контроль. Затем — "игрушечный" президент, и такое же, как сейчас, "либеральное" правительство. Попытки отдельных лиц и разрозненных организаций сопротивляться будут жестоко подавляться, как это было в 90-е годы. И всё это будет происходить на фоне усиления военной активности США и НАТО, включая непосредственное боевое соприкосновение и военные действия против российской военной группировки в Сирии. Весьма вероятно развёртывание широкомасштабного наступления украинских войск на позиции Донбасса и Луганска с целью их полного окружения. и уничтожения

Готова ли наша страна к отражению такой системной угрозы? Полагаю, что нет. Прежде всего — поскольку у нас нет теоретической основы для создания стратегии гибридной обороны, нет собственного Генерального штаба (не путать с Генштабом Вооруженных сил РФ — это другое), нет планов отражения гибридной агрессии.

Чем отвечать России?

Предоставим слово Н.А.Комлевой, предлагающей "контргибридный" ответ: "Для победы в гибридной войне, по нашему мнению, прежде всего, необходим "большой проект", то есть концептуально-системное изложение основ нового миропорядка, построенного на иных принципах, чем ныне существующий "однополярный" мир. Однако самого по себе глобального проекта, альтернативного существующему, недостаточно, даже если проект детально разработан. Необходим в той же мере проработанный механизм его реализации: ресурсы, акторы, технологии. Системная угроза требует и системного ответа.

Находясь внутри чужого глобального проекта, Россия так и будет оставаться "страной-мишенью", реагирующей на угрозы и вызовы в режиме "постфактум".

Какие системные геополитические выводы отсюда можно сформулировать сегодня? Они, на мой взгляд, примерно таковы:

— западная "постиндустриальная" модель развития человечества привела к глобальным, планетарного масштаба экологическому и нравственному кризисам;

— завершается фаза западного цикла истории человечества, начавшаяся в ХV веке Ренессансом, эпохой Великих географических открытий (колониальных захватов европейских держав) и последовавшим за ними индустриальным взрывом;

— глубочайшей геополитической ошибкой американских стратегов стала идея "конца истории" (Ф. Фукуяма);

— вестернизация превратилась в американизацию, а затем в глобальную диктатуру банков и финансового капитала, наступило тотальное разочарование в этом "образе будущего" и "дорожной карты" к нему в виде "вашингтонского консенсуса" со стороны подавляющего большинства народов и государств современного мира;

— возникло и усиливается тотальное сопротивление политике США, и прежде всего в культурно–цивилизационной среде (духовно–нравственной сфере);

— существует тенденция возврата глобального миропорядка к фундаментальной биполярности по оси Запад—не-Запад (Запад—Восток);

— ценностная система Востока характеризуется тремя основными идеями развития человечества: а) экологической, возвращающей человека и человечество к природе и космосу; б) глобальной постэкономической равновесности; в) нравственно-религиозного фундаментализма.

"Коллективный Запад" с удовольствием увидел бы на месте России свободную от любого государственного суверенитета (а в идеале — и от любого постоянного населения) "ресурсную территорию" типа севера нынешней Канады. "Коллективный Запад" будет всеми силами противодействовать любым попыткам усиления российского государства, под какими бы идеологическими лозунгами (или вообще без лозунгов) те ни происходили.

"Коллективный Запад" никогда не признает руководителей российского государства "своими" и не инкорпорирует их в свою глобальную систему управления на правах даже операторов среднего уровня (максимум здесь — судьба бывшего политического лидера мощнейшего советского геополитического блока, занимавшего добрую треть планеты, М.С.Горбачёва, которому за сдачу этого блока разрешили пожить и доверили рекламу пиццы с кожизделиями фирмы Louis Vuitton).

Всё это, вместе взятое, должно определять как главные задачи, так и фундаментальные параметры мобилизационного проекта для современной России, в рамках которого глобальный "коллективный Запад" является одновременно и основным противником, и "целью номер один".

Леонид Ивашов

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > zavtra.ru, 28 марта 2018 > № 2580821 Леонид Ивашов


США. Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 28 марта 2018 > № 2580769 Анатолий Вассерман

КОПЫТА

Тревожась за европейцев, США хотят спасти ЕС от российской агрессии «Северного потока-2»

Копыта - роговые образования на концах пальцев у некоторых млекопитающих (главным образом копытных); представляют собой видоизменённые когти. Широкие плоские копыта свойственны животным, передвигающимся преимущественно по относительно мягкому грунту (например, северным оленям); узкие, очень твёрдые по краю копыта связаны с плотным, скальным грунтом (например, у козлов).

Большая советская энциклопедия (1969-1978).

21 марта официальный представитель Госдепартамента США Хезер Науэрт заявила: «Мы как правительство США выступаем против «Северного потока-2», — приводит ее слова РИА «Новости». Науэрт заявила, что проект «подорвет в целом энергетическую безопасность и стабильность Европы» и «предоставит России еще одно средство для оказания давления на европейские страны, особенно на такие, как Украина». Представитель дипломатического ведомства также пригрозила России санкциями против компаний, работающих над строительством газопровода.

На прошлой неделе группа сенаторов от Республиканской и Демократической партий обратилась к американскому президенту Дональду Трампу с требованием заблокировать проект трубопровода «Северный поток-2». По мнению сенаторов, в случае реализации проекта «американские союзники и партнеры в Европе окажутся под еще большим злонамеренным влиянием со стороны России». Послание адресовано министру финансов Стивену Мнучину и заместителю госсекретаря Джону Салливану.

Ранее спецпредставитель Госдепартамента на Украине Курт Волкер называл проект «Северный поток-2» полностью политическим проектом.

Экспертные оценки

Анатолий Вассерман

Заявление Хизер Науэрт о противодействии «Северному потоку-2» — неприятное. Для начала мне хотелось бы понять, каким способом Соединённые Государства Америки могут заблокировать строительство газопровода?. Насколько я могу судить, Российская Федерация в целом и компания «Газпром» в частности располагают практически всей необходимой для строительства техникой и всеми необходимыми технологическими навыками. Так что это уже само по себе несколько затрудняет решение поставленной задачи, ибо, грубо говоря, не за что ухватиться, чтобы остановить.

Что касается хозяйственной, экономической стороны дела, то Западная Европа настолько остро нуждается в природном газе, что для неё остановка «Северного потока-2» — дело убийственное. Кстати, надо сказать, что тут в немалой степени приложили копыта разнообразные зелёные партии. Дело в том, что эти партии активно добиваются применения так называемой альтернативной энергетики, то есть всевозможных ветряков, солнечных батарей и так далее. Я уж не говорю о том, что при современных технологиях все эти альтернативные варианты за весь срок своей службы вырабатывают меньше электроэнергии, чем уходит на их создание, я не говорю о побочных эффектах, например, вроде агрессивной химии, выделяемой в окружающую среду при производстве солнечных батарей и тех хитрых пластмасс, которые используются в самых современных ветряках. Дело ещё и в том, что «зелёная энергия» крайне нестабильна. Она вырабатывается в соответствии с порывами ветра, движением облаков, поэтому по мере того, как мы включаем в энергосистему ветряки и солнечные батареи, приходится одновременно включать в те же энергосистемы больше компенсирующих мощностей. Чем больше «зелёной энергии» в энергобалансе, скажем, Германии, тем больше она потребляет природного газа. И, естественно, брать этот газ надо подешевле и по маршруту наиболее безопасному. Поэтому совершенно неизбежно и необходимо повышение потребления российского природного газа в той же Германии.

Понятно, что большая часть политиков Европы похожи на людей только внешне. И какие-нибудь особо фанатичные деятели могли бы всеми разумными доводами пренебречь. Смогли же террористы, захватившие Украину в феврале 2014 года, уничтожить практически всё её хозяйство — лишь бы от этого стало хуже русским (прежде всего, естественно, русскому большинству граждан самой Украины). Но товарищ Ульянов отмечал: «Политика — концентрированное выражение экономики». Экономика Европейского Союза сопоставима с экономикой Соединённых Государств Америки, а на некоторых направлениях даже превосходит их. В частности, из Европейского Союза выведена за пределы этого региона в места со сравнительно дешёвой рабочей силой заметно меньшая доля хозяйства, чем в Соединённых Государствах. Европейский Союз в большей степени заинтересован в сохранении и развитии своего собственного производства, и, соответственно, там силы, поддающейся экономическому шантажу, намного меньше, чем, скажем, на Украине, где уже давным-давно научились воровать с убытков. В одной из миниатюр Жванецкого упоминается фраза концертного администратора Одесской филармонии: «Чего вы воруете с убытков, вы воруйте с прибылей!» Так вот, на Украине, к сожалению, уже в незапамятные времена научились воровать именно с убытков, и именно поэтому там так легко согласились на экономическое самоубийство. А в Европейском Союзе, насколько я могу судить, таких людей пока всё-таки существенно меньше. На них, соответственно, существенно сложнее давить, добиваясь от них самоубийства.

Я уж не говорю о нынешней погоде. Как известно, в рамках «глобального потепления» нынешняя зима стала самой холодной за несколько десятилетий. И по этому поводу есть очень серьёзные сомнения, что даже отопление домов успешно получится без российского газа. Напомню, кстати, что и сами Соединённые Государства оказались вынуждены перекупить первую партию природного газа, вывезенную в сжиженном виде с нового месторождения на Ямале, чтобы не замёрзнуть в одночасье из-за небывалых холодов.

С учётом всего этого я совершенно уверен, что американцы будут очень долго и жёстко давить на Европейский Союз, но я совершенно не уверен, что там найдутся в товарных количествах люди, способные совершить самоубийственную уступку.

Главное в том, что ущерб в любом случае понесёт не Российская Федерация. Известно, что стремительно растёт потребление природного газа в Юго-Восточной Азии. Причём растёт уже не только в связи с экономическим ростом и ростом производства — это производство пока ориентировано в основном на экспорт в те же Соединённые Государства Америки и Европейский Союз, а потому принципиально неустойчиво. Этот экспорт может упасть, как только ослабнет коллективный Запад. Но сейчас экономический рост в этом бастионе дошёл уже до уровня, когда тамошний народ нуждается в элементарном комфорте. В Китайской Народной Республике переход на газ вызван в значительной степени тем, что в стране — совершенно катастрофический смог от местного каменного угля. Грубо говоря, люди хотят просто дышать. Одного китайского рынка вполне достаточно, чтобы заместить уже в самом ближайшем будущем даже полное прекращение поставок газа в Европу.

Полностью исключать такое прекращение нельзя. Политическая ситуация может довести и до такого. Как сказал когда-то Иосиф Виссарионович Джугашвили, «если это не исключено, то это возможно». Возможно, например, что нынешняя массированная миграция в Европейский Союз обернётся там межэтнической войной, которая убьёт большую часть экономики. Не исключаю ещё какие-то форс-мажорные и форс-минорные обстоятельства — только говорю, что даже такие катастрофы нам не повредят. И кроме того, раз уж я начал говорить о восточном рынке, замечу, что есть ещё рынок Индии, который тоже требует всё больше природного газа.

В своём письме Трампу сенаторы написали: «Мы настаиваем на том, чтобы администрация Трампа использовала все имеющиеся в её распоряжении средства для предотвращения строительства этого трубопровода». А какие это средства? Политические убийства, что ли? Или вызов на ковёр Меркель и других европейских лидеров, выкручивание им рук, пытки в секретных тюрьмах? Что именно имеется в виду за туманной фразой сенаторов?

А этого, по-моему, не знают даже сами сенаторы. Они действуют по формуле: не знаешь, что делать — делай что-нибудь. Но эта формула очень часто оборачивается против тех, кто надеется сделать что-нибудь, ибо в таком случае чаще всего делается что-нибудь, мягко говоря, ошибочное. И вообще американские пляски вокруг «Северного потока-2» чем дальше, тем больше напоминают старинный анекдот о рационе слона в зоопарке — съесть-то он съест, да кто же ему даст?

Что касается персоналий. Ангела Доротея Хорстовна Каснер, известная нам по фамилии первого мужа Меркель (потому что по-немецки это означает что-то вроде «яркий» — очень удобная фамилия для политика) известна помимо прочего ещё и тем, что её служебный телефон американцы прослушивали несколько лет. И когда это стало известно, она тут же отказалась от всех своих предыдущих возражений против различных аспектов американской политики. То есть она, несомненно, жертва американского шантажа. Соответственно, ей можно манипулировать довольно активно. Но сейчас она действует в составе коалиции с социал-демократами, настроенными значительно менее проамерикански. Уже и в предыдущем её правительстве было немало возражений против тех или иных проамериканских шагов, а в нынешнем правительстве условия коалиционного соглашения значительно жёстче, чем в предыдущем, и у Меркель, соответственно, ещё меньше возможностей действовать согласно американской диктовке. Поэтому она, даже если американцы прямо потребуют от неё удушить Германию экономически, вряд ли сможет это сделать.

Что касается главы нашего государства, то я знаю, что одно из правил, преподаваемых в любой разведывательной школе мира — поддаваться на шантаж нельзя ни при каких обстоятельствах. Потому что если поддашься, будут давить дальше, пока не выжмут из тебя всё. Соответственно, от него я тоже не ожидаю каких-либо действий, способных ослабить нашу страну. В частности, никоим образом не ожидаю возможности отказа России от «Северного потока-2» по «доброй воле». Ну, а если всё-таки наших европейских партнёров заставят отказаться от трубопровода, то, как я уже говорил, в отличие от жителей Западноевропейского полуострова, у нас альтернатива есть.

США. Евросоюз. Россия > Нефть, газ, уголь. Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 28 марта 2018 > № 2580769 Анатолий Вассерман


США. Канада > СМИ, ИТ > secnews.ru, 28 марта 2018 > № 2559908

Просматривать изображение от IP-камер соседей и давать им доступ к своим камерам смогут пользователи нового приложения Streety, которое выпустила компания Vivint. Расчёт при этом делается на то, что частные пользователи смогут, объединяя ресурсы, добиваться высокого уровня безопасности.

Работа приложения не зависит от того, камеры какого бренда применяются пользователи. Оно будет распространяться бесплатно, причём для того, чтобы скачать его, совсем не обязательно быть клиентом компании Vivint. Этой весной приложение будет доступно только в США и Канаде.

Если обладатель домашних камер является клиентом компании Vivint, он может выбрать те камеры, изображением от которых он готов делиться с окружающими. Владелец камер, которые не обслуживает Vivint, могут выкладывать видеофрагменты в общую группу.

В жилых кварталах, в отличие от многих коммерческих объектов, чаще всего бывает невозможно выделить несколько ключевых точек, за которыми особенно важно наблюдать. Вместо этого у каждого жителя такие точки — свои. Поэтому объединение ресурсов различных частных систем видеонаблюдения здесь особенно важно.

Приложение Streety позволяет каждому частному жителю смотреть не только за своим домом, но и за соседскими. Людям даётся возможность присматривать за домами тех, кто в отъезде. Несколько десятков домов могут установить постоянное дежурство с общим набором камер. Разбор зафиксированных событий также удобно производить вместе.

Если одного из пользователей интересует информация по какому-либо инциденту или просто появлению подозрительных личностей, он может запросить у соседей видеозаписи. Если владелец камеры одобрит такой запрос, то видеоролик с соответствующей записью отправляется от него в качестве ответа.

Поскольку приложение рассчитано исключительно на взаимодействие между соседями, в него заложено ограничение на дальность связи около 300 метров. В приложение встроена также система верификации от независимого производителя, которая применяется при вступлении в группу нового пользователя.

США. Канада > СМИ, ИТ > secnews.ru, 28 марта 2018 > № 2559908


Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 марта 2018 > № 2553164 Дейв Маджумдар

Мы скатываемся к войне с Россией

Группа экспертов обсуждала сегодня американо-российские отношения в Центре национальных интересов.

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

С учетом отравленных отношений между Вашингтоном и Москвой, увеличивается вероятность того, что эти две великие державы могут стать участниками военной конфронтации.

Несколько дней назад Соединенные Штаты выслали из страны несколько десятков российских дипломатов — предположительно они являются работающими под прикрытием сотрудниками разведки, — и сделано это было в наказание за предполагаемую попытку отравления на территории Соединенного Королевства беглого бывшего сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля и его дочери Юлии. Кремль обещал принять ответные меры, и это означает, что отношения межу Россией и Соединенными Штатами опустились до самого низкого уровня со времени окончания холодной войны.

«Я не думаю, что многие из нас будут сомневаться в том, что мы на самом деле имеем дело с новой холодной войной, — отметил Дмитрий Саймс (Dimitri Simes), президент и главный исполнительный директор Центра национальных интересов в ходе организованной во время ленча утром 26 марта панельной дискуссии. — В настоящее время холодная война может во многих аспектах отличаться от прежней холодной войны.

Во-первых, существует совершенно другой баланс сил. Во-вторых, отсутствует привлекательная идеология с российской стороны. В-третьих, Москва в значительно большей степени открыта по отношению к Западу, чем это было во время изначальной холодной войны. Кроме того, имеется меньше правил, и, возможно, больше, как мне кажется, эмоций с обеих сторон, а также все более враждебных эмоций с обеих сторон».

Возможность возникновения конфликта

По мнению Саймса, который недавно побывал в России, Кремль не пользуется большим уважением в Вашингтоне, однако подобные чувства находят в Москве свое зеркальное отражение. На самом деле, напряженность между двумя ядерными великими державами настолько велика, что аналитики открыто говорят о возможности вооруженного столкновения между Москвой и Вашингтоном. Отвечая на вопрос Саймса о степени вероятности любого рода потенциального военного столкновения (хотя и не обязательно ядерного) в Сирии или в другом месте по шкале от одного до десяти, где десять будет означать высокую вероятность конфликта, группа экспертов по России пришла к выводу о реальной возможности военной конфронтации между Вашингтоном и Москвой.

«Моя оценка шесть, — сказал, обращаясь к собравшимся за ленчем специалистам, Джордж Биб (George Beebe), руководитель исследований по вопросам разведки и национальной безопасности Центра национальных интересов. — На мой взгляд, такая вероятность, скорее, существует, однако это далеко не неизбежный вариант. Поэтому моя оценка шесть — если говорить о военном столкновении между двумя странами, имеющими наиболее дееспособные ядерные силы, и это неприемлемо высокий уровень риска».

Майкл Кофман (Michael Kofman), научный сотрудник Центра военно-морского анализа (Center for Naval Analyses), который также принял участие в панельной дискуссии, проходившей в Центре национальных интересов, согласился с тем, что риск военного столкновения между Россией и Соединенными Штатами, на самом деле, существует. Оценка Кофмана по шкале риска составляет шесть или семь. «В течение определенного срока мы к этому придем», — отметил Кофман.

Если возникает какой-то кризис, в который вовлечены как Соединенные Штаты, так и Россия, то опасность конфронтации становится очень высокой. «Во время кризиса или противостояния такой вариант, на мой взгляд, весьма вероятен, — сказал Кофман. — Эта конфронтация не появляется как гром среди ясного неба. Сначала должен возникнуть кризис, а затем люди делают выбор, и их выбор может привести к тому, что они начнут стрелять друг в друга».

Пол Сондерс (Paul Saunders), исполнительный директор Центра национальных интересов, выступавший вместе с Бибом и Кофманом, не считает, что военная конфронтация с Россией является неизбежной. Сондерс оценивать степень риска примерно в пять баллов, однако, если учитывать ставки потенциальной ядерной конфронтации, то, по его мнению, ситуация крайне опасная. «Я не считаю подобный вариант весьма вероятным, однако, на мой взгляд, речь все еще идет о неприемлемом риске», — подчеркнул Сондерс.

У Путина сильные позиции

Хотя многие в Вашингтоне считают, что Россия сбросит карты, если Соединенные Штаты будут активно противодействовать Кремлю, прошедшие 18 марта президентские выборы в России, похоже, показывают, что российский президент Путин имеет значительно более сильный мандат, чем ожидали многие западные наблюдатели. Как отметил Биб — в прошлом он возглавлял российский отдел Центрального разведывательного управления (ЦРУ), — Путин получил на выборах значительно более высокий результат, чем предполагали аналитики.

«Что касается политической власти, то это на самом деле хорошая новость для Путина, — сказал Биб. — Он, по сути, добился прекрасного результата 70/70, который Кремль назвал перед выборами своей целью — 70% явка, и 70% полученных Путиным голосов. В действительности, явка составила немногим более 67%, и немногим более 76% избирателей проголосовали за Путина».

По мнению Саймса, полученный Путиным результат оказался лучше, чем ожидалось, в тех местах, где традиционно у него были не очень хорошие результаты, в том числе в Москве, а также среди проживающих за границей россиян. Частично столь хороший результат Путина связан с предполагаемой российской атакой на Скрипаля, поскольку россияне, в основном, не верят в то, что в этом было замешано их правительство.

Российские либералы на самом деле показали крайне слабый результат на президентских выборах, и частично это объясняется тем, что россияне «сплотились вокруг флага», отметил Биб. По его мнению, частично это объясняется тем, что ни Соединенные Штаты, ни Британия не предоставили конкретных доказательства того, что Россия совершила это нападение. Доступная для общества информации является основанием для весьма серьезных подозрений относительно того, что Россия может стоять за этими событиями, отметил Биб. Однако само по себе это не является доказательством, добавил он.

Идея о том, что Россия находится в организованной враждебными иностранными державами осаде, во многом способствовала высокой явке избирателей на президентских выборах, что и обеспечило значительно большую поддержку самому Путину. «На проходившем уже после выборов специальном мероприятии для журналистов присутствовали многие представители оппозиции, кандидаты и их доверенные лица, и все они говорили: «В последние дни перед выборами мы потеряли много голосов избирателей из-за британского инцидента», — отметил Саймс.

Более того, попытки Запада оказать влияние на российскую молодежь закончились полным провалом. Сондерс, работавший ранее в госдепартаменте, отметил, что одной из целей Америки в России в 1990-е годы было привлечение на свою сторону молодежи и создание привлекательного образа Запада. Однако этого не произошло. Российская молодежь выросла в период относительного благосостояния, и это происходило в то время, когда Путин начал восстанавливать позиции России за границей.

«Они сегодня находятся среди тех людей, который больше всего поддерживают Путина, — подчеркнул Сондерс. — Это в значительной мере объясняется тем, что они сформировались в период относительного процветания, и в это же время Россия все больше усиливает свою роль в международных делах».

По мнению Биба, в ходе президентских выборов в России речь не шла о выборах нового президента — победа Путина была заранее предопределена. Они должны были измерить уровень политической власти российского президента. Хотя российские выборы не являются ни свободными, ни честными, уровень фальсификации на них является свидетельством того, насколько популярным является руководство страны среди населения. «По российским стандартам, это были относительно свободные выборы, и, возможно, даже честными, — сказал Биб. — Всем понятно, что это правильные результаты. Это хороший знак для Путина с точки зрения его политической власти».

Мелосский диалог России

Обеспечив сохранность своей политической власти, Путин может обратить внимание на восстановление России в качестве великой державы. Тот вывод, которые Путин и представители кремлевской элиты сделали из развала Советского Союза и хаоса 1990 годов в период слабости Москвы, состоит в том, что Россия должна быть сильной. «(Путин) говорит, что России нужно быть сильной, — отметил Биб. — Если свести все это к одному предложению, то оно будет таким: «Сильные делают то, что хотят, а слабые получают те страдания, которые они заслуживают».

По мнению Биба, проблема России состоит в том, что существует напряженность между ее различными целями. Чтобы иметь сильную экономику, Кремль должен ослабить свой контроль над обществом, что приведет к ослаблению власти государства, сказал Биб. Однако сильная армия требует сильной экономики, и это означает, что Россия будет вынуждена провести такого рода реформы. А сильная армия — часть собственного имиджа России как великой державы. «Ему нужно будет найти баланс, и легкой эту задачу назвать нельзя», — подчеркнул Биб.

С учетом ситуации в России, эти соперничающие между собой факторы толкают Путина в сторону более националистической позиции, подчеркивающей военную мощь, сказал Биб. А это, в свою очередь, заставляет Россию проводить более конфронтационную политику. Поэтому, как считает Кофман, в случае возникновения кризиса, в ходе которого Вашингтон и Москва столкнуться друг с другом, россияне не будут робко отходить в сторону и подчиняться требованиям Соединенных Штатов. Россия была слабой после развала Советского Союза, однако этот период уже давно закончился. Сегодня Россия со своей модернизированной армией намного более самоуверенна, чем это было в 1990-е годы, и она хочет и готова дать отпор Соединенным Штатам.

Решимость Кремля

По мнению Кофмана, в последние недели глава российского Генштаба генерал (армии) Валерий Герасимов предупредил Соединенные Штаты и том, что Москва ответит в том случае, если ее силы будут атакованы американскими военными в Сирии. Как отметил Кофман, Герасимов, в отличие от большинства российских политических фигур, не делает пустых угроз и строго следует тем указанием, которые ему дает российский президент Владимир Путин. «Если глава российского Генерального штаба что-то говорит, но его нужно слушать, потому что кто-то сказал ему то, что он должен говорить», — подчеркнул Кофман.

Поэтому было бы ошибкой предположить, что Кремль просто уступит Соединенным Штатам в критический момент, как многие в Вашингтоне склонны считать, опираясь на свой опыт ведения дел со слабой Россией в начале 1990-х годов. «Русские довольно уверены в своих силах, они готовы дать отпор и они должны предпринимать все больше усилий для того, чтобы выдержать конфронтацию, — отметил Кофман. — Люди в Соединенных Штатах настроены очень агрессивно — они ходят оказывать давление на Россию и оттеснять ее различными способами, и это большая и стремящаяся лишь к собственному воспроизводству система, находящаяся на месте контура обратной связи».

Забытые уроки холодной войны

И в этом кроется опасность возникновения конфликта с обладающей ядерным оружием Россией. По мнению Кофмана, представители вашингтонского сообщества, занимающиеся вопросами национальной безопасности, в значительной мере забыли о концепции времен холодной войны относительно ядерного сдерживания и управления конфронтацией с соперником, обладающим ядерным оружием.

В течение последних 25 лет Вашингтон привык к миру, лишенному вызовов со стороны других великих держав, к миру, где главная опасность исходит от терроризма. «Люди здесь имеют незрелое, поверхностное представление о конфронтации великих держав, — отметил Кофман. — На самом деле многие люди сегодня даже не понимают то, что собой представляет ядерная стратегия сдерживания и эскалационная динамика. Часто можно услышать такие разговоры — мы слишком долго находились в игре против терроризма/повстанцев, и люди не понимают, с кем они имеют дело, играя теперь на более высоком уровне. Я постоянно слышу подобные разговоры. Все это рецепты для того типа взаимодействия с другой великой державой, который существовал в период 1950 — 1960 годов».

Возможно, американскому внешнеполитическому истеблишменту, действительно, потребуется новая версия кубинского кризиса 1962 года для того, чтобы полностью осознать, насколько опасной может быть конфронтация с соперничающей ядерной великой державой. «Мне неприятно это говорить, но, возможно, это была бы хорошая вещь, — отметил Кофман. — На самом деле, я считаю, что было бы полезно получить такого рода кризис, чтобы все повзрослели».

Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 марта 2018 > № 2553164 Дейв Маджумдар


Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 марта 2018 > № 2553140 Дейв Маджумдар

Мэттис: Россия предпочитает быть «стратегическим соперником»

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

Соединенные Штаты обвиняют Россию в том, что она разорвала отношения между НАТО и Москвой. По мнению американского министра обороны Джима Мэттиса, Россия решила стать стратегическим соперником США и НАТО.

«Альянс НАТО пытался наладить партнерство, для чего был создан Совет Россия-НАТО, — заявил Мэттис репортерам 27 марта. — Есть механизм, позволяющий нам работать вместе. Я думаю, многие люди моего возраста помнят, как российские морские пехотинцы вместе с американскими морскими пехотинцами готовились в Северной Каролине к совместной работе в составе миротворческих и гуманитарных миссий ООН».

Но эта попытка наладить партнерство с Россией не увенчалась успехом.

«К сожалению, из-за решения России это дело прошлого, — заявил Мэттис. — Сегодня это не стоит в планах, так как Россия решила быть стратегическим соперником, даже позволяя себе безрассудные поступки. Это единственное, что можно сказать ни в чем не повинным людям из Солсбери, которые могли подвергнуться воздействию этого вещества и даже умереть от него».

Мэттис не стал подробно останавливаться на том, в чем причины российской антипатии к НАТО, скажем, на продолжающейся экспансии альянса, придвинувшегося вплотную к усеченным постсоветским границам. Мэттис не стал останавливаться и на тех гарантиях, которые западные лидеры давали бывшему советскому руководителю Михаилу Горбачеву, обещая ему, что НАТО ни на шаг не продвинется на восток от границ Западной Германии. Этот факт подтверждается обнаруженными недавно документами.

Не упомянул Мэттис и о том, что недовольство России альянсом частично вызвано обещаниями администрации Клинтона бывшему российскому президенту Борису Ельцину о том, что так называемое «Партнерство во имя мира» является альтернативой расширению НАТО. Это тоже подтверждается документами того времени. Во многом враждебное отношение России к Западу объясняется тем, что Североатлантический альянс дошел до ее границ и даже осуществил экспансию на постсоветском пространстве.

Тем не менее, Мэттис заявил, что у России еще есть возможности для того, чтобы стать партнером Европы, и что будущее Москвы прочно связано с Европой.

«Россия имеет возможность стать партнером Европы. Ее будущее привязано к Европе, если она смотрит в это будущее. Я думаю, сейчас мы должны признать, что они стремятся к иным отношениям со странами НАТО, — сказал Мэттис. — Что есть, то есть. А выдворение многих российских дипломатов из самых разных стран, включая Австралию, Европу, Северную Америку — оно показывает, что те страны, которые медлили, желая оставить возможность для сотрудничества с Россией, сейчас принимают меры в ответ на действия Путина».

По мнению Мэттиса, скоординированная высылка российских дипломатов является примером того, как либеральный мировой порядок противостоит ревизионистским целям и устремлениям Москвы. «Я думаю, мы должны показать, где все эти демократии стоят вместе, — сказал министр. — Заметьте, символично то, что у всех тех стран, которые высылают российских дипломатов, есть одна общая черта. Где-то правит королева, где-то руководит президент, но все они демократии. Я думаю, именно это их объединяет».

Дейв Маджумдар — редактор «Нешнл Интерест», освещающий военные вопросы

Россия. США > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 марта 2018 > № 2553140 Дейв Маджумдар


Великобритания. США. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки. Миграция, виза, туризм > newizv.ru, 28 марта 2018 > № 2547019 Валентин Катасонов

Валентин Катасонов: "Тихие" санкции приведут к грабежу России"

После Второй мировой войны действовало неписанное правило, что международные активы Центробанков имеют самый высокий иммунитет от санкций любого рода. Сегодня это правило уже не действует. Российские деньги - под угрозой изъятия, считает известный экономист Валентин Катасонов.

Достаточно вспомнить замораживания международных активов центробанков Ирана и Ливии. А уж про замораживания, аресты и конфискации активов частных лиц и говорить не приходится. «Кремлевский доклад» — лишь первый шаг в формировании образа российского бизнеса как «бандитского». Через некоторые время может начаться процесс массовой «экспроприации экспроприаторов», т.е. лишения офшорной аристократии ее зарубежных активов.

Достаточно посмотреть на то, что происходит в Великобритании. В этом году там вступил закон о криминальных финансах. Закон «адресный», принят исключительно ради того, чтобы получить возможность накладывать аресты на банковские счета и другие активы российских беглецов, наивно воспринимавших Великобританию как «страну обетованную». Собственно, Западу не надо будет даже принимать какие-то специальные экономические санкции. Будет действовать рутинный механизм экспроприаций на основе «усовершенствованных» правовых норм. Это можно назвать «тихими» санкциями.

Видно невооруженным глазом, как Украина сегодня активно готовит почву для подобного рода «тихих» санкций. Через Стокгольмский арбитражный суд украинская компания «Нафтогаз» добилась решения о взыскании с российского «Газпрома» 4,63 млрд долл. якобы за нарушение условий контрактов по поставкам газа и его транзиту через территорию Украины. Решение весьма сомнительное. Чувствуется присутствие «субъективного» момента в данном решении. Вернее, его следует назвать «политическим» моментом. Не для кого нет сомнения, что за Киевом стоит Вашингтон. Именно он организует подобные иски и обеспечивает принятие «правильных» решений по ним.

Только что Верховная Рада приняла постановление о комплексе безотлагательных мер по практической реализации международно-правовой ответственности Российской Федерации за вооруженную агрессию против Украины. Одна из мер — создание межведомственного органа, ответственного за подготовку консолидированной претензии Украины как государства, подвергшегося агрессии, к России как государству-агрессору.

И этот орган должен досконально посчитать претензии Киева к Москве и по природному газу, и по «аннексированному» Крыму, и по «оккупированным» территориям Донецкой и Луганской областей и т. п. Я уже знакомился с набросками расчетов сумм претензий к России, который будет готовить указанный межведомственный орган. Общая сумма только по Крыму превышает 100 млрд долл. К чему, спрашивается, весь этот спектакль? А к тому, что Вашингтону нужно подготовить почву для проведения «тихих» санкций. Сценарий спектакля состоит из следующих действий (актов):

Акт 1. Межведомственный орган Украины готовит консолидированный иск в адрес России на сумму сопоставимую с ее зарубежными активами.

Акт 2. Киев направляет консолидированный иск во все международные «независимые» суды.

Акт 3. Суды принимают исковые заявления в работу и принимают по ним «положительные» (для Киева) решения.

Акт 4. Россия, естественно, отказывается от исполнения указанных решений, после чего Киев совместно с международными «независимыми» судами добиваются заморозки (ареста) российских активов.

Зарубежные активы России — как «белые», так и «серые» — оцениваются примерно в 3 трлн. долл. (то, что накоплено за последние четверть века). Конечно, ни правительство, ни Центробанк России такой статистики не имеют. Зато Запад имеет гораздо более полное и точное представление о том, что находится за пределами России и кому принадлежит. Взять ту же Финансовую разведку США. Она самым тесным образом связана с Федеральной резервной системой США входящими в нее частными банками. Все депозиты, принадлежащие нерезидентам, начиная от 50 тыс. долларов, фиксируются в базе данных Финансовой разведки США. Так что наши «партнеры» действовать будут прицельно.

Конечно даже консолидированное исковое требование Украины не сопоставимо с астрономической величиной зарубежных активов российского происхождения. Это не остановит Запад от 100-процентной экспроприации «русских» активов.

Во-первых, кроме Украины у Вашингтона еще есть на подхвате другие страны, которые занимаются таким же увлекательным делом — составлением исковых требований в адрес России как «оккупанта», «агрессора», «эксплуататора». Например, этим увлекательным делом заняты все прибалтийские республики, и в этом им моральную, политическую и даже финансовую помощь оказывает Вашингтон. Я об этом подробно пишу в своей книге «Россия в мире репараций» (М.: Кислород, 2015).

Во-вторых, сегодня уже на Западе не стесняясь могут арестовывать активы, которые в разы превышают максимальные исковые требования. В этом плане показательна история судебной тяжбы между молдавским бизнесменом Анатолием Стати и правительством Казахстана. Стати, который вел в свое время бизнес в Казахстане, выдвинул иск к правительству данной страны. Постепенно сумму иска он довел почти до 5 млрд долл. Опуская многие детали спора, скажу, что в октябре прошлого года голландский суд принял решение о заморозке средств Национального фонда Казахстана (НФК) на счетах голландского филиала американского банка Bank of New York Mellon. Самое удивительное в этой истории заключается в том, что заморозке подверглась сумма в 22 млрд долл. Это примерно 40% всех активов НФК. Эта история продемонстрировала: были бы активы (резервы), а нужное для их экспроприации судебное решение всегда найдется.

Одним словом, начинается время игры без правил. А в такой игре надо уметь защищаться и не подставляться. Еще раз повторю: в 2017 году вывод финансовых ресурсов из страны, согласно данным платежного баланса, оценивается в 106,6 млрд долл. Если экстраполировать показатели платежного баланса за первые два месяца на весь нынешний год, то 2018 год может существенно превзойти 2017 год по масштабам ограбления страны.

Статистика платежного баланса России показывает, что ни экономические санкции Запада, ни «кремлевский доклад» наших олигархов и чиновников в чувство не привели. Надо полагать, что в чувство они придут лишь тогда, когда начнутся массовые замораживания, аресты, конфискации и иные формы экспроприаций «русских» активов за рубежом.

Великобритания. США. Украина > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки. Миграция, виза, туризм > newizv.ru, 28 марта 2018 > № 2547019 Валентин Катасонов


Аргентина. США > Агропром. СМИ, ИТ > argerusa.com, 27 марта 2018 > № 2638730

В Буэнос Айресе открылся первый ресторан "Фастфуд" без официантов.

Ресторан "Фостер" (Foster) относится к сети "фастфудов" на основе самообслуживания . Причем интересно, что официантов в этом ресторане нет совершенно и поэтому все , начиная от заказа , оплаты и до его получения, клиенты выполняют самостоятельно. Это один из новейших систем обслуживания в Аргентине. Как это происходит?

Для обеспечения удобства клиентам предлагается сделать самим заказ используя один из установленных экранов на подобие "айпадов". Здесь можно выбрать из большого списка меню все , что душе угодно и затем здесь же заплатить кредитной картой в конце заказа.

На стене в салоне стоят 18 прозрачных ячеек, на которой высвечивается имя клиента сделавшего заказ. Эти ячейки будут заполняться заказанной едой и когда все будет готово, специальным сигналом клиента оповестят , что его ячейку уже можно открыть и забрать поднос с заказом.

Ресторан располагает двумя этажами, где всегда можно найти свободный столик и быстро перекусить.

"Фостер" открылся всего три недели назад на улице Тукуман ,422 в старинном здании построенном в 1922 году. Здание охраняется , как памятник архитектуры, так что пришедшие в ресторан клиенты могут полюбоваться старинной постройкой. В настоящее время , ресторан открыт с 10 до 18 часов, однако в будущем планируется расширить часы работы с 8 до 19:30. Заведение новое и пока что обслуживание , хоть и автоматическое , но работает быстро и удобно. Еда подается отличного качества и по цене не является самым дорогим местом. К примеру курицу в соусе "Карри" можно купить за 89 песо,а салат из лосося уже стоит 140 песо, порция макарон "интеграль" за 118 песо . Напитки в этом ресторане так же представлены разнообразно. Кроме обычной газировке и очень приличного кофе, здесь можно заказать смесь соков, как например "Raw Beet" (смесь апельсинового и свекольного соков) за 73 песо.

Все блюда подаются либо в пластиковой , либо в картонной посуде.

Идея данного ресторана уже не нова. Например в Мак Дональдсе так же предлагается делать заказ используя автоматические экраны. Но вот система подачи заказа клиентам существует только в "Форесте". Кстати ресторан впервые был открыт в США в 2015 году. Данный ресторан с полным автоматическим обслуживанием в Буэнос Айресе является не только первым в Аргентине , но и в Латинской Америке.

Аргентина. США > Агропром. СМИ, ИТ > argerusa.com, 27 марта 2018 > № 2638730


Россия. США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 27 марта 2018 > № 2553055 Роман Полько

Россия понимает только язык силы

Иоанна Ящук (Joanna Jaszczuk), fronda.pl, Польша

Интервью с генералом Романом Полько (Roman Polko)

— Fronda.pl: Полтора десятка членов ЕС, Украина и США решили выдворить со своей территории российских дипломатов. Как интерпретировать эти санкции, последовавшие за покушением на Сергея Скрипаля?

— Роман Полько: Не будет преувеличением сказать, что Россия распространила свою гибридную войну на Великобританию. Российская Федерация использовала вещество, запрещенное всеми международными договорами. Химическое оружие находится под запретом, но путинская Россия не стесняется его использовать: ее спецслужбы провели агрессивную операцию на британской территории, убив бывшего российского гражданина.

— Официальный представитель МИД России посмеялась над решением стран-членов НАТО и ЕС, назвав их солидарность с Лондоном «извращенной» и предупредив, что Великобритания будет эксплуатировать это чувство и навязывать остающимся в Евросоюзе государствам ухудшение отношений с Россией.

— В этом нет ничего нового. Россия использует при общении с западным миром крайне агрессивный дискурс и прибегает к варварским методам, нарушая все нормы и правила. Запад, как мы не раз видели, вел себя очень наивно. После нападения на Крым он думал, что на этом Москва остановится. Однако после Крыма был Донбасс, потом россияне начали нарушать воздушное пространство соседних стран, а теперь предприняли акцию на территории нашего союзника по НАТО. В стремлении достичь своих целей Кремль не остановится ни перед чем, поэтому вести с Путиным переговоры цивилизованными методами бессмысленно. Путинская Россия понимает только язык силы, агрессивных действий, а российская пропаганда в любом случае будет изображать ее страной, которая пала жертвой нападок злого Запада. Точно такой же дискурс использовал СССР: он очень похожим образом отрицал очевидное и называл Запад агрессором, хотя именно советские планы предусматривали нападение на Европу, а не наоборот.

— Одновременно появилось сообщение о том, что по подозрению в шпионаже был задержан сотрудник одного из польских министерств. Бывший руководитель Агентства разведки Гжегож Малецкий (Grzegorz Małecki) увязывает это событие с отравлением Сергея Скрипаля.

— Думаю, наши силовые ведомства стали действовать более агрессивно, поздравляю их с успешной операцией. У России в разных польских государственных структурах наверняка есть и другие «кроты». Следует учитывать, что Польша находится под прицелом российских спецслужб. Нам угрожают не только агенты и шпионы, вроде того, что сегодня задержали, но и, например, интернет-тролли, которые при помощи разного рода «Спутников» ведут довольно активную пропагандистскую деятельность на территории нашей страны.

— Полковник Малецкий также заявил, что задержание, которое произвело наше Агентство внутренней безопасности, возможно, станет первым актом «широкомасштабной международной операции», ведь россияне могли вести свою деятельность в разных странах ЕС.

— Насколько известно, за этим человеком наши спецслужбы следили уже давно. На фоне агрессивных действий России в разных сферах (таких, как та, в которой разворачивалась недавняя российская операция в Великобритании), они начали внимательнее за ней следить, чтобы не позволить устраивать диверсии на территории стран-членов ЕС и НАТО. Сложно сказать, где кончаются недружественные действия, и начинается уже гибридная война. Россия совершает подобные шаги, мы это понимаем, значит, нужно найти эффективные методы противодействия. Я надеюсь, что польская операция не станет единичной.

— Страны Западной Европы долго не хотели слышать об исходящей от России угрозе, пытались вести с этой страной разного рода дела, преуменьшали или даже отрицали опасность. Сейчас, когда их чаша терпения переполнилась, ситуация начнет меняться?

— Я надеюсь, что да, хотя раньше изменить нам ее не удавалось. Когда Польша говорила о том, что армию следует оснастить современными вооружениями, на разных западных конференциях звучали заявления, что Россия не представляет опасности. Нам отвечали: «Чего вам вообще нужно»? После нападения на Украину (а о такой перспективе, кстати, предупреждал президент Лех Качиньский (Lech Kaczyński)) и на Грузию, подход Запада начал постепенно меняться.

Я думаю, сейчас всем все уже стало ясно. В прошлом году даже вышла книга генерала Ширреффа (Richard Shirreff), который называет Россию очень серьезной угрозой. Это обладающее ядерным оружием и погрязшее во лжи государство, которое ни перед чем не останавливается. Достаточно вспомнить, как Москва отреагировала на заявление главы британского правительства, осудившей действия России. Кремль ответил, что с ядерной державой так разговаривать нельзя.

Россия представляет для мира огромную угрозу, можно сказать, что она опаснее террористов, ведь ее действия приводят к гораздо более трагическим последствиям. Если в будущем она решит пойти на эскалацию, потери будут огромными. «Твердолобые» путинские советники могут однажды переусердствовать.

— Благодарю за беседу.

Россия. США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 27 марта 2018 > № 2553055 Роман Полько


Россия. США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 27 марта 2018 > № 2547021 Илья Мильштейн

Шестьдесят одним махом

Илья Мильштейн

Илья Мильштейн размышляет о том, что заставило американского президента активно поддержать демократические страны в их противостоянии с Кремлем

Круче всех поступил Дональд Трамп. В отличие от европейских союзников, чья солидарность с Лондоном проявилась в том, что они выслали от одного до четырех российских дипломатов, президент США не стал мелочиться. Вчера в Вашингтоне объявлено об изгнании 60 дипломатических представителей РФ, а также о закрытии консульства в Сиэтле, и это конечно полноценная сенсация. Как такое могло случиться?

Если брать хронологию только последних семи дней, то в начале был телефонный звонок. Трамп позвонил в Москву и, разглядывая у себя на столе выложенные помощниками бумаги, на которых крупными буквами было написано «не поздравлять», поздравил российского коллегу с победой на выборах. Кроме того, хозяин Белого дома анонсировал «в обозримые сроки» возможную встречу с собеседником. Потом слово взял бывший директор ЦРУ Джон Бреннан, который в интервью телеканалу MSNBC высказал предположение, что Трамп боится Путина и что «у русских может быть что-то личное на него». Эта тема стала предметом очередного бурного обсуждения в американском обществе. В субботу, как бы в рамках борьбы с подобными фейковыми новостями, прошла утечка, что президент США намерен выслать «десятки» наших дипломатов, но окончательно вопрос еще не решил. В понедельник сюжет завершился.

Объяснять его можно по-разному.

Трампа взяли на слабо, и он просто вынужден был обидеть друга Владимира Владимировича, с которым ему все никак не удается неспешно потолковать по душам и заключить великолепную сделку. Трамп реально боится, но не Путина, а спецпрокурора Мюллера, ведущего свое неспешное расследование «русских» и прочих связей людей из окружения президента-миллиардера. Трамп ведет сложную игру с Европой, стремясь продавить штрафные пошлины на импорт стали и алюминия в США и не получить ответных пошлин, для чего демонстрирует единство со старым континентом. Наконец теракт в Солсбери с распылением нервно-паралитической дряни — это событие столь серьезное, что у Трампа просто не было иного выхода. Ну, а для того, чтобы уязвить проклятого Обаму, которому он адресует свои бесконечные внутренние монологи, Трамп выслал почти в два раза больше наших посольских, чем его предшественник в декабре позапрошлого года.

Как бы то ни было, поступок совершен, и это означает, что холодная война между Россией и Западом, начавшаяся после того, как Крым приплыл в родную гавань и взорвался Донбасс, победоносно шествует по планете. Развиваясь в соответствии со своей железной логикой, когда в качестве ответа на санкции предполагается бомбежка Воронежа, украинскую бойню из мировых сводок вытесняют при помощи сирийской, а вслед за презентацией ядерного величия приходит время расправиться с предателем. Дабы другим неповадно было; для того, чтобы вломить англичанке за всех ее лордов Керзонов; ну и не забывая о главной цели. О том, что ситуацию в отношениях с Западом необходимо обострять до предела, закошмаривая врагов, имитируя полнейшую отмороженность и готовность хоть Землю снести с лица земли, ежели в кошмарных снах мы не обнаружим Россию на глобусе. Поскольку в честной холодной войне, как показывает исторический опыт, победить шансов нет ни малейших.

Холодная война идет по плану, сочиненному в Москве, однако друг Дональд подкачал и внезапно обернулся каким-то, прости господи, Рейганом. И это не может не беспокоить. Самого Владимира Владимировича, для которого телефонный звонок из Вашингтона стал таким приятным сюрпризом. А также на свой лад и европейских союзников Америки, довольно давно уже ломающих головы над задачкой с двумя неизвестными. С Путиным, от которого уже ничего не ждут, кроме негаданных диверсий, вредительства и других гнусностей. И с Трампом, который абсолютно непредсказуем и в разумных действиях своих, объединяющих Запад, и в идиотских демаршах, Запад раскалывающих.

Оттого и ситуация, сложившаяся сегодня в треугольнике Америка — Европа — Россия, принципиально непредсказуема. Непонятно прежде всего, в какой степени Европа может рассчитывать на поддержку Белого дома и что, собственно, намерен предпринять Трамп в том вполне возможном случае, если Путин будет и дальше повышать ставки. То есть отволакивать в родную гавань разные лакомые территории, воевать, убивать, терроризировать, куражиться. Ясно лишь, что холодная война, если в ходе локальных конфликтов мир не соскользнет в войну горячую и не погибнет в ней, — это наша повседневность. Это перманентная плохая новость, внутри которой предстоит жить долгие годы, а то и десятилетия. Как некогда жили при Сталине и Трумэне, при Хрущеве и Кеннеди, при Андропове и Рейгане.

Это данность, и ежели есть надежда эту войну всем пережить, включая Россию, то связывать ее можно только с решимостью лидеров демократических стран оказывать жесткое сопротивление противнику. В особенности лидеров Америки, без поддержки которой Европа обречена. Тогда, как опять-таки показывает исторический опыт, в Москве начинают задумываться о происходящем и даже сомневаться в своей несокрушимой правоте. Сомнения эти благотворны — и для российских граждан, и для остального человечества. Ибо могут обернуться прекращением гонки вооружений, добровольным роспуском империи, возвращением граждан в семью цивилизованных народов и т. д. Даже не верится, что все это уже было однажды при нашей жизни.

Тем не менее вчера порывистый Трамп вдруг проявил солидарность с Европой, что тревожных мыслей о будущем не убавляет, но смягчает чувство безнадежности. Есть все-таки вещи, которые прощать нельзя, и теракт в европейском городе, сопровождаемый глумливыми комментариями российского официоза, — из этого ряда. Даже Трампа вроде проняло, и он, человек размашистых жестов, поступил круче всех. Неизвестно почему, да это сейчас и неважно.

Россия. США. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 27 марта 2018 > № 2547021 Илья Мильштейн


Великобритания. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > bfm.ru, 26 марта 2018 > № 2546399 Федор Лукьянов

Политолог Федор Лукьянов: «Запад может перейти уже на другой уровень эскалации»

Это только начало эскалации, дальше страны могут начать демонстрировать «военные мускулы», заявил эксперт в интервью Business FM

Беспрецедентная высылка российских дипломатов из-за «дела Скрипаля». Москва выражает решительный протест. В Кремле заявляют, что будут руководствоваться принципом взаимности.

Ранее 14 из 28 стран — членов Евросоюза решили выслать российских дипломатов в качестве меры солидарности с Лондоном по «делу Скрипаля». Об этом заявил глава Европейского совета Дональд Туск.

Как стало известно, Германия, Польша, Франция и Канада высылают по четыре дипломата, Чехия и Литва — по три, Дания, Италия и Нидерланды — по два, Финляндия, Латвия, Эстония, Румыния, Хорватия, Швеция — по одному. Присоединилась к этому лагерю и Украина, чей президент Петр Порошенко объявил о высылке сразу 13 дипломатов. Также о высылке четырех российских дипломатов объявила Канада. Кроме того, двум диппредставителям, скорее всего, придется покинуть Испанию.

В США заявили, что вышлют 60 российских дипработников — это 48 сотрудников дипмиссии и еще 12 сотрудников миссии ООН. Кроме того, Вашингтон закрывает российское генконсульство в Сиэтле. Посол США в Москве Джон Хантсман назвал высылку российских дипломатов из США крупнейшей в истории страны высылкой сотрудников спецслужб. Последний раз российские дипломаты были высланы из США перед Новым 2017 годом.

В декабре 2016 года администрацией Барака Обамы были высланы 35 российских дипломатов из Вашингтона и Сан-Франциско. Дипломатам было предписано покинуть страну за 72 часа, и они тут же столкнулись с тем, что не могут купить билеты в Россию из-за загруженности самолетов перед Новым годом. В мотивировке высылки дипломатов указывалось, что это «часть всеобъемлющего ответа на вмешательство России в выборы в США и на систематическое преследование американских дипломатов в Москве, а неофициально упоминалось о неких действиях российских дипломатов, которые в Госдепе считают «не соответствующими дипломатической практике».

Тогда Владимир Путин объявил, что Россия не станет «опускаться до уровня кухонной дипломатии и отвечать на провокации, а дальнейшие действия будут определяться политикой администрации президента Дональда Трампа». Однако через полгода российский ответ все же последовал. В июле 2017 года Москва объявила о высылке 755 американских дипломатов, закрытии доступа американцам к ведомственной даче в Серебряном Бору и посольскому складу на юге Москвы.

Решение России последовало непосредственно за принятием в конгрессе закона о новых санкциях против России. Июльское решение российских властей о резком сокращении численности американской миссии объяснялось необходимостью в паритете по дипломатическому и техническому персоналу: с тех пор последние полгода у США в России и у России в США было по 455 работников посольств и консульств.

Однако месяц спустя, 31 августа, Вашингтон анонсировал свои ответные меры. Они заключались в закрытии генконсульства в Сан-Франциско и дипломатических объектов в Нью-Йорке и Вашингтоне. После этого у России и США было по одному посольству и три консульства. Теперь у России еще минус одно консульство и минус 60 дипломатов, то есть 395 против 455.

Почему идет такая массовая высылка российских дипломатов, почему такое единение? Будет ли симметричный ответ со стороны России? Ведущий Business FM Алексей Пантелеев побеседовал об этом с председателем президиума Совета по внешней и оборонной политике, политологом, главным редактором журнала «Россия в глобальной политике» Федором Лукьяновым:

Федор Лукьянов: Нет, такого не было, конечно. И не было прецедентов, когда другие страны высылали бы дипломатов не из-за конфликта двустороннего, а из-за третьих стран. Поэтому это явление беспрецедентное. Это мне кажется, как раз вот яркое свидетельство этой самой новой холодной войны, которая идет. Она совсем другая, чем та, которая была. Но, тем не менее, она уже есть, и тут, конечно, любопытнее даже не кто и сколько выслал, хотя тот факт, что из Соединенных Штатов выслано больше людей почти в три раза, чем из пострадавшей Великобритании, наводит на мысль, кто, собственно, является главным дирижером и бенефициаром. Я так подозреваю, что дипломатия дипломатией, она сама по себе, вот эта вот война, она, конечно, действительно, беспрецедентная, но этим дело не ограничится. Я думаю, что теперь надо ждать каких-то других проявлений.

Да. Господин Туск уже сказал, что уже возможны в ближайшие дни и недели дополнительные меры. Вот будут ли эти меры, от чего они будут зависеть?

Федор Лукьянов: Да меры будут. Я думаю, что и с нашей стороны сейчас будет какой-то ответ очень такой заметный. Будет что-то еще, кроме ответной высылки. Может, отзывы послов какие-нибудь. Я думаю, что вот сейчас должен что-то сказать президент. Уже это вещь такая, которая выходит за рамки госпожи Захаровой или там даже господина Пескова. Поэтому тут уже вопрос о мерах другого рода. Ну, например, просто гадаю навскидку. Что-то, что обсуждалось еще с 2014 года и всегда считалось исключенным практически, а именно, отключение российских банков от системы расчетов SWIFT, вот я сейчас бы уже не исключал, потому что уже другой уровень эскалации. Все, уже никакие доказательства никому не нужны. Поэтому доказательства, наверное, будут, но, скорее всего, они будут такого более риторического плана, чем, ну, как и в случае с хакерами, когда говорится, что, ну, это выявилось, мы все знаем, но предъявить не можем там по каким-то причинам. Все-таки все ведущие страны: Германия, Франция и даже Италия, которой я думаю, выкрутили руки, но, тем не менее, все-таки она со скрипом, но присоединилась, — это основные решающие игроки. Все прочие, в принципе, уже не важные.

Как это будет все развиваться? В какую сторону?

Федор Лукьянов: Пока я вижу только одну сторону — это в сторону эскалации.

До каких степеней эскалации может дойти?

Федор Лукьянов: Крайняя степень — это начнется просто демонстрация военных мускулов. И я, кстати, не исключаю, что до этого дойдет. Это крайне печально, но уже теперь, когда запущен такой мощный импульс, то, в общем, к сожалению, конфронтация имеет определенную собственную логику.

Великобритания. Евросоюз. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > bfm.ru, 26 марта 2018 > № 2546399 Федор Лукьянов


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 26 марта 2018 > № 2544656 Саймон Шустер

Этот руководитель КГБ бил тревогу по поводу кибервойн между Россией и США. К нему никто не прислушался

Саймон Шустер | Time

"В конце 1980-х, когда Владимир Рубанов в КГБ помогал обеспечивать информационную безопасность, он уже представлял себе, какими будут кибервойны будущего, - и они приводили его в ужас", - пишет в журнале Time Саймон Шустер.

"Это было ясно с самого начала, - сказал Рубанов в телефонном интервью из Москвы, где теперь работает в основном в частном секторе. - Мы говорили нашим: "Послушайте, общественность, возможно, пока не осознает, что происходит. Но мы должны бить тревогу на политическом уровне, потому что эти вещи опасны для нашей жизненно важной инфраструктуры".

Шустер комментирует: "Похоже, с тех пор был взят реванш. Теперь в опасности жизненно важная инфраструктура США, согласно докладу ФБР и министерства внутренней безопасности от 15 марта: в нем сделан вывод, что российские хакеры проникли в машинные залы американских электростанций, дотянувшись до рубильников, которые отключают свет в домах американцев". (См. Кибератаки позволили России дотянуться до выключателя электростанций, заявляют США.)

"Именно атак такого сорта Рубанов раньше боялся со стороны американцев. Он не стал отвечать на вопрос, действительно ли Россия на сей раз несет ответственность; его старая привычка не распускать язык въелась глубоко, а он до сих пор иногда выступает в качестве советника российского правительства. Но он отметил, с сожалением, а не с самодовольством, что два десятилетия назад американцам следовало бы внять его предостережениям", - говорится в статье.

После упразднения КГБ Рубанов работал в Совете безопасности РФ. Вскоре вместе с коллегами из других ведомств он начал составлять правила применения силы в киберпространстве.

"Задача была в том, чтобы составить что-то типа пакта о ненападении в киберпространстве, который запрещал бы подобные атаки на суверенные государства", - говорит Рубанов. "Они надеялись, что в итоге эти правила будут приняты ООН и станут частью международного права. Но усилия застопорились, говорит Рубанов, по большей части потому, что последняя сверхдержава, оставшаяся в мире, не была в них заинтересована", - сообщает издание. "Каждая страна хочет иметь гарантии безопасности, но не хочет распространять их на другие. Итак, вот где мы оказались в конце концов. В точке, где никто не находится в безопасности", - заявил Рубанов.

"Хотя Путину хотелось, чтобы с ним обращались как с лидером сверхдержавы, технологическая отсталость России вынуждала его дипломатов вновь просить США о мирном соглашении в киберпространстве", - пишет автор.

Он описывает одну из попыток России, ссылаясь на депешу американских госслужащих от марта 2009 года. Тогда Мишель Маркофф, в то время и.о. руководителя отдела кибернетических вопросов Госдепартамента, отклонила российское предложение. Она "отметила, что для России лучший способ умерить ее тревоги - укреплять свою оборону. Другими словами, готовиться к войне", говорится в статье.

"Именно это Путин и сделал", - пишет Шустер.

Когда в последние полтора года всплыли подробности кибератак, которые приписываются новым российским кибервойскам, некоторые американские официальные лица и эксперты прониклись идеей международного соглашения о правилах кибервойны, замечает автор.

Однако "те, кто сегодня заседает в Совете безопасности РФ, по большей части склонны рассматривать инструменты кибервойны как дешевый и эффективный способ навредить противнику. Они вряд ли откажутся от этих инструментов, тем более что не существует договора об их запрете", считает журналист. "Будь у нас этот документ и достаточное доверие друг к другу, чтобы верифицировать его соблюдение, нам было бы намного лучше", - говорит Рубанов. Он опасается, что теперь уже слишком поздно.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inopressa.ru, 26 марта 2018 > № 2544656 Саймон Шустер


США > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 25 марта 2018 > № 2544784 Светлана Рагимова

Ставка на будущее: какие технологии изменят мир к лучшему

Светлана Рагимова

Forbes Contributor

На конференции Think-2018 компания IBM спрогнозировала, какие пять технологий ждут нас в ближайшие пять лет. Как нашу жизнь изменят блокчейн, квантовые компьютеры и микроскопы

В первый день конференции Think 2018 в Лас-Вегасе исследовательское подразделение американского гиганта IBM Research по ежегодной традиции анонсировало прогноз «5 in 5» — пять технологий, которые кардинально изменят мир в ближайшие пять лет. Три тысячи ученых, которые приняли участие в составлении этих предсказаний, но некоторые прогнозы выглядят маловероятными. И это к лучшему.

IBM Research публикует такие прогнозы уже несколько лет подряд. В 2011 году компания заявляла, что неравенство в мире цифровых технологий исчезнет, пароли станут не нужны, а спам будет настолько хорошо учитывать личные предпочтения, что станет самой полезной почтой. Сегодня эти предсказания кажутся чрезмерно оптимистичными. Да, мы используем отпечатки пальцев для подтверждения платежей в Apple Pay, но все еще мучаемся с десятками паролей для разных сервисов.

Да, таргетинг (ориентация на предпочтения пользователя) стал более совершенным, но спам как был проблемой, так и остался. И до цифрового равенства объективно миру пока далеко. Проникновение интернета в среднем по миру 54,4% по данным World Internet Stats на 31 декабря 2017 года. В Африке эта цифра — 35,2%.

И к предсказаниям этого года стоит относиться с долей скептицизма, замешанного на здоровом сдержанном оптимизме. Эти технологии действительно могут что-то изменить, но далеко не все и не так быстро.

Роботы-микроскопы

По ожиданиям компании, к 2025 году больше половины населения планеты будет жить на территориях с ограниченным доступом к чистой воде. Поэтому критически важно для начала хотя бы понять, что происходит с водными ресурсами Земли. С этим есть трудности — ученые используют сенсоры, реагирующие на наличие определенных химических веществ и изменения показателей воды. Но такие устройства не способны выявлять заранее не спрогнозированные ситуации — нетипичные загрязнения или появление в водоеме новых обитателей.

Потенциально решат вопрос миниатюрные 3D-микроскопы, которые разрабатывает в том числе и «голубой гигант». Множество таких устройств, объединенных беспроводной сетью и каждый оснащенные LED-лампочкой и ИИ-микросхемой, будут наблюдать за передвижениями самых маленьких жителей океанов, рек и озер, которые стоят на самой низкой ступени пищевой цепочки — планктоном. Анализ тени существ, определит местоположение микроорганизма в трех измерениях, отследит передвижение, распознает его разновидность и сохранит «цифровой отпечаток».

Хотя планктон не видим человеческому глазу, эти существа мгновенно реагируют на любые изменения среды обитания. Если ученые будут понимать их поведение и реакции, то смогут понимать и то, что происходит с водными пространствами. Сейчас образцы привозят в лаборатории, предварительно добавив в них консерванты. Фактически ученые изучают трупы этих микроорганизмов. «Это равносильно тому, чтобы изучать футбол, наблюдая, как футболисты спят в автобусе после матча», — говорит руководитель этого проекта, главный изобретатель (Master Inventor) IBM Research, Том Зимерман.

Блокчейн против контрафакта

Когда вы сдаете автомобиль в ремонт, нет гарантии, что вам установят оригинальные запчасти. По словам Андреаса Кайнда (Andreas Kind), главы направления «Индустриальная платформа и блокчейн» исследовательской группы IBM Research в Цюрихе, 40% всех автомобильных компонентов, которые есть на рынке — подделка. В здравоохранении эта проблема не менее остра: в некоторых странах 70% лекарств в лучшем случае вам не помогут, в худшем могут привести к летальному исходу. Каждый год оборот контрафактных товаров наносит глобальной экономике ущерб в $600 млрд.

Чтобы помочь миру справиться с этой проблемой, компания разработала новую технологию для криптомаркировки любых предметов с помощью нескольких капель разноцветных чернил или маленьких криптометок размером с гранулу соли. Объединенная с блокчейном, эта технология поможет отслеживать передвижения любых товаров, и на любом этапе транспортировки определять, был ли конкретный объект в действительности выпущен доверенным производителем.

Метод работает также, как, например, голограмма на коробке, которую сложно и дорого напечатать. Или как код лицензии для программного продукта, сгенерированный производителем по определенному математическому принципу. Допустим, злоумышленникам удастся взломать шифр и создать генератор криптокодов, напечатать криптометку и установить на товар. Но чтобы товар выдать за оригинальный, придется хакнуть 50% + 1 компьютер, участвующих в блокчейне. На это потребуется время и огромное количество ресурсов (в том числе финансовых). В общем, мало какой товар оправдывает такие усилия. Хотя, возможно, квантовые компьютеры сделают эту задачу менее сложной.

Квантовые компьютеры

Далеко не новая технология. О ней различные компании говорят последние несколько лет. Чуть больше года назад IBM открыла для публичного использования свой первый такой компьютер, и теперь заявляет, что такие машины вскоре будут доступны студентам вузов и даже обычным школьникам. Они помогут найти решения самых сложных научных проблем, создать самые совершенные нейронные сети из существующих и вообще сильно пригодятся во всех сферах, где требуются серьезные вычислительные ресурсы.

Но, чтобы это стало возможным, требуются специалисты, которые понимают, как такими машинами пользоваться. Талия Гершон (Talia Gershon), руководитель направления AI Challenges and Quantum Experiences в IBM говорит, что обычная линейная логика не подходит для разработки программ для квантовых компьютеров. Поэтому компания развернула бурную деятельность по обучению будущих специалистов для работы с такими машинами. В образовательной инициативе IBM Q experience зарегистрировалось уже 1500 вузов. Это сайт, предоставляющий облачный доступ к прототипу квантового компьютера любому желающему, причем бесплатно.

Еще две технологии, выбранные учеными, в качестве самых актуальных в ближайшее время — в следующем материале.

США > СМИ, ИТ. Образование, наука > forbes.ru, 25 марта 2018 > № 2544784 Светлана Рагимова


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 марта 2018 > № 2544571 Хиллари Клинтон

Хиллари Клинтон, что произошло?

Эксклюзивное интервью с лузером

Нильс Торсен (Nils Thorsen),  Politiken, Дания

На самом деле, она была настроена говорить скорее о политике. Но когда корреспондент газеты «Политикен» (Politiken) встретился с нею в Амстердаме, нас интересовало другое: как удается заставлять себя вставать по утрам с постели, когда мечта всей твоей жизни разбита перед лицом всего мира. Как убедить себя, что то немногое, чего можешь достичь сейчас, тоже дорогого стоит? Книга Хиллари Клинтон (Hillary Clinton) «Что произошло?» («What Happened?) только что переведена на датский язык. Мы встретились с её автором, чтобы обсудить, почему она проиграла Дональду Трампу (Donald Trump), почему так много американцев ее ненавидят, и что за дилемма, по ее словам, встает перед каждой женщиной с амбициями. Да, а еще она любит датский телесериал «Правительство» («Borgen»)

Наконец-то этот день настал. После долгих лет подготовки, унижений и неудач. Целое десятилетие она стояла впереди всех в неофициальной очереди женщин-претенденток на самый могущественный пост в мире. Триумф отложился на восемь лет после победы Обамы, но вот близок миг, когда путь, кажется, открыт. Вот день, когда американцы впервые выберут женщину-президента, пресловутый стеклянный потолок будет пробит, а Хиллари Клинтон обеспечит себе место в истории.

Хиллари Диана Родэм Клинтон

Родилась 26 октября 1947 года в Чикаго. Отец — торговец текстильными изделиями и убежденный консерватор. Несмотря на это, родители считали, что их дочь должна преуспеть.

В молодости Хиллари поддерживала республиканцев, но переметнулась в стан демократов в 1968 году под влиянием кандидата в президенты Юджина МакКарти (Eugene McCarthy), который был против войны во Вьетнаме.

Хиллари Клинтон имеет степень в области политологии Колледжа Уэлсли (Wellesley College) в Массачусетсе и в области юриспруденции Йельского университета, где она и встретила Билла Клинтона в 1971 году. Четыре года спустя они поженились, после чего родилась дочь Челси.

Пока Клинтон делала успешную карьеру юриста, Билл Клинтон дважды был губернатором штата Арканзас (1979-1981 и 1983-1992).

С 1993 по 2001 Клинтон была первой леди.

С 2001 по 2009 — сенатором от штата Нью-Йорк.

В 2008 она уступила Бараку Обаме в борьбе за место кандидата в президенты от Демократической партии.

С 2009 по 2013 — госсекретарь США

Казалось, ее триумфу не может помешать даже этот толстосум и звезда реалити-шоу с обширной поддержкой СМИ. Да и сама Хиллари в своей победе не сомневалась ничуть, прибыв вместе с мужем вечером 8 ноября 2016 года в пентхаус отеля «Пенинсула» в Нью-Йорке, чтобы в кругу друзей и соратников наблюдать за тем, как результаты из разных штатов постепенно складываются в безоговорочную победу.

«У меня и в мыслях не было, что мы можем проиграть», — говорит Хиллари.

Вот она сидит передо мной посреди большого конференц-зала в амстердамском отеле за небольшим квадратным столиком с белой скатертью. Она прибыла на наш континент читать лекции, и в моем распоряжении всего 20 минут. Очевидно, мы будем говорить скорее о политике, чем об эмоциях. Между нами трепещет пламя свечи. Рядом стоит ваза с тюльпанами, а вокруг нас тут и там виднеются тени охранников и телохранителей — они молча наблюдают за нами.

«По всем нашим данным, да и по всем имеющимся сведениям, победа была у нас в кармане», — объясняет она.

Однако из Северной Каролины стали прибывать тревожные сведения, и Билл Клинтон нервно расхаживал по номеру, жуя незажженную сигару. Хиллари же успокаивала себя тем, что все штаты выигрывать вовсе необязательно, поэтому решила вздремнуть — а выборы пусть идут своим чередом.

Пока она спала, дело приняло непредвиденный оборот. Мир словно пронесся мимо нее. Когда она проснулась, еще ждали результатов из Мичигана, Пенсильвании и Висконсина. Вроде бы ничего не было решено. Но Мичиган загорелся красным (цвет республиканцев — прим.перев.). А когда и Пенсильвания отошла Трампу в 1.35, все было кончено.

По словам Хиллари Клинтон, ей стало трудно дышать, как будто из комнаты откачали весь кислород.

«У меня был настоящий шок. Было очень больно».

Вокруг фуршетного стола собрался народ — семья, друзья и старые коллеги.

«И все они были так же обескуражены, как и я сама».

Как одновременно сказать «Простите, я проиграла» и «Где вас, черт возьми, носило?». Хиллари Клинтон ответила на это книгой в 478 страниц, которую написала в соавторстве с двумя спичрайтерами. Книга эта наполнена личными, кровью напитанными переживаниями — от огорчения и ярости до чувства вины и откровенного недоумения.

На днях книга «Что произошло?» вышла на датском языке. И рассказ о поражении Хиллари Клинтон из ее собственных уст вышел куда более неприглаженным, гневным и прямолинейным, чем ее прежние автобиографии, соблюдающие рамки приличия. Но, кроме того, это и искренняя попытка разобраться, что же случилось на самом деле, потому что как она сама пишет: «До сих пор мне это кажется невероятным».

Politiken: Говорят, американцы не любят проигравших. Почему же Вы все равно решили написать книгу?

Хилари Клинтон: С одной стороны, чтобы загладить вину перед самой собой. Но еще мне хотелось обратить внимание на многие вопросы, которые продолжают быть актуальными. Ведь в нашем поражении были замешаны и другие силы, повлиять на которые я не могла. О них мы начали догадываться только недавно. Теперь наша разведка говорит, что в наши выборы постоянно вмешивается Россия, а у нас в ноябре как раз новые выборы. Мы не учли большую перспективу, а надвигался идеальный шторм, срежиссированный по законам реалити-шоу. Нам нужно продолжать говорить об этом, и я так и собираюсь сделать. Если никто другой, то это сделаю я.

Странный миг

Хиллари Клинтон начала свой предвыборный вечер с обсуждения будущей победной речи со спичрайтерами. Они решали, как сделать так, чтобы нация объединилась, и как достучаться до тех, кто голосовал за проигравшего. То есть за Дональда Трампа.

В конце вечера она выкроила время, чтобы открыть толстые папки с планом на переходный период и первыми вопросами, которыми она займется в качестве президента. Вот амбициозная программа новой инфраструктуры, которая позволит создать новые рабочие места. Все уже готово. Когда о победе объявят официально, она выйдет на роскошную сцену стеклянного Джавиц-центра на Манхеттене, где пол сделан в виде карты США. Вот там она и будет стоять, посреди Техаса, в белом костюме, первая женщина, ставшая президентом США. Белый цвет в знак важности исторического момента. Они с Биллом даже приобрели в пригороде Нью-Йорка дом по соседству, чтобы гостям и обслуге было удобнее.

Но когда она проснулась после короткого сна, мир переменился безвозвратно.

«Вопросы посыпались один за другим, — рассказывает Хиллари, — Что случилось? Как мы могли это прошляпить? Что, черт возьми, творится?».

Из Белого Дома сообщили, что Обама опасается, что результат окажется спорным, и что грянет долгое разбирательство.

«Знаешь, мне пришлось поговорить с Трампом». Улыбка пробегает по лицу. «У меня еще много вопросов, но телеканалы уже объявили его победителем».

Мы сидим по разные стороны белой скатерти и молчим. По словам Хиллари, это был самый странный миг за всю ее жизнь. Дональд Трамп месяцами костерил ее «продажной Хиллари». Во время теледебатов он пообещал упрятать ее за решетку. А на митингах дирижировал толпой, скандирующей: «В тюрьму ее!». И вот внезапно эти выходки стали благопристойными. И в то же время, пишет Клинтон, «наступило ужасно будничное чувство, как будто звонишь соседу и говоришь, что не можешь прийти к нему на барбекю».

Прислугу для несостоявшегося празднества отправили по домам. И пока Билл сидел и наблюдал ликование Трампа по телевидению, Хиллари отправилась готовить завтрашнее обращение. Она попросила свою команду заготовить примирительную речь. Понемногу люди расходились. В конце концов, они с Биллом остались вдвоем. Они легли на кровать, и он взял ее за руку.

«Я просто лежала и смотрела в потолок, до тех пор, пока не пришло время говорить речь», — пишет Хиллари.

Виноваты другие

О том, что этот мир иногда бывает нелепым и больше похожим на чей-то вымысел, чем на вышколенную хореографию, которую мы считаем реальностью, мне пришлось вспомнить в моем скромном гостиничном номере в Амстердаме, где я увидел репортаж CNN о том, как президент США объявил мировую торговую войну.

Пожилой, слегка полноватый господин с оранжевыми волосами и резкой жестикуляцией на плоском экране больше смахивал на кошмарный сон, чем на персонаж из реальной политики. Это скорее эксцентричный злодей из фильмов про Бэтмена, чем типичный представитель политической элиты.

И пока я иду несколько сот метров к шикарному отелю Краснапольски (Krasnapolsky), где я проведу 20 минут наедине с Хиллари Клинтон, меня не оставляет чувство, будто что-то где-то подменили. Женщина, которая получила больше голосов, чем любой белый мужчина, уделила свое время мне, журналисту мелкой газетенки из малюсенькой страны. Это попросту не вписывается в границы того, что мы привыкли называть реальностью.

Когда «Что произошло?» появилась на прилавках осенью, некоторые рецензенты нашли, что книга толково написана и весьма остроумна, и что Хиллари остра на язык и не щадит никого, даже себя. Другие как будто читали совсем другую книгу. «Плохо продуманный текст, который красноречивее всего рассказывает о причинах поражения», — отозвался «Гардиан» (The Guardian), назвавший книгу «патологоанотомическим исследованием проваленной кампании». По словам «Гардиан», массы не пошли за Хиллари, потому что ее холодный расчет дал сбой, когда она ошибочно решила, что американская политика все еще вращается вокруг политических программ. А вот Трамп отлично понял, что теперь это не что иное, как продолжение шоу-бизнеса.

По мнению газеты «Нью-Йоркер» (New Yorker), Хиллари проиграла, потому что «не смогла найти подходящий язык, темы для разговора или хотя бы выражение лица, чтобы убедить достаточное количество американских пролетариев, что их подлинный герой — как раз она, а не карикатурный богач». И, читая, замечаешь, как она старается выставить себя в выгодном свете перед лицом истории — ведь таким образом она и создает свое наследие.

Как она неоднократно сама подчеркивает, ответственность за поражение лежит на ней одной. Но при этом не гнушается перекладывать часть вины на других.

На Берни Сандерса (Bernie Sanders) — за то, что дал подпитку кампании Трампа своими обвинениями в том, что она — якобы креатура дельцов с Уолл-Стрит. На русских — за то, что вбрасывали фейковые новости. На Трампа — за то, что превратил президентскую гонку в клановую войну. На бывшего директора ФБР Джеймса Коми (James Comie) — за то, что за одиннадцать дней до выборов пообещал заново возбудить дело о ее рабочей переписке, что, по ее мнению, и стоило ей победы.

Ну и, конечно, на СМИ. По ее словам, они «привели к победе самого неопытного, самого невежественного и самого некомпетентного президента за всю истории нашей страны, сделав из оплошности, которую я совершила, воспользовавшись личной почтой на посту госсекретаря, ключевую тему избирательной кампании».

Что Хиллари Клинтон знает такое, что нам тоже хотелось бы узнать? Иными словами, о чем ее спрашивать? Что происходит в Белом Доме, мы и сами видим. А как демократам побыстрее прийти в себя после ее поражения — это уже задача для новой поросли.

Жаловаться на то, что не получилось стать во главе величайшей в мире сверхдержавы, уже поздно, как бы того ни хотелось. С другой стороны, это поражение ошеломило весь мир. И его последствия мы стали замечать только недавно. Тогда, может быть, вот о чем: что чувствуешь, когда проигрываешь так, что рушится весь мир? И как вообще удается вставать по утрам с постели и убеждать себя в том, что то немногое, чего можешь достичь сейчас, тоже дорогого стоит?

«Кто Вы на самом деле?»

В светлом конференц-зале немолодой журналист голландской газеты настойчиво продолжает светский разговор о подлодках, пока я уже в который раз перечитываю свои вопросы. Вдруг в коридоре начинается движение, голландца просят на выход, мне кивают, и через секунду на ковре появляется она, сияющая блондинка в золотисто-желтом кимоно. Она широко улыбается, и на ее лице написано все что угодно, кроме поражения.

«Здравствуйте, Нильс. Рада познакомиться. Я все надеялась, что удастся попасть в Копенгаген, — говорит она, пока мы жмем друг другу руки. — Обожаю вашу страну».

Вот мы и начали. Она здесь и готова общаться. И хотя даже здесь, в уголке старого мира, она продолжает работать над своим имиджем, она все равно кажется более чуткой, живой и настоящей, чем я представлял себе — она словно импровизирует. Ее голос всего за несколько предложений может перескочить с радостного щебетания, когда речь идет о личном, до мрачного полушепота, когда дело доходит до политики и глобальных вопросов.

Как и многие, я представлял себе Хиллари Клинтон человеком, чей имидж хореографически отточен, и о чьем настоящем лице можно только догадываться, когда она, подобно солнечной блондинке или, скорее, престарелому телепузику, облаченному в основные цвета, появляется на трибунах по всему миру, весело подмигивая и помахивая ручкой как бы случайным людям в толпе.

Судя по всему, все это для нее не ново. Она сама признается в своей книге «Что произошло?», что ей странно слышать вопросы «кто Вы на самом деле?» и «почему Вы хотите стать президентом?». Подразумевается, что за этим должно стоять что-то нехорошее — амбиции, тщеславие, цинизм. Ей кажется странным и распространенное мнение, будто у нее с Биллом имеются, по ее собственному выражению, «некие особые договоренности». После чего признается, что им тоже бывает стыдно, «но именно это мы и называем браком» — пишет она.

С тем, что миллионы людей ее терпеть не могут, она примирилась. «Я думаю, частично это объясняется тем, что я была первой женщиной-кандидатом в президенты. Я не думаю, что моим последовательницам придется выдерживать то же самое. Хотя посмотрим, — отвечает она на мой вопрос о причинах столь массовой нелюбви. — Я была первой женщиной из поколения бэби-бумеров (1940-е — 1960-е, прим.перев.) и работающей матерью, которая стала первой леди. Думаю, люди подумали: э, нет, что-то не тянет она на просто жену президента, скорее на часть его штаба. Отсюда и их злоба».

И тем не менее именно Хиллари Клинтон большинство американцев считает женщиной, достойной подражания, согласно опросу Гэллапа (Gallup). «Вот что странно. Когда я что-то делаю, люди меня уважают и хвалят мой труд. Но когда я ищу новую работу, все меняется. Так было, когда я сначала была сенатором, а потом стала госсекретарем. И когда я прошу людей о поддержке, это всякий раз вызывает противоречивые чувства, как вообще всегда бывает с женщинами, которые добились власти».

— Почему так происходит?

— Мне кажется, люди думают, что с женщинами, которые хотят стать президентом что-то не то. Мол, какая нормальная женщина этого захочет? А другие скажут: да я и не знаю ни одной такой. Вот жена моя не хочет, дочь не хочет. Да и мои подчиненные тоже не хотят. Значит, что-то тут не так.

© пресс-служба парка «Роев ручей» | Перейти в фотобанк

Тигрица и белый медведь из Красноярска предсказали результат президентских выборов в США

Возможно, вся эта шумиха, все интриги, которые плелись вокруг нее во время избирательной кампании, и вбили клин между ней и избирателями.

«Обо мне болтали разные небылицы, мы их сочли обычной чепухой, но, как оказалось, впоследствии, именно из-за них многие поставили галочку напротив другой фамилии. Рассказывали, будто я тяжело больна и лежу на смертном одре, — смеется Клинтон. — Будто я главарь банды педофилов, которая держит детей в подвале пиццерии. И другие дикости, которые тут же подхватили русские, Трамп и правые СМИ. Некоторые и подумали: может она и вправду умирает, а нам морочит голову».

Йога, белое вино и гнев

День после выборов в Нью-Йорке был холодный и дождливый. Когда она проезжала через толпу своих сторонников, многие плакали, другие показывали кулак в знак солидарности. Самой Хиллари Клинтон казалось, будто она совершила предательство. «В каком-то смысле так и было, — пишет она. И добавляет — Я несла свою усталость, как броню». После речи, в которой она признала поражение, они с Биллом поехали в свой старый дом в пригороде Нью-Йорка. Только в машине она позволила себе улыбнуться. «Единственное, чего мне хотелось, это попасть домой, переодеться в домашнее и никогда больше не снимать трубку», — вспоминает Хиллари. Тогда настал черед спортивных штанов для йоги и флисовой рубашки. На ближайшие несколько недель. К ним прибавились расслабляющие дыхательные упражнения, йога и обильные порции белого вина. Но по временам, признается Клинтон, хотелось кричать в подушку.

Она смотрела телешоу, которые ей записал муж. Молилась богу. Мысленно переносилась в отпуск в «неаполитанские романы» Элены Ферранте (Elena Ferrante), пачками глотала детективы и тексты Генри Ноуэна (Henri Nouwen) о духовности и борьбе с депрессией. И плакала, когда актриса Кейт МакКиннон (Kate McKinnon), одетая «под Хиллари», села за рояль и спела песню «Hallelujah» Леонарда Коэна (Leonard Сohen) на одном из телешоу — «Хоть сделал я лишь то, что смог // И шел путем ошибок, проб // Но я не лгал, не стал шутом в чумном пиру я».

Она почти маниакально вытирала пыль со всех шкафов и ходила на долгие прогулки с Биллом, но все равно всякий раз, стоило лишь услышать новости, накатывал один и тот же вопрос, неостановимый, словно слезы — как же это могло произойти?

Несколько дней, думать ни о чем другом попросту не получалось, признается она.

А еще был гнев. Ей трудно было сдерживаться, когда Трамп принялся нанимать тех же самых банкиров с Уолл-Стрит, в сговоре с которыми еще недавно обвинял ее. И еще труднее, когда приходили извиняться люди, которые не проголосовали. «И как вы только могли?— размышляет Клинтон в книге. — Вы же пренебрегли своим гражданским долгом в самый неподходящий для этого момент!».

«Это было просто ужасно! — восклицает она в ответ на мой вопрос о первых неделях после выборов. — Я же предупреждала нашу страну об опасности, исходящей от Трампа. Я же ясно видела, что он представляет собой нешуточную угрозу нашей демократии и ее институтам». Она ловит мой взгляд: «Я надеялась, что ошибаюсь, Нильс, понимаешь?».

У американцев это работает безотказно. Услышав свое имя, любой из них словно взлетает на полсантиметра над стулом, наполняясь важностью и уверенностью в себе.

«Я надеялась, — она подбирает слова, — что он, как бы он себя ни вел раньше и что бы ни говорил во время предвыборной кампании… почувствует долг и ответственность своего поста и будет вести себя… подобающе. Но недели шли, и ничего так и не произошло».

Я спрашиваю, есть ли у нее, за что себя винить.

«За разные частности, — отвечает она быстро. — За то, что недостаточно ясно объясняла людям нашу повестку». Я полагаю, это должно означать: не сумела переломить свой имидж ставленника системы в глазах разочарованного рабочего класса. «И, — добавляет она, — за то, что не справилась с Трампом во время теледебатов».

— Это когда он пошел прямо на Вас?

— Да. Он попросту преследовал меня по сцене. Я сразу разгадала, чего он добивается, и решила его попросту игнорировать. Сейчас я не уверена, что поступила правильно, поскольку он превратил теледебаты в реалити-шоу.

«Я думала, люди хотят, чтобы президент был современным человеком, на которого можно положиться, который бы поступал по-взрослому: не терял самообладания и не вел себя как ребенок. Я постоянно прокручиваю в голове эти моменты и, думаю, сейчас бы попробовала поступить по-другому».

«У меня была команда мирового класса, они дважды помогли Обаме стать президентом и были настоящими доками по части политтехнологий. Мы планировали современную кампанию, своего рода „Обама 2.0". И у нас получилось. Но Трамп и его союзники поменяли сценарий, и кампания вылилась в телешоу. В моем лагере, к сожалению, к этому оказались не готовы».

«Во время моей встречи с Путиным он напомнил мне тип мужчин, которые усаживаются в метро с широко расставленными ногами, мешая другим. Они словно заявляют: „Я заберу себе столько места, сколько сочту нужным" и „Тебя я не уважаю нисколько и буду вести себя так, как будто сижу дома в халате". У нас это называется „мэнспрэдинг" (manspreading). <…> Путин не уважает женщин и презирает всякого, кто ему перечит, поэтому я для него двойная проблема».

Хиллари Клинтон о Владимире Путине

«Мы видели, что русские что-то замышляют. Но не разгадали их замысла. Многое мы поняли только сейчас. А тогда мы не могли понять, откуда берется весь этот компромат на меня», — говорит она, ссылаясь на появившиеся впоследствии отчеты о целой киберармии блоггеров и фальшивых профилей в соцсетях, которые выставляли Клинтон в дурном свете.

Я спрашиваю, какой из своих поступков она бы охотнее всего «переиграла».

«Ну, я бы никогда не стала пользоваться личной почтой, будучи руководителем Госдепа, — смеется она и тут же добавляет — несмотря на то, что это совершенно легально, так поступали мой предшественник и мой преемник».

Преимущество альфа-самца

В книге нашлось место и для других претензий к себе. За то, что она, в отличие от Берни Сандерса, не давала грандиозных обещаний, просто потому что их исполнение может занять много лет, хотя избирателей это, безусловно, прельстило бы. В ходе своей кампании Клинтон всерьез раздумывала о том, чтобы предложить американцам гарантированный минимальный доход, небольшой, фиксированный заработок для всех (наподобие того, что в 2017 году ради эксперимента был введен в Финляндии — прим.перев.), однако отказалась от этой идеи, взвесив все за и против.

Теперь она считает, что надо было бы рискнуть.

Клинтон пишет, что ее худшие опасения относительно собственных «изъянов» в качестве кандидата в президенты полностью оправдались.

«Некоторые из них врожденные, — объясняет она в ответ на мой вопрос. — Я женщина, и я не могу это изменить. А у нас в стране есть много людей, которые никогда не решатся поддержать женщину на таком посту. Об этом твердили все наши исследования, но мне казалось, что я все же смогу пробиться благодаря своему опыту».

Мать Барака Обамы была совсем юна, а его отец вернулся в Кению, поэтому мальчика воспитывали дедушка с бабушкой. Он вырос, стал борцом за гражданские права и профессором юриспруденции. Прекрасная биография для начала политической карьеры. Отец Билла Клинтона умер до его рождения. Семья годами жила на ферме без водопровода и с уборной на улице. К тому же Биллу приходилось то и дело унимать отчима, который распускал руки на мать. И все же он стал первым в их семье, кто закончил университет. Хиллари Клинтон, по собственному признанию, такой драматичной биографией похвастать не может. Она выросла в обычной белой семье среднего класса в пригороде Чикаго, и у нее было счастливое детство. Оглядываясь назад, она лишь жалеет, что недостаточно подчеркивала, что принадлежит к поколению женщин-первопроходцев, изменивших мир.

Когда она соперничала с Обамой, первым чернокожим кандидатом в президенты, она не акцентировала свой пол. Но в этот раз все было по-другому, объясняет она.

«Наверное, мне следовало донести эту мысль по-другому, более эффективно. Я не знаю. Но я уверена, что перед следующей женщиной на моем месте встанет та же дилемма».

Опросы общественного мнения показывали, что многие республиканцы и республиканки были против женщины-президента. Даже в стане демократов царил скепсис. Кроме того, был и «неизбежный барьер унизительных сексистских комментариев».

— В чем это выражалось?

— Ну, например, говорят, будто у женщин слишком визгливые голоса. Хотя я знавала немало мужчин, которые буквально выкрикивают свои легкие наружу. В любом случае, их эта критика не касается. Она адресована не только лично мне, но и всякой женщине, которая осмеливается высунуться и заявить: «Итак, я собираюсь стать губернатором или президентом». Бытует немало сексистских заблуждений, которые многие, я уверена, даже не замечают.

© AP Photo, Jessica Hill

Бывший президент США Билл Клинтон

Когда ее муж проиграл губернаторские выборы в Арказасе в 1980 году, это произошло отчасти из-за того, что она выступала под своей девичьей фамилией Родэм. Когда Билл спустя 12 лет решил участвовать в президентской гонке, она добавила его фамилию к своей, но тогда ей досталось за то, что она делала адвокатскую карьеру. А когда она ответила, что ей ничего не стоит «отправиться домой, печь пироги и устраивать чайные посиделки», ее сочли самодовольной карьеристкой, поглядывающей на американских домохозяек свысока.

Когда Хиллари Клинтон уже после выборов прочла «глубокий анализ» своих теледебатов с Трампом, ей было чему удивиться. «После выборов я штудировала все, что про них написали, — улыбается она. — И вот я читаю: может, она и в самом деле смотрелась убедительнее и не раз его подловила, но от Трампа все равно нельзя было оторвать глаз».

Она смотрит мне в глаза.

«Он же ведет себя как альфа-самец. Он хочет, чтобы его таким считали. И более того, мы в глубине нашего ДНК тоже полагаем, что президент таким и должен быть. Я сломала немало барьеров, но этот, последний, оказался мне не по силам. Но я думаю, мне удалось расчистить пространство для дебатов, и в следующий раз люди окажутся более внимательными».

Какой-то миг мы сидим молча. Вдруг она заявляет:

«А ведь я люблю телесериал „Правительство" („Borgen", датский сериал о женщине-премьер-министре — прим. перев.), просто обожаю его».

Тут она пускается в подробный разбор сюжета, актерской игры и, не в последнюю очередь, испытаний, выпавших на долю главной героини.

«Держать в равновесии семью и работу — это всего лишь одна из задач, ложащихся на плечи женщин», — рассказывает Хиллари, добавляя, что если работа сопряжена с властью, то дилеммы не избежать.

«С одной стороны, никто не хочет становиться чужим для самого себя. С другой, надо уметь оставаться собой в ситуации, когда окружающие считают тебя лидером. И это непросто».

Слишком много противников

Хиллари Клинтон долго раздумывала над тем, участвовать ли ей в инаугурации Трампа — опасалась, что ее освищут и встретят криками «в тюрьму ее!». Она согласилась, когда узнала, что там будут Джимми Картер (Jimmy Carter) и Джордж Буш-младший (George W. Bush). Мало-помалу она начала думать о том, как больно приходилось прошлым проигравшим, когда они попадали в такую же ситуацию.

Инаугурационную речь Трампа она называет «ревом из бездны белого национализма».

«Это мрачно, опасно и отвратительно, — отзывается она. — Я все думала: вот это да, нам вправду предстоят тяжелые времена — и мои опасения оправдались».

«Нильс!» — одна из теней, сидящая за несколько столов от меня, тактично дает понять, что время подходит к концу.

«Еще две минуты», — прошу я и перевожу разговор на последние вопросы.

— Меня всегда интересовало, что делают люди после того, как побывали президентом…

Хиллари Клинтон смеется в голос.

— А Вы так долго были первой в очереди, и вдруг все кончилось, а президентом Вы так и не стали. Как Вы приспосабливаетесь к новой жизни?

— Я много времени проводила в прогулках по лесу с друзьями, чтобы заглянуть в свое будущее. Я ведь правда была уверена, что стану президентом и столько всего сделаю для нашей страны. Однако у меня не вышло. Но сдаваться я не привыкла. Поэтому я начала искать новые способы внести свой вклад.

Она поднимает глаза.

«Это не какая-то одна всеобъемлющая работа, а много разных интересных вызовов. Я поддерживаю новые политические организации и молодых кандидатов, бросающих вызов трамповским манерам и республиканским порядкам, чтобы восстановить баланс демократических сил».

— Какая у Вас теперь цель в жизни?

— К счастью, у меня много дел, которыми я занимаюсь уже много лет. Это и медицинское страхование и всякого рода конфликты в нашем обществе. И еще я помогаю борющейся стороне подняться.

«Я делаю, что могу, чтобы охранять и защищать нашу демократию», — говорит она, судя по всему не подозревая, что своим «defend and protect» невольно процитировала президентскую клятву, дать которую ей так и не пришлось («… в полную меру моих сил буду поддерживать, охранять и защищать Конституцию Соединенных Штатов…» — прим.переводчика).

— И все же, как Вы ответите на вопрос «что произошло»?

— Произошло то, что передо мной оказалось слишком много противников. Кампания Трампа, не похожая ни на что, с чем мы имели дел раньше. Сексизм. Русские, которые постоянно влияли на исход выборов. Информация использовалась как оружие, и мы только сейчас начали понимать, какую опасность она представляет для демократий по всему миру. Я не смогла одолеть все это, и мне очень, очень жаль, — отвечает она.

И добавляет с полуулыбкой:

«Потому что мне кажется, что из меня бы вышел хороший президент».

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 25 марта 2018 > № 2544571 Хиллари Клинтон


США > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 марта 2018 > № 2544767 Дейв Маджумдар

Более продвинутые ракеты противников вызывают глубокую озабоченность у США

Может ли Америка предотвратить нападение с использованием крылатых ракет или гиперзвукового оружия со стороны России или Китая?

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

В то время как Россия и Китай разрабатывают перспективные крылатые ракеты, а также гиперзвуковые планирующие боевые блоки с ракетным ускорителем (boost-glide vehicles), Соединенные Штаты пытаются найти способ защиты от угроз, отличающихся от межконтинентальных баллистических ракет. Более того, Пентагон признает, что он, вероятно, не сможет остановить атакующую ракету до ее запуска, и поэтому Министерство обороны в первую очередь изучает способы, с помощью которых можно было бы лишить противника возможности запускать ракеты.

«Министерство обороны готовит Доклад 2018 года по противоракетной обороне (2018 Missile Defense Review), — сообщил генерал Джон Хайтен (John E. Hyten), глава Стратегического командования США, выступая 4 апреля перед членами сенатского Комитета по вооруженным силам. — Новый доклад по противоракетной обороне будет большим по своему объему, чем Доклад 2010 года по противоракетной обороне (2010 Ballistic Missile Defense Review), в нем будут затронуты не только угрозы со стороны баллистических ракет, но также гиперзвукового оружия и крылатых ракет».

По мнению Хайтена, противники разрабатывают все больше образцов новейших вооружений для противодействия существующим американским системам противоракетной обороны.

«Распространение ракет продолжается, как и увеличение их поражающей способности, и в настоящее время все больше стран получают в свое распоряжение все большее количество ракет. Кроме того, повышаются технические возможности этих ракет, в частности в том, что касается преодоления американских систем противоракетной обороны, — подчеркнул Хайтен. — В прошлом году мы стали свидетелями новых ракетных испытаний, проведенных Северной Кореей и Ираном, а также другими странами, которые получают все более современные ракеты — все это вызывает глубокую озабоченность у Соединенных Штатов и наших союзников».

Хайтен назвал разработку противниками ракетной техники вызовом американскому господству, на которое после развала Советского Союза никто не посягал.

«Их усилия по разработке новых ракетных технологий угрожают глобальной стабильности, и эти страны пытаются снизить нашу способность проецировать силу», — подчеркнул Хайтен.

По мнению Хайтена, опасность, исходящая от более современных ракет, настолько велика, что активных попыток перехвата уже недостаточно. «Мы не можем успешно выполнить эту задачу, вкладывая средства только в активные системы противоракетной обороны — мы должны усиливать и интегрировать все составные части противоракетной обороны, включая средства поражения ракет противника до их старта, — сказал Хайтен. — Мы испытываем возможности соединения некинетических, кибернетических, электромагнитных и кинетических систем, направленных на то, чтобы не допустить возникновения угроз, обеспечить защиту от них и ликвидировать угрозы со стороны противника».

Но уничтожение вражеских ракетоносителей — это одно дело, а Пентагону необходимо в первую очередь улучшить свои возможности по обнаружению вражеских ракет.

«Помимо этого, нам нужно предпринять дополнительные усилия, направленные на увеличение способности Министерства обороны обнаруживать, засекать, отслеживать, поражать и оценивать (F2T2EA) угрозы, а также принять соответствующую политику и организационные меры, — отметил Хайтен. — Мы продолжаем получать синергетический эффект в результате интегрированного планирования в области противоракетной обороны, управления войсками и поддержки операций, обеспечивающих глобальную координацию работы в области региональной противоракетной обороны — и поэтому мы к лучшим перехватчикам добавляем лучшие сенсоры».

Пентагон также надеется работать вместе с союзниками Соединенных Штатов в борьбе против баллистических ракет. Некоторые планы Пентагона включают в себя проведение в стране военных игр.

«Мы должна усиливать наше сотрудничество с нашими союзниками, а также изучать возможности дальнейшей интеграции наших коллективных возможностей, направленных на создание эффективной общей обороны, — подчеркнул Хайтен. — Мы инвестируем средства в рамках сотрудничества с нашими союзниками по многим каналам, в том числе в рамках организованной Стратегическим командованием США военной игры Nimble Titan. Раз в два года мы проводит эту военную игру с ключевыми союзниками, а также в партнерстве с Госдепартаментом и другими боевыми командованиями. Мы постоянно изучаем потенциальные возможности сотрудничества, интеграционные подходы и проводим эксперименты вместе с нашими союзниками, чтобы проинформировать их о разработке вариантов операций, политики и инвестирования».

Время покажет, насколько эффективными окажутся усилия Стратегического командования и Агентства по противоракетной обороне. Большая часть усилий Пентагона по борьбе с межконтинентальными баллистическими ракетами и близко не показали тех результатов, которые предварительно были объявлены.

США > Армия, полиция > inosmi.ru, 23 марта 2018 > № 2544767 Дейв Маджумдар


Венесуэла. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > inosmi.ru, 23 марта 2018 > № 2544746 Саймон Шустер

Эксклюзив: Россия тайно помогала Венесуэле запустить криптовалюту, чтобы избежать санкций США

Саймон Шустер (Simon Shuster), Time, США

Возможно, президент Дональд Трамп в понедельник не осознавал, что своим распоряжением вставляет палки в колеса России. Его официальной целью была Венесуэла, в особенности план этой страны создать первую в мире поддерживаемую государством криптовалюту, «петро», продажи которой стартуют в четверг.

Но если заглянуть за кулисы, окажется, что петро по факту был результатом сотрудничества — полусекретным совместным предприятием венесуэльских и российских чиновников и бизнесменов, чья цель заключалась в том, чтобы подорвать действенность санкций США, рассказали «Тайм» («Time») осведомленные источники.

Правительственное распоряжение Трампа не упоминало российских покровителей петро, о чьей роли ранее не сообщалось. Со ссылкой на экономические санкции, которые США ввели против Венесуэлы в августе, в распоряжении просто говорится, что любой, кто покупает или использует новую криптовалюту, окажется в соответствии с этими санкциям нарушителем — так же, как и любой, кто под юрисдикцией США будет помогать Венесуэле развивать петро. «Любой сговор, предпринятый с целью нарушения любого из запретов, изложенных в этом указе, запрещен», — гласит этот документ.

Возможно, именно поэтому русские, которые были замешаны в это предприятие, старались остаться в тени, в том числе с помощью неуклюжей интернет-кампании, призванной завуалировать их роль в проекте. Но расследование «Тайм» обнаружило отпечатки пальцев Москвы повсюду, где создавалось петро, а также схему, разоблачающую весь спектр усилий России, направленных на борьбу с санкциями США.

Новая криптовалюта, вид цифровых денег, предположительно связанных со стоимостью нефтяных резервов Венесуэлы, была запущена 20 февраля в ходе церемонии в президентском дворце в Каракасе. Николас Мадуро, социалистический лидер Венесуэлы, объявил, что она будет служить своего рода «криптонитом» против силы правительства США, которое он саркастически назвал «Суперменом». В первом ряду сидели два российских советника Мадуро, Денис Дружков и Федор Богородский, которых президент поблагодарил за помощь в борьбе с американским «империализмом».

Оба мужчины связаны с крупными российскими банками и миллионерами, близкими Кремлю. Но они — не самые значительные из замешанных в это дело россиян. По словам члена руководства одного из российских государственных банков, который имеет дело с криптовалютами, за деятельностью в Венесуэле присматривали важнейшие советники Кремля, а в прошлом году ее одобрил президент Владимир Путин. «Люди, близкие к Путину, сказали ему, что это позволит обойти санкции, — сказал член руководства банка, который разговаривал с „Тайм“ на условиях анонимности. — Вот так все и началось».

Кремль не ответил на вопросы о петро, направленные ему по электронной почте, а министерство финансов в Москве в сообщени «Тайм» настаивало, что ни один из финансовых органов России не был замешан в создание петро. Правительство Венесуэлы пока не отреагировало на запрос «Тайм» о комментарии.

Соперничает с долларом?

С самого 2014 года, когда США и их союзники применили санкции, чтобы наказать Россию за вторжение на территорию Украины, российская элита отчаянно пыталась эти санкции снять, а в долгосрочной перспективе — ослабить саму возможность Запада их применять. Одна из ключевых целей этих усилий, как подчеркнул Путин в директивном документе по поводу глобальной торговли, опубликованном в сентябре, — это «преодоление чрезмерного господства» западных валют, в особенности доллара.

Советники Путина были более откровенны относительно их конечной цели: «Царство доллара должно закончиться», — заявил в своей речи в прошлом месяце в Москве Андрей Костин, глава подконтрольного государству банка ВТБ, второго по величине в России, призывая страну продвигать другие валюты для использования их в международной торговле. «Тогда этот кнут в виде доллара, который используют американцы, во многом больше не будет иметь такого серьезного влияния на глобальную финансовую систему».

Хотя это и не столь смело, как попытка России в 2016 году повлиять на президентские выборы в США, деятельность Кремля с криптовалютами демонстрирует другой уровень ухищрений в его стремлении подорвать то, что советники Путина называет «гегемонией» США в международных делах. Использование криптовалют могло бы, по крайней мере в теории, навредить способности США контролировать поток денег в и из стран под санкциями, тем самым ослабляя самый могущественный инструмент влияния США в мире.

В настоящий момент существуют более 1,5 тысяч криптовалют, чья общая стоимость составляет более 320 миллиардов долларов, по информации сайта «КойнМаркетКэп» (CoinMarketCap.com), который следит за этим рынком. Далеко отрывается от всех самая крупная валюта биткойн, которая покрывает более 40% от общей их стоимости. Но новые криптовалюты могут создаваться и продаваться без участия банков и регулирующих органов, которые обычно контролируют рынки валют. Отчасти именно это и делает их привлекательными для тех, кто находится под санкциями США. Оставаясь за пределами радаров крупных финансовых институтов, криптовалюты могут помочь этим людям перемещать свои деньги безопасно, точечно и с меньшим риском, что те попадут в руки властей США.

В долгосрочной перспективе, если больше людей начнут использовать цифровую валюту такого типа и больше коммерческих организаций будут принимать ее в качестве оплаты, торговля в криптовалюте может в результате вырасти настолько, что бросит вызов основным валютам, таким как доллар. Именно к этому и стремятся многие из инвесторов, которые вкладываются в эту сферу. «Это взрывоопасная технология, — недавно сказал Герман Греф, наиболее приближенный к Путину среди российских государственных банкиров, об инновациях, которые делают криптовалюту возможной, — это перевернет многие сферы с ног на голову».

Регулирующие органы США в этом не так уверены. Трое из главных создателей программы санкций против России, с которыми «Тайм» разговаривал при написании этой статьи, сказали, что криптовалюты не спасут крупные российские банки и организации от ограничений. «Русские просто любят проделывать дырки, где только могут, так что они просто попытаются пробить побольше брешей», — сказал один из них, Брайан О'Тул (Brian O’Toole), который работал в министерстве финансов США с 2009 по 2017 год. Но с помощью криптовалют, сказал он, они могут только слегка обгрызть края, позволив некоторым из попавших под санкции чиновников вывести свои средства за границу.

Тем не менее власти США внимательно следят за всей этой деятельностью с прошлого лета, когда интерес Кремля к криптовалюте усилился. По словам одного из главных экономических советников Путина Игоря Шувалова, президент «заболел» этой технологией, обсудив ее в июне с несколькими экспертами и советниками. Позднее он признал ее потенциал в ряде официальных высказываний, и российские чиновники, законодатели и бизнесмены бросились превращать Москву в центр мирового рынка криптовалюты.

Венесуэльский эксперимент

Одной из самых честолюбивых целей было создание цифровой версии рубля, которая имитировала бы ключевые элементы биткойна. Центральный банк России, однако, воспротивился этой идее, так как она могла дестабилизировать нынешнюю российскую валюту, рассказал представитель администрации этого российского государственного банка. «Для России это слишком опасно, — сказал он. — Если мы объявим, что единственная причина, по которой мы это делаем, — это стремление избежать санкций США, то США, определенно, будут этим недовольны».

Поэтому вместо того чтобы рисковать собственным рублем, Россия подначила своего союзника в Латинской Америке провести эксперимент на себе, говорит банкир. «Венесуэле нечего терять. Для нее это единственный шанс». Действительно, ценность венесуэльской валюты, боливара, была уничтожена из-за плохого управления страной, а также под влиянием санкций США, введенных в прошлом году, чтобы наказать Мадуро за его все усугубляющийся авторитаризм. Из-за этого кризиса режим Мадуро также стал сильно зависеть от России в связи с займами и инвестициями.

«Поэтому Россия устроила себе опорный пункт здесь, в Венесуэле», — говорит Армандо Армас (Armando Armas), оппозиционный член парламента страны, Национальной ассамблеи, который тщетно пытался заблокировать создание петро. «Теперь они используют Венесуэлу как морскую свинку для своих опытов», — рассказал Армас «Тайм» по телефону из Каракаса.

Работу по улаживанию деталей этого эксперимента поручили двум российским бизнесменам, Дружкову и Богородскому, которые встречались с Мадуро 20 февраля, чтобы обсудить приготовления. К концу часовой торжественной церемонии запуска петро Богородский встал, чтобы произнести короткую речь по-русски, поздравляя «дорого лидера» Венесуэлы с тем «очень рискованным, но своевременным шагом», который он предпринял.

Связь России с этим экспериментом стала еще более явственной на следующий день 21 февраля, когда Мадуро послал своего министра финансов Симона Зерпу (Simon Zerpa) уведомить российское правительство о результатах. В тот день Зерпа встречался с российским министром финансов Антоном Силуановым и другими чиновниками и публиковал фотографии с встреч в «Твиттере». «Мы предоставляем министру Силуанову обновленную информацию о нашей криптовалюте», — написал венесуэльский министр.

Российское министерство финансов же, напротив, не так уж стремилось освещать эти встречи. О них не упоминалось ни на официальном сайте министерства, ни на его страницах в социальных сетях. Причем министерство не поленилось в тот день опубликовать пост в «Фейсбуке» о ювелирной ярмарке, которую посетил один из его чиновников. В сообщении «Тайм» министерство настаивало, что венесуэльская криптовалюта не обсуждалась ни в ходе встречи, ни когда-либо позднее и министры не говорили «ни о каком сотрудничестве в этой сфере».

Будущее покажет, извлекла ли Россия какие-то уроки из эксперимента Венесуэлы. Но за последние недели власти в Москве, похоже, охладели к идее создания официального крипторубля. Через два дня после создания петро одно из ведущих российских новостных агентств «Интерфакс» сообщило о письме, полученном Путиным от Силуанова, его министра финансов. В письме был совет президенту о том, что при определенных обстоятельствах правительство может позволить создание «частной российской криптовалюты». Но оно должно воздержаться от поддержки таких проектов государственными деньгами и ресурсами в связи с тем, что финансовые риски все еще очень высоки.

Как минимум некоторые из этих рисков связаны с реакцией правительства США, которое при президенте Трампе заняло жесткую позицию по криптовалютам. «Мое самое главное намерение относительно криптовалют, будь то цифровые деньги или биткойн или еще что-нибудь, — это обеспечить, чтобы они не использовались в незаконной деятельности, — сказал министр финансов США Стивен Мнучин (Steven Mnuchin) „Си-эн-би-си“ (CNBC) в январе. — Поэтому в США наши предписания гласят, что любой биткойновый кошелек подчиняется тем же правилам, что и банк».

На радаре

Эта позиция может помочь понять, почему российские советники Мадуро не особенно стремились выставлять свою причастность к этому напоказ — равно как и свои связи с могущественными деловыми кругами в Москве.

После встречи с Мадуро 20 февраля государственные СМИ Венесуэлы обозначили этих мужчин только как представителей компании под названием «Аэротрейдинг» (Aerotrading), у которой на тот момент не был веб-сайта. Когда он на следующий день появился, там не было никакой информации о компании, за исключением баннера, который гласил, что это «самая большая консалтинговая компания по блокчейну», ссылаясь на технологии, делающие возможной криптовалюту. Аккаунт компании в «Твиттере», также зарегистрированный 21 февраля, содержит всего три поста. Последний из них гласит: «Мы рады приветствовать криптовалюту #Petro в экосистеме #blockchain» (We are pleased to welcome the #Petro cryptocurrency to the #blockchain ecosystem).

Лишь изучив записи компании и поговорив с другими инвесторами в криптовалюту, «Тайм» удалось идентифицировать россиян, которых Мадуро так тепло поблагодарил за помощь в создании петро.

Дружков, более молодой из двоих, представляется относительным новичком в мире криптовалюты. Он запустил свой старт-ап в этой области лишь прошлой осенью — это торговая фирма в интернете под названием «Зевс Эксчендж» (Zeus Exchange). Его партнер в этой компании, состоятельный российский промышленник и коллекционер предметов искусства по имени Сергей Литвин, также, похоже, не имеет опыта работы в сфере криптовалюты. Но Литвин сидит в исполнительном совете концерна, который с 2014 года был под санкциями США. Этот концерн, «Стройтрансгаз», контролируется одним и старых друзей Путина, миллионером и нефтеторговцем Геннадием Тимченко, который тоже попал под санкции США.

Во время телефонного разговора с «Тайм» из нидерландского Маастрихта, куда он приехал пополнить свою впечатляющую коллекцию искусства эпохи Возрождения, Литвин сказал, что Россия, как и другие страны, внимательно следит за венесуэльским экспериментом. «Нам интересно, как будут развиваться дела. Мы хотим увидеть слабые места подобных проектов». Однако он настаивал, что они с Дружковым лишь проводили «технический анализ» петро и не участвовали в его создании. Дружков, который был запечатлен на фотографиях рядом с Мадуро во время официального запуска петро, отказался от многочисленных запросов «Тайм» о комментарии по поводу своей роли.

Его другой партнер по этому проекту оказался более общительным. Бывший руководитель нескольких крупных российских банков, Богородский переехал в Уругвай примерно в 2009 году и стал там неофициальным послом российской культуры по всей Латинской Америке. Оттуда он поддерживал тесные деловые связи с Россией и другими бывшими странами Советского Союза, время от времени сотрудничая с правительственными агентствами по технологическим и инфраструктурным проектам, согласно информации на его личном сайте и местным новостям. Его работа с венесуэльским петро началась в декабре, примерно в то время, когда Мадуро объявил о своих планах на петро, а Путин дал своему правительству распоряжение проанализировать выгоды от создания российской криптовалюты.

«Россия уже некоторое время движется в этом направлении, пытаясь разработать законы, которые регулировали бы криптовалюты», — рассказал Богородский «Тайм» по телефону из Монтевидео, столицы Уругвая. Но этот процесс увяз в бюрократических деталях, тогда как Венесуэла хотела «продвигаться быстро, — сказал он. — Мы были готовы помочь».

Его компания «Аэротрейдинг», та самая, чей голый сайт появился на следующий день после петро, послужил «техническим партнером» Венесуэлы по этому проекту, сказал Богородский. Но она не участвовала в официальных переговорах между российским и венесуэльским правительствами, таких как встреча двух министров финансов 21 февраля: «Мы к этому отношения не имеем».

Венесуэла начала официальную продажу петро иностранным инвесторам 20 марта, и Мадуро надеется собрать до шести миллиардов долларов — существенная сумма для экономики на грани краха. Но будет трудно установить, сколько Мадуро на самом деле заработает и как эти деньги будут использованы. Эксперты предостерегают, что многое из этого может пойти на поддержку режима и обогащение его союзников.

Что же касается попыток США пресечь эти инвестиции в Венесуэлу, Богородскому до этого нет никакого дела: «Любой гражданин в мире может делать то, что ему вздумается, — сказал он, смеясь, во время телефонного разговора из Монтевидео. — Мы предлагаем свободу выбора. Так что я думаю, что инвесторов будет много, больших и малых, со всего мира».

Венесуэла. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика. Финансы, банки > inosmi.ru, 23 марта 2018 > № 2544746 Саймон Шустер


Россия. США. Киргизия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > kg.akipress.org, 22 марта 2018 > № 2539123

В последнее время в Кыргызстане набирают популярность виды услуг, предлагающие «Как делать правильную контекстную рекламу в Google, Youtube, Facebook, Яндекс, а также в других поисковых системах и платформах и мессенджерах.

В большинстве своем объявления выглядят так: «Размести рекламу в google и проникни в компьютеры и смартфоны миллионов кыргызстанцев. Реклама в поисковиках google, Яндекс - единственный способ привлекать горячих клиентов, которые ищут именно вас. Гибкие настройки позволяют настроить рекламу на определенное географическое положение, день недели, время суток и другие параметры. Тех, кто уже посетил ваш сайт, можно «преследовать» на других сайтах с помощью кампаний ремаркетинга. Платите только за клики».

Tazabek решил вместе с экспертами разобраться, как в Кыргызстане регулируется деятельность иностранных IT-компаний, занимающимися электронной торговлей и предоставлением различных услуг, нужно ли начать регулировать данный рынок и последовать ли примеру ряда стран, уже начавших вводить НДС на услуги глобальных компаний или не стоит вмешиваться в этот рынок.

Депутат Жогорку Кенеша Дастан Бекешев (СДПК) считает, что Налоговой службе необходимо вырасти и начать регулировать рынок электронных услуг.

«В России уже введен «налог на Google». Я считаю, что мы тоже к этому придем в любом случае, хотим мы или нет. Со временем большая часть сделок будет совершаться через электронные платежи, пока у нас электронные платежи пользуются спросом только в Бишкеке, в регионах не так активно, но в дальнейшем это будет распространяться.

Но прежде чем вводить такой налог, Налоговой службе нужно немного вырасти. Она должна разбираться в этих вещах, нужно им отслеживать рекламу, которая распространяется без уплаты налогов», - советует парламентарий.

По его словам, пока рынок интернет-коммерции регулировать сложно.

«Если, например, я за рекламу в Instagram плачу 3 доллара, все деньги уходят в США и ни тыйына в КР не остается. Или вы хотите купить какую-то услугу в Whats App Business, в этом случае компания тоже ни тыйына здесь не заплатит. Если говорить о таких глобальных компаниях и платежах, это тяжело отследить, но можно. Оплата за услуги в Интернете производится все равно с банковского счета, либо электронного счета. И Налоговой службе в данных случаях нужно поставить определенный шлюз, который бы отслеживал эти платежи. В принципе, мы уже начали задумываться, в рамках фискализации этот вопрос будет подниматься. ГНС должна инициировать этот вопрос, а для этого сначала нужно вырасти. Если посмотреть на рынок рекламы, местным компаниям, в том числе рекламным, СМИ, было бы выгодно, чтобы глобальные IT-компании тоже отчисляли от доходов, потому что большую часть пирога они забирают. Как пример, Booking.com, если наши гостиницы или отели заключают с ними договор, то они оплачивают деньги не в Кыргызстан, а за границу», - привел он пример.

Председатель правления ОО «Палата налоговых консультантов» Татьяна Ким уверена, что в Кыргызстане стоит вводить «налог на Google».

«Конечно, стоило его ввести давным давно. Уже даже был разработан законопроект, который до сих пор на уровне проекта и остается. Мы же переходим в вектор цифровой экономики и каждый год ее объемы в мире увеличиваются на 30%, то есть за 3 года ровно в 2 раза рост идет. И недалек тот день, когда многие сферы экономики полностью уйдут в цифровое пространство, поэтому мы даже опаздываем с этим», - считает она.

По ее словам, из-за отсутствия данного налога есть упущенная выгода.

«Сейчас ведется разработка данного законопроекта по заданию замминистра экономики Баккельди Тюменбаева. В свое время мы участвовали в работе рабочей группы по разработке законопроекта, но он пока так и остался на уровне законопроекта. Это было 2 года назад, для начала мы предлагали, чтобы в принципе было дано определение и была обозначена такая «деятельность иностранных компаний без присутствия на территории КР по оказанию электронных услуг». Для начала мы предлагали сделать налог нулевым, потому что 2 года назад это были небольшие суммы. Чуть позже, когда мы поймем, как это работает, хотели ввести соответствующие ставки. На пространстве ЕАЭС «налог на Google» введен в Беларуси с 2018 года, по России с 1 января 2017 года. Там берется по минимальной ставке НДС и идет добровольная регистрация», - проинформировала она.

С 1 января 2017 года в России действует налог, который принято обозначать как «налог на Google». Этот налог представляет собой специальный порядок уплаты НДС при оказании иностранными организациями услуг в электронной форме через Интернет.

В кабинете налогоплательщика на сайте ФНС уже зарегистрировались Google, Apple, Microsoft, Samsung, Netflix и многие другие крупные поставщики электронных услуг.

Место оказания таких услуг стали определять по местонахождению покупателя услуг. Если покупатель услуг находится в России, то оказываемые ему электронные услуги стали облагаться российским НДС.

Относительно оценки, о каких суммах идет речь, Т.Ким считает, что нужно серьезно отнестись к вопросу.

«Оценку можно сделать через сотовые компании, посчитать объемы электронных услуг, оценить, какой трафик используется, чтобы предоставлять услуги на таких площадках как Google и других иностранных компаний. Такую оценку могли бы сделать Минфин и Минэкономики. Это нетрудно, оценить объем услуг», - считает эксперт по налогам.

Начальник управления налоговой политики Министерства экономики Кубан Айдаралиев в свою очередь сказал, что эта проблема сейчас для Кыргызстана не так актуальна, как в России, например.

«Чтобы поднять этот вопрос на общественный уровень, нужны официальные письменные заявления и обращения в правительство, в Минэкономики, или даже в СМИ. Чтобы поднять актуальность этого вопроса, необходимы обращения, а так у нас нет оснований для поднятия этого вопроса», - сказал он.

Digital-эксперт Айбек Куренкеев подтвердил наличие такой проблемы.

«Как правило, глобальные IT-компании базируются в таких странах, как Ирландия или Голландия, и там уплачивают налоги. Это хороший пример, и нам надо не кнутом, а пряником вести госполитику таким образом, чтобы глобальным компаниям было у нас выгодно открывать региональные представительства — предоставлять налоговые каникулы, социальные преференции. И второе, есть способ снизить налоговую нагрузку на такого рода компании можно с помощью соглашений об избежании двойного налогообложения с теми странами, где базируются мировые IT-компании.

С точки зрения финансов для предприятий можно сделать какую-то форму учета этих расходов. Сейчас это работает так: с карты деньги расходуются, ни один финансовый аудит под отчет эту карточку не примет. Некоторым фирмам в КР в этом плане легче, потому что имеются прямые договора с контрагентами — с Mail.ru, сервисом myTarget. Российские компании эту проблему поняли, они начали или представительства открывать, или выходить на прямое сотрудничество с компаниями, в таком случае оплата производится через банк и оплачиваются налоги. Это такая система легализации, потому что это российская компания. Если говорить о Google или Facebook, то это, скорее всего, произойдет не скоро. Глобальный тренд не остановить и Кыргызстан не может влиять на политику крупных компаний», - прогнозирует он.

Политически было правильно сделать благоприятные условия для глобальных компаний, предложил он.

А.Куренкеев считает, что сложно отследить объем рекламного рынка в Кыргызстане и никто точно не знает эту сумму. В основном оплата за услуги идет через электронные платежи.

Рынок рекламы в стране молодой, внутри ассоциаций такие вопросы обсуждаются, но вопрос не был поднят на общественное обсуждение, поделился он.

Tazabek

Россия. США. Киргизия > СМИ, ИТ. Госбюджет, налоги, цены > kg.akipress.org, 22 марта 2018 > № 2539123


США. Япония. Индия. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 22 марта 2018 > № 2539121 Антон Цветов

Индо-Тихоокеанский фронт: зачем на геополитической карте появился новый регион и что это сулит России?

Антон Цветов

Новый Индо-Тихоокеанский мегарегион появился в момент, когда Россия пытается использовать в своей восточной стратегии ведущие позиции страны в процессах евразийской интеграции и выходить на азиатские рынки вместе со всем Евразийским экономическим союзом, одновременно стараясь кооптировать китайскую инициативу Пояса и Пути. Россия стремится своей инициативой Большого евразийского партнерства притянуть собирание стран Евразии на север, в то время как концепция Индо-Тихоокеанского региона скорее тянет такое собирание на юг, к Индийскому океану

В ноябре 2017 года на полях Восточноазиатского саммита (ВАС) в Маниле прошла рабочая встреча дипломатов США, Японии, Индии и Австралии, которая вызвала огромный экспертный переполох и целый вал публикаций, предвещавших едва ли не очередной геополитический сдвиг в Азии.

После этого в американском внешнеполитическом лексиконе стало все чаще использоваться понятие «Индо-Тихоокеанский регион», раньше бывшее довольно маргинальным. Теперь концепция «свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона» (free and open Indo-Pacific) закрепилась и в официальных американских документах, и в риторике большинства крупных держав этого самого региона.

В России к новым терминам по традиции отнеслись с подозрением. Что означает появление этих новых концепций и стратегий и что оно меняет для российской политики в Азии?

Десять лет вчетвером

Идея формата США – Япония – Индия – Австралия совсем не нова. Во время своего первого премьерского срока в 2006–2007 годах ее активно пропагандировал глава правительства Японии Синдзо Абэ. Выступая в августе 2007 года в индийском парламенте с речью «Слияние двух морей», он говорил о появлении «большой Азии» и призывал создать на ее просторах «дугу свободы и процветания».

Упор на стратегический характер взаимодействия четырех стран и сам их выбор очевидно указывал на главную цель формата – если не выстроить систему сдерживания Китая, то по крайней мере послать ему сигнал, что его рост будет сопровождаться появлением противовеса. Пекин сигнал уловил и накануне первой же официальной встречи группы устроил каждой из четырех стран демарш. Через месяц Абэ покинул свой пост, да и Австралия быстро потеряла интерес к четырехстороннему формату.

Вернувшись к власти в 2012 году, Синдзо Абэ вернул и идею «четверки», в этот раз назвав ее «азиатским демократическим бриллиантом безопасности». В качестве raison d'être стратегического взаимодействия четырех морских демократий снова была заявлена китайская угроза. В первых абзацах своей программной статьи Абэ прямо указывал на тревожные тенденции в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях. Последнее Китай, по словам Абэ, намеревался превратить в «Пекинское озеро» по модели Охотского моря в руках СССР.

Однако новый четырехсторонний формат напоминал японский сад камней, где с какой стороны ни посмотри, один камень ускользает от взгляда. В практической плоскости либо Австралия, либо Индия обязательно выпадали из конкретных проектов сотрудничества (правда, у четырех стран есть опыт реального военно-морского взаимодействия, но еще до концептуального оформления: в 2004 году они работали вместе над ликвидацией последствий цунами).

Тем не менее в последние годы идея более тесного взаимодействия «четверки» витала в воздухе. Возросшая активность Китая и быстрый рост его военного потенциала, повинуясь логике баланса сил, неизбежно должны были вызвать противодействие. Попытки симметричного американского ответа в виде политики поворота (pivot to Asia) и перебалансировки (rebalancing) в Азию, похоже, имели едва ли не обратный эффект.

В новой парадигме «местные» державы должны взять на себя больше ответственности за балансирование Китая. Этим, пожалуй, и можно объяснить живую реакцию наблюдателей на рядовую встречу «четверки» в Маниле: возникший ажиотаж говорит не столько о том, что произошло что-то важное, сколько о том, что чего-то подобного давно ждали как неизбежной реакции на более смелое и уверенное применение Китаем своей объективно возросшей мощи.

К концу 2017 – началу 2018 года созрели условия для нового рождения «четверки». В Японии Синдзо Абэ снова выиграл выборы и подтвердил свой мандат на правление, при этом с явным намерением оставить после себя страну, представляющую серьезную стратегическую конкуренцию Китаю: отсюда и его стратегия «проактивного миротворчества», и упорные попытки добиться пересмотра антивоенной статьи японской Конституции.

Австралия хочет сбалансировать экономическую зависимость от Китая собственной активной стратегической позицией и более живым участием в сохранении хотя бы видимости региональных правил игры. Последние скандалы с китайским влиянием на австралийскую политику только усиливают подозрительность местных элит в отношении Пекина.

Индия, похоже, начинает как раз подходить к тому моменту, когда интерес к происходящему в западной части Тихого океана перестает быть праздным.

Соединяющим клеем нового-старого формата в этот раз могут стать США, для которых возрождение интереса к «четверке» как нельзя кстати. Весь прошедший год администрацию Трампа критиковали за слабую азиатскую политику. В лучшем случае о ней говорили как о летящей на автопилоте: по сути, США делали все то же самое, что делала администрация Обамы, только чуть менее осознанно.

В худшем случае говорили, что Трамп «покинул» Азию и оставил ее на съедение Китаю, когда вышел из Транстихоокеанского партнерства и стал требовать от Японии и Южной Кореи большей ответственности за благополучие их военных союзов с США. Особым предметом критики стало толерантное отношение Трампа к лидерам стран Азии, проблемным с точки зрения идеалов демократии и прав человека, вроде филиппинского президента Родриго Дутерте или премьера Малайзии Наджиба Разака.

Встреча «четверки» в Маниле дала трамповской стратегии в Азии новую надежду, и к концу года администрация уже всерьез взялась продвигать концепцию «свободного и открытого Индо-Тихоокеанского региона» (ИТР). Новое понятие прочно закрепилось и в устной риторике, и в концептуальных документах: свежие «Стратегия национальной безопасности» и «Стратегия национальной обороны» США говорят о построении «свободного и открытого ИТР» как о приоритетной цели американской внешней политики.

Слова и смыслы

Возможное возрождение «четверки» США – Индия – Япония – Австралия и необычайно активное использование термина «Индо-Тихоокеанский регион» – безусловно, связанные между собой феномены. Оба они пока пребывают скорее в мире идей и слов, однако могут иметь и вполне реальное воздействие на динамику процессов в регионе и мире.

В российской экспертной традиции с подозрением относиться к американским лексическим построениям. Беспокойство вокруг термина «Индо-Тихоокеанский регион» чем-то похоже на то, как в свое время возмущались понятием «большого Ближнего Востока». Подразумевается, что объединение стран в умственный конструкт региона должно обязательно влечь за собой политические последствия, а раз конструкт построен внешнеполитическими конкурентами России, следовательно, он ее интересам враждебен.

Правда, как это часто бывает, Россия и сама не чурается использовать такое «терминологическое оружие», например, выдвигая концепцию «большой Евразии», где процессы межгосударственного взаимодействия должны вращаться вокруг России и Китая или кого угодно еще, только бы не США.

Однако отрицать логические последствия объединения стран в Индо-Тихоокеанский регион тоже неразумно. Сам термин довольно давно используется в австралийском внешнеполитическом лексиконе. В силу особенностей географии австралийские стратеги видят не столько привычные нам четыре стороны света, сколько расходящиеся полукруги. В оборонной «Белой книге» 2016 года Индо-Тихоокеанский регион – как раз самый дальний и самый большой из таких полукругов.

Объединение ИТР в единую аналитическую сущность подчеркивает растущую экономическую и стратегическую взаимосвязь между пространствами Индийского и Тихого океана. Например, Тихоокеанское командование США (US PACOM) в качестве зоны ответственности имеет и большую часть Индийского океана – до линии, уходящей на юг от западной границы Индии. Поэтому и в лексиконе PACOM термин «Индо-Азиатско-Тихоокеанский регион» тоже уже довольно давно присутствовал.

В принятии на вооружение нового термина есть и очевидный геополитический сигнал. В Индо-Тихоокеанском регионе Китай не единственная восходящая держава. США уже много лет торопят Индию взять на себя роль, соответствующую ее демографическому и экономическому потенциалу. Американские политологи ставят в заслугу Бараку Обаме придание Индии статуса «важного партнера в сфере обороны» (major defense partner). Не исключено, что в ближайшие 15 лет мы увидим и придание Индии статуса «основного союзника вне НАТО» (major non-NATO ally, MNNA).

Возрождение «четверки» как главного защитника того самого «свободного и открытого» ИТР – видимо, есть новый способ выстроить более изящную и тонкую систему сдерживания региональных амбиций Китая. Военные союзы не самый эффективный инструмент, если страны региона хотят сохранить конструктивные торгово-экономические отношения с Китаем.

Многие страны Азии также хотят сохранить максимально возможную внешнеполитическую автономию в условиях, когда американское присутствие в Азии будет колебаться от администрации к администрации. Поэтому возникает естественное желание переложить часть ответственности на местные державы, чья принадлежность региону сделает их более легитимными агентами «умного сдерживания» Китая (вспомним концепцию leading from behind). Но чем бы ни стала «четверка», она точно не будет военным союзом.

Новая Индо-Тихоокеанская «четверка» будет построена не на ценностях, а на интересах и будет иметь более гибкую структуру. В этом смысле она в чем-то продолжает логику «сети безопасности» экс министра обороны США Эштона Картера (principled security network) – не особо взлетевшей инициативы времен перебалансировки. Прагматичный характер нового четырехстороннего формата подчеркивается тем, что никто уже не говорит о «морских демократиях». Вместо этого словосочетания активно используется формула «страны-единомышленники» (like-minded states).

«Четверка» неизбежно будет обрастать вторым кругом региональных партнеров, среди которых эталонных демократий особо не осталось, так что лишние критерии вводить не совсем удобно. Такими партнерами, видимо, в первом ряду станут Сингапур, Индонезия, Вьетнам, Таиланд. Посещая Вьетнам вскоре после публикации новой СНБ, министр обороны США Джеймс Мэттис уже назвал Вьетнам «партнером-единомышленником» США. Страны Юго-Восточной Азии вроде Вьетнама наверняка с интересом отнесутся к возможности укрепить свой потенциал сдерживания амбиций Китая, например, в территориальных спорах в Южно-Китайском море.

Такое обращение к форматам с узким кругом участников может иметь в качестве непреднамеренного последствия очередное ослабление многосторонних механизмов безопасности вокруг АСЕАН (ВАС, АРФ, СМОА+). Пресловутая «центральная роль» АСЕАН в системе безопасности в АТР и без того часто сводится к организации саммитов, встреч и семинаров и плохо срабатывает в случае реальных кризисов в регионе, будь то Южно-Китайское море или кризис рохинджа в Мьянме.

Энтузиазм стран вроде Вьетнама и Сингапура по поводу «силового» в своей изначальной задумке формата США – Индия – Япония – Австралия станет новым свидетельством слабости того самого регионального «порядка, основанного на правилах» (rules-based order), который «четверка» вроде как собирается защищать. Получается, что отстаивать верховенство международного права будут не универсальные для участия многосторонние механизмы, а полузакрытые «коалиции желающих».

Индо-Тихоокеанская «четверка» в качестве поля для координации своей деятельности видит не только сферу безопасности. Речь идет и об усилении конкурентоспособности в столь популярной сегодня «взаимосвязанности». Здесь США и их партнеры, видимо, хотят сыграть на том же поле, что и Китай с его инициативой Пояса и Пути. В американском заявлении по итогам четырехсторонней встречи в Маниле говорилось об укреплении «взаимосвязанности на основе международного права и стандартов и с разумным (prudent) финансированием».

Уже в феврале 2018 года стало известно, что «четверка» обсуждает некий инфраструктурный план, «альтернативный» Поясу и Пути. Интересно, что инфраструктурное строительство поставлено в один ряд с вопросами безопасности и воспринимается как однозначно стратегическая область.

Экономическое крыло «четверки» может появиться в момент, когда растет беспокойство по поводу китайских инвестиций по всему миру, от Евросоюза и Африки до Юго-Восточной Азии и Австралии. Крупные китайские проекты воспринимаются как покупка лояльности основным конкурентом «лидеров свободного мира». Видимо, «четверка» рассчитывает, что страны-получатели неизбежно захотят диверсифицировать источники инвестиций в инфраструктуру.

Конкретных очертаний того, чем будет «четверка», у нас нет. Самой высокоуровневой встречей представителей США, Индии, Японии и Австралии после манильского рабочего совещания стала январская панель по теме морской безопасности с четырьмя адмиралами-командующими военно-морскими силами стран «четверки» на «Диалоге Райсина» в Дели.

После всех выступлений было очевидно, что четыре адмирала не имеют общего понимания форматов будущего взаимодействия. Кстати, США представлял глава Тихоокеанского командования Харри Харрис, номинированный недавно послом в Австралию – такое назначение должно, видимо, усилить индо-тихоокеанскую стратегию администрации Трампа.

Тем не менее новые встречи в четырехстороннем формате неизбежны, о чем сообщают японские собеседники. Первым прорывным событием в реальном взаимодействии «четверки» может стать подключение Австралии на постоянной основе к трехсторонним учениям «Малабар» (до сих пор это не происходило из-за осторожной позиции Индии).

Низ Большой Евразии

Что все это значит для России и ее позиций в Азии? В первом приближении это закрепляет тенденцию на превращение именно морского пространства в основную арену конкуренции в большом азиатском регионе, а значит, хотя бы немного сместит внимание США и Китая к Индийскому океану. Это может дать России немного больше свободы действий в центральной части Евразии, поможет удержать эту часть света от новой волны великодержавной конкуренции.

То, что Россия не ключевой игрок в стратегической конкуренции в Тихом и Индийском океанах и особенно в соединяющем их Южно-Китайском море, может стать для страны преимуществом. Скорее всего, соревнование на этом поле будет отвлекать серьезные ресурсы региональных игроков, а лишних ресурсов сегодня у России нет.

В то же время новый удар по многосторонней системе безопасности в Азии – плохие новости для Москвы. Ее дипломатический потенциал, опыт работы в многосторонних институтах и относительная отстраненность от многих региональных проблем – одно из важнейших конкурентных преимуществ России. Ослабление многосторонних механизмов вокруг АСЕАН, развитие системы «умного сдерживания» Китая – все это плохо ложится в российские инициативы по созданию многосторонней архитектуры равной и неделимой безопасности в АТР и может в итоге привести к маргинализации России в регионе.

Акцент на роль локальных и средних держав в сдерживании Китая будет иметь двоякий эффект для российских интересов. С одной стороны, если произойдет активное подключение Индии к работе «четверки», то глубина ее отношений с Россией будет неизбежно уменьшаться вплоть до состояния, когда от отношений, по сути, останутся одни формулировки и высокий формальный статус «привилегированного» партнерства. С другой стороны, перекладывание части ответственности за региональные дела на Японию и ее усиление, необходимое для такой роли, повысит ее стратегическую автономию, а значит, в долгосрочной перспективе откроет новые возможности для взаимодействия с Россией.

В самом общем виде нетрудно предсказать негативную реакцию Китая на появление дееспособной Индо-Тихоокеанской «четверки». В конечном счете это новое сдерживание останется сдерживанием, китайское чувство незащищенности только усилится и может повлечь за собой новый виток усиления китайских позиций в Восточно- и Южно-Китайском морях, а также политические и экономические «операции влияния» на китайской периферии – в Камбодже, Лаосе, Таиланде, Мьянме, в Центральной Азии.

Новый Индо-Тихоокеанский мегарегион появился в момент, когда Россия пытается использовать в своей восточной стратегии ведущие позиции страны в процессах евразийской интеграции и выходить на азиатские рынки вместе со всем Евразийским экономическим союзом (ЕЭАС), одновременно стараясь кооптировать китайскую инициативу Пояса и Пути. Россия стремится своей инициативой Большого евразийского партнерства притянуть собирание стран Евразии на север, в то время как концепция Индо-Тихоокеанского региона скорее тянет такое собирание на юг, к Индийскому океану.

Если США и их партнеры в регионе все же смогут оформить индо-тихоокеанскую стратегию в набор конкретных институтов и практик, то важнейшим вызовом для России станет ее ограниченное понимание своей роли в будущем региона. Способность России сформулировать понятное и привлекательное предложение странам Азии по-прежнему будет иметь решающее значение.

Усложнение системы сдерживания Китая и подключение к этому процессу Индии, видимо, достаточно привлекательно для многих стран региона, а потому этот процесс неизбежно продолжится, в Индо-Тихоокеанской или иной форме. России выгоднее использовать свой дипломатический вес для защиты классической многосторонней системы безопасности, наполняя ее практическим взаимодействием и созданием действительно необходимых правил. Играть на поле закрытых и узких форматов России сегодня просто незачем.

США. Япония. Индия. Азия. РФ > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 22 марта 2018 > № 2539121 Антон Цветов


Россия. Венесуэла. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Финансы, банки > inopressa.ru, 21 марта 2018 > № 2541855 Саймон Шустер

Россия тайно помогла Венесуэле запустить криптовалюту, чтобы уклониться от санкций США

Саймон Шустер | Time

"Президент Дональд Трамп, возможно, не понял в понедельник, что его приказ перейдет дорогу России. Официально он относился к Венесуэле, а именно, к плану страны по созданию первой в мире поддерживаемой государством криптовалюты, петро, которая поступила в продажу во вторник", - пишет корреспондент Time Саймон Шустер.

Однако на самом деле петро - плод закулисного сотрудничества - полускрытого совместного предприятия венесуэльских и российских чиновников и бизнесменов, целью которых было уменьшить эффективность санкций США, как сообщили Time ознакомленные источники.

"Новая криптовалюта, вид электронных денег, якобы обеспеченных нефтяными запасами Венесуэлы, запущена в оборот 20 февраля, во время церемонии в президентском дворце в Каракасе", - говорится в статье. В первом ряду на этой церемонии сидели два российских советника президента Николаса Мадуро, Денис Дружков и Федор Богородский, которых тот поблагодарил за помощь в его борьбе с американским "империализмом", пишет издание.

"У них обоих есть связи с крупными российскими банками и близкими к Кремлю миллиардерами. Но не они были самыми высокопоставленными причастными к этому россиянами", - отмечает Шустер. Согласно руководящему лицу в одном из российских государственных банков, который имеет дело с криптовалютами, венесуэльский проект курировали высшие советники в Кремле, и президент Владимир Путин дал на него согласие в прошлом году. "Люди, близкие к Путину, сказали ему, что так можно уклоняться от санкций, - сообщил этот руководитель, говоривший на условиях анонимности. - Так все и началось".

"Хотя и не такое амбициозный, как попытка России повлиять на президентские выборы в США в 2016 году, проект Кремля с криптовалютами открывает еще одну грань его изобретательности в борьбе с тем, что советники Путина назвали "гегемонией" США в мировой политике. Использование криптовалют может - по крайней мере, теоретически - уменьшить возможности США контролировать исходящие и входящие потоки денег в подвергшиеся санкциям страны и таким образом нанести урон одному из самых мощных инструментов влияния США в мире", - говорится в статье.

По словам одного из ведущих экономических советников Путина, Игоря Шувалова, президент "загорелся" этой технологией, обсудив ее в июне с рядом экспертов и советников.

Одной из их самых амбициозных идей было создание цифровой версии рубля, которая бы имитировала основные элементы биткойна. Впрочем, ЦБ России воспротивился этой идее, потому что это могло дестабилизировать настоящую российскую валюту, говорит сотрудник российского банка.

Так что вместо того, чтобы подвергать риску рубль, Россия поддержала союзника в Латинской Америке в проведении собственного эксперимента, говорит банкир. "Венесуэле нечего терять. Для них это единственный шанс", - сказал он.

"Работа по организации этого эксперимента в деталях досталась двум российским предпринимателям, Дружкову и Богородскому, которые встретились с Мадуро 20 февраля, чтобы обсудить его подготовку", - пишет Шустер.

"Связь России с этим экспериментом стала еще более очевидной на следующий день, 21 февраля, когда Мадуро отправил своего министра финансов Симона Зерпу в Россию, чтобы проинформировать ее правительство о результатах", - говорится в статье.

"Пока неясно, извлекла ли Россия уроки из опыта Венесуэлы. Но в последние недели власти в Москве, похоже, охладели к идее официального крипторубля", - отмечает Шустер.

По крайней мере, некоторые из связанных с использованием криптовалют рисков имеют отношение к реакции администрации США, которая заняла по этому вопросу жесткую линию при президенте Трампе.

Дружков, младший из российских участников венесуэльского эксперимента, кажется относительным новичком в мире криптовалюты. Он основал свой стартап в этой области только осенью прошлого года - торговая онлайн-платформа под названием Zeus Exchange, отмечает автор. Его партнер в этом предприятии, богатый российский промышленник и коллекционер произведений искусства Сергей Литвин, также, похоже, не имеет опыта работы с криптовалютой. Но Литвин входит в совет директоров конгломерата "Стройтрансгаз", оказавшегося под американскими санкциями, который контролируется Геннадием Тимченко, также попавшим в санкционный список, говорится в статье.

По словам Литвина, Россия, как и другие страны, внимательно следит за венесуэльским экспериментом. "Нам интересно, как это будет развиваться. Мы хотим увидеть слабые места в таком проекте", - отметил он. Однако Литвин настаивает на том, что они с Дружковым исключительно проводили "технический анализ" петро и не участвовали в его создании.

Другой его российский партнер в этом проекте оказался более откровенным. Бывший руководитель нескольких крупных российских банков, Богородский переехал в Уругвай около 2009 года и стал неофициальным послом русской культуры в Латинской Америке, пишет Шустер.

"Россия уже какое-то время продвигается в этом направлении, пытаясь разработать законы, регулирующие криптовалюты", - сказал Богородский. Однако этот процесс увяз в бюрократических деталях, в то время как Венесуэла "хотела продвигаться быстрее". "Мы были готовы помочь", - сказал Богородский.

По его словам, его компания Aerotrading была "техническим партнером" Венесуэлы в этом проекте, но не имела отношения к официальным переговорам между российским и венесуэльским правительствами.

Россия. Венесуэла. США > Внешэкономсвязи, политика. СМИ, ИТ. Финансы, банки > inopressa.ru, 21 марта 2018 > № 2541855 Саймон Шустер


Россия. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > newizv.ru, 21 марта 2018 > № 2536873 Дмитрий Тренин

Дмитрий Тренин: «Личность царя в России является решающим качеством»

Директор Московского Центра Карнеги сделал прогноз на ближайшее будущее России и мира

Историк Дмитрий Тренин, возглавляющий аналитический Центр Карнеги в Москве, в интервью французскому журналу L’Express предрек, что новый срок Путина будет ознаменован ужесточением отношений России с Западом.

«Экспресс»: Вновь переизбранный президент России, Владимир Путин, столкнулся с очередным кризисом в отношениях с Западом на фоне отравления бывшего российского двойного агента Сергея Скрипаля и его дочери в Великобритании. Каковы могут быть последствия?

Дмитрий Тренин: Единственное отличие заключается в том, что к гибридной войне между США и Россией теперь присоединилась и Великобритания. Теперь в отношениях между Лондоном и Москвой наступит продолжительное похолодание. Нужно будет понаблюдать за поведением других западных стран. Объявленная солидарность квартета США-Великобритания-Франция-Германия является обычным ответным шагом в рамках альянса.

Остается понять, готовы ли Франция и Германия заморозить отношения с Россией. На мой взгляд, это маловероятно. Другие страны, такие как Израиль, занимают осторожную позицию: они осуждают двойную попытку покушения, но отказываются называть виновного. Короче говоря, США и Великобритания усилят давление на Москву, по крайней мере, до тех пор, пока Владимир Путин находится у власти.

Со временем к ним могут присоединиться Канада и Австралия. Это укрепит «англосферу» в западном лагере. К ним можно добавить «фронтовые» страны в качестве партнеров: Польшу, страны Балтии, Украину, Грузию. В то же время я считаю, что ядро ЕС, особенно Германия, будет придерживаться другого подхода, сочетая критику и попытки диалога с Россией.

— На ваш взгляд, зачем Москве ликвидировать кого-то вроде Скрипаля?

— Поскольку расследование является секретным, нам остается только строить предположения. Не было представлено никаких доказательств происхождения отравляющего вещества и способа его доставки. Без вещественных доказательств все комментарии в прессе, основаны на убеждениях и предпочтениях. Я не участвую в этом балагане гипотез.

Тем не менее, я не вижу, каким образом такое преступление может служить интересам Кремля. Мобилизовать электорат накануне голосования, в котором и так было ясно, что главный кандидат получит не менее 70% голосов? Ликвидировать предателя спустя восемь лет после его освобождения из тюрьмы? Напустить ужас из-за границы на противников Путина, выбрав довольно сомнительную мишень и используя яд, — весьма экстравагантное и, как мы видим, неэффективное оружие? Чтобы британские официальные лица и королевская семья не присутствовали на чемпионате мира по футболу 2018 года? Чтобы подвергнуться возможному бойкоту или даже отменить это мероприятие? Заставить британское правительство оказать давление на богатых русских, живущих в Лондоне, чтобы подтолкнуть их вернуться обратно в Россию прямо в руки к Путину? Подвести Запад к ужесточению санкций, чтобы и дальше изолировать Россию, что только укрепит позиции Путина у него на родине? Все это не выдерживает никакой критики.

Как большой поклонник романов Джона Ле Карре (John Le Carré), я с нетерпением жду результатов полного и открытого расследования. До этого я не исключаю никаких вариантов.

— Как мы пришли к такой напряженности между Россией и Западом?

— США и Россия противостоят друг другу с середины 2014 года, после начала украинского кризиса. Но корень зла восходит к самому концу холодной войны, неспособности Запада включить Россию в евроатлантическую систему безопасности. История показывает, что если после войны не удается интегрировать важную страну, то, спустя годы, последняя начинает выступать против существующих порядков, навязанных победителем.

США восприняли окончание холодной войны как победу. Но когда выиграешь войну, следующий шаг — выиграть мир. После Первой мировой войны страны Антанты не смогли «выиграть мир» с Германией. Что было дальше, мы знаем. Однако после Второй мировой войны союзникам удалось интегрировать Западную Германию и Италию, что позволило сохранить мир по обе стороны Атлантики.

После окончания «холодной войны» Россия не приняла гегемонию США, потому что не в ее характере получать приказы из Вашингтона. Провал американцев заключается в том, что для них было немыслимо предоставить место России в их «американском мире».

— Еще буквально чуть более года назад казалось, что Трамп был готов найти общий язык с Путиным, чтобы бороться с общей угрозой терроризма и, возможно, договориться о новом мировом порядке…

— США затянул водоворот их внутренней политической жизни: истеблишмент недооценил возможность победы Трампа. Последний не только обошел Хиллари Клинтон, но и обыграл Республиканскую партию. Эта неспособность американских элит понять свою собственную страну напоминает мне первые слова Юрия Андропова на посту генерального секретаря ЦК КПСС, сменившего Леонида Брежнева в 1982 году. Человек, в течение пятнадцати лет возглавлявший КГБ, сказал членам ЦК: «Мы не знаем страну, в которой мы живем».

— Выигрывает ли Россия от ослабления позиции США?

— Для начала надо отметить, что речь идет об относительном ослаблении. США остаются ведущей державой, несмотря на то, что Китай, Индия и Россия укрепляют свои позиции. Дональд Трамп признает Россию великой державой, но это не он присудил ей эту заслугу; он просто констатирует факты. Россия сопротивлялась развитию украинского кризиса, завоевала позиции в Крыму и Донбассе, воевала в Сирии.

Все это вынуждает Вашингтон признать, что Россия является конкурентом, как это и указано в двух последних документах Государственного департамента и Министерства обороны США: Стратегии национальной безопасности и Стратегии национальной обороны. Позитивным моментом является то, что Россия часто выдает лучшие результаты, когда сталкивается с внешними вызовами, тем самым она только укрепляет и улучшает свои позиции. Но недостатком является то, что Америка ужесточит свои позиции и станет более агрессивной.

— Как вы оцениваете нынешнее состояние Америки?

— Я вижу страну, которая теряет уверенность в себе. Когда американцы говорят о вмешательстве в свои президентские выборы, они не так уж и ошибаются. В определенной степени оно имело место, но не будем преувеличивать. Сегодня некоторые американцы считают, что иностранная держава может изменить результаты выборов. Это что-то новое. Никогда прежде они не сомневались в себе.

— Вернемся к России. В принципе, это последний срок Путина, поскольку он не имеет права баллотироваться в 2024 году. Как вы видите развитие событий?

— Он организует своего рода передачу власти, не слагая при этом своих полномочий. Он не станет менять Конституцию, чтобы навсегда сохранить свое президентство. После 2024 года он останется влиятельным человеком, но без титула президента. К тому времени он создаст новое поколение руководителей, которые будут управлять выстроенной им системой.

— Почему он не может просто уступить свое место?

— Управлять Россией — это сложное дело, которое требует двух качеств: быть по-настоящему популярным и знать, как управлять элитой, этим безжалостным и опасным омутом. Людей элиты нужно уметь себе подчинить. Это чрезвычайно сложная задача. В России все или почти все зависит от царя. СССР рухнул, потому что Горбачев не справился с кризисом, когда еще ничего предвещало его распад. То же самое произошло с Николаем II в 1917 году. Другой царь с другим характером, возможно, смог бы сохранить империю. Это доказывает, что личность и темперамент «царя» являются решающими качествами. Например, Дмитрий Медведев не в состоянии завоевать голоса двух третей своих соотечественников и противостоять кровожадности крокодилов российской элиты. Он не может занять место Путина.

— Кто тогда?

— Я не знаю, но это должен быть кто-то с военным опытом, кто знает, как справляться с кризисами, кто имел успешный опыт управления каким-то регионом. Российские регионы, с их местными царьками и экономическими элитами, которые нужно контролировать — это Россия в миниатюре. Будущий лидер должен также нравиться общественности и средствам массовой информации. Здорово, если он играет в хоккей на льду. Все эти маленькие детали имеют значение. Вот почему некоторые считают, что бывший телохранитель Путина, Алексей Дюмин, который сыграл важную роль в Крыму и является сегодня губернатором Тульской области, может стать главой государства. Я говорю о нем, но есть еще много других сорокалетних губернаторов, за которыми Путин наблюдает. В любом случае будущий президент будет из регионов, а не из министерства. В России министры считаются просто московскими чиновниками…

Россия. США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > newizv.ru, 21 марта 2018 > № 2536873 Дмитрий Тренин


США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 20 марта 2018 > № 2544675 Евгений Черешнев

Беззащитные данные: как Facebook оказалась в центре самого большого скандала в истории

Евгений Черешнев

Президент и основатель Biolink.Tech

Cambridge Analytica придумывала, как высасывать из пользователей Facebook максимальное количество информации: она делала всевозможные веселые приложения и тесты, а потом составляла профили, помогающие манипулировать людьми

Акции Facebook падают — со вчерашнего дня капитализация компании «провалилась» на $40 млрд. Причина — масштабный и нехорошо пахнущий скандал: бывший сотрудник компании Cambridge Analytica (далее CA) Крис Уайли (Chris Wylie) дал интервью The Guardian, в котором признался, что компания использовала данные пользователей Facebook без их ведома, для профилирования и «промывания мозгов».

А конкретно — для активной доставки контента, влияющего на решения людей, в том числе во время выборов президента США. Крис признался, что покровителем затеи был не кто иной, как Стив Бенон, доверенный советник Трампа, и именно он придумал проекту название «psychological-warfare [email protected] tool» ( если смягчить перевод — «инструмент для запудривания мозгов»). Об этой истории на данный момент написала практически вся западная пресса: The Guardian, NY Times, Observer, и маятник только начинает раскачиваться, ибо все вопросы, которые витали в воздухе относительно понятия «приватность» внезапно стали как никогда актуальными и наглядными. Оказалось, что как минимум одна коммерческая компания может влиять на то, кто будет президентом любой развитой страны.

Ситуация очень сложная с технической точки зрения, поэтому большинство спикеров не комментируют, что, собственно, произошло и почему это настолько важно, что инвесторы сбрасывают акции Facebook. Мне кажется, важно объяснить суть, а для этого вспомним порядок событий. Изложение сознательно упрощено, чтобы не уходить в технические дебри:

1) Компания Cambridge Analytica во главе с СЕО Александром Никсом (Alexander Nix) понимает, что данные о человеке можно использовать для манипуляции общественным мнением.

2) Компания поднимает инвестиции, нанимает инженеров, чтобы сделать программное обеспечение, способное анализировать поведенческие данные человека: что пользователь пишет в интернете, с кем общается, его лексикон, маршруты движения, предпочтения в литературе, фильмах и музыке и т. д. На основании этих данных делаются конкретные заключения: что надо сказать человеку и в каких выражениях/форме, чтобы он поверил и отреагировал предсказуемо — так, как надо заказчику.

3) Компания проводит тесты своего софта и понимает, что она не ошиблась: условно, если холерикам и сангвиникам, собирателям и революционерам давать разный контент и упаковывать одни идеи в разные сообщения — кому-то видео чиновника со скрытой камеры, кому-то скриншот почтового ящика Хилари Клинтон, кому-то подкаст никому не известного блогера, — люди реагируют с потрясающим уровнем конверсии (соотношение кликов к количеству показанной рекламы).

В CA понимают — это золотая жила, но для того, чтобы развернуться, им нужно еще больше данных о людях.

4) Cambridge Analytica придумывает ход конем, чтобы высасывать из пользователей Facebook максимальное количество информации: о них, их друзьях и знакомых, а главное — дополнительную личную информацию для составления психологического портрета пользователей. Они своими руками и руками внешних подрядчиков начинают делать всевозможные веселые приложения и онлайн-тесты, пройдя которые, можно узнать, условно, «кто ты во «Властелине колец» и «кто ты на самом деле по гороскопу», и поделиться смешным рейтингом с друзьями.

Затея срабатывает — люди не чуют подвоха, соглашаются на любые условия работы приложения и начинают отдавать кучу личной информации о себе и своих друзьях. Эти приложения по сути представляют собой психологическое анкетирование (до 2015 года это было возможно в космических масштабах и почти без ограничений, в 2015-м Facebook изменил свой API и запретил приложениям собирать большую часть информации о «друзьях друзей», но это драматично не повлияло на бизнес CA, ибо их главный конек был и остается в социальном инжиниринге).

5) Помимо FB компания Cambridge Analitica покупает данные у дата-брокеров (на рынке более 2000 компаний, в том или ином виде специализирующихся на перепродаже наших данных — истории покупок, истории поиска и веб-серфинга и т. д.). Сопоставляя данные профилей FB, покупную информацию и данные из «веселых» приложений и «даркнета», где публикуют, например, украденные хакерами базы данных, они получают возможность делать предсказания о конкретных людях с колоссальной точностью.

По исследованиям компании Biolink.Tech, всего можно выделить 14 типов данных. Например, чтобы вы понимали возможности: с высокой достоверностью даже по анонимным данным можно определить пол человека, расу, профессию, социальный статус и примерный уровень доходов. А также личные качества: гей или натурал, изменят жене/мужу или нет, за кого будет голосовать из списка кандидатов, шовинист или нет, расист или нет, правые или левые взгляды — список классификаций почти бесконечный.

Как писал Джордж Оруэлл, «кто контролирует прошлое, контролирует будущее». И тут это как нельзя точно описывает суть — если ты знаешь, что делал человек последние 10 лет, ты почти гарантированно сможешь сказать, что он будет делать завтра.

6) CA убедилась, что машинка по поиску целей работает. С каналами доставки мозговых бомб тоже все было понятно — социальные сети. Осталось решить простую проблему — контент. Они начали в прямом смысле планировать кампании по изменению общественного мнения через компромат, настоящий и выдуманный контент, компрометирующий или, наоборот, выставляющий в хорошем свете конкретного человека или фракцию. Гендиректор компании открыто признался в одном из своих интервью — «не важно, правдива новость или нет, если в нее поверят». Это в сути своей отражает бизнес-модель CA: собрать базу из 50 млн человек, разбить их по типам, понять цель заказчика и начать одним людям скармливать одно, другим — другое, третьим — третье, чтобы все начали ругаться друг с другом, но в сухом остатке была достигнута цель — победа кандидата Х на выборах или принятие решения на референдуме по выходу Англии из Евросоюза. Автор не утверждает, что в CA это сделали, лишь указывает, что у них могла быть такая возможность, компания открыто продавала свои услуги на рынке.

The Guardian упоминает о том, что они делали питч даже компании «Лукойл», которая не совсем поняла, как их возможности связаны с нефтяным бизнесом, и якобы на этом разговор и закончился. Зная косность и консервативность нефтянки и то, как «быстро» они принимают стратегические решения вне своей прямой экспертизы, полагаю, что «Лукойл» — ложный след. Это лишь пример разнообразия клиентской базы CA.

6) Facebook напряглись, что у них в пуле есть партнер, который высасывает из их абонентской базы столько данных. По заявлению вице-президента Facebook Пола Греваля (Paul Grewal), FB отрезал CA доступ к данным после изменения правил в 2015-м. Он четко обозначил позицию: мол, они нарушили наше лицензионное соглашение, и мы потребовали письменных доказательств, что данные, полученные о наших пользователях, уничтожены. Были ли они уничтожены на самом деле — неизвестно, но в этом сейчас будет разбираться экспертная группа, автор уверен, что власти UK и EU выдадут соответствующий ордер.

7) Отписавшись в Facebook, мол, все окей, не переживайте, Cambridge Analytica не просто не прекратила своей деятельности, она, наоборот, ее стала наращивать и применять новые инструменты сбора данных, часто противоречащие политике самой Facebook. Крис Уайли признался:

«Мы использовали несовершенство программного обеспечения Facebook для сбора миллионов пользовательских профилей и построения моделей, которые позволяли нам узнавать о людях и применять эти знания для активации их внутренних демонов».

Бесплатные соцсети. Дорого

В сухом остатке совершенно неважно, докажет расследование, что CA нарушили правила работы Facebook, или окажется, что Facebook, например, не просто не мешала, но и помогала их деятельности. Существует одна компания, которая сосредоточила в своих руках знания о поведении 2 млрд человек.

Эти знания компания, ее легальные партнеры и не ограниченные законом хакеры и преступные группировки могут использовать для изменения исхода любого голосования, отношения к совершенно любому тезису, человеку или компании.

Мы видим, что социальные сети совсем не бесплатные. Наши данные стоят денег, и немалых: Facebook зарабатывала на рекламе около $40 млрд в год, а сколько заработала CA на выборных кампаниях — страшно подумать (только на предвыборную компанию в интернете штаб Трампа затратил $58,6 млн).

Монополия Facebook на наши «цифровые ДНК» (следы, которые пользователь оставляет в интернете) стоит поперек горла всем. Бизнесы подсаживаются на рекламные ковровые бомбардировки, как на героин, люди устают смотреть рекламу вещей, которые им не нужны, государства в силу своей природы ищут баланса сил на уровне ООН, а FB очевидным образом придает больше силы США. И не все в США этому рады: в Америке живет и работает огромное количество блестящих специалистов и потрясающих, добрых, открытых людей, реально ставящих нужды планеты выше своих собственных. Не надо судить о США по поведению политиков, так же, как многие американцы не судят о России по передачам российского телевидения.

На данный момент Марк Цукерберг не дал ни одного комментария о ситуации, что выглядит крайне странно, особенно на фоне пикирующего курса акций. Как сообщил Marketwatch, оказывается, Марк в последние дни активно распродавал собственные акции, полагаю, он это делает осознанно, понимая будущую силу только начинающегося скандала.

Осенью 2016 года автор этого текста выступал на TEDx с темой важности «цифрового ДНК» и опасности управления с его помощью общественным мнением. По итогам в числе прочего пришлось выслушать массу критики в духе «не надо выдумывать проблему там, где ее нет. Не существует такой проблемы, как приватность, потому что данные — это собственность бизнесов».

Надеюсь, теперь многие увидят, как жестоко ошибались. Рад, что эта ситуация стала публичной и вопрос прав человека на владение своими данными неизбежно будет обсуждаться на уровне глав государств.

И о важном. Заявление, что данные применялись «без ведома пользователей», технически не соответствует действительности.

Пользовательское соглашение Facebook устроено таким образом, что единожды кликнув «я согласен», вы навсегда прощаетесь со всеми (!) правами на свои посты, фото, поведенческие данные, историю маршрутов и все косвенные заключения, которые можно сделать на основе этих данных.

Например, не удивляйтесь, если Facebook соберет из ваших данных бота с вашим лицом и начнет вашим друзьям продавать что-то. Это не будет нелегальным. Уверен, сложившаяся ситуация наконец всех отрезвит и подходы к данным в мире начнут меняться.

США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 20 марта 2018 > № 2544675 Евгений Черешнев


США. Израиль. Палестина > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 20 марта 2018 > № 2537562 Авигдор Эскин

Нецензурная политика: Махмуд Аббас обозвал посла США в Израиле

Ближневосточный конфликт перерождается в поле инфернальной брани

Вчера председатель Палестинской автономии на контролируемой Израилем территории, Махмуд Аббас, обозвал посла США в Израиле Дэвида Фридмана «сучьим сыном». Это вербальное нападение он совершил в ходе выступления, в котором рассказал, как на прошлой неделе головорезы «Хамаса» пытались убить премьера автономии Рами Хамдаллу в ходе его визита в Газу.

То есть террористы «Хамаса» пытались убить второго по значимости деятеля Палестинской автономии. Именно это заявил Махмуд Аббас. Однако истинный гнев был направлен даже не в сторону Израиля, а в адрес назначенного Дональдом Трампа посла США. Дэвид Фридман недавно заявил, что обустроившиеся в Иудее и Самарии израильтяне живут на своих землях. Именно в ответ на эти слова председатель автономии прибег к ругани.

Надо сказать, что подобный клубок новостей совершенно далек от сферы интереса и понимания обычного читателя. Однако поскольку ближневосточная тема назойливо навязывается повсеместно, то мы начнем разбор инцидента с напоминания о том, кто есть кто и кто есть где.

Обсуждаемая территория, приблизительно 28 тысяч квадратных километров между рекой Иордан и Средиземным морем, была частью Израильского царства в былые времена, а потом находилась под контролем христиан и мусульман в средние века. Сотни лет эта территория была частью Оттоманской империи, а с конца 1917 года до 1948-го — это была часть мандаторной Палестины, управлявшейся англичанами. 29 ноября 1947 года была принята резолюция ООН об образовании там еврейского и арабского государства.

Поскольку арабская сторона отвергла резолюцию, то решение не получило никакой юридической силы. Границы новообразованного Израиля были установлены по линии прекращения огня 1948 года. Около 21 тысячи квадратных километров оказалось под контролем Израиля, более шести тысяч, включая Восточный Иерусалим, были незаконно оккупированы Иорданией, а небольшой сектор Газы (менее тысячи квадратных километров) был также незаконно оккупирован Египтом. Согласно достигнутому к тому времени пониманию, арабское население должно было получить независимость и создать свое государство Палестина со столицей в Восточном Иерусалиме. Однако арабские страны незаконно оккупировали эти территории и отказались предоставлять независимость «палестинцам».

В ходе Шестидневной войны 1967 года Израиль взял под контроль эти территории. Шесть тысяч километров территории Иудеи и Самарии (Западный берег), включая Восточный Иерусалим, и сектор Газы стали территориями раздора. Арабские жители при поддержке мусульманского мира активно требуют независимости, а Израиль предоставил им самоуправление в Иудее и Самарии и практически полную независимость в Газе. Однако это не устраивает арабскую (палестинскую) сторону. Отсюда и частые в прошлом и случающиеся ныне террористические нападения со стороны ордынцев.

За полвека управления этими территориями более полумиллиона израильтян поселилось там. А сама автономия делится на четыре части. Сектор Газа является полностью независимой от Израиля территорией уже более десяти лет. В Иудее и Самарии есть три зоны: полностью контролируемые Израилем, управляемые силами автономии и израильтянами и территория полной автономии, куда власти Израиля заходят обычно при погоне за террористами.

Это утомительное введение было необходимо. Без него любые рассуждения бессмысленны. Ибо обычный человек не понимает, почему на премьера Палестинской автономии совершают покушение в Газе? Мало знать географию. Надо непременно добавить, что Палестинской автономией в Иудее и Самарии (на Западном берегу) управляет воспитанный в СССР, а ныне прозападный Махмуд Аббас с его окружением. А в секторе Газа верховодит «Хамас» (официальный филиал запрещенной в России организации «Братья-мусульмане» (организация, деятельность которой запрещена в РФ)). Между теми и теми большие разногласия. Вплоть до постоянных вооруженных столкновений.

В этой несуразице и путанице есть одна незыблемая константа: лидеры арабского населения всех сортов и мастей не готовы мириться с существованием еврейского государства Израиль в каких-либо границах. А тут посол США меняет отношение к тем поселениям, которые многие доселе называли «незаконными». Президент Рейган тоже говорил о том, что ничего незаконного в этих поселениях нет, но Трамп и его посол в Израиле пошли намного дальше.

Чего хочет добиться Аббас, обдавая бранью посла США? Возможно, соревнуется в ругани со своими соперниками из «Хамаса». Возможно, угрожает так Израилю, что возобновит волну душегубства. Но главное — он так спасает собственное достоинство. На Ближнем Востоке нередко действуют совсем инаковые законы, нежели в мире победившего рынка. Так, большинство арабов-суннитов никогда не смирятся с существованием Израиля на территории, которая некогда принадлежала мусульманам. Они готовы будут к сотрудничеству на базе общих интересов, но никогда — к полному признанию и дружбе. Даже вопреки собственной выгоде.

Кстати, о выгоде. Аббас рискует потерять немало денег. Автономия получает от американцев около четырехсот миллионов долларов ежегодно. Это около десяти процентов бюджета Палестинской автономии. Как это ни странно в данной ситуации, но именно американцы тратят на программы ООН по обучению потомков палестинских беженцев больше всех других стран. Для сравнения, Россия тратит на них менее пяти миллионов долларов ежегодно.

Для постороннего наблюдателя поведение Аббаса иррационально. Арабское население не стремится к новой интифаде. В ту пору, когда правительство Израиля было гораздо на уступки, многим казалось, что можно еще надавить и получить независимое палестинское государство, а еще немного — и превратить Израиль в сегодняшнюю Южную Африку. Однако сегодня нет оснований для подобных мыслей. Израиль перестал самоуничтожаться.

При неимении других вариантов показать непримиримость Абу Мазен просто ругается. Готов потерять немалую часть бюджета, готов прослыть моськой перед слоном. Зато всегда сможет винить в своих провалах американцев и израильтян. А мысль о том, что пришло время позаботиться собственно об улучшении условий жизнь арабского населения всех территорий раздора, в голову покамест не приходит. Доколе?

Авигдор Эскин

США. Израиль. Палестина > Внешэкономсвязи, политика > regnum.ru, 20 марта 2018 > № 2537562 Авигдор Эскин


США. Япония. Чили. Азия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 20 марта 2018 > № 2536856 Никита Пыжиков

ТТП живо. Как «золотой стандарт» торговых соглашений смогли доделать без США

Никита Пыжиков

Хотя Трамп вывел США из Транстихоокеанского партнерства, сделка не развалилась и получила вторую жизнь. Япония, Чили и Новая Зеландия оказались настолько заинтересованы в соглашении, что смогли и без Вашингтона собрать остальных 11 его участников и согласовать новый, более гибкий вариант ТТП, ожидая, что после ухода Трампа из Белого дома к нему может присоединиться и Америка

Целый год эксперты гадали, какая судьба ждет внешнеторговую сделку века – Транстихоокеанское партнерство (ТТП) – после того, как по воле Трампа из нее вышел ее главный организатор Соединенные Штаты. Уход главного автора и локомотива соглашения делал участие остальных стран в нем намного менее выгодным. Изначально они шли на эту сделку прежде всего ради доступа на рынок США, крупнейшего импортера, на которого приходится почти 14% всех мировых поставок товаров. В обмен на этот доступ остальные участники переговоров по ТТП были готовы пожертвовать своими интересами в наиболее чувствительных сферах и согласиться с правилами торговли нового поколения, продвигаемыми США и выходящими за рамки привычной повестки ВТО.

После того как Дональд Трамп отказался от ратификации соглашения и вывел США из ТТП, терялся смысл сделанных ранее уступок. Ожидалось, что в результате Транстихоокеанское партнерство постепенно трансформируется в традиционную зону свободной торговли. Однако вопреки прогнозам оставшиеся 11 стран ТТП, при лидирующей роли Японии, смогли повернуть процесс в другую сторону и с незначительными изменениями сформировали Всеобъемлющее и прогрессивное Транстихоокеанское партнерство (ВПТТП), соглашение о котором было подписано 8 марта в чилийском Сантьяго.

Подписанию предшествовала череда полусекретных встреч и переговоров, результаты которых были недоступны широкой публике вплоть до ноября 2017 года. Лишь изредка сообщалось о закрытых собраниях министров торговли, а также лидеров стран-участниц на полях международных форумов.

Интрига подогревалась неоднозначными жестами участников: например, канадский премьер Джастин Трюдо отказался явиться на встречу лидеров тогда еще Транстихоокеанского партнерства на полях саммита АТЭС в Дананге. А разваливший соглашение Трамп использовал любую удобную возможность, чтобы подчеркнуть невыгодность сделки. Так как же одиннадцати участникам соглашения удалось довести дело до конца и что осталось от первоначальной версии ТТП?

Второе дыхание ТТП

Еще в конце 2016 года стало понятно, что шансы на вступление ТТП в силу тают на глазах. Девятого декабря японский парламент ратифицировал текст соглашения, чтобы сподвигнуть уходящую администрацию Барака Обамы на скорейшее завершение аналогичной процедуры до окончания срока его полномочий. Однако этого оказалось недостаточно, и 23 января, в первый же день на президентском посту, Дональд Трамп подписал указ о выходе США из ТТП.

Этот шаг ознаменовал начало новой торговой политики США, ориентированной на двусторонние торговые соглашения. Текущая риторика администрации Трампа предполагает, что ВТО, а также многосторонняя торговая система в целом не способна генерировать выгодные для Америки условия торговли и требует серьезных реформ.

Итоги почти шести лет переговоров были поставлены под угрозу. Первой попытку реанимировать ТТП предприняли в Чили, организовав 14–15 марта 2017 года диалог высокого уровня по интеграционным инициативам в Азиатско-Техоокеанском регионе (АТР). По итогам мероприятия стороны признали высокое стратегическое и экономическое значение ТТП.

Показательно, что приглашение в Чили получили не только 11 участников соглашения, но также Китай, Колумбия и Южная Корея, то есть эти страны теперь тоже рассматривались как потенциальные участники партнерства. Далее, 20–21 мая на полях АТЭС состоялась вторая официальная встреча министров торговли стран ТТП-11, где стороны подтвердили свои намерения продолжить формирование ТТП в его текущем составе.

За сохранение оригинального текста изначально выступили Австралия, Япония и Новая Зеландия. На тот момент Токио и Веллингтон уже ратифицировали соглашение. Остальные участники, которые ранее шли на серьезные уступки в обмен на доступ к рынку США, отклонили подобную идею. Компромисс был найден в конце августа, когда с подачи Японии участникам переговоров предложили заморозить некоторые элементы соглашения, представляющие наибольшую ценность для США и риски для других участников сделки, создав тем самым возможность для возвращения США к сделке.

Список элементов для замораживания был окончательно согласован уже в ноябре на полях саммита АТЭС в Дананге, там же ТТП получило приставку «всеобъемлющего и прогрессивного». Этому предшествовал демарш канадского премьер-министра Джастина Трюдо, который пропустил встречу лидеров 11 стран соглашения 10 ноября. Трюдо хотел продемонстрировать, что Канада не будет присоединяться к соглашению до тех пор, пока не учтут ее интересы в наиболее важных сферах. Разрешив оставшиеся разногласия, 23 января 2018 года 11 стран завершили переговорный процесс по ВПТТП – ровно через год после подписания Трампом указа о выходе США из партнерства.

В чем разница

Текст подписанного соглашения инкорпорирует положения оригинального ТТП с рядом замороженных элементов, а также изменений, внесенных его участниками по итогам дополнительных переговоров. Неизменными остались специфические обязательства участников соглашения по доступу на рынки товаров и услуг, инвестиций, государственным закупкам и государственным предприятиям. Размораживание отдельных положений возможно только с согласия всех сторон соглашения. Очевидно, что страны все еще надеются на возвращение США.

Большинство изъятий коснулись главы по интеллектуальной собственности. Регулирование защиты прав интеллектуальной собственности – та область, в которой США традиционно являются лидером и драйвером реформ, проводимых в странах – партнерах по торговым соглашениям. Экспансия лучших практик и правил США в части интеллектуальной собственности также планировалась в рамках ТТП: именно поэтому 18 страниц текста соответствующей главы были заморожены.

В новой версии соглашения страны исключили возможность продления срока действия патентов в случае «необоснованной» задержки процесса их регистрации национальными ведомствами по интеллектуальной собственности. Таким образом, если в оригинальном ТТП изобретатель имел право потребовать увеличить срок действия патента, если его регистрация заняла более пяти лет со дня подачи заявки, то, согласно новым договоренностям стран ВПТТП, сделать это уже не получится, а период защиты патента составит стандартные для торговых соглашений 20 лет, никак не учитывая время, потраченное на регистрацию.

Следом за патентами участники ВПТТП заморозили добавленные США статьи по защите данных клинических испытаний для новой фармацевтической продукции, а также в целом возможность защиты биологических препаратов. Таким образом, участники нового соглашения сохранили более благоприятные условия для производства непатентованных лекарственных средств или дженериков, чья доля на рынках отдельных стран ВПТТП достигает более 50% (например, в Малайзии).

Существенные изменения коснулись регулирования авторских прав. Стороны нового соглашения снизили максимальный срок их защиты с 70 до 50 лет со дня смерти автора, что соответствует условиям Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений, участниками которой являются все подписанты ВПТТП.

В список изъятий также попали меры, направленные на борьбу со средствами, используемыми для взлома защиты цифровых носителей. Ранее предполагалось, что физические и юридические лица могут быть привлечены к административной или уголовной ответственности за распространение подобных средств.

Наконец, были заморожены правила, ограничивающие ответственность интернет-провайдеров услуг. Положения о «безопасной гавани» предоставляют иммунитет подобным компаниям в том случае, если материал, нарушающий авторские права, загружался и публиковался пользователем, а провайдер в свою очередь не обработал указанный контент и не хранил на сервере его копию. Яркими примерами бенефициаров подобных положений являются Facebook и YouTube, которые преимущественно состоят из пользовательского контента, но при этом не подвергаются административной ответственности за материалы, которые могут нарушать авторские права. Однако важно отметить, что, если правообладатель направит соответствующее уведомление о нарушении его авторских прав провайдеру, тот будет обязан приостановить доступ к указанному материалу.

Несмотря на произошедшие изменения, глава ВПТТП по интеллектуальной собственности сохранила ряд элементов нового поколения, которые редко встречаются в современных торговых соглашениях. Например, стороны не стали отказываться от мер по защите от киберсквоттинга, а ратификация Международной конвенции по охране новых сортов растений 1991 года все еще входит в число обязательств сторон. Последний шаг, вероятнее всего, приведет к удорожанию сельскохозяйственной продукции, так как Конвенция запрещает фермерам сохранять или обмениваться семенами растений, которые уже зарегистрированы правообладателем. Из-за этого они будут вынуждены каждый раз покупать новые семена.

Кроме того, каждая сторона должна предусмотреть возможность применения таможенными органами процедуры ex-officio, которая позволяет им без заявления правообладателя приостанавливать выпуск товаров (включая транзит), в отношении которых есть подозрения, что они нарушают авторские права или права на товарные знаки. В Соглашении по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС) ВТО также есть статья по таможенным процедурам ex-officio, но в отличие от ТТП соглашение лишь говорит о том, что стороны могут использовать подобные процедуры, без каких-либо обязательств по их обеспечению. Более того, в ТРИПС говорится, что подобная процедура может быть инициирована только при наличии prima facie (кажущихся достоверными) доказательств, в то время как в ТТП достаточно лишь подозрения.

Изменения, затрагивающие инвестиционную главу, не столь многочисленны и сводятся к замораживанию понятий «инвестиционное соглашение» и «разрешенные инвестиции», а также их упоминаний на протяжении всей главы. Эти определения используются в торговых соглашениях, как правило, для сделок в сырьевых отраслях (добыча полезных ископаемых, нефти, газа и т.д.), чтобы сформировать рамочную основу для их реализации в будущем. Заморозив эти определения, стороны тем самым исключили возможность их применения в механизме разрешения споров между инвестором и государством (ISDS), который в свое время сильно затянул переговоры по ТТП.

В чем опасность такого механизма? Представим ситуацию, в которой государство проводит, например, экономическую политику с сопутствующими изменениями в национальном законодательстве, которые идут вразрез с текущими планами иностранной компании и не просто приводят, а гипотетически могут привести к потере не только настоящей, но и будущей прибыли и/или стоимости ее активов. В таком случае иностранный инвестор, используя ISDS, имеет полное право инициировать разбирательство с участием принимающей страны в специальном арбитраже ad hoc, минуя национальные суды.

Устроен этот арбитраж следующим образом: инвестор и государство назначают по одному арбитру, которые затем выбирают третьего. После завершения разбирательства арбитраж распускается, а стороны оплачивают его работу. Размер выплат каждой стороны зависит от конкретного дела, в некоторых случаях выплаты ложатся полностью на плечи проигравшей стороны, в других – делятся.

Проблема с действующим сегодня механизмом ISDS заключается в том, что в текущем виде он ведет к росту противоречивых и непоследовательных интерпретаций судами стандартных принципов защиты инвестиций, а его использование расценивается компаниями в том числе как возможность генерации дополнительной прибыли под прикрытием несоответствия государственной политики их «бизнес-ожиданиям».

Вероятнее всего, инициатором замораживания определений из инвестиционной главы выступила Новая Зеландия. Новый премьер Джасинда Ардерн активно поддерживала запрет на приобретение нерезидентами собственности на территории страны, чтобы замедлить рост цен на новозеландскую недвижимость (на 50% в Окленде за последние 10 лет). Новая Зеландия занимает шестое место по популярности у китайских инвесторов в недвижимость.

Теперь, если Новая Зеландия все-таки примет закон о запрете на приобретение недвижимости нерезидентами, изъятия в ВПТПП помогут правительству избежать многомиллионных исков со стороны иностранных инвесторов.

Одним из нововведений оригинального ТТП был ускоренный таможенный режим для экспресс-поставок (мелкие посылки). Тогда стороны договорились устранить любые существующие ограничения по части таможенных процедур, применяемых к этому виду поставок, а также обязались не взимать таможенные пошлины с экспресс-поставок стоимостью ниже значения, зафиксированного правительством каждой из сторон. Это положение почти в неизменном виде перекочевало в ВПТТП, за исключением того, что теперь стороны не обязаны пересматривать нижний порог стоимости для определения принадлежности товара к экспресс-поставке.

Регулирование трансграничной торговли услугами также претерпело изменения. Замораживание коснулось положений, ограничивающих действия почтовых монополий. Изначально государственным почтовым службам, обладающим монопольным положением на рынке, запрещалось использовать механизмы перекрестного субсидирования, то есть финансировать убыточные услуги экспресс-доставки за счет прибыли, получаемой от оказания традиционных почтовых услуг. В новом соглашении этот запрет снят.

В новом соглашении изменились специфические обязательства Брунея, Перу, Чили и Мексики в секторе финансовых услуг, для которых ранее предусматривался переходный период. С выходом США эти страны согласились открыть свои рынки для иностранных финансовых компаний сразу после вступления ВПТТП в силу.

В части телекоммуникационных услуг одно изменение коснулось статьи, регулирующей порядок разрешения споров: было заморожено положение, по которому телекоммуникационные компании могли подавать апелляционные жалобы на решение суда страны-партнера.

Оставшиеся сферы регулирования, указанные в тексте ВПТТП, не подверглись серьезным изменениям. Стороны полностью сохранили главу по госпредприятиям, которую активно продвигали США. Положения данной главы затрудняют получение льготного финансирования и преференций для госкомпаний. В частности, прописаны ситуации, которые могут являться индикаторами негативных эффектов, вызванных оказанием некоммерческой помощи госпредприятию со стороны государства, также выделены правила по определению ущерба, нанесенного стране-партнеру по ТТП в связи с оказанием такой помощи.

Подтверждая статус торгового соглашения нового поколения, ВПТТП сохранило в нетронутом виде главу по электронной коммерции. Это значит, что вводится постоянный мораторий на взимание сторонами таможенных пошлин на электронные трансмиссии, включая цифровой контент, передаваемый электронным способом (книги, фильмы, программы). В ВТО подобный мораторий носит временный характер и продлевается каждые два года по итогам министерских конференций (последний раз до декабря 2019 года).

Помимо моратория, вводятся требования по юридическому признанию электронной цифровой подписи, а также положения о необходимости сближения и обеспечения совместимости различных правовых подходов сторон в области защиты персональных данных, положения о защите прав потребителей.

Наконец, не допускается введение требований по локализации данных, когда компании обязывают содержать серверы с данными пользователей внутри страны, вводятся положения по возможности требования раскрытия исходного кода программного обеспечения при осуществлении импорта.

Последние споры

Помимо окончательного списка замороженных положений ВПТТП, дольше всего пришлось разбираться с отдельными претензиями Канады, Вьетнама, Малайзии и Брунея.

Вьетнам требовал исключить возможность штрафов за нарушение трудовых стандартов. Вьетнамские представители ссылались на нехватку времени для приведения своего трудового законодательства в соответствии с обязательствами соглашения в части труда. Так, согласно ВПТТП Вьетнам должен ратифицировать все восемь основополагающих конвенций Международной организации труда. Вьетнамские представители отмечали особые сложности в пересмотре механизма формирования профсоюзов и органа по разрешению трудовых споров.

По итогам переговоров было принято решение оставить соответствующую статью без замораживания. В качестве контраргумента вьетнамским представителям объяснили, что у них будет два года на ратификацию соглашения и еще дополнительно пять лет до начала действия торговых санкций. Таким образом, семи лет должно хватить для необходимых изменений в законодательстве.

Малайзия и Бруней требовали переходный период для национальных государственных компаний, чтобы те постепенно адаптировались к новым условиям конкуренции. Малайзия – для государственных энергетических компаний, Бруней – для компаний, занятых добычей угля. В финальной версии ВПТТП их пожелания учли в полной мере. Но конкретные временные рамки для адаптации в тексте не были обозначены.

Если требования Вьетнама, Малайзии и Брунея были четко сформулированы с указанием на соответствующие части соглашения, то Канада поступила наоборот. Свою претензию она оформила как «культурные изъятия». Канада хотела предусмотреть в тексте ВПТТП возможность вводить торговые ограничения в области искусства и культуры (например, квоты на показ иностранных фильмов).

Канадские представители использовали сопроводительные письма (формируют обязательства) для обсуждения условий с каждой страной ВПТТП, которые были опубликованы в день подписания соглашения. Условия, согласованные в рамках двусторонних договоренностей, совпадают для всех партнеров Канады по ВПТТП и заключаются в следующем: Канада может принимать или поддерживать дискриминационные требования к поставщикам услуг или инвесторам для внесения финансовых взносов в развитие канадского контента и может принимать или поддерживать меры, которые ограничивают доступ к зарубежному аудиовизуальному контенту.

Что дальше?

Чтобы не повторять ошибок оригинального соглашения, стороны сразу обозначили более гибкие условия вступления ВПТПП в силу. Теперь оно начинает действовать через 60 дней с даты ратификации ВПТТП шестью странами-участницами или как минимум 50% подписантов (не обязательно оригинальных).

Последнее условие дает больше пространства для маневра в случае выхода одного или сразу нескольких партнеров из соглашения, чтобы не повторилась ситуация с Трампом и США. В оригинальном тексте ТТП вступление в силу соглашения было возможно только после ратификации шестью участниками, представляющими минимум 85% регионального ВВП изначальных подписантов с использованием данных за 2013 год.

Теперь страны ВПТТП должны в очередной раз ратифицировать соглашение. Главная интрига заключается в том, кто из участников нового соглашения в итоге его ратифицирует и вернутся ли США.

Вероятнее всего, до конца ратификации дойдет большая часть подписантов, в особенности Япония, Чили и Новая Зеландия. Первые две страны, по сути, возобновили переговоры по соглашению, а значит, всерьез заинтересованы в его реализации. Япония и Новая Зеландия уже ратифицировали первую версию ТТП, то есть теперь им нужно будет лишь внести незначительные поправки в национальное законодательство.

Ясного ответа на второй вопрос пока нет. Дональд Трамп на протяжении всего 2017 года повторял, что ТТП – невыгодное для США соглашение. На Всемирном экономическом форуме в Давосе он заявил, что США вернулись бы в ТТП, если бы условия соглашения были лучше для страны. Тем не менее в конце февраля министр финансов США Стивен Мнучин сказал, что переговоры о возможном возвращении страны в ТТП ведутся на «очень высоком» уровне с коллегами из стран-участниц его новой версии.

Если США все-таки решат вернуться, то на нынешней поздней стадии переговоров соглашения придется снова пересматривать. И, судя по позиции Трампа, простого размораживания положений ВПТТП тут будет явно недостаточно. Поэтому, скорее всего, США снова присоединятся к ВПТТП только после ухода Дональда Трампа с поста президента.

США. Япония. Чили. Азия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 20 марта 2018 > № 2536856 Никита Пыжиков


США. Великобритания > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 марта 2018 > № 2536598

Как консультанты Трампа использовали данные Фейсбук о миллионах людей

После публикации этой статьи компания Фейсбук подверглась жесткой критике со стороны американских и британских законодателей.

Мэтью Розенберг (MATTHEW ROSENBERG), Николас Конфессоре (NICHOLAS CONFESSORE) и Кэрол Кадвалладр (CAROLE CADWALLADR), The New York Times, США

Лондон — Когда стартап «Кембридж Аналитика» (Cambridge Analytica), специализирующийся на составлении профилей избирателей, готовился в 2014 году заняться американскими промежуточными выборами, у него возникла проблема.

Эта фирма получила 15 миллионов долларов инвестиций от богатого республиканского донора Роберта Мерсера (Robert Mercer) и начала обхаживать его политического советника Стивена Бэннона, обещая ему инструменты, позволяющие выявлять особенности характера американских избирателей и влиять на их поведение. Но у фирмы не было данных, чтобы заставить заработать этот ее новый продукт.

Поэтому «Кембридж Аналитика» начала собирать частную информацию из профилей в Фейсбук, и собрала данные на 50 с лишним миллионов пользователей, сделав это без их разрешения, о чем сообщили бывшие сотрудники компании и ее партнеры, и о чем свидетельствуют документы. Получается, что это была одна из самых крупных утечек информации за всю историю социальной сети. Взлом позволил фирме использовать деятельность в Фейсбук огромного количества частных лиц из числа американского электората, а также разработать методы, которые легли в основу ее работы во время кампании Трампа в 2016 году.

Расследование, проведенное «Нью-Йорк Таймс» и «Обсервер оф Лондон», показывает, как «Кембридж Аналитика» задействовала на рынке мощное новое оружие. Из-за этого данная фирма, а также богатые консервативные инвесторы, стремившиеся повлиять на политику, оказались в центре пристального внимания следователей и законодателей по обе стороны Атлантики.

Кристофер Уайли (Christopher Wylie), участвовавший в создании этой компании и работавший там до конца 2014 года, так сказал о ее руководстве: «Для них правила не имеют никакого значения. Для них это война, на которой любые средства хороши».

«Они хотят вести культурную войну в Америке, — добавил он. — А „Кембридж Аналитика" должна была стать оружейным арсеналом для ведения этой войны».

Подробности о том, как «Кембридж Аналитика» получала и использовала данные из Фейсбук, несколько раз всплывали на поверхность после того, как фирма начала работать над кампанией 2016 года. Они вызвали острые дебаты о достоинствах так называемого психографического моделирования, которое использовала компания.

Но прежде мы не знали, в каких колоссальных объемах осуществлялась кража данных об американцах, и Фейсбук до недавнего времени не признавала сам факт этих утечек. Интервью, проведенные с несколькими бывшими сотрудниками и подрядчиками, а также анализ электронной переписки и документов фирмы показали, что «Кембридж Аналитика» не только использовала частную информацию из Фейсбук, но и до сих пор владеет всем этим массивом данных или большей его частью.

Фирма платила за получение персональных данных через постороннюю аналитическую компанию, которая утверждала, что собирает их в научных целях.

Когда «Нью-Йорк Таймс» начала свое расследование, Фейсбук попыталась преуменьшить объемы утечек и усомнилась в том, что эти данные по-прежнему находятся у нее. Но в пятницу эта социальная сеть разместила в интернете заявление, в котором выразила тревогу и пообещала принять меры.

«Это была афера и обман», — отметил в пятницу в своем заявлении для «Нью-Йорк Таймс» вице-президент и заместитель главного юридического советника Фейсбук Пол Груол (Paul Grewal). Он добавил, что «Кембридж Аналитика», Уайли и американский исследователь из России Александр Коган удалены из Фейсбук. «Мы предпримем любые необходимые шаги, чтобы раз и навсегда удалить эти данные. И мы примем меры против всех виновных сторон», — добавил Груол.

Руководитель «Кембридж Аналитика» Александр Никс (Alexander Nix) и прочие официальные лица неоднократно отрицали факт получения и использования данных из Фейсбук. В последний раз они сделали это в прошлом месяце на слушаниях в парламенте. Но в своем заявлении для «Нью-Йорк Таймс» компания признала, что получала эти данные, однако тут же обвинила Когана в нарушении правил Фейсбук и отметила, что удалила всю информацию два года назад, как только узнала о существовании такой проблемы.

В Британии «Кембридж Аналитика» грозят параллельные расследования парламента и государственных нормативных органов, у которых есть подозрения, что эта фирма проводила незаконную работу в ходе кампании перед британским референдумом по Брекситу. В стране действуют очень строгие законы о неприкосновенности частной жизни, и уполномоченная по вопросам информации заявила в субботу, что изучает вопрос о том, не были ли данные Фейсбук «приобретены и использованы в нарушение закона».

В США дочь Мерсера Ребекка, член правления Бэннон и Никс получали уведомления от своего адвоката о том, что они не должны пользоваться услугами иностранных сотрудников в политических кампаниях, поскольку это противозаконно. Об этом свидетельствуют корпоративные документы и бывшие сотрудники.

Следователи из конгресса спрашивали Никса о роли фирмы в предвыборной кампании Трампа. А специальный прокурор Министерства юстиции Роберт Мюллер затребовал электронную переписку сотрудников «Кембридж Аналитика», которые работали на команду Трампа. Он сделал это в рамках своего расследования российского вмешательства в выборы.

Причины такого интереса Мюллера хранятся в тайне, однако документы, которые удалось посмотреть журналистам «Нью-Йорк Таймс», указывают на то, что британское отделение фирмы, согласно его утверждениям, работало в России и на Украине. А учредитель «ВикиЛикс» Джулиан Ассанж сообщил в октябре, что Никс обращался к нему во время кампании, надеясь получить частную электронную переписку, принадлежащую сопернице Трампа Хиллари Клинтон.

Документы вызывают новые вопросы относительно Фейсбук, которая уже подвергается резкой критике за распространение российской пропаганды и фейковых новостей. Собранные «Кембридж Аналитика» из профилей данные, часть которых удалось просмотреть журналистам «Нью-Йорк Таймс», включают персональную информацию о пользователях, о «друзьях» в сети о и «лайках». Лишь крошечная часть пользователей давала согласие на передачу информации о них третьей стороне.

«Защита информации о людях лежит в основе всего того, что мы делаем, — сказал Груол. — Не была взломана ни одна система, не был украден ни один пароль или секретные данные».

Тем не менее, он добавил: «Это серьезное нарушение наших правил».

Читая в умах избирателей

Уайли рассказал во время интервью, что когда Никс и несколько его коллег в конце 2013 года ужинали в «Палас-Отеле» в Манхэттене, французское вино лилось рекой. Повод для торжества у них был весьма основательный.

Нахальный бизнесмен Никс возглавлял небольшое подразделение по выборам в «Эс-Си-Эл Групп» (SCL Group), которая работала по политическим и оборонным контрактам. Большую часть года он пытался прорваться в новый и очень прибыльный мир политических данных, для чего взял на работу 24-летнего Уайли, у которого были определенные связи с ветеранами избирательных кампаний Обамы. Уайли хотел использовать психологические особенности избирателей, чтобы влиять на их поведение. Для этого он собрал целую команду из психологов и специалистов по обработке и анализу данных. Некоторые из них были связаны с Кембриджским университетом.

Эта группа проводила эксперименты за рубежом, в том числе, на Карибах и в Африке, где правила конфиденциальности не очень строги, а то и вообще не существуют. По словам ее бывших сотрудников, местные политики, пользовавшиеся услугами «Эс-Си-Эл Групп» с радостью предоставляли ей государственную информацию.

Затем случай свел Никса со смутьяном из «Брейтбарт Ньюс» Бэнноном, который позже стал советником штаба Трампа и Белого дома, а также с одним из самых богатых людей на земле Мерсером.

Никс с коллегами всячески обхаживал Мерсера, который считал, что многоопытная и высокотехнологичная компания может сделать его серым кардиналом в политике Республиканской партии. Они не обделяли своим вниманием и дочь Мерсера Ребекку, которая разделяет консервативные взгляды отца. Бэннона заинтриговала возможность использовать информацию о профилях пользователей для внесения изменений в американскую культуру и в политику США. Об этом рассказал и Уайли, и некоторые другие бывшие сотрудники фирмы, согласившиеся на интервью на условии соблюдения анонимности, так как они подписали соглашения о неразглашении информации. Бэннон и Мерсеры от комментариев отказались.

Мерсер согласился выделить часть средств на финансирование проекта стоимостью полтора миллиона долларов по опросу избирателей и по проверке психографических сигналов на выборах губернатора Виргинии в ноябре 2013 года. Там прокурор-республиканец Кен Кучинелли (Ken Cuccinelli) состязался с демократическим аппаратчиком Терри Маколиффом (Terry McAuliffe). Кучинелли проиграл, однако Мерсер все равно решил продолжать эту работу.

Он хотел получить результаты в кратчайшие сроки, и поэтому работы у фирмы прибавилось. В начале 2014 года инвестор Тоби Нойгебауэр (Toby Neugebauer) и другие состоятельные консерваторы решили вложить миллионы долларов в президентскую кампанию сенатора из Техаса Теда Круза (Ted Cruz). Никсу очень хотелось получить эту работу.

Когда коллеги Уайли не смогли представить Нойгебауэру служебную записку с изложением сути своей работы, Никс устроил им суровый разнос по электронной почте.

«Это же ДВЕ СТРАНИЦЫ! Четыре часа работы максимум! По часу на каждого. Чем вы там занимаетесь?» — написал он.

Но у команды Уайли были проблемы посерьезнее. Чтобы создать психографические профили в общенациональном масштабе, нужны были данные, которые компания не могла собрать без огромных затрат. Обычно аналитические фирмы использовали результаты голосования и данные о покупках потребителей, чтобы спрогнозировать политические убеждения и поведение избирателей на выборах.

Но такие данные никак не помогали определить особенности психики и пристрастия человека, скажем, является ли он неврастеническим интровертом, религиозным экстровертом, здравомыслящим либералом или сторонником оккультизма. А согласно утверждениям «Кембридж Аналитика», именно такие психологические черты помогали создавать уникальные по своей силе средства для формирования политических сигналов и посланий.

Уайли нашел решение проблемы в психометрическом центре Кембриджского университета. Ученые из этого центра разработали методику определения черт характера на основе того, что людям нравится в Фейсбук. Исследователи платили людям небольшие деньги за проведение тестов и загрузку особого приложения, которое собирало частную информацию из их профилей и профилей их друзей, что в то время компании разрешалось. По словам ученых, такая методика позволяет сказать о человеке гораздо больше, чем это могут сделать его родители или другие близкие люди. Есть люди, которые оспаривают подобные утверждения.

Когда психометрический центр отказался от сотрудничества с «Кембридж Аналитика», Уайли нашел человека, согласного на совместную работу. Им оказался доктор Коган, который преподавал в университете психологию и знал об этой методике. Коган создал собственное приложение, а в июне 2014 года начал собирать данные для «Кембридж Аналитика». Компания оплатила все его расходы, составившие более 800 тысяч долларов, а также разрешила ему сохранить копию для его собственных исследований. Об этом свидетельствует электронная переписка «Кембридж Аналитика» и ее финансовая отчетность.

Коган сообщил Фейсбук и пользователям лишь то, что информацию он собирает в научных целях. Социальная сеть не стала проверять это его утверждение. Коган отказался сообщить подробности произошедшего, сославшись на соглашения о неразглашении с Фейсбук и «Кембридж Аналитика», однако заявил, что его программа — это «очень стандартное и простое приложение Фейсбук».

В итоге он передал фирме более 50 миллионов черновых профилей. Эту цифру подтверждает корпоративная переписка и один бывший коллега Уайли. Примерно в 30 миллионах профилей (эту цифру ранее сообщало издание «Интерсепт») содержалось достаточно информации (в том числе, о месте жительства), чтобы сопоставлять пользователей с другими записями, и на этой основе выстраивать психографические профили. Лишь 270 000 пользователей из числа участников исследования согласились на сбор данных о них.

По словам Уайли, данные из Фейсбук стали тем спасением, которое позволило его команде представить обещанные Мерсерам модели.

«Мы хотели получить максимум, — признался он. — И мы не задавали вопросов о том, откуда эти данные появились, и кто сказал, что мы можем ими пользоваться».

Никс рассказывает другую историю. Выступая в прошлом месяце в парламентском комитете, он назвал работу Когана «бесполезной».

Международные усилия

Когда Коган начал свою работу, Мерсер согласился вложить 15 миллионов долларов в совместное предприятие, в котором участвовало подразделение по выборам из «Эс-Си-Эл Групп». Партнеры изобрели запутанную корпоративную структуру, сформировали новую американскую компанию, которой почти полностью владел Мерсер, и получили лицензию на психографическую платформу, разработанную командой Уайли, о чем свидетельствуют документы компании. Бэннон, ставший членом правления и инвестором, придумал название «Кембридж Аналитика».

По сути дела, это была компания-пустышка. Согласно документам и информации бывших сотрудников, все контракты, которые получала «Кембридж Аналитика», зарегистрированная в штате Делавэр, обслуживала лондонская «Эс-Си-Эл», а контролировал их британский гражданин Никс, работавший на двух должностях в «Кембридж Аналитика» и «Эс-Си-Эл». В большинстве своем сотрудники и подрядчики «Эс-Си-Эл» были канадцы, как Уайли, или европейцы.

Но в июле 2014 года консультант компании американский адвокат Лоуренс Леви (Laurence Levy) предупредил их, что такая схема может противоречить законам, которые запрещают участие иностранцев в работе, связанной с американскими выборами.

В своей служебной записке на имя Бэннона, Мерсера и Никса этот адвокат, работавший в фирме «Брейсуэлл и Джулиани», написал, что Никсу придется отказаться от «существенного участия в управлении», что касается клиентов, причастных к американским выборам. Эта аналитическая фирма должна была найти американских граждан или владельцев зеленых карт, написал Леви, чтобы те «вели работу и принимали решения, касающиеся предвыборной рекламы и расходов».

Летом и осенью 2014 года «Кембридж Аналитика» с головой окунулась в американские промежуточные выборы, мобилизовав подрядчиков и сотрудников «Эс-Си-Эл» со всей страны. Среди привлеченных к этой работе было мало американцев. А работы было немало: это и опросы общественного мнения, и группы для таких опросов, и разработка рекламы для специального комитета политических действий Джона Болтона, и консервативные организации в Колорадо, и кампания сенатора-республиканца из Северной Каролины Тома Тиллиса (Thom Tillis).

В своем заявлении для «Нью-Йорк Таймс» «Кембридж Аналитика» отметила, что «все люди на важнейших должностях были гражданами США или обладателями зеленых карт». Компания заявила, что Никс «не играл никакой стратегической или оперативной роли» в американской предвыборной кампании.

Нарушали ли американские отделения фирмы законы о выборах — это зависело от роли иностранных сотрудников в каждой из кампаний, а также от того, считалась ли их работа стратегическими консультациями в рамках правил Федеральной избирательной комиссии.

«Кембридж Аналитика» действовала аналогичными методами и в ходе избирательного цикла 2016 года, когда работала на штаб Круза, а затем и на Трампа. В том году компания взяла на работу в ходе гонки немало американцев, но большая часть ее специалистов по обработке и анализу данных были гражданами Британии и других европейских стран, о чем рассказали два бывших сотрудника фирмы.

Выполняя указания Брэда Парскейла (Brad Parscale), который в 2016 году был у Трампа директором по цифровым технологиям, а сейчас является менеджером штаба на 2020 год, когда Трамп попытается переизбраться, «Кембридж Аналитика» проводила самые разные работы. Среди них было формирование целевых аудиторий для цифровой рекламы, призывы к сбору средств, моделирование явки избирателей, покупка телевизионной рекламы на пять миллионов долларов и разработка маршрутов поездок Трампа с целью получения максимальной поддержки.

Руководители «Кембридж Аналитика» дают противоречивую информацию о том, как в ходе кампании использовались психографические данные. Никс говорит, что профили фирмы помогли разработать стратегию Трампа, с чем не согласны члены предвыборного штаба. А еще Никс утверждает, что у его фирмы было недостаточно времени, чтобы составить комплексную модель трамповских избирателей.

Давая в декабре интервью Би-Би-Си, Никс сказал, что при работе на Трампа они использовали психографику, разработанную для кампании Круза.

После утечки

К началу 2015 года Уайли и более половины членов его первоначальной команды ушли из компании. В основном это были люди с либеральными взглядами, разочаровавшиеся в работе на правых кандидатов-консерваторов, которым отдавало предпочтение семейство Мерсеров.

«Кембридж Аналитика» в своем заявлении отметила, что Уайли, уйдя из фирмы, создал конкурирующую с ней компанию, и что позднее она была вынуждена предпринять против него действия правового характера в целях защиты своей интеллектуальной собственности. По поводу Уайли и других бывших «подрядчиков» «Кембридж Аналитика» заявила, что они «явно предпринимали злонамеренные попытки навредить компании».

Ближе к концу 2015 года «Гардиан» сообщила о том, что «Кембридж Аналитика» использует персональные данные из Фейсбук в предвыборной кампании Круза, из-за чего социальная сеть была вынуждены принимать срочные меры. В своем заявлении она пообещала, что «тщательно расследует эту ситуацию» и потребует, чтобы все те компании, которые злоупотребляют ее данными, уничтожили их.

Фейсбук негласно подтвердила факт утечки и попыталась обеспечить сохранность информации. Эти усилия она продолжала вплоть до августа 2016 года. В том месяце адвокаты из этой социальной сети обратились к подрядчикам «Кембридж Аналитика» с письмом. «Эти данные были получены и использовались без разрешения, — говорится в письме, прочитанном журналистами „Нью-Йорк Таймс". — Использование их в будущем является противозаконным, и они должны быть немедленно удалены».

Груол в своем заявлении отметил, что Коган, «Эс-Си-Эл Групп» и «Кембридж Аналитика» заверили его в «полном уничтожении соответствующих данных».

Однако копии этих данных были по-прежнему недосягаемы для Фейсбук. Журналисты «Нью-Йорк Таймс» видели черновые данные из профилей, полученных «Кембридж Аналитика».

Хотя Никс заявил законодателям, что у его компании нет данных Фейсбук, один бывший сотрудник фирмы сообщил, что недавно он видел сотни гигабайт таких данных на сервере «Кембридж Аналитика», и что эти файлы не были зашифрованы.

Сегодня, когда «Кембридж Аналитика» пытается развивать свой бизнес в США и других странах, Никс упоминает весьма сомнительные методы работы. В январе этого года телеканал «Ченел Фор Ньюс» (Channel 4 News) показал сделанные тайно видеозаписи, на которых Александр Никс хвастается тем, что он использовал подставные компании и бывших шпионов в интересах своих клиентов по всему миру, и даже предлагает заманивать политиков в компрометирующие их ситуации.

Все эти проверки и внимание СМИ по всей видимости вредят бизнесу «Кембридж Аналитика» в политической сфере. Ни один американский штаб, ни один специальный комитет политических действий пока не сообщил о том, что платит ей деньги за работу на промежуточных выборах 2018 года. Кроме того, пока до конца не ясно, пригласят ли «Кембридж Аналитика» к работе во время кампании по переизбранию Трампа.

Между тем Никс пытается применить психографику на коммерческом рынке рекламы. Теперь он позиционирует себя как гуру цифровой рекламы. Никс даже придумал себе прозвище «Матмэн» — «математический человек». По словам бывшего сотрудника фирмы, в прошлом году в США «Кембридж Аналитика» пыталась получить контракты от таких фирм как «Мерседес-Бенц», «Метлайф» и производитель пива «Эй-Би ИнБев», но не выиграла ни одного.

Свой материал для статьи предоставили Гэбриел Данс (Gabriel J.X. Dance) и Дэнни Хаким (Danny Hakim).

США. Великобритания > СМИ, ИТ. Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 марта 2018 > № 2536598


Литва. США > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 20 марта 2018 > № 2536577

Литовка в Голливуде: мы очень не любим слово «эмигрант», мы — литовцы мира

Наталия Зверко, Delfi.lt, Литва

«Смотришь на дома, знаки, рекламу и ничего не понимаешь — Гарюнай не Гарюнай? (крупный вещевой рынок в Вильнюсе — прим. ред.)», — таким было первое впечатление от Лос-Анджелеса у литовки Элеоноры Йонушене, когда она приняла приглашение известнейшей американской кинокомпании Уорнер бразерс (Warner Brotners) работать в США. И хотя Элеонора не стала кинозвездой, а именно такие ассоциации рождает это манкое слово «Голливуд», она стала незаменимым человеком в кинокомпании, которая является одним из лидеров на американском рынке.

С Элеонорой мы встречаемся субботним утром в одном из кафе Санта-Моники, которая знаменита своим живописным песчаным пляжем. Официально это отдельный городок, однако со всех сторон он окружен Лос-Анджелесом. Бризы, дующие с Тихого океана, делают воздух Санта-Моники более свежим и чистым по сравнению с другими районами Лос-Анджелеса. Сюда приезжают со всей метрополии даже зимой днем — позагорать и покататься с детьми на колесе обозрения, а вечером — полюбоваться потрясающим закатом.

«Я очень рада, что к своим 43 годам я смогла пройти через многое — это и советский режим, и „Саюдис“ (лит. Sąjūdis, „Движение“ — общественно-политическая организация Литвы, возглавившая в 1988-1990 гг. процесс выхода Литовской ССР из состава СССР — прим. ред.), и возможность заняться переустройством Литвы, и понять, что такое рабочий социализм в Швеции, и дикий капитализм в США», — оглядываясь на пройденный путь, рассказывает за чашкой кофе Элеонора. И добавляет: «Не называйте нас эмигрантами. Для меня эмигрант — это человек, который отрезал все контакты с родиной. А мы — литовцы мира».

О своей юности Элеонора вспоминает с невероятной ностальгией, ведь когда началось движение «Саюдис», ей было всего 15 лет. Дядя Элеоноры был сослан в Сибирь, откуда он впоследствии вернулся, так что в семье всегда знали, что у внешне привычной и размеренной жизни советской Литвы есть и другая сторона. «В нашей семье всегда много говорили о свободной Литве. Когда начался «Саюдис», мы уже в школе начали одеваться свободнее. Не хотели носить униформу. Так что это был уже период бунтарства. А потом уже начались и „Саюдис“, и „Балтийский путь“ (акция в прибалтийских республиках СССР, проведенная 23 августа 1989 года. Жители Литвы, Латвии и Эстонии выстроили живую цепь длиной почти в 600 км — прим. ред.), и ночные дежурства, и культурное возрождение. Я помню, когда произошли события 13 января, я 15-летняя, со своей 13-летней подругой стояла у самоуправления Клайпеды и нам уже тогда было сложно понять, почему люди должны умирать, когда ощущение единства так велико. У меня сейчас есть 22-летний сын, который уже не знает, что это такое», — рассказывает она.

Элеонора закончила Международный университет в Клайпеде. Области, в которые она углублялась, были английский язык, лингвистика, социология, антропология, социальные науки и только в последний год женщина заинтересовалась бизнесом. Закончив бакалавриат, она начала работать в компании «Филип Моррис», в отделе трудовых ресурсов, а затем — в области корпоративной коммуникации. И продолжала обучение.

Я не уехала

Однако уже тогда Элеоноре было неспокойно и хотелось и новых высот и углубленных знаний. Вместе со своим 7-летним сыном Йонасом Элеонора решила переехать в Стокгольм. Там она поступила в Стокгольмскую школу экономики, которую закончила в 2006 году и спустя какое-то время, начала работать в престижной компании Warner Bros. Nordic — менеджером по развитию бизнеса.

«В итоге я поняла, что во мне живет желание каждые три года что-то менять, какое-то бесконечное любопытство. Как только я чувствую себя в зоне комфорта, то это сразу становится индикатором, что нужны перемены. Не скажу, что я грезила об Америке, я даже думала вернуться в Литву. И тут важно сказать, что я никогда не чувствовала, что я уехала из Литвы. Мне сестра говорит: я тебе хочу напомнить, что тебя уже 15 лет нет в Литве. — Да, отвечаю я, но я не уехала. Я в Литву все время возвращаюсь, как минимум два раза в год — на Рождество и летом».

Когда Warner Bros. предложила Элеоноре работу в Лос-Анджелесе, а ей предложили вакансию директора по международному анализу, она снова подумала: это не навсегда, это на два года. Элеонора и раньше путешествовала по Америке, ей там нравилось, правда, она никогда не была на Западном побережье. Литовке скорее был близок шведский менталитет: своими ценностями, фокусом на семье, балансом между работой и семьей.

«Я поняла, что шведы в своем мышлении очень далеко впереди, и для меня поездка в Америку была шагом назад, даже в плане прав женщин. Кроме того, если мой отпуск в Стокгольме был 6 недель, то в Америке — две недели. И чтобы заработать более длинный отпуск, надо потрудиться. А если ты меняешь работу, то опять надо было начинать сначала. Так что много таких нюансов, которые нам, европейцам, кажутся нормальными, как это наше право на отдых, здравоохранение, личную жизнь, и уехать туда, где все держится на карьере! Я это все знала и видела, с какими вызовами сталкиваются мои американские коллеги, но все-таки меня это предложение заинтересовало», — говорит она.

Первое впечатление: Гарюнай не Гарюнай?

Однако первое впечатление от Лос-Анджелеса было очень удручающее, признается Эленонора. Она не совсем понимала, где находится. «Город мне казался чересчур растянутым, не имеющим определенного центра. А я привыкла к восточному побережью — Нью-Йорку, даже Чикаго, у которых есть четкий центр. И когда сюда приезжаешь из Европы, то хочется любоваться на архитектуру, а тут смотришь и на дома, и на знаки, и на рекламу и ничего не понимаешь — Гарюнай не Гарюнай? То ли это Америка, то ли Южная Америка, никак я не могла почувствовать этот город, хоть ты что!», — восклицает она.

Сложности были связаны и с тем, что подсознание женщине шептало: сейчас лето, надо отдыхать, ехать к морю. Ведь Лос-Анджелес знаменит своими пляжами — это и вышеупомянутая Санта-Моника, и пляж Малибу, и Редондо-Бич, и Лонг-Бич — они манят не только местных, но и туристов круглый год… Стоят они на берегу и, глядя на закатное солнце, задаются вопросом: а что там, за горизонтом? Азия? Австралия?

Но Элеоноре было не до вопросов к морю: надо было работать. «Все это для меня было вызовом. А потом проходит три года, и ты тогда или уезжаешь, потому что город огромный, и ты все время в машине, все время в пробках или остаешься. И только тогда начинается реальный процесс адаптации. Было очень сложно возвращаться сюда снова из Литвы. Тело вроде бы вернулось, а душа еще ползет недели две. Но зато сейчас, спустя 8 лет жизни здесь, я уже чувствую, что здесь мой третий дом. Клайпеда — мой первый, Стокгольм — второй, Лос-Анджелес — третий дом».

Я горжусь Калифорнией

«У каждого города своя энергетика. Для меня Лос-Анджелес — как стол, накрытый разнообразными блюдами разных стран и разных культур. Это город со множеством красок. В Стокгольме, например, мне спокойно, там я могу вести дневник, меня он очень вдохновляет, в Вильнюсе я заряжаюсь энергией, а Лос-Анджелес — это скорее открытие нового, неизвестного. И даже, если ты проживешь тут всю жизнь, ты все равно откроешь для себя что-то новое. Я очень рада некоторому возрождению, которое ощущается в последнее время и в США, и в Калифорнии», — признается Элеонора.

Калифорния — самый населенный штат США и третий по площади (после Аляски и Техаса). Первоначально она была заселена многочисленными местными племенами, в 16 и 17 веках ее открывали европейские экспедиции, некоторое время штат входил в состав Испанской империи и Мексики. Интересно, что столица Калифорнии — не Лос-Анджелес и не Сан-Франциско, а относительно небольшой город Сакраменто. Бюджет Калифорнии составляет 2,7 триллиона долларов и если бы она была отдельным государством, то входила бы в пятерку крупнейших экономик мира. Важнейшие отрасли экономики штата — сельское хозяйство, аэрокосмическая индустрия, добыча и переработка нефти, шоу-бизнес.

«Я на самом деле очень горжусь Калифорнией, здесь люди стоят за ценности. Ведь раньше с американцами невозможно было поговорить о политике, это в основном потребительское общество, здесь потребление — высшая ценность, но особенно после прихода к власти Трампа люди стали дискутировать, обсуждать политику и проблемы, в том числе миграционные, все эти ужесточения, кто должен остаться, а кто уехать…», — говорит Элеонора.

Окружающие ее люди вдруг начали задаваться вопросом, кто же такой этот иммигрант — это человек, который приехал 50 лет назад, тот, кто приехал 10 лет назад или те, кто приехал буквально вчера? «И каждый думает, что это о ком-то другом, не обо мне, но когда это касается его семьи и даже если человек тут прожил 50 лет, и его депортируют, то это трогает многих. Люди из провинции, например, думали, что это коснется каких-то криминальных элементов, пересекающих границу, но нет, это касается людей, у которых нет статуса, но с другой стороны, они тут прожили много лет, они платят налоги, они участвуют в общественной жизни, а их сейчас преследуют», — разводит руками Элеонора.

«Здесь дикий капитализм»

«Когда я приехала в Америку, мне казалось, я все о американцах знаю, но я довольно быстро поняла, что ничего я о них не знаю и мне многому пришлось учиться заново», — признается американская литовка. Она надеялась, что вторая эмиграция пройдет легче, ведь у Элеоноры уже был опыт жизни за границей. Но — ничего подобного.

«Здесь дикий капитализм — ты словно брошен в воду, и ты либо утонешь, либо выплывешь. Ты должен демонстрировать результаты, соответствовать всем критериям. Но то ощущение, когда ты чувствуешь, что ты многое можешь изменить, пришло только спустя пять лет. Но опять же — ты должен как бы внедрить свой бренд, получить признание, и только тогда тебе будут доверять», — говорит она.

Warner Bros. — один из крупнейших концернов по производству фильмов и телесериалов в США. В настоящее время компания является подразделением группы компаний Time Warner с офисом в Калифорнии. Компания была основана еще в 1903 году и названа в честь четырех братьев Уорнеров, родители которых эмигрировали из Российской империи.

«Я работаю в подразделении, которое занимается дистрибуцией продукции. Оно довольно большое, ведь у Warner есть доступ ко всем странам мира, у нее есть договора со всеми основными дистрибьюторами. В частности наша команда изучает поведение потребителя. Мы через призму различных исследований изучаем и прогнозируем, как потребитель будет вести себя через 5 — 10 лет. Технологии развиваются, и если раньше кино смотрели по телевизору, то потом все перенеслось в компьютеры, а сейчас — на экран мобильного телефона», — уточняет Элеонора.

Поэтому, подчеркивает она, работа по привлечению зрителя требует более комплексного, научного подхода. И работники компании должны постоянно меняться и адаптироваться к новым условиям. Компания производит не только кино, но и телевизионные сериалы, видеоигры. Чтобы работать в этой области, надо быть специалистом разных областей и понимать, что происходит и в головах людей, и на рынке.

«Если у тебя конкретный продукт — сигареты или корнфлекс, то у тебя конкретный сегмент потребителей, а с кино ты до конца никогда не знаешь, кто будет твоим зрителем. Например, вполне вероятно, что семьи с детьми будут смотреть фильм позже, но важно не забыть и зрителя старшего поколения. Хотя, конечно, голливудские фильмы ставятся для широкой аудитории, с прицелом на Оскар. Так как мы как компания создаем по 20 — 25 фильмов в год, то у нас еще есть возможность поиграть», — приоткрывает особенности рабочей кухни Элеонора.

Элеонора гордится, что на киностудии в частности был снят такой фильм, как «Чудо-женщина» (англ. Wonder Woman) — фильм режиссера Пэтти Дженкинс, основанный на одноименном комиксе. «Этот фильм вдохновляет миллионы женщин и девочек и дает возможность показать женское начало через совсем другую призму. И такие вещи меня очень вдохновляют», — говорит она.

Элеонора отмечает, что и сама студия, и Голливуд в данный момент переживают некий переворот, связанный со скандалом с сексуальными домогательствами. «Что же, это своеобразное очищение. В Warner Bros., например, мы все проходим обучение на предмет того, что такое сексуальное домогательство. Я работаю тут 8 лет и уже вижу, что ситуация меняется. Интересно, что я была на Рождество в Стокгольме и была удивлена, что и там кампания #metoo идет даже более активно, чем в Лос-Анджелесе», — говорит Элеонора.

Она выразила удовлетворение тем, что и в Литве кампания набирает обороты, по ее мнению, в этом вопросе нужно идти дальше, ведь часто сами женщины не понимают, что такое сексуальное домогательство.

«Так и здесь, в Америке, часто все эти процедуры зависят от того, какого адвоката ты в состоянии нанять, все сводится к деньгам. И женщинам очень быстро закрывали рот. А с другой стороны, если ты зависишь от работы и это твоя большая артерия, то ты рискуешь остаться без нее и пропасть. Так что все очень быстро замалчивается, но я все-таки очень рада, что с приходом к власти Д.Трампа, с пробуждением женщин, все выходит на белый свет. И сегодня уже не работает тот аргумент, что вот-де замечательный художник, ему все дозволено, нет, этого больше нет. Сейчас ты должен отвечать за свои действия», — констатирует Элеонора.

По данным Бюро переписи за 2013 год, в Лос-Анджелесе официально проживает 50 000 русскоязычных жителей, по-польски тут говорят около 5 тысяч 400 человек, по-украински — 1 тысяча 800, по-литовски — 1 тысяча 500 человек. В целом из девяти миллионов населения города сугубо по-английски дома говорят только 4 миллиона жителей — меньше половины.

«В Лос-Анджелесе проживают литовцы с очень разным опытом — это представители разных поколений. И, конечно, у них есть свои представления о тех или иных вещах, но постепенно мы приближаемся друг к другу. Ведь те, кто уехал в военные годы, мечтали о независимости, и когда Литва стала независимой, им было очень сложно понять, почему мы, литовцы, уезжаем из независимой Литвы. То есть нас постоянно спрашивали: так когда ты вернешься в Литву? На что я отвечаю, что, во-первых, я не уехала, а, во-вторых: а когда вы вернетесь?», — смеется Элеонора.

Она говорит, что современную Литву она оценивает как человека, который только растет и набирается сил. «Почему люди так массово уезжают? Наверное, на это есть свои причины и тут надо углубляться и в моральный климат тоже. Ведь если посмотреть на экономические данные, то в Литве все хорошо, инвестиции приходят. Но если посмотреть на уровень коррупции, протекционизм, привлечение во всех областях своих родственников, то, конечно, это проблема, и не только Литвы. Многие страны проходят через эти же самые процессы — взять хотя бы Грецию, Италию, Испанию, ту же самую Францию. Хотя это западные страны и они никогда не были частью Советского Союза. Часто мы просто заигрываемся, считая себя жертвой, но не надо думать что путь других стран был легок. Например, мы никогда не узнаем, что такое рабство, что такое геноцид, что такое исчезновение с карты. И я сама себе могу сказать, что в нас есть какая-то невероятная сила, которая всегда с нами», — говорит Элеонора.

В Лос-Анджелесе литовка занимается активной общественной работой в литовской общине. Впрочем, когда Элеонора впервые посетила местный праздник Дней Литвы, то ей показалось, что она оказалась на сельском празднике времен своих бабушек и дедушек.

«Но со временем понимаешь, как хорошо побывать и на таком празднике и съесть этот цеппелин и холодный борщ и привести на праздник друга из Бразилии, Перу или Швеции. Ведь тогда и они Литву по-другому оценивают, и потом даже сюда они приезжают. И в таком случае получается, что ты этот диалог заводишь здесь, в этом и заключается наша миссия: где бы мы ни жили, везде мы представляем Литву. И я не зря основала Ассоциацию литовского бизнеса, потому что очень важно быть и работать вместе и налаживать контакты с правительственными и неправительственными организациями Литвы. Ведь нам очень хочется внести свою лепту в благополучие Литвы. И мы очень не любим слово «эмигрант», выбросьте это слово из словаря, потому что оно устарело. Для меня эмигрант — это человек, который отрезал все контакты с родиной. А мы — литовцы мира», — заключает свой рассказ Элеонора.

Литва. США > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 20 марта 2018 > № 2536577


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 марта 2018 > № 2536562 Николас Гвоздев

Что переизбрание Путина означает для России и мира

Николас Гвоздев (Nikolas K. Gvosdev), The National Interest, США

Результаты воскресных президентских выборов в России не должны были никого удивить. Судя по официальным данным, в голосовании приняли участи почти 60% избирателей, имеющих право голоса, и действующий президент Владимир Путин одерживает легкую победу, набрав более трех четвертей голосов. И даже если предположить, что цифры были сфальсифицированы (обратите внимание на завышенные показатели явки избирателей в результатах и при подсчетах голосов за Путина, особенно в республиках Северного Кавказа, где итоги приблизились к отметкам советских времен), какой вывод можно сделать из выборов?

Первый и наиболее достойный внимания вывод заключается в том, что центр тяжести в российской оппозиции Путину по-прежнему находится на стороне коммунистов и националистов, а не либералов и демократов. Различные «красные/коричневые» кандидаты в совокупности получили около 20% голосов, что означает, что два из десяти голосовавших россиян предпочли сделать антилиберальный, антикапиталистический, антиамериканский выбор. Что же касается трех либерально настроенных кандидатов, они в общей сложности не набрали и 5% голосов. Для тех на Западе, кто рассчитывает на то, что произойдет восстание в стиле Майдана или площади Тахрир, в результате которого Путин будет свергнут, его замена скорее вызовет враждебность Запада, чем позволит добиться примирения.

Во-вторых, не привел ли бойкот выборов, к которому призывал антикоррупционный активист Алексей Навальный, к противоположному результату. Никто не ожидал, что Путин проиграет выборы, но хотя бы некоторые из 40% российских избирателей, которые не пошли голосовать, могли бы отдать голоса за таких кандидатов, как Григорий Явлинский, Борис Титов или Ксения Собчак, и послать сигнал о существовании групп избирателей, от имени которых эти политические деятели могут авторитетно выступать. Учитывая, что вероятной реакцией на переизбрание Путина будет не протест, а скорее апатия, и принимая во внимание возникновение новой и, возможно, длительной вражды между Собчаком и Навальным, сохраняющаяся неспособность либерально-демократического сектора России объединиться будет и дальше оказывать негативное влияние на российскую политику в обозримом будущем.

Итак, Путин возвращается к власти. Что это может означать для российской внутренней и внешней политики? Позвольте мне сделать несколько прогнозов.

Во-первых, сам Путин в своей победной речи намекнул на свой возраст и на то, что он не вечен. Именно в этот предстоящий шестилетний срок Путин должен будет заложить основы для передачи власти в долговременной перспективе. Я предполагаю, что будет проведена — возможно, в конце этого года — смена кадров в правительстве. И некоторые бессменные фигуры, в течение последних полутора десятилетий занимавшие лидирующие позиции в российском правительстве, будут с почетом уволены и дадут дорогу новым лицам и новым, сорокалетним, кадровым российским политикам, чтобы те могли проявить себя.

Один из способов, с помощью которого Путин сможет создать условия для ротации кадров — обеспечить уходящим на пенсию чиновникам больше гарантий того, что они сохранят определенную власть и влияние и, что гораздо важнее, свое имущество. Это также будет иметь решающее значение и для его собственных планов в конечном итоге передать власть. Поэтому я также предполагаю, что в ближайшие годы будут предприняты дополнительные действия с целью закрепить гарантии и амнистии законодательно, в результате чего будут созданы правовые механизмы, которые обеспечат неприкосновенность активов Путина (и его детей) в качестве условия передачи власти.

Учитывая, каким образом был выбран сам Путин, я также не могу исключить того, что он, возможно, не будет ждать до 2024 года и выберет стратегическую отставку на более раннем этапе, чтобы иметь возможность лучше управлять процессом передачи власти.

Теперь, когда Путин победил, сможет ли он, перефразируя слова Барака Обамы, проявить больше гибкости на мировой арене? Есть три сферы, где это можно будет проверить: завершение урегулирования с Японией, конфликт на Украине и вмешательство в Сирии.

Ожидается, что этой весной премьер-министр Синдзо Абэ посетит Россию для проведения еще одного саммита с Путиным. Абэ по-прежнему стремится к урегулированию проблемы Курильских островов, а также к заключению официального мирного договора с Россией, который повысит авторитет Абэ и укрепит его националистические позиции. Путин в прошлом проявлял нежелание идти на уступки в территориальном вопросе, но теперь, когда он добился переизбрания, займет ли он позицию, согласно которой возвращение какой-то части территории Японии в итоге будет выгодным, учитывая аннексию Крыма? И готов ли он обменять территории на инвестиции, которые помогли бы обеспечить развитие Дальнего Востока?

Планы России обойти Украину (в поставках газа) как страну-транзитера остаются в силе, несмотря на попытки некоторых стран ЕС и США помешать ей в этом. В некотором отношении представляется целесообразным, чтобы Путин проявил гораздо большую готовность предложить уступки по Донбасскому вопросу — особенно учитывая возвращение правящей большой коалиции в Германии и вероятность прихода к власти более пророссийской администрации в Италии. Будем ли мы свидетелями резкого изменения позиции Кремля в 2018 году?

И, наконец, вмешательство Сирии во многом выполнило свое назначение и сыграло свою роль. Теперь задача состоит в том, чтобы вывести Россию и не дать ей увязнуть в возможной трясине на Ближнем Востоке (учитывая, насколько трудно было уйти из региона самой Америке), сохранив при этом преимущества, полученные Кремлем. Мне кажется, что после завершения миссии по восстановлению контроля режима Башара Асада над большей частью окрестностей Дамаска Путин больше не будет давать режиму карт-бланш и направит усилия на создание баланса между некоторыми странами региона (Израиль-Иран, Иран-Саудовская Аравия и так далее) на основе российского посредничества.

Все это происходит на фоне ухудшения российско-американских отношений. В результате выборов, состоявшихся 18 марта, эта динамика не изменится, и если президент Дональд Трамп будет отстранен от власти во время своего первого срока или потерпит поражение на выборах в 2020 году, Кремль считает, что любой преемник Трампа — республиканец или демократ — будет настроен более враждебно. Поэтому мы, вероятно, увидим, что российская внешняя политика будет по-прежнему сосредоточена на том, чтобы отделить и изолировать США от их азиатских, ближневосточных и европейских союзников. В этом смысле после выборов мало что изменится.

Путин остается — но он, скорее всего, возьмет инициативу в свои руки и будет формировать как внутреннюю политику России, так и ее международную позицию по своему усмотрению. Для специалистов в области национальной безопасности США это не является секретом, но пока Соединенные Штаты занимают реактивную позицию режиме, Путин будет и дальше идти в этой игре на шаг впереди.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 20 марта 2018 > № 2536562 Николас Гвоздев


Россия. США. Весь мир > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 19 марта 2018 > № 2544678 Андрей Ляхов

Будущее черного золота. Почему рано ставить крест на нефтяной промышленности

Андрей Ляхов

доктор юридических наук, арабист, директор группы «Третий Рим»

В мировом нефтяном секторе наступает самый трудный переходный период с тех пор, как в конце 1960-х сформировался его сегодняшний облик. Пока неясно, что он будет представлять собой к 2040 году, но предрекать ему гибель еще рано

Глобальная энергетическая система как основа экономического развития человеческой цивилизации сегодня оказалась на перепутье, а различные силы и факторы подталкивают ее к движению в разных направлениях. Из всех движущих сил четко прослеживаются три основные: стремление снизить стоимость производства энергии, смещение акцентов в энергетической политике стран — потребителей энергии и качественное (если не количественное на сегодняшний день) развитие технологий.

Устойчивая тенденция к сокращению затрат на производство энергии наблюдается в каждом секторе энергетики уже около двух лет. Наибольшее снижение затрат на энергопроизводство приходится на секторы ветряной и солнечной энергетики. В секторе нефтепереработки снижение расходов в значительной степени обусловлено технологическими достижениями, массовым банкротством компаний — производителей сланцевой нефти и газа, использовавших дорогие технологии добычи, и резким снижением затрат на геологоразведку. В газовом секторе укреплению тенденции к снижению расходов существенно содействовали недавний ввод в эксплуатацию основных месторождений дешевого газа и относительно низкие затраты на техническое обслуживание и содержание газовых месторождений и ресурсов.

Новые акценты

В энергетической политике энергопотребляющих стран происходит смещение акцентов. Совершенно очевидно, что новая администрация США еще не закончила работу над энергетической политикой страны, однако ее общие контуры уже ясны. Основными ее принципами будут расширение системы трубопроводов для транспортировки углеводородов, открытие доступа к участкам федеральных земель для разведки запасов нефти и газа и усиление поддержки ядерной промышленности.

Остается только выяснить, окажется ли стремление администрации Трампа к возрождению угольной промышленности надежной страховкой от замедления темпов роста сланцевого сектора нефтяной промышленности или реальной попыткой сохранить уголь в качестве одного из основных источников энергии в условиях активно набирающего обороты движения к экологически ответственному использованию природных ресурсов. Аргументом в пользу последнего может стать официальный отказ США от Парижского соглашения. Пока также непонятно, как новая энергетическая политика отразится на структуре и объемах спроса и предложения источников энергии.

В остальных странах Организации экономического сотрудничества и развития (иными словами, в экономически развитых странах) энергетическая политика направлена на активное переориентирование на производство энергии из альтернативных источников. С апреля 2017 года Великобритания перестала использовать уголь для производства энергии, к тому же Франция и Великобритания поставили своей целью полную электрификацию дорожного транспорта к 2040 году. Ряд других развитых стран тоже поставили подобные, хоть и более скромные цели, соответствующие общему направлению энергетической политики ЕС.

Но последствия такой политики для окружающей среды пока что большей частью предугадать невозможно.

Самая очевидная проблема — это литий, который:

представляет собой легко воспламеняющийся и очень активный металл (в природе встречается в виде соединений, таких как карбонат лития; получение лития, пригодного для эксплуатации, требует химической обработки);

обычно встречается в мокрых солончаках на участках с недостаточным количеством воды, поэтому процесс добычи лития сопряжен с использованием большого количества воды; и здесь помимо главной проблемы — радиоактивного заражения воды в результате использования лития — возникнет необходимость решать проблемы истощения запасов и стоимости транспортировки.

Поскольку для кучного выщелачивания используются токсические химические вещества, возникает дополнительный риск их утечки и загрязнения ими почв и воды. К тому же процент литий-ионных аккумуляторов, которые сдают на переработку, даже в странах ОЭСР очень низкий и выражается однозначным числом. В большинстве случаев использованные аккумуляторы оказываются на свалке как обычный мусор.

Агентство США по защите окружающей среды (US EPA) и Европейский союз (исследование 2012 года под названием «Наука в области окружающей среды») пришли к выводу, что проблема утилизации литий-ионных аккумуляторов сильнее всего влияет на истощение запасов этого металла. К тому же технологически процесс производства литиевый аккумуляторов, как и никель-металл-гибридных, сопряжен с высоким энергопотреблением: на производство килограмма готовых аккумуляторов приходится затратить эквивалент 1,6 кг нефти.

Помимо этого, производство литиевых аккумуляторов имеет один из высочайших показателей выброса парниковых газов: 12,5 кг эквивалента CO2 на килограмм произведенных аккумуляторов. Учитывая эти факторы, электрификация дорожного транспорта, вероятно, вместо ожидаемого результата лишь перенесет загрязнение с дорог «на другой ландшафт». Побочный результат в этом случае тоже вполне предсказуем: транспорт и дальше будет зависеть от нефти и других углеводородов в качестве основных источников энергии.

С переходом на электротранспорт и увеличением количества бытовой электроники и всевозможных гаджетов возникает еще один фактор, последствия которого для окружающей среды пока не понятны: резкий рост спроса на сырье, поскольку для производства всей электроники нужны провода, процессоры и зарядные устройства. Компания Volvo первой из производителей автомобилей заявила в прошлом году, что с 2019 года все ее автомобили будут оснащены двигателями гибридного типа. Как будто в ответ на это заявление компания Volkswagen предприняла попытки монополизировать рынок кобальта в ожидании резкого роста спроса на этот металл. Спрос на литий, кобальт и медь уже увеличивается и, вполне ожидаемо, может достичь новых пиковых показателей по мере роста популярности электромобилей.

При бешеном росте потребления энергии из возобновляемых источников, таких как ветер и солнце, увеличивается потребление металлов, необходимых для производства турбин и панелей. Учитывая быстрый рост спроса на бытовую электронику, стоит серьезно задуматься над тем, хватит ли в будущем металлов и для нее.

По имеющимся оценкам, компании Volkswagen к 2025 году для производства электромобилей понадобится треть имеющихся на сегодня в мире запасов лития.

Строятся огромные заводы по производству аккумуляторов типа знаменитой Гигафабрики Илона Маска, им для производства тоже понадобится кобальт. Contemporary Amperex Technology Ltd. ищет $2 млрд для финансирования строительства мегафабрики по производству аккумуляторов в Китае, уступающей только Гигафабрике Тесла. Эта фабрика увеличит существующие мощности Contemporary Amperex Technology Ltd. в пять раз и создаст самое большое производство автомобильных аккумуляторных батарей в мире, во много раз превосходящее Теслу, китайскую BYD Co. Уоррена Баффета и южнокорейскую LG Chem Ltd.

Брэм Мертон (Bram Murton), геолог Британского национального океанографического центра, утверждает, что если к 2040 году все автомобили, ездящие по дорогам Европы, перейдут на электродвигатели и если они будут пользоваться аккумуляторами такого типа, как в Tesla третьей модели, понадобится в 28 раз больше кобальта, чем добывается на сегодняшний день. Основные разведанные запасы кобальта сосредоточены в Демократической Республике Конго и ряде других африканских стран. Но активная бесконтрольная добыча на африканском континенте грозит появлением еще одной Сахары.

Существует две технологические разработки, которые влияют и в будущем продолжат серьезно влиять на нефтяную промышленность: возрожденная технология гидроразрыва пластов в сочетании с горизонтальным бурением и существенное улучшение технологий производства аккумуляторов. Первая привела к увеличению предложения, а вторая постепенно снижает спрос. Вполне вероятно, что развитие этих технологий продолжится и будет менять будущее. Дальнейшее освоение возобновляемых источников энергии в сочетании со стремлением заменить двигатели внутреннего сгорания (ДВС) силовыми агрегатами на электричестве продолжат и дальше снижать спрос на нефть. Но! Даже в случае успешной реализации британско-французского сценария полной ликвидации транспортных средств на ДВС к 2040 году количество автомобилей на электродвигателях составит приблизительно 12% от общего количества транспортных средств всех стран мира.

Среди прочих факторов, существующих уже давно и, как правило, влияющих на спрос и предложение энергии (а также углеводородов как ее основного источника), следует отметить рост населения, экономический рост, политические события, погодные условия, социальную напряженность в странах — производителях нефти. И это далеко не все. Отличие на сегодня заключается в стремлении диверсифицировать источники энергии и постепенно отойти от угля и углеводородов за счет применения технологических достижений и регуляторных механизмов.

При этом зрелость мировой нефтеиндустрии означает, что любое значительное изменение требует серьезных усилий или наличия у новых товаров и технологий существенных преимуществ, благодаря которым они смогут успешно конкурировать с используемыми сейчас. Иными словами, технологии приведут к медленной эволюции нефтяного сектора, а не к взрывным революционным изменениям.

Углеводородный прогноз

Без кардинальных прорывов в области технологий производства энергии углеводородный сектор неизбежно будет оставаться основным источником производства энергии, при этом уровень спроса на 2018–2040 годы сохранится на прогнозированном показателе: 100 млн баррелей нефтяного эквивалента в день. Верно и то, что возобновляемые источники энергии будут расти самыми высокими темпами, на уровне 7%, но даже при столь высоком показателе роста на них к 2040 году будут приходиться не более 7% (по оценкам ОПЕК — 5,4%) всей производимой в мире энергии.

Основной сдвиг может произойти в секторе углеводородов при увеличении доли газа до приблизительно 25%. Такой сдвиг вызван коммодитизацией газа, меньшим вредом газа для окружающей среды, а открытие новых газовых участков и резервов почти сравняли газ по доступности и безопасности с нефтью, что ведет к увеличению его доли в общем предложении энергоносителей. Кроме того, регуляторные механизмы замены угля будут способствовать увеличению спроса на углеводороды в целом и на газ в частности, поскольку конструкция большинства современных электростанций позволяет легко и быстро перейти с угля на газ.

В 2017 году нефть составила около 34% всех потребляемых в мире энергоносителей. В 2017 году мировой спрос на нефть вырос на 1,4 млн баррелей в день, до 96,8 млн баррелей в день, вследствие чего цены на сырую нефть в течение года продемонстрировали дальнейший рост. Но даже при столь солидном росте спроса доля нефти в общем предложении энергоносителей не останется на прежнем уровне. Прогнозы по снижению доли нефти к 2040 году варьируются; приводятся разные цифры: от одной трети до чуть более одной четверти. При этом все прогнозы основаны на предположении, что и США, Индия и Китай (за счет которых на сегодня мировой спрос на нефть вырос на 56% за 2016–2017 годы) будут стимулировать развитие других источников энергии и продолжат соблюдать различные обязательства по предотвращению загрязнений окружающей среды (подобных обязательствам в рамках Парижского соглашения). Но на сегодня ни США, ни Китай не проявляют никакого интереса в этом направлении.

США активно пропагандируют добычу сланцевой нефти, благодаря которой Америка к 2022 году планирует превратиться в чистого экспортера. Стремление администрации Трампа к выходу из Парижского соглашения может в долгосрочной перспективе подталкивать рост спроса на нефть, в результате чего ее доля в общем предложении энергоносителей к 2040 году возрастет.

В то время как события, связанные с добычей нефти, широко освещаются и оцениваются, значительно меньше внимания уделяется грандиозному падению потребления нефти в США по сравнению как с недавними показателями, так и с последними прогнозами; это один из наибольших сюрпризов, преподнесенных мировым рынком нефти за последние годы. Оказалось, что в 2017 году США потребляли меньше нефти, чем в 1997 году, хотя экономика выросла за этот период почти на 50%.

Выравнивание потребления нефти в США оказалось по большей части неожиданным. В 2003 году Управление по информации в области энергетики при Министерстве энергетики США прогнозировало на ближайшие два десятилетия неуклонный рост потребления нефти в среднем на 1,8% в год. Предрекалось увеличение потребления нефти к 2025 году на 47% по сравнению с 2003 годом. Показатели разработок нефтяных месторождений и нефтедобычи основывались, главным образом, именно на этих прогнозах, поэтому низкое потребление как раз и стало одним из факторов, которые привели к краху нефтяного рынка в 2013–2014 годах.

Топливо и потребности

Удивительно, что снижение уровня потребления нефти наблюдается практически только в Америке и не коснулось других стран. Однако прогнозы спроса (и соответствующие прогнозы по добыче) в этот период основывались на предположении о том, что в США спрос будет и дальше расти. Обвал цен на нефть в 2013–2015 годах объясняется отчасти тем, что данную тенденцию не заметили, и поэтому не было предпринято соответствующих мер; ожидается, что после корректировок 2015–2017 годов мы увидим некоторый скромный рост на уровне средневзвешенного показателя экономического роста.

В США на транспорт приходится 80–90% от общего объема потребления нефти в 2017 году и (по прогнозам) в 2025 году. Остальная часть потребляется промышленностью: 20% в 2017 году и 7% в 2025 году, при этом на коммунальный и коммерческий сектор приходится в общем 4% в каждый из указанных годов. И хотя в остальных секторах в процентном соотношении наблюдались такие же сюрпризы по потреблению, как и в транспортном, поскольку они потребляют значительно меньше нефти, их показатели не влияют на общую картину.

Изменения модели пользования американцами автотранспортом и повышение эффективности топлива больше всего влияют на снижение потребления ископаемого топлива. Есть еще два фактора, которые способствовали более экономному потреблению автомобильного топлива:

стандарты эффективного использования топлива;

более высокие цены на бензин, чем ожидалось.

Стандарты эффективного использования топлива объясняют до 50% увеличения экономии топлива в период с 2007 до 2017 года; и по мере ужесточения этих норм показатель будет и дальше увеличиваться. Высокие цены на бензин по сравнению с 2003 годом объясняют на сегодня минимум 17% увеличения экономии топлива.

Причины снижения спроса

По новым аналитическим данным, которые приводит Совет экономических консультантов при президенте США, основные изменения в траектории пробега (в милях) объясняются изменениями демографического характера, такими как старение населения и выход на пенсию поколения беби-бумеров, а также изменениями экономических переменных: уровня доходов, занятости и цен на бензин (Совет экономических консультантов, 2015 год).

Имеются также свидетельства того, что влияние демографических факторов на количество пройденных миль тоже меняется. Так, например, люди в возрасте до 40 лет наездили в 2009 году на 5% меньше, чем те, кому было до 40 лет в 1990 году. Поскольку демографические и экономические факторы прогнозировать проще, чем изменения под их влиянием, значение этих изменений представляет собой проблему для прогнозирования будущего уровня потребления нефти.

Если документировать удивительное снижение потребления нефти в США как в абсолютном выражении, так и по сравнению с последними прогнозами, становится ясно, что как раз в транспортном секторе наблюдаются неожиданные отличия между прогнозами по потреблению нефти и реальными данными, а также между прошлыми и недавними прогнозами. Показатель пробега транспортных средств (в милях) имеет большое значение для транспортного сектора, но увеличивающаяся экономия топлива (читай: снижение уровня потребления топлива) имеет большее значение.

В период с 2003 по 2014 год цены на бензин объясняют увеличение экономии топлива в секторе легковых автомобилей. Но ужесточение норм экономии топлива будет все сильнее влиять на экономию топлива в целом как для легковых, так и для грузовых автомобилей. На грузовой транспорт приходится одна пятая общего потребления топлива в транспортном секторе, и это самый быстрорастущий компонент транспортного сектора. Объявленные администрацией президента США новые нормы экономии топлива для грузового транспорта снизят фактический уровень потребления в транспортном сектора даже по сравнению с прогнозами на 2025 год, в которых эти новые нормы не учитывались.

Потребности США и Китая

Застой спроса на нефть в США вряд ли сдвинет Америку в обозримом будущем с позиции второго по величине потребителя нефти в мире. По прогнозам ОПЕК, Китай к 2040 году догонит Америку в качестве крупнейшего потребителя нефти, но уровень потребления нефти Китаем составит к этому времени около 22% от общего предложения нефти, и страна сохранит лидирующие позиции по этому показателю. Совершенно очевидно, что и при Обаме, и при Трампе администрация президента стремится минимизировать зависимость США от импортной нефти, снимая для этого все ограничения на разработку сланцевой нефти и поддерживая ее производителей (что наблюдалось во время недавнего кризиса цен). Но при этом запасы американской сланцевой нефти по большей части недоразведаны и пока незначительны. Несмотря на недавно открытые новые технологии добычи, сохраняется высокий уровень расходов на добычу. В результате такой политики изменяются модели экспорта нефти и маршруты ее транспортировки, поскольку основная часть потребления нефти к 2040 году будет приходиться на развивающиеся страны.

Требования по основным капиталовложениям, отсутствие инфраструктуры и высокая стоимость производства альтернативной энергии обеспечат ископаемому топливу в обозримом будущем роль основной движущей силы экономического роста развивающихся стран. Постепенное свертывание использования угля будет уравновешиваться попытками регулятора уменьшить зависимость от нефти. Сланцевая нефть и нефтяные пески будут умеренно влиять на географию потребления и еще меньше на механизм формирования цен на нефть.

Изменение моделей потребления нефти повлияет на ценообразование и механизмы торговли. Не исключено, что мы станем свидетелями новых вызовов существующему на сегодня доминированию семи крупнейших трейдеров и «отвязке» цен на нефть от сортов Brent и WTI в качестве эталонов, поскольку объемы их добычи будут падать по сравнению с объемами добычи нефти, цены на которые привязаны к ценам на Brent и WTI.

В общем и целом в мировом нефтяном секторе, похоже, наступает самый глубокий переходный период с тех пор, как в конце 1960-х сформировался его сегодняшний облик. Пока неясно, что он будет представлять собой к 2040 году, но совершенно очевидно, что предрекать ему гибель еще рано.

Россия. США. Весь мир > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 19 марта 2018 > № 2544678 Андрей Ляхов


Россия. Евросоюз. США. СЗФО > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 19 марта 2018 > № 2536540 Андерс Аслунд

Политическая цель «Северного потока — 2»

Газопровод имеет яркую политическую цель. Мы на стороне российского агрессора или на защите украинских жертв?

Андерс Ослунд (Anders Åslund), The Hill, США

Какие бы эмоции ни вызвала отставка госсекретаря Рекса Тиллерсона, он соображал в энергетике, настойчиво сопротивляясь попыткам России построить новый газопровод «Северный поток — 2», который по плану должен проходить из Санкт-Петербурга через Балтийское море в Германию.

Тиллерсон говорил, что это позволит Кремлю использовать энергетику как «политический инструмент». В свою очередь колумнист Джеймс Дурсо настаивает на том, что США не должны противоречить воле Германии строить этот газопровод. Позволю себе не согласиться.

Единственная причина для построения «Северного потока — 2» — большая пропускная способность нового газопровода и желание российского правительства оплачивать это. Но почему же Россия так стремится платить? Аргументы против этого газопровода более многочисленные и веские.

«Северный поток — 2» мог бы транспортировать 80% текущего российского экспорта газа в Европу через единую систему трубопроводов. Это противоречит политике ЕС по энергетической безопасности и диверсификации поставок.

ЕС насчитывает 28 стран-членов. Среди них только три со всей очевидностью будут иметь преимущества от «Северного потока — 2»: Германия, Нидерланды и Австрия. Большие энергетические компании этих стран организовали консорциум с Газпромом и сумели убедить правительства поддержать это.

Компании «Винтершелл» (Wintershall)и «Юнипер» (Uniper) имеют значительное влияние в Германии — так же, как Оу-эм-ви (OMV) в Австрии и «Роял дойч шелл» (Royal Dutch Shell) в Нидерландах.

Газпром обеспечит им монополию на своих внутренних рынках, а заодно и замедлит развитие новых компаний. Большинство европейских правительств понимают это. 20 из 28 стран ЕС противостоят «Северному потоку — 2», еще несколько сомневаются, хотя только государства Восточной Европы выражают свою позицию четко и громко.

Как правильно отметил Тиллерсон, ключевая цель российского «Северного потока — 2» является политической. Этот проект — часть экономической войны Кремля против Украины. Благодаря жестким санкциям, Россия урезала свою торговлю с Украиной на 80%, если сравнивать с данными за 2012 год.

Теперь она хочет лишить Украину доходов от транзита, который составляет 2 — 3% украинского ВВП. Так мы на стороне российского агрессора или на защите украинских жертв?

Газпром нахваливает свою надежность. Западные партнеры подтверждают это — чего не скажешь ни об одном из восточных. Кроме того, всем известно о пресловутой привычке Газпрома сокращать поставки газа, как правило, посреди зимы.

Эксперты шведского Агентства оборонных исследований установили, что в течение периода 1991-2006 годов Россия использовала «политику принудительной энергетики» 55 раз. Газпром был главным виновником в 16 из них.

Два наиболее известных случая связаны с сокращением поставки газа на Украину в течение четырех дней в январе 2006 года и в течение двух недель в январе 2009 года, от чего пострадали 16 европейских стран.

Газпром так же ненадежен в установлении цен. Опять же, красноречивый пример из Украины. В первой четверти 2014 года, когда Кремль надеялся помочь президенту Виктору Януковичу остаться у власти, он урезал цену на газ до 268,50 доллара за тысячу кубических метров.

И 22 февраля того же года Янукович сбежал из Украины. Поэтому 1 апреля Газпром поднял цену до 385 долларов за кубический метр. Через два дня он увеличил свою цену еще на 485 долларов, утверждая, что поскольку Россия присоединила Крым, ей больше не нужно давать скидку на аренду морской базы в Севастополе, согласованную с Януковичем в апреле 2010 года. Это война, а не торговля.

Кремль контролирует Газпром, и в такой политизированной манере он ведет себя со всеми бывшими коммунистическими странами. В августе 2012 года Европейская комиссия начала расследование антиконкурентного поведения Газпрома.

Для этого она имела три основания: Газпром запретил свободную торговлю газом, цены на монополизированных рынках были слишком высокими, а Газпром использовал такую монополию для доминирования на рынке. Болгария, Эстония, Финляндия, Латвия, Литва и Словакия имели только одного поставщика — Газпром.

К счастью, теперь не Газпром, а потребительский рынок производства сжиженного природного газа устанавливает цену в Восточной Европе, что и привело к ее существенному снижению.

28 февраля Газпром проиграл Нафтогазу в серьезном арбитражном деле в Стокгольме. Характерно, что Газпром повел себя очень вероломно, на 2 дня без предупреждения перекрыв поставку газа, о которой только что договорился. На Украине это привело к недостатку газа и другим существенным затратам. Немного найдется таких ярко ненадежных и политизированных поставщиков, как Газпром.

США немало сделали для положительного развития этой истории. Госсекретарь Тиллерсон, который отходит от своих обязанностей, абсолютно прав, что «Северный поток — 2» является нежелательным и противоречит политике США в Европе. И вопрос не в том, должны ли США выступать против, а в том, удастся ли им доказать свою правоту.

Россия. Евросоюз. США. СЗФО > Нефть, газ, уголь > inosmi.ru, 19 марта 2018 > № 2536540 Андерс Аслунд


Украина. США > Армия, полиция > interfax.com.ua, 19 марта 2018 > № 2534396 Павел Букин

Букин: Корпоратизацию "Укроборонпрома" нужно готовить, приватизация в условиях военных действий в стране - это множество рисков

Эксклюзивное интервью гендиректора госконцерна "Укроборонпром" Павла Букина агентству "Интерфакс-Украина"

ИФ-У: В 2015 году "Укроборонпром" задекларировал проведение масштабной поэтапной программы реформ с учетом зафиксированных в документах cтратегического оборонного планирования целей по переходу ВСУ до 2020 года на стандарты НАТО, а также озвучил планы о присоединении к действующей для стран-членов альянса системе закупок вооружений. Есть ли на сегодняшний день объективные оценки степени выполнения заявленной реформы "Укроборонпрома", являющейся одним из ключевых звеньев оборонной реформы Украины, реализуемой при поддержке западных союзников? По некоторым оценкам, мероприятия оборонной реформы в целом выполнены Украиной сегодня где-то на 30%.

ПБ: Недавно я приехал из Брюсселя, где проходило заседание рабочей группы в рамках комиссии Украина - НАТО по реформе оборонного комплекса Украины. Были представители всех делегаций при штаб-квартире НАТО. Украинскую делегацию возглавлял глава Межведомственной комиссии по ОПК, замглавы МЭРТ Бровченко, были представители частных производителей из "Лиги оборонных предприятий Украины", и в частности НПО "Практика". Со стороны альянса был озвучен доклад по состоянию оборонной промышленности Украины – их видение. Я не назвал бы его глубоким, этот доклад, это я сообщил и коллегам. Кстати, в докладе были ошибки: например, что "Укроборонпром" подчинен Минобороны, и я обратил на это их внимание. Я не говорю, что это критично.

ИФ-У: Доклад озвучивало американское представительство НАТО? Уточняю, памятуя заявление недавно вошедшего в состав Набсовета "Укроборонпрома", зарубежного советника госконцерна, экс-главы Агентства передовых оборонных исследовательских проектов США (DARPA) г-на Тетера по поводу планов американской стороны оказать многоплановую поддержку реформе.

ПБ: Что касается американского представительства в НАТО, то они высказали большую поддержку тому, что делается в Украине…Одной из проблем в докладе было названо отсутствие транспарентности в ценообразовании в закупках Минобороны. Я обратил их внимание, что Украина является экспортоориентированной стороной в производстве ВВТ: это известная цифра - 85% . И это уникальная ситуация, нетипичная для стран ЕС: внутренний оборонный рынок НАТО достаточно насыщенный и объем внутренних поставок гораздо больше, чем экспортных. У них экспорт – это инструмент внешней политики: решение о поставках в ту или иную страну принимается, прежде всего, из соображений политической поддержки, и уже потом это экономика. Это все связано с транспарентностью и на внутреннем рынке. Я объяснил, что у нас закупки Минобороны осуществляются по цене себестоимости. Если это вывешивать во всеобщий доступ, то экспорт будет, мягко говоря, значительно усложнен: сложно договариваться по цене, когда известна себестоимость изделия. Для многих западных коллег это было сюрпризом, они это фиксировали. Опять же, это все упирается в возможности украинского оборонного бюджета: у нас численность Вооруженных сил – 250 тыс. чел, тогда как в Германии - самый яркий пример – 170 тыс. чел., при том, что население больше в два раза, про бюджет я вообще молчу. Также я пытался объяснить, что у нас уникальная ситуация: мы получили в наследство от Советского Союза большой оборонный блок, который был рассчитан на поддержку всей советской армии. И нам нужно пройти этот период трансформации, в том числе, с поддержкой западных партнеров, партнеров из НАТО.

Я старался донести до экспертов НАТО, то с чем мы сталкиваемся при проведении реформы оборонки на сегодняшний день. Яркий пример, который я привел: ремонтный завод, который осуществляет ремонт техники для Минобороны. На сегодняшний день МО полностью проверяет и контролирует себестоимость товаров и услуг, в том числе комплектующих, устанавливает нормы прибыльности и нормы рентабельности. А размеры зарплат всех сотрудников этого предприятия регулируются отраслевыми нормами МЭРТ. Я задал вопрос коллегам: что тогда концерн контролирует, и за что мы несем социальную ответственность? За какие долги по зарплате, если мы говорим, что мы строим экономическую модель? Эту модель ценообразования, которая существует в рамках ГОЗ, ее сложно назвать экономической или рыночной. Мало того, эта система совершенно не стимулирует руководство оборонного предприятия к уменьшению себестоимости изделия: потом в натуральном показателе, оно получает меньше денег на развитие предприятия. Я не говорю о той коррупционной составляющей, о которой все рассказывают. И я пытался донести: что действующая система изначально создает препятствия для функционирования оборонной отрасли. Наверное, эти нормы, которые есть в ценообразовании в системе ГОЗ, наверное, они заимствованы из Советского Союза.

ИФ-У: Озвучивали ли западные партнеры какие-то оценки относительно темпов продвижения реформы ОПК? Поскольку прозвучавшая оценка в части 30%-ного выполнения реформы, касается всей украинской оборонной реформы в целом. На какие еще минусы реформы, помимо упомянутых Вами, обращали внимание западные партнеры?

ПБ: Думаю, что 30% - это адекватная оценка, и я считаю, что это хорошая оценка. Те минусы, которые были озвучены, это, конечно же, медленный переход на стандарты НАТО. Наши партнеры понимают, что этот вопрос упирается в возможности бюджета. Мы приводили примеры по каждому типу вооружения, вплоть до авиационных платформ, можно понять, сколько это нужно денег. Но двигаться в этом направлении надо, и в первую очередь, переходить на НАТОвские стандарты, там, где у нас есть критические проблемы в импортозамещении. Это наиболее комфортный способ для ВС принять НАТОвский стандарт. Например, дальнобойная артиллерия - есть конкретная проблема с боеприпасами больших калибров. Можно перейти на НАТОвский стандарт, но получить гарантированное обеспечение поставок: и комплектующих и расходных материалов, боеприпасов - т.е. это вопрос комплексный…Также во время заседания задавали вопрос: а как у Вас с ЕС идет сотрудничество в целом? Я рассказал, что с каждой страной ЕС мы работаем, но в рамках ЕС действует т.н. "Кодекс благочестивости" (EU Code of Conduct of Arms Exports-ИФ), который призывает страны аккуратно относиться к развитию сотрудничества в оборонной сфере с теми странами, которые участвуют в вооруженных конфликтах. Поэтому у нас там диалог идет очень медленно. Я привел пример ряда стран, где диалог этот недостаточно быстро развивается по понятным причинам. И понимание этого вопроса у западных коллег есть.

ИФ-У: Думаю, что с учетом сегодняшних имеющихся и в ЕС, и в трансатлантических структурах внутренних противоречий, этот диалог не может развиваться динамично. И мы всегда об этом помним, когда его ведем ....

ПБ: Да, и я не понимаю, в какой стадии сегодня находится подготовка саммита стран-членов НАТО. И эта атмосфера ощущается, когда приходишь в штаб-квартиру альянса. Опять же, ситуация, которая сложилась у альянса на сегодняшний день с Турцией, особенно после сделки по закупке ЗРК С-400 у РФ: НАТОвские коллеги об этом часто вспоминают. Поэтому, если говорить о нашем прогрессе в нашем движении к стандартам НАТО, то я буду пытаться находить те точки, где это можно сделать наиболее быстро, где МО будет наиболее комфортно принять решение. Потому что старые складские запасы, старое стрелковое вооружение, старые платформы - они давят на скорость принятия решения… И опять же, первый вопрос, когда у нас принимаются все нормы: "А приводит ли это к дополнительным затратам бюджета"? И норма проходит, если этих дополнительных затрат нет, а здесь, у нас по каждому пункту дополнительные затраты. И поэтому этот процесс не может идти быстро, и с этим прогресс наш связан.

ИФ-У: А насколько реальны сроки перехода на стандарты альянса в перевооружении ВСУ, зафиксированные в документах стратегического оборонного планирования, к которым мы привязываем в том числе, согласно ранее озвученным оценкам, и сроки проведения международного аудита госконцерна?

ПБ: На сегодня в вопросе проведения международного аудита есть прогресс, и если говорить простыми словами, идет предквалификация участников этого тендера. Я еще не глубоко разобрался с предлагаемой этапностью аудита, но из того, что я понимаю: если мы говорим о юридическом аудите, то в юридическом аудите мы достаточно сильны. И я не хочу, чтобы в результате этого аудита мы получили ту информацию, которую мы и сами знаем, и вышли "сами на себя". У нас уже есть пример аудита, в котором нам рассказали, что нас ограниченный ГОЗ. Для того, чтобы международный аудит был эффективным, аудиторам нужно дать четкое изложение нашей нормативно-правовой базы и нашего видения того, где у нас на сегодняшний день есть проблемы. Чтобы они уже двигались от того, что уже нам понятно… Самая сложная проблема - это то, что я не знаю: будет ли частью аудита технологический аудит. Т.е. если мы говорим, что есть критическая технология, которая нужна ВС, но она устаревшая, например. Как мы получим новые технические решения и рекомендации, как нам организовать производство того, или иного ВВТ, или компонента в сегодняшних условиях, уже в сегодняшних технологиях? Вот это наиболее сложный вопрос. И я для себя не могу ответить, насколько мне тогда нужны первый и второй этапы (юридический и финансово-экономический- ИФ). Они, наверное, нужны, чтобы провести реорганизацию, но когда мы дойдем до третьего этапа, что мы будем дальше делать? Т.е. здесь, наверное, нет другого ответа, кроме мобилизации внутренних ресурсов, и привлечения имеющихся специалистов. Это что касается аудита.

Но здесь есть другой вопрос: у нас есть Государственная аудиторская служба (ГАСУ), есть Счетная палата, которые нам должны эти услуги оказывать бесплатно, как говорится: нужно - подавайте обращение. Юридически для себя я должен ответить на вопрос: как я буду объявлять тендер на закупку консалтинговых и аудиторских услуг, когда у меня есть альтернатива получить те же услуги бесплатно? И есть ли какие-то критерии, что ГАСУ хуже, чем компании "Большой пятерки"? Таким образом, у нас есть ситуация, когда ГАСУ ничем законодательно не хуже «Большой пятерки», и при этом услуги ГАСУ бесплатны, и это приводит к тому, что многие компании госсектора осуществляют закупку услуг внешнего аудита под другими формулировками, которые, по сути, описывают аудит. Это нельзя назвать системным решением проблемы.

ИФ-У: Насколько я понимаю, аудит - это одна из ключевых составляющих программы реформы, одобренной нашими политическими союзниками. Поэтому Вы, вероятно, будете опираться здесь, прежде всего, на политический аргумент.

ПБ: Да, на политический аргумент… Например, мероприятия по аудиту НАК "Нафтогаз" тоже проводились. По сути, торги проводятся на услуги, которые по сути являются аудитом, а называются по-другому. Да, политический аргумент я прекрасно понимаю, но самым простым решением будет, если мы получим отдельно на проведение этих аудитов целевое финансирование от наших партнеров в качестве помощи. Либо это будет решение о еще каком-то формате финансирования.

ИФ-У: Это деликатный вопрос, о котором недавно говорил г-н Тетер. В этой связи, какова Ваша позиция по дискутируемым в корпоративной среде и названным в числе приоритетов обновленного Набсовета "Укроборонпрома" планам создания в структуре госконцерна аналога DARPA? Разделяете ли Вы мнение о наличии политических и иных рисков этого проекта?

ПБ: Да, я понимаю, что рассматривают с этой точкой зрения: и получение инсайда, и в контексте конкурентной борьбы, и в контексте борьбы за нераспространение критических технологий. Мы обсуждали этот вопрос со Згуровским (глава НС госконцерна, ректор КПИ –ИФ), у него есть предложение и я его полностью поддерживаю, что аналог DARPA - GARDA появится в КПИ, и что это будет сделано на базе КПИ. Если говорить упрощенно, это будет подразделение, которое будет собирать информацию о новых технологиях и заниматься их внедрением в оборонку. Мне кажется, это будет органично, и еще раз подчеркнет роль Набсовета. У КПИ на сегодняшний день есть наибольшее количество компетенций в этих вопросах, есть современные подходы. Поэтому я это полностью поддерживаю, и мы будем это внедрять: GARDA родится при помощи КПИ. Я уже не говорю - в КПИ.

ИФ-У: А какова будет роль американской стороны в этом процессе?

ПБ : На сегодняшний день г-н Тетер, как член НС выполняет управленческие функции в рамках компетенций предусмотренных уставом госконцерна. В ближайшее время заработает офис поддержки и начнется работа Набсовета. Моя задача обеспечить постоянную связь между членами НС, жизнью госконцерна и жизнью оборонных предприятий. Г-ну Тетеру на постоянной основе будут созданы механизмы, при помощи которых он сможет осуществлять свою роль как член Набсовета. Что касается экспертной роли г-на Тетера: мы плотно общались с ним в его недавний приезд. Он в течение продолжительного времени возглавлял DARPA и обладает глубокими знаниями в области организации оборонной промышленности, и знает, как свои пять пальцев подходы, которые по данному вопросу есть в США. Мы долго обсуждали имеющиеся модели, включая ту, когда создается частная компания, но технология, которая содержится в ее деятельности, настолько критична, что она управляется государством. Он эту систему знает досконально, и его помощь как эксперта действительно ценна. Часто гениальные вещи лежат на поверхности, и намного быстрее спросить у человека, который знает как это лучше сделать. Поэтому я рассчитываю на его помощь.

ИФ-У: Есть ли какое-то видение, когда эта структура - GARDA может быть создана?

ПБ- Я думаю, и даже не думаю, а наверное беру на себя обязательства, что она в этом году появится уже. В институциональной форме надо немного подождать, потому что мне еще нужно провести определенные изменения в органе управления госконцерна, структурировать его деятельность, и перейти к инновационной составляющей.

ИФ-У: Украина не первая, и не единственная страна, которая проводит реформу оборонной промышленности. Какова стратегия Украины по вопросу степени присутствия зарубежных компаний на украинском оборонном рынке с учетом новых долгосрочных вызовов гибридной войны и потенциала механизма ВТС? Очевидно, что ответ на этот вопрос должен формироваться не хаотично? Есть ли видение того, кто из уполномоченных органов власти будет регулировать этот рынок, или он будет регулироваться другими рычагами? Какова роль правительства в этом процессе?

ПБ. - Видение кусками в стране в целом есть:) Тот механизм, самый важный, который, на мой взгляд, должен регулировать развитие ВТС в новых условиях, это механизм офсета. Чем этот механизм для нас ценен? Он нам позволяет приобрести компетенции, получить оборудование и технологии, вне зависимости от рыночной составляющей: насколько у этой продукции есть перспектива реализации на внутреннем рынке. На сегодняшний день этот механизм у нас не отработан. У нас есть положение, которое обязывает органы исполнительной власти применять офсет при закупках ВВТ по импорту на сумму свыше EUR 5 млн. Создана офсетная комиссия в МЭРТ, но глубже этот вопрос до сегодняшнего дня не проработан. Должны быть конкретные механизмы, конкретные критерии. Я думаю, что в ближайшее время мы этот механизм запустим. Что касается присутствия иностранных компаний на рынке, то, конечно же, первый критерий, который мы ставим инопартнерам, это локализация производств на территории Украины. Это сложный вопрос, который, опять же, связан с объемом нашего внутреннего рынка, с объемом госбюджета, со стабильностью закупок и внедрением этих систем, которые будут производиться, ВС. Но этот вопрос надо ставить. Какой он ни сложный, но мы его будем обсуждать. Т. е. если кто-то заходит на этот рынок, мы хотим, чтобы какая-то часть производства - если не вся, то какая-то часть, была локализована здесь. И наши люди были обучены, работали и внедряли дальше все это в жизнь.

ИФ-У: Одна из ветвей ВТС – это также экспорт и прямые закупки ВВТ. Есть ли видение, какой может быть доля зарубежных поставщиков в перевооружении, а также рисков конфликта интересов с отечественными производителями, в том числе, с учетом возможностей оборонного бюджета?

ПБ. – Мы опять начинаем с грустного, с возможностей бюджета. Те закупки импорта, которые МО осуществляются, они осуществляются тогда, когда нужно закрывать критическую потребность. И планирование также часто осуществляется в критические сроки, когда уже нужно принимать решение. Соответственно, оно потом влияет на качество закупки. Я понимаю, что это не намеренная вина МО, здесь есть множество и внешних факторов, и разобщенности, о которой все говорят. В принципе, президент уже объявил, что в следующем году у нас уже будет гражданский министр обороны, и у нас поменяется вся эта система. Это позитивно, и, кстати, это обсуждалось и поддерживается партнерами из НАТО. Что касается доли импорта, то вряд ли она будет установлена жестко. Но я чувствую, что это будет не меньше 30%. По многим сегментам у нас есть очень хорошие изделия, но очень часто нет современной линии производства, и мы еще плохо знаем иностранный рынок комплектаторов. Очень многие выводы в отраслевых КБ делаются не системно, на основании того, кто что увидел или узнал. Нет подключения к рыночным электронным инструментам, где можно быстро получить информацию, особенно в электронике, где все очень быстро меняется, где постоянно меняется элементная база. Тогда как нужно очень быстро получить информацию, что появилось нового на рынке. На выставках все больше реклама, а лучшее, самое современное, не особо афишируется. Опять же, у стран НАТО есть в первую очередь, ориентация на внутренний рынок. Также как и на сегодняшний день и у РФ - на внутренний оборонный заказ. Объемы там другие совершенно. Поэтому нам нужна интеграция. Если мы говорим, что это осознанный выбор Украины в пользу коллективной безопасности и в пользу НАТО, мы должны быть интегрированы в их системы знаний. Это займет какое-то время… И опять же: та сторона хочет видеть рыночную составляющую, я имею в виду не политические органы, а крупных производителей. Мы хотим видеть составляющую национальной безопасности, в первую очередь. Это все будем совмещать.

ИФ-У: Привлечение частных инвестиций в украинский ОПК, в том числе, зарубежных, - давняя тема, получившая новое осмысление в изменившейся геополитической ситуации, о чем недавно говорил и глава государства. Сформировано ли на сегодняшний день в Украине отвечающее интересам обеспечения этой задачи правовое поле? Какова судьба проекта закона "О гарантировании прав инвесторов и привлечении частных инвестиций на условиях применения механизма государственно-частного партнерства в ОПК", а также анонсированного прежним руководством госконцерна законопроекта "О приватизации предприятий ОПК"?

ПБ : Законодательное поле на сегодняшний день не сформировано. Концерном сделаны первые шаги по созданию правовой базы по привлечению инвестиций в авиационную отрасль. Есть уже первые проекты – с той же саудовской TAQNIA по созданию легкого многоцелевого Ан-132, где уже есть летающий самолет-демонстратор. Мы хотим дать такие же инструменты другим кластерам в составе концерна и в ближайшее время выйдем с пакетом инициатив. Потихонечку уже начинаем это обсуждать по основным моментам, чтобы мы открыли этот путь. С другой стороны я понимаю, что для инвестирования важны и экономические условия: чтобы те предприятия, в которые мы привлекаем инвестиции, чтобы они были здоровые, и были привлекательны для инвестора с точки зрения прогнозируемости получения прибыли, прогнозируемости реализации продукции, окупаемости и доходности инвестиций. С другой стороны, мы понимаем, что должны провести комплекс мероприятий по оздоровлению этих предприятий, по созданию у них прозрачной, четкой кооперационной цепочки. Которая не зависит от директора, или от заместителя директора, или от главного инженера. Чтобы решения в этой кооперационной цепочке принимались исключительно по фактору «цена-качество-время поставки». Это связано, опять же, и с производственной культурой, которая сразу видна, уже по внешним признакам. Как говорят: захочешь узнать, что на предприятии, зайди в столовую.

ИФ-У: Но помимо всех перечисленных Вами базовых экономических условий, должны быть еще и базовые правовые гарантии защиты инвестиций, о чем говорят наши потенциальные зарубежные инвесторы. Чем, на Ваш взгляд, можно пояснить, что названые законопроекты зависли? С их качеством или с нашей вечно конфликтной политической ситуацией?

ПБ: 95% того, что у нас происходит, связано с нашими тремя вечными проблемами: это дураки, дороги, и третья проблема – это РФ. Вот так мы и живем. Пример - одна из очень известных аудиторских организаций из "Большой пятерки" разработала в 2015 году проект закона о государственно-частном партнерстве в ОПК. Мы его сверили – а он является калькой соответствующего Федерального российского закона о государственно-частном партнерстве в оборонной отрасли, только на русском языке, понятно. Т.е., есть разные подходы. Ключевой – добросовестное и системное отношение к делу. Если оно будет, то и преодоление "мистечковости" нашей возможно.

ИФ-У: Следует ли понимать, что выход ОПК на практическую реструктуризацию и уже проговариваемую вслух на высшем уровне приватизацию оборонной отрасли - это вопрос, вероятно, среднесрочной перспективы? В прошлом году МЭРТ уже анонсировал корпоратизацию части предприятий госконцерна, по двум предприятиям авиакластера – ГП "Антонов" и ремзаводу ГП "410 ГА" есть решение Кабмина и уже начата их подготовка к корпоратизации.

ПБ : Да, ключевое слово "подготовка". Чтоб не получилось так, что выходя на рынок, ты это продашь, а потом будешь плакать: или продашь по такой цене, или появится такое предложение, которое изначально обесценит все твои потуги по привлечению инвестиций в это предприятие…Корпоратизацию нужно готовить : нужно создавать и подключать к этим предприятиям возможность использования рыночных инструментов.. По многим предприятиям, включая бренды отрасли, стоит вопрос по модернизации производства, которая усложняется в связи с падением объемов продаж. Если мы говорим, что мы хотим привлечь инвестора, нужно провести аудит…К тому же, приватизация в условиях военных действий в стране – это множество рисков, которые неизбежно повлекут снижение мультипликаторов.

ИФ-У: Какова потребность в инвестициях на модернизацию и подготовку отрасли к корпоратизации и приватизации?

ПБ: На сегодняшний день потребность в инвестициях "можно пощупать" в тех деньгах, которые нужны на подготовку производства. В этом году это примерно 3 млрд грн, которые должны быть выделены из бюджета по линии МЭРТ. Мы уже сверили эти цифры с Минобороны, как с ключевым госзаказчиком, и она уже уменьшилась. Сегодня мы ведем проверку ТЭО предприятий на предмет ожидаемой эффективности освоения выделяемых на модернизацию средств.

ИФ-У: Если мы уже заговорили о производстве: Ваша оценка выполнения отраслевой программы импортозамещения? На кого мы из привлеченных к программе зарубежных партнеров мы сегодня делаем упор, удовлетворены ли Вы наполнением этого сотрудничества? Кстати, НАТО также ранее уже задекларировала импортозамещение, как один из приоритетов сотрудничества с Украиной в ОПК в новой геополитической ситуации.

ПБ.: На сегодняшний день концерном проведена работа на предмет анализа импортозамещения : что нам нужно замещать и где. Это работа еще продолжается, но у нас есть уже не полные, но достаточно объемные каталоги. Моя задача обеспечить, чтобы механизм импортозамещения заработал автоматически. Сегодня могу сказать, что многие предприятия увлекаются возможностью получения каких-либо комплектующих по импорту, и при этом не уделяют внимание тому, а чем же их можно заместить: т.е., живут одним днем. Я хочу внедрить систему, когда предприятие, либо должно обосновать целесообразность закупки импортных комплектующих и невозможность замещения, либо предоставить конкретный план проведения импортозамещения. Эта задача будет возложена на замов по производству. Начнем с металлов и сплавов, а также бронетанкостроения...Опять же, импортозамещение связано с объемами реализации: иногда есть понимание возможности организации производства критически важного компонента, но объемы производства не позволяют говорить о его рентабельности, что создает сложности в поиске инвестора. Но эти проблемы надо показывать, а у многих директоров нет комплексного подхода к решению этих вопросов. Надеюсь, мы его в ближайшее время внедрим.

ИФ-У: Какова Ваша позиция относительно дискутируемого в корпоративной среде вопроса о целесообразности создания единого органа центральной власти по обеспечению государственной оборонно-промышленной и военно-технической политики, управлению ОПК и регулированию оборонного рынка в новых условиях?

ПБ: Мое впечатление, что лучшего механизма, чем межведомственная комиссия по ОПК и ВТС при СНБО за всю историю Украины, которую я имел возможность наблюдать в части ВТС, не было. Все решения протоколируются, принимаются голосованием, учитывается позиция всех уполномоченных ведомств и органов, есть план работы комиссии. На сегодняшний день - это та площадка, где находится оптимальная точка пересечения интересов всех заинтересованных сторон. Если решение принять нельзя, оно просто откладывается для сбора и изучения информации. В отдельных аспектах ОПК и ВТС свою регулирующую роль оказывают также МЭРТ, ГСЭКУ. В мире нет единого шаблона, есть разные модели управления этой сферой с разной функцией государства. Наша модель индивидуальная, она выстроится в ближайшее время. Мы идем на либерализацию системы ВТС в ближайшее время с предоставлением права самостоятельного импорта в целях собственного производства и самостоятельного экспорта производителям на продукцию собственного производства. Выстраиваются правила для частных импортеров: для тех компаний, которые имеют дилерские отношения с одним из зарубежных производителей ВВТ.

Вопрос о гибридном статусе концерна сложный, и уже мне задавался. Я понимаю, что есть определенная конфликтность в том, что концерн - это гибрид органа управления и хозяйствующего субъекта. Есть определенный повод для дискуссии - поговорить, кому он должен быть подчинен: Кабинету министров или президенту.

В сегодняшних условиях мне очень важно, что меня назначал президент, и у меня есть возможность донесения позиции концерна до главы государства, как до Верховного главнокомандующего. Это возможность преодолеть бюрократические препоны, украшенные словами "целесообразность", "нужно", "решено". Сложно будет, если концерн будет вариться в этом водовороте, ведь оборонная отрасль - один из приоритетов сегодня, в условиях состояния войны, - если нас просто вкинуть в этот бюрократический водоворот вместе со всеми предприятиями. Конечно, я хочу, чтобы оборонпром был выделен административно. Мы подотчетны и находимся в оперативном подчинении Кабинета министров, но руководителя концерна назначает президент, и у концерна есть возможность донести свою позицию до администрации президента и до главы государства. Для меня это важно : это скорость принятия решения, и дополнительная возможность обеспечить принятие необходимых решений. Конечно, пройдет время, - это связано и с корпоратизацией, и с возможным изменением обстановки с урегулированием вопроса о возврате Крыма и Донбасса, когда изменится обстановка, и концерн трансформируется и станет обычным хозяйствующим субъектом. Когда-то это произойдет, но до этого времени предстоит очень многое сделать.

Опять же, любую площадку можно извратить до неузнаваемости. Ключевое тут – это добросовестное отношение и план действий.

ИФ-У: А как Вы оцениваете степень риска конфликта интересов между госконцерном и МЭРТ, учитывая, что согласно принятому парламентом в 2011 году закону, вы совместно обеспечиваете управление объектами госсобственности в ОПК?

ПБ: Да, у нас есть условный т.н. институциональный конфликт. Он обусловлен тем, что мы являемся органом управления, но не являемся распорядителем бюджетных средств. Как говорится в армии: "Подальше от начальства, поближе к кухне". И всегда эта опция остается : быть ближе или "к начальству, или к кухне". Я не вижу, что я могу эту ситуацию изменить на сегодняшний день. Наверное, она так и будет зафиксирована. С другой стороны, у меня нет проблем на сегодняшний день в коммуникациях с МЭРТ и первым вице-премьером. После моего назначения мы встретились. У меня есть возможность донести до него суть важных проблемных вопросов. Я не тяну на себя никакие полномочия, а если концерн что-то делает, то я объясняю, зачем мы это делаем.

ИФ-У: Позицию "Укроборонпрома" о целесообразности либерализации системы ВТС Украины и экспорта вооружений в новой геополитической ситуации мы уже обсуждали. А как Вы относитесь к идее передачи военным и силовым госзаказчикам права на самостоятельное осуществление закупок оборонного импорта?

ПБ: Наша позиция : мы это поддерживаем. Мало того, там, где нас попросят, мы окажем помощь МО и другим силовикам в организации и трансфере компетенций. В военные годы мы прошли большую школу и хорошо изучили потребности армии, характеристики необходимого ВВТ, а также заказчиков. Т.е. система отбора соответствующая у нас построена, и под нее сформирован квалифицированный кадровый состав. На первом этапе, однозначно, у всех силовиков, и в первую очередь, МО будут проблемы, с учетом широкого спектра импорта. Меньше проблем будет у СБУ и МВД, Погранслужбы.

Для получения этих компетенций они должны обратиться в уполномоченные органы, но на сегодняшний день, ни в МЭРТ, ни в ГСЭКУ, ни в Кабмин они с официальной позицией по этому поводу не обращались. Есть их позиция, направленная в "Укрспецэкспорт", что МО против работать по импорту по договорам комиссии. А договор комиссии подразумевает, что мы действуем по их поручению, и они полностью видят все ценообразование. Мы оказываем услугу, и за это получаем фиксированную комиссию. Они от этого письменно отказались. Почему? Потому что, наверное, удобно, когда ты установил 1% или 5% рентабельности, а дальше можешь мучить поставщика. В импорте это не настолько критично. Мы и так работали за оборотные средства: все недостатки и скорость госфинансирования компенсировалась за оборотные средства. На самом деле, им так удобно работать : имеешь перед глазами поставщика, мучаешь его, выдвигаешь ему требования, а он их должен адаптировать к иностранному поставщику. Когда ты переходишь на прямые отношения, эти все вещи ты должен будешь утрясать сам. И там очень много вопросов, потому что техника часто сложная. А для того, чтобы вести нормальный диалог и быть вменяемым покупателем, надо иметь инструмент и надо иметь людей. Они их должны будут набрать. А дальше мы упремся: в размер заработной платы, в численность МО, в наличие дублирующих структур в Генштабе и МО. Это предоставление самостоятельных прав импортера заставит МО адекватно реформировать и систему, и структуры. Они собираются это делать. Мы это полностью поддерживаем и будем помогать.

ИФ-У: К вопросу реформ в Минобороны. Сегодня частные и госпредприятия ОПК готовят очередное обращение в Кабмин с просьбой о приведении системы ценообразования на оборонную продукцию к условиям военного времени и отмене веденных МО в 2016 году, ставящих крест на новых оборонных разработках и провоцирующих отток кадров из отрасли, ограничений рентабельности на оборонную продукцию: 1%-по комплектующим, и 20%- по остальным затратам.

ПБ: Ключевое слово здесь: «к условиям военного времени». Привязка нормы рентабельности к себестоимости продукции и контроль госзаказчика - эта модель подвигает руководителя оборонного предприятия к увеличению себестоимости изделия, а частных производителей – подталкивает к вхождению в сговор с поставщиками импорта в составе ЗИМ, для увеличения этой цены и перемещения прибыли за пределы Украины. Это то, что плодит эта система. С другой стороны, есть фактор военного времени. С учетом этого фактора мы просим правительство не уменьшать норму рентабельности по затратам производства с 30% до 20%. Как известно, Минобороны руководствуется ограниченными возможностями своего бюджета, половина которого - это зарплаты, питание, одежда и т.д. А им еще надо решать вопрос пополнения запасов ВВТ, заниматься модернизацией и постановкой на вооружение новых ВВТ. Конечно же, им не хватает денег, и они ищут какие-то доступные механизмы. Но здесь нужно находить какую-то доступную "середину", и с учетом военного времени. Я не прошу сразу отменить сложившуюся систему по ГОЗ, где обновление большого массива нормативной базы требует немалого времени. Поэтому мы просим : давайте оставим хотя бы 30% рентабельности для производства. ГОЗ должен выполнять роль локомотива развития оборонной промышленности.

В Брюсселе мы предварительно договорились, что НАТО в мае проведет семинар по вопросам опыта действующей в альянсе системы закупок ВВТ для своих ВС, а также их опыта формирования цены на оборонную продукцию и контроля за этим процессом…У нас чужая мудрость всегда более авторитетна.

ИФ-У: Вопрос, как к одному из руководителей системы ВТС. Отражает ли сегодняшняя стратегия ВТС Украины на мировых рынках вооружений условия военного времени, а также новые тенденции и приоритеты оборонных стратегий ведущих мировых игроков? От каких факторов будет зависеть потенциальная востребованность известных конкурентным уровнем развития украинских оборонных технологий, в том числе в авиакосмическом и кибер сегментах?

ПБ: Как известно, в условиях военного времени МО получило право вето на все экспортные поставки, если они необходимы для потребности ВСУ или у поставщика есть невыполненные обязательства по ГОЗ. Бывает так, что какая-то поставка не согласовывается: "Это нам нужно", но когда встает вопрос: "Если нужно, то купите", изделие не покупается. Потом выдается аргумент: "Оно нам будет нужно, когда наступит время "Ч", а время "Ч" не наступает. Это, как правило, расходы и потери для предприятий.

Что касается стратегии : я вижу значительное расширение продаж ВВТ Украины на мировом рынке, если у нас появится механизм вхождения в СП и организации международных кооперационных проектов. На сегодня эти возможности у нас ограничены. При условии получения этого механизма, синергетический эффект уже налаженного и перспективного сотрудничества возрастет. Сегодня мы хотим получить возможность организации СП на ряде региональных рынков, самый яркий пример - рынок Таиланда, где обсуждается возможность локализации производства украинских БТР-3 и БТР-4. Сегодня мы ждем выделения финансирования. Когда будет создаваться СП, встанет вопрос о том, как предприятие госконцерна может стать его участником и получать прибыль. Механизма на сегодня такого нет. Мне его нужно создать и закрепить в нормативной базе.

ИФ-У: По каким направлениям, помимо названного, госконцерн планирует выступить с законодательной инициативой?

ПБ: В первую очередь, это нормативные акты, которые должны позволить нам привлекать иностранные инвестиции в оборонную отрасль. В частности, это проект закона "Об обеспечении благоприятных условий для привлечения иностранных инвестиций в ОПК", нацеленный на снятие ограничений, тормозящих привлечение инвестиций. Второй - проект закона "Об особенностях преобразования государственного унитарного коммерческого предприятия ОПК в акционерное общество". Эти законопроекты уже одобрены на заседании Набсовета госконцерна, и уже в ближайшее время будем их передавать на рассмотрение в правительство для последующей подачи в Раду.

ИФ-У: Может ли отразиться на Ваших планах уже начавшаяся предвыборная кампания?

ПБ: Чем больше выборов, тем хуже производственникам:). Слава Богу, что у нас сегодня не парламентские выборы, когда количество бродящих по предприятиям депутатов увеличивается в геометрической прогрессии с каждым днем. Выборы, конечно, влияют плохо на многие процессы: на выборах всегда есть желание понравиться избирателям. В таких ситуациях очень сложно принимать сложные, непопулярные решения. При этом во время выборов нужно срочно гасить задолженность по заработной плате.

ИФ-У: А в целом, на Ваш взгляд, будет ли политическая конъюнктура влиять на ход реформы оборонной промышленности Украины?

ПБ: Думаю, что политическая ситуация влиять не будет. У нас везде, со всеми, включая парламентский комитет по обороне, налажены нормальные отношения. И по ряду первоочередных вопросов мы уже встретили понимание. В частности, мы планируем передать ФГИУ неэффективные предприятия, утратившие значение для оборонки. Поскольку это единственный орган, который имеет весь инструментарий по оздоровлению или по приватизации. Это до 30 предприятий госконцерна, на которых сегодня нет активного производственного цикла, нет продукции. Интеллектуальную собственность этих предприятий по итогам анализа планируется передать в отраслевые НИИ. Такое же мнение у меня, и я обсуждал его, и по Николаевскому "Судостроительному заводу 61 коммунара", на котором нужно выполнить святую обязанность по погашению задолженности по заработной плате и провести увольнение людей…Насколько я знаю, и у местной власти есть планы по развитию этой территории, если она не будет производственной. Кстати, крейсер "Украина" и задолженность по зарплате - это разноплановые вещи: есть вопрос по содержанию крейсера, который находится на балансе Минобороны. За его содержание, которое осуществляется, надо платить… Минобороны не платит за содержание этого крейсера, и даже нет договоров про ответственное хранение всех запасов "быушных" ВВТ, которые хранятся на предприятиях "Укроборонпрома". Это вечная проблема : с одной стороны мы говорим, что имущество разворовывается, а с другой стороны, никто не несет за это ответственность. Почему? Потому что МО или не имеет средств, или не хочет нести дополнительные затраты на хранение всех тех запасов, которые у них есть. А с вопросом хранения связаны еще и вопросы инвентаризации.

ИФ-У: Какими Вам видятся наиболее перспективные направления ВТС, с учетом потребностей армии, а также недавних решений в том числе, США и Канады по активизации ВТС с Украиной? Недавно спецпредставитель госдепартамента США по Украине Курт Волкер озвучил планы Вашингтона по поставкам вооружения Украине на комплексной основе : в рамках помощи правительства США, а также на условиях прямых закупок с учетом потребности ВСУ.

ПБ: Что касается Канады, то сейчас мы ожидаем, что МО формализует по итогам визита главы ведомства в Канаду номенклатуру ВВТ, которая нам нужна от канадской стороны, и будем заниматься обеспечением поставок.

Если говорить о США, то мы очень ожидаем первых поставок ПТРК Javelin. Во-первых, это эффективное и легкое в применении оружие. Легкость в применении - одно из достоинств американской техники, у нее очень хорошо разработаны протоколы ее использования, и даже очень плохо подготовленный человек в состоянии освоить, как ей пользоваться. Наша техника, как правило, требует хорошо обученного инструктора. С другой стороны – поставка Javelin - это сигнал всем партнерам по НАТО, что в Украину можно поставлять летальное вооружение, и мы с нетерпением ожидаем этих поставок.

США и сами не скрывают, что уже были поставки летального вооружения в Украину, которые напрямую осуществлялись производителями, или уполномоченными контрактерами. В основном это стрелковое вооружение. Также по программе международного военного сотрудничества между ГШ ВСУ и ВС США нам были поставлены системы обнаружения артиллерии по траектории боеприпаса ANTPQ.

США являются здесь основным нашим партнером, и мы надеемся, что это сотрудничество станет показателем и локомотивом и для других стран НАТО и ЕС.

Украина. США > Армия, полиция > interfax.com.ua, 19 марта 2018 > № 2534396 Павел Букин


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 марта 2018 > № 2536518 Дейв Маджумдар

Верховный главнокомандующий НАТО: Россия не сможет победить Альянс в войне

Дейв Маджумдар (Dave Majumdar), The National Interest, США

По мнению высокопоставленного американского военного, Соединенные Штаты и НАТО уступают в военном отношении в Восточной Европе, но только с точки зрения концентрации наземных сил. Однако генерал Кертис Скапаротти (Curtis M. Scaparrotti), командующий Европейским командованием вооруженных сил Соединенных Штатов и Верховный главнокомандующий Объединенными вооруженными силами НАТО в Европе не согласен с последним докладом исследовательской корпорации RAND, в котором говорится о том, что вооруженные силы Альянса будут разгромлены в результате российского наступления.

«Я не согласен с этим, — сказал Скапаротти, выступая 8 марта перед членами сенатского Комитета по делам вооруженных сил. — Если объективно посмотреть на НАТО, то эта организация обладает силой 29 наций. Усилия, которые предпринимаются в рамках НАТО, а также те усилия, которые предпринимаются здесь, в Соединенных Штатах, направлены на увеличение возможностей сдерживания, а в случае необходимости и возможностей обороны».

«На мой взгляд, часть их стратегии, прежде всего, если посмотреть на их доктрину, состоит в том, что они намерены действовать ниже уровня конфликта, пытаясь ослабить своего противника, — отметил Скапаротти. — И если в этом отношении все пойдет хорошо, то они будут способны ослабить позиции своего противника без единого выстрела. И я хотел бы сделать следующее заявление: по моему мнению, они имеют преимущество, даже в области обычных вооружений, и это обусловлено внутренними линиями, близостью расположения и размером вооруженных сил, что и было отмечено председателем, однако в долгосрочной перспективе НАТО обладает значительным преимуществом, которое признается оппонентами и которого они, на самом деле, опасаются».

В действительности, такие российские учения как «Запад» лишь подтверждают точку зрения Скапаротти.

«Что касается учений "Запад", то там было усилено то, что мы считаем их основным направлением с точки зрения доктрины, их подготовки, их модернизации, — отметил Скапаротти. — Они сосредоточили свое внимание на управлении и контроле как на стратегическом, так и на тактическом уровне, и мы видели это в ходе учений. Они сфокусировали свое внимание как на обычных, так и на ядерных вооружениях, как мы и ожидали. Они сфокусировали свое внимание как на наступательных, так и на оборонительных операциях, и они использовали такой подход, который, на мой взгляд, охватывает все общество. Они мобилизовали свой народ и так далее, в некоторых аспектах. И таким образом, с нашей точки зрения, это было усилением доктрины, за разработкой которой мы наблюдали в последние, я бы сказал, 10 лет. То есть, мы сделали подобные выводы в результате наблюдений. И это помогает нам размещать наши силы и готовить наши силы и, так сказать, разрабатывать наши планы, безусловно».

Однако Соединенные Штаты должны продолжить модернизацию своих вооруженных сил — в противном случае американские вооруженные силы в период до 2025 года будут сталкиваться со все большим вызовом со стороны России.

«Я бы сказал — с учетом их модернизации и скорости этого процесса, а также с учетом того, что нам известно, — я бы сказал, что нам нужно поддерживать нашу модернизацию, которой мы уже начали заниматься, для того, чтобы сохранять наше превосходство в тех областях, в которых мы имеем это превосходство сегодня. Если мы этого не сделаем, то, с учетом темпов их модернизации нам, несомненно, будет брошен вызов почти во всех областях в военном отношении, скажем, в 2025 году».

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 18 марта 2018 > № 2536518 Дейв Маджумдар


Россия. Евросоюз. США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 18 марта 2018 > № 2532829 Владимир Путин

Ответы на вопросы журналистов.

После завершения выборов Президента на территории Российской Федерации Владимир Путин ответил на вопросы российских и иностранных журналистов.

В.Путин: Добрый вечер!

Вопрос: Здравствуйте! Скажите, какая у Вас сегодня главная эмоция? Как настроение, какие планы на завтра?

В.Путин: Главная эмоция – благодарность избирателям за тот выбор, который они сделали, за доверие, которое они оказали. За оценку работы последних лет и за надежду, которую они явно продемонстрировали, за их надежду и расчет на то, что мы будем работать, вся моя большая, расширенная команда и я, ваш покорный слуга, так же напряженно, но с большим результатом, чем до сих пор. У нас есть все шансы добиться конкретных, больших результатов.

Вопрос: Пристально следим за выборами в России. В самый разгар предвыборной гонки случилась история со Скрипалем. Как Вы видите развитие отношений России и Европы в дальнейшем: это партнер или возможный главный оппонент?

В.Путин: Что касается той трагедии, о которой Вы сказали, я узнал о ней из средств массовой информации. И первое, что приходит в голову, что если бы это было боевое отравляющее вещество, люди, конечно, погибли бы на месте. Это очевидный факт, это просто надо понимать. Это первое.

Второе. У России просто нет таких средств. Мы все наше химическое оружие уничтожили под контролем международных наблюдателей, причем сделали это первыми в отличие от некоторых наших партнеров, которые обещали это сделать, но своих обязательств до сих пор, к сожалению, не сдержали.

Поэтому мы готовы к сотрудничеству, мы сразу об этом сказали, готовы принять участие в необходимых расследованиях, но для этого нужно, чтобы была заинтересованность и с обратной стороны. Мы пока этого не видим, но мы не снимаем с повестки дня возможность совместной работы.

Что касается ситуации в целом, думаю, что любой здравомыслящий человек понимает, что это полная чушь, бред, нонсенс: чтобы кто-то в России себе позволил подобные выходки накануне президентских выборов и чемпионата мира по футболу. Просто немыслимо. Тем не менее, несмотря на все эти сложности, мы готовы к совместной работе, готовы к обсуждению любых вопросов и к преодолению любых трудностей.

Вопрос: На выборах была большая явка по стране, но, к сожалению, у наших соседей на Украине были ограничения избирательных прав граждан России. Как Вы это оцениваете? И чем может Россия ответить?

В.Путин: Это – безобразие. Это – нарушение всех общепризнанных международных норм. А Россия отвечать ничем не будет. Для нас Украина и украинский народ – это братский народ. Я всегда об этом говорил. И мы не будем отвечать какими-то ограничениями, а, напротив, мы сделаем все, для того чтобы украинцы чувствовали себя в России, как дома.

Вопрос: Владимир Владимирович, вчера Вы поздравляли председателя Си Цзиньпина. Вы выразили уверенность, что двусторонние отношения будут наполнены новым содержанием. Каким будет это новое содержание?

В.Путин: Председатель Си Цзиньпин ставит перед собой и перед страной масштабные задачи развития Китая. Мы желаем удачи китайскому руководству и китайскому народу в решении этих задач. Есть некоторые вещи такого масштабного характера, например, идея председателя Си Цзиньпина – это Шелковый путь и экономическая составляющая Шелкового пути.

Вы знаете, я сейчас не буду говорить о конкретных направлениях нашего сотрудничества, но мы считаем, что это вполне сопоставимо с нашими проектами по строительству Евразийского экономического союза, строительству евразийского партнерства в широком смысле этого слова. Наши интересы здесь совпадают. У нас в этом смысле очень много конкретной совместной работы. И мы будем это делать.

Китай – наш стратегический партнер. Уровень отношений между Россией и Китаем беспрецедентно высокий. Мы этим очень дорожим. Мы поздравляем Председателя Си Цзиньпина с его переизбранием на новый срок в качестве Председателя КНР и выражаем уверенность, что под его руководством Китай, а с нашей стороны – Россия, безусловно, будут делать все, для того чтобы наращивать российско-китайское взаимодействие.

Вопрос: Когда стоит ждать изменений в Правительстве? До инаугурации или уже после?

В.Путин: Вообще-то все изменения в Правительстве должны осуществляться Президентом, вступившим в свои полномочия на новый срок. Поэтому сейчас я буду думать над тем, что и как нужно сделать. Думаю, что основные изменения, все изменения произойдут после инаугурации.

Вопрос: Уточнение вопроса коллеги: определились ли Вы уже с кандидатурой нового премьер-министра? Может ли это снова быть Дмитрий Медведев?

И второй вопрос: есть ли у Вас планы в течение Вашего нового президентского срока проводить какую-нибудь конституционную реформу, которая могла бы быть связана с перераспределением полномочий между ветвями власти?

В.Путин: Пока я никаких конституционных реформ не планирую.

Что касается Председателя Правительства и Правительства в целом, я уже сказал, конечно, я об этом думаю, предметно начинаю думать с сегодняшнего дня, потому что нужно было дождаться результатов выборов. Но все изменения будут объявлены после инаугурации.

Вопрос: Что Вы думаете по поводу возвращения доктрины Монро США в Латинскую Америку?

В.Путин: Мы знаем о всей предыстории взаимоотношений Соединенных Штатов и Латинской Америки. Это сложные отношения, основанные, как правило, на канонерках и определенном давлении политического, экономического характера. Но мне очень хочется надеяться на то, что у сегодняшней администрации есть возможность и эта возможность будет реализована, построить отношения XXI века на основе равенства, уважения интересов друг друга. Мы заинтересованы в том, чтобы отношения в мире между государствами на любых континентах, на всех континентах развивались позитивно, и из этого складывалась бы международная повестка дня.

Вопрос: Хотелось бы все-таки уточнить. Вы допускаете для себя возможность снова возвращения в президентский срок в 2030 году, если Вы не меняете Конституцию?

В.Путин: Послушайте меня. Мне кажется, то, что Вы говорите, немножко смешно. Давайте посчитаем. Я что, до 100 лет что ли здесь буду сидеть? Нет.

Вопрос: Скажите: планируете ли Вы проводить встречу с другими кандидатами на этот пост?

В.Путин: Да, планирую.

Реплика: И когда?

В.Путин: Планирую. Не знаю, посмотрим. Сейчас Администрация с ними свяжется, мы договоримся, и я их приглашу на встречу.

Реплика: Всех?

В.Путин: Всех.

Вопрос: Владимир Владимирович, в ближайшие шесть лет мы увидим какого-то нового Владимира Путина или прежнего?

В.Путин: Все течет, все меняется. Спасибо большое.

Реплика: В том числе и Вы?

В.Путин: Мы все меняемся.

Россия. Евросоюз. США. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика > kremlin.ru, 18 марта 2018 > № 2532829 Владимир Путин


США > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 марта 2018 > № 2536481 Джон Кириаку

Я попал в тюрьму за разоблачение применявшихся в ЦРУ пыток. Джина Хаспел помогала держать эту информацию в тайне.

Джон Кириаку (John Kiriakou), The Washington Post, США

11 сентября 2001 года я находился в штаб-квартире ЦРУ в Лэнгли. Как и для всех американцев, для меня это событие явилось серьезной травмой, и я сам вызвался поехать в заграничную командировку, чтобы предать правосудию лидеров «Аль-Каиды» (террористическая организация, запрещена в России, — ред.). С января по май 2002 года я возглавлял контртеррористические операции в Пакистане. Моей команде удалось захватить десятки боевиков «Аль-Каиды», в том числе, старших командиров тренировочных лагерей. Одним из боевиков, в захвате которого мне довелось сыграть ключевую роль, был Абу Зубейда: в то время его ошибочно считали третьим по важности лицом в группировке.

К маю того же года ЦРУ приняло решение его пытать. Когда в тот месяц я вернулся в штаб ЦРУ, один из старших офицеров Центра по борьбе с терроризмом спросил меня, не хочу ли я «поучиться использованию более эффективных методов допроса». Я никогда не слышал этого термина и спросил, что он означает. После краткого объяснения я отказался. Я сказал, что не могу использовать пытки из морально-этических соображений и — невзирая на постановление Министерства юстиции — считаю их незаконными.

К сожалению, в правительстве США хватало тех, кто с готовностью давал добро на дальнейшее применение этой практики. Одним из таких людей была Джина Хаспел, которую президент Трамп во вторник назначил новым директором ЦРУ.

Поставить Хаспел во главе ЦРУ значит свести на нет предпринимаемые агентством — и страной в целом — попытки отказаться от практики истязаний. Это назначение адресует сотрудникам ЦРУ простую мысль: участвуйте в военных преступлениях, в преступлениях против человечности, и вас повысят. Забудьте о законе. Забудьте об этике. Забудьте о нравственности и даже о том, что пытки не работают. Идите вперед и делайте свое дело. Мы вас прикроем. А доказательства всегда можно уничтожить.

Хаспел, которую СМИ называют «маститым ветераном разведки», уже 33 года работает в ЦРУ: как в штаб-квартире, так и на руководящих должностях за рубежом. В последнее время, находясь в должности заместителя директора, она изо всех сил старалась избегать публичности. Майк Помпео, покидающий свой пост директора ЦРУ и назначенный новым госсекретарем, похвалил ее «уникальную способность решать поставленные задачи и вдохновлять окружающих».

Я убежден, что в отношении некоторых людей эти слова могут быть справедливы. Но многие из тех, кто был знаком и работал с Хаспел в ЦРУ, включая меня, называли ее «Кровавой Джиной».

ЦРУ не позволит мне привести здесь ее краткую биографию или ставшие достоянием широкой общественности подробности того, как она своей работой содействовала разработанной разведуправлением программе пыток, назвав такого рода детали «в настоящее время должным образом засекреченными». Но я могу сказать, что Хаспел была подопечной и руководителем аппарата Хосе Родригеса, бывшего заместителя директора ЦРУ по операциям и бывшего директора Центра по борьбе с терроризмом, пользовавшегося недоброй славой. И что Родригес в конечном итоге поручил Хаспел дать распоряжения о ликвидации видеозаписей пыток Абу Зубейды. Министерство юстиции расследовало это дело, однако обвинительных приговоров никому не вынесло.

Сотрудники ЦРУ и психологи, работавшие с агентством по контракту, начали пытать Абу Зубейду 1 августа 2002 года. Предполагалось, что используемые ими техники должны носить нарастающий характер и начинаться с удара открытой ладонью по животу или лицу. Но работавшие с ним оперативники решили начать с самого жесткого метода. Они 83 раза применяли в отношении Абу Зубейды пытку, имитирующую утопление. Позднее пытали его лишением сна; неделями держали запертым в большой клетке для собак; помещали его в ящик размером с гроб и, зная об иррациональном страхе, который он испытывал перед насекомыми, запускали туда мелкую живность.

Родригес потом сообщит репортерам, что эти пытки сработали и что Абу Зубейда предоставил ценную оперативную информацию, которая помогла предотвратить атаки и спасла американские жизни. Благодаря отчету о пытках ЦРУ, подготовленному сенатским разведывательным комитетом, и личным свидетельствам производившего допрос сотрудника ФБР Али Суфана мы знаем, что это не так.

Я знал о происходящем с Абу Зубейдой ввиду моего тогдашнего участия в операциях ЦРУ. Я молчал об этом даже после того, как в 2004 году покинул управление. Но к 2007 году мое терпение лопнуло.

Президент Джордж Буш настойчиво убеждал американцев в том, что программы пыток не существует. Я знал, что это ложь. Я знал, что пытки не работают. И знал, что эта практика незаконна. Поэтому в декабре 2007 года я дал интервью ABC News, в котором сказал, что ЦРУ пытало своих заключенных, что пытки были официальной государственной политикой США и эта политика проводилась при личном одобрении президента. ФБР тут же начало вести в отношении меня расследование.

Год спустя Министерство юстиции пришло к выводу, что я не совершал преступления. Но руководители ЦРУ все еще были в ярости оттого, что я обнародовал сведения, компрометирующие агентство. ЦРУ попросило назначенное Обамой новое Министерство юстиции возобновить против меня дело. Дело было снова открыто, и через три года мне было предъявлено обвинение в пяти уголовных преступлениях, включая три статьи, связанные со шпионажем — результат того самого интервью ABC News и последующего интервью The New York Times. Разумеется, я не занимался шпионажем, и эти обвинения в конечном итоге были отброшены, но только после того, как я согласился дать прошение о применении менее серьезного наказания. Я просидел 23 месяца в тюрьме за доносительство.

Но это того стоило. Во многом потому, что сведения о техниках ЦРУ стали достоянием общественности. Так, Конгресс запретил пытки, имитирующие утопление, и прочие методы, которые агентство использовало на секретных объектах. Запрет на пытки теперь является законом страны.

Но если совершенное мною раскрытие программы пыток обернулось для меня тюрьмой, то Хаспел несмотря на свою причастность к ним вот-вот получит повышение в должности. Это решение Трампа вредит моральному духу тех офицеров ЦРУ, которые признают пытки ошибочной мерой. И обнадеживает тех сотрудников, которые по-прежнему считают «более эффективный допрос» в некоторой степени приемлемым. На прошлой неделе я разговаривал с одним из старших офицеров, который сказал: «Чем больше происходит изменений, тем вернее все остается на своих местах». Многим противникам пыток сегодня свойственен такой пораженческий настрой.

Этим шагом президент как будто говорит нашим друзьям и союзникам (а также странам, которые мы критикуем в ежегодных докладах Госдепартамента о нарушении прав человека) следующее: мы называем себя светоносным градом, образцом уважения в отношении прав человека, гражданских прав, гражданских свобод и верховенства закона, но на самом деле все это вздор. Мы говорим об этих вещах тогда, когда нам это выгодно. Мы говорим их, чтобы самим себе внушить, что мы благодетели. Но когда доходит до дела, мы поступаем так, как хотим, к черту международное право.

Смысл назначения Хаспел не ускользнет от внимания и наших врагов. По словам экспертов в области права, американских законодателей и даже самих боевиков, программа пыток и аналогичные злоупотребления в военных тюрьмах в Ираке числились среди самых действенных инструментов «Аль-Каиды», «Исламского государства» (террористическая организация, запрещена в России, — ред.) и других зловредных организаций при наборе новых боевиков. Существование пыток побуждало их к действию и сплачивало боевиков вокруг идеи отмщения. Пытки сеяли еще более глубокую ненависть к Соединенным Штатам среди группировок боевиков. Их число множилось. Не случайно перед казнью пленников «Исламского государства» выстраивали перед камерами в оранжевых комбинезонах (подобных тем, которые носили узники тюрьмы в Гуантанамо). Вина за это, по меньшей мере, частично лежит на Хаспел и прочих сотрудниках ЦРУ, которые разрабатывали и курировали программу пыток, поскольку они показали миру, как Соединенные Штаты могут относиться к своим пленникам.

Хотим ли мы, американцы, быть страной, которая подвергает пыткам людей подобно Северной Корее, Китаю и Ирану? Гордимся ли мы тем временем, когда мы похищали людей из одной страны и отправляли в другую, чтобы их допрашивали в секретных тюрьмах? Хотим ли мы быть страной, которая цинично проповедует права человека, а потом исподтишка нарушает их?

Наша страна не может этого допустить. Мы не можем делать вид, что нас это не касается. Мы не можем награждать мучителей. Джине Хаспел не место во главе ЦРУ.

Джон Кириаку — бывший сотрудник отдела ЦРУ по борьбе с терроризмом и бывший старший исследователь сенатского комитета по международным отношениям. Является соведущим программы Loud and Clear на радио Sputnik.

США > Армия, полиция > inosmi.ru, 17 марта 2018 > № 2536481 Джон Кириаку


США > СМИ, ИТ. Недвижимость, строительство > secnews.ru, 16 марта 2018 > № 2559905

Устройства умного дома уже приходят на рынок безопасности, и интеграторы используют их в работе. При этом многие устройства ещё плохо знакомы пользователям либо уже знакомы, но не рассматриваются ими как нечто полезное. Уровень осведомлённости жителей США о системах умного дома, степень проникновения этих систем в их дома, а также готовность людей покупать интеллектуальное оборудование для своего жилища изучил Интернет-ресурс Security Sales and Integration совместно с исследовательской компанией Parks Associates.

По данным исследования, знакомы со смартфоном 80% домашних обладателей широкополосного подключения к Интернету. Ценным для себя считают его 75%, могут себе позволить — 46%. Для смарт-телевизора эти показатели составили 59, 52 и 39%. Далее, с меньшей известностью и востребованностью, следуют умные часы, программируемые термостаты, голосовые устройства, сетевые камеры (с ними знакомы 30%), видеозвонки, интеллектуальные замки.

Распространённость отдельных устройств умного дома среди обладателей широкополосного подключения варьируется от 7 до 12%, в зависимости от типа устройства. Однако для тех, кто обладает домашней системой безопасности, этот показатель примерно в 2,5% выше для каждого из устройств. Аналогичным образом, намерение в ближайший год купить какое-либо устройство умного дома встречается примерно в два раза чаще у тех, кто имеет систему безопасности.

Объяснений этому несколько. Одно из них состоит в том, что интеграторы домашних систем безопасности постоянно общаются со своими заказчиками и систематически информируют их о новинках в сфере умного дома. Другая возможная причина связана с тем, что систему безопасности имеют люди с более высокими доходами, которые могут себе позволить и устройства умного дома. Кроме того, часто систему безопасности ставят у себя люди, которые интересуются техникой. Они же покупают и системы умного дома.

В настоящее время почти 40% покупок новых систем безопасности сопровождается приобретением хотя бы одного умного устройства. В 70% случаев покупки новой системы безопасности пользователь получает интерактивный доступ к ней через Сеть.

США > СМИ, ИТ. Недвижимость, строительство > secnews.ru, 16 марта 2018 > № 2559905


Великобритания. США. Германия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 16 марта 2018 > № 2536565

Нападение в Солсбери: совместное заявление лидеров Франции, Германии, США и Соединенного Королевства

GOV.UK, Великобритания

Лидеры Франции, Германии, Соединенных Штатов Америки и Соединенного Королевства опубликовали следующее совместное заявление по поводу нападения, произошедшего в Солсбери, Соединенное Королевство.

Мы, лидеры Франции, Германии, Соединенных Штатов Америки и Соединенного Королевства, резко осуждаем акт нападения на Сергея и Юлию Скрипаль, совершенного в британском городе Солсбери четвертого марта 2018 года. Сотрудник британской полиции, который также пострадал в результате нападения, по-прежнему находится в тяжелом состоянии, а жизни многих ни в чем не повинных британских граждан подверглись угрозе. Мы выражаем всем им наше сочувствие, а также восхищение работниками полиции и аварийных служб Соединенного Королевства, действовавшими оперативно и проявившими мужество и отвагу.

Это использование нервно-паралитического вещества военного назначения, разработанного Россией, стало первым случаем применения нервно-паралитического вещества для нападения в Европе со времен Второй мировой войны. Это посягательство на суверенитет Соединенного Королевства, и любое использование подобного вещества государством-участником является явным нарушением Конвенции по запрещению химического оружия и нарушением международного права. Это угрожает нашей общей безопасности.

Соединенное Королевство подробно проинформировало своих союзников о том, что в этом нападении, весьма вероятно, виновна Россия. Мы разделяем мнение Великобритании, по оценке которой «альтернативного убедительного объяснения» этому нет, и отмечаем, что отказ России выполнить законное требование правительства Великобритании является дополнительным свидетельством ее виновности. Мы призываем Россию ответить на все вопросы, связанные с нападением в Солсбери. Россия должна, в частности, предоставить Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) полную и исчерпывающую информацию о программе «Новичок».

Наша озабоченность также усиливается на фоне прежних случаев безответственных действий России. Мы призываем Россию соблюдать свои обязанности члена Совета Безопасности ООН поддерживать международный мир и безопасность.

Великобритания. США. Германия. РФ > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 16 марта 2018 > № 2536565


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 марта 2018 > № 2536555 Джеймс Карден

Почему призыв к стратегическому диалогу между США и Россией не получил отклика?

Джеймс Карден (James W Carden), The Nation, США

В медийном пространстве, густо насыщенном разнообразными новостями — как реальными, так и «фейковыми» — относительно Соединенных Штатов и их все более усложняющихся отношений с Россией, любопытно, что одна из немногих здравых идей, предложенных Конгрессом США, касающаяся политики в отношении России в последние годы, — новый призыв к стратегическому диалогу, прозвучавший от сенаторов Джеффа Меркли (Jeff Merkley), Берни Сандерса (Bernie Sanders), Дианы Файнстайн (Diane Feinstein), и Эдварда Марки (Edward Markey) — была встречена полным молчанием в СМИ.

Сенаторы, открыто выражавшие критику в отношении вмешательства России в выборы 2016 года, путинской аннексии Крыма, поддержки повстанцев на востоке Украины и вероятных нарушений знакового договора о РСМД, четко осознают, как и еще несколько их коллег, что пока сохраняется конфликт (а он, вероятно, и будет сохраняться) между Соединенными Штатами и Россией по определенным вопросам, необходимость достижения стратегического диалога по ядерному оружию как нельзя более актуальна.

В письме к бывшему госсекретарю Рексу Тиллерсону (Rex Tillerson) на прошлой неделе сенаторы отметили, что «Нет никаких гарантий, что мы можем достичь прогресса в переговорах с Россией по этим вопросам».

«Однако даже на пике напряженных отношений периода холодной войны, — писали они, — Соединенные Штаты и Советский Союз были способны заниматься вопросами стратегической стабильности. Лидеры обоих государств считали, и мы должны придерживаться этого мнения сегодня, что невероятная деструктивная сила ядерного оружия — это достаточно веская причина, чтобы предпринять все возможные попытки снизить вероятность их повторного применения».

Но зачем же призывать к дипломатическому решению ослабить напряжение с Россией в жестких условиях скандала «Рашагейт»?

Причины этого вполне ясны. Сенатор Джефф Меркли (Jeff Merkley) рассказал нашему изданию в понедельник, 13 марта: «Не бывает неподходящего времени для переговоров между ядерными державами». Меркли привел в пример, что в феврале администрация Трампа опубликовала Обзор ядерной политики, который Лизбет Гронлунд (Lisbeth Gronlund), заместитель директора Программы глобальной безопасности при Союзе встревоженных ученых, заклеймила за внесение «значительных и вызывающих большую тревогу изменений в [ядерную] политику США».

Доктор Гронлунд отметила, что, помимо прочего, новая политика администрации США «создает большую прореху в Договоре о нераспространении ядерного оружия, лежащем в основе безопасности США. Она просто отрицает обязательства США по принятию мер к ядерному разоружению». «Президент Трамп, — сказала Гронлунд, — встает на путь безрассудства, который снизит уровень безопасности США как сейчас, так и в более длительной перспективе».

Вслед за обновленной ядерной политикой США, в свою очередь, прозвучало сделанное в этом месяце заявление российского президента Владимира Путина, что Россия занимается разработкой нового поколения сверхзвуковых крылатых ракет.

Как верно отметил сенатор Меркли, «мы сталкиваемся со множеством трудных задач, и нельзя, чтобы между нами возникало непонимание или началась новая гонка вооружений».

«Мы должны заниматься этими вопросами, — сказал Меркли, подчеркивая, что новый договор по СНВ, подписанный президентами Обамой и Медведевым в 2010 году, имеет ограничение по срокам, которые могут быть продлены, «если только обе стороны принимают участие в переговорах». В недавно опубликованной колонке в журнале «Тайм» (Time) бывший руководитель СССР Михаил Горбачев, один из подписантов соглашения по РСМД 1987 года, выразил обеспокоенность в связи с нынешним этапом бряцания ядерным оружием, написав, что «основная ответственность за выход из сложившегося опасного тупика лежит на лидерах Соединенных Штатов и России. Это ответственность, от которой они не должны уклоняться, так как арсеналы обеих держав до сих пор огромны по сравнению с арсеналами других стран».

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 16 марта 2018 > № 2536555 Джеймс Карден


Великобритания. Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. Армия, полиция > bbc.com, 16 марта 2018 > № 2531268 Вил Мирзаянов

Вил Мирзаянов: "Новичок" можно синтезировать или украсть, но применить его смогут немногие

Наталка Писня

Русская служба Би-би-си, Вашингтон

В начале 1990-х годов химик Вил Мирзаянов рассказал миру о засекреченной советской программе создания класса отравляющих веществ, известного как "Новичок".

Именно таким нервно-паралитическим токсином, как считают британские власти, были отравлены в Великобритании бывший сотрудник ГРУ Сергей Скрипаль и его дочь Юлия.

В последние годы Вил Мирзаянов живет в США. Он рассказал Русской службе Би-би-си о создании этого химоружия, его воздействии на организм человека и о том, зачем он пытается сделать эти сведения достоянием гласности.

Би-би-си: Как "Новичок" действует на человека? Какие симптомы?

Вил Мирзаянов: "Новичок" представляет собой следующее поколение нервно-паралитических газов, поэтому он в 10 раз минимум сильнее, чем известные [до этого]. Он в первую очередь поражает нервную систему - то есть отключает центральную нервную систему от функциональных органов человека.

В первую очередь наступает миоз - зрачки сужаются и человек начинает плохо видеть. Это первый признак. Когда работаешь в лаборатории, ты смотришь в глаза своим коллегам и подчиненным, чтобы на всякий случай контролировать, что все нормально. Если зрачки сужаются, то это первый же признак того, что человек получил какую-то дозу этого "Новичка".

Затем, если доза больше, тогда начинаются конвульсии, дыхание прерывается, вообще прекращается, потому что человек как бы забывает дышать. Непрерывные конвульсии и рвота, и затем уже летальный исход.

Би-би-си: Есть ли какое-то противоядие, какой-то антидот?

В.М.: Есть. Первая помощь - это атропин и афин (холинолитические средства, используемые в качестве антидотов фосфорорганических отравляющих веществ - Би-би-си.). Еще были разработаны другие антидоты, более сильные. Они есть, они помогают, чтобы как бы прекратить, остановить действие этого отравляющего вещества. Но! Они не вылечивают человека.

Би-би-си: Есть ли шанс помочь тем людям, которые сейчас в больнице, а именно Сергею Скрипалю и его дочери Юлии?

В.М.: Помочь, чтобы человек не умер. Вот это только. Англичане, скорее всего, ввели, хоть и поздно, атропин или афин в вену и помогли [Скрипалю и его дочери]. Но они уже имеют необратимые повреждения, повреждения своего организма.

Би-би-си: Есть мнение, что "Новичок" может каким-то образом "проявиться" в организме даже через пять лет после того, как произошел контакт с ним. И особенно это касается тех людей, которые присутствовали там на месте, которые были в непосредственной близости - в ресторане, пабе, просто случайные прохожие. Как быть им? Им посоветовали просто постирать свою одежду - этого достаточно?

В.М.: Я думаю, что этого недостаточно. Надо было их исследовать обязательно в клинических условиях и держать там, наблюдать за ними. Увы, эти вещества имеют так называемое отложенное действие.

Это похоже на синдром ветеранов Персидского залива. Если вы помните, в Ираке, когда американские войска туда вторглись, они захватили склады с химическими боевыми отравляющими веществами и начали их варварски уничтожать. Просто подрывать. А при подрыве, увы, уничтожается не больше, чем половина этого отравляющего вещества, все остальное летит в воздух - смешиваясь, абсорбируясь с мелкими твердыми частицами, которые затем ветром переносились на расстояние.

А когда в 200 километрах или в 250, что ли, стояли войска американские, они, скорее всего, подверглись вот такой экспозиции, занесенной ветром. Они не были защищены, поскольку считалось, что раз такое расстояние, то это невозможно, такое никому в голову не пришло.

Но когда они возвратились уже после войны, у них начались проблемы со здоровьем. Американское правительство ни за что не хотело признать этот факт.

Когда я приехал сюда, у меня брали интервью, я подтвердил этот факт, как человек, проработавший в этой отрасли, что есть так называемое отложенное действие. Такие частицы могли сесть на кожу и потом потихонечку проникать и действие такое латентное произвести и необратимые повреждения, которые проявились, когда уже они приехали сюда.

Но со временем, когда мои интервью и другие, в конце концов, воздействовали на правительство Соединенных Штатов, оно, в конечном счете, согласилось выделить, по-моему, порядка 10 млрд долларов на лечение и содержание [бывших военных].

Так что не исключено, что в Англии то же самое может произойти с этими людьми, которые были вблизи или контактировали каким-то образом с этими предметами или с этими господами.

Би-би-си: Но вот им, если у них вдруг возникнут головные боли, конвульсии, сузятся зрачки, как вы говорили, что им делать в такой ситуации?

В.М.: Есть уже, я полагаю, какие-то разработанные методы лечения, хотя я очень пессимистически отношусь к этому.

Мой друг Андрей Железняков, который работал над бинарным вариантом этого "Новичка", поразился во время работы, у него начался миоз. И он так и сказал: "Ребята, я, кажется, попался". И ему ввели антидот и все прочее, но в конечном счете, когда они доехали до Таганки в Москве, он упал просто. И затем его увезли в институт Склифософского, годы и годы его пытались лечить (Железняков, перенесший отравление "Новичком" в 1987 году, стал инвалидом и умер в 1992 году - Би-би-си).

Но понимаете, нет таких методов лечения, ведь больше денег тратят всегда на разработку оружия, чем на лечение от воздействия этого оружия.

Би-би-си: Если говорить о тех мерах предосторожности, которые сейчас принимает британское правительство, предполагается, что нужно сжигать одежду. Насколько это хороший шаг?

В.М.: Это методы дегазации. Сжигание и в Соединенных Штатах, и в Англии, и в России разработано достаточно хорошо. И это не просто сжигание, когда ты сжигаешь и это летит в воздух. Нет, они проходят через соответствующие фильтры-нейтрализаторы сначала, которые препятствуют выходу возможной, все еще не дегазированной, неуничтоженной части отравляющего вещества.

Методы эти известны, они отработаны хорошо. Это подтвердили американцы, например, при уничтожении оружия из Сирии. Они привозили это оружие на корабли, где уничтожали до 30-40%, а потом вывозили на сжигание на какой-то атолл. Там есть специальная установка у них, с этими фильтрами, и там они доуничтожали.

Би-си-си: Когда вы создавали "Новичок" - это было партийное задание? Вы понимали, что это будет страшная история, какими будут последствия для людей?

В.М.: Я хочу сразу сказать, что я не химик-синтетик (специалист, который занимается химическим синтезом - Би-би-си). Я не создатель, я - участник создания этого оружия.

А создал его Петр Кирпичев, мой хороший приятель, со своей группой в нашем филиале в Шиханах (филиал Государственного научно-исследовательского института органической химии и технологии (ГНИИОХТ) "Шиханы" в Саратовской области- Би-би-си). И затем уже, когда это вещество было синтезировано, начались испытания. И вот в этих испытаниях участвовали мои аспиранты, а затем и я.

На самом конечном этапе испытания проходили в ГНИИОХТ в Москве, я был ответственным за все эти анализы, моя подпись была конечной. Таким образом, я участвовал.

Что касается того, почему мы это делали, - это тривиальная работа научных сотрудников института, который разрабатывает боевые отравляющие вещества. То есть цель - разработать наиболее сильные отравляющие вещества, как и все остальное оружие.

Для синтеза имелось тогда специальное правительственное постановление. Затем, когда вещество оказывается перспективным, тогда издается специальное постановление правительства, ЦК КПСС, для его продвижения в качестве вооружения.

Создание вооружения - это уже другой этап. Это называется превращение вещества в оружие. С "Новичком" испытания уже в виде вооружения были завершены в 1989 году на полигоне в Нукусе в Узбекистане. И он был принят в качестве вооружения Советской армии официально.

Би-би-си: То есть Михаил Горбачев, который в 1989 году был у власти, был в курсе и санкционировал все это?

В.М.: Абсолютно. У меня в книге есть все его подписанные постановления про продвижение этого "Новичка".

Би-би-си: Но были разговоры, что разработки были остановлены еще в 70-е.

В.М.: Нет, никто не останавливал, вы что! Ха, видите какая ситуация, СССР официально никогда не разрабатывал химическое оружие. И не испытывал. Это только наши враги делали это, а мы - если и занимались, то защитой, разработкой мер защиты.

Поэтому даже было парадоксальное продолжение: поскольку правительство не признавало, что мы разрабатываем [отравляющие вещества], то у нас не было и привилегий. Мы были как бы вне закона. Шахтеры, понимаете, получали эти свои привилегии, пенсии и все прочее. А мы, раз нет постановления, мы по закону не числились, а значит - были никем.

Би-би-си: А разработки все еще велись?

В.М.: Разработки велись - не только боевых отравляющих веществ, но и веществ, которые отравляют колодцы и все прочее. Их применяли в Афганистане.

Би-би-си: Против мирного населения?

В.М.: Колодцы - из них все пьют. Так что, что вам сказать?

Би-би-си: Почему это вещество назвали "Новичок"?

В.М.: Ну, видите, просто захотелось вот так. Это новое - "Новичок". Так же как была большая программа по постановлению ЦК КПСС и Совета министров по всем отравляющим веществам нервно-паралитического действия, которая называлась "Фолиант". Почему "Фолиант"? А кто его знает! "Фолиант, Ф"! И значит во всех документах, во всех наших отчетах мы писали: "Совсекретно, серия Ф, Фолиант".

Би-би-си: И "совсекретно, серия Н, Новичок"?

В.М.: Нет, он все-таки был "Фолиант". Здесь нет, вообще защищали "Новичок" всеми силами и никаких там послаблений или уловок не могло быть, чтобы отдельно выделить.

Это был заранее продуманный трюк с тем, чтобы обойти конвенцию - будущую конвенцию по запрету химического оружия. Советское правительство тогда вело политику: уничтожить все старое, потому что оно уже почти никуда не годится в виде боевого отравляющего вещества, а новое вот это - сохранить.

Би-би-си: Уничтожались ли запасы "Новичка", согласно вот этой конвенции?

В.М.: "Новичка" много запасов не было. Ну, наверное, было несколько тонн, может быть, порядка 10 тонн. Это производили в Шиханах и Волгограде. А так его уже тем более не производили, когда разработали метод получения в бинарном варианте. Он не требует таких мер предосторожности при хранении конечного продукта.

Би-би-си: Вы упомянули десять тонн - ими сколько людей можно отравить?

В.М.: Теоретически, это несколько миллионов. То есть, это довольно большие запасы. Это было сделано для того, чтобы заливать в ракеты, потому что уже начали заряжать ракеты среднего и дальнего действия.

Би-би-си: То есть, можно было зарядить ракету среднего и дальнего действия "Новичком"?

В.М.: Уже делали, были сведения.

Би-би-си: Куда же ими стреляли?

В.М.: Были сведения, что эти ракеты поместили в районе северо-запада Белоруссии. Когда уже заключили конвенцию, их обратно оттуда привезли и в течение двух лет подрывали все их запасы в Шиханах. Рядом там - на военном полигоне.

Би-би-си: Насколько страдали военные после таких взрывов?

В.М.: Это тайна, никто не знает. Военные никогда не скажут.

Би-би-си: Вы говорили, что проводили испытания еще в Советском Союзе. На ком вы их проводили?

В.М.: Животные. Никогда на людях. Животные - в первую очередь крысы, кролики, собаки. На открытых полигонах - в основном собаки.

Би-би-си:Хорошо, вот эти 10 тонн уничтожили, но стали работать с бинарным методом. Каким образом происходила разработка следующих версий? То есть, у нас вот есть два ингредиента, которые сами по себе безвредны, но если их определенным образом смешать, тогда получается "Новичок".

В.М.: Совершенно верно.

Би-би-си: Насколько возможно эти ингредиенты положить, например, в сумочку и переехать из одного города в другой? Или из одной страны в другую?

В.М.: Да, это, конечно, можно. Потому что они, конечно, опасны, но не настолько, как само конечное вещество. Как любое химическое вещество, его не рекомендуется делать и переносить в незащищенном виде, но можно это делать без особой опасности для здоровья человека. Так что в этом отношении бинарное оружие освобождает от необходимости хранения этого конечного продукта.

Со временем любое химическое вещество, тем более химически отравляющее вещество, теряет свою эффективность. Через 10-15 лет оно уже никуда не годится - то есть, как боевое отравляющее вещество, - но оно может еще поражать сколько угодно мирных людей. Его еще можно использовать. Но с изобретением бинарного варианта уже отпадает необходимость накапливать запасы конечного "Новичка".

Би-би-си: Можно ли его синтезировать не в России?

В.М.: Можно, но только высококвалифицированному научно-техническому персоналу, который уже имеет опыт - необязательно с "Новичком" - с боевыми отравляющими веществами. Этот опыт приходит к коллективам не за один или два года - за несколько десятилетий. Это называется школа, это институт со школой, опытом нескольких десятков лет. Такие центры способны на это. Самодеятельности здесь не может быть. Кто хочет себя угробить - тот может попытаться. Но конец может быть плачевным.

Би-би-си: Вы знаете возможности ваших коллег по всему миру в вашей сфере. Где, по вашему, могли синтезировать "Новичок"?

В.М.: Здесь, в Штатах.

Би-би-си: Где именно, как вы считаете?

В.М.: Ну, тут есть несколько этих центров. Скажем, в Эджвилле (штат Делавэр) могли это делать, почему бы нет. Там очень квалифицированные химики. Это запросто. Тем более, просочились сведения о принципиальной разнице между известным "Новичком" в скелете этой формулы. А потом, до меня - еще до моего приезда - еще приехало не менее пяти человек из ГНИИОХТ, которые знали эти секреты. Я никогда не говорил и не буду говорить, что они выдали их. Но вероятность всегда есть, поэтому о чем и речь. Они, американцы, тоже ведь заботятся о своей защите, об оружии. О престиже.

Где еще? В Китае, конечно. Там очень сильные химики.

Би-би-си: В России разрабатывали улучшенную формулу "Новичка"?

В.М.: Она [шла] постоянно, больше чем уверен, и сейчас происходит. Для чего же лаборатория ГНИИОХТ существует? Там идут исследования, они законные, они [проводятся] согласно конвенции.

Исследовательские работы не запрещены. Более того, до 120 килограммов отравляющего вещества можно получить на экспериментальной установке для испытаний. А 120 килограммов достаточно, чтобы убить порядка полумиллиона человек.

Би-би-си: МИД России говорит, что разработка "Новичка" началась около 50 лет назад и сейчас его формула известна чуть ли не каждому встречному-поперечному.

В.М.: Нет, это неправда. Эта формула никогда не была известной, пока я не опубликовал ее в моей книге в 2007 году. Никогда до того никакая газета или другой орган печати ее не публиковал, вы ее не найдете. Я это гарантирую.

Би-би-си: С 2007 года прошло больше 10 лет. За это время могли появиться ученые, которые могли правильно прочитать формулу. Можно ли создать это вещество где-то еще и, как вы думаете, почему британское правительство уверено в том, что это сделала именно Россия?

В.М.: Поскольку Россия и есть страна, которая его изобрела, имеет опыт, превратила его в вооружение, - это страна, которая полностью освоила цикл.

Если даже по моим формулам английские эксперты создали вещество и сняли спектры и все другие физико-химические константы, это же не говорит о том, что они прошли все этапы испытания и главный этап - создания оружия. На это надо тратить очень много средств, это не так просто. Это работа многих сотен людей, на это выделять надо деньги. На Западе деньги умеют считать и зря тратить не будут. Раз химическое отравляющее вещество, химическое оружие запрещено, то любой парламент откажет кому угодно в разработке, потому что это нарушение конвенции.

Би-би-си: Да, но с другой стороны вы сами упоминали, что советское правительство спонсировало разработку "Новичка", представляя его как оружие не поражения, а защиты.

В.М.: Тогда это была политика, и все это понимали, и тогда конвенции не было. Конвенция вообще запрещает вести тайную работу. А это открытая работа, к сожалению, конечно, инспекция на местах, которая предусмотрена конвенцией, так и не была реализована. Поскольку Соединенные Штаты не могли провести через конгресс вот этот пункт - гарантии. Это в случае прихода комиссии на завод какой-то, который потом скажет, что украли мои секреты, я потерял, скажем, 3 млрд долларов. Откуда брать эти деньги? Конгресс должен выделить эти деньги. Они подсчитали - порядка 50 миллиардов надо ежегодно. Ну уж на это они сказали: "Нет, на это мы не пойдем". Обойдемся, мол, без комиссии. Так и обходятся. И верим сейчас на слово.

Би-би-си: Если мы вернемся к бинарным веществам, давайте представим, что были созданы оба компонента для "Новичка". В чем их обычно хранят?

В.М.: Это все зависит от типа вооружения. Естественно, для межконтинентальных ракет должны быть большие цистерны. Меньшей дальности ракеты - цистерны меньше. Я опять-таки напомню, что такие мобильные типы вооружения мы не разрабатывали. Параллельно это разрабатывало КГБ, ФСБ.

Би-би-си: До сих пор разрабатывает?

В.М.: Я уверен, что до сих пор разрабатывают, а как же иначе? [...]

Понимаете, химики - они работали, но никогда не представляли, что химические наши вещества могут использовать для таких террористических целей. Хотя я всегда знал, что идет параллельная разработка оружия ФСБ.

В ФСБ есть очень хороший отдел физико-химических и других исследований, параллельно с нами [ГНИИОХТ] они работают. Эти ребята были аспирантами у моего друга, профессора Дрозда, я их знал, Ну, они ко мне тоже приходили, естественно. Я их работы кое-какие тоже знал. Они неплохие были химики. Когда имеется школа, она всегда проявляется, жива еще школа.

Би-би-си: Есть мужчина и женщина, против которых был направлен точечный маленький снаряд. Как и в чем в этом случае могут содержаться вещества, для того чтобы "Новичок" сработал? Это маленький патрон?

В.М.: Это маленький патрон, который вставляется, - это я уже фантазирую, - в наган, револьвер, в нем есть устройство, которое их [компоненты] разбивает, и идет реакция между ними. И потом выстреливает этим как бы разбавителем в виде бензина или диоксида углерода обычно из пульверизатора, [в виде] спрея. На таком принципе могло быть сделано такое оружие, очень просто.

Би-би-си: Насколько реально все синтезировать и свести в единый патрон, например, в гостиничном номере?

В.М.: Нет, это невозможно. Это невозможно, и это должен знать, конечно, человек, который этим занимается. Особых предосторожностей не требуется, потому что герметически заключенные вещества, скажем, в ампуле, не опасны.

Би-би-си: А их нужно для смешивания как-то взломать?

В.М.: Понимаете, механизм в этом устройстве выстрела, он имеется и от пружины может разбить оба флакона, оба патрона. Реакция идет в секунды. И затем выстреливает.

Би-би-си: Человек, который был исполнителем этого действия, он же должен быть первым, кто пострадает? Странно было бы, если бы он вышел на улицу в костюме химзащиты.

В.М.: Целиться надо в открытую часть [жертвы]. Конечно, тот, кто выстреливает, ставит себя под угрозу, но как говорится, на войне как на войне. Здесь нет гарантий. Когда ты стреляешь, то можешь сам себя поставить под угрозу. Химическое оружие - оно обоюдоострое. Вот скажем, когда применяли в массовом масштабе химическое оружие в Первую мировую войну, рассчитывали, что ветер идет в одном направлении - на противника, но вдруг ветер менялся, и сами войска, которые атаковали, уже становились жертвами. Так что тут никуда не денешься, химическое оружие в этом отношении очень сильно зависит от ветра, метеорологических условий.

Би-би-си: Давайте поставим вопрос таким образом: может ли быть еще один тайно пострадавший от химического оружия, от "Новичка"?

В.М.: Я думаю, это нельзя исключать. Когда мы поставим "Новичок" под международный контроль, то все, кто намеревается опять повторить эту атаку, теперь будет 100-процентная вероятность, что раскроется мгновенно, сразу же.

Надо, в первую очередь, ставить "Новичок" под международный контроль, включить его в список запрещенных веществ. Тогда можно разрабатывать методы контроля над этими компонентами, бинарными компонентами. Их тоже можно контролировать - на границе, на таможне. А так-то ведь, если мы не знаем этой формулы официально, мы не знаем бинарных компонентов. Без знания химических формул, без знания этих соответствующих спектров, масс-спектров или инфракрасных спектров бесполезно вести разговор, что мы защищаем население.

Как террорист любой, он должен разрабатывать, конечно, все варианты побега оттуда. Плюс, конечно, у него должен быть антидот. Если поймают кого-то с антидотом, это первый признак того, что он каким-то образом причастен или намеревается, по крайней мере, участвовать в таких делах. Если он никаким боком не касается химических исследований в этой области, то значит, первый подозреваемый.

Затем, конечно, он [исполнитель] должен был быть в перчатках и знать, как он стреляет. Он должен быть обучен. Он знал, наверное, какой там ветер или делал это в помещении. Обученный офицер останется невредимым.

Би-би-си: А необученный погибнет?

В.М.: Необученный - конечно. Если кому-то поручат, мол, пойди там, нажми на курок, около этого человека, он, естественно, погибнет вместе с ним.

Би-би-си: Те люди, которые сейчас работают на месте, в Британии, насколько они сами в опасности? Несмотря на то, что доза была не самой большой, я так понимаю, она оседает на разных предметах.

В.М.: Там на месте не должна быть такая большая концентрация, чтобы проникать через защитный слой костюмов. В этом смысле, химвойска - они защищены. Можно о них не беспокоиться.

Би-би-си: Если мы говорим о черном рынке подобных веществ - насколько он реалистичен? Если представить себе, что существует группа ученых, которая разрабатывает подобные вещества? Был, например, Аум Синрикё (запрещенная в России религиозная секта, устроившая зариновые атаки в метро Токио и префектуре Нагано).

В.М.: Аум Синрикё, конечно, не в домашних условиях это делали, у них было несколько химиков и инженеров, но у них не было опыта работы. Они, конечно, хорошие химики были, но опыта с зарином у них никакого не было - зеро. Поэтому они сделали, конечно, продукт, максимум с 7-процентным содержанием, а боевой зарин - это 95%. Но для массового убийства людей этого достаточно - даже 7%. Порядка двухсот с чем-то человек все-таки убили (В результате двух зариновых атак Аум Синрикё погибли 20 человек - Би-би-си).

Понимаете, нельзя путать боевое отравляющее вещество с просто отравляющим веществом. Потому что к боевому отравляющему веществу предъявляются требования по эффективности. А здесь против незащищенного человека даже однопроцентный раствор может быть полностью летальным.

Би-би-си: Американцы в 90-е копались на полигоне в районе Устюрта (использовался военными из расквартированных в Нукусе частей) - насколько реально, что они получили формулу "Новичка"?

В.М.: Реально это, это они могли, но не знаю, удалось ли. Возможно. Насколько я знаю, никаких сведений не было после этого. Последняя моя должность была - начальник отдела противодействия национальным техническим разведкам - с тем, чтобы препятствовать таким отборам проб. На этом полигоне тоже работала эта группа противодействия иностранным техническим разведкам.

Би-би-си: И что вы делали?

В.М.: Дегазировали, конечно. То есть, местность после этого дегазировали, чтобы не осталось следов от этого, скажем, "Новичка". Может быть, они могли и не взять пробы с содержанием, достаточным для идентификации.

Би-би-си: Очень многих смущает, что британцы настолько быстро сказали, что это "рука Москвы". Насколько реально установить, что это был "Новичок", а не что-нибудь другое?

В.М.: Когда вещество имеешь, каждое вещество, органическое и неорганическое, теперь сидят их масс-спектры в библиотеках компьютеров, которые соединены с масс-спектрометром. В библиотеке находятся масс-спектры всех известных соединений. Это сотни, тысячи, а то и миллионы соединений с вот такими характеристиками. Когда анализируют любое вещество, то компьютер сразу сравнивает данные с библиотечными. И в течение нескольких секунд дает результат. Совпадает, допустим, в 95% - значит, ясное дело, это и есть вещество. Тут ошибки не может быть.

"Новичок" - есть монополия России. Только из России вещество могло прийти. Если англичане синтезировали, то только достаточно для того, чтобы получить спектр. Если уж они заявили, что это был "Новичок" - то это "Новичок". Поскольку англичане никогда не имели этого вещества, а если и имели, то только после того, как я опубликовал [формулу] в книге, и получили достаточное количество только для того, чтобы снимать физико-химические константы и масс-спектры этого.

А в больших масштабах чтобы получать, нужно тратить большие средства и нанимать большой персонал. Это же просто так на Западе деньги не берутся, они идут через бюджет, который утверждается законодательным собранием, парламентом. Военный бюджет по всем отраслям - он открытый, как в Соединенных Штатах, так и в Англии.

Би-би-си: Если говорить о воздействии "Новичка" на Сергея Скрипаля и его дочь Юлию - они всегда будут прикованы к постели?

В.М.: Нет, может быть, даже будут ходить, вот как мой друг, Андрей Железняков. Он во время еды просто задохнулся.

Би-би-си: То есть, была нарушена глотательная функция?

В.М.: Да, да. Просто задохнулся, никто не знает, от чего он так. Потому что ослаблены эти связи, это управление центральной нервной системой нашей функциональной. Поэтому есть очень большая вероятность, что то же самое может происходить и с ними.

Би-би-си: Вы ранее говорили, что Москва рассчитывала на то, что следы "Новичка" никогда не найдут, - что вы имели в виду?

В.М.: Очень строго они хранили эти секреты, и нигде эти секреты не просочились, поэтому они были уверены, что раз они не просочились и они применят это, то никто не идентифицирует, потому что для идентификации нужно иметь именно это вещество, спектр этого вещества в библиотеке компьютера.

Би-би-си: Формула перестала быть секретом в 2007 году, этого времени достаточно, чтобы получить спектр.

В.М.: [...] Это уже гордыня - мы все умеем, а остальные - нет.

Би-би-си: Почему вы опубликовали формулу тогда, в 2007 году?

В.М.: От отчаяния.

Би-би-си: Почему?

В.М.: Потому что я с 1992 года борюсь, чтобы "Новичок" стал достоянием международной общественности. С тем чтобы его контролировать, включить в международную конвенцию, но этого никто не хотел сделать и на Западе. Это была лицемерная политика западных стран. Теперь они, по-моему, увидели, какие последствия от такой политики игнорирования.

Я подумал, что если я опубликую, то заинтересуются такие страны, как Германия, Франция, Англия, Япония, Китай, и они включат его в список. И действительно, с тех пор, как Ассанж опубликовал в WikiLeaks очерк, который касается моей книги... Он пишет, что после выхода моей книги было заседание в Гааге органа по соблюдению конвенции. Американский делегат сказал, что надо игнорировать книгу Мирзаянова, он так точно сказал, вы можете это прочитать.

Я поместил в "Фейсбуке" отрывок из этого ассанжевского WikiLeaks. Проигнорировали. Мало того, когда вышла моя книга, должна была выйти, в Вашингтоне было созвано совещание, где участвовали ФБР, ЦРУ и соответствующие эксперты, которые пришли к заключению, что нужно выкупить весь тираж и сжечь. И позвонили издателю. Издатель сказал, что согласен, но, к сожалению, его жена уже выкупила 300 экземпляров, вы опоздали. Моя жена - довольно практичная женщина, она предвидела.

Я эту историю передаю в таком виде, как я слышал на конференции в Орландо в 2007 году по химическому разоружению. Там много участвовало и американских военных, и из других стран, из Италии, Германии и всех прочих. Я привез туда 120 экземпляров моей книги - за час они разошлись. Главным образом покупали американские военные, они говорили: "Спасибо, что ты продаешь, потому что мы были вынуждены снимать ксерокопии, нам нельзя их покупать, деньги не выделяют на это дело".

Один военный подошел и сказал: "Мирзаянов, вы все правильно сделали, а вы знаете, что могло случиться с вашей книгой?" И рассказал мне эту историю по секрету. Начальник службы химической безопасности города Нью-Йорк, противопожарной службы, он меня очень благодарил, потому что с этого момента они, по крайней мере, могут работать над разработкой антидота.

Би-би-си: Чего вы сейчас пытаетесь добиться?

В.М.: В первую очередь, чтобы, по крайней мере, Тереза Мэй инициировала включение "Новичка" в список запрещенных химических отравляющих веществ настоящей конвенции. Вот это моя просьба к ней. И вообще, к правительству России. Если она предложит - мы посмотрим на реакцию Путина. Но она, скорее всего, будет отрицательной, потому что он скажет: "Давайте включим и разработки Англии и Соединенных Штатов". Хотя он не имеет, возможно, никакого представления о них. То есть, он будет просить то, чего он не знает. А в этом случае мы имеем дело с "Новичком", который был использован для террора, террористического акта,

Би-би-си: Если говорить о вашем отъезде из России - вы знали очень много о секретных веществах. Как вас выпустили?

В.М.: Я прошел, после того как мое дело прекратили постановлением генерального прокурора. Дело прекратили за неимением улик. Меня дважды арестовывали, было следствие после публикации статьи о "Новичке" в "Московских новостях" в 1992 году. После того как я все это прошел, меня пригласили на конференции в Америке, Германии, во Франции. И я просил заграничный паспорт. Но мне его не давали. И когда была комиссия, межведомственная комиссия при министерстве иностранных дел во главе с Лавровым...

Би-би-си: Сергеем Лавровым? Который сейчас возглавляет министерство иностранных дел России?

В.М.: Совершенно верно. Правда, на заседании, где рассматривали мое заявление, его не было, но все это дело он организовал. И тогда в мою защиту выступил очень хорошо Сергей Ковалев, и сказал он буквально: "Какой может быть Мирзаянов носитель секретов, которые теперь запрещены? Нет химического оружия, химическое оружие под запретом, под контролем, что ж его держать в узде?"

И тогда комиссия проголосовала с перевесом в один голос - выдать мне иностранный паспорт. И после этого дорога была открыта для выезда в Соединенные Штаты в 1995 году на конференцию AAAS - American Association for the Advancement of Science, эта конференция была в Атланте. Это очень торжественное мероприятие, меня там встречали. Нью-Йоркская академия наук, торжественный прием. Организовал его покойный лауреат Нобелевской премии Ледерберг (американский генетик и биохимик Джошуа Ледерберг - Би-би-си). На этом приеме присутствовал уже Лавров.

Би-би-си: И как происходило дальше ваше взаимодействие? Вы как-то здоровались? Разговаривали?

В.М.: Нет, он не подходил ко мне, я тоже к нему не подходил. Я Лаврова в лицо не знал, но мне сказали, что это Лавров. Он сидел в стороне, молчал, с каменным лицом. Я помню, когда я выступал, он еще был, а потом ушел.

Би-би-си: Были ли какие-то специальные инструкции? Приходили ли к вам люди с американской стороны, чтобы поинтересоваться, как выглядит "Новичок"?

В.М.: Да, конечно, инструкций со стороны русских не было, потому что когда меня увольняли, еще в 1991-м - начале 1992 года, пришли чекисты, чтобы подписать обязательство о неразглашении государственных тайн. Потому что оказалось, что мои обязательства уже давно исчерпаны, срок прошел, они позабыли обновить, вот, мол, подпиши. Я наотрез отказался. Я сказал, что не буду подписывать. Я сказал, что я свободен теперь от всех ваших обязательств. И когда я приехал в Штаты, я не скрою, меня просили об этих вещах, я отказался. Я сказал, что не буду этого делать. Потому что есть у меня родственники в России и везде, я не могу поставить их под опасность и я на это дело не пойду. Я так объяснил.

Было много попыток, я отказался. И наконец, когда я собрался опубликовать книги, я советовался с теми, кто со мной сотрудничал, меня знакомили с сенаторами и конгрессменами, и затем Эми Смитсон (американская ученая в сфере биологического и химического оружия, неоднократно выступавшая в конгрессе США, посетила более 20 биотехнологических лабораторий в Советском Союзе, активно помогала советским ученым находить работу в частном секторе западных компаний - Би-би-си) активно возражала, чтобы я публиковал формулу. Под предлогом, что ее якобы могут использовать террористы. Для меня, и для опытного химика, это смешно. Я-то знаю лучше - никакой террорист на это дело не пойдет, потому что он сам себя и убьет. И у них [террористов] нет такого уровня ученых, как в России, как в Соединенных Штатах. Поэтому террористы не могут этого сделать и никакой опасности нету. Даже попыток нету. Вот зарин синтезировали с 7-процентным выходом - это смешно. А других побуждений и попыток не было.

Би-би-си:А можно было как-то украсть материалы из лаборатории? В обход контроля?

В.М.: Нет, исключено. Он был очень строгим, но всегда были нюансы, особенно для сотрудников. Если вы работали в ГНИИОХТ, всегда была возможность украсть их. Это как раз то, что случилось при отравлении Кивелиди, помните? Для его убийства было использовано вещество-33, так, по крайней мере, говорилось в то время, дескать использовался "Новичок". В то время они говорили о том, что некий ученый из ГНИИОХТ принес образец вещества-33 и оно было нанесено на телефонную трубку. Когда я узнал об этом, у меня был шок.

Я знал Игоря Ринка, это был очень хороший человек, старший научный сотрудник, я не знаю о его дальнейшей судьбе.

Как бы там ни было, все вещества в ГНИИОХТ и его филиалах находятся под строгим контролем. Таким образом, если нужно, скажем, пять граммов какого-то ингредиента, их можно получить только на складе. Когда вы с ними работаете, нужно указать, сколько было взято, для чего использовано. Когда работа окончена, контейнер относится обратно в хранилище. Время от времени ревизоры приходят и проверяют, как использовались те или иные вещества - сколько было потрачено на эксперименты, сколько осталось. Они смотрят на баланс, но практически никогда не присутствуют при взвешивании.

Теперь представьте: я взял один или три грамма "Новичка", отправил его в ампулу, а вместо него вернул совершенно нейтральное вещество, для контролеров - это один и тот же вес. По весу все сходится, а то, что я положил в свой карман и ушел из ГНИИОХТа... И он, Ринк, скорее всего, сделал именно так.

Би-би-си: То есть, вероятность того, что вещество было украдено из ГНИИОХТ, достаточно высока?

В.М.: Я же говорил уже давно: нужен контроль формулы, иначе это будет работать только с честными людьми!

Би-би-си:Как думаете, а черный рынок существует?

В.М.: Сейчас ничего нельзя сказать наверняка, но это очень опасно. Это все равно, что покупать смерть, от этого можно умереть. Опытная профессура и инженеры, которые работают в этой сфере, не будут этим заниматься, это слишком опасно. Хранить опасно, и шанс того, что можно погибнуть самому и отравить себя, очень высок.

Би-би-си: Как считаете, а в 90-е можно было украсть "Новичок" - во время того хаоса, который царил в стране?

В.М.: То, что нам продемонстрировала история с Ринком, это действительно было возможным.

Би-би-си:А как насчет того, чтобы хранить его где-то в течение 30 лет?

В.М.: Как показывает практика, да, можно было. Взять и спрятать где-то в гараже. Если вы возьмете контейнер, наполните его активированным углем, запечатаете - вообще без проблем.

Би-би-си:А как насчет того, чтобы заложить его в патрон?

В.М.: О, это другая история. Все манипуляции с этим веществом предполагают высококвалифицированный персонал. Если Ринк мог взять образцы, то сделать из них оружие - это невозможно, даже он не мог этого сделать, потому что он не специалист по оружию.

Великобритания. Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Образование, наука. Армия, полиция > bbc.com, 16 марта 2018 > № 2531268 Вил Мирзаянов


КНДР. США. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 марта 2018 > № 2539513 Георгий Толорая

Почему Трампу стоит встретиться с Кимом во Владивостоке

Близость России к Северной Корее напомнит всем заинтересованным сторонам о том, что сильным державам есть что предложить Пхеньяну в смысле гарантий безопасности.

Лайл Голдстайн (Lyle J. Goldstein), Артем Лукин, Георгий Толорая, The National Interest, США

Один из самых интригующих вопросов, возникающих в связи с возможной личной встречей президента США Дональда Трампа и северокорейского лидера Ким Чен Ына, касается места проведения этого беспрецедентного мероприятия. И одним из наиболее подходящих мест является российский Дальний Восток.

В настоящее время выдвигаются самые разные варианты места проведения их встречи — от Гуама до Швеции. Разумеется, северокорейцы предпочли бы, чтобы Трамп приехал в Пхеньян. В конце концов, в 2000 году один из его предшественников, а именно Билл Клинтон, был очень близок к тому, чтобы совершить поездку в КНДР (и он сделал это, хотя, увы, гораздо позже и уже не в качестве президента США). Однако на этот раз визит президента США в Северную Корею крайне маловероятен. Такой визит мог бы создать впечатление, что хозяином положения является Ким Чен Ын, а Трамп — лишь проситель.

Панмунджом — место в демилитаризированной зоне, разделяющей Корейский полуостров на две половины, — это еще один из рассматриваемых вариантов. Однако там нет подходящих комплексов и инфраструктуры для проведения подобного грандиозного мероприятия, хотя встреча с президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ином, назначенная на конец апреля, может оказаться хорошей репетицией. Но вполне возможно, что Трамп не захочет ездить в одно и то же место во второй раз за месяц, потому что это может отчасти лишить его историческую встречу с северокорейским лидером ее эффектности.

Другой вариант — провести эту встречу на территории Южной Кореи — в Сеуле или на острове Чеджу. Однако такой вариант может показаться Киму неприемлемым, потому что его поездку могут расценить как признак излишнего уважения по отношению к южнокорейцам. Кроме того, немаловажными факторами здесь могут стать безопасность и доверие. Захочет ли Ким отправиться в страну, в конституции которой он назван лидером незаконного образования и значительная часть населения которой, включая многих представителей истеблишмента, испытывает сильную неприязнь по отношению к северокорейскому режиму. Как показали недавние демонстрации в Сеуле, против него могут выступить миллионы людей.

Сам Ким заявил о том, что он готов приехать в Белый дом, однако для американского истеблишмента это может обернуться политическими сложностями. Как насчет Европы, Юго-Восточной Азии или Монголии? Возможно, Ким не захочет уезжать так далеко от дома по множеству вполне очевидных причин, включая причины логистического характера. К примеру, чтобы добраться до Швеции, ему придется сделать остановку в Москве. Более того, стоит помнить, что Ким ни разу не выезжал за границу после того, как стал лидером Северной Кореи, поэтому причины логистического характера являются довольно вескими.

Очевидным вариантом остается Китай. Пекин, Шэньян или Чанчунь — это вполне логичные варианты, учитывая близость границы КНДР и доступность сухопутных маршрутов. Однако за последние несколько лет отношения между этими двумя формальными союзниками достигли беспрецедентно низкого уровня. Пхеньян не доверяет Пекину и испытывает обиду в связи с ужесточением китайских санкций против Северной Кореи. Ким знает, что в Пекине его делегация будет подвергаться влиянию и контролю со стороны китайских властей. Северокорейцы стремятся избежать зависимости от Китая, и им бы не хотелось ставить китайцев в сильную позицию посредников, которую они займут в том случае, если саммит Трампа и Кима пройдет на территории Китая. Как сообщают наши северокорейские источники, Китай как место проведения саммита даже не рассматривается.

Таким образом, остается только Россия. Главный город российского Дальнего Востока Владивосток расположен всего в 160 километрах от северокорейской границы. Ким Чен Ын может безопасно добраться туда на самолете, на своем личном поезде (именно так предпочитал путешествовать его отец) или даже в составе автомобильного кортежа. Если говорить об отце Ким Чен Ына, Ким Чен Ир несколько раз посещал российский Дальний Восток, включая Владивосток, в 2000-х годах. С этими местами его связывали собственные ностальгические воспоминания, поскольку он родился недалеко от Хабаровска, где находился его отец во время Второй мировой войны. Во Владивостоке есть множество объектов мирового класса для проведения подобных мероприятий — они были построены в преддверии саммита АТЭС 2012 года. Они идеальны с точки зрения безопасности, и они расположены на живописном острове Русский у берегов Владивостока. Кстати, множество северокорейских гастарбайтеров принимали участие в строительстве этого современного и красивого комплекса в потрясающим видом на Тихий океан. С тех пор этот комплекс, который формально принадлежит Дальневосточному федеральному университету, использовался для проведения множества важных международных мероприятий, включая ежегодный Восточный экономический форум, в котором принимали участие премьер-министр Японии Синдзо Абэ, президент Мун и лидеры других стран. Стоит отметить, что и у США, и у Северной Кореи есть консульства во Владивостоке. Наличие консульств облегчит логистику и обеспечение безопасности.

Россия неоднократно предлагала Владивосток в качестве возможного места проведения международных переговоров с участием Северной Кореи — это своего рода постоянное приглашение. Этот город рассматривался в качестве варианта для проведения встречи Ким Чен Ира и Ким Дэ Чжуна в 2000-х годах, однако тогда Путин предложил Иркутск (несмотря на одобрение Ким Чен Ира, Иркутск так и не стал местом их встречи). Российские чиновники с радостью предложили бы столицу дальнего Востока в качестве места проведения саммита Трампа и Кима, хотя пока никаких серьезных дискуссий с северокорейцами не ведется. Тем не менее, из всех крупных держав в настоящий момент Москва поддерживает наиболее теплые отношения с Северной Кореей, и между ними существует множество каналов и происходит множество контактов (к примеру, предстоящая встреча межправительственной комиссии), в ходе которых можно обсудить этот вопрос. Стоит подчеркнуть, что Пхеньян не доверяет никому, но меньше всего он не доверяет русским. Кроме того, с точки зрения северокорейцев (да и южнокорейцев тоже), Россия пользуется достаточным влиянием на полуострове, но в отличие от влияния Китая, ее влияние не угрожает стать чрезмерно сильным. Именно поэтому Ким Чен Ыну вполне может понравиться Владивосток в качестве места проведения саммита, и его служба безопасности, скорее всего, с радостью одобрит этот вариант.

«Российский ракурс» может оказаться важным сам по себе. Владимир Путин лично может приехать во Владивосток, чтобы провести двустороннюю встречу с северокорейским лидером (первую подобную встречу, в ходе которой он может попытаться повлиять на позицию своего коллеги) и первую встречу с президентом Трампом на российской территории. Организация российско-американского саммита может сейчас оказаться сложной задачей по ряду понятных причин. Путин сам говорил, что Россия может взять на себя функции посредника в урегулировании кризиса на Корейском полуострове. Тогда почему бы ему не устроить неформальный обед с двумя противниками — не с гамбургерами, а, возможно, с кулебякой в качестве основного блюда? И это не должно казаться чем-то надуманным, потому что Россия глубоко заинтересована в урегулировании этого кризиса. Помимо приостановки распространения ядерного оружия — в чем Москва как ядерная держава искренне заинтересована — успешное урегулирование этого кризиса устранит опасность начала войны у самых границ России и поможет ей реализовать свои амбициозные экономические проекты, такие как проект по соединению Транссибирской и Транскорейской магистралей. Крайне важно то, что у Путина сложились довольно близкие и доверительные отношения с Си Цзиньпином. Пекину придется скрыть свое возможное недовольство по поводу идеи проведения саммита Трампа и Кима в России, но интересы Китая будут учтены. Южная Корея тоже вряд ли станет сильно возражать, потому что Россия в качестве места встречи лидеров — это один из наиболее приемлемых для нее вариантов.

Между тем у Трампа могут возникнуть сложности с тем, чтобы отправиться на саммит во Владивосток, учитывая крайне напряженные отношения между США и Россией, однако почти все благоразумные американские дипломаты и аналитики согласны с тем, что каналы коммуникации с Кремлем должны оставаться открытыми — именно для того, чтобы находить способы устранения самых серьезных вызовов, таких как северокорейский ядерный кризис. Нет никаких сомнений в том, что между президентом Трампом и президентом Путиным установились довольно неплохие отношения, о чем свидетельствует их встреча на полях саммита Большой двадцатки в Гамбурге, которая вместо 30 минут продлилась более двух часов. Это неудивительно, поскольку они оба — реалисты, прагматики, и у них множество общих проблем. Какой бы «низкой политикой» ни характеризовалось так называемое российское расследование, ее необходимо отодвинуть в сторону ради «высокой политики» достижения стабильного соглашения, направленного на урегулирование северокорейского ядерного кризиса. Это та цель, которую поддержат все американцы, а Владивосток — это всего лишь наиболее подходящее место для проведения этих крайне важных переговоров. Если президент Мун и премьер-министр Абэ смогли приехать во Владивосток и дружески обсудить с Путиным северокорейскую ситуацию, как они сделали в сентябре 2017 года, Трамп, несомненно, может поступить так же. Наконец, Трамп принял крайне смелое решение встретиться с Кимом лицом к лицу — решение, которое, возможно, далеко не так импульсивно, как нам пытаются внушить. Это свидетельствует о том, что его шаг является частью четкой стратегии, и никакие возражения со стороны партий касательно места проведения встречи не должны его сдерживать или препятствовать ему.

Если Трамп поедет во Владивосток, чтобы лично поговорить с Ким Чен Ыном и, возможно, встретиться с Путиным, это может стать возможностью для возобновления российско-американского стратегического диалога. Его отсутствие становится попросту опасным, особенно учитывая недавнее выступление Путина, в ходе которого он рассказал о целом ряде новых ядерных вооружений, а также меры по модернизации ядерного арсенала, предпринимаемые США. Кстати, Владивосток стал тем местом, где в 1974 году советский лидер Леонид Брежнев и президент США Джеральд Форд провели успешные переговоры по вопросу о контроле над вооружениями. В данном случае будет совсем неплохо, если история повторится.

Если в результате этой встречи удастся хотя бы немного улучшить российско-американские отношения, тем лучше, однако основное внимание необходимо будет уделить сложной встрече Кима и Трампа и ее результатам. Некоторые могут указать на то, что Киму будет слишком комфортно во Владивостоке в окружении российских «друзей». Было бы лучше, скажут они, вывести Кима из зоны комфорта и поместить его в менее знакомую обстановку. Они могут предложить, скажем, Гуам, где Ким сможет своими глазами увидеть множество примеров американской военной мощи. Тем не менее, поступать так было бы чрезвычайно глупо. Учитывая высоту ставок и серьезную асимметрию в мощи двух сторон, США стоит приложить максимум усилий для того, чтобы Киму было комфортно, чтобы он мог сосредоточиться и хорошо все обдумать. Если Ким будет нервничать и вести себя импульсивно, он вполне может сначала согласиться на некий договор, а затем сразу же передумать, что станет катастрофой для всех заинтересованных сторон. Таким образом, в такой резко асимметричной ситуации имеет смысл найти такое место для встречи, которое будет комфортным для стороны, обладающей меньшей мощью. Это облегчит процесс принятия по-настоящему тяжелых решений, а страна-хозяйка будет частично нести ответственность — как минимум моральную — за их реализацию. Более того, близость России к Северной Корее напомнит всем заинтересованным сторонам, что сильным внешним державам, включая не только Россию, но и Китай, есть что предложить Пхеньяну в смысле гарантий безопасности, чтобы смягчить «дилемму безопасности» во время деликатного и постепенного процесса денуклеаризации.

Лайл Голдстайн — профессор Военно-морского колледжа США.

Артем Лукин — профессор и заместитель директора по исследовательской работе Школы региональных и международных исследований Дальневосточного федерального университета.

Георгий Толорая — директор Центра российской стратегии в Азии Института экономики Российской академии наук.

КНДР. США. ДФО > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 14 марта 2018 > № 2539513 Георгий Толорая


США. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 марта 2018 > № 2539484

Россия — США: В чем разница между российскими и американскими СМИ?

Ведущая RT Софи Шеварднадзе утверждает, что российские СМИ лишь удовлетворяют желания народа.

Нини Аршакуни, EurasiaNet, США

В последнее время в США в поле зрения критиков попали как российские, так и американские СМИ. Президент Дональд Трамп называет журналистов «врагами американского народа», отметает факты как «фейковые новости» и призывает своих сторонников не верить четвертой власти. Что касается России, американцы видят неприкрыто авторитарную систему, изрыгающую не ограниченную системой сдержек и противовесов пропаганду.

На днях защитники обеих систем выступили на мероприятии, организованном в Гарвардском университете.

Софи Шеварднадзе, ведущая российской государственной пропагандистской сети RT, заявила, что «неверно и несправедливо говорить, что в России нет свободной прессы». Приведя в качестве примеров «Эхо Москвы» и «Дождь», она сказала, что ситуация не так плачевна, как часто утверждается на Западе. Российские СМИ, на ее взгляд, отличаются от американских тем, что исторически первые занимались не только расследованиями и репортажами, но также проповедовали. «В России журналист — больше чем просто журналист. Люди часто ожидают от журналистов выражения моральной оценки и субъективных эмоций касательно определенного события», — сказала она. По ее словам, российские СМИ, как и Путин, часто удовлетворяют желания общества. «Несмотря на то, что думают на Западе, консервативная повестка Путина является органичным ответом на чаяния народа», — добавила она.

Шеварднадзе почти не касалась RT, своего вызывающего полемику работодателя, но заявила, что российские СМИ в значительной степени действуют в ответ на действия американской прессы.

С точки зрения обычных россиян, по ее словам, освещение американскими СМИ событий в России носит крайне несправедливый характер. «Они смотрят на американскую прессу и недоумевают, почему, например, авторитарные Китай и Саудовская Аравия, где женщин забивают камнями на людях, совсем не подвергаются критике, а Россию преподносят как самую отсталую страну в мире. Почему? Нет причин для подобных двойных стандартов. Наша демократия несовершенна, но мы намного лучше других — вот что думают люди [в России]».

Мэтью Баум, преподаватель по международным коммуникациям в Школе государственного управления им. Джона Кеннеди при Гарвардском университете, заявил, что американские СМИ доказали свою стойкость перед лицом нападок со стороны Трампа и не понесли урона как их коллеги, работающие при авторитарно настроенных лидерах в других странах.

По словам Баума, парадокс современной американской журналистики заключается в том, что хотя американские СМИ упустили приход к власти неопытного кандидата Трампа, сразу после вступления его в должность они все-таки приняли на себя функции механизма, следящего за соблюдением Белым домом правил, указывая на крайние политические инициативы администрации и примеры сомнительного с юридической или этической точки зрения поведения. «Этот парадокс можно объяснить двумя факторами: традиционными журналистскими ценностями и устоявшейся практикой новостных СМИ, а также Первой поправкой», — сказал он.

«Защита журналистов от репрессий является краеугольным камнем демократии, — добавил в заключение Баум. — Сравните это с другими странами, такими как Турция, Китай и Филиппины, где журналистов бросают за решетку или убивают, или где прессу в значительной степени ограничивают, как в России».

Отвечая на вопрос о вероятности развития свободной прессы и демократии в России, Шеварднадзе ответила избитой банальностью. «Демократию нельзя навязывать сверху. Демократия — это то, как человек видит и чувствует жизнь. С этим рождаются. В огромной стране как Россия, где историческое наследие и культурные особенности влияют на то, как люди смотрят на вещи, на это уйдет время».

США. Россия > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 14 марта 2018 > № 2539484


США > СМИ, ИТ. Образование, наука > inosmi.ru, 14 марта 2018 > № 2539451

Ограниченность переводчика «Гугл»

The Atlantic, США

Программа использует передовые технологии искусственного интеллекта, однако простейшие тесты показывают, что она далека от реального понимания смыслов.

Как-то раз мой приятель Фрэнк пришел на одно из наших воскресных занятий по сальсе со спутницей датчанкой. Я знал, что Фрэнк хорошо говорит на датском, так как его мать родом из Дании, и он жил там в детстве. Что касается его приятельницы, то она бегло говорила по-английски: для скандинавов это считается нормой. Но, к моему удивлению, в ходе вечера выяснилось, что двое друзей обычно обмениваются электронными письмами с помощью переводчика «Гугл» (Google Translate).

Фрэнк пишет сообщение на английском языке, а затем пропускает его через переводчик «Гугл», чтобы создать новый текст на датском; а она, наоборот, создает письмо на датском языке, а потом с помощью программы переделывает его на английский лад. Так странно! Зачем это делать двум умным людям, каждый из которых хорошо говорит на языке другого? Мой собственный опыт работы с системами машинного перевода неизменно вызывал у меня скептическое к ним отношение, которое эти двое явно не разделяли. Действительно, многие вдумчивые люди в восторге от программ автоматического перевода и находят в них мало поводов для критики. Меня это не на шутку озадачивает.

Как большой поклонник языков и страстный переводчик, как ученый-когнитивист, хранящий непоколебимую веру в проницательность человеческого ума, я уже несколько десятилетий слежу за попытками механизировать перевод. Когда в середине 1970-х годов я впервые заинтересовался этим предметом, мне попалось письмо, написанное в 1947 году математиком Уорреном Уивером, одним из первых защитников машинного перевода, Норберту Винеру, ключевой фигуре тогдашней кибернетики, в котором Уивер делает одно любопытное и сегодня довольно знаменитое заявление: «Когда я вижу статью на русском языке, я говорю: „На самом деле это написано на английском языке, но зашифровано с помощью каких-то странных символов. Сейчас я перейду к расшифровке"».

Несколько лет спустя он выразил другую точку зрения: «Ни одному разумному человеку не придет в голову мысль о том, что машинный перевод способен когда-либо сравняться с человеческим по степени изящества и отточенности слога. Пушкину не придется переворачиваться в гробу». Уф! Посвятив целый год моей жизни незабываемой напряженной работе над переводом блестящего романа в стихах Александра Пушкина «Евгений Онегин» на свой родной язык (то есть, до основания переработав это великое произведение русской литературы в англоязычный роман в стихах), я нахожу последнее замечание Уивера в гораздо большей степени верным, чем предыдущее, которое являет собой до странного упрощенное видение языка. Как бы то ни было, высказанное им в 1947 году представление о переводе как о расшифровке сделалось своего рода кредо, на долгое время ставшим движущим фактором в сфере машинного перевода.

С тех пор «механизмы перевода» не переставали совершенствоваться, а в последнее время использование так называемых «глубоких нейронных сетей» даже заставило некоторых экспертов (см. статьи «Великое пробуждение искусственного интеллекта» Гидеона Льюиса-Крауса в газете «Нью Йорк Таймс» и «Машинный перевод: за пределами Вавилона» Лейн Грин в «Экономист») предположить, что люди-переводчики могут превратиться в исчезающий вид. В этом случае занимающиеся переводом люди через несколько лет превратятся в простых специалистов по контролю качества и устранению дефектов вместо того, чтобы быть создателями новых свежих текстов.

Подобный сценарий станет настоящим переворотом в моей духовной жизни. Хотя я прекрасно понимаю всю увлекательность попыток создать совершенные системы перевода, я совсем не хочу видеть в этих неодушевленных машинах замену живым переводчикам. На самом деле эта мысль меня пугает и вызывает отвращение. На мой взгляд, перевод — это невероятно тонкое искусство, источником которого неизменно является многолетний жизненный опыт и творческое воображение человека. Если в один «прекрасный» день человеческие переводчики станут реликтами прошлого, мое уважение к человеческому разуму серьезно пошатнется. Это потрясение приведет меня в невероятное замешательство и посеет в моей душе неизбывную печаль.

Каждый раз, когда я читаю статью, в которой утверждается, что сообщество человеческих переводчиков скоро будет вынуждено признать свое поражение перед безжалостным молниеносным мечом какой-нибудь очередной технологии, я чувствую, что мне нужно излить собственное негодование отчасти из страха перед тем, что этот кошмар может быть уже близок, но скорее из желания успокоить себя, что он не настолько близок, и, наконец, чтобы выразить свою давнюю уверенность в том, что с преувеличенными заявлениями об искусственном интеллекте необходимо бороться.

Итак, прочитав о том, как старая идея искусственных нейронных сетей, недавно взятая на вооружение одним из подразделений «Гугл» под названием Google Brain и сегодня подкрепленная методами «глубокого обучения», привела к появлению нового типа программного обеспечения, которое якобы произвело революцию в автоматическом переводе, я решил посмотреть на последнее воплощение переводчика «Гугл» в действии. Можно ли здесь говорить о кардинальных переменах, как то было в случае Deep Blue и AlphaGo, перевернувших наше представление о таких почтенных играх, как шахматы и Го?

Я узнал, что, хотя более ранняя версия переводчика «Гугл» может работать с довольно большим набором языков, в своем новом воплощении с внедрением глубокого обучения программа действует всего на девяти языках. Соответственно я ограничил свои исследования английским, французским, немецким и китайским.

Однако, прежде чем делиться полученными результатами, я должен подчеркнуть двусмысленность прилагательного «глубокий», на которую здесь делается ставка. Когда мы слышим, что «Гугл» приобрел компанию DeepMind, чьи продукты имеют «глубокие нейронные сети», усиленные «глубоким обучением», мы первым делом думаем, что «глубокий» здесь означает «содержательный» и, следовательно, «мощный», «проницательный», «мудрый». И все же значение слова «глубокий» в данном контексте всего лишь связано с тем фактом, что эти нейронные сети имеют больше слоев (скажем, 12) по сравнению с предыдущими, у которых их могло быть только два или три. Но подразумевает ли такого рода глубина содержательность этой сети? Едва ли. Это всего лишь вербальный пиар.

Я с большой осмотрительностью отношусь к переводчику «Гугл», особенно учитывая всю поднимаемую вокруг него шумиху. Но несмотря на все отвращение я признаю за объектом моей неприязни целый ряд удивительных свойств. Эта программа доступна бесплатно любому человеку на земле и способна преобразовывать текст на любом из примерно ста языков в такой же текст на любом другом языке. Это не может не заслуживать уважения.

Если я горжусь тем, что называю себя «Пи-лингвом» (это значит, что сумма всех частично известных мне языков немного превышает число три; это определение помогает мне непринужденно отвечать на вопрос: «На скольких языках вы говорите?»), то представьте, какую гордость должна испытывать программа Google Translate, ведь она может называть себя «байлингвом» («бай» по-китайски значит «сто»). Байлингвизм способен произвести на простого Пи-лингва неизгладимое впечатление. Более того, если я скопирую и вставлю страницу текста на языке А в переводчик «Гугл», за какую-то пару секунд я получу страницу, заполненную словами на языке B. И это происходит постоянно на множестве экранов в самых разных уголках планеты, на десятках языков.

Практическая полезность переводчика «Гугл» и аналогичных технологий неоспорима, и, вероятно, в целом это позитивное явление, но в этом подходе все-таки не хватает чего-то очень важного, что выражается одним словом: понимание. Автоматический перевод никогда не делает установку на понимание языка. Его главная цель — попытаться «декодировать» текст — сделать свое дело, не беспокоясь о том, что такое понимание и смысл. Неужели и правда можно допустить, что для создания хорошего перевода не требуется понимание? Способен ли какой бы то ни было субъект, человек или машина выполнять высококачественный перевод, не обращая внимания на природу и суть данного языка? Чтобы пролить свет на этот вопрос, я перехожу к моим экспериментам.

Я начал свои исследования с незамысловатой и короткой фразы, которая в человеческом сознании вызывает отчетливые ассоциации:

In their house, everything comes in pairs. There's his car and her car, his towels and her towels, and his library and hers.

У них дома всего было по паре. Его машина и ее машина, его полотенца и ее полотенца, его библиотека и ее библиотека.

Переводческая задача кажется несложной, однако во французском языке (как и в других романских языках) слова «его» и «ее» согласуются по признаку пола не с обладателем, но с самим предметом. В итоге переводчик «Гугл» предложил мне следующее:

Dans leur maison, tout vient en paires. Il y a sa voiture et sa voiture, ses serviettes et ses serviettes, sa bibliothèque et les siennes.

Программа попалась в мою ловушку за отсутствием понимания — свойственного любому читающему этот текст человеку — того, что я описывал супружескую пару, подчеркивая, что на каждую вещь, которой владел супруг, у супруги приходилась своя собственная. Так, система глубокого обучения использовала притяжательное местоимение «sa» для обозначения «его машины» и «ее машины», вот почему пол владельцев машины здесь определить невозможно. Аналогичным образом, она использовала лишенную показателя рода форму множественного числа «ses» как для «его полотенец», так и для «ее полотенец», а в последнем случае с двумя библиотеками, его и ее, переводчика явно смутил «s» на конце слова «hers», и он почему-то решил, что этот «s» указывает на множественное число («les siennes»). В итоге вариант перевода на французский, предложенный программой «Гугл», упускает главный смысл оригинала.

Затем я сам перевел эту фразу на французский язык так, чтобы передать подразумевающийся в ней смысл. Вот моя французская версия:

Chez eux, ils ont tout en double. Il y a sa voiture à elle et sa voiture à lui, ses serviettes à elle et ses serviettes à lui, sa bibliothèque à elle et sa bibliothèque à lui.

Словосочетание «sa voiture à elle» передает идею «ее автомобиля», а «sa voiture à lui» может быть понято только как «его машина». И тут я решил, что переводчику «Гугл» не составит особого труда перевести мой французский перевод обратно на английский язык и на этот раз уже без ошибок, но я заблуждался. Вот что выдал мне переводчик:

At home, they have everything in double. There is his own car and his own car, his own towels and his own towels, his own library and his own library.

Что?! Даже когда входное предложение со всей очевидностью указывает на пол хозяев — очевиднее уже некуда — переводчик это игнорирует и ставит все в мужской род. Почему он выбросил из предложения самую важную информацию?

Мы, люди, знаем многое о супружеских парах, домах, личном имуществе, гордости, соперничестве, ревности, частном пространстве и многих других нюансах, которые приводят к причудам, подобным этой: когда у супружеской пары есть полотенца, на которых вышито «его» и «ее». Переводчик «Гугл» с такими ситуациями не знаком. Он вообще не знаком ни с какими ситуациями. Точка. Ему ведомы только цепочки, состоящие из слов, которые в свою очередь складываются из букв.

Здесь речь идет исключительно о сверхбыстрой обработке фрагментов текста, а не о мышлении, воображении, вспоминании или понимании. Он даже не знает, что слова означают вещи. Поспешу сказать, что компьютерная программа, безусловно, могла бы знать, для чего нужен язык, могла бы иметь идеи, воспоминания и опыт и могла бы их использовать, но переводчик «Гугл» создавался не для этого. Таких амбиций не было даже в планах его разработчиков.

В общем, я посмеялся над этим неудачным представлением, с облегчением подумав, что мы в конце концов не так уж близки к замене живых переводчиков автоматами. Но все-таки я понимал, что следует проверить эту программу более тщательно. В конце концов один глоток жажды не утоляет.

Кстати, а как насчет этой недавно придуманной фразы «Один глоток жажды не утоляет» (отсылающей, разумеется, к «Одна ласточка весны не делает»)? Я не мог удержаться от того, чтобы не пропустить через переводчик «Гугл» и эту фразу; и вот что получил на выходе: «Une hirondelle n'aspire pas la soif». Это грамматически правильное французское предложение, смысл которого, однако, довольно сложно постичь. Сначала в нем называется некая птица («une hirondelle» — ласточка), потом говорится, что эта птица не вдыхает или не всасывает («n'aspire pas»), и в конце выясняется, что птица не совершает этих действий в отношении жажды («la soif»). Переводчик «Гугл» явно не понял, что я имел в виду; он просто выдал какую-то нелепицу. «Il vient de sortir avec un tas de taureaux». Прошу простить мой французский, а точнее, псевдофранцузский переводчика «Гугл».

Из огня французского языка перепрыгнем в полымя немецкого. В последнее время я погрузился в чтение книги Sie nannten sich der Wiener Kreis («Они называли себя венским кружком») австрийского математика Карла Зигмунда. В ней описывается группа венских интеллектуалов-идеалистов, существовавшая в 1920-е и 1930-е годы и оказавшая значительное влияние на философию и науку в последующие десятилетия XX века. Я выбрал небольшой отрывок из книги Зигмунда и пропустил его через переводчик «Гугл». Привожу его сначала на немецком и в моем собственном переводе, а затем в версии автоматического переводчика. (К слову, я показал свой перевод двум носителям немецкого языка, в том числе Карлу Зигмунду, и потому полагаю, что его можно считать точным).

Зигмунд:

Nach dem verlorenen Krieg sahen es viele deutschnationale Professoren, inzwischen die Mehrheit in der Fakultät, gewissermaßen als ihre Pflicht an, die Hochschulen vor den «Ungeraden» zu bewahren; am schutzlosesten waren junge Wissenschaftler vor ihrer Habilitation. Und Wissenschaftlerinnen kamen sowieso nicht in frage; über wenig war man sich einiger.

Хофштадтер:

После поражения многие сочувствовавшие пангерманизму преподаватели, которые к тому времени составляли большинство на факультете, считали своим долгом защищать высшие учебные заведения от «нежелательных» лиц. Наиболее вероятными претендентами на исключение были молодые ученые, еще не полувшие права преподавать в университете. Что же касается женщин-ученых, то для них места в этой системе вообще не предполагалось; это был вопрос решенный.

Переводчик «Гугл»:

После проигранной войны многие немецко-национальные профессора, в то время как большинство на факультете, считали своим долгом удерживать университеты от «странных»; Молодые ученые были наиболее уязвимы перед их абилитацией. И ученые все равно не сомневались; их было мало.

Все слова в машинном переводе являются словами английского языка (даже несмотря на то, что некоторые из них по непонятным причинам сделаны именами собственными там, где этого не требуется). Пока недурно! Однако очень скоро перевод начинает хромать и чем дальше, тем сильнее.

Остановлюсь сначала на «странных» («the odd»). Это слово употребляется для передачи немецкого «Ungeraden», которое в свою очередь означает «политически неугодных людей». Однако для выбора слова «странные» у переводчика «Гугл» была своя причина — статистически очень легко объяснимая: в огромной двуязычной базе слово «ungerade» почти всегда переводилось как «странный». Хотя автоматический переводчик не понимал, почему это так, я могу вам это объяснить.

Дело в том, что «ungerade», буквально означающее «un-straight» или «uneven», почти всегда имеет значение «не делимый на два». Мой перевод слова «Ungeraden» как «нежелательные», напротив, не имел никакого отношения к статистике словесного употребления, но исходил из понимания ситуации: я сосредоточился на том смысле, который явно не выражен в тексте и, наверняка, не упоминается в качестве перевода слова «ungerade» ни в одном из моих немецких словарей.

А теперь обратимся к немецкому слову «Habilitation», обозначающему университетский статус, что-то вроде срока пребывания в должности. Однокоренное английское слово «habilitation» существует, но употребляется крайне редко и, разумеется, не несет в себе идею пребывания в должности или чего-то подобного. Вот почему я коротко объяснил эту мысль вместо того, чтобы просто повторить не совсем понятное слово, ведь механический жест не донес бы до англоязычных читателей никакого конкретного смысла. Понятно, что переводчик «Гугл» никогда не сможет сделать ничего подобного, поскольку не располагает моделью знаний своих читателей.

Последние два предложения со всей очевидностью демонстрируют, насколько важно для перевода понимание. 15-буквенное немецкое существительное «Wissenschaftler» означает «ученый» (в области точных или гуманитарных наук). (Я выбрал последний вариант, так как в данном отрывке речь шла об интеллектуалах в целом. Переводчик «Гугл» в такие тонкости не вдавался.) Однокоренное 17-буквенное существительное «Wissenschaftlerin», которое мы находим в последнем предложении в форме множественного числа «Wissenschaftlerinnen», является результатом того, что в немецком языке существительные могут нести в себе показатель рода.

В то время как «более короткое» существительное грамматически принадлежит мужскому роду и следовательно означает мужчину-ученого, более длинное существительное — женского рода и применимо только к женщинам. Чтобы передать эту идею, я выбрал вариант «женщина-ученый». Между тем переводчик «Гугл» не понял, что в центре внимания в последнем предложении был именно суффикс «-in», являющийся показателем женского рода. А поскольку идея обособленного положения женщин осталась непонятой, автоматический переводчик просто дважды употребил слово «ученый», таким образом лишив предложение его главного смысла.

Как и в предыдущем случае с текстом на французском, переводчик «Гугл» ни на йоту не приблизился к пониманию того, что единственная цель немецкого предложения — подчеркнуть контраст между мужчинами и женщинами.

Помимо этой оплошности, катастрофой выглядит и перевод всего заключительного предложения. Взять, к примеру, его первую половину. Неужели фраза «ученые все равно не сомневались» действительно может служить переводом «женщины-ученые не берутся в расчет»? Она не передает значение оригинала — даже приблизительно. Перед нами просто беспорядочный набор английских слов, появившихся тут под влиянием немецкого оригинала. Выходит, чтобы заслужить звание «перевода», тексту большего не требуется?

Вторая половина предложения также неверна. Последние шесть немецких слов означают буквально следующее: «мало что могло их в большей степени объединить» или более благозвучный вариант: «едва ли что-то еще вызывало у них столь единодушное согласие», между тем переводчик «Гугл» умудрился превратить эту совершенно ясную мысль в «их было немного». Сбитые с толку читатели, принадлежащие роду человеческому, спросят: «Немного — это о чем?», но для механического слушателя такой вопрос был бы лишен смысла. У переводчика «Гугл» нет завуалированных идей, поэтому он не мог бы даже начать отвечать на этот простой вопрос. Механическая программа не воображала себе цифр или большого или малого количества чего-либо. Она просто перераспределяла символы, не имея ни малейших представлений о том, что они могут что-то означать.

Человеку с большим опытом и пониманием жизни, который привык использовать слова для передачи смыслов, трудно осознать, насколько лишены содержания все слова, появляющиеся на экране с подачи переводчика «Гугл». Слишком силен соблазн допустить, что программное обеспечение, которое с такой легкостью оперирует словами, непременно должно знать, что они означают. Это классическое заблуждение, связанное с программами искусственного интеллекта, называется «эффектом Элизы», поскольку одна из первых программ, еще в 1960-е годы пустившая людям пыль в глаза своим кажущимся пониманием английского языка, была бессодержательным фразовым комбинатором под названием ELIZA: программа имитировала реплики психотерапевта, и при взаимодействии с ней у многих людей возникало жутковатое ощущение того, что она глубоко понимает их самые сокровенные чувства.

На протяжении десятилетий многие умудренные опытом люди — даже некоторые исследователи искусственного интеллекта — оказывались под воздействием «эффекта Элизы». Чтобы убедиться в том, что мои читатели не попадутся в эту ловушку, позвольте мне процитировать несколько фраз из предыдущих абзацев, а именно: «переводчик „Гугл" не понимал», «он не осознал», и «переводчик „Гугл" ни на йоту не приблизился к пониманию». Как ни парадоксально, но эти фразы, в которых делается акцент на отсутствии понимания, едва ли не предполагают, что переводчик «Гугл» по крайней мере иногда способен понимать, что означает то или иное слово, фраза или предложение. Но на самом деле это не так. Переводчик «Гугл» — это исключительно инструмент обхода смыслов, полностью игнорирующий сам акт понимания языка.

Для меня слово «перевод» окружено аурой таинственности и выразительности. Он обозначает глубоко человеческую форму искусства, которая любезно передает идеи, ясно выраженные на языке А, в столь же ясной форме на язык В, и в процессе наведения этих мостов переводчик должен не только сохранять ясность, но также давать представление об изюминке, странностях и своеобразии стиля автора оригинала. Всякий раз, когда я перевожу, я сначала внимательно читаю текст оригинала и добиваюсь наиболее ясного понимания заключенных в нем смыслов, позволяя им свободно бродить в моем сознании.

Это происходит не со словами оригинала, но с идеями, которые влекут за собой целый каскад идей, создавая в моем сознании красочный ореол переплетающихся друг с другом сценариев. Излишне говорить, что большая часть этого ореола возникает бессознательно. Только когда этот ореол достигает достаточных размеров в моем сознании, я начинаю пытаться его выразить — «вытиснуть его» — на другом языке. Я пытаюсь найти в языке B те слова, которые, как мне кажется, естественнее всего рассказывают о ситуациях, составляющих данный ореол значений.

Короче говоря, я не перехожу непосредственно от слов и фраз на языке А к словам и фразам на языке В. Вместо этого я бессознательно вызываю в своем воображении образы, явления и идеи, перебираю в памяти собственные воспоминания (или то, что когда-то почерпнул из книг, фильмов или рассказов друзей), и, только когда сформируется этот невербальный, воображаемый, эмпирический, мысленный «ореол» — только когда неуловимый пузырь смысла всплывет в моем мозгу — я начинаю процесс словесного формулирования на языке перевода, а затем многократно пересматриваю получившееся. Данный процесс, опосредованный смыслом, может показаться слишком вялым, и действительно, по сравнению с двумя или тремя секундами, за которые переводчик «Гугл» выдает страницу перевода, так оно и есть — однако именно этим занимается любой серьезный переводчик. Именно это я представляю себе, когда слышу уже упомянутое словосочетание «глубокий ум».

В общем, теперь я перехожу к китайскому языку, который в отличие от двух европейских языков стал для автоматического переводчика по-настоящему серьезным испытанием. Материал для своего эксперимента я позаимствовал из трогательных мемуаров «Мы трое», написанных китайским драматургом и переводчицей Ян Цзян, умершей совсем недавно в возрасте 104-х лет. В своей книге она рассказывает о тесно переплетающихся жизнях трех людей: ее собственной, ее мужа Цяня Чжуншу (также романиста и переводчика) и их дочери. Книга написана не заумным, а живым языком хорошо образованного человека. Я выбрал небольшой отрывок и пропустил его через переводчик «Гугл». Вот результаты, включая мой собственный перевод (опять-таки проверенный носителями китайского языка).

Ян:

锺 书 到 清华 工作 一年 后, 调任 毛 选 翻译 委员会 的 工作, 住 在 城里, 周末 回 校. 他 仍 兼管 研究生.

毛 选 翻译 委员会 的 领导 是 徐永 煐 同志. 介绍 锺 书 做 这份 工作 的 是 清华 同学 乔冠华 同志.

事 定 之 日, 晚饭 后, 有 一位 旧友 特 雇 黄包车 从 城里 赶来 祝贺 客 去 后, 锺 书 惶恐 地 对 我 说.:

他 以为 我 要做 «南 书房 行走» 了. 这 件事 不是 好 做 的, 不 求 有功, 但 求 无 过.

Хофштадтер:

После того, как Чжуншу год проработал в университете Цинхуа, он был переведен в комитет, занимавшийся переводами избранных трудов председателя Мао. Он жил в городе, но каждые выходные приезжал в университет. Он также продолжал вести своих аспирантов.

Руководителем комитета по переводу трудов Мао был товарищ Сюй Юнинг, а человеком, устроившим Чжуншу на эту работу, был его старый приятель по Цинхуа, товарищ Цяо Гуанхуа.

В тот день, когда его кандидатуру окончательно утвердили, старый друг специально нанял рикшу и после обеда приехал из города, чтобы поздравить Чжуншу. Когда наш гость уехал, Чжуншу повернулся ко мне и с тревогой в голосе сказал:

«В мыслях он, верно, уже записал меня в „советники Южного кабинета". Это не такая уж простая работа. Надеяться на славу здесь не приходится; единственное, на что можно надеяться, так это на то, чтобы делать эту работу без ошибок».

Переводчик «Гугл»:

After a year of work at Tsinghua, he was transferred to the Mao Translating Committee to live in the city and back to school on weekends. He is still a graduate student.

The leadership of the Mao Tse Translation Committee is Comrade Xu Yongjian. Introduction to the book to do this work is Tsinghua students Qiao Guanhua comrades.

On the day of the event, after dinner, an old friend hired a rickshaw from the city to congratulate. Guest to go, the book of fear in the book said to me:

He thought I had to do «South study walking.» This is not a good thing to do, not for meritorious service, but for nothing.

(После года работы в Цинхуа он был переведен в Маоский переводческий комитет, чтобы жить в городе и вернуться в школу по выходным. Он все еще аспирант.

Руководство Комитета переводов Мао Цзе является товарищем Сюй Юнцзянем. Введение в книгу для этой работы — ученики Цинхуа, товарищи Цяо Гуанхуа.

В день мероприятия, после обеда, старый друг нанял рикшу из города, чтобы поздравить. Гость, чтобы пойти, книга страха в книге сказала мне:

Он думал, что мне нужно сделать «южное исследование». Это нехорошо, но не для достойного служения, а для ничего.)

Кратко остановлюсь на нескольких несуразностях. Во-первых, переводчик «Гугл» никогда не называет Чжуншу по имени, хотя его имя («锺 书») трижды встречается в оригинале. В первом случае переводчик использует местоимение «он»; во втором — фигурирует «книга»; а в третьем мы читаем: «книга страха в книге». Поди разбери!

Вторая странность заключается в том, что в первом абзаце четко говорится, что Чжуншу является научным руководителем у аспирантов, между тем переводчик «Гугл» превращает в аспиранта его самого.

Третье несоответствие в том, что во фразе «Комитет перевода Мао Цзэдуна» куда-то пропала третья часть имени председателя Мао Цзэдуна.

Четвертая несуразность заключается в том, что имя «Yongying» было заменено на «Yongjian».

Пятая странность состоит в том, что фраза «после того, как наш гость ушел» была сокращена до «гость чтобы пойти».

Наконец, шестое несоответствие заключается в том, что последнее предложение не несет в себе вообще никакого смысла.

На самом деле этих шести несуразностей уже достаточно для того, чтобы порядком пристыдить переводчик «Гугл», но давайте простим и забудем. Вместо этого я обращу ваше внимание только на одну фразу, которая меня сразу смутила: я имею в виду пять иероглифов, заключенных в кавычки, в последнем абзаце («南 书房 行走»). Иероглиф за иероглифом ее можно было бы перевести как «прогулка по южному кабинету», но этот вариант явно неприемлем, тем более что судя по контексту это должно быть существительное. Переводчик «Гугл» решил перевести ее как «Южное исследование», что тоже мало что разъясняет.

Сейчас я признаю, что смысл этого китайского словосочетания был полностью от меня скрыт. Хотя буквально речь шла о каком-то движении пешком в кабинете на южной стороне какого-то здания, я знал, что это неверно; в контексте этот перевод не имел никакого смысла. Чтобы перевести это словосочетание, нужно было знать о какой-то неведомой мне особенности китайской культуры. Итак, куда же я обратился за помощью? К поисковику «Гугл»! (На этот раз уже не к переводчику). Я забил в поисковик китайские иероглифы и заключил их в кавычки, чтобы «Гугл» искал лишь это конкретное сочетание иероглифов. На экране сразу же открылось несколько веб-страниц на китайском языке, и я начал усердно продираться через их начальные абзацы, пытаясь понять, что это за фраза.

Я обнаружил, что этот термин восходит к Династии Цин (1644-1911) и обозначает одного из советников императора, в чьи обязанности входило помогать императору (в кабинете, находящемся в южной части императорского дворца) составлять официальные заявления по всем правилам ораторского искусства. Два иероглифа, которые, как казалось, означали «идти гулять», на самом деле составляли фрагмент со значением «помощи». В результате, учитывая информацию, предоставленную мне поисковой системой «Гугл», я перевел это словосочетание как «советник Южного кабинета».

Очень плохо, что переводчик «Гугл» не мог позволить себе воспользоваться услугами поисковой системы, как это сделал я, не так ли? Но опять же, переводчик «Гугл» не может понимать содержание веб-страниц, хотя и переводит их в считанные секунды. Или все-таки может? Ниже я привожу поразительный образчик синтезируемого текста, который переводчик «Гугл» с невероятной скоростью вывел мне на экран после того, как открылся веб-сайт, предоставивший мне нужную информацию:

«Юг изучения ходьбы» не является официальной позицией, до эпохи Цин это всего лишь «посланник», как правило, тогдашней имперской интеллигенцией Хэнлином. Юг учится у чиновников Ханлинь в «выборе товаров и отличных изделий из ченцай» в ценности, называемой «Южное изучение ходьбы». Из-за приближения к императору решение императора оказать определенное влияние. Yongzheng позже создали «военный самолет», министр военной машины, полный рабочий день, хотя исследование все еще Hanlin в ценности, но не участвует в государственных делах. Ученые в династии Цин в ценность Южного исследования гордятся. Многие ученые и ученые в ранней династии Цин на юг через исследование«.

Разве это английский? Безусловно, никто не станет отрицать, что этот текст состоит из английских слов (во всяком случае, по большей части), но означает ли это, что данный текст на английском языке? На мой взгляд, ввиду того, что приведенный выше абзац не содержит смысла, это не английский язык; это просто беспорядочная смесь из английских ингредиентов — салат из случайно выбранных слов, бессвязная мешанина.

Если вам интересно, вот моя версия перевода того же отрывка (на него мне потребовались часы):

Нан-шуханг-хинзу («специальный помощник Южного кабинета») не считался официальной позицией, однако на заре династии Цин эта особая роль как правило отдавалась тому, кто был тогдашним ученым советником императора. Ученые мужи, работавшие в южном кабинете императорского дворца, выбирали в своих рядах человека недюжинных способностей и благого нрава, который мог бы служить автором-призраком императора и приходить к нему по первому зову; вот почему его называли «специальным помощником Южного кабинета». Помощник Южного кабинета благодаря своей чрезвычайной близости к императору очевидным образом мог влиять на политические решения последнего.

Однако после того, как император Юнчжэн учредил официальное военное министерство во главе с министром и с рядом низших должностей, помощник Южного кабинета — хотя эта должность и не была упразднена — больше не играл столь важной роли в принятии правительственных решений. Тем не менее среди ученых династии Цин работа в Южном кабинете императора считалась невероятно почетной, и на начальном этапе правления этой династии на должности специального помощника Южного кабинета побывало немало известных ученых.

Некоторые читатели могут подумать, что с целью раскритиковать переводчик «Гугл» я выбрал самые неудачные отрывки его переводов и что при более широком наборе текстов он справляется со своей задачей намного лучше. Хотя это звучит правдоподобно, это не так. Почти каждый абзац, выбранный мною из книг, которые я сейчас читаю, порождал ошибки перевода самых разных форм и размеров, включая бессмысленные и непонятные фразы, подобные тем, что я уже приводил.

Разумеется, я допускаю, что иногда переводчик «Гугл» выдает вполне благозвучные предложения (хотя они могут вводить в заблуждение или быть в корне неверными). Перевод целого абзаца или двух может оказаться превосходным, создавая иллюзию того, что переводчик «Гугл» знает, что он делает, понимает, что «читает». В таких случаях программа действительно производит впечатление — кажется почти что человеком! Эта заслуга, безусловно, принадлежит ее создателям и их усердному коллективному труду. Но в то же время не стоит забывать, что переводчик «Гугл» натворил с этими двумя отрывками на китайском, а также с текстами на французском и немецком. Чтобы осознать эти оплошности, необходимо иметь в виду «эффект Элизы».

Многоязычный переводчик ничего не читает — по крайней мере не в привычном для людей понимании «чтения». Он обрабатывает текст. Символы, которые он расшифровывает, находятся в отрыве от реального опыта в окружающем мире. Слова, которые он так бойко перетасовывает, не могут взывать ни к воспоминаниям, ни к воображению, потому что их у него нет, за этими словами не стоят ни понимание, ни смысл.

Один приятель спросил меня, не является ли уровень мастерства переводчика «Гугл» всего лишь одной из функций базы данных этой программы. Он выяснил, что, если увеличить базу данных, скажем, в миллион или миллиард раз, в один прекрасный день она сможет перевести все что угодно и в совершенстве. Я так не думаю. Количественное увеличение данных не приблизит вас к пониманию, поскольку понимание подразумевает наличие мыслей, между тем именно отсутствие мыслей является корнем проблем, перед которыми сегодня стоит машинный перевод. Так что осмелюсь предположить, что более крупные базы данных — даже самые обширные — проблемы не решат.

Еще один естественный вопрос заключается в том, насколько использование переводчиком «Гугл» нейронных сетей — шаг в направлении имитирования мозговой деятельности — приближает нас к истинному пониманию языка машинами. Сначала эта перспектива кажется правдоподобной, однако пока что не было сделано ни одной попытки выйти за пределы поверхностного уровня слов и фраз. Всевозможные статистические сведения об огромных базах данных заключены в нейронных сетях, однако эта статистика связывает слова с другими словами, а не с идеями.

Пока что не предпринимается попыток создать внутренние структуры, которые задумывались бы как идеи, образы, воспоминания или опыт. Такого рода структуры слишком эфемерны, чтобы внедрить их в компьютерную систему, вот почему в качестве замены используются быстрые и тщательно разработанные алгоритмы кластеризации слов. Правда результаты этих техник далеки от того, чтобы соответствовать идеям, возникающим в голове у человека, когда он читает, понимает, создает, преобразует и выносит свое суждение о том или ином тексте.

Несмотря на мой негативизм переводчик «Гугл» предлагает услуги, которые многие люди ценят довольно высоко: он совершает довольно грубую трансформацию наполненных смыслом текстов, написанных на языке А, в необязательно внятные по смыслу цепочки слов на языке B. До тех пор, пока удается понять смысл текста на языке B, многие люди вполне удовлетворены конечным продуктом. Они радуются возможности «получить общее представление» о смысле написанного на языке, которого они не знают. На мой взгляд, к этому явлению не применимо слово «перевод», однако некоторые люди со мной не согласятся и будут расценивать этот сервис как переводческий. Разумеется, я понимаю, чего они хотят и что приносит им удовлетворение. Этим людям можно только позавидовать!

Недавно я видел составленные технофилами диаграммы, якобы представляющие «качество» переводов, сделанных людьми и компьютерами, и судя по этим графикам последние машинные переводчики стремительно приближаются к уровню людей, занимающихся переводами профессионально. Но, по-моему, такой количественный анализ отдает псевдонаукой или, если угодно, педантичными попытками с помощью цифр представить то, что имеет неосязаемую, трудноуловимую и художественную природу. На мой взгляд, результаты, которые сегодня выдает переводчик «Гугл», варьируются от превосходных до самых абсурдных, но мне сложно количественно выразить свое к ним отношение.

Вспомните мой первый пример с местоимениями «его» и «ее». Лишенная идей программа перевела почти все слова правильно, но несмотря на этот небольшой успех, она совершенно не уловила главный смысл текста. Как в подобном случае нам следует «количественно определять» качество выполненной работы? Использование диаграмм, претендующих на научность, для того, чтобы демонстрировать качество переводов, есть не более чем злоупотребление внешними атрибутами науки.

Позвольте мне вернуться к этому новому безрадостному образу переводчика — человека, профессия которого выходит из моды и очень скоро будет списана со счетов, человека, функции которого постепенно сводятся к контролированию качества и внесению в текст небольших поправок. Такой рецепт подойдет в лучшем случае для посредственностей. Настоящий художник не станет брать за основу полный ошибок низкопробный текст, чтобы подлатать его с разных сторон и превратить в произведение высокого искусства. Природа искусства в другом. А перевод — это искусство.

В своих статьях я всегда повторял, что человеческий мозг является машиной — очень сложно организованной машиной — и яростно не соглашался с теми, кто считал машины по сути своей неспособными иметь дело со смыслом. Существует даже целая школа философов, которые утверждают, что компьютеры никогда «не постигнут смысловую нагрузку», потому что сделаны «не из той материи» (силикона). По-моему, это полная чепуха. Я не буду касаться сейчас этих споров, но мне бы не хотелось, чтобы читатели составили обо мне неверное мнение: будто бы, с моей точки зрения, интеллект и понимание вообще не доступны компьютерам. Если в этой статье я произвожу на вас именно такое впечатление, то лишь потому, что технология, о которой идет речь, не пытается воспроизводить человеческий интеллект. Скорее наоборот: она пытается искусно избежать человеческого интеллекта, и приведенные выше результаты перевода со всей ясностью выявляют эти гигантские упущения.

С моей точки зрения, нет основательных причин полагать, что в один прекрасный день машины не смогут думать, творить, быть забавными, тосковать о прошлом, приходить в восторг, пугаться, испытывать экстаз, смиряться, надеяться на что-то и, как следствие, делать блестящие переводы с одного языка на другой. Нет основательных причин думать, что в один прекрасный день машины не смогут с большим успехом переводить шутки, игру слов, сценарии, романы, стихи и, разумеется, очерки, подобные этому. Но все это произойдет лишь тогда, когда машины будут наполнены мыслями, эмоциями и опытом — как человеческие существа. А такая перспектива пока даже не маячит на горизонте. И на самом деле, как мне кажется, она от нас чрезвычайно далека. По крайней мере это то, на что горячо надеется ваш покорный слуга, не перестающий восхищаться глубинами человеческого разума.

В тот день, когда автоматический переводчик создаст художественный роман в стихах на английском с использованием четырехстопного ямба и звукописи, остроумный и берущий за душу, я пойму, что настало время откланяться.

США > СМИ, ИТ. Образование, наука > inosmi.ru, 14 марта 2018 > № 2539451


США. Россия > Армия, полиция > forbes.ru, 14 марта 2018 > № 2533084 Арег Галстян

Подарок военным. Новый госсекретарь США может обострить отношения с Россией

Арег Галстян

американист

Майк Помпео известен своей бескомпромиссной позицией в отношении Москвы. Конгресс получает от администрации четкий сигнал о дальнейшей поддержке политики давления на Россию

Президент Дональд Трамп официально отправил госсекретаря Рекса Тиллерсона в отставку. В американской экспертно-аналитической среде эту новость восприняли неоднозначно. Одни издания отметили, что слухи об увольнении Тиллерсона активно распространялись определенными источниками из Овального кабинета с прошлого года и потому судьба госсекретаря была предопределена. Другие крупные информационные агентства и эксперты мозговых центров видят в действиях президента больше эмоционально-субъективных причин, чем хладнокровный и прагматичный расчет. Что могло натолкнуть Трампа на подобный шаг?

Первое — кризис взаимопонимания. Пресса давно публикует материалы о том, что президент не может найти общий язык со своим госсекретарем. Анализ многочисленных заявлений Трампа и Тиллерсона по ряду внешнеполитических вопросов показывает наличие серьезных противоречий относительно внешнеполитических проблем: часто президент делает одно заявление (по Ирану или Северной Корее), а госсекретарь — совершенно противоположное. Подобные разночтения можно было воспринимать как классическую американскую политическую игру в хорошего и плохого полицейского. Но ситуация изменилась, когда The Washington Post и The Wall Street Journal стали писать о том, что Рекс крайне недоволен политикой Трампа. Не исключается, что эти вбросы могли быть организованы самим Тиллерсоном как средства давления на президента.

Подобное отношение Тиллерсона можно понять, ведь он дал согласие занять должность в администрации на конкретных условиях. Он многократно подчеркивал, что Трамп обещал предоставить ему определенную свободу действий в рамках управления Госдепартаментом. На деле все сложилось иначе: президент каждый раз блокировал кандидатов, которых Тиллерсон предлагал на разные должности во внешнеполитическом ведомстве. В результате подобных действий президента более 30% постов в Госдепе оставались вакантными вплоть до конца декабря прошлого года. Кадровый голод не позволял Тиллерсону выработать нужные стратегические концепции в тех или иных внешнеполитических направлениях. Влиятельные сенаторы из обеих партий — Чак Шумер, Марко Рубио, Боб Менендес, Джек Рид и Роберт Коркер — неоднократно критиковали Госдепартамент за невнятные предложения по решению иранского, северокорейского и венесуэльского кризисов. Неудивительно, что Рекс, получающий удары со всех сторон, перешел в наступление против Трампа.

Важно также учитывать психологический портрет нынешнего президента. Дональд Трамп считает себя не просто главой государства, но большим босом в Белом доме, а членов своей администрации — простыми подчиненными.

В данном контексте он не терпит проявлений неповиновения, которые Тиллерсон допускал достаточно часто. Свое отношение к непослушным сотрудникам республиканец четко выразил еще во время избирательной кампании знаменитой фразой: «Ты уволен». Более того, отставка Рекса — не единственный случай. Первым от этого подхода пострадал бывший директор ФБР Джеймс Коми, к которому Трамп также ощущал личную неприязнь. В американской экспертной среде можно достаточно часто встретить мнение, что президент часто принимает важные решения, поддаваясь эмоциям. В данном случае вполне можно допустить, что последнее заявление Тиллерсона о возможном российском следе в скандальном «деле Скрипаля» было сделано без согласования с пресс-секретарем президента. В целом это было характерно для Рекса: он умудрялся делать заявления до официальных выступлений пресс-секретаря президента.

Второе — борьба узких лобби-групп в администрации. Новый рабочий год Трамп начал с администрацией, которая за последние два года подверглась серьезной внутренней чистке. Все ближайшие соратники республиканца — Майкл Флинн, Стивен Бэннон и Райн Прибус — были по разным причинам отправлены в отставку. На их смену пришли классические генералы, которые продвигают интересы военно-разведывательного сообщества. Министр обороны Джеймс Мэттис пролоббировал своих сослуживцев и близких друзей — Герберта Макмастера и Джона Келли — на должности советника по национальной безопасности и руководителя аппарата президента соответственно. Другой лоббист ВПК — Майк Помпео — ранее был утвержден в качестве директора ЦРУ. Иными словами, военные получили возможность беспрецедентного влияния на принятие политических решений в западном крыле, особенно в направлении перераспределения бюджетных средств.

Единственным конкурентом ВПК стало нефтяное лобби, представленное госсекретарем Рексом Тиллерсоном (экс-директора ExxonMobil) и министром энергетики Риком Перри (лоббист Chevron). С точки зрения классической лоббистской стратегии они должны были составить коалицию и вместе бороться против генеральского лобби за ум и сердце президента. Однако этот союз не случился ввиду того, что Перри изначально проявил себя как командный игрок администрации, не желая идти в конфронтацию с военным блоком. Тиллерсон остался один на один против «группы Мэттиса», которая использовала его личные разногласия с Трампом для извлечения собственных дивидендов. Теперь с отставкой Рекса и назначением на его место Помпео военно-разведывательное лобби взяло под контроль последнюю высоту в исполнительной власти — Государственный департамент. Конфигурация сложилась таким образом, что как минимум до 2020 года именно ВПК будет не только определять оборонную политику, но и держать под контролем дипломатическое сопровождение внешнеполитических решений. С точки зрения обеспечения внутренних интересов ВПК получил инструменты, с помощью которых можно обойти все барьеры на пути к ежегодному увеличению военного бюджета.

Из всей этой ситуации Трампу удалось извлечь ряд других дивидендов. Во-первых, место Помпео у руля сверхконсервативного ЦРУ впервые в истории было отдано женщине — Джине Хаспел. Этот шаг позволит Дональду избавиться от репутации ультраконсерватора, которого преследует «слава» сексиста.

Политтехнологи тщательно вычищают из республиканца остатки «бэнноновского джексонианца» и пытаются укрепить его позиции среди левых, умеренных и центристов, в которых широко представлен женский электорат. Это назначение также должно в какой-то мере смягчить информационные издержки отставки госсекретаря. Сложно определить, что общество будет обсуждать больше — увольнение Тиллерсона или назначение женщины директором внешней разведки глобальной сверхдержавы. Во-вторых, оба решения — отставка Рекса и назначение Хаспел — будут с одобрением встречены в Конгрессе. Трамп, подталкиваемый лоббистами ВПК, осознает важность нормализации отношений с законодателями для решения внутренних и внешнеполитических задач. Теперь можно с высокой долей вероятности сказать, что президент найдет новых союзников на Капитолийском холме.

В свою очередь, назначение Помпео может привести к ряду изменений.

Первое — ужесточение риторики в иранском направлении. В отличие от Рекса он поддерживает позицию неоконсерваторов в Конгрессе о необходимости аннулирования «ядерной сделки», заключенной при администрации Обамы. Во время недавних протестов в Иране Помпео раскритиковал мягкую позицию Тиллерсона, заявив, что Америка должна поддержать желание иранского народа жить в свободной демократической стране. Кроме того, в лице Помпео Израиль — главный стратегический союзник США в регионе — получит большого друга и идеологического соратника в Госдепартаменте.

Второе — укрепление тылов в рамках разрешения северокорейской проблемы. Трамп многократно поддерживал жесткие выпады Помпео в отношении политики официального Пхеньяна. Более того, экс-глава ЦРУ всегда подчеркивал, что эта проблема может быть урегулирована лишь на условиях Америки и ее союзников в регионе — Японии и Южной Кореи. Белый дом не исключает формата переговоров, и ведущая роль Помпео в этом процессе не позволит критикам говорить о проявлении слабости со стороны Вашингтона.

Третье — Конгресс получает от администрации четкий сигнал о дальнейшей поддержке политики давления на Россию. Майк известен своей бескомпромиссной позицией в отношении Москвы. Он предлагает ужесточить санкционную политику и требует более решительных действий: поставок вооружения Грузии и Украине, усиления позиций НАТО в Восточной Европе и Прибалтике. Помпео также последовательно говорил о российском вмешательстве в американские выборы и подчеркивал, что Кремль может планировать подобные атаки и в будущем. Переход Майка в Госдеп должен успокоить политические силы, которые требуют от администрации решительных действий в деле обеспечения внутренней безопасности перед грядущими ноябрьскими выборами в Конгресс и президентской кампанией в 2020 году.

Четвертое — Трампу импонируют идеи Помпео в отношении Китая. В своих докладах Сенату Майк называл Китай (наряду с Россией) главной угрозой национальной безопасности Америки и требовал от Госдепа более решительных действий в рамках политического и торгово-экономического диалога с Пекином. Таким образом, с приходом Майка Помпео внешняя политика Соединенных Штатов станет более жесткой и, что более важно, последовательной.

США. Россия > Армия, полиция > forbes.ru, 14 марта 2018 > № 2533084 Арег Галстян


США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 14 марта 2018 > № 2528621 Константин Эггерт

Человек с президентскими амбициями

Константин Эггерт

Почему Москва еще не видела такого госсекретаря США, как Майк Помпео

Забрать себе

Как только Белый дом объявил о назначении Майка Помпео новым государственным секретарем, американские СМИ стали на все лады перепевать одну и ту же песню: новый главный дипломат США — Trump loyalist, «верный последователь» Дональда Трампа. Подразумевается, что 54-летний Помпео будет бездумно проводить линию президента и это породит много проблем в мире. Это выглядит настолько же глупо, как и овация Госдумы по случаю избрания «нашего» Трампа. На самом деле в лице бывшего конгрессмена и теперь уже бывшего директора ЦРУ мир получает амбициозного политика с большим жизненным опытом, интеллектуала с твердыми правоконсервативными убеждениями. Помпео действительно пользуется большим доверием Трампа со времен предвыборной кампании. Но он был заметной политической фигурой задолго до президентских выборов, одним из лидеров так называемой «Чайной партии» — республиканского движения, противостоявшего экономической и социальной политике администрации Обамы.

Трампу, судя по всему, нравится идейная убежденность нового госсекретаря. Он доверяет ему больше многих сотрудников собственной администрации. Ведь Майк Помпео весь последний год по несколько раз в неделю лично проводил секретные брифинги по мировой ситуации специально для президента. Трамп, как и все президенты до него, каждый день получает из Лэнгли досье со свежими разведданными и оценкой мировой ситуации за последние 24 часа. До Помпео директор ЦРУ приезжал в Белый дом в исключительных случаях, а обычные брифинги проводили его замы или другие старшие сотрудники агентства. То, что за этот год Майк Помпео видел президента сотни раз, показывает, что у них сложились отличные отношения. Учитывая то, что Трамп в начале срока знал о внешней политике намного меньше бывшего конгрессмена, позволяет сказать, что именно Помпео во многом формирует внешнеполитическую и оборонную повестку дня нынешнего хозяина Овального кабинета.

Новый государственный секретарь с отличием окончил как военную академию в Вест-Пойнте, так и юридический факультет Гарварда. Он застал самый конец холодной войны (служил в составе американского гарнизона в Западном Берлине) и успел повоевать с Ираком за освобождение Кувейта во время операции «Буря в пустыне» в 1991 году. Вышел в отставку капитаном, работал юристом в престижной фирме, потом с друзьями-ветеранами создал бизнес по производству запчастей для авиакосмической промышленности. Избрался в Конгресс и три срока провел на Капитолийском холме. Противник государственного вмешательства в экономику, высоких налогов, программы «Обамакэр», гей-браков и абортов. Сторонник жесткой линии в отношении Ирана и Северной Кореи. Будучи директором ЦРУ, вел не менее жесткую линию в отношении официальной России, способствовал решению о продаже оружия Украине. В Лэнгли освоился быстро, умело защищал интересы ведомства и оставил хорошее впечатление как администратор, разбирающийся в людях.

Такого принципиального человека на посту государственного секретаря не было, пожалуй, со времен демократа Мадлен Олбрайт во второй половине девяностых.

Чего от него ожидать?

Во-первых, он сторонник наращивания американской военной мощи. Новый госсекретарь будет одним из важнейших адвокатов программы перевооружения, объявленной Трампом, и создания новых космических войск. Угрозы Кремля развернуть гонку вооружений встретят такой ответ, что многие в Москве с теплотой вспомнят даже Рейгана с его программой «Звездных войн». Она была во многом пропагандистской страшилкой. У нынешних хозяев Вашингтона все всерьез. Военный бюджет США, напомню, в три раза превышает весь государственный бюджет России.

Во-вторых, Майк Помпео был одним из тех, кто рекомендовал вести в отношении Северной Кореи политику кнута и пряника. В зависимости от результатов предстоящей встречи Ким Чен Ына с Трампом, Вашингтон либо пойдет на постепенное развитие отношений с Пхеньяном, либо, в случае провала, будет вести дело к смене режима в КНДР. Москва, и без того играющая второстепенную роль в северокорейском вопросе, оказывается здесь окончательно на обочине.

В-третьих, Помпео и Трамп хотят разорвать заключенное в эпоху Обамы шестистороннее соглашение с Ираном. Если это произойдет, то неизбежно серьезное обострение отношений с Европой. Что касается России, то ее роман с Тегераном будет оцениваться новым государственным секретарем, а с его подачи — и президентом, как угроза национальной безопасности Соединенных Штатов. Ждите укрепления отношений с Израилем и всяческого стимулирования наметившегося израильско-саудовского фронта против Ирана. Положение Москвы на Ближнем Востоке в этом случае существенно осложнится: ей придется выбирать между союзом с тегеранскими муллами (а значит, нарастающим противостоянием с США) и тихим отходом с занятых ближневосточных позиций на более надежные, но менее значимые. При Помпео вероятность новых прямых столкновений российских и американских военных в Сирии становится выше: он сторонник применения силы как фактора сдерживания.

В-четвертых, Помпео будет продолжать энергично настаивать на повышении оборонных бюджетов союзников по НАТО до двух процентов ВВП. Его назначение — большая радость для Польши, стран Балтии, Великобритании — в общем, тех союзников по альянсу, которые выступают за укрепление его военного потенциала и энергичное «сдерживание» России.

В-пятых, новый госсекретарь, скорее всего, поладит с администрацией Петра Порошенко и продолжит уже начатое ужесточение линии Вашингтона в отношении Москвы в украинском вопросе.

В-шестых, Помпео всегда поддерживал санкции против российского руководства, госкомпаний и банков. Нет оснований думать, что его позиция изменится. Вообще, как и любая публичная фигура в Вашингтоне сегодня, он прекрасно понимает: любые подозрения в мягкости в отношении Путина означают серьезный, иногда фатальный удар по карьере. Для будущего главы Госдепартамента (ему предстоит еще пройти утверждение в сенате) это — важнейший момент.

Ведь, и это в-седьмых, Майк Помпео — человек с большими амбициями. Если его пребывание на посту главного дипломата Америки сочтут успешным, то пост вице-президента, а то и президента становятся для него вполне реальной перспективой. И он будет активно и изобретательно на нее работать.

Кремлю и Смоленской площади это новое назначение Трампа не сулит ничего хорошего.

США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 14 марта 2018 > № 2528621 Константин Эггерт


США. Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 марта 2018 > № 2554369 Курт Волкер

По мнению Вашингтона, мир на Украине зависит сейчас исключительно от России

Роман Имельский (Roman Imielski), Gazeta Wyborcza, Польша

Интервью со специальным представителем Госдепартамента США по Украине Куртом Волкером (Kurt Volker).

— Курт Волкер: Я хочу четко заявить, что мы согласовываем все наши действия с украинцами и находимся в постоянном контакте с киевскими властями. За последние семь месяцев я посещал Украину шесть раз. Кроме того, я четырежды встречался с российскими партнерами, также мы ведем диалог с Берлином и Парижем (Германия и Франция вместе с Россией и Украиной — члены так называемого нормандского формата, которые, в частности, разработали, Минские соглашения. Эти договоренности были призваны завершить войну в Донбассе, однако, Москва их не соблюдает, — прим. Gazeta Wyborcza).

Я хочу подчеркнуть: за то, что произошло на востоке Украины и в Крыму, несет ответственность Россия. В Донбассе продолжается регулярная война, там гибнут украинские военные. Украина подверглась огромному давлению, она вынуждена защищать свою территорию. России придется принять важное решение и выйти с территории Восточной Украины. Воцарится ли мир, зависит от Москвы.

Мы предлагаем, чтобы вместо российских войск в Донбассе появились миротворцы с мандатом ООН. Их задача состояла бы в том, чтобы защищать территорию и население, следить за процессом разоружения, а также контролировать российско-украинскую границу, препятствуя проникновению оружия и военных. Это не означает, что граница будет закрыта для простых людей и торговли. Российские военные должны покинуть Донбасс, они не могут находиться там одновременно с миротворческим контингентом, который будет подчиняться специальному представителю Генерального секретаря ООН.

Переговоры с российской стороной были весьма конструктивными. Она заявила о готовности продолжать дискуссию и дать оценку нашему предложению — размещению миротворческих сил с соответствующим мандатом на востоке Украины. Пока мы ждем.

— Gazeta Wyborcza: Многие говорят, что конфликт в Донбассе — это опосредованная война между Россией и Западом.

— Нет, это не опосредованная война, а война между Украиной, которая защищает свою территориальную целостность, и агрессором — Россией. Мы хотим вернуть Украине территориальную целостность и обеспечить ей безопасность.

— Какую цель преследует в этой войне Москва?

— Она стремилась к тому, чтобы в Киеве появилось пророссийское руководство, но добилась обратного эффекта. На Украине пробудились националистические настроения, страна сплотилась. Из-за войны Россия стала синонимом врага, это совершенно новое явление. Сейчас россияне видят последствия своих действий на востоке Украины: если оккупация Донбасса продолжится, Москва утратит возможность влиять на молодое поколение украинцев, ведь оно знает ее лишь в роли агрессора.

Эта операция дорого обошлась Кремлю: она обернулась не только европейскими и американскими санкциями, но и охлаждением отношений с ЕС и США, а также другими странами. Кроме того, следует учесть жертвы, стоимость содержания Донбасса и размещенных там войск. Взамен россияне ничего не получили, поэтому я надеюсь, что они решат мирным путем вернуть Донбасс на основе Минских соглашений и согласятся на введение миротворческих сил ООН.

— А что с Крымом?

— Это совсем другой вопрос. Войны в Крыму нет, люди там не гибнут. При этом Восточную Украину Россия аннексировать не собирается. Мы, разумеется, осуждаем нарушение территориальной целостности Украины и не можем забыть о крымском вопросе. Санкции, введенные против России за захват полуострова, будут сохранены.

— Насколько вероятно, что после президентских выборов Москва изменит свою позицию по Донбассу?

— До выборов она ее наверняка не изменит. Будет прекрасно, если после она захочет предстать в роли миротворца, который стремится завершить конфликт на Украине.

— Продолжат ли США поставлять украинцам вооружения?

— Украина сама производит прекрасное оружие, однако, у ее оборонной промышленности есть проблемы. Украинцы нуждаются в помощи извне, поэтому Вашингтон решил поставить им противотанковые комплексы, чтобы они могли защититься от агрессии. Решение, что Украина получит радары, позволяющие установить источник обстрела и траекторию движения снарядов (а таким образом защитить, в том числе, мирных жителей), было принято еще администрацией Барака Обамы. Речь идет не только о наступательных, но и об оборонительных вооружениях. Кроме того, мы ведем с украинцами переговоры о поставке специальных систем, позволяющих обнаружить снайперов, от рук которых в Донбассе гибнет много людей.

— Не следует ли США активнее подключиться к мирным переговорам?

— Нормандский формат — это самый лучший вариант, Франция и Германия хорошо справляются со своей задачей. Роль США состоит в том, чтобы взаимодействовать с Россией на других уровнях, например, на площадке ООН.

— Следит ли Вашингтон за такими возникающими между Польшей и Украиной инцидентами, как разрушение памятников? Не стоит ли за ними Россия, которая хочет разрушить польско-украинский союз?

— Я думаю, вы знаете, что Россия предпринимает в этом регионе Европы разные шаги. Однако связи между Польшей и Украиной достаточно сильны, и я сомневаюсь, что акты вандализма, происходящие по обе стороны границы, их разрушат. Я могу посоветовать польскому руководству внимательно следить за российскими действиями, а одновременно игнорировать некоторые вещи, чтобы не провоцировать дополнительную напряженность в отношениях между Польшей и Украиной.

Украина пережила серьезную травму: вот уже четыре года она ведет войну за свою территорию. Психологический эффект таков, что там усиливаются националистические настроения. Это естественный защитный механизм. Но это не означает, что все решения Украины верны.

— Следует ли другим странам региона опасаться повторения у себя событий, которые происходят в Восточной Украине?

— Российское вторжение, силовой захват территории другого государства, разумеется, не может не вызывать опасений в том числе в Польше, ведь мы все помним историю.

США. Украина. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 марта 2018 > № 2554369 Курт Волкер


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 13 марта 2018 > № 2554324 Алексей Навальный

Алексей Навальный: России нужен ядерный баланс с США

На Западе Алексей Навальный считается лицом оппозиции, выступающей против Владимира Путина. В этом интервью он рассказывает, как выглядела бы Россия при президенте Навальном. И признается в старомодных взглядах.

Павел Локшин (Pavel Lokshin), Die Welt, Германия

WELT: Господин Навальный, что вы будете делать в воскресенье 18 марта, в день выборов, когда, как ожидается, будет переизбран Владимир Путин?

Алексей Навальный: Я планирую координировать работу наших наблюдателей, контролирующих проведение этих псевдовыборов. Мы ожидаем много подтасовок. К сожалению, полиция часто вмешивается в мои планы, но, видимо, Кремль пока не может решить, должен ли я провести этот день за решеткой или нет. У них есть возможность в любой момент запереть меня на 30 дней.

— В последние месяцы вы проводили активную избирательную кампанию, выстроили сеть из десятков штабов вашей кампании по всей России, в которых работают добровольцы, тысячи людей посетили ваши митинги. Но Кремль все-таки не допустил вас до выборов. К чему все это?

— Кремль до сих пор не допускает регистрации нашего движения как партии, но де-факто у нас уже партия людей, которые выбрали для России европейский путь развития. Это будет коллектив с сильной внутрипартийной демократией, на все важные посты люди будут назначаться голосованием. Предположительно, у нас будет 25 представительств в крупных городах.

— Ваш энтузиазм достоин уважения. Если бы вас допустили до участия в выборах, то, согласно результатам опросов, вы бы набрали менее 1% голосов. Тем не менее на Западе вы считаетесь главным представителем оппозиции в России. Не переоценивает ли вас Запад?

— Смотрите, чтобы поддерживать контакты со своими сторонниками, я использую интернет и «Ютюб». На телевидение Кремль меня не пускает. Путин даже не хочет произносить мое имя. Когда мы организовываем пресс-конференцию, на нее приходят только иностранные журналисты.

— Кто же вообще к вам приходит?

— Люди, которые хотят лучшей жизни для России. Потому что Россия превратилась в коррумпированную страну, и с каждым днем власть здесь становится все авторитарнее. Путин хочет стать пожизненным монархом. Появляется все больше политических заключенных и незаконно осужденных. Где бы я ни оказался, по всей стране мне сообщают о фермерах, которых лишили собственности, о мелких предпринимателях, у которых полиция отняла магазин, или о знакомых, которые сидят в тюрьме из-за публикаций в соцсетях.

— Большинство других оппозиционных кандидатов были допущены до участия в выборах. Например, Ксения Собчак, либеральный кандидат в президенты. Она тоже хочет основать партию. Почему бы вам не создать вместе с Собчак общую коалицию против Путина?

— Потому что она — солдат Путина, на этих выборах она действует в его интересах. России нужен не союз таких маленьких оппозиционных партий, как «Яблоко» или будущая партия Собчак, а перезапуск оппозиционного движения, и мы выступаем за это. Другие партии не готовы открыто критиковать Путина и правильно политически действовать. Мы же, напротив, можем набрать в каждом крупном городе 30% голосов, если нам позволят. Но стратегия государства заключается в том, чтобы оставить в политическом поле лишь тех оппозиционеров, которые могут набрать всего несколько процентов голосов. Демократы должны выглядеть мелкими и незначительными. С такими кремлевскими мальчиками для битья мы не хотим сотрудничать.

— А что бы вы сделали иначе, если бы сидели в Кремле?

— Мы должны гарантировать, что в России больше никогда снова не будет установлен авторитарный режим — для этого нужны независимые суды, укрепление парламента и свободные СМИ, то, что делал Путин во время своего первого президентского срока. Мы должны так закрепить свободу слова, что ее уже никогда больше нельзя будет ограничить.

— Для западных ушей это звучит хорошо. Но не важнее ли для людей их благосостояние? Не поэтому ли они выбирают Путина?

— В этом нет противоречия. Борьба с коррупцией? Очень популярна. Реформа системы правосудия, которая наконец-то сделает ее независимой? Этого хотят все. Меньше регулирования для малого и среднего бизнеса? Дополнительное налогообложение для олигархов? Да все будут рады. Повышение уровня минимальной заработной платы? Все счастливы.

— Власть Владимира Путина основывается и на его внешней политике. На Ближнем Востоке Россия уже практически сменила США в роли лидера. Как бы выглядела ваша политика в отношении Сирии?

— Россия должна была бы участвовать в международной коалиции против «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная в России, — прим. ред.) и воздерживаться от военных действий в Сирии. Участие России в сирийском конфликте абсурдно. Почему мы общаемся с Асадом? Это нелегитимный правитель, который использует химическое оружие против своего народа. Он — террорист.

— Несколько дней назад Путин во время своей речи представил новое стратегическое ядерное оружие. Вы бы разоружились?

— Презентация Путина напомнила мне мое детство в 80-х годах, когда я был юным пионером и смотрел подобную антизападную пропаганду советских правителей: «Наша страна выступает против американских поджигателей войны, мы стоим за мир во всем мире». Тогда, по крайней мере, показывали реально существующее оружие, сегодня — только нелепую компьютерную анимацию. То, что Путин сейчас делает, — это попытка решить внутриполитические проблемы внешнеполитической истерией, что типично для авторитарных правителей.

— Это пропагандистский аспект данной проблемы. Но по поводу самого оружия: вы за или против ядерного оружия?

— России нужен ядерный баланс с США, его следует сохранить и развивать. На данный момент наше ядерное оружие способно преодолеть любую систему противоракетной обороны, в этом все эксперты едины. Возможно, это старомодно, но угроза взаимного уничтожения является гарантией безопасности во всем мире. Конечно, мы должны сотрудничать с Западом, но существующую сейчас систему просто так не уничтожают.

— Но и от вас это звучит очень в духе холодной войны.

— США — конечно, не такое ужасное место, как это хочет внушить кремлевская пропаганда. Но кто знает, кто будет сидеть в Белом доме? Сегодня это Трамп, а завтра — кто-то похуже. Пока во всем мире накапливается ядерное оружие, как, например, в Северной Корее, в Пакистане, мы должны быть готовы к этому.

— Вы были в тюрьме, на вас нападали, за вами следят на улице. У вас есть жена и дети. Как они с этим справляются?

— Они поддерживают меня. У моей жены — даже более критические взгляды, чем у меня. Недавно мы были в кино. По дороге туда мои дети устроили игру по разоблачению спецагентов среди прохожих. Тогда они скрылись, заметив, что обнаружены. Возможно, это звучит патетично, но я точно знаю, что я на стороне добра.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 13 марта 2018 > № 2554324 Алексей Навальный


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 марта 2018 > № 2554307

Кристофер Стил — человек, подготовивший досье на Трампа

Как бывший шпион пытался предупредить мир о связях Трампа с Россией.

Джейн Мэйер (Jane Mayer), The New Yorker, США

Как-то раз в январе после долгого трудового дня в лондонском офисе бывший разведчик, а ныне частный следователь Кристофер Стил вышел из пригородного поезда в Фарнеме, где он живет, и в этот момент зазвонил один из двух его телефонов. Он предвкушал вкусный ужин дома вместе с женой, а возможно, и с бокалом вина. Они мечтали жить в Фарнеме с его прекрасной центральной улицей, мечтали приобрести большой дом, а также участок земли не менее акра, чтобы там было удобно и уютно их четверым детям. 53-летний Стил был похож на обычного бизнесмена, возвращающегося с работы домой, если не считать то обстоятельство, что свои телефоны он держал в чехле Фарадея, как называют сумку из прочной ткани военного образца, экранирующую сигналы телефона и не позволяющую засечь их местоположение.

Ему звонил знакомый из Вашингтона, который сообщил плохие новости. Сенаторы-республиканцы Линдси Грэм (Lindsey Graham) и Чарльз Грассли (Charles Grassley) только что сообщили имя Стила Министерству юстиции, чтобы оно начало против него уголовное расследование. Они обвиняли Стила, составившего секретное досье о возможных связях президента Дональда Трампа с Россией, во лжи тем самым сотрудникам ФБР, которых он уведомил о результатах своей работы, положив начало федеральному расследованию. Подробности заявления сенаторов были засекречены, в силу чего Стил не мог узнать характер их обвинений, а тем более опровергнуть их. Но в общем там шла речь о том, что Стил якобы ввел ФБР в заблуждение относительно своих контактов с прессой. Стил почти 30 лет работал в тесной связке с США, а поэтому понятия не имел, почему кто-то считает, что он лгал. Однако ложь сотруднику ФБР является преступлением, которое влечет за собой наказание до пяти лет лишения свободы.

Эти обвинения лишь усилили сомнения в репутации Стила, которая прилипла к нему с тех пор, как издание «БаззФид» (BuzzFeed) в январе 2017 года опубликовало его досье. В нем была представлена изобличительная картина сговора между Трампом и Россией, и говорилось, что его штаб «регулярно получал от Кремля разведывательную информацию, в том числе о его соперниках из Демократической партии и других политических оппонентах». Автор досье также утверждал, что русские пять лет делали из Трампа своего агента и могли оказывать на него давление, сделав компрометирующие видеозаписи, на которых он занимается сексом с московскими проститутками, причем одна из них по его просьбе мочится на постель.

Весной 2016 года маленькая исследовательская фирма «Орбис Бизнес Интеллидженс» (Orbis Business Intelligence), созданная в 2009 году после ухода из британской секретной службы МИ6 Стилом и его партнером, дала согласие провести в интересах оппозиции расследование таинственных связей Трампа с Россией. По условиям договора, «Орбис» выступала в качестве субподрядчика и работала на частную аналитическую фирму из Вашингтона «Фьюжн Джи-пи-эс» (Fusion GPS). Та, в свою очередь, действовала в рамках договора с юридической фирмой «Перкинс Куи» (Perkins Coie), которая представляла предвыборный штаб Клинтон и Национальный комитет Демократической партии. Спустя несколько месяцев после подписания договора Стил узнал, что его исследования по этой цепочке финансирует штаб Клинтон и НКДП. В целом Стил получил за свою работу 168 тысяч долларов.

Стил более 20 лет проработал в МИ6, занимаясь в основном Россией. В 90-х годах он на протяжении трех лет шпионил в Москве под дипломатическим прикрытием. В период с 2006 по 2009 годы он руководил в МИ6 российским отделом, работая в штаб-квартире службы в Лондоне. Стил свободно говорил по-русски, и его считали специалистом по этой стране. Он также давал консультации по государственному строительству в Ираке. Но будучи гражданином Британии, Стил не очень хорошо разбирался в американской политике. Его партнер из «Фьюжн» Питер Фритч (Peter Fritsch), работающий вместе со Стилом, сказал о нем так: «Он карьерный государственный служащий, а в Англии государственных служащих не вовлекают в политику, как это бывает в США. Он немного наивен в вопросах публичной политики».

Поэтому Стил тем январским вечером был ошеломлен, когда узнал, что американские политики называют его преступником. Он сказал второму соучредителю «Орбис» Кристоферу Берроузу (Christopher Burrows), что почувствовал нечто вроде головокружения. Берроуз, давая первое публичное интервью в связи со скандалом по поводу досье, вспомнил, как Стил сказал ему: «У меня возникла такая пульсирующая головная боль, я не мог ясно думать, у меня пропал аппетит, я чувствовал себя больным». Стил сравнил свое состояние с тем, что он чувствовал в 2009 году, когда после продолжительной болезни умерла его первая жена Лора, а он остался с тремя маленькими детьми.

По словам Берроуза, в тот вечер Стил и его вторая жена Кэтрин, на которой он женился в 2012 году, сидели в гостиной и гадали, что будет с ними дальше. Финансовый крах из-за непомерных расходов на адвокатов? (Кроме США, иск против Стила подал российский бизнесмен Алексей Губарев, обвинивший его в клевете и заявивший, что Стил ложно обвинил его компанию в хакерском взломе системы внутренней электронной почты Демократической партии с целью содействия российскому правительству.) А может, Стил окажется в американской федеральной тюрьме? Или лазутчик Путина зарежет его где-нибудь в темной аллее?

В беседах с друзьями Стил выражал надежду на то, что лет через пять он вспомнит о случившемся и посмеется над тем, что пережил. Но вместе с тем, он был склонен к пессимизму. Как бы ни повернулась эта драма, часто предсказывал Стил, «я унесу это с собой в могилу». Давний друг Стила рассказывал мне, что тот оказался в очень незавидном и затруднительном положении. Досье вызвало ярость как у Владимира Путина, так и у Дональда Трампа, поскольку Стил рассказал о темных делишках между ними. «Обеими странами руководят олигархи, — сказал этот друг. — Это невероятно, но оба они возненавидели одного и того же человека».

Вскоре юристы заверили Стила, что обвинения сенаторов — это не более чем политическая уловка. Тем не менее, в расследовании предполагаемых связей Трампа с Россией началась новая напряженная фаза. Вначале обе партии в конгрессе единодушно настаивали на проведении серьезного расследования фактов иностранного вмешательства в американскую демократию, но уже скоро между ними началась свара. Сторонники Трампа заявляли, что Стил — не разоблачитель, а негодяй и бесчестный клинтоновский аппаратчик, который сговорился с американскими спецслужбами и чиновниками из правоохранительных органов, чтобы сфабриковать ложные обвинения против Трампа и его соратников в подлой попытке сделать недействительными выборы 2016 года. Согласно этой повествовательной линии, расследование нужно вести не против президента, а против самих следователей, начиная со Стила. «Они пытаются разрушить все разведывательное сообщество! — заявил как-то Стил одному из своих знакомых. — И в этих целях они используют меня в качестве тарана».

Это был далеко не первый случай, когда расследование конгресса использовалось в качестве инструмента по подрыву репутации. Всякий раз, когда в Вашингтоне возникает скандал, противники при помощи судебных запросов и повесток, засекреченных материалов и показных публичных слушаний распространяют двусмысленные намеки, инсинуации, ложь и создают неразбериху. Сенаторы Грассли и Грэм отказались дать интервью для этой статьи, однако в январе Грассли, возглавляющий юридический комитет сената, выступил там с речью в защиту выдвинутых им и Грэмом обвинений. Он отметил, что создавая досье, Стил пользовался своими знакомствами и связями в России. «Кто на самом деле вступил в сговор с русскими?— задал вопрос Грассли. — Сейчас это становится все яснее».

Демократы из этого комитета пришли в ярость, потому что республиканцы не посоветовались с ними, инициируя уголовное расследование против Стила. Сенатор от Калифорнии Дайэнн Файнстайн (Dianne Feinstein), занимающая видное положение в юридическом комитете, объявила, что цель республиканцев — «подорвать ФБР и расследование специального прокурора Роберта Мюллера», а также «отвлечь от него внимание». Файнстайн сказала, что у следствия нет доказательств лжи Стила, и добавила: «Ни одно из разоблачений в досье Стила не было опровергнуто».

Сенатор-демократ из Род-Айленда Шелдон Уайтхаус (Sheldon Whitehouse) в прошлом работал прокурором, а сейчас является членом юридического комитета. «Подвергнуть сомнению досье Стила, значит подвергнуть сомнению расследование Мюллера, — сказал он мне. — В этом случае все внимание снова переключится на Хиллари». По его мнению, цель республиканцев — «создать фальшивую информационную картину и заявить, что все это — охота на ведьм».

И действительно, 18 января аппарат республиканца Девина Нуньеса (Devin Nunes), возглавляющего комитет палаты представителей по разведке, подготовил доклад, в котором утверждается, что на самом деле в сговор вступило окружение Хиллари Клинтон. «Правда заключается в том, — сказал Нуньес, — что Клинтон вступила в сговор с русскими, чтобы облить грязью Трампа, скормить это ФБР и добиться начала расследования против штаба своего соперника». Гленн Кесслер (Glenn Kessler), ведущий в «Вашингтон Пост» независимый блог «Проверка фактов», наградил заявление Нуньеса четырьмя Пиноккио. Таков его рейтинг за вопиющую ложь. «Нет никаких доказательств того, что Клинтон причастна к сообщениям Стила, или что она взаимодействовала с российскими организациями, чтобы передать информацию Стилу», — написал Кесслер.

Тем не менее, ведущие консервативных ток-шоу начали распространять и усиливать заявление Нуньеса. Такер Карлсон (Tucker Carlson) из «Фокс Ньюс» осудил Стила, назвав его «очень тенденциозным и пристрастным человеком с откровенно левыми взглядами на американскую политику». А еще он сказал, что «небрежное и непродуманное» исследование Стила «по всей видимости стало основой» для расследования Мюллера. Шон Ханнити (Sean Hannity) заявил, что досье Стила — это рассчитанная на дешевый эффект ахинея, заполненная «российской ложью», цель которой — настроить «наши разведывательные и правоохранительные органы» против Трампа. «Уолл-Стрит Джорнал» в своей редакционной полосе обвинила Стила в том, что он превратил ФБР в «орудие антитрамповских политических сил». Раш Лимбо (Rush Limbaugh) предупредил своих радиослушателей: «Сейчас идет сражение между такими людьми как мы, и государством в государстве, которое пытается скрыть содеянное».

Президент Трамп тоже высмеял это «грязное досье» и предположил, что «шпион-неудачник» сделал ставку на «надуманные факты, подготовленные скользкими политтехнологами». А 8 февраля президент впервые назвал Стила по имени и осудил его. «Стил, автор фальшивого досье, — сообщил он в Твиттере. — Все это связано с бесчестной Хиллари».

Спустя два дня Берроуз из фирмы «Орбис» сидел у себя дома в Винчестере, что юго-западнее Лондона, и не без труда пытался объяснить мне, насколько это странно и тревожно, когда на твоего партнера по бизнесу нападает президент США. Консерватор по своим политическим взглядам и по манере поведения Берроуз, которому 59 лет, несколько десятилетий прослужил в британской разведке, как и Стил. Этот скупой на слова человек разоткровенничался: «Вся эта история какая-то сюрреалистическая. Это превратили в политический футбол, и игра идет на американских условиях, о чем мы сожалеем. Криса обвиняют в организации какого-то тайного заговора, хотя он даже не живет в той стране».

Адвокаты Стила посоветовали ему не делать публичных заявлений об этом скандале, а поскольку раньше он служил в разведке, большая часть его жизни остается тайной. Обвиняющие его люди знают об этом. Как объяснил сенатор Уайтхаус, «они выборочно рассекречивают информацию. Это такая тактика. Они используют рассекреченную информацию, чтобы рассказать свою версию, а все опровержения засекречены». И в обвинениях сенаторов, и в докладе Нуньеса были использованы засекреченные улики и свидетельства, дабы очернить Стила и не дать его защитникам возможности отвечать, поскольку это стало бы разглашением государственной тайны. Однако интервью с друзьями, коллегами и партнерами Стила по бизнесу говорят совсем о другом. Их история — это рассказ о британском гражданине, который попал в сети одной из самых серьезных политических баталий в США.

Стил родился в 1964 году в Адене, столице Йемена. Его отец работал в национальной метеорологической службе Соединенного Королевства, а поэтому ему порой приходилось отправляться в зарубежные командировки. Семья Стила принадлежала к среднему классу, но корни у нее были рабочие. Один из дедушек Стила трудился шахтером, добывая уголь в Уэльсе. Юношу, который показывал отличные успехи в учебе, в 1982 году приняли в Кембриджский университет. Вскоре он вознамерился стать президентом престижного дискуссионного общества «Кембриджский союз». Это обычный путь к карьере руководителя для амбициозных и перспективных студентов. По словам одного из бывших членов данного общества, это место, «куда стремится самолюбие». Чтобы стать президентом, нужны недюжинные политические навыки и умения, но Стил добился своего, отчасти благодаря тому, что университетская газета, для которой он писал статьи, поддержала его кандидатуру. Из-за своих усилий он нажил врагов. Один его соперник недавно анонимно сообщил «Дейли Мейл», что Стил был «немного мерзкий тип».

Стил умеренно поддерживал Лейбористскую партию. Его союзниками в Кембридже были студенты из среднего класса, учившиеся в государственных школах. В университете они создали «Фракцию против истэблишмента». Эти люди соперничали с «Фракцией истэблишмента» голубых кровей и с правофланговой «Либертарианской фракцией». Один его давний друг, входивший в состав аналогичного общества в Оксфорде, сказал: «Почти все мы происходили не из привилегированных семей, и немного страдали от синдрома самозванца, который заставлял нас сомневаться в том, что мы учимся там по праву. Поэтому мы работали во много раз упорнее, стараясь показать, на что способны». Он вспоминал, что Стил был «исключительно прилежным студентом» и обладал «цельным характером». По словам этого друга, «он просто закусывал удила и тянул воз в гору. Он был почти как киборг».

Грэм Дэвис (Graham Davies), который сегодня является хорошо известным в Британии консультантом по публичным выступлениям, подружился со Стилом в «Кембриджском союзе». Он назвал его «исключительно сдержанным и малозаметным, и одновременно исключительно проницательным и энергичным». Дэвис добавил: «Это очень спокойный человек, который больше слушает, чем говорит. И этим он выделяется. Большинству из нас нравится быть в центре внимания, но Крис — полная тому противоположность. Это неотъемлемая часть его цельного характера. Он тихо и спокойно контролирует ситуацию». Сторонник Консервативной партии Дэвис рассказал мне, что у Стила много друзей среди консерваторов. (До войны в Ираке Стил поддерживал лейбористское правительство Тони Блэра, но у себя в графстве голосовал за местного консерватора.) «Он не идеолог, — сказал Дэвис. — У него есть свои политические взгляды, однако он мыслит прагматично. Справедливость, принципиальность и правдивость для него превыше любой идеологии».

Говорят, что Стил стал первым президентом «Кембриджского союза», пригласившим выступить члена Организации освобождения Палестины. Он проводил множество резонансных политических дебатов, в том числе, одну дискуссию, на которой участники пришли к выводу, что внешняя политика Рональда Рейгана вредит Британии.

Показательно то, что ни один из друзей Стила не помнит, как они познакомились. Это человек среднего роста, среднего телосложения, с приятными чертами лица, аккуратный в одежде. У него холодный нейтральный взгляд, и он не привлекает к себе внимания. Стил от природы подходил для невидимой и незаметной профессиональной деятельности. Дэвис, который несколько раз в год ужинает со Стилом и другими сокурсниками, сказал: «Он менее заметный, чем Смайли» (персонаж Джона ле Карре). Вместе с тем, Дэвис отметил, что за какую бы работу ни брался Стил, он «вел себя, как терьер с костью, тщательно все изучая и исследуя, и прилагая максимум своих интеллектуальных способностей».

Стил окончил университет в 1986 году с дипломом по общественным и политическим наукам. Вначале он думал о том, чтобы заняться журналистикой или юриспруденцией. Но как-то раз он позвонил по газетному объявлению, в котором приглашали людей, желающих работать за границей. Оказалось, что это объявление МИ6, которая после многочисленных тестов и проверок взяла Стила на работу и включила в программу по изучению русского языка. К 25 годам он уже жил в Москве.

Стил работал под дипломатическим прикрытием в британском посольстве на МИ6. Время его командировки в Москву с 1990 по 1993 годы стало самым драматическим периодом в российской истории. В это время потерпела крах коммунистическая партия, националисты подняли восстание на Украине, на Кавказе и в прибалтийских странах. В это же время распался Советский Союз. Борис Ельцин обрел в России едва ли не абсолютную власть, и демократические надежды начали угасать, в то время как КГБ (который начал называться ФСБ) укреплял свое влияние, олигархи растаскивали государственную собственность, а в стране стали появляться националистические политические силы. Вернувшийся из Восточной Германии оперативный сотрудник КГБ Владимир Путин усиливал свои позиции в теневом мире санкт-петербургской политики. К моменту отъезда Стила из России оптимизм угас, и в стране возобладала политика недовольства — олигархами, усиливающейся разницей между богатыми и бедными, и Западом.

Уехав из Москвы, Стил получил назначение в Париж, где он работал под прикрытием в британском посольстве. Однако, когда был анонимно опубликован список британских шпионов, он и еще 116 человек лишились своего прикрытия. Стил вернулся в Лондон, а в 2006 году начал руководить российским отделом, испытывая все больший пессимизм в отношении Российской Федерации.

Негативное отношение Стила к Кремлю усилилось в 2006 году, когда завербованный МИ6 бывший российский агент КГБ и критик Путина Александр Литвиненко умер мучительной смертью в лондонской больнице после того, как выпил чашку чая с радиоактивным полонием-210. Очевидно, что это наглое убийство на территории Британии санкционировала Москва. Стила назначили руководить расследованием МИ6. Власти сначала хотели предъявить обвинение одному подозреваемому в совершении убийства, но следственная работа Стила убедила их в том, что обвинение необходимо предъявить и второму подозреваемому. Девять лет спустя в Британии опубликовали, наконец, официальный отчет о расследовании, который подтвердил точку зрения Стила: это убийство является операцией ФСБ, и возможно, что его утвердил Владимир Путин.

Стил никогда не комментировал это дело и прочие аспекты своей разведывательной работы. Однако Ричард Дирлав (Richard Dearlove), возглавлявший МИ6 с 1999 по 2004 год, заявил, что у него «превосходная репутация». Другой высокопоставленный руководитель вспоминал, что Стил был специалистом по России, и его знания вызывали уважение у него и у других. «Он работал очень внимательно и умно», — сказал этот руководитель. Другой бывший сотрудник МИ6 сравнивал Стила с соленой дрожжевой пастой мармит, которую люди либо любят, либо ненавидят. Он заявил, что Стил не мог занять «высокую должность» на службе, так как после холодной войны Россию в МИ6 отнесли в разряд застойного болота. Однако этот человек признал, что «Стил хорошо знает Россию», а российский отдел был для него «весьма подходящим местом, так как туда нельзя назначать идиота».

Служба внешней разведки Великобритании пользуется большим уважением в США, особенно благодаря ее способности собирать информацию от оперативных источников, а не средствами радио- и радиотехнической разведки или электронной слежки, чем часто занимаются США. Британская и американская разведывательные службы тесно сотрудничают, и когда Стил работал в МИ6, ее разведывательные сведения часто включали в ежедневные брифинги для американского президента. В 2008 году директор ЦРУ Майкл Хейден (Michael Hayden) посетил Британию, и Стил информировал его о событиях в России. На следующий год в Британию приехал президент Обама, и его проинформировали о докладе, который Стил написал о России. Бывший начальник отдела ЦРУ по центральной Евразии (который отвечает за Россию, постсоветские государства и Балканы) Стив Холл (Steve Hall) сказал мне: «МИ6 уступает только США по своим возможностям собирать разведывательные сведения из России. Мы всегда осуществляли тесное взаимодействие, потому что они работают великолепно. В России работают разведчики из высшей лиги. Это не Гватемала».

В 2008 году Стил уведомил МИ6, что он намерен уйти в отставку и открыть вместе с Берроузом коммерческую фирму по сбору разведывательных данных. Он был на хорошем счету, но его увольнение ускорили, потому что МИ6 увидела в его намерениях потенциальный конфликт интересов. Заниматься таким бизнесом было довольно рискованно, ибо Лондон был переполнен компаниями под руководством бывших разведчиков, которые продавали свои связи и конфиденциальную информацию. Чтобы как-то отличаться от других, компания «Орбис», открывшая офис в Мейфэре, попыталась воспользоваться опытом и знаниями Стила о России. Такая стратегия, по всей видимости, дала результат. По словам знакомых с этой компанией людей, общая прибыль «Орбис» за первые девять лет составила приблизительно 20 миллионов долларов. Сейчас Стил ездит на спортивной модели «Ленд Ровер Дискавери» (Land Rover Discovery Sport) и является членом гольф-клуба. Он также немного бегает (во время работы разведчиком это помогало ему держать себя в форме, поскольку Стил пробежал шесть марафонов и 25 полумарафонов, а также участвовал в десятке состязаний по троеборью по олимпийской программе). Но в основном вместо бега он теперь носит портфель. Свободное время бизнесмен проводит главным образом с семьей, в которой три кошки. Одна из них недавно пошла по стопам хозяина и совершила скандальный поступок, написав в постель одному из членов семьи.

Клиентами «Орбис» являются главным образом коммерческие компании и юридические фирмы, представляющие корпорации. Берроуз говорит, что в его компании менее десятка штатных сотрудников, однако они трудятся «как на мостике звездолета „Энтерпрайз" из „Звездного пути"». «Мы маленькая компания, но нам приходится управлять огромным кораблем», — заявляет он. Чтобы должным образом обслуживать клиентов, «Орбис» пользуется услугами десятков конфиденциальных «сборщиков информации», которые работают в разных странах мира на договорной основе. Некоторые сборщики — это частные следователи из небольших фирм, некоторые работают следственными репортерами, а некоторые — высокопоставленными экспертами на полезных должностях. В зависимости от характера задачи и срока договора сборщик может получать до двух тысяч долларов в день. Эти люди собирают информацию из своей обширной сети бесплатных источников, многие из которых даже не подозревают, что с ними обращаются как с информаторами. Источникам периодически оказывают те или иные услуги, скажем, помощь при поступлении детей в западные вузы. Но денег никто никому не платит, потому что это может быть противозаконно. Ведь такие деньги могут назвать взяткой государственному служащему, а саму такую деятельность — торговлей инсайдерской информацией. Кроме того, если платить источникам деньги, они могут начать привирать.

Стил не был в России и в других постсоветских государствах с 2009 года. В отличие от некоторых бывших коллег по МИ6, путинский режим не объявлял его персоной нон-грата, но информатор «Орбис» сообщил, что один агент ФСБ назвал его «врагом матушки России». Стил сделал вывод, что работать в этой стране незамеченным ему будет трудно. Фирма не раскрывает имена своих источников и держит их в строгом секрете, но совершенно ясно, что многих российских источников можно опрашивать в других местах, и кроме того, Лондон является центром крупной русской диаспоры, возникшей там после распада Советского Союза.

«Орбис» часто проводит антикоррупционные расследования в интересах клиентов, пытающихся осуществлять внутренний экспертный контроль, помогает правильно распределять инвестиции, а в интересах финансовых компаний проводит финансово-юридические экспертизы и получает стратегическую информацию. Со мной согласился поговорить один клиент «Орбис», являющийся западным бизнесменом с деловыми интересами в России и на Украине. Он назвал Стила «очень квалифицированным, очень профессиональным и очень надежным специалистом». По словам бизнесмена, его компания неоднократно проверяла собранную Стилом информацию и проведенные им исследования у других людей, и никаких сбоев не было. Он добавил: «Я не знаю ни одного человека, кто критиковал бы его работу. У него очень хорошие отчеты. Совершенно ясно, что он просто стал жертвой политики. Они пытаются убить вестника».

«Орбис» обещает конфиденциальность и не дает никакой информации о своей клиентуре. Часть ее предполагаемых клиентов, таких как одна крупная нефтяная компания с Запада, это обычные корпорации. Другие клиенты весьма сомнительны, скажем, одна юридическая фирма из Лондона, которая представляет интересы российского магната Олега Дерипаски. Этот миллиардер вышел победителем из русских алюминиевых войн, которые были очень жестокими. Его часто называют любимым олигархом Путина. Возможные финансовые связи Стила с Дерипаской привели к тому, что сенатор Грассли недавно затребовал дополнительную информацию от этой лондонской юридической фирмы. Если удастся установить следы финансовых связей между Дерипаской и «Орбис», наверняка возникнет множество серьезных вопросов к Стилу, потому что имя Дерипаски уже фигурирует в расследовании Мюллера, причем в непривлекательном свете. Бывшего руководителя предвыборного штаба Трампа Пола Манафорта обвиняют в том, что он присвоил денежные средства компании Дерипаски, когда работал на нее на Украине. (Специальный прокурор Роберт Мюллер предъявил Манафорту обвинение в отмывании денег и в совершении других финансовых преступлений. Манафорт свою вину не признает.) Если слухи о работе Стила на Дерипаску соответствуют действительности, это говорит о том, что он из мира государственной службы перешел в сомнительный с этической точки зрения мир коммерции. Олигархи, воюющие с другими олигархами, это самых прибыльный бизнес для следователей и аналитиков, обладающих знаниями о России. «Орбис» утверждает, что поскольку ее деятельность сводится к оказанию правовой поддержки западным юридическим фирмам, выступающим в западных судах, она помогает разрешать споры более цивилизованным путем, чем если бы это происходило в России. Но Стил, уйдя из МИ6, попал в еще более таинственный и мрачный мир.

Вопреки утверждениям республиканцев, Стил заинтересовался Трампом не тогда, когда работал на штаб Клинтон. Он наткнулся на имя Трампа почти сразу же, как только начал заниматься частным бизнесом. То есть, это было задолго до выборов 2016 года. В самом начале своей работы в «Орбис» он расследовал деятельность двух международных криминальных группировок, чьи лидеры по случайному стечению обстоятельств сидели в офисах в нью-йоркской Башне Трампа.

После ухода Стила из МИ6 его первым клиентом стала Футбольная ассоциация Англии, надеявшаяся стать хозяйкой чемпионата мира 2018 года, но подозревавшая руководящий орган футбола ФИФА в грязных сделках. Англия проиграла России, и Стил определил, что это подстроил Кремль при помощи взяток. Как пишет Кен Бенсингер (Ken Bensinger) в своей пока еще не изданной книге об этом скандале под названием «Красная карточка» (Red Card), «один из лучших источников Стила» проинформировал его, что заместитель премьер-министра Игорь Сечин, ныне возглавляющий гигантскую государственную нефтяную корпорацию «Роснефть», подозревается в поездке в Катар с целью «обмена голосами при голосовании о месте проведения чемпионата».

По всей видимости, Стил анонимно рассказал об этом деле лондонской газете «Санди таймс». Она сообщила, что «бывший источник из МИ6», расследовавший процесс рассмотрения заявок, сказал ее корреспонденту: «Главное произошло за шесть месяцев до голосования. Эта страна опасалась унижения от проигрыша, и ей нужно было что-то сделать. Путин задействовал все имевшиеся у него возможности». Потом источник добавил: «Не ждите, что я или кто-нибудь еще предъявит документ с путинской подписью, где говорится: „Х, дайте взятку Y на такую-то сумму и таким-то способом". Он так не поступает».

Может, Стил и забыл бы об этом деле, закончив свое расследование заявочного процесса. Но он обнаружил, что коррупция в ФИФА носит глобальный характер, и почувствовал необходимость заняться этой проблемой. На его взгляд, единственной организацией, которая могла провести расследование такого масштаба, было ФБР. В 2011 году Стил связался со знакомым американским агентом, который возглавлял в бюро подразделение тяжких преступлений в Евразии. Стил познакомил его со своими источниками, которые сыграли важнейшую роль в последующем расследовании. В 2015 году Министерство юстиции предъявило обвинения 14 лицам в связи с дачей взяток и откатов на сумму 150 миллионов долларов. Одним из них был высокопоставленный чиновник ФИФА Чак Блейзер (Chuck Blazer), который украл у этой организации целое состояние и стал информатором ФБР. Блейзер арендовал в Башне Трампа апартаменты за 18 тысяч долларов в месяц, которые находились несколькими этажами ниже резиденции Трампа.

Никто не утверждал, что Трампу было известно о преступлениях в ФИФА, но Стил вскоре снова наткнулся на информацию о Башне Трампа. Несколько лет тому назад ФБР наняло Стила, чтобы он помог раскрыть международную сеть азартных игр и отмывания денег, которой предположительно руководил деятель из российской организованной преступности по имени Алимжан Тохтахунов. Его синдикат базировался в апартаментах в Башне Трампа. Со временем федеральные власти предъявили обвинения в совершении финансовых преступлений 30 с лишним сообщникам из этой преступной схемы. Но сам Тохтахунов скрылся, избежав ареста. Интерпол издал красное уведомление, объявив Тохтахунова в розыск и потребовав его ареста. Но осенью 2013 года он объявился в Москве на конкурсе «Мисс Вселенная» и сидел неподалеку от владельца этого конкурса Дональда Трампа.

«Получается, что все криминальные дороги ведут в Башню Трампа», — говорил Стил своим друзьям.

Берроуз рассказал мне, что после ухода из МИ6 они со Стилом заключили соглашение. «Оба мы согласились с тем, что обязаны предупреждать британские власти и власти их союзников, если столкнемся с чем-нибудь, что создает угрозу национальной безопасности. Это осталось у нас с длительного периода государственной службы. Мы до сих пор придерживаемся нравственных идеалов и хотим, чтобы наши власти поступали правильно».

Сотрудничая в ходе своих расследований с правоохранительными органами, Стил сохранял связи со своей прежней жизнью. Некоторые критики сомневаются в том, что это корректно и прилично. Линдси Грэм написал недавно в «Вашингтон Пост»: «Ты можешь быть информатором ФБР. Ты можешь быть политтехнологом. Но быть и тем и другим в одно и то же время ты не можешь».

По словам Берроуза, «Орбис» в нескольких случаях предостерегала власти о серьезных угрозах безопасности. Три года назад один надежный ближневосточный источник сообщил фирме, что группа боевиков ИГИЛ (запрещено в России — прим. перев.) под видом сирийских беженцев пытается просочиться в Европу. «Орбис» поделилась этой информацией с соответствующими органами, которые передали ее спецслужбам Германии. Спустя несколько месяцев произошел теракт в концертном зале «Батаклан», на который напали террористы. Тогда у Берроуза и Стила возникли угрызения совести из-за того, что они не уведомили еще и власти Франции. Когда Стил летом 2016 года поделился своими подозрениями в отношении Трампа с ФБР, он сделал это в соответствии с правилами поведения «Орбис», а не из каких-то политических предубеждений.

Еще до того, как Стил начал заниматься американской президентской кампанией, он был уверен, что Кремль осуществляет вмешательство в западные выборы. В апреле 2016 года, незадолго до получения задания от «Фьюжн Джи-Пи-Эс», он закончил секретное расследование, которое назвал проект «Карл Великий». Расследование Стил проводил по поручению частного клиента. Стил изучил факты российского вмешательства в политику четырех членов Евросоюза, таких как Франция, Италия, Британия и Германия, а также Турции, которая является кандидатом на вступление в ЕС. В своем отчете он изложил обстоятельства хронического, настойчивого и агрессивного политического вмешательства Кремля. Это была война в социальных сетях, направленная на формирование страха и разжигание предрассудков. Это была «непрозрачная финансовая поддержка», которую Москва оказывала некоторым политикам в форме банковских кредитов, подарков и прочей помощи. В отчете говорится о связях Кремля с бывшим премьер-министром Италии Сильвио Берлускони и с лидером правых во Франции Марин Ле Пен. (Ле Пен и Берлускони это отрицают.) Там также утверждается, что Россия могла оказывать помощь и менее известным националистам правого толка в Британии и других странах. В отчете делается заключение о том, что долгосрочная цель Кремля состоит в усилении экстремистских группировок и политиков в ущерб либеральным демократиям Европы. А ближайшая цель заключается в «разрушении» ЕС, дабы положить конец тем карательным экономическим санкциям, которые Евросоюз и Соединенные Штаты ввели против России, когда она в 2014 году осуществила политическое и военное вмешательство на Украине.

Формулировки в отчете довольно сухие, да и многие его детали знакомы всем тем, кто пристально следит за Россией. Тем не менее, проект «Карл Великий» произвел эффект разорвавшейся бомбы. Он стал предупреждением о том, что российские разведслужбы обретают все более стратегический и разрушительный характер. Он предостерегал, что российское вмешательство в иностранные выборы «со временем будет разрастаться и усиливаться».

Весной 2016 года Стилу позвонил бывший репортер «Уолл-Стрит Джорнал» Гленн Симпсон, который занимался журналистскими расследованиями, но в 2011 году оставил журналистику и вместе с партнерами создал компанию «Фьюжн Джи-Пи-Эс». Симпсон надеялся, что Стил поможет его фирме отследить некоторые наводки на связи Трампа с Россией. Он сказал, что работает на некую юридическую фирму, однако называть ее не стал.

Первоначально эту работу финансировала организация, которой выделял деньги нью-йоркский инвестор и республиканец Пол Сингер (Paul Singer) недолюбливавший Трампа. Но когда стало ясно, что Трамп победит на первичных выборах и станет кандидатом в президенты, Сингер вышел из игры. В этот момент «Фьюжн» убедила главного юридического советника штаба Клинтон Марка Элиаса (Marc Elias) выделить средства на незавершенное расследование. Такое двухпартийное финансирование опровергает аргументы о том, что расследование было бесчестным и тенденциозным из-за спонсоров.

Стил и Симпсон ранее работали вместе, и обоих увлекали истории о русских олигархах и о международной организованной преступности. В работе они дополняли друг друга, создавая некий симбиоз. «Фьюжн» занималась анализом открытых источников, тщательно копаясь в мельчайших деталях общедоступной информации. Стил же специализировался на сборе разведывательных данных от информированных источников, многие из которых были русскими.

Симпсону не давал покоя один важный вопрос. Почему Трамп так часто ездил в Россию, желая заниматься там бизнесом, но всякий раз возвращался с пустыми руками? Стила это задание заинтриговало, и он взялся за работу, полагая, что отыщет доказательства нескольких темных сделок и не более того. Очевидно, он не учел, насколько это опасно — совать свой нос в самые большие тайны кандидата в президенты. «У него были шоры на глазах, — сказал мне давний друг Стила. — Он сунул голову в печь, но саму печь не видел».

В течение нескольких недель два или три давних сборщика информации Стила передали ему отчеты, составленные на основе сведений, полученных из обширной сети источников «Орбис». По словам осведомленных людей, Стил посмотрел на этот материал и задал себе вопрос: «Боже, что это такое?» Он пригласил Берроуза, который обычно был невозмутим. Тот понял, что у них проблемы. Симпсон позднее рассказывал: «Мы забросили в речку удочку, а на крючок попался Моби Дик».

Источники Стила утверждали, что ФСБ при желании легко сможет шантажировать Трампа, отчасти из-за того, что у этой службы были видеозаписи его «извращенных половых актов» в России. Эти источники рассказали, что когда Трамп в 2013 году останавливался в президентском люксе отеля «Ритц-Карлтон», он платил проституткам за «золотой душ» (они устраивали шоу, мочась перед ним в кровать). Получается, что они осквернили постель, в которой во время государственного визита спали Барак и Мишель Обама. Эти сообщения приписывали четверым источникам, но они получили эту информацию из вторых рук. Ни одного свидетеля этих извращений не было, никто не нашел ни одну проститутку, но все говорили в общем о «компрометирующем материале». Два источника не были связаны с остальными, но еще два могли поговорить друг с другом на эту тему. В тех сообщениях, которые поступали к Стилу, имена источников опускались, но одного из них называли «бывшим высокопоставленным офицером российских спецслужб, до сих пор связанным с Кремлем», вторую «работницей гостиницы, в которой останавливался Трамп», третьего «руководящим работником отеля», а четвертого «близким помощником Трампа, который организовывал его последние поездки в Москву».

Но гораздо важнее информации о сексуальных утехах были утверждения о политическом сговоре между Кремлем и Трампом во время президентской кампании 2016 года. Речь шла о том, что русские как минимум пять лет всячески обхаживали Трампа и оказывали ему услуги. А Путин якобы поддержал Трампа, чтобы «посеять разногласия и разлад в США и в трансатлантическом альянсе». В отчетах говорилось о том, что хотя Трамп не подписывал никакие сделки о строительстве и недвижимости, он со своими главными помощниками неоднократно получал от Кремля информацию о Хиллари Клинтон и о других своих политических оппонентах. Это были ошеломляющие и невероятные утверждения. Даже если правды там было лишь наполовину, это все равно можно было расценить как измену.

По словам осведомленных людей, когда Стил начал готовить первую из 17 справок, из которых позже было составлено досье, Берроуз выразил опасения в связи с тем, что туда вошли утверждения о «золотом душе». Он был человеком осторожным, и его тревожили последствия от такой сенсации. Но Стил заявил, что выборочное представление подробностей — это нечестно и искажает картину. Он сказал, что нельзя скрывать то важное обстоятельство, что возможного президента США смогут шантажировать. «В этом весь Стил, — сказал мне его давний друг. — Он такой прямой и открытый».

Стил принял роковое решение включить в досье все, что у него имелось. По словам знакомых с его работой людей, Стил понимал, что может уничтожить взрывоопасную информацию, а может и продолжить свою работу. Если он продолжит расследование, а затем уведомит соответствующие органы, которые, по его мнению, должны знать данную информацию, то изменится вся его жизнь — да и жизнь любого другого человека, прикасавшегося к досье.

В то же время, Стил полагал, что сами разведсведения не увидят почти никто. В достоверности досье Стила многие сомневаются, однако мало кто осознает, что это не конечный продукт, а подборка проведенных практически одновременно опросов. Компания «Орбис» была не более чем субподрядчиком, и Стил с Берроузом понимали, что при желании «Фьюжн» сможет переработать полученную информацию и отредактировать свой отчет, предоставляемый клиенту. Поэтому «Орбис» решила: пусть «Фьюжн» сама думает, что включать в отчет, а что убирать, и добавлять или нет свои оговорки и ссылки на источники, как это всегда бывает с государственными разведывательными докладами.

Джон Сайфер (John Sipher) 28 лет проработал тайным агентом ЦРУ и перед уходом в отставку в 2014 году руководил в управлении российским отделом. По поводу справок Стила он сказал так: «Это материал источников, а не экспертная оценка». Сайфер отметил, что досье «в целом заслуживает доверия», хотя не все детали в нем точны. Он заявил: «Люди не понимают, что это подборка фактов, но не попытка связать факты в единое целое. Однако досье является первой версией произошедшего, поскольку там говорится о том, что могла задумать Россия». Александр Вершбоу, который при Джордже Буше работал послом США в России, рассказал мне: «В разведке вы всеми силами оцениваете свои источники, но это не как в журналистике, где вы ищете дополнительные источники с целью подтверждения информации. В разведке никто не делает вид, будто он прав на все сто процентов. Если ты прав процентов на 70-80, то ты один из лучших».

24 июня 2016 года, когда Стил отмечал свой 52-й день рождения, позвонил Симпсон и попросил передать ему досье. За день до этого Британия проголосовала за выход из ЕС, и Стилу было очень досадно от такого решения. Мало кто думал, что Брексит возможен. Теперь и победа Трампа уже не казалась невозможной. Стил так нервничал, и ему так хотелось сохранить секретность и защитить своих источников, что он отправил копию досье в Вашингтон с курьером, наказав ему передать документ из рук в руки. В этой копии имена источников были удалены, но им была дана характеристика, чтобы «Фьюжн» смогла оценить, насколько они надежны и заслуживают доверия. Стил опасался, что если будет разоблачен кто-то из его источников в России, для них это будет смертным приговором.

Стил также считал своим долгом передать эту информацию в ФБР. Хотя Трамп писал в Твиттере, что досье «состряпала Хиллари Клинтон», Стил обратился в бюро самостоятельно. Как сообщил Симпсон, давая показания под присягой в комитете палаты представителей по разведке, Стил в июне 2016 года сказал ему, что хочет предупредить американское правительство, объяснив это следующим образом: «Я бывший сотрудник разведки, а вы наши ближайшие союзники». Симпсон показал, что попросил Стила подумать несколько дней, и когда тот снова поднял этот вопрос, он сдался. Симпсон сообщил сенатскому юридическому комитету: «Скажу предельно ясно. Я не считал, что это наше дело. Это было похоже на то, что ты едешь на работу, видишь, как что-то случилось, и звонишь 911». По словам Симпсона, Стил чувствовал, что сделать это — его профессиональный долг. Далее он показал, что согласился, поскольку Стил был «экспертом по национальной безопасности», а он — просто «бывший журналист».

Лауреат Пулитцеровской премии историк Дэвид Гарроу (David Garrow) усомнился в мотивах Стила на страницах «Уолл-стрит джорнэл», назвав его «платным агентом», который распространяет «тенденциозные сплетни». Он сказал мне, что разоблачения Стила похожи на саморекламу, а потом добавил: «Мы видим, что Стил считает себя исторически важной персоной. Он верит, что обладает уникальными знаниями и должен предупредить весь мир». Гарроу в своих работах критиковал ФБР за преследование Мартина Лютера Кинга, и теперь его тревожило чрезмерное усердие Стила. «В этом мире секретных агентов у них существует желание максимально возвысить свою значимость, — сказал он. — Похоже на то, что все эти парни хотят играть в кино самих себя».

Но бывший директор Совета национальной безопасности по российским делам Марк Медиш (Mark Medish) сказал мне, что если бы Стил не поделился своими выводами, его могли обвинить в укрывательстве или в должностном проступке. Он добавил: «Чтобы сообщить плохие новости, нужна смелость, особенно когда ставки так высоки». А сенатор Уайтхаус сказал, что действия Стила «сродни предупреждению о некоем готовящемся взрыве», после чего заметил: «Если бы что-то взорвалось, а он или ФБР это проигнорировали, то покатились бы многие головы».

Что бы ни думали остальные, понятно одно: Стил верил, что в его досье есть важная разведывательная информация. Иначе он не стал бы подвергать ее, свою фирму и свою репутацию тщательной проверке со стороны ФБР. «На меня произвело впечатление то, что он был готов поделиться своими сведениями с ФБР, — сказал Сайфер. — Это повышает его авторитет в моих глазах, поскольку он готов был передать свою информацию лучшим в мире профессионалам из разведки».

5 июля 2016 года Стил отправился в свой лондонский офис и встретился там с агентом ФБР, с которым он работал ранее по делу ФИФА. Увидев первую справку из досье, агент был потрясен и пришел в ужас, сказал Стил. Симпсон знал, что Стил проинформировал ФБР, однако сказал, что в пылу предвыборной гонки это вылетело у него из головы. (Давая показания в юридическом комитете сената, он вспомнил, как спрашивал себя: «Интересно, что сделало ФБР? Что-то они молчат».) Время шло, но не было никаких признаков того, что ФБР обратило внимание на информацию Стила.

Хотя республиканцы вели разговоры о заговоре в руководстве Демократической партии, Стил и Симпсон, по всей видимости, так и не сообщили своему конечному клиенту, коим был избирательный штаб Клинтон, что Стил обратился в ФБР. Штаб почти все лето 2016 года отбивался от сообщений об изучении электронной переписки Клинтон агентами ФБР, не зная о том, что бюро начало контрразведывательное расследование на предмет связей команды Трампа с Россией. Отчасти поводом для него стал поиск компромата на Трампа, которым занялся штаб Клинтон. Один из его руководителей рассказал мне: «Если бы я знал, что ФБР ведет расследование против Трампа, я бы кричал об этом на всех перекрестках!»

Практически в то же самое время, когда Стил сообщил ФБР о вмешательстве России в президентскую кампанию 2016 года, Кремль проводил еще две операции по передаче компромата на Клинтон ближайшему окружению Трампа.

К первой операции привлекли советника Трампа по внешней политике Джорджа Пападопулоса (George Papadopoulos). Выпивая в апреле 2016 года в лондонском баре с одним австралийским дипломатом, Пападопулос сообщил ему, что Россия получила доступ к тысячам электронных сообщений Клинтон. Дипломат проинформировал свое руководство об этом странном заявлении, но Пападопулос был молод и неопытен, и поэтому австралийцы не придали особого значения его словам.

Вторая операция развернулась в Башне Трампа в Нью-Йорке. 9 июня 2016 года высокопоставленные представители штаба Трампа, включая его сына, Пола Манафорта и Джареда Кушнера, провели на 25-м этаже конфиденциальную встречу с российским юристом Натальей Весельницкой. Она обещала, что представит им компромат, собранный Москвой на Хиллари Клинтон. Встречу организовали после того, как к Дональду-младшему обратился человек, близкий к семье азербайджанского олигарха Агаларова, вместе с которым Трамп в 2013 году устроил в Москве конкурс «Мисс Вселенная». В своем письме этот посланец Агаларова пообещал Дональду-младшему, что компрометирующие документы «изобличат Хиллари Клинтон и ее связи с Россией, и будут очень полезны» его отцу. Вместо того, чтобы пойти в ФБР, как это сделал Стил, старший сын Трампа ликующе ответил в своем письме: «Если это именно то, о чем вы говорите, мне это нравится, особенно этим летом».

Дональд-младший и прочие участники той встречи настаивают на том, что ничего существенного на ней не произошло: Весельницкая выразила недовольство американскими санкциями против России, но никакого компромата на Клинтон не предложила. Но многие бывшие разведчики считают, что данная встреча, состоявшаяся вскоре после разговора Пападопулоса с австралийским дипломатом, повышает доверие к подготовленному Стилом досье. Джон Маклафлин (John McLaughlin), с 2000 по 2004 год работавший заместителем директора ФБР, сказал мне: «Я не пришел к окончательным выводам, но совершенно ясно, что многое совпадает с тем, что нам известно о готовности русских предоставить информацию, наносящую вред Хиллари Клинтон».

Более того, досье Стила выдвигает на первый план связи семьи Агаларова с Трампом. За 10 месяцев до того, как «Таймс» сообщила о встрече в Башне Трампа, разоблачив роль эмиссара Агаларова в ее организации, Стил в одной из своих справок написал: «Азербайджанский деловой партнер Трампа Араз Агаларов знает подробности о «взятках» и «сексуальных контактах», которые якобы были у Трампа во время визита в Санкт-Петербург. (Адвокат Агаларовых эти заявления отрицает.)

14 июня 2016 года, за пять дней до встречи в Башне Трампа, «Вашингтон Пост» сообщила новость о том, что русские осуществили хакерский взлом электронной почты Национального комитета Демократической партии. В первых сообщениях не было особой тревоги. Чиновники из НКДП признали, что им уже давно известно об этом взломе. (Позже выяснилось, что в ноябре 2014 года голландская разведка представила американским властям доказательства того, что русские взломали компьютерную систему Демократической партии. Американские представители поблагодарили голландцев за помощь, послали им торт и цветы, но никаких действий не предприняли.) Когда информация о проникновении в компьютеры НКДП стала достоянием общественности, различные чиновники начали говорить, что русские постоянно пытаются взламывать системы американского государства, просто стараясь лучше понять политику США.

Позиция демократов кардинально изменилась, когда за три дня до начала общенационального съезда Демократической партии в Филадельфии «ВикиЛикс» выложила в интернет тысячи украденных у НКДП электронных сообщений. Их превратили в оружие: то, что раньше казалось пассивной формой шпионажа, теперь превратилось в «активные мероприятия», говоря шпионским языком. Эти электронные сообщения, где в частности сообщалось, что НКДП втайне оказывает предпочтение Хиллари Клинтон, отодвигая на второй план Берни Сандерса, появились как раз в тот момент, когда партия пыталась сплотить своих сторонников. Председатель комитета Дебби Вассерман-Шульц (Debbie Wasserman Schultz) была вынуждена подать в отставку, а взаимные упреки и демонстрации внесли сумятицу в работу съезда.

Трамп ликовал. Он сказал: «Если это Россия — хотя скорее всего нет, ибо никто не знает, кто это сделал — но если это Россия… Россия, если ты слушаешь, то я надеюсь, тебе удастся найти недостающие 30 000 электронных писем. Мне кажется, наша пресса тебя щедро вознаградит». Его штаб потом назвал эти комментарии шуткой.

В этот момент советник Клинтон по внешней политике Лора Розенбергер (Laura Rosenberger), которая при Буше и Обаме занимала различные должности в Совете национальной безопасности и в Госдепартаменте, серьезно встревожилась. Она уже заметила, что Трамп занимает пророссийские позиции по многим вопросам, и это казалось ей необъяснимым, поскольку такие позиции резко отличались от основной партийной линии. Розенбергер также была удивлена тем, что Трамп взял в свой штаб Пола Манафорта, который работал политическим консультантом у пророссийских сил на Украине. А затем команда Трампа сыграла определенную роль в изменении платформы Великой старой партии, чтобы она в большей степени соответствовала позиции России в отношении Украины. «Все это покатилось как снежный ком, — объяснила мне Розенбергер, — а потом, когда появились утечки электронной переписки, пришло прозрение: черт возьми (извините за грубость), на нас напали! В такие моменты людей из национальной безопасности прошибает холодный пот».

Лора Розенбергер понятия не имела, что штаб Клинтон привлек к работе эксперта по России Стила. Свою работу «Орбис» вела тайно, за правовыми барьерами. Юрист из «Перкинс Куи» Марк Элиас, работавший юридическим советником в штабе Клинтон, выступил в качестве переходного шлюза между штабом и частными следователями, искавшими информацию на Трампа. Юридические фирмы часто нанимают следователей от имени своих клиентов, чтобы любые детали можно было защитить положением об отношениях между адвокатом и клиентом. «Фьюжн» информировала о своей работе только Элиаса. Симпсон ничего не присылал Элиасу в бумажном виде, а информировал его устно. По словам знакомых с обстоятельствами этого дела людей, Элиас был ошарашен этим досье и не знал, что делать с изложенными в нем заявлениями. «Материал про секс бесполезен во время кампании», — сказал мне Симпсон. В отсутствие обвинителей и документальных свидетельств от такого материала легко можно отмахнуться, назвав выдумкой, и тогда поставщик такой информации покажется сомнительным и ничтожным типом.

В то же время, описанные в отчетах Стила финансовые махинации носили очень сложный характер, и подтвердить их было трудно. Вот выдержка из досье: «Янукович признался Путину, что он разрешил и даже распорядился о выплате значительных откатов Манафорту, но заверил его, что никаких документальных следов не осталось». (Манафорт это отрицает.) Элиас донес в обобщенном виде часть информации до руководства предвыборного штаба, в том числе, до его менеджера Робби Мука (Robby Mook), однако посчитал, что большая часть этих сведений малопонятна и невразумительна. Его больше интересовала информация о людях, которые занимались кражей и публикацией внутренней переписки демократов, и как их остановить.

Мук рассказывал мне: «Проблема с этой историей о России заключалась в том, что люди в нее просто не верили. Да, сегодня все соглашаются и говорят: „Конечно!" Но тогда люди думали, что мы от отчаяния просто пытаемся проталкивать теории заговоров». После взлома почты НКДП Мук начал выступать в телепередачах, указывая пальцем на Россию, но его обвинения часто отметали, называя пиаром. Выступая в передаче Джейка Тэппера (Jake Tapper) «Положение в стране» (State of the Union), он заявил: «Нас тревожат заявления экспертов о том, что государственные силы России взламывали серверы НКДП, крали электронную переписку, а также заявления других экспертов, утверждающих, что теперь русские предают эту переписку огласке, дабы помочь Дональду Трампу». Затем Тэппер взял интервью у Дональда Трампа-младшего, который высмеял обвинения Мука, назвав их «отвратительными» и «ложными», хотя сейчас уже известно, что за несколько недель до этого интервью он встречался в Башне Трампа с русским юристом, которая предлагала компромат на Клинтон.

Тем летом Стил заметил несколько небольших сообщений в новостях, подтверждавших связи окружения Трампа с Россией. 7 июля 2016 года, спустя два дня после встречи Стила с человеком из ФБР, советник Трампа по внешней политике Картер Пейдж (Carter Page) отправился в Москву с визитом, утвержденным штабом республиканцев. Там он выступил с лекцией в престижной Российской экономической школе. Его ремарки были весьма примечательны. Он подверг критике Вашингтон и другие западные столицы за их «зачастую лицемерное внимание к таким идеям как демократизация, неравенство, коррупция и смена режимов».

Трамп поступил довольно странно, выбрав себе в советники Пейджа. В 2013 году в Нью-Йорке два российских разведчика пытались завербовать Пейджа, работавшего консультантом в нефтяной отрасли. Правда, материалы прослушки показали, что один из этих агентов назвал Пейджа идиотом. Позже ФБР предъявило обвинения этим разведчикам и предупредило Пейджа, что Кремль пытается его завербовать. Однако он продолжал ездить в Россию с целью заключения нефтяных и газовых сделок. Президент консалтинговой компании по оценке рисков «Юрейжиа Груп» (Eurasia Group) Иэн Бреммер (Ian Bremmer) (ранее Пейдж работал там) сказал, что Пейдж превратился в «прокремлевского чудика».

Стил не знал об этом, но американские спецслужбы самостоятельно наблюдали за Пейджем. Недавно демократическое меньшинство из комитета палаты представителей по разведке опубликовало доклад, в котором говорится, что ФБР допрашивало Пейджа о его контактах с российскими официальными лицами в марте 2016 года — как раз тогда, когда Трамп назначил его своим советником.

Когда Пейдж читал в Москве лекцию, он уклонился от ответа на вопрос слушателей о том, будут ли у него встречи с официальными российскими представителями. Вскоре после этого Стил направил в компанию «Фьюжн» очередную справку, в которой указал на то, что Пейдж встречался с россиянами из путинского окружения. Это была очередная попытка русских сблизиться с симпатизирующими России помощниками Трампа. Источники Стила утверждали, что Пейдж встречался с главой нефтяного гиганта «Роснефть» Игорем Сечиным. Сечин якобы предложил Пейджу расширить российско-американское сотрудничество в сфере энергетики в обмен на отмену санкций, введенных против России из-за Украины. В досье говорится, что Пейдж отреагировал на это предложение «положительно», однако не стал давать никаких обещаний. («Роснефть» от комментариев отказалась. Пейдж сказал мне: «Что касается меня, то Стил все понял неправильно».)

В следующей справке Стил утверждал, что Сечин активно добивался отмены американских санкций, и в качестве стимула предложил Пейджу поучаствовать в продаже акций «Роснефти» инвесторам. В справке Стила также говорится, что во время пребывания в России Пейдж встречался с высокопоставленным кремлевским чиновником Игорем Дивейкиным, который предложил организовать утечку российского компромата на Клинтон, дабы укрепить предвыборные позиции кандидата Трампа. Согласно досье Стила, дискредитирующий Клинтон материал носил политический, а не персональный характер, и собран он был отчасти на основе данных перехвата.

Пейдж отрицает любые правонарушения. Выступая в ноябре 2017 года в конгрессе, он вначале сказал, что во время июльской поездки не встречался ни с одним российским официальным представителем. Однако подготовленный недавно демократами доклад комитета по разведке указывает на то, что когда Пейджу предъявили улики, он был вынужден признать, что все-таки встречался с высокопоставленным кремлевским чиновником, а также с руководителем департамента «Роснефти» и близким единомышленником Сечина Андреем Барановым. В досье могли быть допущены неточности, что касается конкретных лиц, но в целом там очень точно и прозорливо указывается на то, что в период президентской кампании была налажена тайная связь между Пейджем и влиятельными россиянами, которые хотели отмены американских санкций. Трамп со своими советниками неоднократно отрицал, что они сговаривались с русскими. Но материалы Стила недвусмысленно указывают на то, что русские явно предлагали Трампу тайную политическую помощь.

В справках Стила рассказывается еще о двух советниках Трампа, которые благожелательно относились к России: это Пол Манафорт, руководивший тогда штабом Трампа, и советник Майкл Флинн (Michael Flynn), которого Трамп позднее назначил советником по национальной безопасности. Флинн ушел в отставку с этого поста почти сразу после назначения, когда стало ясно, что он вел с российским послом Сергеем Кисляком разговоры об отмене американских санкций, которые перед своим уходом ввел Обама. Флинн стал центральной фигурой в расследовании Мюллера, когда признался, что солгал ФБР о своих беседах с Кисляком.

26 июля 2016 года, когда «Викиликс» обнародовала электронные письма НКДП, Стил написал еще одну справку, на сей раз заявив о том, что за хакерскими атаками стоит Кремль, и что Россия ведет кибервойну против штаба Хиллари Клинтон. Многие подробности казались неправдоподобными. Источники Стила утверждали, что к цифровым атакам были причастны агенты из структур Демократической партии, а также живущие в США российские эмигранты и «связанные с ними киберпреступники».

Все эти заявления не были подтверждены доказательствами, и очень трудно себе представить, что такие доказательства когда-нибудь появятся. Но одно казавшееся нелепым утверждение из досье — что в хакерских атаках участвовали «работающие в России при государственной поддержке специалисты-хакеры» — нашло свое подтверждение. В выдвинутом недавно спецпрокурором Мюллером обвинении против 13 россиян говорится, что получавшие финансирование и поддержку из Кремля агенты, пользуясь фальшивыми именами и украденными персональными данными, представлялись в Фейсбуке и Твиттере американцами и распространяли ложную информацию, а также разжигали этническую и религиозную ненависть, чтобы навредить Клинтон и помочь Трампу. По всей видимости, Кремль тратил около миллиона долларов в месяц на финансирование интернет-троллей, которые посменно трудились в обшарпанном офисном здании в Санкт-Петербурге, работавшем 24 часа в сутки. Их тактика была похожа на то описание, которое Стил дал в своих материалах по проекту «Карл Великий», включая распространение ложной информации, толкающей избирателей к экстремизму. Российская операция в качестве одного из аспектов включала политическую деятельность внутри США, в том числе, организацию поддельных митингов в поддержку Трампа.

А Стил в Англии продолжал составлять свои справки, хотя его все больше тревожило отсутствие реакции со стороны ФБР. В конце лета он открылся своему американскому другу и юристу Джонатану Уайнеру (Jonathan Winer), который был демократом, специалистом по внешней политике, и работал в Госдепартаменте. Стил рассказал ему, что источники «Орбис» наткнулась на тревожную информацию о связях Трампа с Россией. По словам Уайнера, Стил заявил ему, что «уверен в этом больше, чем в любой другой информации, которую получал за всю свою жизнь». Уайнер сказал мне: «Крис был очень расстроен тем, что Кремль отрицательно влияет на нашу страну. Хакерские атаки на наши компьютеры и использование „Викиликс" для распространения информации — это была зараза. Он думал, что это повлечет за собой очень плохие последствия для США и для Британии. И не только это. Он считал, что такие действия дестабилизируют обе страны. Он хотел, чтобы американское правительство знало о происходящем. Этот человек верит в органы власти».

В предыдущие два года Стил безвозмездно присылал Уайнеру отчеты о той разведывательной информации, которую он собирал об Украине и других регионах, работая на своих клиентов. Уайнер, просивший Стила продолжать эту работу, полагает, что в целом к 2016 году он получил более 120 таких материалов. Он и его коллеги из Госдепартамента считали, что в этих материалах очень много ценной информации. Уайнер вспоминает, как Виктория Нуланд, отвечающая за американскую политику в отношении России, выразила удивление, заявив, что отчеты Стила очень своевременны. Читавший их высокопоставленный руководитель из Госдепартамента сказал: «Мы обнаружили, что информация из этих отчетов на 80% совпадает с тем, что нам сообщали другие источники. Иногда его источники очевидно преувеличивали свою осведомленность и степень влияния. Но Стил показал некоторых игроков и закулисные каналы связи между Россией и Украиной, которые позднее стали очень важны. Так что это были ценные отчеты».

В сентябре 2016 года Стил проинформировал Уайнера в вашингтонском отеле о своем досье. Уайнер подготовил справку на пару страниц и ознакомил с ее содержанием нескольких высокопоставленных руководителей из Госдепартамента. Среди них были Нуланд и Джон Файнер (John Finer), который работал директором по планированию политики и руководителем аппарата госсекретаря Джона Керри. Несколько дней Файнер размышлял о том, стоит ли обременять Керри такой информацией. По его мнению, справка Уайнера была очень тревожной, но он не знал, как отнестись к прозвучавшим там утверждениям. Со временем он решил: раз об этой справке знают другие, то о ней должен узнать и его начальник.

Но когда Керри проинформировали об этой справке, он подумал, что никаких действий в этой связи предпринять не может. Он спросил, знают ли о досье в ФБР, и когда его заверили, что знают, Керри посчитал, что этого достаточно. Файнер согласился с мнением Керри, положил справку к себе в сейф и больше ее оттуда не вынимал. Реакция Нуланд была примерно такой же. Она попросила Уайнера сказать Стилу, что ему следует передать досье в ФБР. Похоже, что «государство в государстве» не включилось в активные действия против Трампа.

«Никому не хотелось этого касаться», — сказал Уайнер. Чиновники из администрации Обамы хорошо помнили про закон Хэтча, который запрещает государственным служащим влиять на политические выборы с использованием своего служебного положения. Сотрудники Госдепартамента не знали, кто финансирует исследования Стила, но понимали, какой взрывоопасный в политическом плане у него материал. Поэтому они отошли в сторону.

Стил считал, что русские совершают самое тяжкое электоральное преступление за всю историю США, и удивлялся, почему ФБР и Госдепартамент не воспринимают эту угрозу всерьез. Сравнивая это с атакой на Перл-Харбор, он полагал, что президент Обама должен произнести речь и предостеречь всю страну. Он также считал, что Обама должен с глазу на глаз предупредить Путина о недопустимости таких действий и сказать ему, что если он не прекратит свое вмешательство, США ответят разрушительной кибератакой, которая парализует всю Россию.

Стил не знал, что к августу 2016 года дебаты на эту тему уже начались в Белом доме и в американских спецслужбах. Согласно статье в «Вашингтон Пост», в том месяце ЦРУ сообщило президенту Обаме «сногсшибательную разведывательную новость» о том, что Путин непосредственно причастен к российской киберкампании, цель которой заключается в подрыве президентских выборов и в оказании помощи кандидату Трампу. Роберт Хэнниган (Robert Hannigan), в то время руководивший Центром правительственной связи Великобритании, незадолго до этого побывал в Вашингтоне и проинформировал директора ЦРУ Джона Бреннана (John Brennan) о перехвате противозаконной переписки и телефонных переговоров между командой Трампа и Москвой. (Содержание материалов перехвата не разглашается.) Однако, как отмечается в статье в «Вашингтон Пост», другие спецслужбы на тот момент еще не соглашались с оценкой ЦРУ о том, что русские осуществляют вмешательство с конкретной целью помочь Трампу. Лишь накануне инаугурации главные спецслужбы США единодушно поддержали такую точку зрения.

Между тем, Белый дом не знал, как ему реагировать. В том году вице-президент Джо Байден, выступая в Совете по международным отношениям (Council on Foreign Relations), заявил, что после ежедневных брифингов президента он садился рядом с Обамой, и они спрашивали друг друга: «Что, черт возьми, нам делать?» Через какое-то время США направили русским несколько жестких посланий, а Обама 5 сентября на саммите «Большой двадцатки» в Китае отвел Путина в сторону и предупредил его: «Прекратите, а то будет хуже».

Но Обама и его главные советники не хотели предпринимать против России никаких действий, которые могли спровоцировать кибервойну. А поскольку приближались выборы, они опасались любых мер, которые могли быть истолкованы как попытка помочь Клинтон. А Трамп все это время отмахивался от разговоров о российском вмешательстве и заявлял, что это уловка, и никто на самом деле не знает, какие такие силы взломали серверы НКДП. По его словам, это могли быть и китайцы, и какой-нибудь парень из Нью-Джерси, и «кто-нибудь весом в 180 килограммов, сидящий в постели». Трамп также предупредил сторонников, что выборы будут подтасованы не в его пользу, а поэтому Обама со своими советниками не хотел еще больше подрывать доверие общества.

В начале сентября 2016 года Обама попытался добиться от лидеров конгресса выступления с двухпартийным заявлением в осуждение российского вмешательства в выборы. Он говорил, что если это заявление одобрят обе партии, его нельзя будет назвать политически мотивированным. Разведывательное сообщество незадолго до этого проинформировало лидеров обеих партий и их высокопоставленных представителей в комитетах сената и палаты представителей по разведке, что Россия действует в интересах Трампа. Однако лидер сенатского большинства Митч Макконнел (Mitch McConnell) выразил сомнения в причастности России и отказался подписывать двухпартийное заявление с осуждением ее действий. После этого Обама промолчал вместо того, чтобы самому сделать заявление.

Стил с тревогой спрашивал своих американских коллег, что еще можно сделать, чтобы предостеречь страну. Одним из вариантов было обратиться в прессу. Но Симпсона вся эта ситуация не очень волновала. Давая впоследствии показания в конгрессе, он вспоминал: «Мы действовали тогда, исходя из того, что Хиллари Клинтон победит на выборах, и поэтому никакой срочности в таких действиях не было».

Недавно «Уолл-Стрит Джорнал» опубликовала текстовые сообщения ФБР того времени, которые демонстрируют аналогичное благодушие и самоуспокоенность. В августе 2016 года сотрудники ФБР Лайза Пейдж (Lisa Page) и Питер Стрзок (Peter Strzok) так писали о расследовании возможного сговора между Трампом и русскими: «Боже мой, не могу поверить, что мы всерьез воспринимаем эти утверждения о повсеместных связях». Это сообщение Стрзока. Пейдж написала, что можно не спешить, так как оснований для беспокойства по поводу поражения Клинтон нет. Однако Стрзок с ней не согласился и предупредил, что нужно продолжать работу в качестве страховки на тот случай, если изберут Трампа. «Ну, это типа маловероятного события, скажем, что ты умрешь, не дожив до 40 лет», — написал он.

Когда были обнародованы выдержки из этих текстовых сообщений, сторонники Трампа типа Трея Гоуди (Trey Gowdy) ухватились за них как за доказательство того, что ФБР просто придумало «страховку», дабы не допустить победы Трампа. Но если прочитать все сообщения целиком, становится ясно, что агенты вели речь о том, насколько срочно и безотлагательно надо расследовать сговор.

В конце лета «Фьюжн» организовала серию встреч в Вашингтоне между Стилом и группой репортеров, пишущих на тему национальной безопасности. Безусловно, эти встречи так или иначе санкционировал клиент «Фьюжн» — штаб Клинтон. Встречи были неофициальные, но поскольку Стил затем раскрыл факт своего участия в них, я могу подтвердить, что присутствовала на одной из них. Хотя в целом Стил вел себя невозмутимо, складывалось впечатление, что он сильно удручен вмешательством России в выборы. Он не стал раздавать копии своего досье, не представил никаких документальных свидетельств и так тщательно скрывал своих источников, что узнать потом какую-то дополнительную информацию было практически невозможно. В то время ни «Нью-Йоркер», ни какие-то другие издания ничего не написали о рассказе Стила.

Но слухи о его досье неизбежно начали распространяться по Вашингтону. Один бывший чиновник из Госдепартамента вспомнил какое-то мероприятие, на котором он завел разговор на эту тему с британским послом сэром Кимом Дэрроком (Kim Darroch). Обменявшись с послом завуалированными намеками, дабы дать понять, что он в курсе, чиновник спросил его: «Этот парень Стил — он действует законно?» Посол ответил: «Абсолютно». Бреннан, который в то время работал директором ЦРУ, тоже слышал эти слухи. (Нуньес якобы намерен в ближайшее время проверить контакты Стила с ЦРУ и с Госдепартаментом.) Однако Бреннан, выступая недавно в передаче «Встреча с прессой», сказал, что он слышал какие-то обрывки информации о досье от прессы, и подчеркнул, что сам увидел его лишь спустя какое-то время после выборов. Он отметил, что досье Стила не сыграло никакой роли в анализе разведывательного сообщества по вопросу российского вмешательства в выборы. Бреннан так сказал о досье: «ФБР само смотрело, может оно подтвердить что-то из этого или нет».

До 7 октября 2016 года никто в администрации Обамы не говорил публично о российском вмешательстве, Джеймс Клэппер (James Clapper), руководивший при Обаме национальной разведкой, а также Джей Джонсон (Jeh Johnson), возглавлявший Министерство внутренней безопасности, выступили с совместным заявлением, в котором выразили уверенность всего разведывательного сообщества США, что Россия руководила и направляла хакерские атаки на компьютеры НКДП. Джеймс Коми (James Comey), возглавлявший в то время ФБР, якобы решил не делать публичное заявление, посчитав, что в преддверии выборов такие высказывания с политическим подтекстом неуместны.

В нормальном политическом климате заявление американского правительства об атаке иностранной державы на одну из двух основных партий посреди предвыборной гонки привлекло бы к себе пристальное внимание. Но его почти мгновенно похоронили два других шокирующих события, о которых сообщили СМИ. Спустя 30 минут после выхода этого заявления «Вашингтон Пост» вытащила на свет божий запись рассуждений Трампа о том, что будучи знаменитостью, он может безбоязненно «хватать женщин за письки». А еще через несколько часов «ВикиЛикс» в очевидной попытке сменить тему и спасти таким образом Трампа начала размещать в сети частную электронную переписку председателя штаба Клинтон Джона Подесты. И оценку разведывательного сообщества почти никто не заметил.

В начале октября 2016 года Стил наконец-то снова встретился с сотрудниками ФБР. На сей раз он поехал в Рим, чтобы побеседовать с группой агентов, которые с жадностью попросили дать им все, что у него есть. Публикация переписки НКДП, вызвавшая поток новостей, изменила отношение бюро к этому делу. Австралийцы по-новому отнеслись к утверждениям Пападопулоса и решили предостеречь американские власти. 31 июля 2016 года ФБР начало официальное расследование.

Агенты спрашивали Стила про Пападопулоса, и он ответил, что ничего о нем не слышал. После той встречи Стил сказал Симпсону, что бюро накапливает «другую информацию» о деятельности России. Как сообщил позднее Симпсон сенатскому юридическому комитету, агенты ФБР поверили в то, что «информация Криса заслуживает доверия». В прошлом бюро платило Стилу за ту работу, которую он для него выполнял, но за помощь в расследовании связей Трампа он денег не получил. «Орбис» сохранила свой контракт с «Фьюжн», а Стил помогал ФБР добровольно. (Он просил компенсировать ему расходы на поездку в Рим, но так ничего и не получил.)

Вскоре после римской встречи ФБР получило от Суда по делам о надзоре за иностранными разведками разрешение на слежку за Картером Пейджем. Сторонники Трампа обвиняют бюро в том, что оно использовало политически мотивированную клевету, чтобы шпионить за его избирательным штабом, но к тому времени Пейдж уже не работал советником у Трампа, а ФБР собирало информацию в дополнение к тому, что ему предоставил Стил.

Бюро просило Стила присылать любую найденную им информацию по этой теме, и в октябре он сообщил им одну сомнительную новость о некоем немного дилетантском расследовании, которым занимался незнакомый ему бывший журналист по имени Коди Ширер (Cody Shearer), ставший доморощенным следователем. Друг Стила из Госдепартамента Уайнер направил ему незаконченную справку, которую написал Ширер. Там утверждалось, что у ФСБ есть инкриминирующие видеозаписи, на которых Трамп занимается в Москве сексом. Но это еще не все. Автор сделал дикое заявление о том, что лидеры бывших советских государств платили огромные деньги членам семьи Трампа. Стил не знал, что у Ширера были давние связи с Клинтонами, как и у союзника Клинтон Сидни Блюменталя (Sidney Blumenthal), который передал справку Ширера Уайнеру. Стил и с Блюменталем не был знаком, но он добросовестно написал на обложке справки имена всех передаточных звеньев, после чего отправил материал в ФБР с пометкой о том, что он не ручается за его достоверность. Вместе с тем, Стил отметил, что некоторые выводы Ширера «очень похожи» на заключения «Орбис».

Сторонники Трампа ухватились за справку Ширера, которую Стил не писал, и начали утверждать, что исследование Стила сомнительно и дискредитировано его связями с Клинтон. На официальном сайте Шона Ханнити появился некорректный заголовок «Кристофер Стил написал еще одно досье, воспользовавшись контактами Клинтон».

По мере приближения выборов отношения между Стилом и ФБР становились все более напряженными. Он не мог понять, почему власти не рассказывают открыто о связях Трампа с Россией. Ему было невыносимо от того, что американских избирателей держат в неведении. Стил сообщил о своей работе давнему другу из Министерства юстиции второму заместителю генерального прокурора Брюсу Ору (Bruce Ohr) (его жена Нелли Ор (Nellie Ohr) непродолжительное время работала на «Фьюжн» в качестве подрядчика). В служебной записке в ФБР Брюс Ор сообщил, что Стил, собрав негативную информацию о Трампе, «очень не хотел, чтобы его избрали и испытывал отвращение от одной мысли о том, что тот может стать президентом». По словам сведущих людей, Ор и прочие официальные лица просили Стила не расстраиваться слишком сильно из-за секретности ФБР и заверяли его, что в США досудебные расследования, могущие причинить вред политическим деятелям, всегда проводятся тихо, особенно в преддверии выборов.

Поэтому Стил был потрясен, когда 28 октября 2016 года Коми направил письмо лидерам конгресса с сообщением о том, что ФБР обнаружило новые электронные письма, имеющие отношение к закрытому расследованию по вопросу об использовании Хиллари Клинтон в ее бытность госсекретарем частного сервера для служебной переписки. Он заявил, что эти письма требуют немедленного анализа. Из-за этого сообщения в штабе Клинтон начался хаос. За два дня до выборов Коми сделал второе заявление о ее невиновности, но к тому моменту штаб демократов уже утратил инициативу.

По мнению Стила, ФБР, сделав инкриминирующее заявление за несколько дней до выборов, нарушило правило, которое, как ему сказали, является нерушимым. А с учетом того, что Стилу (и еще очень немногим) было известно о расследовании ФБР против Трампа, возникало впечатление, что для Клинтон у бюро одни стандарты, а для ее оппонента другие. «Криса тревожило то, что в ФБР что-то происходило, — рассказал позднее Симпсон комитету палаты представителей по разведке. — А нас очень беспокоило то, что полученная нами информация о российских попытках вмешательства в выборы будет скрыта». Симпсон и Стил считали, что «будет справедливо, если мир узнает, что оба кандидата находятся под следствием.

По настоянию «Фьюжн» Стил решил сообщить об этой истории прессе. Назвавшись «бывшим западным сотрудником разведки», он рассказал Дэвиду Корну (David Corn) из издания «Мазер Джонс» (Mother Jones), что предоставил информацию ФБР в рамках «довольно серьезного расследования» связей Трампа с Россией. Стил отметил: «Это имеет огромное значение, это намного важнее партийной политики».

ФБР, которое надеялось скрыть проводимое расследование от глаз общественности, пришло в ярость. Нуньес в своей служебной записке заявил, что от Стила отказались как от источника. В действительности же это был взаимный разрыв, причиной которого стала совесть Стила.

А в штабе Клинтон председатель Джон Подеста был изумлен, узнав о том, что ФБР начало полномасштабное расследование деятельности Трампа, особенно в связи с тем, что в его основу легло исследование, проведенное по заказу штаба Клинтон. Подеста поручил менеджеру штаба Робби Муку заниматься финансовыми вопросами, и Мук утвердил смету «Перкинс Куи» на работу по поиску компромата, не зная при этом, кто даст этот компрометирующий материал. Как утверждают Подеста и Мук, они понятия не имели, что бывший иностранный разведчик получал деньги от демократов, пока не появилась статья в «Мазер Джонс», и не читали досье до тех пор, пока его не разместило в онлайне издание «Баззфид». Стил не был секретным оружием штаба. Получилось так, что он сам стал секретом, который не сообщали штабу.

8 ноября 2016 года Стил не спал всю ночь, смотря по телевизору информацию о выборах в США. Неожиданная победа Трампа стала мощным ударом для «Орбис». Появилась внутренняя служебная записка с разрешением всем желающим остаться дома и спрятаться под одеялом. Новость о победе Трампа имела одно незамедлительное последствие для Стила. Он решил, что Трамп теперь представляет угрозу национальной безопасности и его страны. Вскоре он направил материалы своего исследования одному высокопоставленному британскому руководителю. Этот человек внимательно изучил детали вместе со Стилом, однако непонятно, предприняло ли британское правительство какие-то действия по предоставленной им информации.

Выборы закончились, но Стил все равно пытался предупредить американские власти об опасности. В конце ноября он попросил своего доверенного наставника сэра Эндрю Вуда, который раньше работал послом Британии в Москве, уведомить сенатора Джона Маккейна о существовании досье. Вуд, бесплатно работавший неофициальным советником «Орбис», согласился со Стилом, что Маккейн, возглавлявший сенатский комитет по делам вооруженных сил, должен узнать о происходящем. Вуд сказал мне, что это просто был их долг. Перед выборами Стил обращался к нему за советами. Они обсудили возможность того, что источники Стила в России ошибались либо распространяли дезинформацию, однако пришли к выводу, что ни у кого из них не было причин лгать. Более того, они шли на огромный риск, пытаясь сделать так, чтобы правда стала достоянием гласности. «Я ощутил, что он серьезно встревожен, — сказал мне Вуд. — Я ни капли не сомневаюсь в его добросовестности. Нелепо полагать, что он занимался политическим трюкачеством».

За неделю до Дня благодарения Вуд проинформировал Маккейна на международном форуме по безопасности в Галифаксе. Маккейн очень сильно встревожился. Он попросил своего бывшего помощника Дэвида Крамера (David Kramer) поехать в Англию и встретиться со Стилом. Эксперт по России Крамер, ранее работавший в Госдепартаменте, на протяжении нескольких часов анализировал досье вместе со Стилом. Когда Крамер пообещал, что покажет документ только Маккейну, Стил сделал так, чтобы Крамер получил его копию в Вашингтоне. Но бывший сотрудник из органов национальной безопасности, беседовавший в то время с Крамером, сказал мне, что у Крамера возникла идея. Он хотел, чтобы Маккейн предъявил Трампу доказательства в надежде на то, что тот подаст в отставку. «Он должен был сказать Трампу: „Русские тебя поймали"», — заявил мне этот бывший сотрудник. (Адвокат Крамера утверждает, что тот никогда не думал о том, чтобы отправить Трампа в отставку, и никогда не обещал, что покажет досье только Маккейну.) В конечном итоге Маккейн и Крамер договорились о том, что Маккейн передаст досье директору ФБР. 9 декабря Маккейн передал Коми копию документа. Встреча длилась менее 10 минут, потому что к удивлению Маккейна, у ФБР уже был экземпляр досье, полученный еще летом. Когда Крамер узнал о встрече, реакция у него была такая: «Черт возьми, если они держали досье все это время, то почему ничего не сделали?» Затем Крамер услышал, что об этом документе знают журналисты. Он задал вопрос: «В Вашингтоне вообще есть люди, ничего не знающие об этом?»

5 января 2017 года стало ясно, что в Вашингтоне есть по меньшей мере два человека, которым ничего не известно о досье: президент и вице-президент. В тот день на совершенно секретном заседании в Овальном кабинете главы основных разведывательных ведомств США впервые проинформировали Обаму, Байдена и нескольких руководителей из системы национальной безопасности о содержащемся в досье утверждении, что предвыборный штаб Трампа мог действовать в сговоре с Россией. Один присутствовавший там человек позднее сказал мне: «Никто не понимает, что нас в Белом доме не информировали о расследованиях ФБР. У нас не было информации о сговоре. Все, что мы видели, это действия России. ФБР надежно скрывает все, что касается американцев».

Главная цель той встречи в Овальном кабинете состояла в обсуждении того потрясающего доклада, который намеревались обнародовать руководители американских разведывательных ведомств. В нем содержалось единодушное заключение этих ведомств о том, что во время президентской кампании Путин руководил кибероперацией, целью которой было добиться избрания Трампа. Но прежде чем публиковать доклад, директор национальной разведки Джеймс Клэппер, директор АНБ адмирал Майк Роджерс, Бреннан и Коми показали его засекреченную версию Обаме, Байдену и другим руководителям.

В этом совершенно секретном докладе было приложение о досье на две страницы. Коми проинформировал о нем собравшихся. Как сообщили знакомые с содержанием той дискуссии бывшие правительственные чиновники, он не назвал имя Стила, но сказал, что в приложении в обобщенном виде изложена информация, полученная бывшим сотрудником разведки, который ранее работал с ФБР и предоставил тревожные сведения. Коми изложил содержащиеся в досье утверждения о том, что между штабом Трампа и российскими представителями были многочисленные контакты, и что они могли заключить между собой определенные договоренности. Коми также упомянул некоторые сексуальные детали из досье, включая компромат о «золотом душе».

«Это было страшно», — сказал один из участников встречи.

Обама молчал. На всем протяжении предвыборной кампании он и члены его администрации настаивали на соблюдении правил, выступали против ненадлежащего вмешательства в избирательный процесс, делая это настолько непреклонно, что после победы Трампа некоторые критики обвинили администрацию в бездействии и халатности. Демократы были попросту парализованы своим благородством, и уж точно ни в какой политический сговор со Стилом не вступали.

Байден спросил: «Насколько серьезно мы должны это воспринимать?» Коми ответил, что ФБР не подтвердило подробности этого досье, однако сказал, что отдельные его части соответствуют той информации, которую американское разведывательное сообщество получило по другим каналам. Он также заявил, что ФБР уверено в авторе досье (это было осторожное, но вполне определенное одобрение Стила), потому что работало не только с ним, но и со многими из его источников, чьи имена были известны бюро. «В прошлом он не раз доказывал, что заслуживает доверия, как и сеть его источников», — сказал Коми. «Если это правда, это очень важно!» — воскликнул Байден.

Кто-то спросил, что разведка намерена делать с этим досье на Трампа. Коми ответил, что решил проинформировать о нем избранного президента на следующий день. Он сказал, что сделает это самостоятельно и лично, дабы избежать ненужного конфуза. Однако он считал, что Трамп должен знать об этом досье, даже если содержащиеся в нем утверждения не соответствуют действительности. На то было две причины. Во-первых, если досье будет опубликовано, оно может произвести огромное впечатление, а во-вторых, им можно воспользоваться как рычагом давления на избранного президента. Трамп позднее предположил, что Коми так и сделал, использовав документ как средство воздействия на него. Однако, как сообщают участники того совещания и знакомые с его содержанием люди, Коми хотел защитить избранного президента. Действительно, если бы Коми захотел использовать досье для оказания давления, он мог сделать это гораздо раньше, до избрания Трампа, поскольку документ этот хранился в ФБР.

Встреча Коми с избранным президентом, состоявшаяся в конференц-зале в Башне Трампа, прошла не очень хорошо. Ни Коми, ни Трамп не раскрывают подробности того разговора, однако Коми позже выступил с публичным заявлением, в котором отметил, что как только он вышел из здания, он «почувствовал необходимость» зафиксировать случившееся на бумаге. В годы правления Обамы он никогда не ощущал потребности в таких юридических мерах. Позже, давая показания в сенате, Коми объяснил, что поступил так из-за «характера этого человека». Он добавил: «Честно говоря, меня беспокоило то, что он может солгать о характере нашей встречи». Разговор между ними положил начало целой цепочке неприятных событий, кульминацией которых стала отставка Коми. А Трамп занял враждебную позицию по отношению к расследовавшим его деятельность разведывательным и правоохранительным органам.

Республиканские критики обвиняют спецслужбы в том, что они смешали работу Стила со своими расследованиями. Однако ФБР, изложив содержание досье в приложении, совершенно сознательно и специально отделило его от общего доклада разведывательного сообщества. Стил рассказывал своим друзьям, что из-за такого подхода он был разоблачен. ФБР не спрашивало у него разрешения на такие действия. «Они швырнули меня под поезд», — жаловался Стил своим друзьям.

Естественно, непристойные новости мгновенно утекли в СМИ. Спустя четыре дня после встречи Коми с Трампом «Си-Эн-Эн» сообщила, что избранного президента проинформировали о скандальном досье, которое подготовил и представил бывший оперативный сотрудник британской разведки. Почти сразу же «Баззфид» разместила копию досье Стила в онлайне, заявив, что из-за встречи Коми и Трампа документ вызвал большой интерес в обществе. «Баззфид» отказалась сообщить, откуда она получила досье, а «Орбис» и «Фьюжн» отрицают, что это сделали они. Действуя методом исключения, молва указала на помощника Маккейна Крамера, который отказался отвечать на вопросы по этому поводу. А его показания в конгрессе получили гриф секретности.

Трамп незамедлительно осудил сообщение «Си-Эн-Эн», назвав его «фейковыми новостями», а «Баззфид» «грязной кучей мусора». Сам документ он назвал ахинеей, составленной «больными людьми». Выступая на пресс-конференции в Башне Трампа, он заявил, что эпизод с «золотым душем» никак не может соответствовать действительности, потому что он «патологически боится микробов».

На следующий день после публикации досье на сайте «Баззфид» «Уолл-Стрит Джорнал» назвала имя автора досье. В Англии репортеры начали заглядывать ему в окна и выслеживать его родственников, включая братьев и сестер умершей жены. Два репортера из российского государственного информационного агентства RT проявляли особую агрессивность в слежке за его домом. Стил со своей семьей начал скрываться. Они оставили своих кошек соседям, а Стил отрастил бороду.

Публикация досье не могла остаться без последствий. Российский предприниматель из сферы интернета Алексей Губарев подал в суд на Стила, «Орбис» и «Баззфид», обвинив их в клевете. По его словам, в досье ложно утверждается, будто его компании «Вебзилла» и «Экс-Би-Ти Холдинг» (Webzilla, XBT Holding) содействовали российским хакерским атакам на НКДП. (Адвокаты Стила заявляют, что публикация досье была непредвиденной, а поэтому их клиента нельзя привлекать к ответственности. «Баззфид» же утверждает, что ничего клеветнического в содержании досье нет.) Досудебные маневры в деле о клевете привели к тому, что суд отдал распоряжение Губареву предоставить информацию о том, находятся или нет он и его компании под следствием. Его ответ может пролить свет на то, является ли он сомнительной личностью, как утверждается в досье.

Ходят слухи о том, что в России расплата принимает более примитивные формы. Когда Гленн Симпсон давал показания в сенатском юридическом комитете, его адвокат заявил: «Кто-то уже убит в результате публикации этого досье». Средствам массовой информации остается только гадать, кто это мог быть. Возможно, речь идет о бывшем сотруднике ФСБ и высокопоставленном помощнике главы «Роснефти» Сечина Олеге Еровинкине. 26 декабря 2016 года Еровинкина нашли мертвым в машине. Официально причину смерти не назвали. Не появилось никаких доказательств того, что Еровинкин был источником Стила. На самом деле, есть предположение, что спецпрокурор Мюллер расследует обстоятельства совсем другой смерти, которая может иметь отношение к досье. (Представитель Мюллера отказался ответить на вопросы для этой статьи.) Между тем, примерно в то время, когда умер Еровинкин, российские власти предъявили обвинения в измене эксперту по кибербезопасности и двоим офицерам ФСБ.

Весной 2017 года, проведя восемь недель в бегах, Стил сделал краткое заявление для СМИ, заявив о своем намерении вернуться к работе. По совету своих адвокатов, после этого он не выступал с публичными заявлениями. Но в сентябре Стил подробно побеседовал со следователями Мюллера. Детали той беседы неизвестны, но с учетом того, насколько серьезно Стил относится к данному вопросу, знающие его люди подозревают, что он подробно рассказал команде Мюллера о своих источниках и о многом другом.

Есть мнение, что в ходе разговора со следователями Мюллера Стил рассказал о справке, написанной им в ноябре 2016 года после окончания контракта с «Фьюжн». Эта справка не была опубликована вместе с другими документами, и она короче остальных. Основана она на информации одного источника, которого называют «высокопоставленным российским руководителем». Этот человек сказал, что он просто передает содержание разговоров, идущих в российском Министерстве иностранных дел. Но услышанное им изумляет: люди говорили, что Кремль помешал Трампу назначить на пост госсекретаря Митта Ромни, которому избранный президент отдавал предпочтение. (Когда Ромни в 2012 году боролся за Белый дом, он весьма агрессивно отзывался о России, назвав ее величайшей угрозой для США.) В справке говорится, что Кремль, действуя через неназванные каналы, попросил Трампа назначить человека, который согласится отменить антироссийские санкции, введенные из-за Украины, и который будет сотрудничать с Россией по вопросам безопасности, представляющим для нее интерес, скажем, по конфликту в Сирии. Если услышанное этим источником правда, то получается, что иностранная держава оказывала серьезнейшее влияние на внешнюю политику США, а также на нового президента.

Какой бы фантазией ни показалось написанное в справке, можно сказать, что последующие события подтвердили ее содержание. Трамп до начала декабря сулил Ромни пост госсекретаря, а потом отверг его кандидатуру. Конечно, есть множество внутриполитических причин, по которым Трамп отвернулся от Ромни. Так, верные Трампу сторонники отмечали, что во время кампании Ромни открыто находился в оппозиции к Трампу. Давний помощник Трампа Роджер Стоун (Roger Stone) предположил, что избранный президент мстительно мучил Ромни, но не рассматривал его кандидатуру всерьез. (Ромни от комментариев отказался. Белый дом сказал, что он никогда не был первым в списке кандидатов на эту должность, и отказался отвечать на вопрос о том, какие контакты могли быть у команды Трампа с Россией на эту тему.) Так или иначе, 13 декабря 2016 года Трамп назначил на пост госсекретаря руководителя «Эксон Мобил» Рекса Тиллерсона. Это многих удивило, а Москву явно порадовало, так как Тиллерсон издавна поддерживал тесные связи с Кремлем. (В 2016 году при его посредничестве было заключено историческое соглашение о партнерстве между «Эксон Мобил» и «Роснефтью».) После выборов конгресс ввел дополнительные антироссийские санкции в ответ на ее вмешательство, однако Трамп и Тиллерсон выступают против них.

С момента публикации досье прошло полтора года, и у Стила появились яростные хулители как правого, так и левого толка. На левом фланге расположился специалист по России Стивен Коэн (Stephen Cohen), пишущий для «Нейшн» (Nation). Он отрицает существование сговора между Трампом и Россией, и обвиняет Стила в том, что тот принадлежит к влиятельной «четвертой власти», состоящей из спецслужб, чье предвзятое отношение к России и Трампу не знает пределов. Справа находится Байрон Йорк (Byron York) из «Вашингтон Икзэминер» (Washington Examiner), который поддерживает обвинения Грассли и Грэма, утверждая, что Стил не вызывает доверия, так как он якобы лгал ФБР о своих контактах с прессой. Но лгал ли Стил? Министерство юстиции не выдвинуло против него никаких обвинений. Самое серьезное обвинение этих критиков состоит в том, что ФБР обманным путем получило от Суда по делам о надзоре за иностранными разведками разрешение на слежку за помощниками Трампа, взяв за основу лживый и политически мотивированный компромат на политических противников. Если это так, то мы можем говорить о грубом злоупотреблении служебным положением. Но бюро не обманывало суд. Оно открыто сообщило о том, что финансирование Стила носило политический характер. Более того, досье Стила было лишь частью оснований для выдачи судебного ордера на слежку. Как отмечается в докладе демократов из комитета по разведке, Министерство юстиции получило информацию в подтверждение отчетов Стила из «многочисленных независимых источников».

Пока еще слишком рано выносить окончательное суждение о том, в какой мере досье Стила правдиво, а в какой оно не соответствует действительности. Но некоторые важные заявления Стила нашли подтверждение, когда стала поступать дополнительная информация. Подтвердилась его информация о том, что Кремль в 2016 году отдавал предпочтение Трампу и предлагал его штабу дискредитирующую информацию на Хиллари. Подтвердилось его утверждение о том, что Кремль и «ВикиЛикс» работали совместно, чтобы опубликовать электронную переписку НКДП. Правдивыми оказались и ключевые моменты из справок Стила о Картере Пейдже, в том числе, информация о тайных московских встречах Пейджа с руководством «Роснефти» и с кремлевскими чиновниками. Стил мог назвать имя не того руководителя из нефтяной компании, но как показывает обнародованная недавно информация из конгресса, он был прав, говоря о том, что высокопоставленный руководитель из «Роснефти» вел с Пейджем разговоры о денежном вознаграждении. Согласно докладу демократов, когда Пейджа спросили, не предлагал ли ему бизнесмен из «Роснефти» поучаствовать в возможной продаже значительной части ее акций, тот ответил: «Возможно, он вкратце упомянул об этом».

Кроме того, как и опасался Кремль, всплыли неприглядные финансовые детали сделок Манафорта с украинскими чиновниками. Далее, предположение Стила о том, что Трамп «дал согласие в рамках предвыборной кампании отодвинуть в сторону вопрос о российской интервенции на Украине», скорее всего, подтверждается теми пророссийскими поправками, которые помощники Трампа внесли в республиканскую избирательную платформу. Многочисленные обвинения, предъявленные специальным прокурором Мюллером Манафорту, также подтверждают различные аспекты досье Стила.

С каждым днем становится все труднее утверждать, что Стил просто занимался распространением лжи. Сегодня уже три бывших члена штаба Трампа — Флинн, Пападопулос и Рик Гейтс (Rick Gates), работавший заместителем председателя — признали себя виновными по уголовным обвинениям и по всей видимости сотрудничают со следствием. И конечно же, Мюллер предъявил обвинения 13 россиянам в ведении цифровой войны, о которой предупреждал Стил.

9 января личный адвокат Трампа Майкл Коэн (Michael Cohen) подал на «Фьюжн» в суд, обвинив компанию в клевете. Он также подал в суд на «Баззфид». Коэн написал в Твиттере: «Хватит уже про это фальшивое русское досье». Стил несколько раз упоминал Коэна в своих справках и утверждал, что тот встречался с российскими агентами в Праге в конце лета 2016 года, чтобы расплатиться с ними и договориться о сокрытии российской хакерской операции. Коэн утверждает, что никогда не был в Праге, и в доказательство предъявил свой паспорт. Однако один сотрудник конгресса заявил изданию «Политико», что расследование этих утверждений продолжается. После того, как досье было опубликовано, всплыло несколько примеров того, как Коэн тайком выплачивал деньги, чтобы скрыть другую потенциально вредную информацию. Недавно он признался «Таймс», что лично передал порнозвезде Стефани Клиффорд (Stephanie Clifford), которая работает под псевдонимом Сторми Дэниелс, 130 тысяч долларов. Многие считают, что Трамп и Клиффорд втайне поддерживали интимные отношения.

Стил вернулся в Лондон и возобновил свою работу, занимаясь другими делами. «Орбис» получила несколько новых клиентов благодаря той известности, которую она обрела из-за досье. Она также получила две тысячи заявок о поступлении на работу.

Бывший сотрудник ЦРУ Джон Сайфер полагает, что Мюллер вынесет окончательный вердикт по досье Стила. «Те, кто говорят, что все это чепуха, или что все это правда, тенденциозны с политической точки зрения, — сказал он. — Там достаточно материала для дальнейшего исследования. Специалисты должны проверить информацию о поездках, о телефонных разговорах, банковские счета, камеры слежения полиции за рубежом, все сличить и сопоставить. Это дело профессиональных следователей». Он считает, что Мюллер в сотрудничестве с ФБР «как раз этим и занимается».

А до этого, отмечает Сайфер, Стил как бывший английский шпион будет очень удобной политической мишенью. «Сторонники Трампа будут нападать на вестника, так как его никто не знает и не понимает, а поэтому Стила можно выставлять в любом свете, в каком только они захотят». Эксперт по России Строуб Тэлботт (Strobe Talbott), работавший заместителем госсекретаря в администрации Клинтона и десять лет знакомый со Стилом по работе, с сожалением наблюдает за этим спектаклем в Вашингтоне. Тэлботт видит в Стиле «умного, осторожного, профессионального и близкого по духу коллегу», который «знает постсоветское пространство». «Стил полностью соответствует той характеристике, которую он сам себе дает», — заявляет Тэлботт. Вместе с тем, он отмечает: «Эти люди пытаются превратить его в политический полоний — дотронешься до него, и умрешь».

Джейн Мэйер работает штатным автором «Нью-Йоркер» с 1995 года.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 13 марта 2018 > № 2554307


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 марта 2018 > № 2554430 Леонид Бершидский

Именно США «доят» Европу, а не наоборот

Поскольку именно США извлекают основную выгоду из трансатлантических деловых отношений, им стоит отказаться от идеи введения тарифов на импорт из Европы

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Планы президента США Дональда Трампа по началу торговой войны официально не направлены против Европы, однако сам Трамп, по всей видимости, полагает, что направлены. Во вторник, 6 марта, он заявил, что «Евросоюз особенно жестко обошелся с США», и теперь бизнес с ним стал для США «почти невозможным». Проверять слова Трампа на соответствие фактам бессмысленно, но стоит отметить, что сейчас США стоят на грани того, чтобы отравить свой любимый колодец без всяких видимых причин.

Ходят слухи о том, что Канаду и Мексику, возможно, обойдут тарифы Трампа на алюминий и сталь. Если так случится, тарифы на сталь нанесут больше всего ущерба Бразилии, Южной Корее и России, на долю которых приходится 32% американского импорта стали. На долю Германии, которая является крупнейшим европейским экспортером в США, приходится всего 3%. Введение тарифов на импорт алюминия ударит по России, Объединенным Арабским Эмиратам и Китаю. Производство алюминия очень энергоемко, поэтому Европа, где энергия довольно дорогая, не является крупным производителем. Однако Европа публично жалуется на планы Трампа и уже подготовила умышленно оскорбительный ответ, пригрозив ввести тарифы на джинсы Levi's, мотоциклы Harley Davidson, бурбон, а теперь и на арахисовое масло, клюкву и апельсиновый сок. «Мы тоже можем делать глупости», — сказал глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер (Jean-Claude Juncker), комментируя планы.

В экономическом смысле эта война не имеет отношения к Европе. Но в политическом смысле европейцам нравится, когда Евросоюз дает отпор американскому задире. Именно недоверчивое отношение европейской публики к стремлению США доминировать в отношениях в конечном итоге и поставило крест на Трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве, хотя лидеры по обе стороны Атлантики, включая президента Барака Обаму и канцлера Германии Ангелу Меркель, поддержали его. Чиновники Евросоюза ухватились за редкую возможность повоевать в популярной войне, а их медиа-кампания пропитана насквозь плохо сдерживаемой яростью и хитростью отвергнутого супруга.

США стоило бы вычеркнуть Европу из списка стран, на которые будут распространяться их тарифы, и положить конец этому скандалу. В противном случае они рискуют испортить лучшие экономические отношения, которые когда-либо у них были. В среду, 7 марта, Американская торговая палата в Евросоюзе опубликовала свой очередной ежегодный доклад «Трансатлантическая экономика», в котором говорится об экономическом симбиозе, формирующем базу современной глобальной экономики, и отмечается, что общий объем продаж европейских филиалов американских компаний и американских филиалов европейских компаний составляет 5,5 триллионов долларов. «В конечном итоге, — говорится в докладе, — именно партнерство США и Евросоюза управляет и задает вектор глобальной торговле, инвестициям и денежным потокам, поскольку в мире нет больше такой крупной коммерческой артерии, как инвестиционная артерия, связывающая США и Европу».

Это более подходящее описание того, что сейчас происходит, нежели заявление Трампа о «практически невозможном» бизнесе — как объемы продаж зарубежных филиалов являются более приемлемым показателем отношений, нежели противоречивые показатели торговли. Они указывают на то, насколько комфортными являются эти рынки для ведения бизнеса другу друга.

Перевес сейчас на стороне США. Объемы производства американских компаний в ЕС — в 2016 году они достигли 720 миллиардов долларов — существенно превышают объемы производства европейских компаний в США — 584 миллиарда долларов. Между тем европейцы тратят больше средств на научные разработки в США, нежели американцы в Европе — 41 миллиард долларов против 31,3 миллиарда долларов в 2015 году. Основываясь на этих важных показателях можно говорить о том, что США извлекают больше выгоды из этих отношений. Даже дисбаланс в торговле в основном объясняется деятельностью американских компаний: почти 60% американского импорта из ЕС — это импорт «связанным сторонам», то есть эта продукция производится американскими компаниями. В случае со странами Азиатско-Тихоокеанского региона эта доля составляет всего 40%.

Даже Трампу должно быть понятно, что торговля — это только часть деловых отношений. С точки зрения европейцев, эти отношения ассиметричны в пользу США, особенно когда речь заходит о налоговых махинациях международных компаний. Благодаря им отчисления за право пользования интеллектуальной собственностью, поступающие от Ирландии — в основном от американских технологических компаний — достигли 23% от объемов производства этой страны с 2010 по 2015 год. Если кого-то и оставляют в дураках, так Европу, а вовсе не США.

Пока торговая война еще не началась: Трамп играет на своих сторонников, а чиновники Евросоюза — на европейскую аудиторию, относящуюся к Трампу с недоверием. Но если такая война начнется, степень враждебности резко вырастет. У Европы есть средства для того, чтобы причинить вред американским международным компаниям, даже если сейчас она пока этого не делает. Если Трампа заботят основы американской экономики, ему стоит ценить мягкость Евросоюза — и оставить Европу в покое.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 марта 2018 > № 2554430 Леонид Бершидский


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 марта 2018 > № 2554238 Патрик Бьюкенен

Нам пора излечиться от своей русофобии

Патрик Бьюкенен (Patrick Joseph Buchanan), The American Conservative, США

Если в последний момент кандидат от коммунистической партии Павел Грудинин не укрепит свои позиции (сейчас он на втором месте с семью процентами голосов), то 18 марта Владимира Путина переизберут на новый шестилетний срок.

Когда это произойдет, нам придется решать, продолжать курс на вторую холодную войну или сотрудничать с Россией. В годы первой холодной войны такое решение принимали все президенты.

В нынешнем конфликте виноват не только Путин. Его действия зачастую являются ответом на односторонние решения США.

Когда распался Советский Союз, мы включили в состав своего военного альянса НАТО всех бывших членов Варшавского пакта и три бывших республики СССР, чтобы загнать Россию в угол. Насколько дружественным был этот ход?

Путин в ответ укрепил военную группировку на Балтике.

Джордж Буш расторг Договор о противоракетной обороне, заключенный Ричардом Никсоном. Путин ответил созданием наступательных ракет, которые он продемонстрировал на прошлой неделе.

США спровоцировали переворот на Майдане, приведший к свержению избранного пророссийского правительства на Украине.

Чтобы не потерять черноморскую военно-морскую базу в Севастополе, Путин в ответ на такие действия аннексировал Крымский полуостров.

Когда Башар аль-Асад подавил мирные протесты в Сирии, мы направили оружие сирийским повстанцам, чтобы они свергли режим в Дамаске.

Увидев, что под угрозой оказалась его последняя военно-морская база в Средиземноморье, Путин пришел на помощь Асаду и помог ему одержать победу в гражданской войне.

Эпоха Бориса Ельцина закончилась.

Россия снова ведет себя как великая держава. И она считает, что мы в 1990-х годах ударили ее по руке, которую она протянула нам для дружеского рукопожатия, а также унизили ее, разместив натовские войска прямо у нее на пороге.

Нам также понятны надежды Путина на то, что с избранием Трампа Россия сможет восстановить если не дружественные, то хотя бы уважительные отношения с США.

Совершенно ясно, что этого хотел как Путин, так и Трамп.

Но когда в Вашингтоне началась истерия из-за хакерской атаки на Национальный комитет Демократической партии и кражи электронной переписки Джона Подесты, а русофобия начала перехлестывать через край, нас как будто разбил паралич, и мы оказались неспособны к сотрудничеству с Россией.

Как сказал на этой неделе Путин, американская политическая система «поедает сама себя». Что, он неправ?

Что же с нами случилось?

Спустя три года после того, как Никита Хрущев направил в Будапешт танки и утопил венгерскую революцию в крови, Эйзенхауэр принимал его в США, куда он прибыл с 10-дневным визитом.

Спустя два года после того, как была воздвигнута Берлинская стена, и спустя восемь месяцев после размещения советских ракет на Кубе Кеннеди попытался установить контакт с советским диктатором, выступив со своей получившей широкое признание речью в Американском университете.

Линдон Джонсон встретился с русским премьером Алексеем Косыгиным в Глассборо, штат Нью-Джерси, спустя несколько недель после того, как мы едва не вступили в открытое столкновение из-за угрозы Москвы вмешаться в арабо-израильскую войну 1967 года.

Спустя полгода после того, как Леонид Брежнев в августе 1968 года направил танковые армии на подавление Пражской весны, вступивший в должность Никсон предпринял первые попытки добиться разрядки в отношениях с СССР.

Кто бы ни находился в те годы у власти в Белом доме и Кремле, американский истэблишмент неизменно выступал за сотрудничество с Москвой. Скептицизм и враждебность проявляли только правые.

Опять же, что случилось с нынешним поколением?

Да, Владимир Путин самовластный правитель, стремящийся получить четвертый президентский срок — как и Франклин Делано Рузвельт.

Но кто в России не был самовластным правителем, если не считать Ельцина? Кроме того, русские сегодня имеют свободы слова, собрания, вероисповедания, передвижения, прессы и политических взглядов, каких не знало ни одно поколение до 1989 года.

Не Россия, а Китай является репрессивным и однопартийным коммунистическим государством.

Задумайтесь, кто из американских союзников демонстрирует большую толерантность, чем путинская Россия? Родриго Дутерте на Филиппинах? Генерал Абдель-Фаттах ас-Сиси в Египте? Президент Эрдоган в Турции? Или может, саудовский принц Мухаммед ибн Сальман?

Россия не является той стратегической и глобальной угрозой, какой в свое время был Советский Союз. Как рассказал на этой неделе Путин, с распадом СССР его страна потеряла 23,8% своей территории, 48,5% населения, 41% валового внутреннего продукта и 44,6% военного потенциала.

Как поступили бы сторонники федерации во время гражданской войны в США, если бы Юг отвоевал независимость, а затем, чтобы защитить Конфедерацию от нового вторжения, южные штаты вступили бы в альянс с Великобританией, получили королевские военно-морские базы в Новом Орлеане и Чарльстоне, а затем разрешили бы британским войскам разместиться в Виргинии?

Япония ведет с путинской Россией переговоры о южнокурильских островах, которых она лишилась в конце Второй мировой войны. Биби Нетаньяху много раз встречался с Путиным, хотя тот является союзником Асада, а Биби хочет свержения сирийского лидера. И вдобавок к этому у русских есть военно-морская и военно-воздушная база недалеко от израильской границы.

У нас, американцев, гораздо больше общих и важных интересов с Россией, чем у Биби.

Контроль стратегических вооружений. Деэскалация в Прибалтике, на Украине и в Черном море. Прекращение войны в Сирии. Северная Корея, космос, Афганистан. Арктика. Война с террором.

Но от нашей элиты мы слышим только бесконечное нытье и жалобы на то, что санкции против Путина за осквернение «нашей демократии» недостаточно жесткие.

Патрик Бьюкенен недавно написал новую книгу «Никсоновские войны. Сражения, которые возвысили и надломили президента, а также навсегда раскололи Америку» (Nixon's White House Wars: The Battles That Made and Broke a President and Divided America Forever).

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 12 марта 2018 > № 2554238 Патрик Бьюкенен


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 12 марта 2018 > № 2533013 Арег Галстян

Холодная война: сможет ли Россия сломать американский миропорядок

Арег Галстян

американист

Новый миропорядок строится постепенно, и места в ложе будущих лидеров будут определяться не только военно-техническими возможностями стран. В мире, где капитализм одержал победу, народы и государства должны быть конкурентоспособными в таких областях, как экономика знаний, образование и технологии

Последнее интервью президента Владимира Путина телеканалу NBC породило широкие дискуссии в информационно-аналитической среде. Примечательно, что ранее ведущие зарубежные СМИ активно обсуждали послание Путина Федеральному собранию, где были продемонстрированы последние достижения военно-промышленного комплекса, а также фильм-интервью «Миропорядок», в котором российский лидер рассуждал о прошлом, настоящем и будущем международных отношений.

Ряд влиятельных американских экспертов (Фукуяма, Закария, Рэмник, Райан) заявили, что последние события и высказывания Путина говорят о том, что Россия объявила коллективному Западу во главе с Америкой новую холодную войну. Однако были и те, кто увидел в действиях главы Кремля сухой и прагматичный политтехнологический расчет перед грядущими выборами лидера страны.

Второй подход логичен, ведь на фоне достаточно противоречивых и унылых дебатов других кандидатов «три шага Путина» — послание Федеральному собранию, размышления о новом миропорядке с самостоятельной Россией и интервью NBC — действительно впечатлили общественность.

Вопрос о возобновлении холодной войны обсуждается не первый год, и ряд российских аналитиков и ученых старательно пытаются убедить российскую общественность в том, что новое противостояние уже идет.

Однако аргументы (санкции, исключение России из G8, скандалы с WADA), которые приводятся в подтверждение этой гипотезы, не очень убедительны.

Во-первых, необходимо разобраться с тем, что подразумевается под холодной войной. В прошлом веке этим термином обозначали идеологическое противостояние двух глобальных мировоззренческих моделей: капитал-демократической и социал-коммунистической.

Соединенные Штаты и Советский Союз, обладая серьезными качественно-количественными ресурсами, играли роль государств — проводников этих идеологий. Развал СССР не только положил конец биполярной системе международных отношений, но и покончил с последней идеологией, способной конкурировать с глобальным капитализмом. Ни одно государство, включая Китай, не объявило себя новым носителем и проводником идей мировой революции.

Капитуляция состоялась, и мир должен принять демократию и капитализм как единственно возможные модели государственного и национального строительства. В этой парадигме все рассуждения о второй холодной войне абсолютно несостоятельны ввиду того, что современная Россия не способна предложить миру новую альтернативу. Разговоры о многополярности носят абстрактный характер, и ее реализация практически невозможна.

Соединенные Штаты — триумфатор холодной войны — создали крупнейшие в человеческой истории сети военно-политических союзов. В Североатлантический альянс (НАТО) входит двадцать восемь европейских стран, на Ближнем Востоке союзниками Вашингтона являются наиболее мощные военно-политические и сырьевые державы — Турция (член НАТО), Израиль, Саудовская Аравия, Иордания, Катар. В Азии и Океании на стратегический союз с американцами делают ставку Индия, Япония, Южная Корея и Австралия. Американские вооруженные силы являются одними из самых многочисленных в мире — 1 300 000 действующих военных и более 800 000 находятся в резерве. По данным за 2017 год, военный бюджет страны составлял $602 млрд, в то время как у ее ближайших конкурентов — Китая и России — затраты на оборону составили $150 млрд и $61 млрд соответственно.

Общий суммарный военный бюджет Америки и ее ближайших союзников — Великобритании, Франции, Германии, Японии, Южной Кореи, Австралии и Израиля — составил $870 млрд из общей суммы в $1284 млрд в рейтинге топ-15 стран по затратам на оборону за прошлый год. Военный бюджет Штатов растет каждый год, и, по предварительным данным, в 2019 году он составит $716 млрд. Соединенные Штаты остаются абсолютным лидером по количеству военных объектов за рубежом — более 730 крупных баз в различных участках планеты и самый многочисленный военно-морской флот в мире (общее водоизмещение американского флота в 13 раз больше, чем суммарное водоизмещение других ВМФ, идущих в рейтинге вслед за ним). Эти цифры лишь подтверждают тотальное военно-техническое превосходство Америки, и поэтому в ближайшем будущем никто объективно не составит ей достойной конкуренции в этой области.

Новый миропорядок строится постепенно, и места в ложе будущих лидеров будут определяться не только военно-техническими возможностями стран. В мире, где капитализм одержал победу, народы и государства должны быть конкурентоспособными в таких областях, как экономика знаний, образование, технологии и т. д. Каждый, кто хочет занять свое место в системе и принимать участие в решении международных задач, должен внести свой позитивный вклад в общечеловеческое развитие. Америка по-прежнему сохраняет мировое лидерство по номинальному ВВП (больше четверти общемирового показателя).

В 2009 году американцы вышли в лидеры среди стран — производителей природного газа, обогнав Россию. По данным Международного энергетического агентства, Штаты скоро выйдут на первое место в мире по добыче нефти. Министерство энергетики США заявило, что к ноябрю 2019 года нефтедобыча в стране достигнет отметки в 11 млн баррелей в день. В целом последовательное развитие альтернативных источников привело к значительному сокращению зависимости от импорта энергоресурсов.

Соединенные Штаты остаются передовой технологической державой. Особенное место в этом секторе занимают компьютеры, инструменты для хранения информации, программное обеспечение, телекоммуникации и услуги связи. Наиболее известными глобальными игроками из США являются Apple, Cisco, Hewlett-Packard, IBM, Intel, Microsoft и т. д. Годовая прибыль корпорации Apple в 2016 году достигла $234 млрд, что превышает доходы многих крупных сырьевых государств. За аналогичный период государственный бюджет России составил $209 млрд, а показатели Китая лишь в четыре раза превысили выручку американской компании. Несмотря на качественный скачок Пекина, большинство ведущих высокотехнологичных фирм остаются американскими, а университеты в США являются более квалифицированными и престижными, так как их система образования больше соответствует потребностям инновационной экономики.

Все перечисленные достижения позволяют Штатам применять инструменты мягкой силы для решения международных проблем. Вашингтон также использует свое влияние и возможности в международных организациях, военно-политических и торгово-экономических альянсах для реализации своих национальных интересов в мире. Санкционная политика в отношении России — яркий пример того, как работают альтернативные инструменты внешнеполитического давления. Совершенно неважно, насколько они эффективны сегодня, важно осознать и принять простой факт: Соединенные Штаты могут где-то побеждать, где-то ошибаться и где-то проваливаться, но при любых обстоятельствах они находятся на несколько шагов впереди всего остального мира.

При возникновении любого политического, экономического или социального пожара, мир смотрит в сторону Вашингтона и пытается предвосхитить его действия. Таким образом, все рассуждения о новом миропорядке не имеют ничего общего с существующими реалиями. Американский порядок будет существовать до тех пор, пока не появится экономически мощное государство, способное предложить человечеству новый, более привлекательный путь развития.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 12 марта 2018 > № 2533013 Арег Галстян


КНДР. США. Корея > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 12 марта 2018 > № 2524605 Андрей Ланьков

Убедительная неадекватность. Как Трампу удалось остановить корейский ядерный кризис

Андрей Ланьков

Мы не знаем, насколько серьезен был Дональд Трамп, когда намекал на возможность силовой акции против КНДР. Но действия правительств региона недвусмысленно показывают: и Китай, и Южная Корея, и особенно Корея Северная в своих решениях в последние месяцы исходили из того, что Трамп действительно готов стрелять. Нравится кому-то или нет, но проводимая Трампом политика шантажа сработала, заставив Пхеньян остановить испытания и пойти на переговоры

Ситуация на Корейском полуострове в очередной раз радикально изменилась: еще несколько недель назад все ждали ядерной войны, а теперь, наоборот, – эпохальных мирных переговоров Дональда Трампа и Ким Чен Ына. СМИ привычно говорят об «историческом повороте», но люди, которые занимаются корейскими делами уже не первое десятилетие, этого оптимизма не разделяют: подобные заявления за последние 30 лет звучали неоднократно, но регион продолжает двигаться тем же курсом, что и четверть века назад. Тем не менее нельзя не признать: последние события выглядят впечатляюще.

Угрозы с разворотом

На протяжении 2017 года КНДР испытала ряд принципиально новых систем вооружений, в том числе термоядерный заряд и межконтинентальные баллистические ракеты (МБР), способные поражать цели на континентальной территории США. В результате стало ясно, что в ближайшем будущем Северная Корея станет третьей, после России и Китая, страной мира, технически способной нанести ракетно-ядерный удар по любому из американских городов.

Подобные действия вызывали крайне резкую реакцию новой американской администрации, что неудивительно: еще до формального вступления в должность в одном из своих твитов Дональд Трамп обещал, что не допустит запуска Северной Кореей подобных МБР. Весь прошедший год Пхеньян и Вашингтон обменивались беспрецедентными по своей жесткости угрозами. К цветистым выражениям Пхеньяна все уже давно привыкли (там, в конце концов, каждые пару лет обещают «превратить Сеул в море огня»), но на этот раз похожим образом стали выражаться и в Вашингтоне. В частности, Трамп пообещал, что ответом на действия КНДР будет «гнев и пламя», и назвал Ким Чен Ына «маленьким человечком с ракетой». В Пхеньяне не остались в долгу и сообщили городу и миру, что Трамп – «старый маразматик».

Словами дело не ограничивалось. С первых же дней правления Трампа из Белого дома стали просачиваться слухи, что новая администрация всерьез готовится нанести удар по КНДР. Неясно, до какой степени эти слухи отражали реальные намерения Трампа, а до какой были сознательным блефом нового президента, но выглядело все крайне правдоподобно. На фоне слухов, утечек и угрожающих твитов шло постепенное наращивание американского военного присутствия в регионе, а официальные представители США стали очень активно говорить о нарушениях прав человека и репрессиях в КНДР (заметим, вполне реальных). Все это выглядело как военная и политико-пропагандистская подготовка военной операции.

И вдруг все изменилось. Сначала, в ноябре 2017 года, КНДР, благополучно испытав ракету «Хвасон-15», способную поразить любую точку на территории США, вдруг заявила, что «полностью завершила работу над силами сдерживания» и прекратила дальнейшие испытания ядерных устройств и МБР за их якобы ненадобностью (мол, все уже и так готово к бою). При этом специалистам ясно, что новые северокорейские МБР пока еще, как говорится, сырые и нуждаются в дополнительных запусках.

Далее, в своей традиционной новогодней речи Ким Чен Ын заявил, что открыт к диалогу и сотрудничеству, в первую очередь с Южной Кореей, и что Северная Корея хотела бы отправить спортсменов на Олимпийские игры, проходящие в Южной Корее. Это заявление резко контрастировало с тем, что говорили в Пхеньяне до этого. В мае 2017 года к власти в Южной Корее пришла новая, левоцентристская и умеренно националистическая администрация Мун Чжэ Ина, которая относилась к Северной Корее куда лучше своих предшественников из консервативного лагеря и настойчиво пыталась наладить контакты с Пхеньяном. Но тогда все эти попытки отвергались Пхеньяном с порога.

Прозвучавшие в новогодней речи северокорейские предложения были немедленно приняты Сеулом. Делегация КНДР действительно приехала в Пхенчхан на Олимпийские игры, причем возглавила делегацию Ким Ё Чжон, сестра Ким Чен Ына, которую многие считают вторым или третьим по влиянию человеком в Пхеньяне. Она встретилась с южнокорейским президентом Мун Чжэ Ином, и в результате была достигнута договоренность о возобновлении контактов между двумя корейскими правительствами и, главное, о проведении в апреле третьей за всю историю встречи глав двух корейских государств. В отличие от двух предшествующих саммитов, которые проводились в Пхеньяне в 2000 и 2007 годах, на этот раз встреча пройдет на южнокорейской территории, пусть и символически – на южной стороне разделенного демаркационной линией пополам поселка Пханмунчжом.

За этим последовал блиц-визит в Пхеньян двух высокопоставленных представителей южнокорейского правительства – главы южнокорейской разведки и советника президента по национальной безопасности, которые отправились ужинать с Ким Чен Ыном. Через своих южнокорейских гостей Ким Чен Ын передал Дональду Трампу предложение о встрече на высшем уровне, и это предложение было тут же принято американской стороной.

Если не случится ничего неожиданного, то первый в истории американо-северокорейский саммит, кажется, состоится в мае 2018 года. Кроме того, Ким Чен Ын уже напрямую заявил о введении моратория на ядерные и ракетные испытания на время переговоров и добавил, что «с пониманием» отнесется к масштабным американо-южнокорейским войсковым учениям, которые намечены на начало апреля.

Вдобавок северокорейские представители заявили, что в принципе готовы рассматривать вопрос об отказе от ядерного оружия, но только если им будут даны соответствующие гарантии безопасности и сохранения существующего государственного строя.

На первый взгляд само по себе заявление о готовности отказаться от ядерного оружия значит не так много. В конце концов, по букве Договора о нераспространении 1968 года все ядерные державы взяли на себя обязательство отказаться от ядерного оружия, что, как известно, ни малейшим образом не повлияло на их реальное поведение и готовность при необходимости грозить друг другу ядерной дубинкой. Однако в случае с Северной Кореей такое заявление является ощутимой уступкой: с 2007 года представители КНДР на всех уровнях постоянно подчеркивали, что никогда и ни при каких обстоятельствах не будут даже теоретически рассматривать вопрос о возможном отказе их страны от ядерного оружия. Чтобы поставить все точки над i, в 2012 году в КНДР даже внесли упоминание о ядерном статусе в Конституцию страны.

В общем, все ждут переговоров и исходят из того, что в ближайшее время КНДР пойдет на серьезные уступки, результатом чего станет какой-то компромисс по ядерной проблеме.

Новый подход Китая

Тут возникает немаловажный вопрос: а чем же вызваны все эти неожиданные перемены? Строго говоря, большинство наблюдателей с самого начала ожидали, что рано или поздно КНДР пойдет на переговоры. Но предполагалось, что это случится (если случится вообще) уже после того, как будут доработаны, испытаны и размещены на позициях МБР, способные нанести удар по континентальной части США.

Предполагалось также, что переговоры будут идти долго и трудно, так как северокорейские представители будут делать все возможное, чтобы выдавить из США, Южной Кореи и других оппонентов максимальные уступки. То, что происходит в последние недели, не укладывается в эту схему, которая вообще-то опирается на хорошее знание истории корейской ядерной проблемы. На этот раз явно что-то пошло не так, и закономерно возникает вопрос, что именно подвигло Пхеньян на столь резкий и, кажется, преждевременный разворот.

Ответ на этот вопрос довольно неприятен: страх. Нравится кому-то или нет, но проводимая Трампом жесткая политика – скажем прямо, политика шантажа – все-таки сработала.

Мы не знаем, насколько серьезен был Дональд Трамп в своих намерениях, когда намекал на возможность силовой акции против КНДР. Есть вероятность, что таковы были его реальные планы. Но нельзя исключать и того, что он блефовал, стремясь оказать давление на заинтересованные стороны. Ответ на этот вопрос мы узнаем не скоро, если узнаем вообще, но вот действия правительств региона достаточно недвусмысленно показывают: и Китай, и Северная Корея, и Корея Южная в своих решениях в последние месяцы исходили из того, что Дональд Трамп действительно готов стрелять.

Его предшественники не решались применить силу против КНДР в первую очередь потому, что такая операция с большой вероятностью привела бы к войне в Корее, в ходе которой огромные потери понесла бы Южная Корея, союзник США, столица которой, Сеул, находится в зоне огня северокорейской артиллерии. Однако для Трампа, как считают многие, этот фактор не имеет особого значения: он как американский националист-государственник не будет беспокоиться о судьбе Сеула, если под потенциальной угрозой оказались Нью-Йорк, Чикаго и Сан-Франциско.

Первым на новую ситуацию отреагировал Китай. В августе – сентябре 2017 года стало ясно, что Китай радикально пересматривает свою позицию по международным санкциям в отношении Северной Кореи. На протяжении многих лет китайская сторона относилась к санкциям без особого энтузиазма. В ходе обсуждения очередного санкционного пакета в Совете Безопасности ООН китайские дипломаты старались смягчить его содержание.

Эта позиция Китая была вполне логична. Китай плохо относится к северокорейской ядерной программе, которая наносит ощутимый ущерб статусу Китая как одной из пяти «официально признанных» ядерных держав. Не может Китай игнорировать и «эффект ядерного домино», то есть то обстоятельство, что вслед за ядерной Северной Кореей на политической карте может появиться ядерная Южная Корея, ядерная Япония и даже ядерный Тайвань.

Однако куда большую потенциальную угрозу для Пекина представляет возможная нестабильность в КНДР. Китай добросовестно соблюдает те санкции ООН, которые ограничивают поставку в КНДР материалов, необходимых для работы над ракетно-ядерным оружием. Но до недавнего времени Китай выступал против чисто экономических санкций, реальной целью которых (пусть и непризнаваемой официально) является создание в КНДР кризисной экономической ситуации.

С точки зрения Китая экономический кризис в КНДР опасен тем, что он с большой долей вероятности может спровоцировать и кризис политический – вплоть до падения режима. Ядерная Северная Корея является для Пекина неприятным соседом, но Северная Корея, находящаяся в состоянии внутреннего хаоса и смуты (этакая дальневосточная Сирия), будет Китаю соседом еще более неприятным. В результате на протяжении долгого времени китайское правительство из двух зол выбирало меньшее и старалось смягчать или даже саботировать экономические санкции против КНДР.

Ситуация изменилась летом прошлого года, когда китайские аналитики пришли к выводу, что Дональд Трамп и его окружение, кажется, всерьез задумались о применении против КНДР военной силы. В сложившейся ситуации Китаю приходится иметь дело не с двумя, а с тремя неприятными перспективами. Помимо перспективы ядерной Северной Кореи и Северной Кореи, находящейся в состоянии хаоса, перед Пекином в полный рост встала перспектива войны в Восточной Азии. Ясно, что из трех неприятных перспектив наименее привлекательной является последняя. Осознав это обстоятельство, Китай начал действовать соответствующим образом.

С августа началось резкое ужесточение санкций, а в декабре 2017 года, когда в Совете Безопасности ООН обсуждали введение очередных ограничений, китайская сторона не только сама заняла исключительно жесткие позиции, но даже стала выкручивать руки своим российским партнерам, которые настаивали на более мягкой резолюции.

Логика понятна. В Пекине полагают, что введение полноценных санкций даст китайским дипломатам хорошие аргументы при взаимодействии с американскими коллегами и поможет им добиться того, что американцы на какое-то время – до того, как станет ясен эффект от санкций – отложат свои воинственные планы в отношении Корейского полуострова. Такая политика, которая бы отсрочила начало военного конфликта, а возможно, и помогла бы этот конфликт предотвратить, может работать только в том случае, если жесткую позицию займет сам Китай, на который приходится более 80% внешней торговли Северной Кореи.

Санкции, которые при полной китайской поддержке были введены ООН в декабре 2017 года, на практике близки к полному эмбарго. Северной Корее сейчас запрещено экспортировать почти все те (немногие) товары, которые пользуются хоть каким-то спросом на мировом рынке. В частности, Северной Корее запрещена продажа минерального сырья, морепродуктов, экспорт рабочей силы.

Пока новые санкции, кажется, не сказались на ситуации в КНДР. Цены на основные виды продовольствия на северокорейских рынках остаются стабильными, равно как и рыночный курс доллара. Однако никто и не ожидал, что санкции произведут незамедлительный эффект. Специалисты по северокорейской экономике считают, что санкции станут ощутимыми только к концу этого года.

У специалистов есть разные мнения по поводу того, насколько болезненными в итоге окажутся эти санкции. Часть экспертов полагает, что новая северокорейская экономика, которая сейчас в основном является рыночной и опирается на внутренний спрос, пострадает не так уж и сильно. Есть и пессимисты, по мнению которых санкции могут привести к экономическому краху и даже голоду. В любом случае никто не сомневается, что к концу этого года экономическая ситуация в Северной Корее начнет существенно ухудшаться.

Обе Кореи: логика страха

На Южную Корею создавшаяся ситуация произвела весьма сильное впечатление: в последние месяцы 2017 года южнокорейский политический класс находился в состоянии, близком к панике. Страна оказалась в роли заложника Белого дома и никак не могла влиять на ситуацию. Президент Мун Чжэ Ин и сотрудники внешнеполитических ведомств ограничивались лишь ритуальными заявлениями, что, дескать, Соединенные Штаты не пойдут на военный конфликт в одностороннем порядке, не получив на то одобрение со стороны Сеула.

Понятно, что в случае конфликта подавляющее число его жертв будут составлять корейцы, особенно жители Большого Сеула, которые живут в зоне досягаемости северокорейской артиллерии больших и средних калибров. Понятно, впрочем, было и то, что подобные ритуальные заявления не отражали политическую реальность. Дональд Трамп воспринимался многими, в том числе и в Сеуле, как человек, не слишком склонный считаться с интересами союзников.

Однако наибольшее влияние политика Трампа оказала на Северную Корею. К концу прошлого года северяне наконец осознали, что новый хозяин Белого дома существенно отличается от своих предшественников, и стали подозревать, что он действительно готов применить военную силу. В КНДР понимают, что масштабный военный конфликт опасен для Пхеньяна. В случае большой войны Северная Корея способна нанести своим противникам немалый урон, но шансов на победу у нее нет. Даже если конфликт удастся остановить и заморозить (например, в результате вмешательства Китая и, возможно, России), он нанесет КНДР огромный экономический и военный ущерб, а возможно, приведет к гибели значительной части северокорейской элиты.

В итоге в Пхеньяне решили в последний момент притормозить и не пересекать опасной черты. От создания МБР, способных поразить территорию континентальных США, Северную Корею, судя по всему, отделяет всего лишь несколько запусков, но в Пхеньяне решили этих финальных шагов не совершать, а, наоборот, вступить на путь переговоров.

Влияние на подобное решение могла оказать и позиция Китая, которая, как мы помним, тоже сформировалась под давлением трамповского Вашингтона. Поддержанные Китаем, новые санкции вызывают в Пхеньяне немалое беспокойство. В последние годы северокорейская экономика росла неплохими темпами, и вызванный санкциями спад может иметь и политические последствия – вплоть до волнений.

Вдобавок Ким Чен Ын и его окружение искренне хотят добиться экономического роста в стране и понимают, что санкции с большой долей вероятности поставят крест на этих их намерениях. Поэтому им сейчас надо срочно предпринять меры, которые не только снизят вероятность военного конфликта, но и приведут к частичной отмене международных санкций.

Контуры соглашения

Итак, переговоры между Пхеньяном, Сеулом и Вашингтоном начнутся, скорее всего, в ближайшие недели. Чего ожидать от этих переговоров?

Во-первых и в-главных, надо понимать: Северная Корея не собирается отказываться от ядерного оружия. Сделанное Ким Чен Ыном в беседе с южнокорейскими гостями заявление о теоретической желательности ядерного разоружения реальных намерений Северной Кореи никак не отражает. В КНДР отлично помнят, что случилось с полковником Каддафи, единственным политическим лидером современности, который согласился отказаться от ядерной программы в обмен на снятие санкций и экономические уступки. Помнят там и о судьбе Саддама Хусейна, равно как и о судьбе правительства «Талибана» в Афганистане. Наконец, когда речь заходит о международных гарантиях безопасности, в Пхеньяне вспоминают о судьбе Будапештского меморандума 1994 года, который гарантировал неизменность границ Украины в обмен на ее отказ от советского ядерного наследства.

Опыт последних десятилетий однозначно показывает, что международным гарантиям и обещаниям великих держав (в первую очередь, но не исключительно, Соединенных Штатов) нет ни малейшей веры и что ядерное оружие является в наши дни едва ли не единственной гарантией и суверенитета страны, и относительной безопасности правящей в этой стране элиты.

Конечно, в своих официальных заявлениях КНДР придется подчеркивать, что долгосрочной целью Пхеньяна является именно отказ от ядерного оружия. Без таких ритуальных утверждений не будет и речи о каких-либо компромиссах – на них просто не смогут пойти в Вашингтоне. Однако в данном случае речь пойдет лишь о дипломатическом лукавстве.

Тем не менее КНДР придется все-таки сделать и немалые реальные уступки. Это будет платой за то, что жители правительственных кварталов Пхеньяна не будут как-нибудь ранним утром разбужены ревом двигателей крылатых ракет, заходящих на цель, равно как и за то, что северокорейская экономика, выздоравливающая и переходящая на рыночно-капиталистические рельсы, избежит катастрофы.

Скорее всего, результатом северокорейско-американских переговоров станет введение Северной Кореей моратория на ядерные испытания и запуски как межконтинентальных баллистических ракет, так и искусственных спутников. Исполнение такого моратория легко контролировать, и, скорее всего, он будет принят обеими сторонами без особых проблем.

Не исключено, что будущее соглашение будет предусматривать и остановку ядерного реактора, который используется для наработки плутония, а также запрет на стендовые испытания ракетных двигателей. Выполнение этих запретов тоже проверяется средствами космической разведки.

В соглашении могут быть предусмотрены и инспекции северокорейских ядерных и ракетных объектов, хотя, как показал опыт предшествующих лет, северокорейцам часто удается перехитрить инспекторов.

Возникает, конечно, вопрос, как долго просуществует подобное соглашение. В конечном итоге долгосрочным интересам Северной Кореи отвечает создание полноценного ракетно-ядерного потенциала, который включал бы в себя и средства доставки, способные нанести удар по континентальным США. А намечающееся соглашение сильно затруднит работу над такими средствами.

Однако следует помнить: к компромиссу Пхеньян подтолкнула в первую очередь политика президента Трампа, его искренняя или притворная готовность применить силу, проигнорировав при этом те последствия, к которым применение силы приведет для американских союзников. Это означает, что появление в Белом доме нового президента, занимающего более умеренные или, скажем так, более рационально взвешенные позиции, может привести к тому, что у руководителей КНДР появится большой соблазн выйти из соглашения и закончить работу над полноценным ракетно-ядерным потенциалом. Иначе говоря, основой этого будущего соглашения будет страх, и выполнять его северокорейцы будут до тех пор, пока этот страх будет существовать.

На пути к идеалу

То, что дело идет к компромиссу, можно только приветствовать. Даже если Трамп действительно блефовал (уверенности в этом нет), его политика была весьма рискованной, потому что все равно повышала вероятность вооруженного конфликта. Если же Трамп действительно собирался сделать то, на что он постоянно намекал, то в последний год мы наблюдали сползание Восточной Азии к масштабной войне. Сейчас это сползание, похоже, будет приостановлено, и северокорейская ядерная проблема окажется на какое-то время замороженной.

Разумеется, идеалом было бы ее решение. Однако в современном мире было бы наивно полагать, что правительство, которое находится в том положении, в котором находится правительство КНДР, пойдет на отказ от ядерной программы. Самое большое, на что можно рассчитывать, – что такую программу удастся заморозить и потом некоторое время держать под контролем. Именно в этом направлении сейчас и двигаются события, так что нам остается только надеяться, что компромиссы будут в итоге достигнуты и острота проблемы будет снята, пусть и на несколько лет.

КНДР. США. Корея > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > carnegie.ru, 12 марта 2018 > № 2524605 Андрей Ланьков


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 марта 2018 > № 2554264 Леонид Бершидский

Статья российского миллиардера была попыткой выпустить пар

Стремление Олега Дерипаски добиться расположения Вашингтона привело его к Полу Манафорту, что только усугубило ситуацию

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Не каждый день российский миллиардер публикует свою статью на консервативном американском сайте Daily Caller. И, если речь идет о таком старающемся держаться в тени миллиардере, как Олег Дерипаска, можно говорить о том, что сейчас происходит нечто экстраординарное. Сыграв злополучную роль в скандале «Трамп-Россия», он уже сыт по горло происходящим, однако он, по всей видимости, не знает, как он может себя защитить.

Представители Дерипаски, чье состояние достигает 7,9 миллиарда долларов, если верить данным из списка миллиардеров по версии Bloomberg, должно быть, выбрали издание Daily Caller за его глубоко скептического отношения к расследованию специального прокурора Роберта Мюллера (Robert Mueller). В колонке Дерипаски это расследование и окружающий его нарратив сравниваются с сатирическим фильмом «Плутовство», в котором помощники американского президента выдумывают несуществующую войну, чтобы укрепить его позиции. Большая часть статьи представляет собой критику и оскорбления в адрес американского «глубинного государства» и в частности Виктории Нуланд (Victoria Nuland), которая прежде отвечала за российскую политику в Госдепартаменте США. По словам Дерипаски, он лично слышал на февральской Мюнхенской конференции по безопасности, что она и группа американских сенаторов являются «приверженцами глубинного государства», стремящимися заверить аудиторию в преемственности американской политики. Как пишет Дерипаска, «глубинное государство» раскручивает российский нарратив, чтобы «создать призрак», который послужит интересам военно-промышленного комплекса, нуждающегося в более значительных финансовых вливаниях.

Почему Дерипаска решил опубликовать эту статью? Он никогда прежде не писал колонки комментатора, а его немногочисленные интервью были совершенно бесцветными и ничем не примечательными. Он — человек дела, а не идеи, он — победитель так называемых алюминиевых войн 1990-х годов — жестокой борьбы, заполнившей целые кладбища в Сибири. Однажды, когда ему еще не было 30 и он был управляющим на крупном алюминиевом заводе в Саяногорске, он на своем автомобиле в одиночку преследовал колонную грузовиков, нагруженных металлом, который был украден с его завода.

Подсказкой в этом вопросе может послужить следующий отрывок из колонки Дерипаски: «К несчастью, я лично знаком с этой группой. Прежде чем они занялись реализацией своих нынешних масштабных амбиций по изменению результатов президентских выборов в США, они в течение двух десятилетий грубо нападали из тени на меня и других».

Из-за своих прошлых грубых корпоративных вмешательств Дерипаска, который в 2000-х годах потратил сотни миллионов долларов на выплату компенсаций своим бывшим партнерам, стал нежеланным гостем в США. Он потратил массу усилий на то, чтобы добиться выдачи визы и чтобы вести там бизнес. В попытке закрепиться в США он платил одному вашингтонскому лоббисту за другим, привлекая самые разные фирмы различной партийной принадлежности.

Он заплатил юридической фирме Боба Доула (Bob Dole) Alston & Bird, которая выбила ему визу. Прошел год, и Дерипаска снова лишился права находиться в США. Он также заплатил связанному с демократами лоббисту Адаму Вальдману (Adam Waldman), который, очевидно, поддерживал контакт с сенатором Марком Уорнером (Mark Warner) и бывшим британским шпионом Кристофером Стилом (Christopher Steele) сыгравшим ключевую роль в формировании нарратива Трамп-Россия.

Но его главной ошибкой стала работа с Полом Манафортом (Paul Manafort), супер-лоббистом и бывшим главой предвыборного штаба Дональда Трампа. Дерипаска профинансировал провалившиеся инвестиционные планы Манафорта на Украине, а взамен получил приглашение к сенатору Джону Маккейну (John McCain). В результате ничего не вышло, что уже могло бы стать для Дерипаски довольно большим разочарованием. Однако негативные последствия этих контактов продолжили преследовать его, поскольку он оказался втянутым в скандал вокруг связей Трампа с Россией. (Дерипаска даже подал иск на Associated Press за статью, в которой говорилось о его связях с Манафортом, но проиграл, потому что, по мнению судьи, никто не обвинял его в совершении каких-либо преступлений.)

Скандал вокруг связей Трампа и России нанес Дерипаске болезненный удар в феврале. Российский борец с коррупцией Алексей Навальный нашел в Инстаграме аккаунт девушки из эскорта, заявившей, что она провела время на яхте с Дерипаской, который женат, и российским вице-премьером. Среди прочего она записала на аудио короткий разговор, в ходе которого мужчина, очень похожий на Дерипаску, обвиняет Нуланд в резком охлаждении в отношениях между США и Россией. Недавно эта девушка — ее зовут Анастасия Вашукевич — была задержана в Таиланде за работу без соответствующего разрешения, и она публично попросила США предоставить ей убежище, предложив взамен передать важную информацию, касающуюся связей Трампа с Россией.

Дерипаска зол и расстроен. Его удивительная жизнь, начавшаяся в деревне на юге России и забрасывавшая его в самые суровые регионы России, во дворцы, на французские виллы и яхты, научила его тому, что нельзя быть слабаком. Но американский истеблишмент неоднократно обводил его вокруг пальца. Он забрал его деньги и продолжил относиться к нему с пренебрежением. Более того, теперь американский истеблишмент марает его имя в этой липкой грязи скандала Трамп-Россия, которую, возможно, не получится смыть до конца дней.

Это сюжет, достойный романа Тома Вулфа (Tom Wolfe). Поскольку мне доводилось сталкиваться с агрессивной тактикой Дерипаски в период моей работы редактором в Москве, я никогда не был его поклонником. С другой стороны, я не думаю, что вашингтонские инсайдеры, которые берут его деньги и ничего не дают взамен, чем-то лучше российских полицейских, которые вымогают взятки, никак не отрабатывая полученные деньги. Коррумпированная российская система служила Дерипаске, суды и правоохранительные органы выполняли его распоряжения. Однако хитросплетения американской коррупции оказались для него непостижимыми. Дерипаска ничего не сможет изменить, публикуя теории заговора в Daily Caller, но так он, по крайней мере, сможет немного выпустить пар и выразить свою досаду.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 11 марта 2018 > № 2554264 Леонид Бершидский


США > СМИ, ИТ. Медицина > forbes.ru, 10 марта 2018 > № 2523385

Золотые руки: американец придумал, как делать уникальные протезы на 3D-принтерах

Алекс Кнапп

Корреспондент Forbes

22-летний изобретатель из США при сотрудничестве с мощными корпорациями создает гениальные протезы

Свой первый роботизированный протез руки Истон ЛаШапель создал, когда ему было 14 лет, а уже спустя восемь лет он основал компанию Unlimited Tomorrow, которая сосредоточилась на производстве современных технологичных протезов. Сегодня его компания сотрудничает с такими индустриальными и технологическими гигантами, как Microsoft, Dassault Systèmes и Stratasys, и расширяет производство. В частности, вместе со Stratasys Unlimited Tomorrow организует проведение научных исследований планирует сделать компанию эксклюзивным партнером-провайдером услуг трехмерной печати для компании.

Конечная цель Unlimited Tomorrow заключается в создании с помощью 3D-принтера роботизированного протеза, который будет стоить намного меньше, чем те, что существуют на рынке на сегодняшний день, и который будет идеально соответствовать потребностям человека.

«Если не считать некоторые гайки, болты и электронные механизмы, то устройство почти целиком изготавливается на 3D-принтере» — говорит ЛаШапель.

Это не просто протез. Технология PolyJet, используемая на 3D-принтерах компании Stratasys позволяет Unlimited Tomorrow создавать роботизированные руки, которые передают тон кожи человека и даже могут иметь некоторые изъяны, например, веснушки. Эти руки имеют также магнитные «ногти», на которых можно сделать маникюр. Существует также возможность дистанционного заряда роботизированной руки, а ее тактильная обратная связь дает пользователю возможность осязать поверхности.

Компания проверила свою модель с помощью первого прототипа — теперь она готова к масштабному производству. В сотрудничестве с краудфандинговой платформой Indiegogo Unlimited Tomorrow запустила кампанию по сбору средств и намеревается к концу 2018 года изготовить 100 таких протезов. В будущем компания планирует разработать такой процесс, который позволит быстро изготавливать индивидуальные продукты.

Стремление создавать индивидуальные протезы в больших объемах отличает компанию Истона ЛаШапеля от других игроков рынка, желающих использовать технологию 3D-печати для изготовления протезов. Именно это и привлекло компанию Stratasys.

«Нам хотелось вступить в партнерство с Unlimited Tomorrow, прежде всего, по причине масштабности их видения, — говорит Майк Гейсфорд, директор по медицинской части из компании Stratasys. — Другие существующие программы нацелены на решение той же проблемы, но делают это на разовой основе. Проектирование процессов и систем, использующих автоматику для быстрого масштабирования — это дальновидное решение, поскольку разовые меры не ставят себе задачу справиться с глобальной проблемой».

Одним из методов рационализации процессов, который использует Unlimited Tomorrow, является ориентация непосредственно на лиц с ампутированными конечностями, а не реализацию продукции врачам или больницам. Компания надеется достичь этого путем использования метода 3D-сканирования для изготовления протезов с учетом индивидуальных потребностей. Например, если у человека нет руки, компания может сканировать другую руку так, чтобы создать зеркальное отображение, позволяющее сделать протез, соответствующий телу человека в максимально возможной степени.

«Мы меняем всю бизнес-модель», — говорит ЛаШапель.

Перевод Натальи Танюк

США > СМИ, ИТ. Медицина > forbes.ru, 10 марта 2018 > № 2523385


США. Россия. Китай > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 10 марта 2018 > № 2523244

Удар по Флориде как успокоительное для народа

Ся Кэдао, Феникс, Китай

1 марта президент РФ Владимир Путин выступил с посланием о положении в стране. Более всего в этом послании общественность взволновало упоминание о новых видах вооружения.

Путин рассказал о ракетном комплексе «Сармат» с тяжелой межконтинентальной ракетой и также продемонстрировал видеоролики о разработке новых видов оружия. Зал встретил видео демонстрацию одобрительными аплодисментами.

Примечательно, что, судя по словам президента, ракеты нового типа не имеют ограничений по дальности и способны как угодно маневрировать. Интересно также и то, что в конце послания на ролике был продемонстрирован удар девяти ядерных боеголовок по западному побережью Флориды.

Заявление Владимира Путина о столь грандиозных научно-технических успехах в военной сфере вызывает у международного сообщества один вопрос: что же Путин собирается сделать?

Безвыходное положение

Чтобы понять намерения Путина, нужно сначала выяснить, каково положение России на данный момент.

Стоит отметить, что нынешнюю ситуацию нельзя назвать позитивной. Из-за чрезмерной зависимости от экспорта нефти, большая часть российской экономики теперь завязана на мировых цен на нефть. Конфликт на востоке Украины, привели к тому, что Соединенные Штаты и Европейский союз наложили на Россию серьезные санкции. В конце прошлого года американское правительство решило предоставить украинско армии летальное оружие, что чрезвычайно ясно демонстрирует попытку надавить на российское правительство.

На сирийском театре военных действий Россия изначально собиралась использовать геополитические рычаги, сможет сдвинуть с мертвой точки проблему западных санкций. Однако мало того, что Запад не снял российские санкции, в США даже усилили их. Предполагается, что Сирия превратится из рычага управления в бремя России.

Но что действительно заставляет Кремль беспокоиться, так это следующие американские меры.

В новой стратегии национальной безопасности, озвученной правительством Трампа, Россия представляется как угроза и противник номер один. Позднее опубликованная военная стратегия ставит Россию одной из своих целей. В конце прошлого года американский истеблишмент начал продвижение плана обновления ядерного арсенала, на который планируется затратить 400 млрд. долларов. Это означает всестороннюю модернизацию для «ядерной триады» США. Ядерный потенциал усиливается, и, если судить со стратегической точки зрения, то Соединенные Штаты получили весомое преимущество перед Россией.

Являясь одним из главных игроков на рынке ядерных технологий, Россия обладает способностью нанесения ответного удара. Но становится очевидно, что США нейтрализуют российские достижения, размещая наземные комплексы противоракетной обороны на маршевом участке полета на Аляске и в Калифорнии, а также систему ПРО «Иджис» и THAAD (мобильный противоракетный комплекс (ПРК) дальнего перехвата) — поближе к России.

Это то, с чем сейчас сталкивается Путин. Противник не только более устойчив физически, но также его «копье» длиннее, а «щит» — крепче. А главное, что он все ближе к границам РФ.

В такой обстановке слова о новых видах стратегического вооружения в послании президента Федеральному собранию — это ответ Путина на усиление систем противоракетной обороны США. Это также демонстрирует неодобрение выхода Соединенных Штатов из договора об ограничении систем противоракетной обороны от 1972 года. В конце своей речи Путин рекомендует США «пересмотреть свою позицию, отказаться от пути эскалации конфликта и прекратить подвергать мир опасности, руководствуясь своими личными интересами».

Действительность

Согласно словам Владимира Путина, чтобы выйти из тупика, России нужно укрепить свои позиции, стать сильным соперником. Но в ближайшем будущем это не так-то просто осуществить.

За почти 20 лет, пока Путин находился у власти, Россия так и не оправилась от последствий распада СССР, реструктуризация национальной промышленности далека от завершения. Не создана промышленная продукция, которая могла бы проникнуть на международный рынок, если не считать продуктов военной промышленности советских времен. Экономика растет только за счет продажи ресурсов. Это равносильно передачи своего кошелька другим людям. Опасность такой ситуации очевидна.

Итак, положение дел таково, что, с одной стороны, российская экономика переживает сложный период, а с другой, нарастает угроза национальной безопасности. Поэтому развитие военной промышленности, по мнению Путина, это тот выбор, который и поможет укрепить позиции страны. Но тогда возникает вопрос: откуда берутся деньги?

На это российское правительство отвечает, что накопление денег происходит благодаря увеличению доходов и экономии. Судя по всему, реализовать «увеличение доходов» в условиях современного развития российского экономики достаточно сложно, и еще сложнее производить «экономию». Ведь на сегодняшний день военные расходы могут только расти, и на этой статье экономить никак не получится. Россия намерена обеспечить военное оснащение, достаточно мощное, чтобы отвечать на угрозу США, и для этого российского народу придется «затянуть пояса».

В западных странах, если правительство заставляет людей экономить, то авторитет главы государства падает. Но российская история показывает, что общая беда — защита безопасности страны — способна заставить людей на короткое время выдерживать любые мучения.

Но если население РФ заметит, что пока люди переживали трудности, вопросы и остались нерешенными, авторитет Путина сильно потеряет в цене.

Являясь сильной политической личностью, Владимир Путин имеет свои, всем известные, политические хитрости. В нынешних условиях также имеются свои гибкие методы политической борьбы.

Президент очень хорошо понял русскую психологию, и потому постоянно подчеркивает свою готовность защищать российские интересы. Например, в конце своего послания, Путин твердо обозначил, что если на страну нападут, то Россия пустит в ход все средства, включая ядерное оружие, чтобы нанести ответный удар, и никто не должен сомневаться в решимости России сделать это.

«Укол успокоительного»

Чтобы выразить эту решимость, Путин приложил множество усилий.

Во время видео демонстрации кадры, где ядерные боеголовки якобы наносят удар по американским городам, были показаны специально, с намеком на то, что Россия в настоящий момент располагает достаточными средствами, чтобы установить равновесие с США. Это можно считать своего рода «уколом успокоительного».

Технологически, «Сармат» является комплексом с самой тяжелой межконтинентальной ракетой в мире. Дальность новой тяжелой ракеты превышает 16 тыс. км, и, теоретически, она способна атаковать цели в любой точке Земли. Поэтому можно выбрать отличную от стандартных баллистическую траекторию и нанести удар по США.

Из-за того, что в прошлом возможности ракетного двигателя были ограничены, Соединенные Штаты избрали самую короткую траекторию, по которой можно совершить удар, а именно — через Северный полюс (они расположили системы ПРО на Аляске и в Калифорнии). Поскольку комплекс «Сармат» превосходит по дальности прежние ракеты, то он может атаковать США с Южного полюса. То есть он явно нацелен на «слепое пятно» Америки.

Благодаря своему ракетному двигателю, комплекс «Сармат» способен нести несколько боевых блоков. Он может сбить с толку наземные системы противоракетной обороны на маршевом участке полета, а его боевые блоки способны маневрировать. Таким образом, после того как ракета была запущена, она может двигаться не по рассчитанной траектории, а подстраиваться под ситуацию, менять высоту, усложняя задачу перехвата.

Более того, Россия сооружает и другие межконтинентальные ракеты, обладающие похожими характеристиками, такие как «Тополь-М», «Ярс», «Булава-30» (для размещения на подводных лодках), использующие твердотопливный ракетный двигатель.

Заявление Путина о ракетах мы можем рассматривать как образец традиционно российского подхода к решению проблем. Новые виды вооружения — это гарант безопасности для российского населения, а одновременно предупреждение Соединенным Штатам о том, что не нужно чрезмерно давить на Россию.

Тревоги

Кто-то может спросить: если Россия располагает таким отличным боевым оснащением, зачем же так беспокоиться об американской системе ПРО?

Пресс-секретарь Пентагона Джон Кирби сказал: «Мы твердо уверены, что США владеет комплексом ядерного сдерживания».

Что касается США, то достаточно производить один вид ракет, но зато надежный, опираясь на возможности лидирующей промышленной системы и передовые технологии производства межконтинентальных ракет. И не нужно как Россия постоянно проводить испытания и создавать новые модели. Стоит только взглянут на «ядерную триаду» Соединенных Штатов, чтобы понять, что у них есть только один вид межконтинентальной ракеты наземного базирования LGM-30 «Минитмен» и один вид трехступенчатых твердотопливных баллистических ракет, размещаемых на подводных лодках («Трайдент»).

Хотя, российские специалисты продумали разные способы запуска ракеты, создали несколько моделей межконтинентальных ракет наземного базирования, различающиеся по способу базирования, например, ракеты, запускаемые из шахтных пусковых установок, с железнодорожных пусковых установок и с мобильных установок. Но каждый способ имеет свои недостатки.

Шахтные пусковые установки легко могут подвергнуться упреждающему удару противника. Мобильные установки нуждаются в создании высококлассной автодорожной сети. Железнодорожные пусковые установки также могут работать только вдоль ряда фиксированных линий. На примере «Сармата», становится ясно, что такое громадное сооружение можно поместить лишь в шахтное сооружение, и жизнеспособность этой установки в военное время подвергается сомнению.

К тому же, производство таких ракет сопряжено со следующими трудностями: недостаточно производственных мощностей. Пока Россия способна произвести несколько десятков ракет в год. При условии, что в количественном отношении страна никак не сможет развиться в ближайшее время, как можно гарантировать, что Россия сможет парировать упреждающий удар США?

Конечно, не будем исключать, что с течением времени Россия сможет собрать сотни ракет, но США не настолько глупы, чтобы ждать, пока противник накопить силы, чтобы ударить первыми.

Со временем, на технический прогресс США будут смотреть так, как когда-то смотрели на спецэффекты фильма «Звездные войны». Американское правительство располагает ракетно-космической системой, где используется система раннего оповещения и радиолокационные сети, в будущем, импульсное электромагнитное оружие и лазеры. И как только США закончит обновление ядерного арсенала, они смогут легко перехватить инициативу.

В то время Россия, пользуясь способом «затягивания поясов», будет сокращать инвестиции в базовую промышленность, образование и другие области общественного развития, чтобы на какое-то время обеспечить баланс сил с США. Но накопление средств такого рода, в конечном счете, приведет к общей отсталости страны. И тогда уже, как ни экономь, будет поздно.

Выход

Что же делать России?

Не помешало бы взглянуть на Китай.

Нам, как и России досталась «несчастливая участь» быть соперником Соединенных Штатов. Но то, как мы обеспечиваем безопасность, в большой степени зависит от нашего упорства, а не от военной мощи.

Китай является второй экономикой в мире, и как часть мировой экономики, Китай и США владеет множеством совместной собственности, и нанести удар по Китаю для США означает ударить самих себя.

Конечно, Соединенные Штаты знают о таком положении дел. На данный момент Трамп старается продвигать протекционистскую политику в сфере торговли, и ратовал за выход из Транстихоокеанского партнерства, чтобы разорвать американо-китайские отношения. Но ясно, что действительно прекратить эти отношения будет сложно.

Методы, которые использует Китай, как доказывает история, действенны, и Америке придется серьезно подумать над вариантом сосуществования и процветания.

Что касается России, то мораль такова: временные меры дают временный эффект. Фундаментальное решение заключается в реорганизации национальной промышленной системы и экономической системы. И хотя, на этом пути Россия подвергается воздействию западных санкций, он действенный. И также нельзя забывать о восточном соседе, второй экономике мира, которая уже протянула руку дружбы и сотрудничества.

Разве Путин не понимает, каков самый разумный выбор?

США. Россия. Китай > Армия, полиция. Госбюджет, налоги, цены > inosmi.ru, 10 марта 2018 > № 2523244


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter