Всего новостей: 2526812, выбрано 3375 за 0.193 с.

Новости. Обзор СМИ  Рубрикатор поиска + личные списки

?
?
?  
главное   даты  № 

Добавлено за Сортировать по дате публикации  | источнику  | номеру 

отмечено 0 новостей:
Избранное
Списков нет

Украина. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 5 февраля 2018 > № 2488349 Олег Пономарев

США в шоке от уровня коррупции на Украине

Олег Пономарев, Riga.Rosvesty, Латвия

Киев — Небывалый всплеск коррупции на Украине не только отталкивает потенциальных инвесторов, но все чаще становится предметом обсуждения в авторитетных международных организациях и СМИ. Проведя очередное исследование в области восприятия уровня коррупции на Украине, Американская торговая палата, (украинское представительство), пришла к выводу, что по скорости воровства нынешняя украинская власть не только скатилась до уровня 2014 года, но и во многом превзошла коррупцию времен Виктора Януковича. Более того, даже у тех, кто все еще безоглядно верит на Украину и ее потенциал, поводов для оптимизма с каждым днем становится все меньше.

В будущее Украины верит всего 42% иностранных инвесторов

Свой ежегодный опрос в области восприятия уровня коррупции на Украине Американская торговая палата (The American Chamber of Commerce in Ukraine, ACC) проводит уже четвертый раз. В нынешнем, анонимном опросе, участие приняло 184 респондента, 80% из которых являются представителями крупного международного бизнеса. Единственным позитивным моментом, по мнению большинства опрошенных, является создание в стране американского детища — Национального антикоррупционного бюро (НАБУ). Почти половина респондентов считают, что этот орган прекрасно справляется с поставленными перед ним задачами. Еще 20% опрошенных похвалили работу Специализированной антикоррупционной прокуратуры (САП) и лишь 11% увидели позитив в деятельности Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции (НАПК).В остальном же следов борьбы с коррупцией на Украине не видно.

По результатам опроса АСС, наиболее коррумпированными государственными органами на Украине по-прежнему остаются суды — им не доверяет 71% опрошенных.

«Наша миссия — быть голосом бизнеса. И Американская торговая палата доносит этот голос бизнеса и органам государственной власти, и журналистам. Это действительно четкое сообщение бизнеса: 89% считают приоритетом номер один — улучшение бизнес-среды на Украине и преодоление коррупции», — заявил президент Американской торговой палаты на Украине Андрей Гундер.

Согласно мониторнингу АТП, количество респондентов, ответивших положительно на вопрос: «Приходилось ли вам в ходе деятельности сталкиваться с коррупцией?», в 2014 году составляло 91%. В 2015 году этот показатель уменьшился до 88%, а в 2016 и вовсе составил 81%. Но, по результататам 2017 года, американцы вновь зафиксировали резкий скачок коррупции.

Неутешительная ситуация в 2017 году сложилась и по другим «фронтам». 68% респондентов пожаловались на взяточничество в высших органах власти. На злоупотребление служебным положением внимание обратили также 68% опрошенных. По мнению респондентов, уровень коррупции в правоохранительных органах и Национальной полиции составляет 45%. 29% опрошенных пожаловались на чиновников, требовавших свою «долю» в том или ином бизнесе, а 18% — на вымогательство денег под видом «добровольных пожертвований». Впервые в опросе «засветилась» и Служба безопасности Украины (СБУ), количество жалоб на которую достигло 19%, (в 2016 году СБУ в опрос включена не была, — прим. авт.). В целом же, количество «оптимистов» за последние два года упало с 51% до 42% и эта тенденция продолжает расти.

Джо Байден: «В мире нет более коррумпированной страны, чем Украина»

В 2015 году, во время визита на Украину, экс-вице-президент США Джо Байден с трибуны Верховной Рады открыто заявил, что коррупция разъедает Украину, как «раковые клетки». Мол, в мире нет другой такой страны, где воровство на государственном уровне достигало бы таких масштабов. К борьбе с коррупцией и улучшением бизнес-климата украинские власти неоднократно призывал и экс-президент США Барак Обама, а также нынешний глава Белого дома — Дональд Трамп. Более того, целый ряд авторитетных зарубежных СМИ неоднократно писал о том, что западные партнеры могут лишить Украину финансовой помощи именно из-за отсутствия реакции Петра Порошенко на вопиющие факты коррупции в стране. Но украинская власть продолжала делать вид, что ничего не происходит и «втирала» населению очередные бесполезные «реформы».

Когда же ситуация достигла пика и скрывать коррупцию стало уже просто невозможно, Джо Байден снова выступил в Совете по международным отношениям США и обратился к президенту Дональду Трампу. По его словам, администрация нынешнего главы Белого дома должна внимательней фиксировать все заявления Украины и проверять данные Киевом обещания. Ведь, как показала практика, большинство из этих обещаний — пустословны и бессодержательны.

Единственной «сладкой пилюлей» для Петра Порошнко стала похвала американцев за создание в стране т. н. Антикоррупционного суда. Однако, по мнению США, одного этого для полной победы над коррупцией явно недостаточно.

Что бы «заглушить» в СМИ все неприятные «выпады» в свой адрес, украинская власть буквально заполонила информационное пространство сообщениями об очередной «победе» Петра Порошенко. Так, во время своего недавнего визита в Давос на Всемирный экономический форум, украинский президент подписал очередной кабальный договор с директором Международного валютного фонда Кристин Лагард о выделении Украине кредита в размере $3,5 миллиарда. Взамен этого МВФ потребовал, чтобы уже в начале весны украинцам подняли тарифы на природный газ еще на 18%…

Почему все так плохо и кто виноват?

По словам директора Национального антикоррупционного бюро Украины Артема Сытника, причиной небывалого роста коррупции стала потеря чиновниками страха перед ответственностью. Прогнившие суды пачками и за «энную сумму денег» выдадут сегодня любое решение в пользу коррупционера. В большинстве случаев, многие дела затягиваются на года и попросту разваливаются на первых же судебных заседаниях.

«В первые годы после Революции достоинства многие чиновники попросту боялись и в определенных ситуациях не делали того, что делают сейчас. Сейчас же такая ситуация, которую можно сравнить с обострением болезни. Сейчас никто из чиновников не чувствует себя в безопасности. У нас постоянно говорят о выборах, которые даже если не досрочные, то все равно будут скоро, и кто останется на своих должностях, сложно прогнозировать, исходя из уровня доверия к власти», — отметил Артем Сытник.

По его словам, нынешние масштабы воровства нельзя просто описать. Львиная доля украденных средств идет на финансирование партий и политических сил, а также на подкуп депутатов и фракций в Верховной Раде за «нужное» голосование и т. п.

«То, что мы увидели в государственном секторе, не описывается какими-либо словами. Мы прошлись по государственным предприятиям, провели аресты. Я не буду долго рассказывать, это было на слуху. И в принципе мы увидели, что коррупция в государственном секторе — это источник политической коррупции, финансирования фракций и партий, которые создают законы под себя», — сказал он. По словам Сытника, политическая коррупция и следующее за ней лоббирование конкретных бизнес-интересов приводит к нивелированию здоровой конкуренции. «Мы видим, что благодаря политической коррупции принимаются законы, которые изначально не позволяют честному бизнесу конкурировать», — подчеркнул глава НАБУ.

Отсутствие же примеров реального наказания за коррупционные преступления является одной из самых главных проблем и развязывает руки и без того «зажравшимся» чиновникам.

«Те дела, которые уже направлены в суд, это дела, которых раньше на Украине не было. Я с 2001 года работал в органах, окончил академию, я такого не помню. То, что мы вообще показали, что можно задержать действующего топ-чиновника, и такие дела дошли до суда — уже большой шаг вперед. С другой стороны, суд показывает в таких случаях просто несостоятельность в отношении доведения дел до конца», — добавил директор.

По его словам, именно сотни дел без финального решения судов являются причинами 99% критики, которая звучит в адрес антикоррупционных органов Украины. Более того, коррупция и далее продолжает разрушать хилую украинскую экономику, бизес-климат и привлекательность страны в глазах зарубежных инвесторов. Здесь достаточно вспомнить отказ заходить на украинский рынок таких мировых гигантов, как Burger King, Starbucks, IKEA или Ryanair. И если в 2016 году, по данным Американской торговой палаты, только 13% опрошенных говорили о том, что коррупция является главной причиной отказа работать на Украине, то спустя год таковых оказалось уже 17%.

«Число тех, кто называл коррупцию причиной отказа иностранных материнских компаний развивать бизнес в нашей стране, возросло с 19% до 22%. Также коррупция способствовала тому, что компании были вынуждены больше денег тратить на юридические услуги. Коррупция является серьезным сдерживающим фактором для поступления инвестиций и из-за нее Украина теряет около 2% экономического роста ежегодно», — резюмировали эксперты Американской торговой палаты.

Украина. США > Внешэкономсвязи, политика. Армия, полиция > inosmi.ru, 5 февраля 2018 > № 2488349 Олег Пономарев


США. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 февраля 2018 > № 2488188 Владимир Кара-Мурза

Западные лидеры не должны признавать фиктивные выборы в России

Владимир Кара-Мурза, The Washington Post, США

На этой неделе Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), являющаяся крупнейшим в мире региональным объединением по вопросам безопасности и главным органом, следящим за соблюдением верховенства демократии в 57 странах-членах из Европы, Северной Америки и Центральной Азии, направляет в Россию свою первую миссию из 80 наблюдателей в преддверии президентских выборов, которые состоятся 18 марта. Позднее к ним присоединятся еще 420 наблюдателей из стран ОБСЕ, в том числе, из США.

Наблюдение за выборами является одной из основных задач этой организации. В подписанном летом 1990 года министрами иностранных дел стран ОБСЕ «Копенгагенском документе» изложены основополагающие стандарты выборов, которых обязаны придерживаться страны-члены. Среди них «право граждан добиваться политических или государственных постов в личном качестве или в качестве представителей политических партий или организаций без дискриминации», право «политических партий… соревноваться друг с другом на основе равенства перед законом и органами власти», «беспрепятственный доступ к средствам массовой информации на недискриминационной основе», а также «атмосфера свободы и честности, в которой никакие административные действия, насилие или запугивание не удерживали бы партии и кандидатов от свободного изложения своих взглядов и оценок».

Россия на протяжении многих лет не соблюдает эти обязательства. Последние выборы, которые, согласно оценке наблюдателей ОБСЕ, «соответствовали международно признанным демократическим нормам», состоялись 26 марта 2000 года. Начиная с выборов в Думу в 2003 году (они стали первыми после распада Советского Союза, которые европейские наблюдатели охарактеризовали как несправедливые), ни одно общенациональное голосование, ни одни парламентские и президентские выборы не соответствовали эти базовым критериям.

Согласно выводам наблюдателей ОБСЕ, голосование 2004 года, в результате которого Владимир Путин получил второй президентский срок, «не отражало должным образом принципы, необходимые здоровым демократическим выборам». Голосование в 2008 году, когда победил временно и номинально заменивший Путина Дмитрий Медведев, было проведено без наблюдателей от ОБСЕ, потому что российские власти ввели «суровые ограничения». На выборах присутствовал небольшой контингент наблюдателей из Совета Европы, который подтвердил, что выборы по-прежнему не являются свободными и справедливыми. Самый резкий обвинительный вердикт прозвучал в 2012 году после выборов, в результате которых Путин официально вернулся в Кремль. Наблюдатели ОБСЕ сделали заключение, что «реального соперничества не было», а из-за «злоупотребления государственными ресурсами не было ни малейших сомнений в том, кто станет победителем».

Как-то раз в среду вечером госсекретарь США вышел к трибуне в зале для брифингов и заявил: «Центральная избирательная комиссия только что огласила официальные результаты и объявила победителем действующего премьер-министра. Мы не можем признать этот результат легитимным, потому что он не отвечает международным стандартам, и потому что не было расследования по многочисленным и заслуживающим доверия сообщениям о мошенничестве и нарушениях». Госсекретарем в то время был Колин Пауэлл, и речь он вел не о российских выборах 2012 года, а о выборах на Украине в ноябре 2004 года. От моих украинских друзей мне известно, насколько важной оказалась такая недвусмысленная позиция ведущей демократии мира. Она воодушевила украинцев, которые вышли на улицы в знак протеста против сфальсифицированных выборов. В итоге произошла оранжевая революция, как стали называть это протестное движение, и результаты нечестных выборов были отменены.

Американская реакция на выборы 2012 года в России была совсем иная. Я никогда ее не забуду, потому что это был особый момент. На следующий день после выборов 5 марта десятки тысяч людей собрались на Пушкинской площади в Москве, находящейся в паре километрах от Кремля, и осудили сфальсифицированное голосование, которое дало Путину очередные шесть лет президентской власти. Помню море лиц и флагов, разлившееся перед нами, когда мы вышли на сцену. Там были все лидеры российской демократической оппозиции, в том числе, Борис Немцов, Алексей Навальный, Григорий Явлинский, Гарри Каспаров и другие. Когда собирались протестующие, Госдепартамент выступил с официальным заявлением, в котором подтвердил, что «выборы дали явного победителя, получившего абсолютное большинство голосов». Далее он объявил: «Соединенные Штаты поздравляют российский народ с проведением президентских выборов и надеются на сотрудничество с избранным президентом». Мы не понимали, чем были эти поздравления «российскому народу»: насмешкой или оскорблением.

Честно говоря, американское правительство было не одиноко. В тот же день премьер-министр Британии Дэвид Кэмерон позвонил Путину и поздравил его. Он сделал это одним из первых среди мировых лидеров, вместе с турецким президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом и руководителем Венесуэлы Уго Чавесом.

Долгие годы отношение западных демократий к выборам в России отличается поразительным двуличием. После того, как наблюдатели из стран ОБСЕ делают заключение, что выборы не были ни честными, ни справедливыми, руководители этих самых стран — демократически избранные президенты и премьер-министры — звонят Владимиру Путину и поздравляют его, по сути дела, с успешной кражей. Посмотрим, какие выводы наблюдатели от ОБСЕ сделают в марте, но о главном аспекте российских выборов 2018 года уже хорошо известно. Это отсутствие подлинной состязательности. В предварительном докладе наблюдательной миссии ОБСЕ отмечается, что самому сильному из оставшихся оппонентов Путина Навальному запрещено баллотироваться на том основании, что у него есть судимость, которую Европейский суд по правам человека признал «несправедливой и необоснованной».

На сей раз западные лидеры не должны поспешно поздравлять «победителя», награждая его международной печатью одобрения за очередную насмешку над демократическим процессом. Единственная приемлемая форма легитимности для государства-члена ОБСЕ в 21 веке — это свободные и честные выборы. Подтверждение сего факта — этот тот минимум, которого мы ждем от стран, гордящихся своей системой демократического управления и верховенством права.

США. Россия. Евросоюз > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 февраля 2018 > № 2488188 Владимир Кара-Мурза


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 февраля 2018 > № 2487122 Божо Ковачевич

Америка хочет повлиять на выборы в России: элите внушают, что без Путина будет лучше

Божо Ковачевич (Božo Kovačević), Telegram, Хорватия

Сложилась абсурдная ситуация: за выполнение антироссийских санкций ответственность несет администрация президента Трампа, которого подозревают в том, что избраться ему помогли русские хакеры и российские власти. В черном списке Министерства финансов значатся почти все соратники Путина из Кремля, руководители спецслужб, все члены правительства и 96 российских миллиардеров. Америка продолжает сеять беспокойство в среде российской политической и бизнес-элиты, которая обязана своим нынешним положением Путину.

В ответ на мнимое российское вмешательство в американские президентские выборы в 2016 году Конгресс США решил тоже вмешаться в российские президентские выборы, намеченные на этот год. Абсурдной ситуацию делает тот факт, что по закону «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (Countering Americas Adversaries Through Sanctions Act — CAATSA) за выполнение антироссийских санкций ответственность несет администрация президента Трампа, которого подозревают в том, что избраться ему помогли русские хакеры и российские власти.

Летом прошлого года, когда закон CAATSA принимался, президент Трамп высказывал возражения. Вот и теперь он не торопился исполнять этот закон и ждал до последнего момента, чтобы объявить список лиц, которых следует считать ответственными за российскую враждебную политику в отношении США. Список был опубликован 29 января в 23:50, то есть за десять минут до истечения срока его обнародования. Это говорит о явном нежелании администрации Трампа выполнять свою законную обязанность.

Черный список Трампа со всеми людьми Путина из Кремля

Похоже, никто в администрации, в особенности в Министерстве финансов, которое подготовило требуемый список, особенно не трудился. В списке — все соратники президента Путина, работающие в Кремле, руководители спецслужб, парламентские лидеры и все члены правительства, а также 96 российских миллиардеров из списка «Форбс». Сразу после публикации списка кое-кто в России заявил, что список просто дает представление, «кто есть кто в России». Ведь никто нигде не разъяснял, почему та или иная персона оказалась в списке, и что для него или для нее это может означать.

Ситуацию запутывает уточнение Министерства финансов США о том, что попадание в список не означает автоматического введения санкций (сейчас или в будущем) против его фигурантов. То же касается и секретного доклада, представленного Конгрессу. В докладе якобы приведены имена лиц и названия компаний, которые подозреваются в коррупционной деятельности. Сам же министр финансов Стивен Мнучин (Steven Mnuchin) заявил, что санкции будут, и что они будут направлены против персон и компаний из секретного списка.

В Давосе американцы не хотели разговаривать с русскими

Хотя и было известно, что 29 января истечет срок обнародования списка, и ожидалось очередное обострение в отношениях между Вашингтоном и Москвой, членов российской делегации в Давосе все-таки удивил тот факт, что представители американской делегации избегали любых контактов с ними. Заместитель председателя правительства РФ Аркадий Дворкович, чье имя тоже оказалось в списке, пожаловался российским СМИ, что во время саммита в Давосе американцы не хотели с ним разговаривать.

На одной из дискуссионных панелей в Давосе президент «Внешторгбанка» Андрей Костин заявил в связи с только что анонсированными новыми санкциями против российских политиков и бизнесменов, что в случае полного отключения российских банков от межбанковской системы SWIFT России уже будет незачем оставлять своего посла в Вашингтоне. Герман Греф, президент крупнейшего российского банка «Сбербанк», заявил в этой связи, что в случае введения очередных широких американских санкций против России, холодная война покажется детской игрой.

Весьма сдержанная реакция России на санкции

Как будто прислушавшись к недавней рекомендации посла США в Москве Джона Хантсмана (Jon Huntsman) не реагировать эмоционально, представители российской политической и бизнес-элиты в первые часы после публикации списка оставались весьма сдержанны в комментариях. Михаил Федотов, председатель Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, заявил, что, как ему кажется, этот список составляли не политики, а бюрократы. Как и все бюрократы, составители были ленивы, поэтому просто скопировали с сайта Кремля список всех советников президента и внесли их в свой документ. Особенных интеллектуальных усилий для этого, по словам Федотова, не нужно. Правнук великого писателя Льва Николаевича Толстого и советник Путина по культуре Владимир Ильич Толстой считает, что по ошибке попал в этот список, ведь имущества за рубежом у него нет, а значит, экономические санкции ему не страшны. Уже упомянутый вице-премьер Дворкович сказал, что пока причин для ответных мер нет.

Президент Путин сначала посмеялся над санкциями, заявив, что нужно вспомнить старую пословицу «Собаки лают, а караван идет», и отметил, что контрмер не будет. Как сказал Путин, ожидая публикацию списка, российские власти рассматривали возможность резких ответных действий, но подобный список не дает поводов для них. Выступая перед активистами в рамках своей предвыборной кампании, президент заявил, что в американском списке «за каждым из людей и за каждой из структур стоят рядовые граждане нашей страны, трудовые коллективы, целые отрасли производства. То есть, по сути, всех нас, все 146 миллионов занесли в какой-то список. В чем смысл таких действий, я не понимаю».

Совершенно ясно, что санкции — это послание элите и олигархам

Несомненно, Путин понимает, о чем идет речь. Америка пытается посеять беспокойство в среде российской политической и бизнес-элиты, которая обязана своим нынешним положением Путину. Но и его президентское кресло зависит от этих людей. Поскольку предыдущие экономические санкции, рассчитанные на снижение уровня жизни российских граждан и на рост недовольств политикой Путина и его режимом, больше не приносят удовлетворительного результата, новая волна санкций призвана внести раскол в российскую элиту. США хотят внушить ее представителям, что внешняя политика Путина, которая привела к острой конфронтации с Америкой, может обернуться большими убытками. После распада СССР из России на Запад был вывезен капитал в размере пяти триллионов долларов, так что понятно: сегодня олигархам есть чего бояться.

Конечно, пока неясно, как можно ввести санкции против людей, которые не были законным образом осуждены за преступления, совершенные в США, и которых не осудил никакой международный суд, вердикты которого признают Соединенные Штаты. Если Америка решится конфисковать собственность у неугодных с политической точки зрения лиц, то может отпугнуть и тех, кто собирался инвестировать в США. Подобное решение, конечно, повлекло бы за собой и другие вопросы, в том числе, о характере правового государства в Америке и, что главное, о соблюдении конституционных и законодательных норм, касающихся неприкосновенности частной собственности. Тогда правовая неопределенность, из-за которой многие олигархи как раз и выводят свои активы из России на Запад, воцарится также в Соединенных Штатах.

Путин может использовать санкции в ходе кампании

Америка согласилась бы на сделку с российскими олигархами, которые в обмен на безопасность своего имущества в США начали бы действовать против Путина. В некоторых случаях они могли бы достичь определенных успехов. Кстати, некоторые из тех, чьи имена есть в списке, уже бежали из России. Правда, подобная американская политика может кое в чем даже помочь Путину. США открыто пытаются повлиять на внутреннюю ситуацию в России и на ход нынешнего предвыборного процесса. Это говорит о том, что Америка явно хочет усадить в кресло президента России человека, который будет проводить нужную американцам политику. Именно этот аргумент Путин может использовать в предвыборной кампании и набрать дополнительных очков в глазах избирателей, которые не хотят, чтобы Россия превращалась в западную марионетку.

То, что конгрессмены отчаянно настаивают на санкциях против России, отчасти является проявлением их фрустрации, связанной с тем, что на внешнеполитической арене Россия обошла США на Украине и в Сирии. Обвинения в адрес России сводятся к тому, что она вмешивается во внутренние дела других стран и поэтому должна быть наказана. Но подлинные причины таковы: Россия не позволила Америке достичь поставленных целей, поскольку США тоже хотели бесцеремонно вмешиваться во внутренние дела некоторых стран. У американцев есть и другая, возможно более веская, причина для расстройства. Если Россия успешно вмешалась в американские президентские выборы в 2016 году, то Америка просто обязана вмешаться в выборы президента России в 2018 году. Если окажется, что Россия действительно помогла Трампу победить, это станет доказательством российского успеха. Если Путин победит на выборах в марте 2018 года, то это станет очередным американским поражением.

Исторический опыт России наводит на размышления о том, почему ее величайшие победы доставались ей всегда намного большей ценой, чем тем, кого она побеждала. Советской победы во Второй мировой войне удалось достичь ценой огромного числа жертв, во много раз превосходящей число жертв других участвовавших в войне государств вместе взятых. А за территориальную экспансию СССР пришлось заплатить собственным распадом в 1991 году. Цена военной победы на Украине — изнурительные экономические санкции. Какой ценой России удастся справиться с последствиями недавних американских санкций, нам только предстоит узнать.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 5 февраля 2018 > № 2487122 Божо Ковачевич


США. Евросоюз. Россия. Весь мир > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > oilworld.ru, 2 февраля 2018 > № 2494172 Андрей Цыганов

ФАС России работает над выводом на биржевые торги муки и масличных культур.

Санкционные ограничения создают новую страницу в российской правоприменительной практике: Федеральная антимонопольная служба (ФАС) вынуждена искать новые пути регулирования для сделок с участием иностранных инвесторов. В меняющихся внешнеполитических реалиях ФАС смелее заявляет свои права и в международных сделках с участием глобальных игроков. О влиянии внешних ограничений на сделки в стратегических отраслях экономики, планах российского регулятора по созданию антикартельного аналога Интерпола, развитии товарных рынков в России в интервью "Интерфаксу" рассказал замглавы ФАС Андрей Цыганов.

- Не менее интересная тема касается развития биржевых торгов. 6 марта исполняется год с момента запуска торгов сахаром. Хочется услышать вашу оценку первых результатов, и понять, когда все-таки ваша инициатива с молоком и маслом будет реализована?

- Мне кажется, что запуск торгов сахаром показал, что интерес у производителей этого продукта большой, данные по объему торгов это наглядно демонстрируют. Проект оказался успешным, ничего другого я о нем сказать не могу.

Мы в ФАС на 100% убеждены, что любые проекты по развитию какой угодно экономической деятельности нуждаются, прежде всего, в формировании соответствующих институциональных механизмов. Институты рынка должны существовать, работать по определенным правилам, они должны быть понятны и прозрачны для участников рынка. Это касается и сферы естественных монополий, это касается электроэнергетики и железнодорожных перевозок. Если бы там была какая-то старая архаичная схема взаимодействия между участниками рынка "из девяностых", то мы бы до сих пор сидели в судах, и ничего бы у нас не получилось. И только совместные усилия государства и бизнеса привели к тому, что многие товарные рынки как часы работают, и там нет серьезных конфликтов.

Есть некая надстройка в лице биржевого комитета, которая определяет политику и правила, по которой эти организованные рынки должны работать. Ясно, что мы не вмешиваемся в работу бирж, что, если на то нет воли государства, то мы не понуждаем никого идти на биржу и торговать только там. По рынку нефти и нефтепродуктов были приняты совершенно четкие и обязательные государственные решения - вынь да положь 10% своего выпуска. По сахару этого нет, по удобрениям этого нет, по другим товарным группам этого тоже нет.

- А нужны такие решения на этих рынках?

- Я, честно говоря, далеко не уверен, что на этих рынках нам нужны такие жесткие правила, потому что на них и уровень конкуренции значительно выше. Ну что такое нефтяной сектор? Это в разные годы от 12 до 5 основных производителей. А вот попробуйте административно управлять пятидесятью или сотней тысяч производителей зерна. Поэтому там механизмы должны быть более мягкими и менее обязывающими, основанными прежде всего на экономическом интересе участников рынка. И мы видим этот потенциал у торгов сахаром.

Год назад Национальная товарная биржа (входит в группу "Московской биржи" (MOEX: MOEX)) реализовала основные мероприятия по торговле сахаром, разработала правила биржевых торгов, организовала весь необходимый процесс, запустила эти торги. Я не хочу все цифры приводить, но на самом деле получилось так, что если в марте объем заявок на торгах составлял 380 тонн, то к ноябрю он составил уже 2 тыс. 120 тонн, а общий объем торгов составил 8,5 тыс. тонн за 2017 год. Это хороший рост и вполне приличный объем. Получается, что мы видим практически постоянное и постепенное наращивание объемов торгов и развитие форм торгов. Потому что сейчас там уже есть форвардные договоры со сроком поставки до 180 дней. И здесь есть бесконечные возможности для развития производных инструментов торговли, у которых базисом является сахар.

- Неужели совсем проблем нет?

- Основные проблемы оказались в логистике. Рынок зерна показал нам в прошлом году, что самая главная проблема - это логистика, рынок сахара показывает то же самое, потому что аккредитация складов как точек поставки занимает достаточно длительное время. В 2017 году биржа работала на девяти сахарных складах, сейчас к аккредитации готовы еще 20, причем они находятся территориально достаточно распределенно, и это еще больше повысит эффективность биржевых торгов сахаром. Туда давно уже пора привлекать иностранцев, потому что это рынок, на котором есть профицит и его надо как-то сбросить.

- Каким образом предполагается стимулировать приход на биржу иностранных игроков?

- На прошлой неделе на пресс-конференции Игорь Артемьев говорил, что для стимулирования развития биржевой торговли разными торговыми группами было бы очень правильно вводить определенные механизмы: налоговые преференции, почему бы и нет, возможно, даже таможенные. У нас давно был такой проект, когда биржевой контракт становится у тебя неким аналогом таможенной декларации, позволяет по облегченной процедуре проходить таможенные формальности и быстро вывозить товар на другие товарные рынки. Мне кажется, это идея, которая заслуживает внимания, и я думаю, что мы в ближайшее время уже в деталях будем ее прорабатывать. Это касается не только сахара, это должно касаться всех товаров, которые торгуются на бирже, - и зерна, и нефть и нефтепродукты я тоже не исключаю.

- В какие сроки могут быть приняты такие решения?

- В этом году, я думаю, что это возможно, потому что видно, что стимулирующие меры нужны. И, кстати, это нам наглядно продемонстрировал рынок удобрений.

- За месяц торгов удобрениями на бирже была совершена только одна сделка - в день запуска торгов. Покупатели оказались не готовы или продавцы?

- Действительно, первые торги состоялись. Мы сразу говорили, что это торги, которые происходят в пилотном режиме. Всего один товар, всего одна торговая сессия пока. Прежде всего, скажем так, это для настройки софта и процедур было сделано. Понятно, что количество сделок нас не удовлетворяет, но я очень сильно надеюсь и практически уверен, что там динамика будет такая же, положительная.

- Что собираетесь делать для этого?

- Мы сейчас планируем на очередном заседании биржевого комитета посмотреть, проанализировать эту ситуацию с тем, чтобы Санкт-Петербургская биржа нам рассказала, как они дальше видят перспективы. Может быть, правила биржевой торговли нужно менять, может быть, базисы поставки нужно расширять или каким-то образом менять их географию, чтобы сделать это более привлекательным для российских поставщиков и потребителей. Но тут есть еще один момент - торги проводились в такой период, когда многие хозяйства практически на 90% сделали запасы под 2018 год, об этом говорят данные российской ассоциации производителей удобрений, поэтому если какие-то сделки и происходят, они делаются для покрытия маленьких разрывов и недостатков удобрений.

- А что с планами по молоку и маслу?

- Я считаю, что сухое молоко, сливочное и растительное масло - товары абсолютно пригодные для организации биржевой торговли, но мы будем работать, что называется, step by step. Зерно на биржу вышло, следующий этап - это выход на биржу муки и масличных культур. Ну а следом за этим, наверное, придет время и для масла, и для молока сухого.

- Есть мнение, что проблема развития биржевых торгов продукцией АПК в РФ - это вопрос страха производителей перед прозрачностью рынка. Вы согласны с этим?

- В определенной степени согласен. Ну что тут греха таить, на рынках многих сельхозпродуктов имеет место быть теневой наличный денежный оборот, потому что там без наличных денег что-то сделать очень сложно. Ты не будешь рассказывать человеку, который где-нибудь на границе Урала и Сибири в своей деревне выращивает сельскохозяйственную продукцию, о преимуществах свопов или форвардов. Опять же главная проблема не в неготовности самих крестьян, а, на мой взгляд, в неразвитости инфраструктуры рынка. А если бы была у него возможность получать все эти услуги по аутсорсингу, если бы даже банковский кредит был заменен товарным кредитом? Вот как мы сейчас покупаем автомобили, когда в подавляющем большинстве случаев потребительские товары сопровождаются кредитом, который дает сам производитель. Я считаю, что для АПК такой же точно механизм развития привлечения инвестиций в эти отрасли сработает. Если тебя будут под товар кредитовать компании-производители удобрений, ГСМ, техники, то это сильно уменьшит зависимость наших фермеров от банков, а банковская система еще развита не очень хорошо.

- Вы намерены в ближайшее время на практике эти меры реализовывать?

- Разумеется. Дело в том, что понимание того, как устроена эта отрасль, достаточно фрагментарное. Вот сейчас мы складываем в этом пазле разные кусочки, и уже понятно, какие меры будут наиболее эффективными. Они, кстати, отражены в Национальном плане развития конкуренции, который утвержден указом президента буквально месяц назад, они отражены в дорожной карте по развитию конкуренции в АПК, которую Минсельхоз в сотрудничестве с ФАС подготовил, - и она, на наш взгляд, получилась вполне хорошая. Я думаю, что ее реализация только лучше сделает жизнь российских аграриев и нас, потребителей.

- Вы уже упоминали про сделку Bayer и Monsanto, ваша служба предписала открыть доступ к технологиям. Пошел ли этот процесс?

- Буквально на днях была хорошая, многочасовая встреча нашего руководителя (И.Артемьева - ИФ) с должностными лицами этих компаний, мы обменялись позициями. Дело все в том, что эта сделка многоходовая. Наш закон говорит о чем? Если мы рассматриваем ходатайства, особенно такие сложные и большие, то мы имеем право выставить так называемые предварительные условия, что мы и сделали. Мы не говорим, что не хотим, чтобы эта сделка не была совершена. Мы понимаем прекрасно, что те компетенции, те технологии, которые эти компании приносят на российский рынок, очень важны для нас, но мы хотим, чтобы их более интенсивный приход на российский рынок не создавал выжженную землю. А наоборот, чтобы те российские компании, которые работают в этом секторе экономики, те стартапы, которые есть, те заслуженные институты РАН, которые работают в агропромышленной сфере, продолжали существовать. Чтобы они вместе с ними объединялись и двигали вперед мировую науку, мировую агропромышленную практику.

Поэтому единственным предварительным условием по данной сделке было создание определенных институциональных и регламентационных рамочек для того, чтобы осуществлять трансферт технологий. Кроме этого мы ничего от них не просим. У нас нет структурных требований при рассмотрении этой сделки, наши требования касаются только формирования механизма передачи технологий. Одним из элементов этого механизма является перечень возможных технологических решений, которые компании могут и должны, с нашей точки зрения, передавать своим российским потенциальным конкурентам и одновременно кооператорам. Вот детали трансфера технологий и являются сейчас предметом обсуждения.

- Но сроки поджимают, а собираются ли они идти навстречу?

- Время у нас еще есть, эта сделка рассматривается не только в России, она рассматривается во множестве зарубежных юрисдикций, практически во всех крупных, это и США, и ЕС, и Китай, и Индия, и Бразилия. Решения в этих юрисдикциях пока не приняты. На самом деле мне кажется, что глобальное закрытие этой сделки может произойти весной, но не в начале. Я думаю, что в те сроки, которые мы наметили, мы этот процесс завершим.

- На какой стадии сейчас рассмотрение ходатайства Fortum о приобретении активов "Юнипро" в России?

- Поступило ходатайство, мы над ним работаем, там тоже есть стратегические активы, оно подлежит рассмотрению и с точки зрения законодательства об иностранных инвестициях, и с точки зрения законодательства о конкуренции. Сейчас степень готовности высокая, документы по этой сделке, как это и предусмотрено нашим законом, находятся на согласовании с другими федеральными органами исполнительной власти, сроки - февраль. Я думаю, что теоретически есть возможность и на ближайшую правкомиссию успеть, если только она не состоится через неделю-две. А так на следующее заседание правкомиссии мы готовы ее вносить.

США. Евросоюз. Россия. Весь мир > Агропром. Внешэкономсвязи, политика > oilworld.ru, 2 февраля 2018 > № 2494172 Андрей Цыганов


США. Суринам. Гренада. ЛатАмерика. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 февраля 2018 > № 2480611

Россия возвращается на «задний двор» США

Бретт Форрест (Brett Forrest), The Wall Street Journal, США

Майами — Россия укрепляет свои позиции вблизи границ США — в Карибском регионе, который Москва покинула после окончания холодной войны и в который она теперь возвращается со своими инвестициями, дипломатией и военным оборудованием.

За последние несколько месяцев Россия наладила многосторонние отношения с крохотным государством Гренада, чье название хорошо знакомо многим американцам с тех пор, как президент Рональд Рейган вторгся туда в 1983 году, чтобы помешать укреплению позиций еще одного революционного правительства в Карибском регионе.

Сегодня позиции России в Карибском регионе стали «сильнее, чем когда-либо с момента окончания холодной войны», как сказал представитель лондонской консалтинговой фирмы Caribbean Council.

Сегодня ставки в соперничестве США и России в этом регионе остаются не слишком высокими по сравнению со ставками в эпоху холодной войны с ее Карибским ракетным кризисом и страхом перед возможным началом ядерной войны.

Однако это не может сдержать борьбу за влияние в Карибском регионе и Латинской Америке. Генерал Джон Келли (John Kelly), который сейчас занимает пост главы аппарата Белого дома, а в прошлом руководил Южным командованием США, в 2015 году сказал, что Россия президента Владимира Путина бросает США вызов в этом регионе.

В прошлом году преемник генерала Келли, адмирал Курт Тидд (Kurt W. Tidd) повторил эту мысль: Россия, по его словам, «использует инструменты мягкой силы в попытке бросить вызов лидерству США в Западном полушарии».

В четверг, 1 февраля, госсекретарь США Рекс Тиллерсон (Rex Tillerson) отправится сначала в Мексику, а затем в Аргентину, Перу, Колумбию и Ямайку в попытке укрепить отношения Вашингтона со странами этого региона.

Россия идет своим путем. Летом прошлого года Гренада открыла свое посольство в Москве и назначила своим послом в России Олега Фирера (Oleg Firer), который родился в Советском Союзе и который сейчас имеет двойное гражданство США и Гренады. В сентябре Гренада (численность населения — 111 тысяч человек) и Россия (140 миллионов человек) подписали соглашение о безвизовом режиме между ними. Целью Гренады являются инвестиции, развитие торговли и туризма.

На Карибских островах Россия налаживает связи с некоторыми из южных соседей США. Россия экспортирует свою продукцию в такие страны, как Антигуа и Барбуда, Барбадос, Куба, Доминика, Доминиканская Республика, Гренада, Гаити, Ямайка, Нидерландские Антильские Острова, Сент-Китс и Невис, Сент-Люсия, Тринидад и Тобаго.

«Для нас Россия — это ворота в Евразию, — сказал г-н Фирер, который родился на Украине и который выступал за расширение отношений с Москвой. — Мы видим в ней огромный рынок».

Правительства этих двух стран работают над соглашениями в области сельского хозяйства, энергетики, недвижимости и технологий. Осенью Global Petroleum Group, подразделение российского конгломерата «Система», обнаружило природный газ в водах Гренады.

«Мы не собираемся закупать оружие, — подчеркнул Николас Стил (Nickolas Steele), министр здравоохранения, социальной защиты и международного бизнеса Гренады. — Мы уже прошли этот путь в период прошлой холодной войны, когда мы поддержали одну конкретную доктрину, встали на сторону одной конкретной страны и тем самым навлекли на себя массу неприятностей. В настоящее время наши отношения основаны исключительно на экономической выгоде».

В продаже оружия нет ничего необычного для России. Осенью Москва заявила о том, что она готовится подписать соглашение о сотрудничестве в военной сфере с Суринамом, расположенным на северо-восточном атлантическом побережье Южной Америки.

Ниермала Бадрисинг (Niermala Badrising), посол Суринама в США, отметил, что Суринам также стремится наладить сотрудничество с Россией в области торговли, технологий и туризма. «Я полагаю, что, будучи маленьким государством, в смысле геополитического и геостратегического сотрудничества мы должны укреплять связи в различных сферах с различными странами», — сказал он.

В январе чиновники ВМС США сообщили, что в Карибском море был обнаружен российский шпионский корабль, направлявшийся к побережью Флориды. В прошлом году США засекли тот же корабль — «Виктор Леонов» — у берегов Коннектикута и Джорджии.

Некоторые эксперты расценивают маневры России как хорошо спланированный вызов лидерству США в этом регионе, как ответ на то, что российские чиновники считают вмешательством США и НАТО в дела Восточной Европы.

«Россия искала способ отправить стратегическое сообщение США: если вы с нами играете, мы тоже можем поиграть с вами на вашем "заднем дворе"», — объяснил Эван Эллис (Evan Ellis), профессор Института стратегических исследований Военного колледжа армии США.

Южное командование США, которое управляет военно-морской базой в заливе Гуантанамо, контролирует примерно 7 тысяч солдат в Карибском регионе и Центральной и Южной Америке.

Во время холодной войны Советский Союз предоставлял помощь Кубе, поддерживая своего коммунистического союзника в Западном полушарии, который служил противовесом деятельности НАТО в Европе.

Интерес России к Латинской Америке угас в 1990-х годах, но вновь возник после войны России и Грузии 2008 года, когда Даниэль Ортега (Daniel Ortega), бывший союзник Советского Союза, сумевший вернуться на пост президента Никарагуа, признал две грузинские сепаратистские республики, Абхазию и Южную Осетию, суверенными государствами.

Вскоре после этого г-н Ортега получил партию российских транспортных вертолетов. Кроме того, в 2008 году Россия провела военные учения в Карибском море вместе с ВМС Венесуэлы.

В течение следующих шести лет российское агентство «Рособоронэкспорт», занимающееся экспортом оружия, заключило соглашения с несколькими странами Латинской Америки.

По данным Стокгольмского института исследования проблем мира, с 2001 по 2013 годы Россия продала Латинской Америке оружие на сумму в 14,5 миллиарда долларов — это примерно 40% импорта оружия в этом регионе. Большая часть этих соглашений была подписана с Венесуэлой.

После начала украинского кризиса в 2013-2014 годах Россия стала еще активнее укреплять свои связи со странами Западного полушария. Г-н Путин посетил Аргентину, Бразилию, Кубу и Никарагуа.

Среди проектов, к реализации которых Россия приступила с тех пор, можно назвать соглашение с Никарагуа 2015 года, разрешающее российским кораблям заходить в порты этой страны; поиски месторождений природного газа и ядерные исследования в Боливии; строительство гидроэлектростанции в Эквадоре; бокситовые рудники на Ямайке и Гайане, которыми руководит United Co. Rusal, глава которой Олег Дерипаска принимал участие в деловых проектах, имевших большое значение для Кремля.

Российские компании и государственные агентства также поддерживают автомобилестроение, производство электроэнергии и добычу нефти на Кубе, а российский нефтяной гигант «Роснефть» поддерживает тесные связи с венесуэльской государственной нефтяной компанией Petróleos de Venezuela.

Снижение уровня импорта США может заставить государства Карибского региона начать налаживать торговые отношения с другими странами. В 2016 году объемы импорта США из 17 стран Акта об экономическом возрождении Карибского бассейна снизились в течение пяти лет до 5,3 миллиарда долларов с 11,9 миллиарда долларов в 2012 году.

Среди стран, которые оценили потенциал налаживания связей с Россией, оказалась Ямайка, которая в 2016 году назначила своего консула в России. У Антигуа и Барбуды тоже есть свой консул в Москве, как и у государства Сент-Винсент и Гренадины.

«Мы сохраняем наши традиционные отношения, но в то же время мы стремимся наладить новые отношения, — сказал г-н Стил из правительства Гренады. — Не стоит ожидать, что островное государство сможет развиваться в одиночку».

США. Суринам. Гренада. ЛатАмерика. РФ > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 2 февраля 2018 > № 2480611


США > СМИ, ИТ. Транспорт > inosmi.ru, 2 февраля 2018 > № 2480588

«Гугл Флайтс» будет предсказывать задержки авиарейсов — до того, как об этом объявят авиалинии

Сара Перес (Sarah Perez), TechCrunch, США

Компания «Гугл» (Google) представила несколько новых функций на своем сервисе «Гугл Флайтс» (Google Flights), чтобы помочь авиапассажирам в одном важном аспекте их поездок, который вызывает огромное недовольство. Теперь этот сервис будет прогнозировать задержки рейсов и предлагать более дешевые тарифы эконом-класса, разъясняя все их особенности. Что касается задержек, то «Гугл Флайтс» не станет вытягивать информацию о них из авиакомпаний. Нет, он будет обрабатывать данные о предыдущих задержках конкретного рейса, используя алгоритмы машинного обучения, и таким образом станет предупреждать о них еще до того, как это сделают сами авиалинии.

Как объяснили представители «Гугл», сочетание данных и алгоритмов искусственного интеллекта позволит компании заранее прогнозировать некоторые задержки без какого-либо официального подтверждения. По их словам, уведомления о возможной задержке появятся в приложении лишь в том случае, если система вычислит ее вероятность более чем на 80%. (Конечно, в аэропорт все равно придется ехать без опоздания, но по крайней мере, вы будете знать, что вас там ждет.)

Сервис также расскажет о причинах задержки, будь это погодные условия или опоздание самолета.

Компания отмечает, что пассажиры смогут следить за статусом рейса по его номеру, по названию авиалинии и по летному маршруту. Информация о задержке рейса появится в результатах поиска.

Еще одна новая функция поможет пассажирам разобраться в базовых тарифах эконом-класса и в том, какие услуги включены в цену билета, а какие нет.

Такие низкозатратные тарифы порой являются единственной возможностью для небогатых путешественников, однако там могут быть различные ограничения, которые разнятся от одной авиакомпании к другой.

«Гугл Флайтс» покажет, каковы эти ограничения, скажем, можно ли использовать полки для ручной клади, заранее выбрать место, и надо ли платить за дополнительный багаж. Сначала сервис будет делать это для таких авиакомпаний как «Американ», «Дельта» и «Юнайтед» (American, Delta и United).

За месяц до этого «Гугл Флайтс» включил в число своих услуг такие функции как отслеживание цен на билеты и поиск отелей.

Новые дополнения предназначены прежде всего для начинающих сервисов, таких как «Хоппер» (Hopper), который только что подключил поиск отелей и использует большие массивы данных для анализа цен на авиабилеты и прочих факторов, или «ТрипИт» (TripIt), ставший своего рода конкурентом для приложения путешествий «Гугл Трипс» (Google Trips), которое недавно начало информировать о времени ожидания в очередях на контрольных пунктах системы безопасности. (Поскольку «Гугл» уже известны часы пик в аэропортах, так как компания отслеживает перемещения людей через «Гугл Мэпс» (Google Maps), то нет ничего удивительного, что следующим шагом стало информирование о времени ожидания при проверке.)

Эти функции также вполне реально демонстрируют возможности «Гугл» в вопросах машинного обучения и составления больших массивов данных, особенно что касается прогноза задержек рейсов. Но поскольку вы не можете предпринять никаких действий, пока авиакомпания не сделает официальное объявление, они лишь добавят вам беспокойства, которого и без того хватает во время хлопотных поездок.

США > СМИ, ИТ. Транспорт > inosmi.ru, 2 февраля 2018 > № 2480588


Россия. США > Образование, наука > fadm.gov.ru, 1 февраля 2018 > № 2482868

Российская делегация приняла участие в международном форуме ЭКОСОС

Вчера в Штаб-квартире ООН в Нью-Йорке завершил свою работу VII Молодёжный форум ECOSOC/ЭКОСОС. С 2012 года Форум привлекает молодёжь к обсуждению Целей развития тысячелетия и повестки дня в области развития на период после 2015 года.

Он является эффективной площадкой для совместной работы руководителей «молодежных» министерств и ведомств над созданием инструментов для реализации целей устойчивого развития. Также он предоставляет уникальную возможность молодёжи высказать свое мнение на площадке Штаб-квартиры ООН, обменяться идеями и вместе подумать над тем, какой вклад могут внести сами молодые люди в достижение этих целей.

На Форуме ЭКОСОС, который проходил в прошлом году, важной составляющей повестки была презентация программы Всемирного фестиваля молодежи и студентов. Представительная делегация из Российской Федерации тогда только анонсировала этапы подготовки, условия участия и программу привлечения Общественных послов. ВФМС по общему признанию, стал самым масштабным событием2017 года в области мировой молодежной политики.

В этом году на форуме ЭКОСОС в ходе пленарного заседания, посвященного обсуждению средств продвижения и реализации молодежной политики и осуществления Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030, также актуализировали Фестивальную тематику. Заместителю руководителя Федерального агентства по делам молодежи Екатерине Драгуновой предложили на примере ВФМС рассказать о необходимости предоставлять молодым людям возможности для международных обменов, а также спросили о способах стимулирования развития мирового молодежного межкультурного диалога в целях укрепления мира и устойчивого развития.

Екатерина Драгунова представила присутствующим на заседании иностранным коллегам итоги Фестиваля, рассказала о рекордном количестве участников и высоком уровне заинтересованности молодых людей в мероприятиях образовательной и культурной программ. Драгунова отметила: «Участие в подобных мероприятиях дает молодым людям возможность повысить социальные и межкультурные навыки. Общаясь с представителями других стран, молодые люди получают не только знания об этих странах, но и уникальный опыт взаимодействия с людьми различных культур, что способствует развитию толерантности, пониманию культурных особенностей при общении и совместной работе, а также осмыслению собственной культуры».

Рассказывая об опыте Федерального агентства по делам молодежи в организации и проведении международных молодежных обменов, Екатерина Драгунова акцентировала внимание на пользе погружения в социально-культурную среду другого государства: «Важно отметить, что международные обмены способствуют развитию навыка принятия решений с учетом потребностей и мнений всех заинтересованных сторон, помогают осознать общие вызовы и угрозы, стоящие перед странами, и вовлечь молодых людей в их разрешение, а также дают возможность молодежи принимать активное участие в деятельности, направленной на устойчивое развитие мира».

Напомним, организатором Форума ECOSOC/ЭКОСОС выступает Экономический и Социальный Совет, который занимает центральное место в деятельности системы Организации Объединенных Наций по продвижению всех трех аспектов устойчивого развития — экономического, социального и экологического.

Россия. США > Образование, наука > fadm.gov.ru, 1 февраля 2018 > № 2482868


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > newizv.ru, 1 февраля 2018 > № 2482786 Андрей Мовчан

Андрей Мовчан: «кремлёвский доклад» оказался откровенной халтурой

Причем халтурой сделанной совершенно сознательно: авторы доклада сами указывают на низкий уровень подготовки материалов.

Когда читаешь так называемый «кремлёвский доклад», сделанный по поручению Конгресса США, сразу понимаешь, что что-то в этой работе сразу пошло не так, - пишет директор программы «Экономическая политика» Московского Центра Карнеги Андрей Мовчан на сайте этой организации. Хотя казалось бы, целых полгода тяжелой работы...

«Первое, что бросается в глаза,– это ничтожный объём открытой части доклада: всего девять страниц, из которых семь – списки по одной фамилии в строке. На двух страницах текста треть занимает повторение «задания», а остальные две трети – короткое объяснение сути доклада, а именно:

1.Исполнители поняли задание очень узко – они лишь приготовили списки лиц, не занимаясь вопросами их активности, взаимосвязей с властью в России, происхождения капитала, неформальной роли в российской иерархии.

2. Для формирования списков использовались открытые публичные источники, то есть никакой «разведывательной» или даже аналитической работы не проводилось принципиально.

3. Для попадания в список использовались формальные критерии – работа на высшем уровне в федеральных органах власти или квазигосударственной организации (под «квазигосударственными» разработчики понимают организации с более чем 25% государственной собственности и оборотом от $2 млрд) или подозрение во владении состоянием свыше $1 млрд, по версии «публичного источника информации».

В открытой части доклада проигнорированы сразу 95% запросов, которые были перечислены в задании Конгресса...».

Более того, авторы доклада сами указывают на низкий уровень подготовки материалов, и замечают, что включение лица в данный доклад ничего не означает, не может быть основанием ни для каких действий или бездействия, не служит указанием на необходимость или наоборот – запрет на какие-либо действия или бездействия и не имеет никакого отношения к процессам введения санкций. Источниками же информации «заслуживающими доверия» они считают номер журнала Forbes со списком 200 богатейших людей России, а также сайты администрации президента РФ и правительства России, тогда как следов других источников в докладе не обнаружено.

«Только предельная ограниченность источников позволяет объяснить тот факт, что в списке отсутствует руководство Центробанка России или руководители регионов, кроме Москвы и Петербурга, глава «Роснано», Россельхозбанка, или, например, Алексей Кудрин. Конечно, про то, что в России есть регионы и ЦБ, американцы, у которых вместо этого штаты и ФРС, вполне могли и не знать; в конце концов, ЦРУ – это не кафедра исследований славянских стран Гарвардского университета, - иронизирует автор.

Забавно, по мнению эксперта, выглядит и сам список, в котором с нынешними королями бизнеса соседствуют «звезды» прошлых десятилетий, о которых уже много лет ничего не слышно. Принцип построения списка прост: из журнала Forbes за 2016 год отобраны те, кто владеет состоянием более $1 млрд. Этот принцип называется «принципом Полонского», бывшего олигарха от недвижимости, который сбежал от кредиторов, разорился, был пойман и сидел в тюрьме. Он известен крылатой фразой: «У кого нет миллиарда, могут идти в жопу!»

Стоит ли говорить, что этот список давно устарел и многие его фигуранты потеряли бизнес, уехали из России и никак не связаны с Путиным. Удивительно, что ЦРУ об этом не знает и полагается на данные Forbes.

Но не верит эксперт и в то, что открытая часть доклада всего лишь ширма, за которой скрывается закрытая часть, а в той собраны результаты настоящего расследования, проведенного ЦРУ. Ведь и сами авторы предупреждают читателя от использования выводов доклада, да и документ-ширма не должен содержать грубых фактических ошибок, забытых кусков и анахронизмов...

«Скорее всего, - предполагает Мовчан, - перед нами весьма не тонкий способ дать конгрессменам понять: отстаньте от нас с вашими глупостями, мы делаем важную работу, на ваши запросы такого рода у нас нет времени, не ждите от нас сотрудничества по теме...» То есть эта халтура сделана совершенно сознательно, причем по сигналу власти о том, что «хотя шоу должно продолжаться, но широких публичных акций не будет, всё, надо спускать на тормозах».

Косвенно это подтверждают и многочисленные твиты чиновников США, в которых они ясно дают понять, что вовсе не нуждаются в докладе для того, чтобы что-то менять, всё в порядке.

То есть доклад, - убежден автор, - останется формальностью, и санкционный процесс будет идти каким-то своим чередом. Это видно и по тому, что рубль и российские акции после публикации доклада растут, а банк одного из попавших в список олигархов даже объявил о размещении международных долговых обязательств.

Вероятно, конечно, что у лиц, попавших в доклад, будут появляться какие-то проблемы, но не слишком большие.

«Ну а мы будем теперь ждать нового шоу – ЦРУ опаздывает с докладом об эффекте расширения санкций на суверенный долг России. И третьим актом, через полгода, выйдет доклад о незаконной финансовой активности Российской Федерации, на который ЦРУ было дано целых 12 месяцев. Выйдет он в августе, а значит, используемый в нем список Forbes будет на целый год новее...» - язвительно заключает Мовчан.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > newizv.ru, 1 февраля 2018 > № 2482786 Андрей Мовчан


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 31 января 2018 > № 2483975 Алексей Фирсов

Капиталы под подозрением. «Кремлевский список» меняет восприятие бизнеса

Алексей Фирсов

социолог, основатель центра социального проектирования "Платформа", председатель комитета по социологии РАСО

Американцы могли сыграть на раскол бизнес-сообщества: создать две группы, участники которых волей-неволей косились бы друг на друга. Одни жались бы к Кремлю, другие парили в глобальном пространстве. Но «гуртовой» подход при составлении списка показал, что здесь все равны

Публикация «кремлевского списка» серьезно меняет восприятие и самоощущение российского бизнеса. Уже было много иронии по поводу создания этого продукта: взяли рейтинг Forbes, объединили с АТС-1 или данными на сайте правительства. Без гибкости, без индивидуального подхода, таргетирования. Словно не учились в бизнес-школах. Хотя возможно, именно в таком пренебрежении к индивидуальности и выразил себя жест презрения со стороны американской администрации: неинтересно копаться в ваших историях. Заработали миллиард и, по логике Сергея Полонского, идите... в пул.

Альтернативой этому простому объяснению служат более изощренные версии. Например: такой обширный список обессмысливает сам себя. Включив в него почти всю российскую бизнес-элиту, Минфин США сделал практически невозможной жесткую санкционирую политику. Не в этом ли и состоит замысел Трампа, недовольного тем, что Конгресс отстранил его от контроля за санкционной политикой в отношении России, — спрашивали эксперты-конспирологи.

И хотя более поздние разъяснения американской стороны дезавуировали эту позицию, все же публичный настрой пока не кажется драматичным. Фигуранты списка хранят стоическое молчание, за них говорят эксперты. Самое страшное не наступило, а значит, возможно, и не наступит.

Но как бы там ни было, какие бы детали ни скрывались в секретной части доклада, мир уже не будет прежним. Какое развитие получат теперь персональные бренды российской бизнес-элиты? Подведем предварительные итоги изменениям в картине делового мира.

Бизнес начинает делиться не только по масштабу, отраслям, качеству брендов и своим лоббистским возможностям, но и по месту в сложной иерархии санкционных рисков.

В западной интерпретации появляется простое объяснение сложному явлению. Что такое близость Путину? Это когда у тебя много денег. Следующий вывод: без Путина создать капитал в стране невозможно.

Крупный капитал априори оказывается под подозрением. Кто еще хочет видеть себя внутри Forbes?

Открытость становится признаком уязвимости. Риск-менеджмент по поводу публичной информации в бизнесе существенно вырастает.

Связи с государством и использование инструментов господдержки перестают казаться однозначным конкурентным преимуществом. Теперь они расцениваются в контексте глобальных рисков.

Но и полная нейтральность, создание бизнесов с нуля, провинциальная локация и другие моменты, казалось бы, снижающие уровень подозрений, в данном случае не сработали. Другое дело, эти факторы могут быть учтены в будущем.

Не сработали также серьезные бизнес-инвестиции ряда фигурантов в зарубежные активы, которые должны были обеспечить позиции в западном истеблишменте. Не дали эффекта серьезные репутационные программы на Западе. Лоббистских ресурсов, созданных на их основе, оказалось недостаточно.

Возможно, у ряда предпринимателей была полноценная иллюзия: мы приняли правила игры, проделали большой путь развития, мы уже практически свои в глобальном мире. «Кремлевский список» немного выравнивает эти гиперболы.

Собственная политическая позиция, либеральная риторика и прогрессивное визионерство предпринимателей имеют минимальное значение. Здесь, правда, надо понимать различие западной и национальной логики. В США принято считать, что если ты не согласен с проявлениями курса, то подаешь в отставку. Российский подход более компромиссный: если я уйду, то лучше не станет, а станет, скорее всего, хуже. Поэтому надо стиснуть зубы, но держаться.

Есть заметные различия между первой санкционной волной (2014 года) и новым «набором». Три года назад произошла определенная героизация попавших под санкции бизнесменов: круг их был крайне узок, а мотивом давления являлась крымская история, находившаяся на волне массового энтузиазма. Кроме того, в публичном поле активно говорили об альтернативном пути — развороте на восток, к Китаю, который стал крайне моден в тот период. Теперь подобная реакция вряд ли возможна.

Списочная история демонстрирует высокий уровень уязвимости, нестабильности российской элиты. Элита не смогла выработать встречную идею, сформулировать собственный запрос, выжидая, собираясь нырнуть под волну или занимаясь тихим и бесполезным лоббизмом. Что мы слышали последние месяцы? Разговоры о несправедливости мирового устройства.

Американцы могли поступить тоньше, сыграв на раскол бизнес-сообщества. Для этого — ограничить свой формальный метод и провести изощренную содержательную границу между теми, кто внутри, и вне круга. Так сказать, создать две группы, участники которых волей-неволей косились бы друг на друга. Одни жались бы к Кремлю, другие парили в глобальном пространстве. Однако «гуртовой» подход показал, что здесь все равны и все разобщены без лишних приемов. Разные нюансы, калибровки, имиджевые тюнинги — все это работает только до определенного уровня.

В российском публичном пространстве была запущена лишь одна компенсаторная идея, суть которой сводилась к тому, что напуганные российские бизнесмены заберут деньги с иностранных счетов и вернут их в Россию. Из этого можно сделать неплохую телевизионную картинку. Но насколько эта надежда отражает реальность?

Теоретически можно было бы также допустить, что санкции могут активировать власть на запуск серьезных институциональных изменений, нацеленных на раскрытие внутреннего потенциала страны. Однако заметная часть экспертов считает более вероятным мобилизационный подход. Возможна и реализация обоих сценариев сразу: с одной стороны, возникнет реформаторская стратегия, с другой — ряд силовых акций, призванных продемонстрировать полный контроль над ситуацией.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции > forbes.ru, 31 января 2018 > № 2483975 Алексей Фирсов


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 31 января 2018 > № 2482544 Семен Новопрудский

Белый «Дом-2»

Семен Новопрудский о главных адресатах «кремлевского доклада»

Поскольку я не олигарх, а также никогда не был и — надеюсь — не буду (тьфу-тьфу) связан лично ни с какой властью никакого государства планеты Земля, то и про новый «санкционный» список США, так называемый «кремлевский доклад», могу рассуждать исключительно как сторонний наблюдатель. Хотя при определенных обстоятельствах от этого документа могут зависеть буквальные судьбы России и нас, здесь живущих.

Парадокс в том, что этот список из 210 фамилий (в открытой части), представляющий собой, говоря по-умному, контаминацию, а по-простому — наложение списочного состава администрации президента России и правительства на списочный состав первой сотни наиболее богатых россиян по ежегодному рейтингу Forbes, направлен по сути всего против двух людей.

Одного зовут Владимир Путин, а другого — Дональд Трамп. Причем пока даже непонятно, против кого сильнее.

Реакция на этот доклад в России, в том числе вроде бы вполне продвинутых экономических журналистов (они в данном случае должны быть более информированы и менее ангажированы, чем политические журналисты и тем более чем сами российские политики), меня несколько удивила.

Многие комментаторы почему-то сочли документ нелогичным. Хотя нет ничего более логичного, чем перечислить в качестве имеющих отношение к российской власти непосредственно ключевые фигуры этой власти и самых богатых бизнесменов, которые не стали бы миллиардерами без таких политических связей. И которые к тому же являются владельцами всех главных российских бизнесов и ключевыми инвесторами крупнейших государственных проектов.

Да, в списке есть давно не существующие в актуальной российской политике и не живущие в России персоны вроде Елены Батуриной или водочного магната Юрия Шефлера, но это мелкие бюрократические издержки. Конечно, можно спорить, почему в перечне нет, например, главы Центризбиркома Эллы Памфиловой или Анатолия Чубайса (хотя они точно не являются сколько-нибудь влиятельными персонами именно в политическом смысле). Но вот, например, отсутствие там губернаторов (помимо Собянина и Полтавченко) вполне логично. Среди всех российских региональных лидеров только один — Рамзан Кадыров — действительно является политиком, если не определяющим, то олицетворяющим политический курс страны. Остальные главы регионов в большой политике не участвуют. Как и лидеры думских партий — тут Минфин США все правильно понял.

Сильно преувеличенными мне кажутся разговоры о том, что этот список — прямое объявление холодной войны России. Эта холодная война идет давно (началась она еще до Крыма и Донбасса, с дела ЮКОСа, «Акта Магнитского» и нашей на него реакции). Ее активно подогревают обе стороны и активно используют в корыстных внутриполитических целях.

С другой стороны, сильно преуменьшенными кажутся оценки некоторых вроде бы не сильно политизированных российских комментаторов (в частности, экономиста и публициста Андрея Мовчана), что этот список вообще ничего не означает и ни на что не влияет.

По сути, это классическое ружье, повешенное по ходу пьесы над сценой. Может и выстрелить — в зависимости от воли драматурга и режиссера. Жест в политике часто важнее прямого действия, угроза — важнее конкретного решения.

Администрация США получила легальный (по американским меркам) бессрочный рычаг давления на российскую элиту. А поскольку наша политическая и бизнес-элита пока не только космополитична, но ориентирована еще и конкретноо на Запад (а не на Азию) в плане устройства личной жизни, то этот инструмент в любой момент можно привести в действие. И стратегия «зарабатывать в России — жить на Западе» для многих представителей нашей элиты будет закрыта: придется выбирать не столько лояльность или нелояльность российской власти, сколько постоянное место жительства.

А вот считать «кремлевский доклад» способом давления на российские президентские выборы, на мой взгляд, просто нелепо. Влиять на выборы можно только там, где есть хотя бы два относительно равных конкурента и возможен непредсказуемый результат, как было США во время борьбы Дональда Трампа с Хиллари Клинтон. Россия-2018 – явно не тот случай.

Неужели, прочитав или послушав новости про «кремлевский доклад», путинский электорат массово ринется голосовать за Ксению Собчак или Павла Грудинина? Как говорил Станиславский, «не верю».

А вот на послевыборную российскую жизнь этот перечень влияние оказать способен. Во-первых, он будет серьезным сдерживающим фактором для новых резких телодвижений России во внешней политике в «крымском» духе. Во-вторых, есть опасность начала охоты на ведьм внутри России. Логика «не попал в список Минфина США — значит, агент Госдепа» может, увы, оказаться в отдельных случаях руководством к действию.

Но главное, что пока, на мой взгляд, недооценивается в этом документе — его потенциальное влияние на американскую внутреннюю политику. Да, пока никаких новых санкций не вводится, а сам доклад выглядит как реферат-отписка не слишком усердного студента строгому и нелюбимому преподу. Но с учетом пламенного желания Трампа баллотироваться на второй (и в США — точно последний) президентский срок, а также роли России в его президентстве (американскому президенту приходится каждый день доказывать, что он не «агент Кремля) этот список «подвешивает» американский Белый дом едва ли не сильнее, чем российский.

Человек, который хочет «снова сделать Америку великой», но при этом искренне великим, похоже, считает только себя, едва ли сможет игнорировать давление обеих палат американского парламента, если части республиканцев и почти всем демократам покажется, что Трамп «слишком мягок к России». Иначе второго срока Трампу не видать, как собственных ушей.

В любом случае мы имеем дело с тупиком в российско-американских отношениях, но «подвижным», динамическим. Ситуация не стоит на месте, она опасно развивается. России надо менять свою внешнюю политику вовсе не ради отмены или смягчения американских санкций — а потому, что мы часть западной цивилизации, как бы нам ни хотелось прикинуться отдельной цивилизацией или частью азиатско-исламского мира. Америке необходимо снижать градус конфронтации с Россией хотя бы потому, что это две главные военные державы мира с самым большим ядерным потенциалом. А общая ситуация в мире такова, что Третья мировая война уже не кажется метафорой.

Ну и конечно, обеим сторонам важно осознать, что в тупик свои отношения заивели они обе, а не только «тот, другой, недоговороспособный партнер». Пока мы будем валить вину друг на другая, считая себя во всем правыми, а также «белыми и пушистыми», конфронтация не прекратится. Тем более что горячей войны друг с другом Россия и США не могут себе позволить по определению — она терминальна для всего мира. А победителей в холодных войнах не бывает. Примерно 30 лет назад Западу казалось, что он победил в такой холодной войне, но это явно была иллюзия. Пока проигрываем мы все.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 31 января 2018 > № 2482544 Семен Новопрудский


США. Россия > Образование, наука > fadm.gov.ru, 31 января 2018 > № 2479275

По пути устойчивого развития. Молодежный форум ЭКОСОС начал работу в Нью-Йорке

Сегодня в Нью-Йорке, в штаб-квартире ООН начал свою работу Молодежный форум ЭКОСОС. Форум проводится с 2012 года и зарекомендовал себя как эффективная платформа Организации Объединенных Наций для политических дискуссий молодых людей. Форум позволяет молодежи и представителям молодежных организаций взаимодействовать с государствами-членами ООН, а также изучать пути и средства содействия развитию молодежи.

Форум этого года продолжит ранее заложенные традиции и предоставит молодым людям возможность поделиться своими взглядами на будущее, принять участие в реализации и обсуждении Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года.

В состав российской делегации вошла заместитель руководителя Федерального агентства по делам молодежи Екатерина Драгунова. Наряду с руководителями «молодежных» министерств различных стран, представителями молодежных организаций и другими высокопоставленными ораторами Екатерина Драгунова примет участие в заседании интерактивного круглого стола. Участники площадки обсудят, какие средства необходимы для осуществления Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030, и для того, чтобы обеспечить молодым людям возможности реализовать свой потенциал.

Также в рамках Форума состоятся пленарные заседания с участием представителей молодежных организаций, высокопоставленных лиц и других основных докладчиков. Программа включит тематические и региональные секционные площадки. Во время интерактивных сессий модераторы будут активно привлекать аудиторию, используя социальные сети, с соответствующими вопросами, связанными с темой обсуждения.

В течение Форума участники поделятся передовым опытом, который будет полезен для государств-членов ООН и других заинтересованных сторон. Представители организаций, возглавляемых молодежью и ориентированные на молодежь, также получат возможность представить свое мнение по развитию молодежи и вовлечению

ее в актуальные темы.

Молодежный форум ЭКОСОС 2018 года возглавляется Президентом ЭКОСОС и организован Департаментом по экономическим и социальным вопросам, Канцелярией посланника Генерального секретаря по делам молодежи совместно с Межучережденческой сетью ООН по вопросам развития молодежи в частности с ее Рабочей группой по вопросам молодежи и ЦУР, а также созываемой Основной группой ООН по делам детей и молодежи, Международного координационного совещания молодежных организаций и Глобального молодежного совета.

США. Россия > Образование, наука > fadm.gov.ru, 31 января 2018 > № 2479275


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 30 января 2018 > № 2484004 Арег Галстян

Ближний круг. Какими будут последствия «кремлевского доклада»

Арег Галстян

американист

Рекомендации к внесению в санкционный список получили Юрий Ковальчук, Геннадий Тимченко, а также Аркадий и Борис Ротенберги. Именно этих бизнесменов власти США считают доверенными людьми Путина

Министерство финансов США предоставило Конгрессу специальный доклад со списком высокопоставленных российских политиков и бизнесменов, в отношении которых могут быть разработаны и приняты различного рода санкции и ограничения. В преамбуле отмечается, что перечисленные лица были отобраны исходя из близости к правящему режиму и их нетто стоимости. Выборка была осуществлена на основе объективных критериев, касающихся должности конкретного политического деятеля или нетто стоимости в 1 миллиард долларов и выше для олигархов.

Документ, над созданием которого активно работали ведущие эксперты из мозговых центров The Atlantic Council и RAND Corporation, разделен на несколько частей. Первый раздел посвящен политическим деятелям и поделен на три отдельных списка: «администрация президента», «кабинет министров» и «другие высокопоставленные лица».

В первом списке 43 фамилии крупных чиновников-тяжеловесов, среди которых Антон Вайно — руководитель администрации президента, его первые заместители – Алексей Громов и Сергей Кириенко, а также пресс-секретарь Дмитрий Песков. Рядом с фамилиями Вайно, Кириенко и Пескова отсутствуют «звездочки», которыми отмечены политики, на которых уже наложены санкции, поэтому «особо рекомендуемые» для потенциального попадания в санкционный список. В президентской администрации таких чиновников всего 8: Алексей Громов, Владислав Сурков, Владимир Козин, Андрей Фурсенко, Игорь Щеголев, Сергей Глазьев, Олег Белавенцев и Сергей Меняйло.

Все члены кабинета министров (31 человек) попали под удар, включая самого премьера Дмитрия Медведева, главу МИД Сергея Лаврова и министра обороны Сергея Шойгу. На «особом счету» находятся заместители председателя правительства Дмитрий Козак и Дмитрий Рогозин. Среди «иных высокопоставленных лиц» стоит отметить спикера Совета Федерации Валентину Матвиенко, директора Службы внешней разведки Сергея Нарышкина, спикера Государственной Думы Вячеслава Володина и секретаря Совета безопасности Николая Патрушева. Таким образом, официальный Вашингтон посылает совершенно четкий и ясный сигнал российской политической элите — под прицелом санкционной политики находятся все и каждый, вне зависимости от их положения, статуса и занимаемой должности.

В третий список американцы внесли российских бизнесменов и олигархов, которые, по мнению Вашингтона, тесно связаны с политической элитой Кремля. Таковыми теперь Соединенные Штаты считают Леонида Михельсона F 1 — самого богатого человека в России с состоянием в $14,4 млрд, Александра Мамута F 40, Владимира Потанина F 8, Юрия Мильнера F 31, Андрея Мордашова F 2, Михаила Прохорова F 13, Алишера Усманова F 5, Виктора Вексельберга F 10 и т.д. Статус «особо рекомендуемых» получили Юрий Ковальчук F 93 — председатель совета директоров банка «Россия», Геннадий Тимченко F 4 — владелец инвестиционной группы «Volga Group», а также Аркадий F 39 и Борис F 94 Ротенберги, поскольку они входят в уже существующие санкционные списки.

Стоит отметить, что вышеперечисленные бизнесмены рассматриваются Белым домом и Конгрессом как наиболее приближенные и доверенные люди президента Владимира Путина.

Последствия доклада

Важно подчеркнуть, что данный доклад был подготовлен в соответствии с требованием раздела 241 ранее принятого закона «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (H.R. 3364). Напомним, что этот акт был принят значительным двухпартийным большинством в Палате представителей и Сенате. Закон закрепил ранее принятые санкции, а также предусматривает возможность форсированного принятия новых ограничений в отношении России, Ирана и Северной Кореи. Также были установлены новые процедуры рассмотрения Конгрессом приостановления или отмены санкций в отношении Москвы. Помимо кодификации существующих санкций, закон нацелен на новые ограничения по российским оборонным, разведывательным, финансовым и энергетическим секторам, а также предписывает возможности ужесточения ограничений в ответ на «попытки России подорвать кибербезопасность и дестабилизировать Украину и Сирию».

В свою очередь, раздел 241 требовал доклада о российских «полугосударственных организациях», включая оценку их роли в экономике страны и анализ потенциальных последствий принятия дополнительных долговых ограничений. Конгресс потребовал от Минфина произвести оценку возможных последствий для американской и российской экономик после введения дополнительных санкций против олигархов, высокопоставленных политических деятелей и предприятий. По мнению администрации Белого дома, «полугосударственными организациями» считаются те, в которых доля государственного владения составляет как минимум 25 %, а прибыль 2016 года составляла около 2 миллиардов долларов и более. Все подобные организации представлены в классифицированной части доклада.

Таким образом, нынешний доклад — это не список санкций, а включение лиц и предприятий не означает незамедлительного наложения ограничений. Авторы доклада подчеркивают, что нахождение в данном списке не означает, что существуют какие-либо ограничения или запреты для контактов с отмеченными лицами со стороны Соединенных Штатов. При этом важно учитывать, что Сенат может в любое время разработать новый санкционный пакет, основываясь на представленном докладе. Более того, согласно второй главе H.R. 3364 , любые санкции в отношении России являются строго обязательными, а любые приостановления, отмена или существенные изменения становятся предметом рассмотрения в Конгрессе.

Теоретически президент может прекратить действие ограничений после предоставления аргументированного уведомления в соответствующий комитет Сената. Ряд потенциальных санкций хоть и являются обязательными, но применяются только в той степени, в которой определит президент. Иными словами, у Трампа есть определенные полномочия в этом вопросе. Введение санкций по отношению к конкретному лицу из опубликованного списка также может быть блокировано, если президент предоставит обоснованное прошение законодательному органу. Однако Конгресс может помешать этим действиям Дональда Трампа, приняв соответствующее двухпартийное решение большинством голосов (преодоление карманного и абсолютного вето).

В разделе 216 определяется порядок своевременного рассмотрения совместного решения о неодобрении, а также защищается возможность партии меньшинства (сегодня – Демократическая партия) вносить подобные резолюции и законопроекты на рассмотрение в обеих палатах Конгресса, без уведомления администрации Белого дома и лично президента. В целом, остается констатировать важный факт — санкционная политика в отношении России по-прежнему остается прерогативой американских законодателей, установивших для президента минимальные возможности вмешательства в процесс разработки и принятия любого рода ограничений.

В целом нынешний доклад является неким звоночком для российских политических и бизнес элит о необходимости пересмотра своих взглядов и приоритетов. Кроме того, Америка стремится продемонстрировать Москве масштабы своих санкционных возможностей, которые могут нанести непоправимый вред российскому государству. И другой, на мой взгляд, важный посыл — национальные интересы США превыше всего, поэтому все попытки российских бизнес – лоббистов в Вашингтоне спасти своих клиентов обречены на провал.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 30 января 2018 > № 2484004 Арег Галстян


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 30 января 2018 > № 2483514 Игорь Юргенс

Появление «кремлевского списка» США — пока «первая желтая карточка» российским миллиардерам; для страны это может обернуться потерями, а может послужить и стимулом к модернизации собственной экономики. Так считает председатель правления Института современного развития Игорь Юргенс.

— Игорь Юрьевич, что будет означать обнародование в США пресловутого «кремлевского списка» для поименованных в нем лиц?

— Для лиц, упомянутых там, это просто предупреждение. Пока — без последующих действий. Первая «желтая карточка». Дальнейшие действия администрации США в их отношении будут зависеть от «реакции и контрреакции», от управления рисками со стороны этих людей и их корпораций. Им говорят: «Мы знаем, что ваша близость к Кремлю может оказать на Кремль какое-то воздействие. И если вы не дистанцируетесь от военно-промышленного комплекса, от спецслужб, от донбасской ситуации, то мы оставляем за собой возможность предпринимать различного рода действия».

Набор этих действий будет обсуждаться в закрытом режиме, но в общем он известен. Санкции, замораживание капиталов, невъезд в США, а также давление на западноевропейских партнеров с тем, чтобы и у них то же самое происходило.

— А что это может значить для нашей страны в целом?

— Если это возымеет действие на данных лиц, то для страны, с точки зрения экономических последствий, может быть по-разному. Центр стратегических разработок считает, что Россия может потерять около 2% ВВП, есть другие расчеты.

Все будет зависеть от того, насколько далеко обе стороны могут зайти в их торгово-финансовой войне. В аналогичной войне США с Ираном, как вы помните, последствия были довольно тяжелые. И Иран в результате пошел на некоторые уступки объединенному Западу, к которому, кстати, мы тогда и присоединились.

— Параллель с Ираном здесь возможна? Нам угрожает его участь?

— Напрямую сравнивать нас и Иран было бы категорически неправильно.

Мы, конечно, значительно большая экономика. У нас намного больше оружия, наш геополитический вес намного больше, у нас есть стратегические союзники типа Китая и Индии. Поэтому наш вес другой. Договариваться с нами, наверное, придется. Но предсказывать здесь события вдолгую — рановато.

Против Ирана были приняты более жесткие меры. Включая закрытие системы Swift, то есть всех банковских переводов. У нас до этого не дошло — однако посмотрим, как будут развиваться события.

— Простым российским гражданам стоит ли опасаться ухудшения жизни? Роста цен?

— Это будет зависеть от того, на какую номенклатуру товаров вы ориентируетесь. iPhone может стоить дороже. Впрочем, западные компании не станут повышать цены на те продукты, которые пользуются здесь спросом и которые они могут у нас продавать.

Уже подорожало то, что связано с технологиями и т. д. Речь идет о технологиях, которые сказываются на инфраструктурном строительстве — оно дорожает. А потом, через два шага повышаются цены на авиа- и железнодорожные билеты, на провоз товаров по автодорогам — дороги тоже нуждаются в технологиях, которых нет, и т. д.

США за Путина

Так что, это не завтра. Просто от того, что будут введены какие-то санкции, и какие-то лица под них попадут, подорожания не произойдет. Но через шаг — обязательно.

Если переходить на другие технологии второго-третьего «полива», которые нам могут предоставлять китайцы, то сразу это не скажется. Если грамотно развивать собственное сельское хозяйство, это тоже будет «снижать накал» на рынке. Но в целом — такие вещи сказываются. Мы не такая огромная экономика, чтобы все производить самим.

— А какие контрмеры может наша страна принять в ответ?

— Они известны, декларировались как либералами, так и консерваторами. Реформы, которые диверсифицируют и усилят нашу экономику, поиск новых рынков и сфер приложения в Китае, Индии, на развивающихся рынках.

Некоторые ответные меры с нашей стороны возможны и в отношении ряда западных корпораций, которые здесь работают. Но это как с импортозамещением и сельскохозяйственными контрсанкциями — политически звучит, а экономически не очень.

— В общем-то, это неплохо звучит. Могут ли такие действия Америки и Запада действительно подтолкнуть российскую власть к модернизации экономики?

— Такая декларация уже была сделана президентом еще года два назад, когда первая волна санкций пошла. Он сказал, что наш единственный правильный ответ на санкции — это прекратить кошмарить наш собственный бизнес, дать ему развиваться. Пока не очень реализовалось. Но мысль в совершенно правильном направлении. Реформа собственная нам нужна даже для того, чтобы расширить торговлю с Индией и Китаем. А то и того не будет.

Беседовал Леонид Смирнов

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > rosbalt.ru, 30 января 2018 > № 2483514 Игорь Юргенс


США > Финансы, банки. СМИ, ИТ > newizv.ru, 30 января 2018 > № 2482660 Нассим Талеб

Нассим Талеб: криптовалюты дают нам страховку от мрачных прогнозов Оруэлла

Экономист и философ, автор знаменитой книги «Черный лебедь» считает, что биткоин – это валюта без государства

Давайте проследим логику развития вещей с самого начала. Или, вернее, с самого конца: с нашего времени. Пока я пишу эти строки, мы выступаем свидетелями глобального восстания против определенного класса экспертов в таких областях, которые нам слишком сложно понять — например, макроэкономическая реальность, — и в которых эти эксперты не только плохо разбираются, но и не осознают этого. То, что предыдущие боссы Федеральной резервной системы, Гринспен и Бернанке, мало понимали в эмпирической реальности, мы обнаружили слишком поздно: большую чушь можно нести дольше, чем маленькую. Вот почему мы должны быть осторожны с выбором тех, кто наделен возможностью принимать крупные централизованные решения.

Хуже всего то, что все центральные банки работали по одной и той же модели, в них формировалась жесткая монокультура.

В сложных областях опыт не концентрируется: в естественной реальности все работает по принципу децентрализации, как убедительно продемонстрировал Хайек. Но Хайек использовал понятие рассеянного знания. Что ж, нам, похоже, даже не нужна эта вещь, называемая знанием, чтобы все хорошо работало. Нам также не нужна индивидуальная рациональность. Все, что нам нужно — это структура.

Это не означает, что все участники должны обязательно совместно принимать демократические решения. Один мотивированный участник может сдвинуть дело с мертвой точки (я называю это асимметрией правила меньшинства). Но этим игроком может быть каждый.

Каким-то образом при росте масштаба возникает чудесный эффект: рациональные рынки не требуют рациональности от отдельно взятого трейдера. На самом деле рынки хорошо работают при нулевом интеллекте — правильно организованная толпа с нулевым интеллектом работает лучше, чем самые интеллектуальные люди, которыми управляют в советском стиле.

Вот почему биткойн — отличная идея. Он удовлетворяет потребности сложной системы не потому, что это криптовалюта, а именно потому, что у него нет владельца, нет инстанции, которая может вершить его судьбу. Он принадлежит толпе, своим пользователям. Ему уже несколько лет, и этого достаточно, чтобы признать его право на существование.

Чтобы конкурировать с биткойном, другие криптовалюты должны обладать тем качеством, о котором говорил Хайек.

Биткойн — это валюта без государства. Кто-то может спросить: разве у нас нет золота, серебра и других металлов, другого класса валют, не привязанных к государству? Не совсем. Когда вы торгуете золотом, оно может находиться в Гонконге, и, получив его в собственность, вы, возможно, должны будете перевезти его в Нью-Джерси. Банки контролируют доверительных управляющих, а правительства контролируют банки (или, скорее, банкиры и чиновники тесно связаны, если говорить мягко). Так что в транзакциях биткойн обладает огромным преимуществом по сравнению с золотом: его получение не требует специального управляющего. Ни одно правительство не может контролировать, какой код у вас в голове.

В конце концов биткойн справится с возникающими сбоями. Он может потерпеть неудачу, но его будет легко изобрести заново, поскольку теперь мы знаем, как он устроен. В его нынешнем состоянии биткойн, возможно, не слишком удобен в использовании, ведь им нельзя оплатить безкофеиновый эспрессо макиато в вашей местной кофейне. Возможно, сейчас биткойн слишком волатилен, чтобы быть полноценной валютой. Но это первая органическая валюта.

И само его существование — это страховой полис, который напомнит правительствам, что у них больше нет монополии на последний объект, который могло контролировать государство, а именно — на валюту. Это дает нам, толпе, страховку от будущего по сценарию Оруэлла.

США > Финансы, банки. СМИ, ИТ > newizv.ru, 30 января 2018 > № 2482660 Нассим Талеб


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 30 января 2018 > № 2482652 Александр Баунов

Ненужных зачеркнуть. Зачем американские бюрократы сплачивают российскую элиту

Александр Баунов

Судя по списку, американское руководство перестало разделять российскую элиту на конструктивную и безнадежную части. Однако список свидетельствует и об усталости профессионального сообщества США от неопределенных требований наказать Россию с неясной конечной целью. Хотите наказывать русских за все, вот вам все русские, выбирайте кого хотите

Наказывать Россию санкциями можно двумя путями. Один – вызвать раскол внутри элиты, отделяя нейтральных агнцев от пропутинских козлищ. Изолировать вторых и работать с первыми, более или менее прямолинейно используя угрозу перевода из одной категории в другую как стимул к сотрудничеству. Попробовать сделать так, чтобы симпатии всегда осторожного капитала, политическая и интеллектуальная поддержка начали перетекать в зону комфорта, то есть к агнцам, усиливая их политический вес, и они – если всех за это не перебьют – одержат верх, и российская политика изменится.

Однако американская исполнительная власть пошла другим путем и записала в пропутинские козлища всех российских предпринимателей и политиков, какие были видны на радарах на момент составления списка. Авторы списка будут намекать, что проделана огромная аналитическая работа, но из самой России список выглядит лишенным ясных критериев отбора.

Это напоминает то, как на год раньше американское общественное мнение, пресса и политическая машина перешли от точечного наказания к коллективному – чтобы отделять тех русских, кто выбирает свободу, от тех, кто мешает ее выбирать. Невозможность получить визу для простого жителя Сибири и Дальнего Востока слабо связана с наказанием путинского окружения, которое собрано в Москве, на худой конец – в Питере, зато бьет по открытой миру части российского среднего класса.

Раньше русская аспирантка, живущая в Лондоне с английским паспортом и задающая после лекции вопросы американскому чиновнику, была положительным примером глобального русского, теперь она – опасный контакт, за который политик должен вовремя отчитаться, а иначе ему будет плохо, как случилось с Майклом Флинном. Раньше так не делали, а теперь пожалуйста.

Если источником коллективной угрозы и предметом коллективного наказания де-факто признано все население России (который год продлевающее полномочия Путина), то почему бы этот подход не распространить на российскую элиту. Вот и распространили. Прекратили делать ставку на неоднородность России, где ничего издалека не разобрать, работаем по площадям. Разрядка не самоцель, иногда нужна вражда ради мира на земле. Поведенческая модель, хорошо известная в России.

Разумеется, опубликован лонг-лист, а из него потом будут делать шорт. Это и есть, по мнению составителей, действенный инструмент влияния: не хотите перейти из длинной части кандидатов в короткую, сотрудничайте или держитесь от Путина подальше. Некоторые так и поступят. Для других – причем именно для тех из списка, кто и так, насколько возможно, подальше (или поближе, но считает, что с благими целями), – само попадание в длинный список слишком большая обида, чтобы впредь доверять обидчику.

Если раньше можно было ожидать, что за нормализацию отношений с Западом естественным образом выступает большая часть российской элиты, теперь она оказывается в общей неволе с той ее частью, которая против нормализации. Теперь обе половины – в чем-то естественные союзники. Даже там, где союз выглядит противоестественно.

Например, когда в списке кандидатов на санкции вместе и Сечин, и глава АФК «Система» Евтушенков – жертва Сечина и через него чуть ли не путинского режима, предмет сочувствия российских интеллектуалов. В одном и том же перечне кандидатов и глава патриотического банка ВТБ Костин, и прогрессивный глобальный менеджер Греф, только что не без риска публично выступивший на Гайдаровском форуме за деэскалацию отношений с Западом, и глава крупнейшего частного банка Петр Авен – финансист из допутинских девяностых, признанных на Западе временем свободы, совсем уж рискованно отказавшийся финансировать российский оборонный заказ и выпустивший ностальгическую книжку о Борисе Березовском. Среди кандидатов есть председатель Совета по правам человека Михаил Федотов, но нет одиозного Константина Малофеева (он, конечно, в прежних списках, но его отсутствие, когда рядом есть Сечин, все равно выглядит поразительно.

Те, кого в списках нет, могут не радоваться, о них просто забыли или руки не дошли – всех-то все равно не включишь. Надежда на то, что те, кто не попал в список (там нет, например, Кудрина или Чубайса), останутся на стороне санкций против собственных друзей и единомышленников, тоже не вполне обоснованна. Новый список не увеличивает, а уменьшает влияние творцов стратегий перехода к менее воинственной России.

Вместо размывания поддержки Путина список может стать причиной консолидации российской элиты, которую наказывают не за то, что она путинская, а за то, что она российская.

Список не столько отделяет друг от друга конструктивную и агрессивную часть элиты, сколько элиту от народа. В этом смысле он не столько антипутинский сколько антиэлитарный – похожий на митинг КПРФ в девяностые или предельно упрощенную версию митингов Навального против жуликов и воров. Однако тот момент, когда народ ополчится на всю элиту и заменит ее новой, он не приближает: население по-прежнему слишком хорошо живет для революции, а главным источником антиэлитарных чисток видит не Госдеп, а Путина. Только при самом радужном стечении обстоятельств вся элита соберется против Путина, чтобы избавиться от источника проблем: для этого в ней слишком много противоречий.

Список получился впечатляющий и нелицеприятный, но с бюрократической и дипломатической точки зрения менее профессиональный, чем все, что делалось в Америке на российском направлении до сих пор. Впрочем, он точно так же риторичен и не слишком профессионален, как сам закон, по требованию которого он представлен.

Бунт профессионалов

Если раньше американские санкции напоминали удары высокоточным оружием, теперь они все больше похожи на ковровую бомбардировку. Но ведь Америка слишком развитая и технически оснащенная страна, чтобы заниматься ковровыми бомбардировками.

Американский избиратель выбрал Трампа, но наказать американского избирателя за это нельзя: он обидится и еще раз проголосует не так. Но и оставить удар по американской демократии без ответа тоже невозможно. Давайте накажем тех, кто радовался неправильному выбору американского избирателя и проблемам у американской демократии. Не будем бить своих, чтобы боялись чужие, будем бить чужих, чтобы своим стало стыдно за негаданного союзника.

Это отдаленно напоминает логику ответа администрации Буша на теракты 11 сентября. Америка не может оставить безнаказанным удар, но конспиративные квартиры террористов во Франкфурте и убежища главарей в компаундах Лахора – сложная и не слишком впечатляющая цель для ответа, как и глинобитные поселки Афганистана. Как говорил тогда Рамсфелд Кларку: «В Афганистане нет хороших целей, они есть в Ираке». Давайте ударим по противнику Америки, который наверняка рад этому теракту и мог бы даже ему способствовать при иных обстоятельствах.

Это решение по Ираку было источником противоречий в американской профессиональной среде – среди дипломатов, экспертов, политиков и военных. И среди американских союзников.

Примерно то же самое, хоть и с меньшим драматизмом (так и не одиннадцатое же, слава богу, сентября) происходит в среде американских профессионалов по российскому вопросу. С одной стороны, есть консолидация и двухпартийный консенсус – Россия ведет себя слишком вызывающе, нарушает сложившийся мировой порядок, заставляет американцев терять лицо, а Путин токсичен и надоел. Никто в американской политике не решится публично заступиться не то что за Россию, а за каких-то русских из любого списка – слишком велики издержки. И вообще жалко, что в свое время не добили, – так, может, теперь.

С другой стороны, профессиональное сообщество – дипломаты, эксперты, кремленологи, разведчики, технократы, бизнесмены начинают испытывать неудобство от того, что вместо решения конкретных задач им подносят большую Россию, потому что там есть хорошие цели, а в Пенсильвании в «ржавом поясе» их нет. Все эти люди не очень понимают, чего от них хотят на российском направлении.

Какова конечная цель предпринимаемых действий? Убрать Россию с карты? Путина из Кремля? Устроить третью русскую революцию? Вывести только из Донбасса или еще из Крыма? Вернуть к сотрудничеству или изолировать? В конечном счете включить в Европу или отделить от Европы навсегда? Какие из этих задач реалистичны, а какие нет? Каков оптимальный путь? Есть усталость от упоминания России в любом контексте и в ответе на любой вопрос, так что, если ты не видишь, где на твоем направлении бороться с Россией, ты не очень хороший профессионал. Но не все хотят превращаться в профессиональных борцов с Россией.

Из общения с бюрократами и экспертами в Вашингтоне иногда складывается впечатление, что требования нового закона о противниках Америки им самим не до конца понятны, а язык закона кажется не юридическим, а политическим и несколько риторическим. Некоторые об этом говорят достаточно прямо.Что такое senior political figures? Это начиная с какой должности? А учитывать надо только должность или неформальное влияние тоже, и как замерять второе? И как быть с теми, кто потенциально работает на смягчение позиции России? Что такое closeness to the Russian regime – это сколько метров? И где кончается Russian и начинается regime?

Что такое oligarhs, олигархи? С какого состояния начинать считать? Только тех, кто сделал состояние при Путине, или те, кто при Ельцине, тоже? Государственные или частные, но тоже сблизившиеся? А за 18 лет Путина у власти сблизившихся и нет не всегда отличишь. Считаются все, или только те, кто с политическим влиянием? И учитывать ли вектор влияния; что, если он разнонаправленный? Что такое окологосударственные структуры – parastatal entities? МГУ, где на геофаке учат, что Крым – Россия, а на филологическом – крамоле? Малый академический театр, когда ставит пьесу Мединского, подойдет? А если он же пьесу со свободолюбивыми намеками? И главное – какова у всего этого конечная цель: провернуть Трампа назад в кандидаты?

У первых санкций Обамы была понятная задача: наказать тех, кто участвовал в аннексии Крыма; у вторых – остановить войну в Донбассе и по возможности вернуть его Украине; у последних, принятых перед уходом из Белого дома, хоть эти уже выглядели менее просчитанно и более эмоционально, – наказать российские спецслужбы за соучастие в хакерских операциях. Во всех трех случаях президент США заботился о единстве западного мира: наказывать Россию надо так, чтобы европейские и азиатские союзники чувствовали себя не жертвами схватки гигантов, а одной из ее сторон – притом правой. Теперь, когда любой контакт с почти что любым заметным русским персонажем может быть криминализован без предупреждения, эта задача становится трудновыполнимой.

Как минимум часть профессионального сообщества несколько озадачена тем, что американская политическая верхушка втягивает их в риторическую борьбу за счет их профессионализма, без понятной цели и гарантированного результата.

Мало американским технократам дилетанта Трампа, так еще Конгресс с партиями, косвенно наказывая Трампа, ставит им задачу принести то, не знаю что, наказать того, не знаю кого, и вообще сделать так, чтобы самому дальнему фермеру в Оклахоме и самому начинающему стажеру в CNN было понятно: российскую угрозу без ответа не оставили.

Поручили нам наказать Россию за все сразу, чтоб впредь ничего не было повадно, – вот вам список, который максимально широко представляет Россию, каждому в нем что-нибудь да повадно, сами зачеркивайте ненужное.

Россию есть где сдерживать, и есть чего опасаться с ее стороны. Она разрушила запрет на переcмотр границ в свою пользу, которого развитые страны строго придерживаются после Второй мировой войны. Она с непонятной целью экспериментирует со свободами собственных граждан, со строительством антизападной идеологии (малоубедительной) и созданием неформальных антизападных союзов.

Но неясно, какой ответ на это дает нынешнее санкционное поведение лидера свободного мира. Скорее лидер выглядит не очень уверенным в себе и не слишком разбирающимся в своем противнике.

Как в целом новое поведение Соединенных Штатов выдает возросшее чувство неуверенности от всего, что превосходит определенные размеры в экономике, военной силе или информационном влиянии, так, в частности, на российском направлении любой не оппозиционный русский, возвышающийся над толпой размером капитала или политического влияния, оказывается в списке опасных русских, к огорчению знатоков размывая определение опасности.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 30 января 2018 > № 2482652 Александр Баунов


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 30 января 2018 > № 2482651 Андрей Мовчан

Список Полонского. Почему «кремлевский» доклад ЦРУ оказался таким поверхностным

Андрей Мовчан

Скорее всего, перед нами весьма не тонкий способ дать конгрессменам понять: отстаньте от нас с вашими глупостями, мы делаем важную работу, на ваши запросы такого рода у нас нет времени, не ждите от нас сотрудничества по теме. Гора Лэнгли родила мышь совершенно сознательно, а это не могло произойти без внятного сигнала от всех задействованных ветвей власти. Доклад, видимо, останется формальностью, а санкционный процесс будет идти каким-то своим чередом

В ночь на 30 января (по Москве) в Конгресс США был представлен доклад, заранее получивший кодовое название «кремлевский». Доклад был составлен по поручению Конгресса, выданному шесть месяцев назад, и должен был содержать сведения о лицах, близких к президенту России Путину и осуществляющих в России и за ее пределами масштабные экономические операции.

Задание Конгресса (полный текст можно прочитать здесь, SEC. 241) довольно подробно описывало, что должно содержаться в этом докладе, включая список высокопоставленных российских политиков и олигархов и членов их семей, степень их близости к режиму, размеры состояний, их зарубежные экономические связи, а также список квазигосударственных организаций с описанием их роли в российской экономике, структуры собственности, зарубежных связей и т.д. Помимо этого, требовалось описать, насколько эти люди и организации активны в экономике США, какими могут быть последствия от санкций, касающихся российских финансовых и долговых инструментов, а также возможный эффект от введения вторичных санкций против попавших в списки лиц и организаций.

Шесть месяцев тяжелой работы не пропали зря. В кремлевском докладе упомянуты 210 частных лиц и 19 квазигосударственных корпораций. Правда, едва начав читать доклад, понимаешь, что что-то в работе ответственных министерств и ведомств США в этот раз пошло не так.

Первое, что бросается в глаза, – ничтожный объем открытой части доклада: всего девять страниц, из которых семь – списки по одной фамилии в строке. На двух страницах текста треть занимает повторение «задания», а остальные две трети – короткое объяснение сути доклада, а именно:

1. Исполнители поняли задание очень узко – они лишь приготовили списки лиц, не занимаясь вопросами их активности, взаимосвязей с властью в России, происхождения капитала, неформальной роли в российской иерархии.

2. Для формирования списков использовались открытые публичные источники, то есть никакой «разведывательной» или даже аналитической работы не проводилось принципиально.

3. Для попадания в список использовались формальные критерии – работа на высшем уровне в федеральных органах власти или квазигосударственной организации (под «квазигосударственными» разработчики понимают организации с более чем 25% государственной собственности и оборотом от $2 млрд) или подозрение во владении состоянием свыше $1 млрд, по версии «публичного источника информации».

В открытой части доклада проигнорированы те запросы, которые были перечислены в Секции 241 в пунктах с 1.В по 1.D, 2, 3, 4, 5. То есть 95% всех запросов согласно Секции 241 части 3 «Акта о противодействии дестабилизирующим действиям Ирана от 2017 года» (куда санкции против России были включены за компанию).

Дважды в докладе делается ссылка на закрытую часть: первый раз, когда говорится, что «закрытая часть может включать ссылки на лиц, не упомянутых в открытой части, и наоборот»; второй – когда говорится, что история квазигосударственных организаций и ответы на прочие запросы про них, согласно пунктам 2–5, приведены в закрытой части отчета. Ну что ж, закрытая часть отчета нам недоступна, но о ее потенциальном качестве и полноте все же можно сделать кое-какие выводы – по открытой части.

Авторы доклада сами указывают нам на низкий уровень подготовки материалов и малозначимость отчета. Один из самых длинных абзацев открытой части доклада состоит из шести предложений, в которых выражена всего одна мысль: включение лица в данный доклад ничего не означает, не может быть основанием ни для каких действий или бездействия, не служит указанием на необходимость или наоборот – запрет на какие-либо действия или бездействия и не имеет никакого отношения к процессам введения санкций.

На деле все еще хуже, чем пишут авторы доклада. Начать можно с того, что «заслуживающими доверия источниками информации» оказался номер русской версии журнала Forbes за апрель 2017 года со списком двухсот богатейших людей России, сайт администрации президента РФ и сайт правительства Российской Федерации – следов любых других источников в докладе обнаружить не удается.

Правда, в тексте есть фраза: «На 2016 год квазигосударственные компании создают 70% российского ВВП». Если предположить, что ЦРУ путает вклад в ВВП государства в целом и вклад в ВВП госкомпаний (разницу составляет примерно 40%-ный вклад бюджетов всех уровней, но в конце концов ЦРУ – не бизнес-школа Чикагского университета, чтобы понимать такие тонкости), то тогда это цитата из выступления Кирилла Андросова в начале 2016 года на Гайдаровском форуме, про ситуацию 2015-го, а не 2016 года, причем Кирилл Андросов говорил о «приблизительной оценке».

Только предельная ограниченность источников позволяет объяснить тот факт, что в списке отсутствует руководство ЦБ РФ или руководители регионов РФ, кроме Москвы и Петербурга, глава «Роснано», Россельхозбанка, или ОСК, или, например, Алексей Кудрин. Конечно, про то, что в России есть регионы и ЦБ, американцы, у которых вместо этого штаты и ФРС, вполне могли и не знать; в конце концов, ЦРУ – это не кафедра исследований славянских стран Гарвардского университета.

Да и список, почерпнутый из журнала Forbes, не лучше. В сборной из 96 олигархов есть нынешние короли российского бизнеса и опальные эмигранты; комсомольцы, разбогатевшие на приватизации, и знаменитые ученые, построившие свое состояние на научных открытиях и изобретениях; родственники первых лиц государства и те, кто никогда дел с государством не имел; олигархи ельцинского призыва, о которых ничего не слышно в России уже многие годы, и новые русские из путинского и медведевского кланов. Батурина соседствует с Илиевым, Алекперов – с Гапонцевым.

Принцип построения списка прост: берем данные Forbes за 2016 год (апрельский номер 2017 года) и отбираем из него всех, кто, по мнению Forbes, владеет состоянием более $1 млрд.

Этот принцип известен как «принцип Полонского» – был в России когда-то такой олигарх от недвижимости, который сперва строил очень много домов, потом брал очень много кредитов, потом сбежал от кредиторов в Юго-Восточную Азию, потом сидел в тюрьмах Таиланда и России, а потом, потеряв свое состояние, просто растворился на просторах Российской Федерации. Этот олигарх известен крылатой фразой, сказанной в сильном подпитии: «У кого нет миллиарда, могут идти в жопу!»

Удивительно, но похоже, авторы доклада знали про Полонского и сочли, что в России дела делаются именно таким образом – иначе как объяснить странный критерий, оставивший в списке не сколько-нибудь, а 96 (3х32, 6х16?) олигархов? Особенно должно быть обидно номерам с 97-го по 100-й (в их числе люди действительно великие, стоящие упоминания в любом списке замечательных личностей России, – такие как Павел Дуров или Рубен Варданян).

Насколько Forbes – reliable source, – отличный вопрос, но не самый важный. Важнее, что список банально устарел. Потеряли свои бизнесы и банк братья Ананьевы – они уехали из России и уж никак не могут считаться «связанными с Путиным»; сильно потеряли в цене Хачатуров и Минц; Шамалова, кажется, больше не следует считать родственником Путина и олигархом; пара госкомпаний поменяла руководство, – но все это произошло после 20 апреля 2017 года – Forbes не успел об этом написать, а значит, ЦРУ не могло об этом знать.

Можно, конечно, предположить, что доклад, который даже у школьника старших классов получился бы более точным и содержательным и потребовал бы не больше одного вечера на подготовку, – всего лишь ширма, за которой скрывается закрытая часть, а уже в ней собраны результаты настоящего расследования, проведенного ЦРУ в лучших традициях, изображенных в стольких голливудских фильмах. Но верится в это с трудом: и потому, что авторы сами предостерегают читателей от использования выводов доклада, и потому, что даже вступление, отписка, документ-ширма не должны содержать грубых фактических ошибок, забытых кусков и анахронизмов – это дурной стиль, недопустимый даже в обществах существенно менее эффективных.

Скорее всего, перед нами весьма не тонкий способ дать конгрессменам понять: отстаньте от нас с вашими глупостями, мы делаем важную работу, на ваши запросы такого рода у нас нет времени, не ждите от нас сотрудничества по теме. Если так, то гора Лэнгли родила мышь совершенно сознательно, а это не могло бы произойти без внятного сигнала от всех задействованных ветвей власти, – сигнала о том, что хотя шоу должно продолжаться, но широких публичных акций не будет, всё, надо спускать на тормозах.

Косвенным свидетельством тому служат и многочисленные твиты высокопоставленных чиновников США, появившиеся после публикации доклада, с общим лейтмотивом: процесс сдерживания России идет по своей программе, мы не нуждаемся в докладе для того, чтобы что-то менять, всё в порядке, тема неактуальна.

Как мы и предполагали в свое время, доклад, видимо, останется формальностью, и санкционный процесс будет идти каким-то своим чередом. Собственно, рынки думают именно так: рубль и российские акции после публикации доклада растут, а банк одного из попавших в список олигархов даже объявил о размещении международных долговых обязательств.

Конечно, нельзя сбрасывать со счетов тот факт, что в свете постоянного ужесточения норм комплаенс в развитом мире у лиц, попавших в доклад, будут проблемы с теми или иными контрагентами, которые предпочтут перестраховаться и сократить свое взаимодействие со «страшными русскими олигархами». Мир сегодня довольно нерационален. Но «русские олигархи» привыкли к неопределенности – что там западные контрагенты, тут в России тебя в любой момент могут с позиции министра или владельца ключевой нефтяной компании, губернатора или генерала низвергнуть до положения заключенного, без всякого доклада и списка; так что для них доклад не является источником повышенной опасности.

Ну а мы будем теперь ждать нового шоу – ЦРУ опаздывает с докладом об эффекте расширения санкций на суверенный долг России. И третьим актом, через полгода, выйдет доклад о незаконной финансовой активности Российской Федерации, на который ЦРУ было дано целых 12 месяцев. Выйдет он в августе, а значит, используемый в нем список Forbes будет на целый год новее.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 30 января 2018 > № 2482651 Андрей Мовчан


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 января 2018 > № 2481659 Анатолий Филатов

Модели американской политической конфликтологии в условиях современных международных кризисов

Анатолий Филатов, Доцент кафедры политических наук и международных отношений философского факультета Таврической академии Крымского федерального университета им. В.И.Вернадского, кандидат философских наук

Во второй половине ХХ столетия в США в политической конфликтологии как отрасли политической науки и прикладной дисциплине, специалисты которой консультируют правительственные круги, можно выделить две модели, которые по содержанию прямо оппонируют друг другу. А исходя из того, что авторы этих моделей не просто влияли, а зачастую предопределяли внешнеполитический курс Соединенных Штатов, мы можем говорить и о формировании на их (моделей) основе направлений американской внешней политики.

Отсюда есть резон предполагать, что описание, характеристика и оценка теоретических моделей политической конфликтологии в США и их применение в рамках практической/прикладной политической конфликтологии, непосредственно сопряженной с внешнеполитической деятельностью, имеют большое значение не только для научного круга, но и для государственных учреждений, действующих в системе международных отношений. А с учетом того, что Российская Федерация сейчас активно и, главное, эффективно возвращает себе статус одного из основных геополитических субъектов, чему всячески препятствуют США, уверовавшие за последние 26 лет в однополярный мир и свое господство в нем, и что неизбежны вследствие этого внешнеполитические конфликты между нашими странами, отмеченная проблема становится весьма злободневной и актуальной для мирового сообщества.

Речь в данном случае идет о переговорной модели разрешения конфликтных ситуаций и принудительной. Первая модель разрабатывалась лингвопсихологом и математиком Анатолем (Анатолием Борисовичем) Рапопортом, правоведом Роджером Фишером, социальным антропологом Уилльямом Юри и др. Наиболее типичным и видным представителем принудительной модели разрешения конфликтов был экономист Томас Шеллинг. Следует обратить внимание на то, что обе модели политической конфликтологии разрабатывались не политологами, а учеными других отраслей знания. В этом контексте такие модели, располагаемые в формате политической науки, имели прежде всего прикладное значение, практическое целеполагание. Собственно сфера занятости отмеченных авторов говорит об их непосредственной включенности в реальные политические процессы, имеющие выход на систему международных отношений: Р.Фишер был консультантом Министерства обороны и правительственным советником США, У.Юри - консультантом в Центре управления кризисами в Белом доме, Т.Шеллинг - одним из разработчиков американской доктрины ядерного сдерживания.

По основным параметрам переговорная модель строится на основе того, что стороны конфликта должны искать возможности соблюдения своих интересов и в случае необходимости быть готовыми к определенным компромиссам, не нарушающим их базовые интересы, но при этом избегать противопоставления позиций, что провоцирует нагнетание конфликта. В своей совместной работе Р.Фишер и У.Юри отмечают, что, «когда участники переговоров спорят по поводу позиций, они обычно сами ограничивают себя рамками этих позиций. Чем больше вы проясняете свою позицию и защищаете ее от нападок, тем больше вы себя с ней связываете. Чем больше вы пытаетесь убедить другую сторону в невозможности изменить свою первоначальную позицию, тем труднее становится это сделать для вас. Ваше «я» отождествляется с вашей позицией. У вас появляется новая заинтересованность в «спасении лица» - в примирении будущего действия с прошлыми позициями, - что делает все более и более невозможным достижение любого соглашения, которое в разумной степени примиряет первоначальные интересы сторон»; «спор по поводу позиций приводит к неразумным соглашениям», заключают авторы [1, с. 22]. По сути дела, переговорная модель ориентирует на равнозначимость и равноправие участников конфликта и подводит их к статусу партнеров. В крайнем случае, стремится создать почву по выходу из конфликта его сторон в пространство партнерских отношений. В сущности, конфликт в рамках переговорной модели рассматривается в качестве элемента почти что сотрудничества и уж точно партнерства.

Принудительная модель разрешения конфликта акцентирует усилия не на поиске компромисса путем сопоставления интересов сторон, а на отстаивании своей позиции и выборе поведения, которое обеспечит победу. Именно на это обращает внимание Т.Шеллинг: «Изучение сознательного, разумного и сложного конфликтного поведения, основная задача которого - успех, похоже на поиск правил «правильного» поведения в смысле достижения выигрыша в соперничестве» [2, с. 15]. Нельзя сказать, что принудительная модель вовсе исключает компромисс как инструмент разрешения конфликта, однако понимает его своеобразно - «либо вести военные действия способом, минимизирующим этот ущерб, либо сдерживать врага угрозой войны, не начиная ее». Поэтому стратегия конфликта «связана не с эффективным применением силы, а с использованием силового потенциала», причем «она имеет дело не только с врагами, ненавидящими друг друга, но и партнерами, не доверяющими друг другу или несогласными друг с другом» [2, с. 17].

Так же, как и компромисс, принудительная модель сохраняет использование переговоров в процессе разрешения конфликтов, но они понимаются как торг - либо с уступками одной из сторон, либо «в виде безмолвных маневров, когда, например, одна из сторон занимает или освобождает стратегически важную территорию» [2, с. 18]. Переговоры при такой раскладке являются элементом конфликта (в т. ч. и на международном уровне) и трактуются как взаимоотношения победителя и побежденного, подводящие к достижению односторонней победы на основе силового фактора. Естественно, что, по мнению Т.Шеллинга, уступки США в международных делах должны делать другие страны. В любых трактовках принудительная модель уповает на соперничество и достижение выигрыша или победы в нем одной из сторон, даже компромисс подчиняя этим целям и таким образом исключая de facto возможности партнерства и тем более сотрудничества. (Стоит заметить, что реализация принудительных сценариев конфликтов используется во внешней политике США в последние десятилетия не только в отношении тех стран, которые объявлены врагами «демократии», но и по отношению к тем, которых американское правительство относит к категории своих «партнеров».)

Вряд ли можно утверждать, что между представителями этих моделей велась сколь-либо острая полемика научного и тем более широкого публичного характера. Разве что в начале 60-х годов прошлого столетия, как отмечает В.А.Кременюк в Предисловии к книге Р.Фишера и У.Юри «Путь к согласию, или Переговоры без поражения», А.Рапопорт подверг сомнению попытку Т.Шеллинга подвести все конфликты под единую универсальную схему, когда переговоры в лучшем случае становятся лишь инструментом в силовом способе разрешения конфликта: «Профессор А.Рапопорт, работавший в 60-е годы в Центре по урегулированию конфликтов при Мичиганском университете (Анн-Арбор)… еще с начала 60-х годов, полемизируя с Т.Шеллингом, убедительно доказал, что нельзя все конфликты подгонять под единую универсальную схему: есть конфликты типа «схваток», когда противников разделяют непримиримые противоречия и рассчитывать можно только на победу; есть конфликты типа «дебатов», где возможен спор, возможны маневры, но в принципе обе стороны могут рассчитывать на компромисс; есть конфликты типа «игр», где обе стороны действуют в рамках одних и тех же правил, поэтому они никогда не завершаются и не могут завершиться разрушением всей структуры отношений» [1, с. 9].

В разные периоды современной американской истории одна из этих моделей становилась доминирующей в выработке подходов к международным конфликтам во внешней политике США. В 1960 году Т.Шеллинг издал книгу «Стратегия конфликта», которая потом неоднократно переиздавалась. В ней была озвучена мысль о том, что любой локальный международный конфликт является следствием и проявлением глобального конфликта между Западом и Востоком, между США и СССР. Исходя из этого, с точки зрения автора, должны строиться отношения США с остальным миром вообще и Советским Союзом непосредственно. Такой подход к международным делам США пытались реализовать в период Карибского кризиса в октябре 1962 года.

После неудачи в стремлении подавить СССР в геополитическом конфликте и после поражения в войне с Вьетнамом американское правительство взяло на вооружение переговорную модель разрешения конфликтов с советским правительством. Но при этом не отказывалось и от использования принудительной модели. Их сочетание, надо сказать - умелое и эффективное, привело в конце 1980-х годов к успехам США и их союзников в переговорах с М.Горбачевым, возглавлявшим тогда СССР. Безусловно, развал Советского Союза не стал результатом американских усилий, причины в системном и цивилизационном кризисе коммунистического режима, но свою лепту в этот процесс США внесли и свою выгоду получили.

Причем на фоне социально-политического кризиса и системной дезорганизации в СССР американцы посчитали, что именно принудительная модель разрешения конфликтов является наиболее оптимальной для них и успешной. С середины прошлого века американское правительство в своей внешнеполитической деятельности руководствуется технологиями, моделями, концепциями, идеологемами и мифологемами, которые создаются учеными и аналитиками исследовательских центров Соединенных Штатов. Можно, конечно, предположить, что сама администрация Президента США (в разных ее форматах) определяла направленность и характер таких разработок, но с учетом того, что партийная принадлежность президентов и большинства в Конгрессе менялись, а разработки готовились и внедрялись вне зависимости от этого, то правильнее предполагать, что они инициировались и курировались (как разработки, так и разработчики) более влиятельными силами в США, чем американское правительство, которому во главе с очередным президентом отводилась роль исполнителя схем, нарисованных политическими технологами. И это касается не только истории с принудительной моделью конфликтологии.

В начале 1990-х годов в недрах Брукингского института, работающего для правительства США и созданного в 1916 году Р.Брукингсом под названием Институт правительственных исследований, родилась идея ретушировать и вообще нивелировать стандарты Ялтинско-Потсдамского мира, закрепленные Хельсинкскими соглашениями 1975 года. Эта идея воплотилась в мифологему так называемого Вестфальского мира, который якобы узаконивает формирование национальных суверенных государств, но тут же было заявлено, что к концу ХХ столетия Вестфальская система международных отношений исчерпала себя и ей на смену должен прийти некий Поствестфальский мир, определяющий образование наднациональных структур, которые будут регулировать международную деятельность всех национальных государств. Естественно под протекторатом США. О чем недвусмысленно заявили в своей публикации сотрудники Брукингского института И.Х.Даальдер и Д.М.Линдсэй, сославшись на то, что процессы глобализации предполагают господствующую позицию США в современном мире [3].

Это было сделано с целью оправдать развал СССР, перекройку европейских границ, что было прямым нарушением Ялтинского мироустройства и Хельсинкских договоренностей. В связи с этим, чтобы ретушировать значение Ялтинского мира, и углубились в историческое событие, знаменовавшее окончание Тридцатилетней войны, произошедшее в двух городах земли Вестфалии Священной Римской империи германской/тевтонской нации - Мюнстере и Оснабрюкке 15 мая и 24 октября 1648 года соответственно. Событие, обозначенное как Вестфальский мир.

Следует сказать, что даже с исторической точки зрения Вестфальские соглашения не имели приписываемой им значимости для европейского мироустройства того периода, не говоря об их политической актуальности для конца ХХ - начала XXI века [4]. К тому же на миф о Вестфальском мире был нанизан еще один миф о мире Поствестфальском. И все это было сделано с целью сначала как бы обосновать выделение из состава СССР национальных государств (причем дозированно только тех, кто готов был признать покровительство США, и непризнание тех, кто это делать не желал), а затем закрыть «парад суверенитетов» наднациональными структурами, курируемыми США.

Другой пример подобного рода и того же производства (Брукингского института, основной темой исследований которого со времен холодной войны является Советский Союз и с 1990-х годов - Российская Федерация) - это проект сотрудников Брукингского института Ф.Хилл и К.Гэдди, разработанный предположительно в конце 1990-х годов, который в 2003 году был изложен в виде книги под названием «Сибирское проклятье: как коммунистические плановики заморозили Россию» (The Siberian Curse: How Communist Planners Left Russia Out in the Cold).

Надо сказать, что это и подобные исследования весьма специфические и больше напоминают политтехнологические проекты, направленные на развитие и упрочение американского влияния в мире, подавление геополитических конкурентов США. Специализация авторов проекта - доктора истории Фионы Хилл и доктора экономики Клиффорда Гэдди - подчеркнуто указывает на то, что политические выводы американских ученых являются как бы результатами исторического и экономического анализа и демонстрируют якобы отдаленность исследования от политической и геополитической проблематики. Однако эта акцентация не позволяет скрыть того, что Фиона Хилл в 1991 году получила степень магистра по советологии, а до этого стажировалась в Московском государственном педагогическом институте иностранных языков им. Мориса Тореза (ныне Московский государственный лингвистический университет), где изучала русский язык.

Сюжет книги достаточно простой и сводится, по сути дела, к трем основным тезисам: 1) Россия не в состоянии освоить Сибирь, и продолжение хозяйственной деятельности на восток от Урала грозит ей экономической катастрофой, 2) правительство Российской Федерации должно обеспечить переселение населения Сибири в европейскую часть страны и заняться там интенсификацией производства за счет новых ресурсов и 3) передать Сибирь под протекторат США, которые будут гарантами от возможного посягательства на сибирские территории со стороны Китая [5].

Политическая, даже геополитическая ангажированность книги подтверждается ее оформлением и последующим продвижением тиража. На обложке книги «Проклятье Сибири» (встречается и такой перевод на русский язык) напечатано несколько положительных отзывов Дж.Сакса, Р.Пайпса и 3.Бжезинского. Предисловие написал сам президент Брукингского института С.Тэлботт, бывший заместитель госсекретаря США и главный специалист по России у Президента Б.Клинтона. В нем он, по сути, отвечает на вопрос, который задают в книге авторы Ф.Хилл и К.Гэдди, когда пишут: «Что произойдет, если Россия не сможет разрубить гордиев узел своего исторического багажа; если Россия будет не в состоянии «сжаться», в переносном смысле, и «согреться»? [5, с. 191-192]. Сами авторы дают весьма сдержанный и завуалированный ответ: «Если не будет признана необходимость уменьшения размеров городов на востоке, соблазн продолжить рассматривать Сибирь как основу экономического развития России только усилится. Это худший сценарий развития» [5, с. 192].

Сам С.Тэлботт, правильно прочитав подтекст размышлений Ф.Хилл и К.Гэдди, прямо указывает: «Российские лидеры должны полностью сжиться с идеей «европейской России» - Россией, в которой население и экономическая активность концентрируются на запад от Уральских гор, ближе к Европе и ее рынкам. Это означает, что Москва должна поддерживать и обеспечивать желание населения мигрировать из Сибири и поощрять людей уезжать из крупнейших сибирских городов, а не только из наиболее отдаленных городов и деревень» [6]. Тем самым С.Тэлботт дает понять, что книга рассматривается прежде всего как инструкция для российской власти.

Примечательно, что Фиона Хилл, сохраняющая статус научного сотрудника Брукингского института, 28 марта 2017 года была назначена на должность старшего директора по Европе и России в Совете национальной безопасности администрации Президента Д.Трампа. При этом отмечается, что Хилл является регулярным критиком В.Путина [7]. Здесь следует уточнить, что Ф.Хилл не просто критик действующего Президента Российской Федерации, но и открытый недоброжелатель России. Этот нюанс говорит о том, что и при Д.Трампе внешняя политика США по-прежнему остается антироссийской, несмотря на иллюзии некоторых «любителей» нового американского президента из числа политиков Российской Федерации.

В результате напрашивается промежуточный вывод о том, что США последние 30 лет активно занимаются перекройкой границ в угоду своим собственным геополитическим интересам. Но против интересов России. Проект Брукингского института по «освобождению» Сибири от русских - пример того же порядка. Возможные международные соглашения в конце ХХ века в развитие Хельсинкских договоренностей были для американцев невыгодными, так как повлекли бы за собой определенные обязательства и новые международные правила. К тому же была вероятность, что многие переделы границ - по Сербии (отделение Косова) и по бывшим советским республикам (выход из состава Союза без референдумов в автономных образованиях) - американским сателлитам реализовать бы не удалось. Получается, что США продвигают территориально-государственные изменения в своих геополитических интересах «тихой сапой». А значит, тем же методом осуществляют одностороннюю ревизию тех соглашений, которые определяли европейские границы во второй половине ХХ столетия, Ялтинских в том числе и прежде всего.

Однако то ли по простоте душевной, то ли вследствие технологической ошибки США допустили серьезные изъяны в созданной ими в 1990-х годах геополитической конструкции. Она стала похожей на сборные американские дома, в которых живет большинство населения Штатов и которые при первом сильном ветре рушатся, как карточные домики. И пусть эти промахи были бы сугубо американским делом, если бы не шаткость мирового порядка, которая стала следствием этой так называемой «реалполитик». Все границы в Европе, возникшие после 1990 года, не имеют международного правового обоснования, не скреплены международными соглашениями и договорами и могут быть подвергнуты сомнению в любой момент.

Возможные ссылки на решения ООН в данном случае не работают, потому что Организация Объединенных Наций является институтом, который создавался «для поддержания и укрепления международного мира и безопасности, развития сотрудничества между государствами». То есть для сохранения международного порядка, а не для его изменения. Более того, ООН формировалась в ходе Второй мировой войны и возникла как международный институт, действующий для сохранения послевоенного мира.

В конечном итоге суть сводится к тому, что передел Европы, произошедший в 1990-х годах, не скреплен международными соглашениями, соответствующими тем, что были заключены на Парижской мирной конференции по итогам Первой мировой войны и на Ялтинской и Потсдамской конференциях по итогам Второй мировой войны. А это означает, что как новые государства, так и новые европейские границы, возникшие за последние два с небольшим десятилетия, можно рассматривать с точки зрения международного права как временные и даже в качестве территориальных изменений, которые характерны для традиционных военных действий. Пока война не закончена, пока мирные соглашения не подписаны никакой правовой основы существующих границ быть не может.

Из этого следует, что не только все государственные образования, возникшие на протяжении 1990-х и 2000-х годов, являются временными и не имеющими международного правового обоснования, но и правовые механизмы, действующие внутри этих образований, ничем, по сути, не отличаются от норм административного управления на оккупированной территории. Как известно, во время Второй мировой войны нацистская Германия, захватывая территории Франции, Нидерландов или Советского Союза, не только создавала новые государственные образования, но и устанавливала на оккупированных территориях ограничительные для местного населения порядки по их административному управлению.

Сейчас подобную картину мы наблюдаем в Латвии и Эстонии, где значительная часть населения лишена права гражданства и по правовым условиям находится фактически в оккупационном окружении. Недавно на Украине был принят закон, навязывающий украинский язык всем гражданам со школьной скамьи и направленный прежде всего против значительной части русскоязычных граждан этого государственного образования, который является не иначе как языковым геноцидом.

К числу проблемных государственных образований, возникших после 1990 года, следует отнести и Европейский союз, который включает в себя не только государства, существовавшие в рамках Ялтинской системы мироустройства (Франция, Великобритания, Италия и др.), но и государственные образования, возникшие вследствие одностороннего передела границ - Словения, Литва, Латвия, Эстония. Безусловно, все государственные образования, возникшие на территории Советского Союза, также являются проблемными. Временными государственными образованиями с позиций международного права следует рассматривать все республики и тем более административные единицы (как Косово) Югославии. Образование на территории Боснии и Герцеговины фактически трех изолированных протогосударственных единиц - пример того же порядка.

В последние годы со всей очевидностью проявляется неустойчивость политического образования в Европе, оформившегося сразу после распада СССР, - Европейского союза, расширение которого, в том числе за счет оторванных от других государств территорий, происходило под влиянием США. В геостратегическом направлении Евросоюз является не чем иным, как средством противодействия, а зачастую и агрессии против Российского культурно-цивилизационного пространства. Причем средством, судя по украинским события 2014-2017 годов, которое используют Соединенные Штаты против России.

Такие же проблемы с правовым регулированием существуют внутри ряда государственных образований. Республики бывшего СССР, имевшие в своем составе автономные единицы, в случае прекращения нахождения в его составе должны были обеспечить проведение в них референдумов на предмет формата дальнейшего государственного устройства - то ли в рамках вновь образующегося самостоятельного государства, то ли в какой-либо иной конфигурации, то ли независимости. Это не было сделано ни в Грузии применительно к Абхазии, Аджарии и Южной Осетии, ни на Украине применительно к Крыму. Ревизия Ялтинской системы миропорядка, фактическое ее разрушение привели к тому, что на территории Украины возникла проблема Подкарпатской Руси, существовавшей до Ялтинской системы, а после ее крушения вновь претендующей на статус международной правосубъектности.

Односторонний передел мироустройства в Европе создал условия для гражданской войны, войны граждан против политической узурпации, осуществляемой местными компрадорскими кругами по инициативе и под контролем государственных институтов США и Евросоюза. Сейчас мы наблюдаем гражданские конфликты - борьбу за право на государственный статус русского языка в Латвии, за признание автономии Подкарпатской Руси на Украине, политические коллизии по статусу Крыма. В некоторых случаях возникают очаги гражданских вооруженных столкновений - в Приднестровье, Абхазии, Южной Осетии, Косово и Метохии, Боснии и Герцеговине, Хорватии. Эти очаги сейчас притушены, но без правового урегулирования они остаются конфликтогенными и даже взрывоопасными. А появление новых очагов военных действий - на Донбассе - свидетельствует об актуальности данной проблемы в перспективе.

Отсутствие международных соглашений, закрепляющих или корректирующих произошедшие на политической карте Европы изменения, дает возможность Российской Федерации как правопреемнице СССР не признавать (в ближайшей или среднесрочной перспективе) их последствия. Не признавать несогласованного и идущего вразрез договоренностям между СССР и США расширения НАТО, включения в состав Евросоюза прибалтийских республик и другие государственно-территориальные конфигурации, сложившиеся на бывшей советской территории. Или признавать выборочно. В других случаях включать в состав Российской Федерации некоторые бывшие советские территории.

Все эти случаи - и Вестфальско-поствестфальское мифотворчество, и манипуляции с «сибирскими интересами» - лежат в той же кан(а)ве, что и исповедуемая американским правительством в отношении России принудительная модель разрешения конфликтов. Да и не только в отношении России, но нас должна интересовать в данном случае только Россия. По сути, проекты Вестфальско-поствестфальской мифологемы и «Сибирского проклятия» строились по канонам принудительной модели разрешения (гео)политических конфликтов. В первом случае такая модель навязывалась Советскому Союзу, Российской Федерации и так называемым новым независимым государствам. Примечательно, что в американской политической науке вместо обозначения СНГ (Содружество независимых государств) используется термин NIS (New independents state - Новые независимые государства). Во втором случае - России с целью ее фактического уничтожения как суверенного государства.

Как уже отмечалось, с конца 80-х годов прошлого века правительственные круги США стали активно использовать в решении международных проблем именно принудительную модель в конфликтных ситуациях, направленную на подавление партнеров по переговорам. С этой целью соответствующие концепции и их авторы всячески продвигались и рекламировались. Известно, что с определенного времени практически все Нобелевские премии присуждаются по протекции из США. Чего стоит Нобелевская премия мира, врученная только вступившему в должность президента США Б.Обаме, врученная авансом, который не был отработан, а, скорее, искажен в сторону «премии войны».

Упоминавшегося выше Томаса Кромби Шеллинга в 2005 году награждают Нобелевской премией по экономике с формулировкой «За расширение понимания проблем конфликта и кооперации с помощью анализа в рамках теории игр». К биографии Т.Шеллинга следует добавить, что он «участвовал в деятельности «мозговых центров», обслуживающих американское правительство: в 1958-1959 годах - в «RAND Corporation», в 1969-1990 годах - в Школе управления им. Джона Ф.Кеннеди при Гарвардском университете» [8]. Замечу, что «RAND Corporation» проводит исследования по военно-техническим и стратегическим проблемам по заказам американского правительства в интересах национальной безопасности США.

Что касается концептуального подхода Шеллинга к урегулированию международных конфликтов, то он выстраивался на утверждениях, «что при рациональном подходе к внешней политике наращивание ядерного оружия ведет к снижению вероятности любого военного конфликта (даже с использованием обычного вооружения) между участниками гонки вооружений. Аргументы Шеллинга легли в основу ядерной стратегии США…» [8]. Его труды и разработки, по мнению правящего класса США «способствовали тому, что рост ядерных арсеналов не привел к глобальному военному конфликту» [8], что выразилось в награждении Т.Шеллинга в 1993 году премией Национальной академии наук США за работы, связанные с «предотвращением ядерной войны», в связи с 30-летием Карибского кризиса. Обращает на себя внимание повод для награждения и год награждения, сочетание которых указывает на приоритетные способы международной деятельности США в период их самоощущения себя распорядителем глобальной политики после развала СССР.

Симптоматично, что солауреатом Т.Шеллинга стал американо-израильский математик Исраэль Роберт Джон Ауманн, который «занимается стратегическим взаимодействием сторон, нацеленных на долговременное сотрудничество (повторяющиеся кооперативные игры)» [9] и вроде бы ориентируется на способы выстраивания партнерских отношений в рамках переговорной модели конфликтов. Однако такой подход им предлагается сугубо к внутрирыночной сфере национальной экономики, но не к военной сфере и не к международной политике - в работе на «RAND Corporation» и американское Агентство по контролю над вооружениями и разоружению «он доказывал, что… соглашательская политика порождает надежды на новые уступки и объективно ведет к новым войнам. Отсюда им делался прагматичный вывод, что для их предотвращения более эффективна гонка вооружений, создающая достоверную угрозу войны», но не начинающая ее [9].

Если поставить задачу продемонстрировать примеры упования США в последние три десятилетия на использование принудительной модели разрешения международных конфликтов, то она легко будет выполнена. Более того, такие примеры могут привести множество людей, просто интересующихся политикой, не говоря уже об ученых и исследователях. Но на один пример хотелось бы обратить особое внимание.

7 июля 2017 года госсекретарь США Рекс Тиллерсон назначил специальным представителем Государственного департамента США по Украине Курта Волкера. По ряду данных из его послужного списка - аналитик Центрального разведывательного управления, сотрудник внешней службы Государственного департамента США, юрист в команде сенатора Джона Маккейна, директор по европейским и евразийским делам Совета национальной безопасности США - становится очевидным, что он информирован об основных подходах в стратегическом планировании внешней политики США и значении в его рамках разработок Т.Шеллинга. А его работа на должности постоянного представителя Соединенных Штатов в НАТО исполнительным директором Института Маккейна в Вашингтоне свидетельствует, что он, к тому же, стремится реализовать на практике установки американских конфликтологов на принудительное разрешение международных конфликтов в интересах США. Уже само название института, должность в котором Волкер сохраняет и сейчас, названного в честь одиозного ненавистника России, действующего сенатора США от штата Аризона Джона Маккейна, однозначно указывает на то, что спецпредставитель Госдепа по Украине видит себя не столько переговорщиком, сколько лицом, готовящим капитуляцию противной стороны.

В данном случае следует отметить полное название института - Институт Маккейна за международное лидерство, и он образовывался как «мозговой центр» с миссией «продвижение лидерства на основе безопасности, экономических возможностей, свободы и человеческого достоинства в Соединенных Штатах и во всем мире» [10]. Сопоставляя название института и формулировку его миссии становится понятным, что речь здесь идет о лидерстве США во всем мире. Цель института выражается более откровенно: немедленное и долгосрочное воздействие на лидеров в их способности «принимать просвещенные решения, преследующие американские и глобальные интересы» [10]. Сочетание слов «американские» и «глобальные» дают коннотат их единства и тождественности, что, собственно, и проявляется во внешней политике США, которые все происходящее в мире измеряют американскими стандартами. Из контекста программы и деятельности Института Маккейна совершенно очевидно, что к категории лидеров относят не только граждан США, но и других стран, которые занимают проамериканскую позицию [11].

Следует добавить, что сам сенатор Маккейн является председателем Совета директоров Международного республиканского института, созданного в 1983 году, финансируемого американским правительством и Конгрессом, тесно сотрудничающего с Госдепом США. Характер деятельности Международного республиканского института в Российской Федерации «оценила» 18 августа 2016 года Генеральная прокуратура РФ, признав его пребывание в нашей стране нежелательным.

Только вступив в должность спецпредставителя США по Украине, К.Волкер сам же добавил аргументы в пользу недоговороспособности себя самого и призвавшего его американского правительства, продвигающего последние десятилетия принудительную модель в разрешении международных конфликтов, вне зависимости от его электорального «розлива». В одном из интервью он заявил, отвечая на вопрос о ситуации на Донбассе: «Это территория, которая была захвачена и оккупирована, а в случае Крыма Россия также заявила, что аннексировала территорию... Поэтому не может быть никакого признания, никакой легитимности для российских шагов ни на Востоке Украины, ни в Крыму» [12]. Ясно, что с такими установками готовятся не к переговорному процессу, а к принятию капитуляции. Несколько наивно, но по-американски!

Отсюда следует вывод, что и в данном конкретном случае по статусу Донбасса, и по другим международным разногласиям между Российской Федерацией и США достижение компромисса невозможно, пока геополитическое поведение Соединенных Штатов строится с позиции куратора глобализации, а по сути - распорядителя мировых дел, когда основным и единственным технологическим способом разрешения конфликтов американским правительством используется принудительная модель.

Даже если Российская Федерация будет и дальше демонстрировать свою готовность к диалогу с США - не признавать ДНР и ЛНР и даже народные референдумы в мае 2014 года; заявлять о признании украинских границ (без Крыма, слава Богу); с одной стороны, осуждать государственный переворот на Украине в конце февраля 2014 года, а с другой стороны, признавать его последствия и т. д., - рассчитывать на пользу не приходится. Более того, эта готовность, которая больше похожа на уступки, будет провоцировать США и их сателлитов в Европе игнорировать выбор абсолютного большинства крымчан, сделанный 16 марта 2014 года, и требовать насильственной передачи Крыма в состав националистически ограниченной Украины.

 

Список использованных источников

1. Фишер Р., Юри У. Путь к согласию, или Переговоры без поражения. М.: Наука, 1992. 158 с.

2. Шеллинг Т. Стратегия конфликта / Пер. с англ. Т.Даниловой под ред. Ю.Кузнецова, К.Сонина. М.: ИРИСЭН (Серия «Международные отношения»), 2007. 366 с.

3. Даальдер И.Х., Линдсэй Д.М. Развод или новое начало: трансатлантические отношения на переломном пункте // Россия в глобальной политике // http://www.globalaffairs.ru/articles/2236.html

4. Филатов А. Вестфальская система как мифологема // Национальные интересы. Журнал Института национальной стратегии реформ. М., 2008. №1 // http://ni-journal.ru/rez/b9efc513/

5. Хилл Ф., Гэдди К. Сибирское бремя. Просчеты советского планирования и будущее России / Пер. с англ. М.: Научно-образовательный форум по международным отношениям, 2007. 328 c.

6. Talbott S. Foreword / Hill F., Gaddy C. The Siberian Curse: How Communist Planners Left Russia Out in the Cold. Washington, D.C.: Brookings Institution, 2003. 312 p // http://books.google.com.ua/books?id=5OvaO4Cb8SsC&pg=PR11&lpg=PR11&dq=S.+Talbott+The+Siberian+Curse:+How+Communist+Planners+Left+Russia+Out+in+the+Cold&source=bl&ots=q7qBv3JcqV&sig=chnV5eINQL8Xk23LJd4BGCwKbRI&hl=ru&sa=X&ei=U9YrUdW_F46LswaegYH4Cg&sqi=2&ved=0CD0Q6AEwAg#v=onepage&q=S.%20Talbott%20The%20Siberian%20Curse%3A%20How%20Communist%20Planners%20Left%20Russia%20Out%20in%20the%20Cold&f=false

7. Trump adds Russia scholar as a National Security Council director // The Washington Post // https://www.washingtonpost.com/world/national-security/trump-adds-russia-scholar-as-national-security-council-director/2017/03/28/927d0332-13f5-11e7-9e4f-09aa75d3ec57_story.html?utm_term=.e5c2824f0a0a

8. Шеллинг, Томас // Энциклопедия «Кругосвет». Универсальная научно-популярная онлайн-энциклопедия // http://www.krugosvet.ru/enc/gumanitarnye_nauki/ekonomika_i_pravo/SHELLING_TOMAS.html

9. Ауманн, Роберт Джон // Энциклопедия «Кругосвет». Универсальная научно-популярная онлайн-энциклопедия // http://www.krugosvet.ru/enc/gumanitarnye_nauki/ekonomika_i_pravo/AUMANN_ROBERT_DZHON.html

10. McCain Institute // WikipediA. The free encyclopedia // https://en.wikipedia.org/wiki/McCain_Institute

11. The McCain Institute for International Leadership at Arizona State University // https://www.mccaininstitute.org/

12. Спецпредставитель Госдепа США по Украине заявил, что «признания действий России» в Донбассе не будет // Информационное агентство «Росбалт». 26 июля 2017 г. // http://www.rosbalt.ru/world/2017/07/26/1633614.html 

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > interaffairs.ru, 30 января 2018 > № 2481659 Анатолий Филатов


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 30 января 2018 > № 2477113 Владислав Иноземцев

Игра без правил

Владислав Иноземцев

Запад пришел к выводу: разговаривать c русскими в рамках приличий бессмысленно и неправильно

Публикация давно ожидавшегося «кремлевского списка» стала объектом массы комментариев буквально в первые же часы — и среди реакций на него встречались очень важные и серьезные замечания и рассуждения. Но, на мой взгляд, документ нуждается в оценке и в более широком контексте.

Основным моим впечатлением от опубликованного перечня персон стало то, что западные функционеры начинают перенимать своего рода «кремлевское» отношение к оппонентам и противникам. Совсем недавно мы видели череду решений Международного олимпийского комитета о лишении российских спортсменов допуска на Олимпиаду в Южной Корее, многие из которых строились на показаниях «информаторов WADA», и фактически только на них. По сути, мы увидели зеркальную версию аргументации, уже давно применяемой в России, когда судьи, заявляя, что «не имеют причин не верить показаниям сотрудников полиции», пренебрегают всеми прочими аргументами и выносят обвинительные приговоры.

Американцы четко дают понять, что в России нет силовиков и либералов, а есть только люди, которым их амбиции и желание обогатиться позволяют служить кремлевскому автократу

В ситуации с «кремлевским списком» я наблюдаю нечто очень похожее: в России в последние годы был принят ряд законов и нормативных актов, которые имеют скорее потенциальный, чем реальный эффект: например, по знаменитому закону о пропаганде нетрадиционных сексуальных отношений среди несовершеннолетних не осужден ни один человек, да и правило, по которому подозреваемым в экстремизме решением следователя может быть запрещен выезд за рубеж, ни разу не было применено. Мне кажется, что американские власти пошли по тому же пути. Они, правда, назвали фамилии — но их круг столь формален, что по сути российской стороне послан сигнал: проблема может затронуть любого, но кого именно, мы пока не знаем. Иначе говоря, мне показалось, что в целом Запад пришел к выводу: разговаривать c русскими в рамках приличий в условиях, когда они сами давно потеряли любое представление о таковых, бессмысленно и неправильно. С играющими без правил нужно вести себя соответственно. И поэтому я бы не стал недооценивать оглашенный вчера список, как это поспешили сделать многие уважаемые эксперты, ведь существует и секретный доклад о мерах воздействия на упомянутых лиц, так что подводить итоги пока очень рано.

Второе очень важное обстоятельство состоит, на мой взгляд, в широте и «всеядности» списка. Многие практически немедленно заявили, что не понимают, как можно поставить «на одну доску» Аркадия Дворковича и Сергея Шойгу, Михаила Федотова и Николая Патрушева, не говоря о представителях крупного бизнеса. Мне кажется, что подход американцев очень правилен: они четко дают понять, что среди членов администрации и правительства, назначенных Владимиром Путиным, нет людей, которые могли бы не считаться тесно (точнее, неразрывно) с ним связанными, и в этом отношении в стране нет силовиков и либералов, а есть только люди, которым их амбиции и желание обогатиться позволяют служить кремлевскому автократу, занимая должности, назначение на которые формально или неформально утверждается именно им.

С позиций американского законодателя, занимать высокую государственную должность или делать крупный бизнес в России и оставаться приличным человеком нельзя

Это означает: «отмазка» о том, что я сотрудничаю с режимом, чтобы его усовершенствовать, не проходит, что крайне важно в нынешних обстоятельствах. То же самое касается и бизнеса: в государстве, которое единолично управляется одним человеком на протяжении более чем 18 лет, создать или сохранить миллиардное состояние невозможно. Мы хорошо знаем судьбы тех, кто пошел на конфликт с режимом, — и то, где эти люди сейчас находятся. Нам не надо рассказывать, что одно дело — выкачивать нефть по выданным государством лицензиям, и совсем другое — заниматься «высокими технологиями» (пример Евгения Касперского недавно был разобран практически во всех подробностях).

Поэтому данный посыл тоже крайне важен — занимать высокую государственную должность или делать крупный бизнес в России и оставаться «приличным», с позиций американского законодателя, человеком нельзя. Мне кажется, это можно было понять намного раньше, но, как говорится, лучше поздно, чем никогда.

Третий момент интересен с точки зрения той борьбы, которая, несомненно, велась вокруг составления списка, и ее результатов. Американские власти — и это хорошо известно — всегда очень внимательно относятся к мнению вашингтонского экспертного сообщества (think-tank’и для того и существуют, чтобы поправлять чиновников и затем становиться для них прекрасным местом работы после их ухода из правительства). И перед публикацией списка уровень активности «экспертов» в Вашингтоне был крайне высок. Бывший ответственный за санкционную политику в Государственном департаменте Даниэль Фрид и известный эксперт по России и Украине Андерс Ослунд выступали в прессе десятки раз, поясняя разработанные ими критерии составления списка. Но итоговый документ показал, что практически ни один из таковых не был использован.

Лидеры России достойны лишь того же отношения, какое они проявляют к другим

Мне кажется, что этому может быть дано очень простое объяснение. Практически впервые «дискуссия» (я сознательно беру это слово в кавычки) об исполнении закона, принятого американским Конгрессом, оказалась так или иначе «монополизирована» представителями страны, которой этот закон касался. Беспрецедентная публичная активность давних путинских доброжелателей Андрея Илларионова и Андрея Пионтковского, а также не менее впечатляющая непубличная деятельность лоббистов различных российских политиков и финансистов привели к предсказуемому результату: любой иной список, кроме составленного по исключительно формальным признакам, был бы несомненно воспринят как победа того или иного лагеря — и тем самым оказался бы обесценен с самого момента его публикации. Появление же перечня в нынешнем варианте указывает: уважаемые российские консультанты и менее уважаемые лоббисты, мы обходимся и обойдемся без вас. И лично я считаю, что это правильно.

И наконец, последнее, но, скорее всего, самое важное обстоятельство. В последние месяцы напряжение в американской элите, вызванное «русским делом» о вмешательстве в выборы, проблемами российской коррупции, отношением к ведущимся Кремлем «гибридным войнам» и нарушениям демократических принципов, нарастало. При этом президент Трамп считался самым последовательным противником детального расследования «русского следа» на выборах и, соответственно, ужесточения антироссийских санкций. Как результат, отчуждение между Конгрессом и Белым домом достигло очень высокого градуса. И хотя в России привычно сочли, что публикация списка так или иначе «привязана» к приближающимся президентским выборам, намного более чувствительной является близость ее даты к ежегодному президентскому посланию о положении страны State of the Union address, с которым президент прибудет в Капитолий сегодня вечером, 30 января.

Выпустив довольно формальный, с точки зрения даже вашингтонского истеблишмента, список и заявив о том, что санкции действуют успешно и в ужесточении в ближайшей перспективе не нуждаются, администрация, на мой взгляд, довольно сильно «подставилась». Иногда куда правильнее отступить сразу на несколько шагов, если понимаешь, что противник силен, и закрепиться на выгодных позициях, чем последовательно сдавать один рубеж за другим, распаляя боевой дух наступающих.

Команда Трампа предпочла второй вариант, попытавшись практически не пойти на уступки в условиях, когда их нужно было делать максимально большими. Поэтому можно не сомневаться в том, что после нескольких дней передышки парламентарии, вне зависимости от их партийной принадлежности, возобновят наступление на Белый дом и в конечном итоге список и все происходящее сейчас вокруг него покажется российской элите почти безобидными цветочками. Проблема не решена — она, на мой взгляд, становится только более глубокой и серьезной.

Подводя итог, можно сказать одно: не прошло и четырех лет с момента, как Россия приступила к радикальной, вооруженной ревизии глобального порядка, который показался Кремлю несправедливым и ущемляющим его интересы, как коллективный Запад осознал, что Россия не делится на «плохих» и «хороших»; что ее лидеры достойны лишь того же отношения, какое они проявляют к другим; и что внутри самих западных стран существует большое количество лоббистов, которые по идеологическим или материальным причинам стремятся повлиять на выработку того или иного политического курса. Это осознание на его нынешнем уровне и в его нынешней глубине воплотилось в «кремлевском списке». Которым многие остались недовольны, но значимость которого определят только последующие события, а не чьи-то мнения. Какими бы «авторитетными» они ни были.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 30 января 2018 > № 2477113 Владислав Иноземцев


Россия. США > Армия, полиция > carnegie.ru, 30 января 2018 > № 2477056 Виктор Мизин

Как сохранить Договор о РСМД между Россией и США

Виктор Мизин

Отсутствие новых договоренностей и общего решения вопроса о мерах по обеспечению соблюдения Договора РСМД – даже при заявлениях сторон о готовности и дальше его соблюдать – серьезно осложняет перспективы продвижения в вопросах контроля над вооружениями как в двустороннем формате Россия – США, так и в европейском контексте, грозит полным ступором этого процесса и дальнейшим ухудшением наших взаимоотношений с Западом

Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), подписанный в 1987 году, находится сейчас в непростой ситуации. В свое время этот исторический документ ознаменовал окончание долгого кризиса в контроле над вооружениями на излете холодной войны и переход к непростым переговорам о дальнейшем снижении военной угрозы.

Тогда впервые удалось договориться о ликвидации целого класса новейших вооружений – комплексов баллистических и крылатых ракет наземного базирования средней (1–5,5 тысячи км) и меньшей (от 500 до 1000 км) дальности, а также о непроизводстве, запрете на испытания и развертывание таких систем в будущем.

В выигрыше были обе стороны: и НАТО, поскольку избавлялось от угрожающих Западной Европе советских ракет СС-20 (РСД-10 «Пионер»), а также устаревших Р-12, Р-14; и СССР, устранявший угрозу высокоточных «Першингов-2» и наземных «Томагавков-BGM-109G», первые из которых, с подлетным временем около восьми минут, могли поражать советские командные пункты и базы стратегических сил.

Позднее, после окончания некоторой оттепели в отношениях Москвы и Запада в начале 2000-х годов, договор вызывал у российской стороны серьезные возражения. О возможном выходе России из Договора о РСМД в ответ на выход США из Договора об ограничении систем ПРО в 2000 году предупреждали и президент России Путин, и ряд высокопоставленных военных, которые считали документ «реликтом холодной войны», лишающим Москву возможности развивать системы, стоящие на вооружении многих других стран.

В июне 2013 года президент Путин на встрече с представителями российского ВПК назвал решение СССР отказаться от ракет средней дальности «по меньшей мере спорным» и заявил о возможном выходе России из договора – в ответ на размещение элементов американских ПРО в Европе. Правда, впоследствии, когда политико-пропагандистская шумиха вокруг американской ПРО у нас немного утихла, эта жесткая запросная позиция была несколько скорректирована.

Россия подтвердила, что остается привержена соблюдению договора и не планирует возвращаться к производству ракет средней и меньшей дальности, хотя и считает, что ряд положений документа требуют технических уточнений из-за появления новых видов вооружений. Вместе с тем Москва утверждает, что действия США, в том числе развертывание глобальной системы ПРО, прямо нарушают договор.

Заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков в 2017 году заявил, что Россия готова к межведомственному диалогу с США по Договору о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД), «не имеет никаких оснований ставить под сомнение жизнеспособность Договора о РСМД» и «не намерена нарушать его условия». Однако, по его словам, российскую сторону «очень тревожат попытки американской стороны под надуманными предлогами поставить под сомнение целесообразность его сохранения».

Москва к тому же не отказывается от идеи, сформулированной в совместном заявлении России и США на 62-й сессии Генассамблеи ООН и на Конференции по разоружению в 2007 году, а также в Сочинской декларации президентов России и США о стратегических рамках российско-американских отношений от 6 апреля 2008 года. То есть от идеи «сохранения и укрепления РСМД и его универсализации, распространения запрета на РСМД на все ядерные державы». Хотя такие шаги практически обнулили бы ракетные потенциалы Китая и многих азиатских стран (Индии, Пакистана, Израиля, Ирана, Саудовской Аравии, КНДР и некоторых других).

Проблема обострилась, когда в июле 2014 года в письме Обамы к Путину, вслед за рядом американских «разоблачений», Москву обвинили в нарушении Договора о РСМД. В Госдепартаменте США полагали, что крылатая ракета, разработанная Россией, попадает под данное в договоре определение крылатой ракеты наземного базирования с дальностью от 500 до 5500 км, а все ракеты данного типа и все пусковые установки, используемые для их запуска или испытания, запрещены по условиям договора.

Правда, США тогда не смогли четко сообщить, о какой именно российской ракете идет речь, – сначала это была крылатая ракета Р-500 для «Искандера-М», потом неясные намеки, что это крылатая ракета семейства «Калибр» с дальностью до 2600 км, затем заговорили о новой ракете 9М729 ОКБ «Новатор» имени Л.В. Люльева в составе концерна «Алмаз-Антей», которую на Западе называют SSC-8. Предполагается, что эта система является глубокой модернизацией ракеты Р-500 (9М728) комплекса «Искандер-М» и использует новые пусковую и транспортно-заряжающую установки.

В Конгрессе США уже сформировалось мощное лобби в поддержку развертывания новых американских систем в ответ на якобы доказанное российское нарушение. В самых радикальных предложениях речь идет о том, чтобы начать разработку новой ракеты Pershing-III мобильного базирования и новых крылатых ракет наземного базирования в дополнение к авиационным силам на европейском театре.

Россия отрицает, что эта ракета развернута в войсках (помимо испытательного дивизиона на полигоне Капустин Яр, американцы предположительно ведут речь о дивизионе 119-й отдельной ракетной бригады 41-й общевойсковой армии ЦВО в поселке Еланский Свердловской области). Москва отвечает, что этот дивизион вооружен «Искандерами-М» и не имеет дальность свыше 500 км.

В российском МИДе заявили, что данная крылатая ракета наземного базирования с индексом 9М729 полностью отвечает требованиям договора, она не разрабатывалась и не испытывалась на запрещенную по договору дальность, а ее развертывание осуществляется в строгом соответствии с международными обязательствами России.

Вряд ли Москва хотела намеренно нарушить договор – несмотря на позицию некоторых влиятельных сил, скорее всего, речь шла о балансировании на грани, возможно, чтобы обеспечить большую гибкость американской стороны по теме ПРО.

В свою очередь Россия выдвинула собственные претензии к США. Во-первых, речь идет об испытании систем ПРО по мишеням-ракетам средней дальности (характеристики которых совпадают с ракетами средней дальности, создание которых даже в качестве мишеней запрещено условиями договора) и разработке беспилотников с оружием на борту (Reaper MQ-9, Avenger), характеристики которых совпадают с ракетами средней дальности.

Главная же российская озабоченность – это наземные системы ПРО Aegis Ashore, которые США недавно разместили в Румынии и планируют разместить в Польше. Они используют такие же вертикальные пусковые установки, как и морская Mk-41, которая может запускать запрещенные крылатые ракеты «Томагавк».

Американцы утверждают, что у этих наземных «Иджисов» есть визуально наблюдаемые, функционально различимые признаки того, что они не могут запускать крылатые ракеты. Россия парирует, что рассматривает их как ударные наземные средства средней дальности – это неоднократно подтверждали в российском МИДе. Консультации сторон пока не увенчались успехом.

Не произошло прорыва и на последней сессии Специальной контрольной комиссии по договору в Женеве 12–14 декабря прошлого года, хотя там, в тридцатую годовщину договора, еще раз была подтверждена его важность.

По имеющимся данным, американцы представили там серийный номер спорной российской ракеты, дату и место ее пуска. Россия в ответ сообщила, что речь идет о разрешенных договором испытаниях (пункт 11 статьи VII ДРСМД). Там говорится, что «крылатая ракета, не являющаяся ракетой для использования в варианте наземного базирования, не рассматривается как КРНБ, если испытательный пуск такой ракеты производится на стартовой позиции для испытаний со стационарной пусковой установки наземного базирования, которая используется исключительно в целях испытаний и которая отличима от пусковых установок КРНБ».

Между тем, даже если эта крылатая ракета и не была испытана с мобильной наземной пусковой установки на дальность, запрещенную договором, пункт 4 статьи VII ДРСМД постановляет, что «дальностью КРНБ, не указанной в статье III настоящего Договора, считается максимальное расстояние, которое ракета может пролететь в нормальном проектном режиме до полного израсходования топлива, определяемое по проекции траектории полета ракеты на земную сферу от точки старта до точки падения. …КРНБ, дальность которых равна или превышает 500 километров, но не превышает 1000 километров, рассматриваются как ракеты меньшей дальности. БРНБ или КРНБ, дальность которых превышает 1000 километров, но не превышает 5500 километров, рассматриваются как ракеты средней дальности».

Ситуация осложняется еще и тем, что, если новая ракета была испытана с «Искандера-М», все такие пусковые установки должны быть уничтожены.

Однако представляется, что и здесь при наличии политической воли и осознании сложности ситуации возможен разумный компромисс. Россия и США могли бы взять на себя политическое обязательство разрешить взаимные претензии по соблюдению Договора РСМД. После этого они смогут дополнить постоянный диалог на дипломатическом уровне технической экспертизой либо рассмотреть все значимые претензии, создав специальную двустороннюю группу технических экспертов, уполномоченных надлежащим образом. Используя потенциал такой группы технических экспертов, Россия и США могли бы рассмотреть вопрос о дополнении положений договора с учетом технологического прогресса и политических изменений, произошедших со времени вступления договора в силу.

Вполне осуществимой целью могло бы быть согласование неких новых меморандумов о взаимопонимании или согласованных определений (по аналогии с Договором по ПРО 1972 года), которые описывали бы характеристики вновь появившихся технологий систем вооружения и позволяли бы отличать их от систем средней и меньшей дальности наземного базирования.

Речь, в частности, могла бы идти о согласовании параметров испытаний ракет-мишеней (этот вопрос впервые поднимался десять лет тому назад), о разработке новых определений для ударных дронов-беспилотников как новой, третьей категории средств, попадающих под ДРСМД, и принятии новых мер контроля и режимов проверки для их дифференциации от запрещенных наземных КРНБ.

Кроме того, можно было бы договориться о мерах транспарентности в отношении размещенных на объектах ПРО США в Румынии и затем в Польше многофункциональных вертикальных пусковых установок SM-Ib/IIA – с согласованием на них функционально обусловленных и визуально наблюдаемых отличий.

Теоретически можно было бы договориться об инспекции этих систем, несмотря на предсказуемое несогласие Пентагона. В свою очередь Москва могла бы дополнительно прояснить вопрос о вызывающих озабоченность испытаниях своей новой крылатой ракеты, предоставив исчерпывающую и убедительную информацию, а возможно, и организовав посещение американскими инспекторами полигона в Капустином Яре.

Полезной площадкой для углубленной проработки вопроса – чтобы закрыть имеющиеся в ДРСМД правовые лакуны – могла бы стать и российско-американская группа технических экспертов, которая, детально проанализировав проблемы, сформулировала бы конкретные рекомендации с параметрами и техническими характеристиками для разрешения споров. Такие шаги, безусловно, были бы весьма позитивно встречены в Европе и способствовали бы укреплению региональной безопасности. Ясно, что они будут и впредь важной темой неофициальных контактов на втором треке.

Описанные шаги давно назрели и безусловно актуальны. Очевидно, что отсутствие в настоящее время новых договоренностей и общего решения вопроса о мерах по обеспечению соблюдения Договора РСМД – даже при заявлениях сторон о готовности и дальше его соблюдать – серьезно осложняет перспективы продвижения в вопросах контроля над вооружениями как в двустороннем формате Россия – США, так и в европейском контексте, грозит полным ступором этого процесса и дальнейшим ухудшением наших взаимоотношений с Западом.

Россия. США > Армия, полиция > carnegie.ru, 30 января 2018 > № 2477056 Виктор Мизин


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 30 января 2018 > № 2477026 Андрей Мовчан

Пар ушел в список

Андрей Мовчан

Министерство финансов США представило Конгрессу «Кремлевский доклад» — список из 210 чиновников и бизнесменов, приближенных к Владимиру Путину. Экономист Андрей Мовчан рассуждает о том, как в одном списке оказались братья Ананьевы, Юрий Шефлер и российские высокопоставленные чиновники, почему им не стоит об этом сильно беспокоиться и что произойдет после публикации доклада

Доклад — это не только список фамилий, но и повествовательная часть. А там открытым текстом написано: уважаемые члены Конгресса, нам очень не хотелось делать нашу работу, и мы по возможности послали вас с вашими просьбами, ограничившись формальной отпиской.

Да-да, так и написано: список составлен на основании reliable public sources, достоверных открытых источников. То есть почитали, что в газетах напечатано, и сделали доклад. Там точно сказано: вместо создания списка олигархов, сотрудничающих с властью, мы просто написали всех, кому reliable public sources приписывают состояние в миллиард долларов и выше. И что список не имеет никакого отношения к санкциям, не является основанием для них. А также что наличие в нем фамилии не говорит о том, что человек действовал как-то незаконно. Там четко написано, что на основании доклада нельзя принимать по отношению к упомянутым лицам никаких ограничительных мер. С политической частью списка ситуация ровно такая же: никаких доводов о том, что упомянутые люди причастны к нарушению международных договоров и так далее.

То есть Минфин США просто взял несколько публичных источников — Forbes, Financial Times, The Wall Street Journal и сайт правительства Российской Федерации — и переписал оттуда фамилии. И не очень, к слову, точно: есть люди, типа братьев Ананьевых, которые уже давно находятся за пределами Российской Федерации, и никакого миллиарда у них уже давно нет. Совершенно неожиданно было увидеть в списке и Юрия Шефлера, который давно уже не входит в фавориты и не может быть обвинен в сотрудничестве с Кремлем — ему и в Россию-то, должно быть, въезд запрещен. Это говорит о том, что данные брались не сегодняшние, а из публикаций 2015–2016 годов.

Упрекнуть авторов доклада не в чем: они сделали то, о чем их и просили, но внутри списка достаточно слов, которые не позволяют его как-либо использовать

Конгресс поручил Минфину странную вещь: давайте найдем всех плохих людей в России и напишем список. А такие расследования — о связях олигархов с государством — вообще не делаются публично, это работа не для развлечения избирателей. Понятно, что серьезные профессионалы из ЦРУ, Минфина и казначейства посмотрели на это косо и проконсультировались с Администрацией президента, которая в итоге сказала: «Черт, только этого нам не хватало. Давайте сделаем что-то такое, чтоб все спустилось на тормозах». Косвенно об этом свидетельствуют твиты членов АП США, которые пишут: ну да, доклад выпустили, поручение исполнено, при этом существующие санкции и так хорошо работают, так что необходимости менять что-то нет, а если изменения и будут, то не в соответствии с докладом, а исходя из здравого смысла.

То есть позиция американской исполнительной власти очень жесткая: мы знаем, что делаем, не мешайте, у нас все в порядке с режимом санкций, и ваши списки нас не интересуют. В сухом остатке: упрекнуть авторов доклада не в чем, потому что они сделали то, о чем их и просили, а внутри самого доклада написано достаточно слов, которые не позволяют его как-либо использовать.

С самого начала было ясно, что затея с докладом — попытка родить мышь. Мероприятие очень бессмысленное: у нас теперь есть перепечатанный на бумаге Конгресса список Forbes, а также перепечатанный список политиков с сайта правительства Российской Федерации.

Безусловно, найдутся в мире организации и компании, которые откажутся работать с людьми из списка, несмотря на то что такой рекомендации в сопроводительной записке нет и вообще так делать не надо. Так что, с одной стороны, для упомянутых людей это вещь неприятная. А с другой — если кто-то из них будет проходить где-то комплаенс, он сможет принести с собой этот список в качестве подтверждения, что у него достаточно собственных средств для того, чтобы, например, во что-то их инвестировать — раз уж ЦРУ считает, что у него есть миллиард долларов.

Но анализировать тут просто нечего. Можно расслабиться и жить дальше.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > snob.ru, 30 января 2018 > № 2477026 Андрей Мовчан


Россия. США. Евросоюз > СМИ, ИТ > federalspace.ru, 29 января 2018 > № 2523480

29 января 2018 года исполняется 20-лет со дня подписания в Вашингтоне соглашения между Россией, США, государствами-членами Европейского космического агентства (ЕSА), Канады и Японии о создании Международной космической станции. Этот документ стал результатом пятилетней предварительной работы космических ведомств разных стран, а дата - точкой отсчета истории МКС. МКС стала самой масштабной и самой дорогой станцией вне Земли в истории мировой космонавтики.

В 1984 году Президент США Рональд Рейган объявил о начале работ по строительству американской орбитальной станции, которая в 1988 году получила название «Свобода» (Freedom). На тот момент над проектом вместе работали США, Канада, страны Европы и Япония. В плане было создание крупногабаритной управляемой станции с модулями, поочередно доставляемыми кораблями «Спейс шаттл» на орбиту. Но в начале 90-х годов стало ясно, что проект потребует слишком больших материальных затрат. В то время в СССР, где уже был опыт создания орбитальных станций «Салют» и «Мир» и выведения их на орбиту, планировалось создание станции «Мир-2». Но из-за экономических трудностей проект был заморожен.

17 июня 1992 года Россия и США заключили соглашение о сотрудничестве в деятельности, направленной на исследование космоса. Российское космическое агентство совместно с НАСА разработало программу «Мир-Шаттл», где предусматривались полеты многоразовых американских кораблей «Спейс Шаттл» на российскую космическую станцию «Мир». Также программа регламентировала включение космонавтов из России в экипажи американских «Шаттлов» и, соответственно, астронавтов США в экипажи российских кораблей «Союз» и станции «Мир». По ходу реализации данной программы возникла идея объединить национальные программы создания орбитальных станций. В марте 1993 года руководителю NASA Дэниелу ГОЛДИНУ генеральным директором РКА Юрием КОПТЕВЫМ и генеральным конструктором НПО «Энергия» Юрием СЕМЁНОВЫМ была предложена идея о создании Международной космической станции. В этом же году многие американские политики выступили против создания орбитальной космической станции. Так, на июньском конгрессе США поднимался вопрос об отказе от строительства станции. Перевес в пользу строительства был в 1 голос: 216 против 215.

2 сентября 1993 года председатель Совета Министров России Виктор ЧЕРНОМЫРДИН и вице-президент США Альберт ГОР все же объявили о создании нового проекта «подлинно международной космической станции». Тогда «Международная космическая станция» стало официальным названием, хотя наряду с ним употреблялось и неофициальное – космическая станция «Альфа». Российское космическое агентство и NASA разработали «Детальный план работ по Международной космической станции», что позволило в июне 1994 года подписать контракт «О поставках и услугах для станции «Мир» и Международной космической станции».

Участники совместных российско-американских встреч видели станцию как единое пространство, состоящее из двух интегрированных сегментов (российского и американского). Уже 23 июня 1994 года было подписано «Временное соглашения по проведению работ, ведущих к российскому партнёрству в Постоянной пилотируемой гражданской космической станции» в Вашингтоне. Теперь Россия официально подключилась к работам над МКС.

В ноябре того же года в Москве были проведены первые консультации американского и российского космических агентств с заключением контрактов с фирмами-участницами проекта — РКК «Энергия» им. С. П. Королёва. и «Боинг».

В марте 1995 года утвержден эскизный проект станции в Космическом центре им. Л. Джонсона в Хьюстоне, а в 1996-м утверждена конфигурация станции, состоящей из двух сегментов – российского (усовершенствованная версия «Мир-2») и американского (с участием стран-членов ЕКА, Италии, Канады, Японии и Бразилии). Начинается строительство первых модулей станции.

После подписания документа о создании МКС 29 января 1998 года, уже 20 ноября 1998 года — Россия запустила функционально-грузовой блок «Заря» – первый элемент МКС, а 7 декабря 1998 года к нему был пристыкован первый американский модуль «Юнити», доставленный на орбиту шаттлом «Индевор». Через три дня, 10 декабря, впервые были открыты люки в новую станцию. Первыми в нее вошли российский космонавт Сергей КРИКАЛЁВ и американский астронавт Роберт КАБАНА.

Экипаж первой длительной экспедиции в составе Уильяма ШЕПЕРДА, Юрия ГИДЗЕНКО и Сергея КРИКАЛЁВА прибыл на МКС почти через два года. С тех пор станция стала постоянно обитаемой. Сегодня МКС - территория настоящего международного сотрудничества, своеобразный многонациональный орбитальный дом, где политика уступает место решению практических и научных задач.

Россия. США. Евросоюз > СМИ, ИТ > federalspace.ru, 29 января 2018 > № 2523480


Россия. США > СМИ, ИТ. Медицина > forbes.ru, 29 января 2018 > № 2475957 Сергей Морозов

Виртуальный доктор. Как будет работать искусственный интеллект в медицине

Сергей Морозов

доктор медицинских наук, MPH, президент European Society of medical imaging informatics

В каких случаях ИИ помогает врачу, а где на него зря уходят деньги

Согласно международным исследованиям, применение искусственного интеллекта в медицине способно увеличить валовую прибыль компаний в индустрии здравоохранения. В 2016 году доля европейского рынка ИИ была оценена в $270 млн при ожидаемом ежегодном росте более 35%. По оценкам BIS Research, к 2025 году общий рынок ИИ в здравоохранении достигнет $28 млрд при CAGR более 45,1%, а рынок ИИ для медицинской визуализации и диагностики — $2,5 млрд.

Основной мотивацией для развития ИИ в медицине является рост затрат на здравоохранение и соответствующая необходимость в их ограничении, проблема качества диагностики: около 20-30% медицинских исследований являются неточными или неточно интерпретируются, стремление к стандартизации и автоматизации рутинных функций вплоть до создания самоуправляемых диагностических моделей.

Еще одним очевидным стимулом развития ИИ является огромный объем данных, которые генерируются всевозможными медицинскими устройствами и информационными системами. При этом, после 3 месяцев хранения менее 15% медицинских данных оказываются востребованными врачами. ИИ привлекает возможностью придать смысл и добавленную стоимость накопленной информации. Автоматизация рутинных действий по сбору и анализу разрозненных медицинских данных позволила бы повысить точность ранней диагностики и прогнозирования развития болезней, оценку эффективности лечения.

Таким образом, трудно найти лучший момент, чем вчера, для инвестиций в быстрорастущие компании на рынке ИИ в здравоохранении. Основным экономическим драйвером при этом, отраженном в девизе знаменитой американской клиники Мэйо «doing more with less», является возможность снижения затрат в системе здравоохранения при сохранении эффективности.

Международная практика

Американская компания Enlitic предлагает онлайн-сервис, повышающий клиническую и экономическую эффективность работы медицинского персонала. Созданный для распознавания рентгенограмм легких в двух проекциях, он позволяет с точностью свыше 95% (AUC > 0,95) классифицировать снимки по 6-7 основным синдромам (не диагнозам!) и формировать предварительный шаблон описания, с которым врачу нужно либо согласиться и нажать «подписать», либо не согласиться и внести свои изменения. Основная сложность, с которой столкнулись разработчики, — проверка данных для тренировки компьютера. В результате этот процесс осуществлялся при помощи массового тегирования (разметки) врачами со всего мира более 5 млн снимков по согласованным критериям.

В компании Babylon health и Sensely разработали приложения для анализа жалоб людей, обращающихся в колл-центр. Алгоритмы анализируют ответы пациента на заданные вопросы и выбирают один из собственных вариантов, таких как «срочно обратитесь к врачу/запишитесь на прием/почитайте об этом заболевании на нашем сайте». Такой элементарный по сути сервис уже широко применяется Национальной службой здравоохранения Великобритании (NHS) и позволит сэкономить затраты колл-центров. Основная сложность в этом случае — разработка деревьев принятий решений и их валидация в условиях медицинской практики.

Израильский стартап Zebra Мedical обратился к проблеме ошибок диагностики, которые по разным оценкам достигают 30% в общем числе проводимых исследований. Потенциально их разработка может повысить число выявляемых при компьютерной томографии заболеваний, снижая вероятность человеческой ошибки: врач как человек может что-то просто не заметить при описании томограмм. Для ответственного врача это удобный инструмент, позволяющий не пропустить, к примеру, опухоль легкого, перелом позвонка, хронические заболевания печени или кальциноз артерий сердца. Для менеджмента клиники — возможность управления рисками и дополнительная защита от гипотетических судебных исков в случае пропущенных диагнозов. С точки зрения системы здравоохранения, дополнительные находки — это в большинстве случаев ложно-положительные диагнозы, увеличивающие стоимость обследования и лечения, но не повышающие качество и продолжительность жизни. В ноябре 2017 года была объявлено о предоставлении доступа к сервисам Zebra через Google Cloud по цене $1 за каждое исследование.

Неудачные экзамены ИИ

Компания IBM после неудачного запуска продукта Watson для анализа изображений, который, тем не менее, стал ассоциироваться с любыми продуктами на основе искусственного интеллекта, выбрала путь Google и решила натренировать компьютер на сдачу экзамена на сертификат врача-маммолога в США. Покупка ею компании Merge Healthcare, обладающей огромным архивом снимков, не дала ожидаемого результата, так как эти данные не были предварительно размечены человеком и компьютеру ни о чем не говорили. Чтобы исправить ситуацию IBM начала создавать партнерства с клиниками для получения от них размеченных данных в обмен на лицензии на клиническое применение разрабатываемых алгоритмов. Для этого была создана технологическая платформа с магазином приложений, позволяющая в перспективе поставить на поток выпуск и валидацию алгоритмов для медицины.

Можно предположить, что в недалеком будущем, учитывая коммодитизацию томографов и растущую доступность лучевой диагностики в развивающихся странах, IBM сможет конкурировать и с сегодняшними гигантами медицинской индустрии, продавая не технологии сканирования, а доступ к сервисам массового анализа изображений и данных. Это подтверждает выводы компании McKinsey, которая показала, что в медицине возможно автоматизировать 36% функций, прежде всего на уровнях сбора и анализа данных.

В результате, на зарождающемся рынке ИИ в медицине уже работает несколько бизнес-моделей: продажа узкоспециализированных сервисов напрямую госпиталям, продажа лицензий на сервисы через онлайн-платформы или маркетплейсы, продажа разработанного программного обеспечения крупным компаниям-производителям медицинских информационных систем, всевозможные партнерства между стартапами и индустриальными лидерами. Все понимают, что «золото» очень близко, но где точно — пока непонятно.

Ограничения и ошибки в России

Ситуация на рынке ИИ в области медицины в России заметно отличается от того, что происходит сейчас на Западе. Ее можно кратко описать фразой основателя компании Enlitic Джереми Ховарда: «Большинство алгоритмов искусственного интеллекта бесполезны», так как созданы под неточное определение задачи или в отсутствие бизнес-модели.

Что ограничивает развитие и применение технологий анализа данных и ИИ в российской медицине? Во-первых, медицинский труд в России дешев, и, соответственно, экономическое обоснование автоматизации функций медсестры или врача несостоятельно.

Во-вторых, врачи в России в избытке (1 рентгенолог на 2800 населения в России, 1/10000 в США и 1/100 000 в Японии), и как следствие, отсутствует типичная мотивация заместить недостающую рабочую силу алгоритмом или компьютерной программой.

В-третьих, по моим ощущениям, формально отсутствует проблема качества медицинской помощи и экономических потерь из-за назначения бесполезных исследований, поскольку сложившейся системе невыгодно демонстрировать проблемы.

Таким образом, в России хайп ИИ в большей степени обусловлен «модой» и стремлением привлечь легкие инвестиции.

При этом существенным отличием российской медицины от медицины стран ОЭСР является индустриальное отставание, то есть крайне ограниченный системный подход к организации рабочих процессов, постановке измеримых качественных целей, экономическому обоснованию, управлению по целям и информатизации. Необходимым условием для развития рынка ИИ в медицине является формирование ИТ-инфраструктуры здравоохранения. Регламентация процессов, постановка целей на основе измеряемых метрик качества, оценка экономической эффективности — все это необходимая основа информатизации и последующей автоматизации. Получается, что отдельные госкомпании, страховщики и сетевые частные клиники проявляют скорее праздный интерес к решениям по автоматизации, но не готовы к приобретениям. Частным компаниям и инвесторам в таких условиях трудно рассчитывать на реальные продажи.

Выделю основные ошибки разработчиков алгоритмов и продуктов для автоматизации медицинских функций и предиктивного анализа данных:

- создание продукта, исходя из имеющейся технологии, а не от определения проблемы целевой аудитории;

- создание алгоритмов под потребности отдельно взятого врача-евангелиста ИТ, а не системы оказания медицинской помощи;

- гипотеза отсутствия решений на рынке, в то время как продукты уже существуют в составе информационно-аналитических систем традиционных медицинских производителей, но не позиционируются отдельно для широкого потребителя;

- отсутствие четкого определения целевой аудитории, механизмов финансирования медицинской помощи и экономических мотивов потенциальных заказчиков;

- отсутствие анализа рынка, конкурентов и продуктов;

- отсутствие Сhief medical officer с медицинскими, бизнес и ИТ-компетенциями;

- создание модели «как должно быть» без базового описания рабочих процессов в модели «как есть».

Выводы

Готовность медицины к изменениям привычного уклада, прежде всего, зависит от готовности применять решения из других индустрий. Например, технологии, которые используются для рендеринга изображений и отображения теней в компьютерных играх, уже успешно применяются в медицине. Трансформация медицины из искусства и ремесла в индустриальное решение происходит повсеместно, и это не замена врача, а обогащение медицины технологиями из других отраслей, например из ритейла, авиаперевозок, индустрии гостеприимства.

Применение искусственного интеллекта в медицине способно революционизировать индустрию здравоохранения за счет развития таких областей, как персонализированная медицина, диагностика, разработка новых лекарственных препаратов, робот-ассистированная хирургия, телемониторинг хронических заболеваний, дистанционная помощь пациентам, поддержка принятия правильных медицинских решений, выявление медицинских ошибок.

Не автоматизируются только экспертиза, мудрость, человеческое отношение, забота, эмпатия, взаимопонимание, поддержка — именно то, что составляет основу профессии Врача. Системным же сдвигом в медицине под давлением автоматизации должен стать переход к глаголам совершенного вида, то есть от лечения к излечению. Мотивация по KPI и искусственный интеллект нам в помощь.

Россия. США > СМИ, ИТ. Медицина > forbes.ru, 29 января 2018 > № 2475957 Сергей Морозов


США. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 января 2018 > № 2476073 Сергей Згурец

Американские Javelin имеют недостатки, которые могут проявиться на поле боя — военный эксперт

О недостатках Javelin и украинских аналогах американских комплексов

Марина Евтушок, Апостроф, Украина

Директор информационно-консалтинговой компании Defense Express, военный эксперт СЕРГЕЙ ЗГУРЕЦ в первой части интервью «Апострофу» рассказал, какую новую технику и вооружение получит украинская армия в 2018 году, почему решение США предоставить Украине противотанковые ракетные комплексы Javelin является скорее политическим шагом, нежели средством повышения боеспособности ВСУ, какие украинские образцы вооружения могут конкурировать с американскими ПТРК и какие рода войск получат Javelin.

— Совет национальной безопасности и обороны утвердил государственный оборонный заказ. Какие изменения произошли в нем по сравнению с прошлым годом? Координатор группы «Информационное сопротивление» Дмитрий Тымчук рассказывал, что в 2017 году оборонный заказ часто не выполнялся из-за бюрократических препон. В 2018 году это не повторится?

— Государственный оборонный заказ — это главный механизм обеспечения войск новой техникой и вооружением. Эта модернизированная техника поступает к ним в соответствии с двумя программами — государственной программой развития вооружений, которая рассчитана до 2020 года, и государственной программой развития Вооруженных сил. Исходя из этих программ и формируется государственный оборонный заказ, он же определяет загруженность наших оборонных предприятий государственной и частной форм собственности.

Когда мы говорим о государственном оборонном заказе на 2018 год, то он отличается от прошлогоднего, прежде всего, объемом. Существенно, примерно на 20%, увеличено финансирование закупок новой и модернизированной техники. Вторая составляющая, которая влияет на государственный оборонный заказ, — использование так называемых государственных гарантий, то есть государственных денег, которые могут быть использованы для долговременных проектов создания новой военной техники. Мы говорим о ГОЗ в пределах 23 млрд грн и объеме государственных гарантий от 17 до 20 млрд грн.

Кроме того, ГОЗ имеет определенные особенности. Так, он формируется уже не на один год, а на три, потому что все наши военные проекты сложно выполнить в течение года, особенно когда мы говорим о технологически сложных вещах.

Проблема гособоронзаказа 2017 года заключалась в том, что механизм применения государственных гарантий для изготовления военной техники не был отработан. На то, чтобы определить механизм финансирования проектов, которые осуществляются за государственные гарантии, ушло по меньшей мере пять месяцев сотрудничества между Министерством обороны, Министерством финансов и Министерством экономики. Без этого ни один проект не мог сдвинуться с места. Фактически это была одна из значительных проблем прошлого года, и она негативно повлияла на темпы изготовления отдельных образцов техники, в частности речь идет о БТР-4, которые должны изготавливаться именно с государственными гарантиями.

В 2018 году, надеюсь, ситуация будет принципиально другой, потому что механизм государственных гарантий отработан, поэтому эту сумму (17-23 млрд грн) получат как государственные, так и частные предприятия. Финансирование по прямому финансовому потоку непосредственно через Министерство обороны в рамках государственного оборонного заказа больше на 25%. Следовательно, в текущем году на основании принятия ГОЗ мы фактически имеем увеличенный на 20% гособоронзаказ по финансированию Минобороны и чуть ли не вдвое увеличенные расходы на финансирование долгосрочных проектов по государственным гарантиям. Думаю, это станет серьезным толчком для поставки новой техники в войска.

Еще один важный момент — достаточно много средств выделено на подготовку к изготовлению новой техники. Это другая статья расходов, ведь можно разработать новую современную технику, но не иметь отработанной технологической линии для ее производства. Так вот, в этом году Министерство экономики выделяет значительные средства для того, чтобы создавать и углублять возможности предприятий в изготовлении новой техники.

Поэтому я думаю, что 2018 год должен стать прорывным с точки зрения начала серийного изготовления новых образцов техники. И, думаю, если срывов не будет, то это будет первый год, когда наши Вооруженные силы начнут получать новую военную технику, в частности те же БТР-4, БТР-3 и БТР-70ДИ фактически батальонными комплектами. Это будет существенно отличаться от предыдущих лет, когда ВСУ получали новые образцы бронетехники поштучно.

— Относительно новой техники для украинской армии в 2018 году. Что она может получить?

— У нас есть роды войск, которые имеют большое количество советской техники. Если перед началом войны нам не хватало исправной техники, а после двух «котлов» мы потеряли около 80% боеспособной техники, которая принимала участие в боевых действиях, то, конечно, после 2014 года возникла насущная потребность, во-первых, восстановить потери, а во-вторых — обеспечить техникой новые части. Ведь в течение первых двух лет войны численность украинской армии увеличилась вдвое, соответственно, почти вдвое возросла потребность в технике. Кроме того, надо было компенсировать то, что было неисправно или утрачено. Так вот, на сегодня мы имеем ситуацию, когда все наши военные части и бригады укомплектованы военной техникой на 98-100%. Она фактически удовлетворяет штатные потребности воинских частей.

Теперь стоит вопрос о качественном переоснащении войск и переводе армии на качественные рельсы. Это можно обеспечить лишь появлением в Вооруженных силах новой или модернизированной техники, которая имеет значительно лучшие боевые свойства по сравнению с образцами, которые сегодня находятся на оснащении украинской армии. Так вот, перечень новой техники, которая находится на различных ступенях изготовления (от отработанных серийных образцов до тех, которые пока разрабатываются), в рамках государственной программы развития Вооруженных сил и оборонно-промышленного комплекса достаточно велик.

Я думаю, что в 2018 году украинская армия получит ракетный комплекс «Ольха», который прошел цикл испытаний. Думаю, что он будет принят на вооружение как главная ударная сила, которая будет способна поражать цели противника на расстоянии минимум 200 км в той версии, которая прошла испытания. Также мы получили широкий спектр противотанковых ракетных комплексов, которые производит КБ «Луч» — от «Корсара» с дальностью до 2,5 км до «Стугны» с дальностью 5 км. И их достаточно много, количество комплексов измеряется сотнями, а количество ракет — тысячами. Это значительно больше, чем в прошлом году. Уже этого достаточно, чтобы усилить противотанковый компонент, даже не вспоминая американских Javelin, которые скорее являются политическим шагом, чем непосредственно средством усиления нашего военного потенциала.

Вооруженные силы получат батальонные комплекты БТР-4, батальонные комплекты бронетранспортера БТР-3, первые машины в серийном изготовлении, легкие бронированные машины «Дозор», бронированные машины «Козак», которые прошли испытания и используются с конца прошлого года. Также поступят модернизированные танки Т-64.

Мы начнем процесс глубокой модернизации истребителей МиГ-29 и Су-27, которые существенно повысят возможность нашей авиации обнаруживать цели противника в воздухе и уничтожать его на земле, используя новые управляемые средства поражения, которые разрабатываются и будут производиться в Украине. Когда мы говорим о противовоздушной обороне, то здесь также будет сделан большой шаг вперед, если мы примем во внимание, что принимается решение о разработке комплексов средней дальности с опорой на наши разработки, то есть с использованием того потенциала, который сегодня наши предприятия реализуют на территории других стран.

И опыт удачных пусков, и комплексные работы, которые проводятся нашими государственными и частными предприятиями, позволяют говорить о том, что наш противовоздушный щит станет достаточно сильным за счет работ по усилению потенциала комплексов С-300, «Бук», введения в состав Вооруженных сил комплексов типа «Куб», осуществления работ по модернизации комплекса С-125, приведения в боевое состояние комплексов С-300В1, закупки большого количества радиолокационных станций различного уровня.

Относительно нужд артиллерии, то здесь начаты работы, которые направлены прежде всего на повышение автоматизации процессов боевого управления. Слова президента о том, что будет закупаться много беспилотных комплексов, соответствуют действительности. В этом году существенно увеличен заказ государственным и частным производителям беспилотных комплексов. Это существенно улучшит осведомленность наших войск на поле боя относительно состояния дел у противника, поможет применять различные типы артиллерии и обеспечит более эффективное выполнение задач.

Когда мы говорим о военно-морском компоненте, то здесь в рамках государственных гарантий возобновлено строительство кораблей класса «Корвет», реализуется программа по строительству малых ракетных катеров, осуществляются проекты, связанные со строительством десантно-штурмовых катеров типа «Кентавр».

Фактически по каждому направлению есть проекты, которые армия получит в этом году или в ближайшие 2-3 года, учитывая сложность, в частности, изготовления танка «Оплот», осуществления работ по комплексу «Сапсан» или «Гром-2». То же самое касается изготовления самолетов Ан-148 для нужд Вооруженных сил в рамках государственных гарантий — это минимум трехлетние проекты.

Главный вопрос — это даже не ожидания войск, а то, чтобы наша оборонная промышленность начала изготавливать продукцию системно, планово, с минимальными сбоями, то есть избегала рисков и проблем двух предыдущих лет.

— Вы упоминали о Javelin как о политическом символе. Но если мы их таки получим, то хотелось бы понимать, насколько это вооружение поможет в борьбе с российской агрессией.

— Оружие эффективным делают руки и голова солдата, который этим оружием пользуется. Если мы говорим о Javelin, то это действительно технологическое оружие, которое имеет существенные преимущества перед теми образцами, которые есть у украинской армии. Вместе с тем, это оружие благодаря своей технологичности имеет определенные слабые стороны, которые на поле боя могут стать недостатком. Боец должен четко знать плюсы и минусы каждой системы вооружений, чтобы правильно их использовать.

Поэтому я отношусь к Javelin как к действительно положительному политическому шагу, который является сигналом для всех стран, а не только для России, о том, что США придают большое значение развитию потенциала Украины и будут помогать ей в этом. Перед этим мы получили от США большое количество средств связи — радиостанции Harris на минимум 200 миллионов долларов. Думаю, оснащение американскими радиостанциями, которые не подавляются российскими средствами радиоэлектронной борьбы, наших Сил специальных операций или Десантно-штурмовых войск является гораздо более эффективным, чем Javelin, потому что эффективное управление Вооруженными силами более значимо с точки зрения боевого потенциала.

Помимо систем связи Америка оказала нам помощь с радиолокационными станциями контрбатарейной борьбы, которые используются нашими военными для определения вражеских позиций, что также повышает эффективность нашей борьбы с врагом. Американцы помогли нам бронированными автомобилями Hummer, беспилотными комплексами Raven, которые используются на поле боя. Поэтому Javelin — это еще один из элементов этой цепочки. Повторяю, что само по себе оружие не является каким-то волшебным способом получить победу над врагом. Интегральные показатели, связанные с боевым духом, навыками личного состава, достаточным количеством оружия и боеприпасов являются основой для того, чтобы говорить о победе. Не стоит выделять какой-то один образец и говорить о том, что он что-то коренным образом меняет на поле боя.

— А как насчет отечественных аналогов Javelin?

— Украинское КБ «Луч» известно тем, что оно производит всю линейку управляемых противотанковых средств, поставляемых в украинскую армию — это «Корсар», «Стугна», «Комбат», «Конус», Falarick, также мы уже упоминали о комплексе «Ольха». Все это демонстрирует, что потенциал КБ «Луч» расширяется, там появляются новые проекты, к которым можно отнести, в частности, глубокую модернизацию реактивных систем залпового огня «Ольха», создание крылатых ракет типа «Нептун».

Так вот, комплексы «Корсар» и «Стугна» — это те проекты, которые КБ «Луч» разработало еще до начала боевых действий. И к тому времени они хорошими темпами экспортировались. Война заставила военное руководство Украины иначе посмотреть на эти комплексы, потому что КБ «Луч» предлагало их для оснащения армии еще в 2011, 2012 и 2013 годах. Но тогда считалось, что они украинской армии не нужны, ведь с каким же врагом мы собираемся воевать. Жизнь все расставила на свои места, и с этого года украинская армия получит минимум 800 пусковых (установок) различных типов — от «Корсара» до «Стугны».

Если мы пытаемся сравнивать Javelin с украинскими образцами, то есть определенные различия. Они заключаются в том, что, в частности, комплекс Javelin имеет дальность 2,5 км, а его существенное преимущество в том, что когда ты захватил цель в систему наведения этого комплекса, то, выпустив ракету, можешь менять позицию. Ракета же сама попадет в танк, причем в наименее защищенную его часть — в башню или самое теплое место, то есть уничтожение танка ракетой Javelin гарантируется.

Украинские комплексы управляются по другому принципу: оператор должен удерживать цель в перекрестии прицела до тех пор, пока ракета не попадет в объект. На расстоянии в пределах 5 км — это около 14 секунд. Есть существенное различие, ибо комплекс «Стугна-П» имеет вдвое большую дальность, чем Javelin — 5 км. Причем пусковая стоит в одном месте, а оператор с пультом может находиться на расстоянии 50 метров в защищенном месте. Поэтому уничтожение цели противника происходит в безопасных условиях для оператора, если сравнивать с советскими или российскими комплексами, где оператор лежит непосредственно под пусковой. В таком случае после того, как ракета стартует с пусковой, очень легко определить место размещения оператора и тут же его уничтожить снайперским или другим огнем.

Так что украинский комплекс «Стугна-П» имеет вдвое большую дальность, другой способ наведения, он атакует объект в лоб. Бронепробиваемость комплекса «Стугна-П» составляет 800 мм при динамической защите. Это означает, что без динамической защиты — в пределах 1200 мм, то есть 1 метр 20 см. Пробитие этого комплекса достаточно мощное, чтобы бороться с современными танками, которые сегодня находятся на вооружении Российской Федерации.

Теперь относительно технологических преимуществ комплекса Javelin. Он реализует принцип «выстрелил-забыл». Выстрел происходит после того, как головка самонаведения захватила контрастный в тепловом отношении объект. То есть если танк нагрет, то Javelin в него попадет, если же танк или дот холодный, то осуществить атаку в режиме «выстрелил-забыл» просто невозможно. Для того чтобы головка самонаведения комплекса Javelin захватила тепло-контрастный объект, оператор должен включить режим охлаждения, это занимает от 17 до 20 секунд. А 15-20 секунд на поле боя порой могут иметь решающее значение. В таком случае, если иметь в руках «Стугну» или «Корсар», а последний имеет похожие со «Стугной» принципы, но меньшие габариты и меньшую дальность (2,5 км, как и Javelin), то вопрос лишь в том, каким образом тот или иной боец будет использовать тот или иной образец.

Если мы говорим непосредственно о Javelin, то надеюсь, что заявление начальника Генерального штаба о том, что уже осуществляются мероприятия по подготовке личного состава к использованию Javelin, означает, что наши операторы пройдут обучение, а затем закончат курсы на тренажерах с боевыми пусками. После этого можно будет говорить о том, что украинские подразделения могут эффективно применять американское оружие. Такая же процедура была с беспилотными комплексами Raven.

Я думаю, что американская сторона будет уделять обучению очень большое внимание, ведь любой сбой в использовании Javelin на поле боя Россия обязательно использует, чтобы, с одной стороны, обвинить Америку в раздувании ситуации на Донбассе (хотя реальная вина за наши проблемы лежит как раз на Российской Федерации, и мы возьмем любую помощь, которая позволит поставить русских на место). С другой стороны, если произойдут какие-то нелады с Javelin, то Москва бросит пропагандистскую машину раздувать скандал о том, что украинцы не могут использовать технологическое оружие. Все эти риски хорошо понимают как украинская, так и американская сторона.

Я думаю, что Javelin получат наши самые обученные подразделения, в частности, Силы специальных операций, Десантно-штурмовые войска, которые на практике покажут, как Javelin справятся с самыми современными российскими танками.

США. Украина > Армия, полиция > inosmi.ru, 28 января 2018 > № 2476073 Сергей Згурец


Украина. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 января 2018 > № 2476068 Андрей Коваленко

Отделались легким испугом. Почему Порошенко и Трамп разыграли свои партии как по нотам

Давос стал настоящим спектаклем, который прекрасно описал известнейший писатель-юморист Джером К. Джером в своем рассказе

Андрей КОВАЛЕНКО, Деловая столица, Украина

«Все было очень хорошо», — резюмировал итоги своего визита на Всемирный экономический форум в Давосе Петр Порошенко. Если посмотреть на ситуацию, которая предшествовала его поездке в Швейцарию, — и правда, вышло неплохо. Уезжал вместе с критикой МВФ, Всемирного банка, ЕС и мировых СМИ за давление на НАБУ и законопроект по Антикоррупционному суду, а вернулся практически с деньгами.

Но в Давосе, где говорили о создании совместного будущего для всего мира, кибербезопасности и даже сексуальных домогательствах, от Запада критики не было. Туда приехало рекордное количество лидеров «большой семерки», включая Макрона, Меркель, Мей и даже Трампа, нарушившего традицию Обамы с Бушем, игнорировавших форум. Американский президент, которого встречали активисты с плакатами «расист, сексист, капиталист», мог увидеться и с Порошенко — об этом сообщал глава МИД Климкин. Но что-то в последний день форума пошло не так, встреча не состоялась, а Тиллерсон позже в разговоре с нашим президентом якобы оправдывался, мол — загруженный график.

Лично Трамп не был главным источником нашего счастья.

24 января Порошенко поговорил с главой МВФ Лагард. И после этого заявил Bloomberg, что Украина на 80% выполнила все условия, и к апрелю у нас будет миссия, а затем и транш подоспеет. Лагард в свою очередь поспешила отметить, что разговор получился продуктивным, от Украины ждут нового главу НБУ и продвижения в осуществлении реформ. Порошенко якобы даже согласился урегулировать тарифы на газ и принял позицию по Антикоррупционному суду. В обмен нас ждет $1,9 млрд (до 2020 года мы должны отдать более $20 млрд долгов). Жесткая критика законопроекта по Антикоррупционному суду словно осталась где-то далеко в прошлом. Лагард и Порошенко пожали друг другу руки и разошлись.

Удивительно? Вовсе нет. Давос стал настоящим спектаклем, который прекрасно описал известнейший писатель-юморист Джером К. Джером в своем рассказе «Должны ли мы говорить то, что думаем, и думать то, что говорим». Спектаклем, в котором были прекрасные актеры, и за который придется платить.

«Театральный антрепренер громко стучит в барабан.

— Подходите! Подходите! — кричит он. — Сейчас мы будем притворяться, что миссис Джонсон принцесса, а старина Джонсон сделает вид, что он — пират. Подходите, подходите, спешите видеть! И вот миссис Джонсон, притворяясь принцессой, выходит из шаткого сооружения, которое с общего согласия считается дворцом; а старик Джонсон, притворяясь пиратом, раскачивается на другом шатком сооружении, которое с общего согласия считается океаном. Миссис Джонсон притворяется, что влюблена в него, но мы знаем, что это неправда. А Джонсон притворяется, что он ужасный злодей, и миссис Джонсон до одиннадцати часов притворяется, что верит в это. А мы платим от шиллинга до полуфунта за то, чтобы в течение двух часов сидеть и слушать их».

Порошенко в Давосе хвастался самой успешной «осенью реформ» на «Украинском завтраке», напоминая о медицинской, судебной, образовательной и пенсионной. На панельной дискуссии форума президент подчеркнул, что именно он организовывает борьбу с коррупцией и даже создал НАБУ и САП, конечно, не ради транша МВФ — это ведь «приоритет президентской кампании». Он говорил, его слушали — как западные партнеры, так и мы глядя в телевизор.

Украина делала вид, что у нас все прекрасно получается и мы едва ли не самое прогрессивное государство по осуществлению реформ, открытое для инвестиций и бизнеса. А Запад делал вид, что верит и успех наших реформ — это чистой воды правда. Публика должна будет поверить и заплатить — как западные налогоплательщики, так и украинские. А главные актеры получат за спектакль каждый то, что хотел. Украина, если на то пошло, вновь выиграла в гляделки.

Главный вывод из этой истории в том, что у Запада сегодня нет альтернативы Порошенко. Это консенсус, который подтверждается, с одной стороны, жесткой критикой президента, но отсутствием реального перекрытия воздуха — отмены безвиза и финансовой помощи, о котором любят говорить. Жесткая реакция по всем направлениям на законопроект об Антикоррупционном суде — это тоже часть спектакля. И хотя некоторые эксперты после нее успели будущей весной отправить Порошенко в отставку якобы с подачи западных партнеров, в Давосе им четко дали понять, что такие разговоры — лишь иллюзия. Холодный воздух в очередной раз сменился теплым. За критикой пришел «продуктивный диалог». Вновь был найден компромисс о содержании которого, мы можем лишь догадываться. Очевидно, что Запад также увидит в законе об Антикоррупционном суде то, что хочет.

Но есть в этом всем одно «но».

«Мы делаем вид, что всякая женщина порядочна, что всякий мужчина честен — до тех пор, пока они не вынуждают нас, вопреки нашему желанию, обратить внимание на то, что это не так. Тогда мы очень на них сердимся и объясняем им, что такие грешники, как они, нам, людям безупречным, не компания», — писал все тот же Джером К. Джером.

Стоит понимать, что любому терпению свойственно заканчиваться, особенно тогда, когда появляется альтернатива.

Частью спектакля в Давосе в открытую не захотел быть лишь Трамп, заявлявший о желании наладить отношения с Россией и словно сбежавший от Порошенко. В этот момент где-то похлопал в ладоши бывший вице-президент США Джо Байден, который на днях в Совете по международным отношениям США рассказывал историю про миллиард и увольнение «сукиного сына» Шокина, перепутав временные рамки, а также о регрессе реформ в Украине и многом другом. Но Трамп, безусловно, самый настоящий участник представления, в котором Америка помогает нам деньгами и скоро даже даст оружие.

Все и вправду было очень хорошо в Давосе. Для подобных спектаклей такой форум подходит прекрасно, ведь именно там собираются все сильные мира сего, а публика следит за ними с замиранием сердца. Но в итоге именно она остается в дураках.

Украина. США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 января 2018 > № 2476068 Андрей Коваленко


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 января 2018 > № 2476052

Трамп в Давосе: мнение комментаторов Bloomberg

«Трамп хочет, чтобы глобализация превратилась в соревнование. Он уверен, что США победят, и, по его словам, что хорошо для США, хорошо и для всего мира»

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Фердинандо Джулиано (Ferdinando Giugliano), Тереза Рафаэль (Therese Raphael), Bloomberg, США

Многие мировые лидеры приехали на ежегодный Всемирный экономический фору в Давосе, чтобы выступить со своими заявлениями в рамках мероприятия, послужившего темой для почти четверти миллиона твитов. Но ни один из них не сумел привлечь к себе столько внимания, сколько привлек президент США Дональд Трамп. Ожидая выступление Трампа, которое было намечено на утро пятницы, 26 января, комментатор Bloomberg View Леонид Бершидский в Берлине, Фердинандо Джулиано в Давосе и их редактор Тереза Рафаэль обсуждали в чате то, как мировая элита оценивает первый год президентства Трампа. Ниже приведен отредактированный текст их беседы.

Фердинандо Джулиано: Единственная проблема: у моего смартфона осталось всего 29% заряда.

Леонид Бершидский: Привет, думаю, 29% нам хватит. Этого порой хватает, чтобы выиграть выборы.

Тереза Рафаэль: Итак, позвольте мне начать. Трамп уже приземлился в Давосе, и в отношении него существует две точки зрения. Согласно первой, он представляет собой опасность для мира, как говорит Патрик Пуянне (Patrick Pouyanne), глава французского нефтяного гиганта Total. Вторая точка зрения заключается в том, что он — это тот лидер, с которым главы крупных корпораций могут вести дела. Итак, Трамп-делец или Трамп-вредитель? Если в этом вопросе нет консенсуса, то, возможно, конкретные факты все же укажут нам на обоснованность одной из этих двух точек зрения?

ФД: Я бы сказал, что он — скорее вредитель, по крайней мере если речь идет об экономике. К счастью, пока ему не удалось многое разрушить, то это вовсе не значит, что в будущем он этого не сделает. Североамериканское соглашение о свободной торговле, торговля между США и Китаем, возможно, даже Всемирная торговая организация. Соглашений, которые он может уничтожить, достаточно много. Разумеется, его команда утверждает, что он хочет всего лишь добиться «более справедливых» условий, но разве другие страны готовы уступить?

ЛБ: Существует еще и третий сценарий или точка зрения: Трамп — это временная помеха. В своей речи Джордж Сорос сказал, что, по его прогнозам, Трамп перестанет быть фактором, оказывающим влияние на ситуацию, еще до 2020 года, если в 2018 году демократам удастся одержать победу. Если это случится, Трамп уже не сможет причинять существенный вред и поэтому с ним не стоит заключать сделки. Главной неизвестной, вероятнее всего, является не Трамп, а США в целом: в какую сторону страна повернется? Налоговая реформа Трампа, на первый взгляд, принесла пользу бизнесу, но продержится ли она? Действительно ли США сосредотачиваются на своих внутренних делах? Это иллюзия или временное явление?

ФД: Разумеется, у Трампа есть другая сторона — та, о которой говорит Леонид. Уменьшение налогов очень понравилось представителям бизнеса. Официальная точка зрения, о которой вы постоянно слышите здесь, в Давосе, заключается в том, что налоговая реформа — это хорошо, потому что компании начинают вкладывать больше средств в развитие и повышают зарплаты. Но произойдет ли так в США? В том случае, если состояние экономики улучшится, это и так произойдет. Между тем уменьшение налогов ставит европейские страны перед дилеммой: последуют ли они примеру США, уменьшат ли они налоги для своих собственных корпораций, рискнув вступить в «гонку уступок»? Или же они сохранят твердость, рискнув уступить часть бизнеса США?

ЛБ: В этом году в Давосе европейские лидеры много говорили о «возвращении». Канцлер Германии Ангела Меркель говорила о том, что Европе необходимо взять ответственность за свое будущее теперь, когда США утратили интерес к делам Европы, а президент Франции Эммануэль Макрон сделал серьезное предложение инвесторам от имени своей страны. Однако создается впечатление, что четкого европейского консенсуса касательно того, как нужно действовать дальше, нет. Макрон не заинтересован в перспективе налоговой конкуренции. По всей видимости, он делает ставку на создание нового позитивного образа Франции. Меркель тоже не собирается уменьшать налоги теперь, когда у нее на руках оказалась дорого обошедшаяся коалиция с социал-демократами. Тереза Мэй (Theresa May), судя по ее речи в Давосе, занята политикой в области технологий. Мы наблюдаем мощную реакцию, направленную против крупных американских технологических компаний, и одновременно с этим отсутствие консенсуса в вопросе о том, что делать со всеми этими жалобами на них — жалобами, касающимися налогов, защиты личных данных и влияния на наши выборы. Другими словами, у Европы нет четких ответов теперь, когда США превратились в своеобразную головоломку.

(Выступление Трампа вот-вот начнется.)

ФД: В зале практически не осталось свободных мест. Многим придется остаться за дверями. Делегат, который сидит за мной, выразился довольно точно: «Все его ненавидят, и все до смерти хотят на него посмотреть».

ЛБ: Как в зоопарке — все ждут, чтобы увидеть, как кормят льва.

ФД: Именно. Хотя, судя по тому, что я слышал вчера и сегодня, его речь вряд ли окажется чрезмерно скандальной. Скорее всего, это будет короткое выступление, строго по сценарию, в котором он заявит о том, что США открыты для бизнеса — во многом благодаря его налоговой реформе и реформе нормативно-правовой базы, что американская экономика в отличном состоянии и что США хотят сохранить торговые отношения, но при этом добиться, чтобы они были справедливыми. Если речь Трампа окажется именно такой, она будет резко контрастировать с речью Макрона, которую тот произнес пару дней назад и которая была пространной и длинной (возможно, даже слишком длинной).

ЛБ: Если это все, что он может сказать, стоило ли ради этого приезжать в Швейцарию? Я думаю, он хочет, чтобы его речь произвела впечатление. Или же, возможно, он приехал, чтобы послушать, что скажут другие.

ФД: Трампа хвалят за его налоговую реформу. Как я писал в своей недавней колонке, это тот элемент «трампономики», который нравится Давосу. Трампу воздают должное за рост экономики и оживление на фондовых рынках. Что касается второго, то он действительно этому способствовал. А за первое ему следует благодарить своего предшественника и главу Федерального резерва Джанет Йеллен (Janet Yellen) (полагаю, он этого не сделает). «Настал идеальный момент для того, чтобы принести ваши рабочие места, ваши инвестиции в США», — говорит он сейчас.

ЛБ: Трамп говорит, что Apple, крупнейшая в мире компания, «объявила о своих планах вернуть 245 миллиардов долларов доходов, полученных за границей», в США. Это неправда. Компания Apple не обещала возвращать эти деньги на родину. Должно быть, Тим Кук (Tim Cook) очень удивился, когда услышал это.

ФД: «Америка на первом месте — не значит, что Америка одна». Довольно интересное высказывание из уст Трампа. Он, несомненно, пытается вести себя здесь как мастер по заключению сделок. Что касается роста, он прав. Но действительно ли его политика приведет к ускорению роста в долгосрочной перспективе? Боюсь, что сейчас не самый подходящий момент для того, чтобы уменьшать налоги. Прозвучало интересное высказывание о возобновлении переговоров со странами Транстихоокеанского партнерства. Разумеется, его советники говорят, что все будет строиться на иных условиях по сравнению с теми, которые действовали при президенте Бараке Обаме. Но, возможно, его уязвило, что другие страны достигли прогресса в соглашении в Токио в начале этой недели. Сегодня он настолько дисциплинированный, что становится скучно.

ЛБ: Дисциплинированный — да, но как обычно небрежный в отношении фактов. Заявления о том, что коалиция во главе с США вернула «почти 100% территорий, ранее удерживаемых ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. ред.)», неверны.

ФД: Наиболее недостоверное заявление — это заявление о том, что он перестраивает Америку. Этим занимался Обама. А Трамп сейчас просто опирается на успехи своего предшественника.

(Выступление Трампа завершилось.)

ЛБ: И все? Он вполне мог бы выступить по Skype, как лидер Каталонии Карлес Пучдемон (Carles Puigdemont).

ФД: Трамп вполне успешно справился со своей задачей. Но прошлогодняя речь Си Цзиньпина все же была сильнее речи Трампа.

ТР: Сейчас Клаус Шваб (Klaus Schwab), основатель форума в Давосе, беседует с Трампом, спрашивая его о том, какие навыки и опыт, полученные в прошлом, в наибольшей степени пригодились ему на посту президента. Трамп отвечает, что он всегда хорошо умел зарабатывать деньги и покупать вещи, которые теряют в цене, чтобы заработать на них. Мы предлагаем нашим читателям обратиться к колонкам нашего коллеги в Bloomberg Тима О'Брайена (Tim O'Brien's), чтобы убедиться в обратном.

ЛБ: Его заявления о том, что он возглавил процесс либерализации экономики, тоже неверны. На самом деле все обстоит следующим образом:

Это не делает Трампа чемпионом дерегуляции, а в действительности даже ставит его после Обамы в предпоследний год его президентства. В 2015 году ограничения выросли всего на 0,5%. С 1970 года число ограничений уменьшалось всего трижды: в 1983 году (на 2,19%), в 1985 году (на 2,55%) и в 1996 году (на 3,16%). Трампу придется очень постараться, чтобы обойти Билла Клинтона в его лучший год.

Что касается Тима, то в одной недавно опубликованной колонке есть отличная цитата, в которой Трамп — на вопрос юриста о том, как он понимает разницу между преувеличением и ложью — ответил: «Вы хотите выставить вашу собственность в наилучшем свете, как любой другой застройщик, как любой другой бизнесмен, как любой другой политик».

ТР: В этом году в Давосе мы наблюдали столкновение видений или даже идеологий. Точка зрения Европы заключается в том, что социальная демократия не только уменьшает уровень неравенства, но и приносит рост и стабильную политику. «Америка на первом месте» подразумевает более высокие стены и более низкие налоги, а также государство, которое следит в основном за корпоративным сектором. Могут ли эти два видения каким-то образом сосуществовать?

ЛБ: Я не уверен, что это можно назвать идеологическими заявлениями. Я считаю, что в данном случае мы наблюдали откровенную рекламу, направленную на инвесторов, в основе которой лежат привычные для Трампа преувеличения и попытки расхвалить свой товар. Возьмем, к примеру, заявление об обещании Apple инвестировать 350 миллиардов долларов в американскую экономику в течение ближайших пяти лет. В реальности речь идет о 38 миллиардах долларов налогов, которые Apple заплатит со своих заграничных доходов, и примерно 30 миллиардов долларов капитальных вложений в США в течение ближайших пяти лет. Остальное — это обычные «вложения» в американскую экономику, которые Apple в любом случае сделает по мере ведения бизнеса. С коммерческой точки зрения Трамп может предложить инвесторам намного больше европейцев, учитывая существенное уменьшение налогового бремени и попытки Трампа замедлить процесс ужесточения регуляции. Ни Макрон, ни Меркель не предложили ничего подобного и не стали обещать уменьшить налоги или начать процесс дерегуляции. Их основная мысль подразумевает скорее справедливость, чем открытое соперничество.

ФД: Тем не менее, я думаю, глобализация — это сложный вопрос.

ЛБ: Трамп стал важным противовесом многоречивым, задумчивым европейцам. Все решают деньги, приходите и развивайтесь вместе с нами. Макрон хвастался сокращением налогов для бизнеса до 33%. Трамп пошел дальше. Трамп хочет, чтобы глобализация превратилась в соревнование. Он уверен, что США победят, и, по его словам, что хорошо для США, хорошо и для всего мира.

ФД: С Макроном здесь тоже связано много восторгов. Его и его команду считают компетентными. Это большой плюс.

ЛБ: Да, и, если Трамп — это всего лишь временная помеха, как сказал Сорос, это делает Макрона чрезвычайно интересным персонажем.

ФД: И не забывайте о событии в Версале — Макрон сделал предложение на английском 140 главам международных компаний.

Но увидели ли мы настоящего Трампа?

ЛБ: Мы увидели около 10 различных Трампов, и все они — настоящие.

ФД: Европа преисполнена благих намерений, но она не может принять такую роль США. Китай тоже остается под вопросом.

ЛБ: Есть только эти два посыла. Европейский посыл заключается в постепенных изменениях на протяжении длительного периода времени. Посыл Трампа сводится к деньгам и немедленному результату (хотя он преувеличивает эти самые результаты). Если бы вы были инвестором, что бы вы выбрали?

ФД: Да, но Европа не может проводить процесс глобализации в одиночку. Необходим более настойчивый Китай, более сплоченная Европа и благовоспитанная Америка. Вы недальновидны, Леонид.

ЛБ: Это не так. Я ставлю на Европу. Трампы и выборы преходящи.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 28 января 2018 > № 2476052


США. Швейцария. Россия > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 26 января 2018 > № 2474690 Андрей Костин

Костин: «Я никогда не давал денег никому из семьи Трампа»

Президент — председатель правления ВТБ Андрей Костин дал интервью Fox Business. Он, в частности, подчеркнул, что никогда не имел дел с президентом США Дональдом Трампом. Также он назвал мошенником Феликса Сатера, который заявил, что ВТБ собирался одолжить деньги на строительство Tramp Tower в Москве.

Лиз Клемен: Президент Трамп прилетел в Давос и сейчас встречается с мировыми лидерами и представителями крупного бизнеса со всей планеты. Но только не с русскими. Один российский высокопоставленный чиновник пожаловался на то, что американцы в швейцарских Альпах избегают россиян, как только могут, отчасти из-за того, что на российскую элиту собираются наложить санкции, в том числе на самого влиятельного банкира России — Андрея Костина из банка ВТБ. Президент — председатель правления ВТБ Андрей Костин присоединяется к нам из Давоса. Андрей, американцы в Давосе и правда избегают русских?

Андрей Костин: Не знаю. Я знаю, что член нашего правительства заявил такое, но я сам не встречаюсь с чиновниками. Я встречаюсь только с банкирами, и у нас есть встречи с американскими банкирами. Они все мои коллеги, я знаю их уже более десяти лет, и бизнес обстоит как обычно. Но я никогда не просил никого из американских чиновников встречаться со мной, потому что это не является моей работой, собственно говоря.

Лиз Клемен: Какие банки? С представителями каких американских банков вы встречаетесь?

Андрей Костин: Вы знаете, мы работает со многими банками, в том числе с JPMorgan, Citigroup, Bank of America, Bank of New York. Таким образом, у всех нас есть отношения с ними, у всех нас есть бизнес с этими банками.

Лиз Клемен: Президент Трамп собирается провести обед с группой международных бизнес-лидеров. Вы нет?

Андрей Костин: Россияне не приглашены, нет. Мы понимаем, что господину Трампу было бы опасно встречаться с российскими банкирами. Ваши коллеги всегда меня спрашивают, имел ли я дело с господином Кушнером, с мистером Трампом, давал ли когда-нибудь им деньги. Никогда. Я никогда не видел никого из семьи Трампа или его окружения. Я никогда не давал денег никому из семьи Трампа. Вот почему я, вероятно, не включен, потому что я не партнер. Но я понимаю господина Трампа, который сосредоточился на европейских гендиректорах и бизнесе, в частности, пытаясь пригласить их инвестировать в Америку, и он ведет диалог с европейским бизнесом. Конечно, россияне не приглашены.

Лиз Клемен: Вы должны знать, что выходит санкционный список, и вы можете быть в нем. Этот список направлен против отдельных российских бизнес-магнатов и олигархов. Какова будет ваша реакция — в финансовом отношении, когда вы будете лишены возможности лично совершать сделки за пределами России?

Андрей Костин: Я гораздо меньше обеспокоен персональными санкциями — мы все знаем, что рано или поздно умрем. Вы боитесь этого? Думаю, нет. Санкционный лист не зависит от меня. Мой банк проводит очень хорошую политику прозрачности и открытости, мы ведем хороший бизнес, и у нас нет никаких претензий со стороны OFAC и других американских организаций о том, что мы нарушали какие-либо нормы какого-либо закона. Если я и мой банк, что намного хуже, будут наказаны из-за того, что политическая элита Америки представляет, что господин Путин делает что-то не так, то я не могу особо повлиять на это.

Лиз Клемен: Вы всегда приходите на нашу передачу. Вы никогда не отказывали мне в интервью, но есть ощущение, Андрей, что вы токсичны. Вы слишком близки к президенту России Владимиру Путину, Кремлю принадлежит более 50% вашего банка, и я уверена, что вы слышали про расследование по президенту. Вы только что сказали, что у вас нет контакта с кем-либо, с организацией Трампа, вы никогда не давали никаких денег, но есть парень по имени Феликс Сатер, который работал с организацией Трампа, сотрудничающей с министерством юстиции, и он сказал, что ВТБ собирался одолжить деньги на строительство Tramp Tower в Москве. Что вы на это скажете?

Андрей Костин: Это ложь. Он мошенник, и он лжет.

Лиз Клемен: Так просто?

Андрей Костин: Абсолютно. Так и есть.

Лиз Клемен: Они полагают, что вы шпион из КГБ. Вы когда-нибудь шпионили на КГБ?

Андрей Костин: Никогда. Абсолютно никогда. Клянусь, и вы знаете, что я никогда не вру прессе.

Лиз Клемен: Но, Андрей, я чувствую, что вы в очень трудном положении.

Андрей Костин: Почему?

Лиз Клемен: Потому что вы управляете банком, и теперь этот банк не может совершать сделки с большими возможностями здесь, в Соединенных Штатах. Вы были со мной прямо здесь, на этой телевизионной площадке в 2012 году, у вас были большие надежды. Вы собирались открыть новый филиал, и сейчас этого не произошло. Вы работаете в 20 странах. Кремлю принадлежит большая доля в вашем банке, и что делать всем вашим акционерам, чтобы выйти из-под этих санкций?

Андрей Костин: Лиз, это не моя вина. Мы проводим очень четкую политику. Мы являемся банком, как и любая другая акционерная компания в мире, и мы являемся частью этой геополитической игры. Я думаю, что российская сторона не несет ответственность за это. Полагаю, что американская сторона решила пойти на санкции, которые, я думаю, наносят ущерб мировой экономике и, конечно, России тоже. И я могу сказать вам, что ни один бизнесмен, которого я знаю, по крайней мере, не говорит, что это правильно и хорошо. Правда за нами. Вот почему я так спокоен.

Лиз Клемен: Я знаю, что у вас очень жесткий график, многие люди хотят встретиться с вами. Если вы пройдете мимо президента Трампа на улице в Давосе, вы поприветствуете его?

Андрей Костин: Господин Трамп не узнает меня, потому что мы никогда не встречались, и он меня не знает. Но я могу помахать ему. Мне интересно, как он ведет свою войну одного человека против, как кажется, всего мира».

Ранее в интервью Business FM банкир подчеркнул, что ему безразличны персональные санкции.

США. Швейцария. Россия > Финансы, банки. Внешэкономсвязи, политика > bfm.ru, 26 января 2018 > № 2474690 Андрей Костин


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 января 2018 > № 2472023 Лилия Шевцова

В Москве нервничают: Америка объединилась против режима Путина, пострадают и на Западе

Новая политика США в отношении России затронет и Запад

Лилия Шевцова, российский публицист, специально для «Апострофа», Апостроф, Украина

Уже совсем скоро в США представят так называемый кремлевский доклад. До 29 января американское Министерство финансов должно подготовить список высокопоставленных российских чиновников и бизнесменов, приближенных к Владимиру Путину, против которых в дальнейшем могут ввести персональные санкции. Этот шаг Вашингтона, как и некоторые другие перед этим, знаменует собой новую политику жесткого давления на Кремль, которая будет иметь последствия не только для России, но и всего Запада. Об этом пишет в своей колонке для «Апострофа» российский политолог Лилия Шевцова.

Официальная Москва уже несколько месяцев пребывает в состоянии нервного ожидания. Сам этот факт только подчеркивает ироничность ситуации: российский истеблишмент, который уверяет себя (и окружающий мир) в том, что он является гарантом державности и представителем страны, «вставшей с колен», с тревогой ждет, когда Вашингтон опубликует свой список россиян с «черной меткой», то есть список нерукопожатных представителей российской элиты, сделавших свое состояние за счет близости к президенту Путину. Такова цена российской державности, гаранты которой оказались в унизительной зависимости от другого государства.

Между тем, американский «список», который должен волновать российскую элиту — отнюдь не основное событие, которое может повлиять на российский политический пейзаж. Гораздо более серьезным является ряд стратегических решений американского истеблишмента в последние полгода, которые свидетельствуют о кардинальных переменах в американской внешней политике и прежде всего в ее российском курсе. Парадокс в том, что эти сдвиги происходят в период президентства Трампа, который является самым пророссийским президентом в американской истории. Но именно при нем происходит поворот США к жесткому сдерживанию России, причем с включением мер по подрыву российского политического режима, на что пока не отваживалась ни одна американская администрация.

Вот перечень шагов, которые закладывают основы новой политики сдерживания в отношении России. В августе 2017 года Конгресс США одобряет закон «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA), который приравнивает Россию к государствам, в понимании американских законодателей являющимся мировыми «изгоями», и который ограничивает возможности Трампа влиять на смягчение политики в отношении Москвы. В январе 2018 года Вашингтон одобряет новую Стратегию национальной обороны, которая, как объясняет министр обороны США генерал Джеймс Мэттис, означает отказ Америки от своего традиционного приоритета — борьбы с терроризмом и в качестве приоритета указывает на противодействие вызовам со стороны России и Китая. В том же январе 2018 года Демократическая партия публикует свой доклад «Путинская асимметричная атака на демократию в России и Европе: последствия для национальной безопасности США», который должен стать партийным ориентиром в отношении России и не дать республиканцам шанса на смягчение российского курса. Эти документы означают одно: консолидацию правящей элиты Америки на основе ужесточения политики в отношении России. Вряд ли преемник Трампа сможет выйти из определяемого ныне курса и решится на новую перезагрузку в отношении Москвы.

Формирование новой американской доктрины сдерживания облегчает воспроизводство в отношении России «секторальных санкций», которые нацелены на решение триединой задачи: ограничение возможностей России в рефинансировании ее государственного долга; запрет на импорт в Россию передовых технологий для ВПК; запрет импорта оборудования для нефтегазовой отрасли. Более того, американская стратегия включает возможность «вторичных санкций», которые коснутся тех лиц и компаний, которые рискнут сотрудничать с российскими санкционированными лицами или парагосударственными субъектами. Америка создает вокруг России крайне неблагоприятное поле для развития ее экономики и для удовлетворения интересов ее правящего класса, лично интегрированного в западное общество.

Но и это далеко не все. Нервничать приходится не только российской элите. Нервничать приходится также западным структурам и группам, вовлеченным в обслуживание российского правящего класса, который получает ренту в России и вывозит ее на Запад. Теперь им за обслуживание российской клептократии придется терять не только репутацию, но и доходы. Более того, возникает угроза для всей системы обслуживания коррупционеров из других авторитарных государств. Как теперь себя будут чувствовать бывший немецкий канцлер [Герхард] Шредер, бывший британский премьер [Тони] Блэр, которые стригут купоны, работая на «Газпром», «Роснефть» и назарбаевский режим?

Так что вдруг проснувшиеся американцы начали кампанию, которая может иметь сейсмические последствия — и не только для России, но и всего Запада, весьма влиятельные круги которого наживаются на поддержке авторитарных клептократий.

Ну а что с «Американским докладом»? Удастся ли его создателям добиться раскола внутри российского правящего класса и дистанцирования элиты от Путина? Скептики скажут: какая наивность! И действительно: неужели олигархи Усманов либо Абрамович, а тем более друзья Путина — Тимченко, Ротенберги или Ковальчуки — вдруг предадут президента и поднимут бунт? Либо просто дистанцируются от него и перестанут выражать знаки уважения? Конечно, нет! Во-первых, потому, что их активы находятся в России. Во-вторых, они полностью зависят от благосклонности Кремля и в любой момент могут оказаться в роли новых ходорковских. В-третьих, не забудем генетическую трусливость российской элиты, никогда не позволявшей себе даже мяукнуть в присутствии самодержца. Так что ослабить, а тем более обвалить режим в России сегодня «список» нерукопожатных, конечно же, не сможет.

Но при последовательном давлении и ликвидации обходных каналов отмывания денег, тем более, если и Европа решится присоединиться к политике жесткого прессинга (во что пока верится с трудом), российский правящий класс будет все острее чувствовать собственную уязвимость. Придет осознание, что Путин не является больше гарантом их благополучия и безопасности. И зачем тогда сохранять к нему лояльность? Вряд ли и в этом случае мы можем ожидать смелости от российского олигархата, который вдруг выйдет вперед и скажет все, что думает! Но если страна начнет бурлить и поднимется волна общественного недовольства с требованиями перемен, тогда можно с уверенностью сказать: российская элита выйдет из чулана и присоединится к хору недовольных.

Даже если текущая цель американского Конгресса не может быть достигнута, Вашингтон своими решениями подрывает не только условия для российской модернизации (модернизация в России всегда осуществлялась с помощью ресурсов Запада), но и модель выживания элиты за счет паразитирования на западном обществе.

Посмотрим, будет ли Москва отвечать на «Американский доклад»: проглотит либо попытается нагадить американцам? Скорее всего, Кремль ответит, но так, чтобы не разозлить Америку еще больше, и так, чтобы не дать понять российской аудитории, что речь идет о защите украденного из России «триллиона».

Так что еще предстоит увидеть, чем станет для российской элиты публикация списка нерукопожатных. Но ясно одно: «дольче вита» российской элиты, сумевшей стать частью западного общества, но продолжающей дерибанить собственную страну, уже не выглядит гарантированной.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 января 2018 > № 2472023 Лилия Шевцова


США. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 января 2018 > № 2472010 Леонид Бершидский

Как президент Украины обманул Джо Байдена

В Давосе Петр Порошенко скажет главе МВФ Кристин Лагард то, что она хочет услышать. Ей стоит отнестись к его словам скептически.

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Либеральный миропорядок, если он еще существует, основан на правилах и принципе обусловленности: если вы выбираете путь добродетели, вы получаете помощь. Во вторник, 23 января, бывший вице-президент США Джо Байден (Joe Biden), объяснил, как обстояли дела с Украиной, когда он был спецпредставителем администрации Обамы в этом неспокойном постсоветском государстве. Рассказ Байдена должен послужить предостережением для главы Международного валютного фонда (МВФ) Кристин Лагард (Christine Lagarde), которая в среду, 24 января, встретилась с президентом Украины Петром Порошенко в Давосе, чтобы обсудить приостановку сотрудничества между МВФ и Украиной.

Байден выступил на Совете по международным отношениям в Вашингтоне. В спокойной и расслабленной манере он рассказал, как в ходе своих 12-го и 13-го визитов в Киев он убедил Порошенко и тогдашнего премьер-министра Украины Арсения Яценюка уволить генерального прокурора Виктора Шокина, при котором в стране процветала коррупция. Это стало условием для получения кредитной гарантии в размере 1 миллиарда долларов. По словам Байдена, все было так:

«Я сказал, ну что ж, я не собираюсь, то есть мы не собираемся давать вам миллиард. Они ответили — у вас нет на это полномочий. Вы — не президент. И Порошенко добавил — да, звоните президенту. Я ответил — послушайте, вы не получите миллиард. Я улетаю примерно через шесть часов. Я посмотрел на них и сказал: я улетаю через шесть часов. Если ваш прокурор не будет уволен, вы не получите денег. Итак, он был уволен. Его место занял тот, кто был самым надежным кандидатом в тот момент».

Аудитория засмеялась. «Самым надежным кандидатом в тот момент» оказался Юрий Луценко, близкий соратник Порошенко и человек, зарекомендовавший себя как агрессивный преследователь политических оппонентов президента.

В конце 2017 года Луценко был одним из тех, кто активно выступал против Национального антикоррупционного бюро Украины (НАБУ) — ключевого элемента параллельной судебной системы, которую МВФ и другие международные спонсоры Украины требовали создать для борьбы с повсеместной коррупцией. С тех пор произошло некое примирение, однако Луценко до сих пор обвиняет представителей НАБУ в том, что те нарушают закон.

Если все было так, как описывает Байден, тогда что стояло за увольнением Шокина? С точки зрения Байдена, положительные перемены настали именно благодаря действиям США.

Но что США получили в обмен на тот миллиард или, если точнее, на те 3 миллиарда кредитных гарантий, предоставленных при администрации Обамы? На самом деле они получили Порошенко, гораздо лучше вооруженного и подготовленного к тому, чтобы сопротивляться попыткам Запада искоренить коррупцию на Украине. Даже Байден сейчас не так уверен в своем успехе. «Меня чрезвычайно сильно тревожит откат Киева в вопросе борьбы с коррупцией», — сказал он на заседании Совета по международным отношениям.

И в этом смысле Байден не одинок. МВФ, Всемирный Банк и Евросоюз пытаются заставить Порошенко и украинских законодателей ужесточить формулировки законопроекта о создании специального антикоррупционного суда, который президент неохотно вынес на рассмотрение. Им хотелось бы оказывать некоторое влияние на процесс назначения судей. В ответ на это МВФ и Всемирный банк не спешат с финансированием. Между тем Евросоюз угрожает отменить для украинцев безвизовый режим, который стал одним из самых серьезных достижений Порошенко на посту президента страны.

Цель Порошенко — сделать этот антикоррупционный суд как можно менее эффективным, при этом выполнив требования Запада, которые позволят Украине получить финансовую помощь. Украинский лидер не может допустить охлаждения в отношениях между Украиной и Западом, потому что в этом случае его стране придется в одиночку противостоять давлению Кремля. Вероятнее всего, он уступит в вопросе создания антикоррупционного суда, но затем найдет способ обходить его, как он уже неоднократно делал с другими антикоррупционными механизмами, навязанными Западом.

Порошенко, чье состояние по оценке «Блумберг», составляет 914 миллионов долларов, — вовсе не дурак: он получил от Запада миллиард долларов и поставил на место Шокина человека, который будет ему верен. Именно поэтому велика вероятность того, что Порошенко убедил Лагард в искренности своих намерений — просчитав, насколько сильно он должен прогнуться под ее давлением, и прогнувшись ровно настолько, насколько было нужно. За два года подобных игр с Байденом и другими представителями Запада, Порошенко стал настоящим виртуозом в этом деле.

Американским и европейским политикам не стоит питать иллюзии: они ничего не добьются от Порошенко в обмен на свои миллиарды. Украина до сих пор остается наводненной олигархами клептократией, у которой с Россией гораздо больше общего, чем с Евросоюзом. Порошенко уже много раз доказывал, что необходимо постоянно следить за его руками, когда играешь с ним. Но если с Украиной не играть, то она неизбежно станет жертвой нападок и давления Кремля — во вторник Байден описал такой сценарий в присущей ему красочной манере:

«Россия не собирается пересекать границу и захватывать оставшиеся территории страны при помощи танков. Она собирается уничтожить вашу экономику, она вас просто похоронит, и с вами будет покончено. И именно в этот момент все покатится к чертям».

США. Украина > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 26 января 2018 > № 2472010 Леонид Бершидский


Казахстан. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 24 января 2018 > № 2477658 Константин Затулин

КРЕН

Назарбаев покупает технику США на миллиарды и принимает «помощь» в идеологической сфере

Крен - наклонение судна, летательного аппарата на бок. Пароход идет с сильным креном. Дать крен (накрениться). Уклонение, изменение политической ориентации. Австрийские социалисты сделали большой крен вправо.

Д. Н. Ушаков. Толковый словарь русского языка (1935-1940).

16 января президент Казахстана Нурсултан Назарбаев прибыл в США с официальным визитом. В ходе визита подписано более 20 соглашений на сумму 7 млрд долларов, сообщила пресс-служба главы республики.

«В рамках официального визита главы государства было подписано более 20 коммерческих документов, которые направлены на реализацию проектов в сфере авиации и космических исследований, нефтехимической и сельскохозяйственной отрасли, а также проектов в области инфраструктурного развития на сумму порядка 7 млрд долларов», — передаёт РИА «Новости» сообщение пресс-службы президента Казахстана.

Помимо этого были заключены три межправительственных соглашения между Казахстаном и США.

Не обошли вниманием и образование. «Тихие американцы» выразили готовность оказать содействие Правительству Казахстана по созданию трехъязычного общества до 2050 года. Соединенные Штаты обеспечат ресурсами программу развития по улучшению доступа к обучению английскому языку и подготовке нового поколения преподавателей английского языка в Казахстане. В 2018 году американские преподаватели будут содействовать улучшению методики преподавания английского языка в регионах Казахстана. Соединенные Штаты финансируют программу «Английский для журналистов», которая улучшит профессиональную квалификацию 230 казахстанских журналистов.

Госдеп США сообщил, что в ходе визита Назарбаева в Вашингтон Казахстан подписал соглашения с Соединёнными Штатами на 2,5 млрд долларов.

«В ходе визита были подписаны многочисленные коммерческие контракты и документы, в том числе новые соглашения между Boeing, GE Transportation, GE Digital, Chevron, Air Astana, компанией «Казахстанские пассажирские перевозки», авиакомпанией SCAT и Фондом национального благосостояния «Самрук-Казына» на приобретение продуктов и услуг США на сумму более 2,5 млрд долларов», – передает RT сообщение Госдепа.

Напомним, что 22 декабря средства национального суверенного фонда Казахстана заморожены в США. Под заморозку попали активы на 22 млрд долларов, или 40% Фонда будущих поколений, который казахское правительство пополняет за счет доходов от экспорта нефти и использует в качестве инструмента для экстренного финансирования банков, поддержки национальной валюты и экономики в целом.

Экспертные оценки

Константин Затулин

Назарбаевым в Вашингтоне подписан гигантский ряд разного рода правительственных и миллиардных коммерческих соглашений. Одно их перечисление заняло бы весь этот текст. Принятые документы касаются и торговли, и энергетики атомной и прочей, и международных отношений, и образования, и многого другого. Как нам смотреть на происходящее? Такой очевидный и всеобъемлющий крен Казахстана в сторону США — это большой проигрыш России, а также Китая, сравнимый с украинской катастрофой? Или же для Евразии всё нормально, и мы видим всего лишь очередное, рядовое подтверждение многовекторности казахстанской политики?

Всё это говорит о том, что руководитель Казахстана и казахская политическая элита таким образом подчёркивают, что решения о том, что хорошо, а что плохо для Казахстана, не продиктованы из Москвы, а принимаются в Астане. Конечно, мы должны внимательно следить за этими переговорами, потому что связаны с Казахстаном известными соглашениями в рамках ЕАЭС, ОДКБ и других организаций. Естественно, для нас очень важно, что и как сказано, что и как решено в ходе этого визита.

Есть основания для определённой озабоченности в нашей авиаотрасли, которой Казахстан предпочитает Боинг, или в локомотивостроении, которому Казахстан предпочитает продукцию Соединённых Штатов. В конце концов, здесь вопрос конкуренции, и соответствующие наши предприятия и отрасли должны сделать свои выводы из случившегося.

Я уверен, что президент Назарбаев будет информировать президента Путина о состоявшихся переговорах лицом к лицу. Мы должны иметь в виду, что никто даром, просто за красивые глаза, любить нас не собирается, никто не собирается из одной только симпатии к нам отказываться от возможности сотрудничать с другими странами, в том числе с Соединёнными Штатами.

Соглашения, о которых сегодня стало известно — они во вред или на пользу Казахстану? Речь идёт о том, что Трамп уже с гордостью заявил, что контракты, подписанные с Назарбаевым, дадут Америке десятки тысяч рабочих мест. Получается, что Казахстан спонсирует Америку?

Мы все спонсируем Америку, поскольку пользуемся долларами — даже без того, чтобы заказывать что-либо в США. Трамп действует в своём духе, он поставил себе целью подъём американской экономики и демонстрирует качества хорошего менеджера, когда дело касается отношений с другими странами. Он зациклен на расширении американского производства, на подписании контрактов с Казахстаном, Саудовской Аравией — с кем угодно.

Что касается самого Казахстана, мне трудно представить, чтобы он обязательно себе во вред заказывал что-либо в Соединённых Штатах, Но, безусловно, Казахстан хотел бы продемонстрировать свою готовность сотрудничать с Соединёнными Штатами. Такое желание отнять у Казахстана невозможно. И Казахстан под руководством Назарбаева всегда, когда дело касается отношений США, России и Китая, пытается выстроить собственные балансы, а мы наблюдаем, насколько эти балансы соответствуют или угрожают нашим интересам. Пока, если судить о том, что происходило в Соединённых Штатах 16-17 января, угроз я не прослеживаю. Хотя совершенно не исключаю, что Трамп рассматривает взаимоотношения с Казахстаном не только с точки зрения их самоценности, но и точки зрения того, как бы сделать так, чтобы Казахстан увеличил дистанцию с Россией. И в этом случае со стороны Соединённых Штатов налицо просто конкурентная борьба за влияние на постсоветском пространстве. Она присутствует при любых отношениях, точно так же и мы ведём такую же борьбу и иногда достигаем, иногда не достигаем успеха. Это, конечно, находится за кадром.

Несколько месяцев назад казахское и русское общество было взбудоражено новостью о том, что Казахстан в ускоренном темпе собирается переходить на латиницу. А вот свежая новость: «Соединённые Штаты выразили готовность оказать содействие правительству Казахстана по созданию трёхъязычного общества до 2050 года. Соединённые Штаты обеспечат ресурсами программу развития по улучшению доступа к обучению английскому языку и подготовке нового поколения преподавателей английского языка. В 2018 году американские преподаватели будут содействовать улучшению методики преподавания английского языка в регионах Казахстана», — и так далее. Это пугает многих больше всего, потому что наша культурно-историческая общность с Казахстаном зародилась даже не в советское время — она тянется со скифских времён через тюркскую кочевую державу, монгольскую империю и царскую Россию в современность. И что, на наших глазах рвётся многотысячелетняя евразийская общность?

Безусловно, решение Казахстана перевести к 2025 году казахский язык на латиницу не может быть праздником для нас. Учёные говорят, что это невозможно без потерь для самого казахского языка. И я склонен им в этом отношении доверять. Я рассматриваю этот шаг действительно как лишний довод, использованный Казахстаном, чтобы подчеркнуть приверженность отношениям с Западом (при одновременном сохранении связей с Россией). Рассуждая на эту тему, мы не должны упускать из внимания, что в Казахстане живут и казахи, и русские, и другие этносы. Но в Казахстане казахи, как титульные народы в любом государстве, которое возникло в процессе распада Советского Союза (может быть, за исключением России), всё больше и больше выдвигаются на первый план. Казахстан очень осторожненько, но проводит такую линию: «Казахстан — это прежде всего страна для казахов». И с этой точки зрения мы должны видеть угрозу, видеть опасность. В том числе для наших соотечественников в Казахстане. Но мы не можем предпринимать какие-либо демарши, требуя, чтобы казахский язык писался на кириллице. Они же не русский язык переводят на латиницу — а свой, казахский язык. Это всецело их ответственность. Мы можем по этому поводу резонировать, но официально возражать против этого мы просто не имеем повода и права.

А то, что американцы подключились к процессу вестернизации Казахстана — это естественно. Так латинизация для этого отчасти и делается — для того, чтобы заинтересовать Запад казахским «новым курсом», в том числе в языковом вопросе.

Листая сейчас то, что успел сказать Назарбаев в Вашингтоне, могу заметить, что есть, например, серьёзное расхождение с нами в том, что касается позиции о присутствии Соединённых Штатов в Афганистане. Назарбаев заявил о том, что он очень благодарен за то, что Соединённые Штаты борются с терроризмом в Афганистане, поддержал миссию Соединённых Штатов в Афганистане. Мы тоже начинали с поддержки миссии Соединённых Штатов в Афганистане, но за время её осуществления убедились в том, что она не снимает тех угроз и проблем, которые возникли в связи с наркотрафиком из Афганистана и так далее. И мы сегодня подвергли переоценке роль Соединённых Штатов в Афганистане и их текущие действия, и критикуем то, каким образом американцы себя в Афганистане ведут и то, чего они сумели добиться — или не сумели.

Здесь я вижу определённые расхождения между нами и лидером Казахстана в оценках важного для всего региона вопроса о присутствии американцев в Афганистане и о результатах их присутствия. Я могу в данном случае предполагать, что Назарбаев, заинтересованный в том, чтобы придать словам как можно больше звучания, дабы установить как можно более тёплые отношения с Трампом, отвесил Америке комплимент за Афганистан. Но эти комплименты могут расходиться с реальностью и с необходимостью нам самим предпринимать усилия для предотвращения негативных последствий американского присутствия в Афганистане, которое выражается в том, что американцы платят за относительную безопасность своего контингента полнейшим поощрением наркотрафика и производства наркотиков на территории Афганистана.

Думаю, что примерно так же, как и мы, будет оценивать визит Назарбаева в Вашингтон и Китай. Конечно, вряд ли Китай будет аплодировать всему, что было сказано Елбасы в Вашингтоне. Но опять же Китай, как я думаю, не станет выступать с каким-то осуждением или демаршем. А всё остальное, соответственно, накладывается на наш внутренний анализ того, насколько это соответствует или не соответствует нашим интересам. Очевидно, что мы должны сделать вывод в том, что касается конкретных отраслей, мы должны понимать, чего мы можем ждать или не ждать от Назарбаева в принципе, когда дело касается острых вопросов, в том числе нашего сегодняшнего обострения отношений с Западом. Казахстан явно не хочет оказаться страной, на которую обрушатся американские санкции, и он всячески уходит от того, чтобы солидаризироваться с Россией в таких вопросах, которые могут привести к зачислению Казахстана в число безоговорочных союзников России в сложных политических вопросах — таких, как Украина, например.

Мы знаем, что, когда дело коснулось Сирии, Казахстан предоставил свою площадку для переговоров. И мы неоднократно благодарили его за то, что астанинский процесс начался. На это Казахстан готов идти. А когда дело касается других вопросов — Абхазии, Осетии, Крыма и так далее, — Казахстан, думая о своей территориальной целостности, беспокоясь о своих территориях, рассматривает всё это как прецедент. И поэтому не будет по доброй воле следовать нашим курсом.

Я противник того, чтобы мы сейчас обостряли отношения с Казахстаном, упрекая его за нелояльное поведение. Нам будет трудно доказать нелояльность. В конечном счёте, страхи и опасения могут иметь место, но на официальном уровне они никак не могут быть выражены.

Незадолго до саммита Трампа и Назарбаева 40% казахстанского суверенного фонда, 22 миллиарда долларов, были арестованы в США. Как связана та история, которую мы наблюдаем 16 и 17 января 2018 года, с тем, что было за неделю до Нового года?

Это, конечно, одна из причин поездки Назарбаева в США. Хотя думаю, что она согласовывалась заблаговременно, и история, связанная с арестом счетов Национального фонда Казахстана, произошла уже после того, как дата и сама возможность визита были согласованы. Конечно, Назарбаев не может не обсуждать это за закрытыми дверями. И в ходе этой поездки безусловно, такие вопросы он пытается разрулить. Как вы знаете, официально счета заморожены не по инициативе американской администрации, а во исполнение судебного решения по иску Анатолия Стати — бизнесмена из Молдавии, который доказал в суде Амстердама, что у него отобрали активы на сумму около миллиарда долларов, которые он инвестировал в нефтяной сектор Казахстана. Конечно, это неудобная ситуация для Казахстана. Анатолий Стати — человек с очень неоднозначной репутацией, это действительно так. И трудно судить, насколько те деньги были его собственные или были ему передоверены, в том числе, представителями казахстанской экономической и политической элиты — то есть Стати в этом случае выступал в роли офшора. Тем не менее, Казахстан очень сильно подставился тем, что хранит средства Национального фонда в Соединённых Штатах и теперь обрёл головную боль, связанную с этим. Я думаю, что будут приложены всякие усилия для того, чтобы эту ситуацию разрулить, хотя публично, скорее всего, нигде мы этого не услышим в официальных комментариях, ибо это тот эпизод взаимоотношений США и Казахстана, который Назарбаев вряд ли хочет предавать огласке.

Есть ли в этой истории урок для нас, для России? Я всегда считал, что мы, потворствуя Кудрину и его курсу в области финансов, совершенно неразумно разместили средства в американских ценных бумагах. И, как и все, я очень беспокоюсь по этому поводу и считаю, что давно надо было принять решение о поэтапном выводе этих средств. И как наши бизнесмены должны были бы принять решение о выводе своих активов из-за рубежа, если они не хотят оказаться в том списке вороватых «друзей Кремля», который готовит американское правительство — Минфин и Госдеп.

Казахстан. США. РФ > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 24 января 2018 > № 2477658 Константин Затулин


США > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 24 января 2018 > № 2477617 Рустем Сафронов

Какой же становится Америка?

первый год президента Трампа

Рустем Сафронов

Истекшие 20 января 2018 года первые 365 дней полномочий 45-го президента США продемонстрировали всему миру и самой Америке, что привычный облик этого государства как "глобального лидера" рассыпается на глазах, а внутри него продолжается и даже становится всё более ожесточённой "холодная гражданская война", то есть враждующие группировки властной элиты не могут ни прийти к какому-либо компромиссу, ни навязать свою волю другой стороне. И все это на фоне главной проблемы США — безумного национального долга, который превысил, по некоторым оценкам, 60 трлн. долл.

Несмотря на все усилия со стороны пресловутого "глубинного государства", чьи представители весь год с разных сторон грозили "Большому Дональду" то импичментом, то даже физическим устранением, объявляя его расистом, нацистом, сексистом, а также — непрерывно — "агентом Кремля" и "путинской марионеткой", действующий хозяин Белого дома по-прежнему удерживает бразды правления в своих руках, уверяя мир и страну в необыкновенной успешности своего президентства.

И для этого, несмотря на то, что администрацию Трампа непрерывно лихорадит, у него есть солидные основания: американская экономика, по предварительным оценкам, за 2017 год выросла на 2,5%, вследствие роста мировых цен на энергоносители "ожила" сланцевая нефте- и газодобыча, крупнейшие корпорации возвращают свои капиталы на сотни миллиардов долларов из офшорных юрисдикций, союзники и партнёры массово заказывают у США военную, авиа- и прочую технику, фондовый рынок непрерывно растёт, строятся новые заводы и фабрики с почти миллионом новых рабочих мест.

Все эти факты невозможно отрицать, так что белая одноэтажная Америка фермеров и работяг пока не разочаровалась в том выборе, который она сделала 8 ноября 2016 года. Сегодня споры идут только о том, насколько велика в таком оживлении заслуга политики 45-го президента США, включая его налоговую реформу, буквально "на ура" принятую американским бизнес-сообществом, а насколько сказывается отложенный эффект от действий предшественника Трампа Барака Обамы, и — самое главное! — как долго всё это может продлиться.

Тем более что эффект "дома, разделённого в основании своём" тоже налицо и становится всё ощутимее. Так, оппоненты Трампа из обеих партий преподнесли ему прямо к годовщине президентских полномочий весьма сомнительный подарок, заблокировав принятие бюджета, после чего оказалось невозможным финансирование и, соответственно, нормальная деятельность многих структур федеральной исполнительной власти, сотрудники которых были автоматически отправлены в неоплачиваемый отпуск, — произошёл так называемый "шатдаун", уже 14-й по счёту в истории США — правда, достаточно быстро преодолённый.

Ясно, что во всём мире ни доверия, ни уважения к США подобная ситуация не увеличивает, да и внутри страны провоцирует выход конфликтного потенциала на новый, ещё более высокий уровень.

О том, как этот конфликтный потенциал проявляется через разные аспекты современной американской жизни, можно рассказывать долго, и это тема отдельной статьи. Здесь же стоит сосредоточиться на том, как развивается пресловутый "рашагейт", до сих пор не позволяющий Трампу приступить к реальной нормализации отношений с Россией, о необходимости чего он постоянно заявляет.

Главным движителем "рашагейта" является специальная парламентская комиссия под руководством экс-главы ФБР Роберта Мюллера. Можно сказать, что её работа по расследованию "вмешательства России в избрание Дональда Трампа 45-м президентом США", по сути, зашла в тупик. Гора родила мышь. Смогли уличить бывшего начальника предвыборного штаба Трампа Пола Манафорта в том, что он работал в качестве частного политконсультанта с Януковичем в 2006 году и получил за это изрядные гонорары. Бывшего советника по национальной безопасности Майкла Флинна смогли уличить в получении нескольких десятков тысяч долларов от телеканала RT и в том, что он обсуждал с бывшим послом РФ в США Сергеем Кисляком возможную отмену антироссийских санкций, а потом скрыл это от ФБР. По американским законам, такие вопросы могут обсуждать только представители действующей администрации, а не члены переходной команды. Между тем, какие были основания прослушивать разговоры российского посла — даже не обсуждается.

Есть и спекуляции о роли зятя Трампа Джареда Кушнера, а также о потенциальных финансовых интересах самого президента в России, но они выглядят крайне неубедительно и зыбко. Честно говоря, есть даже некоторое ощущение неловкости от всего этого балагана стоимостью уже свыше 7 млн. долл., однако маховик раскручен, и либеральные СМИ в попытках найти "русский след" в деле сенсационной победы Трампа годичной давности уже бездоказательно наезжают на Национальную стрелковую ассоциацию и другие поддержавшие республиканского кандидата общественные организации.

Но некоторые проявившиеся в ходе расследования детали ставят под удар уже не "Большого Дональда" и его "команду", а тех, кто пытался при помощи массовой антироссийской истерии дискредитировать действующего хозяина Белого дома. Так, Трамп — уже через своих назначенцев в ФБР — якобы нашёл доказательства прослушивания своего избирательного штаба со стороны Хиллари и её сторонников, что вполне может довести ситуацию до прямых уголовных дел и посадок, что будет похлеще Уотергейта.

Также выяснилось, что пресловутое "досье Трампа", которое собирал бывший сотрудник британских спецслужб Кристофер Стил, готовилось по заказу пиаровской конторы, нанятой, в свою очередь, людьми Хиллари Клинтон. С какими-то русскими, похоже, этот самый Стил всё же дело имел, поскольку вряд ли бы стал самостоятельно измышлять такую пошлую дезу, как предполагаемые кутежи Дональда Трампа в гостинице "Ритц Карлтон" в Москве.

Попутно на слушаниях бывший глава ФБР Джеймс Коми признался, что способствовал утечке конфиденциальной информации через своего товарища, пытаясь повлиять на ход расследования. Целью было добиться назначения на пост специального следователя по "рашагейту" Роберта Мюллера, известного сторонника Хиллари Клинтон. По этому поводу конгрессмен-республиканец Рон Десантис заметил недавно, что людей из конторы Fusiоn GPS (которая занималась пиаром Клинтон и проворачивала различные махинации с целью дискредитировать Трампа и повлиять на состав комиссии по расследованию связей с Россией) пора уже самих вызывать судебной повесткой для дачи показаний.

Но, пожалуй, больше всего масла в огонь подлила история с двумя высокопоставленными сотрудниками ФБР: заместителем начальника департамента контрразведки Питером Страком (Peter Strzok) и адвокатом того же департамента Лизой Пейдж (Lisa Page), которые были любовниками и в личной электронной переписке обсуждали различные служебные темы — в том числе касающиеся президентской кампании 2016 года и её последствий. Как выяснилось, Питер Страк приложил все усилия, чтобы максимально дезавуировать вину Хиллари Клинтон в скандале с её электронной почтой, лично допросив экс-госсекретаря США и переквалифицировав её действия с "преступной небрежности" на "неосмотрительность", а затем выдвинув бездоказательную версию о том, что за этим скандалом стоял президент России Владимир Путин, якобы испытывающий личную ненависть к Хиллари Клинтон и заинтересованный в её компрометации. Более того, используя своё влияние и связи, он был причастен к вбросам множества материалов о "русском следе" для "Нью-Йорк Таймс" и других масс-медиа.

В связи с этими разоблачениями Страк в декабре прошлого года, когда они ещё не стали достоянием гласности, был выведен из состава комиссии Мюллера, которой теперь предстоит "зачищать хвосты". Возможно, накануне намеченной на конец января публикации доклада министерства финансов США о зарубежных активах российских олигархов мы станем свидетелями ещё не одной громкой сенсации подобного рода. Итак, внутриполитическая неустойчивость в США усиливается, накладываясь на серьёзные осложнения во внешнеполитической сфере. И выход американские элиты, видимо, найдут в дальнейшем обострении своей антироссийской кампании.

США > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 24 января 2018 > № 2477617 Рустем Сафронов


США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > bfm.ru, 24 января 2018 > № 2471799 Андрей Костин

Костин: «Персональные санкции мне, не постесняюсь этого слова…»

Как чувствует себя российский бизнес, не переоценивает ли степень угрозы от ограничительных мер? Глава ВТБ, присутствующий на Международном форуме в Давосе, прокомментировал текущую экономическую ситуацию для Business FM

Глава ВТБ Андрей Костин, находящийся в Давосе, рассказал о главных, с его точки зрения, темах Международного экономического форума. С ним беседовал главный редактор Business FM Илья Копелевич.

Андрей Леонидович, целая серия ваших заявлений прозвучала в интервью иностранным СМИ и на площадке Давоса. Они связаны с политикой — Трампом, санкциями в политическом аспекте, усилением военной напряженности на европейском континенте и так далее. Вообще говоря, наши бизнесмены стараются эти темы обходить, а вы как раз в основном об этом. Почему вы выбрали эту тему для Давоса?

Андрей Костин: Я не знаю, может быть, у них нервы крепче — раз. Я, честно говоря, устал уже от постоянных вопросов со стороны в основном западных СМИ — кредитовали ли мы Трампа, в каких отношениях с Deutsche Bank? — и прочей чуши. Все-таки создается абсолютно определенная ситуация, когда Россию пытаются обвинить во всех грехах. Ну хорошо, не нравится вам Россия, зачем же из нас тоже дураков делать, заставляя поверить в то, что мы делали? Поэтому, мне кажется, надо отвечать спокойно, вежливо, но говорить о том, что все происходящее в Америке не очень связано с Россией. Но, к сожалению, разыгрывая антироссийскую карту, США начинают создавать большую угрозу. Может, во мне говорит в прошлом дипломат, но, знаете, что мы имеем? Вместо того чтобы развивать сотрудничество, взаимодействовать в решении глобальных проблем, таких, как кибербезопаность, проблема голода, да и тысяч других проблем, которые существуют у человечества, мы опять начинаем гонку вооружений. Это же так происходит — американцы и НАТО принимают решение о наращивании контингента своих вооруженных сил в непосредственной близости у границ России. Американские военные корабли теперь заходят в Черное море и находятся в непосредственной близости от российских берегов. На Балтике то же самое, мы постоянно видимо ситуации, когда два самолета, НАТО и российский, летят бок о бок. Все это создает огромные потенциальные угрозы для стабильности безопасности и причины конфликта — я не говорю, что это перерастет в конфликт на уровне ядерного оружия, но ситуация обостряется, и известно, когда много оружия, вспыхнуть конфликту всегда проще, чем когда мы имели четкие границы, у нас были жесткие соглашения с американцами, с НАТО, когда мы постоянно вели диалог и в военной, и в политической области, конечно, ситуация была другой. Вот сегодня американцы на ровном месте, абсолютно без какой-либо провокации со стороны России создают эту угрозу всему миру. Во мне уже говорит не банкир, а просто человек, у которого есть дети, внуки, который хотел бы, чтобы они жили в спокойном мире, могли заниматься, чем им нравится, вместо того, чтобы постоянно думать о таких угрозах.

Мне кажется, из персон бизнес-круга многие избегают таких тем, просто чтобы, как говорится, не попасть в острую дискуссию. Вы в нее попадаете сейчас, высказываясь таким образом? Или никто тему не поддерживает?

Андрей Костин: Я уже дал, по крайней мере, три интервью западным крупнейшим телеканалам, газетам, встречался с редакторами ряда крупнейших американских газет. На самом деле диалог-то нормальный идет, вот что обидно, с бизнесом вообще отношения отличные, даже с американской прессой у нас нормальный диалог, и никто не допускает бестактности в мой адрес. Все слушают мою позицию, могут разделять ее, могут не разделять. Мне кажется, важен очень диалог, а проблема в том, что диалога-то нет. Трамп по большому счету испугался встречаться с Путиным во Вьетнаме. Сейчас с американцами тоже непонятны перспективы. К сожалению, диалог с руководством Америки сегодня не приведет к позитивным изменениям, потому что во многом политику определяет не президент американский — ее определяют конгресс, пресса, силовые структуры. Вот, к сожалению, ситуация, которую мы имеем.

Теперь, собственно, к теме санкций, все-таки тема вам наверняка близка. В рамках ожидания нового списка и возможных новых мер, например, создается в России военный банк. Известно, что до сих пор обслуживанием предприятий ВПК занимались в основном Сбербанк и ВТБ, то есть в том числе и вы. У вас это большая доля бизнеса. Скажите, пожалуйста, эта мера насколько затрагивает ВТБ как таковой?

Андрей Костин: Я бы в деталях эту тему не обсуждал, но могу сказать, безусловно, здесь из двух зол выбирали меньшее. И российское правительство, и Центральный банк, которые являются главными акционерами Сберегательного банка и ВТБ, искали дополнительные меры защиты в связи с принятием нового американского закона. Конечно, потеря бизнеса всегда плоха, но государство таким образом пытается оградить нас от каких-то более серьезных санкций со стороны Соединенных Штатов возможных. В этом плане что тут обсуждать? Я думаю, что решение правильное и что будем действовать в соответствии с этими решениями. Мы рассчитываем, что компенсируем бизнес в других отраслях. Экономика наша развивается, кредитные портфели будут расти. У нас быстро растет ипотека, у нас быстро растет потребительское кредитование. У нас постепенно возвращается аппетит крупных компаний к заимствованию денег. Мы, я думаю, найдем, куда инвестировать, кого кредитовать. А наиболее сложными проблемами оборонного комплекса, которые затрагиваются санкциями, будет заниматься специальный банк. Я думаю, что это решение обоснованное.

Вообще, в ожидании 29-го числа — я на опыте собственного общения скажу — практически во всех крупных компаниях, где у меня есть знакомые, все к этому готовятся. Даже те, кто вроде бы сам в этот список точно не попадает, но зато, возможно, попадает кто-то из бизнес-партнеров. Люди пересматривают свои контракты, ищут других поставщиков. Скажем, предприятия ВПК, у которых есть не только оборонная, но и гражданская продукция, просто лишаются заказов, потому что боятся с ними контактировать. Как бы вы оценили общее состояние сейчас в ожидании? Может быть, российский бизнес несколько переоценивает степень угрозы? Все боятся вирусного эффекта.

Андрей Костин: Я вам честно скажу: я к этому отношусь спокойно. Я не жду 29-го или 30-го числа. Я не знаю, как это будет. Мы, безусловно, разработали комплекс мер совместно с Центральным банком, значит, совместно с нашими коллегами. У нас есть комплекс мер, который предусматривает разные ситуации, разные меры, которые могут принять Соединенные Штаты в наш адрес. В общем-то, у нас есть поведенческая модель по каждому из этих сценариев. Я бы сказал, что мы, конечно, не пересматриваем взаимоотношений с нашими партнерами, в том числе из частного бизнеса, которые могут тоже оказаться предметом санкций. Мы тоже прорабатывали разные сценарии поведения. Я думаю, что большинство клиентов тоже понимают, что надо делать. Я бы этим ограничивался. Санкций бояться — работать невозможно будет. Мы абсолютно спокойны. Мы уже почти четыре года живем под санкциями, мы к ним приноровились. Значит, если будут новые, будем в новых условиях выстраивать свой бизнес так, чтобы обеспечивать поступательное развитие нашей экономики.

Все-таки еще один вопрос на эту тему. У меня по опыту личного общения ощущение, что как раз этого списка и этого раунда в действительности не то чтобы боятся, а будто готовятся к нему. Он больше вызывает проблемы именно в силу своей неопределенности. Если первые раунды санкций были сначала личные, потом секторальные — понятно, про кого и в какой форме, то сейчас все боятся именно неопределенности, вирусного эффекта. Так сказать, под санкции попал твой дальний родственник, но ты можешь за рукопожатие с ним тоже попасть, поэтому лучше и руку не пожимать в бизнес-смысле, в смысле контракта.

Андрей Костин: Я такого не знаю. Это какие-то очень нервные люди, знаете. Смерти бояться тоже не стоит, так же и санкций. Но, если честно, мне, не постесняюсь этого слова, по фигу на самом деле личные санкции. Я к этому отношусь совершенно спокойно. Будут — значит, будут. Считаю их необоснованными ни в отношении меня, ни в отношении моей организации, потому что мы всегда вели честный, транспарентный, хороший бизнес. Наша практика везде понятна. Мы делаем все раскрытия необходимые, которые есть. И мы никогда ничего не нарушали, и американским властям нечего нам предъявить. Никаких обвинений в адрес нашей банковской практики «неправильной» у них нет. Значит, нас они пытаются наказать за то, что им не нравится, как ведет себя в том числе на международной арене наше правительство, наше руководство, наша страна. Значит, будем вместе со страной нести это бремя. Ничего тут для нас особого нет. Мы являемся частью нашей страны, частью нашего сообщества. И я думаю, что любые санкции, честно, только сплачивают нас.

Вы сказали, что, естественно, существуют разные сценарии возможных санкций и внутри прорабатываются варианты. Маленькая угадайка: есть ли среди этих вариантов сценарий отключения от системы SWIFT, например?

Андрей Костин: Если честно, я не вижу такой ситуации, в которой нас отключили бы от SWIFT, но я бы не хотел [угадывать], на то он и есть специальный план, чтобы не раскрывать его детали, потому что вас слушают, наверное, не только наши друзья.

Тогда последний вопрос из этой серии. Все ожидали некоего ослабления рубля в преддверии 29-го числа, потому что одна из возможных дальнейших мер — ограничение на покупку российского госдолга, который влияет на потоки капитала. Рубль у нас ужасно крепок в последнее время. Как бы вы прокомментировали этот факт? Только ли это связано с нефтью или с некой суммой факторов?

Андрей Костин: Я думаю, это сумма факторов. Это, безусловно, нефть и достаточно оптимистичные прогнозы в отношении цены на нефть на протяжении 2018 года. Но это также, наверное, связано и с тем, что у нас макроэкономические показатели очень неплохие: по инфляции, по нашему бюджету, платежному балансу и так далее. Поэтому я думаю, что эта совокупность факторов влияет на то, что рубль сегодня чувствует себя достаточно прочно. Хотя предсказывать движение валюты, сами знаете, самое неблагодарное дело. Но на сегодня ситуация так выглядит, что она достаточно стабилизирована и находится под контролем наших денежных властей.

Утвержден господин Джером Пауэлл главой Федеральной резервной системы США. В связи с этим событием каких можно ожидать движений на глобальных рынках?

Андрей Костин: Я думаю, рынки все-таки ожидают, что ФРС будет повышать ставку, и это даже, может быть, не связано непосредственно с личностью того или иного руководителя, а просто это связано с определенным периодом финансового цикла. Наверное, эти процессы будут дальше идти. А так мы посмотрим, надеемся, что все-таки какая-то стабильность, в том числе и в руководстве администрации, ну и не только администрации, но и других руководителей в Америке, будет более-менее постоянна. Не будет лихорадить все время, как видим на примере других членов команды Трампа. Я думаю, что назначение — для нас это, конечно, не такая важная новость, может быть, но в целом я бы так сказал: повышающая тенденция будет продолжена, скорее всего. А вообще, будет интересно, все в Давосе тоже хотят послушать Трампа, потому что в прошлом году тут был определенный шок, потому что Трамп — известный антиглобалист, сторонник протекционистской линии пришел к власти. И вот сейчас накануне своего приезда в Давос Трамп объявил о новых протекционистских мерах в отношении группы товаров импортных. Вопрос, конечно, что он привезет сюда, как он будет здесь говорить с европейским бизнесом, который, надо сказать, с большим подозрением относится к Трампу. Достаточно будет интересно, удастся ли ему в какой-то степени убедить в том, что его администрация готова к дальнейшему развитию свободной торговли, взаимоотношениям с Европой, с другими регионами.

Собственно, он ведь приедет с блестящими результатами на данный момент внутри американской экономики, и не только в плане роста фондового рынка...

Андрей Костин: Вы сами сказали — внутри. Американские компании не очень жалуются, если же мы говорим о европейском бизнесе….

Так приедет, можно сказать, победитель и будет диктовать условия. Репатриация капитала начала приобретать совершенно конкретные формы. Apple 1 трлн долларов вернет в Америку и 20 тысяч рабочих мест создаст в Калифорнии.

Андрей Костин: Еще раз: это говорит о том, что, в принципе, он реализует свою политику протекционистскую, и это приводит к позитивным сдвигам. Но мы еще не знаем ответа Китая, допустим, или других стран на те меры, которые он принял. Здесь много говорят о том, что да, Америка завозит солнечные батареи Китая, но Китай потребляет американскую [продукцию] или еще что-то. Если это будут ответные меры такого же плана, целый ряд отраслей промышленности Америки может сильно пострадать, это обоюдоострое оружие. И это еще непонятно, бабушка надвое сказала, что Америка выиграет, что она потеряет от такого рода политики.

Илья Копелевич

США. Россия. Весь мир > Внешэкономсвязи, политика. Приватизация, инвестиции. Финансы, банки > bfm.ru, 24 января 2018 > № 2471799 Андрей Костин


Великобритания. США. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 января 2018 > № 2470342 Леонид Бершидский

Генералы требуют деньги на вчерашнюю холодную войну

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

У британских и американских генералов есть веские основания благодарить президента России Владимира Путина. Впервые со времен холодной войны Россия выступает в качестве убедительного аргумента в бюджетном «перетягивании каната», став центром военных стратегий. Эта угроза гораздо проще негосударственных вызовов, которые вводили военных в замешательство на протяжении последней четверти века. Правда, в подходе генералов есть проблема. Они хотят получить больше денег на традиционное наращивание ударной мощи и создание военных баз, хотя фактическая российская угроза заключается в другом.

Речь, с которой в понедельник выступил начальник Генерального штаба Вооруженных сил Великобритании генерал сэр Николас Картер (Nicholas Carter), была произнесена с тем, чтобы поддержать военный истеблишмент, добивающийся увеличения военных расходов. Британское военное ведомство стремится увеличить оборонные отчисления до 3% от ВВП страны — превысив те обязательные 2%, которые должны выделяться на военные нужды в соответствии с требованиями НАТО. В своей речи Картер уделил большое внимание российской угрозе: по его выражению, эта угроза является «самым многоплановым и серьезным вызовом безопасности, с которым мы сталкивались со времен холодной войны».

Это соответствует новой стратегии национальной обороны США, в которой говорится о «стратегическом соперничестве» с Россией и Китаем как странами, стремящимися подорвать международный порядок, и утверждается, что это соперничество требует «дополнительного и непрерывного инвестирования». Можно заметить, что в военных кругах Запада испытывают огромное облегчение: наконец-то речь идет не о борьбе с партизанскими группировками или террористическими организациями, а о соперничестве с державами — как в старые добрые времена гонки вооружений.

Правда, в самой значительной битве, которую пока ведут генералы, то есть, битве за финансирование, они используют — сознательно или нет — тактику приманки и обмана.

Говоря о российской угрозе, Картер в качестве демонстрации использовал пропагандистский ролик 2013 года о программе перевооружения российской армии, которая с тех пор была сокращена и переработана, без перевода («просто слушайте тон комментария», сказал Картер). «Все это — новое», — заверил он тех, кто слушал его выступление в Королевском объединенном институте оборонных исследований (Royal United Services Institute). Но даже и без этих драматических элементов речь Картера была противоречивой.

Стратегические соперники западного альянса, такие как Россия, «стали профессионалами в использовании территорий, находящихся в состоянии между миром и войной», сказал Картер. «То, что в этой серой зоне является оружием, больше не должно обязательно громыхать и взрываться, — добавил он. — Энергоресурсы, деньги в качестве взяток, нечистоплотный бизнес, кибератаки, заказные убийства, дезинформация, пропаганда и, конечно же, военное запугивание — именно эти виды оружия используются для получения преимущества в эту эпоху постоянного соперничества».

Россия, по словам Картера, вероятно, не собирается начинать войну в традиционном смысле этого слова. Если она инициирует боевые действия, то для подрыва потенциала НАТО она «будет использовать враждебные действия, на которые не распространяется 5-я Статья Североатлантического договора. «Я не думаю, что нападение начнется с появления „зеленых человечков″, — сказал Картер, имея в виду военнослужащих в форме без опознавательных знаков, которые захватили Крым в 2014 году. — Оно начнется с чего-то такого, чего мы совершенно не ожидаем».

С точки зрения анализа пока все хорошо. Но когда дело дошло до определения необходимых ответных действий, Картер вновь предлагает традиционные решения, такие как переброска дополнительных контингентов в страны НАТО, граничащие с Россией, и сохранение британской военной базы в Рейндалене, Германия, которая попала в список объектов, подлежащих значительному сокращению.

Каким образом база в Германии или дополнительный взвод солдат в Польше помогут противостоять кибератаке или предотвратить взяточничество? Чтобы не отвечать на этот вопрос, Картер прибегнул к затертой идее, согласно которой «русские уважают силу». Он заявил, что Россия хотела захватить больше территорий на Украине, но была удивлена сопротивлением, которое оказала Украина, и была вынуждена довольствоваться меньшими успехами. В принципе, явный захват территорий Россией вообще ограничился Крымом, и она не стала признавать промосковские «народные республики» на востоке Украины, как она это сделала в отношении грузинских территорий — Абхазии и Южной Осетии. Не говоря уже об аннексии, как в случае с Крымом.

Миф о том, что Путина каким-то образом сдерживает военная мощь Украины, опасен. Его просто не интересуют массовые захваты территорий, которые потребовали бы значительных затрат, но не давали бы никаких преимуществ. Его главная цель на Украине — дестабилизация, и это за него делают «народные республики». Так же этому способствуют частые кибератаки, подрывная деятельность и коррупция.

Такого рода враждебные действия нельзя отражать или сдерживать, имея британскую базу вблизи границы Германии с Нидерландами. В этом районе или поблизости нет ничего такого, что нужно Путину. Он не собирается посылать «зеленых человечков» для захвата мэрии города Менхенгладбах. Не волнует его и размещение еще одного-двух батальонов НАТО в Польше. Его паранойя — и сценарий прошлогодних военных учений «Запад», о которых Картер неоднократно упоминал в своем выступлении — это отражение массированной атаки НАТО с использованием обычных вооружений, для которой у западного альянса достаточно сил, независимо от того, сколько Великобритания потратит на оборону в этом году. Одна только Великобритания без своих союзников в 2018 году выделит на оборону больше средств, чем Россия, чего бы Картер ни добился в плане финансирования. Запланированный оборонный бюджет Великобритании в размере 36 миллиардов фунтов стерлингов (50 миллиардов долларов) примерно на 16% выше прогнозируемых военных расходов России, составляющих 43,1 миллиарда долларов.

В отличие от Сталина, который в конце Второй мировой войны вторгся в Европу с одобрения своих западных союзников, Путин от вторжения в Европу никакого стратегического преимущества не получит. У него не было бы никаких шансов создать там блок государств-сателлитов и контролировать его. Так что вооружаться на случай, если он отправит танки или ракеты в Германию, в лучшем случае, бессмысленно.

Картер, вероятно, прав, ожидая усиления российской пропаганды, дезинформации и активизации кибератак с целью политической дестабилизации и создания хаоса. Но эти действия не требуют особых затрат. Для противодействия подобным информационным войнам и кибервойнам увеличения бюджета генералов не требуется — и уж точно не требуется их помощь. При всем уважении к боевому опыту военных, они неспособны обеспечить защиту от кибератак на правительственные и корпоративные компьютерные сети. И они абсолютно не пригодны для того, чтобы давать единственно возможные ответы на пропагандистские кампании — заниматься честной журналистикой и обучением медийной грамотности. Борьба с коррупцией — тоже не дело военных.

Военным ведомствам стран Запада, западным разведывательным сообществам и общественности в целом следует иметь более четкое представление о российских методах, интересах и мотивации, чего, как признал в своем выступлении Картер, сегодня не хватает. Однако если есть желание потратить деньги на решение этой проблемы, то получателями средств должна быть не армия, а учебные и научные заведения, дипломатические и разведывательные службы.

Вести вчерашние войны, получая дополнительное финансирование на увеличение контингентов и единиц боевой техники — это рефлексивное искушение, подталкивающее к мысли о том, что опять началась холодная война. Этому искушению поддаваться нельзя.

Великобритания. США. РФ > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 января 2018 > № 2470342 Леонид Бершидский


США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 января 2018 > № 2470322 Федор Лукьянов

Оборонная стратегия Трампа идеальна для России

Федор Лукьянов, The Washington Post, США

Москва. — Новая стратегия национальной обороны США, о которой в пятницу объявил министр обороны Джеймс Мэттис, официально ставит Пентагон в конфронтацию с Россией и Китаем. Как это ни странно, в Москве она многим понравилась: такая ситуация напоминает времена холодной войны, когда все было ясно, и каждый знал, как надо себя вести. Но время не повернешь вспять. И хотя возродить прежнюю милитаризацию возможно, сделать ее организованной и упорядоченной, как раньше, никак нельзя.

В представленной Пентагоном стратегии нашло точное отражение то мировоззрение, которое олицетворяет президент Дональд Трамп. Эпоха после окончания холодной войны, когда Америка неожиданно стала мировым гегемоном, подошла к концу. «На протяжении десятилетий Соединенные Штаты обладали неоспоримым и доминирующим превосходством во всех сферах, — говорится в новой оборонной стратегии. — В целом мы могли использовать свои войска, когда хотели, направлять их туда, куда хотели, и действовать так, как хотели. Сегодня наше господство оспаривается во всех сферах — в воздухе, на земле, на море, в космосе и в киберпространстве».

Те вызовы, с которыми сегодня сталкиваются США, происходят в основном от соперничества с ведущими державами, а не с какими-то изгоями из числа террористов, против которых была нацелена предыдущая военная стратегия. Кроме того, она вызвана глобальными процессами, такими как климат и демография. «Сегодня основная проблема для национальной безопасности США — не терроризм, а межгосударственное стратегическое соперничество, — говорится в оборонной стратегии. — Американская армия не обладает предопределенным ей правом на победу на поле боя». А это значит, что мы возвращаемся к классической модели международных отношений и к традиционным целям прагматичной политики.

Что все это означает для России, которая вместе с Китаем официально названа стратегическим противником США? Во-первых, добро пожаловать в клуб. Москва никогда не воспринимала всерьез рассуждения о либеральном мировом порядке, как называют беспроигрышную игру, в которой вместо соперничества присутствует взаимозависимость, а экономика стоит выше безопасности. Идея о «балансе сил», являющаяся основополагающей концепцией реальной политики (realpolitik), несколько раз звучит в новой оборонной стратегии США. В России она всегда являлась составной частью политического мышления и риторики, а вот Западу в какой-то момент она начала казаться анахронизмом. Теперь же Россия и США снова заговорили на одном концептуальном языке.

Во-вторых, многие в Москве со вздохом облегчения воспримут тот факт, что Россию недвусмысленно назвали соперницей, поскольку она никогда не думала иначе (за исключением непродолжительного периода в конце 1980-х и начале 1990-х годов) и считала лицемерными заявления об обратном. Теперь риторика соответствует реальности.

В-третьих, положение новой оборонной стратегии о том, что сотрудничество возможно только «с позиции силы и на основе наших национальных интересов» по всей видимости вполне устраивает Россию, поскольку оно укрепляет подходы самой Москвы. Тот упор, который в американской стратегии сделан на развитие технологий, позволит российским генералам требовать больше денег на аналогичные цели. Здесь Трамп вполне последователен — он говорил о необходимости наращивать военную мощь и тридцать лет, и три года назад.

Прежние лестные высказывания Трампа в адрес президента Владимира Путина и постоянные нападки на Трампа с обвинениями в сговоре с Россией в какой-то момент создали иллюзию того, что он хочет улучшить отношения между двумя странами. Но результаты первого года его президентства едва не стали катастрофой для российско-американских отношений. И неважно, произошло это случайно или было сделано преднамеренно.

Возможно, Трамп надеялся на какое-то тактическое соглашение с Москвой, в основном по Ближнему Востоку. Но этого не произошло. На то есть несколько причин, но самая очевидная заключается во внутриполитической борьбе и распрях внутри США из-за обвинений по поводу российского вмешательства в американские выборы. Столкнувшись с такой ситуацией, Трамп с легкостью отказался от своих намерений — просто в силу того, что Россия для него не очень-то и важна.

Его главная цель состоит в том, чтобы изменить экономические отношения с остальными миром, в основном с Китаем, с азиатскими «тиграми» и с Европой. Россия играет незначительную роль в мировой экономике, и Трамп не будет предпринимать никаких серьезных усилий на российском направлении. Он рассчитывал на быстрые и легкие дивиденды от своих шагов навстречу Кремлю, и немедленно остановился, когда почувствовал, что политические издержки становятся серьезнее, чем он ожидал.

По своей форме российско-американские отношения вернулись к модели холодной войны: это военное соперничество, потенциальная гонка вооружений и сдерживание. Но в действительности ситуация совершенно иная. Почему?

Во-первых, столкновение между Москвой и Вашингтоном не является главным для международной системы, которая полицентрична, хаотична и разнообразна. Общее концептуальное мировоззрение (баланс сил, национальные интересы и так далее) не в состоянии возродить механизмы обеспечения глобальной стабильности, которые действовали 40 лет назад. Рецепты холодной войны сегодня уже неэффективны, потому что на сцене появилось множество других действующих лиц, которые не прислушиваются ни к России, ни к Америке.

Во-вторых, в глобальном мире все границы пористые и проходимые, и никто не знает, как регулировать внешнее влияние на государства. Россия обычно обвиняла Соединенные Штаты во вмешательстве в свои внутренние дела: в открытой поддержке антиправительственных протестов, в финансировании оппозиционных неправительственных организаций и средств массовой информации, а также в критике принимаемых внутри страны решений, в том числе, правовых. В свою очередь, сегодня США обвиняют Россию в масштабном вмешательстве в выборы и во враждебном настрое СМИ. Две страны никак не могут договориться о взаимном невмешательстве, потому что понимают его по-разному. То, что одна сторона называет «мягкой силой», другая воспринимает как попытку ослабления ее государства, и наоборот.

Многие в Москве считают, что Америка Трампа приспосабливается к новой ситуации в мире и проводит корректировку своих позиций. Соединенным Штатам пора отказаться от глобального лидерства и глобального регулирования, перейдя к внешней политике, направленной на обеспечение более конкретных национальных интересов. Так случилось, что Трамп возглавил этот переход, что сделал бы любой президент, хотя скорее всего, в более мягкой форме.

Ключевым элементом такого перехода является упор на силу как на средство, обеспечивающее не глобальное лидерство Америки, а ее глобальное превосходство и способность отстаивать американские интересы всеми возможными способами. Прежде всего сила означает классическую военную мощь, о чем открыто заявлено в новой стратегии национальной безопасности США (опубликована в декабре) и в новой оборонной стратегии. А для этого требуются четко обозначенные враги. Таким образом, Москва становится идеальной мишенью как с психологической точки зрения (инерция холодной войны очень сильна), так и с практической, поскольку усиление военной мощи России делает ее серьезной угрозой. Следовательно, соперничество с Россией предопределено.

Америка не готова мириться с тем обстоятельством, что Запад сегодня — не единственный игрок, пытающийся влиять на перемены в других странах. Образ России как универсальной опасности — это сублимация нового взгляда на мир, который якобы полон угроз, а не благоприятных возможностей. Такая точка зрения вновь находит отражение как в новой оборонной стратегии, так и в новой стратегии безопасности. Что интересно, Россия разделяет эту точку зрения — просто в силу того, что она для нее не нова.

Как будет поступать Москва? Она будет стремиться к перевооружению, к минимизации рисков, к асимметричным ответам и попытается воспользоваться тем обстоятельством, что мир сегодня видит в США главный источник нестабильности. Уже много раз говорили и писали, что Путин — опытный дзюдоист. А в этом виде спорта сила соперника оборачивается против него. Похоже, что американская стратегия национальной обороны, уделяющая главное внимание силе, пришлась как нельзя кстати.

Федор Лукьянов — главный редактор журнала «Россия в глобальной политике».

США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 24 января 2018 > № 2470322 Федор Лукьянов


США. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 24 января 2018 > № 2470275 Федор Лукьянов

Оборонная стратегия Трампа идеальна для России

Федор Лукьянов | The Washington Post

"Новая Стратегия национальной обороны США, обнародованная министром обороны Джеймсом Мэттисом в минувшую пятницу, официально толкает Пентагон к конфронтации с Россией и Китаем", - пишет в своей статье, опубликованной в The Washington Post, редактор журнала "Россия в глобальной политике" Федор Лукьянов. По мнению автора, стратегия понравилась в Москве многим, так как напомнила о ясности времен холодной войны. Однако Лукьянов уверен: милитаризацию можно возродить, но невозможно придать ей былую упорядоченность.

"Вызовы, с которыми США сталкиваются сегодня, порождаются прежде всего конкуренцией с крупными державами", - пишет Лукьянов. Он считает, что налицо возвращение к realpolitic, и перечисляет несколько последствий этого для России.

1. В стратегии США несколько раз упоминается понятие "баланс силы". "В России он всегда был элементом политического мышления и риторики страны, а Запад в определенный момент счел его анахронизмом. Теперь же Россия и США снова заговорили на одном понятийном языке", - пишет автор.

2. "Тот факт, что Россию четко назвали конкурентом, многие в Москве воспримут с облегчением, поскольку Москва всегда (кроме недолгого периода в конце 80-х и начале 90-х) считала, что это так и есть, а уверения в обратном считала лицемерными. Теперь же риторика совпала с реальностью", - пишет автор.

3. По мнению Лукьянова, тезис США, что сотрудничество возможно только "с позиции силы и на основе наших национальных интересов", вполне устраивает Россию, так как подкрепляет ее подход к ситуации.

Формально российско-американские отношения вернулись к модели холодной войны, но в реальности ситуация иная, пишет Лукьянов. По его словам, столкновение Москвы и Вашингтона теперь не играет центральной роли для международной системы. "В глобальном мире любые границы негерметичны, и никто не знает, как регулировать внешнее влияние на государства", - пишет также автор.

Лукьянов также полагает: "Соединенным Штатам пора перейти от глобального лидерства и глобального регулирования к внешней политике, призванной отстаивать более конкретные национальные интересы". Ключевой элемент этого перехода - упор на силу, под которой прежде всего подразумевается классическая военная сила.

"Для этого все более необходимы четко обозначенные противники, а значит, Россия становится идеальной мишенью как в психологическом плане (инерция холодной войны весьма сильна), так и на практике, поскольку растущая военная мощь России делает ее убедительной угрозой. Итак, соперничество с Россией предопределено", - говорится в статье.

"Что будет делать Москва? Она будет стремиться к перевооружению, минимизирует риски, ответит асимметрично и попытается извлечь выгоду из факта, что мир считает Америку основным источником нестабильности. Как много говорили и писали, Путин - опытный мастер дзюдо: искусства, которое использует силу противника против него. Похоже, американская Стратегия национальной обороны, сфокусированная на силе, появилась в самый идеальный момент", - заключает автор.

США. Россия > Армия, полиция > inopressa.ru, 24 января 2018 > № 2470275 Федор Лукьянов


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 23 января 2018 > № 2470271 Олег Буклемишев

Взаимное отторжение: почему руководство России не стремится в Давос

Олег Буклемишев

Директор Центра исследования экономической политики экономического факультета МГУ

Российская элита ждет публикации нового санкционного доклада Минфина США. На этом фоне несанкционированная поездка на форум граничит если не с государственной изменой, то с серьезным нарушением коллективной этики

С 23 по 26 января в швейцарском Давосе прошумит уже 48-й Всемирный экономический форум — пожалуй, главный и наиболее известный среди бессчетного сонма себе подобных. На этот раз примерно 3000 делегатов из ста с лишним стран будут яростно спорить друг с другом на десятках тематических площадок, чтобы в конечном счете соглашаться в главном: о необходимости и плодотворности такого диалога, а также самой привычки слушать и слышать другие точки зрения.

Правда, после нескольких лет безудержного глобалистского оптимизма сам слоган нынешнего Форума «Создание общего будущего в разделенном мире» (Creating a Shared Future in a Fractured World) отражает некоторую неуверенность организаторов в светлом будущем международной координации и сотрудничества. Тем не менее Форум в этом году собираются посетить более 70 глав государств и правительств, среди которых президент США Дональд Трамп (если не помешает бюджетный кризис), первые лица Аргентины, Бразилии, Индии, Канады, Франции, Великобритании, Украины и Еврокомиссии, руководители международных организаций.

Но, как говаривал Остап Бендер, мы чужие на этом празднике жизни. Российская делегация, которую возглавляет вице-премьер Аркадий Дворкович, на этот раз не слишком внушительна; в основном это завсегдатаи форумов прошлых лет из числа руководителей госкомпаний и крупного частного бизнеса. По численности участников представительство России сопоставимо с Объединенными Арабскими Эмиратами, почти вдвое уступая китайскому или индийскому, и впятеро — британскому. Небогата и российская повестка форума: помимо традиционной страновой сессии, отечественные спикеры представят свою точку зрения лишь на нескольких ключевых панелях, посвященных, в частности, китайскому мегапроекту Нового Шелкового пути и состоянию мировой энергетики. Вопреки первоначально сделанному объявлению гости Давоса даже не смогут услышать мнение главы Банка России по такому злободневному для мировой экономики вопросу, как окончание эпохи легких денег, — Эльвира Набиуллина неожиданно отменила свою поездку в Швейцарию.

Разумеется, все это не случайно: дело в том, что взаимоотношения России и мирового сообщества в самом широком смысле сегодня находятся в точке замерзания. И отторжение это носит взаимный или даже взаимосвязанный характер.

Более чем трехлетнее существование в условиях экономических санкций со стороны ведущих иностранных государств плюс недавние допинговые скандалы и обвинения во вмешательстве во внутренние дела других государств не могли не дать о себе знать. Бо?льшая часть российского населения и истеблишмента чувствует страну (и лично себя заодно) несправедливо обиженной зарубежными партнерами, что препятствует продолжению старых и инициированию новых проектов международного сотрудничества и усиливает тенденции изоляционизма. Поскольку с реальным импортозамещением получается не очень, взамен вновь интенсифицируются поиски особого российского пути, которые обычно ничем хорошим для страны не заканчивались.

Все чаще идут разговоры, что санкции являются замечательным поводом для отказа от ранее данных Россией обязательств (начиная от разоруженческих соглашений до стандартов банковского регулирования Базель III и норм ВТО) — вплоть до требования выхода из различных международных организаций, куда мы долго и с таким трудом вступали. Добавим к этому, что немалая часть российской верхушки с замиранием сердца ждет публикации в конце января нового санкционного доклада Казначейства США, и картина становится совсем уж грустной. Действительно, в этих условиях несанкционированная поездка в глобалистский Давос граничит если не с государственной изменой, то с серьезным нарушением коллективной «суверенной» этики.

Неразделенная любовь с Западом оставила у российской элиты глубокую психологическую рану (правда, поиск более комфортных партнеров пока особых результатов не принес). Так что теперь мы больше не хотим нравиться и требуем принимать нас такими, какие мы есть, и уважать ровно за это. Тем более что и на этом самом Западе полно социальных язв и еще неизвестно, кто кого должен учить. Одновременно подобная твердая и принципиальная внешнеполитическая позиция подразумевает отказ от сколько-нибудь самокритичного отношения к нашим последним успехам на социально-экономической ниве.

А успехи эти, прямо скажем, не очень. Хотим мы того или нет, но на сегодняшний день Россия представляет собой медвежий угол мировой экономики, в общем и целом вернувшейся к динамичному подъему. Ожидается, что, по самым оптимистическим прикидкам, наши темпы роста будут примерно вдвое уступать глобальным и еще больше — нашим непосредственным соседям и конкурентам. Экономика России зримо огосударствляется и костенеет; эффективность здесь не является конкурентным преимуществом; теплые места на рынке давно поделены. Для аутсайдера найти правду в суде или где-либо еще практически невозможно: опыт показывает, что лобовая сшибка с частно-государственными инкумбентами может иметь для редкого отважного зарубежного инвестора только один закономерный и неприятный конец. В этих условиях, по большому счету, иностранному бизнесу не очень-то важны наши ярчайшие достижения последнего времени — контролируемый дефицит бюджета и низкая инфляция.

От России никто уже не ждет сюрпризов — ни плохих, ни тем более хороших. Несмотря на «выборный» год, в списке участников Форума отсутствуют потенциальные участники президентской гонки и российские политики как таковые вообще. Остались далеко в прошлом ажиотаж вокруг смотрин наиболее вероятного кандидата в президенты России от компартии Геннадия Зюганова (1996 год), исторический вопрос «Who is Mr. Putin?» (2000 год), а также единственное посещение Форума главой российского государства (Дмитрий Медведев в 2011 году). Хваленая российская стабильность на глазах превратилась в застой, подробности которого мало кому интересны.

Мы сами не заметили, что стали восприниматься в мире как глубоко законсервировавшая себя провинция. Наиболее важные и животрепещущие для международного сообщества темы — будь то будущее демократии, глобальное потепление и «зеленая экономика», издержки и преимущества цифрового здравоохранения или защита приватности в эпоху современных технологий — в российском официальном и общественном дискурсе отсутствуют и по-настоящему волнуют лишь узкий круг специалистов. Слова Марка Аврелия, что каждый стóит столько, сколько стóит то, о чем он хлопочет, — ровно про это. Неслучайно в трех ключевых списках участников Давоса-2018 — социальных предпринимателей и молодых лидеров, а также лидеров из сферы культуры — наших соотечественников нет вообще. И это, пожалуй, самое грустное свидетельство российского самоустранения с нынешнего Форума в частности и из глобального смыслового пространства вообще.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > forbes.ru, 23 января 2018 > № 2470271 Олег Буклемишев


США > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 23 января 2018 > № 2467102 Андрей Колесников

Россия без Трампа

Андрей Колесников о том, что американский президент за год принес миру

С тех пор, как по выражению болгарского политолога Ивана Крастева, с появлением Трампа Путин потерял монополию на непредсказуемость, прошел год. Самый пожилой и при этом наиболее инфантильный из всех президентов Соединенных Штатов, сдерживать которого были призваны «взрослые в комнате» — отдельные представители его команды, прошел путь от столкновения с системой сдержек и противовесов, которая мешала ему работать, до скандала с порнозвездой Stormy Daniels и приостановки финансирования деятельности правительства.

Человек, пришел к власти с помощью «Твиттера», но обнаружил неспособность управлять страной с помощью твитов.

Он задал общемировой политический тренд – трампизацию политики, однако при этом все трампы мира не то чтобы терпят поражение – им как минимум оказывается серьезное сопротивление и они чувствуют себя как кошки на раскаленной крыше.

За клоунов хорошо и весело голосовать, но быть управляемыми ими не так уж и забавно. Поэтому волна, которую условно, за неимением лучшего термина, называют «популистской», не затопила все шлюзы западного мира: приливы сменяются отливами, а сам популизм принимает разные, плохо определяемые гибридные формы.

Например, австрийский федеральный канцлер Себастьян Курц не только сосуществует с «взрослым в комнате» президентом Александром ван дер Белленом, но, будучи популистом в кавычках или без, сильно отличается от классического крайне правого популиста Норберта Хофера. Правое смешивается с левым, а самые самостоятельные консерваторы-изоляционисты действуют с пугливой оглядкой на институты Евросоюза – недавние перемены в правительстве Польши тому порукой.

Общественное мнение делится в большинстве стран ровно пополам – на условно либеральную публику и условно консервативную, и потому, например, Милош Земан, победивший в первом туре выборов президента Чехии, может проиграть во втором, а триумфально занявший пост премьер-министра этой страны и тоже популист особого типа Андрей Бабиш лишен иммунитета, его кабинету парламент отказал в доверии.

Институты западной демократии работают как страховочная сетка, и довольно надежная. Ценности западной демократии, оказывается, тоже не химера – в доверии старым политикам новой волны отказывают уже не институты, а люди.

Да, они все хотели обновления, но ошиблись адресом, и работоспособные институты позволяют им исправлять ошибки. Демократия – инструментальна.

Если торопишься открывать шампанское, празднуя победу популиста, рискуешь потом опоздать с лечебным распитием боржоми. Ровно это произошло с российским политическим классом, который год назад отмечал победу Трампа брызгами игристого вина – с не меньшей энергией, чем присоединение Крыма.

Следующим этапом стал шаг навстречу пошатывавшейся на высоких каблуках на приеме в Кремле Марин Ле Пен. Однако фотография со «стронгменом из-за зубцов» не прибавила ей очков, а скорее, стоила карьеры президента Франции. Править миром на своих условиях у российского начальства и его обслуги не получилось, не говоря уже о том, что братские популистские режимы, именно в силу своего консерватизма, национализма и изоляционизма, нередко настроены жестко антироссийски.

Пришлось отойти на еще не демонтированные позиции – на зимние квартиры в осажденной крепости. Других способов реализации внешней политики, кроме воспитания стокгольмского синдрома по отношению к коменданту крепости, пока не придумано: моченосцы героически защищают кристально чистую мочу, меченосцы – вспоминают добрым словом Сталина, все вместе – обороняют свои владения. Потому что страну – в соответствии с феодальными принципами – считают своей собственностью.

Трамп же – отрезанный ломоть. Он не оправдал надежд. Не справился со сдержками и противовесами.

Наше руководство по-прежнему подчеркивает, что относится к нему с симпатией и пиететом и поясняет, что 45-му президенту США просто не дают работать. Хотя это всего лишь констатация того факта, что американская демократия действительно существует в природе.

Вмешивались наши лучшие в мире хакеры в американские выборы или нет – этот вопрос теперь перешел в разряд вопрошаний вроде «Есть ли жизнь на Марсе?» На днях ведущий американский республиканский интеллектуал Ричард Хаасс объяснял московской публике, что лозунг Make America Great Again вовсе не симметричен месседжу Make Russia Weak (слабой) Again.

Ни сила, ни слабость России совершенно не волновали Трампа. Он решал свои внутриамериканские задачи, и Россия – путинская или непутинская — здесь рядом не стояла и на нее, как ни обидно, 45-й президент почти не обращал внимания.

Он вообще в то время слабо понимал, что будет делать с Россией. Как и с еще с длинным рядом стран. Недавно американский политолог венгерского происхождения Чарльз Гатти опубликовал в венгерской же прессе воображаемый диалог Трампа со своим советником о Венгрии под заголовком «Кто такой на … этот Виктор Орбан?».

Объясняя, где находится это государство, советник упомянул словенское происхождение Меланьи, но при этом пояснил, что географически Венгрия ближе к стране другой жены Дональда – Иваны Трамп. В россиецентричном мире нашего политического класса принято считать, что, намазывая утром бутерброд камчатской красной икрой и совершая каждый свой шаг, Трамп держит в голове Россию и Путина.

А на самом деле для него это по-прежнему загадочная страна, которая наделала столько шума в США, всего лишь нечто к востоку от Иваны Трамп.

В этом же волшебном мире российских элит принято считать, что Европа – протекторат США. За год Трампа выяснилось, что европейские лидеры больше сосредоточены а) на «брекзите» и его последствиях и б) не могут найти общего языка не только с Путиным, но и с Трампом. А еще у них есть строительство франко-немецкого руководящего альянса, куча проблем с восточноевропейскими государствами, не до конца разрешенный, хотя и несколько подутихший миграционный кризис, угроза терроризма. Не совсем до Трампа, как и не совсем до Путина. Но как-то живут и справляются, а шпенглеровский «Закат Европы» сильно задерживается.

Посттрамписткий постпорядок еще не превратился в новый порядок – в конце концов, чтобы собрать пазл, нужно иметь сочетаемые кусочки, а пока в наличии только фрагменты слишком разных картинок.

Но фундаментально изменить мир Трамп не смог, как не оправдал надежд тех, кто откупоривал «шампанского бутылку» в российском парламенте.

Молчаливому «забытому» большинству дали высказаться. Оно успешно поборолось за свое право быть неграмотным и некультурным и за возможность показывать кукиш пугливым космополитическим элитам. Теперь его представители сами задумчиво чешут свои красные шеи – мир не прогнулся под них, а их лидеры лишь создают проблемы, в том числе социально-экономические.

Хрупкое равновесие мира правды и постправды, либеральных и нелиберальных демократий сохраняется. Впору задуматься о том, что теперь будет после Трампа. В конце концов сидеть ему осталось в своем кресле по нашим, российским, меркам не так долго. У них там ведь президентский срок – всего-то четыре года. Не дают нормально поработать, понимаешь…

США > Внешэкономсвязи, политика > gazeta.ru, 23 января 2018 > № 2467102 Андрей Колесников


Корея. КНДР. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 23 января 2018 > № 2467051 Андрей Ланьков

Почему отношения Северной и Южной Кореи опять потеплели

Андрей Ланьков

С одной стороны, Пхеньян, опасаясь военных угроз Вашингтона, решил снизить градус напряженности и дал понять Сеулу, что готов восстановить гуманитарные контакты. С другой – левые националисты, пришедшие к власти в Сеуле, с самого начала стремились установить такие контакты, рассчитывая, что частичная нормализация межкорейских отношений снизит вероятность вооруженного конфликта. Иначе говоря, и в Сеуле, и в Пхеньяне надеются: в Вашингтоне не будут так рваться стрелять, если решат, что Пхеньян пошел на уступки, пусть и символические

На Корейском полуострове, который в последние месяцы был чуть ли не главным источником международной напряженности, вдруг стали происходить события, поражающие своим миролюбием. Северная Корея заявила, что будет участвовать в Олимпийских играх в Пхёнчхане, на территории Южной Кореи. Более того, Южная и Северная Корея выставляют на Игры единую команду, которая будет выступать под нейтральным флагом с изображением Корейского полуострова. Вместо государственного гимна они планируют использовать народную песню «Ариран».

Сообщение об этом стало неожиданностью, ведь еще в декабре большинство наблюдателей не сомневались, что Северная Корея не будет участвовать в Олимпийских играх в Пхёнчхане.

Впрочем, Олимпийскими играми все не ограничивается: появились признаки потепления межкорейских отношений и на других направлениях. Идет подготовка к политическим переговорам на «высоком уровне», всерьез обсуждаются контакты по линии Красного Креста и возможная встреча членов разделенных семей. Показательно, что многие из обсуждающихся сейчас контактов всего лишь несколько месяцев назад предлагались Сеулом, но были с негодованием отвергнуты северокорейской стороной.

Поворот в Пхеньяне

На протяжении последнего года Северная Корея активно продвигала ракетно-ядерную программу, проводила запуски межконтинентальных баллистических ракет (МБР) и ядерные испытания, причем добилась в этом больших успехов: именно в 2017 году КНДР впервые испытала как полноценный водородный заряд, так и баллистические ракеты, способные поразить территорию США. Особенно показательным был запуск «Хвасон-15», новой северокорейской МБР, которая в состоянии нанести удар по любой точке Соединенных Штатов.

Тем не менее, несмотря на эти акции и сопровождавшую их воинственную риторику, большинство наблюдателей предполагали, что мы имеем дело с обыкновенной для КНДР тактикой. Эта тактика предусматривает, что за периодом нагнетания напряженности следует период переговоров.

Неожиданностью, однако, стало то, что поворот к переговорам произошел раньше, чем предполагалось. Один удачный запуск не является достаточным основанием для того, чтобы ставить МБР на вооружение. Поэтому наблюдатели предполагали, что Северная Корея сначала проведет серию запусков «Хвасон-15» и лишь после этого сменит риторику и пойдет на переговоры, на которых будет говорить с позиции силы и, соответственно, сможет рассчитывать на серьезные уступки. Однако сейчас мы видим, что дипломатический разворот произошел раньше, чем ожидалось.

Президент Трамп и его окружение сочли такое развитие событий своим достижением, о чем американский президент, по обыкновению, и заявил в твиттере. Нельзя исключать, что на этот раз президент Трамп прав и Соединенные Штаты действительно внесли свой вклад в неожиданное изменение северокорейского политического курса.

Ведь в прошлом году жесткой была не только риторика Пхеньяна: совершенно беспрецедентные по жесткости заявления регулярно делались и в Вашингтоне. Из окружения Трампа постоянно просачивались слухи, что в Белом доме всерьез думают о нанесении ударов по стартовым позициям ракет или по иным объектам северокорейского военно-промышленного комплекса. Трудно сказать, сколько в этих слухах было реальности, а сколько блефа. Мнения на этот счет были разные, и даже хорошо информированные специалисты по КНДР терялись в догадках. Тем более терялись в догадках и в Пхеньяне.

В любом случае в последний год казалось, что вероятность вооруженного удара со стороны Соединенных Штатов резко возросла. Понятно, что такую угрозу в Пхеньяне игнорировать не могли. Хотя в случае прямого конфликта у КНДР есть возможность нанести противнику тяжелый ущерб, шансов на победу в военном противостоянии с США у Северной Кореи нет.

Именно в этой обстановке в Северной Корее, кажется, решили снизить накал ситуации, опасаясь, что продолжение запусков МБР и ядерных испытаний в конце концов переполнит чашу терпения Трампа и его окружения и подтолкнет его к решению о применении против Северной Кореи силовых мер.

Поворот в Сеуле

Беспокойство (и даже страх) Пхеньяна по поводу возможного конфликта вполне разделяли и в Сеуле. После выборов, которые прошли в мае 2017 года, к власти в Южной Корее пришли левые националисты, которые традиционно относились к Северной Корее существенно мягче, чем их предшественники из консервативного лагеря, правившие страной в 2008–2017 годах. В своей предвыборной платформе Мун Чжэ Ин обещал, что преодолеет кризис в межкорейских отношениях, возникший из-за его предшественников-консерваторов, и наладит отношения с Пхеньяном.

Однако после избрания Мун Чжэ Ина президентом стало ясно, что его планам на северокорейском направлении не дано осуществиться. Главную роль тут сыграла жесткая позиция новой американской администрации, которая самым недвусмысленным образом выступает против любой экономической помощи Северной Корее и против экономического сотрудничества между двумя корейскими государствами. Вызвано это тем, что на практике такое «сотрудничество» является замаскированной формой помощи Северу со стороны Юга, невозможно без дотаций из южнокорейского бюджета и фактически подрывает режим санкций, направленных против КНДР.

Мун Чжэ Ину удалось получить от Трампа согласие на то, что Сеул будет развивать спортивные, гуманитарные и прочие формы неэкономического взаимодействия с Пхеньяном. Однако этот дипломатический успех на практике значил мало, так как до недавнего времени северокорейская сторона самым недвусмысленным образом отвергала любые попытки Южной Кореи наладить такие неэкономические контакты.

Тем не менее стремление окружения Мун Чжэ Ина улучшить отношения с Северной Кореей никуда не делось, особенно в условиях, когда нарастающая угроза вооруженной конфронтации создавала немалую нервозность в Сеуле.

Таким образом, в начале января совпало несколько тенденций. Во-первых, северокорейское руководство, опасаясь поступающей из Вашингтона информации, решило снизить градус напряженности и дало понять южнокорейской стороне, что готово на восстановление культурных и гуманитарных контактов и даже на участие в Олимпийских играх.

Во-вторых, администрация президента Муна, которая с самого начала стремилась установить такие контакты, в последние несколько месяцев стала рассчитывать на то, что частичная нормализация межкорейских отношений снизит вероятность возникновения на полуострове вооруженного конфликта. Иначе говоря, в Сеуле (и Пхеньяне) надеются: в Вашингтоне не будут так рваться стрелять, если решат, что Пхеньян пошел на уступки, пусть и символические.

Так и возникла нынешняя ситуация, при которой северокорейские спортсмены, скорее всего, появятся в Пхёнчхане.

Все это можно только приветствовать, ибо олимпийские переговоры действительно снижают вероятность вооруженного конфликта на Корейском полуострове, которая сейчас выше, чем когда-либо за последние два-три десятилетия. Тем не менее излишним оптимизмом по поводу происходящего лучше не проникаться.

Речь идет о мероприятиях, носящих косметическо-символический характер. Никуда не делась решимость руководства Северной Кореи создать полноценный ядерный арсенал и разработать средства доставки, способные нанести ядерный удар по континентальной части Соединенных Штатов. Отказ от ракетно-ядерной программы или ее существенное сокращение воспринимаются северокорейским руководством как первый шаг на пути к коллективному политическому и даже физическому самоубийству, и поэтому на серьезные уступки рассчитывать не приходится.

Более того, недоработанной остается и северокорейская ракетная программа, так что, скорее всего, как только отшумят олимпийские страсти и в Белом доме несколько успокоятся, северокорейские стартовые площадки опять услышат рев реактивных двигателей. Испытания наверняка будут продолжены, и это обстоятельство гарантированно вызовет жесткую реакцию США.

Нынешние контакты и взаимодействие по олимпийским делам никак не решают ключевых проблем Корейского полуострова и являются лишь способом выиграть время. Тем не менее даже временное снижение напряженности – хорошая новость.

Корея. КНДР. США > Армия, полиция. Внешэкономсвязи, политика > carnegie.ru, 23 января 2018 > № 2467051 Андрей Ланьков


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 января 2018 > № 2466631 Пол Гобл

Пол Гобл — американский антикоммунист

Ирена Ласота (Irena Lasota), Rzeczpospolita, Польша

Пол Гобл — один из самых авторитетных экспертов по России и странам бывшего СССР в США. Несколько дней назад ему исполнилось 69 лет. Это эксперт, а не теоретик: он не издал ни одного научного труда и не стремился сделать академическую или политическую карьеру. Свою задачу он видит в том, чтобы распространять знания, учить, объяснять.

Последние шесть лет он ведет блог «Окно в Евразию» (Window on Eurasia), который стал кладезем информации и площадкой, где можно найти массу блестящих комментариев. Только там в один и тот же день можно прочесть, чем занимается Путин, что происходит в Бурятии, почему демонстранты в Иране скандируют «смерть России!», и кто бастует в Сибири.

Почти полвека подряд Гобл занимается изучением пространства, которое казалось многим политической пустыней, местом, не заслуживающим особого внимания, — «нерусскими» постсоветскими республиками. На протяжении этих лет он снабжал информацией всех, кто хотел его слушать, консультировал Государственный департамент, ЦРУ, политиков. Мало кто верил, что Советский Союз распадется, но когда это произошло, именно Пол Гобл оказался одним из тех людей, кто лучше всех был готов функционировать в новых реалиях.

Прежде чем СССР окончательно распался, Гобл рассказывал о том, что происходило в Прибалтийских республиках, на Кавказе, в Средней Азии, и объяснял, что появление суверенных государств неизбежно, а Соединенным Штатам следует безоговорочно поддержать все национально-освободительные и демократические силы в этих регионах. Он занимал важные должности на радиостанциях «Свободная Европа» и «Голос Америки», работал в Совете управляющих по вопросам вещания, но из-за своего вспыльчивого характера и независимых взглядов нигде долго не задерживался.

Он резко критиковал Россию и политику США, которая в отношении России очень часто была слишком мягкой, а в отношении Украины — недостаточно дружественной. Когда Гобл остался в Америке без работы, он отправился читать лекции в Тартуском университете, помогал создать Дипломатическую академию в Азербайджане. Наши пути неоднократно пересекались. Он всегда занимал четкую позицию по поводу войн в Чечне, унесших много жизней, против российского нападения на Грузию, за права крымских татар на нормальную жизнь в Крыму в рамках Украины, говорил, что мы должны защитить страны Балтии, а для этого принять их в НАТО.

Мы восхищались одними и теми же людьми: Витаутасом Ландсбергисом (Vytautas Landsbergis), Мустафой Джемилевым, Абульфазом Эльчибеем. Благодаря своим знаниям о постсоветских республиках он мог, в отличие от кремлинологов, взглянуть на Россию не сверху, а снизу, понять не только саму эту страну, но и коммунизм — режим, представляющий опасность для человека, народа, общества. Гобл, славящийся любовью к сильным образам и ненавидящий российский империализм, любит повторять, что Россия не будет представлять угрозу для своих соседей лишь тогда, когда с самой высокой кремлевской башни можно будет увидеть все российские границы.

Больше года назад, на церемонии вручения медали Свободы имени Трумэна — Рейгана фонда «Мемориал жертв коммунизма», Гобл прочел доклад под названием «Десять причин, по которым следует быть антикоммунистом». Во-первых, говорил он, мы должны отдать дань памяти миллионам жертв коммунизма; во-вторых, осознать, как много людей продолжает жить при таком режиме; в-третьих, понять, как сложно искоренить наследие коммунизма там, где он существовал; в-четвертых, объяснить живущим в свободном мире людям, как выглядит и выглядел коммунизм; в-пятых, увидеть, как зло коммунизма перерождалось в другое зло, в том числе исламский фундаментализм; в-шестых, бороться с ложными ревизионистскими теориями, рассказывающими о сути коммунизма.

В-седьмых, следует следить за тем, чтобы не попасться в ловушку и не начать использовать для борьбы с коммунизмом коммунистические методы. В-восьмых, нужно защищать такие ценности, как демократия; в-девятых, воссоздать коалицию, которая одержала победу в холодной войне, но начала распадаться на наших глазах; в-десятых, помнить, что мы боремся не со словом «коммунизм», а со всем тем, что это слово означает.

Сложно точнее и короче описать, почему нам так нужен сегодня антикоммунизм.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 22 января 2018 > № 2466631 Пол Гобл


Франция. США. Корея. Весь мир. РФ > СМИ, ИТ. Образование, наука > gazeta.ru, 22 января 2018 > № 2465983 Георгий Бовт

Дети в сетях

Георгий Бовт о том, надо ли ограничивать использование мобильников в школе

Настала пора и мне выступить в роли «мракобеса» и противника «прогресса». В связи с произошедшими за последнюю неделю вспышками насилия сразу в двух школах – в Перми и Улан-Удэ. Хочется, хотя и не поддерживая лозунг отечественных консерваторов «Все зло от интернета и соцсетей!», все же согласиться с тезисом о том, что некое зло от самой интернет- и смартфон-зависимости для детей действительно существует. И пора задуматься о том, как это зло минимизировать.

Угроза здоровью нации ввиду того, что все большее число молодых людей (если не подавляющее их число) страдают от явной смартфон-, инстаграм- и прочей интернет-зависимости сродни наркотической, на сегодня столь велика, что борьба с ней могла бы стать важной частью предвыборной программы одного из кандидатов в президенты.

И тогда будет шанс, что проблема получит решение на государственном уровне. Речь не о бездумных и бессмысленных по большей части очередных интернет-репрессиях и ограничениях в духе «пакетов Яровой». А о том, чтобы остановить нарастающую дебилизацию подрастающего поколения.

Есть такая страна Франция. Она, как известно, далека от тоталитаризма и авторитаризма. Проблема интернет- и смартфон-зависимости детей и подростков осознана как именно угроза здоровью нации настолько серьезно, что одним из пунктов предвыборной программы нынешнего президента Макрона стал пункт о запрете использования мобильных телефонов в школах – учащимися до 15 лет. То есть фактически до «возраста согласия».

С сентября 2017 года в стране действует запрет на использование телефонов во всех классах во время уроков. С 2010 года действует запрет на телефоны в классах для начальных и средних классов. Телефоны забирает учитель при входе, либо они должны быть в рюкзаках и портфелях в выключенном состоянии. Не всегда, правда, это удается выполнить. С сентября 2018 года во Франции должен вступить в силу полный запрет на пользование телефонами в школах, в том числе уже и на переменах, во время завтраков и обедов и т.д. От слова «совсем».

И я, как «умеренный либерал», «перекинувшийся» по этому вопросу на сторону «мракобесов», скажу вам, что это правильно. Ни одна демократическая страна мира, насколько мне известно, в настоящее время на такой запрет на общенациональном уровне не решилась. Vive la France, как говорится! Великая Французская революция открыла новую эру в истории человечества. Теперь французы снова задают тон. Причем ведь не боятся «непопулярной меры»: ведь сейчас 93% французов в возрасте с 12 до 17 лет имеют собственные мобильники. По России даже не удалось найти верифицированных данных на сей счет, — договоры с операторами заключают на родителей. Проблема у нас не осознана на массовом и экспертном уровне как таковая.

Среднеевропейский уровень персонального владения мобильниками среди подростков ниже, чем во Франции: ими владеют примерно 45-47% детей и подростков в возрасте от 9 до 16 лет. В соседней Германии уровень владения немногим больше 50%.

Относительно больше ограничение на использование мобильников действует в Великобритании Там у детей в школах нет доступа к Wi-Fi, в том числе во внеурочное время, во время уроков телефоны должны быть, как правило, выключены. А вот в Дании — либерализм полный, можно и на уроках сидеть в соцсетях. В относительно бедной Португалии срабатывают уже экономические факторы. Многим семьям не по карману тарифные планы для детей, позволяющие неограниченный доступ в интернет. В США, где достатка больше, примерно половина детей в возрасте до 12 лет имеют и собственные тарифный план, и телефон. Но Америке все равно далеко до Южной Кореи, где 72-75% детей в возрасте 10 -12 лет уже имеют собственный мобильник. И соответственно, пялятся в него без перерыва. Если точнее, то 5,4 часа в день. Южнокорейские взрослые тратят на это примерно в полтора раза меньше времени.

В Японии по состоянию на прошлый год смартфоны имелись у 70,6% подростков в возрасте от 10 до 16 лет. Средняя продолжительность использования смартфона в начальной школе (4-6 классы) составила 1,8 часа у мальчиков и 1,7 часа у девочек. Среди учащихся средней школы этот показатель составил 2 и 2,1 часа соответственно. В старших классах продолжительность использования смартфона резко возрастает – 4,8 часа у мальчиков и 5,9 часа у девочек. В сутки! Более того, каждая 25-я ученица старших классов пользуется смартфоном 15 и более часов в сутки. Это сродни уже наркомании в тяжелой форме.

Бедная Африка старается не отставать от Западного мира. Больше трех четвертей детей в ЮАР имеют собственный телефон (81% - до 16 лет). В гораздо более бедных странах континента уровень владения мобильниками среди детей тоже растет. Они перестали быть предметом роскоши и доступны теперь даже полунищим.

По пути французов, вернее, опережая их, пытался идти бывший мэр Нью-Йорка Майкл Блумберг, введя запрет на использование мобильников в школах города еще 12 лет назад. Однако запрет не удалось внедрить в полной мере в условиях безграничной американской свободы, особенно в Нью-Йорке, а нынешний мэр Билл де Бласио, известный левак, и вовсе запрет отменил два года назад.

Споры и во Франции не прекращаются. Не произвол ли это? Нужно ли запрещать детям жить своей внутренней, вернее телефонно-инстаграмной жизнью хотя бы и на время пребывания в школе? А как же лишать детей возможности срочно связаться с родителями? Они ведь и так мало контактируют в условиях современной напряженной жизни. Но значительная часть споров все же идет вокруг логистической проблемы — как практически собирать и где временно держать эти отбираемые на время пребывания в школе телефоны? Но, согласимся, что это все вторично по сравнению с главной проблемой.

Кстати, отечественные стандарты аж 2003 года не рекомендуют детям до 17 лет активно пользоваться мобильной связью. А теперь представьте привычную картину: молодая пара родителей, находящаяся с малым ребенком в публичном месте, привычно суют ему в руки планшет. На, поиграй, только не ори и не капризничай. Они не задумываются о том, что тем самым наносят вред не только его глазам (заболеваемость глаз резко возросла среди школьников за последние годы), но и его психике. Раньше в деревнях детям, чтобы уснули и не вопили, ровно с такой же целью давали соску-тряпку, пропитанную кагором, а то и водкой. Выросло не одно поколение потомственных алкоголиков. Прививать с детства своими руками «наркотическую зависимость» от гаджета – это примерно то же самое.

Но мы же пытаемся бороться с наркоманией и алкоголизмом, хотя бы признавая, что это зло. Почему не признать злом чрезмерную зависимость от смартфонов? Прежде всего детей.

Согласно исследованиям в той же Франции, до 40% нарушений и замечаний в школах связаны с использованием мобильников. По данным исследования Лондонской школы экономики еще 2015 года, в школах, где запрещено пользоваться мобильниками (а в Британии по этой части больше автономии учебных заведений, особенно частных школ), успеваемость возрастает минимум на 6-7%, что эквивалентно добавлению почти недели учебных дней в году. При этом, что характерно, особенно резко возрастает успеваемость слабых учеников и из семей с низкими доходами. Полагаю, что они как раз и являются главными потенциальными жертвами «смартфон-дебилизации».

Исследований того, как именно чрезмерное пользование мобильниками вредит детскому организму, начиная от зрения и кончая психикой и способностью воспринимать информацию, включая текстовую — множество. Однако мало кто из родителей на практике следует врачебным рекомендациям ограничить количество часов пользования гаджетами детьми.

Еще меньше широкой публике известно о том, сколь велика корреляция между массовым распространением пользованием телефонами в школах и насилием в учебных заведениях.

По данным Американской Академии педиатров, опубликованным в прошлом году, владение телефонами детьми младшего возраста (от 8 до 11 лет) сильнее всего провоцирует применение насилия против них. Жертвами его — как в онлайне, так и в офлайне — становятся почти 10% таких пользователей. По мере увеличения доли владения мобильником с возрастом, растет и абсолютное число жертв всех форм преступности, прежде всего киберпреступности. Выходя в сеть, в том числе в социальные сети, подросток становится участником всевозможных форм общения с неизвестными ему контрагентами. И чем больше он общается, тем больше он становится уязвим. Кстати, в тоже Франции сейчас работают над тем, чтобы запретить детям до определенного возраста пользоваться соцсетями в принципе.

Но и это еще не все. В 2016 году Министерство здравоохранения США провело исследование воздействия массового пользования детьми и подростками мобильниками. Выявилась прямая корреляция с ростом психических расстройств.

С 2010 по 2016 год число подростков, испытавших хотя бы один эпизод депрессивного расстройства, выросло на 60%. Таких в 2016 году оказалось 13% среди всех подростков, а в 2010 году было всего 8%. Еще страшнее, что резко выросло число самоубийств среди тинейджеров в возрасте от 10 до 19 лет, особенно среди девушек.

В своей статье 2016 года в журнале Clinical Psychological Science профессор психологии Университета Сан-Диего Жан Твендж пришел к выводу на основании изучения данных по 500 тысячам детей в США, собранным с 2010 по 2015 годы, что дети, активно сидящие в сетях, на 34% более подвержены угрозе совершить попытку самоубийства, либо даже всерьез планируют его по сравнению с теми, кто проводит соцсетях менее 2 часов в сутки.

Среди подростков, проводящих в соцсетях 4 или более часов в день, 48% имели, по крайней мере, один эпизод либо попытки самоубийства, либо суицидальных настроений. Дети и подростки, пользующиеся соцсетями ежедневно, на 13% более подверженной симптомам депрессивных расстройств по сравнению с теми, кто пользуется ими реже.

А теперь вспомним последние эпизоды насилия в наших школах. Практически все они так или иначе связаны с проявлением тех же суицидальных настроений.

Исследования воздействие частого использования мобильников и соцсетей на молодой организм, прежде всего мозг, лишь подтверждают тезис о дебилизирующем воздействии. Основной фактор такого воздействия — это перманентная мультизадачность, быстрое переключение с текстов на видео и аудио и обратно, скачки с одного мобильного приложения на другое. Растет рассеянность. Падает сосредоточенность и способность понимать и выполнять сложные задачи. Синдром рассеянного внимания — это отсюда. Это называется угнетением когнитивных функций.

Внезапный длительный отрыв от приросшего к человеку мобильного телефона ведет к тем же эффектам, что при наркотической ломке. Общение вживую заменяется виртуальным эрзац-общением, живые эмоции заменяются виртуальным.

«Лайки» в виртуальном пространстве все более нужны чисто физиологически, чтобы вырабатывать допамин, естественным путем делать это все сложнее. При этом люди все менее способны учиться, овладевать знаниями. В университеты из школ идет все большее число смартфон-зависимых дебилов. Практически уже нет выпускников школ с нормальным зрением. Растет число случаев нейродегенеративных заболеваний центральной нервной системы. Именно эти подростки затем нападают на учителей и сверстников с топорами.

Данная проблема практически не осознанна в России на массовом уровне и не обсуждается. Обывателям по большей части неизвестны соответствующие медицинские исследования на эту тему. Дискурса на политическом уровне по данной проблематике тоже практически нет. На телевизионных ток-шоу по-прежнему предпочитают обсуждать внешнюю повестку. Это тоже своего рода дебилизация. Но об этом в другой раз.

Пока вопрос: осмелится ли кто-либо из серьезных политиков первым поставить этот вопрос на общенациональном уровне? А именно: запретить использование мобильных телефонов в российских школах на все время пребывания ребенка там. А можно, кстати и референдум на эту тему присовокупить к голосованию. Но, боюсь, сторонники запрета могут проиграть. Уровень телефонной дебилизации уже опасно высок.

Франция. США. Корея. Весь мир. РФ > СМИ, ИТ. Образование, наука > gazeta.ru, 22 января 2018 > № 2465983 Георгий Бовт


США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 января 2018 > № 2465262 Леонид Бершидский

Будущее свободы больше не принадлежит США

Демократия стоит того, чтобы за нее бороться. Однако роль лидера в этой борьбе может взять на себя только Европа

Леонид Бершидский (Leonid Bershidsky), Bloomberg, США

Множество критиков Freedom House наконец могут порадоваться: в своем докладе 2018 года о состоянии свободы в мире эта неправительственная исследовательская организация выступила с критикой в адрес США:

В прошлом году наблюдалось дальнейшее, более стремительное разрушение собственных демократических стандартов Америки, чем когда-либо прежде, что нанесло удар по ее международному авторитету защитницы принципов добросовестного управления и прав человека.

«Ключевые институты» Америки, продолжили авторы этого доклада, «подверглись атаке со стороны администрации, которая отвергает установленные нормы этического поведения во многих сферах деятельности». Эти институты, по мнению экспертов Freedom House, «сохранили свою жизнеспособность в 2017 году», однако они могут утратить свою силу в том случае, если наступление продолжится.

Индексы Freedom House, основанные на тщательном анализе параметров, характеризующих институты той или иной страны, широко используются в академической литературе, когда требуется привести надежный количественный индикатор уровня свободы и демократии. Однако многие ученые долгое время подвергали сомнению то, что эта организация действует независимо от американского правительства, которое финансирует большую часть ее работы.

В 1988 году Ноам Хомский (Noam Chomsky) и Эдвард Герман (Edward Herman) написали, что эта организация «уже давно служит фактическим инструментом пропаганды правительства и международного правого крыла». «Говоря о причинах роста ее авторитета, мы можем отметить, что концепция свободы была пересмотрена в связи с подъемом неолиберализма», — написал Диего Джанноне (Diego Giannone) из университета Салерно в 2010 году. С точки зрения Андрея Цыганкова, который в настоящее время работает в Государственном университете Сан-Франциско, и Дэвида Паркера из Лондонского королевского колледжа, исследования Freedom House «отражают внешнеполитические приоритеты определенных групп в американском истеблишменте. Среди этих групп можно особо выделить элиту служб безопасности, для которых характерны неоконсервативные взгляды». А в 2012 году Нильс Штайнер (Nils Steiner) из университета Майнца доказал, что Freedom House часто завышает показатели свободы союзников США по сравнению с другими странами.

Однако понижение рейтинга США на несколько пунктов повлекло за собой ряд проблем. В настоящее время общий балл США (отражающий степень свободы и демократии) равен 86 — это всего на 1 балл выше, чем у Польши, которой сейчас правит вовсе не либеральная партия «Право и справедливость», использующая государственные СМИ в качестве инструмента пропаганды и занимающаяся реформой судебной системы, в результате которой суды окажутся под контролем правительства. Трамп еще не успел зайти настолько далеко. Сегодня США оказались менее свободными и демократичными, чем Латвия, не так давно считавшаяся одной из самых коррумпированных европейских стран, где, как сообщает Freedom House, учителей могут увольнять с работы за «неверность» правительству, а многочисленное русскоязычное меньшинство не имеет гражданских прав. Если так будет продолжаться, то Монголия сумеет обогнать США в рейтинге Freedom House уже в следующем году.

В 2016 году 24,8 миллиона из почти 30-миллионного бюджета Freedom House поступило в форме грантов от федерального правительства США. Тот факт, что Freedom House позволяет себе резко критиковать президента, который, как известно, не терпит никакой критики, является свидетельством истинного уровня свободы в этой стране (по сравнению с Польшей свободы там гораздо больше). Но это также является свидетельством кризиса американской идентичности.

Freedom House сожалеет о том, что она считает отказом администрации Трампа от участия в глобальной борьбе за демократию. Но могут ли США достойно возглавить эту борьбу, если они постепенно спускались вниз по шкале свободы, согласно собственным оценкам Freedom House, начиная с 2010 года, то есть уже с первого срока Барака Обамы?

Разумеется, при Трампе рейтинг одобрения действий американского руководства достиг самой низкой точки с 2007 года, когда центр Gallup начал проводить свои исследования. В настоящий момент, согласно рейтингу Gallup, США сильно отстают от Германии и почти уже сравнялись с Китаем и Россией. Неудивительно, что вариации китайской и российской моделей управления набирают популярность в самых разных странах, от Египта до Филиппин: их гораздо проще внедрить и поддерживать, чем немецкую модель.

Но даже когда Трамп уйдет в отставку, вряд ли мы поймем, почему США с их рейтингом в 80 с небольшим баллов по шкале Freedom House, должны играть роль покровителя мировой демократии, если у Финляндии этот рейтинг равен 100.

Разумеется, у США гораздо больше средств и больше возможностей проецировать мягкую силу, чем у всех тех стран, которые стоят выше них в рейтинге свободы. Но, если опираться на индикаторы, предлагаемые Freedom House, именно Евросоюз, где 23 из 28 членов имеют более высокий рейтинг, чем у США, должен взять на себя роль покровителя мировой демократии.

У Евросоюза тоже есть множество возможностей проецировать мягкую силу, как показывает глобальный рейтинг одобрения немецкого руководства. Европа вполне способна экспортировать культуру. В Евросоюзе есть две ядерные державы, хотя они вряд ли станут применять свое ядерное оружие для продвижения демократии, как это делали США. Это, вероятно, хорошо. Почему США продолжают позиционировать себя в качестве авторитета в вопросах свободы и демократии, несмотря на то, что даже уважаемая аналитическая организация, которую американское правительство финансирует и которая несколько предвзято оценивает его внешнюю политику, признает лидерство Европы в этом вопросе?

Когда-то США сумели захватить воображение всего мира. Пример Европы, возможно, не настолько убедителен. Но, если верить в то, что демократия лучше авторитаризма, нам нельзя допускать распространения китайской и российской моделей управления.

США > Внешэкономсвязи, политика > inosmi.ru, 21 января 2018 > № 2465262 Леонид Бершидский


Украина. США. РФ > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 19 января 2018 > № 2465200 Лев Гудков

Фактор врага. Что россияне думают об украинцах

Украина — первый враг России после США. Такие настроения демонстрирует новый опрос «Левады-центра».

Лев Гудков, Новое время страны, Украина

Эти результаты вполне ожидаемы, ведь начиная с 2014 года, развернута совершенно экстраординарная по интенсивности пропагандистская антиукраинская и антизападная кампания. Ее цель — дискредитация наметившего курса на интеграцию Украины с Европейским Союзом, и с другой стороны, — сторонников реформ, демократов и либералов самой России. Сохранение этой кампании чрезвычайно важно, хоть ее интенсивность и немножко меняется в течение последних трех лет. Тем не менее, сильный и значимый эффект пропаганды сохранится на долгие годы.

Из-за ограничения в средствах опрос «Враги России» мы в последний раз проводили в 2012 году. Но у нас есть и другие вопросы, позволяющие отслеживать динамику отношения россиян к разным странам, в том числе и Украине. Совместно с Киевским международным институтом социологии мы ведем параллельное исследование: они опрашивают украинцев об отношении к России, а мы россиян — к Украине. Мы задаем одни и те же вопросы и смотрим на реакцию людей. Я сказал бы, что негативное отношение к украинцам сохраняется на прежнем уровне. Оно достигло своего максимума и вряд ли может расти.

Я был на Украине несколько раз после Майдана и, несмотря на войну на Донбассе и политическую конфронтацию наших политиков, никакой агрессии со стороны украинцев ко мне не наблюдал. В конкретных личностных ситуациях я также никогда не слышал, чтобы россияне имели какую-то агрессию по отношению к украинцам. Хотя коллективное мнение сегодня очень враждебно.

Номинально, фактор врага — это чрезвычайно важный, примитивный, агрессивный и, если хотите, воровской механизм сплочения нации. Если стране нечем гордиться, наличие врага стает очень мощным фактором внутренней консолидации и нагнетании атмосферы. Мы видим, что после аннексии Крыма произошла резкая поддержка и одобрение курса Путина. Такие настроения достигли своего максимума в 2015-первой половине 2016 года. Потом поддержка и консолидация начала падать, отчасти под влиянием ухудшающего положения дел и некоторого ослабления интенсивности антиукраинской пропаганды. Но, несмотря на ухудшение экономического положения и снижения доходов, никаких признаков массового организованного протеста в России нет.

Здесь нужно понимать, на чем строится антиукраинская пропаганда. Ведь, во-первых, Майдан — это провокация, которую организовали и проплатили США. Второе — к власти в Киеве пришли украинские фашисты, что создало угрозу для жизни и благополучия русских на Востоке и Юге Украины. Это чрезвычайное пугало в риторике российских властей.

Третий момент не так явный. Он обращен к недовольным нынешним режимом и вполне прослеживается в телевизионной пропаганде. Пропаганда говорит, мол, вы хотите перемен? Тогда посмотрите, что вышло на Украине: гражданская война, конфликты, разруха, крах государства и так далее. Для довольно усталого российского общества это действует безошибочно.

Маловероятно, что кто-то примет к сведению тот факт, что сегодня Украина признала Россию страной-агрессором. Об этом узнают буквально считанные проценты, ведь цензура фильтрует информацию. Напротив, антироссийская позиция Запада ведет к сплочению и интерпретируется пропагандой как традиционная вечная русофобия, враждебность и стремление Запада ослабить Россию.

Лев Гудков, российский социолог, директор Аналитического центра Юрия Левады (Левада-Центра).

Украина. США. РФ > СМИ, ИТ > inosmi.ru, 19 января 2018 > № 2465200 Лев Гудков


Россия. США > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 19 января 2018 > № 2464100 Александр Пасечник

Курс на Бостон. Зачем «Ямал-СПГ» поставляет газ в Америку

Александр Пасечник

Руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности

Кейс с ямальским газом в США может стать громкой международной PR-кампанией для российского заполярного проекта

После новогодних праздников СМИ растиражировали весьма любопытную новость — 9 января партия СПГ с Ямала направлена в США. И хотя официальной информации на этот счет пока нет, последовательность событий все-таки свидетельствует о реальности этой истории. Представитель «Новатэка» прокомментировал информацию об отправке газа с «Ямал СПГ» в США, заявив, что первую партию СПГ с завода «Ямал СПГ» компания продала Petronas и предполагала, что она пойдет в Азию, однако дальнейшую судьбу партии определял уже покупатель».

Как уточнялось, французская компания Engie доставит в морской порт Бостона из Великобритании груз СПГ (прибытие газовоза Gaselys ожидается в последней декаде января), который был привезен туда с проекта «Новатэка» «Ямал СПГ». Причина столь странной сделки (как известно, «Новатэк» давно в санкционном списке США, и хотя прямых запретов на кооперацию с компанией нет, взаимодействие с ней отнюдь не приветствуется властями страны-эмитента санкций) — резкий рост цен на газ на восточном побережье США, куда пришли снежные бури и аномальные холода. Причем, и в Британию этот объем «голубого топлива» попал тоже в результате посреднической сделки.

Пресс-секретарь «Новатэка» Юрий Мелихов, комментируя поставку российского газа в США, отметил, что у компании нет задачи отслеживать цепочку посредников после начальной продажи объема: ««Ямал СПГ» продал газ нашему торговому трейдеру — фирме Novatek Gas & Power. В свою очередь, она перепродала его малазийской компании Petronas, после чего мы перестали иметь какое-либо отношение к этому газу».

Формально, вероятное скорое появление российского газа в США можно связать с локальной климатической аномалией. Однако занятно, что наш СПГ окажется в США, учитывая, что весь 2017 год западная пресса страстно пугала Россию тем, что американский СПГ создаст проблемы российскому газу на европейском рынке. Даже разовая закупка партии нашего СПГ никак не согласуется с афишируемой новой газоэкспортной стратегией США, цель которой — широко присутствовать на европейском рынке газа и тем самым теснить российское «голубое топливо». К тому же история показательна в том смысле, как коммерческие аспекты могут легко брать верх над политическими установками и предвзятостями. Пожалуй, этот кейс с ямальским газом в Америке станет еще и громкой международной PR-кампанией для российского заполярного проекта «Ямал СПГ».

С точки зрения конкуренции здесь важен еще один аспект. Как заявлял в начале декабря глава «Новатэка» Леонид Михельсон, ямальский СПГ не будет конкурировать с поставками трубопроводного газа «Газпрома» в Европе, так как весь газ с проекта «Ямал СПГ» будет доставляться в страны Азиатско-Тихоокеанского региона из-за сложившейся премиальности восточного рынка. Однако теперь компания признала, что не может полностью контролировать поставки.

В целом же прецедент показывает, что на глобальном энергетическом рынке, как минимум, на зимний сезон, нет профицита сжиженного газа, несмотря на все более устойчивую тенденцию к расширению мирового производства СПГ.

Россия. США > Нефть, газ, уголь > forbes.ru, 19 января 2018 > № 2464100 Александр Пасечник


Казахстан. США > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 18 января 2018 > № 2467132 Тулеген Аскаров

Высокий старт года

Даже для видавших виды ветеранов редакции «ДК» начало нового информационного года оказалось на удивление ударным, суля журналистам немало сюрпризов, а читателям – интересных новостных публикаций и аналитических материалов нашей газеты.

Тулеген АСКАРОВ

ВНУТРИ СТРАНЫ ЖИЗНЬ УЖЕ КИПИТ

О том, что первый месяц года будет «горячим», «ДК» не раз отмечал в прошлом году в связи с председательством Казахстана в Совете безопасности ООН. Но к внешнеполитической теме мы вернемся позже, а начать все же стоит с важных событий внутри нашей страны, задавших мощный импульс ее развитию на ближайшее будущее. Сразу же после православного Рождества информационный тонус все еще отдыхавших на редакционных каникулах «акул пера» резко поднял глава государства, выступивший с заявлением по своему новому Посланию народу Казахстана. Заявление оказалось коротким по времени – его текст зачитывался примерно 7 минут, и дельным по сути с четкими формулировками 10 основных задач, которые предстоит реализовать нашей стране.

А на следующий день был опубликован и полный текст Послания, посвященного новым возможностям развития в условиях четвертой промышленной революции. В нем напоминалось, что «все необходимые программы у нас есть» – Стратегия развития «Казахстан-2050», План нации «100 конкретных шагов», из которых 60 уже исполнены, и другие. А посему новое Послание оказалось вполне конкретным, ибо определяло задачи для «успешной навигации и адаптации в новом мире – мире Четвертой промышленной революции». Вопреки нынешним высоким ценам на углеводородное сырье, в этом документе констатировалось неизбежное – «Эпоха «нефтяного изобилия» практически подходит к концу. Стране требуется новое качество развития».

Упор делается на инновационную индустриализацию, для чего необходимо модернизировать и цифровизовать отечественные предприятия с ориентацией на экспорт продукции.

Поставлена задача «переосмыслить организацию сырьевых индустрий, подходы к управлению природными ресурсами» и довести долю альтернативной энергии в Казахстане до 30% к 2030 году. Агропромышленному комплексу предстоит перейти на «умные технологии», избавиться от неэффективных субсидий, резко увеличить производительность труда и экспорт переработанной сельхозпродукции.

Поставлены новые задачи по повышению эффективности транспортно-логистической инфраструктуры, внедрению современных технологий в строительстве и коммунальном секторе, созданию «умных» городов, «перезагрузке» финансового сектора, развитию человеческого капитала, государственного управления, борьбе с коррупцией и обеспечению верховенства закона.

Но, как известно, даже самые лучшие программы и стратегии остаются на бумаге, если для их реализации не подтянуты надлежащие кадровые «тылы». И, судя по последним перестановкам, процесс этот идет полным ходом. Напомним читателям, что в самом конце прошлого года нового руководителя – Ахметжана Есимова – получил ФНБ «Самрук-Казына», выступающий главной экономической опорой государства в реализации задач Послания. Прежний руководитель госхолдинга – Умирзак Шукеев – перешел в правительство, где занял кресло вице-премьера – министра сельского хозяйство. А последняя отрасль как раз является одной из приоритетных в упомянутом выше Послании. Кстати, в правительстве весьма адекватно отнеслись к этому документу – премьер-министр Бакытжан Сагинтаев расценил его как «последнее предупреждение для нас всех. В том числе и регионам»! Напомним, что в октябре прошлого года президент объявил выговор министру энергетики Канату Бозумбаеву. А в Послании еще и прямо говорится, что в вопросе о самозанятых «Министерство труда и социальной защиты населения проявило безответственность и поверхностность в этом деле». Ведь по этой причине пришлось передвинуть на два года начало работы обязательного медицинского страхования. Досталось в Послании и Нацбанку по причине вывода средств акционерами из банков в угоду аффилированным компаниям и лицам. «Национальный банк не должен быть созерцателем таких деяний, – считают в Акорде. – Иначе зачем нужен такой госорган?»

ОТ ВНУКОВ ДО ООН

А уже спустя неделю после публикации Послания всеобщее внимание переключилось на события в Новом Свете. В ночь с минувшего вторника на среду пошли прямые трансляции в Facebook из вашингтонского Белого дома, где его нынешний хозяин Дональд Трамп принимал главу нашего государства, прибывшего в Штаты с официальным визитом. Интересно, что и сам г-н Трамп делился в Twitter своими планами и впечатлениями от встречи с президентом Казахстана, ставшим первым его официальным гостем высокого уровня в начавшемся году. Судя по поведению лидеров наших стран после переговоров в узком кругу и их выступлениям на последовавшей пресс-конференции, она вполне удалась. Казахстанский президент напомнил, что «является другом Америки» все 26 лет своего независимого существования, а его американский визави расценил двусторонние экономические отношения как «потрясающие». Прозвучало и заявление о новой эре в отношениях наших стран, которые выходят на уровень расширенного стратегического партнерства.

По-человечески приятно было услышать, как казахстанский президент напомнил г-ну Трампу о безвизовом режиме для американских граждан в Казахстане и ожиданиях соответствующей ответной реакции властей США на этот дружественный шаг официальной Астаны. И закончилась пресс-конференция на доброй человеческой ноте – глава нашего государства поздравил г-на Трампа с рождением 9-го внука и заодно сообщил о своем 10-м внуке, родившемся в прошлом году.

Конечно, не обошлось и без традиционной встречи с представителями деловых кругов США – ведь эта страна занимает второе место по объемам прямых инвестиций в нашу экономику. От американских компаний во многом зависит не только «самочувствие» ключевых для настоящего и будущего Казахстана проектов на Кашагане, Карачаганаке и Тенгизе, но и реализация задач четвертой промышленной революции, поставленных в упомянутом выше Послании и других стратегических программах развития. В общей сложности в ходе этого официального визита было подписано более 20 коммерческих документов об инвестиционном и торгово-экономическом сотрудничестве, по проектам в области инфраструктурного развития на сумму примерно в $7 млрд.

А из Вашингтона казахстанский президент направился в Нью-Йорк, где как раз в канун выхода первого в этому году номера «ДК» запланировано его выступление в Совете безопасности ООН на тематическом брифинге высокого уровня, посвященном нераспространению оружия массового уничтожения. Напомним читателям, что непосредственно должность председателя Совбеза от нашей страны занимает казахстанский постпред в ООН Кайрат Умаров, который открывает и ведет совещания Совета, и подписывает официальные отчеты. Кроме тематического брифинга Казахстаном предложены еще две темы для основных заседаний Совбеза – министерские дебаты по построению регионального партнерства в Афганистане и Центральной Азии для обеспечения устойчивого развития, а также ситуация на Ближнем Востоке.

Вполне понятно, что председательство Казахстана в Совете безопасности ООН вызывает повышенное внимание авторитетных международных экспертов. К примеру, бывший посол Китая в нашей стране Яо Пэйшэн, ныне научный сотрудник Китайского фонда международных исследований и член Совета развития и обмена Азии и Африки при МИД КНР, полагает, что это председательство не только станет успешным, но и позволит повысить уровень координации дипломатической активности Казахстана с Китаем, Россией и другими мировыми державами. Другой известный у нас иностранный дипломат – бывший посол США в Казахстане Ричард Хогланд – выразил уверенность в том, что многие инициативы нашей страны найдут поддержку в ООН, а процесс «С5+1», включающий пять государств Центральной Азии и США, будет успешно продолжен. Он также подчеркнул, что президент Казахстана стал первым лидером стран нашего региона, посетившим Белый дом по приглашению г-н Трампа.

Откликнулись на визит в Штаты казахстанского лидера и в большом бизнесе США. В компании Chevron напомнили, что в этом году будут отмечать 25-летие своей деятельности в Казахстане. А из общей суммы инвестиций в программу капвложений и разведки на этот год в размере $18,3 млрд для нашей страны предназначаются $3,7 млн. Пресс-секретарь Chevron Салли Энн Джонс подчеркнула, что «для нас честь играть вспомогательную роль в трансформации Казахстана в страну глобального значения».

ВСЕ ПОЗНАЕТСЯ В СРАВНЕНИИ

Вернемся в заключение с американской земли на свою. Конечно, экономический позитив сейчас налицо. Наш фондовый рынок растет не хуже Уолл-стрит, а выросшие цены на нефть помогают тенге понемногу укрепляться против доллара. Нацбанк неожиданно для участников рынка и экспертов снизил свою базовую ставку. Заодно выяснилось, что и в декабре вслед за ноябрем регулятор не вмешивался в ситуацию на валютном рынке, где явно сошел на нет недавний ажиотажный спрос на инвалюту.

Статистики сообщили о росте краткосрочного экономического индикатора по итогам прошлого года на 5,2%, но рост ВВП, как уточнил министр национальной экономики Тимур Сулейменов, оказался ниже – 4% по предварительным данным. Тем не менее это гораздо выше, чем в соседней России, где по оценкам тамошнего Минэкономразвития ВВП увеличился на 1,4-1,7%. А в тех же Штатах по прогнозам ФРС США экономический рост ожидается на уровне 2,4%. При этом нельзя не согласиться с г-ном Сулейменовым в том, что экономический рост был в прошлом году сбалансированным. Ведь кроме промышленности, где объем производства вырос на 7,1%, в «плюсе» оказались сельское хозяйство (2,9%), транспорт (4,8%), связь (3,3%) и торговля (3,2%). Объем инвестиций в основной капитал увеличился на 5,5%, а внешнеторговый оборот за 11 месяцев – на 25,1%.

Впрочем, хватает еще и экономических проблем. Официальная статистика не скрывает факта значительного снижения реальных денежных доходов населения – на 8,2% в ноябре прошлого года по сравнению с тем же месяцем 2016 года. Уменьшились за этот период и среднедушевые номинальные денежные доходы населения – на 1,5% до 81 039 тенге (примерно $245). После двух последних девальваций невысокой по мировым меркам остается среднемесячная номинальная заработная плата казахстанца – в декабре она составила по оценке 168 220 тенге, или порядка $500. Хотя Нацбанку удалось удержать инфляцию в пределах официального коридора 6-8%, она все же остается высокой по сравнению не только с развитыми странами. К примеру, в России по итогам прошлого года инфляция составила 2,5% против 7,1% у нас, а в Китае – и вовсе 1,6%. Кстати, как раз в канун выхода этого номера «ДК» наш восточный сосед запускает на Шанхайской международной энергетической бирже фьючерсную торговлю нефтью за юани. Эксперты называют этот день судьбоносным для мировой экономики, ибо китайская новация окажет неминуемое влияние на доллар США, играющий главную роль в торговле нефтью.

Что ж, поскольку все познается в сравнении, то автору этих строк остается разве что вспомнить о другом историческом визите президента Казахстана в США, состоявшемся в ноябре 1997 года. Освещать его приходилось совсем в других условиях – ведь нефть стоила тогда примерно немыслимые сегодня $19 за баррель в среднем по году, среднедушевые номинальные денежные доходы населения – 2849 тенге ($37,8), среднемесячная номинальная зарплата одного казахстанского работника – ­

8541 тенге ($113). Впрочем, и на те скромные доходы купить тогда было в принципе нечего – ведь экономика лежала в руинах, не было даже современных гипер- и супер-маркетов! Да и условия для журналистского труда были не чета нынешним – ведь писать репортажи из Штатов приходилось от руки, а отсылать их в редакцию по факсу!

Казахстан. США > Внешэкономсвязи, политика > dknews.kz, 18 января 2018 > № 2467132 Тулеген Аскаров


КНДР. США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 января 2018 > № 2466600 Олег Жданов

Угроза большой войны в мире: Кремль уходит в тень

Олег Жданов, Апостроф, Украина

США не спешат с разрешением северокорейского кризиса, поскольку присутствие американцев на Дальнем Востоке выгодно им самим. У президента РФ Владимира Путина же нет ресурсов, чтобы помочь своему другу Ким Чен Ыну, поэтому перед угрозой большого военного конфликта мирового масштаба Россия уходит в тень. Такое мнение высказал «Апострофу» военный эксперт Олег Жданов, комментируя появившуюся в СМИ информацию о тайной подготовке армии США к войне с КНДР.

Это уже третьи учения такого характера. Первые два проводились совместно с армией Южной Кореи и, по-моему, во вторых учениях даже принимали участие наблюдатели из Китая и Японии. Это реальные планы и операции, которые были разработаны Пентагоном, а практические вопросы отрабатываются на местности. Это и есть инструмент политики через вооруженные силы. Американцы реально демонстрируют Пхеньяну, что ожидает КНДР в случае, если страна не пойдет на уступки.

Эти учения вполне могут быть применимы, если США принимают решение о силовом варианте разрешения северокорейского кризиса. И именно проведение подобных учений говорит о том, что вероятность вырастает до 50 процентов. Если Ким Чен Ын не согласится на уступки, американцы проведут военную операцию, а если согласится — сядут за стол переговоров. Это и есть способы давления.

Есть еще одно ключевое событие в плане разрешения кризиса, которое используют американцы — это Олимпиада в Южной Корее. И сейчас Штаты показывают Ким Чен Ыну реальные сценарии, что с ним может быть. Вполне возможно, ему скажут, что четыре государства (Южная Корея, США, Китай и Япония) начнут на него охоту в плане того, кто первым проведет спецоперацию по его ликвидации. И это звучит именно в преддверии Олимпиады. И неслучайно Ким Чен Ын пошел на телефонные переговоры с МОК, а сейчас и какие-то встречи организовывают. Даже если не будет подписана какая-либо декларация о намерениях до Олимпиады, то переговорный процесс будет идти очень активно.

Дело еще в том, что у Российской Федерации и денег особо нет, чтобы поддерживать армию Северной Кореи. Пуски ракет прекратились, ядерные угрозы (со стороны КНДР) о том, что «завтра мы начнем ядерную войну», прекратились, ядерными кнопками уже померялись — и Ким Чен Ын реально понимает, что его просто могут ликвидировать. А так он может тянуть время в переговорном процессе бесконечно долго.

У северокорейцев абсолютно точно нет ядерного потенциала — никто уже не даст им ядерный заряд, даже Россия. Поэтому говорить о том, чтобы они «рванули» свои устройства — это нонсенс. Второе — у них нет ракетных технологий, нет ни конструкторской, ни научной школы. А те пусковые устройства, которые у них есть — это либо российский вариант в китайском исполнении, либо видоизмененные наши старые советские наработки.

И я напомню заявление Дональда Трампа о том, что если Россия не прекратит в Северной Корее испытание ракет средней дальности, то США оставляют за собой право возобновить производство этого оружия. Он сделал это заявление не на пустом месте. Россия же использует КНДР, поставив им хороший носитель ракет на среднюю дальность (на 5-7 тысяч километров). А этого не может быть в природе согласно договора от 1987 года о режиме контроля за ракетными технологиями.

Если же сейчас нагнетать обстановку, то следующий этап — это военные действия. Но на носу Олимпиада, которую никто не хочет срывать ради Северной Кореи. Собственно, поэтому ставятся жесткие условия и проводятся учения, максимально приближенные к реальным действиям, демонстрируя, что если нет, то завтра эти учения пройдут на территории Пхеньяна.

Я думаю, что сейчас Северная Корея — это торги между США и Китаем, поскольку последний очень хочет вернуть протекторат над КНДР, очень злится на Россию за то, что они туда вмешались со своими деньгами в плане поддержки и финансирования армии Северной Кореи. Скорее всего, США уступят китайцам (Северную Корею), но пока присутствие США на Дальнем Востоке очень выгодно им самим. Поэтому они не собираются особо спешить с разрешением кризиса. Сейчас они придавят Ким Чен Ына, чтобы спокойно провести Олимпиаду, но дальше будет медленное удушение.

Не забываем и про три авианосца, стоящие у берегов РФ и контролирующие всю Восточную Сибирь, где находятся пусковые установки «Тополь-М», направленные на США. Американцам так спокойнее спится.

Спасет ли Путин своего друга Кима? РФ никогда не идет в лоб. Когда возникает прямая угроза расправы или разрешения кризиса силовым путем, то Россия всегда уходит в тень. Они в принципе и так не очень легализовались там. Россия в данном случае исчерпала свой ресурс в плане повышения градуса напряженности в северокорейской проблеме.

В Сирии тоже тишина и покой, потому что все Стражи Исламской революции сейчас в Тегеране и уже российские частные военные компании там же, потому что если Иран отойдет от России, то у Путина не останется основы для ведения политики на Ближнем Востоке. Поэтому в Сирии россияне сейчас молчат как мыши, их там долбят все, кому не лень. Путин уже даже про пенопластовые беспилотники говорит, что это замаскированные высокотехнологичные аппараты, которым нет аналогов в мире. То есть как-то надо оправдывать то, что в Сирии их долбят по полной программе.

А тот же Израиль стоит на низком старте, намереваясь хапнуть Голанские высоты. Там [президент Турции Реджеп Тайип] Эрдоган уже заявляет, что «мы весь Курдистан возьмем под контроль», тогда как Россия требует от него ответ на вопрос, когда он уйдет с Евфрата. А Турция контролирует практически всю Северную Сирию, включительно до Евфрата. Поэтому в Сирии у Путина тоже тупик. Остается одна Украина, но наш кризис живет за счет поддержки нашей власти. Это больше наш кризис, чем российский.

КНДР. США. Россия > Армия, полиция > inosmi.ru, 18 января 2018 > № 2466600 Олег Жданов


США > Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 18 января 2018 > № 2464089 Арег Галстян

Корни демократии. Как диаспоры иммигрантов сделали Америку богатой

Арег Галстян

американист

Дональд Трамп недавно в грубой форме заявил, что иммигрантов из некоторых стран совсем не ждут в США. Но путь к процветанию Америки и к величию некоторых президентов проложен именно трудом и деньгами иммигрантов

В 2004 году в Америке была издана монография «Кто мы? Вызовы американской национальной идентичности» под авторством влиятельного и всемирно известного гарвардского профессора Самюэля Хантингтона. В российской научно-аналитической среде Хантингтон известен как основатель теории столкновения цивилизаций, которая объясняет постбиполярный мир сквозь призму этнических, культурных и религиозных особенностей стран и народов. В работе «Кто мы?» Хантингтон впервые попытался разобраться в тонкостях формирования американской нации. Взяв за основу его монографию, многие американисты создавали свои теории и концепции. В рамках данной статьи основное внимание будет уделяться не целостному процессу национального строительства, а одному из его элементов — этническому капиталу.

В основе идеологического базиса американской нации лежали религиозные идеи пуритан, наиболее важными из которых были исключительное упование на свои возможности (царствие Бога силой берется), тяжелый повседневный труд, стремление к лучшей жизни для себя и поддержка окружающего мира. На основе этих протестантских нарративов были выработаны нынешние концепции американского капитализма, индивидуализма и филантропии. Более того, именно эти учения стали философским фундаментом, на котором строились социальные нормы (индивид-группа-общество-государство) и политическая культура. О глубоком следе протестантского фактора говорят многие примеры и атрибуты: фразы «Богом данные неотчужденные права» или надпись «In God We Trust» (на Бога уповаем) на долларовых банкнотах.

Многие ученые и философы отмечали, что с подобным отношением к жизни, труду и Богу Америка обречена на глобальное политическое и экономическое могущество.

Подобная точка зрения крайне популярна и в сегодняшней общественно-политической мысли США. Однако было бы ошибкой приписывать все успехи Соединенных Штатов исключительно протестантской трудовой этике. Чтобы понять реальные причины американского доминирования, необходимо проанализировать особенности строительства американской нации. В российской информационно-аналитической среде можно часто встретить утверждение, что американцы — это нация иммигрантов. На самом деле американская нация — это сложный и достаточно уникальный феномен мировой истории. Она условно состоит из центрального ядра, вокруг которого непрерывно возникают новые кольца.

После получения независимости шел процесс создания единой нации на основе концепции «англоконформизма»: белый цвет кожи, британское происхождение, английский язык и англиканский тип протестантской религии. В свою очередь, «американизм» был больше экономической и юридической идеей, чем национальной. По сути, первые колониальные американские элиты не стремились обособить себя от англичан. Они выступали против дополнительных налоговых сборов со стороны Британии и тиранической формы правления.

Территориальные расширения страны, активный наплыв мигрантов и Гражданская война, покончившая с рабством, внесли определенные коррективы в «англоконформистское» ядро. Немцы и голландцы разбавили англиканство лютеранством, реформизмом и пресвитерианством, ирландцы расширили религиозный компонент римским католицизмом (первое кольцо), а латиноамериканцы изменили не только расовый облик ядра, но и внесли атрибуты «испанизма» — язык и культурные особенности (второе кольцо). По мере прибытия в страну представителей иных этнических и религиозных групп рисовались новые кольца, и этот процесс непрерывен. Однако это разнообразие вовсе не свидетельствует о кардинальном размывании «англоконформистского ядра». Напротив, оно хорошо охраняется, оставаясь главным элементом в ДНК американской нации. В этом можно убедиться, проследив за политическим и экономическим успехом основных этнических групп.

Первый крупный капитал в Америке был заработан представителями немецкой общины. Согласно данным влиятельного издания American Heritage Magazine, в список 40 богатейших людей за всю историю страны вошли четыре американца немецкого происхождения: Джон Рокфеллер (нефтяной сектор), Джон Астор (торговля мехами), Фредерик Вейерхаузер (лесная промышленность) и Коллис Хантингтон (железные дороги).

Общее состояние «большой немецкой четверки» к концу Первой мировой войны разными исследователями оценивалось в $500 млрд (в пересчете на сегодняшний день). Став членами американской экономической элиты, они продолжали оставаться немцами, поддерживая свои общины. Помощь выражалась по-разному: Вейерхаузер при найме на работу отдавал предпочтение своим соотечественникам, Асторы финансировали немецкие фермерские хозяйства, Хантингтон поддерживал издание газет и журналов, Рокфеллеры финансировали церковные учреждения и создавали фонды в поддержку политиков немецкого происхождения.

Этнический капитал власти

После Второй мировой войны финансы Джона Рокфеллера-младшего помогли избранию и переизбранию более 40 конгрессменов, 13 сенаторов и 8 губернаторов. Значительную поддержку от богатых немецких семей получил Дуайт Эйзенхауэр — первый президент США немецкого происхождения. Примечательно, что представители влиятельного нефтяного клана в свое время приняли активное участие в становлении и развитии политической карьеры конгрессмена Говарда Баффета – отца Уоррена Баффета – одного из богатейших людей современности. Наличие этнического капитала также ускорило процесс общественно-политической интеграции немецких общин. На втором этапе возникли политические кланы, наиболее влиятельным из которых стал клан Бушей. По данным переписи населения 2016 года, свое немецкое происхождение отметили 44 млн американцев, что составляет 14% от общего населения. Таким образом, немцы, формально не соответствующие принципам «англоконформизма», стали неотъемлемой частью национального ядра-элиты.

Второй по величине этнический капитал Америки создали выходцы из Голландии. В отличие от немцев, голландцы во всем подражали англичанам, завидовали их успеху, способностям, материальному и социальному комфорту. При этом они стремились сохранить свою идентичность, формируя компактные общины по всей стране. Голландцы гордились тем, что их соотечественник Джон Джей был в числе отцов-основателей и первым председателем Верховного суда США. Они использовали имеющийся политический капитал для масштабного проникновения в «англоконформистское ядро». На протяжении многих десятилетий голландские кланы обладали монополией в различных торгово-экономических сферах.

Корнелиус Вандербильт — основатель первого крупного голландского клана в США — создал крупнейшие на то время логистические компании по межконтинентальным перевозкам. Его состояние оценивалось в 100 млн долларов (143 млрд в пересчете на сегодняшний день). Вандербильты поддерживали тесную связь со страной — происхождения и выделяли большие средства на нужды своих общин. Другой успешный голландский клан — Ван Ренсселаеры. Они сыграли ключевую роль в развитии тяжелой индустрии и цветной металлургии. На финансы «голландской двойки» Вандербильтов и Ренсселаеров строились целые города и осуществлялись крупные инфраструктурные проекты — мосты, железные дороги, заводы и фабрики, фермерские цеха и т.д. Корнелиус Вандербильт и Стивен Ван Ренсселаер были близкими друзьями дипломата голландского происхождения Мартина Ван Бюрена и способствовали его победе на президентских выборах.

Традиция помощи политикам-соотечественникам продолжалась на протяжении многих десятилетий. Так, представители этих кланов профинансировали избирательную кампанию 32-го президента Франклина Делано Рузвельта — потомка влиятельного голландского бизнесмена Джеймса Рузвельта. Как и в случае с немцами, значительная часть голландского капитала была сохранена в своей этнической среде. Лидеры кланов передавали активы своим соотечественникам и оказывали им финансовую и политическую поддержку.

Например, стремительный рост голландской семьи Кох был напрямую связан с протекторатом семьи Ренсселаеров. Гарри Кох, находившийся в дружеских отношениях с президентом Рузвельтом, основал мультинациональную компанию «Koch Industries», управление которой передается из поколения в поколение. Сегодня ею руководят его внуки — Чарльз и Дэвид Кохи, обладающие состоянием в 97 млрд долларов. Будучи преемниками Вандербильтов и Ренсселаеров, Кохи поддерживают общинные организации и участвуют в глобальных политических процессах, финансируя политиков-либертарианцев по всему миру.

Соотечественники за рубежом

Другие этнические группы преуспели меньше. Количественный фактор общины вкупе с компактным сосредоточением в ряде крупных штатов (например, Массачусетс) принес определенные дивиденды ирландцам-католикам. Наиболее успешными были семьи Кеннеди (угольная и стальная индустрия, алкогольный и табачный бизнес) и Макмиллан (логистика и транспорт). За сорок лет эти кланы завладели достаточным капиталом для формирования политического влияния. Безусловно, финансовые возможности ирландцев были значительно скромнее, чем у немцев и голландцев. Серьезной преградой для выхода на более высокий уровень было католическое вероисповедание. Те представители кельтских народов (ирландцы, шотландцы, валлийцы), которые перешли в протестантизм, получили больше возможностей: Джексоны, Карнеги и Форды приняли пресветарианство, а Меллоны избрали англиканскую Епископальную церковь.

Из этих крупных семей лишь Генри Форд поддерживал ирландскую общину, делая ограниченные взносы на благотворительные программы и принимая ирландских иммигрантов к себе на работу без снижения зарплаты. Политический успех к ирландцам-католикам пришел лишь в 1961 году, когда сенатор-демократ Джон Кеннеди одержал неожиданную победу над вице-президентом Ричардом Никсоном. Это был первый и последний случай в американской истории, когда приверженец Римской Католической церкви был избран главой Белого дома. Это достижение не открыло ирландцам дорогу к национальной элите, но укрепило их статус и положение в Демократической партии. Деньги семьи Кеннеди по-прежнему направляются в эту партию, обеспечивая политическое присутствие ирландцев-католиков в национальной элите. Неудивительно, что такие крупные политики ирландского происхождения, как Джозеф Байден (вице-президент при Обаме) и Джон Керри (госсекретарь при Обаме) всегда были верны «ослам».

Таким образом, ирландцев-католиков сложно отнести к этнической группе «ядра». Было бы справедливее считать их отдельным крупным кольцом вокруг него. В целом важно отметить, что сохранение капитала в своей этнической среде и поддержка представителей своего народа исходили не только из филантропических соображений. Основной причиной была безопасность. Рассмотренные выше кланы стремились сохранить свои богатства от посягательств со стороны чужеродных элементов. Если капиталы Рокфеллеров, Вандербильтов или Кеннеди когда-нибудь выйдут из своих семей, скорее всего они достанутся немцам, голландцам и ирландцам-католикам (принцип «свое для своих и ради своих»).

США > Миграция, виза, туризм > forbes.ru, 18 января 2018 > № 2464089 Арег Галстян


США. Китай. Весь мир > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 18 января 2018 > № 2464088 Валентина Дрофа

Фаза отрезвления. Почему рынку ICO придется стать более цивилизованным

Валентина Дрофа

генеральный директор Drofa Group

Криптовалютная лихорадка идет на спад. Это значит, на рынке ICO, наконец, возобладает здравый смысл и его участники начнут относиться к размещению токенов с большей ответственностью

Лето 2017 года выдалось жарким. Блокчейн покорял планету, а биткоин и другие криптовалюты росли ежедневно. Бизнесмены всех мастей активно осваивали новый способ привлечения финансирования — ICO, пытаясь токенизировать и массажный салон, и палатку с шавермой, и овощной киоск у дома. Даже обычные интернет-магазины благодаря блокчейну превращались в экосистемы, а любой проект обещал совершить революцию не только в своем сегменте, а буквально в мировом масштабе. Пару лет назад модно было называться стартапом, в 2017 году все вдруг стали ICO-проектами.

Осенью интерес к отрасли достиг пиковых значений: публичным размещением токенов занялись не только охочие до денег авантюристы, бывшие инвестбанкиры и IT-шники, но и те, кто многие годы просто искал маленького Будду в себе и никогда не задумывался о земных богатствах. Возможность не заработать, а именно «собрать» деньги здесь и сейчас привела к тому, что в Москве, к примеру, буквально каждый представитель креативного класса хотел делать ICO. А это, в свою очередь, практически мгновенно породило сопутствующую инфраструктуру из агентств и прочих посредников, которые быстро освоили блокчейн-лексику и начали помогать делать ICO, почти не понимая особенностей этого рынка.

Торжество дилетантов

Рынок оказался в интересной ситуации. C одной стороны, мало знающие о специфике криптиндустрии бизнесмены принялись собирать деньги под свои проекты. C другой стороны, обслуживать их начали также не самые большие знатоки блокчейна — представители смежных отраслей, которые раньше продвигали продукты питания или организовывали концерты, а потом буквально за пару недель превратились в ICO-евангелистов и биткойн-адептов.

Итог подобных осенних обострений оказался закономерен: все меньше ICO-проектов стали успешно привлекать средства. Если осенью говорилось о 60% провальных проектов (не собравших нужную сумму), то сейчас анонсируется, что таковых почти 80%.

Те, кто привлек финансирование чуть раньше, просто не знали, что делать с собранными деньгами, поскольку оказались не готовы использовать привлеченные виртуальные капиталы в реальной жизни. На эти деньги ICO-стартаперы стали заниматься операционной деятельностью, делить их с инвесторами (пример Tezos, против руководителей которого поданы иски, уже хрестоматиен), а то и вовсе присваивать, отправляясь в теплые страны в поисках лучшей доли.

Из последних сбежавших — основатель проекта Fantasy Market Джонатан Лукас, который в сентябре—декабре 2017 привлек более $4 млн.

Интересные данные за 2017 год приводит Российская ассоциация криптовалют и блокчейна (РАКИБ). В прошлом году в стране были анонсированы порядка тысячи ICO-проектов. 25% из них закрылись еще до старта кампании из-за проблем с командой и прочих внутренних противоречий, 67% не смогли достичь нижней планки объема инвестиций для запуска, 5% необходимую сумму собрали, но потом заморозили проект, и только 3% сообщили о том, что работа идет по плану.

И РАКИБ, и EY сошлись в оценке суммы, привлеченной проектами из России — она составила порядка $300 млн в 2017 году. С этим показателем Россия заняла второе место в мире после США ($1,03 млрд).

На пути к выздоровлению

Хорошо в этих условиях продолжал себя чувствовать только «околорынок». Бюджеты на маркетинг и PR у ICO-проектов начинались от $300 000, сейчас нижняя планка в два-три раза выше.

При этом в агентствах с опытом — очередь из желающих, которые заказывают все: PR, размещение в СМИ, контекстную и нативную рекламу, СММ, рейтинги, road show, баунти-программу и так далее. Из-за ажиотажа на рынке PR в сфере ICO показателем качества работы стали не определенные KPI или иные метрики, а просто элементарное выполнение своих обязательств, ответы в понятные сроки и доведение запланированного до конца. Стандартом отрасли в какой-то момент стало игнорирование переписок, внезапные исчезновения в любой момент проекта, изменения цены на услуги в течение суток и прочие неприятные моменты, затрудняющие работу и ухудшающие репутацию cферы.

Причина тому понятна: непрофессинализм с обеих сторон дал возможность выкачивать деньги из заказчика, так как он не понимал, что именно и зачем хочет. ICO стало волшебной таблеткой для тех, кому были нужны деньги. При том кто-то реально пытался собрать на стартап своей мечты, а кто-то прикрывался ICO, чтобы в конечном счете укатить на Мальдивы с собранными капиталами.

В конце года, пережив ажиотаж, рынок начал приходить в норму. Инвесторы стали разбираться в том, как оценивать проекты и перестали верить на слово тем, кто обещал златые горы, рисуя планы на салфетках. Сами компании начали серьезнее подходить к организации ICO, перестав воспринимать этот инструмент как легкий способ сбора денег. Это видно по качеству запросов от клиентов-стартаперов.

Если раньше большинство обращений поступали в момент старта ICO, когда становилось понятно, что нужны экстренные меры, то сейчас большая часть запросов — это планирование деятельности по выстраиванию коммуникаций с медиа за 2–3 месяца до начала активной фазы проекта.

Кто-то из экспертов начал говорить о закате индустрии, но на самом деле это лишь переход к нормальному развитию. 2018 год покажет, кто есть кто. В этом году многие проекты должны будут предоставить результаты своей работы, на которую собирали деньги. Очевидно, что у многих так и не появятся обещанные экосистемы и прочие сервисы. Так инвесторы получат дополнительную обратную связь и перестанут бездумно скупать дешевые токены. В некоторых странах введут регулирование, кое-где ICO запретят, но в целом отрасль продолжит развиваться, пусть и темпы этого развития снизятся.

США. Китай. Весь мир > Финансы, банки. СМИ, ИТ > forbes.ru, 18 января 2018 > № 2464088 Валентина Дрофа


США > Финансы, банки > forbes.ru, 18 января 2018 > № 2464045 Александр Лосев

Предел падения: когда закончится снижение доллара

Александр Лосев

генеральный директор «УК Спутник — Управление капиталом»

Повышение процентных ставок ФРС и сокращение ликвидности скажется негативно и на долговом рынке и на всех без исключения валютах

Мировая экономика росла в 2017 темпами в 3,6%, что вылилось в позитивные настроения инвесторов и рост фондовых индексов по всему миру и, как ни парадоксально, в падение доллара к большинству основных валют развитых экономик и к большей части высокодоходных валют развивающихся стран. Но 2018 год может все измениться.

Ужесточение монетарной политики ФРС США в 2017 году прошло по наиболее мягкому и безболезненному варианту. Гибкий дискреционный подход, оставляющий американскому регулятору свободу выбора мер и методов в соответствии с текущими данными рынка труда и потребительской инфляции, создавал ощущения предсказуемости, поскольку все прогнозы сводились к наблюдению за инфляцией, а индекс потребительских цен рос очень слабо, что не давало ФРС США поводов для ужесточения денежно-кредитной политики. Ежемесячное сокращение баланса Федрезерва пока происходит в небольших объемах и не воспринимается сейчас рынком как реальная угроза.

Но, тем не менее, в конце декабря 2017 года качественные перемены все же произошли, и они будут иметь очень серьезные последствия для глобального финансового рынка и для доллара в наступившем 2018 году. Все дело в том, что к привычной и предсказуемой монетарной политике ФРС США добавляется экспансионистская фискальная политика администрации Трампа. Одобренная Конгрессом налоговая реформа и ряд стимулирующих мер могут не только усилить рост экономики, но и повысить уровень инфляции, что потребует более жестких ответных действий от ФРС, и, что в свою очередь, может привести к ужесточению монетарной политики и росту процентных ставок, которые рынок пока не закладывал в цены финансовых активов и не учитывал в котировках валют, акций и сырьевых товаров. И тогда слово «Tightening» (сжатие) – станет словом года, а доллар вернет себе утраченные за прошлый год позиции, в том числе и к евро и к рублю.

Но пока на валютном рынке все развивается в противоположном направлении. Доллар продолжает слабеть к основным валютам – евро, йене, юаню и британскому фунту. Даже негативный процентный арбитраж, — в диапазоне 12 месяцев ставки в евро и в йене отрицательные (EUR LIBOR на уровне -0,25%, а годовые гособлигации Японии дают доходность — 0,14% годовых) при этом годовая ставка в долларах составляет 2,17%, — не приводит к росту доллара, поскольку убытки по процентным платежам компенсируются изменением курсовых разниц в пользу того же евро против доллара.

Рассчитываемый агентством Bloomberg индекс доллара к корзине основных валют приблизился в середине января к минимальному за три года уровню, а евро показал сильнейшее укрепление с 2014 года. Доллар остается под давлением даже на фоне устойчивого роста в США. Более примечательным и потенциально опасным является тот факт, что согласно данным государственной Комиссии по торговле товарными фьючерсами (CFTC) в начале 2018 года крупные спекулянты (банки и инвестфонды) нарастили объемы покупок евро против доллара до максимальных исторических значений.

Игроки следуют простой парадигме: отрицательные ставки центробанков при одновременном выкупе ими облигаций переполняют финансовые системы денежными средствами, что в теории стимулирует банки направлять как можно больше денег на кредитование экономики, а значит страны, в которых ставки находятся около нуля или даже в отрицательной зоне должны демонстрировать больший экономический рост.

При этом игнорируется тот факт, что в 2017 году экономика США показала больший рост, чем экономика Еврозоны или Японии, а снижение корпоративных налогов еще больше увеличит экономическую эффективность американского бизнеса по сравнению с европейским. Налоговая реформа повышает оценку роста экономики США в 2018 году до 2,75%. И именно это обстоятельство сейчас приводит к тому, что инфляционные ожидания уже превышают целевой показатель ФРС. Доходность 10-летних казначейских облигаций США 9 января пробила «психологический» уровень 2,5% и с тех пор не опускалась, а доходность трехлетних бумаг вышла на 2,1%, что является самым высоким показателем с октября 2008 года. Двухлетняя доходность приблизилась к 2% годовых, что является самым высоким показателем с сентября 2008 года.

12 января неожиданно откровенно выступил покидающий в этом году свой пост глава ФРБ Нью-Йорка Уильям Дадли, сказав о том, что перспектива перегрева экономики США, в том числе из-за сокращения налогов, «представляет собой реальный риск в течение следующих нескольких лет» и, в конце концов, ФРС США, «придется сильнее нажимать на тормоза» и «если это произойдет, то риск жесткой посадки увеличится».

В тот же день президент ФРБ Бостона Эрик Розенгрен сказал в интервью Wall Street Journal, что он ожидает «более трех» повышений ставки в этом году, чтобы держать все под контролем, пока не стало слишком поздно. «Я не хочу оказаться в ситуации, когда мы должны проводить сжатие быстрее», — сказал он, ссылаясь «довольно эффективные финансовые рынки» и риски слишком долгого ожидания.

Даже три повышения ставки могут кардинально изменить картину мирового валютного и долгового рынков, а если первое ужесточение монетарной политики придется уже на 31 января или повышений будет в 2018 году не три, а четыре, что никак пока не учитывается ни в прогнозах, ни в котировках, то это станет триггером к мощнейшей с 2008 года отрицательной коррекции на финансовом рынке.

Опасность еще и в том, что параллельно с ужесточением политики ФРС США в первой половине 2018 года начнет происходить сворачивание стимулирующих мер со стороны ЕЦБ и Банка Японии, что может сформировать начало нового мирового цикла «нормализации» процентных ставок и сжатия ликвидности.

К тому же завышенный курс европейской валюты создает проблемы европейским экспортерам, поэтому нельзя исключить принятия мер со стороны ЕЦБ или Брюсселя, направленных на ослабление евро. Если это произойдет, то можно ожидать целой череды конкурентных девальваций валют государств – торговых партнеров США как в Юго-восточной Азии, так и в Латинской Америке. Добавим к этому опасения, что Китай может пересмотреть свое отношение к казначейским облигациям США в случае возникновения проблем в двусторонней торговле. Хотя Государственное валютное управление Китая опровергло сообщение Bloomberg о том, что высокопоставленные китайские чиновники рекомендовали замедлить или приостановить покупку американских казначейских бумаг из-за внешнеэкономической напряженности в отношениях с США, там все же подчеркнули, что решение будет приниматься исходя из рыночной конъюнктуры.

Исходя из всего вышеперечисленного можно сделать вывод, что до конца I квартала 2018 года могут произойти количественные изменения в процентной ставке ФРС, что вызовет качественные перемены в жизни глобального финансового рынка. Удар будет двойным – повышение процентных ставок и сокращение ликвидности скажется негативно и на долговом рынке и на всех без исключения валютах, так как перепроданный доллар начнет разворачиваться наверх. Эйфория закончится.

Этот момент будет усилен закрытием спекулятивных «коротких» позиций по доллару, объем которых находится на исторических максимумах. Волатильность вернется, а вместе с ней и знакомое по кризисным временам неприятие рисков (risk aversion). Можно сейчас бесконечно гадать как новые антироссийские санкции в рамках закона «О противодействии врагам Америки с помощью санкций» скажутся на нашем рынке, но все же стоит иметь в виду, что и без этих санкций рубль и ценные бумаги российских эмитентов в обозримом будущем ожидает серьезное давление. Эти перемены могут ослабить рубль на 5% уже в феврале, и стоит быть готовым к тому, что снижения ключевой ставки Банка России в первом квартале может и не произойти.

США > Финансы, банки > forbes.ru, 18 января 2018 > № 2464045 Александр Лосев


Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 17 января 2018 > № 2477663 Александр Нагорный

Путин, нанеси удар!

национальные интересы США требуют максимально быстрой победы именно на российском направлении

Александр Нагорный

Сенат США в ночь с 10 на 11 января одобрил спецдоклад, посвящённый современному состоянию и проблемам мировой демократии, но самое главное — угрозе, которую представляет для неё… лично президент России Владимир Путин. Я ознакомился с этим докладом, содержащим рекомендации для противодействия «путинской агрессии», по развёрнутому репортажу телекомпании CNN. Разумеется, вопрос в нём ставится не о защите «демократии по-американски» в самих США, Европе и по всему миру, и даже не о давлении на Трампа, чтобы тот не препятствовал реализации ещё более жёсткой модели конфронтации с нашей страной. Нет, доклад был посвящён именно Путину. В этой объёмной работе американских политиков и разного рода экспертов предпринята развёрнутая попытка доказать, что именно действующий российский президент и его политика представляют смертельную угрозу всей системе «мировой демократии», под которой в Вашингтоне понимают собственное безусловное глобальное лидерство. А главный пафос этого документа заключается в том, что Соединённым Штатам любой ценой необходимо исключить «хозяина Кремля» из политической жизни России и, соответственно, убрать «фактор Путина» из международной политики.

По аналогии со знаменитой фразой древнеримского политика Катона Старшего «Карфаген должен быть разрушен», американские сенаторы требуют: «Путин должен быть уничтожен». Это своего рода смертный приговор Путину не только в политическом, но и в физическом отношении. Нынешние стратегические установки политического истеблишмента США не допускают никакого диалога с Путиным и «путинской Россией», рассматривая любые движения в этом направлении чуть ли не в качестве преступления и государственной измены. В связи с этим возникает естественный вопрос: а чем, собственно, почти весь американский истеблишмент не устраивают сегодня Путин и Российская Федерация?

Ведь не секрет, что правительство РФ по кудринским заветам регулярно отправляет деньги, выкачанные из отечественной экономики, в бюджет США через покупку валюты и казначейских облигаций. В 2017 году по этому маршруту отправилось больше 100 млрд. долл., в этом году министр финансов Силуанов уже подписал распоряжение ежемесячно тратить на закупку валюты (в первую очередь — долларов) 257 миллиардов рублей ежемесячно за счёт «сверхплановых» нефтегазовых доходов. Беспрекословно выполняются многие другие условия «вашингтонского консенсуса», которые не позволяют нашей промышленности, сельскому хозяйству, экономике в целом встать на ноги. Действуют — и это, наверное, самое страшное — те установки, которые были сделаны ещё Горбачёвым, а затем подтверждены Ельциным: по уничтожению нашей социальной сферы, здравоохранения, образования и культуры, в результате чего мы уже четверть века растим себе на смену американизированных, безграмотных, не слишком здоровых, лишённых всякого исторического и гражданского сознания детей.

Более того, на этом фоне позиция нашего МИДа и других государственных структур, которые настойчиво ведут линию на всяческое «задабривание» и «умиротворение» своих американских «партнёров», не давая официальному Вашингтону никаких адекватных ответов на его провокации и всё время подставляя после удара очередного удара по одной щеке — другую, мягко говоря, удивляет. И пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков неспроста даёт комментарии в духе: «Мы не будем отвечать по принципу «око за око, зуб за зуб», — мы находимся на более высоком интеллектуальном уровне, мы показываем свою цивилизованность и готовность к диалогу…».

Всё это ведёт к неуклонному ослаблению России и закреплению её статуса как колонии (или, используя современную терминологическую моду, — криптоколонии) «коллективного Запада». Но явное нежелание российского руководства полностью сдать свой политический и экономический суверенитет, не препятствуя фрагментации государства и неограниченному доступу американских монополий к сырьевым богатствам РФ, а также попытки противостоять диктату Вашингтона, используя свой военно-стратегический потенциал, что нашло своё выражение на Украине и в Сирии, — это, с точки зрения американских «элит», преступление, которое заслуживает только смертной казни. Теперь этот приговор вынесен публично и подлежит безусловному исполнению.

Среди отечественных политиков, дипломатов и экспертов весьма распространено мнение, что вся эта антироссийская истерия обусловлена внутриполитической ситуацией в самих Соединённых Штатах, борьбой между республиканцами и демократами, в ходе которой последние, используя «фактор Путина» в качестве жупела, якобы пытаются заручиться поддержкой «ястребов»-неоконсерваторов из «великой старой партии», изолировать Трампа и выдавить его из Белого дома. Видимо, некая доля правды здесь присутствует. Но не слишком большая. На самом деле у США внешняя политика абсолютно унифицирована, она осуществляется совместно и согласованно спецслужбами и Госдепартаментом, а все внутриполитические трения здесь отступают далеко на задний план. Поэтому сейчас национальные интересы США требуют максимально быстрой и не вызывающей сомнения победы именно на российском направлении. Потому что если Путин останется у власти в Кремле, а Российская Федерация сохранится в её нынешнем качестве единого государства, то соотношение сил в мировом стратегическом балансе развернётся не в пользу США и их «империи доллара».

Американские «элиты» остро чувствуют, что крепнущие ростки российско-китайского стратегического союза, своего рода кондоминиума, представляют для них смертельную угрозу, поскольку уже в обозримой перспективе приведут к тому, что РФ сможет преодолеть свою зависимость от «коллективного Запада» и прекратить выплату дани «новой Орде» или, как написано на долларовой банкноте, «Novus Ordo Seclorum». И тогда, если этот поворот произойдёт (а он должен произойти), США окончательно утратят свою глобальную гегемонию. А что это будет значить? Для них это будет значить полную катастрофу, поскольку быстро перестанет поступать и «дань» со всего мира, обеспечивающая хотя бы минимальную социально-экономическую стабильность внутри США. Сегодня Америка потребляет почти вдвое больше, чем производит, и этот разрыв компенсируется использованием американского доллара в качестве главной мировой расчётной единицы. Следовательно, если Соединённые Штаты вынуждены будут жить «по средствам», их уровень жизни должен упасть в среднем вдвое, а этого американское государство может и не выдержать, потому что сразу проявятся сонмы его внутренних противоречий: и политических, и культурных, и финансово-экономических. Поэтому для американцев вопрос победы над Россией и Путиным — это вопрос жизни и смерти. Так что тут наши заокеанские «партнёры» ни перед чем не остановятся.

Показательно, что Сенат США принял этот документ накануне намеченных на конец января – начало февраля слушаний пока ещё секретного доклада о коррупции в ближайшем окружении Путина, где, согласно утечкам, будет затронуто до 500 «первых лиц» в российской экономике, политике и государственных институтах, включая спецслужбы. Не исключено, что результатом этих слушаний станет решение о полной финансово-экономической блокаде России как «империи зла»: по всем направлениям, включая заморозку российских активов и текущих платежей по системе Swift, — с целью создания в нашей стране полного социально-экономического хаоса. С понятными последствиями — в том числе и политическими, связанными с президентскими выборами 18 марта. В этом смысле чрезвычайно интересна схема, по которой Bank of New-York Mellon заморозил более 22 млрд. долл. из Суверенного фонда Казахстана. 16 января Назарбаев вылетел с визитом в Вашингтон, где на переговорах с Трампом, несомненно, намерен коснуться и этой проблемы; ему наверняка скажут что-то вроде: «Если вы хотите вернуть свои деньги, передайте вашему коллеге из Москвы вот такие условия, иначе то же самое будет применено и в отношении фондов Российской Федерации».

Не исключено, что российская «либеральная оппозиция», которая контролирует не только такие СМИ, как «Эхо Москвы», «Новая газета», «Коммерсант» и т.п., но и ряд якобы проправительственных масс-медиа, включая ведущие телеканалы, сможет вывести на улицы города Москвы и больших городов достаточно массовые протестные демонстрации, которые придётся разгонять, в дело включится «шестая колонна», встроенная в российскую «властную вертикаль», и всё пойдёт по хорошо известному «майданному» сценарию.

Второй вариант предполагает уже не предвыборный, а послевыборный сценарий. Если вдруг действующий российский президент не подтвердит свои полномочия в первом туре, та же оппозиция, основываясь на «вбросах» о фальсификации волеизъявления российских избирателей (а система ГАС «Выборы» находится под плотным контролем американского АНБ, который может качественно усилиться в связи с началом работы «пропавшего» спутника Zuma), начнёт хорошо проплаченную «вторую Болотную», причём на этот же период может быть перенесена реализация и первого сценария.

Да, у России есть чем ответить на столь мощный, почти нокаутирующий удар «дяди Сэма». Во-первых, это, конечно, перевод страны на мобилизационный вариант развития. Но для этого нужно менять кадровую команду, прежде всего финансово-экономическую. Во-вторых, понятно, что в этих условиях нам нужно продолжать сближение с Китаем. И не только дипломатическое или экономическое, но также идеологическое. Нынешняя система власти в России опирается, прежде всего, на крупные олигархические структуры. В условиях экономической и финансовой блокады (и войны вообще, «горячей» или «гибридной» — неважно) данная схема не сработает в принципе. Поэтому, если наши правящие круги хотят выжить, им придётся думать и о новой идеологии. Вероятно, с этим могут быть связаны недавние «проленинские» заявления самого президента России и вице-спикера Совета Федерации Франца Клинцевича. Будем надеяться, что за словами последуют и действия. Что Путин всё-таки решится ударить по Америке — если не первым, то хотя бы в ответ.

Россия. США > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 17 января 2018 > № 2477663 Александр Нагорный


США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 17 января 2018 > № 2477641 Владимир Овчинский

Трампизм

год после инаугурации 25-го президента США

Владимир Овчинский

Подгоревшее в начале января 2018 года здание "Трамп Тауэр" в Нью-Йорке стало своеобразным символом годового нахождения Дональда Трампа в кресле президента Соединённых Штатов. Башня устояла, но дыма было много. Трамп подгорел, но закалился в огне.

Президента США — под следствие?

Казалось бы, "Рашагейт" неминуемо ведёт к импичменту. К настоящему моменту в рамках расследования спецпрокурора Роберта Мюллера двое приближённых Трампа — бывший советник по национальной безопасности Майкл Флинн и сотрудник предвыборного штаба Джордж Пападопулос — признали себя виновными в даче ложных показаний ФБР.

В рамках расследования были предъявлены обвинения и бывшему менеджеру предвыборной кампании Полу Манафорту и его партнёру Ричарду Гейтсу.

Роберт Мюллер сказал юристам Трампа, что его команда, вероятно, попытается организовать беседу с самим президентом в рамках расследования по российскому делу и что эта беседа может состояться в ближайшие недели, сообщила 8 января газета "Вашингтон Пост".

8 января канал "Эн-Би-Си" сообщил, что началось предварительное обсуждение возможного допроса президента США Дональда Трампа в рамках расследования российского вмешательства в выборы.

Отвечая на вопрос о том, согласился ли бы он побеседовать с командой Мюллера, Трамп сказал, что готов это сделать. При этом он также выступил в защиту своей команды: "Никакого сговора не было. Никакого преступления не было, — сказал он, выступая перед журналистами в президентской резиденции Кэмп-Дэвид в Мэриленде. — В теории все говорят мне, что в отношении меня расследование не ведётся".

Тупиковая литературная провокация

Масла в огонь подлила написанная журналистом Майклом Уолфом книга "Огонь и ярость в коридорах Белого дома Трампа". Уолф утверждает, что провёл в Белом доме много месяцев и проинтервьюировал несколько сотен человек, описывает администрацию Трампа как бессистемную хаотическую организацию, где все конкурируют друг с другом за влияние на президента — и никто этого президента не уважает. Сам Трамп уже заявил, что автор книги лжёт, а его юристы потребовали от издательства не выпускать её в продажу и извиниться.

На сайте Би-Би-Си были опубликованы десять главных откровений из этой книги.

Стив Бэннон обвинил сына Трампа в измене.

В книге утверждается, что бывший главный стратег Белого дома Стив Бэннон назвал изменой встречу между сыном Трампа и группой россиян накануне выборов.

На этой встрече в июне 2016 года, всего за несколько месяцев до президентских выборов в США, россияне якобы предложили Дональду Трампу-младшему компромат на Хиллари Клинтон.

Вот что, согласно Майклу Уолфу, Бэннон сказал ему о той встрече: "Три главных парня кампании не увидели ничего плохого в том, чтобы встретиться с представителями иностранного правительства в конференц-зале на 25-м этаже "Трамп-тауэр", не пригласив туда юристов. Ни одного юриста. Даже если они не видели в этом ничего предательского и непатриотичного, хотя я называю это именно так, они должны были в первую очередь проинформировать ФБР".

Обвинение, на первый взгляд, серьёзное, но в таком виде на обвинение в измене, на наш взгляд, явно не тянет.

Но это единственное серьёзное обвинение, содержащееся в книге Уолфа.

Рассмотрим другие.

Трамп был обескуражен своей победой.

В своей статье в журнале "Нью-Йорк Мэгэзин", вкратце пересказывающей отрывки из книги, Уолф описывает изумление и смятение, царившие в штабе Трампа в ноябре 2016 года после объявления о его победе.

"Вскоре после 20.00 в день выборов, когда неожиданный тренд — вероятная победа Трампа — стал реальностью, Дон-младший говорил своему приятелю, что отец выглядел так, будто увидел привидение. Мелания была в слезах, и это были вовсе не слёзы радости. В последующий промежуток времени, составивший менее часа, как вспоминал потом Стив Бэннон, сбитый с толку, обескураженный Трамп всё больше и больше превращался в Трампа, охваченного ужасом. Но впереди была ещё окончательная трансформация: Дональд Трамп внезапно стал человеком, который на самом деле поверил в то, что он достоин и в полной мере способен стать президентом Соединённых Штатов".

Здесь мы видим описание обычного человеческого стресса — индивидуального и группового. Что и понятно, учитывая ситуацию.

Трамп злился на инаугурации.

Уолф пишет: "Трамп не получил никакого удовольствия от своей инаугурации. Он злился на то, что звёзды первой величины пренебрегли этим событием. Был раздражён тем, что пришлось провести ночь в президентском отеле "Блэр Хаус" (традиция, начатая президентом Джимми Картером, — прим. Би-Би-Си). Дёргал свою жену, которая, казалось, вот-вот разрыдается. Весь день он ходил с таким видом, который, по словам его ближнего круга, у него бывает при игре в гольф: злой, недовольный, сгорбленный, руки болтаются, брови сдвинуты, губы поджаты".

Это — вообще бытовая ситуация, не имеющая политического значения.

Трамп боялся Белого дома.

Уолф пишет: "Белый дом показался Трампу местом неприятным и даже немного страшным. Он сразу удалился в свою спальню. Впервые со времён президента Кеннеди президентская чета в Белом доме потребовала для себя отдельные спальни. Он сразу же попросил в дополнение к стоявшему там телевизору принести ещё два и установить на дверь замок, проигнорировав спецслужбы, настаивавшие, что у них должен быть доступ в комнату".

А кто не испугается? Ведь предстояло руководить многими мировыми процессами.

Иванка Трамп хочет быть президентом.

Майкл Уолф утверждает, что дочь Дональда Трампа и её муж Джаред Кушнер заключили между собой соглашение, по которому из них двоих в будущем именно Иванка попытается выдвинуться в президенты.

"Колеблясь между рисками и наградой, Джаред и Иванка всё же согласились взять на себя предложенные им роли в Восточном крыле. Буквально все, кого они знали, посоветовали им это сделать. Это было совместное решение семейной пары и, по существу, их совместная работа. Они заключили между собой чрезвычайно серьёзное соглашение: если в будущем появится такая возможность, Иванка выдвинется в президенты. Первой женщиной-президентом будет не Хиллари Клинтон, решила Иванка, а она. Стив Бэннон, который в своё время придумал молодым супругам ставшее популярным прозвище "Джарванка" (Джаред и Иванка), по его словам, пришёл в ужас, когда ему стало известно о намерениях пары".

Ну, подобные слухи в России постоянно распускались в период президентства Ельцина в отношении его дочери Татьяны.

Иванка издевается над причёской отца.

Согласно автору книги, "первая дочь Соединённых Штатов" поддержала шутку о том, что причёска Дональда Трампа объясняется тем, что ему удалили часть скальпа.

Обычные семейные подколы.

Белый дом не уверен в приоритетах.

Кэти Уолш, заняв год назад должность заместителя главы аппарата Белого дома, спросила у главного советника президента Джареда Кушнера, какие цели ставит перед собой администрация. Однако, по версии Майкла Уолфа, Джаред не смог ей ответить.

В настоящий момент, когда опубликована новая Стратегия национальной безопасности США, утверждённая Трампом, это вообще пустое наблюдение.

Трамп восхищается Мёрдоком.

Майкл Уолф, написавший ранее биографию Руперта Мёрдока, описывает, с каким уважением относится президент Трамп к пожилому медиамагнату.

Это просто человеческие взаимоотношения и симпатии. И Мёрдок достоин уважения объективно.

Мёрдок называет Трампа идиотом.

Даже друзья могут ссориться и называть друг друга более крепкими словами. В чём компромат, донесённый Уолфом?

Кстати, по поводу "идиота". 8 января президент Всемирного еврейского конгресса Рональд Лаудер (наследник компании "Эсте Лаудер") заявил, что знает Трампа более 50 лет, с тех пор как они оба учились в университете Пенсильвании, и считает его "человеком невероятной проницательности и интеллекта". Кому будем верить — Уолфу или Лаудеру?

Флинн знал, что связи с Россией ему аукнутся.

Бывший советник Дональда Трампа по национальной безопасности Майкл Флинн знал, что получение 45 тыс. долларов от "России Сегодня" за речь, произнесённую в 2015 году на организованной российским прокремлёвским телеканалом конференции, не сойдёт ему с рук, пишет автор книги.

Но это проблемы Флинна, за что его и дёргает ФБР.

Трамп как борец с российским влиянием

Пока, судя по опубликованным фрагментам, только один момент представляет опасность для Трампа. Но этот случай давно известен ФБР и входит в рамки "Рашагейта".

Атака с книгой Уолфа явно оказалась неэффективной. Трамп после Нового года предпринял более серьёзный шаг. Им стало интервью директора ЦРУ Майка Помпео 7 января телеканалу "Фокс Ньюс".

Вопросы о дееспособности президента США Дональда Трампа на этом посту ставят те, кто не смирился с его победой на выборах 2016 года, заявил Майк Помпео. "Президент вовлечён в решение проблем, понимает сложность, он задаёт действительно сложные вопросы нашей команде в ЦРУ, чтобы мы могли предоставить всю информацию, которая ему нужна для принятия правильных, обоснованных политических решений", — сказал глава ЦРУ.

Как следует из расписания Трампа, которое опубликовано пресс-службой Белого дома, глава государства почти каждое утро проводит брифинги по вопросам разведки и национальной безопасности.

Это стало ответом на упрёки Трампу, что он якобы не прислушивается к мнению американской разведки и вообще к чужому мнению.

Желая выглядеть "святее Папы Римского", а вернее — "святее ФБР", Трамп начал свою кампанию изобличения России "в подрыве демократических основ Америки и других государств".

В первые дни января 2018 года советник президента США по вопросам национальной безопасности генерал-лейтенант Герберт Макмастер заявил о "первых признаках вмешательства России в грядущие президентские выборы в Мексике". По словам Макмастера, Россия вмешивалась и в референдум о независимости Каталонии.

Аналитики известной компании "Стратфор" не видят признаков снижения напряжённости между Москвой и Вашингтоном. В 2018 году Вашингтон, по их мнению, усилит давление на Москву посредством серии расширенных санкций, нацеленных на финансовую стабильность России, её олигархов, репутацию и оборонную промышленность, говорится в материале, опубликованном 28 декабря 2017 года на сайте "Стратфора".

В феврале 2018 года министерство финансов США представит подробности о возможном расширении санкций, но уже известно, что новые ограничительные меры будут нацелены на российский суверенный долг и олигархов, пишут аналитики. Это связано с расследованием вмешательства России в выборы президента США, говорится в материале.

В "Стратфоре" прогнозируют, что в 2018 году США, скорее всего, введут санкции против российских оборонных компаний, которые предоставляют технологии или разработки, нарушающие Договор о промежуточных ядерных вооружениях 1987 года.

"Министерство торговли США готовит список компаний, которые, как считается, участвуют в разработке оружия, нарушающего договор", — отмечается в материале. В "Стратфоре" подчёркивают, что для США и России 2018-й станет ещё одним "сварливым годом".

2 февраля 2018 года власти США должны представить Конгрессу детальный отчёт о российских олигархах. Вслед за этим наверняка последуют новые, малопредсказуемые санкции: от персональных, вплоть до охоты по всему миру за отдельными российскими капиталами, до государственных, например, запрета на покупки российских гособлигаций.

По-своему готовятся к новому "шоу" и всякого рода "разоблачители". В 2016 году на смену "панамскому" досье пришло "багамское". Недавно возникло новое — "бермудское" досье. Одна из фирм-регистраторов на Бермудских островах начала предупреждать своих клиентов о возможном раскрытии информации об их офшорах на Бермудских, Виргинских, Каймановых островах, а также на островах Мэн и Гернси (все — под британской юрисдикцией). Данные похищены хакерами и могут быть обнародованы в ближайшее время.

Отбиваясь от обвинений в измене, Трамп, тем не менее, одновременно успел немало сделать на экономическом поприще.

Вместо экономического популизма — экономический подъём и финансовая стабильность Америки

Такие выдающиеся экономисты современной Америки, как Нуриэль Рубини и Джозеф Стиглиц, будучи ярыми противниками Трампа, предвещали провалы его экономической, финансовой и налоговой политики.

В ноябре 2017 года Рубини на страницах Project Syndtcate писал, что "американский плуто-популистский президент начал проталкивать налоговый план, способствующий дальнейшему росту экономического неравенства, в тот момент, когда разрыв в уровне доходов и богатства уже и так увеличился под влиянием глобализации, торговли, миграции, новых технологий, которые снижают трудоёмкость, а также под влиянием рыночной консолидации во многих секторах.

Богатые люди склонны сберегать больше, чем люди из среднего и рабочего классов, вынужденные тратить основную часть своих доходов на удовлетворение базовых потребностей. Это означает, что налоговый план Трампа мало чем поможет росту экономики; более того, он может привести к снижению его темпов. Зато он намного увеличит и так уже излишне высокое бремя госдолга. Всё это — фейковая реформа, которую предлагает администрация альтернативных фактов вместе с партией, потерявшей свои экономические ориентиры".

Но реальность оказалась иной. Администрация президента США отпраздновала налоговую победу.

Эксперты журнала "Форбс" полагают, что налоговая реформа Трампа переводит транснациональные компании на своеобразный территориальный налог и устанавливает налог на репатриацию в размере 15,5% для денежных активов и 8% для неденежных активов вроде основных средств. Предположительно, это решит проблему двойного налогообложения прибыли, полученной за рубежом, на которую годами жаловались компании и которая вынудила транснациональные компании скопить триллионы долларов в иностранных юрисдикциях, таких как Швейцария, Ирландия и Бермуды.

Эти изменения, которые являются частью более широкой реформы, могут существенно повлиять на поведение корпораций и инвесторов. Налоговый кодекс перестанет стимулировать компании брать в долг, чтобы снизить фактическую ставку налогообложения. Вдобавок налог на доходы корпораций в размере 21% и поощрение репатриации активов снизят привлекательность юрисдикций с низкими налогами.

Слияния и поглощения, финансируемые за счёт заёмных средств, кажется, отойдут на задний план после налоговой победы Трампа.

Хедж-фонды могут отказаться инвестировать в эти акции. Теперь они, вероятно, предпочтут американские компании с надёжными перспективами органического роста и качественной бухгалтерской отчётностью. Такие компании больше всех выиграют от сокращения налогов. В целом это может быть полезно для инвестиционных портфелей Уолл-стрит.

Выводы, к которым приходят экономические эксперты: законопроект Трампа примечателен главным образом из-за сокращения ставки налога на доходы корпораций до 21%. Но такие изменения, как ограничение налогового вычета по процентам по задолженности, могут радикально изменить поведение корпораций и инвесторов к лучшему.

Уже с начала января 2018 года на фондовой бирже продолжается оживление на фоне уверенных экономических показателей.

Промышленный фондовый индекс Доу Джонс впервые превысил отметку 25000 пунктов, а другие ключевые индексы вновь достигли рекордных высот на фоне уверенных экономических показателей, продливших новогоднее оживление на фондовой бирже.

Индекс, охватывающий 30 крупнейших промышленных компаний США, в 2017 году пересёк пять тысячных отметок благодаря хорошим показателям корпоративных прибылей и надеждам на реализацию повестки президента Дональда Трампа, призванной стимулировать рост экономики.

Индекс поднялся на 5000 пунктов меньше чем за год, что стало для него самым резким скачком роста с момента его создания в мае 1896 года.

Хорошие данные по промышленности и сфере услуг в крупнейшей экономике мира задали тенденцию на повышение. Также 4 января были опубликованы данные о том, что в декабре 2017 года американские компании активизировали наём новых сотрудников.

Оживление на бирже свидетельствует о том, что инвесторы рассчитывают на сохранение благоприятных условий, по меньшей мере, в первые месяцы 2018 года.

Как пишет газета "Нью-Йорк Пост", "первый год президента Трампа начинает выглядеть большой победой". Газета приводит список экономических достижений президента Трампа: это целый ряд президентских указов, отменяющих указы предшественника, препятствовавшие нефтяному бурению в Арктике и строительству новых нефтепроводов. Это превращение страны в заметного экспортёра энергоресурсов. Это отмена требования к американцам об обязательном приобретении медицинской страховки. Это одобрение налоговой реформы. Это снижение безработицы.

Во многом под экономическим давлением финансового еврейского капитала состоялось признание Трампом Иерусалима единой и неделимой столицей Государства Израиль. Он также поручил госдепартаменту начать работу по переносу посольства США из Тель-Авива в Святой город.

Это также повлекло поддержку решений Трампа в сфере экономики одной из основных сил финансового капитала США.

Трамп собирается посетить Давосский форум, который пройдёт 23–26 января 2018 года. Последним из американских президентов, кто туда приезжал, был Билл Клинтон в 2000 году. Трамп хочет представить мировым лидерам бизнеса и политики свою программу "Америка на первом месте". При этом основатель Давосского форума Клаус Шваб уже успел похвалить Трампа за дипломатический прогресс в отношениях с Китаем и другими ведущими странами.

Неслучайно эти и другие факторы привели к тому, что, по данным социологической службы "Гэллап", рейтинг Трампа в январе пополз вверх.

Трамп готовится к полётам на Луну и Марс

Трамп подписал документ, который предписывает NASA разработать проекты для высадки людей на Луну. Этот полёт должен стать основой для пилотируемых полётов на Марс и освоения человеком Солнечной системы.

Кроме того, Трамп подписал указ об изменении национальной космической политики США. В программу добавлены планы по возвращению астронавтов на Луну с помощью партнёрства с частными компаниями. Лунная миссия станет основой для пилотируемой миссии на Марс и другие объекты Солнечной системы. Об этом сообщается на сайте NASA.

"Указ, который я сегодня подписал, перефокусирует космическую программу США в области пилотируемой космонавтики и исследований, — заявил Трамп. — Это будет первым шагом по возвращению американских астронавтов на Луну впервые с 1972 года. На этот раз мы не только установим флаг и оставим следы, мы создадим основу последующей миссии на Марс и, возможно, во многие другие миры".

Новая политика предписывает NASA возглавить инновационные программы с использованием коммерческого и международного партнёрства для расширения возможностей человечества в Солнечной системе и получения новых знаний для Земли. Цель нового указа — повышение эффективности взаимодействия государства, частной промышленности и международного сотрудничества для возвращения человечества на Луну, которое станет основой для будущего полёта человека на Марс.

Трамп как борец с незаконной миграцией

С начала президентства Трампа убежище в стране получили только 29022 беженца, что является самым низким показателем за последние 15 лет. Об этом сообщает американское издание "Ю-Эс-Эй Тудей" со ссылкой на государственный департамент США.

Последний раз в соответствии с приведённой статистикой такое резкое снижение потока беженцев фиксировалось в 2002 году — после террористической атаки 11 сентября 2001 года.

"В дальнейшем при президентах Джордже Буше-младшем и Бараке Обаме квоты на приём беженцев колебались от 70 тысяч до 80 тысяч человек в год. В 2016 году в США по этой программе, которая распространяется на тех, кто подвергается гонениям в своих странах по политическим, национальным, религиозным или иным мотивам, перебрались 94,8 тысячи человек", — приводит свои данные газета.

Как известно, Трамп ещё в 2015 году, в самом начале своей избирательной кампании, обещал максимально ужесточить миграционную политику, в особенности для выходцев из мусульманских стран. Уже в первую неделю своего президентства Трамп подписал исполнительный указ о приостановке на четыре месяца действовавшей программы приёма беженцев — для анализа процедуры проверки прибывающих в США. При этом документ составлен так, что фактически лишает возможности перебраться в США выходцев из Египта, Ирана, Ирака, Ливии, Мали, Северной Кореи, Сомали, Судана, Южного Судана, Сирии и Йемена.

Но Трамп является довольно гибким политиком. 9 января он встретился с законодателями от обеих партий, призвав их найти компромисс по вопросу о судьбе тысяч молодых нелегальных мигрантов. При этом подчеркнул, что любая договорённость по этому вопросу должна предусматривать финансирование строительства стены на границе с Мексикой.

Трамп как ставленник американского ВПК

Трамп стал президентом США во многом благодаря своим обещаниям ВПК Америки.

И эти обещания он выполняет. 12 декабря 2017 года Трамп подписал оборонный бюджет страны на 2018-й финансовый год.

Бюджет — 692 миллиарда долларов, что несколько больше, чем запрашивала администрация США. 4,6 миллиарда выделяется на инициативу по поддержке союзников в Европе, направленную на сдерживание России. В документе это объясняется ответом на "агрессию".

Закон также продлевает запрет на сотрудничество с российским Минобороны.

Кроме того, бюджет предполагает военную помощь Украине на 350 миллионов долларов, половина из этой суммы может быть выделена лишь по результатам реформ в военной сфере.

Также выделяется 4,4 миллиарда долларов на противоракетную оборону, в том числе на размещение дополнительных ракет-перехватчиков на западном побережье США для защиты от угрозы со стороны КНДР.

Важнейшим для российско-американских отношений среди положений бюджета стал раздел, предусматривающий финансирование научных разработок в области ракет средней и меньшей дальности. Конгресс принял такое решение, мотивируя его необходимость якобы нарушениями Россией положений двустороннего договора, заключённого в 1987 году. В общей сложности выделяется 58 миллионов долларов на разработку ракеты наземного базирования.

Конгресс США намерен обязать президента сообщать о российских чиновниках, против которых нужно вводить санкции за Договор РСМД.

По прогнозам экспертов, планы Трампа усилить вооружённые силы Америки приведут к увеличению расходов на оборону в следующем десятилетии до уровня выше рекордного, сообщается в докладе Управления Конгресса США по бюджету (СВО).

"На период после 2018 года СВО определяет, что цели администрации по вооружённым силам приведут к стабильному увеличению расходов, так что к 2027 году базовый бюджет (в долларах 2018 года) достигнет 688 миллиардов долларов, более чем на 20% больше, чем максимальные расходы в 1980-х годах", — сообщается в докладе.

Согласно документу, существует несколько факторов, способствующих росту расходов. Среди них призывы увеличить численность вооружённых сил до 1,2 миллиона к 2027 году, планы по увеличению количества военных кораблей с 279 до 355, числа подразделений истребителей ВВС — с 55 до 60.

Особое внимание следует обратить на следующий момент. В 2017 году при Трампе в 149 странах мира (из 190 существующих) были развёрнуты подразделения сил специальных операций (ССО), в том числе "морские котики" и "зелёные береты". При Обаме в 2016 году такое развёртывание было осуществлено в 138 странах. Только в Африке в первый год правления Трампа ССО были задействованы в боевых операциях в 33 странах. Трамп предоставил военачальникам большие полномочия начинать нападения в зонах квази-войн, вроде Йемена и Сомали. Эти силы за первые полгода работы Трампа в качестве президента провели в пять раз больше смертоносных антитеррористических операций, чем за последние полгода работы бывшего президента Обамы.

Краткие итоги

В борьбе с внутренними врагами (антитрамповцами) Трамп не только уцелел, но закалился и укрепил свои позиции. Поскольку он полностью солидаризуется с хозяевами ВПК, руководителями ЦРУ и еврейским финансовым капиталом, вряд ли следует ожидать требований о его импичменте.

Исходя из этих же причин Трамп, по всей видимости, может занять позицию жёсткого давления на Россию: санкции, преследование олигархов, российских чиновников, помощь киевскому режиму (прежде всего военная) — и мягкого давления на Китай, в котором элиты США видят главного своего соперника. При этом следует ожидать всевозможных попыток помешать развитию союзнических отношений России и Китая.

Трамп не станет останавливать планы своих спецслужб по "революционному" свержению нынешнего российского политического руководства по образцу классических "оранжевых" переворотов. Причём, скорее всего, здесь будет задействован механизм стравливания российских олигархических групп с властными структурами. И такие попытки уже начались, они усилятся сразу после 2 февраля.

Открытые враги России именно на это делают ставку. Неслучайно такой русофоб, как инициатор списка Магнитского Уильям Браудер, заявил, что действия администрации Трампа ему больше по душе, чем обамовской.

Такова политическая логика развития событий, исходя из которой предстоит выстраивать отношения России и США в новом 2018-м году.

США. Россия > Внешэкономсвязи, политика > zavtra.ru, 17 января 2018 > № 2477641 Владимир Овчинский


США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 17 января 2018 > № 2460339

Честный трафик. Как стать первым в Google News

Денис Пински

директор digital-маркетинга и аналитик Fobres

Вы можете заработать хороший рейтинг в Google News, только предоставляя оригинальные, достоверные и актуальные новости

Google News навсегда изменил способ, как поддерживать читателей в курсе о событиях в мире. Предыдущие поколения читателей должны были сначала подобрать публикацию, а затем отсортировать страницу за страницей заголовки статей, которые привлекли их внимание (ох, как это утомительно!). Но этому пришел конец. Все, что нужно «газетчикам» сегодня — это зайти на страницу Google News, чтобы сразу наткнуться на обзорную страничку многочисленных источников, сгрупированных по темам в соответствии с личными интересами читателя.

Какие особенности современного новостного ресурса могут заинтересовать журналиста?

У Google News больше контроля за тем, чтобы размещать свои статьи на онлайн-радарах людей (В России новостной агрегатор Google не на первом месте, но тоже весьма влиятелен. — Forbes). Подводные камни? Как и все остальные, Google News опирается на алгоритмы и формулы, чтобы гарантировать предоставление желаемого контента. Как утверждает Центр помощи Google News, сайт отбирает и ранжирует статьи, отталкиваясь от многочисленных факторов, включая оригинальность, разнородность, новизну, местоположение и востребованность.

Вооружившись проверенными лайфхаками и приемами редактирования, вы можете привлечь внимание поисковика и увеличить свой суммарный траффик с Google News.

1. Размещайте уникальный контент

Индекс Google News оценивает уникальный, оригинальный контент с ясными ссылками на источник. Не поддавайтесь порыву просто бездумно пересказать или переиначить существующие статьи. Вместо этого публикуйте важные, оригинальные и, что самое главное, достоверные материалы, чтобы получить больший приоритет перед другими статьями.

2. Проведите границу

Ну хорошо. Иногда имеет смысл поучаствовать в злободневном ажиотаже, о котором все пишут, — просто напишите об этом в другой форме, чем остальной жужжащий улей. Взгляните по-новому и проанализируйте само происшествие с совершенно другого угла.

3. Предсказывайте

Все знают, что основная тема новости разворачивается по мере изучения проблемы. Овладейте искусством того, как опережать общие тенденции главных новостей, чтобы быть на шаг впереди неизбежных перемен и держать читателей в курсе дела раньше всех.

4. Размещайте самую свежую информацию без промедления

Как показывает практика, общее правило журналистики звучит так: важно быть первым. Быть первым, кто опубликует статью, быстро реагировать при отслеживании новых обстоятельств проблемы, поддерживать актуальность статьи. Небольшие поправки в статье поощряются и свидетельствуют о постоянном обновлении информации.

5. Заголовки имеют значение

Заголовки играют жизненно важную роль в трекинг-формуле Google — сделайте так, чтобы твои заголовки учитывались. Логика рейтинга в ленте новостей скорее «просто структурирована», она не соотносится с обычными результатами поиска, что делает важным использование правильных слов и словосочетаний. Используйте ключевые слова и сообщай наиболее полную историю, используя имена, компании, ассоциации и события в заголовке статьи.

6. Первый абзац

Быстро переходите к сути дела. Начните статью, отвечая на пять фундаментальных вопросов (кто, что, где, когда и почему) своей истории в первом же абзаце. Используйте первые несколько предложений, чтобы сообщить как можно больше деталей, и дайте понять, о чем пойдет речь в остальной части статьи.

7. Используйте имена собственные

Общие имена мало привлекают внимание Google. Если вы знаете имя героя событий, места или организации, относящихся к материалу, используйте их. Если News увидит, что статья содержит «объекты с оригинальным названием», в то время как в других статьях этого нет, то это может помочь выделиться как оригинальному источнику — и это хорошо.

8. Коэффициент откликов

Google отслеживает каждый клик на статью, поэтому высокий коэффициент CTR (кликабельность) следует сделать задачей номер один. Ориентируйтесь на кликабельные компоненты, такие как заголовок, описание (многие системы управления контентом CMS используют выдержки в виде тэгов), первое предложение, картинки и видео, чтобы повысить шансы на опережение своих онлайн-конкурентов.

9. Используйте мультимедиа

Индекс Google News ищет контент, который предоставляет мультимедийные данные, что делает использование графических и/или видеопродуктов решающим. Если вы используете картинки, удостоверьтесь, что вы следуете советам Google для максимального результата.

10. Будьте брендом

Ваша онлайн-репутация как журналиста становится вашим цифровым брендом — не изменяйте этому принципу. Читатели будут снова и снова возвращаться к вашим статьям, основываясь на том, что они ожидают увидеть в контенте, который вы публикуете. Такое же правило применимо, если вы пишете для большого национального издания. Освойте бренд, для которого пишете, и постарайтесь дать аудитории то, что она ожидает увидеть, открывая ваши статьи.

11. Держи руку на пульсе

Как корреспондент, вы зависите от спонтанных ежедневных событий, таких как метеорологические явления, экстренные сообщения и происшествия в мире. Однако, существует также много предсказуемых тем и событий, например выборы или спортивные мероприятия. Будьте гибкими в своем подходе к новости, чтобы вовремя успеть оптимизировать результаты. Быстро реагируйте на неожиданные вещи, но также сохраняйте твердый взгляд на предсказуемые события, чтобы обеспечить своих читателей разнообразным и захватывающим контентом.

Заключение

И наконец, стратегии поисковой оптимизации (SEO) могут быстро поднять рейтинг в Google News. Используйте Google Trends для определения актуальных ключевых слов и трендов… и применяйте их. Начните с популярных терминов, которые на настоящий момент не получают того внимания, которое они заслуживают. Если вы первым опубликуете тему, которая найдет отклик у онлайн-читателей, это поможет успешно выделиться из пятидесяти тысяч других цифровых публикаторов, готовых в любой момент побороться за львиную долю внимания онлайн-читателей.

Перевод Анастасии Ерастовой

США > СМИ, ИТ > forbes.ru, 17 января 2018 > № 2460339


Нашли ошибку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter